• Теги
    • избранные теги
    • Показатели110
      • Показать ещё
      Разное691
      • Показать ещё
      Страны / Регионы429
      • Показать ещё
      Компании1211
      • Показать ещё
      Издания76
      • Показать ещё
      Международные организации27
      • Показать ещё
      Формат39
      Люди127
      • Показать ещё
      Сферы2
Выбор редакции
23 марта, 00:37

Libor expert witness texted for help

A prosecution witness called by the Serious Fraud Office (SFO) admits texting friends for help explaining trader terminology.

21 марта, 17:58

Integer (ITGR) Amends Term B Loan to Lower Interest Rate

Integer Holdings Corporation (ITGR) announced that it has completed an amendment to its senior secured credit facilities to lower the interest rate on its Term B Loan Facility.

21 марта, 17:25

FactSet Acquires Financial Analytics Firm BISAM for $205.2M

FactSet Research Systems Inc. (FDS) recently announced that it has acquired BISAM Technologies S.A.

20 марта, 17:52

Simon Property Amends & Extends Revolving Credit Facility

Simon Property Group, Inc. (SPG) has announced the extension and amendment of its $4 billion unsecured multi-currency revolving credit facility.

19 марта, 17:12

How The FBI Laid A Trap For A Financial Scandal’s Mastermind

How did authorities zero in on Tom Hayes, the disheveled, socially awkward mastermind of the Libor scandal? An excerpt from David Enrich's new must read book ‘The Spider Network’ A Trap for a Trader On a mild, damp March afternoon in 2011, Sarah Tighe and her husband Tom Hayes arrived in the prenatal wing of London’s University College Hospital. They were there for Ms. Tighe’s 12-week pregnancy scan. The pregnancy was off to a difficult start. Ms. Tighe had suffered from severe morning sickness. Mr. Hayes, a disheveled, mildly autistic 32-year-old mathematician, hadn’t been helping matters. He didn’t seem especially concerned with her discomfort. Instead he was preoccupied with his favorite British soccer team, Queen’s Park Rangers, and his firing months earlier from Citigroup, which had accused him of trying to manipulate an important interest rate called Libor. Rebuffed by several other banks where he’d sought jobs, Mr. Hayes was slowly coming to terms with the fact that his career as a wildly successful trader had come to an end. More troubling, he’d heard rumors that governments were investigating his conduct. As a midwife moved an ultrasound wand over Ms. Tighe’s growing midsection, Mr. Hayes’s cellphone rang. The call was from a number—and country code—that he didn’t recognize. Anxiously lying on an examination table, Ms. Tighe told her husband to ignore the call. Mr. Hayes stood up, walked out of the room and answered the phone. Tom Hayes in July 2013 Photo: Euan Cherry/UPPA/ZUMA PRESS The authorities were hunting for bankers to hold accountable for the industry’s many sins, and Mr. Hayes was blundering into an elaborate trap, cementing his status as their top target. A couple of weeks earlier, on March 11, a violent earthquake had rumbled up from more than 15 miles beneath the surface of the ocean off Japan’s northeastern coast. It shook buildings all over the country, but the worst damage came from the sea. The shifting underwater plates unleashed a tsunami of biblical proportions, with a wall of water 30 feet high bulldozing Japan’s coastal prefectures. Thousands of people would perish. In Tokyo, Mirhat Alykulov felt the quake and its aftershocks and then watched, awe-struck, as news reports showed the extent of the damage caused by the tsunami. He decided it was time to get out of town. He packed his bags and, without telling anyone, got on a plane to Washington. Like Mr. Hayes, Mr. Alykulov was in trouble. He had grown up on a chicken farm in Kazakhstan, learned English while in high school in Pennsylvania, gone to college in Tokyo and then, finally, landed a job as a junior trader in the Tokyo office of Swiss bank UBS. His co-workers had given him the nickname “Derka Derka” because of his hard-to-place accent and Eurasian looks. It derived from a refrain in the deliberately offensive 2004 movie “Team America: World Police.” The “Team America” puppets depicting Middle Eastern terrorists used the phrase “Derka derka Muhammad jihad” instead of speaking actual Arabic. “Ha ha, that’s great,” his boss said when he learned of the nickname. Mr. Alykulov and Mr. Hayes sat next to each other in UBS’s Tokyo offices, where Mr. Hayes had a reputation as an elite, combustible and obsession-prone trader. (Each day, Mr. Hayes entered the building through a lucky turnstile, often wearing lucky bumblebee socks and toting a lucky keychain.) Mr. Hayes soon became the younger man’s mentor, teaching Mr. Alykulov the tricks of the trade. Mr. Alykulov did his best to overlook Mr. Hayes’s social awkwardness, which garnered him the nicknames “Rain Man” and “Kid Asperger.” Once, at a dinner party, Mr. Hayes told Mr. Alykulov’s girlfriend all about his dandruff problem; she later sent Mr. Alykulov to work with a bottle of special shampoo to present to Mr. Hayes. Despite Mr. Hayes’s propensity to explode at colleagues, Mr. Alykulov recognized that he was a brilliant trader. Mr. Hayes, not the best at reading interpersonal cues, concluded that he and Mr. Alykulov were pals. Mr. Hayes jumped to Citigroup in 2009. After Citigroup fired him the following year, UBS opened an internal investigation into Mr. Hayes’s activities when he worked there. The Swiss bank uncovered evidence of a widespread campaign by Mr. Hayes, Mr. Alykulov and many others—including their managers and some executives—to skew the London interbank offered rate, or Libor. The scheme was designed to increase the profits that the traders reaped from instruments known as interest-rate derivatives whose values were based on Libor. UBS shared its findings with governments all over the world, which then launched civil and criminal investigations. Before long, authorities in the U.S. had zeroed in on Mr. Hayes as the apparent ringleader. UBS suspended Mr. Alykulov, although he was still getting paid—that way, the bank could ensure that he and others in similar situations would cooperate with the American officials who were leading the investigations. But his career prospects were in doubt. It was a jarring, embarrassing turn for someone who not long ago had thought he had a bright future as a trader. After a few glum days lamenting his suspension, Mr. Alykulov started trying to figure out what to do with his life. He decided to learn another language. He set off for a monthslong trip to Spain, keeping in close touch all the while with Nate Muyskens, the tall Washington trial lawyer with a buzzcut whom UBS had hired to represent him. Mr. Muyskens told him that he was eventually going to need to come to Washington to meet with FBI agents and Justice Department prosecutors. Mr. Alykulov returned to Japan in time for the earthquake—and then left Tokyo in such a blur that he forgot to pack a suit. On the car ride into Washington from Dulles International Airport, Mr. Alykulov stopped at a department store and dropped $500 on a new outfit so that he could look presentable when he showed up at the Justice Department. He charged the suit to UBS—the trip was on behalf of his employer, after all. By the time he arrived in downtown Washington, Mr. Alykulov had worked himself into a lather. He was convinced that this trip would culminate with him in a jail cell. The easygoing Mr. Muyskens, whose clients ranged from bank traders to Justin Bieber, told him to chill: All that he had to do was cooperate, he explained, and the Justice Department would promise not to prosecute him. But Mr. Alykulov wasn’t wild about that idea. He knew Mr. Hayes by now was one of the main targets. Mr. Alykulov didn’t much like Mr. Hayes, but he knew his former boss regarded him as a friend. The thought of knifing someone in that situation made Mr. Alykulov a little queasy. Plus, he was genuinely fond of Mr. Hayes’s wife. When the time came for their appointment at the Justice Department’s Bond Building, Mr. Muyskens had to physically push Mr. Alykulov out the door to walk the few blocks down New York Avenue. When he got there, Mr. Alykulov seemed to have trouble explaining what he’d actually done wrong. Gradually, though, he overcame his compunctions, telling himself that he had an obligation to UBS and its thousands of employees to help resolve this mess. He spent dozens of hours serving as a much-needed Sherpa for the prosecutors and FBI agents. Mr. Hayes, Mr. Alykulov told the government investigators, had orchestrated the whole thing. What about current UBS employees and executives? Mr. Alykulov played down their involvement. Mr. Hayes, he made clear, was the mastermind. As Mr. Muyskens had promised, Mr. Alykulov was granted a nonprosecution agreement that stated that Justice wouldn’t go after him as long as he cooperated fully. All he had to do was help to get the investigators closer to Mr. Hayes. The FBI agents tried to convince Mr. Alykulov that they hadn’t been able to track down Mr. Hayes’s phone number. Mr. Alykulov would be doing everyone a big favor, they said, by reaching out to his former boss over Facebook to establish contact. The sooner the investigators got in touch with Mr. Hayes, the better it would be for him. Mr. Alykulov typed out a Facebook message: “We need to talk.” He wrote that the Justice Department wanted to speak with him and that he wanted to get Mr. Hayes’s advice on what to do. Mr. Hayes still hadn’t spoken to any regulators, and he was eager for any scraps of information he could pick up about the course of the U.S. investigations. He sent Mr. Alykulov his cellphone number. Tom Hayes and his wife arrived at court on Aug. 3, 2015. Photo: Peter Nicholls/Reuters A couple of days later, the call came during Ms. Tighe’s pregnancy scan. Mr. Alykulov said that he was phoning from Kazakhstan, and FBI agents had devised an elaborate system to make it look like the call was coming from Mr. Alykulov’s native country—hence the long, strange phone number on Mr. Hayes’s screen. Audio of the call was being recorded and piped live into a room at the Bond Building, where prosecutors and FBI agents sat around a conference table listening. They had prepared a list of questions for Mr. Alykulov to ask Mr. Hayes. The goal was to get him to acknowledge that what he’d been doing was wrong or to make some other sort of incriminating statement—perhaps encouraging Mr. Alykulov to lie or destroy evidence. Mr. Alykulov—trying to fight back a debilitating sense of anxiety and betrayal and to contain his surging adrenaline—started the call by repeating what he’d said in the Facebook message: Justice wanted to schedule an interview. “Should I talk to them? What should I tell them?” “The U.S. Department of Justice, mate, you know, they’re like…the dudes who, you know…put people in jail,” Mr. Hayes answered. “Why the hell would you want to talk to them?” Ms. Tighe finished her ultrasound. She walked into the prenatal wing’s waiting room, its walls covered with posters featuring cherubic babies and signs barring phone calls. Mr. Hayes was pacing and talking on his cell. Ms. Tighe could tell from his expression—his whole face was screwed up in a confused, agitated look—that something strange was going on. Mr. Alykulov had just mentioned that he had printed out emails in which Mr. Hayes had asked his subordinate to help move Libor. “What should I do with them?” he asked. “Why are you printing emails?” Mr. Hayes asked, furrowing his brow. Ms. Tighe started listening carefully to his end of the conversation. They were clearly talking about Libor and the Justice Department. She motioned for him to get off the phone; when that failed, she whispered, urgently, for him to tell Mr. Alykulov not to destroy evidence or to lie. One thing she had learned about Mr. Hayes during their four years together was that if you wanted him to do something, you needed to tell him in direct, unequivocal terms. Subtleties and shades of gray were lost on him. If this was a setup, she didn’t want her naive husband stumbling right into it. Mr. Hayes complied, then asked Mr. Alykulov whether the Justice Department wanted to talk to him as well as to Mr. Alykulov. Mr. Alykulov said he didn’t know. Mr. Hayes, growing apprehensive about Mr. Alykulov’s carefully worded queries and nervous tone, asked whether he was recording the call. “I did this, too,” Mr. Alykulov said, referring to his efforts to get Libor moved in favorable directions. “Why would I record it?” With Mr. Hayes still on the phone, Ms. Tighe took an elevator downstairs to collect the test results that would show whether the fetus was at risk of Down syndrome. She couldn’t believe that she was going through this alone. The results showed virtually no risk of the syndrome. Angry despite the good news, she rode the elevator back up and found Mr. Hayes still on the phone. He was in the process of telling Mr. Alykulov to just blame his managers. “That’s what I’m going to do,” Mr. Hayes said. At the Bond Building, FBI agents thought that Mr. Hayes’s suggestion that Mr. Alykulov shouldn’t talk to the investigators might be enough for an obstruction-of-justice charge. A couple of days later, however, they decided to take another shot, hoping for cleaner evidence. Mr. Hayes was finishing up lunch at the Cuckfield pub in East London with his stepbrother, who worked at a nearby hospital, when his phone rang. The Cuckfield, housed in a 19th-century stone inn, had a beer garden in the back, and Mr. Hayes stood there in the early-afternoon sunshine. Mr. Alykulov started in with what struck him as a series of leading questions: “Should I tell them about your friend at RBS?” Mr. Hayes had a contact, Brent Davies, who used to work at Royal Bank of Scotland and whose help Mr. Hayes had sought in moving Libor. Mr. Hayes left Westminster Magistrates Court on June 20, 2013. Photo: Neil Hall/Reuters “Brent? What’s he got to do with it?” Mr. Hayes asked. “Should I tell them about your friend at Deutsche?” That was a Deutsche Bank trader named Guillaume Adolph. “Well, I wouldn’t mention it,” Mr. Hayes said, “but if they ask, you should tell them.” In any case, he added, everything was done in writing, so it wasn’t much of a secret. The phone call ended. Mr. Hayes and Mr. Alykulov would never speak again. This piece is adapted from Mr. Enrich’s new book, “The Spider Network: The Wild Story of a Math Genius, a Gang of Backstabbing Bankers, and One of the Greatest Scams in Financial History,” to be published on March 21 by HarperCollins.

