• Теги
    • избранные теги
    • Люди648
      • Показать ещё
      Страны / Регионы435
      • Показать ещё
      Разное497
      • Показать ещё
      Формат20
      Компании188
      • Показать ещё
      Международные организации35
      • Показать ещё
      Издания42
      • Показать ещё
      Показатели25
      • Показать ещё
      Сферы4
Линдон Джонсон
Ли́ндон Бэйнс Джо́нсон (англ. Lyndon Baines Johnson) (27 августа 1908 года, Стонуолл, округ Гиллеспи, штат Техас, — 22 января 1973 года, там же) — 36-й Президент США от Демократической партии с 22 ноября 1963 года по 20 января 1969 года.
Ли́ндон Бэйнс Джо́нсон (англ. Lyndon Baines Johnson) (27 августа 1908 года, Стонуолл, округ Гиллеспи, штат Техас, — 22 января 1973 года, там же) — 36-й Президент США от Демократической партии с 22 ноября 1963 года по 20 января 1969 года.
Развернуть описание Свернуть описание
23 мая, 18:56

Watch The Speech That Should End The Confederate Monuments Debate For Good

Hours after a crane lifted a statue of Confederate Gen. Robert E. Lee from its pedestal in New Orleans’ Lee Circle on Friday ― where it had loomed over the black-majority city for 133 years ― Mayor Mitch Landrieu (D) delivered a speech on race that many are already hailing as historic.  “These statues are not just stone and metal,” Landrieu told a crowd at Gallier Hall. “They are not just innocent remembrances of a benign history. These monuments purposefully celebrate a fictional, sanitized Confederacy, ignoring the death, ignoring the enslavement and the terror that it actually stood for.” The Lee statue was the fourth and final Confederate statue Landrieu had slated for removal from public property in the city. He received death threats over the decision, as did the city contractors he hired to remove the statues. But in his speech Friday, Landrieu didn’t shrink away from calling these statues what they are: symbols of white supremacy and white terror.  “Best part about Mitch Landrieu’s speech is how he outlines how most existing Confederate iconography arose as part of campaigns of terror,” said Atlantic writer Vann Newkirk II.   “Please read this profound speech...” tweeted Sen. Cory Booker (D-N.J.).  “Remarkable speech... on Confederate monuments and why they must come down,” said Washington Post journalist Wesley Lowery.  Author and former NPR host Michele Norris called the speech a “must-read.” Must read -- @MayorLandrieu powerful speech about removal of confederate monuments. THIS---> https://t.co/gMDOh72NdP— Michele Norris (@michele_norris) May 21, 2017 “This may rank with LBJ’s Howard commencement as 1 of the most honest speeches on race given by a white Southern pol,” tweeted Jamelle Bouie, Slate’s chief political correspondent.  In his 1965 “To Fulfill These Rights” speech at the historically black university, then-President Lyndon Baines Johnson acknowledged America’s long history of racism by arguing that “equal opportunity is essential, but not enough.” The speech is widely regarded as laying the groundwork for affirmative action. And while you're at it, read LBJ at Howard. Not a perfect speech by any means, but a pretty remarkable document. https://t.co/KBYJpjqvyI— Jamelle Bouie (@jbouie) May 23, 2017 Bouie also tweeted that people should “take the time” to read Landrieu’s speech in its entirety. You can do that here:   Thank you for coming.  The soul of our beloved city is deeply rooted in a history that has evolved over thousands of years; rooted in a diverse people who have been here together every step of the way—for both good and for ill. It is a history that holds in its heart the stories of Native Americans—the Choctaw, Houma Nation, the Chitimacha. Of Hernando de Soto, Robert Cavelier, Sieur de La Salle, the Acadians, the Islenos, the enslaved people from Senegambia, Free People of Colorix, the Haitians, the Germans, both the empires of France and Spain. The Italians, the Irish, the Cubans, the south and central Americans, the Vietnamese, and so many more.   You see, New Orleans is truly a city of many nations, a melting pot, a bubbling cauldron of many cultures. There is no other place quite like it in the world that so eloquently exemplifies the uniquely American motto: e pluribus unum: out of many we are one. But there are also other truths about our city that we must confront. New Orleans was America’s largest slave market, a port where hundreds of thousands of souls were bought, sold, and shipped up the Mississippi River to lives of forced labor, of misery, of rape, of torture. America was the place where nearly 4,000 of our fellow citizens were lynched, 540 alone in Louisiana; where the courts enshrined “separate but equal”; where Freedom riders coming to New Orleans were beaten to a bloody pulp. So when people say to me that the monuments in question are history, well, what I just described is real history as well, and it is the searing truth.   And it immediately begs the questions, why there are no slave ship monuments, no prominent markers on public land to remember the lynchings or the slave blocks; nothing to remember this long chapter of our lives; the pain, the sacrifice, the shame … all of it happening on the soil of New Orleans. So for those self-appointed defenders of history and the monuments, they are eerily silent on what amounts to this historical malfeasance, a lie by omission. There is a difference between remembrance of history and reverence of it.   For America and New Orleans, it has been a long, winding road, marked by great tragedy and great triumph. But we cannot be afraid of our truth. As President George W. Bush said at the dedication ceremony for the National Museum of African American History & Culture, “A great nation does not hide its history. It faces its flaws and corrects them.” So today I want to speak about why we chose to remove these four monuments to the Lost Cause of the Confederacy, but also how and why this process can move us towards healing and understanding of each other. So, let’s start with the facts.   The historic record is clear: The Robert E. Lee, Jefferson Davis, and P.G.T. Beauregard statues were not erected just to honor these men, but as part of the movement which became known as The Cult of the Lost Cause. This “cult” had one goal—through monuments and through other means—to rewrite history to hide the truth, which is that the Confederacy was on the wrong side of humanity. First erected over 166 years after the founding of our city and 19 years after the end of the Civil War, the monuments that we took down were meant to rebrand the history of our city and the ideals of a defeated Confederacy. It is self-evident that these men did not fight for the United States of America. They fought against it. They may have been warriors, but in this cause they were not patriots. These statues are not just stone and metal. They are not just innocent remembrances of a benign history. These monuments purposefully celebrate a fictional, sanitized Confederacy, ignoring the death, ignoring the enslavement and the terror that it actually stood for.   After the Civil War, these statues were a part of that terrorism as much as a burning cross on someone’s lawn; they were erected purposefully to send a strong message to all who walked in their shadows about who was still in charge in this city. Should you have further doubt about the true goals of the Confederacy, in the very weeks before the war broke out, the Vice President of the Confederacy, Alexander Stephens, made it clear that the Confederate cause was about maintaining slavery and white supremacy. He said in his now famous “corner-stone speech” that the Confederacy’s “cornerstone rests upon the great truth, that the negro is not equal to the white man; that slavery—subordination to the superior race—is his natural and normal condition. This, our new government, is the first in the history of the world based upon this great physical, philosophical, and moral truth.”   Now, with these shocking words still ringing in your ears, I want to try to gently peel from your hands the grip on a false narrative of our history that I think weakens us, and make straight a wrong turn we made many years ago. We can more closely connect with integrity to the founding principles of our nation and forge a clearer and straighter path toward a better city and a more perfect union.   Last year, President Barack Obama echoed these sentiments about the need to contextualize and remember all our history. He recalled a piece of stone, a slave auction block engraved with a marker commemorating a single moment in 1830 when Andrew Jackson and Henry Clay stood and spoke from it. President Obama said, “Consider what this artifact tells us about history. … On a stone where day after day for years, men and women … bound and bought and sold and bid like cattle on a stone worn down by the tragedy of over a thousand bare feet. For a long time the only thing we considered important, the singular thing we once chose to commemorate as history with a plaque, were the unmemorable speeches of two powerful men.”   A piece of stone—one stone. Both stories were history. One story told. One story forgotten or maybe even purposefully ignored. As clear as it is for me today … for a long time, even though I grew up in one of New Orleans’ most diverse neighborhoods, even with my family’s long proud history of fighting for civil rights … I must have passed by those monuments a million times without giving them a second thought. So I am not judging anybody, I am not judging people. We all take our own journey on race.   I just hope people listen like I did when my dear friend Wynton Marsalis helped me see the truth. He asked me to think about all the people who have left New Orleans because of our exclusionary attitudes. Another friend asked me to consider these four monuments from the perspective of an African American mother or father trying to explain to their fifth-grade daughter who Robert E. Lee is and why he stands atop of our beautiful city. Can you do it? Can you look into that young girl’s eyes and convince her that Robert E. Lee is there to encourage her? Do you think she will feel inspired and hopeful by that story? Do these monuments help her see a future with limitless potential? Have you ever thought that if her potential is limited, yours and mine are too? We all know the answer to these very simple questions. When you look into this child’s eyes is the moment when the searing truth comes into focus for us. This is the moment when we know what is right and what we must do. We can’t walk away from this truth.   And I knew that taking down the monuments was going to be tough, but you elected me to do the right thing, not the easy thing and this is what that looks like. So relocating these Confederate monuments is not about taking something away from someone else. This is not about politics. This is not about blame or retaliation. This is not a naive quest to solve all our problems at once.   This is, however, about showing the whole world that we as a city and as a people are able to acknowledge, understand, reconcile and most importantly, choose a better future for ourselves, making straight what has been crooked and making right what was wrong. Otherwise, we will continue to pay a price with discord, with division and, yes, with violence.   To literally put the Confederacy on a pedestal in our most prominent places of honor is an inaccurate recitation of our full past. It is an affront to our present, and it is a bad prescription for our future. History cannot be changed.  It cannot be moved like a statue. What is done is done. The Civil War is over, and the Confederacy lost and we are better for it. Surely we are far enough removed from this dark time to acknowledge that the cause of the Confederacy was wrong.   And in the second decade of the 21st century, asking African Americans—or anyone else—to drive by property that they own; occupied by reverential statues of men who fought to destroy the country and deny that person’s humanity seems perverse and absurd. Centuries-old wounds are still raw because they never healed right in the first place. Here is the essential truth: We are better together than we are apart.   Indivisibility is our essence. Isn’t this the gift that the people of New Orleans have given to the world? We radiate beauty and grace in our food, in our music, in our architecture, in our joy of life, in our celebration of death; in everything that we do. We gave the world this funky thing called jazz, the most uniquely American art form that is developed across the ages from different cultures. Think about second lines, think about Mardi Gras, think about muffaletta, think about the Saints, gumbo, red beans and rice. By God, just think.   All we hold dear is created by throwing everything in the pot; creating, producing something better; everything a product of our historic diversity. We are proof that out of many we are one — and better for it! Out of many we are one — and we really do love it! And yet, we still seem to find so many excuses for not doing the right thing. Again, remember President Bush’s words. “A great nation does not hide its history. It faces its flaws and corrects them.”   We forget, we deny how much we really depend on each other, how much we need each other. We justify our silence and inaction by manufacturing noble causes that marinate in historical denial. We still find a way to say, “Wait, not so fast.” But like Dr. Martin Luther King Jr. said, “Wait has almost always meant never.” We can’t wait any longer. We need to change. And we need to change now.   No more waiting. This is not just about statues, this is about our attitudes and behavior as well. If we take these statues down and don’t change to become a more open and inclusive society this would have all been in vain. While some have driven by these monuments every day and either revered their beauty or failed to see them at all, many of our neighbors and fellow Americans see them very clearly. Many are painfully aware of the long shadows their presence casts; not only literally but figuratively. And they clearly receive the message that the Confederacy and the cult of the lost cause intended to deliver.   Earlier this week, as the cult of the lost cause statue of P.G.T Beauregard came down, world renowned musician Terence Blanchard stood watch, his wife Robin and their two beautiful daughters at their side. Terence went to a high school on the edge of City Park named after one of America’s greatest heroes and patriots, John F. Kennedy. But to get there he had to pass by this monument to a man who fought to deny him his humanity.   He said, “I’ve never looked at them as a source of pride … it’s always made me feel as if they were put there by people who don’t respect us. This is something I never thought I’d see in my lifetime. It’s a sign that the world is changing.” Yes, Terence, it is. And it is long overdue. Now is the time to send a new message to the next generation of New Orleanians who can follow in Terence and Robin’s remarkable footsteps.   A message about the future, about the next 300 years and beyond: Let us not miss this opportunity, New Orleans, and let us help the rest of the country do the same. Because now is the time for choosing. Now is the time to actually make this the City we always should have been, had we gotten it right in the first place.   We should stop for a moment and ask ourselves: At this point in our history — after Katrina, after Rita, after Ike, after Gustav, after the national recession, after the BP oil catastrophe and after the tornado — if presented with the opportunity to build monuments that told our story or to curate these particular spaces, would these monuments be what we want the world to see? Is this really our story?   We have not erased history; we are becoming part of the city’s history by righting the wrong image these monuments represent and crafting a better, more complete future for all our children and for future generations. And unlike when these Confederate monuments were first erected as symbols of white supremacy, we now have a chance to create not only new symbols, but to do it together, as one people. In our blessed land we all come to the table of democracy as equals. We have to reaffirm our commitment to a future where each citizen is guaranteed the uniquely American gifts of life, liberty and the pursuit of happiness.   That is what really makes America great and today it is more important than ever to hold fast to these values and together say a self-evident truth that out of many we are one. That is why today we reclaim these spaces for the United States of America. Because we are one nation, not two; indivisible with liberty and justice for all, not some. We all are part of one nation, all pledging allegiance to one flag, the flag of the United States of America. And New Orleanians are in …  all of the way. It is in this union and in this truth that real patriotism is rooted and flourishes. Instead of revering a four-year brief historical aberration that was called the Confederacy, we can celebrate all 300 years of our rich, diverse history as a place named New Orleans, and set the tone for the next 300 years.   After decades of public debate, of anger, of anxiety, of anticipation, of humiliation and of frustration. After public hearings and approvals from three separate community led commissions. After two robust public hearings and a 6–1 vote by the duly elected New Orleans City Council. After review by 13 different federal and state judges. The full weight of the legislative, executive, and judicial branches of government has been brought to bear and the monuments, in accordance with the law, have been removed. So now is the time to come together and heal and focus on our larger task. Not only building new symbols, but making this city a beautiful manifestation of what is possible and what we as a people can become.   Let us remember what the once exiled, imprisoned, and now universally loved Nelson Mandela and what he said after the fall of apartheid. “If the pain has often been unbearable and the revelations shocking to all of us, it is because they indeed bring us the beginnings of a common understanding of what happened and a steady restoration of the nation’s humanity.”  So before we part let us again state the truth clearly.   The Confederacy was on the wrong side of history and humanity. It sought to tear apart our nation and subjugate our fellow Americans to slavery. This is the history we should never forget and one that we should never again put on a pedestal to be revered. As a community, we must recognize the significance of removing New Orleans’ Confederate monuments. It is our acknowledgment that now is the time to take stock of, and then move past, a painful part of our history.   Anything less would render generations of courageous struggle and soul-searching a truly lost cause. Anything less would fall short of the immortal words of our greatest president, Abraham Lincoln, who with an open heart and clarity of purpose calls on us today to unite as one people when he said, “With malice toward none, with charity for all, with firmness in the right, as God gives us to see the right, let us strive on to finish the work we are in, to bind up the nation’s wounds … to do all which may achieve and cherish a just and lasting peace among ourselves and with all nations.” Thank you.     -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

