29 марта, 10:00

Линдон Ларуш о шпионе Дворковиче

Вот что пишет 24 апреля 2010 года Линдон Ларуш о шпионе Дворковиче, экономист, публицист и яркий представитель консервативной группы американских политиков, в которую входил и убитый президент Д.Ф.Кеннеди: Дворкович представляет в России силы, выражающие британское влияние, разрушающее Россию, несмотря на усилия повернуть в другом направлении. Что этот господин представляет? Он представляет британские интересы. Сам он […] Сообщение Линдон Ларуш о шпионе Дворковиче появились сначала на ВОПРОСИК.

16 марта, 10:00

Нелепость Дворковича

Чуть более года назад в статье мы написали про нелепость Дворковича , одного из самых отталкивающих персонажей в высших эшелонах российской власти. Занимавший в ту пору пост помощника президента Дмитрия Медведева этот "мальчик с родословной от Гайдара" привлек наше внимание как ходячий пример дремучего непрофессионализма, проникшего во властные коридоры страны. "До каких пор этот дядя […] Сообщение Нелепость Дворковича появились сначала на ВОПРОСИК.

07 декабря 2017, 02:44

‘BAM CRIES WOLF: Invoking the specter of Nazi Germany, Obama warns against complacency. American …

‘BAM CRIES WOLF: Invoking the specter of Nazi Germany, Obama warns against complacency. American democracy is fragile, and unless care is taken it could follow the path of Nazi Germany in the 1930s. Mixed in with many softer comments, that was the somewhat jaw-dropping bottom line of Barack Obama last night as, in a Q&A […]

02 декабря 2017, 12:00

Иван Ефремов: Поколения, привыкшие к честному образу жизни, вымрут

Александр Роджерс:Я всё собирался написать статью о морали, но никак не мог придумать, с чего начать, и что сделать её центральной мыслью. Но затем мне попались выдержки из личной переписки известного советского писателя-фантаста Ивана Ефремова, и всё стало на свои места.Ещё в далёком 1969 году Ефремов писал: «Все разрушения империй, государств и других политических организаций происходят через утерю нравственности».Утверждение уже самодостаточное и заставляющее задуматься, но Ефремов добавляет в следующем предложении «Это является единственной действительной причиной катастроф во всей истории, и поэтому, исследуя причины почти всех катаклизмов, мы можем сказать, что разрушение носит характер саморазрушения».Роджерс: Действительно, если мы внимательно посмотрим в историю, обращая внимание на периоды взлёта цивилизаций и их падения, то сможем увидеть многочисленные подтверждения этого утверждения.Взять хотя бы самый яркий и широко описанный пример – Римскую Империю. Пока Рим был объединён единством интересов и ценностей, он был успешен и непобедим. Но когда внутри самого Рима начинается расслоение (имущественное, правовое, ценностное), когда он погрязает в роскоши и личные интересы отдельных граждан и групп становятся важнее интересов Рима – он фактически начинает пожирать сам себя. Ведь последнее время его существования он уже не развивался, а все усилия его «достойных мужей» сводились не к преумножению его славы и благополучия, а к междоусобной борьбе за власть, деньги, славу и должности. И без вторжения Аттилы такой Рим был уже обречён, варвары просто нанесли ему «удар милосердия», оборвавший агонию.То же самое можно видеть и в случае империй Ацтеков, Византии, Древнего Египта и многих других – основными причинами их падения являлись вырождение элит, декаданс, упадок нравов, разобщённость и внутренняя борьба. Лев Николаевич Гумилёв приводит массу примеров этого, называя это время «фазой обскурации».Иван Ефремов указывает на некоторые характерные черты упадочного общества: «Некомпетентность, леность и шаловливость «мальчиков» и «девочек» в любом начинании является характерной чертой этого самого времени. Я называю это «взрывом безнравственности», и это, мне кажется, гораздо опаснее ядерной войны».Роджерс: Массовая некомпетентность нашего времени уже привела к описанию эффекта Даннинга-Крюгера, когда «люди, имеющие низкий уровень квалификации, делают ошибочные выводы и принимают неудачные решения, но не способны осознавать свои ошибки в силу своего низкого уровня квалификации».И у нас, и в «развитых странах» исследователи фиксируют массовый рост всевозможных суеверий, магического мышления, «wishful thinking». Всё больше людей руководствуются своими пред-убеждениями (убеждениями, полученными в раннем детстве, в дологический период восприятия, когда всё некритично принимается на веру).Настоящая нравственность предполагает в качестве обязательного условия осознанность, а не слепое следование ритуалам и традициям. Впрочем, Бердяев и Саровский это задолго до меня гораздо лучше описали.Иван Ефремов: Мы можем видеть, что с древних времён нравственность и честь (в русском понимании этих слов) много существеннее, чем шпаги, стрелы и слоны, танки и пикирующие бомбардировщики.Роджерс: Мои учителя говорили «Дух всегда побеждает технологию». Сначала я с этим спорил, поскольку высокие технологии могут дать кратковременное преимущество даже аморальной и низко мотивированной армии. Но примеры Афганистана и Ирака показывают, что моральный дух мусульман выше, и их осознание собственной правоты приводит к тому, что американцы оказываются бессильны поработить их и вынуждены спешно выводить свои войска, которые не понимают смысла этих войн (о чём можно судить из многочисленных публикаций в американских военных журналах и форумах).Иван Ефремов: Когда для всех людей честная и напряжённая работа станет непривычной, какое будущее может ожидать человечество? Кто сможет кормить, одевать, исцелять и перевозить людей? Бесчестные, каковыми они являются в настоящее время, как они смогут проводить научные и медицинские исследования?Роджерс: Адам Смит говорил «Процветают производящие народы». И действительно, рассматривая теорию денег, мы можем видеть, что количество денег вторично (хотя это не всегда очевидно), гораздо важнее – наличие товаров, которые можно за эти деньги купить. В этом плане всяческие «постиндустриальные экономики» потерпели крах – сейчас весь развитый мир говорит о необходимости новой индустриализации.Но, цитируя американского аналитика Джеймса Канцлера: «В Америке нет ни средств, ни воли для создания больших инфраструктурных проектов. Тут бы существующей инфраструктуре не дать развалиться. Американская транспортная инфраструктура была создана, в основном, в 1930-е годы во времена Новой политики Франклина Делано Рузвельта. Последние крупные работы проводились во время «Великого общества» президента Линдона Бэйнса Джонсона в 1960-х. Половина мостов в США – в аварийном состоянии, большинство дорог – в плохом состоянии. По сравнению с Европой, Японией или Китаем, американская инфраструктура выглядит провинциальной и запущенной. Большой бизнес не проявляет к ней никакого интереса. Финансовый сектор стал сердцевиной американской экономики. 40% корпоративных доходов приходят от банковского дела и биржевых операций. По сути, это куда больше 40%. Ведь жилищный сектор, по сути, тоже зарабатывает не на продаже домов, а на ипотечных ссудах. Да и автомобильный бизнес торгует не автомашинами, а ссудами на автомашины».Аморальность современной экономики в том, что она поставила во главу угла не создание материальных благ, а получение прибыли как самоцель. В особенности в финансовом секторе, который перестал обслуживать нужды реального сектора экономики, а превратился в «вещь в себе», фактически никак не связанную с реальной экономикой, и производящей «прибыль» из воздуха (и при этом получающую гораздо более высокие доходы, чем производители).Про сознательное торможение развития технологий в энергетике, транспорте, медицине и других отраслях можно вообще писать целые тома. Такой образ действий вытекает из самой логики капитализма, ориентированного на минимизацию расходов, максимизацию прибылей и стимулирование рынков, а не на удовлетворение нужд людей.Иван Ефремов (в 1971 году): Поколения, привыкшие к честному образу жизни, должны вымереть в течение последующих 20 лет, а затем произойдёт величайшая катастрофа в истории в виде широко распространяемой технической монокультуры, основы которой сейчас упорно внедряются во всех странах, и даже в Китае, Индонезии и Африке.Роджерс: Через двадцать лет, в 1991 году, разрушили Советский Союз. Разрушили во многом именно из-за жажды «лёгких денег», а также из-за падения престижности Человека Труда. Хозяевами жизни стали спекулянты, бандиты, мошенники. «Инженер» стало ругательством, «рабочий» – признаком неудачника-лоха.«Хорошими делами прославиться нельзя» стало доминирующим императивом общественной жизни, порождая «Потапа и Настю Каменски», «Дом-2», сотни тысяч проституток, рост преступности, моральную деградацию и прочие прелести современного либерализма.Сейчас в результате этого у нас жесточайший кадровый дефицит, когда в стране полно престижных юристов, экономистов и менеджеров по продажам, но днём с огнём не найдёшь грамотного фрезеровщика, сварщика или сантехника.Про унификацию человечества под одну гребёнку в результате глобализации и без меня много сказано. Интернационализм левых стремился к мирному сосуществованию различных культур, правый либерализм (неоконы) же предлагает их обезличивание в неких общечеловеков, «разделяющих» навязанные западом «ценности либеральной демократии».Иван Ефремов: Думать, что можно построить экономику, которая удовлетворит любые потребности человека, тенденция к чему пронизывает всю западную (e.g. американскую), да и нашу, в вульгарном и буквальном понимании «каждому по потребностям», фантастику – это непозволительная утопия, сродни утопии о вечном двигателе и т.п.Роджерс: Удовлетворяться должны естественные потребности человека, а не раздутые рекламой и потребительством завышенные искусственные запросы. Недаром понятие «Меры» долгое время было одним из ключевых в средневековой европейской философии, определяющим повседневное поведение всех слоёв и сословий.Иван Ефремов: Единственный выход – в строжайшем самоограничении материальных потребностей, основанном на понимании места человека и человечества во вселенной, как мыслящего вида, абсолютном самоконтроле, и безусловном превосходстве духовных ценностей перед материальными.Роджерс: Формула Линдона Ларуша в этом вопросе – минимум на роскошь (в идеале вообще без неё), максимум на развитие (повышение энергопотока системы).Но самоограничение только тогда будет справедливым, когда ограничивать себя будут все без исключения субъекты экономики. А когда по сегодняшним либеральным стандартам «строгая экономия» относится только к бедным и производящим слоям населения (что в большинстве случаев одно и то же), а бездарный топ-менеджмент, приведший мировую экономику на грань краха, только увеличивает свои доходы – это может и должно стать источником возмущения и революций. Уже становится! Впрочем, как и дорогие квартиры, машины и часы у монахов…Иван Ефремов: Понимание того, что разумные существа – инструмент познания вселенной самоё себя. Если понимания этого не произойдёт, то человечество вымрет как вид, просто в ходе естественного хода космической эволюции, как неприспособленный/неприспособившийся для решения этой задачи, будучи вытеснено более подходящим (возникшим не обязательно на Земле). Это закон исторического развития столь же непреложный, как законы физики.Роджерс: Главный вопрос человечества «Камо грядеши?». Если не наполнять ежедневно жизнь высшим смыслом, то человечество (и отдельные его представители) ничем не будет отличаться от бактерий или глистов, паразитирующих на теле планеты. И в какой-то момент нарвётся на ту или иную форму «антибиотика» с её стороны.Иван Ефремов: Стремление к дорогим вещам, мощным машинам, огромным домам и т.п. – это наследие фрейдовского комплекса психики, выработавшегося в результате полового отбора.Роджерс: Это Ефремов ещё не видел золотые унитазы – вот где настоящие комплексы по поводу микроскопического размера своего полового члена…Иван Ефремов: Единственный путь преодоления этого комплекса через всестороннее понимание психических и психофизиологических процессов, которое уже 2000 лет практикуется в Индии и Тибете. Ergo обучение и воспитание должно начинаться с обучения психологии как истории развития человеческого сознания и истории как истории развития общественного сознания. Физика, химия, математика – обязательные, но далеко не достаточные дисциплины для сознания современного человека с его огромной плотностью населения и, как следствие, плотностью информации, с неизбежной промывкой мозгов, необходимым для поддержания текущего социального устройства.Роджерс: За последующие сорок лет плотность населения, плотность информации и сила промывания мозгов выросли в разы. Психология коммерциализировалась, а история стала инструментом этого самого промывания мозгов.Пока критичность мышления и глубокая осознанность поведения не будут массовым явлением, ни о каком прямом народовластии не может быть и речи. Поубивают же друг друга…Иван Ефремов: Дать подростку 12-14 лет представление о самом себе, как о творце нового, исследователе неизвестного вместо формируемого уже к этому моменту стереотипа «успешного обывателя», который заполонил всю западную ноосферу и прочно укоренился в нашей.Роджерс: Мещанство и потреблядство с тех пор только усилилось в разы. Для среднестатистического обывателя «духовное развитие» – это пустой звук. А популистские «демократические» политики не тянут сознание масс ввысь, а потворствуют их самым низменным инстинктам – быдлом проще управлять, а на страстях и жадности проще заработать.Американские авторы открытым текстом пишут, что идёт сознательное отупление населения, поскольку «умные меньше склонны к бездумному потребительству (меньше покупают) и не поддаются воздействию рекламы и пропаганды».А Богоподобный Человек должен, обязан быть Творцом. Иначе он попросту никак не оправдывает своего существования перед Вселенной.Иван Ефремов: За социалистическими и коммунистическими лозунгами уже давно скрывается мещанская, обывательская алчность и зависть и стремление к лёгким деньгам и вещам.Роджерс: Социальная революция опередила революцию в сознании. Что и привело в результате к откату назад. А выродившаяся бюрократия уже не была заинтересована в формировании «человека нового типа», ницшеанского «сверхчеловека», а вполне сознательно выращивала потребителей для удовлетворения своих целей.То же самое ждёт все эксперименты по уничтожению государства (или другим преобразованиям общества), которые не озаботятся перед этим изменением ценностей и мышления масс. В том, что ценности и массовое сознание успешно инжинирятся, уже нет никаких сомнений. Но для успешной деятельности в этом направлении нужен длительный переходный период, сопровождающийся «диктатурой прогрессоров» (хотя бы в противовес сегодняшней либеральной диктатуре, объявившей свою убогую идеологию единственно правильной).Иван Ефремов: То же самое можно сказать про школы, в большинстве своем производящих чёрствых и костных выпускников, начисто лишённых любопытства, чего не было ещё 20 лет назад. Школьные программы погрязают в деталях, вместо того, чтобы создавать систему представления об окружающем мире, в результате успешные ученики – «зубрилы», начисто лишённые творческого мышления. Они попадают в ВУЗ, а потом приходят на предприятия, в КБ, НИИ, начисто лишённые целостного представления об устройстве мира.Роджерс: Болонская система отупляет и убивает фантазию (абстрактное, дивергентное и критическое мышление, в частности) ещё эффективнее. Если пятилетний ребёнок может придумать около 200 различных нестандартных способов использования одного предмета, то выпускник современного ВУЗа с трудом назовёт 4-5 таких способов. Такое «образование» делает из человека робота, действующего по строго заданному алгоритму «Работай, потребляй, сдохни». И сознательность масс при таком раскладе с каждым годом будет не расти (как надеются мои утопичные левые коллеги), а неизбежно снижаться, примитивизируясь.Современное либеральное общество, «победившее» почти во всём мире, саморазрушительно. Поскольку ставит частное (личное, корпоративное, групповое) благо выше, чем общественное. Что аморально и безнравственно.И, в конце концов, глупо, поскольку рассматривает индивидуума в отрыве от системы, социума, мира, макрокосма. А ни одно человеческое существо не может пребывать в благе при неблагополучии окружающей среды – тем или иным способом среда заставит его ощутить на себе последствия своих проблем.Как писал Эрих Фромм «Любое общество, которое отрицает любовь, обречено на разрушение». А капитализм отрицает любовь, низводя её до товарно-денежных отношений «ты мне, я тебе». И потому неизбежно будет разрушен (правда, это не будет «созидательное разрушение» Шумпетера, скорее это будет «очистительное созидание» социализма).Наше общество должно вновь обрести нравственность (не в её примитивно-традиционалистском или буржуазно-обывательском толковании), иначе оно будет сметено теми, кто её не лишён. Например, мусульманами, которые в рамках своей морали часто действуют безупречно.Только через обретение нравственности, восстановление морали можно остановить саморазрушение, которым страдает наше общество последние двадцать лет. Как радикал, я предпочитаю искать истоки этой морали не в прошлом, а в будущем.5 октября исполнилось сорок лет со дня смерти Ивана Ефремова. Но мысли его будут жить и в далёком будущем…Александр РоджерсИсточник

01 декабря 2017, 11:00

Линдон Ларуш о падении США

  • 0

Линдон Ларуш, бывший кандидат в Президенты США, выступал 27 июня (с трансляцией по интернету), где рассуждал о текущей ситуации, и отвечал на вопросы слушателей.  Выступление интересное и острое.  Говорил разное - про Обаму, про финансовых олигархов, про Китай и Россию,  про Черную Смерть и свиной грипп.  Наиболее интересные отрывки из этих выступлений я привожу ниже (мой перевод). Повторю, что мнение Линдона Ларуша […]

30 ноября 2017, 11:00

Возможен ли дефолт ФРС

  • 0

По структуре активов ФРС уподобляется коммерческому банку, причем весьма сомнительному В течение всего октября одной из главных тем мировых СМИ был вопрос о дефолте правительства США. Обсуждались всевозможные аспекты проблемы. Что следует понимать под дефолтом правительства? Какова вероятность государственного дефолта? Каковы последствия возможного дефолта американского правительства для США и всего мира? Надолго ли удалось снизить […]

18 ноября 2017, 00:38

Майкл Бом, Линдон Ларуш и стратегическое сдерживание.