Выбор редакции
18 марта, 18:01

Текст: Манипуляции золотом и серебром: Самое большое преступление в истории ( Стюарт Догерти )

Согласно финансовым мейнстрим-медиа, самое большое финансовое мошенничество в истории – это Понци схема Берни Мэдоффа, который причинил инвесторам убытки в размере около $20 млрд., а также манипуляция ставкой LIBOR, в которой были замешаны 16 банков, выплативших впоследствии $35 млрд. штрафами, предположительно, компенсировав тем самым ущерб от своих действий. Финансовые мейнстрим-медиа в то же время полностью игнорируют гораздо более серьезное финансовое преступление, которое совершается уже 37 лет, и которое принесло своим исполнителем более $1 000 000 000 000 ($1 трлн.) украденных прибылей. Эта воровская схема настолько масштабна, что может обогащать своих создателей на $1 и более млрд. за считанные минуты, и поэтому она войдет в анналы крим...

18 марта, 00:43

Hercules Capital to Witness Rise in NII from Rate Hike

Hercules Capital, Inc. (HTGC) has estimated the approximate effect of the recent rate hike on its debt investment portfolio.

17 марта, 12:52

Украина решила «развести» Китай на кукурузе

Иск Пекина против Киева на $1,5 млрд. окончательно добьет «незалежную»

17 марта, 12:34

«Fitch» утвержден рейтинг евробондов «Южного газового коридора»

По опубликованному сообщению Международного рейтингового агентства «Fitch Ratings», агентством подтвержден долгосрочный рейтинг в иностранной валюте евробондов ЗАО «Южный газовый коридор» на уровне «ВВ+». Обществом были выпущены облигации под государственную гарантию на сумму $2 млрд со сроком обращения до 2026 года. Средства, необходимые для выплат по облигациям зарезервированы в государственном бюджете на этот год. «Fitch» отмечено, […]

16 марта, 19:41

These Banks Will Now Charge You A 4.00% Prime Rate

One of Janet Yellen's stated reasons behind the Fed's rate hike has been to reward savers with a slightly higher rate of interest on their deposits: after all, for nearly a decade the interest collected by depositors across US banks, with a few exceptions, has been 0.0% or thereabout. Unfortunately, as noted yesterday, even with the Fed Funds rate now the highest it has been in a decade at 0.75%-1.00%, that does not mean that any bank will be hard pressed to compete for America's savings - with some $2.1 trillion in excess reserves still out there, and with many banks shutting down "unprofitable" accounts, quite the contrary - and as such, the unspoken message in yesterday's rate hike is that savers are, once again, screwed.   Banks are raising the rate they pay on savings acounts by 0.25%. Oh wait, no they aren't — zerohedge (@zerohedge) March 15, 2017 However, while most banks are in no rush to pay savers and depositors more, or anything for that matter, they wasted no time in piggybacking on the Fed's rate hike by boosting their own Prime Rate, the interest that banks charge their most credit-worthy customers. To be sure, the vast majority of borrowers pay vastly higher interest rates, but Prime - like Libor - serves as the floating benchmark for many, if not most now that Libor is defunct, outstanding secured and unsecured loans, including credit cards and mortgages. It is those borrowers who may be interested to know that as overnight, virtually every bank has now increased its Prime rate from 3.75% (where it was after the December rate hike) to 4.00%, oh and they have no obligations to notify debtors of the increase Among the banks who have announced an increase in their Prime rate are the following: Bank of America BBVA Compass BB&T BMO Harris Bank BNY Mellon Citibank Citizens Financial Fifth-Third Bancorp JPMorgan Chase KeyCorp M&T Bank PNC Bank Regions Bank SunTrust US Bank Webster Bank Wells Fargo And while savers are once again getting the shaft, and major beneficiary of yesterday's Fed rate hike will be... the banks again. Recall that the Fed pays lenders Interest on Excess Reserves, or IOER, which as of today is 1.00%. And since currently there is $2.13 trillion in outstanding bank excess reserves (a number which fluctuates depending on whether banks are using other Fed liquidity conduits at any given moment), it means that as of today, the Fed will pay banks $21.3 billion in interest on reserves every year (assuming the Fed does not hike more), an increase of just over $5 billion from the $16 billion in annualized interest banks were received from the Fed until yesterday. Indeed it pays to be a bank. In fact, it does so twice.