23 мая, 17:50

Трамп представит проект бюджета на следующее десятилетие

Москва. 23 мая. INTERFAX.RU - Президент США Дональд Трамп во вторник представит проект бюджета на ближайшее десятилетие, предполагающий резкое сокращение расходов на социальные программы, включая здравоохранение, образование, льготное питание, пособия для инвалидов.В общей сложности за это время госрасходы сократятся на $4,5 трлн, сообщает телеканал CNN. Доходные статьи даже с учетом снижения налогов должны вырасти на $1 трлн.При этом Трамп обещает сбалансированный бюджет через 10 лет благодаря планируемому сокращению налогов и усилению экономического роста.Часть социальных программ, которые, как считает Трамп, должны быть закрыты, существуют десятилетиями - они принимались в середине 1960-х годов при президенте-демократе Линдоне Джонсоне и за это время стали казаться неотъемлемым элементом американского общества.Сэкономленные на них деньги пойдут на краткосрочное увеличение расходов на оборону, $200 млрд инвестиций в инфраструктурные проекты и новую программу отпуска по уходу за ребенком стоимостью от $19 млрд до $25 млрд. В США нет декретных отпусков с сохранением содержания и республиканцы хотят ввести 6-недельный оплачиваемый отпуск для любого из родителей после рождения или усыновления ребенка.Здравоохранение и льготыОколо $250 млрд за 10 лет предлагается сэкономить за счет отмены реформы здравоохранения, осуществленной при президенте Бараке Обаме. В частности, будут существенно снижены затраты на программу медицинской помощи нуждающимся Medicaid. Кроме того, проект предусматривает изменения Medicaid и программы медицинского страхования детей, которые позволят уменьшить госрасходы еще на $616 млрд за период до конца 2027 фингода. Эти изменения в документе лишь упоминаются без описания.Еще $192 млрд бюджет сохранит благодаря усложнению доступа к талонам на продовольствие. В период рецессии после кризиса 2008 года этими талонами пользовались 47 млн американцев, в дальнейшем, по мере восстановления экономики, их число сократилось на 3 млн, но все еще составляет около 13% населения страны.Фермеры потеряют значительную часть льгот, Почтовую службу США ждут масштабные сокращения, а стратегический нефтяной запас страны будет урезан наполовину, чтобы привлечь недостающие средства, отмечает AP."Возможно, это самый консервативный бюджет за десятилетия, будь то при республиканской или демократической администрации", - заявил конгрессмен-республиканец Марк Медоус, председатель консервативной группы "Кокус свободы".Битва за бюджетПроект бюджета Трампа - на данный момент самое подробное изложение его ожиданий и приоритетов.Однако документ еще должен пройти через обе палаты Конгресса, которые могут внести существенные изменения. Битва за бюджет будет ожесточенной, несмотря на то, что республиканцы контролируют обе палаты: в самой Республиканской партии хватает фракций, которых не устраивает позиция президента, пишет The Wall Street Journal."С политической точки зрения будет чрезвычайно сложно. Мы говорим о реформе налогообложения, которая, на первый взгляд, благоприятствует слоям населения с высокими доходами, при этом уменьшается поддержка малообеспеченных групп", - отметил бывший эксперт Конгресса по бюджетным вопросам Уильям Хоугленд.Госрасходы, не связанные с обороной, снизятся до 1,5% ВВП к концу следующего десятилетия, что намного меньше минимума за все время наблюдений - с 1962 года.По словам главы административно-бюджетного управления Мика Малвани, президент лично изучил весь проект бюджета, одобряя или отклоняя предлагаемые варианты экономии. Однако Трамп не сможет передать документ конгрессменам лично, поскольку эту неделю он проводит в первом зарубежном турне, посещая страны Ближнего Востока и Европы. Эксперты отмечают необычность такого подхода: как правило, американские президенты по максимуму используют присутствие в Вашингтоне, чтобы продавить необходимые изменения.ПрогнозыБелый дом крайне оптимистичен в своих прогнозах, рассчитывая на 10 лет экономического процветания: рост ВВП на 3% в год, инфляция на уровне 2% годовых, небольшое повышение безработицы с текущего уровня - до 4,8%, а также умеренное повышение процентных ставок Федеральной резервной системы (ФРС). Малвани признает, что "никогда не получится написать бездефицитный бюджет при росте (ВВП - ИФ) на 1,9%, это просто невозможно".Рецессии в США не было уже почти восемь лет, безработица находится на многолетнем минимуме (4,4%), и ФРС только начинает цикл повышения процентных ставок. В истории США не наблюдается периодов беспрерывного роста дольше 10 лет. К тому же сейчас экономику сдерживает низкий рост производительности труда и снижение участия населения в трудовой занятости, поскольку поколение бэби-бума выходит на пенсию.ФРС прогнозирует рост американской экономики в ближайшие годы на 1,8% в год, бюджетное управление Конгресса - на 1,9%. Белый дом рассчитывает, что налоговые послабления для бизнеса и изменения регулирования подстегнут экономический подъем, который, в свою очередь, снизит зависимость общества от социальных программ.(http://www.interfax.ru/bu...)

