• Теги
    • избранные теги
    • Люди601
      • Показать ещё
      Страны / Регионы832
      • Показать ещё
      Разное440
      • Показать ещё
      Международные организации105
      • Показать ещё
      Формат11
      Компании146
      • Показать ещё
      Издания41
      • Показать ещё
      Показатели18
      • Показать ещё
      Сферы7
Махмуд Ахмадинежад
Махмуд Ахмадинежад
Если переводить систему взглядов Ахмадинежада на язык Запада, то его можно было бы назвать консервативным исламским социалистом.
Если переводить систему взглядов Ахмадинежада на язык Запада, то его можно было бы назвать консервативным исламским социалистом.
Развернуть описание Свернуть описание
24 февраля, 00:06

Из президентов - в пастухи. Чем занимаются бывшие лидеры государств?

Что известно о жизни бывших руководителей государств? «АиФ» выяснил, как сложились судьбы некоторых из них.

04 февраля, 09:58

Новые санкции против Ирана: подробности

Америка расширила санкции в отношении Ирана, как обещала, затягивать с этим вопросом не стала. В черный список вошли 13 физических лиц и 12 компаний, сообщило Министерство финансов США. Ведомство уточняет, что под санкции попали граждане Ирана, ОАЭ, Китая, Кувейта и Ливана, а также юридические лица, зарегистрированные в Иране, Ливане, Китае и ОАЭ. Американский президент намерен уже сегодня раскрыть карты и рассказать более подробно, как он будет наказывать Иран за проведение испытаний баллистической ракеты, которое рассматривается в качестве нарушения условий ядерной сделки. Трамп готовит стремительный ответ иранским властям и строит планы по новым экономическим санкциям.

03 февраля, 18:48

Новые санкции против Ирана. Подробности

Америка расширила санкции в отношении Ирана, как обещала, затягивать с этим вопросом не стала. В черный список вошли 13 физических лиц и 12 компаний, сообщило министерство финансов США.

03 февраля, 18:48

Новые санкции против Ирана: подробности

Америка расширила санкции в отношении Ирана, как обещала, затягивать с этим вопросом не стала. В черный список вошли 13 физических лиц и 12 компаний, сообщило Министерство финансов США.

03 февраля, 08:09

Америка намерена ввести новые санкции против Ирана

США могут пойти на новые экономические санкции против Ирана. Затягивать с этим вопросом Америка не намерена и уже в пятницу планирует озвучить конкретные решение и новые реалии в судьбе Тегерана.

03 февраля, 08:09

Америка намерена ввести новые санкции против Ирана

США могут пойти на новые экономические санкции против Ирана. Затягивать с этим вопросом Америка не намерена и уже в пятницу планирует озвучить конкретные решение и новые реалии в судьбе Тегерана.

01 февраля, 12:07

США готовят Ирану «Бурю в пустыне-2»

Во вторник, 31 января, Совет Безопасности ООН проведет экстренное совещание в связи с испытанием баллистической ракеты, проведенной Ираном. О пуске в воскресенье ракеты средней дальности на полигоне в 225 км к востоку от Тегерана сообщил телеканалу Fox News представитель Пентагона. Немедленной реакции Совбеза потребовал Израиль, сославшись на резолюцию 2231 СБ ООН в поддержку сделки по иранской ядерной программе, которая призывает Исламскую Республику не проводить подобные испытания.

01 февраля, 01:15

Итальянская полиция арестовала подозреваемых в контрабанде оружия

4 человека арестованы итальянской полицией по подозрению в контрабанде оружия. Трех итальянцев и одного ливийца обвиняют в том, что в период между 2011 и 2015 годами они поставляли огнестрельное оружие, ракеты и вертолеты в Иран и в Ливию. Арестованные подозреваются также в нарушении международного эмбарго на поставки оружия. Среди них - супружеская пара из итальянского городка Сан-Джорджо-а-Кремано. На одной из фотографий они сняты вместе с бывшим президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом.… ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: http://ru.euronews.com/2017/01/31/italian-police-arrest-three-people-for-arms-smuggling-to-libya-iran euronews: самый популярный новостной канал в Европе. Подписывайтесь! http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=euronewsru euronews доступен на 13 языках: https://www.youtube.com/user/euronewsnetwork/channels На русском: Сайт: http://ru.euronews.com Facebook: https://www.facebook.com/euronews Twitter: http://twitter.com/euronewsru Google+: https://plus.google.com/u/0/b/101036888397116664208/100240575545901894719/posts?pageId=101036888397116664208 VKontakte: http://vk.com/ru.euronews

31 января, 12:36

США готовят Ирану «Бурю в пустыне-2»

Америка намерена первой нанести удар по Тегерану

29 января, 06:38

Добрый дедушка Трамп и ЧМО Обама. Часть 5

Сегодня состоялся телефонный разговор Трамп и Путина. По его итогам пресс-служба Кремля опубликовала следующее сообщение. Цитирую официальное сообщение на сайте Кремля:Обстоятельно обсуждены актуальные международные проблемы, включая борьбу с терроризмом, положение дел на Ближнем Востоке, арабо-израильский конфликт, сферу стратегической стабильности и нераспространения, ситуацию вокруг иранской ядерной программы и Корейского полуострова. Затронуты также основные аспекты кризиса на Украине. Условлено наладить партнёрское сотрудничество по всем этим и другим направлениям.При этом выделена приоритетность объединения усилий в борьбе с главной угрозой – международным терроризмом. Президенты высказались за налаживание реальной координации российских и американских действий с целью разгрома ИГИЛ и других террористических группировок в Сирии.Но когда я бегло пробежался по комментариям российских экспертов, то обнаружил что они из этой темы выхватили только про борьбу с ИГИЛ. Например глава комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий заявил следующее. Цитирую РИА Новости:Самым главным итогом первого разговора Владимира Путина с Дональдом Трампом, на мой взгляд, стали договоренности по координации усилий по разгрому ИГ ("Исламское государство", запрещена в РФ — ред.). Это то, чего ждет от российско-американского взаимодействия весь здравомыслящий мирА также:Дальнейшим шагом, уверен, должны стать переговоры по созданию широкой антитеррористической коалиции в Сирии, к формированию которой призывал еще в 2015 году президент РФ Владимир Путин с трибуны Генассамблеи ООНПро то что они обсуждали иранскую ядерную программу ни слова, хотя для Трампа это непосредственно связано с войной с терроризмом, о чем я писал в предыдущей части. Видимо России настолько хочется создать коалицию с США, что они уже начали врать будто бы американская разведка передает координаты целей российским ВКС. Вот что например говорится на сайте "Russia today (RT)". Цитрую:В Минобороны заявили, что ВКС России 22 января получили от американской стороны по прямой линии из штаба международной коалиции координаты целей террористической организации «Исламское государство»* в районе города Эль-Баб в провинции Алеппо. Об этом сообщается в поступившем в распоряжение RT пресс-релизе ведомства.В Пентагоне сразу же опровергли это. Причем сделано это было в достаточно грубой форме. Представитель Пентагона назвал это российской пропагандой использовав слово "rubbish". Это значит что-то типа "чушь", "ахинея", и т.д.И действительно. Я никак не могу понять как в Москве себе представляют состав такой коалиции: США, Россия, Иран и Хезболла? Но ведь Именно Иран Трамп считает спонсором терроризма, а Хезболлу такой же террористической организацией как ИГИЛ, и собирается бороться с обоими.Предыдущую часть я закончил на том что существует противоречие, заключающееся в том что Трамп одновременно собирается бороться с шиитским и суннитским исламским экстремизмом, несмотря на то что эти две идеологии соперничают друг с другом. На самом деле никакого противоречия нет.Дело в том что у американских военных и разведчиков сложилось мнение что именно Иран виноват в появлении ИГИЛ, как это не странно звучит. Логика заключается в том что Иран стремится доминировать в регионе, навязывая всем свои шиитские порядки, осуществляя репрессии суннитов. Эта ситуация возникла после того как Обама вывел войска из Ирака. Тем самым он преподнес Ирану Ближний Восток на "блюдечке с голубой каемочкой". После этого Иран начал хозяйничать в регионе. В результате ИГИЛ появился в качестве защитника суннитов от шиитов. Суннитам очень не нравятся средневековые порядки, которые навязывает им ИГИЛ, но шииты для них еще хуже.Чтобы не быть голословным процитирую фрагменты интервью, которое дал Вашингтон Пост еще в марте 2015 года очень авторитетный американский генерал, бывший командующий американскими войсками В Ираке, Петреус.Начну с того как он описывает свое отношение к высокопоставленному иранскому Касему Сулеймани. Это тот самый Касем Сулеймани, после визита которого в Москву, Путин вдруг срочно решил воевать якобы с ИГИЛ в Сирии, о чем я писал здесь. Цитирую Петреуса:Весной 2008 года иракские и коалиционные силы участвовали в решающей битве между иракскими силами безопасности и проиранскими шиитскими боевиками.В разгар боя я получил известие от очень высокопоставленного иракского чиновника, что Касем Сулеймани передал ему сообщение для меня. Когда я встретился с этим чиновником, он передал следующее сообщение: "Генерал Петреус, вы должны знать, что я, Касем Сулеймани, контролирую политику Ирана в Ираке, Сирии, Ливане, Газе и Афганистане." Дело было ясно: Он владелец политики и региона, и я должен иметь дело с ним. Когда мой иракский собеседник спросил, что я хочу передать в ответ, я сказал ему, чтобы он сказал что Сулеймани мог бы "pound sand".Я жирным шрифтом выделил слова "pound sand", так как это идиома, а идиомы, как известно, дословно не переводятся. Они имеют совсем другое значение, о чем я писал здесь. Так вот "pound sand" это значит "пойти на .....". Таким образом Петреус послал Сулеймани подальше, а Путин наоборот, фактически подчинился и послал авиацию в Сирию воевать за иранские интересы.А вот что говорит Петреус о ситуации в Ираке на тот момент. Цитирую:На самом деле, я бы сказал, что в первую очередь угрозу для долгосрочной стабильности Ирака и более широкого регионального равновесия представляет не ИГИЛ, а скорее, это шиитские ополченцы, многих из которых поддерживает, а некоторыми руководит Иран.Эти боевики вернулись на улицы Ирака в ответ на фатвы лидера шиитов аятоллы Систани в момент крайней опасности. И они остановили наступление ИГИЛ на Багдад. Тем не менее они, в некоторых случаях, зачищали не только суннитских экстремистов, но и суннитских гражданских лиц, и совершали зверства против них. Таким образом, они есть, до некоторой степени, и были не только частью спасения Ирака, но и самой серьезной угрозой для всех важных усилий чтобы суннитское население Ирака чувствовали что они вносят вклад в успех Ирака, а не в его провал. В долгосрочной перспективе, поддерживаемая Ираном шиитская милиция может стать главной властью в стране, которая не подконтрольна правительству, но подконтрольна ТегерануВ основном он говорит про Ирак, но и Сирию упоминает тоже. Цитирую:Помимо Ирака, я также глубоко обеспокоен продолжающимся процессами в Сирии, которая является геополитическим Чернобылем. До тех пор пока он не будет закрыт, он будет продолжать извергать радиоактивную нестабильность и экстремистскую идеологию по всему региону.Любая стратегия, стабилизации ситуации в регионе, должна принимать во внимание проблемы в Ираке и Сирии. Не достаточно сказать, что мы придумаем это позже.И наконец конкретно про Иран. Цитирую:Нынешний иранский режим не является нашим союзником на Ближнем Востоке. Это в конечном счете, часть проблемы, а не решение. Чем больше иранцы доминируют в регионе, тем больше будет воспламеняться суннитский радикализм и питать подъем таких групп, как ИГИЛ. В то время как США и Иран могут иметь совпадающие интересы в поражении ИГИЛ, основные наши интересы расходятся. Иранская реакция на протянутую США руку не обнадеживает.Иранская власть на Ближнем Востоке, таким образом, является двойной проблемой. Это в первую очередь проблематично, потому что она глубоко враждебна к нам и нашим друзьям. Но это также опасно, потому что, чем больше она чувствуется, тем больше она вызывает реакции, которые также вредны для наших интересов - суннитский радикализм, и если мы не будем осторожны, перспектива распространения ядерного оружия, также.Теперь возникает вопрос - как эту проблему решать? Во первых это может быть дипломатический путь - снова переговоры, резолюция СБ ООН, и так далее. Но для этого надо согласие России, так как у нее право вето в СБ ООН.Четвертую часть своей статьи я опубликовал 21 января. Там я написал что Путину придется делать выбор между США или Ираном, а 24 января информационное агентство Блумберг опубликовало на эту тему статью под названием "Команда Трампа намерена протестировать союз России с Ираном" (Trump Team Aims to Test Russia's Alliance With Iran). Там в частности ссылаются на книгу под названием "Поле боя: Как мы можем выиграть глобальной войне против радикального ислама и его союзников" (The Field of Fight: How We Can Win the Global War Against Radical Islam and Its Allies). Эту книгу написал советник по национальной безопасности в администрации Трампа генерал Флинн, о котором я писал в предыдущей части, в соавторстве с известным историком, аналитиком и писателем, которого зовут Майкл Ладин (Michael Ledeen). Вот цитата из этой книги, которую приводит Блумберг:Когда говорят что Россия стала бы идеальным партнером для борьбы с радикальным исламом, это обязывает нас помнить что русские были не очень эффективны в борьбе с джихадистами на своей собственной территории и находятся в сговоре с иранцами. В Сирии два союзника громко провозгласили они ведут войну против ИГИЛ, но на самом деле основная масса их усилия направлена на противников режима Асада.Я напомню что генерал Флинн считается одним из самых про российских политиков в США. Тем не менее в новой администрации Трампа, и у большинства в Конгрессе, по поводу Ирана сложился консенсус. Дело за Россией. Как она поведет себя в этой ситуации. Блумберг напоминает что такая ситуация уже была, когда администрация Обамы заключила с Россией сделку. Цитирую:Тогда США отменили развертывание ПРО в Чехии и Польше и не оказали дальнейшее давление на Россию за оккупацию грузинской территории, в войне 2008 года. Взамен россияне поддержали резолюцию Совета Безопасности ООН против иранской ядерной программы и договор о контроле над вооружениями ограничивающую ядерное оружие дальнего радиуса действия для обеих стран.Особо предлагаю обратить внимание на то что касается ПРО, так как по этому поводу в Москве, как известно, паранойя. Так вот, ПРО при Обаме и ПРО, которое планировал Буш, это, как говорят в Одессе, "две большие разницы". Обама обрезал это ПРО настолько, насколько мог. Тогда против этого решения Обамы выступили все лидеры республиканцев в Конгрессе. Но в России все равно были не довольны, так как это ЧМО не уничтожил ПРО полностью. Но вот наконец-то пришел долгожданный Трамп. Может он уничтожит наконец ПРО? Недавно на сайте Белого дома было опубликовано краткое сообщение о том как Трамп собирается усиливать вооруженные силы США. Там есть и про то что он собирается расширять ПРО, но подробной информации там мало. Зато еще до выборов, в речи посвященной национальной безопасности, которую он произнес в Филадельфии, он сказал буквально следующее. Цитирую:При Обама-Клинтон, наши возможности ПРО деградирует в тот самый момент, когда США и их союзники столкнулись с повышенной ракетной угрозы со стороны таких государств, как Иран и Северная Корея. Поскольку эти потенциальные противники развивают свои ракетные программы, увеличивая их дальность, чтобы достичь военные объекты США в Азии и на Ближнем Востоке, а также наших союзников, это представляет  потенциальную угрозу Соединенным Штатам.Мы предлагаем восстановить ключевые средства противоракетной обороны, начиная с крейсеров ВМС, которые являются основой наших возможностей ПРО в Европе, Азии и Ближнего Востока. И так далее. Естественно что на это нужны деньги, а ЧМО Обама военные расходы сокращал. А что собирается делать Трамп? Цитирую:При Бараке Обама и Хиллари Клинтон, расходы на оборону упали до самого низкого уровня в доле экономики после окончания Второй мировой войны. В настоящее время мы имеем самую маленькую армию с 1940 года. Военно-морской флот находится среди самых маленьких с 1915 года, а ВВС является самыми маленькими с 1947 года.Дальше идет перечисление сколько кораблей, самолетов и т.д. И наконец. Цитирую:В текущем году, мы тратим 548 $ млрд - реальное сокращение на 10% в год с учетом инфляции. Это сокращение было сделано с помощью секвестра или автоматического сокращения оборонного бюджета. В соответствии с соглашением о бюджете обороны, половина сокращений приходится на оборонный бюджет, хотя он составляет лишь одну шестую часть бюджета.Как только я вступлю в  должность, я буду просить Конгресс полностью устранить обороный секвестр и представлю новый бюджет, чтобы восстановить наши вооруженные силы.Но Конгресс долго просить не придется, так как республиканское большинство полностью эти идеи поддерживает. По поводу ПРО я процитирую очень короткий фрагмент со страницы 42 платформы Республиканской Партии:Мы должны финансировать, развивать и внедрять многоуровневую систему противоракетной обороны.А по поводу военного бюджета там сказано следующее. Цитирую:Мы поддерживаем снятие ограничение военного бюджета и противодействовать усилиям демократов держать военный бюджет в качестве заложника их внутренней повестки дня. Конгресс и администрация должны работать вместе чтобы утвердить военные расходы на уровне необходимом для защиты нашей страны.Интересно, дебилы, которые радуются тому что Трамп стал президентом, анализировали эти документы и выступления? Но вернемся к Ирану.Сейчас сложилась примерно такая же ситуация как и в 2009 году. Снова в повестке дня американской администрации стоит воздействие на Иран, и возможно снова Трамп хочет перетянуть Россию на свою сторону. Только на этот раз у Трампа больше рычагов давления на Россию. Это опять ПРО и санкции.С другой стороны у России сейчас намного больше есть чего терять, так как если Россия сдаст Иран, режим Асада, без поддержки Ирана, не продержится и недели. Вполне возможно что эта тема тоже была затронута в телефонном разговоре. А если Путин откажется, то обойдутся без него.Я думаю что у администрации Трампа есть план Б, который заключается в свержении режима мулл в Тегеране.Сейчас в Иране уже подрастает второе поколение, которое выросло после после так называемой "исламской революции". Большинство из них крайне недовольны шариатскими средневековыми законами, которые мало отличаются от тех, которые устанавливает ИГИЛ на подконтрольных им территориях. Кроме этого они не довольны резким снижением уровня жизни, который вызван геополитическими амбициями мулл. Не удивительно что Иран по уровню жизни занимает где-то 70-е место, в то время как другие нефтедобывающие страны Персидского Залива в первую двадцатку входят. Хуже среди нефтедобывающих стран только у Венесуэлы, которой тоже правят идиоты, ну и Россия, которая находится примерно на 50 месте, но скоро их догонит, если и дальше будет продолжать играть в великую державу.В Иране уже были в 2009 и в 2011-2012 годах массовые протесты, которые были жестоко подавлены. Я помню что тогда российские СМИ как всегда обвиняли США в организации этих протестов, однако на самом деле, Обама на словах осуждал иранские власти за жестокий разгон демонстраций, а на деле слал тайные письма иранским муллам.  Вот что тогда писала об этом британская The Guardian. Цитирую:The Guardian выяснил что в январе американский Госдеп подготовил по меньшей мере пять проектов письма, которые будут направлены Хаменеи, целью которых является размораживание отношений между США и Ираном.Когда письмо было отправлено, некоторые чиновники в Вашингтоне ожидали масштабных беспорядков, из-за за спорного переизбрания Махмуда Ахмадинежада на посту президента. Подавление протестов в последние дни могли бы создать трудности для Обамы, в его надеждах на прямые переговоры с Ираном.Обама, возможно, решил отправить письмо перед выборами, чтобы показать что США хотели переговоры, независимо от того, кто победит на выборах. Он занял осторожную позицию в ответ на протесты. Хотя он осудил репрессии в первый раз вчера, он оставил открытой возможность для переговоров лицом к лицу.Позже, когда в Сирии шла гражданская война, а Обама послал туда авиацию чтобы бомбить ИГИЛ, как писала Wall Street Journal, Обама снова написал муллам несколько писем, в которых уверял мулл что он ни в коем случае не планирует свержение Асада.Само собой разумеется что иранская оппозиция, которая рассчитывала на помощь США, была крайне разочарована политикой Обамы, но когда президентом стал Трамп, у них снова появилась надежда на помощь США. Лидеры иранской оппозиции даже опубликовали открытое письмо Трампу. Вот цитата из этого письма:Во время президентской кампании мы, и миллионы иранцев, поддерживаем ваши решительные возражения против ядерного соглашения между администрацией Обамы и Исламской Республикой Иран. Мы искренне надеемся, что с вашим избранием новая администрация и Конгресс Соединенных Штатов будет иметь возможность впервые провести пересмотр региональных и международных результатов этого катастрофического соглашения без каких-либо оговорок, как это было обещано избирателям.В 2009 году миллионы продемократических иранцев высыпали на улицы Тегерана и попросил президента Обаму поддержать их. К их отчаянию произошло то, что можно описать только как немыслимый разворот на сто восемьдесят градусов всех основных ценностей Соединенных Штатов, это то что администрация президента Обамы вела секретную переписку с аятоллой Хаменеи, пожизненным лидером Ирана. В то же время соратники аятоллы открывали огонь по протестующим. В октябре 2011 года, вы мудро сказали: "Если Обама бы поддержал народ Ирана два года назад, когда у этой страны была большая проблема, у нас не было бы никаких проблем в Иране. Эту страну можно было перевернуть очень быстро, вместо того, чтобы отказываться от этих людей". На сегодняшний день, и в результате ошибочной политикой последних восьми лет, многие продемократические иранцы считают что Соединенные Штаты на стороне их неизбранного деспотичного лидера. Надежда и доверие, которое они когда-то испытывали к Соединенным Штатам, что они поддерживают свободу и демократию, подрываются и теперь могут быть возвращены только путем кардинальных изменений в политике США, которые только вы можете принести вперед.Свободный мир закрывал глаза на вооружение суицидального исламского фундаментализма за последние тридцать семь лет. Это близорукое пренебрежение привело сегодня к огромной надвигающейся буре, и принесло в мир страшные трагедии, такие как "Charlie Hebdo", массовые убийства "Bataclan" и другие подобные массовые убийства в Париже, Брюсселе, Орландо и Сан-Бернардино в течение последних двух лет. Когда "Ахмад Касир", 18-летний ливанец, осуществил первый взрыв в качестве террориста-смертника 20-го века по приказу лидеров Исламской Республики Иран и Хезболлы, что привело к его смерти и убийству десятков других людей, еще не было и речи об Аль-Каиде и ИГИЛ. В том же ключе, массовое убийство писателей "Charlie Hebdo" следует рассматривать просто как еще одно звено в цепи, которая началась с фетвы убить Салмана Рушди, изданной аятоллой Хомейни, приз за которое предложенный правительством Ирана в настоящее время составляет миллионы долларов. Деление террористов на хороших и плохих ошибка. Проведение конференций и подписания контрактов с режимом, который предлагает абсолютную поддержку террористическим группировкам, таким как Хамас и Хезболла, которые убили тысячи отважных американских солдат в Ираке и Ливане, и по-прежнему настаивает на награждении убийц авторов и журналистов в других странах, только ободряет и поощряет режим Тегерана и закладывает основу для дальнейшего ужаса и боли.ИГИЛ и Исламская Республика Иран являются двумя сторонами одной медали, которой является исламский фундаменталистский терроризм. Для того, чтобы положить конец этому террору, исламский халифат (ИГИЛ) и исламский режим в Иране должен быть заменен с избранными правительствами, цель которых мир и процветания.Мне особенно понравилось про деление террористов на плохих и хороших. Это именно то что Делает Россия, хотя обвиняет в этом других. Именно Россия не признает Хамас и Хезболлу террористическими организациями. Но в данном случае не это главное, а главное то что новая администрация наверняка что-то затевает. Не зря же Трамп расставил на ключевые силовые посты ярых противников Ирана. Да и ситуация сейчас в Иране не простая, которой грех не воспользоваться. Например недавно произошло одно событие, которое на первый взгляд кажется не очень важным, но на самом деле говорит о многом.Недавно умер крупный иранский деятель Хашеми Рафсанджани. Он естественно не был оппозиционером, но считался умеренным реформатором. На похоронах собралась многотысячная толпа, которые как обычно скандировали лозунги. Обычные лозунги в Иране в таких случаях это "Смерть Америке", "Смерть Израилю". На этот раз толпа тоже скандировала лозунг "Смерть....", только угадайте кому? Так вот на этот раз толпа кричала "Смерть РОССИИ".Иранские власти явно такого не ожидали, поэтому показывали похороны по телевизору в прямом эфире, но когда толпа начала скандировать "Смерть России", они включили музыку чтобы заглушить эти лозунги, но было уже поздно. Я думаю что американские спецслужбы и силовики обязательно начнут раскручивать эти процессы, а после того как разберутся с Ираном, с ИГИЛ будет разобраться намного легче, так как суннитов не от кого будет защищать, а значит сами сунниты, как и иранцы, с удовольствием избавятся от этого средневекового режима, надо будет только немножко помочь, правда уже без Асада и Хезболлы, которые без поддержки Ирана превратятся в ничто. Вот только будут ли счастливы от такого метода решения проблемы в Кремле? Скорее всего там очень скоро будут горько сожалеть о тех временах когда президентом был Обама.

