• Теги
    • избранные теги
    • Показатели115
      • Показать ещё
      Разное737
      • Показать ещё
      Компании1261
      • Показать ещё
      Страны / Регионы476
      • Показать ещё
      Издания93
      • Показать ещё
      Международные организации30
      • Показать ещё
      Формат40
      Люди134
      • Показать ещё
      Сферы2
24 мая, 07:07

Libor-OIS может задержаться на уровне 2015г из-за ФРС: График

(Bloomberg) -- Разрыв между ставкой по трехмесячным межбанковским долларовым кредитам и безрисковыми ставками с аналогичным сроком погашения, известный как спред Libor-OIS, сократился до уровня, последний раз наблюдавшегося, когда Федеральная резервная система начала повышать ставку в 2015 году. Недавнее сужение говорит о том, что спред...

18 мая, 11:20

Индекс экономических сюрпризов опустился до нового минимума

У участников рынка остается все меньше уверенности в том, что до конца текущего года ФРС сможет еще дважды повысить ставку по федеральным фондам. Короткие ставки Libor (до года) в последнее время снижались, а доходность 2-летних гособлигаций США, ранее в этом месяце достигшая 1.36%, в данный момент тестирует уровень 50-дневного скользящего среднего в районе 1.27%. Индекс экономических сюрпризов опустился до нового минимума. Это означает, что выходящая в последнее время экономическая статистика в основном оказывается хуже ожиданий. И хотя промышленное производство в США в апреле показало неплохой рост (+1.0% м/м), сам индекс сейчас примерно на 1.4% ниже максимума, зафиксированного в ноябре 2014 г. Кроме того, большинство других макроэкономических индикаторов (например, количество домов, начатых строительством) выглядит по-прежнему слабо; правда, и процент кредитов, по кото

18 мая, 09:13

Макроэкономика: неравномерное восстановление, - Нил Маккиннон,глава подразделения по макроэкономической стратегии на глобальных рынках ВТБ Капитал

У участников рынка остается все меньше уверенности в том, что до конца текущего года ФРС сможет еще дважды повысить ставку по федеральным фондам. Короткие ставки Libor (до года) в последнее время снижались, а доходность 2-летних гособлигаций США, ранее в этом месяце достигшая 1.36%, в данный момент тестирует уровень 50-дневного скользящего среднего в районе 1.27%.

17 мая, 16:03

ЦБ надавит на рубль изъятием валюты у банков

Банк России резко ускорил процесс изъятия валюты из банковской системы на фоне непрекращающихся жалоб Минэкономики и Минфина на «переукрепление» рубля. Спустя три недели после того, как президент РФ Владимир Путин заявил, что власти ищут «рыночные способы» повлиять на перегретый валютный рынок, ЦБ вдвое увеличил требования к банкам по возврату долларовых кредитов, которые были выданы на пике кризиса в 2014-15 гг.  В ходе очередного аукциона валютного репо на этой неделе ЦБ предложил банкам 1,9 млрд долларов, тогда как погасить банкиры должны 2,3 млрд. В результате из банковской системы в резервы ЦБ уйдет 400 млн долларов, а общий объем валютной подпитки банков опустится до минимума с декабря 2014 года.Лимиты по валютным кредитам центробанк аккуратно сокращает уже почти два года: эти операции изначально задумывались как временные, напоминает аналитик ФК «Уралсиб» Ирина Лебедева.Но если раньше ЦБ забирал по 200 млн долларов в неделю, то в начале мая перешел к шагу в 300 млн долларов, а теперь увеличил его до 400.Этими мерами ЦБ «поддерживает спрос на иностранную валюту на внутреннем рынке, что должно препятствовать укреплению рубля», объясняет Лебедева.«При этом спрос на аукционах остается стабильно высоким», — отмечает она: судя по объему поданных заявок банки не желают расставаться с валютой и, наоборот, просят дополнительной подпитки.В понедельник банки просили 2,9 млрд долларов, из которых 500 млн — новые кредиты, а разрыв между заявками банков и предложением достиг рекордных за 2 года 1 млрд долларов. Ставка вплотную приблизилась к 3% годовых, что втрое выше котировок межбанковского рынка Лондона (LIBOR).В ближайшие месяцы ЦБ может полностью свернуть валютное кредитование, говорит главный экономист ING по России и СНГ Дмитрий Полевой. С шагом в 400 млн долларов на это потребуется 9 недель.Следующим ходом центробанка теоретически могла бы стать прямая скупка валюты в резервы — очевидно, в кругах власти есть группы, которые лоббируют такой подход, отмечает аналитик «Финама» Тимур Нигматуллин.«Дискуссия идёт уже не столько вокруг влияния на российскую экономику со стороны „недостаточно“ крепкого или слабой нацвалюты, сколько из-за целесообразности реализуемой Центробанком последние два года стратегии плавающего курса рубля в целом», — говорит он.ЦБ, очевидно, против: в докладе в начале недели он заявил, что политика слабого рубля тормозит рост производительности труда, затрудняет высокотехнологичный импорт и является налогом на население.«Интересно только, устоит ли наш Центробанк в стремлении таргетирования инфляции», — резюмирует Нигматуллин. © http://www.finanz.ru/novosti/valyuty/cb-nadavit-na-rubl-izyatiem-valyuty-u-bankov-1002020518

Выбор редакции
16 мая, 02:17

HSBC settles bondholders' claims of Libor manipulation

NEW YORK (Reuters) - HSBC Holdings Plc has settled claims by a group of U.S. bondholders that it conspired with rivals to rig the Libor benchmark interest rate, according to a New York court filing...

Выбор редакции
15 мая, 02:08

What Do Rate Hikes Have To Do With Crashing Libor-OIS Spreads?

One of the more perplexing moves in recent weeks has been the rapid collapse in the Libor-OIS spread, traditionally a signal of bank credit risk, which has confused many rates traders due to contradictory signal it is sending in a world in which the Fed is supposedly tightening. As we pointed out last Friday, one probable explanation for this is the gusher of bank funding availability that the world's central banks (and even more so China) has unleashed. Nowhere is that more evident than in the total decoupling between "easing" financial conditions, and "tightening" monetary policy. ... something which Goldman itself pointed last week, when it remarked that its financial conditions index was the 'easiest' it has been in 2 years. Furthermore, another potential explanation for the plunge in the spread emerged two weeks ago, when DB's rates strategists suggested that it could be a function of Japan's sudden revulsion toward US paper, and especially hedged Treasury exposure, which Deutsche pointed out resulted in a sharp tightening in the JPY cross-currency basis, which in turn compressed Libor-OIS. Now, in a follow up note, Deutsche picks up where it left off at the end of April, and highlights what we documented last week, namely that since peaking last September at 44bps, 3m Libor-OIS has collapsed each time the market got excited about higher rates. In fact, whenever the fed funds implied probability of a rate hike jumped just prior to an upcoming FOMC meeting, a drastic narrowing of Libor-OIS ensued. So the question then is what do rate hikes have to do with Libor-OIS spreads? According to Deutsche Bank, the simple answer is that all signs point to the problem being there is weak demand for short-term unsecured borrowing. As short rates increase, banks have little reason to pay up for short-term funding when they can just term out their debt. The yield curve remains very flat, and demand for corporate debt seems ever insatiable. Although there is still plenty of activity in the commercial paper market, banks are issuing opportunistically only at rates favorable to them. This week, the rate on a 90-day AA financial CP was 1.06%, virtually unchanged since after the March hike. At the same time, DB notes that cash has been trickling back into prime money market funds. The spread between prime institutional fund yields and government institutional fund yields, although smaller than at the beginning of the year, remains very attractive at 30 bps currently. Of note, six months after money market reforms and exactly zero funds (that we know of) had dropped below a $1 NAV, money market investors are venturing back into prime funds for better returns on their cash. In May, prime money funds saw total assets rise above $400bn for the first time since October. With these dynamics in mind, a number of things would have to happen to reverse the tightening in Libor-OIS. First, if the Fed slows its rate hikes in favor of letting its SOMA portfolio mature, longer rates should climb and the curve would steepen. Second, if credit spreads widen, banks would also find it more expensive to issue term debt. In both these scenarios, bank issuers might bring some of their funding back to the front end, which should drive up CP rates and consequently Libor. Another possibility is if bills cheapen, perhaps driven by an increase in net supply, government money funds could become attractive to investors again and some of their assets might come back from prime funds. This in turn reduces the pool of cash looking to invest in commercial paper, which also drives up their rates.

