• Теги
    • избранные теги
    • Компании1754
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1088
      • Показать ещё
      • Показать ещё
      • Показать ещё
      • Показать ещё
      Международные организации79
      • Показать ещё
      • Показать ещё
27 октября, 20:58

Know Thy Consumer and Thyself, Before Thy Tech

Todd Grantham, President and CEO, DDB California New technology and trends that provide us with tools to shape our clients’ brands in order to tell the most impactful creative story possible are one of the hottest topics within the advertising industry. Virtual and augmented reality capability allows brands to immerse their customers like never before. Additionally, providers of location-based media and connected OOH continue to shine as they reach consumers in new ways. And intelligent new ad-tech software promises to serve smarter and measure more. All of these innovations are enough to bring froth to the mouths of marketers everywhere. Because as marketers, new technology is the stuff that excites us. It is where we hope to find a new edge in how we connect with our customers. The pursuit of “what’s next” is what keeps our jobs interesting and the industry dynamic. Though the headlines around these new technologies suggest potential seismic shifts, it’s important to remember that they are simply new means to a familiar end. They are tools to help us deliver on our real task: • Understand and define your brand's truth — its reason for being • Build empathy with customers to understand the value your brand creates in their lives • Use creativity to convey that value in a way that resonates, and builds authentic connections At DDB we use a shorthand for this: “Foundation, Fluency, Feeling then Fame.” By first knowing what will meaningfully connect our audience and our brand we can understand what tools will get us there. Only then does our work as marketers have real impact. Augmented reality (AR) garners a lot of attention, and its story is a good one to illustrate this point. AR has had a painfully slow ascent (safe to say that 2016 wasn’t this technology’s first appearance at the conference). For years, the industry has tried to make this tech mainstream through gimmicky AR experiences: Dragons jumping out of posters; images of super models turning into behind-the-scenes videos; experiences where the emphasis was on the technology, not the story. Brands launched these cotton-candy executions in an attempt to break through and connect, but while they were sweet, they were also short-lived. This year saw the rise of Pokèmon GO, arguably one of the first mainstream AR successes. It made an impact because it wasn’t about the AR. In fact, consumers don’t really think of it as such. It artfully used the relevant parts of the technology to create an experience that was authentic to the Pokémon story — wandering around to catch these little critters in the wild —an experience that was immediately understood and loved by its fans. AR wasn’t the point of Pokémon GO. It was merely the right vehicle to tell an awesome story. Even with its quick success, it remains to be seen if the game will have staying power. In the coming years, the same intention and authenticity will separate successful virtual reality experiences from forgotten ones. Brands that use VR to create meaningful and relevant connections and benefit from fully interactive immersion (see Lockheed Martin’s “Field trip to Mars,” which won big at Cannes this summer) will succeed. Those whose priority is the technology itself, who ask, “How can we do something with VR?” will not. Think about it like this: Just like an artist’s masterwork is created using the right colors in the right places on the canvas, great marketing comes from thoughtfully and artfully using the right tactics in the right places to create a picture that is true to a compelling vision. Over the last 10 years, we have witnessed a significant change in how we connect with consumers, and the speed of that change continues to accelerate. The marketer’s world has been turned upside down by the amount of information we have about our customer, and the complexity of the conversation. In this time of explosive evolution, it’s both increasingly difficult and increasingly important to make sure we are seeing the forest through the trees. Many of the new tools may prove to play an important role in our marketing, but they shouldn’t change our focus. We should flex our empathy muscles, leveraging tech with integrity and respect, and only when appropriate for a great story. Because if and when we find ourselves thinking about the paint more than the painting, our time and our energy will only yield clutter, instead of connections. About the Author Todd Grantham serves as President and CEO of DDB California, where he is responsible for leading the San Francisco office, as well as new and organic business growth. Prior to his role at DDB, Grantham was Associate Partner and Director of Business Development at Goodby, Silverstein & Partners (GSP). In technology, Grantham helped lead GSP’s efforts for HP’s brand reinvention under HP Chief Executive Officer Carly Fiorina and its Global Enterprise business.  He also had stints leading the Yahoo!, Adobe, Loudcloud and Zynga accounts. Both Loudcloud and Zynga are iconic for their disruptive effect on their markets. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

27 октября, 19:45

New Research Reports for Apple, DuPont, & Comcast

New Research Reports for Apple, DuPont, & Comcast

27 октября, 17:36

L-3 Communications (LLL) Q3 Earnings Beats, Raises View

L-3 Communications Holdings Inc. (LLL) posted third-quarter 2016 adjusted earnings of $1.88 per share, beating the Zacks Consensus Estimate of $1.82 by 3.3%.

27 октября, 17:34

Raytheon (RTN) Beats Q3 Earnings Estimates; Raises View

Raytheon (RTN) reported third-quarter 2016 earnings from continuing operations of $1.79 per share, beating the Zacks Consensus Estimate of $1.64 by 9.1%.

27 октября, 16:30

The Zacks Analyst Blog Highlights: Textron, Honeywell International, Rockwell Collins, United Technologies and Lockheed Martin

The Zacks Analyst Blog Highlights: Textron, Honeywell International, Rockwell Collins, United Technologies and Lockheed Martin

27 октября, 15:03

Американцы испытали малоразмерный ударный дрон Perdix

В США испытали рой ударных мини-дронов для подавления ПВО или наступательных вооружений.Напечатанные на 3D-принтере аппараты можно запускать в сторону врага с истребителя или бомбардировщика. Бороться с таким оружием обычными средствами ПВО будет очень трудно, против таких систем нужно современное радиоэлектронное оружие.Министерство обороны США проводит испытания роя беспилотников (БЛА), предназначенных для радиоэлектронного и огневого подавления вражеских средств противовоздушной обороны (ПВО) и ударов по позиционным районам наступательного оружия вероятного противника. Об этом руководитель некогда одного из самых секретных подразделений Пентагона — управления стратегических возможностей (Strategic Capabilities Office, SCO) — Уильям Ропер рассказал во время доклада министру обороны США Эштону Картеру, пишет военно-аналитическое издание The National Interest.По словам Ропера, реализация этой программы даст вооруженным силам США небывалые преимущества при ведении современных боевых действий. Мини-дроны разработаны и построены на стандартных элементах, уже отработанных американской промышленностью, подчеркнул чиновник Пентагона.Перспективный беспилотный летательный аппарат уже получил неблагозвучное для российского уха имя Perdix (лат. «куропатка»).«Они одноразового действия, летят на предельно малых высотах и могут быть использованы в том числе и как средство разведки. Вы можете иметь множество этих мини-беспилотников, причем ровно столько, сколько вам необходимо для выполнения боевой задачи в данном конкретном случае. Большое количество БЛА создает немалые преимущества перед противником. Он будет вынужден вкладывать в свою оборону гораздо больше средств и времени, чтобы надежно защитить себя от подобных роев», — объяснил Ропер.Дрон проекта Perdix, названного в честь древнегреческой героини ПердикиОднако в своих публичных заявлениях он так и не назвал какие-либо конкретные технологии, используемые при создании и эксплуатации новых беспилотников.Единственное, что уточнил Уильям Ропер: малоразмерные дроны могут быть без затруднений запущены с борта самолета-носителя.Такие машины могут находиться в некоем подобии кассеты на борту истребителя или бомбардировщика и отправляться пилотом на выполнение боевой задачи одним нажатием кнопки. На многочисленных испытаниях в качестве носителей роя используются самолеты F-16 и F/А-18.«Хотя мини-дроны действительно обладают преимуществами в плане боевого применения, согласно критерию «эффективность – стоимость», в сравнении со многими другими образцами вооружения и военной техники, у маленьких беспилотников пока весьма ограниченный радиус действия», — уточняет Уильям Ропер.По его словам, внешние обводы беспилотника Perdix созданы с помощью 3D-печати, чтобы обеспечить быстрое производство и более низкие цены аппаратов.По замыслу авторов этой идеи, малоразмерные дроны должны подлетать к своим целям с минимально возможными интервалами и дистанциями между собой. Одна из главных проблем при этом — столкновение дронов друг с другом. Для безопасного автономного полета используются специальные компьютерные алгоритмы. В этом плане разработчики, по их же словам, существенно продвинулись вперед.Есть и серьезные ограничения в применение мини-дронов, считают авторы программы.Военные США пока не в состоянии спроектировать такие машины, которые могли бы возвращаться к самолету-носителю, с которого они были запущены.Сейчас американскими разработчиками изучаются предварительные результаты испытаний. В случае необходимости в программу будут внесены необходимые изменения и дополнения.Упомянутый чиновниками Пентагона беспилотный летательный аппарат — лишь одна из многих разрабатываемых систем для «стайного применения», объяснил российский эксперт в области беспилотных систем, главный редактор журнала «Беспилотная авиация» Денис Федутинов. «В США несколькими заинтересованными структурами организованы работы в данной области. В качестве примера можно привести программу LOCUST управления военно-морских исследований (ONR), а также проект агентства DARPA Gremlins», — говорит Федутинов.DARPA заключила четыре контракта по программе «Гремлин»Контракты были заключены с Composite Engineering, Dynetics, General Atomics Aeronautical Systems и Lockheed Martin.Предполагается, что беспилотники будут действовать против неприятеля, оснащенного современными системами ПВО. Ее преодоление и будет осуществляться благодаря одновременному применению множества дронов.Для этого беспилотные аппараты должны иметь возможность взаимодействия друг с другом, образуя информационную сеть. Это свойство должно обеспечить перераспределение боевых задач в меняющейся обстановке, в том числе в случае выведения из строя некоторых из беспилотников. Такие БЛА, рассчитанные на большие потери, должны быть относительно дешевыми и состоящими из максимально доступных компонентов. «Думаю, перспективные беспилотные стаи могут формироваться из БЛА разного типа, — говорит Федутинов. — Потенциально здесь также могут использоваться широко распространенные в настоящее время мультикоптеры».По словам эксперта, в России также имели место некоторые проекты, направленные на развитие стайных технологий применительно к БЛА. Однако серьезно этой темой в нашей стране еще не занимались. Для реального воплощения подобных идей необходимы серьезные государственные инвестиции, объясняет эксперт. Прежде всего — в разработку необходимых алгоритмов стаи. Стоимость этих работ может превосходить стоимость создания аппаратной части, подчеркивает Федутинов.Управление стратегических возможностей США, функционирующее в тесном контакте с военной промышленностью, было создано для ускорения долгого, дорогого и бюрократического процесса принятия на вооружение того или иного образца оружия. Управление должно интегрировать науку и военную промышленность. «Часто люди, которые никогда ранее не встречались, являются естественными партнерами в деле создания перспективного оружия. Надо использовать эту ситуацию в конструктивных целях», — объяснил журналистам свои задачи руководитель управления стратегических возможностей США Уильям Ропер.«Мы хотим дать командирам неоспоримые преимущества в ходе ведения боевых действий перед противником. Мы беремся за рискованные концепции и доводим результат работы до такого состояния, когда его можно будет использовать в бою», — подчеркивает чиновник Пентагона.Подобные американские разработки следует расценивать как серьезную угрозу, считает заместитель директора Центра стратегий и технологий Константин Макиенко. «Причем эта, без всякого преувеличения, революция в военном деле может произойти достаточно скоро и внезапно, — говорит Макиенко. — Бороться с подобными стаями малоразмерных дронов будет очень сложно физически. Никакое зеркальное противодействие здесь не подходит. Эффективным, на мой взгляд, будет только применение радиоэлектронного оружия, разрушающего интеллектуальные связи в подобном рое».

27 октября, 12:37

F-16 и Tornado продолжают традиции «летающего гроба»

Американская компания Lockheed Martin погубила сотни пилотов НАТО

27 октября, 10:12

The Telegraph: ржавый флот Владимира Путина

Все с удовольствием посмеялись над решением Кремля отправить свой дряхлый ржавый авианосец через Ла-Манш в помощь российской военной операции в Сирии.

27 октября, 06:04

Непосредственная авиационная поддержка: поиски путей совершенствования. Часть 2

Параллельно с разработкой для ВВС средств НАП следующего поколения корпус морской пехоты приобретает технологию для уже имеющихся средств с целью повышения возможностей НАП. Корпус закупил для своих военно-транспортных самолетов KC-130J Hercules Harvest систему огневой поддержки HAWK (Hercules Airborne Weapons Kit) с целью удовлетворения неотложных оперативных потребностей в НАП в Афганистане. Первый комплект был развернут в этой стране в октябре 2010 года.

Выбор редакции
27 октября, 04:02

Kill chain для внутреннего нарушителя

Вчерашняя заметка, как справедливо отметили коллеги в комментариях, ориентирована на внешнего нарушителя и не очень хорошо подходит для описания нарушителя внутреннего. Это и так и не так одновременно. Все зависит от того, о каком нарушителе мы ведем речь. Если это обычный сотрудник, который решил поживиться ценной информацией перед своим увольнением, приведенная Lockheed Martin схема будет избыточной. А вот если мы говорим о специально внедренном на какой-либо критически важный объект "казачке"...

27 октября, 01:06

Defense Stock Roundup: LMT, HON & UTX Beat Q3 Earnings; Rockwell to Buy B/E Aerospace

The major defense stocks put up a strong show last week.The outlook for the aerospace and defense sector is also encouraging when compared to what we saw in Q2.

Выбор редакции
25 октября, 19:49

Lockheed Martin Re-Ups MUOS Satellite Network Contract

Tim Broderick Security, Another big deal just signed for the big defense giant.  Defense titan Lockheed Martin has secured a $92.8 million modification to a previously awarded cost-plus-award-fee contract to fund Mobile User Objective System (MUOS) operations. Services will include engineering, interim logistics, and spares and associated material. MUOS is a secure satellite communication system that, according to the Department of Defense’s contract announcement, “supports a worldwide, multi-service population of users, providing modern netcentric communications capabilities while supporting legacy terminals.” Specifically, the network bolsters the DOD’s communication capabilities by offering two payloads: one supporting the faster Wideband Code Division Multiple Access and another that retrofits the legacy system -- ultra-high-frequency satellites that power the Ultra High Frequency Follow-On -- to these updated standards. Lockheed Martin Space Systems, a subsidiary of its holding company, has been the primary MUOS contractor since 2004. It signed the project’s initial $3.3 billion contract to construct “a next-generation narrowband tactical satellite communications system that will provide significantly improved and assured communications for the mobile warfighter.” The fifth and final satellite launched earlier this summer. According to Lockheed Martin launch announcement, “the MUOS network will provide users with 16 times more communications capacity than the legacy system it will eventually replace.” MUOS-5 joins four other satellites and four ground relay stations as the essential nodes in the Navy’s communication system. Work will be performed in Arizona and California and is expected to be completed by November 2018. No Navy funds will be obligated at the time of award. Contract funds will not expire at the end of the current fiscal year. Efforts will be incrementally funded with weapons procurement; research, development, test and evaluation; and operations and maintenance funds. The Space and Naval Warfare Systems Command is the contracting entity. This first appeared in DefenseSystems here.  Image Credit: Lockheed Martin.  Read full article

25 октября, 17:57

Lockheed Martin (LMT) Tops Q3 Earnings, Sales; '16 View Up

Lockheed Martin's (LMT) third-quarter 2016 earnings of $3.61 per share, surpassing the Zacks Consensus Estimate of $2.86 by 26.2%

25 октября, 17:45

Why Is It So Hard To Reduce The Pentagon Budget?

