Выбор редакции
22 марта, 16:31

В Morgan Stanley уверяют, что история года — это ставки Libor, ...

По мнению аналитиков  Morgan Stanley, самым важным, хотя и недооцененным многими фактором для рисковых активов является рост ставки Libor и резкое расширение спреда Libor-OIS, который определяет стоимость краткосрочного финансирования и влияет на все, от стоимости банковского кредитования до маржинальных затрат по долговым обязательствам в триллионы долларов с плавающей ставкой. … читать далее…

Выбор редакции
22 марта, 13:11

Morgan Stanley: “История года – это резкий рост ставки Libor, а не Федрезерв“ ( Тайлер Дёрден )

Мы беспрестанно говорим об этом уже более месяца: самым важным, хотя и широко недооцененным, фактором для рисковых активов является резкий рост ставки Libor и взрывное расширение спреда Libor-OIS, которые определяют стоимость краткосрочного финансирования, и которые влияют буквально на все, начиная от стоимости банковского кредитования до маржинальных издержек, которые ложатся на триллионы долларов долговых обязательств с плавающей процентной ставкой. Вчера кредитный стратег Citigroup Мэтт ......

Выбор редакции
21 марта, 21:25

Watch Live: New Fed Chair Powell Faces First Press Conference

  • 0

The market is hoping for 'goldilocks' as Powell faces the press and hopes to offer a 'not too dovish' and 'not too hawkish' perspective after hiking rates, and carefully signalling uncertainty over how much more is to come. As a reminder of what just happened - The Fed hawkishly raised its rate-hike trajectory, raised GDP growth expectations, left the inflation outlook alone, but talked down the economic outlook in its statement - Powell has some 'splaining to do. Ian Shepherdson of Pantheon Macroeconomics notes that "only one FOMC member needs to add another hike to their 2018 profile to raise the median to four hikes this year; that looks like a very good bet for June. In the meantime, though, this is a pretty benign outcome for markets, for now." And we wonder who the 5% dot plot in 2020 is... Bloomberg's Steve Matthews notes that Powell's press conference will be interesting on lots of levels. For one, unlike Janet Yellen and Ben Bernanke, the new chairman tends to be very straightforward in his answers -- there are lots of yeses and nos. Such directness can be a little disquieting to markets -- stocks dropped after his first day of congressional testimony in February. Second, as Fed watcher Roberto Perli notes, new Fed chairs can have a tendency to be a little less polished at first. So fasten your seatbelts. So which will it be? Hawkish 'man of steel'?   Or market-pandering goldilocks?   Will he mention LIBOR's blowout? The Deficit? Fiscal Unsustainability? Trade wars? Record high sentiment? *  *  * Live Feed (due to start 1430ET)...

21 марта, 20:10

Morgan Stanley: "Soaring Libor Is The Story Of The Year, Not The Fed"

We've been saying it for over a month: the most important, if widely underappreciated, factor for risk assets has been the surge in Libor and the blow out in the Libor-OIS spread, or short-term funding costs, which impacts everything from bank lending costs to the marginal cost of trillions in floating rate debt. Yesterday, Citi's Matt King confirmed as much in a lengthy note explaining why the blowing out Libor, and Libor-OIS spread, are sending increasingly ominous signals: LIBOR is still the reference point for the majority of leveraged loans, interest-rate swaps and some mortgages. In addition to that direct effect, higher money market rates and weakness in risk assets are the two conditions most likely to contribute towards mutual fund outflows. If those in turn created a further sell-off in markets, the negative impact on the economy through wealth effects could be greater even than the direct effect from interest rates. Now, another bank has joined the growing chorus of warnings over the soaring Libor and Libor-OIS.  Jonathan Garner, Morgan Stanley's Chief Strategist for Asia and Emerging Markets , told Bloomberg that the rising Libor rates is a bigger concern right now than a more hawkish Federal Reserve, and in fact, is "the story of the year." As we have documented nearly daily, most recently yesterday, Libor has been rising since Feb. 7 for 31 consecutive sessions, reaching 2.2711% this morning, the highest since 2008. Meanwhile, its gap over risk-free rates, known as the Libor-OIS spread, has more than doubled since the end of January to 55.6 basis points, a level unseen since 2009. "That’s a key reason why markets have struggled. The acceleration in the private borrowing market is the story of the year, not the Fed," Garner told BloombergQuint in an interview. What I think is really interesting is that in the private, LIBOR markets, the USD Libor has already moved far more aggressively than Fed Funds, so if you look at 6M USD Libor, it's actually reached 2.375% whereas the Fed is likely to raise Fed Funds by a quarter of a point to 1.75%, so we've actually already for the interest rate that really determines corporate costs are experiencing a very significant increase in interest rates. So unless the Fed is in some ways super dovish, I think we're already looking at a significant tightening of monetary policy in the US and in addition China is tightening monetary policy at the same time and this joint tightening is a key reason why we are so cautious on markets. To those who say that all that matters today is whether the Fed is hawkish or dovish, and whether it suggests 3 or 4 hikes for 2018, Garner counters that "it's not actually the Fed that's in the driver's seat in relation to corporate costs of funding. The Dollar Libor markets, which is actually where corporates borrow, have already moved to 2.375% for 6 month money and that's a key reason why markets have struggled, because the acceleration and the tightening up of private markets is the story of the year, not the Fed." What does that mean for global markets? Our thesis for the year was a rougher ride and we had a number of things we're concerned about, the reduction in the Fed's balance sheet and actually the fiscal easing in the US is probably one of the reasons why private money markets are getting so tight. There's some evidence that the Treasury Bill issuance is actually crowding out private borrowers to some extent and at the same time we have exceptionally high valuations for non-financials part of global equities, and overly optimistic earnings expectations. Garner concludes by echoing what Morgan Stanley's chief economist, Mike Wilson, said on Monday: "this sets us up for a market which we are pretty sure reached its highs for the year in the euphoria of the third week of January and the rest of the year is quite simply going to be a tough market." It could get much worse: not only does Libor tend to be a 3-month leading indicator to the dollar, which as Citi showed yesterday would mean a surge in the USD, sending shockwaves across global risk markets... ... but just as concerning is that the global funding shortage indicated by the soaring Libor-OIS is finally hitting financial credit risk, and as we showed earlier today the IG OAS is once again moving wider... ... while bank CDS have spiked to 6 month wides. But the worst aspect of this sharp tightening in financial conditions is that virtually nobody has a coherent explanation what is causing it, or what the outcome will be: "We usually don’t see this kind of divergence in rates without some sort of credit issue," said Margaret Kerins, head of fixed-income strategy at BMO Capital Markets Corp., referring to the surge in Libor-OIS. "At what point does all this become damaging and how far does it go? That is the issue." We conclude with a quote from Brean Capital's Russ Certo: "There has been sort of the perfect storm of factors tightening financial conditions."

21 марта, 18:50

Bank Credit Risk Flashes Red As Libor-OIS Spike Spooks Global Funding Markets

The last few days have seen the credit risk of the world's largest prime brokers (and SIFIs) cracking wider, breaking above key technical levels and trendlines, to their widest (most risky) level in six months.   And on average, the big financial firms are at six-month wides, breaking downtrends and critical technical resistance...   This is happening as US financial stocks rebound hopefully (despite a collapsing yield curve), completely ignoring the fact that the market is pricing their business risk in the credit markets dramatically deteriorating...   And it is becoming very clear that the blowout in Libor-OIS that we have been detailing...is starting to spread contagiously into bank credit risk as short-term funding stress sparks a lagged response... The move will not come as a surprise to regular readers, as we have been covering it extensively since late 2017: Why US Tax Reform Will Put Even More Pressure On Dollar Funding Markets Libor-OIS Blowing Out On Rising Repatriation Concerns, Collapsing Front-End Funding Libor-OIS Contagion: As Spread Blows Out, It Starts To "Infect" Other Markets Libor-OIS Blows Out As Libor Rises Above 2% For The First Time In 10 Years However, while the overall move wider was expected, the speed of the blow out has taken most analysts by surprise, and the result has been a scramble to explain not only the reasons behind the move, but its sharp severity. While this is a simplification of the various catalysts behind the spike in Libor-OIS, here is a quick summary of what is going on - the expansion of Libor-OIS and basis swaps have been impacted by a complex array of factors, which include: an increase in short-term bond (T-bill) issuance rising outflow pressures on dollar deposits in the US owing to rising short-term rates repatriation to cope with US Tax Cuts and Jobs Act (TCJA) and new trade policies, and concerns on dollar liquidity outside the US risk premium for uncertainty of US monetary policy recently elevated credit spreads (CDS) of banks demand for funds in preparation for market stress In recent posts (see above) we have taken a detailed look at each of these components, of which 1 thru 3 are the most widely accepted, while bullets at 4 through 6 are within the realm of increasingly troubling speculation, and suggest that not all is well with the market, in fact quite the contrary. This is not going to end well. But it's not just affecting US markets. As Bloomberg reports, the surge in Libor is impacting funding markets worldwide. From Riyadh to Sydney, short-term funding markets worldwide are starting to feel the effects of soaring U.S. dollar Libor rates. Mideast Ripple Libor’s rise is complicating Saudi Arabia’s efforts to stem the risk of capital flight as the Fed is poised to continue raising rates. Asia Impact Rising Libor is also fueling uncertainty surrounding Hong Kong’s peg to the U.S. dollar. The benchmark is 117 basis points above Hong Kong’s interbank offered rate, or Hibor, the widest gap since 2008. The increase has pushed the local currency to the weak end of its band versus the dollar, spurring speculation the Hong Kong Monetary Authority will step in. Down Under Too The leap in Libor is also being felt in Australia’s financing markets. It’s made overseas borrowing more expensive for the country’s banks, which could push up domestic issuance, TD strategist Prashant Newnaha said in a note last week. As a result, short-term funding costs for Australian banks are set for their biggest monthly increase since 2010. *  *  * The key is whether rising Libor rates will fuel a funding crisis - something we have been worrying about all year (as we detailed above with the blowout in the Libor-OIS spread)... “We usually don’t see this kind of divergence in rates without some sort of credit issue,” said Margaret Kerins, head of fixed-income strategy at BMO Capital Markets Corp., referring to Libor’s rise versus OIS. “At what point does all this become damaging and how far does it go? That is the issue.” It appears to be damaging now.. “There has been sort of the perfect storm of factors tightening financial conditions,” said Russ Certo, head of rates at Brean Capital in New York. “Banks do have tremendous liquidity still, but it’s at a higher price.” But, but, but... "fortress balance sheets"?

Выбор редакции
21 марта, 15:46

Индикатор Libor-стресса достиг посткризисных вершин на фоне дренирования ликвидности Федрезервом ( Амброуз Эванс-Причард )

Ключевой индикатор стресса для глобальных кредитных рынков вырос до уровней, которые не наблюдались со времен финансового кризиса 2009 года. Эта динамика вызывает беспокойство некоторых аналитиков, поскольку, по их мнению, ужесточение монетарной политики в США начинает оказывать серьезное негативное влияние на рынки. Libor-OIS спред, за которым пристально наблюдают участники рынков долларового фондирования, удвоился с января этого года и достиг отметки 51,4 б.п., что выше, чем во время европейского ......

21 марта, 12:31

Европа впала в долларовый «голод»

  • 0

Европейская банковская машина столкнулась с невиданным дефицитом долларовой ликвидности, которая не наблюдалась со времен глобального экономического кризиса 2008-2009 годов на фоне ужесточения политики американского регулятора. Лондонская межбанковская ставка LIBOR, к которой привязаны финансовые продукты и долги на сумму более $350 трлн, взлетела до восьмилетнего рекорда, и теперь необеспеченный заем в американских долларах сроком на три месяца стоит 2,2% годовых для банков.

21 марта, 11:17

В Европе заканчиваются доллары ( Finanz.ru )

На европейском межбанковском рынке возник рекордный с 2009 года дефицит долларовой ликвидности. На фоне ужесточения политики ФРС США лондонская межбанковская ставка LIBOR, к которой привязаны финансовые продукты и долги на сумму больше 350 трлн долларов, поднялась до рекордной за 8 лет отметки - необеспеченный займ в американской валюте на 3 месяца обойдется банкам в 2,2% годовых. За полгода долларовые кредиты подорожали почти вдвое - в ноябре они стоили 1,38% годовых. Ставка на месяц c уровня ......