11 мая, 18:53

Betting Against A June Rate Hike? Something's Going On

We noted yesterday that the recent trend of increased volumes into Eurodollar future out-months was 'odd'... But the sudden surge in interest in Eurodollar calls (vs puts) suggests more than just a few prop bets are being placed on the fact that The Fed does not hike rates in June. As Bloomberg notes, preliminary futures open interest data for Wednesday shows steep increases in several Jun17 eurodollar call strikes, consistent with view that Fed won't hike in June amid tightening FRA/OIS spread. However, these options bets have largely gone unnoticed as futures-market-implied odds (which the majority of investors are shown) of a June hike have been steady at around 80% for a week. A second consecutive drop in 3-month dollar Libor setting Wednesday prompted a flurry of dovish Fed bets and waves of buying across Jun17 eurodollar futures. And furthermore, the Fed Fund Futures curve has flattened dramatically - signalling lost faith in The Fed's hiking trajectory... And while these bets are being placed - against a June rate hike, the LIBOR-OIS spread - traditionally a signal of bank credit risk, has collapsed back to historic norms.   One probable explanation for this is the gusher of bank funding availability that the world's central banks (and even more so China) has unleashed. Nowhere is that more evident than in the total decoupling between "easing" financial conditions, and "tightening" monetary policy... Despite two rate hikes, Goldman's financial conditions index has improived to its 'easiest' in 8 months - thanks to the world's policy-makers fungible money spigot to keep the dream of reflation alive (as evidenced in the chart above by the S&P 500). This means, according to Bloomberg's Mark Cudmore, that The Fed’s room to tighten is being underappreciated. The market adjustment, when it comes, will be felt more in the front end than the long end of the U.S. rates curve.   Rates markets are only pricing one-and-a-half more hikes in 2017. That seems reasonable in the blinkered context that inflation shows little sign of accelerating out of control. However, monetary policy analysis needs to be updated.   Amid an excess of global liquidity, inflation is being dominated by macro factors. Commodity prices and technological innovations, rather than marginal short-term interest rate adjustments, are top-most in people’s minds.   The last two Fed rate hikes had no sustained tightening impact. In fact, financial conditions in the U.S. are the loosest they have been in almost three years, and approaching the extreme of the historical range going back 27 years.     This suggests that the Fed has plenty of room to tighten policy. Why wouldn’t they take steps to normalize while they can get away with it?   Ignoring the fact that this yet again argues for a rethink of inflation targeting and using short-term interest rates as the primary policy tool, it’s important investors don’t misinterpret the rationale and implications of any tightening.   The next Fed moves won’t be driven by accelerating growth or runaway inflation, so the yield curve shouldn’t steepen. But a subsequently flatter yield curve shouldn’t be read as signifying a policy misstep.   This is just the way of the future. There is extremely abundant liquidity globally due to the expansion of central bank balance sheets. While that’s the case, old economic analysis frameworks are outdated and inadequate. Which confirms what Morgan Stanley wrote, Along with record high stocks, credit spreads at the tights since 2014, the broad dollar index continuing to hold little changed about 3% below the high hit in December, and longer-end yields remaining slightly lower year to date, historically low volatility across asset classes adds to a picture of very easy broad financial conditions. So does all the money in the short end helping keep CP yields and LIBOR lower as fed funds rate expectations have been moving up.   So the capitulation in pricing of a future reversal in the persistent LIBOR-OIS tightening trend in the past few months accelerated and had a large impact on swap spreads on top of more swapped issuance of corporate bonds by banks. The spot LIBOR-OIS spread fell another 0 7 by to 14 bp, another low since before the first Fed rate hike in 2015 after a 20 by drop in the past two months. That's not far now from the 9bp average from 2004 through the first half of 2007 (before getting as high as 364bp on October 10. 2008. maybe the single most extreme financial market price of the whole crisis). The forward LIBOR-OIS spread to June fell to 14.8bp. down from 15.8bp Tuesday and 19.4bp Friday mostly giving up on any near-term widening. The LIBOR part of that was reflected in the Jun 17 eurodollar futures contract rallying 2bp to 1.265%, down from 1.305% Friday, even as Jul 17 fed funds futures held steady at 1.11%. pricing an 83% chance of a June rate hike, up from 1.095% Friday. Never mind seeing a transmission from the fed funds rate to broad financial conditions in impacts on stocks, long-end yields, the dollar. et al., if higher fed funds rate expectations struggle to even get traction in raising short-term market interest rates. Which translated into english implies The Fed has lost control of the transmission mechanism of its operations, just as we noted Goldman concerned about, which brings up another question: If the Fed retains its ability to steer financial conditions, why have financial conditions eased recently despite ongoing hikes? The answer is that Fed policy—especially Fed policy communicated around FOMC meetings—only accounts for a relatively small part of the ups and downs of financial conditions. And other developments such as the sharp pickup in global growth have been helpful for US financial conditions by boosting risk assets while keeping the US dollar from appreciating sharply in response to higher short-term interest rates. While it is difficult to say whether future non-monetary policy shocks will be positive or negative for US financial conditions, our finding that the impact of Fed policy on financial conditions remains (at least) similar to the longer-term average suggests that Fed officials should be able to achieve their goals for financial conditions by moving the funds rate if they try hard enough.   Fed Policy Retains Sizable Impact What Goldman really meant to say is that the Fed's 50 bps in rate hikes since December have been drowned and offset by the trillions in new credit created out of China. That credit expansion is now ending however, and China's credit impulse has tumbled into negative territory (but that's a different topic). Going back to Goldman, Hatzius adds that "we find that the sensitivity of financial conditions to monetary policy shocks has been quite high recently, at least when we identify these shocks using bond market moves around FOMC meetings. This suggests that the easing of financial conditions is due to other factors, most obviously the improved global environment, not reduced traction of monetary policy." What form will this monetary tightening "shock" take place? " Our best (though uncertain) answer is that the committee will need to deliver 50-75bp more hikes per year than priced in the forwards to stabilize the economy at full employment. This is roughly consistent with our current funds rate call that we will see an average of 3-4 hikes per year through the end of 2019, compared with market pricing of just over 1 hike." Of course, if Goldman is wrong and the Fed has no intention of sending risk assets into a tailspin with a monetary policy "shock", then there is no saying just how much further the combined effort of China's gargantuan, if cooling, credit expansion, coupled with the "dovishly" hiking Fed can take stocks. However, by now it is becoming clear to even the most resentful permabulls - and even Goldman  - that the longer the Fed delays the day of reckoning out of pure fear of the unknown, the greater the chaos and loss in asset values when the Fed no longer has the luxury of picking when to pull the switch.

11 мая, 02:30

6-Month Window & A Fiscal Fumble? Things That Don't Matter Could Matter Again...

Authored by Jason Leach via FusionPointCapital.com, The first six to nine months of a presidential term are arguably the most important thanks in large part to staggered elections put in place by our forefathers. The Bush tax cuts, Clinton's tax hikes, and the serious groundwork for Obamacare were accomplished during this time frame. President Trump and a balkanized Republican party have taken on ACA repeal/replace during this critical six month window, aiming to use fiscal year 2017 reconciliation (simple Senate majority but “nuclear” to cooperation) to get something passed before the Fall (the current House bill is dead on arrival in the Senate). Then, after this self-immolation, they aim to use the same reconciliation process to get something done on tax reform in fiscal year 2018 (they have a one-pager to work off as of now), and hope to tack on infrastructure and ongoing deregulation going into the 2018 midterm campaign season. In the last four years, perhaps the least cohesive congress in history has passed the least legislation in over 200 years. After Obamacare passed (via reconciliation) and the subsequent killing of the use of earmark horse trading to corral votes (remember Nebraska?), the 2010 Tea Party insurgence became the “All Pros of No”, or the shutdown defense against anything serious getting done during Obama's remaining years. Now, the six month window will probably close without real structural change to healthcare, tax reform will then likely be pushed into 2018/2019 (and be “tax relief” not reform), and infrastructure could well fall prey to pre-midterm stasis (Democrats not throwing a lifeline to “Reconciliation Republicans”). Meanwhile, with a string of solid jobs numbers (despite anemic sub 3% growth in average hourly earnings instead of hoped for 3-5% to outpace inflation), the Fed is intent on making the “fiscal hand off”, with two rate hikes in the last six months (and unless rumors of Fed nervousness about the deteriorating credit situation are true) another hike in June (market is pricing in ~70%). Remember “Three Steps and a Stumble” from Pulling Awesome Forward? And, after seven years of feeding another asset pricing cycle (stocks, real estate) instead of productive “virtuous” cap ex cycle (outside the oil patch discussed in Crude Compression), the Fed plans to start reducing the size of the bloated $4.5 trillion balance sheet starting at the end of the year. Ben Bernanke expressed this past week that he is “calm about unwinding part of the balance sheet”, but he neglected to mention that no country has ever exited QE, so it may get rocky (if it happens at all as many view QE as a permanent part of central bank policy at this point). After the election, consumer sentiment ("soft data") reached 17-year highs, and small business sentiment surged to 2004 levels, recording the biggest one month surge since 1980 in January. These “animal spirits” propelled markets to new highs just this past week, despite the Atlanta Fed's GDPNow first quarter 2017 GDP forecast (that is, “hard data”, not sentiment) coming in at a severely revised down 0.2%. Consumer spending continues to lag sentiment with consumption at its lowest level in seven quarters. Business and consumers are sentimental but the virtuous cycle is not in gear. It's just the annual first quarter blip right… Let's Talk About Credit… It's curious that the rise in LIBOR, affecting everyone with a credit card and an adjustable rate loan, is being overlooked by so many. The credit canary in the coal mine is wheezing a bit and with delinquencies on all loan bases rising - subprime mortgage, autos, and Capital One confirmed subprime credit cards are starting feel the pain (remember the Capital One turn in '06?). That said, financial conditions and the overall market cycle has been a big focus at Fusion Point Capital. Chief Market Technician Arun S. Chopra CFA CMT has been keeping members in front of the cyclical process through a variety of longer term indicators. This is paramount at this stage of the cycle. Some of the things Arun and I have been watching related to the overall macro story. Libor and the dollar started rising in 2014, the end of QE expansion, the start of tightening conditions that crashed commodities (i.e., oil), led to a string of Yuan devaluations and roiled markets (LIBOR is up 5X from bottom and double from one year ago, and is the effective borrowing cost for dollars worldwide). The dollar is now sitting on its rising 50 week moving average, an important overall trend level and signal (the Trump team has been talking down the greenback of late, we will see, but a move back up in the Indomintable Dollar is deflationary and oil could get hit again along with high yield, multi-national earnings, Emerging Market debt, etc.) At the same time in 2014, we saw the yield curve peak (i.e., potential peak in economic expansion as flattening yield curve presages economic downturns) There is still a 1% spread between the short and long end of the yield curve (before inversion), which can change quick depending on macro trends.  Markets, Valuations, and Sentiment Forward Street earnings are resurgent on “rebounding” oil (not so much anymore), anticipated tax cuts, infrastructure and deregulation – the reflationary “fiscal hand off” – all of which are looking like they are not occurring in 2017, and increasingly unlikely in anticipated form in the first half of 2018. Full year S&P 500 earnings for 2016 came in at $106. Current full year earnings estimates are $130 for 2017 and $147 for 2018, implying 23% earnings growth in 2017 and another 13% in 2018. Citi estimated recently that every 1% of tax rate reduction adds roughly $1.75 of full year EPS to S&P 500. A significant amount of the 23% earnings growth anticipated above is based on the Trumponomics “reflation” and tax reform. Again, it does not look like it is coming soon, if at all in substantive form so take a hair cut to that S&P 2017 and 2018 earnings estimates of $130 and $147? The much maligned non-timing tool of PE10 stands near its second highest level ever at ~30x and trailing P/E is ~25X. Remember, higher P/Es are justified by low rates and NPV (the TV says so). Additionally, and this is a point of emphasis, fully 96% of companies are now reporting non-GAAP earnings (removing “one-time” items), up from 70% in 2014, and less than 50% in 2009. That is, the one-time items boosted GAAP earnings for 2016 by 12%, to $106 from $95 – which is about the same level as 2013 when the S&P 500 traded 30% lower. Right now, the market is easy peasie. It's invincible - ostensibly due to overcoming every brief elevator down blip over the past 8 years of Fed asset price control. What happens when it becomes apparent there is a fiscal fumble? Things that don't matter could possibly matter again…