The Urge to Splurge Cross-posted with TomDispatch.com Through good times and bad, regardless of what’s actually happening in the world, one thing is certain: in the long run, the Pentagon budget won’t go down. It’s not that that budget has never been reduced. At pivotal moments, like the end of World War II as well as war's end in Korea and Vietnam, there were indeed temporary downturns, as there was after the Cold War ended. More recently, the Budget Control Act of 2011 threw a monkey wrench into the Pentagon’s plans for funding that would go ever onward and upward by putting a cap on the money Congress could pony up for it. The remarkable thing, though, is not that such moments have occurred, but how modest and short-lived they’ve proved to be. Take the current budget. It’s down slightly from its peak in 2011, when it reached the highest level since World War II, but this year’s budget for the Pentagon and related agencies is nothing to sneeze at. It comes in at roughly $600 billion -- more than the peak year of the massive arms build-up initiated by President Ronald Reagan back in the 1980s. To put this figure in perspective: despite troop levels in Iraq and Afghanistan dropping sharply over the past eight years, the Obama administration has still managed to spend more on the Pentagon than the Bush administration did during its two terms in office. What accounts for the Department of Defense’s ability to keep a stranglehold on your tax dollars year after endless year? Pillar one supporting that edifice: ideology.  As long as most Americans accept the notion that it is the God-given mission and right of the United States to go anywhere on the planet and do more or less anything it cares to do with its military, you won’t see Pentagon spending brought under real control.  Think of this as the military corollary to American exceptionalism -- or just call it the doctrine of armed exceptionalism, if you will. The second pillar supporting lavish military budgets (and this will hardly surprise you): the entrenched power of the arms lobby and its allies in the Pentagon and on Capitol Hill.  The strategic placement of arms production facilities and military bases in key states and Congressional districts has created an economic dependency that has saved many a flawed weapons system from being unceremoniously dumped in the trash bin of history. Lockheed Martin, for instance, has put together a handy map of how its troubled F-35 fighter jet has created 125,000 jobs in 46 states. The actual figures are, in fact, considerably lower, but the principle holds: having subcontractors in dozens of states makes it harder for members of Congress to consider cutting or slowing down even a failed or failing program. Take as an example the M-1 tank, which the Army actually wanted to stop buying. Its plans were thwarted by the Ohio congressional delegation, which led a fight to add more M-1s to the budget in order to keep the General Dynamics production line in Lima, Ohio, up and running. In a similar fashion, prodded by the Missouri delegation, Congress added two different versions of Boeing’s F-18 aircraft to the budget to keep funds flowing to that company’s St. Louis area plant. The one-two punch of an environment in which the military can do no wrong, while being outfitted for every global task imaginable, and what former Pentagon analyst Franklin “Chuck” Spinney has called “political engineering,” has been a tough combination to beat. “Scare the Hell Out of the American People” The overwhelming consensus in favor of a “cover the globe” military strategy has been broken from time to time by popular resistance to the idea of using war as a central tool of foreign policy.  In such periods, getting Americans behind a program of feeding the military machine massive sums of money has generally required a heavy dose of fear. For example, the last thing most Americans wanted after the devastation and hardship unleashed by World War II was to immediately put the country back on a war footing. The demobilization of millions of soldiers and a sharp cutback in weapons spending in the immediate postwar years rocked what President Dwight Eisenhower would later dub the “military-industrial complex.” As Wayne Biddle has noted in his seminal book Barons of the Sky, the U.S. aerospace industry produced an astonishing 300,000-plus military aircraft during World War II. Not surprisingly, major weapons producers struggled to survive in a peacetime environment in which government demand for their products threatened to be a tiny fraction of wartime levels. Lockheed President Robert Gross was terrified by the potential impact of war’s end on his company’s business, as were many of his industry cohorts. “As long as I live," he said, "I will never forget those short, appalling weeks” of the immediate postwar period.  To be clear, Gross was appalled not by the war itself, but by the drop off in orders occasioned by its end. He elaborated in a 1947 letter to a friend: “We had one underlying element of comfort and reassurance during the war. We knew we’d get paid for anything we built.  Now we are almost entirely on our own.” The postwar doldrums in military spending that worried him so were reversed only after the American public had been fed a steady, fear-filled diet of anti-communism.  NSC-68, a secret memorandum the National Security Council prepared for President Harry Truman in April 1950, created the template for a policy based on the global “containment” of communism and grounded in a plan to encircle the Soviet Union with U.S. military forces, bases, and alliances.  This would, of course, prove to be a strikingly expensive proposition. The concluding paragraphs of that memorandum underscored exactly that point, calling for a “sustained buildup of U.S. political, economic, and military strength... [to] frustrate the Kremlin design of a world dominated by its will.” Senator Arthur Vandenberg put the thrust of this new Cold War policy in far simpler terms when he bluntly advised President Truman to “scare the hell out of the American people” to win support for a $400 million aid plan for Greece and Turkey.  His suggestion would be put into effect not just for those two countries but to generate support for what President Eisenhower would later describe as “a permanent arms establishment of vast proportions.” Industry leaders like Lockheed’s Gross were poised to take advantage of such planning.  In a draft of a 1950 speech, he noted, giddily enough, that “for the first time in recorded history, one country has assumed global responsibility.” Meeting that responsibility would naturally mean using air transport to deliver “huge quantities of men, food, ammunition, tanks, gasoline, oil and thousands of other articles of war to a number of widely separated places on the face of the earth.”  Lockheed, of course, stood ready to heed the call. The next major challenge to armed exceptionalism and to the further militarization of foreign policy came after the disastrous Vietnam War, which drove many Americans to question the wisdom of a policy of permanent global interventionism.  That phenomenon would be dubbed the “Vietnam syndrome” by interventionists, as if opposition to such a military policy were a disease, not a position.  Still, that “syndrome” carried considerable, if ever-decreasing, weight for a decade and a half, despite the Pentagon’s Reagan-inspired arms build-up of the 1980s. With the 1991 Persian Gulf War, Washington decisively renewed its practice of responding to perceived foreign threats with large-scale military interventions.  That quick victory over Iraqi autocrat Saddam Hussein’s forces in Kuwait was celebrated by many hawks as the end of the Vietnam-induced malaise.  Amid victory parades and celebrations, President George H.W. Bush would enthusiastically exclaim: “And, by God, we've kicked the Vietnam syndrome once and for all.” However, perhaps the biggest threat since World War II to an “arms establishment of vast proportions” came with the dissolution of the Soviet Union and the end of the Cold War, also in 1991.  How to mainline fear into the American public and justify Cold War levels of spending when that other superpower, the Soviet Union, the primary threat of the previous nearly half-a-century, had just evaporated and there was next to nothing threatening on the horizon?  General Colin Powell, then chairman of the Joint Chiefs of Staff, summed up the fears of that moment within the military and the arms complex when he said, “I’m running out of demons. I’m running out of villains. I’m down to Castro and Kim Il-sung.” In reality, he underestimated the Pentagon’s ability to conjure up new threats. Military spending did indeed drop at the end of the Cold War, but the Pentagon helped staunch the bleeding relatively quickly before a “peace dividend” could be delivered to the American people. Instead, it put a firm floor under the fall by announcing what came to be known as the "rogue state" doctrine. Resources formerly aimed at the Soviet Union would now be focused on “regional hegemons” like Iraq and North Korea. Fear, Greed, and Hubris Win the Day After the 9/11 attacks, the rogue state doctrine morphed into the Global War on Terror (GWOT), which neoconservative pundits soon labeled “World War IV.” The heightened fear campaign that went with it, in turn, helped sow the seeds for the 2003 invasion of Iraq, which was promoted by visions of mushroom clouds rising over American cities and a drumbeat of Bush administration claims (all false) that Saddam Hussein had weapons of mass destruction and ties to al-Qaeda.  Some administration officials including Secretary of Defense Donald Rumsfeld even suggested that Saddam was like Hitler, as if a modest-sized Middle Eastern state could somehow muster the resources to conquer the globe. The administration’s propaganda campaign would be supplemented by the work of right-wing corporate-funded think tanks like the Heritage Foundation and the American Enterprise Institute.  And no one should be surprised to learn that the military-industrial complex and its money, its lobbyists, and its interests were in the middle of it all.  Take Lockheed Martin Vice President Bruce Jackson, for example.  In 1997, he became a director of the Project for the New American Century (PNAC) and so part of a gaggle of hawks including future Deputy Secretary of Defense Paul Wolfowitz, future Secretary of Defense Donald Rumsfeld, and future Vice President Dick Cheney. In those years, PNAC would advocate the overthrow of Saddam Hussein as part of its project to turn the planet into an American military protectorate. Many of its members would, of course, enter the Bush administration in crucial roles and become architects of the GWOT and the invasion of Iraq. The Afghan and Iraq wars would prove an absolute bonanza for contractors as the Pentagon budget soared. Traditional weapons suppliers like Lockheed Martin and Boeing prospered, as did private contractors like Dick Cheney’s former employer, Halliburton, which made billions providing logistical support to U.S. troops in the field.  Other major beneficiaries included firms like Blackwater and DynCorp, whose employees guarded U.S. facilities and oil pipelines while training Afghan and Iraqi security forces. As much as $60 billion of the funds funneled to such contractors in Iraq and Afghanistan would be “wasted,” but not from the point of view of companies for which waste could generate as much profit as a job well done. So Halliburton and its cohorts weren’t complaining. On entering the Oval Office, President Obama would ditch the term GWOT in favor of “countering violent extremism” -- and then essentially settle for a no-name global war.  He would shift gears from a strategy focused on large numbers of “boots on the ground” to an emphasis on drone strikes, the use of Special Operations forces, and massive transfers of arms to U.S. allies like Saudi Arabia.  In the context of an increasingly militarized foreign policy, one might call Obama’s approach “politically sustainable warfare,” since it involved fewer (American) casualties and lower costs than Bush-style warfare, which peaked in Iraq at more than 160,000 troops and a comparable number of private contractors. Recent terror attacks against Western targets from Brussels, Paris, and Nice to San Bernardino and Orlando have offered the national security state and the Obama administration the necessary fear factor that makes the case for higher Pentagon spending so palatable. This has been true despite the fact that more tanks, bombers, aircraft carriers, and nuclear weapons will be useless in preventing such attacks. The majority of what the Pentagon spends, of course, has nothing to do with fighting terrorism. But whatever it has or hasn’t been called, the war against terror has proven to be a cash cow for the Pentagon and contractors like Lockheed Martin, Boeing, Northrop Grumman, and Raytheon. The “war budget” -- money meant for the Pentagon but not included in its regular budget -- has been used to add on tens of billions of dollars more. It has proven to be an effective “slush fund” for weapons and activities that have nothing to do with immediate war fighting and has been the Pentagon’s preferred method for evading the caps on its budget imposed by the Budget Control Act.  A Pentagon spokesman admitted as much recently by acknowledging that more than half of the $58.8 billion war budget is being used to pay for non-war costs. The abuse of the war budget leaves ample room in the Pentagon’s main budget for items like the overpriced, underperforming F-35 combat aircraft, a plane which, at a price tag of $1.4 trillion over its lifetime, is on track to be the most expensive weapons program ever undertaken.  That slush fund is also enabling the Pentagon to spend billions of dollars in seed money as a down payment on the department’s proposed $1 trillion plan to buy a new generation of nuclear-armed bombers, missiles, and submarines.  Shutting it down could force the Pentagon to do what it likes least: live within an actual budget rather continuing to push its top line ever upward. Although rarely discussed due to the focus on Donald Trump’s abominable behavior and racist rhetoric, both candidates for president are in favor of increasing Pentagon spending.  Trump’s “plan” (if one can call it that) hews closely to a blueprint developed by the Heritage Foundation that, if implemented, could increase Pentagon spending by a cumulative $900 billion over the next decade.  The size of a Clinton buildup is less clear, but she has also pledged to work toward lifting the caps on the Pentagon’s regular budget.  If that were done and the war fund continued to be stuffed with non-war-related items, one thing is certain: the Pentagon and its contractors will be sitting pretty. As long as fear, greed, and hubris are the dominant factors driving Pentagon spending, no matter who is in the White House, substantial and enduring budget reductions are essentially inconceivable. A wasteful practice may be eliminated here or an unnecessary weapons system cut there, but more fundamental change would require taking on the fear factor, the doctrine of armed exceptionalism, and the way the military-industrial complex is embedded in Washington. Only such a culture shift would allow for a clear-eyed assessment of what constitutes “defense” and how much money would be needed to provide it.  Unfortunately, the military-industrial complex that Eisenhower warned Americans about more than 50 years ago is alive and well, and gobbling up your tax dollars at an alarming rate. William D. Hartung, a TomDispatch regular, is the director of the Arms and Security Project at the Center for International Policy. He is the author of Prophets of War: Lockheed Martin and the Making of the Military-Industrial Complex. Follow TomDispatch on Twitter and join us on Facebook. Check out the newest Dispatch Book, Nick Turse’s Next Time They’ll Come to Count the Dead, and Tom Engelhardt's latest book, Shadow Government: Surveillance, Secret Wars, and a Global Security State in a Single-Superpower World. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

25 октября, 15:57

Прибыль Lockheed Martin увеличилась

Москва, 25 октября. /МФД-ИнфоЦентр, MFD.RU/Американский производитель военной техники Lockheed Martin, работающий по контрактам с Минобороны США, сообщил о росте прибыли по итогам III квартала текущего года до 2.4 млрд долл или до 7.93 долл на акцию в сравнении с 865.0 млн долл или 2.77 долл на акц...

25 октября, 15:56

Lockheed Martin (LMT) Beats Q3 Earnings, Sales Estimates

Lockheed Martin's (LMT) earnings per share came in at $3.61, beating the Zacks Consensus Estimate of $2.86 by 26.2%.

25 октября, 15:23

Defense Stocks' Q3 Earnings on Oct 26: BA, GD, NOC, FLIR, CW

Five defense companies are scheduled to release quarterly results before the opening bell on Oct 26.

25 октября, 14:31

"Быки" идут в бой с Apple наперевес

Впервые за последние несколько недель на рынке появилась более - менее внятная идея. Вернее - более-менее внятный настрой. Тому причиной несколько факторов.

25 октября, 14:31

"Быки" идут в бой с Apple наперевес

Впервые за последние несколько недель на рынке появилась более-менее внятная идея. Вернее, более-менее внятный настрой. Тому причиной несколько факторов.