23 мая, 17:19

Американцам грозит массовое лишение социальных льгот

Граждан Соединенных Штатов ждет радикальное уменьшение социальной поддержки – во всяком случае, именно такие меры планирует провести через Конгресс Дональд Трамп. Особенно серьезно придется экономить тем, кто и так зарабатывает немного. Ради чего президент США предлагает столь серьезную экономию и куда пойдут освободившиеся средства?

23 мая, 16:25

Экономика: Американцам грозит массовое лишение социальных льгот

Граждан Соединенных Штатов ждет радикальное уменьшение социальной поддержки – во всяком случае, именно такие меры планирует провести через Конгресс Дональд Трамп. Особенно серьезно придется экономить тем, кто и так зарабатывает немного. Ради чего президент США предлагает столь серьезную экономию и куда пойдут освободившиеся средства? Дональд Трамп представил проект бюджета Соединенных Штатов на ближайшее десятилетие. За 10 лет госрасходы должны сократиться на 4,5 трлн долларов, а доходы – вырасти на 1 трлн. Трамп обещает, что благодаря его плану бюджет страны через 10 лет станет сбалансированным. О реформе налогообложения Трамп уже не раз говорил, и ожидается, что она благоприятствует слоям населения с высокими доходами. Зато малообеспеченным американцам придется еще больше ужаться. Новый президент предлагает резко сократить социальную поддержку. В частности, те социальные программы, которые существовали десятилетиями – они принимались в середине 1960-х годов при президенте-демократе Линдоне Джонсоне и за это время стали казаться неотъемлемым элементом американского общества, передает «Интерфакс». Трамп предлагает серьезно усложнить получение талонов на продовольствие и за 10 лет сэкономить на этом 192 млрд долларов. Сегодня такими талонами пользуется 42 млн американцев, или 13% населения страны. Одновременно с этим американские фермеры лишатся части льгот. Сельское хозяйство США и без того находится «не в лучшей форме», сокращение же программ субсидирования фермеров и федеральных закупок продуктов для социальных нужд еще больше усугубит ситуацию в этом важнейшем для страны секторе производства, переживает председатель сельскохозяйственного комитета палаты общин Конгресса США Майкл Конауэй, передает ТАСС. Трамп не мог не затронуть и программу помощи нуждающимся Medicaid, которую курировал его соперник Барак Обама. Новый президент предлагает изменить и сократить расходы на эту программу, сэкономив 250 млрд долларов за 10 лет. Еще 616 млрд долларов предлагается сохранить за счет урезания программы медицинского страхования детей. Правда, в обмен на это Трамп обещает предоставить оплачиваемые шесть недель отпуска для одного из родителей после рождения или усыновления ребенка. В США нет системы оплачиваемых декретных. На новую программу потребуется 19–25 млрд долларов. Еще 200 млрд долларов сэкономленных средств планируется вложить в инфраструктурные проекты, а также часть денег из социальной сферы уйдет на растущие расходы на оборону. Всего в предстоящие 10 лет администрация президента Дональда Трампа планирует сократить расходы на различные социальные выплаты на 1,7 трлн долларов. Еще одно важное предложение Трампа ради привлечения средств в бюджет – распродажа половины стратегического нефтяного запаса страны. Плюс Трамп хочет расширить бурение на Аляске, что может увеличить общие объемы добычи США до 10 млн баррелей в сутки с текущих 9,3 млн. США вместе с Саудовской Аравией и Россией являются крупнейшими в мире производителями нефти. На этих новостях цены на нефть уже начали падать. Продажа США нефти из стратегического резерва может всколыхнуть и без того перенасыщенный рынок и помешать усилиям производителей ОПЕК+, включая Россию, по сокращению добычи нефти. Впрочем, если США и начнут продавать нефть из стратегических запасов, то только в следующем году, поэтому последствия их реализации для цен на нефть главным образом ожидаются в долгосрочной перспективе, отмечают аналитики Reuters. Суть предложений Трампа сводится к тому, чтобы США прекратили тратить деньги на помощь другим странам и сосредоточились на собственных интересах. Согласно плану, страна должна прекратить жить в долг и генерировать доходы за счет развития бизнеса, именно поэтому для предпринимателей предлагаются щедрые налоговые послабления. А чтобы поддерживать собственные интересы, необходимо укрепить оборону. Трамп пытается такими методами решить назревшие экономические проблемы, когда США долгие десятилетия жили за счет печатания новых долларов и растущего госдолга. Госдолг США уже превышает 100% ВВП и составляет почти 20 трлн долларов. «Экономика США в силу демографических и других проблем уже не может демонстрировать темпы роста больше двух–трех процентов, и это при очень оптимистичном сценарии. Поэтому возникают проблемы с обслуживанием растущего госдолга. А дефицит бюджета, как правило, финансируется за счет новых заимствований, то есть необходимо увеличивать и без того высокий госдолг. Отсюда и желание Трампа сбалансировать бюджет», – говорит главный аналитик «Телетрейд Групп» Олег Богданов. «Специалисты подсчитали, что при нынешних показателях дефицита бюджета и госдолга Трамп для увеличения военных расходов будет вынужден идти на драконовские меры по сокращению социальных расходов», – сказал RT главный научный сотрудник Института США и Канады Владимир Васильев. Он напомнил, что во время предвыборной кампании Трамп обещал найти способ обеспечить военный бюджет, не сокращая социальных расходов. Однако текущие планы Трампа явно этим обещаниям противоречат. «Последствия для населения будут таковы: в перспективе трех–пяти лет заметно осложнится жизнь тех слоев, которые зарабатывают по нижней границе среднего дохода. Учитывая, что теперь придется забыть о льготных кредитах на обучение или дотациях на покупку продуктов питания, долгосрочная картина для рядового американца радужной точно не выглядит», – говорит старший аналитик «Альпари» Анна Бодрова. Американцы очень долго жили не по средствам, щедро финансируя в том числе всевозможные социальные программы. И столь жесткие изменения социальной политики вряд ли обойдутся бескровно. «Любое ужесточение программ социальной направленности любой власти дается колоссальным трудом. В этом случае все льготные направления пойдут под нож одновременно, что только усилит недовольство населения. Трампу нужно убедить народ, что подъем экономики важнее доходов каждого, и только тогда эта схема сработает. В противном случае его президентство запомнится как бесконечная череда скандалов и драм», – считает Бодрова. Впрочем, надо понимать, что этот документ еще должен пройти через обе палаты Конгресса. Wall Street Journal считает, что битва будет ожесточенной, и хотя республиканцы контролируют обе палаты, но в самой Республиканской партии достаточно фракций, которые не устраивает позиция президента. Теги:  Дональд Трамп

23 мая, 09:53

Трамп представит проект бюджета на ближайшее десятилетие

Президент США Дональд Трамп во вторник представит проект бюджета на ближайшее десятилетие, предполагающий резкое сокращение расходов на социальные программы, включая здравоохранение, образование, льготное питание, пособия для инвалидов.

20 мая, 12:29

Американцы перевернули заявление Путина

Очень нехорошие события происходят у самых наших границ с Северной Кореей. Чем оборачивается вроде бы анекдот, на который "Вести в субботу" обратили внимание еще месяц назад?

