29 января, 20:00

The highs and lows of Britain's 47 years in the EEC and EU

The key moments since the signing of the accession treaty in 1972The European parliament sets the seal on Britain’s departure from the EU on Friday by formally voting to ratify the withdrawal agreement paving the way for the UK to leave the bloc after 47 tumultuous years.A sad day for many, a moment for celebration for others. Continue reading...

Выбор редакции
18 января, 18:57

Revealed: clandestine actions of mercenaries during Thatcher years

Keenie Meenie Services was active from Sri Lanka to Nicaragua – and Foreign Office could not rein it in, book claimsA British mercenary company established by former SAS veterans conducted clandestine and highly controversial operations around the world, with successive British governments either unwilling or unable to rein it in, a new book reveals.Keenie Meenie Services (KMS) was one of Britain’s first mercenary companies, believed to have taken its name from Arabic slang for “undercover”. It was set up in the 1970s and recruited veterans battle-hardened by the Troubles in Northern Ireland, Operation Storm in Oman – when Anglo Omani forces quashed an uprising – and the 1980 siege of London’s Iranian embassy. Continue reading...

Выбор редакции
18 января, 15:00

Blair built on Thatcher’s legacy. That’s a simple fact | Phil McDuff

Labour MP Zarah Sultana’s comments linking the two provoked wrath. But why were they even controversial?In her maiden speech to the House of Commons, the new Labour MP for Coventry South, Zarah Sultana, said, “In 10 years’ time, at the start of the next decade, I want to look teenagers in the eye and say with pride: my generation faced 40 years of Thatcherism, and we ended it.” Related: Stuart Hall: New Labour has picked up where Thatcherism left off Continue reading...

Выбор редакции
16 января, 18:04

Lord Chalfont obituary

Journalist who had a meteoric rise up the political ladder to become a minister in the government of Harold WilsonThe former Labour defence minister Lord Chalfont, who has died aged 100, had perhaps the most precipitous and unlikely rise to a political career in modern history. He was Alun Gwynne Jones, defence correspondent of the Times, at the time of the election of Harold Wilson’s first Labour government in October 1964, and in a matter of days was summoned for an unexpected briefing with the prime minister at No 10, leaving a short time later as both a minister – for disarmament, based in the Foreign Office, not the Ministry of Defence – and a life peer.“If the word had been invented I would have said I was gobsmacked,” Chalfont told the Independent in 1995. “I have never expressed any political views that could characterise me as left or right.” In that, over time, he advised all three main parties on defence issues, he was correct. Many, however, would query that assessment, as he later took increasingly authoritarian stands in support of the Thatcher government, which led to her recommending his appointment in 1989 as deputy chairman of the Independent Broadcasting Authority and in 1990 as chairman of the Radio Authority. Continue reading...

12 декабря 2019, 18:51

Boris Johnson is not an aberration – this is what Conservatism looks like | Samuel Earle

Like Margaret Thatcher and Enoch Powell before him, the Tory leader plays Little Englander and Global Briton at the same timeIn April 2013, Nigel Farage was on the rise, and Boris Johnson wanted to calm Conservative nerves. “He’s in our constituencies, wooing our audiences, nicking our votes,” he wrote in The Daily Telegraph. But panic, he said, was premature. “We Tories look at him – with his pint and cigar and sense of humour – and we instinctively recognise someone who is fundamentally indistinguishable from us,” Johnson wrote. The alarm was simply that “of a man confronted by his doppelganger” – “he’s a blooming Conservative, for heaven’s sake”.Today, Johnson’s flirtations with Farage are often seen as the symptom of a newly feverish, out-of-character Conservative party. In this view, a party once prized – in its own eyes at least – for its pragmatism, patience and common sense now rushes forward, unrecognisably, with revolutionary zeal. “The Tory party has crossed their rubicon,” Matthew Parris mourned in The Times on 1 November, announcing that, after 50 years, he was backing the Lib Dems. “I’m still not sure whether I left the Conservative party, or whether it left me,” Rory Stewart had lamented the previous month. Continue reading...

Выбор редакции
04 декабря 2019, 18:10

Thatcher's Asprey and Carrie Bradshaw's Fendi to star in V&A bag show

UK’s widest bag exhibition features Churchill’s dispatch box and Iron Lady’s ‘sceptre’A grey Asprey handbag owned by Margaret Thatcher is to go on display at the V&A along with vanity cases, military rucksacks, Louis Vuitton luggage and a shiny “Monogram Miroir” bag popularised by Kim Kardashian and Paris Hilton.The London gallery announced details on Wednesday of what will be the UK’s most comprehensive exhibition devoted to bags, opening in April and running for nine months. Continue reading...

16 ноября 2019, 15:00

My heart sinks every time I hear women called ‘gutsy’ or ‘badass’ | Emma Brockes

Both celebrate outspoken achievers – as Hillary Clinton does – but they’ve been hijacked, too, to sell meaningless promisesWhen I joined the Guardian, many years ago, one of the first notes I received was about the use of “feisty”: it was banned by the style guide in relation to women. Feisty, I was told, was fundamentally patronising: one of those words, like spirited or special, that in certain circumstances seems euphemistically to undermine its own meaning. I used it once in print and never again.No one says feisty any more. But its modern iterations – “badass” and “kick-ass” – are as prevalent as ever, and seem ripe if not for retirement then at least for revision. Badass, in its original form, was 1950s American slang for tough guy. Now it is often used to evoke a woman’s uncompromising stance, irrespective of context. Ruth Bader Ginsburg is a badass, as is Wonder Woman. Beyoncé is a badass, of course, as I guess was Margaret Thatcher. There are no criteria other than a sort of mouthy prominence, so that, while it might be weird to call a man at the top of certain professions a “tough guy” (unless you’re Donald Trump addressing the Turkish president), for women badass is a near-universal term of praise. Continue reading...