12 сентября, 08:22

Америке и Китаю нужен искусственный интеллект

Американская газета «The News York Times» сообщила о начале переговоров между крупнейшими ИТ - компаниями - Alphabet, Amazon, Facebook, IBM и Microsoft - о выработке единой стратегии развития ИИ (искусственного интеллекта).Это творческое объединение четырех корпоративных гигантов пока еще не получило названия, и ход переговоров не афишируется, пишет The New York Times. Известно, что ИТ-гиганты будут обсуждать развитие искусственного интеллекта и его влияние на «на сферу труда, транспорта и обороны». Как и Илон Маск с организацией Open AI, компании обеспокоены стремительным прогрессом в сфере ИИ и угрозами, которые этот прогресс может нести.Что касается намерений Илона Маска, то следует уточнить, что основатели Open AI, в частности Илон Маск и Сэм Альтман, действительно подчеркивают, что их главная цель — способствовать развитию ИИ (artificial intelligence) без вреда для человека. Компания предлагает ученым сформировать штат полиции искусственного интеллекта, которая будет следить за порядком в мире алгоритмов, кодов и нейросетей. Однако, эксперты не без оснований полагают, что учредители OpenAI также хотят сдержать монополизацию исследований по ИИ, на которую уже претендуют Google и Facebook.Справка:Alphabet Inc. — холдинг, располагающийся в Калифорнии (США). Владеет несколькими компаниями, ранее принадлежавшими Google Inc, и самой Google Inc в том числе. Во главе холдинга находятся сооснователи Google Ларри Пейдж и Сергей Брин.Реорганизация Google в Alphabet была официально объявлена 10 августа 2015 года и завершена 2 октября 2015 года. Все акции Google были преобразованы в акции Alphabet, они продолжают торговаться на Nasdaq как GOOGL и GOOG (класс A — GOOGL, — с правом одного голоса, и класc C — GOOG, — без права голоса.1 февраля 2016 года Alphabet стал крупнейшей компанией в мире по рыночной капитализации, обойдя компанию Apple. Однако, спустя два дня, стоимость компании снова уступила компании из Купертино. 15 мая Alphabet стал опять крупнейшей компанией в мире по рыночной капитализации.Таким образом, разработка стратегии исследований по ИИ становится приоритетной для крупнейших мировых корпораций. Безусловно, задача сделать ИИ максимально безопасным для человечества весьма важна, но в данном случае я хотел бы обратить внимание на применение ИИ в оборонной сфере.Как известно, Пентагон, с которым активно сотрудничает та же Google- Alphabet, придает ключевое значение развитию автономных систем вооружений, которые будут применяться в «войнах будущего».В последнее время технологии ИИ стали более практичными и доступными, что сделало возможным их применение в автономных системах вооружений. И это сразу же вызвало протесты со стороны экспертов ООН и Международного Красного Креста.В феврале этого года та же «TheNewsYorkTimes» рассказала о докладе бывшего сотрудника Пентагона Пола Шерри под названием «Автономное оружие и операционный риск».Пол Шерри руководит программой по разработке приемов ведения «войны будущего» в Центре Новой Американской Безопасности (Вашингтон, округ Колумбия). С 2008 по 2013 годы Шерри работал в Пентагоне над разработкой стратегии применения автономных систем вооружений (АСВ). В 2012 году он стал одним из авторов директивы Министерства обороны, которая устанавливала военную политику по использованию АСВ.В своем докладе Шерри предупреждает о реальных рисках, связанных с АСВ. Он противопоставляет полностью автоматизированные системы, которые могут убивать без вмешательства человека, оружию, которое «держит людей в курсе» в процессе выбора и поражения цели.По его мнению, автономным системам вооружений не хватает «гибкости», поэтому во время выполнения боевого задания могут возникнуть ошибки, которых можно избежать при наличии контроля со стороны оператора.Полностью автономное оружие начинает появляться в армиях различных государств. Южная Корея установила автоматическую турель вдоль границы с Северной Кореей, в Израиле принят на вооружение беспилотник, который запрограммирован атаковать вражеские РЛС противника после их обнаружения.Армия США пока не использует АСВ. Однако, в этом году Пентагон запросил около одного миллиарда долларов для производства корпорацией Lockheed Martin противокорабельной ракеты дальнего действия (Long Range Anti-Ship Missile), которая описывается как «полуавтономная». Цель выбирает оператор, но затем ракета будет автоматически идентифицировать и атаковать вражеские войска.Честно говоря, я не считаю такую систему какой-то новинкой, так как даже принятая на вооружение в 1975 году советская крылатая ракета морского базирования ПКР -500 «Базальт», приемными испытаниями которой я занимался в 80-е годы, точно так же сначала наводилась на цель оператором, а затем сама выбирала свою цель.Справка:Ракетный комплекс «Базальт» получал первичное целеуказание от орбитальных платформ МКРЦ «Легенда», или от средств воздушной разведки. Получая корректировки от МРСЦ «Успех», ракеты следовали к цели на большой высоте, чтобы сэкономить горючее. Приблизившись к цели на дистанцию захвата ГСН, ракеты самостоятельно выполняли распределение целей и снижались до сверхмалой высоты, скрываясь за радиогоризонтом.Первый испытательный запуск «Базальта» чуть было не привел к катастрофе. Ракета сразу же стала самонаводиться на собственный стартовый комплекс. Чтобы таких казусов больше не происходило, в систему ИИ ракеты было введено ограничение на размер цели - не крупнее авианосца.Американцы существенно отстают он нас в противокорабельных ракетных комплексах (долгое время полагались на их количество, а не на качество), и у них все хлопоты с ракетными ИИ еще впереди.Основное внимание в своем докладе Пол Шерри уделяет сбоям и ошибкам компьютерных систем, а также «непредвиденным взаимодействиям с окружающей средой» (как в случае с первым запуском «Базальта»).В качестве альтернативы АСВ, Шерри предлагает «Centaur Warfighting» («Кентаврические системы вооружений»). Термин «centaur» (ИИ плюс оператор) применяется для систем, в которых интегрирована работа людей и компьютеров. Как пишет NYT, в телефонном интервью Шерри все же признал, что просто оператора, «нажимающего на кнопки», недостаточно:«Наличие просто «оповещенного» о действиях машины человека недостаточно», сказал он. «Они (люди) не могут быть просто частью алгоритма работы системы. Человек должен активно участвовать в принятии решений».В сущности наметившийся альянс крупнейших ИТ- корпорация в разработке безопасных стратегий развития ИИ является ответом на уже очевидные опасности как гражданского применения ИИ, так и создания АСВ.В гонку по развитию ИИ-технологий двойного назначения включился Китай, который активно скупает робототехнические компании по всему миру. Совсем недавно китайской фирмой Agic Capital приобретена компания Gimatic, итальянский производитель электрических и пневматических захватов, датчиков и позиционеров. Agic Capital совместно с China National Chemical Corp (ChemChina) и Китайским государственным фондом Guoxin International Investment Corp в январе этого года также выкупили немецкую группу KraussMaffei Group (интегратор промышленных роботов и обработчик пластмассы, углеродного волокна и резины).Американская компания Paslin, интегратор сварочных роботов, систем автоматизации и оснастки, была приобретена китайской компанией Wanfeng Technology Group.Китай пока еще довольно далек от уровня ведущих западных исследователей ИИ. Возможно, что китайские инженеры и ученые даже не стремятся к первенству в этих исследованиях, а будут следовать своему извечному принципу - идти «по пятам» передовиков научно-технического производства и копировать лучшие образцы как гражданского, так и военного назначения.Как бы то ни было, Китай является одним из мировых лидеров в производстве ударных беспилотников. Благодаря покупке вышеперечисленных западных робототехнических компаний, китайские ударные БПЛА будут оснащены самыми современными датчиками, которые помогут им эффективней выбрать и поражать цель. Через некоторое время в прессе могут появиться сообщения о покупке КНР ИТ-компаний, разрабатывающих программное обеспечение для боевых роботов.Как бы то ни было, две ведущие военные державы, США и Китай, вступили в гонку по развитию самых передовых и опасных систем вооружений, которые предполагают создание армий автономных роботов-убийц. Это станет новой революцией в военном деле, в стороне от которой, будем надеяться, не останутся и российские вооруженные силы.Автор: Владимир Прохватилов, президент Фонда реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наукhttp://argumentiru.com/army/2016/09/438061

05 сентября, 20:01

Российские авиаконструкторы достигли «вершины инженерной мысли»

Россия закончила реализацию еще одного важнейшего и уникального инженерного проекта. Объявлено о создании «в металле» так называемого двигателя второго этапа для истребителя пятого поколения Т-50 (или ПАК ФА). Это, без преувеличения, настоящий прорыв – аналоги столь сложному изделию пока есть только в США. С помощью нового двигателя Т-50 обретет свою настоящую силу.О том, что двигатель (так называемое изделие 30) готов, сообщил на Восточном экономическом форуме генеральный директор Комсомольского-на-Амуре авиационного завода (филиала компании «Сухой») Александр Пекарш. «Двигатель второй очереди готов, работает. Испытания идут по плану», – цитирует его ТАСС. Речь идет, конечно, о наземных, стендовых испытаниях – планируется, что оснащенный новым двигателем истребитель поднимется в воздух только в следующем году. Однако сам тот факт, что двигатель уже готов, собран и испытывается, знаменателен.Именно отсутствие нового современного двигателя было одним из аргументов тех, кто отказывался называть истребитель Т-50 машиной пятого поколения. Теперь ПАК ФА (перспективный авиационный комплекс фронтовой авиации) способен стать воистину сверхманевренной многофункциональной боевой машиной, способной «прощать» погрешности пилотирования и летать на сверхзвуковых скоростях без использования форсажа, атаковать противника в любых метеоусловиях.«Это давний проект, позволяющий выйти на новый уровень, в какой-то мере догнать Соединенные Штаты, которые тоже не стоят на месте и делают задел уже на шестое поколение, – рассказал газете ВЗГЛЯД профессор Академии военных наук Вадим Козюлин. – Но между тем государств, которые имеют самолеты пятого поколения, немного: это США и некоторые их союзники. Китай пытается также создать такой самолет. Одним словом, в современной неспокойной обстановке это очень важно».Действительно, у американцев имеется истребитель пятого поколения F-22, а также истребитель-бомбардировщик пятого поколения Lockheed Martin F-35 Lightning II. Однако США – единственная страна, имеющая целые эскадрильи истребителей пятого поколения. Первая из них появилась еще в 2005 году.Что касается России, то проект ПАК ФА, или Т-50, в целом реализован. Первый полет истребитель пятого поколения совершил еще в 2010 году. Широкой публике он был продемонстрирован на авиасалоне МАКС-2011. Однако двигатель этого истребителя – так называемый двигатель первого этапа, известный в инженерных кругах как «изделие 117» – существенно уступал его американским аналогам. Двигатель первой очереди по существу является модернизированной версией двигателя АЛ-41Ф1С, который предназначен для истребителей Су-35С. А ведь эти боевые машины относятся к четвертому поколению. То есть ряд требований, которые предъявляются к Т-50, с «изделием 117» недостижимы в принципе. Речь, прежде всего, идет о маневренности в условиях боя на сверхзвуковых скоростях.Как ранее заявлял генеральный конструктор НПО «Сатурн» Юрий Шмотин, с новым двигателем, так называемым двигателем второй очереди, истребитель пятого поколения «станет более послушным и сможет быстрее реагировать на действия пилота». Всего же, как отмечал конструктор, новый двигатель будет отличаться от своих предшественников увеличенной удельной тягой, сниженным удельным расходом топлива, меньшим весом и будет относительно дешевым в обслуживании и эксплуатации. Чтобы построить такой двигатель, пришлось решить большое количество сложных инженерных задач – например, создание компрессора высокого давления с использованием новых материалов и технологий. В американской прессе его местный аналог именовался «вершиной инженерной мысли».В российском «изделии 30» есть много своих уникальных разработок. Среди них прежде всего выделяется лопатка турбины. Она сделана из уникальных жаропрочных никелевых сплавов и имеет крайне сложную конструкцию. Ничего похожего в двигателе первого этапа нет.Российский двигатель второго этапа разрабатывался в кооперации всех конструкторских бюро Объединенной двигателестроительной корпорации (ОДК). Главным же разработчиком является ОКБ имени А. М. Люльки. Об этом ранее сообщал РИА «Новости» глава ОДК Владислав Масалов. Он же назвал имя главного конструктора проекта – Евгений Марчуков.Серийное производство Т-50 начнется в конце 2017 года. А значит, в войска истребители пятого поколения с «изделием 30» поступят в 2018 году.Эксперты, отмечая важность достижения, не спешат говорить о том, что Россия создала лучшую в мире машину. В ответ на вопрос газеты ВЗГЛЯД, какая из машин, обновленный Т-50 или американский F-22, лучше, Козюлин отметил, что сейчас сравнение будет «в пользу того, кто сравнивает». «Пока обе эти машины не встретились в воздухе, бессмысленно об этом рассуждать, – считает он. – Каждый аналитик, считающий тот или иной самолет лучшим, найдет в них плюсы в свою пользу». Остается надеяться, что такой встречи никогда не произойдет. Ведь сойтись Т-50 и F-22, по крайней мере в нынешних международных условиях, могут, только если США и Россия вступят в прямой военный конфликт.Олег Москвин

04 августа, 16:04

Выйдет ли Турция из НАТО?

9 августа президент Турции Эрдоган посетит с визитом Москву, как сообщил турецкий вице-премьер Мехмет Шимшек. Российско-турецкая встреча в верхах характерна не только тем, что состоится впервые после девяти месяцев весьма напряженных отношений и вскоре после неудавшегося путча, но еще и потому, что она пройдет на фоне резко ухудшившихся отношений Турции с Западом.31 июля турецкие военные числом в 7 тысяч человек повторно (первый раз - 16 июля во время попытки переворота) заблокировали американскую военную базу Инджирлик. Турецкая газета Hurriyet сообщила, что поводом для этого послужили слу­хи о том, что в го­роде Ада­на, ко­торый рас­по­ложен в 8 км от во­ен­ной ба­зы, го­товит­ся но­вая по­пыт­ка пе­рево­рота.На днях ту­рец­кое издание Yeni Safak на пер­вой по­лосе опуб­ли­кова­ло статью, в ко­торой «че­лове­ком, сто­ящим за про­валив­шей­ся по­пыт­кой пе­рево­рота в Тур­ции» на­зван от­став­ной аме­рикан­ский ге­нерал Джон Кэм­пбелл. В статье его об­ви­нили в том, что ге­нерал пре­дос­тавлял средс­тва ЦРУ за­говор­щи­кам, про­водя с ними сек­ретные встре­чи на ба­зе Ин­джир­лик.Кемпбелл по версии турецких СМИ действовал при поддержке ЦРУ, которое курирует сетевые структуры турецкого оппозиционера Фетхуллаха Гюлена. Для финансирования военного переворота было выделено 2 миллиарда долларов, которые Кэмпбелл тайно переправил через банк UBA в Нигерии главарям заговорщиков.Кэмпбелл вел приготовления и переговоры в Турции в течение восьми с половиной месяцев. Он руководил группой из 80 агентов ЦРУ, которые через сторонников Фетхуллаха Гюлена внедряли в армию диверсионные группы и склоняли турецких военных к организации путча.Во время обысков в Инджирлике были обнаружены архивы гюленистов, в которых они содержали обширные досье на каждого члена агентурной сети и членов их семей. Видимо, эти документы, а также допросы арестованных турецких генералов, и послужили основой для обвинений против Кемпбелла.Пред­се­датель Ко­мите­та на­чаль­ни­ков шта­бов (КНШ) Во­ору­жен­ных сил США ге­нерал Джо­зеф Дан­форд наз­вал эти обвинения аб­сурдными:«Я ви­дел эти со­об­ще­ния и я так­же ви­дел ре­ак­цию со сто­роны са­мого ге­нера­ла Кэм­пбел­ла», - ска­зал Дан­форд, за­метив, что ник­то не мог про­ком­менти­ровать эту ин­форма­цию луч­ше, чем сам быв­ший во­ена­чаль­ник. «Он мой лич­ный друг, он сей­час за­нима­ет­ся раз­личны­ми ве­щами и точ­но не пла­ниро­вани­ем пут­чей внут­ри Тур­ции».Симптоматично, что турецкое издание Haber Turk связало блокировку натовской базы с приездом главы комитета начальников штабов ВС США Джозефа Данфорда, намеченным как раз на 31 июля. Именно дружеские отношения с ним являются для Эрдогана и его окружения косвенным подтверждением причастности генерала Кемпбелла к «недоперевороту».Джозеф Данфорд - это боевой генерал, прошедший успешную военную карьеру от командира взвода до главы КНШ вооруженных сил США. В 2012 -2014 годах он был командующим группировкой вооруженных сил США (USFOR-A) и Международными силами безопасности в Афганистане (ISAF).Джозеф ДанфордНазначить Данфорда на эти должности Барака Обаму убедил спецпредставитель президента США по Афганистану и Пакистану Марк Гроссман (Marc Isaiah Grossman), бывший посол США в Турции, который был координатором турецких ячеек натовского проекта «Гладио».Совместными усилиями Гроссман и Данфорд обеспечили переизбрание Х.Карзая президентом Афганистана. Данфорд с 1999 года по 2000 год служил помощником (executive assistant) заместителя председателя КНШ Джозефа Ралстона (Joseph W. Ralston), с которым его также связывают дружеские отношения.В марте 2003 года Данфорд участвовал во вторжении в Ирак, его бывший начальник Д. Ралстон стал уже вице-председателем компании Cohen Group, созданной в 2001 году бывшим министром обороны Уильямом Коэном (William Sebastian Cohen), и входил в совет директоров Lockheed Martin.Джозеф Ралстон в сентябре 2006 года стал спецпредставителем президента США по борьбе с Рабочей партией Курдистана. Кроме того, консультировал лоббистский американо-турецкий совет.Д. Ралстона называли «торговцем оружием в дипломатическом костюме», т. к. он обеспечивал серьёзные турецкие заказы для Lockheed Martin и других компаний американского ВПК.Что касается Cohen Group, которая специализируется в частности на торговле оружием и ином «неконвенционном» транзите в интересах Командования спецопераций армии США (USASOC), то Марк Гроссман некоторое время был ее руководителем.Итак, прибывший 31 июля в Турцию Данфорд связан дружескими, деловыми и служебными отношениями с группой высокопоставленных американских разведчиков (Гроссман) и военных (Ралстон, Кемпбелл), которые курируют Турцию, и если США действительно причастны к попытке переворота, то за кулисами путча стоят именно эти влиятельные лица.Прибыв в Инджирлик, Джозеф Данфорд добивался встречи с турецким премьером Бинали Йылдырымом. Какова могла быть цель этой встречи, и зачем Эрдогану понадобилось устроить политическую антиамериканскую демонстрацию, заблокировав Инджирлик в день прибытия туда Данфорда?Дело в том, что премьер Йылдырым довольно тесно связан с турецким холдингом Yildirim Group Inc, который может быть причастен к «бизнес-проектам» американских силовиков. «Срочный визит Д. Данфорда в Турцию и блокирование базы Инджирлик — это решение вопросов транзита через военную базу… Многолетняя «тема» Cohen Group и USASOC», - пишет информированный российский блогер Scofield. Учитывая, что Бинали Йылдырым продемонстрировал полную лояльность Эрдогану во время путча, то вряд ли Данфорд добился от него понимания текущих, а тем более стратегических интересов США в регионе.Некоторые эксперты допускают возможность, что после попытки переворота Эрдоган может инициировать выход Турции из военной организации НАТО и закрыть все базы США в Турции. Вспомним, что именно так поступил генерал де Голль, когда узнал о причастности ЦРУ и германской разведки БНД к серии покушений на него.Такой поворот событий не исключен. Полностью из НАТО Турция не выйдет, так как членство в НАТО повышает ее региональный статус.На данный момент Эрдоган ограничивается полумерами, своего рода политическим шантажом, намереваясь либо прекратить, либо взять под свой контроль американский транзит через базу Инджирлик.Не так давно и Великобритания продемонстрировала свое желание принять участие в контроле для спецслужб транзитными потоками, назначив в ноябре прошлого года послом в Москву Лоуренса Бристоу, специалиста по Турции и Азербайджану.Учитывая вековые традиции присутствия британских спецслужб на Ближнем Востоке и Малой Азии, можно констатировать, что в Большой Игре вокруг «турецкого проекта» принимают участие уже как минимум четыре игрока - Турция, США, Россия и Великобритания. Евросоюз в данном случае активным игроком назвать пока нельзя.+Предстоящий визит Эрдогана в Москву расставит точки над «i» не только в вопросе о возобновлении пресловутого «Турецкого потока» и российского туризма, но главным образом, в проблематике возможного российского участия в противостоянии Эрдогана коллективному Западу.Автор: Владимир Прохватилов, Президент Фонда реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наукhttp://argumentiru.com/world/2016/08/435270