10 мая, 10:17

Эмпирический пут-колл паритет или как ломается модель Блэка-Шоузла

Благодаря поступающим комментариям к платформе OptionSmile (спасибо, Кирилл Браулов) выяснилась одна интересная вещь с эмпирическим непараметрическим подходом, который лежит в ее основе.  А именно, как соблюдается пут-колл паритет в оценках Fair Value опционов. Напомню, что суть его в том, что разница между ценой пута и кола должна быть равна разнице между страйком и ценой баз.актива. Если это равенство не соблюдается, то возникает арбитраж. Например, купив пут и продав колл на одном страйке, можно создать короткую позицию по БА. Если не соблюдается пут-колл паритет, то можно теперь захеджироваться, купив базовый актив и получить доходность без риска. В риск-нейтральном мире, в котором работает модель Блэка-Шоулза, вы всегда должны такой комбинацией зарабатывать безрисковую процентную ставку. Поэтому точная формула пут-колл паритета выглядит так:                               P-C = X*e-rt-S    P и С — цены пута и кола, соответственно            Х и S — страйк и цена БА            e-rt — дисконтирующий множитель, приводящий страйк к текущему периоду Поскольку в системе OptionSmile все показатели нормированы на текущую стоимость БА, т.е. S, будем использовать немного иной вариант паритета:                               P-C = X-F Где F — это будущая (форвардная) цена базового актива, равная S*ert , т.е. мы не страйк дисконтируем, а считаем будущую цену БА на экспирации. На графике это схематично выглядит так   Возьмем режим рынка, который был рассмотрен в одной из методических статей, посвященной анализу распределения доходности БА. Это режим перепроданности (RSI(14) 100) посчитать вмененную волатильность невозможно, т.к. если посмотреть на графики справедливых цен путов выше или в таблицу, то виден парадокс: Fair Value путов меньше их внутренней (intrinsic) стоимости, что для риск-нейтрального мира полная ересь. Получается отрицательная временная стоимость и формула БШ ломается на этом месте. Однако в реальном мире такое возможно, т.к. в этом конкретном режиме рынка мат.ожидание доходности БА сильно положительное, что очень существенно снижает стоимость хеджирования этого опциона (а это и есть его цена). Конечно, если бы такая была цена на рынке, то нашлось бы много желающих купить такой пут, продать колл и всю конструкцию захеджировать покупкой БА. Доходность без риска была бы равна мат.ожиданию доходности БА, в нашем примере 1.52% (38.2% годовых). Но, разумеется, это не возможно, т.к. при текущей безрисковой ставке близкой к нулю такая доходность была бы сразу ликвидирована (arbitrage out) HFT роботами. А вот если бы сама безрисковая ставка выросла до 38.2%, то опционы на рынке стоили бы стоили приблизительно таких денег, как на синих графиках выше: путы бы сильно подешевели, а колы подорожали. Пока существует диспаритет между этими двумя ставками, будет сохраняться и разница в оценке.   Возникает еще один резонный вопрос, а зачем тут вообще опционы. Можно же просто покупать БА, когда RSI

06 мая, 23:29

How The US Government Let A Giant Bank Pin A Scandal On A Former Employee

The following is an excerpt from David Enrich's nonfiction financial and legal thriller The Spider Network: The Wild Story of a Math Genius, a Gang of Backstabbing Bankers, and One of the Greatest Scams in Financial History.  (Read part of the prologue here; another excerpt can be found here) This excerpt takes place shortly after the accused mastermind of the Libor scandal, Tom Hayes, is fired from his job at Citigroup, kicking government investigations into interest-rate-rigging into a higher gear. How The US Government Let A Giant Bank Pin A Scandal On A Former Employee Chris Cecere handed in his resignation from Citigroup shortly after his subordinate Tom Hayes was fired for manipulating Libor in September 2010. Cecere’s departure was voluntary, but Citigroup had told him he might be fired if he didn’t step down on his own. His cell phone and e-mail were quickly disconnected. Always the salesman, Cecere described his resignation to Hayes as an act of protest -- he said he did it “in disgust.” Cecere wasn’t terribly worried about the future: He was already in talks to join a huge international hedge fund, Brevan Howard, as a trader in its Geneva headquarters. Before leaving Tokyo, Cecere had one last thing he wanted to do: take a shot at Mike Pieri, a UBS manager who had previously been Hayes’s boss. Cecere called a friend at UBS and told him exactly why Hayes had been fired. Was UBS aware, Cecere asked, that Hayes and Pieri had been doing the same thing during their time together? Given the escalating nature of the government investigations, he suggested, perhaps it would be in the Swiss bank’s interests to take a look at Pieri’s and Hayes’s records. The message was passed up the chain of command at UBS and, miraculously enough, it wasn’t shunted aside. Instead, the bank decided that someone needed to trawl through Hayes’s communications to see what they contained. Who would handle this distasteful task? Not, it turned out, the compliance department or the bank’s legal team or an outside law firm. UBS instead told Pieri to investigate himself and his former underling. Pieri decided it would be simplest to focus solely on Hayes’s communications with another UBS underling, Mirhat Alykulov. Pieri quickly reported that, lo and behold, Hayes and his mentee had been trying to move the bank’s Libor submissions to benefit their trading portfolios. That was enough to prompt UBS to take things more seriously. Pieri was relieved of his investigative responsibilities in favor of a major U.S. law firm, Gibson, Dunn & Crutcher. It didn’t take long for the attorneys to grasp the depth of the problem: It wasn’t just a couple of Tokyo traders freelancing as Libor manipulators. The wrongdoing was institutional, stretching from Tokyo to Singapore to London to Zurich, and involving not just low- and mid-level traders but also their managers, their managers’ managers, and even some high-ranking executives who either knew what was going on or should have. And it involved numerous banks and brokerages -- a systemic racket. Gary Spratling, a mustachioed partner from Gibson Dunn’s San Francisco office, delivered the bad news to UBS executives: If the bank didn’t play its hand right, it was headed for billions of dollars in financial penalties, or worse. After all, prosecutors in the United States seemed to be dying to give the public what it wanted by filing criminal charges against a major bank. But Spratling -- a master tactician and a specialist in antitrust law -- had an idea. Antitrust laws in many countries included provisions granting immunity or leniency to those who were first to report problems. (In the United States, antitrust regulators even give partial amnesty to the second company to tattle.) If UBS raced to the authorities in the United States and elsewhere before anyone else did, and not only confessed its own sins but also promised to help build cases against its rivals, it might win leniency. Spratling made it clear that there didn’t seem to be other good options. So, starting in December, UBS and its lawyers embarked on a worldwide damage-control tour, meeting at least a dozen antitrust authorities and banking regulators in Switzerland, England, the United States, Japan, the European Union, even Canada. At each stop, the bank owned up to what it had found -- what looked like an industry-wide effort to skew yen Libor and other iterations of the benchmark -- and supplemented its admissions with a sampling of the e-mails, chat sessions, and recorded phone calls that the internal investigators had unearthed so far. The bank offered to provide extensive cooperation, including by serving up UBS employees as witnesses and countless gigabytes of electronic evidence, in exchange for full or partial immunity. It was a seminal moment for investigators. Here was one of the world’s biggest banks, delivering what looked like a ready-made case on a silver platter. Until now, the Libor inquiries had focused mainly on two things: the practice of lowballing and the idea that individual traders at a handful of banks like Barclays were doing bad things in isolation. The investigations had been confined to a narrow time period -- 2007 and 2008 -- and only the U.S. dollar flavor of Libor. Now it was clear that the suspect activity occurred over a much longer period and in multiple Libor varietals. And, most important, it looked like there was a network of collusive behavior. That meant the scandal was much bigger than a random, haphazard attempt at manipulation, and it demolished banks’ claims that this was the work of just a few bad apples. Spratling had reason to be optimistic about his plan. One reason was that he knew how the system worked. Before joining Gibson Dunn, he had spent twenty-eight years working in the Justice Department, rising to become a deputy assistant attorney general in charge of prosecuting international cartels -- precisely the type of case that UBS was now owning up to being part of. Thanks to his long government career, Spratling had fostered some useful relationships. One of those was with his former subordinate, Scott Hammond, who by 2011 was the top criminal prosecutor in Justice’s antitrust division. Hammond had helped devise the leniency program for self-reporters that Spratling now hoped to take advantage of. The two men remained close. Spratling’s strategy worked even better than he reasonably could have hoped. Antitrust authorities in Washington, Brussels, and Bern tentatively accepted the bank’s deal and offered it at least partial immunity. But the bigger victory, the more stunning one, was that UBS somehow ended up in a position to set the course of the unfolding investigations. As part of its agreements to cooperate, UBS volunteered to handle the massive task of sifting through millions of pages of records and interviewing witnesses. That appealed to the regulators, who were constrained by tight budgets and busy schedules and didn’t want to squander scarce resources on a wild-goose chase. But it also meant that crucial work -- the act of laying the first bricks in the investigative foundation -- was outsourced to a very biased party. UBS and its high-priced hired guns would now be the ones determining which evidence and witnesses showed up on regulators’ and prosecutors’ radar screens. If UBS didn’t discover certain evidence, or decided for whatever reason not to share it with the authorities -- well, it would probably never come to light. So, before sending out subpoenas to UBS to ascertain the potential roles played by its senior executives in the scandal, the CFTC asked Gibson Dunn how to frame the legal documents. The law firm insisted that the subpoenas’ scope be narrowed to only look at formal boardroom minutes and other official company documents, not e-mails, chat transcripts, phone calls, or handwritten notes -- and the CFTC agreed, bowing to the firm’s assertion that anything wider would be unmanageable. When Gibson Dunn reported that UBS had destroyed all of the recordings of employee phone calls in Tokyo, there was nothing much that investigators could do. Nor did they complain about the fact that UBS had blacked out the identities of certain people, presumably executives, included on various internal e-mail chains that the bank handed over. And they had to trust Gibson Dunn’s matter-of-fact determination that eight million of the documents that UBS had initially flagged as relevant to the investigation simply wouldn’t be available to U.S. or British regulators because they were housed on the bank’s Swiss computers and therefore fell under the country’s stringent bank secrecy laws. This was a fantastic turn for UBS, which could now attempt to confine the investigation to an isolated group of wayward employees who no longer worked for the bank or at least already had been suspended. Sure, mistakes were made, but the guilty parties had been cleared out and the bank had come clean. Even better, UBS could steer the investigators away from the corner offices. And so, when the CFTC asked Gibson Dunn to come up with a list of individuals who should be on the subpoenas that the agency was preparing to send to UBS -- names that would determine the search terms that the bank used to sieve through millions of pieces of internal communications -- one was especially prominent: Tom Hayes.