16 марта, 15:41

Национальный Банк Швейцарии оставил ставку Libor на прежнем уровне -0,75%

На заседании 16 марта Национальный Банк Швейцарии (НБШ) сохранил ставку Libor на прежнем уровне -0,75% и целевой диапазон трехмесячной ставки Liborот -1,25% до -0,25%. Решение было ожидаемым для большинства участников рынка. Регулятор в очередной раз указал на то, что швейцарский франк остается существенно переоцененным. Банк будет оставаться активным на валютном рынке, учитывая общую валютную ситуацию. Отрицательные процентные ставки и готовность Банка вмешиваться в ситуацию на валютном рынке и направлены на то, чтобы сделать инвестиции в швейцарский франк менее привлекательными, что облегчает давление на национальную валюту. По сравнению с декабрьской оценкой, прогноз по инфляции на этот год пересмотрен в большую сторону уровень (0,3% по сравнению с 0,1%), а на следующий год - в меньшую сторону (0,4% по сравнению с 0,5%). Прогноз по экономике Швейцарии остается «осторожно оптимистичным». В 2017 году ожидается рост ВВП на 1,5%. Источник: FxTeam

16 марта, 12:36

Швейцарский национальный банк сохранил денежно-кредитную политику без изменений

Швейцарский национальный банк (SNB) сохранил свою экспансионистскую денежно-кредитную политику без изменений, как и ожидалось. Процентная ставка по депозитам до востребования в центральном банке сохранилась на прежнем уровне -0.75 %, а ценовой диапазон ставки Libor был оставлен между -1.25% и -0.25%, говорится в заявлении центробанка. ШНБ подтвердил, что швейцарский франк "по-прежнему значительно завышен" и обещал оставаться активным на внешнем валютном рынке по мере необходимости, при этом принимая во внимание общую ситуацию на валютном. Отрицательное процентная ставка и готовность ШНБ вмешаться в валютный рынок призваны сделать швейцарские инвестиции во франках менее привлекательными, тем самым облегчить давление на валюту, говорится в сообщении банка. Центральный банк прогнозируют рост инфляции на 0,3% в 2017 году, после 0,1% прогнозируемого на предыдущем заседании. В то же время, прогноз на 2018 год был увеличен до 0,4% с 0,5%. Прогноз роста на 2019 год составил 1,1%. Банк предупреждает , что перспективы для экономики Швейцарии вызывают осторожный оптимизм. Швейцарский национальный банк продолжает ожидать роста ВВП на уровне примерно 1,5% в 2017 году. Информационно-аналитический отдел Теле ТрейдИсточник: FxTeam

Выбор редакции
16 марта, 11:40

Банк Швейцарии сохранил процентные ставки неизменными

Москва, 16 марта. /МФД-ИнфоЦентр, MFD.RU/По итогам состоявшегося в четверг заседания Швейцарский Национальный Банк (SNB) сохранил ключевую ставку по депозитам на уровне (-0.75%) и целевой диапазон по трёхмесячной ставке Libor на уровне (-1.25%) - (-0.25%). Решение SNB совпало с рыночными ожиданиями.

16 марта, 10:52

События сегодняшнего дня:

В 08:30 GMT Решение НБШ по ставке Libor В 09:30 GMT Испания проведет аукцион по продаже 10-ти и 30-ти летних бондов В 12:00 GMT Решение по основной процентной ставке Банка Англии В 18:00 GMT Член правления ЕЦБ Питер Прат выступит с речью Информационно-аналитический отдел TeleTradeИсточник: FxTeam

15 марта, 00:30

Ventas (VTR) Secures Finance for Ardent's Acquisition of LHP

Ventas, Inc. (VTR) completed the secured debt financing of $700 million for its subsidiary Ardent Health Services' acquisition of LHP Hospital Group, Inc.

13 марта, 21:41

Прогноз: Швейцарский ЦБ не станет менять параметры денежно-кредитной политики

В ближайший четверг, 16 марта, состоится первое в этом году заседание Совета управляющих Швейцарского Национального Банка. Аналитики прогнозируют, что данная встреча не приведет к изменению настроек денежно-кредитной политики, и Центробанк будет придерживаться своего сценария отрицательных процентных ставок, наряду с готовностью проводить новые интервенции на валютном рынке с целью недопущения значительного укрепления курса швейцарского франка. Впрочем, некоторые эксперты видят риски снижения ставки в случае активного роста франка. По итогам февраля валютные резервы ШНБ выросли на 24 млрд. франков относительно января, что может указывать на крупнейшие интервенции против укрепления франка с июня 2016 года, когда опасения по поводу выхода Британии из ЕС направили потоки в Швейцарию. В настоящее время сила швейцарского франка по отношению к евро вызвана сохраняющейся неопределенностью по поводу результатов предстоящих выборов в европейских странах, главным образом во Франции. Аналитики предупреждают, что победа Марин Ле Пен будет означать повышенный риск распада еврозоны. Между тем, удивительно высокий уровень поддержки евроскептиков Партии свободы в ходе голландских выборов, запланированных на 15 марта, может еще больше укрепить франк. "В настоящее время 3-месячная ставка Libor составляет -0,75%, и ШНБ может снизить ее еще раз. Однако, мы полагаем, что Швейцарский Центробанк предпочтет дождаться результатов выборов, прежде чем снова обсуждать возможность снижения ставки", - заявили эксперты Nordea Markets Напомним, в последний раз ЦБ пересматривал политику в начале января 2015 года - тогда было принято решение отменить нижний предел по паре EUR/CHF на CHF1.20, что спровоцировало резкий рост швейцарского франка. Чтобы нивелировать последствия от подорожания нацвалюты, Центробанк снизил процентную ставку по депозитам до востребования с -0,25% до уровня -0,75%. В начале прошлого месяца глава ЦБ Швейцарии Томас Джордан отметил, что отрицательные ставки являются сейчас обязательными. "Негативные процентные ставки в настоящее время незаменимы для того, чтобы частично сохранять историческую разницу курса по отношению к евро и другим ведущим валютам. Без отрицательных процентов курс швейцарского франка постоянно бы повышался и оказывал негативное влияние на экономику страны", - заявил глава Центробанка. Между тем, член Совета управляющих Швейцарского ЦБ Андреа Мехлер сказала, что курс франка остается явно завышенным, особенно против евро, и представляет собой серьезную проблему для многих национальных компаний. Впрочем, Мехлер добавила, что курс валюты не является единственным фактором для определения политики центрального банка. "Курс франка является важным фактором для швейцарской экономики, но он не единственным. Процентные ставки, инфляция и глобальная ситуация в равной степени важны. Экономика страны не может зависеть от одного «волшебного» фактора, даже такого значимого, как обменный курс", - сказала Мехлер, предупредив, что стоимость франка будет еще выше без отрицательных процентных ставок. Что касается экономической ситуации в Швейцарии, официальные данные показали, что в 4-м квартале реальный валовой внутренний продукт вырос на 0,1%, что оказалось ниже прогноза аналитиков (+0,4%). В годовом исчислении ВВП вырос на 0,6% после повышения на 1,3% в 3-м квартале. В отчете сообщалось, что частное потребление и правительственные расходы оказали положительное влияние на экономику, в то время как инвестиции в строительство и оборудование незначительно упали. Торговый баланс также негативно сказался на темпах роста ВВП, поскольку Швейцария по-прежнему ощущает на себе неблагоприятные последствия высокого курса франка. Вместе с тем, отдельный отчет показал, что по итогам февраля темпы роста инфляции ускорились до максимума с июня 2011 года. Федеральное статистическое управление заявило, что индекс потребительских цен вырос на 0,6 процента годовых после увеличения на 0,3 процента в январе. В месячном выражении, цены повысились на 0,5 процента после нулевого изменения в январе. Информационно-аналитический отдел TeleTradeИсточник: FxTeam

13 марта, 11:14

Россия заберет деньги у США (Правительство может поддержать экспорт за счет выхода из американских гособлигаций)