19 февраля, 06:15

Пентагон борется с монополистами: нам стоит поучиться

Счетная палата США отклонила протест корпораций «Боинг» и «Локхид Мартин» на решение ВВС США отдать контракт на разработку дальнего ударного бомбардировщика (LongRangeStrikeBomber (LRS-B)) нового поколения корпорации «Грумман Нортроп». Об этом пишет редактор военного отдела «TheNationalInterest» Дэйв Маджумдар.Счетная палата рассмотрела проблематику решения, оспариваемого Boeing и «не нашла никаких оснований для поддержания или отстаивания протеста», пишет Ральф Уайт, помощник главного юрисконсульта СП США по вопросам госзакупок - «Отклоняя протест «Боинга», СП руководствовалась тем, что, что техническая оценка и оценка стоимости была разумной в соответствии с условиями ходатайства и в соответствии с законами и правилами госзакупок».В подробности рассмотрения иска СП не вдается, так как программа разработки сверхдальнего бомбардировщика, способного нести ядерные боеприпасы, сверхсекретна.«Боинг» не намерен сдаваться и рассматривает возможность подачи иска в систему Федеральных судов США (U.S. federal court system).Если «Грумман Нортроп» удержит за собой этот контракт, пишет Дэйв Маджумдар, то эта корпорация «сумеет выжить как независимый генподрядчик». Но в этом случае военно-космический бизнес «Боинга» придет в окончательный упадок (If Boeing loses, its military aerospace business may enter into a potentially terminal decline), а производственные линии ряда проектов, в том числе и самолета РЭБ EF - 18 G (Growler) могут быть закрыты.По большому счету российским производителям аэрокосмической техники   неопределенность в выборе генподрядчика по разработке сверхдальнего ударного ядерного бомбардировщика на руку, это бесспорно.Но с другой стороны, Пентагон, отдав предпочтение «Грумман Нортроп» перед могучими монополистами «Боингом» и «Локхид Мартин», руководствовался не в последнюю очередь идеей создания конкуренции среди американских оборонных корпораций. И в этом плане нам стоит поучиться у американских военных. Практически абсолютная монополия корпорации «Сухой» не может не привести к негативным последствиям для отечественного авиапрома.Автор: Владимир Прохватилов, президент Академии реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наукhttp://argumentiru.com/world/2016/02/421452

14 февраля, 06:05

Истребитель нового поколения создается под лазерное оружие

Американские корпорации приступают к первым работам по созданию истребителя следующего, шестого, поколения. Предполагается, что он должен заменить все прочие существующие американские истребители (кроме F-35) и сможет гарантированно уничтожать сверхманевренные российские боевые самолеты. Ставка сделана на лазерное оружие. Мировые СМИ уже неоднократно сообщали о многочисленных проблемах нового американского многоцелевого истребителя F-35. Главные из них – это недостаток маневренности в двух из трех вариантов самолета, а также недостаточно эффективное вооружение, которое по идее должно было обеспечить F-35 победу над потенциальным противником до начала маневренного боя с ним. Неспособность F-35 противостоять в «собачьей свалке» новейшим российским Су и МиГ, а также китайским истребителям, с них скопированным, стала причиной того, что Пентагон стал рассматривать возобновление производства модернизированных вариантов истребителей F-15 и F-16. Это дешевле, чем снова запускать конвейер, с которого сходили значительно более современные и дорогие самолеты F-22, предназначенные в основном для воздушного боя. Их выпуск был прекращен в 2011 году.

26 ноября 2015, 10:23

Scofield: Российская «малина» сказала Vanguard: «Нет...»

Хакан Фидан — глава турецкой MIT c 2010 года. До «арабской весны» он был мало известен, но сегодня он является ключевым советником Эрдогана. Джеффри Джеймс, недавний посол США в Турции, писал о нем: «Мы должны работать с ним… Но мы не должны считать его другом Соединенных Штатов. Он им не является». Рост влияния Фидана происходил на фоне падения влияния США в Турции — у Вашингтона были давние отношения с турецкими военными, многие из которых сегодня находятся в тюрьме.

06 ноября 2015, 20:14

Boeing и Lockheed Martin опротестовали выбор разработчика нового бомбардировщика США

Корпорации Boeing и Lockheed Martin направили в пятницу официальный протест, попросив правительство США пересмотреть решение о предоставлении компании Northrop Grumman контракта на разработку стратегического бомбардировщика нового поколения LRS-B для ВВС страны, сообщил Boeing. «Boeing и Lockheed Martin пришли к заключению, что процесс отбора создателя будущего LRS-B (Long Range Strike Bomber – прим. ВЗГЛЯД) был в корне неверен», – приводит заявление компаний ТАСС. Boeing и Lockheed Martin, которые подавали совместную заявку на участие в конкурсе, после объявления его итогов заявили, что разочарованы решением Пентагона. «Нам интересно знать, какую роль в конкурсе играли вопросы цены и рисков, так как мы уверены, что наше совместное предложение предлагает уникальный опыт, возможности и ресурсы для этой жизненно важной программы», – отметили компании. В конце октября Петагон сообщил, что производителем нового стратегического бомбардировщика, который будет находиться на вооружении в течение ближайших 50 лет, станет корпорация Northrop Grumman. Всего планируется построить 100 самолетов, в том числе на первом этапе – 21, из расчета 511 млн долларов за самолет в ценах 2010 года. Новый бомбардировщик ВВС США, над созданием которого в рамках программы LRS-B трудятся американские концерны Northrop Grumman, Boeing и Lockheed Martin, получит ядерное вооружение, хотя в первые несколько лет службы не будет сертифицирован для этой цели. Предварительное проектирование LRS-B началось в 2010 году, вскоре после того, как Пентагон и ВВС США передали оборонным компаниям требования к новым самолетам. Предполагается, что после принятия на вооружение LRS-B постепенно заменит в войсках устаревающие бомбардировщики B-2 и B-52 Stratofortress. Согласно действующему графику, первый новый бомбардировщик должен поступить на вооружение США в 2020 году. Закладки:

21 октября 2015, 04:02

США заключили сделку с Саудовской Аравией по поставке боевых кораблей на $11,25 млрд

Сделка по поставке Саудовской Аравии четырех прибрежных боевых типа LCS (littoral combat ship – ред.) производства Lockheed Martin была одобрена Госдепартаментом США. Об этом сообщает американское военное издание Defense News. Сообщается, что общая сумма контракта составит $11,25 миллиардов. «Мы очень рады возможности предоставить Королевству Саудовская Аравия четыре многозадачных боевых единицы, сооруженных на основе высококлассных боевых кораблей прибрежной зоны», — отметил Кит Литтл, представляющий интересы компании Lockheed Martin. По словам Литтла, компания надеется на поддержку со стороны американского Конгресса и дальнейшее сотрудничество с Саудовской Аравией по продаже более 20-ти патрульных катеров, 3-х морских патрульных самолетов и другой военно-морской техники «по меньшей мере на $16 миллиардов». В течении следующих 30 дней Конгресс США должен либо поддержать сделку, либо отменить.

16 октября 2015, 00:24

Новый конвертоплан от Bell Helicopter

Помните, мы рассматривали интересное техническое решение - Что такое синхроптер. Так вот, еще не утихли споры по поводу эффективности и нужности существующих Полусамолетов или полувертолетов Bell-Boeing V22-Osprey , а уже объявлено о готовности создавать и выпускать новую модель конвертопланов. Компании Bell Helicopter и Sikorsky объявили о полной готовности создавать военные вертолёты и конвертопланы нового поколения. Информационный портал defensenews.com сообщает, что на конференции Ассоциации армии США (AUSA), которая в эти дни проходит в Вашингтоне, разработчики показали полноразмерную модель и симулятор нового поколения конвертопланов V-280 Valor, которые должны заменить конвертоплан V-22 Osprey, а также вертолёт SB-1 Defiant, стоящие на вооружении армии США. Конвертоплан V-280 Valor разрабатывают компании Bell Helicopter и Lockheed Martin. По словам создателей, они уже сейчас готовы начать производство новых летательных аппаратов, хотя по планам американских военных новые конвертопланы должны поступить на вооружение ВС США только к 2030 году.   Выставочный образец конвертоплана V-280 Valor, defensenews.com   Главным преимуществом V-280 Valor перед V-22 Osprey разработчики называют более низкую стоимость при лучших лётных характеристиках (закупка одного V-22 Osprey обходится американской армии в $115–116 млн). В новой модели не будет съёмного крыла, что позволит снизить общий вес машины, а также поворотного двигателя – в V-280 Valor положение меняет только ротор винта.   Компьютерная модель конвертоплана V-280 Valor, bellv280.com   Ещё одна новация, применённая в V-280 Valor – полностью композитный фюзеляж. По словам разработчиков, это сделает новые машины более лёгкими и прочными. По предварительным расчётам, новый конвертоплан сможет развивать скорость в 518 км/ч, боевой радиус полёта составит 1 500 км, а перегоночная дальность – 3 900 км. При этом экипаж машины будет состоять из двух человек, а ещё 12 солдат в полной экипировке смогут поместиться в пассажирском салоне.   Холдинг «Вертолёты России» работает над конвертопланами для российской армии. Информационное агентство «РИА Новости» сообщает о том, что разрабатываемый в России гибрид самолёта и вертолёта должен стать универсальной машиной. По замыслу разработчиков, конвертоплан может быть полноценным ударным средством, обеспечивать поддержку сухопутным войскам, а также использоваться на кораблях военно-морского флота. Заместитель генерального директора холдинга «Вертолёты России» Андрей Шибитов заявил, что в компании разрабатывают совершенно новую для России технологию конвертоплана с гибридной силовой установкой, способной разгонять летательный аппарат до 500 км/ч. Разработка новых летательных аппаратов пройдёт в три этапа. На первом этапе планируется создать беспилотник массой до 300 кг для демонстрации возможностей новой технологии. Следующим шагом будет создание конвертоплана массой до 2 т. Такая машина будет управляться дистанционно и станет промежуточным звеном для создания полноценного конвертоплана. На третьем этапе разработчики планируют построить пилотируемый аппарат, способный нести на борту вооружение и пассажиров.   Еще немного интересного про авиационную технику: вот знаменитая конструкция Летающее крыло, а вот Эффект Полякова — как сбивали американцев и именно В России разработали уникальный вертолет. Посмотрите вот на такой Чудо-юдо самолет и Как американский пилот сам себя сбил Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=78770

06 октября 2015, 16:54

США приступили к выпуску супероружия

Производство боевых лазеров, которые впоследствии поступят на вооружение американской армии, наладила компания Lockheed Martin. Контракт на разработку, изготовление и тестирование супероружия производитель получил в апреле 2014 года. Мощность боевого лазера составит 60 кВт. Установка модульного типа: ее можно модифицировать путем добавления новых излучателей, чтобы увеличить мощность до 120 кВт. Каждый модуль унифицирован, за счет чего масштабный выпуск установок можно развернуть очень быстро, при  этом цена каждой единицы будет сравнительно невысока. В Lockheed Martin заявляют: Надежная лазерная система с минимальным оперативным временем простоя создана на основе интеграции модульных волоконных лазеров. Благодаря использованию модульных лазеров возможность полного отказа системы из-за поломки в одном месте практически невозможна. Производство также является доступным из-за легкости воспроизведения компонентов модулей. По мнению экспертов, в установке будет использован боевой оптоволоконный лазер, который использует технологию спектрального луча. В этом случае значительное количество лучей из оптических волокон фокусируется в один мощный луч, что и обеспечивает высокую эффективность при поражении целей. В сравнении с твердотельными лазерами устройствам этого типа требуется на 50% меньше энергии. Оружие предполагается устанавливать на боевые машины HEL MD. Использоваться оно будет для поражения беспилотных летательных аппаратов, артиллерийских снарядов, минометных мин и неуправляемых ракет при решении оборонных и наступательных задач на земле, воде и суше.

10 сентября 2015, 01:19

Scofield: Россия против USASOC

01.07.2015 г. сменился командующий USASOC — Командования специальных операций Армии США (Сухопутных войск). Чарльз Кливленд (Charles T. Cleveland), возглавлявший USASOC c 24.07.2012 г. (см. USASOC Receives New Commanding General ), ушёл в отставку после 37 лет службы в военной разведке и различных подразделениях ССО. Новым командующим USASOC назначен Кеннет Тово (Kenneth E. Tovo). О каждом из них стоит сказать несколько слов.

