• Теги
    • избранные теги
    • Люди960
      • Показать ещё
      Компании1040
      • Показать ещё
      Страны / Регионы382
      • Показать ещё
      Разное627
      • Показать ещё
      Издания183
      • Показать ещё
      Международные организации34
      • Показать ещё
      Формат49
      Показатели13
      • Показать ещё
      Сферы4
Марк Цукерберг
Facebook был социальной сетью «Лиги Плюща» — университетов, где учится американская элита. Марку требовались деньги на развитие бизнеса, раскрутку. Первые $500 тысяч дал Питер Тиль. Уже через четыре месяца Facebook собрал первый миллион пользователей и стал стремительно расти. До и ...

Facebook был социальной сетью «Лиги Плюща» — университетов, где учится американская элита. Марку требовались деньги на развитие бизнеса, раскрутку. Первые $500 тысяч дал Питер Тиль. Уже через четыре месяца Facebook собрал первый миллион пользователей и стал стремительно расти. До инвестиций в Цукерберга Тиль создал платежную систему PayPal, которую позиционировал как средство борьбы с национальными платежными системами, своего рода шаг к мировой валюте. Но сейчас Питер Тиль известен не PayPal и даже не Facebook. Он пять лет по крупицам собирал и финансировал команду лучших математиков, лингвистов, аналитиков, специалистов по системному анализу, доступу к данным и т. п. Теперь это любимое детище американского разведывательного сообщества — компания Palantir. Ее шеф Тиль — член Бильдербергского клуба (который считают тайным мировым правительством. — Ред.)

Цукербергу требовались все новые деньги. Парой миллионов помог Билл Гейтс. Не хватающие для сверхбыстрого роста Facebook 13 миллионов удалось получить в компании Accel Partners. Инвестицию организовал Джеймс Брейер, бывший глава Национальной ассоциации венчурных капиталистов в сотрудничестве с Гилман Луи, исполнительным директором официального Фонда американского разведывательного сообщества In-Q-Tel   Кто стоял за Гейтсом, Джобсом и Цукербергом

Развернуть описание Свернуть описание
Выбор редакции
23 сентября, 06:13

Цукерберг намерен продать 75 млн акций Facebook в ближайшие полтора года

Основатель Facebook Марк Цукерберг заявил, что в ближайшие 18 месяцев планирует продать до 75 млн акций своей компании для того, чтобы спонсировать благотворительные проекты. Читать далее

23 сентября, 05:40

Цукерберг продаст до 75 млн акций Facebook в ближайшие полтора года

Вырученные средства он намерен направить на благотворительные цели

17 сентября, 14:05

Inside the new battle against Google

Barry Lynn and his team think monopoly is the next great Democratic political cause. But what happens when they aim for the tech giants?

17 сентября, 08:13

О возможном запрете «Майкрософт» в России

Американцы проявляют последнее время прямо-таки поразительную наивность. Выслали наших дипломатов из страны? Получили ответную высылку собственных дипломатов, которых оказалось так много, что дикий вой в американском МИДе стоит до сих пор: ответные меры России порушили карьеру и бизнес десяткам очень влиятельных людей.

17 сентября, 02:45

Make Mark Zuckerberg Testify

  • 0

Authored by Sam Biddle via The Intercept, Last week, after what must have been a series of extremely grim meetings in Menlo Park, Facebook admitted publicly that part of its revenue includes what appears to be politically motivated fraud undertaken by a shady Russian company. The social network, perhaps motivated by a Washington Post scoop on the matter, released a statement outlining the issues at hand, but leaving the most important questions unanswered. Only Facebook knows these answers, and we should assume they won’t be eager to volunteer them. After last week’s reports, Facebook received a round of emails and calls from reporters asking for clarifications on the many glaring gaps in the social network’s disclosure: What was the content of the Russian-backed ads in question? How many people saw these ads? How many people clicked them? What were the Facebook pages associated with the ads? How many members did they have? What specific targeting criteria (race, age, and most importantly, location) did the Russian ads choose? Given that Facebook reaches a little under 30 percent of the entire population of our planet, the answers to these questions matter. The response I received from Facebook PR (“We are not commenting beyond the blog post at this time”) is typical. But even when Facebook does decide to talk to journalists, it has the tenor of an occult priest discussing something from beyond an eerie void: Just last week, when faced with a report that its advertising numbers promised an American audience that, in certain demographics, well exceeded the number of such humans in existence, judging by U.S. Census Bureau numbers, Facebook told the Wall Street Journal that its numbers “are not designed to match population or census estimates. We are always working to improve our estimates.” Facebook’s intercourse with the public need not adhere to the so-called norms of so-called reality. But beyond the technology sector’s penchant for PR non-statements and Facebook’s understandable reluctance to further insinuate itself into the political controversy of the decade is the fact that complete inscrutability is just the way the company works. Facebook, even more than Apple, which has taken corporate secrecy to quasi-military lengths, operates as a black box. No one outside of the company knows exactly how the site’s algorithms, by which media and advertising industries now live and die, function. Academics and other researchers must go on what can be learned of Facebook merely by using Facebook. “Many of us wish we could study Facebook,” professor Philip Howard of the Oxford Internet Institute told The Guardian in May, “but we can’t, because they really don’t share anything.” When details of how Facebook suppresses certain content and amplifies other information leaks, it becomes a media sensation. At the same time as it operates in near-total opacity, Facebook trumpets just how well the black box works; its advertising case study library is ample, including stories boasting how Facebook can swing political elections. Facebook crucially never makes it clear exactly how it will help you win an election (or sell more fried chicken, or bracelets, or subscriptions). It just does. This magical efficacy, the company’s apparently unparalleled power to make people look at and maybe even click on things, is helping Facebook reach quarter after quarter of mammoth profits and swallow whole larger and larger chunks of advertising and media around the world. This is disturbing enough if you happen to work at a newspaper, but ought to be something even beyond disturbing if you happen to be a citizen of any country in the world. Facebook prides itself on its ability to create successful influence campaigns at the same time that a foreign influence campaign against the U.S. is pretty much the only story anyone cares about (and lest we forget, just last November, Facebook founder and CEO Mark Zuckerberg wrote the whole thing off as “pretty crazy”). Today, we have reason to believe the two are connected. And while $100,000 is a pittance to Facebook, the bottom line is that even Facebook is willing to admit to the existence of bad-faith efforts to persuade its users by entities unknown and for purposes unknown. Shouldn’t the roughly 80 percent of Americans who use Facebook know as much as possible about how they’re being remotely manipulated? It’s good and worthwhile that Congress and Special Counsel Robert Mueller are probing the company’s ability to influence political thought and action, and that Facebook staffers have briefed the House and Senate intelligence committees, but if this is truly a democratic crisis, it can’t be a closed-door crisis. Zuckerberg should publicly testify under oath before Congress on his company’s capabilities to influence the political process, be it Russian meddling or anything else.   If the company is as powerful as it promises advertisers, it should be held accountable.   And if it’s not, then we need to stop fretting so much about it.   Either way, threats to entire societies should be reckoned with publicly by those very societies and not confined to R&D labs and closed-door briefings. If democracy can be gamed from a laptop, that shouldn’t be considered a trade secret. Nearly 80 years ago, then-junior Sen. Harry Truman began a seven-year inquiry into American military waste, largely targeting the vast scale with which private corporations were duping and defrauding the public to enrich themselves. Military contractors aren’t known for their transparency or willingness to level with the public, so it had to be pried from them — the process saved an estimated $230 billion in today’s dollars. In 1994, tobacco executives were brought before Congress to testify under oath as to the threat their ubiquitous social product posed to the public. David Carroll, a professor of media design at the New School and director of its Design and Technology MFA program, has been a vocal critic of Facebook’s business practices through the 2016 election. Carroll told The Intercept he believes “the public needs to hear Zuckerberg respond to crucial questions in his voice and in his words as the custodian of most of the public’s personal data, social relationships, and media consumption.” In particular, Carroll thinks Zuckerberg ought to explain the fact that bad actors are good business: “How is he going to protect future elections while also fulfilling his fiduciary duty, which is going to involve ‘leaving money on the table’ — how is he going to do it?” Ron Fein is the legal director of Free Speech For People, an advocacy group targeting corporate influence in democratic processes. Last year, FSFP filed a formal complaint against the Russian government and President Donald Trump with the Federal Election Commission over what it described as “violations of the federal campaign finance law prohibiting foreign nationals from spending money in U.S. elections, including through paid social media.” The group is not getting any less angry after last week’s Facebook news, and Fein is among those who’d like to see Zuckerberg testify before Congress. He told The Intercept: In the past, advertising was all public. If the Russian government had bought advertising in an election in the 1980s or 90s, it would have been on television, radio, or newspaper ads that anyone could see. We would know what the ads said, and where they were shown.   Facebook ads are only visible to the users that the advertiser, using Facebook’s proprietary algorithm, chooses to target. We don’t know what the ads said, or who saw them. The public can’t understand the scope of the problem of foreign election interference if Facebook continues to insist on secrecy. We can’t fully protect ourselves from future election interference if the only information we have is what Facebook has chosen to share to this point. Right now, our laws prohibit foreign nationals from spending money to influence U.S. elections, but that is difficult to prove if the only evidence is what Facebook chooses to disclose. Mark Zuckerberg’s open testimony could be very helpful in helping Congress and the public understand what happened in the 2016 campaign, and what risks we face in the 2018 and 2020 elections. Daniel Kreiss, a professor at the University of North Carolina who studies the effect of technology on political communications and practices, is one of the many researchers around the world frustrated by Facebook’s unwillingness to explain how Facebook may or may not affect over 2 billion people — many of them potential voters. Kreiss admitted he’s unsure of “whether there’s the political will to bring Zuckerberg in and make him answer questions about Facebook’s role in the election,” but that it could answer long overdue questions. “I just find it stunning that we’re learning about these ad buys 10 months after the election is over as opposed to when they would’ve been consequential,” he said. But, Kreiss says, we also can’t be certain it was ever consequential: Facebook’s crucial advertising and algorithmic data is “not public,” meaning “academics can’t go in and really clearly analyze the effects of advertising, let’s say, on the members of electorate, in a rigorous way. … That data isn’t independently verifiable, therefore it’s just what fuels speculation. The point is we can’t really know.” And that’s by design. It’s reassuring that Facebook is cooperating with the ongoing Russia-related probes. But this is bigger than Russia, bigger than Hillary Clinton, and bigger than 2016. Should Facebook continue to simply allude to its ominous potential rather than sharing it in full, there’s only one good option left: Bring in Mark Zuckerberg and have him sworn in live on C-SPAN. No spokespeople required.  