05 мая, 14:44

Металлоинвест подписал соглашение о привлечении кредит PXF на $1,05 млрд

Металлоинвест подписал соглашение с клубом банков о привлечении предэкспортного финансирования ("PXF-2017") на общую сумму $1,05 млрд. с возможностью увеличения лимита на $450 млн., говорится в пресс-релизе компании По условиям соглашения PXF-2017 имеет два транша: $800 млн. – пятилетний транш с погашением долга в 2020–2022 гг.; $250 млн. – семилетний транш с погашением долга в 2022–2024 гг. Оба транша имеют плавающую процентную ставку, привязанную к месячному LIBOR. Средства по новому соглашению, выборку которых предполагается осуществить в июле после выполнения ряда отлагательных условий, будут направлены на частичное рефинансирование привлеченных ранее PXF-кредитов на более выгодных коммерческих условиях, отмечает компания. В сделке приняли участие 17 финансовых институтов из Европы, США, Китая, Японии и России. "В 2017 году компания в рамках существующей финансовой политики продолжила работу, направленную на заблаговременное рефинансирование долга и оптимизацию условий заимствований. Благодаря финансовой устойчивости и взвешенному подходу к управлению долговым портфелем Металлоинвест имеет высокую оценку кредитного качества как со стороны банков, так и инвестиционного сообщества, что подтверждено большим интересом участников финансового рынка к PXF-2017 и новому выпуску еврооблигаций компании, размещение которого состоялось 2 мая 2017 года. В результате суммарный объем рефинансирования валютной задолженности составит 1,7 млрд долл.", - отметил Андрей Варичев, генеральный директор управляющей компании Металлоинвест. Алексей Воронов, директор по финансам кправляющей компании Металлоинвест, добавил: "Привлечение PXF-2017 позволит улучшить параметры портфеля заимствований компании с точки зрения графика погашений и стоимости обслуживания долга. Использование средств от PXF-2017 на частичное погашение имеющихся на данный момент предэкспортных кредитов в совокупности с рефинансированием 667 млн долл. еврооблигаций за счет нового выпуска ценных бумаг позволит снизить выплаты по долгу компании в 2017–2020гг. практически в два раза – до 1,7 млрд долл. с 3 млрд долл. по состоянию на конец 2016 года".

05 мая, 13:04

"Металлоинвест" привлек у банков $1,05 млрд

"Металлоинвест" подписал соглашение с клубом банков о привлечении предэкспортного финансирования ("PXF-2017") на общую сумму $1,05 млрд с возможностью увеличения лимита на $450 млн. Об этом говорится в сообщении компании. По условиям соглашения PXF-2017 имеет два транша: $800 млн долл. – пятилетний транш с погашением долга в 2020–2022 гг.; $250 млн – семилетний транш с погашением долга в 2022–2024 гг. Оба транша имеют плавающую процентную ставку, привязанную к месячному LIBOR. Средства по новому соглашению, выборку которых предполагается осуществить в июле после выполнения ряда отлагательных условий, будут направлены на частичное рефинансирование привлеченных ранее PXF-кредитов на более выгодных коммерческих условиях. В сделке приняли участие 17 финансовых институтов из Европы, США, Китая, Японии и России.

Выбор редакции
01 мая, 01:29

Japan Is Dumping A Record Amount Of Foreign Bonds: Here Are The Implications

Back in February, around the time Bloomberg caught up to what we had been discussing for the past year, namely the historic dumping of US Treasurys by offshore official investors (such as central banks and reserve managers, just as the selling had in fact reversed and foreigners had resumed buying once more) we noticed that it was not China but Japan that had emerged as one of the most aggressive sellers of Treasuries following material Mark-to-Market losses on existing TSY holdings, prompting the foremost ex-Fed shadow banking expert Zoltan Poszar to declare the selling "a deer in the headlights moment". Fast forward two months, when according to the latest update from Deutsche Bank, Japan's revulsion to fixed income products has accelerateed, and the Pacific island was a net seller of foreign bonds again in the past week, divesting another $12bn worth of securities. It was not only the third straight week of selling out of Japan, according to MOF data, but more remarkably, the the year-to-date divestment of $66bn in foreign bonds YTD is the biggest since 2002, the first full year of such data is available. What is prompting the sudden liquidation? According to Deustche, "profit-taking most likely explains Japan’s selling." Ten-year Treasury yields declined in April to a lower level than any previous month since the Trump election. In the process, yen cross-currency basis has tightened to levels not seen since January 2016. Japanese investors use the yen basis (or more precisely, their derivative FX forwards) to hedge the currency risk of their coupon flows from non-yen bonds. The basis tightens when there is a drop in demand to swap yen for dollar. The next chart, which shows the distinctive inverse relationship between cumulative Japanese purchases of foreign bonds and the 3m yen basis, should be useful to anyone still confused by what has been the biggest driver behind the gradual drop and sudden recent spike in the USD-JPY currency basis: it all has to do with Japanese TSY demand, and hedging costs (which we pointed out had risen so high last August it made TSYs and JGBs look equally priced to Japanese investors). However, it's not just the Yen basis (and thus relative USD shortage) that is impacted by the Japanese appetite (or lack thereof) for US paper. As the Deutsche fixed income team writes, the lack of love shown by Japanese investors for Treasuries might also be responsible for low 3m Libor fixings and the collapse in Libor/FF spreads. The details: In US money markets where Japanese banks also raise dollars, the rates they’ve been paying on commercial paper and certificates of deposit have narrowed vis-a-vis the rates they pay on repos. CP and CD rates are of course used by banks as the main input for daily Libor submissions. Three of the 17 contributing banks to USD Libor are also Japanese. The narrowing of rates Japanese banks pay to borrow dollar using CP/CDs versus repos is further evidence that unsecured funding costs have dropped, which is reflected in the tightening in Libor-FF spreads. That said, the recent revulsion toward fixed income products out of Japan will probably not last for two reasons. First, as DB notes, April typically tends to be a month when Japanese investors sell foreign assets as they take profits at the start of the fiscal year. Seasonality would suggest that Japan becomes a buyer again in May, with especially strong appetite for foreign bonds in the July to September period. Consequently, we would look for Libor-FF spreads to find some support in the coming month, especially if Treasury yields become attractive again. The second reason comes from BofA. In a recent report, the bank's FX and rates strategists published a piece summarizing the investment plans of nine Japanese life insurance companies for the first half of their fiscal year (which began April 1st). This is what BofA found: Over the past few years in particular, insurers have been amassing foreign bonds, and particularly US Treasuries, but that fund flow will probably change if US rate hikes continue. Foreign bond investment is increasingly dependent on yields, FX, and FX hedge costs, and will probably become more fluid. In the United States, rate hikes are expected to continue, so the USD/JPY hedge cost cannot be expected to decline much. As par the plans announced, many will likely be less active in hedging foreign bond than last year. Investment in unhedged foreign bonds is expected to be heavily dependent on levels of FX relative to assumptions (see below), and it is more likely to increase. Domestic yields have sunk due to the BoJ’s negative interest rate policy, making fund management in JGBs difficult and prompting the major insurers to stop selling a number of yen-denominated life insurance products. In other words, the story remains largely the same in that domestic yields are too low for buying JGBs, and life insurers remain without any other option but to buy foreign bonds (Figure 1). However in a key change foreign bond purchases are likely to take place increasingly on a currency unhedged basis (Figure 2), which has two major implications for both Treasurys and US corporate bonds. First it reduces the need to reach for yield, which means less buying of BBBs and BBs and longer maturities; however it also means that Treasurys across the curve are suddenly far more attractive to Japanese buyers as investors will no longer need to offset up to 80 bps in hedging costs. Second Japanese life insurance buying is likely to be less steady and more tactical, depending on interest rates and FX. This means more (less) buying when rates vol is low (high). The FX assumption is that the USD/JPY is in the range 100-125 and will increase toward fiscal year end. That means currently at 111 we are in the middle of the range, but since the dollar is expected to appreciate buying will take place here and increase should the dollar weaken, decrease should it strengthen. This dynamic, together with recent technicals (recall earlier we showed that Treasury futures traders had just experienced the biggest short squeeze in history), mean that the reflation trade could be further jeopardized due to yet another feedback loop linking a weaker dollar (and thus USDJPY), with lower yields, which in turn leads to even more weakness in the USD, and so n. Ultimately, it will be up to the Fed to break this latest adverse feedback loop, although with the US economy growing at just 0.7% in Q1, it will take a significant leap of faith by Yellen and the "data dependent" Fed that US output will recover by Q2 when the Fed is expected to hike by another 25 bps.

Выбор редакции
24 апреля, 19:08

«Русал» конвертировал рублевую часть долга перед Сбербанком в доллары

«Русал» в марте 2017 года конвертировал кредит Сбербанка в размере 19,75 млрд рублей в доллары. Об этом говорится в проспекте ценных бумаг к новым шестилетним евробондам компании.Ставка по рублевой части долга перед Сбербанком составляла 10,9%. После конвертации в доллары ставка эквивалентна трехмесячной LIBOR (не менее 1% в...

22 апреля, 09:00

Банковские махинации и кривое правосудие

В августе прошлого года я рассказывал читателям "Бизнес-журнала" о грандиозном скандале, который по своему размаху перекрывал все финансовые аферы в истории, вместе взятые. Банки Barclays, HSBC, Королевский банк Шотландии (RBS) и еще с полдюжины "системообразующих" финансовых институтов планеты были пойманы за руку на противозаконном сговоре по искусственному занижению процентной ставки LIBOR. Масштаб махинаций определялся объемом […]

21 апреля, 08:22

МВФ: дествия ФРС обернутся банкроством 20% американских компаний

Ужесточение денежно-кредитной политики ФРС США может оказаться непосильным бременем для целого ряда американских корпораций, которые привыкли к ультранизким ставкам по кредитам и могут не выдержать повышения стоимости займов.