07 сентября 2015, 10:45

Scofield: Политэкономия XXI века

С 19-го по 21-е мая 2015 г. в Тампе прошла очередная ежегодная Индустриальная конференция сил специальных операций (Special Operations Forces Industry Conference — SOFIC-2015), в которой было свыше 9000 государственных и отраслевых участников, включая 340 компаний, представивших свои разработки. Целью конференции являлось обсуждение текущих и будущих вызовов, и поиск решений наилучшей поддержки ССО США для действий в различных точках земного шара. Официальный бланк повестки дня содержал указание на спонсоров мероприятия — Northrop Grumman Corporation, Lockheed Martin Corporation, General Dynamics Corporation и CACI International Inc.

09 августа 2015, 13:34

Scofield: SOS International. Бизнес на проигрыше партнеров

Война против ИГ оказалась тяжелее, чем ожидалось: уже год эта террористическая группировка выдерживает удары ВВС США по ее позициям в Сирии и в Ираке. Но фирмы-подрядчики Пентагона от этого только выигрывают. Компания Lockheed Martin получила дополнительный заказ на ракеты Hellfire, AM General отправляет в Ирак 160 «хамви», изготовленных в США, а General Dynamics продает Багдаду танковые боеприпасы на миллионы долларов.

10 сентября 2014, 00:03

Завершено строительство первого модуля корабля Orion

В НАСА заявили, что создание первого модуля частично многоразового космического корабля Orion завершено. Это очень важный шаг для американской космической программы.   Корабль Orion создавался инженерами Lockheed Martin в рамках масштабной программы «Созвездие». Его хотели использовать для полетов на МКС, на Луну или даже к Марсу. Программа «Созвездие» была свернута в 2010 году, но разработка корабля на этом не завершилась. Первый беспилотный полет служебного модуля Orion должен состояться в декабре 2014 года. В качестве ракеты-носителя была выбрана Delta IV Heavy. Ранее для запуска предполагалось использовать ракету Ares I, но потом от этой идеи отказались. Во время первого полета аппарат поднимется на высоту менее шести тыс. км. НАСА также не оставляет надежд на первый полет на Марс. Для реализации этой цели в дополнение к аппарату Orion разрабатывается сверхтяжелая ракета-носитель Space Launch System (SLS). Беспилотный запуск SLS должен состояться в 2017 году.  Первое испытание систем корабля Orion было произведено в феврале 2014 года. В августе специалисты НАСА провели второе испытание, во время которого, было проверено, в частности, взаимодействие систем корабля с водой. Кроме космического корабля Orion на данный момент в США разрабатывается еще несколько типов аппаратов, призванных сменить корабли серии Союз. Речь идет о частично-многоразовых кораблях CST-100 и Dragon SpaceX, а также о многоразовом челноке Dream Chaser.  ссылка на источник

10 апреля 2014, 22:20

С космодрома на Канаверале запущен секретный разведывательный спутник США

В американском штате Флорида в четверг состоялся запуск ракеты-носителя Atlas 5 с засекреченным спутником, который будет использоваться в интересах Национального управления разведки (НРУ) США. Ракета стартовала с космодрома на мысе Канаверал в 13:45 по времени Восточного побережья США (21:45 мск). Выводить секретный космический аппарат на орбиту было доверено компании United Launch Alliance - совместному предприятию авиационных гигантов Boeing и Lockheed Martin. Спутник был помещен в специальную капсулу в верхней части ракеты-носителя Atlas 5, в первой ступени которой используется российский ракетный двигатель РД-180 НПО "Энергомаш". В соответствии с требованиями Пентагона, через 3,5 минуты после запуска отслеживание полета сторонними наблюдателями было прекращено. Как сообщили представители United Launch Alliance, старт прошел в штатном режиме. По данным СМИ, секретный спутник будет доставлен на геостационарную орбиту высотой около 35,9 тыс. км. Первоначально запуск был намечен на 25 марта, но был перенесен из-за неполадок с радиолокационным оборудованием на мысе Канаверал. За последние два года в интересах НРУ были запущены семь секретных спутников, включая нынешний.

14 января 2014, 09:07

Палубные беспилотники с ракетами – новое в тактике войн

За желанием США сделать палубные беспилотники более крупными и грузоподъемными стоит трансформация тактики будущих боевых действий. Имея значительное превосходство в части организации военных операций и ведения боевых действий с применением авианосцев, США уходят вперед в главной составляющей этого вида вооружений – применении палубной авиации. После того, как палубный беспилотный летательный аппарат X-47B в 2013 году прошел испытания на уровне демонстратора технологий, казалось – это предел, и дальше в развитии связки «авианосцы-истребители» двигаться некуда, по крайней мере, в ближайшие лет 10. Однако ВМС США изменили концепцию. Они заявили, что намерены заказать более крупный палубный беспилотник, сопоставимый по размерам с истребителем F-14 Tomcat – старым, если не старейшим (1970 года рождения), палубным истребителем компании Grumman Aircraft Engineering Corporation. Вы, наверное, улыбнетесь - единственной страной, куда экспортировались F-14, был Иран. Но – Иран шаха, а не аятолл. Разработка нового аппарата будет проводиться в рамках программы ВМС США UCLASS - Unmanned Carrier-Launched Surveillance and Strike. На сегодняшний день в ней принимают участие несколько конкурирующих фирм со своими предложениями. Формальный лидер - Northrop Grumman со своим базовым «демонстратором технологий» X-47B-D (demonstrator). Среди других конкурентов на очень дорогой заказ ВМС США - Lockheed Martin, Boeing – со своим Phantom Ray, и General Atomics с морской версией своего базового беспилотника Avenger. Phantom Ray - также базовый демонстратор, невидимка, тип - летающее крыло, имеет размер обычного истребителя, отличается универсальностью применения - разведка и наблюдение, ракетная атака, дозаправка других машин, в том числе - пилотируемых. Его отличает развитый искусственный интеллект, умение подавлять системы ПРО противника. Одна из важных миссий Phantom Ray - проведение электронных атак, умение вывести из строя коммуникации противника. Характерно – о многом говорит, участие в тендере компании General Atomics. Компания является ведущим производителем не столько самих аппаратов, сколько авионики - беспилотных авиационных систем. Ее концепция – использование тактических разведывательных радаров и систем наблюдения. Современный беспилотный аппарат просто не может обойтись без средств разведки, наблюдения и рекогносцировки. General Atomics в этой части опережает другие американские компании, которые в ряде случаев приобретают у нее новые технологии, основанные на лазерах, оптико-электронных датчиках, сверхширокополосных каналах передачи данных. ВМС требует, чтобы масса перспективного аппарата составляла 31.8-36.3 т, аналогично F-14 Tomcat, максимальный взлетный вес которого – 33.7 т. Кстати, уже тогда – 40 лет назад, F-14 Tomcat способны были развивать скорость до 2.5 тысяч км/час, а их боевой радиус составлял около 1000 км... Требование по грузоподъемности означает - будущий беспилотный палубник будет использоваться как ракетоносец. Еще одной предполагаемой специализацией является его применение в качестве танкера для дозаправки в воздухе истребителей F-35C Lightning II. В этом случае он, по условиям тендера, должен быть способным принять на борт до 9 тонн горючего. Продолжительность полета беспилотников должна быть не меньше 14 часов. Кроме того, новые машины в части каналов управления и обмена данными будут сопрягаться с пилотируемыми истребителями F-35C или F/A-18E/F Super Hornet - для запуска ракет по их команде. Управляться перспективные палубные беспилотники будут не только с авианосца, с палубы которого стартовали, но и борта уже упоминаемых истребителей F-35C, а также самолетов дальнего радиолокационного обнаружения E-2D Hawkeye. Ничего не известно пока о том, будут ли они сопрягаться с последним уровнем системы – спутниками. Планы ВМС США простираются к 2030 году, когда предполагается накопить опыт применения палубных беспилотников, на основании которого будут выработаны дополнительные требования к аппаратам такого класса. И это странно – уверен, через 16 лет центр тяжести подобного рода операций будет поднят с уровня морской поверхности на космические орбиты. Тем не менее, выскажусь осторожно - военным аналитикам, прогнозирующим войны будущего, виднее. Максимальная взлетная масса беспилотника X-47B – 20.2 т, скорость - до 1035 км/час, дальность – почти 4 тысячи км. X-47B способен принять на борт вооружение общей массой до 2 тонн. Выше указано - о намерении принять участие в разработке перспективных палубных беспилотников объявили американские компании Northrop Grumman, General Atomics, Boeing и Lockheed Martin. Есть и такой вариант, который принят в США: заказ могут получить все претенденты, а окончательный выбор будет сделан после создания реальной летающей модели. Это дороже, но умнее, а главное - практичнее. И весьма вероятно, что через несколько лет на борту авианосцев будут базироваться несколько типов тяжелых беспилотных аппаратов... Новые аппараты планируется принять на вооружение в 2019-2021 году, но окончательные требования к ним будут обнародованы до конца 2014 года. А теперь вопрос, волнующий израильтян: могут ли в конкурсе участвовать израильские компании, которым, по оценке международного «судьи» SIPRI - Стокгольмского института исследования проблем мира, принадлежит около 60% мирового рынка экспорта беспилотников? Вряд ли: в военной доктрине Израиля отсутствует практика использования авианосцев, их нет у Израиля, еще и потому, что они невероятно дороги, а в техническом отношении их создание по силам только 3-4 державам мира. Вряд ли у Израиля имеется необходимая для их создания «в железе» технологическая оснастка. А потому Израиль не производит тяжелые беспилотные аппараты указанной выше грузоподъемности. Но вот в чем бы Израиль мог конкурировать с американскими компаниями, так это в создании «умной авионики». И хотя тягаться с такими фирмами как Northrop Grumman и General Atomics – лидерами мировой авионики, трудно, но вполне по силам израильским компаниям. Уверен – после проведения тендера, если будут выбраны модели беспилотников компаний Boeing или Lockheed Martin, они, весьма вероятно, обратятся к израильским производителям. Так, как это произошло с истребителем F-35C Lightning II. Еще одна возможная ветвь сотрудничества – разработка и производство крыльев для беспилотника (совместно с британской BAE systems) – в случае, если тендер выиграет Lockheed Martin. На мировом рынке оружия складывается любопытная ситуация: лидеры рвутся в сторону технологий, отстающие – упорно лезут в железо, ежедневно создавая отсталые ракеты, эфемерные авианосцы, заявляя о новых самолетах... из прошлого века. Новое оружие полностью меняет тактику войн, и страны третьего мира не успевают не то что создать противоядие, но даже отреагировать на новшества. Однако лидерство в сфере оружия - в большей степени элемент бизнеса. Кто создает более сильное оружие? Это можно будет узнать из рейтинга экспорта вооружений, выход которого вскоре ожидается. Именно он оценит и расставит по своим местам годовой вал реальной и лживой информации о вооружениях. И думаю – вы будете сильно удивлены. Автор Юваль Крайский