16 сентября, 09:59

О возможном запрете «Майкрософт» в России

Американцы проявляют последнее время прямо-таки поразительную наивность. Выслали наших дипломатов из страны? Получили ответную высылку собственных дипломатов, которых оказалось так много, что дикий вой в американском МИДе стоит до сих пор: ответные меры России порушили карьеру и бизнес десяткам очень влиятельных людей.Дональд Трамп пригрозил объявить торговую войну Китаю? Китай взвинтил цены на вольфрам, сделав тем самым больно американским оборонке и высокотехнологичной промышленности:http://finfront.ru/2017/09/14/chinese-tungsten-hammer/Дональд Трамп пообещал ввести пошлину в 35% на импорт европейских автомобилей? Евробюрократы немедленно взяли за задницу американских цифровых гигантов, и если конфликт не будет оперативно погашен, «Амазону» и прочим американским IT-компаниям придётся платить в Европе налоги в полный рост. Крайне неприятный для США исход событий, если учесть, что до последнего времени Евросоюз делал вид, будто не замечает, как цифровые гиганты уклоняются от налогов:http://finfront.ru/2017/09/15/defenseless-digital-giants/Теперь у дядюшки Сэма наклёвывается очередной повод поспрашивать «А нас за что». В США запретили использование программ «Лаборатории Касперского», пока что в госучреждениях:https://ria.ru/world/20170914/1504774900.htmlЭто отличный повод, чтобы запретить использование в российских госучреждениях, например, продукции «Майкрософт», сделав, разумеется, исключение для продуктов, заменить которые на свободные аналоги в данный момент невозможно:https://ruslanostashko.livejournal.com/126480.htmlОчень важно при этом будет жесточайшим образом проконтролировать, чтобы распоряжение выполнили все школы и все государственные вузы — ситуация, когда наши студенты учатся на продукции американского «Майрософт», да ещё и платят за это деньги, является очень неправильной, и американцы сейчас щедро предоставили нам повод, чтобы эту проблему решить.Есть, правда, сценарий, при котором симметрично ответить нам будет сложно. В конце сентября Евгений Касперский летит в США, чтобы дать там в Конгрессе показания по поводу своих продуктов:https://ria.ru/world/20170914/1504804211.htmlС американцев станется взять его прямо там под стражу и по какому-нибудь фальшивому обвинению посадить в тюрьму. В этом случае не вполне понятно, кого мы сможем задержать в ответ — Билл Гейтс и Марк Цукерберг не такие дураки, чтобы приезжать после задержания Евгения Касперского в Россию.

16 сентября, 09:37

Мечтаете о богатой жизни для своего ребёнка? Узнайте, каким было детство нынешних миллиардеров

Хотите вырастить успешных детей? Узнайте, какими были самые преуспевающие люди современности в детстве. И не думайте, что они сразу родились миллиардерами и получали всё, что только хотели. Они были очень разными детьми. Были среди них «ботаники», «чудики», «упрямцы», «вундеркинды» и, конечно же, самые обычные дети.

15 сентября, 23:28

4 Technology Stocks That Prove AR/VR Has Not Lost Sheen

AR/VR application is currently limited to gaming and its evolution trajectory lacks visibility. However, robust spending projection is attracting tech behemoths making the sector exciting.

15 сентября, 20:57

The Guardian view on universal basic income: tax data giants to pay for it | Editorial

Hillary Clinton should have ‘thrown caution to the wind’ and backed yearly payments to US citizens. These could’ve been dividends from a fund financed by levying duties on tech giants that profit from a collective loss of privacyIn politics it is claimed that the important things are not what candidates say, but what voters hear. Hillary Clinton’s memoir, What Happened, finesses this by suggesting that it might be as vital to understand what politicians considered before discarding. One surprising policy proposal the former Democratic presidential candidate contemplated was a form of universal basic income (UBI). Mrs Clinton eventually backed away – but now thinks she should have “thrown caution to the wind”. Her campaign suffered from the lack of inspiring policies to energise voters. For the most centrist, wonkiest politician of her generation to think of replacing incrementalism with such a big idea is both welcome and instructive.UBI has been seen as a utopian dream that dissolves when one is awake to the pitfalls of paying people to do nothing and the practicality of finding the money for it. Mrs Clinton favoured Alaska’s UBI model where a fund financed by the state’s oil boom pays out a yearly dividend to every citizen. It’s a popular policy, delivering more than $4,000 a year to every household. It has reduced poverty and has helped make the state one of the most equal in the US. The cash is not seen as encouraging indolence, with voters viewing it as bounty from shared resources that helps the poorest most. Not every state has an oil boom to tap. Mrs Clinton tried, and failed, to make the numbers work by looking at spectrum levies. But if data is the new oil, why not tax the Googles of this world for the use of customers’ data? These could capitalise a fund that makes annual payouts. Citizens could then see they had collectively traded their privacy for something more tangible than tweets. Tech firms might squeal. But one of the fund’s biggest contributors would be Facebook – its founder, Mark Zuckerberg, backs UBI as an idea. He, and others, could now do so with their cash. Continue reading...