Выбор редакции
06 ноября 2019, 21:57

Gaffe? Jacob Rees-Mogg’s Grenfell slur shows how Tories really think | Owen Jones

They want working-class votes. But their continuing belief in the innate superiority of the upper class is obviousJacob Rees-Mogg’s suggestion that those who perished in Grenfell Tower lacked “common sense” was not a gaffe, as one BBC journalist declared. As Maya Angelou put it: “When people show you who they are, believe them the first time.” Here was a confession, an insight into a worldview steeped in a sense of class privilege and social superiority. We don’t need to read between the lines: the Tory MP Andrew Bridgen has done it for us. When the BBC’s Evan Davis put it to him that Rees-Mogg was effectively saying: “I wouldn’t have died because I would have been cleverer than the people who took the fire brigade’s advice,” Bridgen did not demur, adding – after a sigh-filled pause – “But we want very clever people running the country, don’t we, Evan? … That’s a byproduct of what Jacob is, that’s why he is in a position of authority.”Thatcher is frequently portrayed as a challenge to the old Tory toffs, but her snobbery was no less great Continue reading...

03 ноября 2019, 14:00

Oh, brother! Rowan and Charles Moore debate Brexit, global heating, liberalism and beyond

How have two siblings – one the architecture critic of the Observer, the other the biographer of Thatcher – ended up so politically opposed? They discuss the key issues of the dayDear Charles, we share, I think, some fundamental values and beliefs: in freedom, democracy, justice, the rule of law, also in the value of education, knowledge and art. Yet these beliefs lead us to opposite conclusions about contemporary issues such as Europe, climate change, the position of Islam in western culture and the versions of conservatism now being practised by leaders of the UK and the US. I find these differences intriguing, sometimes mystifying, sometimes troubling. I’d like to get to the bottom of them.In your biography of Margaret Thatcher you describe her versions of these beliefs, about her faith in “economic liberty”, her “overall philosophy of everyone having a stake”, also about her occupation of the “moral high ground”. You could say that she made a promise – that if you work hard, play by the rules and trust in the market you will be rewarded – but that the 2008 crash shattered that promise. It seemed that one – rich and privileged – group of society was entitled to break rules and get away with it, and that everyone else had to pay the price. Continue reading...

03 ноября 2019, 11:41

Adapt or die: how the Conservative party keeps power

The party has always evolved to try to cling on to power. But what may voters be getting this time?The Conservative party is Britain’s oldest and most successful political party. It has been the party of the land but also the party of the city; the party of little England and the party of empire; the party of protectionism and the party of the free market; the nasty party and the party of gay marriage; the party of Europe and the party of Brexit.The list of its many mutations is a long one. But will the election of 2019 be the final act in reshaping the Conservative party as an English nationalist Brexit party? The pro-European strand that used to dominate the party has lost the civil war, and many of them are stepping down as MPs. Some have joined other parties. After the 2019 election there will be very few pro-European one-nation Conservatives left in the cabinet or in the parliamentary party, and many fewer women. Continue reading...

31 октября 2019, 16:03

Vase sold in Thatcher auction was political gift, says ex-Cypriot leader

Former president says ancient pottery should have remained in Downing Street collectionWhen Cyprus’s former president George Vassiliou made the official gift of an ancient vase to Margaret Thatcher in 1988, he assumed it would remain at 10 Downing Street.Instead, more than three decades later, the sale at auction of the 2,700-year-old pottery has provoked diplomatic discomfort in London and disquiet in Nicosia. Continue reading...

22 октября 2019, 17:37

Remember Thatcher’s Britain? That’s where this Brexit deal would take us | Tom Kibasi

Without a second referendum we face a decade of deregulation, and a repeat of the 1980s assault on working peopleHopes for a second referendum on Brexit are receding, as more and more Tories show their true colours and fall in line behind Boris Johnson and his controversial deal. They have passed through all the stages of grief to arrive at acceptance of a Brexit that they know will make Britain poorer and weaker. One of their leading lights, the former home secretary Amber Rudd, explicitly acknowledged that the deal would “hurt the economy” – but she said “it’s the right thing to do because we had a referendum”. Related: Johnson threatens to scrap Brexit bill and seek election before Christmas Continue reading...

Выбор редакции
09 октября 2019, 09:30

Margaret Thatcher: Herself Alone, Vol Three by Charles Moore – review

The final volume of this monumental biography is gripping and revealing but fails to grapple with Thatcher’s uneasy legacyIn 1991, less than a year after Tory MPs deposed her as party leader and prime minister, Margaret Thatcher appeared on the platform at the Conservatives’ annual conference with her successor, John Major. Thatcher was not scheduled to speak, Charles Moore explains, but the Tory hierarchy realised that her standing with the party membership meant that a brief appearance couldn’t be avoided. Yet the event did not go according to plan. For six minutes, the audience cheered, applauded, stamped, and chanted, “We want Maggie!” Her parliamentary assassins looked on miserably.It’s a great moment in a book full of them. But arguably it’s also a moment the Conservatives have been stuck in ever since. With their ever escalating hostility to the EU, their stubborn faith in free-market capitalism, their unease with urban and northern Britain and their yearning for a mighty leader, the Tories are still the party Thatcher largely created during her epic leadership from 1975 to 1990. Moore’s monumental official biography – three volumes, almost 3,000 pages, the books published at regular intervals since her death in 2013 – has played a significant part in maintaining Thatcherism’s hold over the party. All three books are measured in tone and have their critical passages but Moore is, at bottom, a believer. Near the end of this concluding volume, when he finally lets his hair down, he calls her “the greatest genius ever to direct the affairs of the United Kingdom”. Continue reading...

Выбор редакции
04 октября 2019, 22:16

Thatcher sent Pinochet finest scotch during former dictator's UK house arrest

New revelation adds colour to close relationship between pairPinochet oversaw death and torture of thousands of ChileansWhile he was under house arrest in Surrey in 1999, the former Chilean military dictator Augusto Pinochet received a fine malt from an old friend. Related: 'Where are they?': families search for Chile’s disappeared prisoners Continue reading...