21 января, 14:14

История великого чемпиона, который устоял перед алкоголем и фиктивным браком

В эти дни во Франции проходит мужской чемпионат мира, наша сборная России вышла в 1/8 финала на Словению — и для неё это уже успех... Во времена Климова от команды ждали только золота. А сегодня он преданный телевизионный болельщик дружины Дмитрия Торгованова... Олимпийский чемпион 1976 года живёт в Сергиевом Посаде и в Москве бывает нечасто. Здоровье одного из самых ярких гандболистов прошлого века уже не то, однако 76-летний спортсмен и не думает унывать. Когда я позвонила Юрию Михайловичу, чтобы договориться об интервью, решила, что ошиблась номером: уж больно молодым и жизнерадостным мне показался голос собеседника. — Собираюсь в Москву на встречу ветеранов, — рассказал Климов. — Тогда давайте встретимся в кафе на Войковской, — предложила я. — Поговорим за чашкой чая. — Обязательно с пирожными, — расхохотался спортсмен. Сказано — сделано. В 11 утра мы встретились с Юрием Михайловичем в ресторанном дворике торгового центра, и Климов вновь меня удивил. Высокий, статный, никакой стариковской сгорбленности. — Вы прекрасно выглядите, — сделала я комплимент Климову. — Всё дело в генах, — скромно улыбнулся Юрий Михайлович. — Я ведь до 38 лет играл за сборную Советского Союза, последний чемпионат мира, в котором я принял участие, состоялся в 1978 году. В это же время я играл за клуб в Кубке европейских чемпионов, мог бы и дальше играть. Наверное, я унаследовал некую внутреннюю бодрость от родителей. Мама дожила до 86 лет, до последних дней вела активный образ жизни, отец тоже был очень энергичным. — У вас была спортивная семья? — Нет. Родители спортом не занимались, жена тоже к спорту не имеет никакого отношения. В своё время я пытался отдать дочь в фигурное катание, но не сложилось у неё с коньками. Дочка постоянно мёрзла во время тренировок, а потом болела. — Почему отдали дочь в фигурное катание, а не в гандбол? — Вы знаете, я всегда был против женского гандбола. Мне не нравилось, что женщины толкаются, дерутся во время матчей. По крайней мере, так было, когда я сам играл. Поэтому отдавать в контактный вид спорта свою собственную дочь не захотел. Потом она поступила в МАИ и увлеклась большим теннисом, но на любительском уровне. Сейчас вот внук Денис занимается теннисом, неплохо играет. Знаете, у него и характер, и фигура мои. (Улыбается.) — Получается, сделать из дочки олимпийскую чемпионку вы не стремились? — Да! Для меня самым главным было, чтобы она получила образование, удачно вышла замуж и была счастливой. Тут нам с олимпийским чемпионом принесли горячий ароматный чай с теми самыми обязательными пирожными, но уже было не до лакомств. — Юрий Михайлович, вас иначе как легендой не называют. По-вашему, вы действительно легенда? — Нет, конечно, — рассмеялся Юрий Михайлович. — Никогда себя таковым не считал. Даже когда играл, не чувствовал себя звездой. Наверное, в наше время воспитание было немного другим. Просто так сложилось, что я стоял у истоков гандбола в России, я же первый и единственный в истории Советского Союза заслуженный мастер спорта СССР и заслуженный тренер СССР...  А пришёл я в гандбол на втором курсе института — в 1959 году. — И заболели этим спортом? — Да, заболел… И до сих пор меня эта болезнь не отпускает. Роль Трефилова переоценить сложно. Золото Рио — это его заслуга Юрий Михайлович активно следит за событиями в мире спорта, не пропускает ни одного турнира по гандболу и во время Олимпиады в Рио очень переживал за женскую сборную. — Я уже давно не против женского гандбола. (Смеётся.) Если помните, в 1976 году олимпийскими чемпионами стали не только мужчины, но и женская сборная Советского Союза. Затем российский гандбол по инерции ещё что-то выигрывал, а потом обозначился глубокий провал. Поэтому победа на Олимпиаде женской сборной — это невероятное событие, историческое. Признаюсь, очень болел за девушек и их тренера Евгения Трефилова. — Какова его роль, по-вашему, в этой победе? — Роль Трефилова сложно переоценить! Считаю, что только под его руководством и можно было выиграть Олимпиаду в Рио. Это его заслуга. Обидно только, что все лавры всегда достаются спортсменам. Премии, награды, а тренер обычно ничего не получает. В наше время было точно так же… А как без тренера можно что-то выиграть? Например, мы благодаря победе на Играх в Монреале получили олимпийские пенсии, а наш тренер Анатолий Евтушенко, который, собственно, и привёл нас к победе, не получил ничего. А ведь наша победа — это его заслуга. Понимаете, один тренер из "гэ" может сделать конфетку, а другой — из конфетки сделает "гэ". Почему, например, на Западе сразу меняют тренера, если он не выигрывает. Да потому что роль тренера велика. В общем, я рад за Трефилова, он доказал значимость тренера в истории. Он очень самобытный, цельный. Были у него поначалу закидоны в плане звёздной болезни, но сейчас он остепенился. — Вам близка его эксцентричная манера управления командой? Или у вас были свои методы воздействия на игроков? — Я был довольно интеллигентным тренером. Так получилось, что я не пил, не курил и не матерился, даже когда играл… Я был эдаким эталоном спортсмена. Хотя молодость у меня была не очень простая… Если бы не спорт, нашёл бы счастье в алкоголе Говоря о том, что молодость у него была не самая простая, Юрий Михайлович имеет в виду искушения, с которыми ему пришлось столкнуться в институте. — Помню, поселили меня, правильного мальчика, в общагу. Ребята начали меня заставлять выпивать с ними. Я долго держался, отказывался от их приглашений — я ведь спортсмен. Но однажды парни закрыли меня в комнате перед танцами и сказали: "Пока с нами не выпьешь, никуда не пойдёшь". Пришлось пить… И я, представьте себе, пристрастился к этой самой выпивке. Сейчас думаю, если бы не спорт, это болото, возможно, затянуло бы меня. В то время я уже начал играть за "Политехника", за сборную Ленинграда… И вот на медосмотре перед чемпионатом у меня обнаружили высокое давление. Доктор спросила: "Вчера принимали?". Конечно, частенько принимал… Тогда врач сказала, чтобы я пришёл через неделю. Честно, я очень сильно испугался, что меня не допустят до турнира, пришёл через неделю, и всё равно давление было высоким. Врач удивилась, но допустила меня до соревнований. Знаете, меня вся эта ситуация так сильно встряхнула, что я не пил 12 лет, только на Новый год немного шампанского себе позволял. Например, выигрываем мы очередной чемпионат Советского Союза, ребята заказывают на банкете выпивку, а про меня говорят так: "А ему принесите стакан сметаны". (Смеётся.) Я очень любил сметану! — Сейчас во Франции идёт чемпионат мира. Как оцениваете шансы нашей мужской команды на медали? — У нас подбор игроков неплохой… Другой вопрос, какой коллектив из этих ярких исполнителей сколотил тренер Торгованов? Возьмём первую игру с Японией. Ребята выиграли матч. Молодцы! В принципе, японцы раньше были для нас неудобными соперниками за счёт своего азиатского стиля. Они играли в активную защиту, были прыткими, невысокими. А сейчас японцы взяли европейского тренера — испанца, который начал их переделывать на свой манер. И получается, что они ещё не до конца отошли от своей самобытной школы, но и не пришли к европейскому стилю. Поэтому наши парни их и разгромили… Посмотрим, что будет дальше, в плей-офф. Игроки всегда хотят выиграть, но очень многое будет зависеть от того, как будет вести себя тренер. Чтобы меня выгнали из музыкальной школы, я засунул в фортепиано кошку Будущий олимпийский чемпион родился и вырос в городе Ухте Республики Коми. Несмотря на то что его родители не имели никакого отношения к спорту, маленького Юру непреодолимо тянуло в залы и на стадионы. Он мог часами пропадать за игрой в баскетбол, хоккей и даже на брусьях в секции спортивной гимнастики. — Сам не знаю почему, но тяга к спорту у меня была со школы. Летом я обязательно с мальчишками играл в футбол, зимой — в русский хоккей. Лыжи мне не очень нравились — монотонная ходьба энтузиазма не прибавляла. Из гимнастики меня выгнали: слишком высокий был. (Смеётся.) Тренер мне так и сказал: "Из-за тебя мне постоянно приходится поднимать и опускать брусья". Однако я никогда не думал, что спорт однажды станет смыслом моей жизни. Родители хотели, чтобы я был военным инженером. Это и понятно: они сами были военными. Плюс мама отдала меня в музыкальную школу по классу фортепиано. Я проучился в ней шесть лет, до диплома мне оставался всего один год, но я больше не мог нажимать на эти клавиши. Да и стыдно мне было перед товарищами ходить с нотной папочкой на занятия. И однажды мы с другом придумали, как сделать так, чтобы нас выгнали из музыкальной школы. Мы притащили на урок сольфеджио кошку и засунули её в фортепиано. Пришёл наш преподаватель, сел за инструмент и начал играть. Кошка начала бегать (клавиши доставляли ей неудобства), и звук получался не тот… В общем, нас с другом поймали, парня отчислили, а меня — нет. Мама упросила директора меня оставить. Тогда я пришёл к родителям и прямо сказал: "Я не хочу ходить в музыкальную школу, но обещаю, что буду хорошо учиться". А что родителям ещё надо? Они переглянулись и сказали: "Тогда пообещай, что окончишь школу с медалью". Я пообещал и сдержал слово… — Вы играете сейчас на фортепиано? — С тех пор как ушёл из музыкалки, я ни разу не сел за инструмент, хотя дочь за пианино посадил. (Смеётся.) Тренер посмотрел на меня и сказал: "Будешь хорошим гандболистом" После школы Юрий Михайлович отправился в Ленинград — родители мечтали, чтобы сын поступил в военный институт. — В Ленинграде у меня были бабка и тётки. Я приехал с чёткой задачей поступить в военный институт и отправился в военное училище в Гатчине. Стою я, открываются ворота казармы, выходят ребята строем, поют. Подумал: "Это что? Я так же, как они, буду строем ходить". В общем, перехотелось мне поступать в военное, но время подачи документов неумолимо подходило к концу. И тут в трамвае я встретил земляка. Поздоровались, и он спрашивает: "А ты куда поступать надумал?" "Наверное, в Военмех", — ответил я. "Да ты что? Все наши в Политехник собираются. Давай с нами", — предложил он. Я согласился и на следующий день под самый занавес принёс документы в Ленинградский политехнический институт. Самое интересное, из четырнадцати ухтинцев поступили в институт только двое — я и тот самый парень. Учёба — учёбой, но неутомимому Климову хотелось заниматься спортом. В институте, к счастью, была волейбольная команда, куда Юрий Михайлович и отправился сразу после поступления. — Тест, который мне устроил тренер, я не прошёл, но меня взяли… в третью команду. Так получилось, что волейбольная команда в институте была очень сильная, и, чтобы в неё попасть, сначала надо было поиграть в третьей и второй командах. От природы данные у меня были очень хорошие, я неплохо вписался в коллектив, у меня получалось, поэтому через год тренер сказал: "С нового сезона будешь играть за вторую команду". Я, конечно, очень обрадовался. Наверное, Климов мог стать легендарным советским волейболистом, но в ход истории вмешался его приятель по институту — Эдик Афанасьев. — Начался второй курс, я собираюсь выступать за вторую волейбольную команду, и тут ко мне привязался товарищ. "Пойдём, — говорит, — в секцию ручного мяча". Я подумал: "Что за бред! Какой ещё ручной мяч?". В общем, отказался. На следующий день Эдик снова пришёл, бросил сумку и сказал: "Если ты не пойдёшь со мной, то я отсюда не уйду". Делать нечего, да и вечерней тренировки у меня не было… В общем, пришёл я в зал, ко мне подошёл тренер Поляков и сказал: "Ну-ка вытащи у меня мяч из руки". Я взял и вытащил. Он заинтересовался: "А попробуй ещё раз". Я снова добыл мяч. "Всё! Будешь хорошим гандболистом", — резюмировал Игорь Владимирович.  С этого момент Климов на тренировках волейбольной команды больше не появлялся. По словам Юрия Михайловича, он буквально заболел гандболом. Даже на летние каникулы в родную Ухту спортсмен приехал с ручным мячом. — В Ухте я встретил приятеля и сразу потащил его в школьный зал играть в гандбол, — вспоминает Юрий Михайлович. — Именно на родине я поймал то самое бросковое движение. Раньше я пытался бросать, но у меня многое не получалось. А тут мяч просто полетел… Когда я пришёл после каникул на первую тренировку и начал "шмалять" гол за голом, ребята пришли в неописуемый восторг: "Ну ты даёшь! Откуда это у тебя?". Благодаря уверенному броску Климова его команда почти сразу выиграла чемпионат Ленинграда и получила право выступать на чемпионате Советского Союза. — В финале чемпионата Ленинграда мы столкнулись с сильнейшей на тот момент командой военного института физкультуры. Казалось, надо было испугаться, но мы бились отчаянно. Вы даже не представляете, что творилось в зале. Студенты Политехника забили все трибуны, кричали… В общем, мы победили и получили возможность играть в чемпионате Советского Союза. Тогда-то меня и заметили... На своём первом чемпионате мира я ни разу не вышел на площадку, но приобрёл уверенность в себе. В 1963 году, всего через четыре года после начала карьеры в гандболе, Климов оказался в списке кандидатов в сборную Советского Союза. — Помню, мне тогда сказали, чтобы я готовился, так как поеду на сборы с командой. Сижу, жду вызова. И приятель мне говорит: "А команда ведь уже тренируется". "Как тренируется? — удивился я. — Мне никто ничего не говорил". Я подумал, что это ошибка, и решил позвонить в Москву ответственному секретарю Николаю Суслову: "Николай Георгиевич, это Климов. А что, команда уже тренируется?" — спросил я. Он ответил, что сборы уже идут. Мне стало так неудобно, я извинился и положил трубку. Через день я получил вызов из спорткомитета и отправился в Каунас. Признаться, я тренировался изо всех сил, даже переусердствовал. Старания молодого спортсмена заметил главный тренер сборной Союза Янис Гринбергас и взял юношу на чемпионат мира 1964 года. — Он даже сделал меня знаменосцем на открытии турнира, — рассказал Юрий Михайлович. — Однако ни на одну игру меня не поставил. Весь чемпионат мира я просидел на трибуне — меня даже не было в заявке. Но вы знаете, какой положительный момент я из этого вынес! Я увидел весь цвет гандбола и приобрёл невероятную уверенность в себе. Поэтому, когда я вернулся в Ленинград, начал всех молотить и стал самым результативным на чемпионате Советского Союза. После окончания института Климову пришлось выбирать новое спортивное общество. Все  товарищи спортсмена перешли в "Труд", присоединиться к ним собирался и Климов, но вот незадача — "Политехник" никак не хотел отпускать талантливого игрока. — А тут распределение… Преддипломную практику я проходил в Ленинградской области на Колпинском машиностроительном заводе, поэтому хотел туда пойти работать. В общем, собрались представители предприятий и говорят мне, что в Колпине мест нет, зато есть варианты работы в Североморске, в Севастополе и ещё где-то. Не помню… Севастополец начал заманивать меня хорошей погодой, североморец — финансовыми возможностями. Мне же хотелось только в Колпино. "Что же делать?" — подумал я, но ситуация разрулилась сама собой. Я попал в Колпино — нашли для меня местечко. Молодому специалисту дали комнату в общежитии. Днём Климов сидел за кульманом в КБ, а после работы садился в электричку и мчался на вечернюю тренировку в Ленинград. В Грузии меня так любили, что называли по-свойски — Климиашвили Была в жизни Юрия Климова и грузинская история. Несколько месяцев из своей насыщенной спортивной биографии он отыграл в Тбилиси, и, по словам спортсмена, это был потрясающий период. Грузинские болельщики его чуть ли не на руках носили, ласково называя Климиашвили. — Представьте себе: межсезонье, мы тренируемся в институте, открывается дверь и заходит импозантный тренер грузин — Георгий Шарашидзе. Он подходит ко мне и говорит: "Завтра ты летишь со мной в Грузию. Будешь играть за "Буревестник" Тбилиси в Кубке европейских чемпионов". Это был очень интересный период в моей жизни, у меня мяч просто летел. Дворец спорта, где мы играли, всегда был забит до отказа, а я был героем в Тбилиси, местные меня называли Климиашвили. (Смеётся.) Я жил в гостинице "Интурист" на проспекте Руставели. В общем, меня буквально носили на руках. Но так вышло, что в полуфинале Кубка европейских чемпионов мы проиграли Югославии. И проиграли по моей вине. Шла последняя минута матча, мы вели в счёте девять мячей, а в первой игре проиграли восемь… В общем, я бросаю мяч по воротам, и вратарь отражает бросок. До сих пор не понимаю, как он смог его взять. Так вышло, что после моего броска назначили пенальти в наши ворота. Югославы сравняли разницу забитых мячей, а тогда в подобных случаях бросали жребий — и грузины проиграли. Я только потом понял, что надо было просто подержать мяч на площадке каких-то пятнадцать секунд. Такая у меня истерика началась… Вы не поверите! Я ревел в туалете, ребята бросились меня утешать, говорили: "Оставайся! Мы выиграем ещё не один кубок". Но на следующий день я улетел в Ленинград, где через несколько дней должен был состояться финал с военными за право участвовать в чемпионате Советского Союза. В общем, я принял участие в этом поединке — тогда всё было проще — и на последней секунде забил решающий гол. С этого момента на меня началась настоящая охота! С женой познакомился в поезде — она меня буквально сразила Заметный во всех отношениях Юрий Климов был вожделенным приобретением для многих советских клубов, однако основная борьба за разыгрывающего развернулась между тремя командами. — Меня хотели заполучить Москва, Ленинград и Тбилиси. Грузины обещали мне золотые горы, говорили: "У тебя всё будет, только давай к нам". Московский авиационный институт (МАИ) предлагал мне аспирантуру. Мол, будешь играть и учиться, напишешь диссертацию. Представители команды из Кунцева предлагали мне фиктивный брак для того, чтобы получить московскую прописку. (Смеётся.) В общем, вызвали меня в Москву на переговоры… Я приехал, но, так ничего и не решив с браком, рванул обратно в Ленинград. Сижу в купе поезда — и заходит фифа. Фигуристая такая, симпатичная. Она меня буквально сразила… О фиктивном браке я и думать забыл. В общем, это была моя будущая жена — Людмила Ивановна. Мы играли в карты всю дорогу, потом обменялись контактами, а по прибытии в Ленинград я позвонил маме. Она мне говорит: "Какая Грузия? Какой фиктивный брак? Давай в МАИ — грамотным человеком будешь". В общем, я дал добро МАИ, поступил в аспирантуру и начал встречаться с будущей женой. У Людмилы на работе как-то узнали, что она встречается со спортсменом, и начали её стращать: "Ты чего? У спортсменов в каждом городе по ребёнку". Но она никого слушать не стала, и вот в прошлом году мы отметили 50-летний юбилей совместной жизни. В первый же год, когда Юрий Михалович пришёл в МАИ, команда выиграла чемпионат Советского Союза. Поддался клубу и Кубок европейских чемпионов. Впервые в истории! Также студенческая сборная Союза впервые стала чемпионом мира среди студентов — Климов забил золотой гол. Юрий Предеха пообещал, что со мной сборная выиграет золото Игр, и я вернулся в команду На фоне успехов клубного гандбола достижения сборной Советского Союза выглядели крайне скромно. В 1972 году на Играх в Мюнхене отечественные гандболисты заняли только пятое место. Может быть, свою роль сыграл страшный теракт, жертвами которого стали одиннадцать членов израильской олимпийской сборной. — Я видел этих террористов, — вспоминает Климов. — Они выходили на балкон в масках с автоматами. Было ли страшно? Знаете, командные игроки чувствовали себя более или менее спокойно в Мюнхене. Индивидуалистам же было не по себе. Например, легкоатлету Валерию Борзову было страшно бегать — спортсмена угрожали убить. Впрочем, это не помешало ему выиграть две золотые медали. Конечно, если не брать в расчёт тот теракт, то от Олимпиады у меня остались самые восторженные впечатления. Идёшь ты по олимпийской деревне, а тебе навстречу — звёзды мирового спорта. Удивительные ощущения. Что мне ещё запомнилось на этой Олимпиаде, так это Лев Лещенко, который ходил по-свойски на баскетбол и другие виды спорта. Он подходил к охранникам и говорил: "Ахтунг, ахтунг, в небе Покрышкин". Хулиганил, бандит! Кстати, впервые за границу Климов попал в конце 1963 года. Это была Финляндия... — Оказавшись там, я не почувствовал особой разницы по сравнению с Советским Союзом. Шок я испытал позже, когда побывал в Германии и Швеции. Многое меня удивило. А в 1986 году я вообще уехал в Германию на тренерскую работу. Признаться, моя жена очень не хотела ехать. Мол, у нас в Советском Союзе и так всё хорошо. Помню её реакцию на коттедж, в котором нас поселили. Её крайне удивила стеклянная входная дверь. Она ещё тогда сказала: "Как же такое возможно?". Потом у жены заболел зуб, но она долго отказывалась идти к немецкому врачу. Говорила: "Лечить зубы буду только в Советском Союзе". Я всё-таки её уломал, и после визита к стоматологу Людмила сказала, что на родине больше лечить зубы не будет. (Смеётся.) — Юрий Михайлович, так вышло, что после Игр в Мюнхене вы ушли из сборной, однако к Олимпиаде в Монреале вернулись. Почему? — В 1974 году мы плохо выступили на чемпионате мира, да и мне тогда уже было 34 года. Не мальчик, так сказать. В общем, я решил, что пора уходить. Через некоторое время в сборную пришёл новый второй тренер Юрий Иванович Предеха, который тренировал ЦСКА. И однажды, когда команда была на сборах в Москве, он мне позвонил. "Приезжай в "Лужники", есть разговор", — сказал он. Я, конечно, приехал, и, когда мы прогуливались по территории спорткомплекса, наставник раскрыл передо мной карты. "Я придумал новую защиту, и одно место в защите мне нужно закрыть. Если ты придёшь в сборную и встанешь на это место, организуешь контратаку, мы выиграем Олимпиаду. Тебе достаточно будет просто работать в защите — в нападении мы всё сами сделаем". Я рискнул и в 35 лет вновь начал ходить на тренировки — на три в день. Правда, когда дело дошло до Олимпиады, я играл и в защите, и в атаке. (Смеётся.) В финале мы встретились с румынами, и вроде всё шло у нас хорошо, однако в какой-то момент румыны нас начали доставать. Тогда тренер меня подозвал и сказал: "Похоже, румыны нас раскусили. Надо менять защиту". Но я хорошо читал поляну, поэтому чувствовал, что мы вот-вот заиграем. "Тренер, давай подождём", — сказал я наставнику и оказался прав. Мы разыгрались и во втором тайме уже просто доигрывали. За золотые медали нам заплатили по 3500 рублей и пятьсот долларов. На всю валюту я накупил сувениров и модной одежды для жены и дочки. Я никогда не хотел работать тренером — российские спортсмены уж больно любили выпить Во время нашего разговора Юрий Михайлович не раз отмечал, что в его жизни большую роль всегда играл случай. Ну сами посудите: в команду "Политехник" спортсмен попал случайно — приятель надоумил поступить в политехнический институт, заняться ручным мячом тоже подбил товарищ, если бы не красавица-попутчица, Климов, быть может, женился бы на незнакомке ради прописки и играл в Кунцеве. Всё происходило не по его воле, а давалось откуда-то свыше. Так произошло и с тренерской работой… — Я никогда не хотел быть тренером, особенно клубным. Потому что я сам был в клубе и видел, с кем работают тренеры. За рубежом с игроками никогда никаких проблем у меня не возникало — они дисциплинированные, ответственные. А здесь… Знаете, русские ребята любили выпить горячительного и из-за этого часто создавали проблемы себе и другим. Приведу пример. Как-то раз нам надо было днём уезжать в Финляндию на товарищеские игры. Утром я провёл лёгкую тренировку с 10 до 12 и отпустил ребят собрать вещи. Что вы думаете? Приезжаем мы на железнодорожный вокзал, а один из игроков смертельно пьян! А сколько я намучился с игроками-хулиганами? Часто приходилось их выручать, вытаскивать из милиции, прикрывать. Иначе я просто остался бы без игроков… Но вернусь к моменту, как я стал тренером. В 1978 году мы выиграли серебро чемпионата мира. Я, к сожалению, в финале выступить не смог — получил травму. Мы проиграли всего один мяч. Обидно было до слёз. Ребята ещё тогда в раздевалке мне сказали: "Михалыч, если бы ты хоть на десять минут вышел, мы бы выиграли". В общем, после этого чемпионата я закончил спортивную карьеру, пришёл в федерацию и стал спортивным чиновником, ответственным за молодёжный спорт. А тут как раз чемпионат мира среди молодёжи. Мне руководство и говорит: "Помоги главному тренеру — Спартаку Мироновичу". Мы с ним начали работать и выиграли чемпионат мира — классная у нас тогда была команда. В 1980 году на московской Олимпиаде сборная Советского союза проиграла в финале. Из команды убрали второго тренера, и это место предложили мне. А я тем временем уже навострил лыжи в Германию — пригласили на тренерскую работу. Знаете, тогда многие мечтали уехать за границу, зарабатывать нормальные деньги и хорошо жить. А меня немцы давно приглашали, ещё когда я был игроком. Команда Гамбурга в своё время предлагала мне зарплату в четыре тысячи марок. В общем, ради работы в главной сборной страны я отказался от предложения из Германии и не прогадал — в 1982 году национальная команда выиграла чемпионат мира. Впервые в истории! В 1984 году, к сожалению, отменили Олимпиаду, а в 1986-м я уехал-таки работать за границу. В России мой опыт оказался не нужен Пятнадцать лет Юрий Михайлович проработал с европейскими клубами — в Германии, Австрии, Италии. Мужской австрийский "Брук" под руководством Юрия Михайловича стал серебряным, а затем и золотым призёром чемпионата Австрии, за что российского наставника признали лучшим тренером года. В 2001-м Климов вернулся на родину с единственным желанием — помогать уже российскому гандболу. — К сожалению, мой опыт оказался ненужным в России. Если бы в мужском гандболе были победы, я бы даже не огорчился, но побед не было, не было вообще никаких хороших результатов, и это после грандиозного периода советского доминирования в мировом гандболе… Мне было очень обидно. Я думал, что смогу помочь, но от меня отмахнулись. Мол, не нужен ты нам! Видимо, в федерации боялись конкуренции. Оказавшись ненужным здесь, я уехал в Австрию, привёл местный женский клуб "Хипо" в финал Кубка Европы. Через некоторое время я снова вернулся в Россию в надежде пригодиться — вновь ошибся и поехал в Иран. Там я возглавил сборную страны, которая под моим руководством выиграла бронзовые медали Азиатских игр. Впервые! Это была сенсация! Сам президент Ирана — Махмуд Ахмадинежад — поздравил команду. Ребят, конечно, наградили по-королевски, а мне важно было только то, что до меня никто не добивался с этими ребятами такого успеха. Кто только со сборной Ирана не работал — и югославы, и словаки, и венгры.   Продолжить блестящую тренерскую карьеру Климову не позволили проблемы со здоровьем. Легендарный спортсмен и тренер вернулся на родину и поселился в тихом Сергиевом Посаде. — Понимаете, я "наелся" иностранной речи, — сказал Климов. — Жена, правда, предлагала обосноваться в Европе и, наверное, она была права: в старости человеку надо жить там, где спокойнее. Но мне страшно захотелось домой. Сейчас я занимаюсь здоровьем.  — Федерация о вас не забывает? — Сейчас пришёл новый президент федерации, начали что-то делать для ветеранов, до этого казалось, о нас вообще забыли. Вот, например, недавно был гала-матч. Чествовали девчонок в ЦСКА и устроили поединок сборная СССР — сборная России. Так вот, Трефилов был тренером российской команды, а я — советской. Значит, меня помнят... И ведь действительно помнят. В ноябре прошлого года в Санкт-Петербургском политехническом университете состоялся международный турнир студенческих команд, которому дали имя Юрия Климова. Предполагается, что соревнования станут традиционными.