Россия может перенаправить часть своих валютных резервов на кредитование покупателей российских экспортных товаров и услуг. Для этого могут быть использованы средства, которые сейчас размещены в американских казначейских облигациях - на конец прошлого года эта сумма составляла $86,1 млрд.  Премьер-министр Дмитрий Медведев поручил Минфину и Минэкономразвития с участием АО "Российский экспортный центр" (РЭЦ) разработать предложения по обеспечению конкурентоспособных условий кредитования иностранных покупателей товаров и услуг российского производства, в том числе с использованием государственных финансовых активов в иностранной валюте.Источник "Газеты.Ru" в правительстве пояснил, что западные экспортно-импортные банки дают кредиты под экспортные поставки, отталкиваясь от минимального уровня ставок (так называемые CIRR, которые для евро сейчас составляют от 0,3 до 1% годовых). Для российских банков, предоставляющих экспортное финансирование (Росэксимбанк, ВЭБ), отсутствуют дешевые источники фондирования, а значит, предоставляемые ими ресурсы дороги и неконкурентоспособны. При этом резервы Минфина размещаются по ставкам Libor и даже ниже в американские и европейские долговые бумаги. Источник "Газеты.Ru" отмечает, что часть этих средств может быть перенаправлена на фондирование отечественных кредитных институтов, поддерживающих экспорт.На конец декабря 2016 года Россия держала казначейских облигаций США на $86,1 млрд. По сравнению с декабрем 2015 года этот портфель уменьшился на $6 млрд, или на 6,5%, сообщало информагентство RNS.При этом Россия по объему вложений в американские госбумаги значительно отстает от Японии и Китая, которым по итогам декабря прошлого года принадлежало облигаций на $1,09 трлн и $1,06 трлн соответственно.Политику хранения денег в долговых обязательствах США регулярно критикуют "левые" экономисты, такие как советник президента Сергей Глазьев. Они полагают, что таким образом Россия финансирует развитие американской, а не российской экономики.Сейчас правительство ставит задачу увеличить долю несырьевого экспорта. Премьер-министр Дмитрий Медведев даже говорил недавно об "экспортной экспансии"."Наша промышленность должна быть конкурентоспособной, товары, производимые нашей промышленностью, должны пользоваться спросом как на внутреннем, так и на внешнем рынке. Мы обязаны создать все условия для так называемой экспортной экспансии. Для этого продукция должна быть качественной и доступной по цене - как по внутренним ценам, так и на экспортных рынках", - сказал премьер-министр. Россия достаточно активно использует механизм предоставления кредитов зарубежным покупателям отечественных товаров и услуг. Например, многие атомные электростанции строятся на российские кредиты.Индии предоставлен кредит в $3,4 млрд на строительство АЭС "Куданкулам". Египту в течение 13 лет будет предоставлено $25 млрд на сооружение первой в стране АЭС, Бангладеш одобрена кредитная линия на $11,38 млрд.Ирану в прошлом году решено предоставить кредит в $2,5 млрд на электрификацию железнодорожной линии Гармсар - Инче-Бурун и строительство ТЭС в Бандар-Аббасе. Эти работы будут вести российские компании.Суммы большие, а возможностей для расширения подобных операций немного. Свободных денег на увеличение объемов экспортных кредитов в федеральном бюджете нет, в ближайшие три года он будет верстаться с дефицитом. В этом году, как ожидается, превышение расходов над доходами составит около 3% ВВП.Перенаправление части ресурсов из американских бумаг на фондирование наших институтов в валюте под внешние кредиты, с одной стороны, решает эту проблему, с другой - не нарушает макроэкономических принципов, говорит источник "Газеты.Ru".Пока неизвестно, о каком объеме средств, которые могут быть изъяты из казначейских облигаций США, идет речь. Минфин, Минэкономразвития и РЭЦ должны представить свои предложения до 5 апреля этого года.(https://www.gazeta.ru/bus...)

10 марта, 18:40

Play These Stocks & ETFs If Fed Acts in March

These ETFs and stocks may offer investors some strong gains even if the Fed hikes and interest rates take a spurt.

Выбор редакции
10 марта, 02:08

Libor requests need not break rules, court hears

A witness in the trial of two bankers accused of manipulating Libor accepts Libor requests need not break the rules.

08 марта, 17:39

The Hartford's $500 Million Debentures Rated by A.M Best

The Hartford Financial Services Group, Inc's (HIG) recently issued debentures, due 2067, have received rating actions from A.M Best.

08 сентября 2016, 16:23

СМИ наконец написали, что массовые банковские «самоубийства» могли быть убийствами.

В 2015 году по всему интернету распространилась популярная «теория заговора» в связи с загадочными «самоубийствами» высокопоставленных банковских служащих. То, что выглядело дикими спекуляциями, теперь обретает форму спланированного преступления, связанного с банковским скандалом Libor. Более 40 международных банкиров, предположительно, покончили с собой за два года после большого скандала, в котором оказались замешаны многие финансовые фирмы по всему миру. Однако, три из этих, казалось бы не связанных между собой, самоубийств связаны с Deutsche Bank. Эти три самоубийства в Нью-Йорке, Лондоне и Сиене (Италия), произошедшие в течение 17 месяцев в 2013-2014 годах, названы следователями отдельными случайными самоубийствами.«В каждом случае жертва имела связь с глобальным банковским скандалом. Обстоятельства их смертей оставили больше вопросов, чем ответов», - пишет New York Post. - «Но все три мужчины работали в Deutsche Bank или контактировали с ним по работе». В 2013 году финансовые регулирующие органы в Европе и США начали расследование, которое вылилось в знаменитый скандал Libor: лондонские банкиры вошли в совместный сговор, чтобы сфальсифицировать «лондонскую межбанковскую ставку предложения», которая определяет банковские проценты по ипотеке, потребительским и автомобильным кредитам. Этот скандал потряс финансовый мир и стоил консорциуму международных банков, включая Deutsche Bank, 20 млрд. долларов в виде штрафов.Дэвид Росси - 51-летний директор по коммуникациям самого старого банка в мире Italian Monte dei Paschi di Siena, который оказался на грани коллапса из-за больших потерь на деривативном рынке во время финансового кризиса 2008 года - разбился насмерть 6 марта 2013 года. На момент его смерти в банке Monte dei Paschi проводилось расследование перемещения миллиардов долларов в рискованные деривативы Deutsche Bank и Merrill Lynch.NY Post пишет: «Ужасное видео с камер безопасности показывает, как Росси приземляется на тротуар - спиной вниз и лицом к зданию - странное положение, более похожее на ситуацию, когда человека выталкивают из окна. Видеозапись показала, что падение с третьего этажа не убило Росси сразу же. В течение 20 минут банкир лежал на слабо освещённых булыжниках, время от времени двигая рукой и ногой. Когда он перестал двигаться, появились две тёмные фигуры мужчин. Каждый из них приблизился и внимательно осмотрел труп. Они не предлагали помощь и не звали никого к месту происшествия, а просто ушли по переулку. Только через час проходящий мимо сотрудник банка наткнулся на труп Росси. У него были ушиблены руки и ранена голова, согласно рапорту местного судмедэксперта, что могло свидетельствовать о борьбе перед падением из окна.»В конечном счёте, итальянские власти оформили смерть Росси как самоубийство. Вдова Росси, Антонелла Тоньяцци, выступила против постановления о том, что её муж сам себя убил, и сказала итальянским журналистам, что он «слишком много знал». Тоньяцци сказала, что предсмертная записка Росси, как минимум, подозрительна. В ней он называет свою жену Тони, но по свидетельству Тоньяцци, он так никогда не называл её в реальности. В октябре 2014 года два руководителя Monte dei Paschi были осуждены за создание помех действиям регуляторов и введение в заблуждение итальянских следователей по финансовым вопросам приобретения Banca Antonveneta – банка, который финансировался Deutsche Bank.В январе этого года итальянские власти привлекли к суду трёх руководителей Deutsche Bank, включая Мишеля Фейссолу – директора по управлению активами, обвинив их в соучастии в заговоре с целью фальсификации счетов Monte dei Paschi, манипуляции рынком и в создании помех правосудию. Ещё одна загадочная смерть – так называемое самоубийство 58-летнего Уильяма Броксмита, которого нашли повешенным на собачьем поводке, привязанном к двери его лондонского дома в январе 2014 года. Финансовые бумаги Броксмита находились в беспорядке, а рядом валялись записки к друзьям и близким родственникам. Через несколько минут на место происшествия прибыл его коллега по Deutsche Bank тот же самый Мишель Фейссола, который начал подозрительно читать финансовые документы и записки.«Да, он сам себя убил», - сказал его пасынок Вэл Броксмит. - «Но есть один вопрос: это могло быть самоубийство из-за вымогательства, давления или шантажа? У меня есть пара подозрений». Пасынок Броксмита заинтересовался тем, что искал Фейссола в бумагах его отчима. Электронные письма Броксмита, полученные NY Post, добавили подозрений по поводу смерти банкира. В этих письмах, отправленных к друзьям за неделю до смерти, он высказывает опасения по поводу запланированного на отпуск катания на горных лыжах. Клинический психолог показал, что Броксмит приходил на приём в связи с «большим беспокойством по поводу расследования властей деятельности банка, в котором он работал». Психолог сказал, что депрессия из-за скандала Libor у Броксмита прошла за месяц до его смерти.За месяц до своей смерти Уильям Броксмит написал письмо, с гневом, как говорит его сын, спрашивая своих коллег, почему он должен брать на себя ответственность по такому скользкому вопросу как прохождение банком стресс-теста Федеральной Резервной Системы. Он также засомневался по поводу «щедрых» цифр кредитных потерь, которые были у банка, и боялся, что федеральные регуляторы увидят, что банк потерял на кредитах больше, чем отмечено в документации. Большие потери могли привести к наложению на банк правительственных ограничений. «Кто сказал, что я должен это делать? Я независимый директор, а это налагает на меня ответственность за управление», - написал он.Нью-Йоркский адвокат, 41-летний Калоджеро «Чарльз» Гамбино был женат и имел двух детей. Он 11 лет проработал юристом в центральном офисе местного отделения Deutsche Bank. Гамбино, в основном, защищал Deutsche Bank в связи со скандалом Libor и другими расследованиями властей. В октябре 2014 года его нашли повешенным на балконе в его бруклинском доме. Верёвка, на которой он висел, была протянута через перила и привязана к опорной стойке лестницы на первом этаже. Не было найдено никакой предсмертной записки, а родственники отказались давать интервью прессе.По своей работе корпоративного консультанта Deutsche Bank Гамбино имел деловые отношения с несколькими европейскими банковскими руководителями, в том числе с Мишелем Фейссолой и Уильямом Броксмитом, и отлично знал внутреннюю работу банка. Смерть Гамбино тоже оформили как самоубийство. В делах Гамбино, Росси и Броксмита власти не пытались искать и не обнаружили очевидные связи, которые могли бы привести к раскрытию большого международного преступления.Однако, власти Сиены недавно эксгумировали тело банкира Дэвида Росси и возобновили расследование его смерти. Они, как ожидается, опубликуют свои выводы в конце месяца. Во всех этих смертях есть кое-что объединяющее – все мёртвые банкиры хорошо знали подробности скандала Libor и работу Deutsche Bank. Очевидно, их убили, чтобы они не могли рассказать о произошедшем, таким образом истинные преступники смогли уйти от ответственности. Источник: Mainstream Media Finally Admits Mass Banker “Suicides” Were Likely a Vast Criminal Conspiracy, Jay Syrmopoulos, activistpost.com, June 16, 2016.

