• Теги
    • избранные теги
    • Разное2206
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1101
      • Показать ещё
      Формат40
      Компании360
      • Показать ещё
      Люди681
      • Показать ещё
      Показатели33
      • Показать ещё
      Издания26
      • Показать ещё
      Сферы14
      • Показать ещё
      Международные организации74
      • Показать ещё
24 февраля, 09:00

Либералы против генетики

Американский политэкономист Френсис Фукуяма задаётся вопросом: есть ли связь между IQ, преступностью и гомосексуализмом — и генами. Опыты над близнецами в первых двух случаях показали — есть. Однако западная либеральная общественность посчитала эти выводы евгеникой и расизмом. Но в случае с гомосексуализмом они, наоборот, всё объясняют генами. Американский философ, политэкономист Френсис Фукуяма в 2002 году […]

23 февраля, 22:00

«Постструктурализм — это в основном бредятина»

Читательская биография философа Александра ДоброхотоваАлександр Доброхотов — философ и культуролог, профессор НИУ ВШЭ. Недавно вышло второе издание его книги «Данте Алигьери» (первое издание — 1990 год), посвященной мировоззрению великого итальянского поэта и мыслителя. «Горький» поговорил с Доброхотовым о его увлечении автором «Божественной комедии», древними греками, Хайдеггером и других этапах читательской биографии.Гюго и опыт медленного чтенияКнижная биография — сложный сюжет, она у меня большая и бурная, начинается с пяти лет. Между нами говоря, первая часть моей читательской биографии — где-то до университетских лет — была полуаутистской. Потому что для меня именно книги были реальностью, а насчет всего остального надо еще подумать. В общем, из мира книг я не вылезал и лишь потом, только в университете, подключился к нормальному сообществу. Правда, уже где-то лет десять я читаю только нон-фикшн. Художественное только иногда: ну, выходит Пелевин — надо почитать. Наблюдая за своими ровесниками, вижу — это почти нормально, почти у всех так происходит, в какой-то момент они перестают читать художественную литературу. На моем счету много десятилетий интенсивного чтения, поэтому мне трудно выделить какие-то эпохи или главные книги — в моей жизни было очень много разных читательских событий.В принципе, круг чтения у всех детей советского времени был одинаковым — это в первую очередь приключения, путешествия, фантастика. Я читал довольно бессистемно, поэтому мне в руки часто попадали книги взрослого круга чтения. В школе уже и философию начал читать в поздних классах. Был определенный опыт как бы перелома в чтении: я читал только прозу, стихи воспринимал как рифмованную прозу, а революция произошла где-то лет в 13-14, когда я прочел поэзию как поэзию. Есенин был первый поэт, благодаря которому я понял, что в стихах есть музыка и что по-другому не скажешь. Для меня началась совершенно новая читательская эпоха. Но с прозой тоже были переломы, потому что когда-то, лет наверное в одиннадцать, я стал читать довольно взрослые книжки и скучное пропускал, больше по сюжету скользил. И потом — это я помню достаточно хорошо — читал пятнадцатитомник Гюго, огромный, зелененький такой, там много скучного, он несколько риторический автор. Внезапно мне пришло в голову, что ведь, когда автор писал, ему же не скучно было, он же зачем-то этим занимался. И я поставил такой эксперимент: стал читать очень медленно и каждое предложение как бы репрезентировал в воображении, представлял то, что мог представить себе автор. Поначалу было довольно скучно, но после, наверное, сотни страниц в моем сознании произошел перелом. Можно назвать это мутацией читательского сознания. С тех пор я читал только так — медленно и выжимая из текста все, что там могло быть заложено. Оказалось, это страшно интересно. После этого я прочел пятнадцать томов Гюго, потом мне стало интересно, кто он такой, я взял книжку из серии ЖЗЛ, и такой тип чтения, когда я как бы «выедаю» собрание сочинений, а потом вокруг него осваиваю пространство, стал для меня привычным.Знакомство с философиейПосле этого открытия уже можно было читать что угодно, возраст особого значения не имел. Книга в то время была единственным окном в мир, но купить что-то было сложно. Оставалась библиотека, но это вещь региональная — где-то она хорошая, где-то не очень, а поскольку отец был военным, и мы ездили с места на место, бывало по-всякому. С другой стороны, был советский обычай многосторонне комплектовать библиотеку, то есть в принципе там была и классика, и какая-то философия. В библиотеке военной части я нашел «Индийскую философию» Радхакришнана, она меня потрясла.Стыдно признаться: я же философ — должен о себе думать, но мне это неинтересно. Я думаю о каких-то объектных вещах, а самоанализ мне как-то не очень. Тем не менее я помню, что до поры до времени меня интересовала только художественная литература, но где-то с 9 класса школы я уже стал подумывать кем быть — точно, что не летчиком и не пожарником. Ну, литература — читать о ней хорошо, но делать ее у меня тоже не было специальных целей. Поэтому (поскольку книжки про умное, про философское нравились) я и подумал, собственно, о профессии. Выбор книг был небольшой, повторяю. Конечно, русская литература пропитана философией. И в школе Достоевский, Чехов, Толстой были любимыми авторами — собственно, это и есть мир, в котором я жил, но сообразить, как делается профессиональная философия, было трудно. Я попробовал почитать классиков марксизма-ленинизма, потому что они были в библиотеке. Маркс — это было скучно; правда, потом, уже студентом, я почитал некоторые его работы, смог оценить. Блестящая, например, его диссертация. Вроде бы написана не самым большим специалистом, молодым человеком, но она довольно остроумная и не утратившая смысла. Есть другие неплохие работы типа «Восемнадцатого брюмера», но в целом Маркс не пошел. А вот Энгельс мне понравился в школе. Я прочитал «Диалектику природы», мне показалось интересно, немножко «Анти-Дюринга». Но потом мне попались нормальные книжки по индийской философии — Чаттерджи и Датта «Древняя индийская философия», замечательная небольшая книга, компактное введение, очень толковое. И книжка Радхакришнана. Тогда как раз дружба с Индией была большая, Радхакришнан собирался приехать — он же президентом был, и вот решили, что надо сделать приятное человеку, взяли и срочно перевели с английского его книжку. Потом, думаю, пожалели и кого-то наказали, это совершенно не марксистская литература. Тем не менее это показало, что есть интересные книжки про философию. Одну из курсовых я потом писал именно по «Упанишадам» под руководством Арсения Чанышева. Совершенно бессмысленное было занятие: он порекомендовал мне переводить «Упанишады» с английского, и вот я переводил, пытался комментировать, не зная санскрита. Санскрит пытался потом учить, но бросил. Однако именно индийская философия стала для меня первым импульсом.Собственно философскую литературу я начал читать довольно поздно. В шестидесятые в моду вошел французский экзистенциальный стиль, их много переводили, потому что они левые. Со всякими экивоками и комментариями, но переводили. Поэтому современную философию можно было как-то извлекать из литературы. Но для меня лично русская литература все-таки была главным источником философских идей. Например, Толстой: я в десятом классе оказался в больнице, месяц провалялся, и у меня была «Война и мир» в руках. Это был опыт беспрерывного чтения с погружением в его мир, из больницы я вышел уже, так сказать, с сознанием, сдвинутым Толстым. Потом стал читать все его книги не останавливаясь, потом книги о нем, а тут еще экранизация Бондарчука подоспела. Наверное, мой путь к философии можно так описать — через литературу.Об античностиКонечно, греческая культура для меня очень важна. Одно из первых впечатлений — Гомер в детском изложении и куновские «Мифы Древней Греции». После этого греков я не забывал, но сказать, что был увлечен, — нет. Первая курсовая у меня была по Марку Аврелию, но это было время поисков. Потом я хотел заняться индийской философией, а мой научный руководитель, Арсений Чанышев, сказал, что можно попробовать обратиться сперва к грекам, посмотреть, как философия у греков начинается. Но я хотел изучать позднюю античность, меня с самого начала очень увлек Плотин. Он и сейчас мне кажется вершиной мировой мысли. На тот момент уже были переводы Плотина. Довольно много было опубликовано в дореволюционном журнале «Вера и разум», была прекрасная книга Блонского, в то время уже начали выходить книги Лосева, то есть было что почитать. Но главное, что потом я все равно это бросил. Я понял: для того, чтобы понять Плотина, надо сначала Платона понять. Понять Платона — надо сперва изучить досократиков. И вот тут я уже застрял. И как раз Чанышев подсказал мне, что тема бытия у досократиков — это очень интересно. Асмус прочитал нам блестящую лекцию про Парменида, ну и тут уже меня зациклило, и я занимался Парменидом несколько лет. Еще подвернулся аспирант кафедры истории зарубежной философии, Лев Абрамович Финкельберг, который сказал, что готов учить греческому просто так. Ему было интересно, он филолог был по образованию. Чтобы не забыть профессию, стал учить нашу небольшую группу греческому языку. Он сам был молодой человек, занимался с нами очень азартно. По сути это было введение в греческую культуру, можно даже сказать — дополнительное образование. Это года три продлилось; конечно, не выучили язык как филологи-классики, но все же. С тех пор уже от греков я не отходил.О русской философииПотом я увлекся русской философией. Это было для меня довольно неожиданно — я всегда считал ее провинциальной и вторичной, собственно даже почти ничего и не читал. Но потом, в конце университетских лет, у нас возник стихийный полуподпольный философский кружок: собирались, чтобы неформально поговорить. Им руководил Александр Васильевич Антонов, сейчас он довольно известный деятель старообрядческой среды. Мало кто знает, но он человек удивительных талантов, учился на философском факультете на вечернем отделении, человек невероятной эрудиции и полемического темперамента — такой, в общем, русский Сократ. Он этот кружок придумал и в некотором смысле воспитал нас философски, научил сократизировать и проблематизировать мысленные ситуации, а также показал, что русская философия имеет что-то свое, неповторимое.О ДантеЧто касается Данте, о котором я написал книжку, то это было быстрое увлечение, оно совпало с возможностью учить итальянский, тоже у хорошего преподавателя. Пара лет сверхинтенсивной работы — и потом я, собственно, к этой теме не возвращался больше, ну или почти не возвращался. Доклады делал на международных конференциях, но средневековьем не занимался. А Данте меня поразил своим контрапунктом XX веку. Тогда как раз была эпоха диссоциации метафизической мысли, размывания ценностей: Европа в растерянности, Россия в растерянности, все относительно... Данте же выстроил картину мира, насквозь пронизанную перекликающимися смыслами, — так сказать, от и до. Все со всем согласуется, рифмуется, мир как огромный храм. Кроме того, Данте был очень политизированным, актуальным мыслителем в трагическом споре со своим временем. И это совершенно не мешало ему видеть мир как абсолютную гармонию в частях и в целом. Как раз то, что XX век потерял полностью. Мне показалось интересным реконструировать его ментальность, посмотреть, как можно было вот так увидеть мир. Ну отчасти, почему он его увидел таким? Обычно ведь сова Минервы вылетает ночью. Как раз тогда в очередной раз наступила ночь, в самом начале XIV века: уже средневековье, собственно говоря, закончилось, и Данте это осознал постфактум, совершив прыжок в какой-то другой, новый мир. Поэтому страшно интересно было посмотреть на Данте не только как на классического средневекового мыслителя, но и как на мыслителя большой культурной революции. Он понимал, что мир сломался, это его изумляло, он не очень понимал, что происходит, наивно удивлялся, почему, скажем, поэтам перестали гонорары платить. Для чего деньги у аристократов? Ясно — чтобы отдать их поэту. Но новорожденная индустриальная культура уже предлагала другие возможности. Для Данте это был симптом конца света. В общем, я пару лет провел в таком очень интересном путешествии, в самом конце восьмидесятых. Это была последняя книжка, кстати, в замечательной серии «Мыслители прошлого», там подавляющее большинство книг на очень высоком уровне.