10 января 2014, 18:42

США – главный мировой террорист

Автор: Ольга Щедрова   ИСТОЧНИКТерроризм существует столько же, сколько существует человечество, но в угрозу международного масштаба его превратили американские спецслужбы. Точкой отсчета можно назвать конец 70-х гг., когда ЦРУ начало готовить «исламские бригады» с целью втягивания СССР в войну в Афганистане. «Согласно официальной версии, - писал в 1998 году З.Бжезинский, - помощь ЦРУ моджахедам началась в 1980 году, то есть после того, как 24 декабря 1979 года советская армия вторглась в Афганистан. Но действительность, тайна которой сохраняется до сих пор, выглядит совершенно иначе. В действительности операция ЦРУ началась 3 июля 1979 года после подписания президентом Картером директивы об оказании секретной помощи противникам просоветского режима в Кабуле. Мы не подталкивали русских на интервенцию, но сознательно увеличили вероятность вмешательства».В этот же период американцами был завербован и Усама бен Ладен. По свидетельству одного из лидеров чеченских сепаратистов Шамседдина Юсефа, в 1992 году бен Ладен посетил Чечню с паспортом гражданина США. «Это потом американское правительство с ним поссорилось», - поясняет Ш.Юсеф. Надо ли удивляться в таком случае деловым контактам «террориста № 1» с семьей бывшего президента США Дж.Буша-старшего?Целью поддержки правительством США афганских моджахедов было втягивание всех стран ислама в войну против СССР. В 1982-1992 гг. в боевые действия в Афганистане были вовлечены граждане 40 мусульманских государств. В марте 1985 г. президент США Р.Рейган подписал Директиву национальной безопасности № 166, которая разрешала наращивать секретную военную помощь моджахедам, включая поставки оружия, объем которых в 1987 г. достиг 65 тыс. тонн. Параллельно при поддержке США открывались тысячи медресе на деньги из Саудовской Аравии и Пакистана. По свидетельству сотрудника Центра стратегических исследований «Аль-Ахрам» (Каир) Абделя Монаму Сайдали, бен Ладен и «афганские арабы» проходили спецкурс «по весьма сложной, утверждённой в ЦРУ программе».Боевики «Аль-Каиды» в качестве «иностранного легиона Запада» были вовлечены и в войну в Югославии. В 1997 году в докладе Сенатского комитета Республиканской партии США администрация Клинтона была прямо обвинена «в превращении Боснии в воинственную исламскую базу». Исламисты из стран Ближнего Востока и Средней Азии вербовались в ряды Армии освобождения Косова (АОК) и использовались как подкрепление в ходе боевых операций НАТО. Задачи по вооружению и обучению АОК решались Управлением военной разведки США и британской разведслужбой Ми-6. Вашингтон обеспечил и первое дипломатическое признание международных террористических структур. Именно госсекретарь США М.Олбрайт сделала АОК официальной стороной переговоров в Рамбуйе.«9/11» - не повод для отказа от поддержки терроризмаОбъявленная Америкой после террористических актов 11 сентября «война терроризму» только усилила международные террористические группировки и фактически привела их в ряде стран к власти. Жертвами американской «борьбы с терроризмом» стали Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия.В частности, в Ираке США вооружают суннитские группировки якобы для борьбы с «Аль-Каидой». Американские офицеры, участвующие в этой «программе наведения мостов» с суннитами, утверждают, что многие из них в прошлом были связаны с «месопотамским отделением "Аль-Каиды"». Финансирование террористов в Афганистане, по мнению специального инспектора по восстановлению Афганистана Дж.Сопко, обошлось американским налогоплательщикам в 150 млн. долл. Независимый журналист Д.Уиссинг в своей книге «Финансируя врага: как американские налогоплательщики спонсируют талибов» пишет: «Охранные фирмы регулярно договариваются с афганскими повстанцами о защите финансируемых Соединёнными Штатами строительных проектов. Печально известный своей нерациональностью проект 64-мильной дороги Хост - Гардез предположительно обойдется налогоплательщикам в общей сложности в 176 млн.долл. Больше 43 млн. из них ушло охранной фирме, сразу же нанявшей человека, находившегося в американском списке лидеров повстанцев, которых следует захватить или убить. Они платили джихадисту по 160 тыс. долл. в месяц, чтобы он охранял строительство сам от себя».Однако это частные примеры. Гораздо интереснее то, что делается правительством США для приведения террористов к власти.В книге известного исламоведа и мусульманского философа Тарика Рамадана «Ислам и арабское пробуждение» представлены доказательства «профессиональной подготовки» арабской молодежи в специализированных учебных заведениях, содержащихся за счёт американской казны. Ещё в 2007 г. такие учебные заведения были открыты на Кавказе и в Сербии. Практически во всех вовлечённых в хаос странах критический в тактике осуществления государственного переворота «флэш-моб» был организован с помощью рассылки сообщений о намеченных митингах в социальных сетях, по электронной почте и на мобильные телефоны через управляющие серверы Facebook, Twitter, Hotmail, Yahoo и Gmail, которые находятся в США. Итогом во всех случаях было приведение к власти радикальных исламистов. И сегодня ведущим партнёром США в Сирии  является «Фронт ан-Нусра» - связанная с «Аль-Каидой» вооружённая организация, официально признанная Госдепартаментом США террористической. Неудивительно, что подобная политика Белого дома вызвала протест среди американских военных, организовавших в Интернете движение «Обама! Я не буду сражаться за твоих повстанцев из "Аль-Каиды"». Террористическая война США против РоссииЯ вынесла в заголовок статьи слова бывшей сотрудницы ФБР Сибиллы Эдмондс. Они точно отражают масштабы террористической войны, развязанной Соединёнными Штатами против России. Так, по свидетельству агента ЦРУ Абубакара, ему было поручено заниматься «чеченской проблематикой» еще в 60-е годы. А сразу после распада СССР эмиссары «Аль-Каиды», включая бен Ладена, и инструкторы из США, действовавшие под видом «служителей ислама», повалили в Чечню валом.Американцы обеспечивали подготовку чеченских боевиков вместе со своими партнёрами из Пакистана, Саудовской Аравии, Турции. Шамиль Басаев и ряд других чеченских полевых командиров прошли курс интенсивной идеологической обработки и военных тренировок в области Хост (Афганистан) в лагере, созданном в начале 1980-х усилиями ЦРУ и пакистанской Межведомственной разведкой (ISI). Впоследствии Басаев был переведён в лагерь Марках-и-Давар в Пакистане для изучения тактики ведения партизанской войны. Тамерлан Царнаев, обвинённый в совершении теракта в Бостоне, был связан с ФБР и в первом полугодии 2012 года посещал спонсируемые ЦРУ семинары в Грузии, проводившиеся под эгидой Джеймстаунского фонда и направленные на дестабилизацию Северного Кавказа.В США действуют сотни организаций, поддерживающих терроризм в России. В оказании помощи террористам, избравшим своим объектом Северный Кавказ, по данным МВД России, принимают участие более 60 международных экстремистских организаций, около 100 иностранных фирм и десяток банковских групп. Офисы большинства из них располагаются в США и Европе. Только в США сбором средств для северокавказских экстремистов занимаются около полусотни организаций. Вот лишь некоторые из них: Американская мусульманская ассоциация юристов, Американский исламский центр, Американский мусульманский совет, Исламская благотворительная организация «Голос Чечни» (зарегистрирована в Госдепартаменте США!), Исламская городская помощь, Исламский американский фонд «Закят», Исламский центр содействия, Чечено-Ингушское общество Америки, Международная ассоциация помощи, Исламская общемировая помощь.И это вовсе не подпольные кружки. Например, «Американская мусульманская помощь» возглавляется шейхом Кишамом Мухаммадом Каббани, который одновременно является председателем Высшего исламского совета Америки, объединяющего 15 миллионов проживающих в США мусульман.В 1999 году З.Бжезинский организовал Американский комитет за мир на Кавказе, в состав которого входят: Александр Хейг, бывший госсекретарь США; Джеймс Вулси, бывший директор ЦРУ США; Ричард Перл, советник Пентагона; Кеннет Адельман, бывший посол США при ООН; Брюс Джексон, бывший вице-президент корпорации Lockheed Martin, президент влиятельной неправительственной организации Комитет США по НАТО; Каспар Уайнбергер, бывший министр обороны США; Роберт Макфарлейн, бывший советник президента США по национальной безопасности; Эллиот Абрамс, бывший заместитель советника президента США по национальной безопасности. Действует Американский комитет за мир на Кавказе под эгидой Freedom House.Масштабы финансирования террористической деятельности в России поистине впечатляют. Только фонды турецкого исламиста Фетхуллаха Гюлена со штаб-квартирой в штате Пенсильвания достигают 50 млрд. долл. Сотни медресе и мечетей, построенных этой организацией в Средней Азии и России, стали рассадником экстремизма и прикрытием для агентов ЦРУ. За головокружительной карьерой Гюлена в США стоят Грэм Фуллер и член Чеченского комитета Мортон Абрамовиц, крупные фигуры теневой политики США и НАТО. Грэм Фуллер, востоковед, работающий на ЦРУ, является одним из тех, кто лоббировал ставку внешней политики США на политический ислам. В России Фуллер стал известен лишь после бостонских терактов как бывший тесть Руслана Царнаева, руководившего исламским фондом в США, через который шло финансирование кавказской «Аль-Каиды».Что касается террористических актов в Волгограде, совершённых в канун нового 2014 года, то в их организации подозревают самозваного «эмира российского Северного Кавказа» и владельца сайта «Кавказ-центр» Доку Умарова. Напомню, что «Кавказ-центр» одно время финансировался Госдепартаментом США, пока в 2011 г. ООН не включила Умарова в список террористов, связанных с «Аль-Каидой». The New York Times, ссылаясь на представителей разведки США, прокомментировала взрывы в Волгограде следующим образом: «Эксперты предупреждают, что атаки могут оказаться прелюдией к кампании террора последователей наиболее разыскиваемого в России боевика Доку Умарова, который обещал сорвать Олимпиаду» (15).Зачем Соединённым Штатам террористы?На первый взгляд политика взращивания международного терроризма, приводящая к огромным человеческим жертвам, в том числе среди американских граждан, не имеет смысла. Однако тот же З.Бжезинский так не считает. На вопрос, не жалеет ли он, что Америка вскормила исламский фундаментализм, он хладнокровно заявил: «Что важнее для мировой истории? Талибы или крах советской империи? Горстка возбуждённых мусульман или освобождение Центральной Европы и завершение холодной войны?» Поэтому и опрос, проведенный фондом Гэллапа, показывает, что страной, представляющей наибольшую угрозу миру, чаще всего считают США.Многотысячный «иностранный легион Запада» в лице террористов позволяет Соединённым Штатам решать ряд важнейших геополитических задач. Прежде всего, это задача ослабления основных противников США – России и Китая.Кроме того, распространение терроризма под флагом ислама ставит преграду на пути объединения мусульманского мира. Разрозненный, воюющий и разрушенный арабский мир – прямая выгода для экономики США. Не случайно «арабская весна» наступила сразу после того, как Муаммар Каддафи перешёл к практическим мерам по введению золотого динара.Ставшая мифом «война с терроризмом» даёт возможность Соединённым Штатам создать предлог для интервенции против любого государства, обвинив его в поддержке террористов.Вместе с тем критическое состояние экономики США превращает международный терроризм в эффективный механизм запугивания американского населения и насаждения в Америке полицейских мер. Мотивируя свои решения угрозой терактов, правительство США с 2001 года приняло ряд законов, практически полностью уничтоживших в стране гражданские свободы. Нынешнее «антитеррористическое» законодательство разрешает прослушивание частных переговоров и чтение переписки, аресты «подозрительных» и даже критикующих государственную политику лиц без решения суда, открытие тюрем на миллионы мест, экспроприацию имущества и т.п.* * *Внешнеполитические успехи России в прошедшем году, поступательная реализация проекта евразийской интеграции, постепенное возвращение Россией статуса мировой державы привели к тому, что в Вашингтоне снова заговорили о необходимости «совместной борьбы с терроризмом». Спору нет, такая борьба должна вестись самым беспощадным образом, но только не по инструкциям тех, при помощи кого терроризм был выпестован. Россия с миллионами её граждан-мусульман способна самостоятельно определять пути борьбы с терроризмом, обряженным в одежды ислама, и способствовать возникновению в Евразии новой геополитической реальности… 