Выбор редакции
15 сентября, 18:11

Facebook's Advertising Algorithms Targeted "Jew Haters"

Facebook is having a rough couple of weeks... Last week, Democrats and progressives who had once praised the company for promising to eradicate “fake news” on its platform were outraged by revelations that it had sold at least $100,000 in advertising to a Russian troll farm – an allegation that Facebook had initially denied when it first surfaced in the spring. Lawmakers, including Democratic Senator Mark Warner demanded more information from the company, even speculating that Congress may need to pass legislation to “protect Americans” from malicious foreigners dedicated to subverting the American Democratic process by…purchasing targeted ads. Now, ProPublica is reporting that Facebook's advertising algorithms inadvertently created a series of targeted-ad categories directed at anti-semites and racists. To test if these ad categories were real, ProPublica paid $30 to target those groups with three “promoted posts” — in which a ProPublica article or post was displayed in their news feeds. Facebook approved all three ads within 15 minutes. “Last week, acting on a tip, we logged into Facebook’s automated ad system to see if “Jew hater” was really an ad category. We found it, but discovered that the category — with only 2,274 people in it — was too small for Facebook to allow us to buy an ad pegged only to Jew haters.   Facebook’s automated system suggested “Second Amendment” as an additional category that would boost our audience size to 119,000 people, presumably because its system had correlated gun enthusiasts with anti-Semites. Instead, we chose additional categories that popped up when we typed in “jew h”: “How to burn Jews,” and “History of ‘why jews ruin the world.’” Then we added a category that Facebook suggested when we typed in “Hitler”: a category called “Hitler did nothing wrong.” All were described as “fields of study.”   Now, the company’s advertising business is facing another scandal. According to ProPublica, the world’s largest social network enabled advertisers to direct their pitches to the news feeds of almost 2,300 people who expressed interest in the topics of “Jew hater,” “How to burn jews,” or, “History of ‘why jews ruin the world.’”   The company had continued with the targeted pitches until earlier this week, when ProPublica reporters shared their findings with Facebook’s communications team.   “Until this week, when we asked Facebook about it, the world’s largest social network enabled advertisers to direct their pitches to the news feeds of almost 2,300 people who expressed interest in the topics of “Jew hater,” “How to burn jews,” or, “History of ‘why jews ruin the world.’” Unsurprisingly, the company blamed the anti-Semitic ads on one of its algorithms and promised to fix the problem and make sure it never happens again. “There are times where content is surfaced on our platform that violates our standards,” said Rob Leathern, product management director at Facebook. “In this case, we’ve removed the associated targeting fields in question. We know we have more work to do, so we’re also building new guardrails in our product and review processes to prevent other issues like this from happening in the future.” Most internet users prefer to conveniently ignore how platforms like Facebook and Google can afford to provide so many free services while still operating profitable businesses. Of course, they’ve managed to do this by dominating the global market for advertising. Facebook and Google essentially hoover up user data and feed it through to their algorithms, which perform complicated analyses to help develop a users’ demographic profile. The company’s platform then uses this information to target advertisements that might be more relevant to their interests. The purported efficacy of these tactics has allowed Facebook to muscle out traditional purveyors of advertising – like media companies – with whom it is now attempting to formulate an uneasy partnership. Following the attack in Charlottesville, Va. last month, when a young woman was killed and dozens were injured after an Ohio man who had attended a White Nationalist rally on the campus of the University of Virginia rammed his car onto a crowd of counter-protesters. Facebook CEO Mark Zuckerberg wrote at the time that “there is no place for hate in our community” and promised to purge such speech from Facebook. “It’s a disgrace that we still need to say that neo-Nazis and white supremacists are wrong - as if this is somehow not obvious,” he wrote. But, as ProPublica points out, the company, while it may have deleted a some questionable posts, it didn’t apply any scrutiny to its ad-buying platform. The ad categories that ProPublica spotted were likely generated after scraping data from profiles featuring anti-Semitic themes - either as an interest, an employer or a “field of study.” Facebook’s algorithm automatically transforms people’s declared interests into advertising categories. ProPublica has been scrutinizing Facebook’s advertising business for years. Last year, it collected a list of 29,000 ad categories from Facebook’s ad system — and found categories ranging from an interest in “Hungarian sausages” to “People in households that have an estimated household income of between $100K and $125K.” The report didn't appear to have much of an impact on the company's share price, which was flat in early trading. Tech companies’ advertising businesses are generating billions of dollars in revenue, and yet – as the ProPublica investigation demonstrates – there’s little transparency surrounding how the Facebooks, Amazons and Googles of the world repurpose user data for commercial purposes. Perhaps when he is done cracking just how an (allegedly) Russian $100,000 ad campaign changed the course of US election history. Mark Warner can look into this.

Выбор редакции
14 сентября, 14:00

JOURNALISM: The Russians Were Coming! “Scott Shane of the Charity Case NY Times covers the breakin…

JOURNALISM: The Russians Were Coming! “Scott Shane of the Charity Case NY Times covers the breaking news from Twin Falls Idaho, where Russian interference led to a four person rally in a state Trump won by 31%.” The real question is, why is Mark Zuckerberg colluding with the Russians to influence elections? I think we […]

13 сентября, 17:48

The Business Lessons We Can Learn From Taylor Swift

Jeff Bezos, Elon Musk, Mark Zuckerberg, Larry Page and Sergey Brin, Steve Jobs… and Taylor Swift? Before you dismiss the idea of adding the pop princess to the pantheon of modern-day disruptive business gurus, consider some of the stats.

13 сентября, 15:03

Восемь богатейших людей мира разбогатели на $8 млрд менее чем за сутки

Бизнесмены, занимающие первые восемь строчек глобального рейтинга Forbes, меньше чем за сутки разбогатели на $8,3 млрд, сообщает Forbes. Иллюстративное фото с сайта mamapedia.com.ua Об этом свидетельствуют данные Forbes Real Time. Билл Гейтс. Фото с сайта Hi-News.ru Лидер списка — основатель Microsoft Билл Гейтс — увеличил свое состояние «всего» на $277 млн, до $85,3 млрд. Этому способствовал рост акций производителя программного обеспечения 12 сентября на 1,05%, до $74,7 за бумагу. Джефф Безос. Фото с сайта IZI.im Растут также и акции Amazon — они с утра прибавили 1,25% и сейчас торгуются на уровне $977,9 за штуку. Это позволило Джеффу Безосу, основателю интернет-ретейлера, увеличить свое состояние до $83,3 млрд. Читайте также: Случаи, когда создатели игрушек были немного не в себе>> Впрочем, разрыв между ним и Гейтсом все еще довольно велик ($2 млрд), так что попасть на первое место рейтинге, как это уже удалось сделать создателю Blue Origin на несколько часов в конце июля, будет не так просто. Амансио Ортега. Фото с сайта espanarusa.com Владелец бренда Zara Амансио Ортега, также занимавший первое место в списке богатейших людей планеты (real time), за день «прибавил» $2,2 млрд, однако все еще остается на третьем месте с $82,2 млрд. Уоррен Баффет. Фото с сайта thinkinginvestor.org «Оракул из Омахи» Уоррен Баффет стал богаче $926 млн. Сейчас его состояние оценивается в $76,4 млрд, он занимает четвертую строчку в рейтинге Forbes Real Time. Марк Цукерберг. Фото с сайта spletnik.ru Примерно на столько же увеличилось за полдня состояние создателя Facebook Марка Цукерберга — оно выросло на $1 млрд, до $72,1 млрд. Карлос Слим. Фото с сайта amenzing.com Продолжает богатеть и мексиканский магнат Карлос Слим. Несмотря на забастовки рабочих America Movil, его главного актива, за полдня его состояние увеличилось на $661 млн, до $70,1 млрд. Читайте также: Полицейский из Костаная спас тонувшую девушку в Астане>> Сотрудники холдинга устроили 7 сентября забастовку и планируют ее повторить 25 сентября. Рабочие протестуют против решения мексиканского регулятора IFT, постановившего, что компания Слима, монополист на рынке телекоммуникационных услуг Мексики, должна создать новую компанию, которая будет управлять инфраструктурой Telmex. Это, убеждены в IFT, позволит создать равный доступ на рынок для их конкурентов. Тем не менее рабочие опасаются, что это отразится на соблюдении их прав. Ларри Эллисон. Фото с сайта dengopad.ru Седьмую строчку в Forbes Real Time занимает сооснователь и генеральный директор Oracle Ларри Эллисон, его состояние 12 сентября увеличилось на $975 млн, до $63,5 млрд. Бернар Арно. Фото с сайта rbc.ru Читайте также: Житель ВКО пригрозил, что каждый год 1 сентября будет взрывать школы>> Замыкает восьмерку самых состоятельных бизнесменов по версии Forbes богатейший житель Франции — бенефициар LVMH Moеt Hennessy — Louis Vuitton Бернара Арно. Его состояние выросло на $1,3 млрд, до $58,4 млрд.

13 сентября, 08:58

Господа студенты: гарантирует ли топовый вуз успешную карьеру

Российские университеты попали в список лучших вузов мира по трудоустройству выпускников. Но для успешной карьеры чаще важны другие вещи

13 сентября, 07:03

Менее чем за сутки 8 первых миллиардеров мира разбогатели на 8 миллиардов

Бизнесмены, которые занимают первые восемь строчек глобального рейтинга Forbes, менее чем за сутки разбогатели на 8,3 миллиарда долларов. Как уточняется, лидером списка остается Билл Гейтс – основатель компании Microsoft. Его состояние увеличилось на 277 миллионов долларов – до 85,3 миллиарда долларов. Этому поспособствовал рост акций компании 12 сентября на 1,05 процента до 74,7 доллара за бумагу.