Обложка нового издания книги Александра Доброхотова «Данте Алигьери»Об охоте за книгамиДостать и купить книгу — это была целая эпопея. Ну конечно, я был маньяк, как и большинство людей, любивших книги, — охотился за ними через знакомых, через рынки. Потом наступила эпоха ксерокса, стало немножко проще, хотя и рискованнее, потому что некоторые мои знакомые реально пострадали, влипнув в историю. Но в принципе можно было за деньги что-то достать, возникла целая субкультура латентных книжных рынков. Помню, я раздобыл двухтомник Ануя, это был большой праздник. Великолепный такой двухтомничек, хорошо оформленный. Надо сказать, что книжные мастера в то время были прекрасные: иллюстраторы, книжная графика, дизайн — умели делать. Но, к сожалению, добраться до этих книг было трудно. Конечно, томик Кафки где-то достать — это был праздник, разумеется. Как ни странно, с классикой-то русской тоже было туго. Достоевского стали издавать довольно поздно большими тиражами. «Преступление и наказание» еще ладно, а, скажем, «Бесов» особо-то и не почитаешь. Неплохим подспорьем была библиотека «Огонька» — дешевые многотиражные издания, с какого-то момента там стали появляться интересные авторы: Мериме, Цвейг, Грин. Меня какое-то время выручал даже не книжный рынок — это все-таки дорого было, и не всегда я такую возможность имел, — а ксероксы. В университетские годы, конечно, уже появились новые каналы: или диссиденты что-то подбрасывали, или с Запада что-то привозили. А иногда приходилось возвращаться к временам первой цивилизации. Я помню, мне дали Мандельштама, буквально на ночь, и я понял, что это здорово. Но ведь его надо медленно читать, чтобы понять хоть что-то. И я сидел, всю ночь переписывал от руки. Эти листочки у меня еще хранятся даже, исторический такой документ. Не знаю, в каком веке так от руки переписывали стихи. Думаю, что уже в XVIII веке так не делали. А вот в XX веке опять пришлось. Хотя, говорят, Ахматова прибегала еще к более экзотическому способу. Она надиктовывала подругам с хорошей памятью стихи, потому что на бумаге их держать было опасно: условно говоря, десять подруг, каждая по десять стихов выучивала. Но я обходился бумагой и ручкой. Да, это, конечно, был целый мир приключений; книга — большой дефицит, особенно когда живешь в каком-то лесу в военной части. Но с другой стороны, согласитесь, в таких условиях совсем по-другому читаешь. Когда вокруг пирамиды из книг, нет азарта. А когда тебе говорят: «Вот если за ночь не прочтешь — смотри…» Тогда можно было «Архипелаг ГУЛАГ» за ночь прочитать, хотя бы избранные места. Но когда дают сборник стихов — его хочется перечитывать, поэтому приходилось переписывать. Но я думаю, что в таком случае и физиология, и эстетика восприятия совсем другие.О бумажных и электронных книгахСейчас происходит революция в восприятии книги. И хотя написано о конце «эры Гутенберга» очень много, мы еще не в состоянии понять происходящее. Переход от устной речи к письменной, от иероглифа к алфавитному письму, от «свитка» к «кодексу» и от него к электронной книге — это огромная, не до конца разгаданная история, в которой ведь не только завоевания, но и потери. Возможно, мы еще не все знаем про «кодекс». Но появление книги на электронных носителях (и визуальных, и аудио-) позволит, я думаю, понять со временем, что теряется в этом случае. Очевидно, что это шаг назад, к свитку и чтению вслух. У них есть, конечно, свои преимущества. Совсем недавно — в XIX веке — чтение вслух вообще было важной частью культуры. Диккенс, например, подрабатывал чтением своих романов перед аудиторией, и это, судя по свидетельствам, был даже не перформанс, а настоящий театр. В защиту «бумаги» скажу (отбрасывая всякие сентименты, эстетику и сенсорику), что иногда навигация в «кодексе» легче, чем в «свитке», к каковому формату вернулась электронная книга, с ее поисковыми возможностями, но также и с выхваченным из массива фрагментом текста. Почему — это еще надо понять. Возможно, экран дает нам «пятно», а бумажный блок — какую-то объемную архитектуру, предлагающую другую навигацию в книге. Во всяком случае, я предпочитаю листать бумажную версию, чтобы сообразить, с чем имею дело и где про что написано. Видимо, так глазом схватываются за раз более обширные пространства текста.О постструктурализмеСтруктуралисты были нашими учителями, а постструктурализм мне никогда не был близок. Эта ментально враждебная волна, она построена на демонтаже предыдущей эпохи, то есть для нее мировая культура была не неким храмом, а скорее инструментом или критического анализа, или просто борьбы, или самоутверждения — это настолько бросалось в глаза, что было просто неинтересно. Да я и сейчас считаю, что постструктурализм — это в основном бредятина. Настоящая бредятина, которая сделана как некий культурный перформанс, чтобы показать, что можно и так занять свое место в этом мире. Но, конечно, нужно различать: скажем, была школа «Тель Кель», они на самом деле структуралисты еще, там много интересного. Группа Барта и его младших коллег — она интересна, им действительно надо было что-то понять. А Делез, Деррида, Лакан — им уже не надо было ничего понимать, им нужны были новые правила игры, и они хотели выиграть в игре, правила для которой они сами придумали.Возможно, я слишком агрессивен в отношении постструктурализма, но здесь уже, что называется, столкновение стилей — это даже хуже, чем столкновение мыслей. Это вещь более сердитая. Хотя если заставить себя быть объективным, то да — Делез часто бывает интересен, у него есть вещи, которые когерентны с реальной историей философии. Фуко интересен. Фуко, пожалуй, единственный автор, которого я студентам всегда рекомендую, потому что он не столько философ, сколько культуролог. Он погружен в материал, и если о чем-то пишет, то историю этого дела знает, а если выдумывает — то выдумывает красиво, и потом — у него очень хорошее культурологическое чутье. Он мастерски реконструирует невидимые дискурсы эпохи. Но тем не менее, приходится себя заставлять быть справедливым...О ХайдеггереНемалую роль в моем образовании сыграл Хайдеггер, потому что, когда я стал заниматься досократиками, как раз тут выяснилось, что новые прочтения можно найти у него. А я тогда немецкий знал еще плохо, как ни странно, хотя школу я заканчивал в Германии, два с половиной года там прожил, но немецкий не учил и не интересовался. Поэтому сначала Хайдеггера читал на английском — «Бытие и время», надо сказать, хорошо перевели. Все бесконечные каламбуры хайдеггеровские там прокомментированы. Английский и сейчас более ясный, как мне кажется, для читателя, к тому же на нем есть качественная вторичная литература. Потом у меня был опыт перевода Хайдеггера на русский, и в результате я понял, что его можно только по-немецки читать. Наши переводчики — там много было хороших, но у Михайлова очень сложно получалось, сложнее, чем у Хайдеггера. А у Бибихина красиво, но (ну это уже не мое мнение — мнение экспертов) иногда просто неточно и не про то. В общем, манера Хайдеггера говорить о досократиках на меня произвела впечатление. Он берет слово и показывает его глубинную семантику — и она не совсем та, которая в средневековой лексике или лексике модерна. А что это значит? Это значит, что нужно заставить слово звучать несколько поэтически, в первых словарных смыслах, что называется. И вот у Хайдеггера это срабатывало. То есть можно было представить альтернативную модернитету картину мира, досократовскую. Они и в самом деле другие. Ведь Аристотель вообще уже наш вполне человек — мыслит примерно так же, как мы с вами, только чуть получше, может быть. Но и то правда: когда Хайдеггер толкует Аристотеля — видишь, что там звучали какие-то смыслы, ускользнувшие от потомков. Надо сказать, что увлечение Хайдеггером прошло, потому что он, конечно, как историк философии великолепен; он гениальный читатель, я бы сказал, — он умеет прочесть и услышать то, что в тексте неочевидно; но, когда начинает устраивать всякие собственные шаманские и поэтические радения, вот это уже мне было не близко. Тем более, что он очень ангажированный мыслитель. Про его фашизм я толком тогда и не знал — на самом деле, это может быть не так и принципиально. Но его попытка обязательно все рациональное перевести на язык поэзии в какой-то момент становится не очень интересной. К примеру, когда он начинает последекартовскую философию излагать, главная его задача — сломать объективирующее мышление. Оно для него — измена бытию и так далее. Но это вопиюще несправедливая стилизация, поэтому его партийные войны с рационализмом меня, конечно, не впечатлили. Сейчас я его не читаю и студентам не рекомендую. А в прошлом — да. У меня сохранились слепые машинокопии его переводов, которые я делал на «Эрике»: я в обнимку с ней провел много ночей.О философском факультете МГУ 1970-хПроблемы метода меня, честно говоря, никогда не интересовали, мне казалось, что вполне можно рассматривать его как инструмент: отбросил один, взял другой, если этот подходит. Скажем, увлечение Бахтиным у меня быстро прошло, потому что это в основном были разговоры о методе. Я параноически упираюсь всегда в содержание, в идею. Хотя, как сказать... Вот, например, Лосев, Аверинцев — это тоже люди метода, они огромное влияние на меня оказали. Мамардашвили — у него тоже есть свой авторский метод, безусловно. Поэтому нельзя сказать, что я консервативен, нет, почему, любой голос я готов услышать, если человек мысль какую-то предлагает. Была бы идея. Но моему студенческому поколению повезло: вроде бы шестидесятники уже сходили на нет, наступала эпоха застоя, а преподаватели как раз очень интересные были. Последняя их попытка как-то социализоваться — это попасть в университет, что-то рассказать, и нам, так получилось, лекции читали люди совсем не консервативного направления: Пятигорский, Мамардашвили, Аверинцев еще читал вполне, Лосев выступал на конференциях, Мотрошилова, Эрих Соловьев, Давыдов, Гайденко. Щедровицкий что-то рассказывал (но это немножко сектанское было направление).Поскольку философский факультет был идеологическим, строгим, он сам себе был судьей: к нему особо не лезли, потому что там были матерые идеологи. Но внутри некоторые устраивали маленькие цветнички, парнички, где можно было о чем-то говорить, и приглашали этих замечательных людей. Виртуозно это сделали Т.И. Ойзерман и Ю.К. Мельвиль с кафедрой истории зарубежной философии. А Мамардашвили — это, конечно, окно во всю европейскую философию сразу. Н.В. Мотрошилова тоже чувствовала себя в западной философии как рыба в воде, читала на всех европейских языках, знала современные мировые дискуссии и умела об этом рассказать на должном уровне. А Мамардашвили был увлечен постструктуралистским направлением, он отчасти и сам его на свой лад развивал; конечно, он скорее французской ментальности мыслитель. Обо всем этом он нам рассказывал; может, я не очень тогда понимал, что это окно в альтернативный мир, но сидел тоже, записывал. Правда, на первых курсах я жил в Мытищах — полчаса на электричке, потом еще метро. Если это первая пара, то нужно бороться со сном, да еще и слушать Мамардашвили. Он клал диктофончик, брал трубку, гипнотически так рассказывал, размышлял, не торопясь; у девушек экстаз был полный, потому что это настоящий театр мысли, но я все-таки засыпал. Обучение во сне возможно, потому что записанное мною во сне дрожащей рукой было, как я потом понял, перечитывая, адекватно. Это был курс по «Феноменологии духа» Гегеля — очень здорово. Может быть, он Кожеву немножко подражал, но все равно получалось оригинально. Потом был второй его курс по экзистенциализму, а потом уже ему сказали, чтобы он уходил из МГУ, потому что это уже приобретало характер какого-то перформанса, аудитория забивалась — приходили люди с улицы, слушали. Это, конечно, были настоящие радения. Ну и его выдавили из университета. Пятигорский, по-моему, сам потом ушел. Он читал индийскую философию. Я вот сначала даже не понял, что это русский, потому что он был смуглый, странный такой, какой-то браслет у него на руке был, глаз один у него всегда смотрел куда-то в Индию. Он все время ходил по аудитории, вскрикивал, говорил чего-то. Иногда это казалось манерностью, но нет, это его нормальный модус. Я как раз тоже в это время немножко Индией увлекался и какие-то вещи понимал именно благодаря этим его приборматываниям.Он начинал говорить: «Джива — это не жизнь, это не биология, вот когда женщина доит корову — это джива, когда воин воюет — это джива, джива — это... — говорил он и замолкал минуты на три, — джива — это джива…» И его понимали, потому что, видимо, есть какая-то модуляция мысли, в которую можно встроиться. Пожалуй, Мамардашвили и Пятигорский были самыми необычными лекторами, но повторяю: нашему поколению повезло, потому что они как бы исполняли философию, так сам Мамардашвили говорил. Продумывали вещи какие-то, параллельно пытались понять. Но это не так было просто. Потом стало совсем плохо. Вторая половина 1970-х — это, конечно, тоска. Да и заря перестройки: там уже почти ничего не было, кроме болтовни. Но зато началась эра «культурологии».Иван Мартов