21 марта, 09:41

В Европе заканчиваются доллары

На европейском межбанковском рынке возник рекордный с 2009 года дефицит долларовой ликвидности. На фоне ужесточения политики ФРС США лондонская межбанковская ставка LIBOR, к которой привязаны финансовые продукты и долги на сумму больше 350 трлн долларов, поднялась до рекордной за 8 лет отметки - необеспеченный займ в американской валюте на 3...

21 марта, 09:35

Минфин продаст ОФЗ перед решениями ФРС и ЦБ РФ

Министерство финансов России сегодня проведет последние перед заседанием Банка России аукционы по размещению ОФЗ. Инвесторам будут предложены бумаги в общей сложности на 30 млрд руб.

21 марта, 09:35

Минфин продаст ОФЗ перед решениями ФРС и ЦБ РФ

Министерство финансов России сегодня проведет последние перед заседанием Банка России аукционы по размещению ОФЗ. Инвесторам будут предложены бумаги в общей сложности на 30 млрд руб.

21 марта, 05:19

All You Need To Know About Today's FOMC Meeting

We previously laid out some of the key expectations and questions ahead of Wednesday's hawkish FOMC decision, when new Fed chair Jay Powell is virtually guaranteed to raise rates by 25bps, with the only question being whether the FOMC "dots" will rise enough to indicate 4 rate hikes in 2018, or stay at 3, and whether the Fed will change the FOMC day format to add a press conference after every meeting.  Here, for those who missed it, or are still unsure what to expect, here is a preview of tomorrow's main event with the help of RanSquawk: RATE PATH: A 25bps hike to 1.50-1.75% is priced in with over 90% certainty by money markets. More interest will be on how many hikes the FOMC projects in 2018 (currently three), and over its forecast horizon (seven; federal funds futures barely price five over that horizon). Unlike December 2017, where Kashkari and Evans dissented to lifting rates, BoAML expects the decision to be unanimous in March, given the hawkish rotation of FOMC voters. HOW MANY HIKES: Consensus is split whether there will be three or four hikes in 2018. Goldman Sachs says recent hawkish remarks by Fed officials suggest a broad shift in the Committee’s outlook towards a faster pace of tightening, and it sees the Fed signalling four rate rises this year, although not in later in the year. Even so, UBS posits the theory that the doves’ forecasts may simply play catch-up – the hawks were always shooting for three/+ hikes – and, accordingly, the dots could just be narrowed at the lower-end of the spectrum, with the median remaining three. Additionally, the impact of fiscal stimulus will filter through later along the forecast horizon. By maintaining the three hikes view, the Fed would have more flexibility to better assess inflation trends and the likely impact of fiscal stimulus in later meetings, leaving the option to add the ‘fourth dot’ in June or September. And even if the Fed kept ‘three dots’ in 2018, it could still play a hawkish card by adding another rate rise to the 2019 profile, where it currently has two hikes pencilled in. Morgan Stanley is far more lukewarm, and it expects that at the current rate of tightening, there will be a flat-to-inverted yield curve, which together with continued balance sheet runoff and tighter financial conditions, will warrant close examination of how much further the FOMC wants to push rates in this cycle. Thereafter, in early 2019, fiscal stimulus will push a very late-cycle economy to new heights Morgan Stanley believes, leading the Fed to hike two additional times—in March and June. The bank predicts that the midpoint of the target range will be near neutral (at 2.625%), at which point believes the hiking cycle will end. Goldman meanwhile writes that while its own forecast is that the FOMC will deliver four hikes both this year and next year, it expects a more measured increase in the dots, as shown in the chart below. As Goldman's Jan Hatzius calculates four members would have to boost their projections above the December median (of three hikes) for the March SEP to show a four-hike baseline in 2018. Six individuals projected a three-hike 2018 pace at the December meeting (i.e. just one hike below four), and given the upbeat public remarks and encouraging data, Goldman believes such an increase is indeed likely, and also expects the 2020 median dot to increase, but by less than half of a hike. Meanwhile, BofA's baseline forecast is for the median dot to stick at three hikes for 2018 (2.125%), move up to three hikes in 2019 and hold at 1.5 hikes in 2020, leaving rates at 3.25% at end of 2020, and expects the long-term dot to shift up slightly to 2.875%. * * * SO WILL IT BE 3 OR 4 HIKES IN 2018? the 2018 median was 2.125% for the December 2017 dot plot. For this rate to increase 25bp, four of the dots at or below the median would have to shift to 2.375%. In other words, for the median path in 2018 to move to 4 hikes the dot plot would need at a minimum all but one participant currently at 3 hikes to move to 4. The following table illustrates just what it might take.   FORECASTS: Growth projections will likely be nudged up in 2018 and 2019 on the back of fiscal stimulus. And this will be likely be accompanied by a lower unemployment rate (but not necessarily a lower NAIRU rate) and slight upward revisions to the Fed’s PCE/core PCE view, Pantheon Macro says. * * * ECONOMIC PROJECTIONS: Financial conditions remain easy, but are broadly unchanged since the FOMC put together its last round of projections in December, with easing from moderately higher stocks and a weaker dollar almost fully offset by higher Treasury yields. As such, THE FOMC has little impetus to change its forecasts due to financial conditions. However, Morgan Stanley expects that policymakers will incorporate additional upside from fiscal policy into their March growth projections, with tax reform and fiscal spending packages having been finalized after the last projections were put together in early December. As Chair Powell noted in his congressional testimony, "my personal outlook for the economy has strengthened since December." Indeed, other policymakers have expressed optimism about the economic outlook as well. Governor Brainard, for example, indicated that "[m]any of the forces that acted as headwinds to U.S. growth and weighed on policy in previous years are generating tailwinds currently." On fiscal policy, Brainard noted: ".. on top of [December's tax legislation], the recently agreed-to budget deal is likely to raise federal spending by around 0.4 percent of GDP in each of the next two years." Fiscal impetus of such a  magnitude easily poses upside risk to December's GDP growth forecasts for 2018 and 2019 (more heavily weighted toward 2018). Meanwhile, with inflation data unfolding in line with expectations, financial conditions roughly unchanged in December, and the assumption that any added fiscal stimulus comes with growth in productivity (dampening the inflationary effects of faster growth), Morgan Stanley sees no need for the FOMC median forecast for core inflation to be revised at this meeting. The bank's projected changes in the March Econ Projections table is below. FEDSPEAK: Recent Fedspeak has raised hopes of an upward revision to the rate path; Trump’s fiscal stimulus plan, as well as nascent signs of inflation (wage growth has firmed, headline CPI is above 2.0%, though both core CPI and core PCE lag, PPI hints at inflation pressures) has seen dovish FOMC members like Brainard and Bostic (both voters) talk-up a higher trajectory, while centrist Dudley (voter) said four rate rises this year is consistent with gradual normalisation. Chair Powell struck a balanced tone at his recent dual-testimony to lawmakers; he retained the optionality of four hikes via an optimistic assessment of the economic outlook – commenting that recent data has increased his confidence that inflation will rise. He noted that “we” (implying the Committee) are not currently seeing strong evidence for a decisive move higher in wages. That view was ultimately corroborated by the latest earnings data in the Employment Situation Report, which saw the YY rate of wage growth ease back slightly following January’s upwards spike. What other FOMC participants have said recently about the number of hikes this year: Boston FRB President Rosengren (3/9/18): To keep the economy on a sustainable path, I expect that it will be appropriate to remove monetary policy accommodation at a regular but gradual pace – and perhaps a bit faster than the three, one-quarter point increases envisioned for this year in the assessment of appropriate policy from the December 2017 FOMC meeting. Philly FRB President Harker (2/8/18): I still have penciled in two because I'd like to see us slightly overshoot our 2% inflation target, but I think there are some risks to the upside, where I would be open to three going forward. Dallas FRB President Kaplan (2/2/18): I’ve said that I think the base case for 2018 should be three removals of accommodation, and we’ll see—it could be more than that, we’ll have to see. NY FRB President Dudley (1/18/18): The forecast that the FOMC wrote down in December, in the December SEP, where the median was three rate hikes in 2018 seems like a very reasonable type of forecast...it could be more. NY FRB President Dudley (3/1/18): If you were to go to four 25 basis point rate hikes, I’d think it would still be gradual. Atlanta FRB President Bostic (3/7/18): According to Bloomberg, Bostic said that in December he was expecting two rate hikes this year, but has moved to three. * * * NAME THAT DOT:  As noted above, the greatest uncertainty is how many hikes take place in 2018, and that we would need to see four FOMC officials move from the three- to four-hike camp for that to happen. Based on BofA calculations, the most likely members in the three-hike camp in December were Yellen, Powell, Kaplan, Dudley, Williams and Quarles. The risk is that Quarles and Dudley move to the four-hike camp, but Kaplan will likely stay at three hikes. It is a close call for Powell and Williams. While the median forecast would therefore stay at 2.125%, the mean will move higher by just over half a hike, but with risks of a bigger gain. POWELL PRESSER: It is hard to judge how Powell will handle his first press conference, but if his recent testimonies are anything to go by, he will deliver "an optimistic and positive tone" according to BofA. He will likely sound optimistic on the outlook, where headwinds are becoming tailwinds, BNP Paribas believes, while Deutsche Bank says that he may go further and say that risks are now shifting towards an overheating economy. That optimism will require a  degree of hawkishness to justify, especially in the likely scenario that rate forecasts are raised. But Powell will still likely try and achieve a balance. There is an outside chance Powell will be quizzed on whether he intends to hold a post-meeting press conference after every rate decision, to which he might respond that it is a consideration; SGH Macro says this will convey a message that ‘every meeting is live’. BofA expects Powell to field the following questions: Are long-run growth prospects improving? He will likely suggest the risks are increasingly skewed in that direction, but that it is prudent to wait for more evidence, emphasizing productivity and labor force expansion. How important are financial conditions? He may note that recent measures have revealed tightening with some signs of funding stress. It will be interesting to see how he links this back to monetary policy. Will the Fed allow inflation to overshoot the target? He will emphasize the symmetry of the inflation target, but likely offer little information about the alternative monetary policy frameworks that are under discussion. Will the FOMC move to a press conference at every meeting? BofA expects him to suggest it is under discussion without committing. While it may not be directly touched upon in the presser, a key point of focus for the rates market will be any discussion around the tightening of financial conditions since the last Fed rate hike. Equities remain below their late January peak, credit spreads are wider, and the 3m LIBOR-OIS spread has blown out since the December FOMC meeting. However, BofA expects the Fed will not sound particularly concerned about the recent tightening in conditions, noting some contraction is to be expected with higher policy rates and a shrinking Fed balance sheet. The Fed would likely be much more concerned about the tightening in financial conditions and rise in LIBOR if it appears to more directly spill over into broader corporate borrowing/investment activity or begins to wane on consumer or business confidence. In other words, until stocks tumble because of the spike in Libor/L-OIS, the Fed will not lift a finger. * * * MARKET REACTION: Lifting rates may see a modest rally along the front of the curve, BoAML says; and Rabobank adds that if inflation doesn’t materialise in the medium/longer-run, a curve inversion could be on the cards. A steeper curve will require the Fed to raise expectations of the terminal rate by notching up its long-term rate forecast, which could see underperformance in the five-year sector, BoAML says; the bank sees the 2s5s curve steepening, and the 5s30s flattening. Either way, BoAML – who has been more positive on the USD than the street – sees the risks skewed towards USD-bullishness. In a hawkish scenario, Barclays has recommended short NZDUSD to take advantage of the monetary policy divergence theme between the Fed and what is likely to be a dovish RBNZ (whose rate announcement follows the Fed’s on Wednesday). Refraining from raising the long-run rate view too aggressively (or at all) may be a recipe for risk assets to perform well, but not the USD given concerns about the toxic mix of both easy monetary and fiscal policy (SocGen). * * * FOMC REDLINE: What will the Fed say? We leave readers with two blackline FOMC statement previews, one from Morgan Stanley and one from Goldman Sachs, laying out where the two banks expect to see changes to the Fed language.  What is interesting is that while both banks expect a modest walk back of the current economic conditions - especially in housing - while leaving the rest of the statement unchanged, they still expect a 25 bps hike.  First, here is Morgan Stanley: And here is Goldman's preview:

20 марта, 20:48

Trading Legend Reveals How He Will Know "When The Real Bear Market Starts"

One month ago, we wrote an article laying out i) what we thought was the most important correlation in the market, namely that between the 10Y yield and the S&P500, and also ii) explaining why in the aftermath of the February 5 vol explosion, it had flipped. Specifically, we said that "the 90-day correlation between stock (SPY) and bond (TLT) markets has surged ominously in the last few weeks." Today, none other than fixed income derivatives trading legend, Harley Bassman, picks up on this especially relevant topic, to explain why it really is all about the correlation. For those who may be unfamiliar, after building out Merrill's mortgage trading floor basically from scratch, then moving to the buyside at Pimco, last summer Harley Bassman, more familiar to many traders as the "Convexity Maven" - a legend in the realm of derivatives - he designed the MOVE Index, better known as the VIX for government bonds - decided to retire (roughly one year after his shocking suggestion that the Fed should devalue the dollar by buying gold). But that did not mean he would stop writing, and just a few months after explaining why "a decline of as little as 4% in one day could start a critical crash", a prediction which was confirmed by last month's volocaust, today Bassman provides the answer to a question which virtually every trader is asking: when should one worry, and when will the real bear market start? While the full - and detailed answer is provided in the full report below - his summarized answer, "for the record", is that "the real bear market will start once the long-term correlation between stocks and bonds flips for good." As he explains, the reasons for this correlation quake are manifold, but would likely involve ten-year Treasuries rising above 3.25%. Such would require a domino effect of the Fed raising rates three or four times, which of course would be precipitated by rising inflationary expectations. He also points out that there is a risk of a "friendly fire" scenario "of inadvertently stumbling into a Trade War, which is suddenly no longer a Black Swan event. While China cannot reduce its Treasury holdings without elevating its own currency, it certainly could threaten to sell Treasuries. Since provocative political bluster is now de rigueur, a few tweets from the Bank of China could be quite effective." And while we would go a little further, and say that one should keep a close eye on the USD and funding markets, the current state of the tech bubble, vol gamma, the Libor-OIS, the 10Y yield, and of course, overall market liquidity, which as Goldman yesterday finally admitted is "the new leverage", we fully agree that perhaps the most important "reversal" indicator would be the bond-stock correlation, and specifically the moment when it no longer reverts. Bassman's full thoughts below (pdf link): “How will I know…..” Last summer, in “Rambling near the Edge” (July 10, 2017), I highlighted that a combination of Risk Parity and Volatility Targeting strategies had contributed to a negatively convex market profile; and that such portfolios governed by a rules-based risk management process (similar to a Value at Risk – VAR paradigm) could become quite unstable in a slightly more volatile environment. An extension of this observation led me to suggest that one could synthetically model this risk profile as long an Index portfolio plus short a +/- 4% out-of-the-money strangle (on the Index). Thus, the quotable notion that as little as a 4% decline of the SPX in a single day could be enough to create the critical mass needed to shake portfolio managers out of their FED-induced somnambulance. I suppose better lucky than smart………. I doubt you need reminding, but on February 2nd the SPX closed down 2.1%, which elevated the VIX from 13.5 to 17.3; a level last visited in August 2017 and still well below its ‘forever average’ of 19.3. The next day, February 5th, as shown below, the SPX experienced a late day tumble that clipped down 4.5% from the prior close before the bell rang to record a 4.1% daily decline. The VIX crossed 20 soon after lunch, and closed the day at 37.3, up 116%. Portfolio managers governed by tight stops or reliant upon short-term signals had to close out positions as the VIX breached 50 (overnight) for only the second time since the Lehman collapse. The jump in the VIX, and the schadenfreude-laced news that the best investment strategy of 2017 (XIV) collapsed by 95% overnight, has been well documented by the press and other pundits. What has not been detailed are the contributing factors and what may presage a much greater drawdown. Expanding upon a notion detailed on page 6 of “It’s Never Different This Time” (January 29, 2018), the level of Implied Volatility is important for quantitative portfolio management as more than just a scalar measure of risk, i.e., VIX as the infamous “Fear Gauge”. Implied Volatility also generates the Greeks (delta, gamma, theta and vega) that define trading parameters and trigger stop-outs.  Hence, unanticipated market movements can force indiscriminant hedging activity as risk managers suddenly outrank their CIOs. Whipping out a pen from my plastic pocket protector, an (annual) Implied Volatility of 19.3% (the VIX average) can statistically be reduced to a single-day standard deviation (often called the daily breakeven) of 1.21%. [19.3 / 15.9 = 1.21; where 15.9 = square root of 252 trading days] The line below is the VIX for the prior year, which averaged about 11.25. Playing a bit fast and loose with Stat 101, this would impute a daily volatility of 0.71%. That makes the 4.1% close-to-close change on February 5th a 5.78-Sigma event (4.1 / 0.71), which should occur about once every 2 million years. A fairer proposition would be to use the VIX close on February 2nd of 17.3. By that measure, the February 5th drawdown was a mere 4-Sigma event, which should only occur once every 31,560 days, or 126 years. My purpose here is to highlight how totally unprepared much of the investment community was for what in hindsight was a rather pedestrian correction. After an extended period of low (but not unprecedented) volatility, many risk  models dialed-down such that an annual July 4th fireworks display suddenly was treated like a once-in-a-lifetime visit from Halley’s comet. In the more common environment of the VIX at 21, a 4% move would be expected to occur  about once every three years, which sounds about right. The point of this rather long preamble is to explain how quantitative investment management can be problematic. Specifically, strategies that rely upon short-term signals and have narrow loss limits can be forced to transact at unfavorable times; thus were many managers shaken out of otherwise fine investments. I believe the main reason February’s convulsion was relatively contained, with almost a full recovery of the SPX and a return of the VIX to a more normal 17ish, is that ‘short-signal’ managers control only a relatively small portion of investment capital. The ‘big money’ tends to make decisions using longer observation periods to reduce both the statistical noise as well at the transaction costs associated with increased activity. Hence, there is no need for position adjustments until there is a more sustained decline. Let’s segue to the topic at hand. Among the most successful macro portfolio managers have been those engaged in the Risk Parity strategy. Using a broad brush, a Risk Parity portfolio owns both stocks and bonds in statistical proportion to their volatility and correlation. The trick is that, instead of a standard unlevered 60/40 construct (60% equity + 40% bonds), leverage is employed to take advantage of the relationship between these two assets. For example, an ordinary passive investment portfolio of $100 might buy $60 of the SPX and $40 of US 30-year bonds. Alternatively, a Risk Parity portfolio of $100 might own $70 of SPX and $130 of bonds. On its face, this may seem imprudent since $200 of assets have been purchased with only $100 of capital; but in fact, this sort of portfolio has proved less volatile over the recent past. This is because stocks and bonds have exhibited a significant negative performance correlation over the past decade. (Well, actually they are positively correlated when measuring changes in the SPX’s price and the Bond’s yield.) Above is the three-month moving average of the three-month correlation between the SPX price change and the Sw30yr yield change. What is most salient to note is how this correlation was close to zero in the decade prior to the Great Financial Crisis (GFC) but has since clocked in near 40%. There are two common explanations for this shift to a stronger correlation. The first postulates that this is the result of the heavy hand of Financial Repression. The obvious support for this notion is the lurch to correlation soon after the start of Quantitative Easing (QE) by the Fed. The alternative explanation is that the stock-to-bond correlation has been observed to be well associated with the level of Inflation. During times of low inflation, a rate decline can signal economic weakness, which is negative for stocks (bonds prices up / stock price down - positive correlation). However, at times of higher inflation, rising rates would presage a Fed tightening of monetary policy, which could pressure equities lower (bond prices down / stock prices down - negative correlation). While it is possible that the presently elevated positive correlation could be related to a low and steady CPI, it is unquestionable that QE is a direct result of low inflation. Its purpose was to raise Inflation to the Fed’s target level. Notwithstanding the above, I see no reason to untangle the chicken from the egg; QE will revert to QT (Quantitative Tightening) as inflation begins to rise. Thus, we arrive at a truly strange anomaly, the result of a well-intentioned public policy that seems to have inadvertently contributed to our disruptive politics.   As noted, since the GFC in 2008-09 there has been a high correlation between the daily changes in stock prices and bond yields – when stock prices go up, bond prices go down, and vice versa. As such, one should suspect that if stock prices are near a record high, bond prices might be approaching some sort of nadir. Instead, both asset classes are near the upper edge of a decade’s performance. This is possible because of the different time periods used to measure correlation. On a daily basis these assets have been self-hedging as they have wiggled in opposite directions as buffeted by the news of the day. But over the longer-term horizon, they have both been elevated via Central Bank monetary expansion; a key contributor to rising income inequality. Risk Parity’s tremendous success is revealed via the SPX price in the chart above and the price of a constant 30-year treasury bond. Risk Parity portfolios have been ‘levered long’ assets that have both increased in value. (We used to call this a Texas-hedge.) Here is the bottom line: If this correlation turns negative so that both stock and bond prices decline, Risk Parity portfolios will be modified to reflect these new correlations and volatilities. In simple terms, they will sell. Risk Parity portfolios will not remain levered long if both assets are declining. So you want to know when to worry ? For the record: The real bear market will start once this correlation flips. Reasons this could occur are manifold, but it likely would involve ten-year Treasuries rising above 3.25%. Such would require a domino effect of the Fed raising rates three or four times, which of course would be precipitated by rising inflationary expectations. Of course, there is also the ‘friendly fire’ scenario of inadvertently stumbling into a Trade War, which is suddenly no longer a Black Swan event. While China cannot reduce its Treasury holdings without elevating its own currency, it certainly could threaten to sell Treasuries. Since provocative political bluster is now de rigueur, a few tweets from the Bank of China could be quite effective. Your comments are always welcome at: [email protected] Harley S. Bassman March 19, 2018