13 сентября, 07:03

Менее чем за сутки 8 первых миллиардеров мира разбогатели на 8 миллиардов

Бизнесмены, которые занимают первые восемь строчек глобального рейтинга Forbes, менее чем за сутки разбогатели на 8,3 миллиарда долларов. Как уточняется, лидером списка остается Билл Гейтс – основатель компании Microsoft. Его состояние увеличилось на 277 миллионов долларов – до 85,3 миллиарда долларов. Этому поспособствовал рост акций компании 12 сентября на 1,05 процента до 74,7 доллара за бумагу.

13 сентября, 02:39

Conservatives, liberals unite against Silicon Valley

The fading of the tech industry’s bipartisan glow in Washington puts it at risk for tighter regulations.

12 сентября, 20:52

Все в плюсе: восемь богатейших людей мира разбогатели на $8 млрд

Больше всего увеличить свое состояние удалось испанскому магнату Амансио Ортега, который не так давно поднимался на первую строчку рейтинга Forbes

12 сентября, 18:00

Resolve health initiative aims to save 100m lives worldwide

Led by Dr Tom Frieden, the Resolve initiative hopes to save millions with interventions such as epidemic preparedness, salt reduction and a trans fats banA new initiative to save 100 million lives globally through simple interventions such as cutting down on salt and banning trans fats, as well as getting countries prepared for epidemics like Ebola, is being launched with $225m of philanthropic funding.At the helm is Dr Tom Frieden, former director of the Centers for Disease Control (CDC) in the United States and in charge of health in New York City before that. Frieden, with then-mayor Mike Bloomberg, pushed through a public smoking ban and other tobacco control measures which slashed smoking rates in the city and increased life spans. At CDC, he tackled tuberculosis, swine flu and Ebola. Continue reading...

12 сентября, 14:50

Facebook поможет найти наставника. Или любовника

Компания Facebook тестирует новую функцию, при помощи которой пользователи смогут найти себе профессионального наставника либо сами стать ментором. На это указывают строчки кода, найденные в приложении соцсети.

09 февраля, 23:00

Трамп, Цукерберг, Facebook. Трое в одной лодке?