20 мая, 12:29

Американцы перевернули заявление Путина

Очень нехорошие события происходят у самых наших границ с Северной Кореей. Чем оборачивается вроде бы анекдот, на который "Вести в субботу" обратили внимание еще месяц назад?

18 мая, 20:00

Самые абсурдные выборы в истории

«Политика слишком серьезное дело, чтобы доверять ее политикам», — изрек однажды Шарль де Голль. А потому политику вверяют порноактрисам, комикам, ослам и козлам.Папа Док навсегда!Каких только титулов и званий не присвоил себе гаитянский диктатор Франсуа Дювалье! Достойный наследник основателей гаитянской нации, духовный отец гаитян, апостол национального единства, рыцарь без страха и упрека, верховный вождь революции, великий благодетель бедных, лидер третьего мира, ни много ни мало Солнце Гаити и Король Счастья.Доктор Франсуа Дювалье, или в народе папа Док, бывший в начале политической карьеры министром здравоохранения, добрался до президентского кресла в 1957 году и за годы правления превратил Гаити в страну с военно-политической диктатурой, державшейся на финансовых вливаниях США, терроре ультраправой банды тонтон-макутов и вере гаитян в то, что их президент является великим колдуном вуду (став президентом, Джон Кеннеди прекратил помощь режиму Дювалье, за что истеричный диктатор истыкал иголками его восковую фигурку и всенародно объявил, что насылает на американского президента проклятие.Через несколько недель Кеннеди был убит, авторитет папы Дока взлетел вверх, а последующие президенты США решили не рисковать и впредь помогать диктатору чем могут, а именно деньгами и оружием). Все официальные посты заполнились исключительно доверенными лицами президента. Бывшего главу государства расстреляли. Прочие политические противники и заподозренные в нелояльности похищались и уничтожались бандой президента, так называемым эскадроном смерти. Подвалы правительственного дворца были переоборудованы в склады с оружием на случай восстаний.На исходе президентского срока диктатор вспомнил о такой досадной формальности, как выборы, и принял превентивные меры. Распустил парламент, избранный вместе с ним, и 22 апреля 1961 года провел выборы в новый. К урнам для голосования избирателей провожали вооруженные солдаты, и в результате все 58 депутатов оказались приближенными Дювалье. Но не это главное.На бюллетенях, по которым выбирали депутатов, была едва различимая фраза: «Доктор Франсуа Дювалье — президент». Поэтому после подсчета голосов гаитянам объявили, что вместе с парламентом они переизбрали на новый срок и главу государства. В конце второго срока президент вновь не захотел расставаться с властью и в результате следующих безальтернативных выборов, состоявшихся 14 июня 1964 года, объявил себя президентом Гаити уже навсегда. На бюллетенях напечатали декрет, провозглашавший Дювалье пожизненным президентом, и вопрос «Согласны ли вы?» с единственным ответом «Да». Тот, кто имел что-то против, должен был написать «Нет» самостоятельно, что значило собственноручно подписать себе приговор и стать жертвой преследования банды диктатора.Выбрав пожизненного президента, гаитяне дружно разучивали слова нового гимна «Папа Док навсегда».Пост сдал — пост выиграл!Почти половина президентов США были заядлыми игроками в покер, а в городке Эстансия штата Нью-Мексико кандидат на местных выборах однажды выиграл в покер пост мэра!А было дело так. По закону этого штата среди двух и более претендентов на государственный пост, набравших равное количество голосов, победитель определяется в какой-либо азартной игре. На выборах в мэры города Эстансия в 1998 году Джеймс Фаррингтон и Джоан Карлсон набрали по 68 голосов. Партия в любимую игру американских президентов выявила победителя. Более удачным игроком в покер оказался Джеймс Фаррингтон, наградой был пост мэра. И никаких расходов на второй тур!Рекорд ГиннессаЧарльз Кинг, 17-й президент Либерии, страны отпущенных на свободу американских негров, пришел к власти в 1927 году. За него отдали 234 000 голоса при зарегистрированных в стране 15 000 избирателей. Его противник с позором проиграл, набрав каких-то 9000 голосов. Позднее, в 1982 году, мошенничество такого размаха было удостоено попадания в Книгу рекордов Гиннесса как самые фальсифицированные выборы в истории.По сей день рекорд не побит, но, как ты понимаешь, никто из возможных претендентов не позвал наблюдателей из «Гиннесса», чтобы зафиксировать новый рекорд.Шут — самая сильная картаМэром Рейкьявика в 2010 году стал стендап-комик Йон Гнарр, в юности носивший кличку Йонси-панк и женившийся на подруге Бьорк. А основанная им «Самая лучшая партия» победила на выборах в городской совет, набрав больше трети голосов.В 2008 году действующая власть не смогла спасти страну от финансового кризиса, и на волне всеобщего недовольства комик с его сатирической партией заткнул за пояс серьезных оппонентов. При этом он открыто заявлял, что не собирается выполнять ни единого данного его партией обещания, но гарантирует веселое и радостное будущее. Этим и подкупил исландцев. «Город не будет управляться шутками, но сатира — это отличный способ думать» — так Йон Гнарр поставил на место в главных дебатах действующего на тот момент мэра Ханну Кристьандоттер. На победу в выборах также отреагировал шуткой: «Почему я всегда влипаю в неприятности?»Импортировать белок из Лондона! Полярного медведя в зоопарк! Бесплатные полотенца в бассейны! Диснейленд в аэропорту! Что еще надо для счастья? Заняв пост мэра, он перешел от шуточных обещаний к реальным делам. Например, будучи убежденным, что Исландии не следовало вступать в НАТО, запретил их самолетам, а также самолетам компаний, перевозящим заключенных для тюрьмы Гуантанамо, приземляться в Рейкьявике. Он отказался встречаться с командованием НАТО, пока их военные корабли находятся в гаванях Исландии, чем привел в бешенство парламент своей страны. «Мы настолько маленькие и настолько зависим от хороших отношений с большими странами, что при любой возможности демонстрируем свое уважение. Вот поэтому, если военное судно заходит в нашу гавань, для командования мы устраиваем прием. В этом нет никакого смысла». В подтверждение мирных убеждений кабинет мэра-комика украшала картина Бэнкси, на которой хулиган собирается бросить не коктейль Молотова, а букет цветов. В 2014 году Йон Гнарр был удостоен гранта Леннона — Оно «За мир».А еще у него на руке татуировка в виде герба Рейкьявика и дочь — Маргрет Эдда Гнарр — модель, фитнес-тренер и певица с черным поясом по тэквондо, в подписчиках у которой больше людей, чем жителей в Исландии.Комедианты, в отличие от диктаторов, легко расстаются с властью. В 2014 году Йон Гнарр заявил, что не будет избираться ни в президенты Исландии, ни повторно в мэры, и вернулся к актерской карьере.Бабе — цветы, детям — мороженое/ Dolce vita!Иногда для недовольства властью не нужен финансовый кризис, достаточно одного досадного промаха. Когда в городке Кармел на побережье Калифорнии запретили продавать фаст-фуд и мороженое, на помощь жителям пришел Клинт Иствуд — актер, режиссер, композитор и обладатель четырех «Оскаров». Главным обещанием его предвыборной кампании было вернуть мороженое народу. Актер проработал мэром с 1986 по 1988 год. На второй срок Иствуд не переизбирался — по слухам, по просьбе самих жителей, которым надоели толпы поклонников голливудской звезды в их крошечном городке.Ожидания более сладкой жизни помогли и актеру Якобу Хаугарду занять место в парламенте Дании в 1994 году. Он обещал добавить на завтрак солдатам в армии «Нутеллу». А среди предвыборных заявлений Дональда Трампа значится вернуть производство печенья «Орео» в США.ЧиччолинаНемного порно привнесла в итальянский парламент Анна Сталлер, в XXX-индустрии известная как Чиччолина. В 1987 году она стала депутатом от Радикальной партии. Первая в истории порноактриса-депутат выступала против атомной энергии, членства Италии в НАТО и за помощь голодающим во всем мире. Даже пыталась урегулировать конфликт на Ближнем Востоке, предлагая Саддаму Хусейну свои услуги на ночь в обмен на вывод войск из Кувейта. Предложение было передано иракскому послу в Риме, но осталось без ответа.Дикие выборыПо-настоящему страшные вещи творятся на выборах в некоторых африканских странах, где процветают и считаются самыми эффективными политтехнологиями шаманство и колдовство. Перед президентскими и парламентскими выборами 2015 года в Танзании правительство и лично президент Джакайя Киквете выступили с требованием к кандидатам не прибегать к помощи колдунов.По диким традициям и суевериям самым действенным считается колдовство с использованием частей тел и крови людей-альбиносов, которых, к великой трагедии, в Африке гораздо больше, чем в других частях света. Альбиносов похищают и убивают. В 2009 году нескольких убийц приговорили к смертной казни. Но последующих охотников за наживой это не остановило, чаще стали калечить альбиносов, отрубая им руки или ноги. За 2013—2015 годы в стране были убиты 70 человек. В Танзании, Бурунди, Конго, Кении, Уганде и некоторых других странах процветает международная торговля частями тел альбиносов.Если в одной из этих стран намечаются выборы, то спасать людей с отсутствием пигментации кожи нужно по всему африканскому континенту. Так, властям Кении перед танзанийскими выборами пришлось отправить своих альбиносов в специально укрепленные поселения. Защитой альбиносов в Африке и просвещением людей, одержимых предрассудками, занимаются канадская организация Under the same Sun и ООН.Политики-ослы«Мы решили привнести в политику немного правды: в выборах было разрешено участвовать только ослам» — так организаторы прокомментировали кандидатов в почетные мэры города Флориссант в штате Колорадо. Из этой битвы ослов победителем вышел Пако Белл. Ослик Пако становился почетным мэром дважды — в 2000 и 2004 году.А в техасском городке Лахитас в 1986 году мэром оказался пьющий козел Генри Клэй. Для города он сделал, пожалуй, больше, чем какой-нибудь другой мэр в человеческом обличье: его любовь к пиву прославляла город и привлекала туристов. Впоследствии его сменил Генри Клэй-младший и Генри Клэй Третий. Всю правящую династию отличала неизменная любовь к пиву.И пара секретов успеха президентов, раскрытых ими самими: «Мне нужно, чтобы ни один избиратель не мог подтереться клочком бумаги, на котором бы не было моего изображения» — Линдон Джонсон, 36-й президент США. «Результаты выборов прямо пропорциональны количеству выставленного избирателям бренди» — Джордж Вашингтон, 1-й президент США.отсюда