Выбор редакции
29 сентября 2019, 14:30

There is nothing revolutionary about McDonnell's economic plans | Larry Elliott

Before Thatcher, capital and labour had an even share – Labour merely plans to rebalance a skewed relationship Margaret Thatcher knew what she wanted to do when she came to power in 1979. She planned to tackle inflation, cut taxes, roll back the state, and give employers the right to manage by reducing the power of trade unions.By the time Thatcher left office in 1990 inflation was still a headache for the government and there had been no real change in the size of the state. But by the mid-1980s, a combination of mass unemployment, the defeat of the miners in their year-long strike and a raft of tougher labour laws had fundamentally changed the balance of power in the workplace. Continue reading...

Выбор редакции
28 сентября 2019, 09:01

'Thatcher loved it': Spitting Image victims on being lampooned

As the satirical puppets return, Edwina Currie, Neil Kinnock and Ken Livingstone discuss their portrayal in the originalThe junior health minister in Margaret Thatcher’s government was portrayed as a vampire or Cruella de Vil. Continue reading...

24 сентября 2019, 17:00

David Cameron's memoir fails to top Tony Blair’s in first week sales

For the Record, the former PM’s account of his time in office sold close to 21,000 copies in its first week, behind Margaret Atwood’s The Testaments, which topped 100,000Almost 21,000 people rushed out to buy a copy of David Cameron’s memoir in its first week on sale, placing it second on the latest book charts to Margaret Atwood’s The Testaments and, historically, behind Margaret Thatcher and Tony Blair for the title of fastest-selling political memoir by a former prime minister.Published on last Tuesday, For the Record had sold 20,792 copies by Saturday, according to figures just released by official book sales monitor Nielsen BookScan. When Blair’s A Journey was published in 2010 – amid cancellation of launch events over protests from anti-war campaigners – it sold 92,060 copies in its first four days on sale. At the time, this made it the fastest-selling autobiography since Nielsen began to track book sales in 1998. Continue reading...

19 сентября 2019, 12:42

As David Cameron tells all, a guide to the best political memoirs

To coincide with publication of For the Record, a round-up of the best career reckonings by politiciansKen Clarke did it over late-night brandies and cigars. Tony Blair needed someone standing over him to make him knuckle down. David Cameron reportedly shut himself away in an excruciatingly tasteful shepherd’s hut to write For the Record. But grinding out a political memoir shouldn’t be an entirely painless process – the best involve an honest reckoning with mistakes as well as the inevitable recital of triumphs.Some of the most interesting recent political autobiographies come from those who might have led their parties but never did, and thus are less obsessed with creating legacies. Alan Johnson’s extraordinary trilogy, starting with This Boy and ending with The Long and Winding Road, revealed a natural writer with a remarkable life story to tell (orphaned at 13, he was raised by his older sister and worked as a postman before falling into politics via the union movement). Harriet Harman’s A Woman’s Work concludes with a heartfelt admission that after years of mockery she didn’t have the confidence to run for the leadership, which raises important questions about who rises to the top of politics – regardless of whether you think her reticence was the Labour party’s loss or gain. Ken Clarke’s witty, gossipy Kind of Blue takes on a new poignancy now he has lost the whip. He never seems to doubt the Tory party was mad to keep rejecting his offer to lead it, but it gives intriguing glimpses of an alternative path for the Tories that might have unfolded had he beaten William Hague in 1997. Continue reading...

Выбор редакции
07 сентября 2019, 16:00

'A way of life clobbered overnight': photographs of Britain's industrial landscape in the 80s

Photographer John Myers documented the industry of the West Midlands as it collapsed under Thatcherism. His stark images, now enjoying a revival, give context to our current divisionsJohn Myers took these photographs in the Black Country of the West Midlands in the mid-1980s. They are included now in a book of his photographs called The End of Industry, but at the time Myers had no sense that the foundries and yards they depicted would shortly join many other iron and steel and metal-bashing companies in the region and be gone for good.Myers, born in 1944, a student and then lecturer in fine art, had during the 70s been taking sly social realist photographs of his suburban neighbourhood in Stourbridge, and of more urban Dudley and beyond. “We spend a lot of our lives blocking out the world that we live in, just how awful it is, just how boring it is,” he says. His photography, inspired equally by the pioneering documentarist Eugène Atget and the urban American geometries of Ed Ruscha, was all about looking, about not blocking out. Some of the pictures that have become known as “the boring pictures” were careful series of dual carriageways, electricity substations and idle televisions in the corners of neat, pinched sitting rooms. Continue reading...

28 августа 2019, 19:07

Thatcher archives: diplomats warned of 'damaging' stance on Germany

Foreign Office was told in 1990 of growing resentment over PM’s views on reunificationExasperated British diplomats warned that Margaret Thatcher’s reservations about German reunification had caused “growing resentment” among Germans, according to newly declassified documents that shed light on a loss of influence in Europe predating current rifts over Brexit.By February 1990, months before reunification, the standing of the UK in Germany was “at its lowest for years”, the Foreign Office was warned by the British ambassador to West Germany, Christopher Mallaby. Continue reading...

28 мая 2014, 08:54

США направили в Средиземное море десантный корабль Bataan

Десантный корабль ВМС США Bataan с тысячью морских пехотинцев на борту направлен в Средиземное море в связи с обострением ситуации в Ливии, американские военнослужащие могут быть использованы для обеспечения безопасности посольства США в Триполи и эвакуации дипломатов на родину, сообщили представители Пентагона. По некоторым данным, Bataan, участвовавший в международных военных учениях вместе с вооруженными силами Иордании, во вторник прошел через Суэцкий канал из Красного в Средиземное море, передает ИТАР-ТАСС. Ранее в связи с обострением ситуации в Ливии США перебросили около 250 морских пехотинцев и несколько конвертопланов Osprey со своей базы в Испании на Сицилию. Напомним, в Ливии с середины мая идут боевые действия между подразделениями, верными отставному генералу Халифе Хафтару, и группировками радикальных исламистов. Одновременно продолжается борьба за власть между различными политическими силами. По сообщениям местных СМИ, Хафтар отказался признавать новое правительство страны под руководством премьера Ахмеда Майтыга и призвал отложить намеченные на 25 июня парламентские выборы. Закладки: 