20 марта, 18:26

Why Citi Is Suddenly Freaking Out About The Exploding LIBOR-OIS

When it comes to ongoing blow out in the Libor-OIS spread, which this morning jumped to another 9 year wide, rising to 54.6bps or the most since May 2009 after 3M USD Libor rose for the 30th consecutive day from 2.2225% to 2.2481%... ... there are two types of analysts (and analysis): those who dismiss the move as merely symptomatic of the deluge in T-Bill issuance and nothing else, a view adopted seemingly by much of Wall Street and most market commentators at a certain terminal sales-funded financial outlet... and those who warn that not only could the move indicate something far more sinister, but what is more troubling, is that no matter what is behind it, financial conditions are becoming increasingly tighter with every passing day, and could potentially result in a funding crisis not only among banks, but also impact the broader. Our approach has been the latter, and as we showed last week, there are six possible explanations for the sharp move in the spread: an increase in short-term bond (T-bill) issuance rising outflow pressures on dollar deposits in the US owing to rising short-term rates repatriation to cope with US Tax Cuts and Jobs Act (TCJA) and new trade policies, and concerns on dollar liquidity outside the US risk premium for uncertainty of US monetary policy recently elevated credit spreads (CDS) of banks demand for funds in preparation for market stress Those who say "don't panic" have been focusing squarely on the first three, while we, and other traders, are increasingly concerned that the answer may be found in the latter, and far more concerning, three explanations. Now, in a report by one of Wall Street's most respected analysts and credit strategists, Citi's Matt King echoes our repeated warnings, and writes that "the dramatic rise in $ LIBOR-OIS spread is contributing to a general increase in nervousness around risk assets", a process he thinks "has further to go." Recall our take of the ongoing blowout from March 11: Whatever the cause of the ongoing blow out in Libor-OIS, this move is having defined, and adverse, consequences on both dollar funding and hedging costs... It's not just rates: the consequences of rising dollar funding costs will eventually impact every aspect of the fixed income market, even if simply taken in isolation due to the ongoing spike in 3M Libor which still is the benchmark reference rate for hundreds of trillions in floating-rate debt. The reality, however, is that without a specific diagnosis what is causing the sharp surge wider, and thus without a predictive context of high much higher it could rise, and how it will impact the various unsecured funding linkages of the financial system, it remains anyone's guess how much wider the Libor-OIS spread can move before it leads to dire consequences for the financial system. Fast forward to today when King picks up where we left off, and notes that while technical in nature, "the widening nevertheless reflects an increasing scarcity of $ funding over and above the Fed’s intended tightening" and "In coming months, we expect this pressure to spread from unsecured money markets and repo to the cross-currency basis." It gets worse: The bad news is that we think it has further to go in coming months, and expect the effects to become more far-reaching. It contributes to our preference for € credit over $ credit, and expectation that much of the foreign money buying $ credit will shift towards € credit in coming months. But the biggest risk, and one which those who complacently ignore the move in this critical spread ignore, is the implications it could have on the Fed's overall normalization plans, because as King warns, the sudden tightening in financial conditions "contributes to our bearishness on credit markets as a whole, and conviction that central banks’ carefully stage-managed exit from extreme stimulus is liable to lead to a sharper tightening of financial conditions than they have been anticipating." In other words, after just 1-2 more rate hikes, not only will it result in a whimpering of the Fed's tightening cycle end, but it could also lead to a bang in the stock market which has similarly been complete ignoring the sharp move in the L-OIS, oblivious to the sharp funding squeeze behind the scenes. Before we continue, here is King's own take on what is causing the move: spoiler alert - it's not just the surge in T-Bill issuance. The unprecedented widening in $ LIBOR-OIS has at once awakened unwelcome memories of 2007-8, and yet at the same time left analysts scrambling for explanations. The most commonly cited factor is increased T-bill issuance. But while T-bills may have widened earlier (already in 2017), in the latest move they have actually outperformed vs Eurodollars and Libor rather than underperformed – hardly what would be expected if their issuance was overwhelming everything else. (Figure 4). Presumably the cause is something US-specific, since – in stark contrast with 2007-08 and 2011-12 – LIBOR-OIS spreads in € and £ have been almost completely unaffected (Figure 5). The immediate explanation which makes most sense to us is a series of changes in $ markets following US tax reform. These seem likely to be structural rather than temporary. Just as we and many others predicted, repatriation has led to a sharp flattening of the $ credit curve. While last year the flattening seemed to be driven largely by the long end (and expectations of reduced issuance by corporates using bond issuance+offshore cash to fund share buybacks), since February there has been a shift towards a sell-off, with the front end underperforming in beta-adjusted terms (Figure 6). This occurred among both financials and nonfinancials, and was initially concentrated in $, though there are now some signs € credit is trying to follow suit, especially among financials (Figure 7). What King, correctly, thinks has happened is that corporations with offshore cash piles have gone from seeing those funds as being trapped almost indefinitely to recognizing that they could be called upon to spend that cash at short notice, "most likely on M&A or share buybacks. As such, they have been anxious to reduce the duration of their holdings." Indicatively, here is a chart from BofA, which shows the 25 largest US HG non-financial holders of overseas cash, which as Q4 held $1.07tr in total cash, cash equivalents, short-term marketable securities and investments, of which $888bn resided abroad. The full breakdown of various cash equivalent holdings is shown below. The repatriation of offshore cash has been reflected in part in front end bond selling, but the changes are more visible in money markets. In brief, volumes are up, but maturities are sharply down. The average maturity of CP outstandings has fallen – in the case of A2/P2 issuers to post-crisis lows. A similar maturity shortening has been visible in repo markets. To be sure, the details of this conventional pathway are well understood (we explained them in detail recently), and on the surface, King admits it would all sounds just like a "strong in a teacup." Yes, a few issuers may find they need to pay up to borrow rather more in short maturities now that corporate treasurers’ cash piles are not at their beck and call, and yes, this may well be a structural rather than a temporary shift. But it hardly constitutes the sort of trigger for broad-based weakness in risk assets that LIBOR-OIS widening is sometimes taken to be. This is precisely where the apologists stop in the analysis of the consequences of the move wider in Libor-OIS, a position reinforced further by the lack of other signs of stress which have traditionally accompanied LIBOR-OIS widening have so far been absent. But, as King warns, "this is about to change." First, the Citi strategist looks at the correlation between the FRA-OIS and the Cross-FX basis, which traditionally have moved together during times of stress, yet which have so far avoided a parallel move. However, not for long though, as King explains: Normally when one bank funding market gets stressed, multiple funding markets become stressed as borrowers pre-emptively draw down liquidity wherever they can find it – hence the strong correlation between FRA/OIS and FX OIS basis. So widening in $ LIBOR-OIS has typically been associated with widening in the  crosscurrency bases, and vice versa. But this year’s pickup in LIBOR-OIS is to date a notable exception (Figure 12). The reason for this? The Fed is masking the liquidity signal with the $2.1 trillion in excess reserves it has generously handed out to banks. As King notes, until now, banks’ excess reserves have remained ample, ensuring that FX swap markets had abundant liquidity and stayed relatively tame even as CP markets became more stressed. Note that excess reserves are a necessary but not a sufficient condition for there not to be stress in the system. Banks not only need reserves to be available; they also need to be willing to take advantage of them by engaging in lending activity within the constraints of their capital requirements – leverage ratios in particular. Reserves have taken on added importance in the post-crisis era as a key $ liquidity source foreign investors can borrow, especially for those in lower-yielding DMs. The cushioning role of reserves also explains why although boosting excess reserves through successive rounds of QE has typically helped to reduce $ funding stresses in the system, draining reserves (or even just reducing their rate of increase) has often led to increased stress (Figure 13) – even when their level from a strict regulatory perspective has been more than adequate. Of course, now that the Fed's balance sheet is in rolloff mode, reserves are starting to decline, even if very, very slowly. That's one way reserves will shrink; another way is the upcoming moves in the Treasury General Account at the Fed. King looks at both below: There are two main drivers of excess reserves, and – while it is conceivable that near-term worries are overdone – both are set to tighten in coming months. The most obvious – and gradual – is the Fed’s balance sheet reduction. Just as QE led to a $2tn expansion in excess reserves, so as the Fed’s securities holdings are allowed to roll off and its balance sheet contracts, so banks’ excess reserves are contracting in direct proportion. In 18Q1 the contraction has been $20bn/month; from April the pace steps up to $30bn/month, with two more $10bn increments scheduled from June and September. The second factor is the level of the Treasury General Account (TGA) at the Fed. This – finally – is where T-bill issuance comes in, not through the weight of supply on RV between short-term market rates but through its indirect impact on banks’ excess reserves. When Treasury issuance increases – either through bills or bonds – Treasury either spends the money immediately or deposits it at the Fed. If they spend it immediately – on social security, or infrastructure, or anything else – the level of private sector deposits in the banking system remains unchanged. Even though private sector funds will have been used to buy the Treasury issuance – thereby reducing deposits – Treasury’s spending will sooner or later lead to the same amount being re-deposited in the banking system. The asset which corresponds to the banks’ deposit liabilities is the level of their reserves at the Fed – which will therefore also remain unchanged. If instead Treasury’s spending is deferred, deposit liabilities in the banking system fall as someone buys the issuance and are instead transferred to the Treasury General Account at the Fed. Once again, the banks’ asset which falls in parallel with their deposit liabilities is the level of reserves. This relationship explains why there has been a close link between movements in the TGA and movements in banks’ reserves in recent years (Figure 14), with reserves moving roughly $2 for every $1 change in the TGA . This is because there have been other changes in the liability side of the Fed balance sheet besides TGA, such as an increased RRP facility, expanded deposit programs for CCPs, and a natural increase in paper cash, as well as the Fed normalization in recent months. So why is this macro-level accounting lesson important? Because it has a direct consequence on the cross-currency basis: the one aspect of the liquidity tightening story that has so far not been observed even as Libor-OIS was shot  wider. Specifically, the level of reserves has been a direct determinant of stress in money markets – the cross-currency basis in particular. As a rule of thumb, a $200bn reduction in reserves has added about 10bp to the 5y €/$ basis (Figure 15). And as Citi adds, moves in the $/¥ basis have if anything been larger still. Next, King explains why as a result of seasonal affects, especially as it relates to the tax-collection cycle, the recent surge in Bills has not been sufficient to boost the TGA, and reduce reserves. We will spare readers the details, suffice to note that according to King, should the recent increase in Bill issuance persist, by June banks’ reserves could have fallen by around $300bn. If realized, this would warrant renewed widening in the cross-currency basis, and would almost certainly stoke the general degree of anxiety about a sharp tightening of $ liquidity. One possible counter here is that in order to avoid a funding squeeze the Fed could inject extra liquidity, however as we explained last week, this is unlikely, at least until there is a pronounced hit to risk assets at which point the Fed will have no choice but to intervene. Until then, Citi expects conditions to tighten before anything is implemented, most likely in 2019. As for the Fed, King believes that it seems unlikely they will suddenly spring into action now when they studiously ignored the speeches from the BIS and other central banks when the cross-currency basis gapped out in 2016. So what happens next? Well, if the predicted tightening does occur as expected, Citi anticipates three quite far-reaching effects. First, the foreign bid for $ credit – which has all but evaporated in the past couple of months – will come under greater pressure still. Optimists may hope that we are simply seeing traditional seasonal weakness, and that once Japanese fiscal year-end has passed, the pace of buying will pick up again (Figure 16). But to us this seems unlikely. The main driver of Japanese and other foreign investors’ hedge costs is not the cross-currency basis, but the difference in short rates. Even if current Libor and basis pressures were to subside rather than to increase, further Fed rate hikes seem likely to drive hedge costs up – in the case of Japanese investors, from around 2.5% now to over 3% by year end (Figure 17). This consumes almost all of the yield on all but the lowest quality $ investments. This is something we touched upon two weeks ago when we said that "the rise in dollar funding costs will damage the profitability of hedged investing and lending by foreign financial institutions." Second, and this is directly a continuation of what we said last week, the rise in $ money market rates would represent a tightening of financial conditions beyond that intended by the Fed. LIBOR is still the reference point for the majority of leveraged loans, interest-rate swaps and some mortgages. In addition to that direct effect, higher money market rates and weakness in risk assets are the two conditions most likely to contribute towards mutual fund outflows. If those in turn created a further sell-off in markets, the negative impact on the economy through wealth effects could be greater even than the direct effect from interest rates. Citi's third and final point why analysts ignore the blowout in L-OIS at their expense, is that in addition to all these if not anticipated, then at least foreseeable, consequences of tighter $ liquidity, there are quite likely to be additional unanticipated consequences as well. For example, as shown in the stunning chart below (left side) LIBOR-OIS has in recent years been a very good leading indicator for DXY, with higher spreads leading to a stronger dollar with a 3-month lag (Figure 18). Of course, it is worth noting that $ weakness has been a major contributor to the risk-on environment over the past year (Figure 19) – through its association with stronger emerging markets, through EMFX reserve accumulation contributing to easier global money supply, through its optical contribution to earnings growth at US and global corporates, and through stronger commodity prices. In other words, if there is indeed a linkage between Libor-OIS and the DXY, then expect a massive spike in the dollar in coming weeks, which in turn would roil risk assets. In conclusion, King notes that while as a bank Citi is still forecasting a weaker dollar on "fundamental grounds – together with almost everyone else", if the upcoming funding shortage and dollar liquidity tightening does lead to a stronger dollar, "all of these processes have the ability in principle to run in reverse." Translation: the blow out in Libor-OIS not only matters, but could have very direct - and dire - consequence on equities in the coming weeks.

20 марта, 18:23

В преддверие заседания FOMC напряжение на рынках резко усиливается!