23 февраля, 17:00

Легенда для будущих побед. Как возник праздник 23 Февраля?

27 января 1922 года Президиум ВЦИК РСФСР опубликовал постановление о четвёртой годовщине Красной армии. В нём говорилось: "В соответствии с постановлением IX Всероссийского съезда Советов о Красной армии Президиум ВЦИК обращает внимание исполкомов на наступающую годовщину создания Красной армии (23 февраля)". Этот документ и послужил основой празднования Дня Красной армии и флота, который с 1946 года носил название "День Советской армии и Военно-Морского флота", ну, а ещё позже стал известен как День защитника Отечества. Почему же в крайне тяжёлой обстановке: Гражданская война в европейской России была окончена, но Народно-революционной армии Дальневосточной Республики (буферного образования на наших восточных окраинах) только предстояло взять вошедшим в песню штурмом станцию Волочаевка, выбить белых из Хабаровска, очистить от интервентов Приморье — власть озаботилась установлением армейского праздника? Что у неё, других дел в разорённой мировой и гражданской войнами стране не было? Конечно же, были. Но большевистские вожди — свидетельством компетенции которых была их способность взять власть и удержать её в условиях Гражданской войны и интервенции — прекрасно понимали, что государству для существования нужна армия, а армии нужны не только пушки и шинели, но и легенда. Легенда была у древних греков — предание о трёхстах спартанцах помогало громить персов не меньше шестиметровых сарисс. Легенда о явлении Бориса и Глеба на Куликовом поле была у Московского княжества. И в Первую мировую, войну машин, ведшуюся танками, самолётами, газами, у англичан была легенда об "ангелах Монса" — небесных лучниках, вставших между отступающими британцами и готовой вырубить их германской кавалерией… Так британские средства массовой информации изображали легенду об "ангелах Монса"… И вот в январе 1922 года большевистские вожди выбирают праздничной датой 23 февраля 1918 года, закладывая фундамент легенды, уже девяносто пять лет влияющей на жизнь нашего общества. Почему было это сделано и что же происходило на самом деле в этот день? Для ответа на этот вопрос открутим ленту истории на 8 ноября 1917 года. В этот день Второй Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов берёт на себя — по результатам вооружённого захвата власти большевиками — всю полноту власти, а самым первым делом принимает Декрет о мире. Даже Декрет о земле, посвящённый самому актуальному для крестьянской войны вопросу, шёл вторым… Документ этот и поныне восхищает своим идеализмом, которому мог бы позавидовать даже проповедовавший птичкам Франциск из Ассизи…  Предложение "всем воюющим народам и их правительствам начать немедленно переговоры о справедливом демократическом мире", приглашение к разговору "о немедленном мире без аннексий и контрибуций". Не выяснять, кто же виноват, в войне, а немедленно прекратить убивать. Ну а для того, чтобы виновных найти и избежать подобного впредь, молодая власть декларировала намерение приступить "немедленно к полному опубликованию тайных договоров, подтверждённых или заключённых правительством помещиков и капиталистов с февраля по 25 октября 1917 года". Да ещё и объявила безусловно и немедленно отменённым всё содержание этих документов. Опубликованный в газете "Известия" декрет был немедленно передан по радио. Реакции, как легко было предположить, не последовало. Ну, какая реакция могла быть у Франции, национальной идеей сделавшей возврат потерянных Наполеоном III Эльзаса и Лотарингии и многие десятилетия ведшей реваншистскую пропаганду? Ведь даже прославленный антимилитаристскими романами Анатоль Франс в начале Первой мировой войны пришёл к президенту Пуанкаре (по прозвищу Пуанкаре-война) в мундире и предложил располагать им. (Риска отправки на фронт в связи с возрастом никакого, а пиар продажам книг способствует…) Или Британии, отчаянно отбивавшейся от попыток Германии, уже превысившей её по объёмам промышленного производства, отобрать и рынки сбыта путём строительства всяких там багдадских железных дорог. Тем более что гениальный писатель Герберт Уэллс, социалист-фабианец по политическим взглядам, уже выдумал для британской военной пропаганды хлёсткий лозунг — The War That Will End War,  т.е. "война, которая покончит с войнами". Ну, как же можно бросать на полпути такое хорошее и налаженное дело, тем более что превосходство германской индустрии останется нетронутым и составит конкуренцию английской промышленности… У центральных держав дела были хуже. Турок русские били постоянно. Австро-Венгрию — регулярно. Но решали не они, а кайзер и его всесильный Генеральный штаб. А вот тут никакого желания идти на мир без аннексий и контрибуций не было. В самом начале войны Манифест 93-х, "К культурному миру", подписанный виднейшими немецкими деятелями науки и культуры, выразил полную поддержку германскому милитаризму. Гениальный социолог Макс Вебер писал, что только Россия способна уничтожить Германию… Немецкая социал-демократия презирала не только царя, но и всё реакционное российское общество. В 1914 году германская культура и наука искренне встали на сторону германского милитаризма 14 ноября 1917 года, убедившись в отсутствии реакции стран Антанты на предложения большевиков, Германия сообщила о согласии начать переговоры. 20 ноября в Брест-Литовске начались мирные переговоры, на которых было достигнуто соглашение о перемирии с 24 ноября, которое впоследствии продлевалось. Принц Леопольд Баварский, именно он открыл переговоры в Брест-Литовске Ну а с 9 декабря 1917 года начались сами переговоры о мире с делегациями Германии, Австро-Венгрии, Турции и Болгарии, открытые главнокомандующим Восточным фронтом принцем Леопольдом Баварским. И приступили к переговорам стороны с совсем разных начальных условий, добиваясь абсолютно разных целей. Большевики наивно хотели справедливого мира, а центральным державам, и прежде всего Германии, была нужна победа. И территориальные уступки и создание на западных границах России зависящих от кайзера марионеточных государств. Русской армии, армии преимущественно крестьянского государства, приходилось иметь дело с передовой германской техникой К сожалению, основания для наглого поведения у германских военных были. Российская империя, хоть и отмобилизовала 12 миллионов человек, не выдерживала смертоносного напряжения первой войны индустриальной эпохи — индустриализация страны только начиналась, что губительно сказывалось на объёмах военного производства. Даже пропускной способности железных дорог не хватало для доставки в действующую армию грузов, пришедших морем из Николаева-на-Мурмане и Владивостока. Так что позиция большевиков на переговорах была слабой, много слабей, чем у отчаянно нуждающихся в сепаратном мире центральных держав. Дело в том, что, использовав Декрет о мире в качестве средства внутриполитической борьбы, они лишили действующую армию мотивации. А солдатам ещё и в деревню надо было возвращаться — решать земельный вопрос… Так что когда германцы сделались вдруг поборниками права наций на самоопределение и озаботились народной волей населения Польши, Литвы, Курляндии, Лифляндии и Эстляндии и их стремлением к полной государственной самостоятельности, крыть советским было нечем. Генерал Макс Гофман, один из лучших знатоков и смертельных врагов России Единственная надежда большевиков состояла в том, чтобы дотянуть до того счастливого момента, когда в индустриальной Германии, в соответствии с канонами марксизма, вспыхнет пролетарская революция. Ну а начальник штаба Главнокомандующего Восточным фронтом генерал Макс Гофман, хорошо знавший ситуацию, в которой находится их противник, 18 января 1918 года представил требования центральных держав. Уступку Германии и Австро-Венгрии, Польши и Литвы, частей Белоруссии и Украины, Латвии и Эстонии. Троцкий надеялся на то, что Германия, истекающая кровью на Западном фронте, наступать не сможет. На III съезде Советов подавляющее большинство делегатов было категорически настроено в пользу войны, с восторгом слушало изложение позиции Троцкого, но решение вопроса предоставило Совнаркому. Однако дотянуть до германской революции у большевиков не получилось. На сцену вышли новые игроки, также намеренные использовать сепаратный мир в своих политических целях. Это была делегация Центральной рады Украинской Народной Республики. 27 января 1918 года она подписала мирный договор, согласно которому  в обмен на военную помощь против советских войск УНР обязалась поставить Германии и Австро-Венгрии до 31 июля 1918 года миллион тонн зерна, 400 млн яиц, до 50 тыс. тонн мяса рогатого скота, сало, сахар, пеньку, нужную оружейному производству марганцевую руду и прочие нужные вещи, что распускало удавку голода, накинутую на шею Германии блокадой Королевского флота.   Согласно этому декрету, Рабоче-крестьянская Красная армия создаётся для поддержки грядущей социалистической революции в Европе… В результате демарша УНР 16 февраля германское командование объявило о возобновлении военных действий с полудня 18 февраля 1918 года. Протесты советских представителей, апеллирующих к тому, что о разрыве перемирия должно было быть объявлено за неделю, были тщетны. Строго по часам от Балтийского моря до Карпат германские и австро-венгерские части силами 47 пехотных и пяти кавалерийских дивизий двинулись вперёд. Остановить их было некому: старая императорская армия исчезла, растворённая волной пацифизма, разорванная классовой ненавистью и просто лишённая снабжения. Новую создать элементарно не успевали. Советское правительство было в панике. В ночь с 18 на 19 февраля германскому командованию была направлена радиограмма с согласием на подписание мирного договора. Ответом на неё было дальнейшее быстрое продвижение германских войск. На Ревель, Псков и Нарву шло шесть дивизий 8-й армии кайзера, Отдельный корпус, занявший при Временном правительстве Моонзундские острова, — это создало угрозу Петрограду, которая через три недели вынудит Совнарком перенести столицу в Москву. А на Западном фронте 19 февраля без сопротивления пал Минск, 20 февраля — Полоцк, 21 — Речица и Орша, 22 — лифляндские Вольмар и Венден и эстляндские Валк и Гапсала. Итак, наступает 23 февраля, дата, которой предстояло стать легендарной. Что же случилось в этот день? Если смотреть по генштабовской карте, отмечая булавочками с кайзеровскими флагами занятые германцами города, то ничего… В ночь с 24 на 25 февраля германские войска (тогда на русской земле впервые увидят немецких мотоциклистов) занимают Псков. 25 февраля — Ревель и Борисов. 1 марта — заняты Гомель, Могилёв и Чернигов. И в обществе настроения были мерзкие. По воспоминаниям великих писателей Бунина и Пришвина, идейные наследники Смердякова, предугаданные гением Достоевского, с нетерпением ждали прихода германских войск на Невский проспект. Немцев в древнем Пскове купечество встречало с энтузиазмом, напомнившим восторги Февральской революции. 140 красногвардейцев были выданы немцам и немедленно расстреляны. Бывшие офицеры Российской армии надели погоны и с помощью германских патрулей понуждали солдат к отданию чести… Так что 23 февраля В.И. Ленин незначительным большинством (семь "за", четыре "против", четыре воздержались) провёл через ЦК РСДРП(б) решение о принятии германского ультиматума. 24 февраля с огромным трудом это решение было проведено через ВЦИК. 1 марта советская делегация вернулась в Брест-Литовск, и 3 марта 1918 года в Белом дворце Брестской крепости был подписан Брест-Литовский мирный договор… Впрочем, германские войска не преминули 4 марта занять Нарву — отряды революционного матроса Дыбенко бежали... Позор, предательство, унижение… Так почему же в 1922 году Президиум ВЦИК РСФСР выбирает Днём Красной армии именно 23 февраля? Ведь в минувшей Гражданской были блистательные победы красных. Была оборона Царицына с удивительно умелым использованием артиллерии — за её роль в другой войне, но у того же города установят праздник День артиллерии. Был разгром Колчака на Тоболе и Ишиме, была Ростово-Новочеркасская операция, заставившая Антанту снять экономическую блокаду с России, звавшейся тогда РСФСР. Была героическая Перекопско-Чонгарская операция, взятие красными Крыма… Любая их дата годится для легенды. А взяли 23 февраля. Почему? Да по той же причине, что и Реввоенсовет Республики в декабре 1918 года принял на снабжение РККА суконный шлем, напоминающий шелом с бармицей. "Будёновка" первоначально и была названа богатыркой, символизируя связь с историческим наследием России. И рисовал эскизы новой формы художник Васнецов, известный бережным отношением к русским легендам… Не могли и не хотели победители выбрать днём своей армии дни самых реальных и самых блистательных побед в войне братоубийственной. Они уже столкнулись с тем, что ни немецкие, ни польские рабочие и крестьяне отнюдь не отказывались воевать против "братьев по классу". И Днём Красной армии был установлен день боёв с внешним врагом, вторгшимся на русскую землю. Боёв скорее символических, но — боёв. 23 февраля 1918 года дрались. Дрались под Псковом. Первый красноармейский полк подполковника Параделова. Дрались Шестой Тукумский, Седьмой Баускский Латышские стрелковые полки; дрались стойко — сказывалась вековая ненависть батрака к выжимавшему его пот феодалу и бюргеру. Контратаки этих частей после сдачи Пскова возглавил полковник Генерального штаба Иордан Пехливанов, болгарин на русской службе. Штаб Верховного главнокомандующего возглавил генерал Бонч-Бруевич. Полковник Генерального штаба Иордан Пехливанов, он возглавил сопротивление у Пскова С первых дней своего существования Красная армия строилась на профессиональной основе Российской императорской армии. И после оставления Нарвы матросом Дыбенко, занимавшим пост наркома Военно-морских сил (разгон Учредительного собрания, подавление тамбовских крестьян и кронштадтских мятежников у него получалось лучше), немцев у Ямбурга остановил тульский дворянин генерал Дмитрий Парский, бывший командир Гренадёрского корпуса, военный историк, разрабатывавший первые Уставы РККА… Но полноценная армия у большевиков возникнет ещё не скоро. Летом 1918-го, в дни мятежа Чехословацкого корпуса, красным было нечего противопоставить восставшим. Это при том, что часть чехов, например автор "Швейка" Ярослав Гашек, была за большевиков… Генерал Дмитрий Парский, бывший командир Гренадерского корпуса. Он остановил немцев у Ямбурга Но символическое сопротивление оказано было. И именно оно потом было положено в основу легенды о 23 февраля. Слова "Краткого курса истории ВКП(Б)" о том, что "под Нарвой и Псковом немецким оккупантам был дан решительный отпор", имеют к реальности примерно то же отношение, что и легенда об "ангелах Монса" к событиям Первой мировой. Но вот 23 февраля 1943 года уже было ознаменовано победой. Победой подлинной, но для достижения которой символы и легенды нужны были почти так же, как и те пятнадцать тысяч орудий, огнём которых был начат разгром германских войск под Сталинградом!

