• Теги
    • избранные теги
    • Люди616
      • Показать ещё
      Страны / Регионы416
      • Показать ещё
      Разное487
      • Показать ещё
      Формат19
      Компании178
      • Показать ещё
      Международные организации35
      • Показать ещё
      Издания39
      • Показать ещё
      Показатели22
      • Показать ещё
      Сферы4
Линдон Джонсон
Ли́ндон Бэйнс Джо́нсон (англ. Lyndon Baines Johnson) (27 августа 1908 года, Стонуолл, округ Гиллеспи, штат Техас, — 22 января 1973 года, там же) — 36-й Президент США от Демократической партии с 22 ноября 1963 года по 20 января 1969 года.
Ли́ндон Бэйнс Джо́нсон (англ. Lyndon Baines Johnson) (27 августа 1908 года, Стонуолл, округ Гиллеспи, штат Техас, — 22 января 1973 года, там же) — 36-й Президент США от Демократической партии с 22 ноября 1963 года по 20 января 1969 года.
Развернуть описание Свернуть описание
25 апреля, 18:52

​Трамп установил рекорд по количеству подписанных указов за первые 100 дней президентства

Администрация США опубликовала данные о законодательной деятельности американского президента Дональда Трампа. Как сообщает РИА «Новости», в общей сложности он подписал 30 указов почти за 100 дней своего пребывания у власти.

25 апреля, 18:39

Трамп побил рекорд по числу подписанных в первые месяцы у власти указов

Нынешний президент США опередил всех своих предшественников за последние 70 лет

25 апреля, 18:20

Трамп поставил рекорд по числу подписанных за 100 дней документов

Президент США Дональд Трамп стал рекордсменом по числу законов и указов, которые он успел подписать за первые 100 дней в новой должности, сообщает пресс-служба Белого дома. Он стал лидером среди всех американских президентов за последние 70 лет. — Несмотря на историческую обструкцию со стороны демократов, президент Трамп работал с конгрессом, чтобы в первые 100 дней принять больше законодательных актов, чем любой президент, начиная с Трумэна, — отметили в администрации. В общей сложности Трамп подписал 30 указов (за ним идут Линдон Джонсон — 26 указов, и Гарри Трумэн — 25). Предыдущий президент США Барак Обама за это время успел подписать 19 указов. Трамп также подписал 28 законов (больше только у Трумэна — 55, у Обамы — 11).

24 апреля, 10:43

Трамп страдает паранойей и галлюцинациями

Американские врачи обнаружили у президента страны опасное психическое заболевание. Он опасен для общества и не может управлять страной. В России удаленную постановку диагноза назвали верхом непрофессионализма

Выбор редакции
18 апреля, 09:44

Древнее магнитное поле Луны объяснили динамо-эффектом

В настоящее время из всех каменных тел Солнечной системы лишь Земля, Меркурий и Ганимед имеют собственное магнитное поле. Но как показывают собранные межпланетными миссиями данные,  в прошлом куда большее количество спутников и планет обладали своей магнитосферой. К их числу относится и Луна. Анализ доставленных на Землю образцов лунных пород показал, что они были сформированы в условиях магнитного поля, мощь которого даже превышала современное магнитное поле Земли. Среди исследователей долгое время не была единства по поводу вопроса того, каким образом на Луне могло существовать собственное магнитное поле. По одной из теорий, оно было временным. Магнитные поля генерировалось на поверхности Луны во время наиболее сильных столкновений с астероидами, отпечатываясь в расплавленных породах. Однако современные исследования не подтверждают эту версию. Лунное магнитное поле было постоянным и существовало по крайней мере в течение первого миллиарда ее жизни.

18 апреля, 01:40

Trump getting hot and bothered by protesters

The president loves big crowds — except when they’re railing against him.

09 апреля, 00:02

Протесты молодежи: 2017-й как российский 1968-й?

В ответ на протесты молодежи в России вспоминают Сталина — в то время как лучше бы вспомнить опыт Шарля де Голля