14 мая, 01:30

Post Comeygate Trump Is In Real Peril

Shortly after taking office as the 36th President, Lyndon Baines Johnson briefly considered firing then-FBI Director J. Edgar Hoover. But Johnson was no fool, he knew that Hoover kept files of dirt on hundreds of politicians. LBJ decided to keep him on. "I'd rather have him inside the tent pissing out," the 36th President famously concluded, "than outside the tent pissing in." That is not the path that Donald Trump has chosen. Rather than thinking through the consequences of firing the man overseeing the Russia-Trump investigation, Trump threw caution to the wind and decided to unceremoniously and publicly fire his FBI Director.  One week into his presidency, Trump summoned then-FBI Director Comey to dinner in the White House, where, like a newly installed third-world dictator, asked Comey to "pledge his loyalty" to him. Trump had good reason for concern. Two weeks earlier, Comey had privately briefed Trump on the infamous Russia dossier, prepared by former British MI6 agent Christopher Steele. The dossier described the involvement of Trump campaign officials in Russia's efforts to sway the results of the US presidential election, and the FBI was clearly taking it seriously enough to bring it to Trump's attention.  As in all matters related to the Russia affair, there was an inherent asymmetry in information between the two men. Donald Trump, after all, knew the truth of whatever had transpired between his campaign and Russia's efforts to sway our election, while James Comey was the FBI Director tasked with ferreting out the truth.  If Chris Steele's dossier is substantially correct--if there was, in fact, coordination between senior members of the Trump campaign and Vladimir Putin's inner circle to undermine Hillary Clinton--an independent James Comey, unbound by a pledge of fealty to the President, represented an existential threat to Trump's presidency. If, on the other hand, the Steele dossier is a complete fabrication, and was never any involvement by Trump associates in Russia's efforts to meddle in our election, as Trump has insisted, then Trump had nothing to fear from Comey, and, in particular, nothing that would make firing Comey worth the political cost. At that dinner--as at the time that Comey briefed Trump about the dossier--Trump knew the truth, while Comey did not.  We have no idea whether in the intervening months James Comey has developed any greater insights into what actually transpired with respect to Russian meddling and the Trump campaign. All we know is that based on the reporting over the past two days, it is apparent that after that January dinner--when Comey apparently declined to pledge his loyalty to Trump--both Trump and Comey believed that it was only a matter of time before the President fired Comey. The peculiar aspect of Comey's firing was how Trump chose to handle it. Instead of replacing Comey in a respectful and orderly manner, Trump clearly decided to do it in as disrespectful manner as he could. There was no face to face meeting, not even a phone call. Comey was not offered a chance to resign to spend more time with his family--the norm in these situations--or given the respectful send-off normally accorded a person in his position. Instead, Trump had his long-time bodyguard deliver the letter firing Comey to the FBI headquarters while Comey was out of town. Comey actually learned about his firing from a cable news broadcast while he was giving a presentation at the FBI office in Los Angeles.  It was not enough to unceremoniously show Comey the door, Trump then made sure to insult and kick him on the way out. He went out of his way to attack Comey on Twitter, with his own tweets as well as retweeting a hit piece on Comey circulated by the Drudge Report. Then--with no sense of irony--he went on to deride Comey as a grandstander and a showboat.  Comey is an institutionalist, and he understood from the outset that, notwithstanding his 10-year appointment, he served at the pleasure of the President, and could be dismissed at any time. It seems likely that if Trump had dismissed him with the respect and decorum due a person of his stature, Comey would have exited the stage quietly and let his successor deal with Russia, Vladimir Putin and Donald Trump. In contrast with LBJ’s acknowledgement that it is best not to pick a fight with a man who has the capacity to retaliate, Trump has gone out of his way to pick a fight with Comey. Trump seems to believe that he can defeat Comey one-on-one in the court of public opinion, but he has a tin ear when it comes to understanding the consequences of his own declining personal credibility. His only contact with the public is his campaign rallies, where his adoring supporters mislead him into believing that he has his finger on the pulse of the nation, and that the only problem he has is with Democrats who remain embittered over the election outcome. His problems, however, go much deeper than that. The Quinnipiac Poll released this week showed a continued decline in Trump’s poll numbers, with his generic job approval rating down to 36 percent job approval, with only 33 poercen of those polled believing he is honest. The Republican Congress represents Trump’s Maginot Line against whatever might transpire with respect to investigations into the Russia affair. Until now, Republicans in Congress have been terrified of crossing Trump and his supporters, but that fear will ebb as Trump’s poll numbers decline and members look to protect themselves as their reelection in 2018 approaches. In a similar vein, Republicans in Congress cannot have missed the large number of empty seats at Trump’s most recent rally in Harrisburg, Pennsylvania. Those empty seats mirrored the 10 percent decline in support among the Trump base evidenced in the Q-poll. LBJ's admonition threatens to loom large over the coming weeks. By firing Comey, Trump has accomplished the opposite of what he intended; he put the Russia investigation on the front burner, and he has done so at a moment when his hold over Republicans in Congress is beginning to wane. By his own actions and insults, he has made an enemy of the man who knows the details of that investigation better than anyone. And he has removed any obligation for James Comey to keep what he knows to himself. Revenge, as they say, is a dish best eaten cold, and it is hard to imagine that Comey is not going to make Trump regret his words. Follow David Paul on Twitter @dpaul. Artwork by Jay Duret. Check out his political cartooning at www.jayduret.com. Follow him on Twitter @jayduret or Instagram at @joefaces. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

05 мая, 02:21

[Американские духовные скрепы] Трамп подписал указ в защиту свободы слова и религиозной свободы. Религиозным группам разрешено поддерживать политиков

Президент США Дональд Трамп подписал в четверг исполнительный указ в защиту свободы слова и религиозной свободы. Перед этим он встретился в Белом доме с группой кардиналов Римско-католической церкви. Все это было приурочено к Национальному дню молитвы, отмечавшемуся в США.Президент США Дональд Трамп подписал в четверг исполнительный указ в защиту свободы слова и религиозной свободы. Перед этим он встретился в Белом доме с группой кардиналов Римско-католической церкви. Все это было приурочено к Национальному дню молитвы, отмечавшемуся в США.Указ предписывает исполнительной ветви власти в США предельно снисходительно относиться к соблюдению религиозными общинами требований так называемой поправки Джонсона, запрещающей священнослужителям публичные выступления в поддержку политических партий или их кандидатов на выборах. Полностью отменить эту норму закона президент США не вправе, хотя в ходе собственной предвыборной кампании и обещал это сделать. Но его адресованное минфину США указание "не предпринимать никаких враждебных действий" против религиозных организаций "на основании того, что они говорят о моральных или политических вопросах с религиозной точки зрения", звучит недвусмысленно.В ведении минфина находится, в частности, налоговая служба США, а запрет на высказывания политического характера в поправке подкреплялся именно угрозой лишения религиозных общин безналогового статуса. Поправка эта была внесена в Налоговый кодекс США в 1954 году и носит имя бывшего сенатора и президента страны демократа Линдона Джонсона.Кроме того, Трамп поручил профильным ведомствам правительства США рассмотреть меры административного регулирования, которые бы выводили из-под ответственности организации и лиц, которые в силу религиозных убеждений возражают против контрацепции. По сообщениям СМИ, в ранних проектах указа схожий подход распространялся и на тех, для кого неприемлемы нетрадиционные сексуальные практики, но в окончательном тексте документа этого нет.Главе минюста США предписано "по мере надобности" разъяснять министерствам и ведомствам положения федерального законодательства США по части защиты религиозных свобод.При подписании указа Трамп заявил, что его администрация "дает пример подлинного лидерства, делая исторические шаги в защиту религиозной свободы в США". "Мы больше не позволим целенаправленно третировать и запугивать верующих, затыкать им рот", - сказал президент. Его решения, как это часто бывает, сразу вызвали по всей стране бурю откликов - как в поддержку его позиции, так и против нее.(http://tass.ru/mezhdunaro...)