23 февраля, 14:45

Александр Проханов // «Завтра», №8, 23 февраля 2017 года

Явление вождяБеседа главного редактора газеты «Завтра» Александра Проханова с заместителем Председателя ЦК Трудовой Партии Кореи Ким Ги Намом.[Александр Проханов:]— Уважаемый товарищ Ким Ги Нам, в нашей стране после кончины Сталина были лидеры, но не было вождя. В вашей стране роль вождя очень важна. Я бы хотел понять, как появляется вождь? Можно выучить и воспитать инженера, врача, учителя, но нельзя выучить вождя. А как в вашей стране рождается вождь? Какими свойствами должны обладать и человек, и среда, в которой он воспитывается, чтобы возникла такая мощная и значительная величина?[Ким Ги Нам:]— Это непростой вопрос, Александр Андреевич. На него нельзя ответить коротко.[Александр Проханов:]— Это вопрос не только непростой, но и совершенно секретный.[Ким Ги Нам:]— Не совершенно секретный, конечно, но этот вопрос занимает центральное место в теории кимирсенизма, кимирченизма, он ключевой. У нас есть народная поговорка: "Нашему народу повезло с вождями". А наши вожди часто говорили, что им повезло с народом. Все наши вожди вышли из народа.В 1974 году я в составе большой делегации корейской ассоциации работников общественных наук посетил Японию. Мы объехали почти всю страну, побывали в 47 уездах. Встречались с японскими учёными, в том числе с первым генеральным директором Международного института изучения идей чучхе, видным, признанным в мире специалистом по международному праву. Я тогда задал ему вопрос: каким образом Ким Ир Сену удаётся вникать во все вопросы жизни страны и мудро руководить делами революции и строительства, в чём секрет?Это почти такой же вопрос, Александр Андреевич, что вы задаёте мне. И тогда он тоже затруднился ответить на мой вопрос. Но тогда я, не задумываясь, сказал то, в чём всегда был убеждён: товарищ Ким Ир Сен считал народные массы своим учителем. А народ мудр. И у него можно научиться всему.Такое основополагающее отношение к народу как учителю подчёркивал и товарищ Ким Чен Ир, и в настоящее время наш высший руководитель товарищ Ким Чен Ын.В своей новогодней речи Ким Чен Ын дважды — в начале и в конце своего выступления — повторил, что ему не хватает знаний и опыта руководителя, чтобы самым достойным образом служить народу. И он поклялся перед всем народом ещё усерднее, самоотверженней трудиться и учиться у народа. Не помню примера, чтобы руководитель страны, глава народа делал такое признание и давал бы клятву усерднее работать, самоотверженней служить народу и учиться у него. Вот так могу ответить на ваш вопрос.[Александр Проханов:]— Можно ли сказать, что вождь соединён двумя пуповинами, которые питают его соками: одна пуповина связывает его с народом, а другая связывает с небесами?[Ким Ги Нам:]— Наши вожди — товарищи Ким Ир Сен, Ким Чен Ир и сейчас товарищ Ким Чен Ын — всегда подчёркивали, что народ для них — это небо. Девизом товарища Ким Ир Сена были слова "Поклоняться народу, как небу". По-корейски эта фраза состоит всего из четырёх слов, и в этих словах глубокий смысл, в них заключено поклонение народу и самоотверженное служение ему.Вы, Александр Андреевич, наверное, слышали об успешном запуске нашей страной баллистических ракет. И когда были запуски ракет, Ким Чен Ын непосредственно на месте несколько дней и ночей напролёт работал, руководил процессом. А это северные районы, где очень холодно. Помимо того ещё и очень опасно, ведь не исключены аварии. Но он находился рядом со специалистами, учёными, которые монтировали ракету. Наш товарищ Ким Чен Ын работает именно так — дни и ночи. Я привык, что его звонки звучат и на рассвете, и днём, и ночью. У нас есть выражение "стальной полководец". Наш Ким Чен Ын — истинный стальной полководец.[Александр Проханов:]— После вашего ответа хочется, чтобы когда-нибудь ночью мне позвонил товарищ Ким Чен Ын.[Ким Ги Нам:]— Я знаю, что товарищ Ким Чен Ын очень уважает вас, Александр Андреевич. Вы известны у нас в народе. Ваши заслуги, работа писателя снискали большое уважение у народа КНДР.[Александр Проханов:]— Спасибо, я очень тронут.Товарищ Ким Ги Нам, не правда ли, что вождь лишь тогда — вождь, когда он с народом не только в минуты праздников, но и в минуты трагедий? Триумф страны — это триумф вождя. Трагедия страны — это трагедия вождя.[Ким Ги Нам:]— Вы правы у нас в прошлом году в северо-восточных регионах было сильнейшее наводнение, вызванное тайфуном и сильными дождями. Оно привело к огромным разрушениям. Американцы говорили, что корейцы не переживут такое, не встанут на ноги.На ликвидацию последствий нами были направлены военные подразделения. И хотя военные не были строителями, они за 2 месяца построили 15 тысяч квартир. И это не просто квартиры — их оборудовали бытовой техникой, мебелью, предметами обихода. Весь мир изумлённо воскликнул, что это чудо. Товарищ Ким Чен Ын руководил работами, сделал всё возможное для облегчения участи пострадавших. Я и сам был там на новосельях, и хочу сказать, что даже в Пхеньяне нет таких квартир, какие построены там и переданы людям.[Александр Проханов:]— Ныне учение чучхе очень актуально, поскольку теория марксизма практически исчезла. Американцы сегодня после прихода Трампа констатируют крах американской мечты. Мусульманский мир, который пытался предложить свой вариант вселенской идеологии, разбомблен, уничтожен. Китайцы тоже не могут предложить мечту всему миру, у них нет универсальной идеи. Возник вакуум, и в этот вакуум должно войти учение чучхе, не правда ли?[Ким Ги Нам:]— В конце 80-х—начале 90-х годов распался Советский Союз, Горбачёв, который был у власти, посадил в тюрьму членов ГКЧП. Они провели в тюрьме несколько месяцев. Но никакой вины на них не было, и власти вынуждены были их освободить. Среди них были министр обороны Дмитрий Язов и Олег Шеин. Они несколько раз приезжали в нашу страну. Олег Шеин написал статью, где говорил о том, что международное коммунистическое движение исчезло, центром мировой революции станет КНДР, и возглавить это движение может только товарищ Ким Чен Ир.[Александр Проханов:]— Сейчас для российского президента очень важна проблема вождя. Кто он, Владимир Путин? То ли он отличный менеджер, который пришёл к управлению корпорацией. Или он лидер. Либо он — вождь. И мы, идеологи, пытаемся объяснить, как Путин превращается из лидера в вождя.[Ким Ги Нам:]— Да, это будет хорошая работа, нужное объяснение.[Александр Проханов:]— Вы запустили целую стаю баллистических ракет. Национальной птицей КНДР является сапсан. Это стая баллистических сапсанов. Поздравляю вас.[Ким Ги Нам:]— Мы делаем упор на своё собственное производство вооружения, ядерного в том числе, наши ракеты сделаны нашими руками. В последнем запуске и установка была нашего производства.Наши пусковые установки — передвижные, и враги поняли, что им не удастся в ответ нанести по КНДР превентивный удар. Противник ахнул, увидев, что наши ракетчики уже после пятиминутной подготовки могут производить запуск. В мире считаные страны — буквально только три государства — могут позволить себе такие технологии, и мы добились того, что стали обладать такими технологиями.[Александр Проханов:]— А какова дальность ракет?[Ким Ги Нам:]— Точной цифры у меня нет. Но есть предположения, что это 6 тысяч километров. Это удивительная технология, высокий уровень, потому что ракеты запускаются вертикально и потом выходят за атмосферу, там летят. Затем возвращаются, достигая цели на земле. И противник боится, потому что знает, что наши ракеты выходят за пределы атмосферы, а когда возвращаются, поражают цель. Это высокая, сложная техника. И мы уже создали её.[Александр Проханов:]— Как советский писатель я описал советскую ядерную триаду. Я был на пусках таких вот мобильных установок, которые двигались по огромным пространствам и были неуязвимы для врага. На атомной подводной лодке я уходил в океан, где проходило дежурство, проводились стрельбы из-под воды. Летал на стратегическом бомбардировщике, который двигался из Белоруссии в сторону Западной Германии и готов был нанести по ней удар. Может быть, мне удастся описать корейскую ядерную триаду?[Ким Ги Нам:]— Как знать…[Александр Проханов:]— Но вернёмся к теме вождя. Как, по-вашему, создаётся, формируется вождь, как возникает феномен вождя?[Ким Ги Нам:]— Вожди не создаются. Вождями рождаются. Вождь должен иметь преемника.[Александр Проханов:]— А если у вождя родится не сын, а дочь?[Ким Ги Нам:]— Не обязательно должно быть кровное родство между преемником и вождём. У нас самые тесные связи — это пэктусанские связи, они как кровное родство и даже больше, чем кровное. Гора Пэктусан — это героическое место, где действовали партизаны, сражался Ким Ир Сен. Там в партизанском отряде родился Ким Чен Ир. И эта энергия победы, коренящаяся в народе, перетекает от вождя к вождю, соединяет их в неразрывное целое.[Александр Проханов:]— Прощу вас, уважаемый товарищ Ким Ги Нам, передайте мой нижайший поклон товарищу Ким Чен Ыну.