Может я сгущаю краски, но у меня очень плохие ощущения от текущего состояния рынков! Обращаю Ваше внимание на резкий рост кредитных рисков. Сегодня CDS EM подскочили в среднем более чем на 10% https://t.me/russianmacro/1374, индекс iTraxxCrossover, являющийся композицией CDS высоко рискованных европейских заёмщиков, вырос с 256 до 290 пунктов https://t.me/russianmacro/1375. Ну и, конечно, больше всего впечатляет динамика спрэда Libor-OIS https://t.me/russianmacro/1376, о чём уже упоминалось сегодня в утреннем обзоре https://t.me/russianmacro/1371. Про этот спрэд хотелось бы сказать подробнее. Libor – ставка межбанковского рынка. Т.е. это та ставка, под которую банки кредитуют друг друга без залогов. OIS – overnight index swap – это процентная ставка, которая применяется при заключении сделок «процентный своп», в рамках которых банки обменивают платежи с плавающей ставкой на платежи с фиксированной ставкой. Смысл таких операций – в устранении риска изменения процентных ставок. При заключении таких сделок в долларах США OIS – это фактически Fed Funds Rate (ключевая ставка Федрезерва). Исходя из вышесказанного, очевидно, что спрэд Libor-OIS – это фактически риск контрагента и индикатор достаточности ликвидности в системе.До кризиса 2008 года на этот индикатор внимания никто не обращал. Он был стабильно низким и долгие годы никакой динамики не демонстрировал. В августе 2007 года, когда рухнули первые фонды, набитые subprime-облигациями (именно с этого момента, по большому счёту, начался глобальный кризис), Libor-OIS подскочил с 8-9 пунктов до 100, а в сентябре 2008 года после банкротства Lehman Brothers улетел выше 350.Именно тогда Libor-OIS стал любимым индикатором Алана Гринспена, занимавшего в то время пост главы ФРС. Практически в каждом своём публичном выступление он обращал внимание на динамику этого индекса. К нормальным значениям Libor-OIS вернулся осенью 2009 года. В период европейского долгового кризиса, спрэд вырастал до 50 пунктов.Сейчас же произошло совершенно непонятное явление – впервые с 2009 года Libor-OIS поднялся выше 50 пунктов. До конца неясно, что это может означать. В моём понимании, это индикатор растущего дефицита долларовой ликвидности в системе, что отчасти является следствием сворачивания баланса ФРС, а отчасти – резко возросших объёмов заимствований казначейством США на рынке UST (эти деньги, правда, потом возвращаются в систему через финансирование дефицита американского бюджета, но движение их может быть неравномерным, т.е. в какой-то момент эти операции могут способствовать увеличению дефицита ликвидности).Неудивительно, что на фоне возросшего напряжения на денежном рынке так резко выросли CDS. Всё это очень тревожно, и несёт большие риски в первую очередь для emerging markets – как акций, так и облигаций (при ухудшении ситуации с ликвидностью продавать в первую очередь будут рискованные активы, а на российском рынке акций агрессивней всего будут продавать Сбербанк). Будем надеяться, что ФРС завтра всё-таки не будет обострять ситуацию. Если прозвучат намёки на 4 повышения ставки в этом году, на рынках может начаться буря.    

Выбор редакции
20 марта, 15:44

U.S. 3-month LIBOR/OIS spread widest since May 2009

  • 0

NEW YORK (Reuters) - A gauge of stress in the U.S. money markets climbed to its highest level in nearly nine years on Tuesday on concerns about growing costs for banks and other companies to borrow...

Выбор редакции
20 марта, 11:55

Легенда о третьем трейдере (по мотивам "Легенды о восемнадцатом трейдере")

  • 0

Disclaimer №1: Ниже Вашему вниманию представлен самый полезный топик СЛ за 20.03.2018 Disclaimer № 2: по следам Гордона Гекко Все помнят «Легенду о восемнадцатом трейдер» от Инвестора Алексея. Я, например, до сих пор думаю, что это некая выдуманная личность. Ну, не может так быть, что Алексею удалось найти трейдера, который торгует в плюс. Ну, да ладно — от сказок нашего рынка перейдем к реалиям западной биржы.  Итак, сегодня реальная история «Третьего трейдера». Взято вот отсюда https://www.bloomberg.com/news/articles/2018-03-19/from-a-126-million-bonus-to-jail-the-fall-of-a-star-trader Знакомьтесь, это Кристиан Биттар. Бывший трейдер Дейче Банка.  Ему сейчас 46 лет. На протяжении нескольких лет он был самым высокооплачиваемым трейдером Дейче Банка. Только в 2008 году его годовой бонус составил 126 миллионов долларов. Ему на тот момент было 36 лет. И при этом у этого молодого человека хватало наглости регулярно ходить к начальству и требовать повышения жалования и годового бонуса под страхом перехода к конкурентам. Он родился в Сенегале. Учился во Франции. Всегда увлекался математикой. Работал в Сосьете Женераль аналитиком, потом трейдером. После этого Дейче Банк нанял Биттара трейдером в свой лондонский офис. Биттар всегда приходил на работу в 6.30 утра, был сконцентрированным и заряженным. Несмотря на огромные доходы, он жил в простом районе Лондона и вел скромную жизнь (чет Перельман вспомнился). Но в настоящий момент Биттар задержан. Находится под стражей. А Лондонский суд предъявил ему обвинения в махинациях с со ставкой Еврибор (European Interbank Offered Rate) и Либор. Летом ожидается приговор. Шесть лет британское правосудие расследовало это дело, и Биттар был один из основных подозреваемых. Кстати, банки за данные махинации уже оштрафованы. Все же помнят этот грандиозный скандал со ставкой Либор (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D0%B0%D0%BB_%D0%B2%D0%BE%D0%BA%D1%80%D1%83%D0%B3_%D0%9B%D0%98%D0%91%D0%9E%D0%A0). В итоге, общая сумма штрафов, наложенная на банки, составила 9 миллиардов долларов, из которых Дейче Банк заплатил 2.5 миллиарда долларов.   В 2015 году Дейче Банк подписал мировое соглашение с Департаментом Юстиции. В данном соглашении Кристиан Биттар был назван просто и со вкусом «Трейдер № 3». Из этого мирового соглашения следует, что Биттар был самым прибыльным деривативным трейдером в Дейче Банке в период с 2003 по 2010 годы. Вспомнился чето Гекко.  В 2014 году Финансовое ведомство Юкей наложило на Биттара штраф 10 миллионов фунтов и запрет заниматься трейдингом до вынесения приговора суда.Выводы:  1) Если у тебя не получается трейдинг, ты чего-то не знаешь.  2) Если у тебя получается трейдинг, ты что-то знаешь.  3) Если ты зарабатываешь огромные бабки трейдингом РЕГУЛЯРНО, ты либо инсайдер, либо махинатор, либо оба амплуа сразу. 

Выбор редакции
19 марта, 15:58


Индекс геополитических рисков, рассчитываемый аналитиками SaxoBank, вырос до максимальных уровней с начала войны в Ираке в 2003 году. Последние несколько лет рынки практически не реагировали на любую геополитическую напряженность, т.к. деньги, которые непрерывно вливались главными центральными банками мира (ФРС, ЕЦБ и Банк Японии), тушили любой пожар на рынках.Но сейчас ситуация кардинально меняется. Растущая ставка LIBOR в долларах (выкладывал в телеграмме https://t.me/MarketDumki/215), программа количественного ужесточения от ФРС  https://t.me/MarketDumki/184,   и планы ЕЦБ осенью свернуть свою программу QE, лишат рынки излишней ликвидности. Так что рынки будут теперь гораздо острее реагировать на любую геополитическую напряженность. Ушло время низкой волатильности на рынках.

08 сентября 2016, 16:23

СМИ наконец написали, что массовые банковские «самоубийства» могли быть убийствами.

В 2015 году по всему интернету распространилась популярная «теория заговора» в связи с загадочными «самоубийствами» высокопоставленных банковских служащих. То, что выглядело дикими спекуляциями, теперь обретает форму спланированного преступления, связанного с банковским скандалом Libor. Более 40 международных банкиров, предположительно, покончили с собой за два года после большого скандала, в котором оказались замешаны многие финансовые фирмы по всему миру. Однако, три из этих, казалось бы не связанных между собой, самоубийств связаны с Deutsche Bank. Эти три самоубийства в Нью-Йорке, Лондоне и Сиене (Италия), произошедшие в течение 17 месяцев в 2013-2014 годах, названы следователями отдельными случайными самоубийствами.«В каждом случае жертва имела связь с глобальным банковским скандалом. Обстоятельства их смертей оставили больше вопросов, чем ответов», - пишет New York Post. - «Но все три мужчины работали в Deutsche Bank или контактировали с ним по работе». В 2013 году финансовые регулирующие органы в Европе и США начали расследование, которое вылилось в знаменитый скандал Libor: лондонские банкиры вошли в совместный сговор, чтобы сфальсифицировать «лондонскую межбанковскую ставку предложения», которая определяет банковские проценты по ипотеке, потребительским и автомобильным кредитам. Этот скандал потряс финансовый мир и стоил консорциуму международных банков, включая Deutsche Bank, 20 млрд. долларов в виде штрафов.Дэвид Росси - 51-летний директор по коммуникациям самого старого банка в мире Italian Monte dei Paschi di Siena, который оказался на грани коллапса из-за больших потерь на деривативном рынке во время финансового кризиса 2008 года - разбился насмерть 6 марта 2013 года. На момент его смерти в банке Monte dei Paschi проводилось расследование перемещения миллиардов долларов в рискованные деривативы Deutsche Bank и Merrill Lynch.NY Post пишет: «Ужасное видео с камер безопасности показывает, как Росси приземляется на тротуар - спиной вниз и лицом к зданию - странное положение, более похожее на ситуацию, когда человека выталкивают из окна. Видеозапись показала, что падение с третьего этажа не убило Росси сразу же. В течение 20 минут банкир лежал на слабо освещённых булыжниках, время от времени двигая рукой и ногой. Когда он перестал двигаться, появились две тёмные фигуры мужчин. Каждый из них приблизился и внимательно осмотрел труп. Они не предлагали помощь и не звали никого к месту происшествия, а просто ушли по переулку. Только через час проходящий мимо сотрудник банка наткнулся на труп Росси. У него были ушиблены руки и ранена голова, согласно рапорту местного судмедэксперта, что могло свидетельствовать о борьбе перед падением из окна.»В конечном счёте, итальянские власти оформили смерть Росси как самоубийство. Вдова Росси, Антонелла Тоньяцци, выступила против постановления о том, что её муж сам себя убил, и сказала итальянским журналистам, что он «слишком много знал». Тоньяцци сказала, что предсмертная записка Росси, как минимум, подозрительна. В ней он называет свою жену Тони, но по свидетельству Тоньяцци, он так никогда не называл её в реальности. В октябре 2014 года два руководителя Monte dei Paschi были осуждены за создание помех действиям регуляторов и введение в заблуждение итальянских следователей по финансовым вопросам приобретения Banca Antonveneta – банка, который финансировался Deutsche Bank.В январе этого года итальянские власти привлекли к суду трёх руководителей Deutsche Bank, включая Мишеля Фейссолу – директора по управлению активами, обвинив их в соучастии в заговоре с целью фальсификации счетов Monte dei Paschi, манипуляции рынком и в создании помех правосудию. Ещё одна загадочная смерть – так называемое самоубийство 58-летнего Уильяма Броксмита, которого нашли повешенным на собачьем поводке, привязанном к двери его лондонского дома в январе 2014 года. Финансовые бумаги Броксмита находились в беспорядке, а рядом валялись записки к друзьям и близким родственникам. Через несколько минут на место происшествия прибыл его коллега по Deutsche Bank тот же самый Мишель Фейссола, который начал подозрительно читать финансовые документы и записки.«Да, он сам себя убил», - сказал его пасынок Вэл Броксмит. - «Но есть один вопрос: это могло быть самоубийство из-за вымогательства, давления или шантажа? У меня есть пара подозрений». Пасынок Броксмита заинтересовался тем, что искал Фейссола в бумагах его отчима. Электронные письма Броксмита, полученные NY Post, добавили подозрений по поводу смерти банкира. В этих письмах, отправленных к друзьям за неделю до смерти, он высказывает опасения по поводу запланированного на отпуск катания на горных лыжах. Клинический психолог показал, что Броксмит приходил на приём в связи с «большим беспокойством по поводу расследования властей деятельности банка, в котором он работал». Психолог сказал, что депрессия из-за скандала Libor у Броксмита прошла за месяц до его смерти.За месяц до своей смерти Уильям Броксмит написал письмо, с гневом, как говорит его сын, спрашивая своих коллег, почему он должен брать на себя ответственность по такому скользкому вопросу как прохождение банком стресс-теста Федеральной Резервной Системы. Он также засомневался по поводу «щедрых» цифр кредитных потерь, которые были у банка, и боялся, что федеральные регуляторы увидят, что банк потерял на кредитах больше, чем отмечено в документации. Большие потери могли привести к наложению на банк правительственных ограничений. «Кто сказал, что я должен это делать? Я независимый директор, а это налагает на меня ответственность за управление», - написал он.Нью-Йоркский адвокат, 41-летний Калоджеро «Чарльз» Гамбино был женат и имел двух детей. Он 11 лет проработал юристом в центральном офисе местного отделения Deutsche Bank. Гамбино, в основном, защищал Deutsche Bank в связи со скандалом Libor и другими расследованиями властей. В октябре 2014 года его нашли повешенным на балконе в его бруклинском доме. Верёвка, на которой он висел, была протянута через перила и привязана к опорной стойке лестницы на первом этаже. Не было найдено никакой предсмертной записки, а родственники отказались давать интервью прессе.По своей работе корпоративного консультанта Deutsche Bank Гамбино имел деловые отношения с несколькими европейскими банковскими руководителями, в том числе с Мишелем Фейссолой и Уильямом Броксмитом, и отлично знал внутреннюю работу банка. Смерть Гамбино тоже оформили как самоубийство. В делах Гамбино, Росси и Броксмита власти не пытались искать и не обнаружили очевидные связи, которые могли бы привести к раскрытию большого международного преступления.Однако, власти Сиены недавно эксгумировали тело банкира Дэвида Росси и возобновили расследование его смерти. Они, как ожидается, опубликуют свои выводы в конце месяца. Во всех этих смертях есть кое-что объединяющее – все мёртвые банкиры хорошо знали подробности скандала Libor и работу Deutsche Bank. Очевидно, их убили, чтобы они не могли рассказать о произошедшем, таким образом истинные преступники смогли уйти от ответственности. Источник: Mainstream Media Finally Admits Mass Banker “Suicides” Were Likely a Vast Criminal Conspiracy, Jay Syrmopoulos, activistpost.com, June 16, 2016.