05 мая, 00:36

Трамп подписал закон о защите религиозной свободы

Президент США Дональд Трамп в Национальный день молитвы встретился с группой кардиналов Римско-католической церкви и подписал указ о защите свободы слова и религиозной свободы. Указ требует от исполнительной власти США снисходительно относиться к соблюдению священнослужителями «поправки Джонсона», которая запрещает религиозным деятелям выступления в поддержку политических партий, передает ТАСС. Трамп ранее обещал отметить эту поправку, хотя на полную отмену не имеет полномочий. Однако в указании Трампа Минфину сказано, что нельзя требовать выполнения этой поправки от религиозных деятелей или общин, так как они говорят о политике с религиозной точки зрения. Это вопрос курируется Минфином США, так как в качестве санкции против религиозных общин за проведение политически направленных мероприятий предполагалось отменять их право на безналоговый статус. «Поправка Джонсона» появилась в налоговом кодексе США в 1954 году и носит имя тогдашнего президента страны Линдона Джонсона. Подписывая этот указ, Трамп заявил, что администрация США в его лице делает исторические шаги в защиту религиозной свободы в США. «Мы больше не позволим целенаправленно третировать и запугивать верующих, затыкать им рот», - сказал Трамп.

25 апреля, 18:52

​Трамп установил рекорд по количеству подписанных указов за первые 100 дней президентства

Администрация США опубликовала данные о законодательной деятельности американского президента Дональда Трампа. Как сообщает РИА «Новости», в общей сложности он подписал 30 указов почти за 100 дней своего пребывания у власти.

25 апреля, 18:39

Трамп побил рекорд по числу подписанных в первые месяцы у власти указов

Нынешний президент США опередил всех своих предшественников за последние 70 лет

25 апреля, 18:20

Трамп поставил рекорд по числу подписанных за 100 дней документов

Президент США Дональд Трамп стал рекордсменом по числу законов и указов, которые он успел подписать за первые 100 дней в новой должности, сообщает пресс-служба Белого дома. Он стал лидером среди всех американских президентов за последние 70 лет. — Несмотря на историческую обструкцию со стороны демократов, президент Трамп работал с конгрессом, чтобы в первые 100 дней принять больше законодательных актов, чем любой президент, начиная с Трумэна, — отметили в администрации. В общей сложности Трамп подписал 30 указов (за ним идут Линдон Джонсон — 26 указов, и Гарри Трумэн — 25). Предыдущий президент США Барак Обама за это время успел подписать 19 указов. Трамп также подписал 28 законов (больше только у Трумэна — 55, у Обамы — 11).

24 апреля, 10:43

Трамп страдает паранойей и галлюцинациями

Американские врачи обнаружили у президента страны опасное психическое заболевание. Он опасен для общества и не может управлять страной. В России удаленную постановку диагноза назвали верхом непрофессионализма

Выбор редакции
18 апреля, 09:44

Древнее магнитное поле Луны объяснили динамо-эффектом

В настоящее время из всех каменных тел Солнечной системы лишь Земля, Меркурий и Ганимед имеют собственное магнитное поле. Но как показывают собранные межпланетными миссиями данные,  в прошлом куда большее количество спутников и планет обладали своей магнитосферой. К их числу относится и Луна. Анализ доставленных на Землю образцов лунных пород показал, что они были сформированы в условиях магнитного поля, мощь которого даже превышала современное магнитное поле Земли. Среди исследователей долгое время не была единства по поводу вопроса того, каким образом на Луне могло существовать собственное магнитное поле. По одной из теорий, оно было временным. Магнитные поля генерировалось на поверхности Луны во время наиболее сильных столкновений с астероидами, отпечатываясь в расплавленных породах. Однако современные исследования не подтверждают эту версию. Лунное магнитное поле было постоянным и существовало по крайней мере в течение первого миллиарда ее жизни.

18 апреля, 01:40

Trump getting hot and bothered by protesters

The president loves big crowds — except when they’re railing against him.

09 апреля, 00:02

Протесты молодежи: 2017-й как российский 1968-й?

В ответ на протесты молодежи в России вспоминают Сталина — в то время как лучше бы вспомнить опыт Шарля де Голля

06 апреля, 13:54

How The Democrats Lost West Virginia And The Coal Miners To Trump

“C’mon, fellas. You know what this is? You know what this says? You’re going back to work.” ― Donald Trump on signing an executive order to reverse the Obama Administration’s rules on coal, March 28, 2017. Lyndon Baines Johnson in 1964 buried Barry Goldwater in West Virginia, 67.9 percent to 32.1 percent. By 2016, Trump completely reversed that landslide by defeating Hillary Clinton 67.9 percent to 26.2 percent. What happened to turn such a deep blue state into flaming red? The Democratic Party establishment has a simple explanation: West Virginians are so hung up on cultural issues like guns, gays, abortion and their mythical self-image as “coal country” that they vote against their own material interests. They seem impervious to the fact that they are major beneficiaries of Obamacare and Medicaid. They don’t seem to notice that health care jobs far exceed coal-related jobs which have been decimated by new technologies, and market competition from natural gas and renewables. As New York Times columnist Paul Krugman recently writes, “So West Virginia voted overwhelmingly against its own interests. ....Coal country residents.... were voting on behalf of a story their region tells about itself, a story that hasn’t been true for a generation or more.” The Democrat Party’s Love Affair with Neoliberalism But is the real problem inside the heads of West Virginians? Or is it in the story the Democrats have been telling themselves for the past 40 years ― namely that neoliberal capitalism can solve all problems by making the rich even richer? Ever since Bill Clinton triangulated the Democrats onto Wall Street and declared “the era of big government is over,” the neoliberal catechism has spread throughout both political parties - that unleashing the private sector will bring jobs and prosperity to all. Hillary Clinton, to her credit, candidly revealed during the primaries just how she would use neoliberalism to turnaround West Virginia’s economy. I’m the only candidate which has a policy about how to bring economic opportunity using clean renewable energy as the key into coal country. Because we’re going to put a lot of coal miners and coal companies out of business, right? .... Now we’ve got to move away from coal and all the other fossil fuels, but I don’t want to move away from the people who did the best they could to produce the energy that we relied on. ... So I am passionate about this, which is why I have put forward specific plans about how we incentivize more jobs, more investment in poor communities, and put people to work. Her passion for “incentivizing” private investment with government tax breaks and cash is at the core of Democratic neoliberalism. Put simply the idea is to bribe the private sector to come into hard hit areas like West Virginia to create jobs. Except this never happens. Bill Clinton and Barak Obama failed to bring a modicum of economic prosperity to West Virginia. Donald Trump’s deregulatory approach will also leave West Virginia in poverty. The fact is that encouraging the rich to make more and more money does not create good paying jobs. For at least 40 years this has failed miserably leading to an ever increasing gap between the super-rich and the rest of us. (See here.) Contrast this failed approach to the Democratic Party of FDR, JFK and LBJ. Those presidents, though staunch defenders of capitalism, understood that the excruciating poverty of Appalachia could not be cured by free enterprise alone. They made a difference through direct government interventions. The New Deal put the unemployed back to work building hundreds of parks, roads and other facilities in West Virginia.. The creation of Social Security supported the elderly. The Kennedy-Johnson administration provided Medicare and Medicaid. Little wonder that West Virginians idolized these Democratic leaders. Those days are over. Coal isn’t coming back, nor should it. West Virginia however remains poor and will become even more so unless the federal government intervenes directly. A real economic transformation for Coal Country? The alternative to economic and environmental devastation is for the federal government to guarantee all the unemployed in West Virginia a job at a living wage. And there’s plenty to do. Tens of thousands of workers could be employed to restore in some way the mountain tops that have been removed to satiate the greed of the coal mine owners. Following the New Deal’s WPA model, these scarred mountains could be turned into recreation sites, locations for alternative energy or other uses limited only by our creativity and imagination. To protect the population and create more jobs, Medicare should be improved and expanded to cover all West Virginians. Free pre-k programs should be made available for 2- to 5-year olds, and tuition eliminated at all public post-high school educational institutions. And for those who want to leave the area to seek employment in other regions, moving expenses should be provided. While we may disagree on the mix of policy interventions needed, the point is that only massive government intervention can bring shared prosperity to West Virginians. Will environmentalists abandon neoliberal wishful thinking? Environmental activists want to shut down the coal industry and for good reason. They are rightly concerned that unless fossil fuel emissions are dramatically curtailed, we will cook the planet. Environmental groups use the phrase “just transition” to explain how current fossil fuel workers and their communities can move to a safer, more prosperous green economy. Yet too often this approach relies on the neoliberal model to get from here to there: “There are more jobs now in alternative energy than there are in fossil fuels.” True enough. But there is no realistic path through which those with the old jobs get the new ones, which usually are located far away and pay far less. “Coal miners are losing their jobs anyway due to technology. It’s just like the fate of elevator operators....” Yet there are still 116,000 coal mining jobs in West Virginia, where the next available job, if you are lucky enough to find one, pays less than half as much with no benefits. “It’s really competition from natural gas and renewables that are putting coal out of business, not environmental regulations.” That may be the case but don’t we still have a real obligation to the dislocated, regardless of the proximate cause? “Stopping the climate catastrophe is more important than jobs. End of story.” But that’s the start of a very bad story if it’s your job, your family’s livelihood and your community’s survival. It’s a very positive development that environmental organizations are calling for a just transition. But that idea won’t work unless it also calls for direct government intervention backed by lots of money. Where does the money come from? It comes from moving it from Wall Street to Main Street, through policies such as a financial transaction tax, public banks and wealth taxes on those with over $10 million in net assets. It comes from reversing runaway inequality, something corporate Democrats are loathe to discuss, let alone do something about. Won’t Trump screw West Virginians even more? Of course he will. He also believes that catering to the rich and powerful is what the economy is all about. But as long as the Democrats’ only vision is to offer public/private partnerships loaded with bribes and vague promises of future jobs, Trump has nothing to worry about. So what can we do about it? We need a new movement dedicated to reversing runaway inequality from the hollows of West Virginia to our urban inner cities, while dramatically curtailing greenhouse gases. This requires that labor, environmental and community activists build a common vision, a common agenda and a common organization. To get from here to there requires that fossil fuel workers and environmentalists talk to each other. There is common ground to be found if we are willing to think outside the neoliberal box. Toward that end, our fledgling runawayinequality.org educational network is piloting blue-green workshops in which union and environmental activists discuss the connections between the financial strip-mining of our economy and the destruction of the environment. The initial results are promising but we have a long, long way to go and little time to get there. (See here). We need to tell the story of why trickle down has failed and what real alternatives look like. And we need tens of thousands of people to help tell that story. (For more information about becoming a runawayinequality.org trainer, see here.) Les Leopold, the director of the Labor Institute, is currently working with labor unions and community organizations to build the educational infrastructure for a new anti-Wall Street movement. His book Runaway Inequality: An Activist Guide to Economic Justice serves as a text for this educational campaign. All proceeds go to support these educational efforts. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