23 февраля, 11:50

Вышел 216 номер газеты «Суть времени»

→ О коммунизме и марксизме — 72 Если потеряна воля к смыслу, то уделом человека (или отдельных продвинутых особей, рассматривающих свою человечность как некую отправную точку) остается воля к власти. → Судьба гуманизма в XXI столетии Метафизическая война Проблема хаттов носит весьма непростой характер. Она достаточно политизирована. Такая политизация началась еще в советский период и резко усилилась в период послесоветский. → Основные тенденции в экономике России Экономическая война Доклад на заседании клуба «Содержательное единство» 9 февраля 2017 г. → Русская живопись XIХ века и современность — 3 Культурная война Важнейшее качество русского искусства (соответствующее глубинным основам и традициям отечественной культуры) — антибуржуазность, неприятие художниками индивидуалистически-эгоистических, мещанских вариантов развития общества и искусства. Источник — http://rossaprimavera.ru/issue/216

22 февраля, 18:24

Le Figaro: Кое-где во Франции государственные функции уже в руках исламистов

Об этом журналистам рассказала соавтор недавно вышедшей в издательстве Albin Michel книги "Подчинённая Франция: голоса несогласных" Каролин Валентен. — На её страницах перед читателем разворачивается противостояние между французской нацией, её правилами и идентичностью с одной стороны, и контробществом — с другой стороны. Оно включает в себя отчасти (лишь отчасти) французских мусульман: тех, кто считает Францию враждебной средой и хотят формирования салафитского (салафиты — радикальное течение, отрицающее истинность традиционного ислама; к нему принадлежат террористические группы как на Ближнем Востоке, так и в России и Средней Азии. — Прим. Лайфа) контробщества, и тех, кто стремится к англосаксонской общинной модели, чтобы расширить заметность и место мусульман в общественном пространстве, — обрисовала Валентен содержание своей книги. — Книга говорит нам о том, что на части территории страны противодействующее нашей модели контробщество смогло взять верх и насадить собственные правила в ущерб правилам нации, которая подчиняется этой обструкции, хотя у неё есть средства дать отпор. Она отметила, что к точно такому же выводу пришёл эксперт по исламу во Франции Тарик Йилдиз. — Его посвящённое французским мусульманам исследование показало, что те прекрасно осознают слабость государства: некоторые недовольны ей, а другие рады, потому что "хотят занять его место". Из-за фактического отсутствия государства в некоторых уголках Франции государственные функции оказываются в руках исламистов, причём не обязательно наиболее радикально настроенных из них, — добавила Валентен. В сентябре 2016 года на сайте авторитетного Gatestone Institute (США, Нью-Йорк) появилась публикация "Новая шариатская полиция Франции", где приведены сведения о целом ряде произошедших перед этим нападений в различных регионах страны на девушек-француженок, подвергавшихся нападениям со стороны местных представителей исламистского сообщества. В целом же пресса, начиная с 2006 года, описывает многочисленные "запретные для входа зоны", созданные в иммигрантских кварталах Франции и представляющих анклавы наркоторговли и преступности, управляемые радикальными исламистами. Ничего удивительного: продажей наркотиков зарабатывала и "Аль-Каида"* в Северной Африке, этим же занимался в юности и основатель ИГИЛ* иорданец Абу Мусад аз-Заркави. Немало таких случаев отмечено и в Европе, где радикальные исламисты фактически сливаются с иммигрантской организованной преступностью. — Уже до 40% террористических заговоров в Европе как минимум частично финансируются за счёт таких преступлений, как продажа наркотиков, кражи, грабежи, продажа поддельных товаров, мошенничество с кредитами, — отмечается в пространном докладе Международного центра изучения радикализации (Великобритания, Лондон), опубликованном в октябре 2016 года. По утверждению Brussels Journal за 2008 год, в таких "зонах" во Франции проживает около 5 млн человек или 8% населения страны.   Истоки этой ситуации Валентен видит в "революции 1968 года" и появлении "новых левых", захвативших затем влиятельные позиции в массмедиа и культурной среде. — Некоторые, как, например, журналист Эрве Алгаларрондо, считают поворотным моментом события мая 1968 года, когда демонстранты увидели, что не пользуются поддержкой среди рабочего класса: он предстал в их глазах уже не движущей силой революции, а, наоборот, бастионом утвердившегося порядка, — говорит исследовательница. — Левые с течением лет заменили символическую фигуру рабочего фигурой иммигранта и объявили его новой жертвой номер один ценой искажённой интерпретации антирасистской идеологии, которая утвердилась на Западе во второй трети ХХ века. Антирасизм подменил собой классовую борьбу, а прославление культурных различий стало новой summa divisio (лат. "делением обязательств", важнейший термин римского права. — Прим. Лайфа) общества, позволяя привлекать голоса граждан с помощью их самоидентификации уже не по классовым интересам, а по их принадлежности к этническому меньшинству ради получения неких особых преимуществ. Стоит заметить, что аналогичную мысль высказал в нашумевшей книге "Смерть Запада" (2002 г.) видный американский консерватор Патрик Бьюкенен, описавший это идеологическое явление как "культурный марксизм", производящий революционное преобразование через разрушение традиционного общества новым, ненасильственным путём. * Организации запрещены в России Верховным судом РФ.

22 февраля, 12:36

Российский математик и общественный деятель Игорь Шафаревич. Досье

​19 февраля на 94 году жизни скончался выдающийся российский математик и общественный деятель, академик РАН Игорь Шафаревич.