23 апреля 2015, 17:38

Deutsche Bank выплатил $2,5млрд за махинации с LIBOR

Немецкий банк заплатил рекордный по величине штраф финансовым властям Великобритании и США для урегулирования обвинений в махинациях межбанковской процентной ставкой LIBOR.

18 декабря 2014, 12:42

Швейцарский ЦБ ввел отрицательные депозитные ставки

Швейцарский национальный банк ввел отрицательную процентную ставку по депозитам, сообщает агентство Bloomberg. Мера обусловлена намерением ЦБ предотвратить приток средств инвесторов, пытающихся найти "тихую гавань" для своих средств. Ставка по бессрочным вкладам коммерческих банков в ЦБ составит минус 0,25%, отмечается в сообщении регулятора. Целевой диапазон ключевой ставки ШНБ - трехмесячной ставки LIBOR - расширен до минус 0,75-0,25% с 0-0,25%. "За последние несколько дней ряд факторов вызвал увеличение спроса на надежные инвестиции, - отмечается в сообщении швейцарского ЦБ. - Введение отрицательной ставки по депозитам делает инвестиции в швейцарских франках менее привлекательными, что поддержит допустимый "потолок" курса швейцарского франка". ЦБ в четверг сохранил "потолок" курса нацвалюты к евро, введенный в 2011 г., на уровне в 1,2 франка за евро. При этом Швейцарский национальный банк отметил "максимальную решимость" защищать этот уровень и готовность прибегнуть для этого к дополнительным мерам при необходимости.

05 ноября 2014, 10:47

ЦБ ввел годовые сделки РЕПО в инвалюте

Банк России в среду ввел новый инструмент - сделку РЕПО в инвалюте на 12 месяцев. С 5 ноября снижены также минимальные ставки по сделкам РЕПО в инвалюте на срок одна неделя, 28 дней и 12 месяцев. Теперь ставка ЦБ равна ставке LIBOR в соответствующих валютах и сроках плюс 1,5%.  ЦБ ввел годовые сделки РЕПО в инвалюте Ранее минимальные ставки по сделкам РЕПО в долларах и евро равнялись ставкам LIBOR в соответствующих валютах и сроках плюс 2% и 2,25% для операций на срок одна неделя и 28 дней соответственно. Первый аукцион годового РЕПО в инвалюте состоится во второй декаде ноября. Предполагаемый лимит на аукционе составит до $10 млрд, сообщает ЦБ. Крупнейшие российские банки просили ЦБ ввести инструмент годового РЕПО в инвалюте в ответ на закрытие внешних рынков капитала. Сделки РЕПО в инвалюте на срок 12 месяцев пройдут на ММВБ ежемесячно в форме аукционов. Расчеты осуществят на второй рабочий день после даты заключения сделки. В качестве обеспечения по годовому РЕПО в иностранной валюте принимают ценные бумаги, включенные в Ломбардный список ЦБ, за исключением акций и ценных бумаг финансовых организаций. Указанные сделки совершают с российскими кредитными организациями первой и второй классификационных групп, заключивших с Банком России допсоглашение к генеральному соглашению об общих условиях совершения сделок РЕПО на ММВБ. Первые аукционы РЕПО в инвалюте прошли в конце октября, спрос банков на валюту от ЦБ оказался слабым из-за непривлекательной цены. До конца года ЦБ намерен провести аукционы РЕПО сроком одна неделя и 28 дней с лимитом $2 млрд и $1,5 млрд соответственно. При этом ЦБ сохранил максимальный объем задолженности банков по сделкам РЕПО в инвалюте на все сроки - $50 млрд до конца 2016 г. При необходимости ЦБ может увеличить этот лимит.

27 октября 2014, 11:42

Новый список жертв_геена банковская

Не успели подвести некоторый итог экзистенциального олигархического кризиса, который отчасти выразился и в череде самоубийств банкиров (JP Morgan и др.), отчасти жестоких убийств семей финансистов, совершенных неизвестными лицами, отчасти такими удивительными совпадениями как снегоуборочная техника на взлетно-посадочной полосе, (Материал) как начали поступать новые данные: Список продолжается №28. Тьерри Лейн (Leyne), франко-израильской предприниматель, найден мертвым после того, как спрыгнул с 23-его этажа одной из башен Yoo престижного жилого комплекса в Тель-Авиве (23.10.2014). 49 лет, бывший партнер экс-главы МВФ Доминика Стросс-хана №29 Одновременно стало известно, что еще один ветеран Deutsche Bank покончил с собой. Это помощник главного юрисконсульта банка, 41-летний Калоджеро "Чарли" Гамбино, который был найден повешенным 20 октября. Чарли Дж Гамбино работал управляющим директором и заместителем главного юрисконсульта группы внутренних расследований Deutsche Bank в Северной и Южной Америке. Гамбино служил адвокатом персонала в Отделе по ценным бумагам и биржам. Zerohedge указывает на связь деятельности Гамбино с деятельностью УИЛЬЯМА БРОКСМИТА -- одного из первого в списке погибших. И тот, и другой были специалистами в сфере оценки рисков. Учитывая характер судебных тяжб да и в общем финансовое положение Deutsche Bank, Zerohedge называет этот банк европейским JPMorgan + подводит начало самоубийств к моменту, когда Эльке Кениг, президент главного финансового регулятора Германии, Bafin, сказал, что в дополнение к валютным ставкам, манипулирование ценами на драгоценные металлы происходит "хуже, чем фальсификации со ставками Libor" (был такой знаменитый скандал) Ну и картинка всевозможной дряни на балансе Deutsche Bank  пирамида условно производных бумаг на балансе больше, чем у JPMorgan, и в 20 раз больше, чем ВВП самой Германии. Материал на Zerohedge 

14 марта 2014, 23:35

США обвинили 16 банков в махинациях с LIBOR

Финансовые власти США выдвинули обвинения против 16 крупных банков в махинациях с процентной ставкой LIBOR в период 2007 2011 гг.