19 января, 09:00

Террористы готовят удар по Ирану

Действующая на юго-западе Ирана в районах с преимущественно арабским населением сепаратистская группировка «Движение арабской борьбы за освобождение Ахваза» (Arab Struggle Movement for Liberation of al-Ahwaz, ASMLA) взяла на себя ответственность за атаки 3 января 2017 года на два нефтепровода в богатой энергоресурсами провинции Хузестан (город Ахваз – административный центр Хузестана). Первой мишенью стал трубопровод, принадлежащий нефтяной компании "Агаджари", перекачивающий до 440,000 баррелей сырой нефти в день из месторождения «Марун» в город Омидийе. Вторая атака, по сообщениям, пришлась на магистраль, транспортирующую до 60000 баррелей нефти в день в день с нефтяных полей Бахаркан, близ города Дейлем.

18 января, 12:42

Угрозы Трампа меняют политический ландшафт в Иране

Дональд Трамп еще даже не вступил официально в должность, а его образ уже грозно замаячил на горизонте президентских выборов в Иране.

18 января, 09:00

Террористы готовят удар по Ирану

Действующая на юго-западе Ирана в районах с преимущественно арабским населением сепаратистская группировка «Движение арабской борьбы за освобождение Ахваза» (Arab Struggle Movement for Liberation of al-Ahwaz, ASMLA) взяла на себя ответственность за атаки 3 января 2017 года на два нефтепровода в богатой энергоресурсами провинции Хузестан (город Ахваз – административный центр Хузестана). Первой мишенью стал трубопровод, принадлежащий нефтяной...

17 января, 23:23

Угрозы Трампа меняют политический ландшафт в Иране

Дональд Трамп еще даже не вступил официально в должность, а его образ уже грозно замаячил на горизонте президентских выборов в Иране.

11 января, 17:36

Похороны экс-президента Ирана вылились в протест оппозиции

Похороны бывшего президента Акбара Хашеми Рафсанджани, который считается одним из отцов-основателей правящего режима в Иране, переросли в марш оппозиции, которая в последнее время практически не проявляла протестной активности. Всего, по оценкам мэрии Тегерана, в траурной процессии приняли участие около 2,5 человек. В результате они разделились на две колонны: во главе первой шёл Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи, вторую возглавили оппозиционные лидеры, поддерживающие так называемое Зелёное движение, ключевые фигуры которого находятся под домашним арестом. Она стала первой крупной демонстрацией оппозиции с 2009 года, когда победу на президентских выборах одержал Махмуд Ахмадинежад.

11 января, 16:40

Похороны экс-президента Ирана вылились в протест оппозиции

Похороны бывшего президента Ирана Акбара Хашеми Рафсанджани стали для оппозиции редкой возможностью продемонстрировать сплочённость своих рядов. В итоге сотни тысяч людей на улицах Тегерана разделились на две колонны: одну возглавил Верховный лидер страны Али Хаменеи, а другую – лидеры оппозиции.

11 января, 16:40

Похороны экс-президента Ирана вылились в протест оппозиции

Похороны бывшего президента Ирана Акбара Хашеми Рафсанджани стали для оппозиции редкой возможностью продемонстрировать сплочённость своих рядов. В итоге сотни тысяч людей на улицах Тегерана разделились на две колонны: одну возглавил Верховный лидер страны Али Хаменеи, а другую – лидеры оппозиции.

28 декабря 2016, 00:00

Иран-Армения: в поисках взаимовыгодного партнерства

| Сергей Маркедонов На прошлой неделе иранские информационные ресурсы «Fars News» и «Tafsir News» сообщили о предполагаемом турне президента Исламской республики Хасана Роухани в Армению, Казахстан и Киргизию. Первой остановкой на этом пути должен стать Ереван. Визит иранского президента в Армению будет иметь важное символическое значение. Роухани занимает свой нынешний пост, начиная с августа 2013 года. Однако за все это время он так и не побывал в Армении. При этом в ноябре 2014 года он нанес официальный визит в Баку, а 8 августа 2016 года принял участие в трехстороннем саммите президентов Азербайджана, Ирана и России. Говоря о двух бакинских визитах Роухани, ни на минуту нельзя упускать военно-политические контексты, в которых они состоялись. Ноябрьский вояж иранского президента был практически зарифмован с обострением в зоне нагорно-карабахского конфликта. Напомню, что тогда армянский военный вертолет МИ-24 был уничтожен вооруженными силами Азербайджана (в ходе инцидента погибли 3 члена экипажа). Это был первым случай уничтожения боевой машины авиации в зоне конфликта, начиная с мая 1994 года. Если не считать военно-транспортный самолет Ирана, который пошел по неправильному маршруту и был сбит. Саммит же 2016 года случился через несколько месяцев после апрельской военной эскалации (самой крупной с момента вступления в силу Соглашения о бессрочном прекращении огня в Нагорном Карабахе), которую многие в Баку сочли хоть и тактическим, но успехом. Во всех ситуациях, обозначенных выше, Тегеран не встал однозначно на армянскую сторону. И не обрушил весь свой критический пафос на Азербайджан. Все это, а также настойчивое стремление президента Ильхама Алиева вывести отношения его страны с Исламской республикой на новый, более качественный уровень (азербайджанский лидер посетил Тегеран в феврале нынешнего года) способствовали формированию представлений о складывании определенной иерархии приоритетов во внешней политике Ирана не в пользу Еревана. На первый взгляд, для такого вывода есть некоторые основания. Иранские дипломаты и политики не раз заявляли о важности соблюдения принципов территориальной целостности, тогда как Азербайджан высказывался против санкций в отношении Исламской республики. Между тем внешнеполитический курс Ирана не так прост, как может показаться при первом приближении. Во-первых, у Тегерана и Еревана за четверть века после распада СССР наработаны немалые связи, которые сдерживались разными факторами. В ряду них и антииранские санкции, и ревностное отношение РФ к попыткам армянской стороны диверсифицировать внешнеэкономические связи, и отсутствие качественной стратегии развития двусторонних армяно-иранских отношений вместе с элементом кампанейщины, когда про кооперацию вспоминают, главным образом, по случаю визитов. Кстати сказать, эту проблему (естественно, в политически и дипломатически корректной форме) пытался поднять президент Ирана во время визитов в его страну министра иностранных дел Эдварда Налбандяна в мае 2014 и в июне 2016 годов. Роухани подчеркнул, что используется далеко не весь имеющийся потенциал. Как бы то ни было, а Иран был одной из первых стран, кто признал независимость постсоветской Армении (это было сделано 25 декабря 1991 года, а 9 февраля 1992 года была подписана Декларация об установлении дипотношений). Во-вторых, несмотря на религиозную близость с Азербайджаном (где 65% всех мусульман являются шиитами, а именно это направление ислама – доминирующее в Иране), Тегеран во время военной фазы конфликта в Нагорном Карабахе попытался встать над схваткой, что для Армении, имеющей отрицательную динамику в отношениях с Турцией, было скорее плюсом. В 1992 году в Тегеране тогдашние президенты Али Акбар Хашеми Рафсанджани, Левон Тер-Петросян и исполняющий обязанности главы Азербайджана Якуб Мамедов подписали Совместное заявление по нагорно-карабахскому урегулированию. Однако дальнейшее военное противостояние фактически перечеркнуло эту инициативу. По словам иранского эксперта Хамеда Каземзаде, «после окончания войны, когда произошло усиление роли России и Минской группы ОБСЕ, политика Ирана (единственной страны, имеющей границы с непосредственными участниками конфликта) свелась к поддержке дружественных отношений и с Арменией, и с Азербайджаном. Эта политика в действительности не имеет идеологической окраски, она нацелена на противодействие присутствию каких-либо иностранных сил на этой территории». Именно поэтому Тегеран всегда скептически оценивал имплементацию «обновленных мадридских принципов». Заметим также, что Иран не блокировал и не закрывал районы, занятые в ходе военных действий 1991-1994 гг. армянскими силами, то есть фактически оставлял открытым окно для непризнанной НКР (Нагорно-Карабахской республики). И хотя принципы территориальной целостности для Тегерана имеют первостепенное значение, что он продемонстрировал и в 2008 году, отказавшись от признания абхазской и югоосетинской независимости, Исламская республика последовательно выступала за мирное и компромиссное решение конфликта в Карабахе. То есть такое решение, которое не было бы достигнуто в ходе эскалации вооруженного противостояния. И после апрельской «военной тревоги» устами главы иранского МИД Мохаммада Джавада Зарифа, Тегеран выразил готовность помочь «восстановить спокойствие в регионе», «если обе стороны конфликта в Нагорном Карабахе пожелают». Слово «обе» в этом предложении ключевое! И акцент делается на региональную кооперацию без вмешательства «внешних сил», к которым Тегеран относит США и их союзников, хотя данный тезис в настоящее время транслируется завуалировано. Но при всем скепсисе по отношению к внешним силам, Иран готов сотрудничать с закавказскими странами и их соседями (РФ и Турция) в формате «3+3». Как видим, и здесь Исламская республика предпочитает не делать окончательного выбора в пользу Армении или Азербайджана, России или Грузии. В-третьих, у Тегерана и Баку (а также в отношениях стратегического азербайджанского союзника Турции с Ираном) есть своя непростая повестка дня, которая знала взлеты и падения на протяжении всего постсоветского периода. Как следствие, стремление не складывать все яйца в одну корзину. По справедливому замечанию востоковеда Владимира Месамеда, «для современной Армении политический образ Ирана является максимально прагматизированным. Иранцы не пытаются вести пропаганду достижений Исламской Республики в идеологическом плане, они понимают, что чересчур велик разрыв в культурно-цивилизационном плане, и армянские христиане не готовы к восприятию идей Исламской революции, ибо для этого в Армении нет культурно-религиозной почвы. Сотрудничество двух стран базируется на сходных стратегических интересах партнеров», хотя назвать их полностью тождественными нельзя. И последнее (по порядку, но не по важности). При всем своем внимании к кавказским сюжетам, интересы Ирана, в первую очередь обращены на Ближний Восток. И в этом контексте для него крайне важны любые действия одного из его главных оппонентов Израиля. О визите Хасана Роухани в Ереван говорят уже не один месяц. Еще в июне нынешнего года в ходе беседы с главой армянского МИД Эдвардом Налбандяном это его намерение было обозначено. Но, думается, роль своеобразного «ускорителя» в принятии решения побывать, наконец, в Армении, сыграли планы израильского премьера Биньямина Нетаньяху посетить Баку. Посол Еврейского государства в Азербайджане Дан Став в недавнем интервью информационному агентству «Trend» заявил, что этот визит главы его правительства «будет способствовать развитию отношений между двумя странами». Заметим, что в «меню» азербайджано-израильских отношений помимо экономики есть и военно-технические аспекты, что традиционно вызывало недовольство в Тегеране, рассматривалось как пример «нерегионального вмешательства» в закавказские дела. В этой связи необходимо рассматривать визит иранского президента, как некий противовес израильскому влиянию в Азербайджане. При этом в отличие от своего предшественника Махмуда Ахмадинежада Роухани, скорее всего, постарается воздержаться от громких заявлений и трескучего пиара относительно партнерства Баку и Тель-Авива. Оно, к слову сказать, имеет свои ограничители (от фактора Палестины до общественного мнения внутри прикаспийской республики, настроенного критически к израильским действиям в том же секторе Газа). Впрочем, внимание Тегерана к Армении не говорит о складывании какого-то альянса, как и саммит президентов в Баку в августе нынешнего года не являлся свидетельством формирования какого-то «евразийского треугольника». Сегодня в Закавказье (думается, что и к Ближнему Востоку это правило в известном смысле применимо) на первый план выходят не всеобъемлющие коалиции и блоки, а ситуативное и селективное взаимодействие. Для него будут интересны и Армения, и Азербайджан и Грузия. И выгоды будут у тех, кто сумеет приспособить разнонаправленные интересы игроков для своей собственной максимальной пользы. источник: Politcom.ru

20 декабря 2016, 17:53

Огласите весь список «зеленых человечков»

В Литве под запретом оказался российский чиновник. В перечне невъездных уже журналист, артист, историк, судьи

28 февраля 2014, 00:47

«Российские друзья должны иметь преимущества на иранском рынке»