25 февраля 2014, 11:52

Если не Хиллари, то кто? Часть 1

От редакции: Портал Terra America совсем недавно довольно подробно изучил политический стиль и личные качества действующего вице-президента США Джо Байдена. Многие наши авторы и американские эксперты тогда не исключили, что Байден вполне может вступить в президентскую гонку 2016 года. При этом, правда, неизменно следовала оговорка, что нынешний вице обязательно уступит место номинанта Хиллари Клинтон, если она решит баллотироваться. Но решит ли она? Сможет ли мобилизовать себя на второе беспрецедентное усилие в борьбе за Белый Дом? Как со здоровьем у бывшего госсекретаря? Есть ли у этого, несомненно, яркого политического деятеля команда и программа? Иными словами, вопросы, вопросы, вопросы… И все же в прошлом году на фоне конфликта ветвей власти в США, приведшего к «выключению правительства», после долгого перерыва Хиллари снова появилась на публике, и внимание общества немедленно сфокусировалось на ней. Сначала опросы показали, что две трети демократов готовы выдвинуть ее кандидатуру в президенты. Затем в ее поддержку публично выступил ряд видных политиков и магнат Джордж Сорос. Выпорхнув из тени, госпожа Клинтон появляется то на одном публичном политическом мероприятии, то на другом. Количество статей, посвященных перспективе Хиллари-2016, зашкаливает. И вот мадам Клинтон уже колесит по стране с выступлениями, а администрация Обамы просит ее сделать «пару телефонных звонков», чтобы повлиять на решение того или иного сенатора. Тем, кто готов поддержать Хиллари в 2016 году, и тому, какой будет политическая линия предполагаемой первой женщины-президента США, посвящено исследование Натальи Войковой. Сегодня мы предлагаем вниманию читателя его первую часть. * * * Она до сих пор избегает прямых ответов на вопрос о своих планах на 2016 год. Она прекрасно помнит, что однажды уже считалась самым вероятным кандидатом в президенты от демократов, но в итоге проиграла борьбу за выдвижение ныне действующему президенту. Не забыла она и о том, как ее предали некоторые сторонники[1]. Ее зовут Хиллари Родэм Клинтон (HRC – так ее сегодня часто зовут в прессе). К ноябрю 2016 года ей исполнится 69. Едва ли возраст станет для нее главным препятствием – столько же было Рональду Рейгану, когда он стал президентом. Но вот что нового она сможет предложить запутавшейся Америке? И кем станет в глазах уставших от потрясений враждующих партий: Рейганом, способным объединить элиты, или одиноким Никсоном, опирающимся только на электоральные рейтинги? Тринадцать ключей к Белому Дому Еще в 1980 году американский профессор Алан Лихтман и советский геофизик Владимир Кейлис-Борок вывели универсальную формулу, позволяющую почти со 100-процентной точностью прогнозировать итог выборов президента США. Ученые интерпретировали политику в геофизических терминах, рассмотрев не ситуацию «Рейган против Картера» или «либералы против консерваторов», а используя логику «стабильности против потрясений».[2] Для этого ученые изучили результаты 31 президентской избирательной кампании – именно столько их состоялось с 1860 по 1980 год, – чтобы проанализировать и математически описать историко-политическое пространство. Затем Лихтман сформировал 13 бинарных[3] шкал (ключей), «свернув» в них все обстоятельства, сопровождающие борьбу за Белый Дом. Вот эти ключи: № Название ключа Суждение, описывающее ключ 1 Партийный мандат После промежуточных выборов партия власти имеет больше мест в Палате представителей, чем после предыдущих промежуточных выборов 2 Соревновательность в правящей партии Нет серьезной борьбы за номинацию в правящей партии 3 Участие действующего президента Кандидат правящей партии – действующий президент 4 Третья партия Нет сильного кандидата от третьей партии или сильного независимого кандидата 5 Текущая экономика Экономика не находится в состоянии рецессии во время избирательной кампании 6 Долгосрочная экономика Рост реальных доходов на душу населения в годы правления действующего президента равен или выше по сравнению с ростом, который был во время двух предыдущих президентских сроков 7 Изменения в политике Действующая администрации проводит значительные изменения во внутренней политике 8 Социальные волнения Отсутствуют масштабные социальные волнения 9 Скандал Действующая администрация не запятнана крупным скандалом 10 Ошибки в международной политике Действующая администрация не допустила серьезных ошибок во внешней или военной политике 11 Успехи в международной политике Действующая администрация добилась серьезных успехов в области внешней или военной политики 12 Харизматичность кандидата от правящей партии Кандидат от правящей партии обладает харизмой или является национальным героем 13 Харизматичность кандидата от оппозиционной партии Кандидат от оппозиционной партии не обладает харизмой и не является национальным героем Если количество ложных суждений (его называют «числом Лихтмана») равно или меньше 5, то партия власти по итогам выборов сохраняет за собой Белый дом. Если их 6 или более, прогноз для партии власти становился неутешительным. Так был выведен метод, впоследствии прозванный журналистами «13 ключей к Белому дому». За 32 года (начиная с 1984 года в восьми президентских избирательных кампаниях) он ни разу не дал сбоя[4]. К примеру, прогнозируя результаты выборов 1984 года, когда на второй срок переизбирался Рейган, Лихтман оценил 11 из 13 прогностических суждений как «истинные». Согласно этой оценке, можно было ожидать, что за Рейгана проголосует 57% электората. Так и случилось. А вот в 1992 году помимо республиканцев и демократов за Белый дом успешно сражался независимый кандидат (Росс Перо), поэтому имя демократа Клинтона как будущего президента было названо Лихтманом лишь за два месяца до выборов. Переизбрание же Клинтона в 1996 году на второй срок было предсказано более чем за два года до дня голосования. В апреле 2003 года «машина Лихтмана» уверенно прогнозировала переизбрание Буша-младшего, в июне 2005 года «ключи» свидетельствовали о перспективах завоевания Белого дома демократами, а в марте 2010 года был предсказан второй срок Обамы. У этого метода есть одно ограничение. «13 ключей» позволяют предсказывать итог волеизъявления американского электората, но не принимают во внимание мажоритарный