14 марта 2014, 23:35

США обвинили 16 банков в махинациях с LIBOR

  Финансовые власти США выдвинули обвинения против 16 крупных банков в махинациях с процентной ставкой LIBOR в период 2007 – 2011 гг. По данным агентства Reuters, Федеральная корпорация по страхованию депозитов (Federal Deposit Insurance Corporation, FDIC) подала иск против 16 крупнейших банков мира. Среди них: Bank of America, Barclays, Citigroup, Credit Suisse, Deutsche Bank, HSBC, JPMorgan, Royal Bank of Scotland, UBS, а также ряд других компаний. По мнению FDIC, в период с 2007 по 2011 гг данные банки “участвовали в сговоре по намеренному занижению” процентной ставки LIBOR в долларах США. В результате, согласно исковому заявлению, 38 банков, которые были переведены под опеку FDIC с 2008 г. "понесли существенные финансовые потери". Ответчиком в иске указывается Британская банковская ассоциация, которая с 1985 участвует в фиксировании ставки на основе данных, которые предоставляли банки. Общий объем штрафов, который выплатили различные банки по обвинениям в махинациях с процентными ставками, на текущий момент составляет 6 млрд долларов.

17 февраля 2014, 23:41

Бывших менеджеров Barclays обвинили по "делу Libor" - economy

Британское управление по расследованию финансовых махинаций предъявило уголовные обвинения трём бывшим сотрудникам банка Barclays в связи с манипулированием ставкой межбанковского кредитования Либор . Утверждается, что махинациями они занимались в период с июня 2005-го по август 2007 года. Международный скандал вокруг манипулирования ключевой межбанковской ставкой докатился до Barclays в 2012 году, гендиректору банка это стоило места, а сама компания заплатила штраф в размере 290 млн. фунто... ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: http://ru.euronews.com/2014/02/17/barclays-trio-to-be-charged-with-libor-fraud euronews: самый популярный новостной канал в Европе. Подписывайтесь! http://eurone.ws/ZdZ0Zo euronews доступен на 14 языках: http://eurone.ws/11ILlKF На русском: Сайт: http://ru.euronews.com Facebook: http://www.facebook.com/euronews Twitter: http://twitter.com/euronewsru Google+: http://eurone.ws/1eEChLr VKontakte: http://vk.com/ru.euronews

10 января 2014, 09:46

Денежный рынок и ставки ЦБ

Сравнение 3 месячных Libor за 3 года  --- Сравнение ключевых ставок ЦБ  --- Денежный рынок США  --- Денежный рынок Еврозоны  ---- Денежный рынок Японии  --- Денежный рынок Англии  ---- Денежный рынок Швейцарии  ---- Денежный рынок Канады  ---- Денежный рынок Австралии  ---- Денежный рынок Китая  ---- Денежный рынок России  ---- Денежный рынок Бразилии  ---- 

27 мая 2013, 11:26

Простым языком об организованной преступности финансового бизнеса. Тема: ставки Libor