06 апреля, 13:54

How The Democrats Lost West Virginia And The Coal Miners To Trump

“C’mon, fellas. You know what this is? You know what this says? You’re going back to work.” ― Donald Trump on signing an executive order to reverse the Obama Administration’s rules on coal, March 28, 2017. Lyndon Baines Johnson in 1964 buried Barry Goldwater in West Virginia, 67.9 percent to 32.1 percent. By 2016, Trump completely reversed that landslide by defeating Hillary Clinton 67.9 percent to 26.2 percent. What happened to turn such a deep blue state into flaming red? The Democratic Party establishment has a simple explanation: West Virginians are so hung up on cultural issues like guns, gays, abortion and their mythical self-image as “coal country” that they vote against their own material interests. They seem impervious to the fact that they are major beneficiaries of Obamacare and Medicaid. They don’t seem to notice that health care jobs far exceed coal-related jobs which have been decimated by new technologies, and market competition from natural gas and renewables. As New York Times columnist Paul Krugman recently writes, “So West Virginia voted overwhelmingly against its own interests. ....Coal country residents.... were voting on behalf of a story their region tells about itself, a story that hasn’t been true for a generation or more.” The Democrat Party’s Love Affair with Neoliberalism But is the real problem inside the heads of West Virginians? Or is it in the story the Democrats have been telling themselves for the past 40 years ― namely that neoliberal capitalism can solve all problems by making the rich even richer? Ever since Bill Clinton triangulated the Democrats onto Wall Street and declared “the era of big government is over,” the neoliberal catechism has spread throughout both political parties - that unleashing the private sector will bring jobs and prosperity to all. Hillary Clinton, to her credit, candidly revealed during the primaries just how she would use neoliberalism to turnaround West Virginia’s economy. I’m the only candidate which has a policy about how to bring economic opportunity using clean renewable energy as the key into coal country. Because we’re going to put a lot of coal miners and coal companies out of business, right? .... Now we’ve got to move away from coal and all the other fossil fuels, but I don’t want to move away from the people who did the best they could to produce the energy that we relied on. ... So I am passionate about this, which is why I have put forward specific plans about how we incentivize more jobs, more investment in poor communities, and put people to work. Her passion for “incentivizing” private investment with government tax breaks and cash is at the core of Democratic neoliberalism. Put simply the idea is to bribe the private sector to come into hard hit areas like West Virginia to create jobs. Except this never happens. Bill Clinton and Barak Obama failed to bring a modicum of economic prosperity to West Virginia. Donald Trump’s deregulatory approach will also leave West Virginia in poverty. The fact is that encouraging the rich to make more and more money does not create good paying jobs. For at least 40 years this has failed miserably leading to an ever increasing gap between the super-rich and the rest of us. (See here.) Contrast this failed approach to the Democratic Party of FDR, JFK and LBJ. Those presidents, though staunch defenders of capitalism, understood that the excruciating poverty of Appalachia could not be cured by free enterprise alone. They made a difference through direct government interventions. The New Deal put the unemployed back to work building hundreds of parks, roads and other facilities in West Virginia.. The creation of Social Security supported the elderly. The Kennedy-Johnson administration provided Medicare and Medicaid. Little wonder that West Virginians idolized these Democratic leaders. Those days are over. Coal isn’t coming back, nor should it. West Virginia however remains poor and will become even more so unless the federal government intervenes directly. A real economic transformation for Coal Country? The alternative to economic and environmental devastation is for the federal government to guarantee all the unemployed in West Virginia a job at a living wage. And there’s plenty to do. Tens of thousands of workers could be employed to restore in some way the mountain tops that have been removed to satiate the greed of the coal mine owners. Following the New Deal’s WPA model, these scarred mountains could be turned into recreation sites, locations for alternative energy or other uses limited only by our creativity and imagination. To protect the population and create more jobs, Medicare should be improved and expanded to cover all West Virginians. Free pre-k programs should be made available for 2- to 5-year olds, and tuition eliminated at all public post-high school educational institutions. And for those who want to leave the area to seek employment in other regions, moving expenses should be provided. While we may disagree on the mix of policy interventions needed, the point is that only massive government intervention can bring shared prosperity to West Virginians. Will environmentalists abandon neoliberal wishful thinking? Environmental activists want to shut down the coal industry and for good reason. They are rightly concerned that unless fossil fuel emissions are dramatically curtailed, we will cook the planet. Environmental groups use the phrase “just transition” to explain how current fossil fuel workers and their communities can move to a safer, more prosperous green economy. Yet too often this approach relies on the neoliberal model to get from here to there: “There are more jobs now in alternative energy than there are in fossil fuels.” True enough. But there is no realistic path through which those with the old jobs get the new ones, which usually are located far away and pay far less. “Coal miners are losing their jobs anyway due to technology. It’s just like the fate of elevator operators....” Yet there are still 116,000 coal mining jobs in West Virginia, where the next available job, if you are lucky enough to find one, pays less than half as much with no benefits. “It’s really competition from natural gas and renewables that are putting coal out of business, not environmental regulations.” That may be the case but don’t we still have a real obligation to the dislocated, regardless of the proximate cause? “Stopping the climate catastrophe is more important than jobs. End of story.” But that’s the start of a very bad story if it’s your job, your family’s livelihood and your community’s survival. It’s a very positive development that environmental organizations are calling for a just transition. But that idea won’t work unless it also calls for direct government intervention backed by lots of money. Where does the money come from? It comes from moving it from Wall Street to Main Street, through policies such as a financial transaction tax, public banks and wealth taxes on those with over $10 million in net assets. It comes from reversing runaway inequality, something corporate Democrats are loathe to discuss, let alone do something about. Won’t Trump screw West Virginians even more? Of course he will. He also believes that catering to the rich and powerful is what the economy is all about. But as long as the Democrats’ only vision is to offer public/private partnerships loaded with bribes and vague promises of future jobs, Trump has nothing to worry about. So what can we do about it? We need a new movement dedicated to reversing runaway inequality from the hollows of West Virginia to our urban inner cities, while dramatically curtailing greenhouse gases. This requires that labor, environmental and community activists build a common vision, a common agenda and a common organization. To get from here to there requires that fossil fuel workers and environmentalists talk to each other. There is common ground to be found if we are willing to think outside the neoliberal box. Toward that end, our fledgling runawayinequality.org educational network is piloting blue-green workshops in which union and environmental activists discuss the connections between the financial strip-mining of our economy and the destruction of the environment. The initial results are promising but we have a long, long way to go and little time to get there. (See here). We need to tell the story of why trickle down has failed and what real alternatives look like. And we need tens of thousands of people to help tell that story. (For more information about becoming a runawayinequality.org trainer, see here.) Les Leopold, the director of the Labor Institute, is currently working with labor unions and community organizations to build the educational infrastructure for a new anti-Wall Street movement. His book Runaway Inequality: An Activist Guide to Economic Justice serves as a text for this educational campaign. All proceeds go to support these educational efforts. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