23 апреля 2015, 17:38

Deutsche Bank выплатил $2,5млрд за махинации с LIBOR

Немецкий банк заплатил рекордный по величине штраф финансовым властям Великобритании и США для урегулирования обвинений в махинации межбанковской процентной ставкой LIBOR.

23 апреля 2015, 17:38

Deutsche Bank выплатил $2,5млрд за махинации с LIBOR

Немецкий банк заплатил рекордный по величине штраф финансовым властям Великобритании и США для урегулирования обвинений в махинациях межбанковской процентной ставкой LIBOR.

18 декабря 2014, 12:42

Швейцарский ЦБ ввел отрицательные депозитные ставки

Швейцарский национальный банк ввел отрицательную процентную ставку по депозитам, сообщает агентство Bloomberg. Мера обусловлена намерением ЦБ предотвратить приток средств инвесторов, пытающихся найти "тихую гавань" для своих средств. Ставка по бессрочным вкладам коммерческих банков в ЦБ составит минус 0,25%, отмечается в сообщении регулятора. Целевой диапазон ключевой ставки ШНБ - трехмесячной ставки LIBOR - расширен до минус 0,75-0,25% с 0-0,25%. "За последние несколько дней ряд факторов вызвал увеличение спроса на надежные инвестиции, - отмечается в сообщении швейцарского ЦБ. - Введение отрицательной ставки по депозитам делает инвестиции в швейцарских франках менее привлекательными, что поддержит допустимый "потолок" курса швейцарского франка". ЦБ в четверг сохранил "потолок" курса нацвалюты к евро, введенный в 2011 г., на уровне в 1,2 франка за евро. При этом Швейцарский национальный банк отметил "максимальную решимость" защищать этот уровень и готовность прибегнуть для этого к дополнительным мерам при необходимости.

05 ноября 2014, 10:47

ЦБ ввел годовые сделки РЕПО в инвалюте

Банк России в среду ввел новый инструмент - сделку РЕПО в инвалюте на 12 месяцев. С 5 ноября снижены также минимальные ставки по сделкам РЕПО в инвалюте на срок одна неделя, 28 дней и 12 месяцев. Теперь ставка ЦБ равна ставке LIBOR в соответствующих валютах и сроках плюс 1,5%.  ЦБ ввел годовые сделки РЕПО в инвалюте Ранее минимальные ставки по сделкам РЕПО в долларах и евро равнялись ставкам LIBOR в соответствующих валютах и сроках плюс 2% и 2,25% для операций на срок одна неделя и 28 дней соответственно. Первый аукцион годового РЕПО в инвалюте состоится во второй декаде ноября. Предполагаемый лимит на аукционе составит до $10 млрд, сообщает ЦБ. Крупнейшие российские банки просили ЦБ ввести инструмент годового РЕПО в инвалюте в ответ на закрытие внешних рынков капитала. Сделки РЕПО в инвалюте на срок 12 месяцев пройдут на ММВБ ежемесячно в форме аукционов. Расчеты осуществят на второй рабочий день после даты заключения сделки. В качестве обеспечения по годовому РЕПО в иностранной валюте принимают ценные бумаги, включенные в Ломбардный список ЦБ, за исключением акций и ценных бумаг финансовых организаций. Указанные сделки совершают с российскими кредитными организациями первой и второй классификационных групп, заключивших с Банком России допсоглашение к генеральному соглашению об общих условиях совершения сделок РЕПО на ММВБ. Первые аукционы РЕПО в инвалюте прошли в конце октября, спрос банков на валюту от ЦБ оказался слабым из-за непривлекательной цены. До конца года ЦБ намерен провести аукционы РЕПО сроком одна неделя и 28 дней с лимитом $2 млрд и $1,5 млрд соответственно. При этом ЦБ сохранил максимальный объем задолженности банков по сделкам РЕПО в инвалюте на все сроки - $50 млрд до конца 2016 г. При необходимости ЦБ может увеличить этот лимит.

05 ноября 2014, 10:47

ЦБ ввел годовые сделки РЕПО в инвалюте

Банк России в среду ввел новый инструмент - сделку РЕПО в инвалюте на 12 месяцев. С 5 ноября снижены также минимальные ставки по сделкам РЕПО в инвалюте на срок одна неделя, 28 дней и 12 месяцев. Теперь ставка ЦБ равна ставке LIBOR в соответствующих валютах и сроках плюс 1,5%.  ЦБ ввел годовые сделки РЕПО в инвалюте Ранее минимальные ставки по сделкам РЕПО в долларах и евро равнялись ставкам LIBOR в соответствующих валютах и сроках плюс 2% и 2,25% для операций на срок одна неделя и 28 дней соответственно. Первый аукцион годового РЕПО в инвалюте состоится во второй декаде ноября. Предполагаемый лимит на аукционе составит до $10 млрд, сообщает ЦБ. Крупнейшие российские банки просили ЦБ ввести инструмент годового РЕПО в инвалюте в ответ на закрытие внешних рынков капитала. Сделки РЕПО в инвалюте на срок 12 месяцев пройдут на ММВБ ежемесячно в форме аукционов. Расчеты осуществят на второй рабочий день после даты заключения сделки. В качестве обеспечения по годовому РЕПО в иностранной валюте принимают ценные бумаги, включенные в Ломбардный список ЦБ, за исключением акций и ценных бумаг финансовых организаций. Указанные сделки совершают с российскими кредитными организациями первой и второй классификационных групп, заключивших с Банком России допсоглашение к генеральному соглашению об общих условиях совершения сделок РЕПО на ММВБ. Первые аукционы РЕПО в инвалюте прошли в конце октября, спрос банков на валюту от ЦБ оказался слабым из-за непривлекательной цены. До конца года ЦБ намерен провести аукционы РЕПО сроком одна неделя и 28 дней с лимитом $2 млрд и $1,5 млрд соответственно. При этом ЦБ сохранил максимальный объем задолженности банков по сделкам РЕПО в инвалюте на все сроки - $50 млрд до конца 2016 г. При необходимости ЦБ может увеличить этот лимит.

27 октября 2014, 11:42

Новый список жертв_геена банковская

Не успели подвести некоторый итог экзистенциального олигархического кризиса, который отчасти выразился и в череде самоубийств банкиров (JP Morgan и др.), отчасти жестоких убийств семей финансистов, совершенных неизвестными лицами, отчасти такими удивительными совпадениями как снегоуборочная техника на взлетно-посадочной полосе, (Материал) как начали поступать новые данные: Список продолжается №28. Тьерри Лейн (Leyne), франко-израильской предприниматель, найден мертвым после того, как спрыгнул с 23-его этажа одной из башен Yoo престижного жилого комплекса в Тель-Авиве (23.10.2014). 49 лет, бывший партнер экс-главы МВФ Доминика Стросс-хана №29 Одновременно стало известно, что еще один ветеран Deutsche Bank покончил с собой. Это помощник главного юрисконсульта банка, 41-летний Калоджеро "Чарли" Гамбино, который был найден повешенным 20 октября. Чарли Дж Гамбино работал управляющим директором и заместителем главного юрисконсульта группы внутренних расследований Deutsche Bank в Северной и Южной Америке. Гамбино служил адвокатом персонала в Отделе по ценным бумагам и биржам. Zerohedge указывает на связь деятельности Гамбино с деятельностью УИЛЬЯМА БРОКСМИТА -- одного из первого в списке погибших. И тот, и другой были специалистами в сфере оценки рисков. Учитывая характер судебных тяжб да и в общем финансовое положение Deutsche Bank, Zerohedge называет этот банк европейским JPMorgan + подводит начало самоубийств к моменту, когда Эльке Кениг, президент главного финансового регулятора Германии, Bafin, сказал, что в дополнение к валютным ставкам, манипулирование ценами на драгоценные металлы происходит "хуже, чем фальсификации со ставками Libor" (был такой знаменитый скандал) Ну и картинка всевозможной дряни на балансе Deutsche Bank  пирамида условно производных бумаг на балансе больше, чем у JPMorgan, и в 20 раз больше, чем ВВП самой Германии. Материал на Zerohedge 

14 марта 2014, 23:35

США обвинили 16 банков в махинациях с LIBOR

Финансовые власти США выдвинули обвинения против 16 крупных банков в махинациях с процентной ставкой LIBOR в период 2007 2011 гг.

14 марта 2014, 23:35

США обвинили 16 банков в махинациях с LIBOR

  Финансовые власти США выдвинули обвинения против 16 крупных банков в махинациях с процентной ставкой LIBOR в период 2007 – 2011 гг. По данным агентства Reuters, Федеральная корпорация по страхованию депозитов (Federal Deposit Insurance Corporation, FDIC) подала иск против 16 крупнейших банков мира. Среди них: Bank of America, Barclays, Citigroup, Credit Suisse, Deutsche Bank, HSBC, JPMorgan, Royal Bank of Scotland, UBS, а также ряд других компаний. По мнению FDIC, в период с 2007 по 2011 гг данные банки “участвовали в сговоре по намеренному занижению” процентной ставки LIBOR в долларах США. В результате, согласно исковому заявлению, 38 банков, которые были переведены под опеку FDIC с 2008 г. "понесли существенные финансовые потери". Ответчиком в иске указывается Британская банковская ассоциация, которая с 1985 участвует в фиксировании ставки на основе данных, которые предоставляли банки. Общий объем штрафов, который выплатили различные банки по обвинениям в махинациях с процентными ставками, на текущий момент составляет 6 млрд долларов.