Дорогие читатели! Так получилось, что я хорошо пообщался с американской элитой и более или менее понимаю, что творится у них в головах. Среди моих "опытов" имеет место быть не только участие в акциях Линдона Ларуша времен Оккупай Валл-стрит, но и ... впрочем не буду. Я вообще предпочитаю об этом помалкивать, но сейчас я просто вынужден об этом сказать в связи с тем, что я одна из моих читательниц попросила меня прослушать ролик Ларуша и первое что я услышал, прослушивая этот ролик это, что этот сравнительно приличный человек называет превентивным ударом подготовку США к ядерному нападению на СССР, то есть ядерный удар по Российским городам. Одновременно я слышу по телевизору по Российскому первому каналу выступление откровенного провокатора и ... Майкла Бома, который на полном серьезе объясняет российским телезрителям, что передача укронацистам "летального оружия" это сдерживание Российской агрессии, а возможная ответка в виде передачи "корнетов" Талибану будет актом государственного терроризма. Для сравнения я скажу, что превентивный удар, о возможности которого предупреждает новая Российская военная доктрина означает нечто прямо противоположенное: нанесение ядерного удара по американским авианосцам, позициям американских ракет а также средствам перехвата ответно-встречного удара РВСН за 5 минут до их старта в ходе подготовки вышеупомянутого первого удара, которую невозможно скрыть. И все это дерьмо в черепной коробке, объединяющее сравнительно приличного человека Линдона Ларуша и откровенного провокатора и ... Майкла Бома, называется моральным превосходством США, а отрицание этого превосходства называется "моральной эквивалентностью" России и США. И понял я это давным давно, на образном уровне на третий день пребывания в США, но в дальнейшем мне это открытым текстом объяснили в 1991 году различные представители элиты США можно сказать в интимной обстановке, когда я работал в избирательной кампании Хиллари, тьфу, Билла Клинтона. А потом завершили эту картину маслом мудрецы Вашингтон сквера, в том числе Джон Нэш и Стенли Кубрик, которые были убежденными сторонниками вышеупомянутого принципа моральной эквивалентности. Собственно именно этот опыт заставил меня заняться культурологическими последствиями Четвертого Крестового похода. В дальнейшем я много чего накопал на эту тему, что подтвердило и углубило этот диагноз, но сейчас я хочу обратить внимание своих читателей на то, что Дональд Трамп неоднократно пытался поднять этот вопрос в ходе избирательной кампании, но Хиллари неоднократно от него уходила, в после избрания Трампа, неоднократно его упрекала в отсутствии необходимого опыта, что приводит к отсутствию понимания им такого важного принципа американской внешней политики как "моральное превосходство США". И Трамп ей неоднократно отвечал в том смысле, что он все прекрасно понимает, но на данном исторической этапе этот принцип очень плох и опасен для США. Для нас это означает, что с ним и соответственно с Трамповской Америкой Россия в принципе может договориться о мирном сосуществовании и даже сотрудничестве как бы труднот это не было, а с истеблишментом никогда. А бывшие члены тайного совета Королевы, которые знают американскую элиту намного лучше меня, даже сделали фильм, в котором показали, что такое сдерживание называется провокацией и приведет оно к тому, что и США и Старой Доброй Англии просто не будет от слова совсем.

04 ноября 2017, 13:00

США хотят обанкротить и перейти к диктатуре

В последние несколько недель англо-европейская олигархия сделала несколько откровенных заявлений. Двадцать восьмого мая появился аналитический доклад JPMorgan, в котором рассматриваются перспективы еврозоны. Шестнадцатистраничный документ констатирует прогресс — «пройдено полпути» к созданию диктатуры банкиров в Европе с единой валютой, в которой пропадут последние остатки суверенитета. Осталось преодолеть сопротивление диктатуре строгой экономии во всей Европе. J.P. Morgan […]

22 октября 2017, 19:00

Линдон Ларуш и конспирология

От редакции. Terra America продолжает интеллектуальное расследование теоретической и практической деятельности Линдона Ларуша и его последователей в России. Один из соавторов большой работы «Последний розенкрейцер?», вторая часть которой выйдет в свет уже на этой неделе, Кирилл Бенедиктов обратился за консультацией к российскому историку, директору Центра русских исследований Московского Гуманитарного Университета, академику Международной академии наук (Инсбрук, […]

22 октября 2017, 18:00

Британия против космической гонки — конспирология

От редакции. Было ли прекращение космической гонки, в которой участвовали СССР и США, результатом теневого сговора правящих кругов двух сверхдержав? И нужна ли нам такая амбициозная программа, как колонизация Марса, и насколько реально ее осуществление? И еще один немаловажный вопрос,  какие силы препятствуют дальнейшему развитию космической экспансии человечества?  На эти вопросы в эксклюзивном интервью Terra […]

20 сентября 2017, 17:00

Бывший итальянский министр экономики Тремонти предупреждает о финансовом крахе

Нэнси СпаннаусБывший министр экономики Италии Джулио Тремонти предупредил о нависшей опасности нового финансового краха. В интервью от 13 августа в крупнейшей итальянской ежедневной газете Corriere della Sera Тремонти отметил ложное ощущение затишья.«Все причины кризиса всё ещё существуют, — заявил он. — Избыточная ликвидность, которая вызвала кризис десять лет назад, сегодня выросла по экспоненте. В финансах происходит пугающая генетическая мутация. Все компоненты, создающие знаменитый ‘пузырь’, налицо».Сегодня Тремонти — сенатор и глава итальянского Института Аспена, а с начала 2000-х гг. он был своим человеком в экономических и правительственных кругах Европы. Он известен яростным сопротивлением разрушительным последствиям глобализации и тем, что призывал к «Новому Бреттон-Вудсу». Кроме того, он высказывался в поддержку таких мер в банковской сфере, как основанное на принципах закона Гласса-Стиголла разделение депозитно-кредитных организаций и спекулятивных «инвестиционных» организаций для защиты реальной экономики. К его словам следует прислушаться не только в Европе, но и в США, где законопроект о возвращении закона Гласса-Стиголла уже внесён в Конгресс, но его принятие тормозят те, кто отстаивает интересы Уолл-стрит.15 августа сорок шесть лет назад процесс всемирной финансовой глобализации получил колоссальный импульс в результате решения президента США Ричарда Никсона покончить с Бреттон-Вудской системой и отвязать доллар от золоторезервной системы фиксированных обменных курсов.[2] В тот момент экономист Линдон Ларуш предупредил о катастрофических глобальных последствиях этого шага и о его результатах, которые мир с тех пор пережил. Единственным решением остаётся новая финансовая система, основанная на принципах существовавшей в прошлом «американской системы».[1] Закон «О реформе Уолл-стрита и защите потребителей» (Закон Додда-Франка) 2010 года.[2] «Привязку» доллара США как основной резервной валюты к золоту в соответствии с Бреттонвудскими соглашениями не следует путать с традиционным золотым стандартом Британской империи, от которого президент США Ф. Рузвельт отказался в 1933 г. Золотой стандарт по своей сути враждебен созданию кредита суверенными государствами для развития реальной экономики.Золоторезервный стандарт — такой, как стандарт Бреттонвудской системы фиксированных валютных курсов (1944–1971 гг.), в которой золотовалютные резервы используются для урегулирования платёжных дисбалансов и поддержания стабильности, является эффективным, если участвующие в такой системе государства сохраняют готовность проводить политику производства ценных материальных активов — полезных товаров. Золоторезервная система противоположна направленному против развития британскому золотому стандарту, о чём пишет Линдон Ларуш в работе «Вы на самом деле хотели бы знать всё об экономике?» (So, You Wish toLearn All about Economics?) (М: Шиллеровский институт — Украинский Университет в Москве, 1992). Глава 7, «За пределами монетарной теории».Отсюда

19 сентября 2017, 19:33

Tuesday assorted links

1. “Swiss prosecutors are trying to figure out why someone apparently attempted to flush tens of thousands of euros down the toilet at a Geneva branch of UBS Group AG.” 2. International adoption and IQ gaps. 3. The Millennium Villages Project did not boost land values. 4. Lyndon LaRouche is running a pro-China, OBOR party […] The post Tuesday assorted links appeared first on Marginal REVOLUTION.

23 августа 2017, 18:55

К грядущей волне мирового финансового кризиса

Максим Калашников Пока официозная пропаганда что-то несет в шизофреническом исступлении, задумаемся над действительно важным. Когда придет следующий вал финансового глобокризиса? Предыдущие были в 2000-2001 и в 2008-2010 годах. Получается, что скоро. Это вопрос лишь времени. Причем новая штормовая волна будет намного тяжелее, чем предыдущая. Тогда кризис удалось пригасить, буквально залив мир свеженапечатанными долларами. Теперь это не поможет. Откуда исходит угроза? Из многих "точек". Во-первых, это опасное нарастание задолженности китайских предприятий, территорий и граждан перед своими же банками, и эта задолженность приближается к тремстам процентам ВВП КНР. Резкое торможение китайской экономики - очень серьезная угроза. Подробнее - "Долговой пузырь КНР угрожает всеобщей рецессией"http://www.ng.ru/economics/2017-08-23/1_7057_china.html Во-вторых, в самих Соединенных Штатах опять раздулся гигантский пузырь спекулятивных бумаг-деривативов. Снова спекулянты упаковывают безнадежные кредиты в некие производные бумаги. Об этом говорят ларушисты. (Их текст приведу ниже). Пузырь грозит лопаньем. О чем, в сущности, недавно предупредил и экс-председатель ФРС Алан Гриншпун. Расплодившиеся нынче "путриоты" радостно завопят: "Америке - кердык!". Но мы, национал-патриоты, прекрасно понимаем, что вослед за крахом США крах ожидает никак не Китай, и сырьевую РФ. Ибо экспорт нефти и газа - основа ее жизни. Новый, жестокий виток кризиса объективно приведет к резкому снижению спроса на углеводороды и прочее сырье, а цены на нефть упадут ниже 40 долларов за баррель. Причем спрос упадет и в КНР, и на Западе. Крайний вариант новой волны кризиса - новая Гражданская война в Соединенных Штатах. Она возможна как в виде раскола страны, так и в виде локализации войны с нескольких регионах - с подавлением мятежников федеральным правительством. Но в любом случае это означает резкое падение американской экономики, что для Китая - такое же резкое падение его крупнейшего внешнеторгового партнера, второго (после собственно КНР) рынка сбыта. В итоге Китай тоже попадает в кризис, как и ЕС. И опять - резкое падение мировых цен на "расейское все": нефть, газ, прочее сырье. Чтобы выиграть от краха Соединенных Штатов, Кремль должен был не спускать, как пьяный барин, те нефтяные триллионы, что шли ему в руки в 2000-2014 годах, а напряженно работать, возводя в РФ новую индустрию. Как вы знаете, этого он не сделал, оставив страну в опасной зависимости от цен на сырье. И потому крах США и кризис в КНР станут крышкой гроба для РФ. Пока от такого кризиса, пускай и с жертвами, выигрывает промышленно развитый Китай. Работать надо, Кремль. Никакой ХПП в случае новой, безжалостной волны глобокризиса, не пособит. *** Есть неприглядная статистика. В 2011 году все экспортные доходы РФ составляли 560 млрд. долларов. В 2012 г. путинская команда, невзирая на наши протесты, втолкала РФ в ВТО. Нам говорили, будто членство в ВТО (в организации, где члены по-уголовному имеют неравные права) поможет расширить экспорт Эрэфии. Итак, в 2013 г. весь экспорт РФ - чуть менее 530 млрд. долларов. В 2016 г. (низкие цены на нефть) - 286 млрд. В 2015-м, по прогнозу, эта цифра составит 340-350 млрд. долларов. Теперь вам понятно, почему Кремль так резко сдулся на Украине? Для сравнения: экспортные поступления Германии (где нет нефти и газа) - стабильно около 1 трлн. долларов в год. Это - машины и оборудование, приборы и автомобили. При том, что население ФРГ почти вдвое меньше. Доля машин и оборудования в экспорте РФ - 7% в 2015 г. и 6% в 2016-м. То есть, после вступления в ВТО страна стала еще более сырьевой. И это твой позор, Кремль. Потому ты и подводишь РФ к новому периоду глобального шторма беспомощной, утлой. А вы, Владимир Владимирович, и дальше поощряйте главу ЦБ Набиуллину и правительство Медведева. Только что вы будете делать, коль доходы от экспорта сырья снова упадут к уровню 2016 г., а то и ниже? А теперь даю текст Шиллеровского института (ларушисты). *** Разоблачитель деривативов предупреждает: «вторая серия» финансового кризиса уже наступилаРоберт Баруик 9 августа 2017 г. — Фрэнк Партной (Frank Partnoy) — бывший продавец деривативов с Уолл-стрит, который ушёл из этого бизнеса в 1997 г., опасаясь, что, если он продолжит заниматься сделками, которые признал мошенническими, то сядет в тюрьму. Конечно, жизнь показала, что ему не стоило ни о чём беспокоиться: ни одного банкира с Уолл-стрит не посадили в тюрьму за преступления, вызвавшие финансовый кризис 2008 г. Однако Партной не просто вышел из бизнеса, он обличил торговлю деривативами и хищническую культуру Уолл-стрит в книге 1997 г. «FIASCO. Исповедь трейдера с Уолл-стрит» (F.I.A.S.C.O.: Blood in the Water on Wall Street). Если бы власти приняли меры по следам разоблачений Партного, финансового кризиса можно было бы избежать. Но они меры не приняли. Партной, который сейчас занимает должность профессора в Университете Сан-Диего (США), предупреждает, что сегодня мы переживаем повторение кризиса 2008 г. В авторской колонке от 1 августа в Financial Times он писал: «‘Вторая серия’ мирового финансового кризиса уже началась?». Партной акцентирует внимание на растущей популярности финансового продукта, поразительно похожего на тот вид дериватива, в связи с которым разыгрался кризис 2008 г. — на обеспеченные долговые обязательства (collateralized debt obligations, CDO). Новый продукт называется «обязательство, обеспеченное кредитами» (collateralized loan obligation, CLO). Разница в одном слове, но суть практически та же.Партной пишет: «Умники-финансисты покупают рискованные займы объёмом миллиарды долларов и переупаковывают их в сложные инвестиции с несколькими уровнями долга. Кредитные рейтинговые агентства присваивают верхним уровням рейтинги «ААА». Институциональные инвесторы, в том числе пенсионные фонды и благотворительные организации, толпой кидаются покупать эти инвестиции, явно имеющие нулевой риск, но высокую доходность. Напряжённость нарастает. Но сегодня не 2006 или 2007 год. Сегодня — это сегодня. Хотя правительство США заявляет о намерении отменить Закон Додда-Франка[1], на практике регулирующие органы попирают этот закон не один год, и теневые финансовые рынки сегодня бурно растут. Почти через десять лет после мирового финансового кризиса наступило его повторение. На этот раз главным виновником является обязательство, обеспеченное кредитами. Как и родственные ей предыдущие экзотические продукты, CLO собирает рискованные кредиты низкого качества в привлекательные пакеты и обеспечивает высокие кредитные рейтинги».Обеспеченные кредитами обязательства, как и обеспеченные долговые обязательства, «дериватизируют» риск, то есть распределяют его, чтобы сделать вид, будто его нет. Заставляя риск исчезнуть — на бумаге, — финансовые организации могут повысить свою прибыль от торговли долговыми обязательствами. Но, как показал 2008 год, риск никуда не исчезает. Когда безработные во Флориде перестали погашать свои субстандартные кредиты, графства и муниципалитеты на другом конце света в Австралии (например, совет графства Вингекарриби и городской совет Ньюкасла) внезапно понесли крупные убытки по инвестициям. Они инвестировали в CDO (с рейтингами «ААА») от Grange Securities, австралийской дочерней компании Lehman Brothers, фактически же купили риск, связанный с этими субстандартными кредитами.Партной предупреждает, что сделки с CLO становятся всё крупнее. Компания Antares Capital недавно совершила самую крупную в США сделку с 2006 г. и третью по величине в истории. Большинство секьюритизированных кредитов, на которых основаны эти сделки, имеют «мусорный» рейтинг, но более чем половине CLO присвоены рейтинги «ААА». Примерно таким же образом рос объём сделок с CDO в начале 2000-х гг.:«Сначала они казались безобидными или по крайней мере не такими крупными, чтобы их крах мог вызвать эффект финансового заражения, — пишет Партной. — Но когда регулирующие органы игнорировали этот рост, эти сделки стали более непрозрачными и более прибыльными, а кредитные рейтинги утратили связь с реальностью. Словно трещины в фундаменте здания, риски поначалу казались незначительными. Но высокие рейтинги скрывали нестабильность всей структуры. Пока не стало слишком поздно».Предполагалось, что подписанный Обамой Закон Додда-Франка не даст кредитным рейтинговым агентствам и дальше присваивать «мусорным» долговым обязательствам рейтинги «ААА», но Комиссия США по ценным бумагам и биржам вывела их из-под действия закона! КЦББ также разрешает разные способы для обхода других ограничений.«Накануне прошлого Рождества, — объясняет Партной, — вступило в действие так называемое правило удержания риска, содержащееся в Законе Додда-Франка, по которому организаторы этих сложных сделок должны брать на себя часть риска снижения стоимости этих ценных бумаг. Но хитрые финансисты сделали так, что этот риск принимают на себя третьи лица.Кредитные рейтинговые агентства, прежде всего Moody's Investors Service и S&P Global Ratings, являются основными действующими лицами в этой истории — как и в истории первоначальной. Компьютерные программы, которые они используют для присвоения рейтингов «ААА», по-прежнему несовершенны. Поскольку дефолты по кредитам могут происходить волнами, в математических моделях должен учитываться «корреляционный риск» — вероятность того, что дефолты могут произойти одновременно. Но модели для CLO основаны на допущении о низком уровне корреляции. Когда дефолты происходят одновременно, эти инвестиции, якобы имеющие рейтинги «ААА», просто станут ничем. CLO — это просто CDO в новой оболочке».Как обычно, есть «эксперты», которые настаивают на том, что в этот раз всё по-другому. В июле директор Madison Capital Funding посоветовал специалистам по CLO не тревожиться по поводу дефолтов в 2017, заявив: «Спрос на активы просто бешеный». Пенсионные фонды, страховые компании и университетские фонды целевого капитала набрасываются на CLO, которые, похоже, предлагают и надёжность, и высокий доход.И всё же когда Партной, согласно Закону о свободе информации, послал запрос в новый Отдел кредитных рейтингов при КЦББ, пытаясь определить, какие агентства нарушили правила КЦББ, Комиссия отказалась назвать их. Таким образом, культура Уолл-стрит — слабость регулирования, умение трейдеров опережать регулирующие органы и, как следствие, использование высокорискованных инструментов — живёт и здравствует.Конгресс США обсуждает обещание Дональда Трампа отменить Закон Додда-Франка. Двухпартийная коалиция членов Палаты представителей и Сената требует от Трампа заменить его Законом Гласса-Стиголла в редакции XXI века, чтобы разделить коммерческую банковскую деятельность и спекулятивные операции, как он тоже обещал. Партной настоятельно рекомендует законодателям не верить заверениям Уолл-стрит в отношении CLO — будто бы они отличаются от CDO, имеют меньший объём, будто бы регулирующие органы лучше подготовлены, а дефолты по кредитам коммерческим компаниям не могут произойти все разом, как это случилось с ипотечными кредитами, — поскольку такие же заявления звучали и в начале 2000-х гг., до того как связанный с CDO риск взорвал мировую финансовую систему. Статья опубликована на английском языке в Australian Alert Service, 9 августа 2017. Бывший итальянский министр экономики Тремонти предупреждает о финансовом крахеНэнси Спаннаус15 августа 2017 г. (блог American System Now)— Бывший министр экономики Италии Джулио Тремонти предупредил о нависшей опасности нового финансового краха. В интервью от 13 августа в крупнейшей итальянской ежедневной газете Corriere della Sera Тремонти отметил ложное ощущение затишья.«Все причины кризиса всё ещё существуют, — заявил он. — Избыточная ликвидность, которая вызвала кризис десять лет назад, сегодня выросла по экспоненте. В финансах происходит пугающая генетическая мутация. Все компоненты, создающие знаменитый ‘пузырь’, налицо».Сегодня Тремонти — сенатор и глава итальянского Института Аспена, а с начала 2000-х гг. он был своим человеком в экономических и правительственных кругах Европы. Он известен яростным сопротивлением разрушительным последствиям глобализации и тем, что призывал к «Новому Бреттон-Вудсу». Кроме того, он высказывался в поддержку таких мер в банковской сфере, как основанное на принципах закона Гласса-Стиголла разделение депозитно-кредитных организаций и спекулятивных «инвестиционных» организаций для защиты реальной экономики. К его словам следует прислушаться не только в Европе, но и в США, где законопроект о возвращении закона Гласса-Стиголла уже внесён в Конгресс, но его принятие тормозят те, кто отстаивает интересы Уолл-стрит.15 августа сорок шесть лет назад процесс всемирной финансовой глобализации получил колоссальный импульс в результате решения президента США Ричарда Никсона покончить с Бреттон-Вудской системой и отвязать доллар от золоторезервной системы фиксированных обменных курсов.[2] В тот момент экономист Линдон Ларуш предупредил о катастрофических глобальных последствиях этого шага и о его результатах, которые мир с тех пор пережил. Единственным решением остаётся новая финансовая система, основанная на принципах существовавшей в прошлом «американской системы». * * * * * *Если вы не хотите получать сообщения опубликациях и выступлениях Л.Ларуша иего коллег, пожалуйста, напишите мне поадресу racheldouglas @ larouchepub.com(устранить пробелы). [1] Закон «О реформе Уолл-стрита и защите потребителей» (Закон Додда-Франка) 2010 года.[2] «Привязку» доллара США как основной резервной валюты к золоту в соответствии с Бреттонвудскими соглашениями не следует путать с традиционным золотым стандартом Британской империи, от которого президент США Ф. Рузвельт отказался в 1933 г. Золотой стандарт по своей сути враждебен созданию кредита суверенными государствами для развития реальной экономики. Золоторезервный стандарт — такой, как стандарт Бреттонвудской системы фиксированных валютных курсов (1944–1971 гг.), в которой золотовалютные резервы используются для урегулирования платёжных дисбалансов и поддержания стабильности, является эффективным, если участвующие в такой системе государства сохраняют готовность проводить политику производства ценных материальных активов — полезных товаров. Золоторезервная система противоположна направленному против развития британскому золотому стандарту, о чём пишет Линдон Ларуш в работе «Вы на самом деле хотели бы знать всё об экономике?» (So, You Wish to Learn All about Economics?) (М: Шиллеровский институт — Украинский Университет в Москве, 1992). Глава 7, «За пределами монетарной теории»....