Выбор редакции
19 апреля, 12:43

Металлоинвест привлекает кредит PXF на $1,05 млрд

Металлоинвест согласовал с клубом банков основные условия привлечения предэкспортного финансирования ("PXF-2017") на общую сумму $1,05 млрд. с возможностью увеличения лимита на $450 млн. Основной целью привлечения PXF-2017 является рефинансирование существующих предэкспортных кредитов на более выгодных условиях, а также удлинение сроков погашения, говорится в сообщении Металлоинвеста. Новое соглашение предполагает стандартные ограничительные условия, ставка привлечения нового предэкспортного финансирования будет основываться на LIBOR плюс маржа. Компания находится на финальной стадии сделки и планирует подписать необходимую документацию в течение следующих нескольких недель.

18 апреля, 09:30

Британская оппозиция требует расследования роли Банка Англии в манипулировании ставками LIBOR

Министр финансов теневого кабинета (официальной оппозиции) Великобритании, лейборист Джон Макдоннелл требует провести срочное публичное расследование в связи с возможным участием должностных лиц Банка Англии в банковском сговоре с целью манипулирования Лондонской межбанковской ставкой предложения (LIBOR), пишет The Guardian.

16 апреля, 18:54

Libor rigging: chancellor urged inquiry into Bank of England allegations

Labour’s John McDonnell brands government silence over claim of collusion from within Threadneedle street as unacceptable John McDonnell, the shadow chancellor, is calling on Philip Hammond to hold an urgent public inquiry into whether Bank of England officials colluded in the rigging of the Libor rate.The senior Labour politician said Hammond’s silence on the issue was unacceptable after a BBC Panorama programme said it had evidence of pressure exerted by Threadneedle Street on the setting of Libor – the London interbank offered rate, which is the interest rate banks charge each other for short-term loans. Continue reading...

11 апреля, 17:13

Банк Англии уличили в попытках влиять на межбанковскую ставку

Журналисты телепередачи BBC Panorama обнаружили секретную запись, из которой следует, что Банк Англии пытался влиять на показатели Лондонской межбанковской ставки предложения (Libor) во время финансового кризиса. Libor - это средневзвешенная процентная ставка по межбанковским кредитам, которая оказывает существенное влияние на ставки по кредитам для населения, в том числе ипотечным.

08 сентября 2016, 16:23

СМИ наконец написали, что массовые банковские «самоубийства» могли быть убийствами.

В 2015 году по всему интернету распространилась популярная «теория заговора» в связи с загадочными «самоубийствами» высокопоставленных банковских служащих. То, что выглядело дикими спекуляциями, теперь обретает форму спланированного преступления, связанного с банковским скандалом Libor. Более 40 международных банкиров, предположительно, покончили с собой за два года после большого скандала, в котором оказались замешаны многие финансовые фирмы по всему миру. Однако, три из этих, казалось бы не связанных между собой, самоубийств связаны с Deutsche Bank. Эти три самоубийства в Нью-Йорке, Лондоне и Сиене (Италия), произошедшие в течение 17 месяцев в 2013-2014 годах, названы следователями отдельными случайными самоубийствами.«В каждом случае жертва имела связь с глобальным банковским скандалом. Обстоятельства их смертей оставили больше вопросов, чем ответов», - пишет New York Post. - «Но все три мужчины работали в Deutsche Bank или контактировали с ним по работе». В 2013 году финансовые регулирующие органы в Европе и США начали расследование, которое вылилось в знаменитый скандал Libor: лондонские банкиры вошли в совместный сговор, чтобы сфальсифицировать «лондонскую межбанковскую ставку предложения», которая определяет банковские проценты по ипотеке, потребительским и автомобильным кредитам. Этот скандал потряс финансовый мир и стоил консорциуму международных банков, включая Deutsche Bank, 20 млрд. долларов в виде штрафов.Дэвид Росси - 51-летний директор по коммуникациям самого старого банка в мире Italian Monte dei Paschi di Siena, который оказался на грани коллапса из-за больших потерь на деривативном рынке во время финансового кризиса 2008 года - разбился насмерть 6 марта 2013 года. На момент его смерти в банке Monte dei Paschi проводилось расследование перемещения миллиардов долларов в рискованные деривативы Deutsche Bank и Merrill Lynch.NY Post пишет: «Ужасное видео с камер безопасности показывает, как Росси приземляется на тротуар - спиной вниз и лицом к зданию - странное положение, более похожее на ситуацию, когда человека выталкивают из окна. Видеозапись показала, что падение с третьего этажа не убило Росси сразу же. В течение 20 минут банкир лежал на слабо освещённых булыжниках, время от времени двигая рукой и ногой. Когда он перестал двигаться, появились две тёмные фигуры мужчин. Каждый из них приблизился и внимательно осмотрел труп. Они не предлагали помощь и не звали никого к месту происшествия, а просто ушли по переулку. Только через час проходящий мимо сотрудник банка наткнулся на труп Росси. У него были ушиблены руки и ранена голова, согласно рапорту местного судмедэксперта, что могло свидетельствовать о борьбе перед падением из окна.»В конечном счёте, итальянские власти оформили смерть Росси как самоубийство. Вдова Росси, Антонелла Тоньяцци, выступила против постановления о том, что её муж сам себя убил, и сказала итальянским журналистам, что он «слишком много знал». Тоньяцци сказала, что предсмертная записка Росси, как минимум, подозрительна. В ней он называет свою жену Тони, но по свидетельству Тоньяцци, он так никогда не называл её в реальности. В октябре 2014 года два руководителя Monte dei Paschi были осуждены за создание помех действиям регуляторов и введение в заблуждение итальянских следователей по финансовым вопросам приобретения Banca Antonveneta – банка, который финансировался Deutsche Bank.В январе этого года итальянские власти привлекли к суду трёх руководителей Deutsche Bank, включая Мишеля Фейссолу – директора по управлению активами, обвинив их в соучастии в заговоре с целью фальсификации счетов Monte dei Paschi, манипуляции рынком и в создании помех правосудию. Ещё одна загадочная смерть – так называемое самоубийство 58-летнего Уильяма Броксмита, которого нашли повешенным на собачьем поводке, привязанном к двери его лондонского дома в январе 2014 года. Финансовые бумаги Броксмита находились в беспорядке, а рядом валялись записки к друзьям и близким родственникам. Через несколько минут на место происшествия прибыл его коллега по Deutsche Bank тот же самый Мишель Фейссола, который начал подозрительно читать финансовые документы и записки.«Да, он сам себя убил», - сказал его пасынок Вэл Броксмит. - «Но есть один вопрос: это могло быть самоубийство из-за вымогательства, давления или шантажа? У меня есть пара подозрений». Пасынок Броксмита заинтересовался тем, что искал Фейссола в бумагах его отчима. Электронные письма Броксмита, полученные NY Post, добавили подозрений по поводу смерти банкира. В этих письмах, отправленных к друзьям за неделю до смерти, он высказывает опасения по поводу запланированного на отпуск катания на горных лыжах. Клинический психолог показал, что Броксмит приходил на приём в связи с «большим беспокойством по поводу расследования властей деятельности банка, в котором он работал». Психолог сказал, что депрессия из-за скандала Libor у Броксмита прошла за месяц до его смерти.За месяц до своей смерти Уильям Броксмит написал письмо, с гневом, как говорит его сын, спрашивая своих коллег, почему он должен брать на себя ответственность по такому скользкому вопросу как прохождение банком стресс-теста Федеральной Резервной Системы. Он также засомневался по поводу «щедрых» цифр кредитных потерь, которые были у банка, и боялся, что федеральные регуляторы увидят, что банк потерял на кредитах больше, чем отмечено в документации. Большие потери могли привести к наложению на банк правительственных ограничений. «Кто сказал, что я должен это делать? Я независимый директор, а это налагает на меня ответственность за управление», - написал он.Нью-Йоркский адвокат, 41-летний Калоджеро «Чарльз» Гамбино был женат и имел двух детей. Он 11 лет проработал юристом в центральном офисе местного отделения Deutsche Bank. Гамбино, в основном, защищал Deutsche Bank в связи со скандалом Libor и другими расследованиями властей. В октябре 2014 года его нашли повешенным на балконе в его бруклинском доме. Верёвка, на которой он висел, была протянута через перила и привязана к опорной стойке лестницы на первом этаже. Не было найдено никакой предсмертной записки, а родственники отказались давать интервью прессе.По своей работе корпоративного консультанта Deutsche Bank Гамбино имел деловые отношения с несколькими европейскими банковскими руководителями, в том числе с Мишелем Фейссолой и Уильямом Броксмитом, и отлично знал внутреннюю работу банка. Смерть Гамбино тоже оформили как самоубийство. В делах Гамбино, Росси и Броксмита власти не пытались искать и не обнаружили очевидные связи, которые могли бы привести к раскрытию большого международного преступления.Однако, власти Сиены недавно эксгумировали тело банкира Дэвида Росси и возобновили расследование его смерти. Они, как ожидается, опубликуют свои выводы в конце месяца. Во всех этих смертях есть кое-что объединяющее – все мёртвые банкиры хорошо знали подробности скандала Libor и работу Deutsche Bank. Очевидно, их убили, чтобы они не могли рассказать о произошедшем, таким образом истинные преступники смогли уйти от ответственности. Источник: Mainstream Media Finally Admits Mass Banker “Suicides” Were Likely a Vast Criminal Conspiracy, Jay Syrmopoulos, activistpost.com, June 16, 2016.

23 апреля 2015, 17:38

Deutsche Bank выплатил $2,5млрд за махинации с LIBOR

Немецкий банк заплатил рекордный по величине штраф финансовым властям Великобритании и США для урегулирования обвинений в махинациях межбанковской процентной ставкой LIBOR.