Дорогие читатели моего блога, это интервью я недавно дал газете "Коммерсантъ":  —  Москва и Тегеран обсуждают товарно-нефтяную сделку, которая может превратить РФ в крупнейшего покупателя иранской нефти. В какой стадии переговоры? — Сейчас между нашими странами идут переговоры по заключению меморандума о сотрудничестве в сфере экономики. В начале 1990-х годов такой документ уже подписывался, теперь же, по сути, идет речь о его обновлении. Мы ведем переговоры по целому комплексу экономических вопросов — от энергетики до банковского дела. По содержанию и ключевым параметрам меморандума договоренности уже достигнуты. Остались детали, технические моменты, которые сейчас и проясняются. Да, речь, в частности, идет о поставке иранской нефти в Россию. Подобное сотрудничество для нас не является чем-то совершенно новым: Иран раньше поставлял газ в Советский Союз. Заключение новых договоренностей в энергетической сфере будет способствовать росту товарооборота между нашими странами и, конечно же, укреплению наших экономических связей. — Новость о готовящихся контрактах между Россией и Ираном вызвала критическую реакцию со стороны США. Вы считаете необходимым учитывать озабоченность Вашингтона? — Вопреки той шумихе, которая поднялась вокруг этого вопроса, хочу подчеркнуть: заключение этого меморандума не противоречит никаким международным договорам, нормам или правилам. Более того, Россия далеко не единственная страна, заинтересованная в укреплении экономических связей сИраном. За последние недели Тегеран посетили бизнес-делегации из целого ряда других стран, включая государства ЕС и даже США. При этом я считаю, что российские друзья, которые в трудные моменты были рядом с нами, должны иметь преимущества на иранском рынке. Это нормально. Но российские компании должны поспешить успеть занять свою нишу на иранском рынке, а не медлить, опасаясь последствий западных санкций. — А если вернуться к параметрам готовящейся сделки, речь идет о поставках в Россию 500 тыс. тонн иранской нефти в день? — Пока я не могу дать определенного ответа на этот вопрос. Мы сейчас договариваемся насчет объема поставок, конкретные показатели будут зависеть от того, куда и как будет поставляться нефть. Россия предложила несколько вариантов мест назначения и маршрутов поставок. Переговорщикам понадобится время, чтобы сделать выбор в пользу того или иного решения. Там много технических моментов и других вопросов (в частности, о расходах на логистику с российской стороны). Но действительно, речь идет о поставке нескольких сотен тысяч баррелей в день. — А что будет поставлять Ирану Россия? Российские чиновники говорят, что речь могла бы идти о поставках Ирану машинного оборудования, металлов, зерна. Тегеран в этом заинтересован? — Перед нами открывается большая палитра возможностей для взаимодействия. Назову лишь несколько обсуждаемых идей. В частности, речь может идти о совместных проектах в сфере энергетики в самом Иране, например о создании мини-НПЗ. Также мы обсуждаем возможные инвестиции со стороны России в разработку газовых месторождений на территории Ирана, например в Асалуйе и на Южном Парсе, где российские компании ранее присутствовали. Например, компания ЛУКОЙЛ — в нефтяном месторождении Анаран. Речь может пойти и о закупке Ираном нескольких сотен мегаватт электричества у России. Кроме того, мы можем расширить сотрудничество в области автомобилестроения. Иран уже поставляет в Россию свои автомобили марки Iran Khodro и Saipa, а сам заинтересован в поставках российских тяжелых грузовиков или их сборке на своей территории (в стране уже существует сборочный цех КамАЗа). Помимо этого, Иран заинтересован в покупке огромного объема рельсов из России, а также в ее участии в электрификации своей железной дороги. Интересует нас и российское зерно. Речь идет о разных товарных группах, я перечислил лишь несколько. Готовящиеся договоренности обоюдно выгодны. Россия будет покупать иранскую нефть, а на полученные средства Иран приобретет у России то, что ему необходимо. Часть средств (от поставки нефти в РФ.— “Ъ”) Иран мог бы пустить на строительство российскими компаниями второго блока АЭС в Бушере. — А есть шанс, что меморандум о сотрудничестве, а соответственно, и соглашения по нефти и товарам будут подписаны до намеченного на август заседания российско-иранской межправительственной комиссии? — Президенты России и Ирана договорились об общих параметрах сотрудничества еще в ходе своей первой встречи в Бишкеке в сентябре прошлого года. Остается решить технические вопросы. Не исключаю, что документы будут подписаны до августа. — Но это наверняка вызовет критику Вашингтона. США утверждают, что эти договоренности могут нарушить усилия, которые предпринимаются шестеркой международных посредников для урегулирования иранского ядерного вопроса. — Во-первых, как я уже говорил, этот меморандум никоим образом не противоречит действующим международным правилам и нормам. Во-вторых,Иран и Россия не будут менять свои решения под давлением какой-либо третьей стороны. И Тегеран, и Москва руководствуются, прежде всего, своими собственными национальными интересами. И потом, позвольте вас спросить: а когда США стали независимым государством? — В конце XVIII века. — Именно в 1776 году. А Иран и Россия обменялись послами в 1520 году! Тегерану и Москве не нужно разрешение третьих сторон, чтобы развивать двусторонние отношения. — В рамках ноябрьских промежуточных договоренностей по иранской ядерной проблеме Запад начал частично снимать с Ирана односторонние санкции. Иранская экономика уже почувствовала, что «петля на ее шее» ослабла? — Эта «петля» не была такой уж жесткой для Ирана. — Экс-президент Ирана Махмуд Ахмадинежад говорил, что санкции крайне негативно сказались на экономике страны. — Да, конечно, экономические проблемы возникли. В этом сомнений нет. Но кризиса как такового не было. Страна продолжала динамично развиваться, даже несмотря на санкции. Сейчас давление действительно снижается, и это, полагаю, придаст нашей экономике новый импульс. Но результат от этой новой тенденции мы, скорее всего, увидим не сразу, а через полгода или год. В своем выступлении по поводу 35-й годовщины победы Исламской революции президент Ирана Хасан Роухани пригласил иностранных инвесторов в нашу страну. «Наши двери открыты»,— сказал он. — Но замминистра финансов США Дэвид Коэн на днях заявил, что с точки зрения Вашингтона «Иран по-прежнему закрыт для ведения бизнеса», пригрозив санкциями нарушителям этого принципа. Может ли Иран в случае притока новых инвестиций, действительно, как говорят США, стать менее заинтересованным в заключении с «шестеркой» окончательного соглашения по ядерному досье? — Иран серьезно настроен на то, чтобы это соглашение было подписано и реализовано. Об этом неоднократно говорил и президент нашей страны. При этом для нас крайне важно, чтобы оно было выдержано в духе win-win, то есть стало выигрышным как для Ирана, так и для стран, участвующих в переговорном процессе. Эта тема обсуждается Тегераном и представителями «шестерки» на протяжении многих лет, и, по словам президента Роухани, в этом вопросе необходимо наконец расставить все точки над i. Получится ли это? Это будет, в частности, зависеть и от того, не попытается ли кто-нибудь привнести в переговоры какие-то новые маргинальные темы или неприемлемые условия. — Вы имеете в виду попытки США ограничить не только право Ирана на обогащение урана, но и его право на обладание ракетами? — Да, например, это. Подобные вещи создают препоны на пути переговорного процесса. Я, впрочем, понимаю, что такие заявления представителей администрации США сделаны, скорее, для внутреннего потребления. Но они не должны привноситься в переговорный процесс. В самом Иране ведь тоже есть противники промежуточных договоренностей относительно его ядерной программы. И таких критиков немало. Шестерка международных посредников должна понимать: Иран ни на шаг не отступит от своих прав на мирную ядерную энергетику. — Вы уже упомянули возможность строительства российскими компаниями второго энергоблока АЭС в Бушере. На какой стадии переговоры по этому контракту? — Первый блок АЭС в Бушере уже принят в эксплуатацию. Думаю, это один из наиболее успешных примеров сотрудничества между Россией и Ираном. Предварительная договоренность о строительстве второго блока уже достигнута, сейчас решаются технические вопросы. — Когда может быть подписано соответствующее соглашение? — Надеюсь, в 2014 году. — От взаимодействия в сфере энергетики давайте перейдем к военно-техническому сотрудничеству. Москва вроде как предложила Иранупоставки комплексов «Антей-2500» (С-300ВМ) в качестве альтернативы отмененной сделки по С-300 (в модификации С-300ПМУ-1). Тегеран не устраивает это предложение? — Мы считаем контракт на поставки С-300 действующим и легитимным. Он не противоречит резолюциям Совбеза ООН. Во-первых, потому что это оборонительный комплекс, а во-вторых, потому что резолюция 1929 (на которую ссылалась Россия при отказе от сделки.— “Ъ”) была принята уже после заключения соответствующего контракта между Москвой и Тегераном. Как бы то ни было, наши военные считают, что именно С-300 лучше всего подходит для оборонительных нужд Ирана. И они считают, что контракт на его поставку Россией продолжает действовать. Они ждут С-300. — «Антей-2500» более совершенен по ряду параметров. — Наши военные считают, что им нужен С-300. — Это означает, что иранский иск против «Рособоронэкспорта» в Женевском арбитражном суде будет отозван только в случае выполнения прежнего контракта? — Да. Но на самом деле иранская сторона не стремилась и не стремится доводить дело до судебного решения. — То есть расчет делается на досудебное урегулирование спора? — Да, мы надеемся на это. Более того, иранская сторона предприняла шаги, чтобы на время заморозить ход этого арбитражного разбирательства. Мы ждем решения России. — Минувшим летом, еще до встречи двух президентов в Бишкеке, обсуждалась возможность поездки Владимира Путина в Иран. Но стороны, как тогда писал “Ъ”, не договорились по месту: иранцы приглашали российского гостя в столицу, Владимир Путин же хотел встретиться с новоизбранным президентом Хасаном Роухани в порту Энзели в рамках турне по Каспию. В ходе январского визита в Москву глава иранского МИДа Джавад Зариф сказал, что президента Путина ждут в Иране в ближайшее время. Когда может состояться визит? — Та поездка, о которой вы говорите, не состоялась по нескольким причинам — не только из-за истории с Энзели. Дело в том, что к тому моменту президент Роухани еще даже толком не успел сформировать правительство и решить многие другие административные вопросы, связанные с его вступлением в новую должность. Могу сказать, что он лично планирует посетить саммит прикаспийских государств в Астрахани 29 сентября. Что же касается визита президента Владимира Путина в Иран, то общая договоренность на сей счет тоже есть, но дата пока не назначена. Сергей Строкань Елена Черненко Г-та «Коммерсантъ» 17.02.2014 г.

06 февраля 2014, 14:46

Россия, Иран и США: геополитическая игра

Одним из главных событий Всемирного экономического форума в Давосе стало выступление иранского президента Хасана Рухани, состоявшееся 23 января. Оно подтвердило стремление иранских властей к нормализации отношений с Западом. Запланированный ход вещей не нарушил даже скандал вокруг неучастия иранской делегации в международной конференции по Сирии «Женева-2»: 21 января генсек ООН Пан Ги Мун отозвал ранее выданное Ирану приглашение. Несмотря на это, иранские власти сохранили самообладание: по возвращении из Давоса президент Рухани заявил, что его участие в работе форума затмевает «Женеву-2».Рухани меняет курсОттепель в отношениях Ирана с Западом стала возможной после смены власти в стране в августе 2013 г.: победу на них одержал прагматично настроенный Хасан Рухани. Поддержку ему оказали ветераны иранской политики: бывшие президенты Али Акбар Рафсанджани и Мохаммад Хатами, стоявшие во главе правительства в 1989 – 2005 гг. и проводившие умеренный политический курс. Аятолла Али Хаменеи, которому принадлежит высшая власть в стране, дал согласие на возвращение в большую политику некоторых видных государственных деятелей того периода. Помимо поста президента, они заняли ряд других ключевых должностей: первого вице-президента, секретаря высшего совета национальной безопасности, глав МИДа и министерства нефти.С воинственной риторикой прежнего президента Махмуда Ахмадинежада было покончено. Рухани изначально не скрывал своего стремления нормализовать отношения с Западом и провести переговоры о снятии с Ирана экономических санкций. Очевидно, что такой подход требует от Тегерана уступок по ключевому вопросу – иранской ядерной программе. Несмотря на проявления недовольства в среде иранских консерваторов, Рухани удалось заручиться поддержкой Хаменеи, заговорившего о «героической гибкости» иранской дипломатии. Получается, что линия Рухани отражает общую точку зрения многих влиятельных кругов в политике, к мнению которых Хаменеи решил прислушаться.Но какие причины заставили высшего руководителя Ирана сменить внешнеполитический курс?Нефть, газ и геополитикаВо-первых, на иранских политиков повлияло действие экономических санкций. После прихода к власти президента Ахмадинежада в августе 2005 г. экономические санкции стали планомерно ужесточаться как по линии Совбеза ООН, так и со стороны США и ЕС. Наиболее болезненным стал запрет ЕС на импорт иранской нефти, установленный в марте 2012 г. Объёмы иранской нефтедобычи, достигнув пика в июле 2005 г. – октябре 2006 г. (4,1 млн. барр./день), в 2011 г. упали до 2,5 млн. барр./день, а за первые 9 месяцев 2013 г. составили лишь 1,1 млн. барр./день. При этом цены на нефть с октября 2006 г. по сентябрь 2013 г. выросли с 58 до 111 долл./барр., что, по-видимому, усиливало стремление иранской политической элиты выйти из-под действия санкций.Потеря рынка ЕС стала далеко не единственной проблемой для иранской нефтяной отрасли. Большие сложности возникли с получением страховых услуг и осуществлением танкерных грузоперевозок: иностранные компании опасаются попасть под действие западных санкций. Более того, в декабре 2011 г. конгресс США одобрил введение жёстких мер против иностранных банков за финансовое взаимодействие с иранским центральным банком. Президент США получил право освобождать иностранные банки от действия этих мер только в том случае, если они в течение 6 месяцев сокращают объёмы финансового взаимодействия с центробанком Ирана как минимум на 18 %, причём эта процедура подлежит повторению каждые 6 месяцев (т.е. сокращение должно быть постоянным). Как следствие, Иран стал терять позиции и на азиатских нефтяных рынках: его поставки в Японию, Индию, Южную Корею, Турцию сократились примерно на 40 %, в Китай – на четверть.Власти Ирана открыто выражают стремление восстановить свои позиции на мировом нефтяном рынке. Так, 4 декабря министр нефти Ирана Бижан Зангане заявил, что Иран нарастит объём своей нефтедобычи до 4 млн. барр./день, даже если цены на нефть упадут до 20 долл./барр. Такой значительный рост нефтедобычи невозможен без нормализации отношений с Западом.Во-вторых, Иран стремится стать крупным игроком на мировом газовом рынке. По данным “BP”, в Иране находится 18 % мировых запасов природного газа, но доля страны в мировой добыче составляет лишь 5 %, а доля в мировом экспорте – менее 1 %. В ноябре 2013 г. национальная газовая компания Ирана вынуждена была объявить о банкротстве. В условиях международного давления потенциал Ирана в качестве «газовой державы» не имеет шансов на реализацию. Эта проблема имеет два основных измерения: неучастие Ирана в конкуренции проектов магистральных газопроводов (таких, как «Южный поток» и «Набукко») и незначительные объёмы производства СПГ.Возросшие амбиции Ирана на мировом рынке природного газа заявляются открыто. В декабре 2013 г. генеральный директор национальной компании Ирана по экспорту газа Али Реза Камели определил главной целью рост доли Ирана на мировом газовом рынке до 16 %, причём экспорт газа планируется осуществлять не только трубопроводным транспортом (как сейчас), но и виде СПГ. По данным “TheWallStreetJournal”, иранские власти рассчитывают на то, что ежегодно будут получать до 130 млрд. долл. от торговли газом: в таком случае, объём газовой отрасли превзойдёт объём нефтяной.