11 июня 2017, 17:00

Россия глазами Запада

Классик цивилизационного анализа А. Д. Тойнби при рассмотрении дихотомии Россия-Запад приписывал роль агрессора именно западной цивилизации. «Хроники вековой борьбы между двумя ветвями христианства, — писал британский историк, — пожалуй, действительно отражают, что русские оказывались жертвами агрессии, а люди Запада – агрессорами значительно чаще, чем наоборот. Русские навлекли на себя враждебное отношение Запада из-за своей упрямой […]

Выбор редакции
11 июня 2017, 11:59

Направления физической экономики (genri-lezin)

Физическая экономика, эконофизика и экономика как термодинамическая система  Термин «физическая экономика» ввел Линдон Ларуш в своей одноименной книге. По его теории социально-экономическая  система должна функционировать в гармонии с природой, не нарушая физические принципы. Он же был один из тех, кто предложил ввести нефтяное обеспечение денег. Его теория пока не нашла практической поддержки.12 комментариев

30 мая 2017, 00:00

Кулачная дипломатия США у берегов Китая не проходит

Похоже, весь мир радуется тому, что северокорейская ракета поднялась всего на сто километров и ещё не скоро сможет преодолеть расстояние от Кореи до американских берегов. Эксперты прикидывают, что это может произойти не ранее 2020 года. Однако Вашингтон торопится показать корейцам, кто хозяин в Жёлтом море: ведь если Пхеньян докажет, что действительно может дотянуться до побережья США, возможность нагнетать напряжённость вокруг...

24 мая 2017, 18:42

Когда рванёт главная «бомба» Америки?

В минувший четверг мало кто из аналитиков обратил внимание на пикировку в комитете Сената США по банковской деятельности министра финансов США Стивена Мнучина с сенатором-демократом от штата Массачусетс Элизабет Уоррен (Elizabeth Ann Warren), профессором права, специалистом в области банкротств, работавшей до её избрания сенатором в Пенсильванском и Гарвардском университетах. Как пишет The Intercept, сенатор настаивала на том, чтобы министр подтвердил обещанную им при утверждении его кандидатуры в сенате поддержку закона Гласса – Стиголла, а министр упорно утверждал, что имел в виду некий «закон Гласса – Стиголла XXI века». Элизабет Уоррен считается ведущим деятелем лево-прогрессистского крыла Демократической партии, и первой в ряду её «Одиннадцати заповедей прогрессизма» (Eleven Commandments of Progressivism) значится жёсткое регулирование корпораций. «История закона Гласа – Стиголла, – пишет профессор Валентин Катасонов, – восходит к «ревущим двадцатым» прошлого века, когда Америку обуяла лихорадка спекуляций, в раздувании которых банки играли ключевую роль. Банкиры-ростовщики забыли о традиционных кредитных операциях и погрузились в рискованные операции на фондовом рынке. Они сами выступали в качестве инвесторов-спекулянтов, а также с помощью своих кредитов снабжали деньгами небанковских спекулянтов, деля с последними беспрецедентно высокие прибыли, получаемые от операций с бумагами. Кончилось всё это плачевно — фондовым крахом 1929 года, развитием экономической рецессии (которая в 30-е годы переросла в затяжную депрессию), банковским кризисом. Тогда на дно пошел каждый пятый американский банк вместе с депозитами вкладчиков. Это была крупнейшая в истории конфискация депозитов…» Закон Гласса – Стиголла (по имени его инициаторов – сенаторов-демократов Картера Гласса и Генри Стиголла) был принят в 1933 году и несколько десятков лет ограждал банковскую систему США от паники и крахов. В 1999 году этот закон, запрещавший спекуляцию деньгами вкладчиков, был отменён, и уже через восемь лет неистребимая алчность коммерческих банков вновь привела США к кризису. Кризис достиг пика во время паники на мировом банковском рынке в сентябре 2008 года, а сегодня его эпицентр перекочевал из «ипотечного пузыря» в «пузырь корпоративных кредитов». Вновь получив возможность «делать деньги из воздуха», банкиры изобрели целую систему «финансового инжиниринга», позволяющую им торговать рискованными ценными бумагами и продолжать выдавать кредиты погрязшим в долгах компаниям. При этом, по данным Шиллеровского института, долг американских корпораций производительного сектора уже превысил 13,5 триллиона долларов, из которых 11 триллионов – долг банкам. За последние восемь лет он вырос на 75 процентов. Питает этот взрывной рост корпоративного долга печатание денег центробанками США, Великобритании, Японии, а также Европейским центральным банком (ЕЦБ). За десять лет они выдали финансовым спекулянтам 15 триллионов долларов под практически нулевые процентные ставки. «Надвигается другой, худший, крах, возникающий на этот раз из подверженности мегабанков Уолл-стрит рискам, связанным с ещё более крупным «пузырём» спекулятивного корпоративного долга…» – пишет сайт Шиллеровского института.  А вот что говорит статистика: согласно оценкам исследования Credit Suisse, в 2017 году будут закрыты примерно 8 650 розничных магазинов, это в три раза больше, чем в 2016-м. Международный валютный фонд в «Докладе по вопросам глобальной финансовой стабильности в 2017 году» сделал шокирующий прогноз: если процентные ставки в США опять взлетят (как в ноябре-январе), то дефолт может захватить 20 процентов всех американских корпораций. Это выше самого высокого показателя дефолтов по ипотечным кредитам во время мирового финансового кризиса десять лет назад. Весьма любопытную статистику Шиллеровский институт позаимствовал у Standard & Poor's: «Несмотря на повышение цен на нефть в течение почти всего года, в секторе добычи энергоносителей и других природных ресурсов увеличилось число дефолтов по сравнению с уже повышенным уровнем 2015 года, и на этот сектор пришлось более 50 процентов всех дефолтов в 2016 году. Это обусловило повышение числа корпоративных дефолтов до 162… Объём долга этих 162 допустивших дефолт-эмитентов составлял 239,8 миллиарда долларов, что больше чем в два раза превышает показатель 2015 года». Гигантский пузырь корпоративного долга, который используется для выкупа собственных акций, сделок по слиянию и поглощению, финансового инжиниринга и общей «накачки прибылями» банков Wall Street, становится непогашаемым при темпах роста ВВП в 0,7 процента, как это было в первом квартале 2017 года. Десять лет назад американские мегабанки сбрасывали ипотечные ценные бумаги (деривативы) направо и налево, пытаясь избавиться от них до того, как эти деривативы обесценятся. Не помогло. Их спасли кредиты, инвестиции и гарантии на десятки триллионов долларов из центробанков – за счёт средств налогоплательщиков. Сегодня эти американские банки, ставшие крупнее от поглощения разорившихся небольших банков, делают то же самое со своими корпоративными долгами: упаковывают кредиты в ценные бумаги и сбрасывают их вместе с деривативами, перекладывая риски с огромной массы банковских долгов на ничего не подозревающих вкладчиков самих банков и на налогоплательщиков. JPMorgan и Wells Fargo выдают кредиты даже фондовым менеджерам, чтобы продать ещё больше этого мусора. Их остановить может только прямой запрет на эту деятельность, что и является главным содержанием закона Гласса – Стиголла. Десять лет назад никто – ни финансовые воротилы, ни вкладчики – не верили, что американский банковский колосс может рухнуть. Рост внутреннего долга при безотказно работающем печатном станке казался не страшным, а над экономистами, трубившими тревогу, просто смеялись, как смеялись над главным защитником закона Гласса – Стиголла в США Линдоном Ларушем, который в 2007 году предупреждал: «Скоро рванёт». Успеют ли американцы «разрядить бомбу» сегодня? Если послушать министра финансов США Стивена Мнучина, выступавшего в минувший четверг перед сенаторами на слушаниях комитета по банковской деятельности, едва ли. Воспринимая положительное отношение к закону Гласса – Стиголла как пропуск на свою должность, он никак не хочет воспринимать его как закон, запрещающий коммерческим банкам спекулировать деньгами вкладчиков. Так что «главная бомба Америки» обязательно рванёт…

23 мая 2017, 06:45

Когда рванёт главная бомба Америки?

В минувший четверг мало кто из аналитиков обратил внимание на пикировку в комитете Сената США по банковской деятельности министра финансов США Стивена Мнучина с сенатором-демократом от штата Массачусетс Элизабет Уоррен (Elizabeth Ann Warren), профессором права, специалистом в области банкротств, работавшей до её избрания сенатором в Пенсильванском и Гарвардском университетах. Как пишет The Intercept, сенатор настаивала на том, чтобы министр...

14 мая 2017, 14:00

Профессор Джозеф Стиглиц — критик либерализма

Любое выступление Джозефа Стиглица  попадает в поле зрения мировых СМИ. Профессор Колумбийского университета, лауреат Нобелевской премии по экономике (2001), председатель Совета экономических консультантов при президенте США (1995–1997), вице-президент Всемирного банка и  главный экономист МБРР (1997–2000), иностранный член Российской академии наук (с 2003 года). Уже более десятка лет Стиглиц выступает с резкой критикой  экономического либерализма, монетаризма […]

09 мая 2017, 22:26

Democrats Are So Riled Up, They’re Contributing To Races With Unknown Candidates

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); WASHINGTON ― Democratic activist groups have a new plan for their party to take back control of Congress: Raise money for yet-to-be determined Democratic nominees. At least three Democratic-allied groups ― including ActBlue, the biggest online fundraiser for Democratic candidates ― are raking in money from donors who don’t care who they’re supporting, as long as it’s a Democrat in a certain district. Immediately after House Republicans passed a bill to repeal Obamacare, Daily Kos, ActBlue and Swing Left each put out calls to fund challengers to Republicans who voted for the legislation. The three groups combined to raise more than $2 million in less than 24 hours for dozens of Democratic nominees whose identities will be determined at a later date. That means many of those future candidates will have tens of thousands of dollars in their campaign accounts upon winning the party nomination. “I have never seen it used in the way it was used yesterday,” ActBlue’s executive director, Erin Hill, told HuffPost of raising money to fund future Democratic nominees after the House vote. Swing Left hopes to eventually raise $100,000 each for Democratic candidates in the 65 House districts it’s targeting. Daily Kos has already raised enough money since the health care vote to send an average of $59,000 to 24 Democratic candidates. Another site, It Starts Today, is raising money for Democratic challengers in all 468 congressional races (435 House and 23 Senate races) in 2018. Donors can give as little as one cent per district per month. But the money adds up: It Starts Today has already raised “north of $400,000,” Jonathan Zucker, the ActBlue alum who co-founded the site, told HuffPost. “It’s really exciting to see all of this energy,” Zucker said. “It’s great that Swing Left launched their nominee funds, and that Daily Kos is backing them up. And ActBlue has always had this [way of raising money] in their back pocket. It’s great to see everyone using it so effectively.” The Democratic Congressional Campaign Committee, the party organ charged with electing Democrats to the House, is excited, too ― and hopes the funds will help it recruit candidates. “The energy that we’re seeing in districts across the country is absolutely a motivating factor for potential candidates,” said Tyler Law, a DCCC spokesman. “This energy is showing up in multiple forms. People showing up to protests, people holding empty-chair town halls when their member won’t show up, and small dollar grassroots donations are all motivating factors for potential candidates. If you’re standing up and running for Congress and you have that many people ready to stand behind you, that’s got to be exciting.” The candidate funds work like an escrow fund. Donors pool money to support a Democratic Party candidate in a particular race ― say the Texas Senate race or New Jersey’s 4th Congressional District. That money is then held in the fund until a candidate wins his or her respective primary election. To the victor go the spoils. ActBlue has offered donors these sorts of candidate funds since 2008, but hadn’t used them as much before this year. The original idea was to allow activists and donors to put their money on the table for a particular race, which, in America’s money-driven political system, represents a real display of voter interest in an election. More importantly, the money can entice qualified candidates to jump in, knowing they won’t instantaneously be overwhelmed by a better-funded incumbent or have to spend all of their time on the trail fundraising. Wouldn’t it be nice if ... [your] ability to fundraise wasn’t a prerequisite to run for elected office? Jonathan Zucker, co-founder of It Starts Today Zucker launched It Starts Today with just this intention. In the immediate aftermath of Donald Trump’s election, he decided that disappointed Democrats needed to begin organizing immediately to take back Congress. “What if we just started right now raising money for the people who are going to take back Congress in 2018?” Zucker asked. “What if we started right now raising this money to see if we can flip Congress?” No one had ever tried to raise a mass amount of money for undeclared candidates on this kind of scale before. “It can be a hard thing to organize around because it’s such an esoteric idea,” Hill said about the difficulties of fundraising for nominees whose identities are still unknown. There’s also the problem that voters sometimes choose strange candidates. In Texas’ deep-red 22nd Congressional District, for example, Democratic primary voters twice selected Kesha Rogers, a supporter of conspiracy theorist Lyndon LaRouche, in 2010 and 2012 as their nominee. Rogers had essentially no chance of beating Pete Olson, the Republican incumbent, in the general election. She also thought climate change was a hoax and called for impeaching then-President Barack Obama. Among her other policy positions: pushing for the “development of a successful industrialization of the moon.”  In the aftermath of the Obamacare repeal vote, Daily Kos and Swing Left demonstrated one way to avoid sending money to a bad candidate. Both groups limited themselves to raising money for races against the most vulnerable Republican incumbents. For Daily Kos, this was 24 races; for Swing Left, it was 35. These races have the highest probability of attracting credible candidates. ActBlue also allows groups that create fundraising pages for candidate funds to have stipulations the candidate must meet to obtain the money. In 2015, the Federal Election Commission allowed ActBlue to raise money for the eventual Democratic presidential nominee with the requirement that she be a woman. Zucker’s effort, however, will distribute money to whomever wins each Democratic primary. He hopes a first-time candidate will get a boost even if It Starts Today only provides a small amount of money. It’s not just about winning in 2018, but getting new Democratic candidates into the political arena to get some experience now, he said. And one of the major obstacles for a lot of potential candidates is building a fundraising network and getting the money to open an office and pay staff. “It is so much easier to get someone to run when they know there’s money waiting for them,” Zucker said. “It’s so much easier to get good candidates when there’s money waiting for them. Wouldn’t it be nice if it was a little easier and [your] ability to fundraise wasn’t a prerequisite to run for elected office and it didn’t matter who you knew and how much money you and they had?” -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

06 марта 2014, 20:30

Линдон Ларуш: на Украине США ставят на нацистов

Очевидно, что переворот, произошедший в Киеве, не мог случиться без прямой поддержки Запада. Видные политики Евросоюза и США открыто посещали Майдан и поддерживали намерения толпы свергнуть власть, избранную демократическим путем.