18 декабря 2014, 12:42

Швейцарский ЦБ ввел отрицательные депозитные ставки

Швейцарский национальный банк ввел отрицательную процентную ставку по депозитам, сообщает агентство Bloomberg. Мера обусловлена намерением ЦБ предотвратить приток средств инвесторов, пытающихся найти "тихую гавань" для своих средств. Ставка по бессрочным вкладам коммерческих банков в ЦБ составит минус 0,25%, отмечается в сообщении регулятора. Целевой диапазон ключевой ставки ШНБ - трехмесячной ставки LIBOR - расширен до минус 0,75-0,25% с 0-0,25%. "За последние несколько дней ряд факторов вызвал увеличение спроса на надежные инвестиции, - отмечается в сообщении швейцарского ЦБ. - Введение отрицательной ставки по депозитам делает инвестиции в швейцарских франках менее привлекательными, что поддержит допустимый "потолок" курса швейцарского франка". ЦБ в четверг сохранил "потолок" курса нацвалюты к евро, введенный в 2011 г., на уровне в 1,2 франка за евро. При этом Швейцарский национальный банк отметил "максимальную решимость" защищать этот уровень и готовность прибегнуть для этого к дополнительным мерам при необходимости.

05 ноября 2014, 10:47

ЦБ ввел годовые сделки РЕПО в инвалюте

Банк России в среду ввел новый инструмент - сделку РЕПО в инвалюте на 12 месяцев. С 5 ноября снижены также минимальные ставки по сделкам РЕПО в инвалюте на срок одна неделя, 28 дней и 12 месяцев. Теперь ставка ЦБ равна ставке LIBOR в соответствующих валютах и сроках плюс 1,5%.  ЦБ ввел годовые сделки РЕПО в инвалюте Ранее минимальные ставки по сделкам РЕПО в долларах и евро равнялись ставкам LIBOR в соответствующих валютах и сроках плюс 2% и 2,25% для операций на срок одна неделя и 28 дней соответственно. Первый аукцион годового РЕПО в инвалюте состоится во второй декаде ноября. Предполагаемый лимит на аукционе составит до $10 млрд, сообщает ЦБ. Крупнейшие российские банки просили ЦБ ввести инструмент годового РЕПО в инвалюте в ответ на закрытие внешних рынков капитала. Сделки РЕПО в инвалюте на срок 12 месяцев пройдут на ММВБ ежемесячно в форме аукционов. Расчеты осуществят на второй рабочий день после даты заключения сделки. В качестве обеспечения по годовому РЕПО в иностранной валюте принимают ценные бумаги, включенные в Ломбардный список ЦБ, за исключением акций и ценных бумаг финансовых организаций. Указанные сделки совершают с российскими кредитными организациями первой и второй классификационных групп, заключивших с Банком России допсоглашение к генеральному соглашению об общих условиях совершения сделок РЕПО на ММВБ. Первые аукционы РЕПО в инвалюте прошли в конце октября, спрос банков на валюту от ЦБ оказался слабым из-за непривлекательной цены. До конца года ЦБ намерен провести аукционы РЕПО сроком одна неделя и 28 дней с лимитом $2 млрд и $1,5 млрд соответственно. При этом ЦБ сохранил максимальный объем задолженности банков по сделкам РЕПО в инвалюте на все сроки - $50 млрд до конца 2016 г. При необходимости ЦБ может увеличить этот лимит.

27 октября 2014, 11:42

Новый список жертв_геена банковская

Не успели подвести некоторый итог экзистенциального олигархического кризиса, который отчасти выразился и в череде самоубийств банкиров (JP Morgan и др.), отчасти жестоких убийств семей финансистов, совершенных неизвестными лицами, отчасти такими удивительными совпадениями как снегоуборочная техника на взлетно-посадочной полосе, (Материал) как начали поступать новые данные: Список продолжается №28. Тьерри Лейн (Leyne), франко-израильской предприниматель, найден мертвым после того, как спрыгнул с 23-его этажа одной из башен Yoo престижного жилого комплекса в Тель-Авиве (23.10.2014). 49 лет, бывший партнер экс-главы МВФ Доминика Стросс-хана №29 Одновременно стало известно, что еще один ветеран Deutsche Bank покончил с собой. Это помощник главного юрисконсульта банка, 41-летний Калоджеро "Чарли" Гамбино, который был найден повешенным 20 октября. Чарли Дж Гамбино работал управляющим директором и заместителем главного юрисконсульта группы внутренних расследований Deutsche Bank в Северной и Южной Америке. Гамбино служил адвокатом персонала в Отделе по ценным бумагам и биржам. Zerohedge указывает на связь деятельности Гамбино с деятельностью УИЛЬЯМА БРОКСМИТА -- одного из первого в списке погибших. И тот, и другой были специалистами в сфере оценки рисков. Учитывая характер судебных тяжб да и в общем финансовое положение Deutsche Bank, Zerohedge называет этот банк европейским JPMorgan + подводит начало самоубийств к моменту, когда Эльке Кениг, президент главного финансового регулятора Германии, Bafin, сказал, что в дополнение к валютным ставкам, манипулирование ценами на драгоценные металлы происходит "хуже, чем фальсификации со ставками Libor" (был такой знаменитый скандал) Ну и картинка всевозможной дряни на балансе Deutsche Bank  пирамида условно производных бумаг на балансе больше, чем у JPMorgan, и в 20 раз больше, чем ВВП самой Германии. Материал на Zerohedge 

14 марта 2014, 23:35

США обвинили 16 банков в махинациях с LIBOR

Финансовые власти США выдвинули обвинения против 16 крупных банков в махинациях с процентной ставкой LIBOR в период 2007 2011 гг.

14 марта 2014, 23:35

США обвинили 16 банков в махинациях с LIBOR

  Финансовые власти США выдвинули обвинения против 16 крупных банков в махинациях с процентной ставкой LIBOR в период 2007 – 2011 гг. По данным агентства Reuters, Федеральная корпорация по страхованию депозитов (Federal Deposit Insurance Corporation, FDIC) подала иск против 16 крупнейших банков мира. Среди них: Bank of America, Barclays, Citigroup, Credit Suisse, Deutsche Bank, HSBC, JPMorgan, Royal Bank of Scotland, UBS, а также ряд других компаний. По мнению FDIC, в период с 2007 по 2011 гг данные банки “участвовали в сговоре по намеренному занижению” процентной ставки LIBOR в долларах США. В результате, согласно исковому заявлению, 38 банков, которые были переведены под опеку FDIC с 2008 г. "понесли существенные финансовые потери". Ответчиком в иске указывается Британская банковская ассоциация, которая с 1985 участвует в фиксировании ставки на основе данных, которые предоставляли банки. Общий объем штрафов, который выплатили различные банки по обвинениям в махинациях с процентными ставками, на текущий момент составляет 6 млрд долларов.

17 февраля 2014, 23:41

Бывших менеджеров Barclays обвинили по "делу Libor" - economy

Британское управление по расследованию финансовых махинаций предъявило уголовные обвинения трём бывшим сотрудникам банка Barclays в связи с манипулированием ставкой межбанковского кредитования Либор . Утверждается, что махинациями они занимались в период с июня 2005-го по август 2007 года. Международный скандал вокруг манипулирования ключевой межбанковской ставкой докатился до Barclays в 2012 году, гендиректору банка это стоило места, а сама компания заплатила штраф в размере 290 млн. фунто... ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: http://ru.euronews.com/2014/02/17/barclays-trio-to-be-charged-with-libor-fraud euronews: самый популярный новостной канал в Европе. Подписывайтесь! http://eurone.ws/ZdZ0Zo euronews доступен на 14 языках: http://eurone.ws/11ILlKF На русском: Сайт: http://ru.euronews.com Facebook: http://www.facebook.com/euronews Twitter: http://twitter.com/euronewsru Google+: http://eurone.ws/1eEChLr VKontakte: http://vk.com/ru.euronews

10 января 2014, 09:46

Денежный рынок и ставки ЦБ

Сравнение 3 месячных Libor за 3 года  --- Сравнение ключевых ставок ЦБ  --- Денежный рынок США  --- Денежный рынок Еврозоны  ---- Денежный рынок Японии  --- Денежный рынок Англии  ---- Денежный рынок Швейцарии  ---- Денежный рынок Канады  ---- Денежный рынок Австралии  ---- Денежный рынок Китая  ---- Денежный рынок России  ---- Денежный рынок Бразилии  ---- 

27 мая 2013, 11:26

Простым языком об организованной преступности финансового бизнеса. Тема: ставки Libor