21 февраля, 14:09

Сергій Дацюк: Стратегії для громади

До третьої річниці перемоги Майдану в Революції Гідності. Суперечливі, драматичні чи навіть трагічні обставини не є приводом для відмови від мислення, рефлексії та творчої уяви. Навпаки, саме такі обставини мали би стимулювати до проявлення цього […]

20 февраля, 15:10

О коммунизме и марксизме — 62

Открываю «Манифест Коммунистической партии». И еще раз перечитываю хорошо знакомые строки, уже обсуждавшиеся мною в этом исследовании: «Буржуазия повсюду, где она достигла господства, разрушила все феодальные, патриархальные, идиллические отношения». Стоп. Понятно, что феодальные отношения основаны на глубоком порабощении народных масс феодалами. Но эти отношения не сводятся к такому порабощению. Они имеют и свое позитивное содержание. Возьмем, к примеру, русскую общину эпохи крепостного права. Спору нет, крепостное право отвратительно. И можно лишь приветствовать его отмену, за которую боролись и Радищев, и декабристы, и те разночинцы, которые расширили «узкий круг» страшно далеких от народа дворянских революционеров, боровшихся за низвержение крепостного права. Но будучи низвергнутым в России в результате давления различных революционных групп и народных масс на правящий класс и царя как выразителя его интересов, крепостное право своим обрушением породило и благие, и губительные последствия. Крестьян освободили без земли. Разрушили традиционные устои их общинной жизни. Позже эти устои ради окончательной победы капитализма в России добивал Столыпин. И ведь недаром великий русский поэт Некрасов, известный своей радикально антикрепостнической позицией, написал в своей поэме «Кому на Руси жить хорошо» такие строки: Крестьяне добродушные Чуть тоже не заплакали, Подумав про себя: «Порвалась цепь великая, Порвалась — расскочилася: Одним концом по барину, Другим по мужику!..» Крестьяне ведь не ликуют по поводу того, что эта цепь порвалась. Да и непонятно, является ли эта цепь только цепью порабощения или эта некая цепь времен, цепь традиций... В любом случае крестьяне констатируют, что одним из своих концов эта цепь ударила («расскочилася») и по мужику. То есть не только о долгожданном освобождении мужика идет речь, но и об усугублении его и без того бедственного положения. Некрасов говорил об этом многократно. И в поэме «Кому на Руси жить хорошо», и в своей знаменитой «Элегии»: Я лиру посвятил народу своему, Быть может, я умру неведомый ему, Но я ему служил — и сердцем я спокоен... Пускай наносит вред врагу не каждый воин, Но каждый в бой иди! А бой решит судьба... Я видел красный день: в России нет раба! И слезы сладкие я пролил в умиленье... «Довольно ликовать в наивном увлеченье, — Шепнула Муза мне. — Пора идти вперед; Народ освобожден, но счастлив ли народ?..» Так что даже освобождение от того, что авторы «Манифеста Коммунистической партии» называют феодальными отношениями, имеет не только светлую, но и темную сторону. Но авторы говорят не только о том, что буржуазия освобождает от феодальных отношений, что со сделанными выше оговорками, конечно, надо приветствовать. Дело в том, что буржуазия, по мнению авторов Манифеста, разрушает также патриархальные и идиллические отношения. Эти отношения существовали веками и тысячелетиями в рамках всех предыдущих укладов жизни. А не только в рамках феодального уклада, непосредственно предшествующего буржуазному. Уклады менялись, а какие-то вкрапления патриархального и идиллического оставались. Хочу обратить внимание на то, что в Манифесте слово «патриархальное» используется не так, как оно используется Лафаргом. Здесь патриархальное — это не злая антитеза доброму матриархальному началу в его лафарговском понимании. Здесь патриархальное — это традиционное. А идиллическое? Идиллия — это простая жизнь, полная мира, любви и нежности, и это художественное произведение, воспевающее такую жизнь — мирную счастливую жизнь поселян, регулируемую традиционными ценностями. Авторы «Манифеста Коммунистической партии» утверждают, что буржуазия разрушила всё патриархальное и идиллическое, устойчиво существовавшее во всей предыдущей истории человечества и уравновешивавшее зло и страдание, вытекающее из того или иного типа порабощения людей. Теперь, при власти буржуазии, люди оказались лишены и этого уравновешивающего начала. То есть страдания их стали еще намного больше. Для того чтобы у читателя «Манифеста Коммунистической партии» не оставалось никаких сомнений по поводу отношения авторов Манифеста к буржуазии, авторы вслед за констатацией, которую я привел, утверждают, что буржуазия «безжалостно разорвала пестрые феодальные узы, привязывавшие человека к его «естественным повелителям». Казалось бы, это можно только приветствовать. Тем более что авторы «Манифеста Коммунистической партии» — сами революционеры, а в Манифесте говорится о том, что «буржуазия сыграла в истории чрезвычайно революционную роль». Так что же, в «Манифесте Коммунистической партии» всего лишь восхваляется буржуазия как разрывательница пестрых феодальных уз, привязывающих обездоленного к властителям, ссылающихся на то, что они являются «естественными правителями»? Но тогда Манифест был бы не антибуржуазным, а пробуржуазным политическим документом. А ведь он донельзя антибуржуазен. И потому прямо вслед за строками, которые я только что привел, говорится, что буржуазия, разорвав эти самые пестрые феодальные узы (они же — «цепь великая» у Некрасова), «не оставила между людьми никакой другой связи, кроме голого интереса, бессердечного «чистогана». Спрашивается, а могут ли люди жить сколь-нибудь человеческой жизнью, если между ними не остается никакой связи, кроме голого интереса, бессердечного чистогана? Если связь бессердечна, то где возможность сколько-нибудь сердечного существования? И может ли человек, не имея никакой возможности сердечно существовать, оставаться живым человеком? «Не может», — отвечают авторы Манифеста. Не говоря об этом напрямую, они в следующих строках этого блестящего документа фактически утверждают подобную невозможность, заявляя, что буржуазия «в ледяной воде эгоистического расчета потопила она священный трепет религиозного экстаза, рыцарского энтузиазма, мещанской сентиментальности». То есть в ледяной воде эгоистического расчета потоплено всё то, что было сердечностью других эпох. Может быть, возникла новая сердечность? Нет, утверждают авторы Манифеста, констатируя, что буржуазия не просто утопила всё вышеназванное в ледяной воде эгоистического расчета, она еще и «превратила личное достоинство человека в меновую стоимость и поставила на место бесчисленных пожалованных и благоприобретенных свобод одну бессовестную свободу торговли». То есть при приходе к власти буржуазии нет места никакой сердечности: старая сердечность уходит, а новая не возникает. И нет места совести. Ибо в мире воцаряется полная бессовестность, именуемая «свободой торговли». Подводя итог, авторы Манифеста утверждают, что буржуазия «эксплуатацию, прикрытую религиозными и политическими иллюзиями, заменила эксплуатацией открытой, бесстыдной, прямой, черствой». Уже было сказано о бессовестности. Теперь речь идет уже о бесстыдстве. А также вновь говорится и о бессердечности. Что такое черствость? Это бессердечность. Человек не может быть живым, то есть настоящим человеком вне своей сопричастности той или иной деятельности. Ибо человек социален по своей природе и вне деятельности теряет эту самую свою природу, она же — живая жизнь или родовая сущность. Так что же происходит с деятельностью, когда приходит к власти буржуазия? Авторы Манифеста утверждают: «Буржуазия лишила священного ореола все роды деятельности, которые до сих пор считались почетными и на которые смотрели с благоговейным трепетом». Спрашивается, если благоговейный трепет исчезает, то может ли деятельность созидать человеческое в человеке? То, что она может созидать нечто во внешнем мире, — понятно. Но ведь это делают и машины. А может ли деятельность продолжать созидать человеческое в человеке? Нет, отвечают авторы Манифеста. Они прямо указывают на то, какие именно виды деятельности лишены этого самого трепета, то есть десакрализованы буржуазией, а значит, и лишены возможности созидать человеческое в человеке. Давайте вчитаемся внимательно в это перечисление: «Буржуазия лишила священного ореола все виды деятельности, которые до тех пор считались почетными, на которые смотрели с благоговейным трепетом. Врача, юриста, священника, поэта, человека науки она превратила в своих платных наемных работников. Буржуазия сорвала с семейных отношений их трогательно сентиментальный покров и свела их к чисто денежным отношениям». Так где же остается место для сердечности, то есть для живой человечности? Это место уже отсутствует не только в деятельности, но и в семейной жизни. Нельзя сохранить сердечность, занимаясь разного рода рациональной деятельностью, но ее нельзя сохранить и занимаясь поэзией. А как ее сохранить? И что будет, если ее окончательно потерять? Перечитывая «Манифест Коммунистической партии», это самое простое и одновременно вполне фундаментальное произведение классического марксизма, мы убеждаемся в том, что даже в нем заложены основания для рассмотрения того, что является наиболее важным в произведениях классического марксизма, более сложных, чем Манифест. Я имею в виду отчуждение как наиболее фундаментальный вид зла, производимый даже классической, то есть относительно созидательной, буржуазией. Человек отчуждается не только от собственности. Он отчуждается от деятельности, от семьи и от какого бы то ни было — подчеркиваю, именно какого бы то ни было — высшего смысла. Предположим, что высшие смыслы, предлагаемые предыдущими укладами, носят, по мнению кого-то, слишком потусторонний характер, а главное, что инстанции, дарующие эти смыслы, учат обездоленных смиряться с их земной обездоленностью, порождающей их отчуждение от подлинной человечности. Именно эта роль религиозных инстанций прошлого наиболее беспокоит классиков марксизма-ленинизма. Как только религиозные инстанции занимаются чем-то другим, эти классики, критикуя инстанции за антинаучность в ее просвещенческом понимании, подчеркивают их благую, а не пагубную социальную роль. И тут что Томас Мюнцер, что другие представители красной религиозности — религиозности, зовущей обездоленных на борьбу с теми, кто лишает их права на человечность. Но если высшие смыслы в их религиозном наполнении рассматриваются классиками марксизма как нечто противоречивое и неоднозначное, то это вовсе не значит, что высшие смыслы как таковые рассматриваются этими классиками как атавизм, который должен быть удален и заменен рациональностью высшей пробы. Нет этого и в помине! Добуржуазные высшие смыслы уничтожены буржуазией? Что ж, их место должны занять другие высшие смыслы. И если эти смыслы не могут быть дарованы самой буржуазией, то они будут привнесены в жизнь новыми антибуржуазными силами. Нам могут возразить, указав на то, что классическая буржуазия вполне религиозна. И потому вовсе не лишена высших смыслов. Но, во-первых, предлагаю возражающим еще раз перечитать приведенные мною строки из «Манифеста Коммунистической партии» и убедиться, что, по мнению классиков марксизма, буржуазия убила религию, а не утвердила ее. Что значит превратить священника в своего платного наемного работника? Это значит убить религию, не правда ли? Во-вторых, уже в классическом буржуазном мире существенная часть общества не ориентировалась на религиозные высшие смыслы. А других смыслов буржуазия почти что не предлагала. Оставались какие-то слова о гуманизме и прогрессе, но они и впрямь всё больше тонули в «ледяной воде эгоистического расчета». А в-третьих, мы с вами обсуждаем не классический капитализм, на борьбу с которым массы звали классический коммунизм и классический марксизм, а мутакапитализм, он же — постмодернизм плюс потребительство. Какие высшие смыслы предлагает этот новый уклад жизни? Предлагает ли он их вообще? И если он не предлагает, то во что он превращает жизнь человеческую? Нашу жизнь, жизнь наших потомков? (Продолжение следует.) Сергей Кургинян Опубликовано в газете «Суть времени» №204 от 18 ноября 2016 г. http://rossaprimavera.ru/article/o-kommunizme-i-marksizme-62