03 декабря 2013, 19:44

Антисистема разрушает цивилизации

Целью «революций 2.0» является не просто смена власти, но изменение пути человечества «Общества-мишени не осознают себя мишенями, считают себя самих хозяевами стихии, которая опустошает их страны», – заявил газете ВЗГЛЯД автор доклада «Анонимная война» Константин Черемных. В этом докладе рассказывается, кто и зачем устраивает сегодня «цветные революции» и как они угрожают современной цивилизации.«Феноменом последних лет стал резкий рост массовых протестных выступлений в разных странах мира. На смену череде «оранжевых революций» пришли «революции 2.0», отличительная черта которых – ключевая роль интернета и социальных сетей. «Арабская весна», «Оккупай Уолл-Стрит», Болотная площадь или лондонские погромы – всюду мы видим на улицах молодежь и средний класс, требующих перемен. Распространенная точка зрения на эти события – рост самосознания молодых и активных, желание участвовать в выборе пути развития своих стран и «демократический протест» против тирании и коррумпированных элит», – так начинается доклад Изборскому клубу «Анонимная война. «Новый 1968 год»: мировоззренческое содержание и механизмы «революций 2.0», подготовленный Константином Черемных и Маринэ Восканян под редакцией Андрея Кобякова.При внимательном анализе политического, социального и культурного бэкграунда этих событий, утверждают авторы, выясняется, что они происходят не сами по себе, а с активнейшим участием внешнего субъекта, который ставит целью смену цивилизационной парадигмы человечества:«Данный субъект обладает сложной структурой, причем его отдельные составные части имеют как совпадающие общие, так и специфические цели и задачи. И в «цветных революциях 1.0», и в «революциях социальных сетей 2.0» легко различаются заинтересованность и прямое участие государственных ведомств (прежде всего США)... Вместе с тем немалую роль в инициировании «революций 2.0» и методологическом управлении ими играют и ряд наднациональных параполитических структур, университетские центры и международные НКО, спонсируемые определенной группой олигархических фондов при прямом содействии статусных международных институтов. С другой стороны, как постоянная деятельность этих структур, так и результаты «революций 2.0» приносят выгоду ряду специфических видов транснационального бизнеса. В целом этот субъект можно охарактеризовать как «цивилизационное лобби», реализующее определенный глобальный проект».В докладе обосновывается тезис, что идеологемы протестных движений связаны не только с актуальной политикой, но и с фундаментальными процессами смены цивилизационных ориентиров, начавшимися во второй половине XX века и касающимися вопросов моральных ценностей, культуры, религии и места человека в мире. Проповедуя эти рецепты полного освобождения от авторитетов (государственных, военных, религиозных), участники «революций 2.0» хотя и считают себя освободителями народов, на практике реализуют программу узкого глобального круга экономических и культурных поработителей.Работа над докладом «Анонимная война» вылилась в написание книги, подготовку которой авторы уже заканчивают. Газета ВЗГЛЯД взяла интервью у Константина Черемных.ВЗГЛЯД: Что стало поводом для появления вашего доклада?Константин Черемных: Наш доклад был задуман задолго до того, как возникла Болотная. Поводом была «арабская весна» 2011 года, в картине которой было много знакомого по Сербии, Грузии и Украине, но в большем масштабе, с новым стереотипом массовых выступлений, чередующихся по типу пульсирующей волны с новорожденными движениями, названными по имени числа удачного митинга, с новым способом возбуждения масс и привлечения новых участников сугубо эмоциональными средствами: кто-то совершает самосожжение; рядом, вместо того чтобы помочь, деловитые люди снимают его мучения на камеру – и об этом тут же узнает мир. И с логотипами компаний Facebook, Twitter, YouTube как революционных брендов. По этому размаху можно было оценить технологические преимущества средств «2.0» и предсказать астрономические доходы их создателей.И действительно, год спустя они стали миллиардерами, а сами страны, где разворачивались эти революционные процессы, – нищими. В этом и виден был главный итог и главный парадокс: общества-мишени не осознают себя мишенями, считают себя самих хозяевами стихии, которая опустошает их страны. Каждому из протестных движений мерещится, что стоит смести надоевшую власть – и тут же свобода сама собой принесет процветание, отдаст им то, что авторитарная власть им не дала, отобрала или недоплатила.ВЗГЛЯД: Чем это отличалось от первой серии, от так называемых цветных революций, кроме большего охвата и быстрого развития?К. Ч.: Серия «цветных революций», начатая при Джордже Буше, предусматривала подбор новых лидеров взамен неугодных политиков, на которых ставилось клеймо «диктаторов» (хотя никакими деспотами Кучма или Шеварднадзе, конечно, не были). Их герои окружались ореолом «лидеров нового поколения». Что касается «революций 2.0», то их участники сами провозгласили их leaderless – революциями без вождей. В то же время источник процессов «не признавался» довольно долго, пока Хиллари Клинтон не удержалась от бахвальства, заявив: «Мы ведем информационную войну». Из этих двух особенностей следовало, что они отличаются не только по способу организации, но и по предназначению и в итоге по результату.Однако идея нашего доклада возникла не в тот момент, когда уже было ясно, откуда ноги растут и кто выигрывает. За весной 2011 года пришла осень, и тут началось самое интересное: по модели протестных движений в странах третьего мира или, условно, юга возникают массовые «бунты» в странах севера, как их принято называть, индустриальных. А если точнее, постиндустриальных, поскольку производственная индустрия из них еще с 1970-х годов выводилась на аутсорсинг в развивающиеся страны.Мое внимание привлекло высказывание Иммануила Валлерстайна – экономиста с особым взглядом на мировые процессы, хотя при этом статусного, входящего в элиту. В ноябре 2011 года он сказал: «Мы пришли в новый 1968 год». И действительно, на митингах американского Occupy Wall Street можно было увидеть «ветеранов» той революции, иногда именуемой «революцией рока, наркотиков и секса». В том числе и сделавших солидную политическую карьеру. Затем мне попалось на глаза интервью Даниэля Кон-Бендита, ныне сопредседателя фракции «зеленых» Европарламента. В 2005 году он посещал Москву и отвечал на вопросы российских левых. Они их, вообще-то, разочаровал, а меня – заинтересовал. Например, когда его спросили о его взглядах, к всеобщему удивлению он признал, что всегда, с самого начала был «зеленым». Казалось бы, какое отношение защита природы имеет к анархии? На первый взгляд – никакого. Но почему-то современное правозащитное движение теснейшим образом на уровне руководителей ведущих НПО переплетается с движением в защиту природы.Отвечая на вопросы московских левых в 2005 году, Кон-Бендит уточнил, что правозащитное движение, созвучное его направлению, – это движение не за гражданские права любого человека, а за права меньшинств. Он сказал: «Мы также хотели разработать некий новый стиль жизни, который не означал бы подчинения жизненной морали наших родителей. Из этих чувств возникли женское движение, движение гомосексуалистов, то есть движения, которые означали автономию субъекта по отношению к господствующей морали».ВЗГЛЯД: Разве эти движения возникли не в начале ХХ века?К. Ч.: Они возникли на самом пике индустриальной эпохи и, более того, были мало связаны между собой. Колыбель этих направлений была в Англии, как, впрочем, и движение в защиту природы от человека, которое у нас почему-то называют экологическим, хотя на английском языке оно именуется environmentalist movement. То есть оно имеет отношение не к экологии как науке, а к системе взглядов, которая, как любая философия, оканчивается на «-изм». Environmentalism – от окружающей среды, environment – лучше переводить, наверное, как «экологизм». Эти элементы существовали раздельно, а затем соединились. Как раз тогда, когда возник ядерный паритет СССР – США и, соответственно, кроме «жестких» форм влияния на соперника, требовались «мягкие» формы – или, как тогда было принято говорить, идеологическая борьба.Но эта борьба, конечно, не распространялась только на СССР. Кон-Бендита спросили, кто был для него учителем и какие тексты можно считать манифестами мировоззрения, которое он представляет. Он назвал статью своего ровесника Андре Горца «Прощание с пролетариатом», а из философов предыдущего поколения процитировал Ханну Арендт, автора книги «Происхождение тоталитаризма». Ее фразу «Один и тот же человек может быть хорошим и плохим, добрым и злым, он может совершать что-то ужасное и сделать что-то для освобождения» он противопоставил представлению Жан-Жака Руссо о том, что человек по своей природе является носителем добра.В одном флаконе, таким образом, оказалось: а) отрицание любой централизованной власти как зла «по определению»; б) не христианский, а гностический взгляд на человека; в) идея о том, что социальные противоречия в мире ушли на второй план по сравнению с противоречиями между человеком и природой – об этом писал Горц, перешедший из левого движения в ряды американской организации «Друзья Земли», в своем так называемом манифесте. Еще раньше, после поездки в Калифорнию в 1974 году, Горц написал книгу «Экология и политика: вклад в теорию пределов роста».ВЗГЛЯД: Видимо, это развитие идей знаменитого доклада Римского клуба?К. Ч.: Именно так. Но и этот доклад появился не на пустом месте. Его центральная идея – о том, что ресурсы Земли через 100 лет истощатся, а поэтому численность населения мира следует сокращать – была вынесена в мировую повестку дня на рубеже 1940–1950-х. Тогда сэр Джулиан Хаксли, военный разведчик и естествоиспытатель, был избран главой двух организаций: Международного союза за консервацию природы и Международного гуманистического и этического союза. Хаксли был в 1937–1944 годах вице-президентом Британского евгенического общества. Такое же общество было и в США, но после войны его переименовали в Совет по народонаселению.ВЗГЛЯД: Евгеника, которой англичане занимались с середины XIX века, имеет прямое отношение к гуманизму?К. Ч.: Точно так же, как права секс-меньшинств имеют к прогрессу. В США защита прав ЛГБТ, как и прочие современные приоритеты американских демократов, именуется «прогрессивной». Впрочем, современное правозащитное движение, кредо которого сформулировал именно Хаксли, заботится и об этнических меньшинствах. Речь идет не столько о народах, сколько об обществах, живущих архаической племенной жизнью. А защита их прав состоит в том, чтобы они такой жизнью и жили дальше, отправляя культы идолам на особо охраняемых территориях. Эти территории, соответственно, ограждаются от какого-либо влияния индустрии. Собственно, движение Occupy Wall Street и выступало от имени североамериканских индейских племен, естественный быт которых будет якобы безвозвратно нарушен нефтепроводом Keystone XL.ВЗГЛЯД: То есть прогрессом называется то, что называется регрессом.К. Ч.: А защитой прав человека называется деятельность, посягающая на права большинства. Причем на самые базовые права. Когда запрещается прокладка дороги через якобы особо ценный, а на самом деле совершенно обычный пригородный лесной массив, нарушаются права большинства на передвижение. Но это не худший случай. Хуже, когда огромные территории полностью отчуждаются от хозяйственного оборота под природоохранным предлогом. Или когда вместо пищевых культур сеются технические для производства биогаза, якобы эффективно заменяющего нефть. Или когда миллионам людей с высоких трибун говорится: бросайте свои дома, не орошайте земли, не пытайтесь сеять хлеб, бегите куда глаза глядят от климатической катастрофы (кстати, именно это внушалось арабским элитам в канун «арабской весны»).ВЗГЛЯД: Но с тех же высоких трибун, если вы имеете в виду ООН, постоянно говорится о проблеме голода.К. Ч.: ООН еще в 1960-х годах принимала замечательные декларации о социальных и гуманитарных правах. Но мировая повестка дня менялась. По существу, она изменилась, когда было объявлено о наступлении постиндустриальной эры. Или, по Томасу Куну, о смене парадигмы развития, что одно и то же. С тех пор и изменилось содержание самых благородных и общественно одобряемых понятий. И одновременно изменились цели геополитики. «Теория хаоса» востребована лишь в том случае, если в стране-мишени я не занимаюсь разработкой недр, а вообще не допускаю никакой промышленной деятельности. Каддафи давно уничтожен, а добыча нефти в Ливии не растет, а падает.ВЗГЛЯД: Оправдывают ли себя затраты на геополитические авантюры, если корпорации не получают своей добычи? К. Ч.: Если агрессор заявит прямым текстом: я хочу захватить богатую ресурсами территорию, он не завоюет популярность на этой земле и встретит организованное сопротивление. Если он назовет себя освободителем от репрессивных авторитарных режимов, его услышат миллионы недовольных своим положением по тем или иным причинам. В первом случае ему придется нанимать «пятую колонну» за деньги. Во втором случае он получит армию самоотверженных добровольцев. Преимущества очевидны.Но чтобы получить большую армию добровольцев, критическая масса населения в странах-мишенях должна быть к этому подготовлена, разделять именно это, удобное понимание гуманизма, прогресса, свободы, иерархии прав.В российских общественных науках, как правило, ХХ век делится мировыми войнами, политическими и социальными катастрофами, периодом до и после холодной войны. Так, 1968 год у нас ассоциируется с чехословацким восстанием. А это было одно из многих событий, связанных со сменой парадигмы. Это был результат проникновения в систему не идей противоположной системы, а антисистемных идей.Их можно было прочитать на лозунгах студенческой Сорбонны. Например: «Освобождение человека должно быть тотальным, либо его не будет совсем», «Анархия – это я», «Забудь все, чему тебя учили», «Нельзя влюбиться в прирост промышленного производства!», «Границы – это репрессии». Согласитесь, это не просто лозунги – это смыслы, притом расходящиеся и с социалистической, и с капиталистической системами.ВЗГЛЯД: Как тогда называется эта третья идеология одним словом – включая и анархистские, и экологистские идеи, и отрицание системы знаний?К. Ч.: Хаксли называл свою философию «трансгуманизм», Бертран Рассел – «рационализм». Оппоненты используют, конечно, другую терминологию. Для американского классического консерватора, особенно католика, любая такая антисистемность тождественна левизне, коль скоро она атеистична и направлена против устоев общества. Линдон Ларуш употреблял термин «редукционизм».Настоящий манифест, где присутствуют свои «альфа и омега» этого направления, – не статья Горца, а так называемый Второй гуманистический манифест Поля Курца. В первых его строках – отождествление всех монотеистических религиозных иерархий с тоталитарными системами. Далее – тезис о том, что этика «автономна и ситуативна, не выводится из религиозных и идеологических санкций». То есть выбор поведения каждого зависит от ситуации, произволен, не связан с какой-либо ответственностью. Вполне созвучно любимой мысли Ханны Арендт у Кон-Бендита. Далее говорится о правах человека, среди них перечисляется право на самовыражение, а также – отдельно – на эвтаназию, суицид и на «множество разновидностей сексуального познания». Право на жизнь не упоминается.ВЗГЛЯД: Получается, что главное содержание этого документа – не альтернатива, а подчеркнутый вызов христианским церквям и ценностям?К. Ч.: Дословно пишется так: «Считаем, что нетолерантные подходы, часто культивируемые ортодоксальными религиями и пуританскими культурами, неправомерно подавляют сексуальное поведение». То есть это вызов не только европейскому христианству, но и американскому неопротестантизму, и исламу, и традиционному (так называемому богобоязненному) иудаизму. И советскому коммунизму того времени, разумеется, тоже. Ради чего? По тексту – ради единого человечества, в котором не ограничена никакая свобода информации, в котором «единая экосистема и консенсус по поводу народонаселения», нет государств и границ и, соответственно, как настаивают авторы, по волшебству нет войн.ВЗГЛЯД: Трудно себе представить, чтобы такой текст был рассчитан на широкие массы.К. Ч.: Он и не был рассчитан на широкие массы. Он был рассчитан на достаточно узкий слой гуманитарной и технической интеллигенции, обладающий авторитетом в своих странах и по тем или иным причинам тяготящийся условиями своей жизни и деятельности. От СССР манифест подписали два человека: Жорес Медведев и Андрей Сахаров... Можно, конечно, не обращать внимания на этот документ: мало ли что напишет частное лицо и подпишет сотня «яйцеголовых». Но не зная о подписи Сахарова под этим документом, мы не поймем сути той трансформации, которая произошла с Сахаровым и не только с ним. Это была не покупка агента влияния. Это было обращение в иную систему взглядов, если одним словом – индоктринация.ВЗГЛЯД: Но от индоктринации группы интеллектуалов до «перековки» миллионов, пусть только активной части общества, огромное расстояние.К. Ч.: Массы никогда не посвящаются во все детали навязываемого мировосприятия. Массам транслируется только то, что может для них быть непосредственно насущным. Но чтобы их возбудить, создать среди них ядро самоотверженных, отдельные идеологические элементы должны быть не просто созвучны их чаяниям, но и эмоционально заряжены. Самые простые поводы – коррупция, загрязнение природы и этнические проблемы.ВЗГЛЯД: Почему тогда «страны севера» допускают протестные движения на собственных территориях, а не только в «странах-мишенях»?К. Ч.: Это допускается тем сегментом элиты, который извлекает выгоду именно из постиндустриальной повестки дня. Такой феномен «самопоедания» так называемых industrial states мог возникнуть только на определенной стадии развертывания постиндустриальной парадигмы. В США одна из знаковых и культовых фигур этого направления – экс-вице-президент Эл Гор, «отец интернета», он же – автор экологистского бестселлера «Земля на весах». IT-отрасль в постиндустриальной парадигме – олицетворение «новой эпохи», призванное доказать ее прогрессивность.ВЗГЛЯД: И создать новые средства контроля над миром и над отдельным человеком.К. Ч.: Не только. Еще – изменить его способ познания и мышления. Человеку, «родившемуся в Сети», digital native, уже не нужен Кон-Бендит, чтобы агитировать за «неподчинение жизненной морали родителей». Он и так живет сегодняшним днем, знания его и так будут отрывочны, исторический и родовой опыт неведом, понятие об ответственности, не говоря уже о долге, трудовой этике, труднодоступно, поскольку это все формируется в реальном мире и на опыте совместной деятельности, начиная с детских коллективных игр.ВЗГЛЯД: Однако, чтобы получить массу таких людей, нужна еще и масса физической техники, которая производится из тех же полезных ископаемых.К. Ч.: Более того, она производится из более редких полезных ископаемых, чем нелюбимые экологистами углеводороды. А солнечные панели – из очень редких ископаемых. Более того, электронный мусор не разлагается так легко и безвредно для той самой окружающей среды, как, например, бумага. И, тем не менее, программа электронного документооборота была введена при Билле Клинтоне именно по мотивам защиты лесов специальным законом Paperwork Reduction Act.ВЗГЛЯД: И в результате теперь даже тайные дипломатические документы европейских стран доступны АНБ США.К. Ч.: Из чего следует, что, во-первых, этой службе была удобна постиндустриальная парадигма. Это одно из многих доказательств того не афишируемого факта, что миллионы юных добровольцев мира, бесплатно рвущих глотки за интернет-свободу в Китае (за девственную Арктику, против АЭС в Индии, шоссе в Бразилии, аэропорта в Стамбуле, стадиона в Сочи или опять же в Бразилии etc.) – липовые оппозиционеры. Они могут работать против национальных правительств, но в полном идеологическом созвучии с глобальным истэблишментом. Что касается сотрудничества АНБ с IT-монополистами, его можно назвать своего рода государственно-частным партнерством. Или сращением бизнеса с властью.ВЗГЛЯД: Европейское сообщество, кажется, сейчас не в особом восторге от такого сращения.К. Ч.: Отцы-основатели европейского сообщества начинали его с Европейского союза угля и стали, при этом близкий к ним де Голль мечтал о золотом франке. «Революция 1968 года» смела де Голля и фактически перекрыла путь к власти главе ФКП Жоржу Марше, а советский истэблишмент, увлекшись идеей конвергенции, примкнул к Римскому клубу. Перестройка, ставшая логическим следствием этого выбора, показала, что на редукционистские идеи покупается и либеральная, и консервативная советская интеллигенция, после Чернобыля особенно...Но у нас осталась промышленность, а вместе с ней – опыт и цена труда, хотя бы представления о трудовой этике. Осталась бытовая мораль, созвучная церковной, поскольку церковь – тут и коммунисты не станут спорить – прожила с народом все те испытания, которые ему выпали. В Европе, ставшей экономикой услуг и в большей части прошедшей несколько этапов секуляризации, утрачено в культурном отношении больше.В обмен она, как бесконечную морковку, получила соблазн расширения. Она получила бывший СЭВ и сделала с ним именно то, что могла сделать в силу индоктринации своих элит – деиндустриализировала. Предназначение «Восточного партнерства» состоит в экспансии этой деиндустриализации, в расширении несостоявшегося полюса, как черной дыры.Конечно, часть европейской элиты рассматривает Украину и Грузию как рынки сбыта не только идеологических, но и физических товаров. Но те условия, которые прописаны в интеграционных документах, никак не содействуют повышению покупательской способности в этих странах. Скорее они способствуют вымиранию и миграции. Этому феномену позже найдут благопристойное объяснение. Уже опубликован, например, совместный доклад Center for American Progress и Henry Stimson Center о том, что «арабская весна» – это результат глобального потепления.ВЗГЛЯД: А Джин Шарп ни при чем...К. Ч.: Он как раз в теме. В составе совета директоров основанного им Einstein Institution 1990-х годов почти половина директоров и советников были специалистами по глобальному потеплению. Ричард Рокуэлл, Филипп Богданов, Ури Лангер... А их сербский ученик Срджа Попович – учредитель фонда «Экотопия» и владелец агентства «Зеленая Сербия». Ведь Югославия была одной из самых индустриализированных европейских стран. До того, что с ней сделали.Профессор Шарп уже вышел в тираж, сегодня на сцене и за сценой – уже следующее поколение. С ростом безработицы в Европе у него растет кадровая база. И особенно перспективны восточноевропейские кадры. Их энергия могла быть использована иначе, но если перед юным сербом поставить вопрос, чего он больше хочет – сражаться, скажем, за Великую Сербию или за борьбу с авторитарными режимами в других странах, он выберет второе: это больше его поднимает в собственных глазах. И многие юные украинцы, обученные юными сербами, рассуждают так же.ВЗГЛЯД: И как этому всему сопротивляться?К. Ч.: Мы сопротивляемся глобальной повестке дня уже тем, что мы живем. Что касается государства, то, наверное, ему для начала надо осознать, с чем оно имеет дело и откуда берутся так называемые болотные люди. Но мне кажется, что наши чиновники, особенно медиачиновники, не очень это понимают. Я слушаю, например, яростную и местами остроумную передачу Дмитрия Киселева, а следом за ней на том же гостелеканале крутится алармистский телефильм о климатической катастрофе. Некий иностранец вещает загробным голосом: «Землю захватывают богатые люди, из-за этого продовольственный кризис». А у кого в США больше всего земельной площади? У Environment Protection Agency, того ведомства, которое пролоббировало все законы, делающие индустрию неприбыльной. Это ему обязан своей деградацией бывший мегаполис Детройт.Между прочим, готов держать пари, что именно с экологистской истерики начнется в будущем году саботаж нашей Олимпиады, а только потом из-под нее вылезет этническая тема. С того же начиналось в Стамбуле, претендовавшем на олимпийскую перспективу, или в Рио-де-Жанейро. И в Лондоне, где мигранты «взбунтовались» под боком у Тотенхэмского стадиона.Из нашей химкинской истории, кажется, не извлечено никаких уроков. Между тем самое опасное для страны-мишени – это когда одна группа в истэблишменте думает, что может решить свои проблемы при помощи, условно говоря, Greenpeace и Transparency International. На самом деле, считая себя субъектом, эта группа становится инструментом.Украинская православная церковь в недавнем заявлении привела строку из Евангелия от Матфея: «Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит». Нам тоже не следует об этом забывать.http://vz.ru/politics/2013/12/3/661657.html