17 февраля 2014, 23:41

Бывших менеджеров Barclays обвинили по "делу Libor" - economy

Британское управление по расследованию финансовых махинаций предъявило уголовные обвинения трём бывшим сотрудникам банка Barclays в связи с манипулированием ставкой межбанковского кредитования Либор . Утверждается, что махинациями они занимались в период с июня 2005-го по август 2007 года. Международный скандал вокруг манипулирования ключевой межбанковской ставкой докатился до Barclays в 2012 году, гендиректору банка это стоило места, а сама компания заплатила штраф в размере 290 млн. фунто... ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: http://ru.euronews.com/2014/02/17/barclays-trio-to-be-charged-with-libor-fraud euronews: самый популярный новостной канал в Европе. Подписывайтесь! http://eurone.ws/ZdZ0Zo euronews доступен на 14 языках: http://eurone.ws/11ILlKF На русском: Сайт: http://ru.euronews.com Facebook: http://www.facebook.com/euronews Twitter: http://twitter.com/euronewsru Google+: http://eurone.ws/1eEChLr VKontakte: http://vk.com/ru.euronews

10 января 2014, 09:46

Денежный рынок и ставки ЦБ

Сравнение 3 месячных Libor за 3 года  --- Сравнение ключевых ставок ЦБ  --- Денежный рынок США  --- Денежный рынок Еврозоны  ---- Денежный рынок Японии  --- Денежный рынок Англии  ---- Денежный рынок Швейцарии  ---- Денежный рынок Канады  ---- Денежный рынок Австралии  ---- Денежный рынок Китая  ---- Денежный рынок России  ---- Денежный рынок Бразилии  ---- 

27 мая 2013, 11:26

Простым языком об организованной преступности финансового бизнеса. Тема: ставки Libor

Организованная преступность финансового бизнесаПора перестать смеяться над любителями теорий заговоров. Может быть, за нитки за кулисами дергают не ротшильды с рокфеллерами, а наемные менеджеры, но суть от этого не меняетсяМеждународная финансовая система, ставшая сегодня основой современной корпоративной свободнорыночной экономики - это мошенничество в особо крупных размерах.Странные порядки царили в советских СМИ. Интересные вещи появлялись в самых неожиданных местах. Журналы «Наука и жизнь» и «Знание сила» писали про политическую философию, рассказы Кафки появлялись где-нибудь в «Сибирских огнях», репродукция Пикассо впервые в СССР была опубликована в сатирическом «Крокодиле», а о Роллинг стоунз впервые написали не в музыкальном обозрении, а в детском журнале «Ровесник».В Америке все скоро будет, как в СССР эпохи застоя. Уже сейчас расследованиями финансовых спекуляций занимаются не солидные «Уолл-стрит джорнал» или «Файненшиал таймс», а журнал «Роллинг стоунз». Финансовый корреспондент журнала Мэтт Тайби практически единственный в мейнстриме, кто пишет о разрегулированном и дисфункциональном американском и мировом финансовом рынке и о том, насколько этот рынок мошеннический.Почему, как в СССР? А потому, что все меньше и меньше реальных хозяев, а делами заправляет цех наемных менеджеров, заинтересованный лишь в высокой зарплате и жирном пакете бенефитов в конце года. Именно менеджеры и финансовые спекулянты, да еще их адвокаты составляют тот 1%, который присваивает себе львиную долю национального богатства Америки. Как заметил ветеран американской журналистики Хедрик Смит, распределение богатства в Америке аналогично тому, что было в Египте в эпоху фараонов. Однако, в отличие от Египта, собственность здесь обезличена, а богатство рассредоточено и перемешано в различных банковских и финансовых продуктах, которые давно уже никто не способен контролировать.На встречу с Мэттом Тайби я шел с большим интересом. Его последняя статья «Все – мошенничество. Крупнейшая финансовая афера фиксирования цен в истории» рассказывает о манипулировании на рынке свопов. Комиссия по торговле товарными фьючерсами недавно начала следствие по делу брокерской фирмы ICAP и 15 банковских учреждений Уолл Стрит. Комиссия расследует их сговор с целью манипуляции скоростью публикации индекса ISDAfix.О ФИНАНСАХ ПРОСТО И ИНТЕРЕСНОЕсли продолжать писать о финансах в том же псевдопрофессиональном духе, зараженном корпоративным новоязом, то даже самые преданные мои читатели скоро потеряют интерес. Потому объясню просто. Что бы вы сказали, если бы результаты скачек объявлялись публике через несколько дней после того, как скачки состоялись? А в это время «умным людям» внутри системы разрешалось делать ставки? Собственно, так и происходит со скоростной электронной торговлей. Комбинаторы внутри системы получают возможность видеть и прогнозировать результаты торгов в конце дня, и на этом основании делают свои ставки, покупают и продают до того, как остальные игроки узнают, что там происходит. Покупают и продают не на свои деньги, а на деньги клиентов, против интересов которых они часто играют. ISDAfix – один из многих индексов, существующих на финансовых рынках. Он служит для определения курса в финансовых сделках. Libor – другой такой индекс, с помощью которого определяют курс практических всех банковских сделок с переменным курсом. Фокус здесь в том, что эти индексы составляются на основе оценочных данных, которые финансовые компании предоставляют добровольно и имеют возможность их поправлять.Самое простое объяснение свопа. Скажем вы – город или компания – заняли деньги под переменный курс и хотите иметь стабильность займа с фиксированным процентом. Тогда  фиксированный процент вы платите банку, а уже он разбирается с переменными процентными ставками. Это выходит дороже, но освобождает от хлопот. Своп – это многошаговая операция,  в ходе которой активы переходят из рук в руки, одновременно продаются и покупаются на заранее договоренных условиях.Сговор был в том, чтобы лишить широкую публику возможности своевременно узнавать об этих условиях. Банки докладывают о своих курсах добровольно, а это прямое приглашение не говорить всей правды.Большинство американского среднего класса слишком озабочено своими растущими долгами,  невозможностью сводить концы с концами, необходимостью выкладываться на двух-трех работах. Лишь мельком они могут услышать о скачках индекса Доу Джонс на Уолл Стрит. В конце дня им по телевизору расскажут, как шутка хакеров о взрыве в Белом Доме завалила на несколько минут финансовые рынки. Уровень торгов  потом восстановится. Вот только самого главного - кто нагрел на этом руки - СМИ не расскажут.Только недавно без лишнего шума закончилось судебной сделкой расследование аферы, в которой мошенники сманипулировали индексом Libor на пятьсот триллионов долларов. Штрафы заплатят, как водится, не виновники, а вкладчики компаний и налогоплательщики. Да еще законодатели дадут проворовавшимся банкирам налоговые скидки.Так случилось в рождественскую ночь, когда для компании, оштрафованной на $750 миллионов за уголовные нарушения, конгрессмены тихонько протащили закон об освобождении от налогов на $500 миллионов. ПОЧЕМУ ЖЕ ЗАКОНОДАТЕЛИ РАЗРЕШАЮТ ПОДОБНОЕ?– Раньше это работало или, по крайней мере, ничего не всплывало на поверхность, – говорит Тайби. – Теперь же выясняется, что котировки подправлялись довольно долгое время. Это очень легко сделать. Достаточно одному биржевому маклеру и одному из сотрудников рейтингового агентства вступить в сделку и позвонить по нескольким номерам. И это без преувеличения затрагивает интересы миллиардов людей.На манипуляциях поймали три банка, которые уже заключили судебные сделки, еще четыре - под следствием, но предполагается, что все 16 «первоклассных» банков, определенных в маркетмейкеры индекса, занимались манипуляциями. Тайби говорит, что по его данным, следствие ведется против 15-ти из них:Если там было мошенничество, то во всех 16-ти банках должны были знать о нем? – В деле есть множество косвенных улик, подтверждающих, что руководство знало о мошенничестве, – говорит Тойби. – В деле фигурирует переписка между Bank of England и гендиректором одного из крупнейших в Великобритании и мире финансовых конгломератов – Barklays в разгар глобального финансового обвала 2008 года о том, чтобы установить индекс ниже, чем он был на самом деле.Индекс Libor, по сути, измеряет, как банки доверяют друг другу, и поэтому является показателем благосостояния финансовой системы в целом. Если индекс низкий, банки доверяют и занимают друг другу деньги. Если индекс высокий – значит, банковская система нестабильна.Котировки межбанковского обмена устанавливаются ежедневно, и, вероятно, можно было создать независимую организацию для мониторинга и предотвращения мошенничества?– Да, если бы использовали реальные данные. Однако сегодня никто не обязан подавать реальные цифры о том, сколько денег они заняли вчера и по какому курсу. Предоставляют лишь свои предположения о том, какая котировка будет. Там довольно сложный процесс подсчета, охватывающий разные периоды времени и 16 основных мировых валют.Новый сговор, который расследует Комиссия, влияет на затраты по обслуживанию займов во всем мире и процентные свопы стоимостью в $379.  – триста семьдесят девять триллионов долларов. Для сравнения – валовой национальный продукт США составляет около 15 триллионов, а совокупное национальное богатство США – 57.4 триллиона (на 2011 г). Эта мошенническая схема затрагивает любого, кто платит по ипотечной ссуде, по ссуде на машину, расплачивается кредитной карточкой. От этого зависит сама цена денег, обменные курсы валют во всем мире. Речь идет о небольшом подразделении внутри ICAP, – говорит Тайби. –  Около 20 человек, которые, по сути, определяли курсы свопов во всем мире. Хотя фирма зарегистрирована в Лондоне, действовали они из Джерси-сити, потому американские регуляторы смогли расследовать их деятельность.По сути же, транснациональные банковские корпорации действуют в сумеречной зоне, с неопределенными юрисдикциями. В афере Lidor все началось с японского биржевика, вступившего в сговор с сотрудником Lidor, тоже находившимся в Японии. Национальные границы не всегда позволяют эффективно расследовать новые виды корпоративной преступности.Это совершенно новый вид преступлений. Нет надобности красть у людей деньги и имущество. Вместо воровства манипулируют стоимостью имущества, которое имеется у людей, манипулируют процентными ставками, которые мы платим.НОВЫЙ ЭТАП МЕЖБАНКОВСКИХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙЧто же здесь нового, если Уолл-стрит и банки всегда отличались "творческими" и "новаторскими" подходами к поиску путей, как делать деньги? – Здесь нечто совершенно новое. Во время финансового коллапса 2008 вскрылся огромный объем системной коррупции в финансовых корпорациях, систематической обман в ипотечном бизнесе, укорененные аферы в аудите, мошеннические схемы в банках и компаниях, как в Лэмон Брозерс.Однако раньше мы никогда не сталкивались со случаями коррупции и мошенничества, включавшие сговор между банками. Последние аферы свидетельствуют о том, что корпоративная преступность вступила в новый этап межбанковских международных преступлений. На сцену выходит глобальная институцианализированная организованная преступность, способная безнаказанно подавить конкуренцию и манипулировать международными финансовыми рынками в невиданных ранее масштабах.Речь не идет о группе злоумышленников, ловящих рыбку в мутной воде рынка производных финансовых продуктов - деривативов. Определенные деятели зарабатывают миллиарды потому, что делают бизнес по-блатному, имеют нечестные преимущества. Мощные силы лоббируют политическую систему, и не допускают сделать рынок деривативов и свопов более прозрачным и понятным. Они имеют своих людей в Конгрессе. Они помогли Обаме избраться, а он расставил нужных людей в своей администрации. Громко разрекламированная финансовая реформа Обамы, известная еще как Додд-Френк Акт была без зубов, содержала множество лазеек и исключений, позволявший обойти закон. Даже те скромные меры обеспечения прозрачности рынка, которые содержит закон, администрация Обамы за полтора года так и не провела в жизнь.Разве банки не конкурируют между собой? Разве незримая рука свободного рынка не способна упорядочить рынок? А как же базисные мифы капитализма, которые американцы (а теперь и все остальные) впитывают чуть ли не с молоком матери? Предвидя возмущенные возгласы моих читателей-свободнорыночных энтузиастов "где вы видели свободный рынок", скажу, то, что называет себя свободным рынком, таковым и является, другого - нет.С другой стороны мои читатели-либералы, свято верящие, что американское общество стоит на защите их прав и равных возможностей, возразят, мол, а как же антимонопольное законодательство? Что бы сказал борец с монополизацией Тедди Рузвельт?Я полагаю, что антимонопольное законодательство должно применяться к подобным сговорам, но оно не применяется, – говорит Мэтт Тайби. –  Большие корпорации, контролирующие огромные сегменты рынка и национальных ресурсов, являются монополиями. Тем самым они становятся опасными для общества.Однако, когда появляются доказательства того, что они находятся в сговоре между собой для манипуляций курсами и котировками, это становится чрезвычайно опасным  для общества. Если мы ничего с этим не делаем радикально, то это ведет нас к эскалации.ЧЕМУ БАНКИРЫ НАУЧИЛИСЬ У МАФИИ?И все-таки, что же с конкуренцией. Неужели "Чейс" и "Сити банк" не конкурируют между собой? – Они ведут борьбу за клиентов. Они конкуренты на каком-то уровне, но есть целые сферы в финансовом бизнесе, когда они заодно, – говорит Мэтт Тайби. –  Я проводил журналистское расследование по поводу манипуляций на аукционах государственных облигаций. Мало кто об  этом знает, но если город, штат или даже целая страна хочет мобилизовать средства, то по закону, они обязаны провести торги. Аукцион призван создать конкуренцию между финансовыми корпорациями, и тем самым снизить учетные ставки, которые общество платит. На деле банкиры поделили между собой рынок с целью не допустить конкуренции, мол, мы возьмем облигации этого города, вы – другого.Материал по расследованию торгов облигациями Тайби называется «Чему банкиры научились у мафии». Читателю на просторах бывшего СССР они живо напомнят мошеннические аукционы веселых времен приватизации 1990-х.В Америке власти все же уличили пять крупнейших финансовых корпораций Уолл-Стрит, да еще банковскую компанию «Дженерал Электрик» в махинациях на сумму в $3.7 млрд. Как водится, в тюрьму никто не сел. В Штатах элита выше этого и понятие личной ответственности здесь напрочь отсутствует. Никто не заплатил штрафа из собственного кармана. Откупились многомиллионными штрафами из денег держателей акций. Такие штрафы никого не отпугивают. Когда делаются десятки миллиардов, то многомиллионые штрафы – лишь производственные расходы.Да и не доходят штрафы до пострадавших. Когда американское министерство финансов в рамках судебной сделки оштрафовала банки за нарушения в сфере ипотеки, то пострадавшие получили компенсацию в размере $300 на душу, зато адвокаты банков положили в карман два миллиарда. Прокуратура предпочитает не связываться с финансистами. Уходящий министр юстиции Эрик Холдер заявил недавно, что эти компании слишком большие и не по силам прокуратуре.«Министерство юстиции не провело во время президентства Обамы никаких серьезных расследований ни одного из крупных финансовых учреждений», – говорил мне Уильям Блак, адъюнкт-профессор экономики и права в Университете Миссури, Канзас-Сити. В 1980-х годах он работал следователем в скандале S&L (saving&loans). За 4 года Холдер и его люди не только не завели ни одного дела против крупных банковских воротил, но и тщательно следили, чтобы на местах не появились такие дела. Когда генеральный прокурор Нью-Йорка Эрик Шнайдерман завел было уголовные дела за массовые нарушения законов банками при выселении людей из домов за долги, Холдер и его люди тут же надавили и заставили Шнейдермана подписать сделку с банками. При подготовки статьи, из офиса генерального прокурора штата сообщили, что взамен он добился, чтобы из сделки исключили пункт о предоставлении иммунитета банкирам от дальнейших расследований по ипотечным преступлениям.Обама привел Холдера из адвокатской фирмы «Ковингтон и партнеры», которая обслуживает и представляет худших финансовых нарушителей. Холдер зарабатывал там $2,5 млн. в год. Холдер привел с собой Ленни Брюэра, возглавлявшего в фирме отдел "белых воротничков" по защите финансовых уголовников. В юстиции Обамы, Брюэр возглавил отдел уголовного преследования и всячески заботился, чтобы его бывшие клиенты не стали его подследственными. В одном из интервью Брюер признался, что, прежде всего, его заботит, что финансовые фирмы могут пострадать, если их менеджеры окажутся на скамье подсудимых.Брюэра хорошо вознаградили, и после завершения работы в министерстве юстиции, он получил работу лоббиста с окладом $4 млн. в год. Еще два юриста из Ковингтон заняли при Холдере ключевые позиции в системе правосудия Обамы, а первый заместитель Холдера Джеймс Кол пришел из другой, не менее одиозной юридической фирмы Bryan Cave LLP.Не удивительно, что и расследование аферы Libor, по сути, закончилось пшиком.Первым обвиняемым, с кем заключили сделку, оказался Barclays. Они заплатили относительно небольшой штраф ($450 млн. способны ослепить человека с улицы, но это копейки по сравнению с суммами, которые они оборачивают). Мой друг в правоохранительных органах говорил тогда, что все ожидают, как обычно, что за легкое наказание они сдадут всех остальных и последуют обвинительные иски в уголовных преступлениях. Оказалось, что сделка с Barclays стала эталоном для всех остальных подобных сделок.    СМИ не уделяют большого внимания финансовым аферам. Когда я ехал на встречу с Мэттом Тайби, в поезде пролистал газеты. Первые полосы были заняты сообщениями о том, что Джейон Коллинз стал первым открытым геем в Высшей спортивной лиге, Анджелина Джоли в целях профилактики удалила себе грудь (в качестве рекламной кампании по защите многомиллиардного бизнеса корпорации, запатентовавшей на себя человеческие гены – прим. ред.) в городских джунглях Сиэттла нашлись три женщины, проведшие 10 лет в рабстве в подвале дома в тихом городском районе. Одна из рабынь сумела сбежать, когда ее хозяин отправился покушать в местный МакДональдс.Мэтт Тайби - один из немногих в Америке, кто берется распутать аферы и рассказать о них публике, а «Роллинг Стоунз магазин» - практически единственное издание мейстрима, готовое предоставить свои страницы для расследований на эту тему.Много лет назад я слушал выступление легендарного Бена Бредли, многолетнего главреда «Вашингтон пост», запустившего расследование «Уотергейтского дела» и опубликовавшего знаменитые «Бумаги Пентагона». В русскоязычном мире многие помнят блестящую роль Джейсона Робардса, сыгравшего Бредли в фильме «Вся президентская рать». Бредли тогда спросили, а почему бы ему не заняться финансовыми аферами. Как раз тогда в самом разгаре был кризис S&L, в котором прогорело больше четверти всех кредитно-сберегательных ассоциаций США. Бредли тогда усмехнулся и сказал, что у публики «glaze over» – глаза остекленеют от этих дел. Американская публика способна до остервенения спорить по поводу толкования конституции, гражданских, гендерных или религиозных прав, но совершенно не обучена реагировать, когда задевают ее реальные социальные или классовые интересы. Капиталистический реализм, в котором здесь выросли, не дает необходимого словаря, моделей и понятий.Михаил Дорфман