06 апреля, 13:54

How The Democrats Lost West Virginia And The Coal Miners To Trump

“C’mon, fellas. You know what this is? You know what this says? You’re going back to work.” ― Donald Trump on signing an executive order to reverse the Obama Administration’s rules on coal, March 28, 2017. Lyndon Baines Johnson in 1964 buried Barry Goldwater in West Virginia, 67.9 percent to 32.1 percent. By 2016, Trump completely reversed that landslide by defeating Hillary Clinton 67.9 percent to 26.2 percent. What happened to turn such a deep blue state into flaming red? The Democratic Party establishment has a simple explanation: West Virginians are so hung up on cultural issues like guns, gays, abortion and their mythical self-image as “coal country” that they vote against their own material interests. They seem impervious to the fact that they are major beneficiaries of Obamacare and Medicaid. They don’t seem to notice that health care jobs far exceed coal-related jobs which have been decimated by new technologies, and market competition from natural gas and renewables. As New York Times columnist Paul Krugman recently writes, “So West Virginia voted overwhelmingly against its own interests. ....Coal country residents.... were voting on behalf of a story their region tells about itself, a story that hasn’t been true for a generation or more.” The Democrat Party’s Love Affair with Neoliberalism But is the real problem inside the heads of West Virginians? Or is it in the story the Democrats have been telling themselves for the past 40 years ― namely that neoliberal capitalism can solve all problems by making the rich even richer? Ever since Bill Clinton triangulated the Democrats onto Wall Street and declared “the era of big government is over,” the neoliberal catechism has spread throughout both political parties - that unleashing the private sector will bring jobs and prosperity to all. Hillary Clinton, to her credit, candidly revealed during the primaries just how she would use neoliberalism to turnaround West Virginia’s economy. I’m the only candidate which has a policy about how to bring economic opportunity using clean renewable energy as the key into coal country. Because we’re going to put a lot of coal miners and coal companies out of business, right? .... Now we’ve got to move away from coal and all the other fossil fuels, but I don’t want to move away from the people who did the best they could to produce the energy that we relied on. ... So I am passionate about this, which is why I have put forward specific plans about how we incentivize more jobs, more investment in poor communities, and put people to work. Her passion for “incentivizing” private investment with government tax breaks and cash is at the core of Democratic neoliberalism. Put simply the idea is to bribe the private sector to come into hard hit areas like West Virginia to create jobs. Except this never happens. Bill Clinton and Barak Obama failed to bring a modicum of economic prosperity to West Virginia. Donald Trump’s deregulatory approach will also leave West Virginia in poverty. The fact is that encouraging the rich to make more and more money does not create good paying jobs. For at least 40 years this has failed miserably leading to an ever increasing gap between the super-rich and the rest of us. (See here.) Contrast this failed approach to the Democratic Party of FDR, JFK and LBJ. Those presidents, though staunch defenders of capitalism, understood that the excruciating poverty of Appalachia could not be cured by free enterprise alone. They made a difference through direct government interventions. The New Deal put the unemployed back to work building hundreds of parks, roads and other facilities in West Virginia.. The creation of Social Security supported the elderly. The Kennedy-Johnson administration provided Medicare and Medicaid. Little wonder that West Virginians idolized these Democratic leaders. Those days are over. Coal isn’t coming back, nor should it. West Virginia however remains poor and will become even more so unless the federal government intervenes directly. A real economic transformation for Coal Country? The alternative to economic and environmental devastation is for the federal government to guarantee all the unemployed in West Virginia a job at a living wage. And there’s plenty to do. Tens of thousands of workers could be employed to restore in some way the mountain tops that have been removed to satiate the greed of the coal mine owners. Following the New Deal’s WPA model, these scarred mountains could be turned into recreation sites, locations for alternative energy or other uses limited only by our creativity and imagination. To protect the population and create more jobs, Medicare should be improved and expanded to cover all West Virginians. Free pre-k programs should be made available for 2- to 5-year olds, and tuition eliminated at all public post-high school educational institutions. And for those who want to leave the area to seek employment in other regions, moving expenses should be provided. While we may disagree on the mix of policy interventions needed, the point is that only massive government intervention can bring shared prosperity to West Virginians. Will environmentalists abandon neoliberal wishful thinking? Environmental activists want to shut down the coal industry and for good reason. They are rightly concerned that unless fossil fuel emissions are dramatically curtailed, we will cook the planet. Environmental groups use the phrase “just transition” to explain how current fossil fuel workers and their communities can move to a safer, more prosperous green economy. Yet too often this approach relies on the neoliberal model to get from here to there: “There are more jobs now in alternative energy than there are in fossil fuels.” True enough. But there is no realistic path through which those with the old jobs get the new ones, which usually are located far away and pay far less. “Coal miners are losing their jobs anyway due to technology. It’s just like the fate of elevator operators....” Yet there are still 116,000 coal mining jobs in West Virginia, where the next available job, if you are lucky enough to find one, pays less than half as much with no benefits. “It’s really competition from natural gas and renewables that are putting coal out of business, not environmental regulations.” That may be the case but don’t we still have a real obligation to the dislocated, regardless of the proximate cause? “Stopping the climate catastrophe is more important than jobs. End of story.” But that’s the start of a very bad story if it’s your job, your family’s livelihood and your community’s survival. It’s a very positive development that environmental organizations are calling for a just transition. But that idea won’t work unless it also calls for direct government intervention backed by lots of money. Where does the money come from? It comes from moving it from Wall Street to Main Street, through policies such as a financial transaction tax, public banks and wealth taxes on those with over $10 million in net assets. It comes from reversing runaway inequality, something corporate Democrats are loathe to discuss, let alone do something about. Won’t Trump screw West Virginians even more? Of course he will. He also believes that catering to the rich and powerful is what the economy is all about. But as long as the Democrats’ only vision is to offer public/private partnerships loaded with bribes and vague promises of future jobs, Trump has nothing to worry about. So what can we do about it? We need a new movement dedicated to reversing runaway inequality from the hollows of West Virginia to our urban inner cities, while dramatically curtailing greenhouse gases. This requires that labor, environmental and community activists build a common vision, a common agenda and a common organization. To get from here to there requires that fossil fuel workers and environmentalists talk to each other. There is common ground to be found if we are willing to think outside the neoliberal box. Toward that end, our fledgling runawayinequality.org educational network is piloting blue-green workshops in which union and environmental activists discuss the connections between the financial strip-mining of our economy and the destruction of the environment. The initial results are promising but we have a long, long way to go and little time to get there. (See here). We need to tell the story of why trickle down has failed and what real alternatives look like. And we need tens of thousands of people to help tell that story. (For more information about becoming a runawayinequality.org trainer, see here.) Les Leopold, the director of the Labor Institute, is currently working with labor unions and community organizations to build the educational infrastructure for a new anti-Wall Street movement. His book Runaway Inequality: An Activist Guide to Economic Justice serves as a text for this educational campaign. All proceeds go to support these educational efforts. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

02 апреля, 14:00

Распил на военном проекте в США

Это Бомба. Вы точно знаете, что я имею в виду, верно? Забавно, но большинство из них вовсе не являются «бомбами». Из 5 тысяч подобных ядерных устройств в арсеналах США по состоянию на 2010-й год, вероятно, менее трети – «бомбы» в том смысле, что это такие штуки, которые могут упасть с самолёта. У Соединённых Штатов в […]