19 мая 2012, 10:37

Последний розенкрейцер

Большая статья о Л. Ларуше. (много букв)Последний розенкрейцер. Часть IЛиндон Ларуш и его российские последователиАвтор: Кирилл Бенедиктов, Михаил Диунов В кратком изложении взгляды Линдона Ларуша выглядят аннотацией к роману в жанре социальной фантастики или криптоистории. Любители этих жанров могут сходу назвать с десяток авторов и книг, так или иначе затрагивающих подобную проблематику («Маятник Фуко» Умберто Эко, «Словарь Ламприера» Лоуренса Норфолка и т.п.) Различие лишь в том, что Линдон Ларуш – не писатель-фантаст и не историк тайных обществ.Легко определить, кем Ларуш не является, но кто он на самом деле? Сам Ларуш позиционирует себя как экономиста и политического деятеля, то есть персону, относящуюся одновременно и к академическому миру, и к миру практической политики.В западных академических кругах отношение к Ларушу колеблется от снисходительно-презрительного до откровенно враждебного. Вот наиболее характерные отзывы о Ларуше от опрошенных порталом Terra America американских и европейских интеллектуалов: «Мне нечего сказать о Ларуше кроме того, что он сумасшедший и осужденный преступник, не пользующийся доверием в США», «Ларуш – очень странный персонаж, вероятно, связанный с какой-то разведывательной службой, абсолютно не уважаемый в академической среде, хотя и имеющий последователей, и даже нечто вроде культа. Я не стану подробнее отвечать на вопрос о Ларуше, потому что это означало бы принимать его всерьез» 1.С другой стороны, армия последователей Ларуша по всему миру насчитывает десятки тысяч человек. Ларуш влиятелен, он располагает масштабными международными структурами, которые работают, реализуя его политические планы, к его мнению прислушивается множество людей как в США, так особенно за пределами этой страны. Его деятельность и работу его структур эксперты оценивают как чрезвычайно эффективную и находящуюся на грани экономической и политической аналитики, работы спецслужб и деятельности тайного общества, готовящего антиправительственные заговоры.Особенный интерес представляет популярность Ларуша в России. Его взгляды во многом разделяют такие ученые, как С.Ю. Глазьев и Т.И. Корягина. Влияние ларушизма прослеживается у таких экономистов как М.Л. Хазин, А.Б. Кобяков, у популярных публицистов А.А. Проханова и В.А. Кучеренко (Максима Калашникова).Надо отметить, что Ларуш неизменно позиционирует себя, как друг России и поддерживает тесные контакты со своими российскими последователями. Он несколько раз бывал в Москве, выступал перед депутатами Госдумы, в академических НИИ, московских вузах, на предприятиях, встречался с крупными учеными, политиками и государственными деятелями2.И, наконец, Линдон Ларуш – едва ли не единственный из крупных западных интеллектуалов, кто до сих пор рассматривает Россию в качестве ключевого игрока на международной арене. Следует признать, что в последние годы мы уже несколько отвыкли от такого подхода. Доминирующая в западной академической среде и масс-медиа либеральная концепция предполагает наличие единственной сверхдержавы – США. Идеология, восторжествовавшая после падения Берлинской стены, последовательно и сознательно приуменьшает роль России в мире – причем вне зависимости от реального положения вещей.3 В то же время, с точки зрения Ларуша, Россия «вместе с Китаем, Индией и США... единственная надежда на спасение мира от величайшего кризиса в современной истории».Вопрос о том, кто же такой Линдон Ларуш, таким образом, далеко не так тривиален, как может показаться на первый взгляд. Помимо всего прочего, он самым непосредственным образом связан с проблемой так называемых маргинальных идеологий – тех концепций (философских, научных и даже религиозных), которые не признаются интеллектуальным истеблишментом, но имеют значительное влияние в современном мире.Правда и ложь о ЛарушеФигуру Ларуша, прежде всего,  необходимо очистить от значительного количества мифов и просто фактических ошибок, которыми пестрят многочисленные публикации о нем на русском языке.«Сенатор». Ларуш не является, и никогда не являлся сенатором США, и никогда не был выборным должностным лицом вообще. Вместе с тем, он девять раз выставлял свою кандидатуру на пост президента США, и как независимый кандидат, и как участник праймериз от Демократической партии.«Чиновник Рейгановского кабинета». Ларуш никогда не занимал официального поста в администрации президента Рейгана, хотя он действительно был неформальным советником 40-го президента США по некоторым ключевым стратегическим вопросам.«Миллионер». По словам близких к Ларушу людей, это утверждение не соответствует действительности.«Сторонник золотого стандарта». Даже разделяющие взгляды Ларуша российские и украинские экономисты иногда утверждают, что он, якобы, является сторонником «золотого стандарта» или «энерговалюты» с «приведением стандарта валют к единице энергии». В качестве источника последнего утверждения обычно ссылаются на книгу Ларуша «Вы на самом деле хотели бы знать все об экономике?» ( c русским переводом можно ознакомиться тут).  Но книга не содержит предложения по созданию «энерговалюты». Речь там идет о понятии «потенциальной относительной плотности населения», которая рассматривается как решающий параметр для измерения экономического прогресса. Для ее измерения действительно предлагается использовать, среди прочего, плотность потока энергии производственного процесса, выраженную числом киловатт на квадратный метр (в кВт*К/кв.м).Это далеко не единственные мифы о Ларуше, с которыми приходится сталкиваться непосвященному читателю.Однако что же известно нам наверняка?Линдон Ларуш родился в Соединенных Штатах 8 сентября 1922 года, в очень знатной по американским понятиям семье. Его мать принадлежит к роду первых поселенцев-пилигримов прибывших в Америку в 1620 году и основавших там город Плимут. Отец – Линдон Ларуш-старший, приехавший из Квебека и создавший в США собственный бизнес, имел французские корни. Детство Линдон  Ларуш-младший провел в своем родном городе Рочестер в штате Нью-Гемпшир, а затем семья переехала в город Линн в штате Массачусетс. Как подобает людям его уровня Линдон Ларуш-младший по окончанию школы поступил в Северо-восточный университет в Бостоне, где обучался по специальности «физика». Однако в 1942 году он по собственной инициативе ушел из университета, недовольный низким уровнем преподавания (а не был отчислен за неуспеваемость, как гласит еще один миф).После этого Ларуш ушел на военную службу. Этому эпизоду предшествовал конфликт с родителями, которые принадлежали к конфессии квакеров и были убежденными пацифистами. Проведя два года на альтернативной службе, Ларуш в 1944 году попадает в ряды армии США, где служит в госпитальных частях в Индии и Бирме.После окончания войны Ларуш в 1946 году восстанавливается в Северо-восточном университете, но в 1947 году снова оказывается отчисленным. Ларуш объяснял это тем, что ученая среда отторгала его нестандартные, передовые взгляды. Но, похоже, «передовые взгляды» касались не только науки. Уехав на войну консерватором протестантом-квакером, на родину Ларуш-младший вернулся совсем другим человеком. Огромное влияние на него произвели события в Индии, где многолетняя борьба за независимость закончилась разделом бывшей Британской колонии на Пакистан и Индийский союз. Сам Ларуш неоднократно подчеркивал, как изменил его этот опыт. Именно в индийских впечатлениях Ларуша следует искать корни его явных симпатий к троцкизму, которые проявились у него во второй половине сороковых годов, а также – что, возможно, еще более важно, представление о Британской империи, как о некоем средоточии исторического зла. Напомним, что в кровавом конфликте, которым сопровождался раздел Британской Индии, погибло более 1 миллионов человек, а количество беженцев превысило 17 миллионов. 5После завершения второй попытки продолжить свое образование Линдон Ларуш полностью погружается в новую жизнь, которая состояла из политической деятельности и строительства собственной карьеры. В 1949 году Ларуш вступает в социалистическую рабочую партию США (СРП), крупнейшее объединение троцкистов страны и уезжает в Нью-Йорк, где становится консультантом по вопросам управления производственными процессами промышленных предприятий. В этом ему помогло хорошее знание бизнеса – отец Ларуша владел обувным заводом. В это же время он впервые начинает интересоваться вопросами компьютеризации и информационных технологий.В конце 40-х — начале 50-х годов имя Ларуша появилось в научных кругах как имя непримиримого критика «теории информации» Виннера-Шеннона, а также экономической «теории игр» Джона фон Неймана.В 1965 году Ларуша исключают из СРП, а сам он заявляет, что Четвертый Интернационал троцкистов не жизнеспособен, поэтому необходимо основать новый Пятый интернационал, который, впрочем, так и не был создан. В следующем году Ларуш вместе с Кэрол Лараби основывает коалиционное левое объединение «Комитет за независимые политические действия», которое выдвигает ряд независимых депутатов на муниципальных выборах, расcчитывая на усиление левых настроений в американском обществе во второй половине 60-х годов. В 1967 году Линдон Ларуш приступает к преподаванию предмета под названием «Диалектическая Экономика» в Свободной школе Нью-Йорка, где он собирает вокруг себя молодых радикально настроенных студентов из Колумбийского университета и Городского Колледжа Нью-Йорка. В это время Ларуш активно использует марксистскую терминологию и все еще считает себя марксистом.В 1968 году на волне всемирного подъема левых движений Ларуш создает в США «Национальный союз комитетов труда», впоследствии преобразованный в международный союз (МСКТ), а также становится влиятельной фигурой в общественной организации студентов Колумбийского университета. Из воспоминаний очевидцев студенческих собраний этого периода можно узнать, что Ларуш вел себя в студенческом кругу подобно гуру восточных религий и пользовался безусловным авторитетом среди молодежи. Своим ученикам он предлагал браться за конкретные исследования в области финансовых процессов и их связей с реальной экономикой, таких, как анализ деятельности владельцев трущоб в Нью-Йорке. Ларуш ставил перед студентами задачу  разобраться: каким образом выходит, что владелец ни цента не вкладывает в ремонт своих аварийных домов, а рыночная стоимость их постоянно увеличивается? По словам директора Института опережающих исследований им. Шифферса Юрия Громыко, одного из тех российских интеллектуалов, кто хорошо знаком со взглядами Л. Ларуша, в 60-е годы он мог и в самом деле поддерживать контакты с ЦРУ. Так это или не так, но в начале 1970-х Ларуш начал создавать структуру, которую многие эксперты определяют как «самую эффективную частную разведывательную службу в мире».В 1974 году Ларуш основывает Международное агентство новостей и начинает издавать научно-политический еженедельный журнал Executive Intelligence Review основной темой которого становятся экономическое и политическое прогнозирование. Самому себе Ларуш начинает создавать репутацию «автора сбывающихся прогнозов». Начиная с 1976 года Ларуш несколько раз баллотируется в президенты США. В своей избирательной кампании он всячески пропагандирует сотрудничество США и СССР для достижения общих целей человечества. Отец Звездных войнВо второй половине 1970-х годов Ларуш разрабатывает и продвигает концепцию Стратегической оборонной инициативы (СОИ).Принято считать, что программа СОИ была предложена Рональдом Рейганом в марте 1983 года, вскоре после того, как в своей знаменитой речи перед протестантскими священниками в Орландо (Флорида) он назвал СССР «империей зла». Однако Рейган лишь повторил предложение Линдона Ларуша, который развивал эту концепцию по крайней мере со второй половины 70-х годов.Аналогичный план «звездных войн» появился в СССР два года спустя, в начале лета 1985 года. Однако отдельные проекты, не объединенные глобальной программой, осуществлялись как минимум десятью годами раньше. Так, в 1976 году был запущен проект противоспутникового аппарата «Скиф», который предполагал строительство на орбите целой боевой станции, оснащенной лазерным оружием. Эту станцию предполагалось поднять на орбиту с помощью огромной ракеты-носителя «Энергия». Еще раньше начались работы на полигоне в Сары-Шагане, где предполагалось создать установить лазеры высокой мощности, способные сбивать спутники на низких орбитах – впрочем, ни один из этих проектов не был завершен6.Разумеется, Ларуш не мог знать деталей советской программы «звездных войн». Однако до него наверняка доходила информация о том, что в СССР ведутся работы над созданием лазерного оружия. (Смотрите,  например, Fusion magazine, July-August 1977, p. 17 ff.).На первый взгляд, кажется, что программа СОИ и сотрудничество двух сверхдержав противоречат друг другу. Однако это лишь видимость. В действительности, как неоднократно подчеркивал сам Ларуш, Стратегическая оборонная инициатива не была направлена против СССР. Ларуш и его последователи рассматривали ее как направление, двигаясь в котором человечество сможет решить две основные задачи: избежать тотальной войны и выйти из цивилизационного тупика, в котором оно оказалось в результате господства финансово-спекулятивного капитала.«Ларуш – отец СОИ, - считает Юрий Громыко. – Идея Ларуша заключалась в том, что нужен новый этап гонки вооружений с переносом центра тяжести от превентивного нападения к обороне».7В отличие от Рейгана, Ларуш рассматривал СОИ как программу, жизненно важную для обоих противостоящих друг другу в холодной войне сторон. По мнению Ларуша, уже сформировавшемуся в этот период, человечество нуждалось в переходе к качественно другому типу энергетической мощности. Помимо всего прочего, разработка темы лазерного оружия означала революцию в станкостроении.Пытаясь донести свои взгляды до советских ученых, Ларуш всячески старался наладить каналы связи с «вероятным противником». В 1974 году он основал Fusion Energy Foundation, главной задачей которого было исследование энергетики управляемого термоядерного синтеза. В рамках этого фонда физики, работавшие с Ларушем, общались со своими советскими коллегами задолго до объявления о начале программы «звездных войн». В 1979 году, например, представители FEF приняли участие в Московской конференции по лазерному термоядерному синтезу. Таким образом, специалисты FEF были осведомлены о советских достижениях в области термоядерного синтеза для гражданского применения (откуда, разумеется, несложно было сделать вывод о возможном использовании такого синтеза и в военных целях).По словам Юрия Громыко, в этот период организацией Ларуша «была послана группа в СССР, которая должна была наладить контакт с советскими учеными. Одним из этих контактеров был Джонатан Тенненбаум»До сих пор значение этих неформальных контактов между США и СССР, начинавших свою лазерно-космическую гонку, недооценивалось или вообще не принималось во внимание. Так, в целом подробной и заслуживающей доверия книге Дэвида Хоффмана «Мертвая рука. Неизвестная история Холодной войны и ее опасное наследие»8  детально рассматриваются каналы информации, формировавшей решимость Рейгана и его кабинета объявить о программе «Звездных войн» – это и донесения военной разведки, и аналитические записки ЦРУ, и украденные советскими шпионами-перебежчиками документы. Однако об организации Ларуша, эксперты которой за несколько лет до исторического выступления Рейгана являлись, фактически, главными «go-to guys» в этой области, Хоффман не говорит ни слова.. Между тем, в начале 80-х годов, Ларуш лично проводил регулярные обсуждения таких вопросов, как разработка лазерных технологий (включая лазеры с ядерной накачкой), управляемый термоядерный синтез и их потенциальное военное применение в рамках стратегической обороны. Он обсуждал эти вопросы в том числе и с советскими представителями, причем, по словам Ларуша, первый шаг навстречу сделали представители советских спецслужб, работавшие под дипломатическим прикрытием в ООН.«К нам обращался с советской стороны очевидный представитель разведки. Это было в ООН в 1981 году. Не знаю, был ли он из КГБ или из ГРУ. Это был неприятный, но откровенный человек. Короче — профессионал. Он обратился к одному из наших людей, которого он знал в ООН, и сказал по существу следующее: «Мы не понимаем администрацию Рейгана. Мы думаем, что наши обычные советско-американские каналы не дают нам правильной информации». Узнав об этой встрече, я сделал сообщение о ней с моим комментарием и передал его различным известным мне людям в американском правительстве. Моей рекомендацией администрации Рейгана было отнестись к этому серьезно как к запросу о новом канале связи. Наш источник предположил, что они изучают возможность открытия нового канала», –  вспоминал Ларуш, сидя в тюрьме.9В дальнейшем, в период между февралем 1982 и февралем 1983 года, с санкции Совета по национальной безопасности при Рейгане Ларуш неоднократно встречался в Вашингтоне для обсуждения этих проблем с сотрудником посольства СССР в США Евгением Шершневым. По словам самого Ларуша, это были не частные консультации, а официальные переговоры. «Они были официальными с обеих сторон».Одной из основных целей Ларуша было перевести программу СОИ из плоскости военно-стратегического преимущества в область развития новых технологий. Он пытался объяснить советским партнерам, что при правильном подходе «звездные войны» станут мотором реального восстановления экономики.Поначалу это вызвало известный интерес советской стороны. С его организациями, такими, как FEF и EIR, пытаются выйти на контакт академические советские учреждения. Особое внимание советские эксперты обратили на экономическую модель Ларуша. Так, материалы по экономической модели Ларуша (сам Ларуш называет ее моделью Ларуша-Римана) были затребованы Госкомитетом по науке и технологиям (ГКНТ) и ЦЭМИ РАН. Соратники Ларуша получили приглашение посетить ЦЭМИ, а также некоторые другие советские институты, для неформального обсуждения его экономических идей.В тот же период Ларуш и его последователи попали в поле зрения некоторых советских ученых, близких к Римскому клубу и Международному институту прикладного системного анализа в Вене (IIASA). Однако, как отмечают сами ларушиты, «их интерес не был дружественным». Возможно, растущее влияние деятелей IIASA также сыграло негативную роль в изменении отношения к Ларушу со стороны советского руководства, однако ключевым фактором стал отказ Юрия Андропова от предложения Рональда Рейгана о сотрудничестве в сфере стратегической обороны в августе 1983 года.10Приглашения посетить СССР от советских организаций больше не поступали. Взгляды Ларуша стали подвергаться острой критике в советских официальных изданиях, а для него самого и его представителей двери в СССР оказались закрыты почти на десятилетие. 