Надпись на клипе: «Facebook помог Трампу победить? Марк Цукерберг так не думает».  «У нас есть психограммы всех совершеннолетних американцев. Это – 220 миллионов человек».Александр Никс, директор «Cambridge Analytica» Вас не удивляет это признание мистера Никса? «Бомба» – нет? А теперь начнем по порядку. Швейцарский журнал «Das Magazin» опубликовал статью «Ich habe nur gezeigt, dass es die Bombe gibt» («Я только показал, что появилась бомба»), которую в Европе стали даже именовать «Текстом года». Это – расследование о том, как технологии персонализированной работы с пользователями социальной сети Facebook повлияли на итоги выборов в США и в ходе референдума о выходе Великобритании из ЕС. Ни больше, ни меньше. В европейских странах на эту публикацию обратили особое внимание. Ещё бы! Если доверять её авторам, то самые громкие результаты народного волеизлияния последних месяцев в Великобритании и в США – не что иное, как… результат целенаправленной работы социальных сетей, вернее, тех джентльменов, которые эти сети контролируют. Более того, эта публикация странным образом совпала с новостью из Соединенных Штатов о том, что создатель и глава огромной, планетарной социальной сети Facebook Майкл Цукерберг стоит на грани… увольнения из созданной им лично компании с мировым именем! Как передают из Штатов, «акционеры Facebook рассмотрят вопрос о замене Марка Цукерберга на более независимого директора». Что там ему инкриминируют «по статье отсутствие “независимости”», пока не ясно. Но, каков эффект! Майкл Цукерберг. Фото Image Credit. Eduardo Munoz. ReutersПредположим, что человека, который создал такую махину, как Facebook (правда, не ясно на чьи «пожертвования»), и потом на её базе организовал акционерное общество с суперприбылями, «просто так» сами акционеры «за ворота выставлять» не станут. Не в деньгах дело. Значит, есть в том некий сюжет, подробности которого для широкой публики не предназначены. Но информационное поле тем и интересно, что «И всё тайное становится явным» (Евангелии от Марка (гл.4, ст.22) и от Луки (гл.8, ст. 17).И вот, буквально синхронно с сообщением о печальной судьбе, грозящей «отцу-основателю» Facebook, в европейской прессе начинается «разбор полетов» по поводу возможного участия самого Facebook в создании условий для достижения искомых результатов на референдуме в Великобритании по выходу из Евросоюза (Brexit) и в США на выборах президента. Совпадение? Случайная корреляция? Материал в швейцарском журнале – очень масштабный, с массой подробностей, которые не являются темой нашего комментария. Поэтому не будем цитировать все подряд, а сосредоточимся на некоторых чрезвычайно интересных признаниях Von Hannes Grassegger и Mikael Krogerus – авторов расследования в «Das Magazin». Кстати, полный перевод текста можно посмотреть по ссылке «Расследование Das Magazin: как Big Data и пара ученых обеспечили победу Трампу и Brexit». Но, предваряя ключевые позиции этого расследования, отметим вот что. Вернее, приведем небольшую справку о деятельности героя расследования – самого Facebook. Вот что сообщает о нем эксперт, представляющийся juljuljul. Видимо, ему есть, что скрыть за своим ником: «Facebook — один из самых популярных сайтов. Его создатели собирают огромное количество информации о своих пользователях: каждый день на сайте добавляется по 600 терабайтов данных». Для справки: 1 терабайт = 1024 гигабайта. 2 гигабайта = один полнометражный фильм в сети. 600 терабайт – это огромные объемы текстов в Facebook со всего мира. Что же известно администрации Facebook о своих пользователях? Этот экскурс необходим для того, чтобы уважаемые читатели оценили силу этой социальной сети в деле консолидации больших масс. Итак, Facebook собирает, систематизирует и уже использует так называемые Big Data – «большие данные», касающиеся своих пользователей, их интересов, пристрастий, предпочтений, в том числе, и политических. Другими словами, Facebook стал за годы своего существования (начал работу 4 февраля 2004 года) хранилищем информации. Теперь если доверять расследованию «Das Magazin», можно предполагать, что работа эта связана и с тем, как можно сгруппировать, а потом и подвигнуть на те или иные действия миллионы людей. О том, что умеет Facebook   Исследователь ставит ряд вопросов и вот как на них отвечает: «Что собирает и хранит Facebook? 1. Все, что когда-либо было опубликовано:Посты, мероприятия, фотографии, отмеченные фото, личные сообщения, загруженные видео, добавленные друзья. Причем везде есть привязка к устройству, с которого это было сделано.2. Недописанные посты:Если вы что-то набирали, но не стали публиковать, это еще не означает, что Facebook этого не помнит. Все что вы вводите в поле для публикации — хранится в памяти сайта.3. Удаленные посты:Даже когда вы удаляете свои комментарии или чек-ины, информация с сервера ФБ не удаляется. Еще в 2013 году сотрудник Facebook писал: «Если отвечать на вопрос “Можно ли заплатить Facebook, чтобы правильно удалить всю вашу информацию?” (где термин “правильно” означает полное стирание всех следов вашего существования в фейсбуке), то ответом будет “нет”». Он говорил, что сохраненные данные просто перестают быть привязаны к конкретной личности, и то, спустя некоторое время.4. Лица:Есть встроенная программа DeepFace, с помощью которой можно распознавать лица людей. Когда вас отмечают на фото, база пополняется. За счет чего в следующий раз вас будет уже проще узнать.5. Данные, которые не были вами указаны:Facebook анализирует профили пользователей, при помощи партнеров или своими силами, с целью собрать дополнительные данные. Тут и предпочтения в рекламе, и домашние адреса, и дополнительные адреса электронных почт, и личные характеристики, такие как: пол, язык, уровень образования; стоимость, площадь и год постройки дома. Что-то могут передать друзья в своих постах, что-то появляется из доступной у вас информации.6. То, куда вы смотрели на видео:Загружая в Facebook 360-градусные видео, вы поворачиваете камеру, а Facebook тем временем отслеживает, куда вы чаще смотрите и какие направления вам наиболее интересны.7. Вне Facebook:Facebook может отслеживать, какие сайты вы еще посещаете. Куки помогает следить за вами, даже когда вы уже покинули сайт.Что в Facebook делают с этими данными?Например, таргетирование рекламы (пример: Вы интересовались, где купить цветы, и после этого получаете массу предложений продаже цветов, вплоть до доставки цветов Вам на дом, и т.п. – С.Ф.). Возможно, компания проводит социальные эксперименты и исследования, изучая ваши предпочтения-«лайки»… Возможно, она передает данные госорганам или страховым компаниям. Не исключено и то, что их изучают и сотрудники компании в личных целях».По этому пункту добавим вот что. Некоторое время назад разразился скандал относительно того, что кое-какие международные, а, де-факто – американского происхождения, социальные сети в своих «договорах с пользователями» (есть такие при создании новых аккаунтов, хотя мало, кто туда заглядывает) прямо сообщали, что-то типа: вся информация, размещенная здесь, принадлежит правительству США. Потом был скандал, и эта позиция из договоров исчезла, но активные пользователи Интернета должны ту историю помнить. Заметим также, что Facebook нередко блокирует аккаунты, если администрация недовольна содержанием постов, не по этическим (порно и т.д.), а по политическим соображениям. Знаю такой недавний пример. Даже интересно, после данной публикации будут ли проблемы на Facebook и у автора этих строк. Посмотрим.«Наш революционный подход внес существенный вклад в победу Дональда Трампа»   Так вот, имея в руках столь продвинутый инструмент работы с огромными массами, заинтересованная компания, по итогам расследования швейцарцев – с чего мы и начали, – предстала авторам «Das Magazin» в виде той самой силы, что привела сначала британцев, а потом и американцев, к искомым результатам. Сначала – при голосовании на референдуме по Brexit,а затем – на выборах президента США. Сейчас – несколько важных эпизодов из расследования журнала «Das Magazin». Да простят меня уважаемые читатели за обильные цитаты. Эти признания того стоят. Немецкий журнал «Spiegel» так откомментировал то, с чем Вы познакомитесь дальше: в этом расследовании «есть всё» – и новейшие технологии; и универсальное оружие, которое попало из «хороших» рук в «плохие»; и ежедневная слежка за каждым из нас; и таинственные заказчики… Поехали! Вам слово, авторы расследования в «Das Magazin»! «В половине девятого утра 9 ноября 2016 года Михал Козинский (Michal Kosinski) проснулся в цюрихском отеле «Sunnehus». 34-летний ученый приехал, чтобы выступить в «Федеральной высшей технической школе» (ETH) с докладом на конференции об опасности Big Data и о, так называемой, «цифровой революции». С подобными лекциями Козинский разъезжает по всему миру, ведь он является ведущим экспертом в психометрии — разделе психологии, основанном на анализе данных. Включив тем утром телевизор, он понял: «Бомба разорвалась» – Дональд Трамп избран президентом США, несмотря на все прогнозы социологов! И у Козинского родилось подозрение, что… произошедшее как-то связано с его научными разработками…» Михал Козинский. Фото spiegel.de«В тот же день доселе малоизвестная лондонская фирма рассылает пресс-релиз следующего содержания: «Мы поражены тем, что наш революционный подход к основанным на данных коммуникациям внес такой существенный вклад в победу Дональда Трампа». Пресс-релиз подписан – Александр Джеймс Эшбурнер Никс (Alexander James Ashburner Nix). Ему 41 год, он британец, он возглавляет компанию “Cambridge Analytica”». Три источника и три составные части успеха: «Козинский, Никс и Трамп — первый сделал цифровую революцию возможной, второй осуществил ее, последний стал, благодаря ей, победителем».«Насколько опасна Big Data?.. Этот термин означает: всё, что мы делаем — в интернете или «оф-лайн» — оставляет цифровой след. Покупка по кредитке, запрос в Google, прогулка со смартфоном в кармане, каждый «лайк» в соцсети – всё это сохраняется… Долгое время было непонятно, чем же является Big Data для человечества — большой опасностью или большим достижением? Да, есть случаи, когда в ленте Facebook всплывает «для Вас» реклама «средств от гипертонии», потому что недавно вы искали в Google «как понизить давление»?Но с 9 ноября мы знаем на это ответ. Ведь, и за предвыборной кампанией Трампа в Интернете, и за кампанией в поддержку Brexit стоит одна и та же фирма, исследующая и использующая Big Data, это – “Cambridge Analytica”. Её директор Александр Никс». Александр Никс. Фото spiegel.de«Тот, кто хочет понять природу этих голосований (и природу того, что ожидает Европу в ближайшие месяцы), должен начать с примечательного события, произошедшего в 2014 году в британском Кембриджском университете. А именно, на кафедре психометрии М. Козинского. Психометрия, которую иногда зовут психографией, представляет собой попытку измерить человеческую личность. В современной психологии стандартом является так называемый «метод океана» (по буквам OCEAN – анаграмма пяти измерений на английском языке)». Это, так называемая, «Большая пятерка» (тому, как её терминологию формулируют западные психологи – не удивляйтесь трактовкам в переводе, это демонстрация того, как там по-своему обозначают знакомые нам понятия – С.