19 февраля, 10:40

Хаосеные хаосные хаосники

Вот Вам мнение А.В. Болдырева:-"Сторонники марксизма обычно заявляют, что находящаяся у власти буржуазия всеми силами этого не допустила бы. Однако это не так. Среди буржуазии, в том числе крупной было не мало, поддерживавших марксистов. Достаточно вспомнить предпринимателей Энгельса, Якова Шиффа, Савву Морозова. Почему не отработали идеи марксизма не одном предприятии или какой-нибудь деревеньке? Ведь так поступают настоящие ученые. Модель самолета является основанием для постройки реального". Книгу написал из таких вот откровений. Отрывки читайте по ссылке.Ещё довод:- "В своих «Апрельских тезисах» Ленин четко, в духе марксизма обозначил шаги по демонтажу государства. Но, получив реальную власть, поступил совершенно наоборот. Зачем задавать программу действий, чтобы потом её не выполнить? Ученые так разве поступают? Наверное, нужно было выполнить, хотя бы для чистоты эксперимента." Другими словами, человек написал чушь и чушь очевидную и вывел из этого "критику" марксизма. Комментировать чушь не хочется, так как одна ссылка на современность (а где тут наука?) приводит к "нехорошим" словам. Тут другое. По словам А.В. Болдырева, в мире вообще не существует ни социальной, ни экономической, ни иной науки. И это не зря. Этот вывод из его откровений и есть современное сознание. ЧЕЛОВЕЧЕСТВО РАЗВИВАЕТСЯ ХАОТИЧНО. И это, прошу заметить, правильно. А что по сути такое рынок, о котором нам твердят? И даже ювенальная юстиция (введение в органы управления правами человека, правами детства, уничтожая взрослость, и выводя ребенка из поля семьи в правовое поле взрослого юридического диктатора) есть "доказательство" либералов о хаотичности мира, где иерархия взрослости и самого процесса взросления, не имеет никакого значения. Мир развивается и так, и дело даже не в том что роботу, которому сегодня дают в руки будущее, ставя на предприятия, не нужно платить налоги и заработную плату. Дело в другом. ЧЕЛОВЕК ВЫВЕДЕН ИЗ ПРОЦЕССА РАЗВИТИЯ И СЛАВА ДВИЖЕНИЯ ВПЕРЕД ЧЕЛОВЕЧЕСТВА ОТНЫНЕ ЕМУ НЕ ПРИНАДЛЕЖИТ. Мир элитный. Мир, где ни знания, ни культура, ни мораль и гуманизм, никого отношения к истории и созиданию не имеют.Отсюда кстати и уровень элиты между прочим, где СМИ демонстрирует нам ученых с научными знаниями, которые используют в своих доводах доказательства правоты уровня пятого класса Советской школы.На свои статьи про либерализм я так и не дождался ещё одной версии. Либерализм сознательно отменил и отменят капитализм. Т.е. это сознательная штука, имеющая сознательную цель. Этот довод мой кстати, разбивает все "доказательства" автора, слова которого я привёл выше. Перед нами не коммунизм, в котором есть определенные и четкие рамки-мир без эксплуатации, культа денег, а значит мир культуры без культа смерти. Что такое смерть по сути? Победить жизнь, у неё кишка тонка, и потому она является мигом для вселенной в образе человека, и потому привлекает не сама смерть, а последствия от смерти, и процесс умирания, как шоу. Смерть сегодня приходит к человеку у которого забирают работу. Именно забирают ради каких-то рыночных интересов, в котором нынешний безработный ни хрена не понимает. Т.е. он болванчик, который жертвует собой ради другого (так нужно расценивать смысла рынка и существования безработных) в руках довольно примитивного капитала с примитивными целями. Процесс данный лишения работы повышает культурный уровень человека которого пинком под одно место? Это действие, ради какого-то там рынка, развивает и укрепляет здоровую психологическую атмосферу в стране и в мире? Да НЕТ КОНЕЧНО-ЭТО ДЕЙСТВИЕ РАЗБИВАЕТ И ЛОМАЕТ.... НО РАДИ ЧЕГО ИЛИ КОГО? Разве ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ СУДЬБА НИЖЕ ЧЕМ НЕКИЕ ТРЕБОВАНИЯ РЫНКА? Кроме этого, сами объяснения тех, кто лишает человека будущего превращая его жизнь в круг ада, которые ниже того где он был, похожи на бред непуганого идиота. Простите, это что судьба человека так ныне объясняется? Жертвенность им нужна для этого? Где экономика? Ещё раз если кто не понял, это оказывается хаос, а не наука.Я как гуманитарий даю тут расшифровку своих мыслей, а ведь есть и иные. Читал ли автор "Марксизм"? Нет конечно. А как оценивать чудо Сталина, который к слову говоря, переместил страну за 15 лет из одной эпохи в совсем иную? Ну конечно же, судя по всему, и исходя из новых откровений мыслителей, это можно было только при хаосе. Кроме этого, либералы не только отменили свое научное знание, (а это подвиг в какой-то мере человека. Процесс воспитания и обучения, а значит и стремление к культуре тут поражают воображение) но и отменили это знание как и желание этого знания у всех остальных. Ведь тусовка то на этом и строится. СМИ именно этот имеет фундамент и никакой иначе. Именно потому порядочные люди, которым не чуждо понимание культуры кричат:-"Караул", и всячески бегут от вакханалии всего этого зла и говна грязи. А как можно принять всё это? Только это же работает и направленно на что-то, не так ли? На хрена нам реклама простите? А ведь туда такое бабло идет, что на него можно запустить корабль на Марс как минимум. Вы от буйвола на полях как человека перевести к комбайну собираетесь? Обратный процесс ясен, достаточно отобрать у человека комбайн, а вперед?Либерализм приводит в кашу и капитализм, и капитализм в чистом виде сужает свою территорию. У него выхода нет кроме как делать это. Перейти на электромобили? Процесс то еще хуже чем сидеть на нефти между прочим....Так вот-либерализм выпинывают сразу. Выпихивают моментально, без пощады в капиталистическом мире. Все эти ТНК, формирование СМИ (А это лишь инструмент в руках назначенных болванов), МОЩНЫЕ ФИНАНСОВЫЕ ИНСТИТУТЫ и механизмы... плевать хотели на либералов и либерализм, как и на демократию и свободу. Это СМЕРТЬ ДЛЯ НИХ. А значит смерть в лице этой гадости пихают нам в души. А за нами остается тот самый свободный выбор-умереть или сдохнуть. Вот и выбирайте.Для МЕНЯ ТО ПРОЦЕСС ОЧЕВИДЕН. Есть БЕЗРАБОТНЫЕ В СТРАНЕ? Значит ГЕНОЦИД ПЕРЕД НАМИ И ЕСТЬ. Тот САМЫЙ, ГДЕ МЕЖДУ ПРОЧИМ ЕСТЬ И ЕЩЁ ТАКАЯ ШТУКА-КАК МОЛЧАЛИВЫЙ И ДАЖЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ЗАПРЕТ НА РОЖДЕНИЕ НОВЫХ ЛЮДЕЙ. И это названо наукой? Тут можно повторить опыты Германии во времена Гитлера, где очень даже ясно доказали что человеческие тела очень отличные удобрения на которых растут вкусные и большие яблоки. Только всё это ещё и капитализм. Система развития. Ещё какого развития. А что, иначе развиваться нельзя? Только через рынок, которому подчиненны люди, где сам рынок неизвестно кто и как создаёт? Ну а то, что рыночные страны сегодня самые бедные, а чем меньше рынка тем мощнее государство, никого не интересует.Только еще раз тьфу. Это результат который всем понятен. Кто делает? Это Гозман что-ли сотоварищи? Рыжков? Максимум на что они способны это повторить пару слов из учебников прочитанных ими в годы СССР, и всё. Делает из людей мясо для рынка и СМИ......, либерализм. В чем смысл мяса? Что бы очередной подонок купил яхту? Так завтра он сдохнет или умрет, или не дай Бог сожгут предел желания, то что? Лично мне вообще не ясен процесс полемики в стране. А зачем вступать в спор (разумеется цивилизованный, а какой иначе?) с либералами? Показать их примитивизм? Так он и так ясен. Время убить? Посмотришь, и нет поколения, а другому можно новую лапшу о старых граблях вешать. Может мы видим либералов из одного стакана? Одни про развитие говорят с пеной у рта, другие о свободе... Только дело то они одно делают! И сдается мне ещё одно-весь этот сепаратизм в России сегодня, типа отделения Сибири от Москвы, есть ответ на либерализм. Хочешь сохранить человека? Сохранить его стремление быть в семье, быть с народом, с культурой, (не важно что всё это миф) с некими ценностями есть желание бежать как можно дальше от либерализма...Давайте еще раз-что такое капитализм? Вы думаете я шучу? А Вы сами снова скажите.Есть капитализм, который создается из накопления капитала под который подведена идеология и иной кроме протестантизма, ныне нет. Есть путь капитализма, который приводит к власти монополии, к монополистическому капитализму и империализму. Есть колонии и колониальные войны. А зачем воевать? Страны то капиталистические, и имеют один корень-нет же... кровь льют вдали от родных берегов, так что земля стонет... ради денег. Ради малой кучки дельцов. Нам что это уготовано? Хрен с ним с этим, а как минуть войну власти страны с капиталом? Власть государства рано или поздно будет ставить "в стойло" капиталиста. У него, у государства, нет иного выхода или хана всем и вся. А есть господа еще и Транснациональные корпорации, которые сегодня называют просто:-"ТНК" забыв уточнить что сие значит.Только Вы заметили, я про человека не написал. Всё описал и капитализм, и некую историческую закономерность... а человеку во всем этом жить. Как жить? По биржам (то ещё словцо) бегать? Только процесс мне объясните, а точнее смысл. Я еще понимаю коммуниста, который неделями жил на предприятии пытаясь всё наладить и создать. Он медалей не требовал и грамота являлась тут значимой. Я могу понять и низко поклониться этому подвигу, ибо вижу смысл, а вот беготне по биржам, и в развале семьи, нет. Ради чего? Это что за новый уровень жертвенности сегодня? Либералы запустили человека в хаос ради кого или чего? Я господа вижу этих безработных в капитализме, как в системе развития, а при либерализме их существование вообще не имеет никого смысла. Ради кого Вы сегодня трудитесь получая копейки? РАДИ РАЗВИТИЯ? Так яхты делают, и делают на научной основе запихивая туда все что в голову придет. Спутники летают, и телефоны у всех без кнопок.Вот И ПОЛУЧАЕТСЯ, ТЫ РОЖДАЕШЬ РЕБЕНКА ПРОСТО ПОТОМУ, ЧТО ОН НЕ НУЖЕН, А ТАМ КАК КРИВАЯ ВЫВЕЗЕТ. Вдруг ПОВЕЗЕТ, И ОН БУДЕТ НА СЦЕНЕ ТРЯСТИ ТРУСАМИ, КОТОРЫХ КТО-ТО НАЗНАЧИЛ МОДНЫМИ. Это И ЕСТЬ ЛИБЕРАЛИЗМ МЕЖДУ ПРОЧИМ, ГДЕ НЕТ НИ ЭКОНОМИКИ, НИ ПОЛИТИКИ, НИ ИДЕОЛОГИИ....Так что спросите меня про развитие. Оно есть? Есть в капитализме. А мы его строим? Есть в феодализме. Дольше намного, лет так на пятьсот, но развитие. А мы феодализм строим? Рабов много (а зависимость от сериала или игры как назвать иначе?).... а мы строим строй с рабами? У МЕНЯ НА РОДИТЕЛЬСКОМ СОБРАНИИ УЧИТЕЛЯ ПОЖАЛОВАЛИСЬ ЧТО НЫНЕ СМЕРТНОСТЬ СРЕДИ ПОДРОСТКОВ УВЕЛИЧИЛАСЬ И ПРОВЕЛИ ТЕСТ ЗНАЮ ЛИ Я СВОЕГО СЫНА? Я как родитель, и остальные рядом со мной молча качали головой от ужаса. Открытие мол для нас-ах! Как там дальше? Оказалось всё страшно. Убивают себя подростки. Массово убивают. Кто виноват? Капитализм? Либерализм или страшный СССР? А нам, родителям, милостиво позволяют всмотреться, подумать, оценить, понаблюдать, усилить контроль (а как-же телефон доверия для детей?)...Скоро сто лет февралю... что-то наши либералы не очень в этом преуспели.... в празднике. А почему? Но это к слову. Надоело обсуждать очевидное. Сегодня обсуждается очевидное. Есть капитализм? Вопрос в эфире, и ответом:-"А-а-а.. есть... он нуден...нужен... он зло... он..а-а-а-а" А есть социализм? "А-а-а, ого-го... проиграли... а-а.. будущее... а!" А что такое рынок? "Ого-го!.. экономика... законы... бюджет... инвестиции.. а-а-0а...угу-гу". А как там революция? И снова крик, шум, гам....Я недавно видел как спорили двое мужчин рядом с магазином про рыбалку...."Червяк, мормышка... да ты что?.. глубина...а дергаю..." Вы что нибудь поняли? Вот и я не понял, зато понимаем в полемике либерального мира....Мне то ясно было с самого начала что перестройка есть контрреволюция, а значит, месть тому быдлу, которое осмелилось взять власть в том октябре 1917 года. Так и было сказано, так и зафиксировано сегодня как догмат, и истинная истина истинности. Но это мне ЯСНО, как ясно что победа большевиков в гражданской войне стала возможной, когда война превратилась в Отечественную и освободительную от этих мух под белым флагом (их количество и расцветка поражает воображение), под командованием Запада. И сколько бы не разорялся зам министра культуры на открытии памятнику Врангелю, он так и останется ублюдком, продавшим в свое время Русь с потрохами французам. Это Вам не февральцы, которые взяв власть приказали всему народу наслаждаться их личным видом и умением нести приятную для уха чушь. Как говорится, читайте Рида и его дни которые потрясли мир. Может будет что понятно....Либерализм и тут не мстит и ничего не делает а является только инструментом. Либерализм не способен на месть, а вот люди которые себя считают таковыми запросто. Так кому они мстят? А ведь они мстят, иначе мы бы не выслушали длинные тирады полные лжи и дурости...