1 Поскольку эти оценки содержались в личных письмах, редакция ТА оставляет за собой право не указывать имена авторов.2 Специально для научно-практической конференции «О защите внутреннего рынка России» и к парламентским слушаниям по этой теме Ларуш подготовил меморандум «Перспективы возрождения народного хозяйства России», переведенный и изданный на русском.3 Примером может служить отрецензированная ТА книга Роберта Слейтера «Кто диктует правила миру, сидящему на сырьевой игле», претендующая на объективное рассмотрение нефтяного фактора. В этой книге России – крупнейшему экспортеру нефти в мире – уделено четыре страницы.4 Мифы о Ларуше проанализированы на основе данных, любезно предоставленных авторам его сотрудницей Рейчел Дуглас.5 Bharadwaj, Prashant, Khwaja, Asim Ijaz and Mian, Atif R., «The Big March: Migratory Flows after the Partition of India» 6 Военно-стратегическое значение таких технологий обсуждалось в СССР по крайней мере с начала 60-х годов; в некотором смысле мы опережали нашего главного геополитического противника. 7Сравните: «Позвольте поделиться с вами таким видением будущего, которое несет надежду: приступить к программе, позволяющей противопоставить советской ракетной угрозе оборонительные меры. Давайте обратимся к сильным сторонам наших технологий, которые породили нашу мощную промышленную базу и дали нам то качество жизни, которым мы наслаждаемся сегодня» (из выступления Р. Рейгана по национальному телевидению 23 марта 1983 г.) Другое дело, что Рейган справедливо предполагал, что СССР не выдержит этого нового технологического рывка.8 Дэвид Хоффман. Мертвая рука. Неизвестная история холодной войны и ее наследие. М. Астрель.2011.9 http://www.larouchepub.com/russian/exon/exon4.html10 Речь идет о довольно запутанной истории с письмом Рейгана, в черновике которого содержался призыв к всеобщему ядерному разоружению. Хоффман считает, что вместо этого черновика Андропов получил шаблонное письмо, в котором не содержалось никаких прорывных предложений. Однако вскоре после этого на встрече с американскими сенаторами Андропов заявил, что СССР готов к запрету на противоспутниковое оружие, если США сделают то же самое. Спустя полтора месяца советский истребитель сбил вторгшийся в воздушное пространство СССР южнокорейский «Боинг», и все перспективы сотрудничества между двумя сверхдержавами оказались заморожены на несколько лет. Последний розенкрейцер. Часть IIЛиндон Ларуш и его российские последователиАвтор: Кирилл Бенедиктов, Михаил ДиуновДобавлено: 23.04.2012 10:09     От редакции. Кирилл Бенедиктов и Михаил Диунов продолжают свое интеллектуальное расследование деятельности одного из самых загадочных политиков США и современного Запада в целом — бизнесмена и экономиста Линдона Ларуша. В первой части речь шла по преимуществу о роли Ларуша в создании программы СОИ. В настоящей части работы дается попытка реконструировать то, что можно было бы назвать «философией истории» Ларуша, которая, кстати, является наиболее спорным компонентом его учения. Сюжетом финальной части исследования станет рецепция ларушизма в постсоветской России.Не в защиту и не в обвинение Ларушу следует указать на один важный момент, касающийся его взгляда на историю. В левых кругах очень модно ругать Маргарет Тэтчер за то, что она когда-то сказала, что у неолиберальной глобализации «нет альтернативы» («there is no alternative»). Надо признать, Ларуш – один из немногих левых мыслителей современности, которые просматривают в западной истории какую-то состоявшуюся, хотя сейчас и не преобладающую альтернативу современному финансовому капитализму. Может быть, мы не ошибемся, если признаем, что политическая судьба Ларуша – это судьба одинокого «утописта» в век разочарования в любой утопии. И, наверное, не случайно он встретил такой теплый прием именно в России, которой тоскливо жить без веры в лучшее будущее.***Шиллеровский институт «В прекрасном - правда, в правде - красота.Вот знания земного смысл и суть»Джон Китс «Ода греческой вазе»В биографии Линдона Ларуша явно прослеживается переломный момент, после которого он перестает быть только экономистом и становится публичным интеллектуалом глобального размаха. Как нам представляется, этот переход в новое качество связан с его вторым браком в 1977 году. Ларуш вступает в брак с гражданкой ФРГ Хельгой Зепп, которая быстро превращается в одну из наиболее заметных фигур во всемирном активе ларушитов.Хельга Цепп-Ларуш организовывает в Германии Шиллеровский институт, явившийся второй опорой для ларушистских структур по всему миру наряду с Международным союзом комитетов труда. Шиллеровский институт, формально независимая международная структура с филиалами более чем в пятидесяти странах мира – уникальная организация, представляющая собой синтез «мозгового треста» (think-tank) и информационной сети. В основе института – скоординированная деятельность интердисциплинарных групп, занимающихся исследованиями в области мировой политики, экономики, науки, культуры, литературы и искусства. МСКТ и Шиллеровский институт издают множество периодических изданий на немецком и английском языках, публикуют сборники работ своих авторов.По словам Юрия Громыко, не раз посещавшего штаб-квартиру Института в Висбадене, среди других научных коллективов Шиллеровского института выделялась группа под руководством Михаэля Либига, которая специализировалась на проблемах стратегической и концептуальной разведки. Концептуальная разведка – это возможность анализировать методологический уровень организации мышления соперника/противника. Методы концептуальной разведки предполагают использование эпистемических технологий, техник онтологической работы и семантического анализа. Работы группы Либига дали в руки Ларушу эффективный механизм, который позволяет получать знания, имеющие стратегическое значение, в открытой среде на огромных массивах доступной для всех информации. Как указывает Громыко, «побеждает здесь тот, кто в огромных рядах массива может обнаружить «ключи», позволяющие ему вырабатывать устойчивые представления об организации практики».Кроме того, группа Либига занималась проблемами современного терроризма (в частности, особое внимание уделялось рассмотрению концепции терроризма как стратегического оружия в скрытой войне между государствами) и новых систем вооружения. Сам Либиг много внимания уделял вопросам применения высокоэнергетического оружия, в том числе лазерного.[1]Не менее важное значение, как это ни странно, в стенах института придавалось работам группы, занимавшейся анализом классической музыки (от Баха к венской классической школе). Особый интерес Ларуша и его последователей к классической музыке был вызван их отношением к явлению креативного мышления.В частности, в книге Ларуша «Физическая экономика» прямо говорится о том, что «источник богатства» (cause of the Wealth) - это не «рыночные отношения» Адама Смита, не «щедрость природы» физиократов и не «труд рабочего» марксистов – а творческое мышление, приводящее к техническому прогрессу (который, в свою очередь, увеличивает энергию плотности потока производительного процесса, и, соответственно, потенциал относительной плотности населения).По мнению Ларуша, творческий потенциал человеческого ума наиболее ярко проявляется именно в произведениях классической музыки. Таким образом, музыка венской школы рассматривалась представителями школы как сложная коммуникативная система, с помощью которой композитор и исполнитель передавали аудитории идею, составляющую замысел произведения, и «растормаживали» творческий потенциал ума своих слушателей. [2]Девиз Европейской рабочей партии Ларуша – «Думай, как Бетховен!». В офисах движения Ларуша всегда стоят фортепьяно и висят плакаты с изображением немецких композиторов-классиков, а активисты движения на акциях протеста часто прибегают к хоровому пению.Что касается современной музыки, то к ней Ларуш относится резко отрицательно (если не сказать – ненавидит). По его мнению, рок-музыка была создана и использовалась в качестве подрывного инструмента британской разведки, а джаз навязан американцам той же самой олигархией, которая управляла системой американской работорговли.Почему же международную структуру назвали Шиллеровским институтом?Официальная позиция организации такова: институт работает по всему миру с целью защиты материальных, моральных и интеллектуальных прав человечества на прогресс. Вот как обозначались задачи института его основательницей Хельги Зепп-Ларуш:«Часы человечества подошли к сроку, когда старые привычные способы больше не работают. Можно сказать что, человечество утратило шанс на выживание. Слишком много катастроф окружают нас, процесс энтропии зашел слишком далеко... Именно по этой причине, мы создаем Шиллеровский институт. Мы делаем это не только потому, что необходимо заполнить вакуум учреждением, которое может возродить дух американской революции и немецкого романтизма. Мы создаем Шиллеровский институт, потому что Шиллер создал метод, которым еще можно решить глобальные проблемы современности. По словам Шиллера, этот метод заключается в том, что человек важнее, чем его судьба. Даже если все вокруг выглядит почти безнадежным, а наше положение отчаянно, мы, как Шиллер, уверены, что мужественный дух и человеческий разум всегда сможет выйти на тот уровень, где эти проблемы разрешимы».Тайная история капитализмаВ этих словах - ключ к методу Линдона Ларуша и его последователей. В этих же словах явно чувствуется алармистский и эсхатологический дух его философии истории, ядро которой – глобальное противостояние двух сил, или, скорее, Традиций.Одна традиция, к которой относит себя сам Ларуш, восходит к Лейбницу, Леонардо да Винчи и Николаю Кузанскому, а в конечном итоге – к Платону. Это «солнечная», позитивная, направленная на деятельное переустройство мира, традиция.Но есть и другая, враждебная ей традиция, восходящая к Иммануилу Канту, Томасу Гоббсу и Френсису Бэкону, а также к идеологам венецианской олигархии фра Паоло Сарпи и Гаспаро Контарини, а через них – к Аристотелю. Это жесткое, бесплодное направление мысли, в основе которого – эмпиризм и утилитаризм. По мнению Ларуша, именно эта традиция подготовила будущее господство международного финансового капитала. Зародилось и окрепло это течение в XV в. в Венеции, которая была в тот момент центром невидимой финансовой империи, «чудовищного спрута», опутавшего своими щупальцами всю Европу. «Венеция возглавила оппозицию, которая была направлена на то, чтобы разрушить новую форму общества – государство-нацию». [3]Противостояние тогдашних флагманов капитализма, Генуи и Венеции, согласно Ларушу, отметило начало периода первой финансиализации.«В принципе, об этом же говорил и Бродель, - замечает по этому поводу Юрий Громыко. – Но, в отличие от Броделя, теория Ларуша напрочь лишена академического флера».Можно вспомнить и фундаментальный труд итальянского экономиста и социолога Джованни Арриги «Долгий двадцатый век: Деньги, власть и истоки нашего времени». По сути дела, Арриги копает на той же делянке, что и Ларуш: Италия времен Ренессанса, возникновение могущественных ростовщических союзов, таких как «Каса ди Сан-Джорджо», финансовые войны между Генуей и Венецией. Но если результаты раскопок Арриги вдумчиво и компетентно обсуждаются интеллектуалами по обоим сторонам Атлантики, то от находок Ларуша респектабельные ученые отворачиваются, брезгливо зажимая нос. Может быть, потому, что история западной цивилизации в изложении Ларуша выглядит уж очень явно «сконструированной»?Или потому, что Ларуш предельно субъективен в своих оценках – условно говоря, Лейбниц для него идеал ученого, а Бертран Рассел – «величайшее чудовище XX века на планете, даже после того, как он умер». А Великобритания в философии истории Ларуша – олицетворение если не мирового зла, то, во всяком случае, мировой финансовой олигархии.Перед лицом смертельно опасной угрозы, исходившей от могучих континентальных врагов, объединенных в Камбрейскую лигу, венецианские олигархи озаботились поиском возможного убежища – места, где они могли бы продолжать свою финансовую политику, чувствуя себя при этом в безопасности. В качестве «запасного аэродрома» была выбрана Англия – островное государство, однако гораздо более защищенное от внешних угроз, чем Серениссима. Венецианские «агенты влияния» вырастили в Британии целую когорту интеллектуалов, заложивших основы политического строя страны на столетия вперед[4]. С тех пор (и до настоящего времени) Британия для Ларуша – прямой продолжатель и наследник венецианской ростовщической олигархии, противостоящая прогрессивным республиканским нациям-государствам, первая из которых была основана в Северной Америке в 1776-1789 гг.«Начиная с принятия конституции США в 1789 г., в распространившей свое влияние на весь мир европейской цивилизации определяющую роль играл конфликт между тем делом, которое осуществляли суверенные нации-государства, и противостоящими силами тех, чьи взоры были обращены назад, к средневековой имперской Венеции, к Римской империи и к той феодальной системе, которая основывалась главным образом на «романтических» прецедентах Кодекса римского императора Диоклетиана».Эти взгляды Ларуша вызывают противоречивую реакцию даже у тех ученых, которые в целом положительно относятся к его концепциям. Так, для Юрия Громыко «более глубинные слои теории Ларуша выглядят нелепостью». С другой стороны, известный русский историк Андрей Фурсов считает, что Ларуш прав и во многих своих «конспирологических» выводах:Что говорит нам Ларуш? Простые вещи: реальная власть – это тайная власть, многие секреты современности уходят в эпоху рубежа XV-XVI веков, есть некие наднациональные структуры, которые управляют историческим процессом или, как минимум, направляют его. Ларуш совершенно верно фиксирует роль Венеции и Ост-Индской Компании в развитии современного мира, его господствующих групп.История США для Ларуша – это противоборство позитивной индустриальной традиции, с ее приверженностью «американской системе политической экономии», конституционному принципу «всеобщего благосостояния», свойственной старым «янки», и международной финансовой олигархии, центр которой находится в Великобритании. Соответственно, герои американской истории для него – это Авраам Линкольн (убитый, как предполагает Ларуш, агентами британцев), Франклин Делано Рузвельт (который рассматривал перспективы геополитического союза со сталинским СССР и «был намерен как можно скорее уничтожить Британскую империю, начиная прямо с момента окончания войны» и Джон Фицджеральд Кеннеди, заплативший жизнью за то, что пытался вернуться к политике Ф.Д. Рузвельта - «спасти экономику США, заставить ее развиваться, этим объясняется его поддержка космической программы». За убийством Кеннеди, считает Ларуш, также стоят британские интересы.Подобная интерпретация истории США может кого угодно повергнуть в смущение. Но Ларуш не останавливается на разоблачении давно забытых заговоров: он обвиняет американских неоконсерваторов (кстати, как известно, тоже выходцев из троцкистских кругов) в стремлении тайно фашизировать США. Ларуш уличает неоконов в контактах с таинственным «Синархическим интернационалом» — международной секретной организацией, связанной с тайными обществами Англии и причастной к приходу Гитлера к власти в Германии. Еще в 2004 г. в письме в поддержку кандидата от Демократической партии на президентских выборах в США, Ларуш указывал на опасность наступления «Нового средневековья» и активизации мирового фашистского правительства желающего поставить Америку под свой тотальный контроль. В концепции Ларуша, «Синархический интернационал» существует с XVIII века в качестве тайной организации мировых банковских элит, ставящих целью установления контроля над национальными государствами.Роль «Синархического интернационала», по мнению Ларуша и его последователей, огромна: именно он привел к власти Муссолини и Гитлера, он контролирует американских неоконсерваторов и он же тесно связан с военно-промышленным комплексом США и Великобритании.[5] В частности, Ларуш писал, что «Синархический интернационал» стоял за фигурой министра обороны в администрации Дж. Буша-младшего, Дика Чейни.Враг государстваДеятельность Ларуша и его структур явно беспокоила правительство США. Его идеи слишком отличались от принятых среди американской политической элиты взглядов, но для маргинала, которого можно было бы не замечать, он был чрезмерно деятелен и успешен, а его международная сетевая организация слишком походила не то на частную спецслужбу, не то на законспирированную квазирелигиозную секту.Поэтому, после того как Ларуш публично обратился к лидерам развивающихся стран с призывом не платить долги международным кредитным организациям, на него было организовано серьезное давление. Против Ларуша было организовано два судебных процесса. Первый завершился неудачно (для недругов Ларуша), и он был оправдан, а вот второй процесс 1988 г. привел к тому, что Линдон Ларуш и пятеро наиболее видных деятелей, связанных с ним, получили длительные сроки тюремного заключения за финансовое мошенничество и невозвращение займов (что сами ларушиты отрицали, утверждая, что дело было сфабриковано правительством США). По решению суда, Ларуш должен был провести за решеткой долгие пятнадцать лет.Ларушитские структуры в США и во всем мире организовали масштабную кампанию за освобождение своего лидера. Для создания благоприятного общественного мнения были привлечены представители американских и мировых интеллектуальных сил. Выступавший в 1994 г. в качестве свидетеля по этому делу бывший министр юстиции США Рэмси Кларк отметил, что дело Ларуша показало «куда больше фактов умышленного одурачивания и безнравственности обвинения с использованием полномочий федеральной власти, чем какой-либо другой инициированный правительством США судебный процесс, о котором я знаю». В результате общественного давления, Ларуш был условно-досрочно освобожден из заключения в 1994 г., но не был реабилитирован полностью.