31 марта, 23:03

Открытие МЭФ 2017 и I Пленарное заседание

Запись прямой трансляции http://neuromir.tv/ I Пленарная дискуссия «Растерянный человек между отчаянием и надеждой: мировая ситуация и российская специфика» Уровень неопределенности и непредсказуемости будущего беспрецедентен. Растет недоверие к существующим политическим институтам. Повсюду наблюдается тенденция к экономическому национализму, сужение демократических процедур и рост авторитаризма. Усиливается популярность популистских партий, которые предлагают простые решения для сложных проблем. Есть ли выход из сложившейся ситуации? Ответ на этот вопрос будут искать участники дискуссии. Модератор: Руслан Гринберг, сопредседатель Форума, научный руководитель Института Экономики РАН, член-корреспондент РАН Докладчики: Джеймс К. Гэлбрейт, профессор Школы по связям с общественностью им. Линдона Джонсона, Председатель американской организации «Объединенные экономисты за сокращение вооружений» (ECAAR) Сергей Бодрунов, директор Института нового индустриального развития имени С.Ю. Витте, председатель Международного комитета МЭФ Юрий Болдырев, член редакционного совета Российского экономического журнала, экономист, публицист Александр Бузгалин, заместитель сопредседателя Форума, профессор экономического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова Оксана Дмитриева, член бюджетно-финансового комитета Законодательного собрания Санкт-Петербурга Гжегож Колодко, глава исследовательского института «TIGER» в Университете Козьминского, заместитель премьер-министра (2002–2003) и министр финансов Польши (1994–1997, 2002–2003) Марко Риччери, генеральный секретарь Европейского института политических, экономических и социальных исследований (EURISPES) Олег Смолин, первый заместитель председателя Комитета ГД РФ по образованию и науке, председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»