В-третьих, амбициозные планы Тегерана в нефтяной и газовой сфере требуют значительных капиталовложений. В Давосе президент Рухани заявил, что целью Ирана является получение 110 млрд. долл. инвестиций в нефтегазовую отрасль, 75 млрд. долл. – в нефтехимический комплекс и 32 млрд. долл. – в другие отрасли экономики. У Ирана нет столь значительных финансовых ресурсов: объём его золотовалютных резервов оценивается менее чем в 100 млрд. долл. Приток иностранных инвестиций – непременное условие реализации заявленных целей. Тегерану также необходимо сотрудничество в технологической сфере – особенно при налаживании производства и экспорта СПГ, а также при разработке крупнейшего в мире газового месторождения «Северное/Южный Парс», расположенного на иранском и катарском шельфе.В-четвёртых, в последние годы изменилась военно-политическая обстановка в регионе. После прихода к власти Барака Обамы США вывели свои войска из Ирака. На 2014 г. намечен вывод международных сил из Афганистана. С одной стороны, в новых условиях Иран может испытывать меньше беспокойства по поводу окружения своих границ американскими войсками. Но, с другой стороны, у США высвобождаются руки для проведения военной операции против Ирана в нужный им момент: например, в 2007 – 2008 гг. желание провести такую операцию было сильным, но войны в Ираке и Афганистане отнимали слишком много сил. Иными словами, в Иране стало менее острым ощущение непосредственной военной угрозы, но в скором времени военная угроза может стать ещё значительнее, чем была в конце 2000-х гг. С точки зрения иранского руководства, возникшим «временным окном» следует воспользоваться.Это «окно возможностей» имеет и другое измерение. Нежелание президента Обамы ввязываться в новую войну на Ближнем и Среднем Востоке очевидно и уже привело к значительному охлаждению американо-израильских отношений. Руководство Израиля не исключает нанесения военного удара по иранским ядерным объектам: перед выборами президента США в 2012 г. эта возможность была козырем премьера Биньямина Нетаньяху в отношениях с Бараком Обамой. После переизбрания Обамы этот сценарий стал менее вероятным: Вашингтон настаивает на том, что операция должна быть согласована и может произойти лишь в крайнем случае. Смягчением своей внешнеполитической линии Иран стремится усилить противоречия между США и Израилем.Прагматики и консерваторыПомимо этих причин, на смену внешнеполитического курса Ирана оказала влияние логика внутриполитических процессов. Политическая система Ирана нестандартна. Должность рахбара (верховного руководителя) является пожизненной, но президенты периодически сменяются на конкурентных выборах. Таким образом, система сочетает в себе как преемственность и управляемость, так и гибкость, демократичность. Именно благодаря последним свойствам «арабская весна» не стала потрясением для иранских властей.Одной из главных функций рахбара является поддержание определённого внутриполитического баланса. Это достигается путём чередования у власти различных политических групп: условных «прагматиков» и «консерваторов». Однако в 2009 г. президентские выборы в Иране сопровождались скандалом: прагматик, бывший премьер Мир-Хосейн Мусави не признал их результат – победу консерватора Махмуда Ахмадинежада. Произошедшие беспорядки поставили под вопрос сохранение консенсуса политической элиты по вопросу о распределении власти в стране.Выборам 2013 г. предшествовали «арабская весна», усиление международного давления и нарастание экономических сложностей. Поэтому аятолла Хаменеи был заинтересован в том, чтобы выборы дали возможность населению и ведущим политикам «выпустить пар» недовольства. Эта задача была успешно решена: прагматики вновь были допущены к власти.Ирано-американская оттепельНовый внешнеполитический курс Рухани имеет три взаимоувязанных составляющих: символические шаги, укрепление взаимодействия с США и достижение официальных договорённостей.Символические шаги Рухани следуют один за другим. Это и инаугурационная речь, и выступление на заседании Генассамблеи ООН, и интервью ведущим западным телеканалам и изданиям, и даже публикация программной статьи в американском издании “WashingtonPost”. В этот же ряд вписываются недавнее выступление в Давосе и интервью, которое иранский президент дал известному политологу Фариду Закарии для телеканала CNN. В этих выступлениях демонстрируется готовность к диалогу, поиску взаимовыгодных решений, а острые моменты (такие, как ситуация в Сирии и отношения с Израилем) по возможности не акцентируются.От слов власти Ирана быстро перешли к установлению прямых контактов с США. Через месяц после смены власти в Иране, в сентябре 2013 г. произошли сразу три важных контакта. Вначале президенты Ирана и США обменялись письмами: Рухани ответил на поздравление Обамы с победой на выборах. Вскоре между главами Ирана и США состоялся первый после 1979 г. телефонный разговор: его центральной темой стала иранская ядерная программа. Через несколько дней состоялись личные переговоры между главой МИД Ирана Джавадом Зарифом и госсекретарём США Джоном Керри. На фоне этих событий президент Рухани выступил с очередной символической инициативой: установить авиасообщение между Ираном и США.Главным результатом всех этих действий стало достижение конкретных договорённостей по иранской ядерной программе: это произошло 24 ноября 2013 г. на встрече министров иностранных дел Ирана и «шестёрки» стран-посредников (пять постоянных членов Совбеза ООН плюс Германия), проходившей в Женеве. Соглашение вступило в силу 20 января 2014 г.Иран обязался полностью заморозить свою ядерную программу сроком на шесть месяцев. Половина обогащённого до 20 % иранского урана должна быть переработана в топливные стержни, а другая половина – обеднена до 5 %. В свою очередь, США и ЕС не будут вводить новые санкции. Определённые послабления в режиме действующих санкций уже действуют. В частности, Тегеран вновь получил возможность свободно торговать нефтью с третьими странами: санкции перестали действовать в отношении танкерной транспортировки нефти и страхования грузоперевозок. Но отмена санкций станет возможной лишь после достижения окончательного соглашения, которое планируется разработать в ближайшие полгода.Последствия для РоссииИрано-американская оттепель может оказать серьёзное влияние на мировой энергетический рынок, региональную обстановку и объём российских внешнеполитических возможностей. По своему значению для России это влияние может быть положительным либо неоднозначным.1)  Положительные последствияИз числа положительных последствий наиболее очевидным является сохранение мира в регионе. В случае военных ударов США по Ирану мог бы возникнуть наплыв беженцев в Закавказье, что резко ухудшило бы гуманитарную обстановку вблизи российских границ и могло бы дестабилизировать политическую обстановку в Азербайджане. Политические потрясения в Азербайджане могли бы привести к возобновлению военного противостояния с Арменией – союзной России страной. В этом смысле примирение Ирана и Запада означает сохранение политической стабильности и мира в Закавказье.Не менее важен тот факт, что успешное создание ядерного оружия в Иране не только нанесло бы очередной удар по режиму нераспространения, но и могло бы повлечь за собой цепную реакцию в регионе. В этих условиях предотвратить появление атомной бомбы у Саудовской Аравии было бы сложной задачей. А ядерный статус Эр-Рияда и начало региональной атомной гонки не отвечает интересам ни России, ни Запада.Другим положительным последствием является демонстрация того факта, что даже наиболее острые внешнеполитические противоречия можно разрешить дипломатическим путём. Со времени окончания «холодной войны» наблюдается снижение порога применения силы со стороны США и других западных стран в отношении суверенных государств (Югославии, Ирака, Ливии и др.). Параллельно происходит снижение реальной политической роли Совбеза ООН. Нападения на суверенные государства могут осуществляться в наши дни под самыми разными предлогами, в т.ч. откровенно надуманными. Это «порочный круг»: прогрессирующее снижение порога применения силы приводит к новым военно-политическим эксцессам. На этом фоне мирное разрешение ситуации вокруг Ирана и сирийского кризиса станут положительными примерами для тех западных политиков, которые в последние два десятилетия всё больше склоняются к решению проблем военными средствами.Ещё одним положительным последствием для России может стать возобновление военно-технического сотрудничества с Ираном. Принятая в июне 2010 г. резолюция Совбеза ООН № 1929 запрещает поставки в Иран основных видов обычных вооружений (танков, боевых самолётов, военных кораблей и др.), а Россия в одностороннем порядке расширила этот перечень за счёт зенитных ракетных систем С-300. По данным СИПРИ, доля иранского импорта на мировом рынке вооружений сократилась с 1,9 % в 1992 – 2002 гг. до 1,1 % в 2003 – 2007 гг., а в 2008 – 2012 гг. упала до незначительных показателей (0,3 %). При этом на долю России приходилось в 1992 – 2012 гг. более половины иранского импорта вооружений (52 %). Начиная с 2008 г., объём российских поставок в Иран упал до минимальных значений. Возможный пересмотр эмбарго Совбеза ООН на поставки вооружений окажется выгодным прежде всего для России.2)  Неоднозначные последствияРешение иранской ядерной проблемы может привести к возвращению прежних позиций Ирана на мировом нефтяном рынке и его появлению в качестве одного из ключевых игроков на мировом газовом рынке.Увеличение предложения нефти на мировых рынках создаст предпосылки для снижения цен на «чёрное золото». Но, по-видимому, эта проблема будет урегулирована в рамках ОПЕК: наращивание нефтедобычи в Иране должно вызвать её сокращение в Саудовской Аравии и других странах ОПЕК. Эти страны уже получили дополнительные доходы от снижения объёмов иранского нефтеэкспорта. В новых политических условиях будет проще договориться с Ираном, позволив ему выйти на объёмы добычи середины 2000-х гг., чем способствовать падению цен. На газовом рынке изменения могут быть намного более значительными. Примирение Ирана и США откроет для Тегерана возможность участвовать в конкуренции проектов магистральных газопроводов. Вплоть до настоящего времени неучастие в них Ирана было козырем российской дипломатии и во многом предопределило неудачу проекта «Набукко». Также это препятствовало выходу центральноазиатского газа на европейские рынки, кроме как через территорию России: транзит через территорию Ирана был исключён, а нерешённость правового статуса Каспийского моря закрывала и этот перспективный маршрут.С учётом скорого выхода Ирана на мировой газовый рынок, России необходимо как можно быстрее начать строительство «Южного потока». Руководство ЕС уже почувствовало себя более уверенно: в начале декабря 2013 г., вскоре после достижения Женевских соглашений по Ирану, Еврокомиссия обвинила «Газпром» в нарушении европейского законодательства – положений третьего энергопакета ЕС. На этом основании Брюссель потребовал пересмотреть межправительственные соглашения по строительству «Южного потока». Для России это тревожный сигнал: с дальнейшим улучшением ситуации вокруг Ирана возможно нарастание давления ЕС на российских поставщиков.Что касается выхода Ирана на рынки СПГ, то в краткосрочной и среднесрочной перспективе это не повлечёт за собой серьёзных последствий для России. Практически весь российский СПГ экспортируется в Японию, обеспечивающей более чем треть мирового спроса на этот ресурс. После аварии на АЭС «Фукусима-1» работа атомной отрасли Японии приостановлена, что стимулирует сохранение высокого спроса на СПГ.По-настоящему важным последствием ирано-американской оттепели станет то, что Россия в ходе взаимодействия с США больше не сможет «разменивать» уступки по Ирану на смягчение американской позиции в таких вопросах, как ПРО, расширение НАТО и политика США на постсоветском пространстве. Как и ситуация в Афганистане, события вокруг Ирана усиливали на рубеже 2000-х – 2010-х гг. переговорные позиции России в отношениях с США. Теперь этих возможностей не будет.Сложности для РуханиНеобходимой предпосылкой для наступления всех этих последствий является достижение окончательных договорённостей между Ираном и странами Запада. Но такое развитие событий не является предопределённым. На пути к этому у Ирана может возникнуть немало сложностей, которые могут обратить вспять весь переговорный процесс.У США, обративших внимание на ослабление иранских переговорных позиций, может возникнуть желание «выкрутить руки» Тегерану. В Вашингтоне понимают, что у президента Рухани ограниченные внешнеполитические ресурсы и неустойчивое внутриполитическое положение. При этом он в большей степени заинтересован в успехе переговоров, чем западные страны. Это открывает дорогу для усиления американского давления на Рухани. Например, это может найти отражение в «увязке» сирийской проблематики с иранской ядерной программой. Требование США отказаться от поддержки законных властей Сирии может стать для Ирана камнем преткновения на переговорах.В свою очередь, усиление американского давления на Рухани может вызвать ответную реакцию в среде иранских консерваторов, занимающих важное положение в силовых структурах и армии. Противоречия между Рухани и влиятельным Корпусом стражей исламской революции (КСИР) уже вышли в публичную плоскость. Так, командующий КСИР Мохаммад Али Джафари 10 декабря 2013 г. заявил, что правительственные структуры страны заражены влиянием Запада. В случае, если президент Рухани пойдёт на значительные уступки в Сирии, противодействие в среде консерваторов может вызвать изменение позиции аятоллы Хаменеи и свёртывание курса на сближение с Западом.Ещё одной сложностью является незаинтересованность ближайших партнёров США в регионе – Израиля и Саудовской Аравии – в нормализации ситуации вокруг Ирана. Обе страны не заинтересованы в том, чтобы Иран стал выходить из слабого, изолированного положения, в котором находится сейчас. Премьер Израиля Биньямин Нетаньяху не доверяет мотивам властей Ирана и считает, что усовершенствованные технологии дадут Тегерану возможность обогатить уран с 3,5 % до 90 % за несколько недель. Руководство Саудовской Аравии поддерживает вооружённую оппозицию в Сирии, опасается роста политической активности шиитского населения на западном побережье Персидского залива (по бахрейнскому сценарию) и получает преимущества от действия санкций против Ирана в экономической и военно-политической сфере. Наконец, для Ирана сохраняется проблема военно-политических гарантий. Администрация Обамы не готова воевать с Ираном, но что делать после 2016 г.? Полностью свернув свою ядерную программу, Иран может оказаться уязвимым в случае возобновления прямого военного давления в духе политики Дж. Буша-младшего. Вряд ли администрация Обамы может дать Ирану какие-либо гарантии на этот счёт. Поэтому непременным условием Тегерана при достижении окончательных договорённостей должна стать отмена всех ограничений на поставку вооружений, принятых Совбезом ООН с 2006 по 2010 гг. Западные страны тоже могут столкнуться со значительными сложностями. Главной из них является вопрос: насколько можно доверять намерениям Ирана? Не использует ли Рухани благоприятную возможность для того, чтобы ввести западные страны в заблуждение и затянуть время? Не успеет ли Иран испытать атомную бомбу до того, как станет мишенью для военного удара США и Израиля? На данный момент возникает ощущение, что у руководства США растёт доверие к президенту Ирана. Об этом свидетельствует достижение Женевских договорённостей. Но это отношение может измениться в том случае, если добросовестное исполнение Ираном этих договорённостей будет поставлено под сомнение.ВыводыСмена внешнеполитического курса Ирана вызвана комплексом причин, в первую очередь связанных с действием экономических санкций. Аятолла Хаменеи – высший руководитель Ирана – поддерживает налаживание отношений с Западом, несмотря на признаки недовольства в консервативных кругах страны. От громких деклараций руководство Ирана быстро перешло к прямому взаимодействию с США и подписанию предварительных соглашений. Помимо положительных последствий, это может означать для России появление сильного конкурента на мировом газовом рынке и ослабление переговорной позиции в отношениях с США по ключевым вопросам (ПРО, расширение НАТО и политика США на постсоветском пространстве). Улучшение ирано-американских отношений в ближайшей перспективе продолжится, хотя нельзя исключать возникновения значительных сложностей внешне- и внутриполитического происхождения.Центр научной политической мысли и идеологии 