характер избирательной системы США. Именно поэтому сложными для прогнозирования оказались президентские выборы 2000 года. Согласно прогнозу Лихтмана, избиратели должны были выбрать Гора. Он и победил с отрывом в полмиллиона голосов. Но затем случилось то, что в истории американских президентских избирательных кампаний наблюдалось до этого лишь однажды, в 1888 году: итоги голосования выборщиков и голосования избирателей оказались разными. Президентом стал Буш-младший, сумевший победить в штатах, от которых делегируется по закону наибольшее число выборщиков. По прогнозу на 2016 год «матрица Лихтмана» насчитала девять «истинных» ключей, что дает основания предполагать победу кандидата от Демократической партии. Оценка «ложно» была поставлена по двум шкалам. Барак Обама не имеет права третий раз выдвигать свою кандидатуру (ключ 3) и в ближайшие годы реальные доходы на душу населения не вырастут (ключ 6). С ключом «партийного мандата» ситуация пока неясна. Этой осенью состоятся промежуточные выборы, в ходе которых будут избираться все члены Палаты Представителей (435 конгрессменов) и 33 из 100 сенаторов. Если демократам удастся сохранить свое преимущество в 10 мест в Сенате и завоевать 17 дополнительных мест в Палате представителей, еще один «истинный» ключ будет у них в кармане. Хотя, как показывает практика, проигрыш «партии власти» на промежуточных выборах – давняя американская традиция. В середине 90-х с реваншем республиканцев столкнулся демократ Клинтон. В конце 2000-х республиканец Джордж Буш-младший беспомощно наблюдал, как Конгресс переходят под контроль представителей демократической партии. А при Бараке Обаме в 2010 году демократы потеряли Палату Представителей. Двенадцатый ключ касается харизмы кандидата от правящей партии. В пострузвельтовские времена таких политиков было лишь двое: герой войны Дуайт Эйзенхауэр (1956 год) и актер Рональд Рейган (1980 год). Учитывая, что Хиллари Клинтон 17 раз признавалась американцами самой влиятельной женщиной в мире[5], она вполне может стать третьей. Математически это означает, что демократический кандидат опередит своего республиканского оппонента минимум на 6-7%, а вероятность его победы по итогам голосования не ниже 79%. Разумеется, если до выборов не произойдет ничего экстраординарного. К слову, прогноз Литхмана был сделан в прошлом году, то есть до «шатдауна» и введения в действие реформы здравоохранения. С тех пор дела у демократов не очень… В поисках нового Рейгана Демократы разочарованы в Обаме. Да, у них получилось взять Белый дом в 2008 и удержать его в 2012, но Конгресс, особенно когда республиканцы получили контроль над Палатой Представителей, стал резко враждебен Белому Дому, и президент не смог наладить с ним диалог. Последовали взаимные обиды и взаимные обвинения. Демократам больше не нужны такие экзотические фигуры. Сейчас их симпатии склоняются к «классике». Судя по опросам[6], Хиллари сегодня является самым классическим демократом. Да и трудно найти кандидата с похожим политическим опытом, известностью и отлаженным механизмом сбора денег для предвыборной кампании. К тому же, историческая «галочка» в графе «первая женщина-президент США» еще не поставлена. На Хилари работает и тот факт, что она не занимает государственных постов и не становится объектом для критики, как ее конкурент вице-президент Байден. Губернатор Эндрю Куомо, которого сегодня активно обсуждают в прессе, ей тоже не конкурент. Он был женат на дочери Роберта Кеннеди и поэтому вхож в тот же клан, что и Джо Байден и Джон Керри. Но ни яркой харизмы, ни свежих идей у него нет. Более 10 лет Куомо был посредственным советником в команде своего отца (Марио Куомо, губернатора Нью-Йорка с 83 по 94 годы), пока в 1993 году президент Клинтон не взял его в правительство. Причем сначала только заместителем министра. В 2002 году он неудачно поборолся за пост губернатора Нью-Йорка. Решил зайти с другой стороны и только в 2006 стал прокурором этого штата... Конечно, у демократов есть шанс найти перспективного молодого политика после промежуточных выборов в Конгресс. Но пока такого явного лидера на горизонте нет. А упускать Белый дом не хочется. Фактор интриги справа нельзя сбрасывать со счетов, особенно учитывая радикализацию настроений в Республиканской партии и провал нескольких подряд левых инициатив Обамы. И все же, если «шатдауны» не дискредитируют обе партии окончательно, и сильный третий кандидат не смешает все карты, а американский избиратель к 2016 году сильно не поправеет, у демократов появится хороший шанс передать Белый дом из рук в руки. При этом Клинтон явно не намерена сильно раздражать республиканцев. Она предсказуемая и системная фигура. Вполне возможно, что ее кандидатура станет компромиссом для тех кругов, что формируют республиканский и демократический истеблишмент. Последним таким персонажем был Рональд Рейган, который смог и обаять избирателей, и сгладить острые углы в отношениях между партиями. Hillaryland А что же сама Хиллари? Своих президентских амбиций она не оставила. Кто-то мог бы. Но не она. 2008-й год Хиллари встретила в собственноручно выстроенной за 15 лет империи. С 1992 года (еще со времен арканзасского Литл-Рока) Hillaryland формировался, как самостоятельная группа ее надежных и проверенных консультантов. Ее команда была непохожа на остальные. Во-первых, все члены этой команды были женщинами (кроме единственного мужчины – гея Нила Латтимора). Во-вторых, все сотрудники ее штаба были личными друзьями Хиллари. Это было особенно важно, учитывая, что не все соратники мужа питали к Первой Леди нежные чувства. Основной костяк этой группы, надолго занявшей Западное крыло Белого дома, составляли: личный помощник госпожи Клинтон Хума Абедин (впоследствии ставшая заместителем руководителя аппарата в Госдепартаменте); главный менеджер всех ее избирательных кампаний Патти Солис Дойл (якобы, она и придумала термин «Hillaryland»); Мэнди Грюнвальд (занимавшаяся производством рекламных роликов для предвыборных кампаний четы Клинтонов); Шерил Миллс, известная как адвокат, защитивший президента Клинтона от импичмента в 1999 году; советники по политическим вопросам Энн Льюис и Миньон Мур; пресс-секретарь президента Клинтона и ассистент Первой леди Эвелин Либерман; помощницы Хиллари в политических инициативах Тамера