27 марта, 11:30

Колонки: Дмитрий Дробницкий: Славное поражение Трампа

Главным событием в США стал провал билля об отмене медицинской реформы Obamacare. Значение этого события, несомненно, выходит за рамки дискуссии об американском здравоохранении, да и в целом внутренней политики Соединенных Штатов. С того самого момента, как Барак Обама въехал в Белый дом и стал при поддержке Демократической партии, обладавшей в 2009-2010 гг. большинством в обеих палатах Конгресса, продвигать свою реформу, республиканцы всеми силами старались сначала остановить принятие соответствующего закона, а затем отменить его или лишить финансирования предусмотренные в нем программы. Закон, кратко называемый Актом о доступном здравоохранении (в политическом же жаргоне еще в 2008-м закрепился термин Obamacare), был принят в марте 2010 года. Через полгода на промежуточных выборах в Конгресс демократы потеряли большинство в палате представителей. В 2013 году закон полностью вступил в силу, и его внедрение вызвало неоднозначную реакцию в американском обществе. На выборах 2014 года республиканцы получили контроль над Сенатом, но их мечта об «отмене и замене» Obamacare по-прежнему была недостижимой – голосов для преодоления президентского вето у республиканцев не хватало. И вот в 2017 году в руках консерваторов оказались и обе палаты Конгресса, и Белый дом. Несмотря на то, что главными приоритетами нового президента Дональда Трампа были вопросы налогообложения, торговли, охраны границ, модернизации армии и инфраструктуры, он согласился с конгрессменами-однопартийцами поставить вопрос об отмене обамовских нововведений в сфере медицины на первое место. В одном из своих недавних выступлений президент заявил: «Самым лучшим с политической точки зрения решением было бы вообще ничего пока не делать c Obamacare – пусть рушится сама». Обамовская система действительно переживает не лучшие времена (о чем мы поговорим чуть позже), так что через год-другой, возможно, новый закон о медицинском страховании придется принимать ввиду полного падения страхового рынка. Но Трамп оказался верен своему слову. Более того, он полностью поддержал билль, предложенный спикером палаты представителей Полом Райаном, и обещал подписать тот закон, который будет принят республиканским большинством Конгресса. Каким же образом распорядились республиканцы своим долгожданным преимуществом? Они не смогли договориться между собой, в результате чего закону Райана не хватило голосов даже в нижней палате Конгресса. О прохождении билля через Сенат и думать было нечего – там демократы имеют всего на 4 голоса меньше, чем оппоненты, а недовольных законопроектом республиканцев насчитывается никак не меньше пяти. В прошедшую пятницу билль был отозван. Пол Райан на пресс-конференции вынужден был признать, что американцам «в обозримом будущем придется жить с Obamacare». И у правых нет ясного ответа на вопрос о здравоохранении американцев (фото: Lucy Nicholson/Reuters) Лидер демократического меньшинства в палате представителей Ненси Пелоси с радостью заявила: «Это был великий день для Америки!». Что ж, и правда не каждый день превосходящие силы противника затеивают междоусобицу и с позором отступают. Либеральная пресса принялась издеваться над «искусством заключать сделки» нового президента, однако почти все консервативные издания назвали другого виновника эпического поражения правящей партии – руководство Конгресса. В первую очередь – спикера палаты представителей Райана. Это был его билль. Несмотря на то, что некоторые демократы попытались ввести в обиход термин Trumpcare (по аналогии с Obamacare), прижилось более справедливое наименование – Ryancare. Именно спикер нижней палаты должен был все досконально просчитать. Именно он, пользуясь своей должностью и своим влиянием, обязан был убедить сомневающихся однопартийцев в том, что его проект является единственно возможным в нынешних условиях, или попытаться учесть мнение несогласных, среди которых оказались как крайне правые представители Движения чаепития, так и умеренные республиканцы. Первым показался билль Райана половинчатым, вторым – слишком радикальным. С 2011 года республиканцы несколько раз принимали различные солидарные решения против Obamacare. Но, видимо, тогда им договариваться было легче – президентское вето гарантировало, что никакое их решение в области здравоохранения не будет иметь силы закона. И вот теперь, когда, по меткому выражению сенатора Боба Коркера, Республиканская партия «стреляет настоящими пулями», решимость и единство куда-то испарились. Для Трампа это не слишком обидное поражение. Он и до пятничного конфуза прекрасно понимал, что парламентское большинство – это не когорта надежных и преданных соратников. Да и между собой они не слишком хорошо ладят. Ладили бы лучше – Большой Дональд не смог бы столь легко обыграть их на партийных праймериз. А вот для Республиканской партии, которая все последние семь лет строила свою идентичность практически полностью на отмене обамовских новелл, это удар серьезный. Находиться в оппозиции ненавистному им закону и критиковать его на каждом партийном мероприятии – одно дело, а вот предлагать и проводить в жизнь собственные решения – совсем другое. Но проблема не только в Obamacare. Всю вторую половину ХХ века и первые полтора десятка лет XXI республиканская самоидентификация основывалась во многом на неприятии общества «нового курса» Франклина Делано Рузвельта и «великого общества» Линдона Джонсона. Получается, что за столько лет не было выработано единой программы действий на случай, если вся полнота власти окажется в их руках? Возможно, правы те американские эксперты, которые говорили об ошибочной тактике республиканцев – надо было начать с налогов, бюджета и инфраструктуры, а затем уже приступать к «настройке здравоохранения». В этом есть сермяжная правда, но, с другой стороны, именно вопрос здравоохранения является ключевым для современной американской консервативной повестки в США. В нем, как в зеркале, отразились практически все аспекты идеологии американских правых. Вот всяком случае, так было до Дональда Трампа. В 1935 году при Франклине Делано Рузвельте была введена в действие система социального страхования. В 1965 году при Линдоне Джонсоне заработало государственное медицинское страхование населения – программы Medicaid (для малоимущих) и Medicare (для лиц старше 65 лет и приравненных к ним). Частично расходы по этим проектам покрываются за счет налогов на фонд заработной платы. Но государство еще с 1960-х доплачивает значительную часть их стоимости. И с каждым годом все большую. Главная проблема всех леволиберальных американских нововведений в области страховой медицины состояла в том, что они все были половинчатыми. Перейти на всеобщее госстрахование (на систему «одного плательщика», когда все страховые полисы, кроме дополнительных добровольных программ, государство оплачивает из зарплатных налогов) либералы не могли – слишком сильно было сопротивление мелкого и среднего бизнеса, а также квалифицированных рабочих и специалистов. Полностью приватизировать систему страхования, оставив за государством лишь помощь инвалидам и прочим категориям граждан, которые не могут в полной мере обеспечивать себя сами, демократы даже и не думали – в таком случае они подорвали бы свою электоральную базу из городской бедноты, которая с 1933 года по настоящее время прошла долгий путь от жертв Великой депрессии до профессиональных потребителей пособий. Программа Obamacare стала еще одним приставным шажком влево. Как и в 1965 году, у избирателя попытались создать впечатление, что в США будет обеспечено всеобщее медицинское страхование – по примеру Канады, Швеции и Дании. Но на деле произошла очередная раздача пособий, дополненная страховым покрытием абортов и контрацепции. При этом государственное регулирование в области «доступного здравоохранения» привело к тому, что разнообразие страховых продуктов предельно сократилось (до четырех, а кое-где и до двух планов), а количество операторов рынка в отдельных штатах снизилось до одного. Это была бы не вполне левая программа, если бы она обошлась без запретов. Так, страховым компаниям запрещалось отказывать в страховании людям, уже имеющим хронические заболевания. Сама по себе идея отличная, но последствия ее реализации были продуманы откровенно плохо. Страховые компании или ушли с рынка, или до предела взвинтили цены на полисы для больных. Гражданам же запретили… не иметь страхового полиса. Поскольку за нарушение этого требования в тюрьму сажать было бы как-то нелиберально, ограничились штрафом. Однако молодые люди, увидев, что выбор программ страхования сократился, а сумма страховой премии возросла, предпочли платить штраф, а не связываться с Obamacare. И тогда начала закручиваться так называемая спираль смерти страхового рынка. Чем здоровее был человек, тем с меньшей вероятностью он приобретал полис. Люди более старшего возраста и больные, напротив, начали приобретать полисы охотнее. Страхование стало убыточным. Следом – повышение цен на полисы, и новый виток спирали. В результате все больше людей страхуется исключительно за счет государства (или частично за счет государства, получая субсидии), которое продолжает залезать в долги. Не стоит также забывать о том, что в условиях неслыханной бюджетной щедрости Дяди Сэма и снижения конкуренции растут цены на медицинские услуги. Соответственно, государственные расходы на здравоохранение также растут. В 2007 году общая стоимость программ Medicare и Medicaid обошлась налогоплательщикам в 8% ВВП, а в 2014-м – почти 9,5%. Согласно некоторым прогнозам, в 2020 году эта цифра составит 11%, а в 2043-м – около 17%. При этом лишь половина прироста расходов объясняется старением населения и ухудшением соотношения числа работающих к числу застрахованных или получающих медицинское пособие. Вторая половина – постоянным ростом стоимости медицинских услуг. Всего на здравоохранение федеральное правительство, штаты, граждане, частные компании и общественные организации Америки ежегодно тратят сумму, равную почти 16% ВВП. И это рекорд среди развитых западных стран. Рекорд, который никак не связан с качеством медицины. В дефицит бюджета и растущий госдолг (достигший уже 20 трлн долларов) военные расходы вносят отнюдь не основной вклад. В 2014 году на оборону было потрачено 596 млрд долларов, в то время как на программу социального страхования – 843 млрд, а совокупные госрасходы на здравоохранение составили 806 млрд. Это при том, что доходная часть бюджета составила немногим больше 3 трлн долларов, а дефицит бюджета – 485 млрд. Так тратить деньги могут позволить себе только Соединенные Штаты – в основном, за счет того, что им продолжают охотно давать в долг. Россия, Китай, Германия, Япония – все держат значительную часть резервов в государственных облигациях США, т.е. финансируют в том числе и расточительную американскую систему здравоохранения. Но бесконечно так продолжаться не может. У левых на вопрос о дефиците бюджета и госдолге вообще нет никакого ответа, если только не считать за ответ рассуждения леволиберального экономиста Пола Кругмана о том, что долг – это нормально. Единственным человеком, который в 2016 году заявил, что ради всеобщего здравоохранения можно поднять налоги на работающих американцев, был Берни Сандерс, и то с оговорками. Правые в США всегда утверждали, что выдворение государства из здравоохранения и реформа социального страхования (по сути дела, его частичная приватизация) – единственный выход из сложившейся ситуации. Повышение налогов может, по их мнению, сократить дефицит бюджета лишь временно, при этом закрывая все возможности для долговременного экономического роста. И вот выясняется, что и у правых нет ясного ответа на вопрос о здравоохранении. То ли трусят, то ли оказались настолько расколотыми, что не в состоянии согласовать даже билль об отмене Obamacare. В таком случае американский избиратель вправе предположить, что у Республиканской партии в ее нынешнем виде нет ответов и на другие его насущные вопросы – о налогах, экономическом росте, рабочих местах и инженерной инфраструктуре страны. Президент же, который выполнил все свои обещания перед не слишком лояльно относившейся к нему во время выборов партией (он даже посещал Капитолий и уговаривал конгрессменов проголосовать за билль Райана), теперь может быть свободен в своих действиях, не оглядываясь на партийную дисциплину… которой, как выяснилось, нет. И это славное поражение для Трампа. Поражение, которое стоит десятка малых побед. Республиканцы расписались в своей неспособности быть правящей партией. Партии, по сути дела, вообще больше нет – есть лишь фракции, которые после пятничного провала смотрят друг на друга волками. Большой Дональд более им ничего не должен. Он не обязан поддерживать на праймериз перед промежуточными выборами в Конгресс 2018 года «правильных» кандидатов, да и вообще кандидатов республиканских. Ни спикер Райан, ни вице-президент Пенс, ценность которых заключалась исключительно в «партийных связях», теперь Трампу не указ. На брифинге в Белом доме президент обронил весьма примечательную фразу: «Я выяснил кое-что важное относительно лояльности». Он может теперь строить собственную двухпартийную коалицию, не оглядываясь на старую консервативную повестку, которую американские правые в минувшую пятницу благополучно слили. И если Дональд Трамп этим займется, то это будет очень много значить не только для самих Соединенных Штатов, но и для всего мира. Разумеется, для этого потребуется время. А пока на любую критику справа президент может возражать одной фразой: «Помните Obamacare? То-то!». Теги:  США, медицина, здоровье, Барак Обама, социальное обеспечение, охрана здоровья, Дональд Трамп