Организованная преступность финансового бизнесаПора перестать смеяться над любителями теорий заговоров. Может быть, за нитки за кулисами дергают не ротшильды с рокфеллерами, а наемные менеджеры, но суть от этого не меняетсяМеждународная финансовая система, ставшая сегодня основой современной корпоративной свободнорыночной экономики - это мошенничество в особо крупных размерах.Странные порядки царили в советских СМИ. Интересные вещи появлялись в самых неожиданных местах. Журналы «Наука и жизнь» и «Знание сила» писали про политическую философию, рассказы Кафки появлялись где-нибудь в «Сибирских огнях», репродукция Пикассо впервые в СССР была опубликована в сатирическом «Крокодиле», а о Роллинг стоунз впервые написали не в музыкальном обозрении, а в детском журнале «Ровесник».В Америке все скоро будет, как в СССР эпохи застоя. Уже сейчас расследованиями финансовых спекуляций занимаются не солидные «Уолл-стрит джорнал» или «Файненшиал таймс», а журнал «Роллинг стоунз». Финансовый корреспондент журнала Мэтт Тайби практически единственный в мейнстриме, кто пишет о разрегулированном и дисфункциональном американском и мировом финансовом рынке и о том, насколько этот рынок мошеннический.Почему, как в СССР? А потому, что все меньше и меньше реальных хозяев, а делами заправляет цех наемных менеджеров, заинтересованный лишь в высокой зарплате и жирном пакете бенефитов в конце года. Именно менеджеры и финансовые спекулянты, да еще их адвокаты составляют тот 1%, который присваивает себе львиную долю национального богатства Америки. Как заметил ветеран американской журналистики Хедрик Смит, распределение богатства в Америке аналогично тому, что было в Египте в эпоху фараонов. Однако, в отличие от Египта, собственность здесь обезличена, а богатство рассредоточено и перемешано в различных банковских и финансовых продуктах, которые давно уже никто не способен контролировать.На встречу с Мэттом Тайби я шел с большим интересом. Его последняя статья «Все – мошенничество. Крупнейшая финансовая афера фиксирования цен в истории» рассказывает о манипулировании на рынке свопов. Комиссия по торговле товарными фьючерсами недавно начала следствие по делу брокерской фирмы ICAP и 15 банковских учреждений Уолл Стрит. Комиссия расследует их сговор с целью манипуляции скоростью публикации индекса ISDAfix.О ФИНАНСАХ ПРОСТО И ИНТЕРЕСНОЕсли продолжать писать о финансах в том же псевдопрофессиональном духе, зараженном корпоративным новоязом, то даже самые преданные мои читатели скоро потеряют интерес. Потому объясню просто. Что бы вы сказали, если бы результаты скачек объявлялись публике через несколько дней после того, как скачки состоялись? А в это время «умным людям» внутри системы разрешалось делать ставки? Собственно, так и происходит со скоростной электронной торговлей. Комбинаторы внутри системы получают возможность видеть и прогнозировать результаты торгов в конце дня, и на этом основании делают свои ставки, покупают и продают до того, как остальные игроки узнают, что там происходит. Покупают и продают не на свои деньги, а на деньги клиентов, против интересов которых они часто играют. ISDAfix – один из многих индексов, существующих на финансовых рынках. Он служит для определения курса в финансовых сделках. Libor – другой такой индекс, с помощью которого определяют курс практических всех банковских сделок с переменным курсом. Фокус здесь в том, что эти индексы составляются на основе оценочных данных, которые финансовые компании предоставляют добровольно и имеют возможность их поправлять.Самое простое объяснение свопа. Скажем вы – город или компания – заняли деньги под переменный курс и хотите иметь стабильность займа с фиксированным процентом. Тогда  фиксированный процент вы платите банку, а уже он разбирается с переменными процентными ставками. Это выходит дороже, но освобождает от хлопот. Своп – это многошаговая операция,  в ходе которой активы переходят из рук в руки, одновременно продаются и покупаются на заранее договоренных условиях.Сговор был в том, чтобы лишить широкую публику возможности своевременно узнавать об этих условиях. Банки докладывают о своих курсах добровольно, а это прямое приглашение не говорить всей правды.Большинство американского среднего класса слишком озабочено своими растущими долгами,  невозможностью сводить концы с концами, необходимостью выкладываться на двух-трех работах. Лишь мельком они могут услышать о скачках индекса Доу Джонс на Уолл Стрит. В конце дня им по телевизору расскажут, как шутка хакеров о взрыве в Белом Доме завалила на несколько минут финансовые рынки. Уровень торгов  потом восстановится. Вот только самого главного - кто нагрел на этом руки - СМИ не расскажут.Только недавно без лишнего шума закончилось судебной сделкой расследование аферы, в которой мошенники сманипулировали индексом Libor на пятьсот триллионов долларов. Штрафы заплатят, как водится, не виновники, а вкладчики компаний и налогоплательщики. Да еще законодатели дадут проворовавшимся банкирам налоговые скидки.Так случилось в рождественскую ночь, когда для компании, оштрафованной на $750 миллионов за уголовные нарушения, конгрессмены тихонько протащили закон об освобождении от налогов на $500 миллионов. ПОЧЕМУ ЖЕ ЗАКОНОДАТЕЛИ РАЗРЕШАЮТ ПОДОБНОЕ?– Раньше это работало или, по крайней мере, ничего не всплывало на поверхность, – говорит Тайби. – Теперь же выясняется, что котировки подправлялись довольно долгое время. Это очень легко сделать. Достаточно одному биржевому маклеру и одному из сотрудников рейтингового агентства вступить в сделку и позвонить по нескольким номерам. И это без преувеличения затрагивает интересы миллиардов людей.На манипуляциях поймали три банка, которые уже заключили судебные сделки, еще четыре - под следствием, но предполагается, что все 16 «первоклассных» банков, определенных в маркетмейкеры индекса, занимались манипуляциями. Тайби говорит, что по его данным, следствие ведется против 15-ти из них:Если там было мошенничество, то во всех 16-ти банках должны были знать о нем? – В деле есть множество косвенных улик, подтверждающих, что руководство знало о мошенничестве, – говорит Тойби. – В деле фигурирует переписка между Bank of England и гендиректором одного из крупнейших в Великобритании и мире финансовых конгломератов – Barklays в разгар глобального финансового обвала 2008 года о том, чтобы установить индекс ниже, чем он был на самом деле.Индекс Libor, по сути, измеряет, как банки доверяют друг другу, и поэтому является показателем благосостояния финансовой системы в целом. Если индекс низкий, банки доверяют и занимают друг другу деньги. Если индекс высокий – значит, банковская система нестабильна.Котировки межбанковского обмена устанавливаются ежедневно, и, вероятно, можно было создать независимую организацию для мониторинга и предотвращения мошенничества?– Да, если бы использовали реальные данные. Однако сегодня никто не обязан подавать реальные цифры о том, сколько денег они заняли вчера и по какому курсу. Предоставляют лишь свои предположения о том, какая котировка будет. Там довольно сложный процесс подсчета, охватывающий разные периоды времени и 16 основных мировых валют.Новый сговор, который расследует Комиссия, влияет на затраты по обслуживанию займов во всем мире и процентные свопы стоимостью в $379.000.000.000.000  – триста семьдесят девять триллионов долларов. Для сравнения – валовой национальный продукт США составляет около 15 триллионов, а совокупное национальное богатство США – 57.4 триллиона (на 2011 г). Эта мошенническая схема затрагивает любого, кто платит по ипотечной ссуде, по ссуде на машину, расплачивается кредитной карточкой. От этого зависит сама цена денег, обменные курсы валют во всем мире. Речь идет о небольшом подразделении внутри ICAP, – говорит Тайби. –  Около 20 человек, которые, по сути, определяли курсы свопов во всем мире. Хотя фирма зарегистрирована в Лондоне, действовали они из Джерси-сити, потому американские регуляторы смогли расследовать их деятельность.По сути же, транснациональные банковские корпорации действуют в сумеречной зоне, с неопределенными юрисдикциями. В афере Lidor все началось с японского биржевика, вступившего в сговор с сотрудником Lidor, тоже находившимся в Японии. Национальные границы не всегда позволяют эффективно расследовать новые виды корпоративной преступности.Это совершенно новый вид преступлений. Нет надобности красть у людей деньги и имущество. Вместо воровства манипулируют стоимостью имущества, которое имеется у людей, манипулируют процентными ставками, которые мы платим.НОВЫЙ ЭТАП МЕЖБАНКОВСКИХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙЧто же здесь нового, если Уолл-стрит и банки всегда отличались "творческими" и "новаторскими" подходами к поиску путей, как делать деньги? – Здесь нечто совершенно новое. Во время финансового коллапса 2008 вскрылся огромный объем системной коррупции в финансовых корпорациях, систематической обман в ипотечном бизнесе, укорененные аферы в аудите, мошеннические схемы в банках и компаниях, как в Лэмон Брозерс.Однако раньше мы никогда не сталкивались со случаями коррупции и мошенничества, включавшие сговор между банками. Последние аферы свидетельствуют о том, что корпоративная преступность вступила в новый этап межбанковских международных преступлений. На сцену выходит глобальная институцианализированная организованная преступность, способная безнаказанно подавить конкуренцию и манипулировать международными финансовыми рынками в невиданных ранее масштабах.Речь не идет о группе злоумышленников, ловящих рыбку в мутной воде рынка производных финансовых продуктов - деривативов. Определенные деятели зарабатывают миллиарды потому, что делают бизнес по-блатному, имеют нечестные преимущества. Мощные силы лоббируют политическую систему, и не допускают сделать рынок деривативов и свопов более прозрачным и понятным. Они имеют своих людей в Конгрессе. Они помогли Обаме избраться, а он расставил нужных людей в своей администрации. Громко разрекламированная финансовая реформа Обамы, известная еще как Додд-Френк Акт была без зубов, содержала множество лазеек и исключений, позволявший обойти закон. Даже те скромные меры обеспечения прозрачности рынка, которые содержит закон, администрация Обамы за полтора года так и не провела в жизнь.Разве банки не конкурируют между собой? Разве незримая рука свободного рынка не способна упорядочить рынок? А как же базисные мифы капитализма, которые американцы (а теперь и все остальные) впитывают чуть ли не с молоком матери? Предвидя возмущенные возгласы моих читателей-свободнорыночных энтузиастов "где вы видели свободный рынок", скажу, то, что называет себя свободным рынком, таковым и является, другого - нет.С другой стороны мои читатели-либералы, свято верящие, что американское общество стоит на защите их прав и равных возможностей, возразят, мол, а как же антимонопольное законодательство? Что бы сказал борец с монополизацией Тедди Рузвельт?Я полагаю, что антимонопольное законодательство должно применяться к подобным сговорам, но оно не применяется, – говорит Мэтт Тайби. –  Большие корпорации, контролирующие огромные сегменты рынка и национальных ресурсов, являются монополиями. Тем самым они становятся опасными для общества.Однако, когда появляются доказательства того, что они находятся в сговоре между собой для манипуляций курсами и котировками, это становится чрезвычайно опасным  для общества. Если мы ничего с этим не делаем радикально, то это ведет нас к эскалации.ЧЕМУ БАНКИРЫ НАУЧИЛИСЬ У МАФИИ?И все-таки, что же с конкуренцией. Неужели "Чейс" и "Сити банк" не конкурируют между собой? – Они ведут борьбу за клиентов. Они конкуренты на каком-то уровне, но есть целые сферы в финансовом бизнесе, когда они заодно, – говорит Мэтт Тайби. –  Я проводил журналистское расследование по поводу манипуляций на аукционах государственных облигаций. Мало кто об  этом знает, но если город, штат или даже целая страна хочет мобилизовать средства, то по закону, они обязаны провести торги. Аукцион призван создать конкуренцию между финансовыми корпорациями, и тем самым снизить учетные ставки, которые общество платит. На деле банкиры поделили между собой рынок с целью не допустить конкуренции, мол, мы возьмем облигации этого города, вы – другого.Материал по расследованию торгов облигациями Тайби называется «Чему банкиры научились у мафии». Читателю на просторах бывшего СССР они живо напомнят мошеннические аукционы веселых времен приватизации 1990-х.В Америке власти все же уличили пять крупнейших финансовых корпораций Уолл-Стрит, да еще банковскую компанию «Дженерал Электрик» в махинациях на сумму в $3.7 млрд. Как водится, в тюрьму никто не сел. В Штатах элита выше этого и понятие личной ответственности здесь напрочь отсутствует. Никто не заплатил штрафа из собственного кармана. Откупились многомиллионными штрафами из денег держателей акций. Такие штрафы никого не отпугивают. Когда делаются десятки миллиардов, то многомиллионые штрафы – лишь производственные расходы.Да и не доходят штрафы до пострадавших. Когда американское министерство финансов в рамках судебной сделки оштрафовала банки за нарушения в сфере ипотеки, то пострадавшие получили компенсацию в размере $300 на душу, зато адвокаты банков положили в карман два миллиарда. Прокуратура предпочитает не связываться с финансистами. Уходящий министр юстиции Эрик Холдер заявил недавно, что эти компании слишком большие и не по силам прокуратуре.«Министерство юстиции не провело во время президентства Обамы никаких серьезных расследований ни одного из крупных финансовых учреждений», – говорил мне Уильям Блак, адъюнкт-профессор экономики и права в Университете Миссури, Канзас-Сити. В 1980-х годах он работал следователем в скандале S&L (saving&loans). За 4 года Холдер и его люди не только не завели ни одного дела против крупных банковских воротил, но и тщательно следили, чтобы на местах не появились такие дела. Когда генеральный прокурор Нью-Йорка Эрик Шнайдерман завел было уголовные дела за массовые нарушения законов банками при выселении людей из домов за долги, Холдер и его люди тут же надавили и заставили Шнейдермана подписать сделку с банками. При подготовки статьи, из офиса генерального прокурора штата сообщили, что взамен он добился, чтобы из сделки исключили пункт о предоставлении иммунитета банкирам от дальнейших расследований по ипотечным преступлениям.Обама привел Холдера из адвокатской фирмы «Ковингтон и партнеры», которая обслуживает и представляет худших финансовых нарушителей. Холдер зарабатывал там $2,5 млн. в год. Холдер привел с собой Ленни Брюэра, возглавлявшего в фирме отдел "белых воротничков" по защите финансовых уголовников. В юстиции Обамы, Брюэр возглавил отдел уголовного преследования и всячески заботился, чтобы его бывшие клиенты не стали его подследственными. В одном из интервью Брюер признался, что, прежде всего, его заботит, что финансовые фирмы могут пострадать, если их менеджеры окажутся на скамье подсудимых.Брюэра хорошо вознаградили, и после завершения работы в министерстве юстиции, он получил работу лоббиста с окладом $4 млн. в год. Еще два юриста из Ковингтон заняли при Холдере ключевые позиции в системе правосудия Обамы, а первый заместитель Холдера Джеймс Кол пришел из другой, не менее одиозной юридической фирмы Bryan Cave LLP.Не удивительно, что и расследование аферы Libor, по сути, закончилось пшиком.Первым обвиняемым, с кем заключили сделку, оказался Barclays. Они заплатили относительно небольшой штраф ($450 млн. способны ослепить человека с улицы, но это копейки по сравнению с суммами, которые они оборачивают). Мой друг в правоохранительных органах говорил тогда, что все ожидают, как обычно, что за легкое наказание они сдадут всех остальных и последуют обвинительные иски в уголовных преступлениях. Оказалось, что сделка с Barclays стала эталоном для всех остальных подобных сделок.    СМИ не уделяют большого внимания финансовым аферам. Когда я ехал на встречу с Мэттом Тайби, в поезде пролистал газеты. Первые полосы были заняты сообщениями о том, что Джейон Коллинз стал первым открытым геем в Высшей спортивной лиге, Анджелина Джоли в целях профилактики удалила себе грудь (в качестве рекламной кампании по защите многомиллиардного бизнеса корпорации, запатентовавшей на себя человеческие гены – прим. ред.) в городских джунглях Сиэттла нашлись три женщины, проведшие 10 лет в рабстве в подвале дома в тихом городском районе. Одна из рабынь сумела сбежать, когда ее хозяин отправился покушать в местный МакДональдс.Мэтт Тайби - один из немногих в Америке, кто берется распутать аферы и рассказать о них публике, а «Роллинг Стоунз магазин» - практически единственное издание мейстрима, готовое предоставить свои страницы для расследований на эту тему.Много лет назад я слушал выступление легендарного Бена Бредли, многолетнего главреда «Вашингтон пост», запустившего расследование «Уотергейтского дела» и опубликовавшего знаменитые «Бумаги Пентагона». В русскоязычном мире многие помнят блестящую роль Джейсона Робардса, сыгравшего Бредли в фильме «Вся президентская рать». Бредли тогда спросили, а почему бы ему не заняться финансовыми аферами. Как раз тогда в самом разгаре был кризис S&L, в котором прогорело больше четверти всех кредитно-сберегательных ассоциаций США. Бредли тогда усмехнулся и сказал, что у публики «glaze over» – глаза остекленеют от этих дел. Американская публика способна до остервенения спорить по поводу толкования конституции, гражданских, гендерных или религиозных прав, но совершенно не обучена реагировать, когда задевают ее реальные социальные или классовые интересы. Капиталистический реализм, в котором здесь выросли, не дает необходимого словаря, моделей и понятий.Михаил Дорфман