01 октября 2013, 22:35

Реалии США и Ирана

Джордж ФридманПрезидент США Барак Обама позвонил президенту Ирана Хасан Рухани на прошлой неделе впервые за 34 года с момента создания Исламской Республики. За телефонным звонком последовали твиты и публичные заявления с обеих сторон, что указывает на готовность к переговорам. Хотя все еще далеко до теплых отношений между двумя странами, есть основания для восприятия этой открытости всерьез - не только потому, что это происходит на таком высоком уровне, но и потому, что в настоящее время есть геополитическая логика для таких шагов. Многое может пойти не так, а учитывая, что это происходит на Ближнем Востоке, вероятность ошибок высока. Но Иран слаб, а США избегают конфликта, и есть худшие основы для достижения соглашения.   Иран поднимается   Хотя иранцы сейчас в слабом стратегическом положении, они были в наступлении с 2003 года, когда США вторглись в Ирак. Они приветствовали это вторжение; Саддам Хусейн был смертельным врагом Ирана со времен ирано-иракской войны 1980-1989 гг. Уничтожение его режима было удовлетворительным само по себе, но оно также открыло дверь для драматических изменений в ситуации национальной безопасности Ирана.   Ирак был основной угрозой для Ирана после распада Советского Союза, потому что это было единственное направление, откуда могла быть совершена атака. Проиранский или даже нейтральный Ирак гарантировал бы национальную безопасность Ирана. Американское вторжение создало вакуум власти в Ираке, который армия США не смогла заполнить. Иранцы ожидали этого, поддерживая проиранские элементы среди шиитов до 2003 года, и сформировали из них серьезное ополчение после 2003 года. С Соединенными Штатами в состоянии войны против повстанцев-суннитов, шииты, ставшие большинством, заполнили этот вакуум.     Соединенные Штаты поняли, что им угрожает опасность с двух сторон, и оказались в состоянии войны как с суннитскими боевиками, так и с шиитским ополчением. Цель активизации действий в 2007 году состояла в том, чтобы выпутаться из войны с суннитами и заблокировать шиитов. Этого удалось достичь в значительной степени, но игра уже шла в пользу последних. Поскольку Соединенные Штаты уходят из Ирака, только шииты (не все из них являются иранскими суррогатами) могли бы заполнить политический вакуум. Иран таким образом, уже не боится Ирака, и даже может доминировать над ним. Это была огромная стратегическая победа для Ирана, который был побежден Ираком в 1989 году.   После того, как США, сосредоточились на суннитах и сделали максимум для иранцев, открыв им двери для доминирования в Ираке, в Тегеране возникло более амбициозное видение. С Ираком, который сдерживается, и Соединенными Штатами, которые уходят из региона, Саудовская Аравия стала основным претендентом на врага против Ирана. А Тегеран теперь сложил все части на местах, чтобы бросить вызов Эр-Рияду.   Иран был союзником Сирии и оказал существенную поддержку проиранским силам в Ливане, а именно - Хезболле. Возможность появилась в конце 2000-х гг., когда иранская сфера влияния простиралась от шиитских общин западного Афганистана вплоть до Средиземного моря. Бывший президент Ирана Махмуд Ахмадинежад имел достаточно реалистичное видение мощи Ирана вплоть до северной границы Саудовской Аравии, что полностью изменило баланс сил в регионе.   Но в то время, как президент Сирии Башар Асад был готов присоединиться к Ирану, он изначально не был заинтересован в том, чтобы его страна стала иранским сателлитом. На самом деле он был обеспокоен той степенью власти Ирана, которой он достиг. Арабская весна и восстание против Асада изменило этого уравнение. Перед этим Сирия и Иран были относительно равными. Теперь Асад отчаянно стал нуждаться в иранской поддержке. Это укрепило руку Тегерана, так как, если Иран сохранит Асада, то он выйдет ослабленным и напуганным, а иранское влияние будет увеличено.   Русским также понравилась перспектива укрепления Ирана. Во-первых, они боролись с суннитами на Северном Кавказе. Они боялись усиления радикальных суннитов в любом месте, но особенно в крупных суннитских республиках России. Во-вторых, иранская сфера влияния не только будет угрожать Саудовской Аравии, она также заставила бы Соединенные Штаты вновь втягиваться в регион для защиты Саудовской Аравии и Израиля. Русские наслаждались относительной свободой с 2001 года, в то время как американцы все еще были одержимы исламским миром. Создание стратегического кризиса для Соединенных Штатов, таким образом, подходит для целей Москвы. Русские, отгороженные от Ирана государствами Кавказа, не испугались иранцев. Поэтому они были готовы присоединиться к Ирану в поддержке режима Асада.   Проблема состояла в том, что Асад не мог навязать свою волю Сирии. Он не был свергнут, но он также не смог выиграть. Долгосрочная гражданская война в разгаре, и в то время, как иранцы влияют на алавитов, конфликт разрушает все мечты об иранской сфере влияния, достигающей Средиземноморья. Это стало вдвойне верным тогда, когда суннитское сопротивление шиитам в Ираке возросло. Сирийский маневр был необходим для решительного и быстрого разгрома суннитских повстанцев в Сирии. Этого не произошло, и способность шиитского режима премьер-министра Ирака Нури аль-Малики противостоять суннитам более не гарантирована.   Снижение иранских амбиций   В 2009 году было весьма вероятно, что Иран при союзе с Россией получит сферу влияния к северу от Саудовской Аравии. К 2013 году эти планы были разрушены, а с ними и более грандиозное стратегическое видение Ахмадинежада и его союзников в Иране. Это привело к переоценке стратегического статуса Ирана - и ценности его ядерной программы.   Точка зрения Stratfor состояла в том, что Иран не имел интереса к фактическому приобретению ядерного оружия, а хотел иметь программу для получения оного. Обладание ядерным оружием было бы наихудшим сценарием для Ирана, поскольку это могло привести к массированным атакам из Израиля или США, что Иран не мог сбросить со счетов. Но наличие программы по развитию атома дало иранцам мощный козырь и отвлекает внимание США и Израиля от растущей сферы влияния Ирана. Надежды Ахмадинежада заключались в обеспечении этой сферы влияния, удерживания основы для предъявления требований саудовцам и Совету по сотрудничеству стран Залива, торг по ядерной программе для признания со стороны США и уважения нового регионального баланса. Действительно, в то время как Соединенные Штаты и Израиль были одержимы иранской бомбой, иранцы сделали крупные шаги для развития более конвенциональной власти.   Региональная стратегия Ирана лежала в руинах, а международные санкции в отношении его ядерной программы сначала вызвали значительный эффект. Я не в состоянии определить, является ли экономический кризис Ирана причиной санкций, или же он произошел от сочетания глобального экономического кризиса и собственной экономической слабости Ирана. Но, в конце концов, восприятие, что санкции оказали давление на иранскую экономику, превратили ядерную программу, ранее полезную, в обузу.   Иран оказался в очень трудном положении. Внутри был сильный настрой против любого компромисса с США. Но также было и ощущение, что Ахмадинежад привел Иран к катастрофе стратегически и экономически. Для Ирана ядерная программа стала более неуместной. Страна не собирается становиться региональной державой. В настоящее время она переходит к обороне, стабилизирует ситуацию в Ираке и, что важнее, решает свои внутренние проблемы.   Задача США   Существует глубокая внутренняя оппозиция в США в вопросе ведения дел с иранским режимом. Так же, как и иранцы, все еще искренне возмущаются переворотом 1953 г., который привел шаха на трон, американцы никогда не забывали о захвате посольства США с последующим годичным кризисом с заложниками. Сейчас мы должны подождать и посмотреть, какой язык Иран подберет к кризису с заложниками, чтобы ответить взаимностью на любезности Обамы, признавшего переворот 1953 года.   США уходят с Ближнего Востока насколько это возможно. Конечно, Штаты не заинтересованы в очередной наземной войне. США имеют интересы в регионе, однако, главный среди них - это избегать появления регионального гегемона, который может дестабилизировать Ближний Восток. Соединенные Штаты также убедились на примере Ирака, что одновременная борьба с суннитами и шиитами выроет яму для США, и они не смогут их победить, не прикладывая больших усилий. США необходим сценарий управления исламским миром, который не предусматривает состояние постоянной войны.   Классическое решение для этого - поддержание баланса сил с минимальным усилием на основе уже существующей напряженности. Ослабленный Иран нуждается в поддержке для борьбы с суннитами. Соединенные Штаты заинтересованы в том, чтобы ни сунниты, ни шииты не победили - другими словами, это столетнее статус-кво. Разрушение Ирана изнутри, следовательно, не в американских интересах, так как это нарушит внутренний баланс. Санкции имели важное значение в блокировании иранского господства, но в нынешней ситуации стабилизация Ирана вызывает больший интерес.   Соединенные Штаты не могут продолжать переговоры, если ядерная программа не будет прекращена. Рухани понимает это, но он должен добиться в обмен отмены санкций и возвращения западных инвестиций в Иран. Это выполнимо в нынешних условиях. Вопрос о поддержке Асада Ираном, на самом деле, не проблема, ведь Соединенные Штаты не хотят видеть сирийское государство под руководством радикальных суннитов. Иран думает так же. Тегеран хотел бы, чтобы в Сирии правил Асад, но Иран понимает, что он сыграл в эту игру и проиграл. Выбор состоит в разделе, коалиции или войне - ни Иран, ни Соединенные Штаты особо об этом не беспокоятся.   Угрозы для решения   Существуют две угрозы потенциальному решению. Основная угроза является внутренней. В обеих странах даже разговор друг с другом для некоторых считается предательством. В Иране экономические проблемы и истощение настойчиво стучатся в дверь. В Соединенных Штатах сейчас о войне не может быть и речи. И это открывает путь к немыслимым несколько лет назад предложениям.   Вторая угроза состоит во вмешательстве извне. Израиль первым приходит на ум, хотя для Израиля отказ от ядерной программы даст им то, чего они были не в состоянии добиться сами. Израильтяне утверждают, что иранская бомба являлась угрозой существованию Израиля. Но израильтянам не хватает военной мощи, чтобы справиться с Ираном самим, и они не могли побудить американцев к действию. Это лучшее предложение, которое они могут получить, если они на самом деле боялись иранской бомбы. Хотя влияние Израиля на этих переговорах с Ираном сталкивается с ограничениями в администрации США, Израиль будет прилагать усилия, чтобы внедриться в процесс и проталкивать свои требования, которые будут представлять собой приемлемые для иранцев уступки.   В то же время Саудовская Аравия будет потрясена американо-иранской сделкой. Враждебность по отношению к Ирану блокирует поддержку Соединенными Штатами Саудовской Аравии. Но Соединенные Штаты сейчас не имеют проблем с нефтью, и саудовские попытки блокировать примирение не встретят теплого приема. Влияние Саудовской Аравии в Вашингтоне заметно ослабло после войны в Ираке.   Позиция России будет более интересной. На первый взгляд, русские были эффективны в Сирии. Но это только на поверхности. Режим Асада не бомбили, но он остается искалеченным. И сирийский кризис открыл действительность, которая не понравилась русским: если Обама решил бы напасть на Сирию, не было ничего, что русские могли бы противопоставить. Они протянули слабую руку и играли так ловко, насколько это возможно. Но это все еще слабая рука. Русским понравилось, если бы Соединенные Штаты увязли, сдерживая иранское влияние, но этого не произойдет, и русские понимают, что, в конечном счете, им не хватает веса для того, чтобы это произошло. Сирия была для них тактической победой; Иран может стать стратегическим поражением.   Иранские и американские реалии приводят доводы в пользу урегулирования. Психика обеих стран находится в равновесии. Существует явное сопротивления внутри обеих стран, но оно, кажется, не достаточно сильно или сосредоточено на том, чтобы заблокировать процесс. Это может указывать на скорость, а не осторожность. Но, конечно, сделать это, прежде чем кто-либо будет уведомлен, не представляется возможным. И многое здесь может пойти не так, поэтому все это может стать спорным. Но учитывая то, что иранцы, как и американцы видят свои позиции, есть шансы, что нечто произойдет. В своей книге "Следующее десятелетие" я утверждал, что в долгосрочной перспективе Иран и Соединенные Штаты согласуют интересы, и что неформальный альянс, скорее всего, будет в долгосрочной перспективе. Пока долгосрочной перспективы все еще нет, и дорога будет ухабистой, но логика присутствует. Раздел: СтратегияРегион: Ближний ВостокТеги: Ирансшаближний востокгеополитика