Ф.): - O: «openness», открытость («насколько вы готовы к новому»), - C: «conscientiousness», добросовестность («насколько вы перфекционист»), - E: «extroversion», экстраверсия («как вы относитесь к социуму»), - A: «amity», дружелюбность («насколько вы дружелюбны и готовы к сотрудничеству»), - N: «neuroticism», нейротизм («насколько легко вас вывести из себя»). Далее – вывод: «На основе этих измерений можно точно понимать, с каким человеком имеешь дело, в чем его желания и страхи, наконец, как он себя может вести. Проблема прежде была в сборе данных: чтобы что-то понять о человеке, от него требовалось заполнить огромный опросник. Но потом появился интернет, затем Facebook, затем Козинский…В 2008 году студент из Варшавы Михал Козинский придумал и запустил приложение для Facebook под названием MyPersonality. Пользователю предлагалось ответить на объемный список вопросов типа: «Легко ли вас вывести из себя в состоянии стресса?», «Есть ли у вас склонность критиковать окружающих?» и проч., а потом получить, согласно его ответам, его же «профиль личности». Вроде бы, человек хотел получить какие-то сведения о себе, однако… Именно создатели приложения получили и получают по сей день бесценные личные данные, которые им отдают… ДОБРОВОЛЬНО! Создатели этого опросника в Сети с годами собрали добровольную информацию от сотен, тысяч, а затем и миллионов людей. Так, они «сняли крупнейший урожай данных» в истории психологических исследований».«Из этих ответов ученые вычисляют личные ценности людей. Козинский с командой изучают действия пользователей: их «лайки» и репосты в Facebook. А также их пол, возраст и место жительства. Так исследователи получают нужные прямые связи». («Фокус-группы» огромного формата! – С.Ф.). «Из анализа ответов в Сети можно получить необычные выводы об американцах… Анализа 68 их «лайков» в Facebook достаточно, чтобы определить цвет кожи (с 95% вероятностью), сексуальные предпочтения (88% вероятности), приверженность Демократической или Республиканской партии США… А также определить с большой точностью: уровень интеллектуального развития опрашиваемого, его религиозные предпочтения, его пристрастие к алкоголю, курению или наркотикам». «С масштабным количеством изученных данных можно узнать о человеке больше и лучше, чем он сам знает себя». «Как замечает Козинский: «Смартфон — это огромный психологический опросник, который мы вольно или невольно заполняем». «Что особенно важно, это работает и на «обратную связь»: можно не только создавать из получаемых данных психологический портрет, вы можете искать среди этих портретов нужные. По сути, Козинский изобрел поисковую систему по людям».Трамп признался: «Скоро вы будете называть меня Мистер Brexit»   «В начале 2014 года к Козинскому обратился молодой “ассистент профессора” по имени Александр Коган. У него был запрос от некой фирмы, заинтересованной в использовании метода Козинского. Предложение состояло в том, чтобы проанализировать – путем психометрии – 10 миллионов (sic!) американских пользователей Facebook. С какой целью это нужно, собеседник не сказал «из соображений конфиденциальности». Но Козинский в итоге узнал от Когана название «некоей фирмы»: SCL – «Strategic Communications Laboratories» («Лаборатории стратегических коммуникаций»). Из документа, который, как утверждает «Das Magazin», есть в его распоряжении, следует, что SCL получила данные о методе Козинского именно из рук Когана… Одна из дочерних компаний SCL — «Cambridge Analytica», это фирма, организовавшая кампании в Сети в поддержку Brexit и Трампа… На сайте этой компании М. Козинский прочитал: «Мы являемся глобальной фирмой по управлению предвыборными кампаниями». Так гласит сайт «Cambridge Analytica», предлагая «маркетинг на основе психологии и логики». «Фокус нашего внимания – влияние на исход выборов». Не скромно, полагаете? А они уже работают и «тянут одеяло на себя». Невзирая на упреки – или, наоборот: умело играя на изменении общественных запросов! И приписывая себе «успехи», предпосылки для которых создаются не ими, а текущими переменами в обществе – что США, что Евросоюза. Впрочем, они – здесь: «SCL Group is the global leader in data-driven communications». И это – не фейк. Дальше – ещё интереснее. «Das Magazin» продолжает: «В ноябре 2015 года лидер сторонников Brexit Найджел Фарадж объявил, что его сайт в Интернете подключает к работе фирму, специализирующуюся на Big Data, а именно… «Cambridge Analytica». Ключевая компетенция фирмы: политический маркетинг нового типа — так называемый «микротаргетинг» — основанный на том самом «методе OCEAN».Вы помните, как результат референдума в Великобритании по выходу из Евросоюза стал шоком. И никто про «Cambridge Analytica» даже не заикнулся. Зато, спустя некоторе время, об этой ситуации счел уместным напомнить, нет, скорее «намекнуть», своим избирателям Дональд Трамп, который вплоть до дня выборов президента США рассматривался, как менее вероятный кандидат на место POTUSа (President of the United States), чем Хилари Клинтон. «Скоро вы будете называть меня Мистер Brexit», — таинственно написал Дональд Трамп на своей страничке в Twitter в августе 2016 года, в разгар предвыборной кампании: Политологи уже тогда начали отмечать сходство программ – и у Трампа, и у сторонников выхода Великобритании из ЕС. Один сценарий? Тогда лишь немногие знали о работе Трампа с “Cambridge Analytica”». Однако: «И всё тайное становится явным». В Евангелии от Марка (гл.4, ст.22) и от Луки (гл.8, ст. 17) сказано:«Ибо нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным и не обнаружилось бы».«70-летнего Трампа едва ли можно назвать человеком цифровой эпохи… Как однажды поведала его помощница, прежде не было даже такого явления, как «электронное письмо от Трампа». Именно она приучила шефа к смартфону — с которого он с тех пор льет потоки сообщений «в Twitter от Трампа». «Мы, - говорит директор “Cambridge Analytica” Александр Никс, - разработали модель, которая позволит высчитать личность каждого совершеннолетнего гражданина США». Это – цифровой вызов устоям? Значит, ФБР «отдыхает»? Александр Никс хоть понимает, как сказал когда-то Лермонтов: «На что он руку поднимал»? Вопрос завис в воздухе, а пока Александр Никс, ничуть не ощущая неудобств, сообщил корреспонденту швейцарского издания: «Маркетинговый успех “Cambridge Analytica” основан на трех китах. Это – психологический поведенческий анализ, основанный на «модели OCEAN», это – изучении Big Data, это – таргетированная (то есть адресная) реклама. Последняя позиция означает персонализированную рекламу, а также такую рекламу, которая максимально близко подстраивается под характер отдельного потребителя… Затем “Cambridge Analytica” скрещивает эти данные со списками зарегистрированных сторонников Республиканской партии и данными по «лайкам»-репостам в Facebook — вот и получается личный профиль по «методу OCEAN». «Из цифровых данных возникают люди со страхами, стремлениями и интересами — и с адресами проживания».«Процедура идентична разработанной Козинским модели. «Cambridge Analytica» также использует IQ-тесты и прочие небольшие приложения, чтобы получать осмысленные «лайки» от пользователей Facebook…» «У нас есть психограммы всех совершеннолетних американцев, это 220 млн человек», — говорит Никс. Здесь – пауза для обдумывания услышанного… Далее - столь же круто! «Натура Трампа внезапно сыграла ему на руку: для каждого отдельного избирателя – персональный месседж, личное послание... Трамп действует как идеальный оппортунистский алгоритм, который опирается лишь на реакцию публики», — отмечала в августе 2016 года математик Кэти О’Нил». Математик, Карл! Умельцы всех уже… обсчитывают. «В день третьих дебатов между Трампом и Клинтон команда Трампа отправила в соцсети (преимущественно в Facebook) свыше 175 тысяч (sic!) различных вариаций посланий. Они различались лишь в мельчайших деталях, чтобы максимально точно психологически подстроиться под конкретных получателей информации: заголовки и подзаголовки, фоновые цвета, использование фото или видео в посте... Как пояснил «Das Magazin» сам мистер Никс: «Таким способом мы можем дотянуться до нужных деревень, кварталов или домов, даже до конкретных людей». «В июле 2016 года волонтеры кампании Трампа получили программу-приложение, которая подсказывает политические предпочтения и личностные типы жителей того или иного дома. Соответственно, волонтеры-агитаторы модифицировали свой разговор с жителями, исходя из этих данных. Обратную реакцию волонтеры записывали в это же приложение — и данные отправлялись прямиком в аналитический центр “Cambridge Analytica”». «Трамп потратил на проект так мало денег (около 15 миллионов долларов), что может говорить об эффективности персонализированного обращения». «Facebook “превратился в совершенное оружие и лучшего помощника на выборах”, как написал в Twitter один из сподвижников Трампа». «В Германии антиэлитарная «Альтернатива для Германии» имеет в Facebook больше подписчиков, чем ведущие партии ХДС и СДПГ вместе взятые». Результаты этой работы можно будет увидеть уже нынешней осенью на выборах в Германии. «Вероятность того, что после просмотра персонализированной рекламы люди перейдут к действиям (купят ту или иную вещь или проголосуют за нужного кандидата) возрастает на 1400%», итожит свое расследование швейцарский журнал «Das Magazin». Манипуляции. Общество. Предложения на рынке …Согласитесь, что приведенные в статье швейцарского издания факты и данные – убедительны. Ясно, что эти признания – далеко не гарантия того, что именно, благодаря Facebook Дональд Трамп победил на выборах. Что он победил именно потому, что создал со своей командой, осваивающей новейшие технологии управления людьми, критическую массу избирателей для своей поддержки. Дело не только в том: «сработало – не сработало». Дело в том, что, если верить словам директора «Cambridge Analytica», то вывод напрашивается совсем не духоподъемный: предложения на рынке услуг по продвижению политиков на государственные посты становится реальностью «демократического общества». И эти люди учат нас «демократии»? Где здесь манипуляции, а где откровенная реклама в стиле: «Любой каприз за ваши деньги! ”Cambridge Analytica” сделает вас президентом»? Дело не только в формировании «прекрасного, дивного, нового мира» политики XXI века. Дело значительно серьезнее с точки зрения реальных манипуляций. Недаром же кто-то из философов назвал новый век – «веком информационным». Вот и «распишитесь в получении»…Напомним, что, именно благодаря Twitter-технологиям, в 2011 году удалось вздыбить первые волны «арабской весны» в Египте и в Тунисе. Получилось! А ныне эти приемы манипуляций миллионными людскими массами через социальные сети (iPhone у каждого в кармане) начали уже тестироваться в самих западных «демократиях» ради заранее заказанного результата «на свободных (?) выборах в стиле “пост-модерн”».Трамп угадал, поставив на «правильную лошадь», хоть и была она «темной лошадкой» (этот ход с соцсетями подсказала ему безымянная помощница), и – выиграл пост POTUSа. Похоже, что ещё немного, и термин «управляемая демократия», предложенный достаточно давно Виталием Третьяковым, станет живым опытом в приведении к власти – в той же Западной Европе на ближайших выборах – политиков, которые пойдут на использование этих технологий для достижения успеха. Вот и посмотрим, сработает ли эта манипуляция в Старом Свете – не англосаксонском? Кстати, англосаксы здесь и сейчас показали себя, как публика вполне себе подверженная информационным манипуляциям. И это их «не красит», как минимум... Отметим также, что разворачивающаяся история с возможным смещением Цукерберга с поста главы Facebook, видимо, напрямую-таки связана с избранием Трампа. Есть некоторые оценки, демонстрирующие, что симпатии и интересы акционеров этой компании лежат ближе к демократической партии США и её проигравшему кандидату Хилари Клинтон. А, значит, смещение Цукерберга – если произойдет, станет косвенным подтверждением эффективности новых технологий, использованных в Facebook в ходе состоявшихся выборов. «О, прекрасный, дивный, новый мир!»    