Луццатто, Каприция Маршалл и Неера Танден (последняя занималась вопросами энергетики и здравоохранения при Билле Клинтоне, была мозгом президентской кампании Хиллари, а затем руководителем отдела внутренней политики во время второй президентской кампании Барака Обамы); бессменный спичрайтер Лисса Мускатин; глава ее предвыборного штаба 2008 года и бывший начальник канцелярии Билла Клинтона Мэгги Уильямс, а также руководитель аппарата Первой леди и Посол США по Глобальным женским вопросам при Госдепе Мелани Вервир. Весь этот Hillaryland изначально планировался миссис Клинтон как герметичная замкнутая на себя структура со своей субкультурой, характеризующаяся отсутствием утечек информации в прессу и бесконечной преданностью своему боссу, чему мог бы позавидовать любой американский политик. Например, когда у Тамеры Луццатто, бессменного руководителя аппарата миссис Клинтон, обнаружили опухоль мозга, и потребовалась срочная операция, Луццатто настояла на том, чтобы операцию назначили на следующий день после решающих праймериз – только в это время ее отсутствие никак не могло повредить работе штаба Хиллари. Долгое время модель этого мирка исправно служила миссис Клинтон. Женщины «хиллариленда» уверенно продвигались по политической карьерной лестнице, параллельно руководили благотворительными фондами семьи, поддерживали на должном уровне ее многочисленные социальные инициативы и работали как единый отлаженный механизм. Однако герметичность и изоляционизм не всегда идет на пользу эффективной кампании (как в свое время это продемонстрировала администрация Буша-Чейни). Гарольд Икес, глава Комиссии по уставу и процедуре Национального комитета Демократической партии (DNC – своего рода ЦК партии), советник четы Клинтонов и один из немногих, кто мог легко перемещаться между двумя лагерями, Билла и Хиллари, как-то заметил: «Когда все знают “как лучше” и мыслят только в одном направлении, перекрывается доступ к другим идеям. Вы их просто не видите или не доверяете им». Выиграть президентскую номинацию в 2008 году, опираясь только на собственный мир и его идеи, у Хиллари не получилось. Теперь придется опираться на другие идеи и, возможно, других людей. Конечно, многие из ветеранов будут рядом – ее давние соратницы во главе с Миллс, Абедин и Маршалл никуда не денутся. Но слишком многие не готовы вернуться к предыдущей главе. Советник по вопросам политики Джейк Салливан сейчас работает на Байдена. Скорее всего, он будет играть заметную роль в его будущей кампании, если таковая состоится. Социолог и главный стратег ее прошлой кампании Марк Пенн теоретически может снова примкнуть к Клинтон, но пока он сосредоточен на корпоративной работе в Microsoft, где в качестве вице-президента занят глобальными стратегиями рекламного развития. Говард Вольфсон, ее давний пресс-секретарь, последнее время работал на бывшего мэра Нью-Йорка Майкла Блумберга, а Фил Сингер, прекрасно зарекомендовавший себя шесть лет назад, в настоящее время является советником Эндрю Куомо. «Бессменный клипмейкер» четы Клинтонов Мэнди Грюнвальд ушла к сенатору Элизабет Уоррен[7]. Своего соратника и блестящего менеджера всех кампаний Патти Солис Дойл Хиллари уволила и едва ли попросит вернуться. Все это время Солис Дойл работала на Обаму, параллельно занимаясь делами собственной финансовой компании. И Хиллари, и все ее консультанты прекрасно понимают, что для новой кампании необходима свежая кровь. Как предполагают аналитики, в команду могут влиться Джен О'Мэлли Диллон (заместитель руководителя кампании Обамы) и молодой Робби Мук (который успешно провел кампании Терри Маколиффа и Гай Сесиль[8]). Вероятнее всего, госпожа Клинтон «пересядет на гибрид» из опытных ветеранов и новичков. Люди, подобные Бейкер, Танден и Мур продолжат консультировать ее, но официальной кампанией займется «молодая группа». Во второй половине прошлого года, покинув Госдепартамент, Клинтон уже расширила свою команду платных политических советников. Судя по всему, сейчас она рассчитывает на семейные связи, людей Обамы и более серьезную, чем в прошлый раз, финансовую поддержку. Независимый и комфортный феминистский Hillaryland придется сменить на более просторный, величественный, но изрезанный лабиринтами Clintonland. Clintonland Если учесть, что в США избирательная кампания идет всегда, там не бывает «межвыборных каникул», и любые телодвижения политиков следует рассматривать как предвыборные. «Готовить сани» американская элита начинает за несколько лет до ожидаемого события. У Хиллари эта подготовка началась с семьи… Продолжение следует. [1]> Речь идет прежде всего о Криссе Додде и Чаке Шумере, имеющих обширные связи в банковских кругах. В 2008 году они работали на Клинтон, а помогали Обаме. История этих предательств в деталях рассказана в книге Марка Гальперина и Джона Хейлемана «Смена игры»: Mark Halperin, John Heilemann/Game Change: Obama and the Clintons, McCain and Palin, and the Race of a Lifetime/Harper, 2010 [2] «Стабильность» в данном случае ― победа на выборах партии, чей президент занимает Белый дом, а «потрясение» ― проигрыш. В геофизике потрясение (stress) имеет другой смысл, впрочем, вполне соотносимый с электоральным ― геологическое напряжение. В 1981 году учёные изложили первые результаты совместной работы в статье, где рассматривались общие подходы к математическому анализу статистики президентских выборов в США, состоявшихся с 1860 по 1980 год. [3] Имеется в виду не 0 и 1, а «истинно» и «ложно». [4] A.Lichtman/The Keys To The White House/Lanham: Madison Books, 1996. [5] Статистика ведется с 1948 года; второе и третье места занимают Элеонора Рузвельт и Маргарет Тэтчер – 13 и 6 раз, соответственно. [6] Согласно серии недавних опросов Public Policy Polling, 59% потенциального демократического электората США готово в 2016 году отдать свои голоса Хиллари Клинтон (26% ― Джо Байдену). Есть и другие возможные кандидаты на пост президента от Демократической партии, но они пока не очень популярны. [7] Сенатор Уоррен также рассматривалась истеблишментом Демократической партии как возможный кандидат-2016, но по харизме и опыту она явно уступает и Хиллари, и Байдену. [8] На сенатора Сессиль негласно возложена миссия сохранения за демократами большинства в Сенате на предстоящих промежуточных выборах.  Наталья Войкова