16 апреля 2013, 20:50

Иранский президент и летние выборы

Как известно, ядерная программа Ирана является серьезным фактором напряженности в международной политике. Проблемы, связанные с этой программой, а также «иранский вопрос» в целом, существенно обострились с лета 2005-го года – со времени, когда президентом Исламской республики стал Махмуд Ахмадинежад. Этот человек – харизматик, вожак «низов», подобный венесуэльскому Уго Чавесу. Обоих президентов связывала подчеркнутая симпатия, которая через континенты, религии, океаны притягивала их друг к другу. И оба они – из породы людей, которые «сделали себя сами». Ахмадинежад родился в1956 г. неподалеку от Тегерана в семье деревенского кузнеца. Еще школьником, но уже в столице, куда переселилась семья, он был вынужден подрабатывать на заводе. Однако и учебу не запускал. На общенациональных экзаменах в престижный Тегеранский университет науки и технологий, в которых участвовало 400 тыс. абитуриентов, сын кузнеца занял топовое 130-е место, попав таким образом в «избранную тысячу». В России имя нынешнего президента Ирана упорно связывают со студентами, захватившими посольство США в1979 г., но фактом его участие в этом событии отнюдь не является. В то же время, никто не спорит, что на университетской скамье Ахмадинежад увлекся идеями революции под шиитским знаменем и издавал журнал, распространявшийся в его Alma mater.  После свержения шаха он основал Исламскую молодежную ассоциацию, а в годы ирано-иракской войны служил в инженерном дивизионе, входившем в состав ополчения «Басидж» Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Там, на фронте, и сложились прочные связи Ахмадинежада со «стражами»-пасдаранами, сыгравшие (и играющие до сих пор) большую роль в его жизни. В 1986 г. он поступил в аспирантуру, а через 3 года вошел в преподавательский совет инженерного факультета родного вуза. На рубеже 1990-х в его биографии наметилась и политическая стезя. Ахмадинежад возглавлял администрацию маленьких городков – Маку и Хоу, потом стал советником губернатора провинции Курдистан и очень быстро продвинулся: с 1993 г. и сам начал управлять провинцией Ардебиль. Зарекомендовал себя при этом с самой положительной стороны: три года подряд его признавали «образцовым губернатором» [1]. Одновременно он являлся советником министра культуры и образования Ирана. В1997 г., протестуя против избрания президентом либерального реформатора Мохаммеда Хатами, Ахмадинежад ушел из политики, получил докторскую (в российской системе координат – кандидатскую) ученую степень и 6 лет преподавал в Тегеранском университете науки и технологий. В2003 г. он вернулся к профессиональной политике, выиграв выборы на пост столичного градоначальника. Через два года тегеранский мэр был включен в список 65 финалистов конкурса «Мэр мира». Показательно, что заняв высокое кресло, будущий президент остался в доме отца, располагавшемся в рабочем квартале, и – пикантная деталь, которая вызовет недоумение любого, ездящего у нас в стране под синей мигалкой: Ахмади был неоднократно замечен подметающим мостовую у входа в отцовский дом. Затем в нем разместилась приемная иранского президента. В борьбе за президентский пост Ахмадинежад обошел нескольких именитых конкурентов. На его вооружении был лозунг «Положить доходы от нефти на стол простых людей» (привет Уго Чавесу) и структуры КСИР, которые, мобилизовав своих сторонников, обеспечили градоначальнику Тегерана массовую поддержку[2]. Главным его соперником на выборах был Али Акбар Хашеми Рафсанджани – ученик аятоллы Хомейни и сам аятолла к тому времени. В1989 г. его избрали президентом страны, причем – с рекордными 95% голосов. Рафсанджани, «мулла-олигарх», поставивший под контроль национальную нефтяную промышленность, изменил американо-иранские отношения, бывшие хуже некуда, в сторону потепления. Интересно, что сторонники Рафсанджани назвали победу Ахмадинежада в 2005-м «фашистским переворотом». Но несмотря на вызывающее и даже скандальное для Запада отношение нового президента к проблеме преследования евреев в 40-е годы, фашистом (даже исламским) он не является. Ахмадинежад – типичный популист и, до поры до времени, кумир бедняков (еще один привет покойному Уго). На популистский курс он лег сразу после избрания: увеличил расходную часть бюджета страны почти на 1/3, поднял жилищные субсидии, усилил государственное регулирование цен, особенно на продовольственном рынке. Заработная плата в Исламской республике выросла на 40%. Кроме того, иранский президент – классический технократ. Он мобилен, динамичен, смотрится весьма современно. Человек медийный, Ахмади любит появляться перед телекамерами, выступать и полемизировать. Активно пользуется интернетом, устраивает обсуждения юзеров в своем электронном дневнике. Нельзя не отметить его открытость, прежде всего – для людей «из народа». И тут опять невозможно не вспомнить о его сходстве с венесуэльским Чавесом. Если переводить систему взглядов Ахмадинежада на язык Запада, то его можно было бы назвать консервативным исламским социалистом. Мышление нынешнего президента Ирана эсхатологично. Он уверен в скором пришествии шиитского Мессии – «скрытого имама» Махди, предваряющего Апокалипсис. Так, будучи еще мэром Тегерана, Махмуд Ахмадинежад тратил большие деньги на его благоустройство, объясняя это подготовкой города к явлению Махди [3]. Кажется, что данные черты противоречат тому, что об иранском президенте сказано выше. Но эти противоречия являются таковыми только на первый взгляд, они связаны диалектическим единством и уживаются в личности Ахмадинежада вполне органично – как сама современность уживается с эсхатологическими настроениями нашей эпохи. Кстати говоря, представления о скором Апокалипсисе характерны и для главного оппонента «тегеранского бунтаря» и «нарушителя спокойствия» – Джорджа Буша. Отношения с США при Ахмади, как известно, стали плохи настолько, что тема американо-иранской войны является сквозной на протяжении обеих его каденций и не потеряла актуальности до сих пор. Санкции последних лет отодвигают военную тему на второй план, однако активно ограничивают торговлю и другие связи Ирана с Западом и выдавливают его из мировой экономики, что обостряет внутренние проблемы Исламской республики. В годы президентства Ахмадинежада в Иране успешно развивалась наука, в том числе – исследования в таких областях как нанотехнологии и клонирование. Эта страна по целому ряду научных направлений является лидером мусульманского мира, особенно – на фоне салафитского мракобесия, крепнущего даже в таких светских, секуляризованных странах как Египет, Сирия и Тунис. До сих пор растут экономические показатели Исламской республики, в частности – в области ее военной промышленности. Существенно окреп ВПК, выводящий страну в «тройку» «оружейных лидеров» мусульманских государств вместе с Пакистаном и Турцией. Военная индустрия Ирана является одной из самых передовых для этого региона. Далеко вперед продвинулась ракетная программа страны. Иран вывел на орбиту Земли несколько искусственных спутников и стал космической державой – единственной среди государств ислама; планирует Тегеран и пилотируемые полеты. В то же время, страна ускорила ядерные исследования, вызвавшие, в сочетании с ракетной программой, множество международных проблем. В тесной связи со всем вышесказанным беспрецедентно усилился КСИР, держащий в своих руках ВПК Ирана, особенно ракетно-космическую и атомную отрасли, и ряд серьезных позиций в гражданской сфере (финансы, инжиниринг, строительство и т.д.). Благодаря росту мощи и влияния пасдаранов, а также многим другим особенностям политического курса Ахмадинежада, его порой обвиняют в стремлении к скрытому государственному перевороту, в желании отстранить от власти высшее духовенство и сменить режим аятолл личной властью, опирающейся на генералитет КСИР. Однако механизмов для такой смены он не имеет и уже давно является «хромой уткой». Его политическая будущность довольно сомнительна. Напомним, что президент – глава исполнительной власти Ирана, второе лицо в Исламской республике. Верховный ее руководитель – рахбар, лидер духовно-религиозного плана. Он же является верховным главнокомандующим Вооруженных сил страны. При всех успехах президентского курса – как безусловных, так и сомнительных, результатом его проведения стали удушающие Исламскую республику санкции. В условиях санкционного режима развитие страны продолжительным и устойчивм не будет. Иран теряет темпы, финансовые ресурсы и другие инструменты, необходимые для роста его экономики, которой, пока еще не прямо, а косвенно, может в обозримой перспективе угрожать коллапс. Уже сейчас из-за действия санкций жизненный уровень населения заметно упал. Нельзя сказать, что нация оказалась в тупике, подобном тому, в котором находится Северная Корея, но она явно попала в угол. Иранская элита это осознает и намеревается найти из данного положения приемлемый выход. 14 июня страну ожидают очередные президентские выборы. Согласно конституции Исламской республики, баллотироваться на них Махмуд Ахмадинежад не может, поскольку он пробыл на должности президента два срока подряд. Но конституция Ирана, как и основной закон РФ, не возражает против того, чтобы он занял президентское кресло в 2017-м. Президентская команда готовит к борьбе за пост главы исполнительной власти выходца из КСИР, свояка Ахмадинежада, бывшего вице-президента Эсфандияра Рахима Машаи. В случае победы он, по мнению Владимира Сажина, будет под руководством своего патрона и родственника «продолжать его радикальную политику, базирующуюся на национализме, антисионизме, антизападничестве и постепенном отстранении духовенства от рычагов государственного управления». Однако основная часть элиты страны его не поддержит. Верховный лидер, Али Хаменеи, вряд ли сделает ставку на преемника Ахмади. Сам же он за годы правления нажил множество влиятельных и сильных врагов. Это и его давний соперник нынешнего президента Рафсанджани, являвшийся до 8 марта 2011 года руководителем Собрания экспертов – органа, которому подконтролен рахбар[4], и спикер парламента Али Лариджани, некогда умелый переговорщик на международной арене, и первый официальный кандидат на пост президента, бывший министр иностранных дел ИРИ Манучехр Моттаки, отстраненный в свое время от должности Ахмадинежадом, и многие, многие другие. Против него, хотя с различных позиций, выступают и местные либералы, и традиционные консерваторы. Можно сказать, что иранский политический класс в целом не поддерживает фигуру «вольного стрелка» Ахмади. Даже на облагодетельствованных им пасдаранов президенту рассчитывать не приходится: эта организация устами представителя Хаменеи в КСИР Али Саиди Шахруди еще в октябре прошлого года выразила сожаление, что поддерживала его в прошлом. «Ахмадинежад, возможно, был героем, но он вел себя так, что люди, которые были на его стороне, перешли на сторону оппозиции», – заявил Али Саиди. Слабы позиции президентских сил в иранском парламенте. Результаты недавних выборов в меджлис отразили уровень их поддержки электоратом. А ведь после этих выборов экономическое положение простых иранцев заметно ухудшилось, что, вне всякого сомнения, снизило популярность Ахмади в глазах его опоры в «низах», т.е. среди масс бедняков. Поэтому вряд ли большинство населения страны отдаст свои голоса его преемнику – особенно с учетом того, что харизма этого преемника, Машаи или же кого-то другого, будет существенно слабее харизмы Ахмадинежада. Таким образом, иранский вариант операции «Преемник» имеет, по-видимому, малые шансы на успех – если вообще их имеет. По всей вероятности, основная борьба за президентское кресло развернется между представителями различных направлений традиционно-консервативного лагеря. В то же время, ни иранским «неоконам», лидером которых является Махмуд Ахмадинежад, ни либеральным реформаторам победа в борьбе за исполнительную власть особо не светит. Как бы ни повернулись события в Исламской республике, уже сейчас можно утверждать, что феномен антиамерикански настроенных «президентов-популистов» в странах, являющихся крупными экспортерами нефти, близок к своему исчерпанию. Этот феномен расцвел в конце 90-х – середине 2000-х и представлен двумя крупными фигурами – Чавесом с Ахмадинежадом. Венесуэльский лидер умер, а иранский в близкой перспективе лишится власти. Их последователей и продолжателей можно рассматривать лишь в качестве эпигонов, но не пролагателей новых, хотя и весьма сомнительных, особенно в плане их перспективности, путей мировой политики. [1]Казинцев А.И. Возвращение масс. Дневник современника. М., 2010. С. 177. [2] См.: Месамед В.И. Иран: почему «ушли» Хашеми-Рафсанджани. http://iimes.ru/rus/stat/2011/12-03-11d.htm [3] Независимая газета. 15.04.2006. [4] Согласно конституции ИРИ Собрание экспертов (Маджлес-е хебреган) обладает правом назначать и смещать рахбара и является единственной инстанцией, контролирующей его деятельность. Помимо этого, в 2005 г., видимо, для того, чтобы не допустить чрезмерного усиления президентской власти, Хаменеи передал Собранию экспертов функцию контроля над правительством.   Хатунцев Станислав