06 апреля, 13:54

How The Democrats Lost West Virginia And The Coal Miners To Trump

“C’mon, fellas. You know what this is? You know what this says? You’re going back to work.” ― Donald Trump on signing an executive order to reverse the Obama Administration’s rules on coal, March 28, 2017. Lyndon Baines Johnson in 1964 buried Barry Goldwater in West Virginia, 67.9 percent to 32.1 percent. By 2016, Trump completely reversed that landslide by defeating Hillary Clinton 67.9 percent to 26.2 percent. What happened to turn such a deep blue state into flaming red? The Democratic Party establishment has a simple explanation: West Virginians are so hung up on cultural issues like guns, gays, abortion and their mythical self-image as “coal country” that they vote against their own material interests. They seem impervious to the fact that they are major beneficiaries of Obamacare and Medicaid. They don’t seem to notice that health care jobs far exceed coal-related jobs which have been decimated by new technologies, and market competition from natural gas and renewables. As New York Times columnist Paul Krugman recently writes, “So West Virginia voted overwhelmingly against its own interests. ....Coal country residents.... were voting on behalf of a story their region tells about itself, a story that hasn’t been true for a generation or more.” The Democrat Party’s Love Affair with Neoliberalism But is the real problem inside the heads of West Virginians? Or is it in the story the Democrats have been telling themselves for the past 40 years ― namely that neoliberal capitalism can solve all problems by making the rich even richer? Ever since Bill Clinton triangulated the Democrats onto Wall Street and declared “the era of big government is over,” the neoliberal catechism has spread throughout both political parties - that unleashing the private sector will bring jobs and prosperity to all. Hillary Clinton, to her credit, candidly revealed during the primaries just how she would use neoliberalism to turnaround West Virginia’s economy. I’m the only candidate which has a policy about how to bring economic opportunity using clean renewable energy as the key into coal country. Because we’re going to put a lot of coal miners and coal companies out of business, right? .... Now we’ve got to move away from coal and all the other fossil fuels, but I don’t want to move away from the people who did the best they could to produce the energy that we relied on. ... So I am passionate about this, which is why I have put forward specific plans about how we incentivize more jobs, more investment in poor communities, and put people to work. Her passion for “incentivizing” private investment with government tax breaks and cash is at the core of Democratic neoliberalism. Put simply the idea is to bribe the private sector to come into hard hit areas like West Virginia to create jobs. Except this never happens. Bill Clinton and Barak Obama failed to bring a modicum of economic prosperity to West Virginia. Donald Trump’s deregulatory approach will also leave West Virginia in poverty. The fact is that encouraging the rich to make more and more money does not create good paying jobs. For at least 40 years this has failed miserably leading to an ever increasing gap between the super-rich and the rest of us. (See here.) Contrast this failed approach to the Democratic Party of FDR, JFK and LBJ. Those presidents, though staunch defenders of capitalism, understood that the excruciating poverty of Appalachia could not be cured by free enterprise alone. They made a difference through direct government interventions. The New Deal put the unemployed back to work building hundreds of parks, roads and other facilities in West Virginia.. The creation of Social Security supported the elderly. The Kennedy-Johnson administration provided Medicare and Medicaid. Little wonder that West Virginians idolized these Democratic leaders. Those days are over. Coal isn’t coming back, nor should it. West Virginia however remains poor and will become even more so unless the federal government intervenes directly. A real economic transformation for Coal Country? The alternative to economic and environmental devastation is for the federal government to guarantee all the unemployed in West Virginia a job at a living wage. And there’s plenty to do. Tens of thousands of workers could be employed to restore in some way the mountain tops that have been removed to satiate the greed of the coal mine owners. Following the New Deal’s WPA model, these scarred mountains could be turned into recreation sites, locations for alternative energy or other uses limited only by our creativity and imagination. To protect the population and create more jobs, Medicare should be improved and expanded to cover all West Virginians. Free pre-k programs should be made available for 2- to 5-year olds, and tuition eliminated at all public post-high school educational institutions. And for those who want to leave the area to seek employment in other regions, moving expenses should be provided. While we may disagree on the mix of policy interventions needed, the point is that only massive government intervention can bring shared prosperity to West Virginians. Will environmentalists abandon neoliberal wishful thinking? Environmental activists want to shut down the coal industry and for good reason. They are rightly concerned that unless fossil fuel emissions are dramatically curtailed, we will cook the planet. Environmental groups use the phrase “just transition” to explain how current fossil fuel workers and their communities can move to a safer, more prosperous green economy. Yet too often this approach relies on the neoliberal model to get from here to there: “There are more jobs now in alternative energy than there are in fossil fuels.” True enough. But there is no realistic path through which those with the old jobs get the new ones, which usually are located far away and pay far less. “Coal miners are losing their jobs anyway due to technology. It’s just like the fate of elevator operators....” Yet there are still 116,000 coal mining jobs in West Virginia, where the next available job, if you are lucky enough to find one, pays less than half as much with no benefits. “It’s really competition from natural gas and renewables that are putting coal out of business, not environmental regulations.” That may be the case but don’t we still have a real obligation to the dislocated, regardless of the proximate cause? “Stopping the climate catastrophe is more important than jobs. End of story.” But that’s the start of a very bad story if it’s your job, your family’s livelihood and your community’s survival. It’s a very positive development that environmental organizations are calling for a just transition. But that idea won’t work unless it also calls for direct government intervention backed by lots of money. Where does the money come from? It comes from moving it from Wall Street to Main Street, through policies such as a financial transaction tax, public banks and wealth taxes on those with over $10 million in net assets. It comes from reversing runaway inequality, something corporate Democrats are loathe to discuss, let alone do something about. Won’t Trump screw West Virginians even more? Of course he will. He also believes that catering to the rich and powerful is what the economy is all about. But as long as the Democrats’ only vision is to offer public/private partnerships loaded with bribes and vague promises of future jobs, Trump has nothing to worry about. So what can we do about it? We need a new movement dedicated to reversing runaway inequality from the hollows of West Virginia to our urban inner cities, while dramatically curtailing greenhouse gases. This requires that labor, environmental and community activists build a common vision, a common agenda and a common organization. To get from here to there requires that fossil fuel workers and environmentalists talk to each other. There is common ground to be found if we are willing to think outside the neoliberal box. Toward that end, our fledgling runawayinequality.org educational network is piloting blue-green workshops in which union and environmental activists discuss the connections between the financial strip-mining of our economy and the destruction of the environment. The initial results are promising but we have a long, long way to go and little time to get there. (See here). We need to tell the story of why trickle down has failed and what real alternatives look like. And we need tens of thousands of people to help tell that story. (For more information about becoming a runawayinequality.org trainer, see here.) Les Leopold, the director of the Labor Institute, is currently working with labor unions and community organizations to build the educational infrastructure for a new anti-Wall Street movement. His book Runaway Inequality: An Activist Guide to Economic Justice serves as a text for this educational campaign. All proceeds go to support these educational efforts. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