19 марта, 18:06

Weekend Reading: Bill Moyers: What a Real President Is Like

**Weekend Reading: Bill Moyers**: _[What a Real President Is Like][]_: "WHILE Lyndon Baines Johnson was a man of time and place, he felt the bitter paradox of both... >...I was a young man on his staff in 1960 when he gave me a vivid account of that southern schizophrenia he...

17 марта, 12:49

Трамп отнял деньгиу американской культуры

Президент США не включил в проект бюджета многомиллионные расходы на содержание фондов поддержки искусства и гуманитарных наук. Решение должны утвердить конгрессмены

16 марта, 18:44

ФРС против Трампа

Федеральная резервная система (ФРС) США подняла процентную ставку в третий раз с начала финансового кризиса. Комментаторы рассуждают о том, что это может означать. Одна из живо обсуждаемых тем – это потенциальное противостояние между американским центробанком и администрацией президента США Дональда Трампа. Очередное повышение ставки, пишет Finanial Times, свидетельствует о том, что руководство ФРС всё больше уверено в оздоровлении американской экономики, и в том, что теперь уровень инфляции начнет подниматься. Также ФРС еще раньше давала понять, что в нынешних обстоятельствах нужно повышать ставку уже чаще, чем раз в год, как это было в 2015 и 2016 гг. FT отмечает, что оценки ФРС по состоянию и перспективам экономики мало изменились с декабря, когда было предыдущее повышение ставки. Оценки продолжают оставаться осторожными. Некоторые аналитики считают, что послабления в корпоративной налоговой политике даст американской экономике импульс к быстрому росту в следующем году. Но ФРС предпочитает меньше загадывать на будущее и больше наблюдать за конкретными факторами.   Производство на одном из заводов В числе факторов, которые подкрепляют уверенность ФРС в оздоровлении экономики, прежде всего, показатели, говорящие о снижении уровня безработицы, и данные по уровню инфляции. И то, и другое постепенно приближается к целевым показателям. Также, по мнению руководства ФРС, уменьшились риски, связанные с ситуацией за рубежом. При этом прогнозы, несмотря на оптимистические тенденции, изменились мало. Ожидается, что в этом и следующем годах рост экономики составит 2,1%, а в 2019 г. снизится до 1,9%. Рост инфляции, в свою очередь, должен составить 1,9% в 2017 г. и 2% в 2018 и 2019 гг. Разговоры о налоговых послаблениях корпорациям, оговаривает FT, дали повод к спекуляциям о том, что в результате центробанку придется чаще повышать ставку. Однако руководство пока уклончиво говорит, что прежде чем рассчитывать на такую перспективу, нужно получить от конгресса более определенные планы. Politico пишет о вероятности роста напряженности между Белым домом и ФРС. После нынешнего повышения ставки в этом году планируется еще два или три. Руководство ФРС видит в этом инструмент для сдерживания бурного роста, к которому стремится администрация Трампа. Такое противостояние назревает впервые со времен правления президента США Линдона Джонсона в 1960-х гг. В обоих случаях имеет место конфигурация, где президент хочет разогнать экономику, а ФРС в противовес стремится удерживать ее от резких движений. Глава ФРС Джанет Йеллен, выступая на пресс-конференции, сказала, что она не думает, что у ЦБ возникнет конфликт президентской администрацией, однако оговорила, что и не исключает такого сценария.   Джанет Йеллен глава ФРС Politico пишет, что ФРС сейчас посылает Белому дому сигнал, предостерегающий против популистских жестов вроде больших налоговых сокращений. Между тем, такого рода планы сейчас составляют важную часть повестки Трампа. ФРС опасается, что Трамп и конгресс, в котором преобладают республиканцы, скоро начнет вкачивать триллионы долларов в экономику за счет сокращения корпоративных налогов и инвестиций в инфраструктуру. Администрации Трампа рассчитывает таким образом, в соответствии с предвыборными обещаниями, сократить число безработных и довести показатели экономического роста до 3-4% в год. С точки зрения ФРС, это может быть рискованной политикой. В качестве противодействия она может прибегнуть к повышению ставок.