Именно в годы преследования, когда имя Ларуша стало широко известно в США, за ним закрепилась репутация почти что фашиста. И это совершенно не случайно, если смотреть на идеи Ларуша с точки зрения американской политической традиции. Ларуш проделал идейную эволюцию от радикального левого до левого либерала, которым (по крайней мере, формально) он и остается последние 30 лет. С точки зрения многих американцев, фашизм - идеология как раз левая и, как это ни парадоксально звучит, в каком-то смысле даже либеральная. Либеральная она, потому что предполагает большое участие государства в хозяйстве страны. Радикальные консерваторы считают, что экономический курс Рузвельта был в целом сродни хозяйственной политике национал-социалистической Германии. Поэтому не удивительно, что сторонник Рузвельта в глазах консерваторов может считаться фашистом. Ларуш и его идеи в этом смысле выступают своего рода подтверждением консервативных инвектив против левого либерализма – вот смотрите, куда ведет ставка на «большое государство», до чего может договориться последовательный поклонник «Нового курса». Но и Ларуш отвечает консерваторам не менее жестко – ваша любовь к свободному рынку восходит к стремлению рабовладельцев Юга отстоять свою экономическую независимость от индустриальной элиты Севера.Андрей Фурсов справедливо замечает, что для критиков Ларуша термин «фашист» - это просто «идеологический ярлык, которым определяют тех, с кем не поспоришь, но кого нужно удалить из дискурса. Точно так же обстоит дело с ярлыками «антисемит» и «расист»: критикуешь Израиль – ты антисемит. Говоришь о том, что белая раса – единственная, чья численность сокращается (и это абсолютная правда), – ты расист. Обвинение Ларуша в фашизме только за то, что он критикует «демократическую», а на самом деле либерально-тоталитарную систему Запада, не имеет под собой никаких оснований и свидетельствует о подмене реального научного анализа политиканством». По некоторым данным[6], после освобождения Ларуш сблизился с кругом лиц, среди которых были и отставные офицеры ЦРУ. Влиянием этих людей отчасти объясняется парадоксальная симпатия Ларуша к клану Клинтонов – нашему герою, якобы, сказали, что Билл Клинтон ориентирован на его идеи и легко поддается внушению. Скандал с Моникой Левински, согласно этой версии, был подстроен для того, чтобы поставить президента под контроль мировой финансовой олигархии.По понятным причинам, эту информацию сложно подтвердить или опровергнуть, но фактом является то, что Ларуш действительно симпатизировал Клинтону, по крайней мере, в первый срок его президентства. Так, 25 октября 1995 г. Ларуш, выдвигавший тогда свою кандидатуру на пост президента США, опубликовал свою программную предвыборную статью под названием «Внешнеполитическая революция Клинтона», которую сложно назвать иначе, чем панегириком новоиспеченному обитателю Белого дома.В частности, Ларуш назвал речь Клинтона на юбилейной сессии в честь 50-летия ООН началом революции во внешнеполитическом и стратегическом курсе США. Суть этой революции — в возрождении и утверждении принципов, которые преобладали до внезапной смерти президента Франклина Д.Рузвельта. Это были национальные антибританские традиции Ф.Д.Рузвельта, а также более ранние патриотические принципы, которыми руководствовались в прошлом такие патриоты США, как Бенждамин Франклин, Джордж Вашингтон, Джеймс Монро, Генри Клей, Джон Квинси Адамс, Авраам Линкольн. По мнению Ларуша, США должны установить партнерские отношения с «созвездием» европейских стран, включая Россию, Францию и Германию и в более широком историческом плане – с осью евроазиатского экономического развития, включающей Китай и Японию.«Что же делает Президент Клинтон? — писал Ларуш. — Он закладывает, камень за камнем, фундамент для строительства моста от кризиса к основаниям будущего глобального экономического возрождения, к созданию реальных условий для всеобщего мира и безопасности через партнерство экономического развития».Ларуш был убежден, что партнерство между Францией, Германией, Россией, Китаем и Японией — это не просто особое соглашение, а необходимое взаимодействие и взаимоподдержка именно такого экономического сотрудничества, в котором нуждается любая страна перед лицом надвигающегося «урагана» - приближающегося глобального краха мировой валютно-финансовой системы.Ларуш был одним из первых (если не первым) экспертов, кто заговорил о мировом финансовом кризисе. Юрий Громыко вспоминает «ларушевскую кривую, которая теперь стала общим местом, но тогда воспринималась как новация». С этой кривой (точнее, Тройной кривой) связана довольно забавная история: на российском интернет-форуме, где вел семинары известный экономист Михаил Хазин, обсуждали пресс-релиз Комитета политических действий Ларуша «Гиперинфляция как в Веймарской республике 1923 года: глобальная валютно-финансовая система на кривой спада». Апологеты математического подхода к анализу экономических процессов зверски раскритиковали обоснование тезисов Ларуша, назвав их «бессмысленно эклектичным набором, к тому же с фактическими ошибками». Досталось и знаменитой Тройной кривой. Показателен ответ Хазина:«Я как-то объяснял, что Ларуш не математик и не экономист. Он – натурфилософ, так сказать в «старом» смысле этого слова. И все эти слова значат не то, что про них написано в учебниках, а личное ларушевское ощущение, которое он испытывал, когда про это читал. То есть формально – это бред, а с точки зрения ощущений и аналогов – может и можно этому придать какой-то смысл».Будущее показало, что, какими бы методами не пользовался Ларуш, в своих выводах он не ошибся. В начале 2000-х годов он постоянно говорит о том, что «пузырь ипотеки» в США неминуемо лопнет, и последствия окажутся роковыми для всего человечества. В июле 2007 г. он вновь предсказал «крупнейший финансовый кризис в современной истории». Прошел год, и акции точно указанных Ларушем «ипотечных гигантов» Fannie Mae и Freddie Mac потеряли более 80% стоимости, что и послужило началом глобального кризиса.(Окончание Следует) Последний розенкрейцер. Часть 1[1] См., например: Michael Liebig, «Radio-Frequency Weapons: Strategic Context and Implications», excerpted from a paper of world domination sented at conferences in the Federal Republic of Germany, France, and Italy, in 1987-88)[2] «Цель (создания и исполнения произведения состоит в том, чтобы сформировать идею в сознании как исполнителя, так и слушателя, – идею, качественно близкую к идее научного принципа», - объяснял Ларуш. - Суть такого сочинения не лежит в чувственной сфере как таковой. Правильнее будет сказать, что, как и при любой экспериментальной демонстрации концепции универсального принципа, чувственные аспекты процесса опосредуют передачу идеи, которая не может быть открыто выражена непосредственно в самом исполнении... Как напоминает нам поэт Джон Китс, именно неслышный звук идеи мотивирует создание и исполнение и составляет истинную тему такого классического произведения, – а не чувственные эффекты как таковые. По видимости, исполнение принадлежит чувственной сфере, и то, что делается в этой сфере, должно быть сделано хорошо; но содержание исполнения относится к более высокой, когнитивной сфере. Подробнее об этом здесь.[3]Ларуш Л. Научные основания принципов физической экономики. М.,1995[4] «Среди наиболее видных венецианских деятелей, чье влияние нашло воплощение в современной английской и британской идеологии, – Франческо Зорзи, Джованни Ботеро, Антонио Конти и основатель современного мальтузианства Джаммариа Ортес. Типичные примеры британских «клонированных особей», проводивших программу венецианского влияния, – это не только кардинал Поул и Томас Кромвель в период пребывания Зорзи в Лондоне, но и такие «клоны» Ботеро и Сарпи, как Фрэнсис Бэкон и Томас Гоббс, и такие «продукты» влияния Конти и Ортеса, как Иеремия Бентам и действовавшая под эгидой его контролеров из Британской Ост-Индской компании хейлиберийская клика». Ларуш Л. Что такое первоначальное накопление: о предупреждении академика Львова[5] Можно спорить о правомерности столь масштабных умозаключений, но конкретный факт финансовой поддержки НСДАП структурами Уолл-Стрита (в частности, «Union Banking» и ее дочерней компании «Brown Brothers Garriman», руководителем которой был Прескотт Буш, отец и дед двух президентов Бушей)), был доказан в расследовании Вебстера Тарпли и Антона Чайкина «Джордж Буш: Неавторизованная Биография», опубликованном EIR в 1992 г. В 2003 г., когда правительством США были обнародованы архивные документы 30-х – 40-х годов, выводы ларушитов подтвердились. Финансовую поддержку Гитлеру также оказывал управляющий Государственного банка Англии Монтегю Норман.[6] Источник, сообщивший ТА эти сведения, пожелал остаться неизвестным Последний розенкрейцер. Часть IIIЛиндон Ларуш и его российские последователи Автор: Кирилл Бенедиктов, Михаил Диунов     От редакции. Кирилл Бенедиктов и Михаил Диунов завершают свое интеллектуальное расследование деятельности одного из самых загадочных политиков США и современного Запада в целом – бизнесмена и экономиста Линдона Ларуша. В первой части речь шла по преимуществу о роли Ларуша в создании программы СОИ. Во второй части их исследования делалась попытка реконструировать то, что можно было бы назвать «философией истории» Ларуша. Сюжетом финальной части исследования стала рецепция ларушизма в постсоветской России.Немного оттеняя общую положительную оценку авторами работы влияния ларушизма на российскую общественно-политическую жизнь, хотелось бы отметить, что масштабные индустриальные проекты, привлекательные сами по себе, часто служат оправданием тривиального казнокрадства. Вопрос с воссозданием «большого государства» в России и состоит, собственно говоря, в том, как не допустить превращения, безусловно, правильных лозунгов индустриального обновления страны в средство для кормления бюрократии.* * *Пророк в чужом отечествеГлавным проводником идей Ларуша в России стал выдающийся философ и экономист украинского происхождения Тарас Васильевич Муранивский (1935-2000 годы).Несмотря на то, что научная карьера самого Муранивского складывалась непросто (в молодости он был исключен из партии за участие в так называемой «группе Краснопевцева», что послужило причиной проблем с дальнейшим трудоустройством), он сумел наладить устойчивый канал связи между организацией Ларуша и российскими интеллектуальными кругами. По своим убеждениям Муранивский был активным сторонником антиглобализма. Он исследовал и популяризировал альтернативные либеральным варианты развития и реформирования экономики.В конце 80-х и начале 90-х годов, когда либеральные проекты трансформации экономик Центральной и Восточной Европы были почти не подвергавшимся сомнению мейнстримом, подобные взгляды выглядели вполне «диссидентскими».В 1991 – 1992 годах Тарас Васильевич Муранивский работал над проектом Украинского университета в Москве. В рамках этого проекта на экономической конференции в Киеве он познакомился с немецкими сотрудниками Шиллеровского института, оппонировавшими представителям Гарвардского университета, которые защищали обычную для того времени концепцию «перехода к свободному рынку». Позиция ларушитов оказалась близка Муранивскому, и в ноябре 1991 года он впервые выступил на конференции Шиллеровского института в Берлине.[1]С этого момента и началась многолетняя работа Тараса Васильевича Муранивского по популяризации идей Линдона Ларуша в России. В начале 90-х годов при поддержке Муранивского Шиллеровский институт развернул в России активную деятельность. Его целевой аудиторией были российские правящие круги, политическая и интеллектуальная элита, то есть депутаты и государственные чиновники, а также интеллектуалы из университетской среды. Работа осуществлялась по нескольким направлениям, главным из которых было распространение уже упоминавшегося журнала EIR (Executive Intelligence Review).Начиная с 1992 года журнал EIR получали различные, в том числе академические, библиотеки Российской Федерации. По словам многолетней соратницы Ларуша, Рейчел Дуглас, представитель одного из институтов РАН на вопрос о том, хотят ли они и в будущем получать EIR, ответил так: «В Институте... работает более 150 научных сотрудников, многим из которых журнал известен и вызывает у них большой интерес».[2] Один из авторов этого расследования, в прошлом аспирант Института Европы РАН, также может подтвердить востребованность этих материалов коллективом этого института в начале 1990-х годов. В базе данных ВИНИТИ регулярно помещались аннотации на журнал, пока не перестало выходить печатное издание (2008 год). В течение нескольких лет в Россию отправлялось 100 экземпляров журнала. Среди его подписчиков были как политические деятели, так и ученые, занимающиеся альтернативными подходами к формированию экономической политики, к созданию антимонетаристской финансово-экономической системы, развертыванием проектов, основанных на новых технологиях и тому подобное.Координатором этого процесса был представитель немецкого Шиллеровского института Карл Михаэль Витт. Институт активно приглашал российских ученых и политиков на зарубежные конференции и семинары, где им подробно рассказывалось о концепции Линдона Ларуша. Идеи о том, что развивающимся странам необходимо перестать платить долги МВФ и другим международным кредитным организациям не могли не найти поддержку в тяжелые кризисные времена ранних 90-х. А концепция спекулятивного характера международного финансового капитала, деятельность которого никак не связана с реальным производством, но напротив разрушает его, нашла в растерзанной «диким капитализмом» России множество сторонников.При всем том преувеличивать влияние структур Ларуша в России было бы неправильно. Так называемый «офис» российского Шиллеровского института представлял собой всего лишь маленькую однокомнатную квартиру на окраине столицы, заваленную экземплярами EIR, а вся техническая база ограничивалась одним стареньким компьютером, на котором Муранивский писал свои статьи.Муранивский рассматривал EIR как альтернативу информационным службам, стоящим на страже интересов МВФ – Агентства Рейтер, Ассошиэйтед пресс и других. В полном соответствии с идеями Ларуша, Муранивский начал говорить о необходимости создания методологии мышления сопротивления новому тоталитаризму и рыночному фундаментализму[3].Целый ряд статей Муранивского был опубликован на страницах «Экономической газеты» и издания «Профсоюзы и экономика» – по оценкам знавших его людей, «то были хлесткие статьи-удары по отечественным и зарубежным рыночным маньякам-фундаменталистам»[4]. В EIR время от времени публиковались его презентации проходивших в России экономических конференций и круглых столов. А в мае 1993 года Муранивский совершил поездку в США, где встретился с самим Линдоном Ларушем – в федеральной тюрьме города Рочестер, штат Миннесота.Деятельность Муранивского принесла свои плоды. В 1993 году международную кампанию в защиту Линдона Ларуша поддержали некоторые депутаты Моссовета и Верховного Совета РФ.[5] Петиция на имя Билла Клинтона, подписанная депутатами и правозащитниками «Мемориала», была передана в посольство США в Москве.Однако деятельность ларушитов оценивалась в России неоднозначно. В академической среде имело место скептическое отношение к проектам Ларуша по глобальному переустройству мировой финансовой системы (смотреть, например, выступление зам. директора ИМЭМО РАН И. С. Королева на круглом столе «Россия, США и мировой финансовый кризис» [6]).Настороженно отнесся к деятельности организации Ларуша и «демократический неформал» Сергей Митрофанов, несколько раз принимавший участие в мероприятиях Шиллеровского института. В статье 1999 года он писал:«Но скоро выяснилось, что руководители Шиллеровского института, собирающие вокруг себя чудаков, сами – отнюдь не чудаки.7 Во-первых, им удалось привезти в Германию изрядные делегации (что стоит денег) из многих стран, хотя те и подбирались по очень странным критериям. ... Во-вторых, по всему миру они наладили сеть представительств. И хотя единого международного Института не было, его отделения, информационно и идейно взаимозамкнутые, имелись в Германии, Америке, Австралии, Индии, России. ... Депутат Кузин влюбленно смотрел в рот опекунам – за нас платили и неплохо – а меня интересовал вопрос: откуда у борцов с МВФ столько денег? И одна из опекунш, принимая меня за своего, поделилась-таки «секретами». Деятельность Института в финансовой сфере оказалась подобна работе Белого братства или практике большевистских эксов: там – умыкнули сына миллиардера, а он и передал деньги Институту, сям – убедили старушку подарить проценты с вклада: ведь это неправедный прирост капитала! И так далее. Но кроме этих денег, там явно крутились огромные неучтенные средства».[7]Причина недоверия демократа Митрофанова к деятельности ларушитов понятна, но никаким киднэппингом организация Ларуша, разумеется, не занималась. Митрофанову, вероятно, рассказали об истории молодого американского миллионера Льюиса Дюпон-Смита, который действительно едва не стал жертвой киднэппинга – вот только похитить его собирались вовсе не агенты Ларуша, а собственный отец, недовольный тем, что сын тратит наследство на богатые пожертвования организации Ларуша[8]. Здесь, очевидно, имело место либо недопонимание, либо сознательное желание дать искаженную интерпретацию событий, вызванное политическими предпочтениями Митрофанова.Критика ларушитов была мало кем услышана, а интерес к Ларушу все возрастал. Муранивский писал о Ларуше:«Ларуш – искренний друг России. … Специально для научно-практической конференции «О защите внутреннего рынка России» и к парламентским слушаниям по этой теме Ларуш подготовил большой меморандум «Перспективы возрождения народного хозяйства России», который был переведен и издан на русском языке. Кроме того, широкое распространение в России и других странах СНГ получили русские переводы двух его монографий – «Вы на самом деле хотели бы знать все об экономике?» (1992 год) и «Физическая экономика» (1997 год), а также целого ряда научных статей и докладов, опубликованных в «Бюллетене Шиллеровского института науки и культуры».После освобождения Ларуша в 1994 году, Муранивскому удалось организовать ряд его визитов в Москву, в ходе которых Ларуш встречался в стенах РАН и Государственной Думы с узким кругом ученых-экономистов, стоявших на антимонетаристских позициях. В результате сторонниками Ларуша стали такие известные оппозиционные экономисты, как Сергей Юрьевич Глазьев и Татьяна Ивановна Корягина. Последняя, в частности, использовала многие идеи Ларуша в процессе работы над экономической программой Геннадия Зюганова «От разрушения к созиданию. Путь России в XXI век»9 (разделы «денежное обращение и финансы», «банки» и тому подобное)Знаменитая фраза Татьяны Ивановны Корягиной «Клинтон, ведя свою избирательную программу, заимствует некоторые слова из программы Зюганова» звучит не столь анекдотично, если вспомнить о том, что Ларуш симпатизировал Клинтону не в последнюю очередь потому, что видел в нем политика, способного противостоять давлению международного финансового олигархата (которое являлось еще более серьезной проблемой для России образца 90-х годов).