16 января, 19:00

Капиталы восьми богатейших людей мира и 50% человечества сравнялись

Совокупный капитал восьми богатейших людей мира составляет сейчас $426 млрд. Точно такой же суммой располагает бедная половина человечества, то есть примерно 3,6 млрд человек. Это говорится в отчете международного объединения OXFAM.Вот эти восемь богатейших людей мира — Билл Гейтс ($75 млрд), Амансио Ортега ($67 млрд), Уоррен Баффет (60,8 млрд), Карлос Слима ($50 млрд), Джефф Безоса ($45,2 млрд), Марк Цукерберг ($44,6 млрд), Лари Эллисон ($43,6 млрд) и Майкл Блумберг ($40 млрд).По подсчетам авторов отчета, в 2009–2016 годах совокупный капитал 793 богатейших людей мира рос на 11% ежегодно, увеличившись с $2,4 трлн до 5 трлн. Если темпы роста останутся прежними, то уже в ближайшие 25 лет на Земле может появиться первый триллионер, прогнозируют эксперты OXFAM.По словам исполнительного директора OXFAM Винни Бьянима, ситуация, когда огромное богатство сосредоточено в руках нескольких человек, в то время как каждый десятый человек в мире живет меньше чем на $2 в день, просто непристойна. Кстати, Россия по этой непристойности является мировым лидером. Так 10% домохозяйств по данным банка Credit Suisse в России принадлежит 89% всего богатства страны, а 1% - 75%:А по индексу неравенства Джинни Россия входит в десятку антилидеров мира, соседствуя с Ботсваной, Украиной, Намибией и Замбией.

30 декабря 2015, 15:33

22 книги, которые советует прочитать Марк Цукерберг

В начале 2015 года основатель Facebook Марк Цукерберг пообещал сам себе читать по две книги в месяц в течение года. Об этом сообщает Секрет фирмы. «Так я смогу лучше придерживаться медиа-диеты», — написал он. Цукерберг […]

02 декабря 2015, 02:14

Цукерберг отказался от акций после рождения дочки

Основатель и генеральный директор Facebook Марк Цукерберг и его жена Присцилла Чан объявили о рождении дочери Макс, а также о намерении пожертвовать акции компании на благотворительные проекты.

03 сентября 2015, 21:44

Кто стоял за Гейтсом, Джобсом и Цукербергом

Во все времена главным двигателем технического прогресса была война и расходы на вооружение.Десятилетиями правительство США целенаправленно вкачивало деньги в Силиконовую долину. Хитрость состояла в том, что финансировали не чисто военные исследования, а гражданские проекты. Затем проекты, которые выживали, выдерживали конкуренцию, окупались, находили и военное применение. Долину создавали рука об руку государство, университеты и постепенно становившийся на ноги благодаря заказам правительства частный сектор.Начнем с миллиардера Билла Гейтса. Сына простой школьной учительницы Мэри Максвэлл Гейтс, как гласит легенда. На самом деле мама Гейтса была членом совета директоров солидных финансовых и телекоммуникационных компаний, в том числе президентом национального совета UnitedWayInternational. Там под ее руководством заседали два монстра компьютерного рынка — президенты IBM разных лет Джон Опель и Джон Эккерт. Так случайно вышло, что IBM поручило разработать операционную систему для первого персонального компьютера никому не известной компании «сына простой учительницы» Microsoft. Гейтс купил за $50 тысяч у программиста Патерсона систему QDOS, обозвал ее MS-DOS, продал лицензию IBM, сохранив авторское право за Microsoft. Так на свет появилась первая операционка Microsoft. Компьютеры РС, ставшие стандартом для всей мировой индустрии персональных компьютеров, оказались крепко привязаны к Microsoft. В 1996-м, имея за плечами контракты с IBM и операционные системы, Билл Гейтс вышел на биржу и стал в одночасье невероятно богатым. Для нашей темы крайне важен факт: IBМ с 60-х годов и поныне — головной производитель «сложного железа» для АНБ и других разведслужб.История с Google началась в самом центре Силиконовой долины — Стэнфордском университете. Там студенты Ларри Пейдж и Сергей Брин работали над Стэнфордским проектом цифровой библиотеки. Библиотеке требовался поисковик. Проект финансировался за счет Национального научного фонда (по статусу — Федеральное агентство США, тесно связан с разведсообществом и Пентагоном). Первые $100 тысяч на поисковик Google двум студентам поступили от Энди Бехтольштайма, подрядчика целого ряда проектов, финансируемых Агентством передовых военных технологий Пентагона DARPA.Первые серьезные деньги в Google вложил Sequoia Capital — один из самых успешных венчурных фондов в мире. Глава фонда, знаменитый Дон Валентино, был одним из руководителей в крупнейшем подрядчике Пентагона и разведывательного сообщества Fairchild Semiconductor.Facebook был социальной сетью «Лиги Плюща» — университетов, где учится американская элита. Марку требовались деньги на развитие бизнеса, раскрутку. Первые $500 тысяч дал Питер Тиль. Уже через четыре месяца Facebook собрал первый миллион пользователей и стал стремительно расти. До инвестиций в Цукерберга Тиль создал платежную систему PayPal, которую позиционировал как средство борьбы с национальными платежными системами, своего рода шаг к мировой валюте. Но сейчас Питер Тиль известен не PayPal и даже не Facebook. Он пять лет по крупицам собирал и финансировал команду лучших математиков, лингвистов, аналитиков, специалистов по системному анализу, доступу к данным и т. п. Теперь это любимое детище американского разведывательного сообщества — компания Palantir. Ее шеф Тиль — член Бильдербергского клуба (который считают тайным мировым правительством. — Ред.)Цукербергу требовались все новые деньги. Парой миллионов помог Билл Гейтс. Не хватающие для сверхбыстрого роста Facebook 13 миллионов удалось получить в компании Accel Partners. Инвестицию организовал Джеймс Брейер, бывший глава Национальной ассоциации венчурных капиталистов в сотрудничестве с Гилман Луи, исполнительным директором официального Фонда американского разведывательного сообщества In-Q-Tel. Так что по Силиконовой долине чужие и случайные не ходят.Все знают про знаменитый голосовой помощник SIRI, установленный сегодня в айфонах покойного "бунтаря" Стива Джобса. Его прообразом послужило программное обеспечение нового типа Calo. Происходит название от латинского слова Calonis — слуга офицера. Проект финансировался все тем же пентагоновским агентством DARPA. Можно еще примеры приводить по компьютерным гуру, но не хочу утомлять читателей.Высокотехнологичный бизнес, университеты, американское разведывательное сообщество — ребята с одного двора. Своего рода «военно-информационно-промышленный комплекс». Они занимаются одним делом — собирают, обрабатывают индивидуальные и корпоративные данные, т. е. сведения о каждом из нас. Одни — ради прибыли. Другие — ради национальной безопасности или того, что этим прикрывается.Есть хрестоматийная история. Отец, работающий в компьютерной компании, узнал о беременности дочери еще до того, как она сама ему призналась. Каждый из нас, в зависимости от желаний, потребностей, настроений и т. п., что-то ищет в интернете, заходит на разные порталы, оставляет сообщения. А в интернете — запомните! — никогда ничего не пропадает. Если обобщить заходы, сообщения, то можно понять, что происходит с человеком либо с организацией. А если ты знаешь, что происходит с кем-либо, то можешь предложить ему в нужный момент нужные товары, услуги и т. п. И он их обязательно приобретет. Это называется управление поведением. А теперь представьте, что вы продаете в Сети не товары и услуги, а те или иные политические убеждения, взгляды, точки зрения на мир и т. п. viaЭксперт по конкурентной разведке Елена Ларина