24 октября 2013, 07:42

Космические системы военной связи США: анализ состояния и развития

О реализуемой в США концепции применения космических систем военной связи, а также о постоянно растущем вкладе спутниковых систем в решение разведывательных, коммуникационных, радионавигационных и метеорологических задач в интересах вооружённых сил США говорится в статье эксперта в области военной космической связи Александра КРЫЛОВА и Константина КРЕЙДЕНКО, опубликованной в журнале «Вестник ГЛОНАСС» США в течение последних лет обосновали свои цели в космосе во многих документах. Наиболее значимые из них – План Космического командования США на период до 2020 года (2002 г.); «Космическая доктрина» президента Обамы (2010 г.); «Стратегия национальной безопасности в космическом пространстве», подготовленная Министерством обороны и Директоратом национальной разведки (2010 г.); «Новая военно-космическая стратегия США» (2011 г.). В 2010 году Объединённый комитет начальников штабов вооружённых сил США издал концепцию Joint Vision 2010 (концепция «Полного спектра доминирования»). Центральной задачей космической деятельности в ней определено достижение и укрепление безусловного американского военного превосходства и лидирующей роли в космическом пространстве. В последнее время идёт активная трансформация способов ведения войны, обусловленная, прежде всего, развитием информационных технологий, которые преобразили экономическую и социальную жизнь человечества. Характер войны поменялся радикальным образом и сводится в итоге к постулату: всё, что можно увидеть, можно атаковать, а то, что можно атаковать, – будет уничтожено. Возник новый вид боевых действий – информационная война, включающая в себя и выведение из строя информационных систем противника. Особенностью космической стратегии США является ориентация на информационную компоненту использования космоса, так как именно информация многократно повышает эффективность функционирования других систем. США постепенно переносят акцент с укрепления боевой мощи на использование информационного пространства и стремятся к доминированию именно в этой сфере. Так, «Новая военно-космическая стратегия США» характеризует современный космос как всё более и более переполненный, конкурентный и сложный. В этом документе прямо говорится о том, что вооружённые силы США предпримут любые активные наступательные меры по дезинформации, дезорганизации, сдерживанию и разрушению космической инфраструктуры противника, если она представляет угрозу безопасности США. В свою очередь, Оперативно-стратегическая концепция США «Крупномасштабные военные операции» предусматривает применение вооружённых сил США и НАТО, в том числе и в форме стратегической воздушно-космической операции (кампании). Именно с целью реализации положений этих документов создаётся глобальная информационно-навигационная система, которая будет базироваться более чем на двух сотнях космических аппаратов. Эта система уже решает стратегические и оперативно-тактические задачи при ведении разведки, управлении войсками, наведении высокоточного оружия и обеспечении войск связью в любой точке планеты, а в последующем будет участвовать в обеспечении нанесения ударов из космоса по наземным объектам. В ближайшие годы глобальная информационно-навигационная система может быть дополнена тысячами разведывательных и ударных беспилотных летательных аппаратов различного назначения и спутниками – инспекторами космического пространства. После интеграции с глобальной системой электронной разведки новая суперсистема будет вполне способна создать эффективное глобальное боевое информационное поле. Вклад спутниковых систем в решение разведывательных, коммуникационных, радионавигационных и метеорологических задач постоянно растёт. ЕДИНАЯ СИСТЕМА ВОЕННОЙ СПУТНИКОВОЙ СВЯЗИ И УПРАВЛЕНИЯ США Системы спутниковой связи играют важную роль в обеспечении надёжного управления вооружёнными силами. Основное назначение систем спутниковой связи заключается в предоставлении органам управления на театре военных действий или в конкретной местности надёжных, защищённых каналов связи (передачи данных) с группировками вооружённых сил, тактическими соединениями, отдельными воинскими частями и каждым солдатом. Основными качествами спутниковой связи, которыми не обладают другие виды связи, являются глобальный охват и способность предоставить каналы связи из любой точки мира в очень короткое время. Система AEHF после полноценного развёртывания должна стать одним из ключевых звеньев единой информационной системы глобальной связи и управления государственных и военных организаций и основой космической системы обмена данными между субъектами боевых действий на суше и на море, в воздухе и в космосе. IMG=http://topwar.ru/uploads/posts/2013-10/1382525139_joint-vision-2.jpg] В единую систему военной спутниковой связи и управления США также входят военная система широкополосной спутниковой связи (DSCS/WGS), военная система узкополосной спутниковой связи (UFO/MUOS), военная космическая система ретрансляции данных (SDS) с разведывательных спутников и военная космическая система узкополосной спутниковой связи (TacSat) для ВМС. В единую космическую систему связи и управления включены радиолокационные системы космического базирования (Space Radar-SR) и беспилотные летательные аппараты (БПЛА), системы глобального позиционирования (GPS), космической метеорологической системы, спутниковых систем управления, контроля, связи, компьютерного обеспечения, разведки, слежения и наблюдения (Command Control Communications Computers Intelligence Surveillance Reconnaissance, С4 ISR) за обстановкой на суше, на море, в воздухе и в космосе. Широкое применение в единой информационной системе глобальной связи и управления США нашли военные спутниковые системы связи Великобритании (Sky Net); Франции (Syracuze); ФРГ (SATCOMBw) и других союзников США. В состав единой военной спутниковой системы связи и управления США в период мирного и военного времени привлекаются спутники глобальной космической системы ретрансляции (Tracking and Data Relay Satellite System, TDRSS). Всё шире в составе единой системы военной спутниковой связи и управления используются арендуемые Министерством обороны США ресурсы коммерческих систем спутниковой связи Intelsat, SES, Eutelsat, Iridium, Globalstar и других. Спутниковая связь военного назначения США является основой информационной инфраструктуры вооружённых сил и по состоянию на начало 2013 года включает следующие системы: MILSTAR/AEHF, DSCS/WGS, UFO/MUOS, TacSat и SDS. КОСМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ЗАЩИЩЁННОЙ СВЯЗИ MILSTAR/AEHF Космическая система защищённой связи MILSTAR предназначена для управления стратегическими ядерными силами США в условиях ядерной войны. Для этой системы разрабатывались особые меры по обеспечению автономности и живучести космических аппаратов. С целью высокой защищённости линий связи в системе используется Ка-, К- и V-диапазоны частот. Эти диапазоны частот позволяют формировать узкие направленные лучи, которые, наряду с помехозащищённостью каналов, повышают и скрытность линий связи, поскольку сигналы трудно запеленговать, а значит, и подавить. Использование особых алгоритмов кодирования и обработки сигнала позволяет гарантировать очень высокую защищённость канала связи. Через технические средства спутников передаются разведданные и видеоинформация, осуществляется речевой обмен и проводятся видеоконференции. Система MILSTAR используется не только для стратегических ядерных сил, но и обеспечивает связь со всеми видами и родами вооружённых сил США. Орбитальная группировка системы состоит из пяти спутников Milstar (два Milstar-1 и три Milstar-2) на геостационарной орбите. Спутники разработала компания Lockheed Martin. Спутники Milstar-1 позволяют организовывать 192 низкоскоростных (от 75 до 2400 бит/с) канала связи (44.5 ГГц – на линии вверх и 20.7 ГГц – на линии вниз) и систему перекрёстной связи друг с другом на частоте 60 ГГц. Кроме того, космические аппараты имеют четыре UHF (300 и 250 МГц) канала связи системы AFSATCOM для ВВС США и один UHF (300 и 250 МГц) канал вещания – для ВМС США. Спутники второго поколения Milstar-2 позволяют организовывать 192 низкоскоростных (от 75 до 2400 бит/с) и 32 среднескоростных (от 4,8 кбит/с до 1,544 Мбит/с) защищённых канала связи в расширенной полосе рабочих частот. Технические средства системы MILSTAR реализуют следующие функции: • бортовая обработка и коммутация сигналов; • автономное управление бортовыми ресурсами; • перекрёстное использование спектра (приём сигнала через одну антенну в одном диапазоне и ретрансляция его через другую антенну в другом диапазоне); • межспутниковая связь. Бортовой антенный комплекс способен засекать направление активных преднамеренных помех и временно блокировать или обнулять диаграмму направленности в направлении помехи, сохраняя режим работы в других направлениях без потери связи. В комплексе технические средства системы обеспечивают адаптивную надёжную и устойчивую защищённую связь между фиксированными, мобильными и портативными терминалами. Эти технические средства освоены и в коммерческих системах персональной спутниковой связи. По планам, эксплуатация системы MILSTAR заканчивается в 2014 году. В свою очередь, идущая на замену системы MILSTAR космическая система миллиметрового диапазона AEHF обеспечивает более защищённую (двойной ключ), надёжную, живучую и высокоскоростную, по сравнению с системой MILSTAR, глобальную связь высшего политического и военного руководства США с командованием вооружённых сил, видов и родов войск, командирами стратегических и тактических группировок войск. Система AEHF применяется на всех театрах военных действий, на суше, на море, в воздухе и в космосе в условиях мирного и военного времени, в том числе в условиях ядерной войны. Система AEHF должна состоять из четырёх (по другим данным, из пяти) основных и одного резервного спутника на геостационарной орбите. Система AEHF совместима с низкоскоростными (от 75 до 2 400 бит/с) и среднескоростными (от 4 800 бит/с до 1,544 Мбит/с) каналами системы MILSTAR, а также имеет новые высокоскоростные (до 8.2 Мбит/с) каналы связи. Скорость обмена данными в системе AEFH в пять раз превышает скорость обмена в системе MILSTAR, что позволяет передавать пользователям целеуказания и видеоизображение высокого разрешения в реальном времени от беспилотных летальных аппаратов (БПЛА) и спутников дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ). К антенному комплексу с обнулением диаграммы направленности в направлении помехи (система MILSTAR) добавилась обработка сигналов на борту. Последнее обеспечивает защиту и оптимизацию используемых бортовых ресурсов, системную гибкость по отношению к различным потребителям в видах вооружённых сил и другим пользователям, использующим терминалы наземного, морского и воздушного базирования. Кроме того, космические аппараты системы AEHF имеют развитую и надёжную инфраструктуру связи между собой (каждый с двумя соседними) в миллиметровом (V-) диапазоне частот (60 ГГц). Тактико-технические данные систем MILSTAR и AEHF представлены в таблице 1. Система AEHF состоит из трёх сегментов: космического, пользовательского и наземного. Космический сегмент представляет собой орбитальную группировку космических аппаратов на геостационарной орбите с системой межспутниковой связи, обеспечивающей глобальное покрытие. Наземный сегмент управления системой предназначен для управления аппаратами на орбитах, контроля их оперативно-технического состояния и обеспечения планирования и управления системой связи. Этот сегмент строится по схеме многократного резервирования и включает комплекс стационарных и мобильных станций управления. Каналы связи «земля-спутник» используют диапазон 44 ГГц, а каналы «спутник-земля» – диапазон 20 ГГц Модуль полезной нагрузки космического аппарата AEFH включает бортовую систему обработки и коммутации сигналов с преобразованием их из диапазона 44 ГГц в диапазон 20 ГГц и антенный комплекс. Обработка сигналов на борту обеспечивает защиту и оптимизацию ресурсов бортового ретранслятора, системную гибкость по отношению к пользователям системы, применяющим терминалы наземного, морского и воздушного базирования. Антенный комплекс космического аппарата включает следующие элементы: • глобальная антенна; • две передающие фазированные антенные решётки (ФАР) для работы с портативными терминалами, формирующими до 24-х каналов с временным разделением; • приёмная антенна с ФАР; • шесть параболических приёмо-передающих антенн на карданном подвесе для формирования региональных лучей; • две остронаправленные антенны для тактической и стратегической связи; • две антенны межспутниковой связи. Каждый спутник системы AEHF, используя сочетание ФАР и параболических антенн, формирует 194 региональных луча. Спутники способны выживать при применении ядерного оружия. КОСМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ШИРОКОПОЛОСНОЙ СВЯЗИ DSCS/WGS Система стратегической связи (Defence Satellite Communication System, DSCS) вооружённых сил США обеспечивает связью высшее военно-политическое руководство, объединённые и специальные командования с объединениями, соединениями, частями (до уровня бригады) и объектами вооружённых сил видов и родов войск США. Кроме того, система решает задачи передачи дипломатической, разведывательной и государственной информации, включая обмен данными между автоматизированными системами управления различных уровней и их элементами. В составе группировки насчитывается восемь спутников (шесть рабочих космических аппаратов DSCS-3B и два – в резерве) на геостационарной орбите. Космические аппараты серии DSCS-3 обеспечены более надёжной защитой от электромагнитного излучения ядерного взрыва, чем космические аппараты первых двух серий, и имеют на борту широкополосную, помехозащищённую аппаратуру связи. Кроме того, они оснащены защищённой системой телеметрии и приёма-передачи команд управления спутником, которая рассчитана на быструю перестройку в случае постановки преднамеренных помех. Пропускная способность одного космического аппарата составляет от 100 до 900 Мбит/с. В состав модуля полезной нагрузки спутника входят: • шесть независимых транспондеров и один одноканальный транспондер; • три приёмных антенны (два рупора с зоной покрытия всей видимой части Земли и одна перенацеливаемая антенна); • пять передающих антенн (два рупора с зоной покрытия всей видимой части Земли, две перенацеливаемые антенны и одна параболическая антенна высокого усиления в карданном подвесе). Модуль полезной нагрузки спутников этой серии работает в X-диапазоне: 7900–8400 МГц на приём и 7250–7750 МГц – на передачу. Мощность транспондеров – 50 Вт. Полоса пропускания каналов – от 50 до 85 МГц. Для управления космическим аппаратом и передачи телеметрии используются S- и X-диапазоны. В связи с увеличением трафика данных при предоставлении услуг магистральной связи и новых видов услуг для вооружённых сил в зонах Тихого, Атлантического, Индийского океанов и континентальной части США руководство страны в 2001 году приняло решение о разработке новой национальной широкополосной спутниковой системы связи нового поколения (Wideband Global Satcom, WGS). Поэтому космические аппараты системы DSCS заменяются на спутники системы WGS, которая будет состоять из шести аппаратов. Спутники системы WGS создаются на базе платформы BSS-702 компании Boeing мощностью 13 кВт и сроком активного существования – 14 лет. Запуск первого спутника WGS произведён в 2007 году, ещё двух – в 2009 году, в январе 2012 года запущен спутник WGS-4. Запуск спутника WGS-5 запланирован на начало 2013 года, а WGS-6 – на лето того же года. Модуль полезной нагрузки космического аппарата WGS включает несколько десятков транспондеров и антенный комплекс. Антенный комплекс может формировать 19 независимых зон покрытия и имеет в своем составе: • глобальную антенну Х-диапазона (8/7 ГГц); • передающие и приёмные фазированные антенные решётки, формирующие в Х-диапазоне 8 зон покрытия; • восемь узконаправленных и две зональные параболические приёмо-передающие антенны на карданном подвесе для формирования 10 лучей в К- и Ка- диапазонах (40/20 ГГц и 30/20 ГГц). Диапазон 30/20 ГГц предназначен для глобальной службы вещания системы (Global Broadcast System, GBS). Глобальная спутниковая система широкополосного вещания GBS осуществляет передачу видео, геодезической и картографической информации, а также метеоданных и других сведений для соединений, частей всех видов вооружённых сил США. Спутниковая приёмная аппаратура системы GBS работает в Ка-диапазоне (30 ГГц) и имеет четыре канала связи со скоростью передачи данных 24 Мбит/с. Передача данных по линии вниз осуществляется в Ка-диапазоне (20 ГГц). Пропускная способность космического аппарата WGS за счёт применения устройств коммутации каналов, средств частотного, пространственного и поляризационного разделения сигналов и при использовании аппаратуры GBS составляет от 2.4 Гбит/с до 3.6 Гбит/с. Для управления целевой нагрузкой спутников WGS в вооружённых силах США создано четыре армейских Центра управления связью, каждый из которых может одновременно управлять приёмом-передачей данных через три спутника. Центр управления полётом спутников один, его наземные средства работают в S-диапазоне. После начального развёртывания системы WGS и запуска первого спутника системы AEHF Министерство обороны США приняло решение о свёртывании работ по трансформируемой системе спутниковой связи (Transformational Satellite Communications System, TSAT). КОСМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА УЗКОПОЛОСНОЙ СПУТНИКОВОЙ СВЯЗИ UFO (MUOS) Система спутниковой связи UFO (FLTSATCOM на первом этапе) создавалась ВМС США для обеспечения связи береговых центров с надводными и подводными объектами, авиацией флота и циркулярного оповещения сил флота по специальному каналу. В настоящее время система UFO является основной системой тактической мобильной связи вооружённых сил США в дециметровом диапазоне. Она широко используется Министерством обороны, Государственным департаментом, президентом США и стратегическим командованием для управления оперативным и тактическим звеньями всех видов вооружённых сил. Рабочая зона системы охватывает континентальную часть США, Атлантический, Тихий и Индийский океаны. На начало 2013 года орбитальная группировка системы включала девять космических аппаратов UFO (восемь основных и один резервный) в четырёх орбитальных позициях и 2 спутника FLTSATCOM на геостационарной орбите. Спутники UFO разработаны на основе платформы BSS-601 компании Boeing. Срок активного существования космического аппарата – 14 лет. На всех космических аппаратах установлено 11 твердотельных усилителей УВЧ-диапазона. Они обеспечивают 39 каналов связи с суммарной полосой пропускания 555 кГц и 21 узкополосный канал звуковой связи полосой пропускания 5 кГц каждый, 17 ретрансляционных каналов с шириной полосы по 25 кГц и канал флотского вещания с шириной полосы 25 кГц. Последние три спутника системы UFO оснащены аппаратурой службы глобального вещания GBS. Эти комплекты состоят из 4-х транспондеров мощностью по 130 Вт, работают в Ka-диапазоне (30/20Ггц) и обладают пропускной способностью 24Мбит/с. Таким образом, комплект GBS на одном спутнике обеспечивает передачу 96 Мбит/с. На замену системы UFO в настоящее время приходит перспективная система узкополосной связи (Mobile User Objective System, MUOS). Разработка и производство спутниковой системы связи MUOS возложено на компанию Lockheed Martin. В состав системы MUOS будет входить пять спутников (один резервный) на геостационарной орбите, центр управления полётом и центр управления сетью связи. Каждый спутник MUOS обладает пропускной способностью восьми спутников UFO. В состав первичной конфигурации системы связи войдут наземный комплекс управления и два спутника MUOS, первый из которых запущен 24 февраля 2012 года. Срок развёртывания системы первого этапа в полном составе – лето 2013 года. Спутники MUOS разработаны на основе платформы А2100 компании Lockheed Martin. Срок активного существования космического аппарата – 14 лет. Система MUOS создаётся с применением ключевых технологий гражданской спутниковой связи и значительно улучшает возможности военной связи, предоставляя мобильным пользователям (от стратегического звена до отдельного пехотинца) в реальном масштабе времени телефонную связь, услуги по передаче данных и видео. Система ориентирована на применение создаваемых единых пользовательских терминалов проекта «Объединённые тактические радиосистемы» (Joint Tactical Radio Systems, JTRS), совместимых с системой UFO. Спутники работают в УВЧ-, Х- и Ка-диапазонах. Система обеспечит узкополосные каналы военной связи и передачу данных со скоростью до 64 кбит/с. Общая скорость каналов связи спутника – до 5 Мбит/с, что в 10 раз выше, чем у системы UFO (до 400 кбит/с). Полезная нагрузка космического аппарата MUOS позволяет более эффективно использовать выделяемый диапазон частот, для чего в системе будет реализован многостанционный доступ с выделением каналов по требованию. Благодаря использованию современных методов цифровой обработкой сигналов, новых способов модуляции и помехоустойчивого кодирования, система связи будет иметь более высокие надёжность, защищённость, помехоустойчивость и эффективность организации связи. Важнейшими требованиями, предъявляемыми к новой системе, являются: обеспечение гарантированного доступа, связь в движении, способность формировать различные по назначению и конфигурации сети связи, объединённое взаимодействие сетей связи разнородных сил, глобальный охват, режим вещания и связь в приполярных районах, возможность использования малогабаритных портативных абонентских терминалов. КОСМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА УЗКОПОЛОСНОЙ СПУТНИКОВОЙ СВЯЗИ ВМС США TACSAT В 2005 году для того, чтобы сделать систему военной спутниковой узкополосной связи глобальной, в США было принято решение о создании экспериментальной системы связи на эллиптических спутниках. В сентябре 2011 года с этой целью запущен экспериментальный спутник TacSat-4. Орбита космического аппарата – эллиптическая с перигеем 850 км, апогеем 12 тыс. 50 км и наклонением плоскости орбиты – 63,4 град. TacSat-4 – экспериментальный спутник разведки и связи, спроектированный научно-исследовательской лабораторией ВМС США и лабораторией прикладной физики Университета Джона Хопкинса при участии компаний Boeing, General Dynamics и Raytheon. Вес – 460 кг, диаметр антенны – 3,8 м. Назначение космического аппарата: обеспечение глобальной защищённой помехоустойчивой связи с подразделениями на поле боя (связь на «ходу» – communication on the move, COTM); обнаружение подводных лодок противника; доведение до подразделений морской пехоты и кораблей ВМС США результатов оценки обстановки и боевых приказов в условиях сильного противодействия радиотехнических средств противника. Спутник обеспечивает до 10 каналов узкополосной связи (от 2.4 до 16 кбит/с) в диапазоне UHF (300 и 250 МГц). На спутнике TacSat-4 также имеется аппаратура системы MUOS с шириной полосы пропускания 5 МГц для приёма-передачи данных через спутники MUOS на ГСО. Испытания и эксплуатация космического аппарата TacSat-4 позволит ВМС США определить будущую потребность в спутниках на высокой эллиптической орбите, действующих в системе геостационарных спутников. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ГРАЖДАНСКИХ СПУТНИКОВ СВЯЗИ В ВОЕННЫХ ЦЕЛЯХ Сегодня вооружённые силы США наряду с тем, что тратят большие средства на создание собственных систем космической связи, все чаще и охотнее используют для связи и сбора разведывательных данных коммерческие спутники. В условиях ограничения роста военных бюджетов и продолжающегося мирового кризиса правительственные и военные структуры США и стран НАТО всё чаще используют ресурсы коммерческих космических аппаратов, которые значительно дешевле специализированных военных систем спутниковой связи. Самостоятельность развития военных и гражданских систем космической связи в значительной степени искусственна, поскольку основным определяющим их облик требованием является возможность их эксплуатации в космическом пространстве. Относительно недавно пришло понимание целесообразности создания космических систем двойного назначения. Двойное назначение предполагает проектирование системы с учётом её применения для решения как гражданских, так и военных задач. По мнению экспертов, это способствует удешевлению производства космических аппаратов. Кроме того, совместное применение военных и гражданских спутниковых систем существенно повышает устойчивость связи на театре военных действий. Яркой иллюстрацией влияния военных структур на использование коммерческих спутников во время военных конфликтов является известный инцидент во время войны НАТО с Югославией. Во время боевых действий в конце 1990-х годов коммерческий спутниковый оператор Eutelsat выключил трансляцию Югославского национального телевидения через спутники HotBird. Аналогичные отключения национального телевидения Ливии и Сирии были проведены спутниковыми операторами Eutelsat (европейский оператор), Intelsat (оператор США) и Arabsat (за которым стоят государства Бахрейн и Саудовская Аравия). В октябре 2012 года спутниковые операторы Eutelsat, Intelsat и Arabsat прекратили трансляцию всех иранских спутниковых каналов после решения Европейской комиссии в рамках экономических санкций. В октябре-ноябре 2012 года новостные программы канала Euronews, транслируемые через спутники Eutelsat, подвергались помехам. В США отработаны механизмы передачи гражданским ведомствам информации, полученной от военных космических систем, а также механизмы привлечения гражданских и коммерческих космических систем для решения военных задач. Вооружённые силы США и НАТО в Афганистане и Ираке широко используют коммерческие спутниковые системы Iridium, Intelsat, Eutelsat, SES и другие. Продолжают с наибольшим ежегодным градиентом (GAGR) среди других применений возрастать в последние годы государственные (военные) заказы у компании Eutelsat, которые в 2011 году составили 10% от общих доходов компании. Компании SES (Люксембург) и Intelsat создали отдельные подразделения по работе с военными клиентами, и доходы от военных заказов в их общих доходах в 2011 году составили 8% и 20% их годовой выручки, соответственно. Компания Intelsat инвестировала средства в создание полезных нагрузок UFH-диапазона спутников Intelsat 14, Intelsat 22, Intelsat 27 и Intelsat 28. Один из них (Intelsat 22) создан для Минобороны Австралии, а ещё три – для правительственных, включая военное ведомство, организаций США. На запущенном 23 ноября 2009 года спутнике Intelsat 14 в интересах Минобороны США был установлен Internet-маршрутизатор (Internet Router in Space, IRIS), физически объединяющий сети передачи данных Минобороны США. В марте 2012 года произведён запуск спутника Intelsat 22, на котором в интересах Минобороны Австралии в составе полезной нагрузки установлено 18 каналов узкополосной связи (25 кГц) в диапазоне UHF (300 и 250 МГц). Эти каналы будут использовать наземные, морские и воздушные силы Австралии для мобильной связи. Минобороны Австралии приобретает всю ёмкость диапазона UFH и может использовать её по своему усмотрению, в том числе для продажи другим потребителям. Космический аппарат Intelsat 27 планируется к запуску в 2013 году и создаётся компанией Boeing на базе платформы BSS-702MP. На этом спутнике в интересах Минобороны США в составе полезной нагрузки установлено 20 каналов узкополосной связи (25 кГц) в диапазоне UHF (300 и 250 МГц). Полезная нагрузка в диапазоне UHF аналогична полезной нагрузке военного спутника связи UFO-11 и предназначена для работы в защищённых низкоскоростных системах военной связи типа UFO и MUOS. В сентябре 2011 года на борту спутника SES 2 компании SES выведена первая стандартизованная дополнительная полезная нагрузка для дистанционного зондирования Земли – датчик CHIRP (Commercially Hosted Infrared Payload – коммерческий датчик инфракрасного излучения в составе полезной нагрузки). CHIRP создан по заказу ВВС США для обнаружения пусков ракет и установлен компанией Orbital Sciences Corporation на спутник SES 2. Успешные испытания CHIRP открывают дальнейшие перспективы создания систем глобального оперативного обзора Земли на базе малогабаритных полезных нагрузок, устанавливаемых в качестве попутного груза на борту космического аппарата в составе спутниковых систем глобальной связи. В настоящее время SES проводит работу с правительственными и военными структурами ряда стран мира об использовании ёмкости спутников компании на театрах военных действий и включении в состав строящихся спутников дополнительных полезных нагрузок (связных и CHIRP) для военного и специального применения. Правительство США и Минобороны США в ближайшие несколько лет останутся одним из важнейших заказчиков компании SES. Правительства европейских стран в ближайшем будущем планируют существенно увеличить использование космических аппаратов компании SES в интересах организации военной и специальной связи для обеспечения повседневной деятельности войсковых и иных структур в зонах напряжённости и военных конфликтов (Афганистан, Иран, Ближний Восток и т.п.). Компания Telesat создаёт полезную нагрузку X-диапазона спутника Anik-G с учётом будущего использования её ёмкости военными. Компании Telesat и Intelsat активно инвестируют средства в создание полезных нагрузок X-, UHF- и Ка-диапазонов, потому что эти диапазоны наиболее активно используются военными. Данный сегмент рынка спутниковых услуг является одним из самых быстрорастущих в мире. США, страны НАТО и страны союзнического альянса международных вооружённых сил, выполняющих военные и миротворческие задачи в Ираке, Афганистане, Северной Африке и Азии, активно арендуют ёмкость коммерческих (гражданских) спутников связи и вещания для обеспечения миротворческих операций и операций на театрах военных действий. Кроме того, спрос на данный вид услуги спровоцирован принятием на вооружение доктрины, предполагающей активное использование систем видеонаблюдения (космического и наземного) и беспилотных летательных аппаратов в ходе операций вооружённых сил. В США уже отработаны механизмы передачи гражданским ведомствам информации, полученной от военных космических систем, а также механизмы привлечения гражданских и коммерческих космических систем для решения военных задач. Минобороны США получает большой объём информации от гражданских спутников дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ), геодезии и метеорологии. Военные структуры США используют более 20% информации, получаемой от системы ДЗЗ гражданского назначения США, Франции и Японии. Картографическое управление Минобороны США является вторым после Министерства сельского хозяйства ведомством по числу закупаемых снимков, полученных с космического аппарата ДЗЗ. Организовано также взаимодействие ведущих координаторов разработки новых технологий военных и гражданских ведомств (DARPA, NASA и др.) в форме совместных проектов и двусторонних соглашений о координации работ в области новых технологий. США занимают лидирующее положение по использованию военных космических систем в гражданских целях и коммерческих спутников в целях военных. В последнее время тенденция использования гражданских (коммерческих) космических систем в военных целях усиливается. Например, в ходе военной операции США в Ираке и Афганистане до 80% военных коммуникаций на театре боевых действий обеспечивалось коммерческими спутниковыми системами (Iridium, Intelsat и др.). Около трети из 30 тысяч выпущенных по Ираку снарядов и бомб управлялось с помощью спутниковой системы глобального позиционирования GPS. Потенциальными кандидатами для спутников – носителей полезных нагрузок ДЗЗ являются космические аппараты системы глобальной мобильной связи IRIDIUM NEXT (запуск космического аппарата в 2014 году). Преимущества попутных полезных нагрузок – радикальное снижение их стоимости, даже по сравнению с малогабаритными аппаратами. Новая тенденция оформилась и организационно. В 2011 году в США сформирован Hosted Payload Alliance (альянс попутных полезных нагрузок) – некоммерческая организация, объединяющая разработчиков, владельцев полезных нагрузок и операторов. ВЫВОДЫ 1.Системы военной спутниковой связи США объединены в единую глобальную спутниковую систему широкополосного вещания GBS, осуществляющую передачу всех типов данных и информации для соединений, частей и военнослужащих всех видов вооружённых сил. В системе GBS реализована иерархическая система адресации с автоматической адресной реконфигурацией, а также прямые соединения и подключение единых пользовательских терминалов типа JTRS. 2.В ближайшее время в вооружённых силах США любое соединение или подразделение, каждый военнослужащий, предмет военного снаряжения или вооружения будут иметь свой уникальный адрес. Этот адрес позволит в режиме реального времени отслеживать положение и состояние всех элементов обстановки – формировать единую цифровую картину боевого пространства с необходимыми мерами информационной безопасности. В целях дезинформации противника эти адреса можно будет изменять. 3.В вооружённых силах США осуществляется интеграция спутниковых систем связи, навигационной спутниковой системы, геодезической спутниковой системы, космической метеорологической системы, системы предупреждения о ракетном нападении, системы дистанционного зондирования Земли и спутниковых и авиационных систем разведки в единую спутниковую сеть. Единая спутниковая сеть будет включать более двухсот спутников военного, двойного и гражданского назначения, привлекаемых для обеспечения боевых операций на театре военных действий. 4.В условиях ограничения роста военных бюджетов и продолжающегося мирового кризиса правительственные и военные структуры США и стран НАТО всё чаще используют ресурсы коммерческих космических аппаратов, которые значительно дешевле специализированных военных систем спутниковой связи. Автор Александр Крылов, эксперт, директор Центра космической связи «Сколково», филиала ФГУП «Космическая связь», кандидат технических наук.