13 марта, 16:07

Выращенный в биореакторе кишечник заразили сальмонеллой

Фото: Jennifer Barrila / Biodesign Institute / Arizona State University Ученые Университета штата Аризона и Космического центра имени Линдона Джонсона впервые вырастили органоид кишечника - 3D-культуру клеток, которая является биологической моделью

13 марта, 13:50

Выращенный в биореакторе кишечник заразили сальмонеллой

Ученые Университета штата Аризона и Космического центра имени Линдона Джонсона впервые вырастили органоид кишечника — 3D-культуру клеток, которая является биологической моделью настоящего органа. С помощью него исследователи изучили распространение сальмонелл внутри тканей.

12 марта, 10:49

Запутанная история американской разведки

Просчеты разведки многочисленны и разнообразны. Аллен Даллес, один из крупнейших специалистов США в области разведки и директор ЦРУ (1953–1961), как-то сказал о них с юмором: «Часто труднее использовать информацию, чем получить ее. Получатели разведывательной информации в основном начинают с того, что отвергают какое-либо сообщение как фальшивое или сфабрикованное. Затем, когда они преодолевают эти сомнения, они отвергают сообщение, потому что оно им не нравится, и они ему не верят. Наконец, когда они получают сообщение, которому они верят и которое им нравится, они не знают, что с ним делать».

08 марта, 18:00

Продовольственная помощь в обмен на голоса в США

Телеканал Fox News вышел в эфир с часовой передачей The Great Food Stamps Binge, что можно приблизительно перевести как «Большой загул с продовольственными купонами». Передача была посвящена разоблачению злоупотреблений в системе продовольственной помощи нуждающимся – Supplemental Nutrition Assistance Program (SNAP). Это федеральная программа, но ее осуществление отдано на откуп штатам. В просторечии ее по-прежнему называют […]

03 марта, 17:34

Главная первая леди: фильм недели — «Джеки»

Фильм о Жаклин Кеннеди до и после убийства мужа и в момент его похорон и о том, как власть убивает мужчин

22 ноября 2015, 11:41

Юбилей убийства Джона Кеннеди

Юбилей убийства Джона Кеннедиperiskop напомнил о том, что сегодня - годовщина со дня убийства Кеннеди.Этот день врезался в мою память, хотя я была совсем маленькой. Я сидела и каталась на качельке, прибитой в эркере между комнатой и кухней. Когда приходит домой отец с изменившимся лицом и говорит драматическим голосом маме: "Убит Кеннеди!". И они смотрят друг на друга, и вдруг по щекам у мамы катятся слезы.Да, тогда имя Кеннеди было на устах у советских людей.  Ему в заслугу ставили то, что при  нем Америка сумела отойти от пропасти, за которой начиналась ядерная война, что у него хватило мужества принять предложения Соаетского Союза во время Карибкого кризиса. Привлекал образ мужественного, романтического героя войны, при котором Советский Союз и США, смогут найти друг с другом общий язык и сообща строить  лучшее будущее, которое приведет нас к Эре Встретившихся Рук. Да, это была эпоха романтиков.Что успел сделать Кеннеди?Хорошо известно, что в считанные дни после трагедии в Далласе внешняя и внутренняя политика США резко поменялась. Новым президентом Линдоном Джонсоном подозрительно быстро было отменено несколько принципиально важных решений Кеннеди: о выводе американских войск из Вьетнама; о выпуске государственным казначейских билетов США (что подрывало монополию на выпуск долларов не подотчетного правительству Федерального Резерва США); об организации уголовного преследования израильских фирм “NUMEC” и “Permindex”, похитивших из военного арсенала США 280 кг обогащенного урана и осуществлявших экспорт в Израиль материалов, необходимых для создания ядерного оружия. Между тем, с «Перминдексом» был связан двойной агент ЦРУ и «Моссад» Клей Шоу, обвиненный в 1968 году новоорлеанским прокурором Джимом Гаррисоном в организации убийства Кеннеди.Вообще же, врагов у Кеннеди было так много, что трудно остановится на ком-то конкретно как на предполагаемом заказчике убийства.Он, в частности, угрожал «разбить на тысячу кусков и развеять по ветру» ЦРУ и начал приводить свою угрозу в исполнение: уволил директора ЦРУ Даллеса и его ближайшее окружение. Кстати, комиссия Уоррена состояла в основном из сотрудников ЦРУ, в том числе и Аллена Даллеса.Но поскольку живу в современных украинских реалиях, не могу воздержаться от современного украинского колорита и не написать, что - ДА! - - Кеннеди тоже был украинцем!!!Еще в 2008-м году в СМИ появилось "расследование", что отец президента — украинский эмигрант Василий.[AD]В Интернете появилось сообщение, что к числу украинцев причислили 35-го президента США Джона Кеннеди.Со сслыкой на неких американских ученых Артура Смайла и Питера Щепинского сообщается, что мать Роза Элизабет Фитцжеральд в конце 1916-го года, чуть более чем за полгода до рождения будущего президента, ушла от своего мужа, Джозефа Патрика Кеннеди. Учитывая статус и значимость отца семейства (он был весьма влиятельным ирландцем в аристократических кругах Америки), факт раскола в семье якобы тщательно скрывался и даже друзья ничего не знали, и этот факт не попал в официальную биографию семейства Кеннеди. За 9 месяцев до рождения Джона Кеннеди его мама якобы жила с украинским эмигрантом Василием Прокопчуком. "Исследователи" раздобыли фото украинца, который, мол, очень похож на убитого в 1963 году американского президента. А также им в руки попало ранее неизвестное письмо Джозефа Патрика Кеннеди своей жене, датированное 27-м декабря 1916-го года. В нем ирландец уговаривает жену вернуться, что она и сделала в начале 1917-го года — буквально за несколько месяцев до рождения Джона.В данной информации, которая разошлась по украинским интернет-ресурсам, не указано, в каких институтах работают сделавшие сенсацию исследователи. В западной прессе мы тоже не смогли найти каких-либо упоминаний об этом сенсационном открытии, больше похожем на выдумку. На интернет-форумах во всю говорят о том, что это неудачная "утка"."Не, до исследований Зинухова (историк из Харькова) по украинскому происхождению Чингисхана это не дотягивает. Тщательней надо", — написал один из коментаторов форума sukhoi.ru.Но если бы это было правдой, было бы совсем не удивительно. Ведь, например, в прошлом году украинские корни нашли у бывшего канцлера ФРГ Герхарда Шредера. Оказалось, в населенном пункте Розенблаум, что до революции 1917 года был около Киева, а сейчас не существует, жил его отец и дед. Межведомственный научно-методический совет Украины по вопросам географических названий установил по архивам ВР и Госслужбы геодезии место, где проживали родственники Шредера в Украине. Это исследование было проведено по просьбе внука канцлера.К слову, напомню, что в 1961 году именно по указу президента Кеннеди было создано правительственное Агентство США по международному развитию (USAID), которое уже полвека под чутким руководством Госдепартамента (американский МИД) несет демократию по-американски всем народам Земли.