01 мая 2013, 05:34

Валентина Матвиенко жжот напалмом

Валентина Матвиенко жжот напалмомПредседатель Совета Федерации Валентина Матвиенко:"У нас с ней очень много общего. Мы закончили одинаковые институты, вместе с ней активно занимались общественной деятельностью, начинали в молодежном политическом движении, далее работали в парламенте, правительстве и так далее"Это Валентина Ивановна о Маргарет Тэтчер. Гениально. Занавес...

09 апреля 2013, 05:21

О Маргарет Тэтчер

Она умерла, и это повод вспомнить о ней. Нет у меня никаких личных чувств к покойной мадам Тэтчер, даже ненависти нет – как нет у меня ненависти к Атилле и Чингис-хану. Но, как человек, живший в Англии в те годы, скажу: Англия была чудесной страной до появления Тэтчер.Автор: Исраэль Шамир Источник.Мнение Эдуарда ЛимоноваСтала премьер-министром в 1979 году.В 1981 году заключенные Ирландской революционной армии, среди которых был Бобби Сэндс, только что избранный депутатом парламента Великобритании, объявили голодовку. Они требовали вернуть им статус политических заключенных, тогда только что у них отобранный, и выдвинули несколько требований поменьше, такие как право не носить тюремную робу, право не делать тюремную работу, право на один визит, одну посылку и одно письмо в неделю, право на свободу связи с другими заключенными и право на помилование.Тэтчер, несмотря на огромное общественное давление, не пошла на уступки. Заключенные IRA тоже не пошли. Первым 5 мая 1981 года в тюрьме «Мэйз» умер от истощения после 66 дней голодовки депутат Бобби Сэндс. Ему было 27 лет. На похороны пришли тогда 100 000 человек.Вслед за Сэндсом умерли еще девять его товарищей. Тэтчер не дрогнула.В 1983 году она начала войну с Аргентиной за Фолклендские острова, находящиеся у побережья Аргентины и захваченные Великобританией бог знает когда, когда еще не было Панамского канала и скалистые холодные острова были стратегически важны. В войне погибли 255 британских военных и 649 аргентинских военных, среди них весь экипаж крейсера «Генерал Бельграно».Следующим массовым злодеянием премьер-министра была её война против английских шахтеров. Забастовка шахтеров в 1984–1985 годах не сломила желания Тэтчер уничтожить неприбыльную угольную промышленность, и дама – премьер-министр полностью уничтожила угольную промышленность Великобритании, оставила без работы десятки тысяч человек. Повергла в нищету десятки тысяч семей.Это только несколько страниц из биографии кумира наших либеральных экономистов и политиков. Но все кровавые.Комментарии британцев1776 v Red Coats Она изменила Британию в худшую сторону. Она ввела всех в заблуждение. Она начала уничтожать рабочие места с высокими зарплатами в производственном секторе, заменив их на низкооплачиваемые рабочие места в сфере обслуживания. Ученые-проститутки назвали это «новой экономикой», «экономикой сферы обслуживания», «экономикой знаний». Отсутствие роста реальных доходов потребителей привело к тому, что Банк Англии начал расширять систему кредитования, дабы потребитель продолжал увеличивать свои траты. Ростом потребительской задолженности заменили отсутствие роста доходов потребителей. Политика низких учетных ставок Банка Англии привела к «пузырю» на рынке недвижимости. Цены на жилье резко выросли, и владельцы домов получили возможность для накопления капитала за счет рефинансирования ипотеки. Потребители поддерживали экономику на плаву, беря все больше денег в долг, пока пузырь не лопнул. А теперь все банкроты – потребители, банки, вся страна. Если вы не страдаете от потери памяти, то можете поблагодарить «железную леди», которая все это начала[email protected] Из-за Тэтчер вымирали целые города. В южном Уэльсе до сих пор есть места, так и не оправившиеся от разрухи и социального распада после закрытия шахт[email protected] Одна смерть – это трагедия, а уничтожение миллиона рабочих мест – статистика[email protected] Сегодняшние тори заканчивают начатое Тэтчер. «Пусть рабочий класс знает свое место». @PunkHammer Достаточно сказать, что мое отрочество и юность были отмечены горечью и злостью вместо радости и счастья[email protected]_party Просто поразительно сравнивать, что пишут в СМИ по поводу смерти Тэтчер, которая нанесла столько вреда рабочему народу, и Чавеса, который сделал столько хорошего[email protected] Не стоит забывать, что именно политика свободного, нерегулируемого рынка, продвигавшаяся Тэтчер и Рейган – это семя той рецессии, которую переживает мир сейчас[email protected] Хочется надеяться, что тори не планировали организовать дорогие похороны за государственный счет для миссис Тэтчер. Мы этого не можем себе позволить, да и большинство не хочет!Андрей Фурсов о неолиберальной революцииЭпоха с 1945 по 1975 годы была замечательной во многих отношениях. С чисто экономической точки зрения за это тридцатилетие было создано столько товаров и услуг, что в стоимостном выражении это примерно равняется всему, что было создано с 1801 по 1945 год. Это был период экономического бума. В результате за эти 30 лет, с 1945 по 1975 годы, на Западе значительная часть общества, прежде всего средний слой, оказалась в выигрыше от той ситуации, которая сложилась. Выигрыш этот был обусловлен двумя факторами. Во-первых, просто появился экономический продукт, от которого можно было отстегнуть средним слоям и верхушке рабочего класса, чтобы стимулировать спрос. Но был еще один фактор — наличие Советского Союза. Чтобы, не дай Бог, середина общества и верхушка рабочего класса не стали активно голосовать за левые партии, для этого нужно было как-то их замирить. Нужно помнить, что на рубеже 40-50-х годов в Италии и Франции коммунисты были очень близки к тому, чтобы если не взять власть, то очень сильно потеснить власть