18 марта 2013, 18:26

Центробанки Европы призывают отказаться от LIBOR

Ставка LIBOR должна быть заменена на систему альтернативных ставок, считают главы европейских центробанков.Банки, замешанные в скандале с LIBOR Регуляторы предлагают заменить LIBOR на ряд альтернативных ставок, которые будут формироваться только исходя из рыночной ситуации. Подобное предложение было опубликовано в ежегодном докладе Базельского комитета по банковскому надзору.Помимо этого также предлагается создать механизм, который позволит избежать коллапса рынка межбанковского кредитования, который произошел во время мирового финансового кризиса в 2008 г. В рамках "экстренного" механизма предлагается в кризисной ситуации позволить активное вмешательство регуляторов и центральных банков для поддержки рынка. "Понятно, что центральные банки должны играть важную роль в поддержке развития альтернативных базовых ставок", - заявил глава Банка Англии Мервин Кинг.Ранее сообщалось, что реформу будет проводить Управление по финансовым услугам (FSA) во главе с Мартином Уитли. Изменения будут существенными: ставки будут рассчитываться на основе заключенных сделок, предусмотрена возможность использования альтернативных ставок, а манипулирование ставками станет уголовным преступлением.Уитли представил доклад, согласно которому право расчета LIBOR должно перейти к FSA. Помимо этого, на его взгляд, необходимо снизить количество валют, а также периодов времени, для которых рассчитывается LIBOR. На данный момент в общем итоге рассчитывается 150 ставок (10 валют, 15 периодов). История вопросаСтавка LIBOR - долгожитель рынка. С 1984 г. начали закладываться основы современного принципа ее расчета. Сегодня все выглядит довольно просто: LIBOR задают каждый рабочий день специалисты Британской ассоциации банкиров (British Bankers Association). Они опрашивают 16 крупнейших банков Великобритании по стоимости их заимствований на "сегодня". В расчет принимаются заимствования на 15 разных периодов от овернайта до одного года в долларах, евро, иенах, швейцарских франках - всего в 10 валютах. 4 самых низких и 4 самых высоких значений отбрасывают, из оставшихся 8-ми вычисляется среднее – это и есть LIBOR. Уитли предлагал сократить это число до 20 в течение года, а публикацию LIBOR для австралийского, канадского и новозеландского долларов, а также датской и шведской крон необходимо прекратить. Вероятнее всего, Базельский комитет будет придерживаться именно данной стратегии при внесении предложений отказа от ставки LIBOR.

15 октября 2012, 17:39

Рассерженные домовладельцы засудят банки США

Американские домовладельцы подали иск против 12 крупнейших банков мира.Процент ипотеки, привязанной к ставке LIBOR Согласно информации издания Financial Times домовладельцы утверждают, что манипуляции со ставкой LIBOR способствовали росту выплат по их ипотечному кредиту, в результате чего они лишились своей собственности, так как не были в состоянии оплачивать растущие счета. Банки были обвинены в незаконном обогащении за счет преднамеренного манипулирования LIBOR. Согласно версии истцов банки были заинтересованы в росте ставки LIBOR в определенные периоды, когда проводился перерасчет плавающих ставок по ипотечным кредитам.Причем у истцов имеется весомое доказательство такой деятельности банков: согласно статистическому анализу ставка LIBOR постоянно повышалась именно в первый день каждого месяца в период с 2000 по 2009 гг. Однако более яркая динамика прослеживается в 2007-2009 гг., когда ставка в дни перерасчета подскакивала на 7,5 базисных пунктов."Каждый из моих клиентов понес ущерб в тысячи долларов", - заявил адвокат истцов. Ссылки по теме Власти США нашли "ипотечные грехи" Wells Fargo JP Morgan может потерять $22,5 млрд США ожидает новая волна ипотечных конфискаций Согласно информации издания Financial Times число истцов потенциально может увеличиться до 100 тыс. Среди банков, которым предъявлен иск, UBS AG, Bank of America Corp. и Royal Bank of Scotland Plc.Ранее около 200 тыс. заемщиков обратились с требованием о пересмотре результатов отчуждения недвижимости. Это необходимо для получения компенсации в случае выявления нарушений или халатности в обслуживании ипотечных долгов, а также в процессе обращения взысканий по ним. Фактически банки могут поплатиться за излишне агрессивные действия, которые имели место быть в период между 1 января 2009 и 31 декабря 2010 гг. Среди банков, которые будут вынуждены выплатить компенсации, могут оказаться такие финансовые гиганты, как Bank of America, JP Morgan Chase, Citibank, HSBC, MetLife Bank, PNC Mortgage и Wells Fargo. В результате банки могут быть вынуждены заплатить по каждому из обращений от $500 до $125 тыс. за совершенные ошибки. Эти ошибки могут включать отчуждение недвижимости у тех заемщиков, у которых не было дефолта по их ипотеке, или отклонение ходатайства об изменения условий кредитования даже при том, что оно должно было быть одобрено в соответствии с указаниями правительства.Также стало известно, что Федеральная резервная система и Управление контролера денежного обращения Министерства финансов США продлили для заемщиков крайний срок подачи заявлений о пересмотре взысканий по ипотеке, который установлен до 30 сентября.