Но если влияние идей Ларуша на политическую практику в России было все-таки ограничено (в частности, внутри КПРФ ему противостояли такие влиятельные люди, как Валентин Афанасьевич Коптюг, чьи взгляды можно определить как мальтузианство [9]), то на Украине ему повезло больше: по словам аналитика и публициста Константина Анатольевича Черемных, долгое время плотно сотрудничавшего с ларушитами, Прогрессивная социалистическая партия Украины Наталии Витренко «полностью, с нуля, строилась на идеях Ларуша».[10]Что же касается российских ученых и политиков, воспринявших идеи Линдона Ларуша, то влияние ларушизма прослеживается у таких экономистов, как Михаил Леонидович Хазин, Андрей Борисович Кобяков, психологов Юрия Вячеславовича Громыко, Константина Анатольевича Черемных, популярных публицистов Александра Андреевича Проханова, Максима Калашникова (Владимир Алнксандрович Кучеренко) и других, заметных в медийном пространстве, фигур. Стоит отметить, что явными продолжателями идей Ларуша были такие крупные ученые, как Побиск Георгиевич Кузнецов, горячий сторонник альтернативного монетаристскому физического подхода к экономике, и отец теории концептуального проектирования Спартак Петрович Никаноров.Особый интерес представляет явная симпатия к Ларушу и его идеям таких влиятельных ученых, как Станислав Михайлович Меньшиков, академики РАН Дмитрий Семенович Львов и Александр Григорьевич Гранберг, под руководством которого одному из авторов этого исследования посчастливилось работать в Комитете Верховного Совета России по межреспубликанским отношениям, региональной политике и сотрудничеству.Александр Григорьевич Гранберг, в частности, являлся ведущим российским специалистом в области комплексной программы экономического развития регионов Сибири и Дальнего Востока, и возглавлял Совет по изучению производительных сил (СОПС) при Минэкомразвитии Российской Федерации. Одним из приоритетных проектов, над которыми работал Александр Григорьевич Гранберг, был проект строительства тоннеля под Беринговым проливом, который должен был соединить железнодорожные системы России и США. Эта идея является одной из ключевых в ларушевской программе глобального оздоровления экономики планеты, и нет ничего удивительного, что на конференции «Мегапроекты Востока России» (апрель 2007 года) представил доклад Линдона Ларуша его советник по науке Джонатан Тенненбаум, а месяцем позже сам Ларуш принял участие в чествовании профессора Меньшикова в связи с его 80-летним юбилеем в Москве. На этом празднике академик Гранберг, в частности, поднял тост за то, чтобы в 2027 году, когда тоннель соединит оба берега Берингова пролива, железнодорожную станцию на российском берегу назвали бы именем профессора Меньшикова, а на американском – именем Линдона Ларуша[11].Тема трансберингового тоннеля и связанная с ним идея строительства глобальной межконтинентальной железнодорожной сети является одной из важнейших в отношениях Ларуша с российскими интеллектуальными и политическими кругами. В частности, сочувственно относится к проектам Ларуша глава РЖД Владимир Якунин. В недавнем интервью «Интерфаксу» Якунин заявил о необходимости освоения Дальнего Востока и Камчатки железнодорожным транспортом и предположил, что решение о строительстве трансберингового тоннеля должно быть принято в течение ближайших 3-5 лет. На вопрос о том, не является ли этот проект его футуристичным видением, Якунин дал характерный ответ: «Это не мечтания. Я об этом первый раз сказал, когда вступил в должность... И я не являюсь выдумщиком этой теории»[12].По словам Якунина, во время одной из командировок к нему подошли американские бизнесмены, и предложили исследования по созданию этого транспортного соединения.Не вполне ясно, кем были эти бизнесмены, но точно известно, что в 2004 году состоялась первая встреча главы РЖД с Линдоном Ларушем, во время которой Ларуш предупреждал российского политика о надвигающемся финансовом кризисе. Впоследствии Якунин не раз ссылался на Ларуша в своих выступлениях, в том числе цитируя его взгляды на геополитическое значение Британской империи[13].Стоит отметить, что официально в России проект по соединению России и США железнодорожным путем через Берингов пролив был озвучен в 2007 году в «Стратегии развития железнодорожного транспорта в РФ на период до 2030 года», которая была принята правительством Российской Федерации. Это произошло в значительной степени в результате усилий таких российских ученых, симпатизирующих идеям Ларуша, как профессор Меньшиков и академик Гранберг. Конкретного описания этого проекта в документе нет, но в «Стратегии» говорится, что его реализация планируется после 2030 года. Как следует из интервью Владимира Якунина, воплощение проекта возможно и раньше, в течение ближайших 12-15 лет.В целом в рамках идеологии ларушитов находятся и такие амбициозные российские проекты, как «Урал Промышленный – Урал Полярный», впервые презентованный в 2005 году, хотя реализация этой масштабной программы освоения богатств Северного Урала осложняется слабой экспертной проработкой и отсутствием необходимых инвестиций.Тем не менее, можно констатировать, что за период, начавшийся с деятельности Тараса Васильевича Муранивского по популяризации идеологии Ларуша в России и на Украине, ей удалось стать не бросающимся в глаза, но все же реально действующим фактором политической и экономической жизни страны. Преувеличивать влияние Ларуша и ларушитов не стоит, однако и делать вид, что их идеи в России абсолютно не востребованы, было бы неправильно. С известной долей осторожности можно говорить о том, что идеология Ларуша привлекательна для тех кругов российской политической и финансовой элиты, которые делают ставку на промышленное развитие страны как альтернативу сырьевой и спекулятивной экономике, доминирующей в настоящее время.Последний розенкрейцерОдин из самых интересных вопросов, которые встают перед исследователем деятельности Линдона Ларуша – почему его идеология оказалась такой привлекательной для России 90-х годов и почему при всем этом здесь не сложилось школы ларушитов как таковой?Возможный ответ – или, по крайней мере, направление, в котором следует его искать – будет таким: живой интерес к теориям Ларуша (прежде всего, экономическим) был вызван кризисом марксистской идеологии. Недоверие к марксизму, вызревшее еще в позднесоветские годы и усилившееся в результате краха Советского Союза, подталкивало к поиску альтернативных идеологий. Одной из них – захватившей господствующие позиции – стал агрессивный либерализм, который, однако, отталкивал многих независимо мыслящих и патриотически настроенных интеллектуалов. Еще одной альтернативой стал сумрачный германизм Александра Гельевича Дугина и близких к нему геополитиков. В нем была сильна метафизическая составляющая, но почти отсутствовала внятная экономическая программа. Третьим путем был ностальгический социализм Сергея Ервандовича Кургиняна, привлекавший значительное количество сторонников или, по крайней мере, сочувствующих, но почти целиком основанный на, как сказали бы нынешние молодые люди, epic fail-е советского опыта.В этой ситуации интеллектуалам, которые были не склонны выкидывать весь советский опыт на свалку истории, но понимали обреченность опоры на исторически травмированные широкие массы населения, которые видели много рационального в марксистской экономической модели, но не принимали ее не в последнюю очередь из-за воинствующего материализма и крайней бездуховности – этим интеллектуалам требовалась внятная, научно обоснованная, но не лишенная метафизической основы альтернатива.Идеология Линдона Ларуша, соединявшая экономический анализ, нетривиальный подход к решению классических проблем Economics и увлекательную философию истории, стала именно такой альтернативой. Чрезвычайно важно, что в ней делался принципиальный упор на индустриальное развитие в противовес ничего не производящему спекулятивному финансовому капиталу, господство которого в России 90-х годов казалось безраздельным.Еще одной причиной, обусловившей позитивное восприятие Ларуша у русских интеллектуалов, стала, по мнению хорошо знакомого с ним Константина Анатольевича Черемных, его манера изложения своих мыслей.«Он говорит и пишет, как русский публицист XIX или начала XX века, с усилительными реитерациями, инверсиями и циклическими оборотами (с возрастом в письменной речи это, к сожалению, уходит). Его стоило завести провокационным вопросом, чтобы получить от этого эстетическое наслаждение».И все же этого оказалось недостаточно ни для того, чтобы сделать идеологию новой индустриализации по крайней мере равной по влиянию монетаристской, ни даже для создания отечественной школы, развивающей взгляды Линдона Ларуша (в том смысле, в каком можно говорить, например, о ГУ ВШЭ или ИНСОРЕ как школах либеральной идеологии).По словам Черемных, «в середине 90-х годов было множество достойных людей (разделявших взгляды Ларуша, – К.Б.), хотя в таком смысле ларушитов, как в США, Германии, Швеции, Латинской Америке, Австралии, у нас были, наверное, единицы. Это не его вина или беда: часть из того, что он говорил русским, особенно профессионалам, они знали и без него, и у них были свои авторитеты. В принципе, его месседжи больше нужны не России и не Китаю, а деградирующим западным обществам, и по иным причинам – Третьему миру».Тем не менее, можно с уверенностью утверждать, что Ларуш в России куда менее маргинален, чем на Западе, где его слаженными усилиями академических и политических кругов выталкивают за пределы круга «рукопожатных» интеллектуалов[14]. Во многом это происходит благодаря оторванности российского интеллектуалитета от западного, что, с одной стороны, тормозит процессы взаимообмена информацией, а с другой, является определенной гарантией защиты от агрессивных идеологических влияний.Как нам представляется, оценка российскими учеными сильных и слабых сторон движения и идеологии Линдона Ларуша гораздо более объективна, чем отзывы их западных коллег. Никто из них не навешивает на Ларуша политических ярлыков, хотя и в апологетике своего американского коллеги их обвинить нельзя. Напротив, опрошенные нами российские эксперты прямо говорили об организационном кризисе, который переживало движение Ларуша в 2007-2008 годах, когда, по выражению Юрия Громыко, Ларуш осуществил «маоистскую революцию – огонь по штабам». Опираясь на молодые кадры, он избавился от многих старых соратников, среди которых были и Джонатан Тененбаум, и супруги Либиг, и Анно Хелленойх, и Лор Комп, и Уве Фризике, и Михаэль Витт.«А это были эксперты экстра-класса, – говорит Юрий Громыко. – В отделениях организации в Швеции, Италии – то же самое. По отношению к старым соратникам это было непорядочно; у них не было никаких сбережений. Ларуш фактически выкинул их на улицу».(Справедливости ради, надо заметить, что другие участники этих событий указывают на роль существенных политических и организационных разногласий в уходе этой немецкой группы из движения Ларуша).Для организации в целом это был очень серьезный удар. Можно было бы ожидать, что после таких чисток влияние ларушитов значительно уменьшится – однако этого не произошло. Новая команда, набранная Ларушем, оказалась не менее эффективной, чем ушедшая. Продолжала еженедельно выходить немецкая газета Neue Solidaritaet. В сентябре 2007 года, спустя девять месяцев после того, как немецкая группа покинула организацию, немецкий Шиллеровский институт организовал большую конференцию, собравшую около 400 участников из многих стран Европы и Азии, включая Россию.Штаб-квартира движения в Лисбурге, штат Вирджиния, по-прежнему перерабатывает огромный объем информации, еженедельные выпуски EIR все так же предоставляют читателям качественную аналитику по наиболее животрепещущим проблемам современной политики.16По мнению Константина Анатольевича Черемных, долгое время сотрудничавшего с журналом EIR, самое ценное в наследии Ларуша – «его теория развития науки и его (недописанная) философия математики и искусства, обе ждут продолжателей. Он заложил основу для целого направления гносеологии, которое будет развиваться, когда сойдет мизантропия текущего периода».В этих словах – ответ на вопрос, который часто задавали авторам читатели первых двух частей нашего исследования. Даже сами ларушиты с некоторым удивлением воспринимали провокационное название «Последний розенкрейцер», не понимая, как оно соотносится с их лидером. Разумеется, в значительной степени это метафора. Линдон Ларуш не имеет никакого отношения к тем, кто называл себя розенкрейцерами в позднем Средневековье и Новом времени – а особенно к таким деятелям, как Джон Ди и основатели общества «Золотая заря». Но надо иметь в виду, что исходя из точки зрения легендарного основателя Ордена Розы и Креста Христиана Розенкрейца, и маг, и алхимик Ди, и тем более английские эзотерики из «Золотой зари» могли бы иметь к истинным розенкрейцерам весьма опосредованное отношение.Суть и душа того, что называлось розенкрейцерским посвящением – комплексное преобразование искусства, науки, религии и интеллектуальной сферы тогдашней Европы, стоявшей перед лицом глобального кризиса (Тридцатилетняя война), – на наш взгляд, возродилась в деятельности Линдона Ларуша и его сторонников. Именно поэтому Ларуш представляется нам неким последним розенкрейцером – интеллектуалом, ратующим за гармоничное соединение духовности и науки.1 «Продуктивный треугольник Париж-Берлин-Вена – краеугольный камень общеевроазиатской программы развития инфраструктуры». Впоследствии на основе материалов этой конференции была выработана идея Евроазиатского континентального моста. Материалы докладов EIR, посвященные этому «Новому Шелковому пути», использовались в публикациях российских ученых (в частности, см. Рогов С. Контуры новой российской стратегии //Независимая газета. - Сценарии. -1998. - №3;).2 Еженедельник «Экономическая газета» выходит с 1974 г. (с 2008 г. – только в электронном виде)3 Рейчел Дуглас, личное письмо автору.4 Эту методологию Муранивский применял в конкретных «точечных» операциях. Так, летом 1998 г. он организовал информационное противодействие попыткам некоторых российских политиков (Б. Федорова и других) перейти к системе внешнего валютного администрирования, для чего предполагалось вернуть к власти В. Черномырдина с бывшим министром финансов Аргентины Доминго Кавальо в качестве экспертного советника. Муранивский составил досье, в котором были подробно проанализированы реальные итоги деятельности Кавальо на посту министра финансов Аргентины. Выжимки из этого досье были опубликованы в EIR в октябре 1998 г., но среди российских политиков и экономистов оно распространялось раньше.5 Проф. С.Н. Некрасов «Тарас Васильевич Муранивский»6 Одним из активных защитников Ларуша стал депутат Моссовета Виктор Кузин.7 Явная аллюзия на повесть братьев Стругацких «Волны гасят ветер», где описывается некий Институт Чудаков, являющийся замаскированным пунктом отбора сверхлюдей-«люденов».8 Митрофанов С. Линдон Ларуш против мирового порядка9 http://rudocs.exdat.com/docs/index-170958.html?page=910 «Если приподнять жизненный уровень беднейшей части населения планеты, то ресурсов на всех не хватит. Тогда надо раз в 30 снизить потребление ресурсов в высокоразвитых странах с тем, чтобы человечество прилично жило в целом. Словом, загадка непростая»11 ПСПУ возникла в 1996 г. Стоит подчеркнуть, что на эволюцию взглядов Витренко повлияли ее контакты с Т.В. Муранивским, и, впоследствии, личное знакомство с Л. Ларушем и Хельгой Цепп-Ларуш12 http://www.larouchepub.com/eiw/public/2007/eirv34n22-20070601/14-15_722.pdf13 http://vz.ru/news/2012/4/7/573323.html14 «Мировая Британская империя, а вовсе не Россия, как считают многие, являлась в период своего могущества крупнейшим государством планеты. Соединенные Штаты Америки фактически унаследовали ее геополитические функции, стиль политики, имперские амбиции. Показательно, что распад Британской империи точно совпал с выдвижением на авансцену мировой геополитики США. Мнения о том, что де факто Британская империя в новой модифицированной конфигурации по-прежнему существует, придерживаются сегодня многие мыслители, такие, например, как Линдон Ларуш».15 См. Фурсов А. И. «Интеллектуалы, называющие Ларуша фашистом, не являются интеллектуалами!»16 Новый подъем интереса к Ларушу связан с событиями на арабском Востоке, где арабская весна 2011 г. привела к смене политических режимов в целом ряде стран, хотя аналитики полагали, что арабские диктаторские режимы вполне стабильны и могут существовать еще долгое время. Сразу после начала народных волнений в Тунисе (послужившего толчком ко всей «арабской весне») Ларуш выступил с заявлением, где предупредил об опасности радикального исламизма: «…в ряде стран Магриба и Ближнего Востока сторонники светских реформ были разгромлены, и только финансируемые Саудовской Аравией исламистские движения, такие как «Братья-мусульмане» в Египте располагают ресурсами для того, чтобы бросить вызов существующим режимам». Также Ларуш отметил, что начало событий в Тунисе: «Это экзистенциальный кризис для всего мусульманского мира и всей Африки». Он полагает что события в арабских странах нельзя свести лишь к «социально-экономическим» проблемам (таким, как рост цен и безработица), или «внешним вмешательствам» (таким, как соросовские цветные революции). То есть события арабской весны согласно Ларушу укладываются в рамки его предсказаний глобального кризиса, а арабские страны оказались слабым звеном мирового сообщества.Год спустя в январе 2012 г. Ларуш сообщил, что процесс дестабилизации на Ближнем Востоке поддерживается усилиями США и Великобритании для чего администрация Обамы создала специальный секретный комитет для подготовки «вариантов» помощи сирийской оппозиции, действующий в обход обычных процедур взаимодействия между правительственными учреждениями. В свою очередь сценарий нападения на Сирию разработал Майкл Вайс, возглавляющий службу коммуникаций Общества Джексона, тесно связанного с американскими неоконсерваторами, формировавшими политику при Джордже Буше-старшем, таких как Джеймс Вулси, Ричард Перл, Вильям Кристол и Джош Муравчик, а также ветеран «Проекта Демократия» – Майкл Макфол, новый обамовский посол в Москве. Видные члены Общества Джексона – лорд Майкл Энкрем, 13-ый маркиз Лотиан и сэр Ричард Дирлав, в 1999-2004 гг. возглавлявший английскую МИ-6 при Тони Блэре. «Монаджед, член Сирийского национального совета и исполнительный директор лондонского Стратегического исследовательского и коммуникационного центра, базирующегося в Лондоне, принял концептуальный проект Вайса с легкими поправками» – сообщает Ларуш. То есть вырисовывается конспирологическая картина, когда арабскими революциями манипулируют английские полуофициальные структуры, а «кошельком» революций выступают США.Источник: terra-america.ru.