предержащих той эпохи. И в течение 30 лет верхушка капиталистической системы, так сказать, отстегивала часть продукта вниз. Однако в середине 70-х годов экономический бум стал заканчиваться. Государство всеобщего собеса подошло к пределу своей эффективности. Но самое главное заключалось в другом — усилившиеся средние слои и усилившаяся рабочая верхушка стали претендовать на политическую власть. Этого верхушка мирового капиталистического класса позволить уже не могла и она это озвучила. В 1975 году по заказу Трехсторонней комиссии три человека, Хантингтон, Крозье и Ватануки, написали знаменитый доклад «Кризис демократии», в котором прямо и откровенно сказали, что демократия — это не ценность, это инструмент, и что если дальше будет развиваться тенденция 50-60-х годов, то безответственные группы могут бросить вызов истеблишменту. И здесь возникла необходимость каким-то образом пригасить этот подъем среднего слоя и рабочего класса. Пригасить его можно было двумя способами. Один способ был назван в этом докладе — внесение некоторой апатии в массы. Вторая, значительно более эффективная вещь — это деиндустриализация, то есть вынесение промышленности за рамки ядра капиталистической системы. И таким образом убивались сразу два зайца. Во-первых, прекращался рост рабочего класса, во-вторых, той части рабочего класса, которая оставалась, можно было сказать — вы требуете больше зарплаты? Да мы вообще завтра совсем переведем всю автомобильную промышленность в Южную Корею, и там люди будут готовы трудиться за пятую часть того, что вы здесь получаете, и вы не получите и этого. То есть это было очень мощное средство давления на рабочий класс и на средний класс. Ударниками, стахановцами этого процесса были Тэтчер и Рейган, соответственно, в Великобритании и в США. Вот вкратце и упрощенно причина перехода к неолиберальной схеме.Я озвучу некоторые цифры, которые написал в своей книге «Краткая история неолиберализма» Дэвид Харви .Замечательная книга.Отлично. Темп мирового экономического роста в 60-х составлял 3,5%, в 70-х — 3,2%; в 80-х — 1,4%; в 90-х (можно сказать, это апофеоз неолиберализма) — 1,1%; в 2000-х (но докризисных) чуть более 1%. Это ли не свидетельство банкротства неолиберализма в плане экономики?И да, и нет. Дело в том, что с точки зрения предыдущей эпохи, 1945-1975 годов, это, конечно, банкротство. С точки зрения эпохи, скажем, конца 70-х — начала XXI века, это не банкротство, так и было задумано, потому что была задумана деиндустриализация. Я вам добавлю еще одну цифру. В 2010 году специалисты посчитали, что если из мирового валового продукта 2010 года вычесть Китай и Индию, то он получится на уровне 1980 года. То есть на самом деле мастерская мира действительно переехала в Китай и в Индию, а ядро занималось переделом, то есть процесс шел в противоположную сторону тому, что было в 1945-1975 годах.Что тогда ждет общество? Вы сейчас говорите фактически о верхушке, об элите, а широкие массы в каком состоянии окажутся? Я озвучу одну цифру перед тем, как вы ответите на этот вопрос. Опять же обращаюсь к Дэвиду Харви. Реальная зарплата в США в 2000 году была примерно на уровне 1968 года, то есть чудный новый мир оборачивается застоем, хотя вроде бы все же таки небольшой экономический рост, но он все-таки есть. Куда девались продукты от общества? Очевидно, если верить тому, что вы говорите, они попали в руки очень узкой группы, а реальная зарплата среднего класса оказалась на том же самом уровне, то есть они работают фактически вхолостую, и фактически это говорит об эксплуатации.Совершенно верно. Я не буду говорить о той части американского общества, чьи доходы упали, но есть какая-то его часть, около 20-30%, чьи доходы остались на уровне 1980 года. Благодаря чему они остались на уровне 1980 года? Благодаря тому, что женщины стали работать. То есть семейный доход остался на уровне 1980 года благодаря тому, что женщины стали активно работать. Еще одна вещь произошла, безусловно, за последние 30-40 лет. На Западе резко упал уровень образования. То, что происходит с образованием сейчас в Российской Федерации, Запад прошел в 70-80-е годы. К нам этот процесс пришел значительно позже, он идет у нас медленнее, потому что советская система образования была исходно сильнее западной системы. И несмотря на то, что эту систему уже 20 лет ломают со страшной силой, как-то никак ее не получается доломать. Что будет дальше, посмотрим, но в любом случае мир десятых годов XXI века во многих отношениях есть мир значительно более бедный, значительно более опасный и значительно менее образованный, чем мир 60-х годов.Pink Floyd - The Post War Dream Tell me true, tell me why was Jesus crucifiedIs it for this that daddy died?Was it you? Was it me?Did I watch to much T.V.?Is that a hint of accusation in your eyes?If it wasn't for the nipsbeing so good at building shipsthe yards would still be open on the clydeAnd it can't be much fun for thembeneath the rising sunwith all their kids committing suicideWhat have we done, Maggie what have we doneWhat have we done to EnglandShould we shout, should we scream"What happened to the post war dream?"Oh Maggie, Maggie what did we do?Послевоенная мечтаСкажи мне правду, почему Христа распяли?Это потому, что умер отец?Это из-за тебя? Или меня?Или я просто очень много смотрел TV?Это намек на осуждение в твоих глазах?Если бы не были япошкиТак хороши в строительстве кораблей,Верфи все еще были б открыты на Клайде,Для них это не может быть очень веселоПод восходящим солнцем,Со всеми их детьми, совершающими самоубийствоЧто же мы сделали, Мэгги, что же мы сделали?Что же мы сделали с Англией?Должны мы кричать, должны мы вопить"Что случилось с послевоенной мечтой?"О, Мэгги, что же мы сделали?