22 ноября 2015, 11:41

Юбилей убийства Джона Кеннеди

Юбилей убийства Джона Кеннедиperiskop напомнил о том, что сегодня - годовщина со дня убийства Кеннеди.Этот день врезался в мою память, хотя я была совсем маленькой. Я сидела и каталась на качельке, прибитой в эркере между комнатой и кухней. Когда приходит домой отец с изменившимся лицом и говорит драматическим голосом маме: "Убит Кеннеди!". И они смотрят друг на друга, и вдруг по щекам у мамы катятся слезы.Да, тогда имя Кеннеди было на устах у советских людей.  Ему в заслугу ставили то, что при  нем Америка сумела отойти от пропасти, за которой начиналась ядерная война, что у него хватило мужества принять предложения Соаетского Союза во время Карибкого кризиса. Привлекал образ мужественного, романтического героя войны, при котором Советский Союз и США, смогут найти друг с другом общий язык и сообща строить  лучшее будущее, которое приведет нас к Эре Встретившихся Рук. Да, это была эпоха романтиков.Что успел сделать Кеннеди?Хорошо известно, что в считанные дни после трагедии в Далласе внешняя и внутренняя политика США резко поменялась. Новым президентом Линдоном Джонсоном подозрительно быстро было отменено несколько принципиально важных решений Кеннеди: о выводе американских войск из Вьетнама; о выпуске государственным казначейских билетов США (что подрывало монополию на выпуск долларов не подотчетного правительству Федерального Резерва США); об организации уголовного преследования израильских фирм “NUMEC” и “Permindex”, похитивших из военного арсенала США 280 кг обогащенного урана и осуществлявших экспорт в Израиль материалов, необходимых для создания ядерного оружия. Между тем, с «Перминдексом» был связан двойной агент ЦРУ и «Моссад» Клей Шоу, обвиненный в 1968 году новоорлеанским прокурором Джимом Гаррисоном в организации убийства Кеннеди.Вообще же, врагов у Кеннеди было так много, что трудно остановится на ком-то конкретно как на предполагаемом заказчике убийства.Он, в частности, угрожал «разбить на тысячу кусков и развеять по ветру» ЦРУ и начал приводить свою угрозу в исполнение: уволил директора ЦРУ Даллеса и его ближайшее окружение. Кстати, комиссия Уоррена состояла в основном из сотрудников ЦРУ, в том числе и Аллена Даллеса.Но поскольку живу в современных украинских реалиях, не могу воздержаться от современного украинского колорита и не написать, что - ДА! - - Кеннеди тоже был украинцем!!!Еще в 2008-м году в СМИ появилось "расследование", что отец президента — украинский эмигрант Василий.[AD]В Интернете появилось сообщение, что к числу украинцев причислили 35-го президента США Джона Кеннеди.Со сслыкой на неких американских ученых Артура Смайла и Питера Щепинского сообщается, что мать Роза Элизабет Фитцжеральд в конце 1916-го года, чуть более чем за полгода до рождения будущего президента, ушла от своего мужа, Джозефа Патрика Кеннеди. Учитывая статус и значимость отца семейства (он был весьма влиятельным ирландцем в аристократических кругах Америки), факт раскола в семье якобы тщательно скрывался и даже друзья ничего не знали, и этот факт не попал в официальную биографию семейства Кеннеди. За 9 месяцев до рождения Джона Кеннеди его мама якобы жила с украинским эмигрантом Василием Прокопчуком. "Исследователи" раздобыли фото украинца, который, мол, очень похож на убитого в 1963 году американского президента. А также им в руки попало ранее неизвестное письмо Джозефа Патрика Кеннеди своей жене, датированное 27-м декабря 1916-го года. В нем ирландец уговаривает жену вернуться, что она и сделала в начале 1917-го года — буквально за несколько месяцев до рождения Джона.В данной информации, которая разошлась по украинским интернет-ресурсам, не указано, в каких институтах работают сделавшие сенсацию исследователи. В западной прессе мы тоже не смогли найти каких-либо упоминаний об этом сенсационном открытии, больше похожем на выдумку. На интернет-форумах во всю говорят о том, что это неудачная "утка"."Не, до исследований Зинухова (историк из Харькова) по украинскому происхождению Чингисхана это не дотягивает. Тщательней надо", — написал один из коментаторов форума sukhoi.ru.Но если бы это было правдой, было бы совсем не удивительно. Ведь, например, в прошлом году украинские корни нашли у бывшего канцлера ФРГ Герхарда Шредера. Оказалось, в населенном пункте Розенблаум, что до революции 1917 года был около Киева, а сейчас не существует, жил его отец и дед. Межведомственный научно-методический совет Украины по вопросам географических названий установил по архивам ВР и Госслужбы геодезии место, где проживали родственники Шредера в Украине. Это исследование было проведено по просьбе внука канцлера.К слову, напомню, что в 1961 году именно по указу президента Кеннеди было создано правительственное Агентство США по международному развитию (USAID), которое уже полвека под чутким руководством Госдепартамента (американский МИД) несет демократию по-американски всем народам Земли.

19 января 2015, 14:18

Инаугурация Линдона Джонсона, 20 января 1965 года

Оригинал взят у nickmix01 в Инаугурация Линдона Джонсона, 20 января 1965 годаРовно 50 лет назад - 20 января 1965 года произошло значимое для истории США и всего мира событие - произошла инаугурация 36 президента США Линдона Бэйнса Джонсона.  Нам он памятен тем, что именно он 22 ноября 1963 стал преемником убитого Джона Ф. Кеннеди. У нас он не так знаменит, как его предшественник Джон Кеннеди и преемник Ричард Никсон, хотя сделано им было много.  Так в 1966 году Джонсон добился принятия мер по созданию «учительского корпуса», программы жилищных субсидий нуждающимся семьям, программы «образцовых городов», новых мер борьбы с загрязнением воды и воздуха, программы строительства улучшенных автомагистралей, увеличения выплат по социальному страхованию, новых мер в области медицинской и профессиональной реабилитации. Администрация Джонсона приняла также ряд мер по увеличению безопасности дорожного движения.  В сентябре 1966 года Джонсон утвердил два законопроекта об автомобильном транспорте. Для властей штатов и местных органов власти были созданы фонды на развитие программ безопасности дорожного движения. Также вводились государственные стандарты безопасности для автомобилей и автопокрышек.  В то же время, как истинный техасец, он не был сторонником равноправия негров, да и войну во Вьетнаме, начатую Кеннеди он продолжал с ещё большим рвением. Вернемся к 20 января. Джонсон был приведен к присяге в в 12:03 по Североамериканскому восточному времени, 20 января 1965 г. Таким образом, Соединенные Штаты, технически, оставались без президента в течение трех минут - Конституция США предусматривает, что срок президентских полномочий должен заканчиваются в полдень 20 января.  Джонсон был более пунктуальным, чем большинство президентов. JFK дал присягу в 1961 году в 12:51, Гарри Трумэн в 12:29 в 1949 году, а Дуайт Д. Эйзенхауэр в 12:32 в 1953 году.  Речь Линдона Джонсона состояла из 1500 слова и прерывалась аплодисментами 11 раз. Это было одно из самых коротких выступлений в инаугурационной истории. Вторая инаугурационная речь Джорджа Вашингтона состояла из 135 слов, речь Линкольна - 698 слов, Теодор Рузвельт ограничился 985 словами, Франклин Рузвельт произнес 559 слов, а Закари Тейлор 996 слов. Самая длинная инаугурационная речи состояла из 8445 слов у Уильяма Генри Харрисона.  Более 5400 человек были задействованы в обеспечении безопасности иннаугурации 36 Президента США.  Безопасность иннаугурационных мероприятий была так велика, что индейцам из Кочити, Нью-Мексико, исполнявшим традиционные танцы было предложено снять наконечники со стрел, и они подчинились.  Болшой трехчастный экран из пуленепробиваемого стекла прикрывал платформу перед входом в Капитолий, где Президент давал присягу. Такой же лист 1,5 дюймового стекла защищал Джонсона в ходе инаугурационного парада.Бронированный лист был положен в основание пола президентской трибуны, чтобы выдержать возможный теракт.  После иннаугурации состоялось представление для приглашенных гостей, на котором выступали Марго Фонтейн и Рудольф Нуреев, Альфред Хичкок, Бобби Дарин, Кэрол Чаннинг, Вуди Аллен, Кэрол Бернетт и Джули Эндрюс, Гарри Белафонте, Энн Маргрет, Майк Николс и Элейн Мэй, Джонни Карсон, и Барбара Стрейзанд.  На принятие присяги Джонсон одел серый деловой костюм и серую фетровую шляпу, что являлось отходом от традиции - пальто, полосатых брюк и цилиндра, что носили его предшественники. Впервые присяга была дана на семейной Библии - эта традиция сохранилась до сих пор.  Вице-президент Хэмфри также был в деловом костюме и шляпе.  Джонсон был первым президентом, начиная с Джорджа Вашингтона, чтобы танцевать на своей инаугурационной бал. Он станцевал первый танец вечера в отеле "Mayflower" с "леди Бёрд" (так все звали его жену), а затем, в считанные 15 минут, девять раз сменил партнерш. Впервые, вертолеты использовались для церемонии и инаугурационного парада.  Президентский лимузин - Lincoln Continental Presidential Х-100, который использовался еще президентом Кеннеди, в 1964 году был оснащен несъемным пуленепробиваемым BubbleTop - прозрачной крышей и стал бронированным. Именно его использовали в процессе иннаугурации. И да, Lincoln Continental Presidential Х-100, будет еще героем одного нашего поста - судьба его и тех, кого он возил, очень интересна!  В истории США пока наибольшее количество зрителей привлекла инаугурация Обамы - 2 миллиона человек, а до этого более 40 лет лидировал Линдон Джонсон, в 1965 году - 1,2 млн. человек.