Организованная преступность финансового бизнесаПора перестать смеяться над любителями теорий заговоров. Может быть, за нитки за кулисами дергают не ротшильды с рокфеллерами, а наемные менеджеры, но суть от этого не меняетсяМеждународная финансовая система, ставшая сегодня основой современной корпоративной свободнорыночной экономики - это мошенничество в особо крупных размерах.Странные порядки царили в советских СМИ. Интересные вещи появлялись в самых неожиданных местах. Журналы «Наука и жизнь» и «Знание сила» писали про политическую философию, рассказы Кафки появлялись где-нибудь в «Сибирских огнях», репродукция Пикассо впервые в СССР была опубликована в сатирическом «Крокодиле», а о Роллинг стоунз впервые написали не в музыкальном обозрении, а в детском журнале «Ровесник».В Америке все скоро будет, как в СССР эпохи застоя. Уже сейчас расследованиями финансовых спекуляций занимаются не солидные «Уолл-стрит джорнал» или «Файненшиал таймс», а журнал «Роллинг стоунз». Финансовый корреспондент журнала Мэтт Тайби практически единственный в мейнстриме, кто пишет о разрегулированном и дисфункциональном американском и мировом финансовом рынке и о том, насколько этот рынок мошеннический.Почему, как в СССР? А потому, что все меньше и меньше реальных хозяев, а делами заправляет цех наемных менеджеров, заинтересованный лишь в высокой зарплате и жирном пакете бенефитов в конце года. Именно менеджеры и финансовые спекулянты, да еще их адвокаты составляют тот 1%, который присваивает себе львиную долю национального богатства Америки. Как заметил ветеран американской журналистики Хедрик Смит, распределение богатства в Америке аналогично тому, что было в Египте в эпоху фараонов. Однако, в отличие от Египта, собственность здесь обезличена, а богатство рассредоточено и перемешано в различных банковских и финансовых продуктах, которые давно уже никто не способен контролировать.На встречу с Мэттом Тайби я шел с большим интересом. Его последняя статья «Все – мошенничество. Крупнейшая финансовая афера фиксирования цен в истории» рассказывает о манипулировании на рынке свопов. Комиссия по торговле товарными фьючерсами недавно начала следствие по делу брокерской фирмы ICAP и 15 банковских учреждений Уолл Стрит. Комиссия расследует их сговор с целью манипуляции скоростью публикации индекса ISDAfix.О ФИНАНСАХ ПРОСТО И ИНТЕРЕСНОЕсли продолжать писать о финансах в том же псевдопрофессиональном духе, зараженном корпоративным новоязом, то даже самые преданные мои читатели скоро потеряют интерес. Потому объясню просто. Что бы вы сказали, если бы результаты скачек объявлялись публике через несколько дней после того, как скачки состоялись? А в это время «умным людям» внутри системы разрешалось делать ставки? Собственно, так и происходит со скоростной электронной торговлей. Комбинаторы внутри системы получают возможность видеть и прогнозировать результаты торгов в конце дня, и на этом основании делают свои ставки, покупают и продают до того, как остальные игроки узнают, что там происходит. Покупают и продают не на свои деньги, а на деньги клиентов, против интересов которых они часто играют. ISDAfix – один из многих индексов, существующих на финансовых рынках. Он служит для определения курса в финансовых сделках. Libor – другой такой индекс, с помощью которого определяют курс практических всех банковских сделок с переменным курсом. Фокус здесь в том, что эти индексы составляются на основе оценочных данных, которые финансовые компании предоставляют добровольно и имеют возможность их поправлять.Самое простое объяснение свопа. Скажем вы – город или компания – заняли деньги под переменный курс и хотите иметь стабильность займа с фиксированным процентом. Тогда  фиксированный процент вы платите банку, а уже он разбирается с переменными процентными ставками. Это выходит дороже, но освобождает от хлопот. Своп – это многошаговая операция,  в ходе которой активы переходят из рук в руки, одновременно продаются и покупаются на заранее договоренных условиях.Сговор был в том, чтобы лишить широкую публику возможности своевременно узнавать об этих условиях. Банки докладывают о своих курсах добровольно, а это прямое приглашение не говорить всей правды.Большинство американского среднего класса слишком озабочено своими растущими долгами,  невозможностью сводить концы с концами, необходимостью выкладываться на двух-трех работах. Лишь мельком они могут услышать о скачках индекса Доу Джонс на Уолл Стрит. В конце дня им по телевизору расскажут, как шутка хакеров о взрыве в Белом Доме завалила на несколько минут финансовые рынки. Уровень торгов  потом восстановится. Вот только самого главного - кто нагрел на этом руки - СМИ не расскажут.Только недавно без лишнего шума закончилось судебной сделкой расследование аферы, в которой мошенники сманипулировали индексом Libor на пятьсот триллионов долларов. Штрафы заплатят, как водится, не виновники, а вкладчики компаний и налогоплательщики. Да еще законодатели дадут проворовавшимся банкирам налоговые скидки.Так случилось в рождественскую ночь, когда для компании, оштрафованной на $750 миллионов за уголовные нарушения, конгрессмены тихонько протащили закон об освобождении от налогов на $500 миллионов. ПОЧЕМУ ЖЕ ЗАКОНОДАТЕЛИ РАЗРЕШАЮТ ПОДОБНОЕ?– Раньше это работало или, по крайней мере, ничего не всплывало на поверхность, – говорит Тайби. – Теперь же выясняется, что котировки подправлялись довольно долгое время. Это очень легко сделать. Достаточно одному биржевому маклеру и одному из сотрудников рейтингового агентства вступить в сделку и позвонить по нескольким номерам. И это без преувеличения затрагивает интересы миллиардов людей.На манипуляциях поймали три банка, которые уже заключили судебные сделки, еще четыре - под следствием, но предполагается, что все 16 «первоклассных» банков, определенных в маркетмейкеры индекса, занимались манипуляциями. Тайби говорит, что по его данным, следствие ведется против 15-ти из них:Если там было мошенничество, то во всех 16-ти банках должны были знать о нем? – В деле есть множество косвенных улик, подтверждающих, что руководство знало о мошенничестве, – говорит Тойби. – В деле фигурирует переписка между Bank of England и гендиректором одного из крупнейших в Великобритании и мире финансовых конгломератов – Barklays в разгар глобального финансового обвала 2008 года о том, чтобы установить индекс ниже, чем он был на самом деле.Индекс Libor, по сути, измеряет, как банки доверяют друг другу, и поэтому является показателем благосостояния финансовой системы в целом. Если индекс низкий, банки доверяют и занимают друг другу деньги. Если индекс высокий – значит, банковская система нестабильна.Котировки межбанковского обмена устанавливаются ежедневно, и, вероятно, можно было создать независимую организацию для мониторинга и предотвращения мошенничества?– Да, если бы использовали реальные данные. Однако сегодня никто не обязан подавать реальные цифры о том, сколько денег они заняли вчера и по какому курсу. Предоставляют лишь свои предположения о том, какая котировка будет. Там довольно сложный процесс подсчета, охватывающий разные периоды времени и 16 основных мировых валют.Новый сговор, который расследует Комиссия, влияет на затраты по обслуживанию займов во всем мире и процентные свопы стоимостью в $379.000.000.000.000  – триста семьдесят девять триллионов долларов. Для сравнения – валовой национальный продукт США составляет около 15 триллионов, а совокупное национальное богатство США – 57.4 триллиона (на 2011 г). Эта мошенническая схема затрагивает любого, кто платит по ипотечной ссуде, по ссуде на машину, расплачивается кредитной карточкой. От этого зависит сама цена денег, обменные курсы валют во всем мире. Речь идет о небольшом подразделении внутри ICAP, – говорит Тайби. –  Около 20 человек, которые, по сути, определяли курсы свопов во всем мире. Хотя фирма зарегистрирована в Лондоне, действовали они из Джерси-сити, потому американские регуляторы смогли расследовать их деятельность.По сути же, транснациональные банковские корпорации действуют в сумеречной зоне, с неопределенными юрисдикциями. В афере Lidor все началось с японского биржевика, вступившего в сговор с сотрудником Lidor, тоже находившимся в Японии. Национальные границы не всегда позволяют эффективно расследовать новые виды корпоративной преступности.Это совершенно новый вид преступлений. Нет надобности красть у людей деньги и имущество. Вместо воровства манипулируют стоимостью имущества, которое имеется у людей, манипулируют процентными ставками, которые мы платим.НОВЫЙ ЭТАП МЕЖБАНКОВСКИХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙЧто же здесь нового, если Уолл-стрит и банки всегда отличались "творческими" и "новаторскими" подходами к поиску путей, как делать деньги? – Здесь нечто совершенно новое. Во время финансового коллапса 2008 вскрылся огромный объем системной коррупции в финансовых корпорациях, систематической обман в ипотечном бизнесе, укорененные аферы в аудите, мошеннические схемы в банках и компаниях, как в Лэмон Брозерс.Однако раньше мы никогда не сталкивались со случаями коррупции и мошенничества, включавшие сговор между банками. Последние аферы свидетельствуют о том, что корпоративная преступность вступила в новый этап межбанковских международных преступлений. На сцену выходит глобальная институцианализированная организованная преступность, способная безнаказанно подавить конкуренцию и манипулировать международными финансовыми рынками в невиданных ранее масштабах.Речь не идет о группе злоумышленников, ловящих рыбку в мутной воде рынка производных финансовых продуктов - деривативов. Определенные деятели зарабатывают миллиарды потому, что делают бизнес по-блатному, имеют нечестные преимущества. Мощные силы лоббируют политическую систему, и не допускают сделать рынок деривативов и свопов более прозрачным и понятным. Они имеют своих людей в Конгрессе. Они помогли Обаме избраться, а он расставил нужных людей в своей администрации. Громко разрекламированная финансовая реформа Обамы, известная еще как Додд-Френк Акт была без зубов, содержала множество лазеек и исключений, позволявший обойти закон. Даже те скромные меры обеспечения прозрачности рынка, которые содержит закон, администрация Обамы за полтора года так и не провела в жизнь.Разве банки не конкурируют между собой? Разве незримая рука свободного рынка не способна упорядочить рынок? А как же базисные мифы капитализма, которые американцы (а теперь и все остальные) впитывают чуть ли не с молоком матери? Предвидя возмущенные возгласы моих читателей-свободнорыночных энтузиастов "где вы видели свободный рынок", скажу, то, что называет себя свободным рынком, таковым и является, другого - нет.С другой стороны мои читатели-либералы, свято верящие, что американское общество стоит на защите их прав и равных возможностей, возразят, мол, а как же антимонопольное законодательство? Что бы сказал борец с монополизацией Тедди Рузвельт?Я полагаю, что антимонопольное законодательство должно применяться к подобным сговорам, но оно не применяется, – говорит Мэтт Тайби. –  Большие корпорации, контролирующие огромные сегменты рынка и национальных ресурсов, являются монополиями. Тем самым они становятся опасными для общества.Однако, когда появляются доказательства того, что они находятся в сговоре между собой для манипуляций курсами и котировками, это становится чрезвычайно опасным  для общества. Если мы ничего с этим не делаем радикально, то это ведет нас к эскалации.ЧЕМУ БАНКИРЫ НАУЧИЛИСЬ У МАФИИ?И все-таки, что же с конкуренцией. Неужели "Чейс" и "Сити банк" не конкурируют между собой? – Они ведут борьбу за клиентов. Они конкуренты на каком-то уровне, но есть целые сферы в финансовом бизнесе, когда они заодно, – говорит Мэтт Тайби. –  Я проводил журналистское расследование по поводу манипуляций на аукционах государственных облигаций. Мало кто об  этом знает, но если город, штат или даже целая страна хочет мобилизовать средства, то по закону, они обязаны провести торги. Аукцион призван создать конкуренцию между финансовыми корпорациями, и тем самым снизить учетные ставки, которые общество платит. На деле банкиры поделили между собой рынок с целью не допустить конкуренции, мол, мы возьмем облигации этого города, вы – другого.Материал по расследованию торгов облигациями Тайби называется «Чему банкиры научились у мафии». Читателю на просторах бывшего СССР они живо напомнят мошеннические аукционы веселых времен приватизации 1990-х.В Америке власти все же уличили пять крупнейших финансовых корпораций Уолл-Стрит, да еще банковскую компанию «Дженерал Электрик» в махинациях на сумму в $3.7 млрд. Как водится, в тюрьму никто не сел. В Штатах элита выше этого и понятие личной ответственности здесь напрочь отсутствует. Никто не заплатил штрафа из собственного кармана. Откупились многомиллионными штрафами из денег держателей акций. Такие штрафы никого не отпугивают. Когда делаются десятки миллиардов, то многомиллионые штрафы – лишь производственные расходы.Да и не доходят штрафы до пострадавших. Когда американское министерство финансов в рамках судебной сделки оштрафовала банки за нарушения в сфере ипотеки, то пострадавшие получили компенсацию в размере $300 на душу, зато адвокаты банков положили в карман два миллиарда. Прокуратура предпочитает не связываться с финансистами. Уходящий министр юстиции Эрик Холдер заявил недавно, что эти компании слишком большие и не по силам прокуратуре.«Министерство юстиции не провело во время президентства Обамы никаких серьезных расследований ни одного из крупных финансовых учреждений», – говорил мне Уильям Блак, адъюнкт-профессор экономики и права в Университете Миссури, Канзас-Сити. В 1980-х годах он работал следователем в скандале S&L (saving&loans). За 4 года Холдер и его люди не только не завели ни одного дела против крупных банковских воротил, но и тщательно следили, чтобы на местах не появились такие дела. Когда генеральный прокурор Нью-Йорка Эрик Шнайдерман завел было уголовные дела за массовые нарушения законов банками при выселении людей из домов за долги, Холдер и его люди тут же надавили и заставили Шнейдермана подписать сделку с банками. При подготовки статьи, из офиса генерального прокурора штата сообщили, что взамен он добился, чтобы из сделки исключили пункт о предоставлении иммунитета банкирам от дальнейших расследований по ипотечным преступлениям.Обама привел Холдера из адвокатской фирмы «Ковингтон и партнеры», которая обслуживает и представляет худших финансовых нарушителей. Холдер зарабатывал там $2,5 млн. в год. Холдер привел с собой Ленни Брюэра, возглавлявшего в фирме отдел "белых воротничков" по защите финансовых уголовников. В юстиции Обамы, Брюэр возглавил отдел уголовного преследования и всячески заботился, чтобы его бывшие клиенты не стали его подследственными. В одном из интервью Брюер признался, что, прежде всего, его заботит, что финансовые фирмы могут пострадать, если их менеджеры окажутся на скамье подсудимых.Брюэра хорошо вознаградили, и после завершения работы в министерстве юстиции, он получил работу лоббиста с окладом $4 млн. в год. Еще два юриста из Ковингтон заняли при Холдере ключевые позиции в системе правосудия Обамы, а первый заместитель Холдера Джеймс Кол пришел из другой, не менее одиозной юридической фирмы Bryan Cave LLP.Не удивительно, что и расследование аферы Libor, по сути, закончилось пшиком.Первым обвиняемым, с кем заключили сделку, оказался Barclays. Они заплатили относительно небольшой штраф ($450 млн. способны ослепить человека с улицы, но это копейки по сравнению с суммами, которые они оборачивают). Мой друг в правоохранительных органах говорил тогда, что все ожидают, как обычно, что за легкое наказание они сдадут всех остальных и последуют обвинительные иски в уголовных преступлениях. Оказалось, что сделка с Barclays стала эталоном для всех остальных подобных сделок.    СМИ не уделяют большого внимания финансовым аферам. Когда я ехал на встречу с Мэттом Тайби, в поезде пролистал газеты. Первые полосы были заняты сообщениями о том, что Джейон Коллинз стал первым открытым геем в Высшей спортивной лиге, Анджелина Джоли в целях профилактики удалила себе грудь (в качестве рекламной кампании по защите многомиллиардного бизнеса корпорации, запатентовавшей на себя человеческие гены – прим. ред.) в городских джунглях Сиэттла нашлись три женщины, проведшие 10 лет в рабстве в подвале дома в тихом городском районе. Одна из рабынь сумела сбежать, когда ее хозяин отправился покушать в местный МакДональдс.Мэтт Тайби - один из немногих в Америке, кто берется распутать аферы и рассказать о них публике, а «Роллинг Стоунз магазин» - практически единственное издание мейстрима, готовое предоставить свои страницы для расследований на эту тему.Много лет назад я слушал выступление легендарного Бена Бредли, многолетнего главреда «Вашингтон пост», запустившего расследование «Уотергейтского дела» и опубликовавшего знаменитые «Бумаги Пентагона». В русскоязычном мире многие помнят блестящую роль Джейсона Робардса, сыгравшего Бредли в фильме «Вся президентская рать». Бредли тогда спросили, а почему бы ему не заняться финансовыми аферами. Как раз тогда в самом разгаре был кризис S&L, в котором прогорело больше четверти всех кредитно-сберегательных ассоциаций США. Бредли тогда усмехнулся и сказал, что у публики «glaze over» – глаза остекленеют от этих дел. Американская публика способна до остервенения спорить по поводу толкования конституции, гражданских, гендерных или религиозных прав, но совершенно не обучена реагировать, когда задевают ее реальные социальные или классовые интересы. Капиталистический реализм, в котором здесь выросли, не дает необходимого словаря, моделей и понятий.Михаил Дорфман