19 января 2015, 14:18

Инаугурация Линдона Джонсона, 20 января 1965 года

Оригинал взят у nickmix01 в Инаугурация Линдона Джонсона, 20 января 1965 годаРовно 50 лет назад - 20 января 1965 года произошло значимое для истории США и всего мира событие - произошла инаугурация 36 президента США Линдона Бэйнса Джонсона.  Нам он памятен тем, что именно он 22 ноября 1963 стал преемником убитого Джона Ф. Кеннеди. У нас он не так знаменит, как его предшественник Джон Кеннеди и преемник Ричард Никсон, хотя сделано им было много.  Так в 1966 году Джонсон добился принятия мер по созданию «учительского корпуса», программы жилищных субсидий нуждающимся семьям, программы «образцовых городов», новых мер борьбы с загрязнением воды и воздуха, программы строительства улучшенных автомагистралей, увеличения выплат по социальному страхованию, новых мер в области медицинской и профессиональной реабилитации. Администрация Джонсона приняла также ряд мер по увеличению безопасности дорожного движения.  В сентябре 1966 года Джонсон утвердил два законопроекта об автомобильном транспорте. Для властей штатов и местных органов власти были созданы фонды на развитие программ безопасности дорожного движения. Также вводились государственные стандарты безопасности для автомобилей и автопокрышек.  В то же время, как истинный техасец, он не был сторонником равноправия негров, да и войну во Вьетнаме, начатую Кеннеди он продолжал с ещё большим рвением. Вернемся к 20 января. Джонсон был приведен к присяге в в 12:03 по Североамериканскому восточному времени, 20 января 1965 г. Таким образом, Соединенные Штаты, технически, оставались без президента в течение трех минут - Конституция США предусматривает, что срок президентских полномочий должен заканчиваются в полдень 20 января.  Джонсон был более пунктуальным, чем большинство президентов. JFK дал присягу в 1961 году в 12:51, Гарри Трумэн в 12:29 в 1949 году, а Дуайт Д. Эйзенхауэр в 12:32 в 1953 году.  Речь Линдона Джонсона состояла из 1500 слова и прерывалась аплодисментами 11 раз. Это было одно из самых коротких выступлений в инаугурационной истории. Вторая инаугурационная речь Джорджа Вашингтона состояла из 135 слов, речь Линкольна - 698 слов, Теодор Рузвельт ограничился 985 словами, Франклин Рузвельт произнес 559 слов, а Закари Тейлор 996 слов. Самая длинная инаугурационная речи состояла из 8445 слов у Уильяма Генри Харрисона.  Более 5400 человек были задействованы в обеспечении безопасности иннаугурации 36 Президента США.  Безопасность иннаугурационных мероприятий была так велика, что индейцам из Кочити, Нью-Мексико, исполнявшим традиционные танцы было предложено снять наконечники со стрел, и они подчинились.  Болшой трехчастный экран из пуленепробиваемого стекла прикрывал платформу перед входом в Капитолий, где Президент давал присягу. Такой же лист 1,5 дюймового стекла защищал Джонсона в ходе инаугурационного парада.Бронированный лист был положен в основание пола президентской трибуны, чтобы выдержать возможный теракт.  После иннаугурации состоялось представление для приглашенных гостей, на котором выступали Марго Фонтейн и Рудольф Нуреев, Альфред Хичкок, Бобби Дарин, Кэрол Чаннинг, Вуди Аллен, Кэрол Бернетт и Джули Эндрюс, Гарри Белафонте, Энн Маргрет, Майк Николс и Элейн Мэй, Джонни Карсон, и Барбара Стрейзанд.  На принятие присяги Джонсон одел серый деловой костюм и серую фетровую шляпу, что являлось отходом от традиции - пальто, полосатых брюк и цилиндра, что носили его предшественники. Впервые присяга была дана на семейной Библии - эта традиция сохранилась до сих пор.  Вице-президент Хэмфри также был в деловом костюме и шляпе.  Джонсон был первым президентом, начиная с Джорджа Вашингтона, чтобы танцевать на своей инаугурационной бал. Он станцевал первый танец вечера в отеле "Mayflower" с "леди Бёрд" (так все звали его жену), а затем, в считанные 15 минут, девять раз сменил партнерш. Впервые, вертолеты использовались для церемонии и инаугурационного парада.  Президентский лимузин - Lincoln Continental Presidential Х-100, который использовался еще президентом Кеннеди, в 1964 году был оснащен несъемным пуленепробиваемым BubbleTop - прозрачной крышей и стал бронированным. Именно его использовали в процессе иннаугурации. И да, Lincoln Continental Presidential Х-100, будет еще героем одного нашего поста - судьба его и тех, кого он возил, очень интересна!  В истории США пока наибольшее количество зрителей привлекла инаугурация Обамы - 2 миллиона человек, а до этого более 40 лет лидировал Линдон Джонсон, в 1965 году - 1,2 млн. человек.