20 марта 2013, 13:20

Сопротивление по-ирански

Не участвуя в мироустроительной войне, мы можем вместо воюющей стороны стать тем, за что воюют. Ведь не зря кое-кто уже поговаривает о войне за «русское наследство»Каждый день мы читаем в новостных сводках о продолжающейся конфронтации Ирана с западным миром. Мир напряженно ждет, начнется ли новая фаза идущей на Ближнем Востоке мироустроительной войны — военный конфликт Запада с Ираном.О напряженном ожидании этой войны говорит многое. И недавние обвинения Ирана в западной прессе в проведении кибератак на крупнейшие банки США. И прозвучавший призыв к иранцам духовного лидера Ирана аятоллы Хаменеи «не служить цели врага», подрывая президентские выборы, предстоящие стране в середине 2013 года.Помимо этого, Иран оказывает усиленное сопротивление западному курсу в отношении Сирии и всего ближневосточного региона, а также политике западного давления на саму Исламскую Республику Иран. Это сопротивление включает и консультации иранских военные специалистов в Сирии, и массированные военные учения Ирана в районе Ормузского пролива (на фоне проведения таких же учений в проливе группой стран под руководством США), и многие другие аспекты иранской практической политики.Збигнев БжезинскийВсе эти аспекты, без сомнения, заслуживают пристального внимания. Но Иран не был бы Ираном (то есть одним из немногих теократических государств современного мира), если бы оценивал процессы, идущие в современном мире, только с прагматической точки зрения. Именно иранским политикам высшего уровня свойственна напряженная деятельность по поиску и осмыслению религиозно-идеологического содержания мирового процесса. Можно учтиво не соглашаться с результатами этой деятельности или считать их далекими от оснований своей собственной религии и культуры. Но невозможно не признать, что для Ирана такая деятельность по осмыслению глобальной ситуации является одним из важнейших аспектов сопротивления возрастающему внешнему давлению.Ведь сегодняшний Иран — это территория, с которой на происходящее в мире смотрят, говоря образно, через «религиозно-идеологический телескоп» собственной конструкции.И это ярко отражает, например, содержание публичных высказываний президента Ирана Махмуда Ахмадинежада, который в иранской политике является проводником взглядов радикальной части шиитского духовенства.26 сентября 2012 года Ахмадинежад выступил на Генассамблее ООН в Нью-Йорке с развернутой речью религиозно-идеологического содержания. При этом американский госдепартамент призвал к бойкоту этой речи, а во время ее произнесения делегация США покинула зал заседаний, не желая выслушивать «параноидальные теории». Даже недопустимая грубость этой оценки, тем не менее, дает понять, что выступления Ахмадинежада находятся вне привычных для Запада рамок. Нью-йоркскую речь иранского президента трудно назвать политической в строгом смысле этого слова. Скорее это была проповедь, обращенная ко всему миру. И посвящена она была, ни больше ни меньше, «весне человечества».Оговорим сразу, что понимание «весны» у Ахмадинежада не совпадает с устоявшимся западно-либеральным представлением о том, что такое, например, «арабская весна». В западном представлении этот термин несет в себе сугубо светское, политическое содержание. И более того, это явление (после событий 2010–2012 года в Северной Африке и на Ближнем Востоке) в существенной степени воспринимается именно как универсальная технология запуска мироустроительного передела почти в любой точке мира. И от того, в чьих руках технология «весны», зависит — каким будет передел. Сейчас общелиберальное представление о политической «весне» подразумевает своего рода «политическое половодье», неудержимое разрушение устоявшихся оснований жизни обществ — без обозначения долгосрочных планов дальнейшего общественного строительства.В отличие от западного, светского использования термина «весна», иранский президент озвучивает его сугубо религиозное понимание. Для него это явление связано, прежде всего, с шиитскими представлениями о пришествии в мир Мессии, Махди (обновителя веры и спасителя), которое неизбежно заставит каждого определиться в вопросе об отношении к присутствующему в мире злу.Чтобы показать глубину убежденности, с которой Ахмадинежад относится к религиозной идее о приходе «весны», которую принесет в мир Мессия, необходимо развернутое цитирование его выступления на Генассамблее в Нью-Йорке: «Установление мира и устойчивой безопасности и счастливой жизни для всего человечества — это огромное, историческое дело. Но оно осуществимо. Милостивый бог не оставит нас одних на этом пути… Он обещал приход человека, созданного из материи добра, любящего народ и распространяющего абсолютную справедливость. Это совершенный — человек святой Махди,— вместе с Иисусом Христом и праведниками — они уже идут».И далее — финальный фрагмент о самой весне: «Явление спасителя и Христа вместе с их принадлежащими всему миру праведными сподвижниками свершится не через войну, а через пробуждение мысли и распространение всеобщей любви, настанет вечно светлое будущее человечества с восходом яркого солнца знаний и свободы, не знающего заката, которое принесет энергию в холодное, замерзшее тело мира. Он подарит весну человечеству и миру людей. Он сам — весна, и с его приходом будет положен конец зиме человечества, пребывающего в цепях невежества, нищеты и войн, и наступит звонкая пора цветения и рассвета человека. Уже сейчас можно ощутить волнующее дуновение весны человечества. Весны, в начале которой мы находимся. Эта весна не принадлежит каким-то отдельным расам, племенам и народам или регионам. Вскоре эта весна охватит все земли в Азии, Европе, Африке и Америке. Он и есть весна всех сторонников справедливости, свободы, всех последователей пророков бога. Он — это весна человечества, поры расцвета. …  Да здравствует весна, да здравствует весна и снова да здравствует весна».В той же речи 26 сентября 2012 года на 67-й сессии Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке Ахмадинежад высказал также свою давнюю мысль о необходимости создания некоего «нового порядка»: «Миру необходим новый порядок. Порядок, который возродил бы человеческое достоинство». Эту необходимость иранский президент увязывает с критическим состоянием идеологий и формаций, ранее владевших миром. Так, Ахмадинежад отметил, что «марксизм ушел с мировой арены, а капитализм загнал самого себя в трясину и уже не может решать проблемы».На тему кризиса капитализма иранский президент высказывался и раньше. Так, 11 января 2012 года он сказал, находясь с визитом в Гаване: «Капитализму не хватает логики, и он прибегает к оружию с тем, чтобы убивать и разрушать. Сегодня единственное, что осталось капиталистической системе — это убийство. Капиталистическая система практически провалилась в своем упадке».Однако, подчеркнул Ахмадинежад, «если мы не будем планировать создавать новый миропорядок, его создадут наследники рабовладельцев и капиталистов». Таким образом, в этой части его высказываний можно увидеть, какими иранский президент видит современные угрозы. Для него мир капитализма — это то, что можно назвать «дряхлый мир», «убийца будущего». Именно ему в предлагаемой Ахмадинежадом картине мира и должна противостоять напряженно ожидаемая «весна».В конце ноября 2012 года президент Ирана высказался о том, каким он видит направление мироустроительного передела по модели Запада. Находясь с визитом в Пакистане, Ахмадинежад заявил: «Мы являемся свидетелями развития новой, более сложной системы гегемонии и колониализма, которая мертвой хваткой вцепилась в ресурсы планеты, взимая дань со всех нас — тем или иным способом». И далее: «Бывшие колониальные державы и рабовладельцы используют новые слоганы и новые методы на базе старых доктрин господства и подавления». Таким образом, «весна» у Ахмадинежада — это «весна» антизападная, антикапиталистическая, антиколониальная.Относительно понятия «пробуждение», знакомого сегодняшнему западному миру в основном по выступлениям Збигнева Бжезинского, в Иране также стремятся выработать собственную точку зрения. В начале декабря 2012 года, выступая на мероприятии под названием «Исламское пробуждение и университетская профессура», Ахмадинежад отмечал: «Наука, ученые и преподаватели играют значимую роль в пробуждении мира от невежества. Пробуждение мира означает его возврат к своей истинной человечности. Человек должен возвратиться к своей истинной сущности, в противном случае, никакие политические или экономические изменения в его жизни не будут иметь смысла».Сравним это с тем, как описывает «глобальное пробуждение» Збигнев Бжезинский в книге «Второй шанс»: «…Пробуждение затрагивает широкие социальные слои и радикально в политическом отношении… Почти повсеместный доступ к радио, телевидению и все расширяющийся интернет создает сообщество, стремящееся к одним и тем же ценностям и имеющее одни и те же предметы для зависти, что может быть гальванизировано и направлено демагогичными политическими религиозными страстями. Эти энергии проходят сквозь суверенные границы и угрожают как существующим государствам, так и существующей глобальной иерархии, на вершине которой до сих пор покоится Америка».Подходы Ахмадинежада и Бжезинского к понятию «пробуждение» принципиально враждебны друг другу. Ахмадинежад говорит о «пробуждении» как о священной задаче, а Бжезинский как о вызове, с которым Америке необходимо справиться. Кроме того, Бжезинский употребляет термин «пробуждение» именно как политологический, сугубо светский, и использует его, обсуждая ожидаемые им изменения глобальной политической архитектуры. Ахмадинежад же в своей речи о «весне» придает этому термину радикально-религиозный смысл.Для нас было бы наиболее правильным воспринимать идеологические построения Ирана с необходимой долей отстраненности.Потому что иранские представления о «весне» не только религиозны донельзя (то есть адресованы явно не всему человечеству), но и пронизаны крайне определенной шиитской религиозностью. Кроме того, у нас не может не возникнуть по этому поводу сложных чувств. Ведь когда-то СССР называли «весной человечества». Не слишком ли поспешно Ахмадинежад хоронит марксизм и коммунизм, вместо того чтобы искать с ними содержательного диалога, как это делала теология освобождения?Однако при всех этих оговорках (а их можно было бы продолжить) пафос Ахмадинежада нам гораздо ближе пафоса господина Бжезинского. Оговорив это, надо оговорить и другое. И Бжезинский, и Ахмадинежад находятся в одном пространстве стратегических смыслов и по-разному оперируют сходными категориями. А мы? Неужели мы не понимаем, что отсутствие нашего представления о высших смыслах и вытекающих из них стратагемах может обернуться опаснейшими последствиями? Что не участвуя в мироустроительной войне (а именно ее ведут Бжезинский и Ахмадинежад), мы можем вместо воюющей стороны стать тем, за что воюют? Ведь не зря кое-кто уже поговаривает о войне за «русское наследство». Стоит ли отмахиваться от таких разговоров? Ведь Бжезинский и Ахмадинежад буквально ведут войну за наше наследство в виде слова «весна» и всего, что из этого слова следует. А следует из этого очень и очень многое.Обозначенный нами конфликт взглядов на суть мирового процесса (к числу инструментов формирования которых относятся и такие понятия, как «весна» и «пробуждение») сложно и накрепко увязан с тем, как будут протекать в дальнейшем мироустроительные войны — и вовсе не только на Ближнем Востоке.Потому России остро необходимо иметь собственное мнение на этот счет, а не быть потребителем чужих взглядов и оценок, что всегда ведет к поражению. Тем более что в истории нашей страны было — и есть! — свое представление о том, что такое «весна человечества».Мария Подкопаева

11 марта 2013, 18:51

США критикуют газопровод между Ираном и Пакистаном

http://ru.euronews.com/ В присутствии президентов Асифа Али Зардари и Махмуда Ахмадинежада на границе Ирана и Пакистана прошла торжественная церемония открытия связывающего две страны газопровода. Работы с иранской стороны практически закончены, и в понедельник был дан старт прокладке трассы по территории Пакистана; как ожидается, это займёт ближайшие два года. В Исламабаде газопровод рассматривают как возможность снизить постоянную нехватку энергии в стране. Консультации по проекту, окрещённому "газопроводом мира", начались в 1994 г., и изначально планировалось, что иранский газ потечёт в Индию. Но в 2009 г. Нью-Дели вышел из переговоров, годом ранее подписав договор в области ядерной энергии с США. Вашингтон раскритиковал ирано-пакистанское соглашение: Соединённые Штаты утверждают, что дополнительные возможности по продаже газа ослабляют международные санкции и попытки давления на исламскую республику, связанные с ядерной программой Тегерана. В американской администрации Пакистану предлагали скорее импортировать газ из Туркменистана через Афганистан. Ñ�оциальные Ñ�ети : YouTube: http://bit.ly/zqVL10 Facebook: http://www.facebook.com/euronewsru Twitter: http://twitter.com/euronewsru

Выбор редакции
04 февраля 2013, 20:40

Президент Ирана Ахмадинежад собрался в космос

Президент Исламской Республики Иран Махмуд Ахмадинежад готов стать первым космонавтом своей страны и даже не боится умереть за родину, если в ходе полета что-то пойдет не так. Слова главы государства передает The Guardian. «Я действительно готов быть первым человеком, которого пошлют в космос иранские ученые», - заявил Ахмадинежад на собрании ученых, отмечавших удачный запуск первого живого существа от своей страны в космическое пространство. Несколько дней назад иранские инженеры запустили ракету с капсулой, в которой находилась обезьяна. После непродолжительного полета на высоте 120 км обезьяна вернулась целой и невредимой. Запуск иранца в космос намечен на 2020 год. У Ахмадинежада есть все шансы стать национальным героем, тем более что президентом Ирана он больше быть не сможет, так как в этом году истекает второй и последний его срок.

30 сентября 2012, 01:13

Выступление президента Ирана на 67 сессии Генеральной Ассамблеи ООН

Иновещание - Президента Ирана Махмуд Ахмадинежад в среду выступая на 67 сессии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке, сказал, что народ Ирана, как и прежде думает о мире и безопасности во всем мире и поддержит любые усилия направленные на развитие и упрочение мира, безопасности и спокойствия во всем мире, чего можно добиться, исключительно, путем единомыслия, сотрудничества и совместного управления миром и расценивает это важным."Если бы вместо лживых жестов о борьбе за свободу и вместо предоставления возможности и почвы для оскорбления святынь человечества и божественных пророков, которые являются самыми чистыми, честными, целомудренными и ласковыми людьми, являются великими путеводителями человечества к истинному счастью направленными от Бога, было бы официально предоставлено и признано право критиковать имперскую политику и действия мирового сионизма, то мировые СМИ могли бы независимо и свободно освещать происходящие в мире реалии", - пояснил президент ИРИ.Махмуд Ахмадинежад, отметив, что если бы СБ ООН не находился во власти кучки правительств и под их влиянием, то ООН могла бы действовать справедливо, подчеркнул, что если бы и международные экономические структуры не находились под давлением и влиянием, то они могли бы действовать справедливо, профессионально и согласно справедливости.Президент ИРИ сказал: "Если бы в международных отношениях господствовала справедливость, то все народы и правительства могли бы на равных правах свободно участвовать в мировых вопросах и усердствовать во имя человеческого счастья".Указав на распространение бедности и увеличение социального межклассового разрыва в обществах в некоторых странах, Махмуд Ахмадинежад подчеркнул, что сумма внешних задолженностей 18 индустриально-развитых стран мира превышает 60 триллионов долларов, в то время как половина этой суммы достаточно, чтобы искоренить бедность во всем мире."Сегодня стали привычными политика самовольных действий, навязывание войн, нарушение безопасности и оккупация земель ради экономической выгоды или распространения господства над главными и важными центрами мира", - пояснил президент Ирана и добавил, что распространенными реалиями являются также гонка вооружений, угроза крупными державами применения ядерного оружия и оружия массового уничтожения.Президент ИРИ Махмуд Ахмадинежад сказал, что ИРИ призывает все страны мира к созданию нового мироустройства при участии всех стран и народов и подчеркнул, что новый миропорядок должен стремиться к миру, прочной безопасности и благоустройству для всего человеческого сообщества.Президент Ирана назвал желание и волю народов определяющими в создании нового мира и пояснил, что необходимо всеми силами противостоять гегемонии имперских держав и укоротить их руки от центров принятия решения в мире и определении будущего народов.Подчеркнув, что ООН утратила требуемую эффективность и дееспособность в деле защиты прав народов, президент Ахмадинежад пояснил, что продолжение этого процесса может серьезно подорвать международные взаимоотношения и дух коллективного мирового сотрудничества.Президент Ирана назвал наличие такой привилегии как право вето в СБ ООН, которая считается монополией власти фактором который выступает против права и защиты прав народов и пояснил, что ООН принадлежит всем народам, а наличие дискриминации между ее членами считается оскорблением и является неприемлемым.Указав на проведение в Тегеране 16 саммита глав стран-членов Движения неприсоединения, Махмуд Ахмадинежад сказал, что в этом саммите приняло участие более 120 глав и высокопоставленных чиновников стран мира, которые подчеркнули необходимость серьезного и эффективного участия вех народов в управлении мировыми вопросами."ИРИ в качестве председателя Движения неприсоединения призывает все страны мира сыграть более эффективную роль в деле подготовки предпосылок эффективного участия и серьезного вмешательства в процесс принятия мировых решений", - подчеркнул президент Ирана.Махмуд Ахмадинежад пояснил, что Движение неприсоединения готово помочь ООН в реализации поправок и выработке механизмов в рамках интересов народов и установления справедливости.Источник: http://russian.irib.ir/news/ve-mire/item/155476