22 марта 2013, 17:00

Сегодня облачно, война отменяется: на F-35 нельзя летать в облачную погоду

По словам одного из его сторонников, Единый ударный истребитель F-35, это «не то, что нужно нашим войскам», он «слишком дорог», «плохо спроектирован» и «его текущие проблемы слишком многочисленны, чтобы их перечислять».F-35 является главным объектом тематического исследования провала власти на всех уровнях — гражданском, военном, федеральном, уровне штата и на местом уровне, и даже на уровне администрации аэропортов. Ни одно критически важное государственное учреждение не выполняет свои обязательства по защите людей, которых оно предположительно представляет. Сенатор Патрик Лихи, который выше написал критику в сторону F-35, едва ли одинок в иллюстрировании того, какой это провал со стороны власти.F-35 представляет из себя способное нести ядерные заряды оружие массового уничтожения, которое должно было стать «истребителем будущего», когда в 2001 году он был утверждён. Теперь, более десяти лет просрочек и роста бюджета более чем на 100 процентов на период своей жизни, самолёт как ожидается, обойдётся в сумму $1,5 триллиона, $400 миллиардов из которых уже потрачено.В январе производственное предприятие Lockheed Martin, что в Форт-Уорт, штат Техас, бодро сообщило, что «заканчивает монтировать крылья сотого F-35-го, собранного в Бетесда, Мэриленд. Из собранных девяноста девяти пока ни один ещё не функционирует.F-35 ещё даже близко не приблизился к полному функционированию — он может летать только в солнечную погоду. Он не может летать ночью. Не может летать в облачную погоду или в грозу. И знаем мы это из отчёта, написанного министру обороны директором эксплуатационных испытаний и оценки Дж. Майклом Гилмором 15 февраля 2013 года.Резюме доклада Гилмора о том, каковы «текущие ограничения» F-35 на данный момент:- Оперативные ограничения самолёта не позволяют аппарату совершать полёты ночью, или в «приборных» метеорологических условиях, поэтому пилоты должны избегать облачной и другой непогоды. Эти ограничения имеют место быть, поскольку испытания не были завершены для сертификации полётов по ночам и по приборам.- Самолёту в данный момент также запрещено летать в составе тесных групп, выполнять пилотажные фигуры, проводить сваливание на крыло, хотя всё из перечисленного, как предполагается, должно быть включено в ознакомительный этап переходного периода обучения. - F-35 пока не имеет возможности выполнять тренировки в этих фазах, как и не имеет каких-либо боевых возможностей, поскольку его система ещё в ранней стадии своего развития. - Также, едва ли чему можно научиться в ходе оценочной практики такой незрелой системы- Радар, вмонтированный в шлем пилота дисплей и интерфейсы управления радио- и навигационными функциями кабины должны быть улучшены. В докладе также отмечается, что система катапультирования пока не является надёжной, особенно если пилоту придётся катапультироваться над водой.Таким образом, за $400 миллиардов (и стоимость всё увеличивается) США купили «незрелую систему» — боевой истребитель, всё ещё непригодный для боя, полёты на котором бо́льшую часть 2013 года из-за различных неисправностей были запрещены.Центральное финансовое управление прогнозирует, что лётные испытания F-35 могут быть завершены примерно в 2017 году, и до 2019 года он всё ещё может не быть готов для боевого применения.ВВС дважды откладывалось принятие окончательного решения относительно того, должен ли F-35 базироваться в международном аэропорту Бёрлингтона, хотя собственные доклады Военно-воздушных сил об окружающей среде предупреждают, что F-35 в четыре раза громче истребителей, в данное время базирующихся в Бёрлингтоне, и что этот шум сделает как минимум 1300, а возможно и до 3000 домов поблизости «непригодными для проживания».Ссылка

20 ноября 2012, 16:00

Мнение эксперта: российский истребитель-невидимка может сравниться с американскими

Источник перевод для mixednews – josserПервый «Сухой» Т-50 в ходе испытательного полётаДебютировавший в январе 2010 года опытный образец российского Т-50, первого недоступного для радаров боевого самолёта за пределами США, слегка менее малозаметен, чем американский F-22 и приблизительно равен в этом отношении более малогабаритному F-35. Но по ряду других показателей новый военный самолёт от российского опытно-конструкторского бюро им. Сухого даже превосходит американские аналоги.Этот неожиданный вывод следует из первых научных исследований эффективной площади рассеяния (ЭПР) Т-50, завершённых недавно экспертом независимого аналитического центра Air Power Australia доктором Карло Коппом.«По внешнему оформлению Т-50 уступает F-22 Raptor», – пишет Копп в своём объёмном, насыщенном техническим жаргоном докладе. А вот F-35 и Т-50, добавляет он, демонстрируют «одинаковое … поведение ЭПР».Но Копп даёт свою оценку Т-50 с оговорками. По правде говоря, с немалыми. Чтобы сравняться с F-35 Lockheed Martin в невидимости – не говоря уже о F-22 той же компании – инженеры «Сухого» будут должны, в числе прочих изменений, модифицировать двигатели Т-50, приспособив их таким образом, чтобы они меньше себя выдавали (имеются в виду дизайн осесимметричных сопел; прим. mixednews.ru), а также дополнить обшивку самолёта покрытием из радиопоглощающего материала.С доведёнными до ума двигателями и покрытием, присущие Т-50 «отражающие свойства ЭПР будут удовлетворять требованиям к «очень малозаметным» (Very Low Observable, VLO) объектам, предполагающим отсутствие в угловой области носового части очень сильного зеркального отражения», – пишет Копп. В переводе на понятный язык, Копп говорит, что засечь улучшенный вариант российского истребителя большинству радаров по мере его приближения к ним может быть очень и очень трудно».Заметим, что существенные усовершенствования в период развития опытных образцов стелс-техники – это нормальная практика. За 15 или больше лет, пока разрабатывались F-22 и F-35, их проекты претерпели большие изменения. Т-50, построенный в количестве всего 4 экземпляров, летает ещё неполных 3 года и согласно планам вступит в строй не ранее 2016 года. У русских есть время на то, чтобы тщательно совершенствовать конструкцию, как делают китайцы со своими самолётами-невидимками.Следует учесть, что к 2016 году в распоряжении американцев могут быть сотнибоеготовых F-35 плюс ещё где-то 180 F-22, которые уже несут службу. Т-50 сможет компенсировать своё запоздание внушительными ТТХ, которые кое-где оставляют позади даже хвалёные возможности F-22.Одно русское преимущество Копп называет «крайней сверхманёвренностью» – следствие характерных для Т-50 «сверхсовременной аэродинамической схемы, необыкновенно производительной тяговооружённости и трёхмерного изменяемого вектора тяги, интегрированного с передовой цифровой системой управления полётом».Второе преимущество: «исключительная боевая стойкость, результат необычайно большой 25000-фунтовой (11 тонн; прим.) внутренней загрузки топлива», пишет Копп. Т-50 мог бы продолжать полёт и вести бой ещё долго после того, как у F-22 и F-35 кончилось горючее.Более того, согласно Коппу, от определённых видов радиолокаторов Т-50 будет уходить лучше, чем от других – и в обнаружении уникальных очертаний Т-50, утверждает он, американские радары входят в число худших. Проведённый Коппом анализ ЭПР Т-50 по типу РЛС показывает, что китайские «анти-VLO радары», особенно те, что предназначены для выявления американских стелс-самолётов, засекают Т-50 лучше всех.Следующим оптимальным средством обнаружения российского истребителя является дециметровая РЛС на борту самолётов ДРЛО E-2 американских ВМС. Копп утверждает, что радары американских истребителей, включая те, что используются F-22 и F-35, дают в отношении Т-50 посредственный результат.«В формах конструкции прототипа Т-50 нет фундаментальных препятствий, которые могли бы помешать её эволюции до уровня воистину «очень малозаметного», заключает Копп.Иными словами: будь начеку, Америка! Отныне ты всего лишь одна из трёх стран, способных поднять в небо по-настоящему неуловимые для радаров боевые самолёты.Ссылка