18 марта 2013, 18:26

Центробанки Европы призывают отказаться от LIBOR

Ставка LIBOR должна быть заменена на систему альтернативных ставок, считают главы европейских центробанков.Банки, замешанные в скандале с LIBOR Регуляторы предлагают заменить LIBOR на ряд альтернативных ставок, которые будут формироваться только исходя из рыночной ситуации. Подобное предложение было опубликовано в ежегодном докладе Базельского комитета по банковскому надзору.Помимо этого также предлагается создать механизм, который позволит избежать коллапса рынка межбанковского кредитования, который произошел во время мирового финансового кризиса в 2008 г. В рамках "экстренного" механизма предлагается в кризисной ситуации позволить активное вмешательство регуляторов и центральных банков для поддержки рынка. "Понятно, что центральные банки должны играть важную роль в поддержке развития альтернативных базовых ставок", - заявил глава Банка Англии Мервин Кинг.Ранее сообщалось, что реформу будет проводить Управление по финансовым услугам (FSA) во главе с Мартином Уитли. Изменения будут существенными: ставки будут рассчитываться на основе заключенных сделок, предусмотрена возможность использования альтернативных ставок, а манипулирование ставками станет уголовным преступлением.Уитли представил доклад, согласно которому право расчета LIBOR должно перейти к FSA. Помимо этого, на его взгляд, необходимо снизить количество валют, а также периодов времени, для которых рассчитывается LIBOR. На данный момент в общем итоге рассчитывается 150 ставок (10 валют, 15 периодов). История вопросаСтавка LIBOR - долгожитель рынка. С 1984 г. начали закладываться основы современного принципа ее расчета. Сегодня все выглядит довольно просто: LIBOR задают каждый рабочий день специалисты Британской ассоциации банкиров (British Bankers Association). Они опрашивают 16 крупнейших банков Великобритании по стоимости их заимствований на "сегодня". В расчет принимаются заимствования на 15 разных периодов от овернайта до одного года в долларах, евро, иенах, швейцарских франках - всего в 10 валютах. 4 самых низких и 4 самых высоких значений отбрасывают, из оставшихся 8-ми вычисляется среднее – это и есть LIBOR. Уитли предлагал сократить это число до 20 в течение года, а публикацию LIBOR для австралийского, канадского и новозеландского долларов, а также датской и шведской крон необходимо прекратить. Вероятнее всего, Базельский комитет будет придерживаться именно данной стратегии при внесении предложений отказа от ставки LIBOR.

15 октября 2012, 17:39

Рассерженные домовладельцы засудят банки США

Американские домовладельцы подали иск против 12 крупнейших банков мира.Процент ипотеки, привязанной к ставке LIBOR Согласно информации издания Financial Times домовладельцы утверждают, что манипуляции со ставкой LIBOR способствовали росту выплат по их ипотечному кредиту, в результате чего они лишились своей собственности, так как не были в состоянии оплачивать растущие счета. Банки были обвинены в незаконном обогащении за счет преднамеренного манипулирования LIBOR. Согласно версии истцов банки были заинтересованы в росте ставки LIBOR в определенные периоды, когда проводился перерасчет плавающих ставок по ипотечным кредитам.Причем у истцов имеется весомое доказательство такой деятельности банков: согласно статистическому анализу ставка LIBOR постоянно повышалась именно в первый день каждого месяца в период с 2000 по 2009 гг. Однако более яркая динамика прослеживается в 2007-2009 гг., когда ставка в дни перерасчета подскакивала на 7,5 базисных пунктов."Каждый из моих клиентов понес ущерб в тысячи долларов", - заявил адвокат истцов. Ссылки по теме Власти США нашли "ипотечные грехи" Wells Fargo JP Morgan может потерять $22,5 млрд США ожидает новая волна ипотечных конфискаций Согласно информации издания Financial Times число истцов потенциально может увеличиться до 100 тыс. Среди банков, которым предъявлен иск, UBS AG, Bank of America Corp. и Royal Bank of Scotland Plc.Ранее около 200 тыс. заемщиков обратились с требованием о пересмотре результатов отчуждения недвижимости. Это необходимо для получения компенсации в случае выявления нарушений или халатности в обслуживании ипотечных долгов, а также в процессе обращения взысканий по ним. Фактически банки могут поплатиться за излишне агрессивные действия, которые имели место быть в период между 1 января 2009 и 31 декабря 2010 гг. Среди банков, которые будут вынуждены выплатить компенсации, могут оказаться такие финансовые гиганты, как Bank of America, JP Morgan Chase, Citibank, HSBC, MetLife Bank, PNC Mortgage и Wells Fargo. В результате банки могут быть вынуждены заплатить по каждому из обращений от $500 до $125 тыс. за совершенные ошибки. Эти ошибки могут включать отчуждение недвижимости у тех заемщиков, у которых не было дефолта по их ипотеке, или отклонение ходатайства об изменения условий кредитования даже при том, что оно должно было быть одобрено в соответствии с указаниями правительства.Также стало известно, что Федеральная резервная система и Управление контролера денежного обращения Министерства финансов США продлили для заемщиков крайний срок подачи заявлений о пересмотре взысканий по ипотеке, который установлен до 30 сентября.