Выбор редакции
19 марта 2013, 07:13

Станет ли золото следующим подобным LIBOR’у скандалом

Американский регулятор собирается исследовать лондонские рынки золота и серебра по поводу возможности ценовых манипуляций Читать далее →

18 марта 2013, 18:26

Центробанки Европы призывают отказаться от LIBOR

Ставка LIBOR должна быть заменена на систему альтернативных ставок, считают главы европейских центробанков.Банки, замешанные в скандале с LIBOR Регуляторы предлагают заменить LIBOR на ряд альтернативных ставок, которые будут формироваться только исходя из рыночной ситуации. Подобное предложение было опубликовано в ежегодном докладе Базельского комитета по банковскому надзору.Помимо этого также предлагается создать механизм, который позволит избежать коллапса рынка межбанковского кредитования, который произошел во время мирового финансового кризиса в 2008 г. В рамках "экстренного" механизма предлагается в кризисной ситуации позволить активное вмешательство регуляторов и центральных банков для поддержки рынка. "Понятно, что центральные банки должны играть важную роль в поддержке развития альтернативных базовых ставок", - заявил глава Банка Англии Мервин Кинг.Ранее сообщалось, что реформу будет проводить Управление по финансовым услугам (FSA) во главе с Мартином Уитли. Изменения будут существенными: ставки будут рассчитываться на основе заключенных сделок, предусмотрена возможность использования альтернативных ставок, а манипулирование ставками станет уголовным преступлением.Уитли представил доклад, согласно которому право расчета LIBOR должно перейти к FSA. Помимо этого, на его взгляд, необходимо снизить количество валют, а также периодов времени, для которых рассчитывается LIBOR. На данный момент в общем итоге рассчитывается 150 ставок (10 валют, 15 периодов). История вопросаСтавка LIBOR - долгожитель рынка. С 1984 г. начали закладываться основы современного принципа ее расчета. Сегодня все выглядит довольно просто: LIBOR задают каждый рабочий день специалисты Британской ассоциации банкиров (British Bankers Association). Они опрашивают 16 крупнейших банков Великобритании по стоимости их заимствований на "сегодня". В расчет принимаются заимствования на 15 разных периодов от овернайта до одного года в долларах, евро, иенах, швейцарских франках - всего в 10 валютах. 4 самых низких и 4 самых высоких значений отбрасывают, из оставшихся 8-ми вычисляется среднее – это и есть LIBOR. Уитли предлагал сократить это число до 20 в течение года, а публикацию LIBOR для австралийского, канадского и новозеландского долларов, а также датской и шведской крон необходимо прекратить. Вероятнее всего, Базельский комитет будет придерживаться именно данной стратегии при внесении предложений отказа от ставки LIBOR.

15 октября 2012, 17:39

Рассерженные домовладельцы засудят банки США

Американские домовладельцы подали иск против 12 крупнейших банков мира.Процент ипотеки, привязанной к ставке LIBOR Согласно информации издания Financial Times домовладельцы утверждают, что манипуляции со ставкой LIBOR способствовали росту выплат по их ипотечному кредиту, в результате чего они лишились своей собственности, так как не были в состоянии оплачивать растущие счета. Банки были обвинены в незаконном обогащении за счет преднамеренного манипулирования LIBOR. Согласно версии истцов банки были заинтересованы в росте ставки LIBOR в определенные периоды, когда проводился перерасчет плавающих ставок по ипотечным кредитам.Причем у истцов имеется весомое доказательство такой деятельности банков: согласно статистическому анализу ставка LIBOR постоянно повышалась именно в первый день каждого месяца в период с 2000 по 2009 гг. Однако более яркая динамика прослеживается в 2007-2009 гг., когда ставка в дни перерасчета подскакивала на 7,5 базисных пунктов."Каждый из моих клиентов понес ущерб в тысячи долларов", - заявил адвокат истцов. Ссылки по теме Власти США нашли "ипотечные грехи" Wells Fargo JP Morgan может потерять $22,5 млрд США ожидает новая волна ипотечных конфискаций Согласно информации издания Financial Times число истцов потенциально может увеличиться до 100 тыс. Среди банков, которым предъявлен иск, UBS AG, Bank of America Corp. и Royal Bank of Scotland Plc.Ранее около 200 тыс. заемщиков обратились с требованием о пересмотре результатов отчуждения недвижимости. Это необходимо для получения компенсации в случае выявления нарушений или халатности в обслуживании ипотечных долгов, а также в процессе обращения взысканий по ним. Фактически банки могут поплатиться за излишне агрессивные действия, которые имели место быть в период между 1 января 2009 и 31 декабря 2010 гг. Среди банков, которые будут вынуждены выплатить компенсации, могут оказаться такие финансовые гиганты, как Bank of America, JP Morgan Chase, Citibank, HSBC, MetLife Bank, PNC Mortgage и Wells Fargo. В результате банки могут быть вынуждены заплатить по каждому из обращений от $500 до $125 тыс. за совершенные ошибки. Эти ошибки могут включать отчуждение недвижимости у тех заемщиков, у которых не было дефолта по их ипотеке, или отклонение ходатайства об изменения условий кредитования даже при том, что оно должно было быть одобрено в соответствии с указаниями правительства.Также стало известно, что Федеральная резервная система и Управление контролера денежного обращения Министерства финансов США продлили для заемщиков крайний срок подачи заявлений о пересмотре взысканий по ипотеке, который установлен до 30 сентября.