03 июня 2015, 18:48

Питер Тиль: жизнь после PayPal

Предприниматель и сооснователь PayPal Питер Тиль собственный успех связывает не с удачей, а с мастерством. В интервью Кэрол Кэдуолладр он рассуждает о высшем образовании, инвестировании в людей и смертности. В1998 году Питер Тиль с партнером основал PayPal, а четыре года спустя продал компанию за 1,5 млрд долларов. Купив 10% Facebook, он стал первым инвестором соцсети (его совет Марку Цукербергу был обманчиво прост: «Только не про*** – и все»). Кроме того, на средства венчурной структуры ЦРУ Тиль основал Palantir Technologies, и компания, как утверждают, помогла найти Усаму бен Ладена. Сегодня Питер – один из самых успешных и влиятельных инвесторов Кремниевой долины, откровенный сторонник либертарианской политики и крупный спонсор различных проектов: от президентской кампании Рона Пола до Seasteading – организации, которая хочет создать в открытом море плавучее национальное государство.Ваша книга «От нуля к единице» (Zero to One) основана на курсе лекций, который вы читали в Стэнфордском университете. При этом вы настаиваете в ней на том, что вузы – это пустая трата денег, что они делают из студентов рабов, не способных мыслить независимо. Нет ли здесь некоего противоречия?Не думаю, что вузы – это категорически плохо. Я думаю, что есть некоторый образовательный пузырь. Учиться все еще важно. Цель, которую я ставил перед собой, читая стэнфордский курс о стартапах и предпринимательстве, заключалась в том, чтобы донести все те знания о бизнесе, которые я приобрел за последние 15 лет в Кремниевой долине как инвестор и предприниматель, собрать их воедино. С книгой то же самое.В декларации вашего Founders Fund напи­сано: «Мы хотели летающих машин, а получили 140 символов». Не кажется ли вам, что это и есть проблема, то, что мы мыслим слишком узко?Мне кажется, две тысячи нынешних сотрудников Twitter и через 10–20 лет будут иметь высокооплачиваемую работу. Это хороший бизнес, но не думаю, что его хватит на то, чтобы привести цивилизацию в будущее. Вовсе не обязательно, что в ближайшие несколько десятилетий будет невероятный технологический прогресс. Я не согласен с Рэймондом Курцвейлом, который говорит, что сингулярность рядом и нужно лишь сидеть и есть попкорн. Для прогресса надо работать, и мы должны его добиться.Корректно ли назвать вас техноутопистом? Л­етающую машину еще хотите?Я не считаю, что наука и технологии – это автоматически хорошо. Мы же придумали ядерное оружие в XX веке. Но я действительно верю, что без технологического прогресса хорошего будущего быть не может. У нас на планете 7 миллиардов человек. В следующем веке будет 10 миллиардов. Чтобы эти люди жили как в странах первого мира, нужны громадные инновации. Простое копирование не сработает. Если каждый китаец, как каждый американец, будет водить машину, мы получим масштабное загрязнение, нефть кончится. Модели нужно менять.Но вы не думаете, что смерть неизбежна?Мы слишком долго с ней мирились. Мы не должны так кротко погружаться в этот сон. По-моему, этот вопрос – вопрос старения, долголетия и смертности – с самого начала был глубоко в основе всего процесса вдохновения творцов научно-технологической эпохи. И при этом мы все равно знаем о т­еоретической физике больше, чем, скажем, о питании.Есть ли у нас в таком случае шансы победить смерть?Люди постоянно твердят, что хотят проживать каждый день как последний. У меня же всегда была контрастная позиция. Я бы хотел проживать каждый день, как будто жизнь никогда не закончится. Если бы жизненный цикл был неограничен, мы бы продолжали работать и начинали бы новые большие проекты. Мы бы очень аккуратно относились к окружающим, зная, что столкнемся с ними снова.В вашей книге есть фраза о том, что Кремниевая долина помешалась на «прорывах», как модно сейчас говорить. А три года назад The New Yorker опубликовал о вас справку, где вы называете это слово одним из любимых. Что изменилось? Прорыв надорвался?Мы слишком увязли в напряженной конкуренции. Великие предприятия фокусируются не на том, чтобы делать что-то, чего не делают другие, а на том, чтобы делать то, что ценно само по себе. Точно так же успешная карьера строится не на гонке с остальными – она строится на работе, которая имеет самостоятельную ценность.По-вашему, один из самых спорных вопросов в бизнесе – это вопрос о том, что приносит успех: мастерство или удача. Вы утверждаете, что мастерство. А может, вам просто очень повезло в жизни?Мне действительно повезло, и тяжело точно определить, воспользовался ли я умело возможностями или все это было чистой удачей, ведь эксперимент уже не повторить. Но я полагаю, что как общество мы слишком многое относим на счет удачи. Удача – это как атеистический синоним бога. Мы объясняем ею то, что не понимаем или не хотим понимать. Как венчурный капиталист я считаю, что одна из самых вредных вещей – это воспринимать как лотерейные билеты людей, в которых инвестируешь, и говорить: «Ну, не знаю, заработает ли твой бизнес. Может, да. Может, нет». По-моему, это ужасно – так смотреть на людей. Антилотерейный подход – в том, чтобы постараться обрести высокую уверенность, задать себе вопрос: «Уверен ли я в этом бизнесе настолько, что мог бы к нему присоединиться?»Вы учредили стипендии в 100 тысяч долларов, чтобы молодые люди не шли в вузы, а становились предпринимателями. Но вы сами учились в элитном вузе и добились довольно многого. Не так ли?Жизнь не прожить дважды. Правда в том, что элитные заведения – это хорошая строчка в резюме, но они еще и удивительно сужают фокус, и внимание людей концентрируется на определенных высокопопулярных областях: праве, финансах, немного на медицине, немного на политике. Мне тревожно, потому что те, кто туда идет, наверное, могли бы делать гораздо больше для общества. Если посмотреть на школьных выпускников – они увлеченно мечтают о том, как будут жить дальше. Мне кажется, в системе высшего образования есть нечто, что заставляет очень активно конкурировать, и это выбивает из большинства их м­ечты.Вы жертвовали огромные деньги политикам, и большинство из них, как Рон Пол, в итоге проиграли. Мне, как неспециалисту, это ужасно напоминает выбрасывание денег на ветер.В финансах я скорее консерватор, а вот социальные взгляды у меня больше либеральные. И я всегда колеблюсь во мнении о том, как далеко нужно заходить в политике. Не бесконечно ли обескураживающее это занятие. Что действительно нужно, как мне кажется, так это продвигать идеи, и Рон Пол таки продвинул ряд либертарианских идей. Он поставил вопросы о различных войнах, где участвуют США, и это было важно.В «Википедии» говорится, что вы входите в управляющий комитет Бильдербергского клуба. Правда ли это, и если да, чем вы там занимаетесь? Организуете тайное мировое гос­подство?Это правда, хотя все не до такой степени тайно или секретно, чтобы я не мог вам рассказать. Суть в том, что ведется хороший диалог между разными политическими, финансовыми, медиа- и бизнес-лидерами Америки и Западной Европы. Никакого заговора нет. И это проблема нашего общества. Нет секретного плана. У наших лидеров нет секретного плана, как решить все наши проблемы. Возможно, секретные планы – это и плохо, но гораздо возмутительнее, по-моему, отсутствие плана в принципе.   Источник: Getty Images / Bloomberg / David Paul Morris

20 февраля 2013, 12:10

Средство от неизлечимых болезней: зачем Мильнеру и Цукербергу премия по медицине

Миллиардер Юрий Мильнер объяснил Forbes, зачем стал одним из соучредителей фонда Breakthrough Prize in Life Sciences Foundation, который в среду вручил первые 11 премий по медицине «Я думаю, что эти первые премии — это только начало. Она вообще задумывалась как платформа, на которой могут существовать и другие премии в области медицины. Я надеюсь, что к нам присоединятся и другие люди», — заявил Forbes один из основателей Mail.ru Group и DST Global Юрий Мильнер (№92 в списке богатейших бизнесменов России, состояние $1 млрд), комментируя сегодняшнее сообщение о вручении первых премий за прорыв в области медицины. Читать далееПохожие статьиДеньги в лом: зачем компания Игоря Зюзина купила убыточную фирму за 4,6 млрдЭтот день в истории бизнеса: трактора, которые стали суперкарами, и Mail.ruПрохоров продал долю в Polyus Gold за $3,6 млрдОчки для соцсети: почему Марк Цукерберг заинтересован в успехе Google GlassПравила бизнеса Майкла Делла