18 февраля, 17:00

Иудейский менталитет

Проф. Н.М. РакитянскийАннотация. В работе представлен концептуальный анализ базовых психологических структур иудейского менталитета с использованием методологического потенциала догматического принципа и принципа субъектности. Автор сопоставляет психологические особенности двух антагонистических мировоззренческих систем – политеизма и монотеизма, раскрывает психологическую сущность феномена личности Израиля, особенности веры, мышления и воли евреев в контексте политической психологии.«Цивилизации несхожи по своей истории, языку, культуре традициям и что самое важное – религии… Эти различия складывались столетиями. Они более фундаментальны, чем различия между политическими идеологиями и политическими режимами».С. Хантингтон,Столкновение цивилизаций.Дилемма политеизма – монотеизма: адаптация или креативность?В современном мире существуют два основных типа религиозных исповеданий, которые кардинально отличаются друг от друга. Это – политеизм и монотеизм. Первое относится к категории естественных религий, которые с глубокой древности и по сей день, представлены бесконечным разнообразием. В нашей стране они известны под названием язычества . С давних времен в православной Руси язычников звали ещё и погаными , т.е. религиозно нечистыми, скверными так они поклонялись не единому Богу Творцу – Создателю, а творению – созданию. В этом значении «язычество» предстает как синоним термина «идолопоклонство».Антитезой политеизму являются монотеистические религии, которые бескомпромиссно развели на противоположные полюса начало Сотворяющее и начало сотворенное. Впервые это было сделано в иудаизме , который непримиримо выступил против господствующего в эллинскую эпоху язычества. В отличие от многочисленных преданий древних богов Средиземноморья, которые считались частью космоса и олицетворяли собой силы природы, основанием монотеизма навсегда утвердилось исповедание единого, трансцендентного абсолютного Бога [Втор. 6:4; Исход. 20:2].Согласно иудаизму этот Бог, Которого «не видел никто и никогда» [Иоан.1:18] не сводился ни к природе, ни к космосу. Правильное направление жизни, ум, мудрость и все добродетели стали определяться не подражанием растительному и животному миру, движению планет и звезд и т.д., а соответствием Священному Писанию и Завету [Исх. 19:6].Если для языческого миропонимания целью было слияние с естественной природной средой, то для монотеистического менталитета иудеев – согласно обетованиям трансцендентного Бога – переустройство внутреннего мира по обретению святости [Шмот. 19:3-6]. Иудейский монотеизм стал первым, непримиримым и безусловным антиподом языческому восприятию мира с принципиально отличными от него установками мышления.Ментальное противопоставление политеизма и монотеизма представляется возможным соотносить с концептами адаптивности и креативности [1]. Суть адаптивной языческой модели любого типа заключается в том, что свои возможности, способности и программы жизнедеятельности человек заимствует у природных явлений, которые и детерминируют его существование. Апологет язычества и яростный ниспровергатель монотеизма В.Д. Авдеев в «адогматической проповеди» так толкует суть своей веры: «религия лишь тогда делает человека счастливым, когда она проистекает из его естественной природы… Человек – это элементарное приспособление для достижения сверхчеловеческих целей. Так позволяет думать любой вариант язычества, и так не позволяет думать любое Однобожие. Вот корень различий…» [2].С этой точки зрения вся жизнь людей, их внутренний мир, мышление и ментальные установки определяются подражанием наличному миру, частицей которого они являются. В.Д. Авдеев так развивает этот постулат: «отлетавшая от живая душа также не расставалась с материальным миром. Она принимала образы ветра, огня, пара, облака, дыма, источника, какого-либо животного или растения, либо, наконец, планеты и звезды» [3].Адаптивно-подражательный модус языческого мировосприятия и поведения в течение тысячелетий обеспечивался причинной детерминацией, т.е. он определялся внешней средой, где людей и богов связывает «только мир природы, одинаково служащей жилищем и для тех, и для других» [4]. Собственно, поэтому причинная детерминация непреложно обусловливала устроение внутреннего психического мира язычников, что в принципе не могло формировать у них качественно новых ментальных свойств [5]. Видимо поэтому «многобожие для язычников, – замечает Г. Честертон, – никогда не было мировоззрением, полной истиной, объясняющей все на свете» [6].С появлением иудейской религии Закона естественный способ существования людей в природной среде в известной мере уступил место одухотворенному бытию, источником которого стал единый Бог, Который «создал человека для нетления и соделал его образом вечного бытия Своего» [Прем. 2:23]. Это бытие определялось уже целевой детерминацией [7], которая имела сверхсознательный характер. Ее рефлексивно формировал иудей как субъект деятельности, проецируя на себя известные ему по Библии качества трансцендентного единого и личного Бога. Таким образом, принятие народом Израиля единобожия привело к тому, что генезис [8] пришел на смену эволюции.Адаптация и подражание природе уступили место историческому процессу, первым субъектом и творцом которого стал народ Израиля. По словам Г. Честертона «особый свет сияет с самого начала на маленьком одиноком народе насколько легче и проще было бы евреям, если бы они, вняв голосу просвещенного синкретизма, согласились слиться с языческими культами. Несомненно, они соскальзывали на этот пологий склон, и каждый раз их удерживала пламенная одержимость нескольких вдохновенных , чьи свидетельства о Едином и сейчас словно яростный ветер» [9].Эволюция как адаптивный способ существования не формировала у бессубъектных язычников принципиально новых ментальных черт. Языческий мир не знал идеи развития – в нем всё повторялось из цикла в цикл.Генезис как становление нового качества, не отменив адаптацию, предопределил образование и развитие иного типа жизни – бытия как творческого, креативного самодетерминирования субъекта по образу и подобию Божьему, что выделило человека из природного контекста, предрешило его безусловное первенство в мире и могущество среди всего сотворенного [Быт. 1: 28; Пс. 16:15].Если в результате адаптации в течение длительного времени совершенствовался уже существующий тип человека, то в результате, креативного развития формировался радикально иной – самодетерминированный субъект деятельности с новыми ментальными качествами.В историческом плане монотеистический человек посредством обретенной субъектности получил способность выходить за рамки адаптивного языческого типа существования в пространство креативного преобразования как природной, так и социальной среды, наконец, преобразования самого себя. Креативный монотеистический субъект развивал способность выходить за рамки обыденной необходимости и творить историю не только собственной жизни, но и социума, деятельной частью которого он является.Все адаптивные формы языческой жизнедеятельности, которые вырабатывались эволюционным путём, ментально ограничены – они не способны к трансцендентации, т.е. выходу за пределы предустановленного природой и усвоенного по естественным образцам способа существования. В них реализовывались возможности только воссоздания и продолжения себя в потомстве, но отсутствовал потенциал самодетерминации, который является атрибутом деятельного субъекта. Любая адаптивная форма жизни и деятельности по сути своей не способна к самопреодолению.Эволюционный процесс в соответствии с естественными законами причинно-следственной детерминации подчиняет себе изменяющийся под его воздействием объект. Но исторический процесс создаётся самим монотеистическим субъектом, который творит себя и преобразует окружающий мир.Монотеистический человек как субъект, реализуя свою креативную, творческую сущность, являет собой не просто иную форму организации жизни. Эта жизнь имплицитно содержит полагающее начало, находящееся вне природного мира. Она отличается ещё и тем, что человеческое бытие – это не только осуществление, но и созидание своей сущности [10]. В этом контексте представляется возможным говорить о парадигмальном значении иудаизма для последующего развития европейской цивилизации.Человек, выходя за пределы адаптивных языческих форм и рефлексивно относясь к себе, создаёт возможность быть предметом собственного творчества [11]. Он как субъект есть существо, деятельно создающее историю, созидающее себя, свои новые способности, ценности, смыслы и стратегические цели саморазвития.Монотеизм формирует у своих приверженцев сверхсознательные – догматические установки и мотивации, которые имеют непреходящее политическое значение. Так, В.В. Можаровский отмечает, что в монотеизме догматическая мотивация действует независимо от времени и природного контекста. Именно эта особенность монотеистического менталитета определила тот исторический факт, что из всех языческих народов античного Средиземноморья: ахейцев, дорийцев, ионийцев, эолийцев, финикян, фракийцев, македонян, иберийцев и проч., только монотеисты евреи сберегли свою политическую общность. Сохранив в веках и тысячелетиях свою ментальную идентичность, культуру, историю, они в середине ХХ в. восстановили свое государство. Ибо в монотеизме действуют другие законы в отличие от тех, которые рассматривает у языческих этносов, например Л.Н. Гумилев, искусственно проецируя их на монотеистические народы. В политических образованиях, опирающихся на монотеизм понятия «молодости – зрелости – старости», «пассионарности» или же биологические, географические, космические и проч. факторы определяющего значения не имеют.Собственно сохранение политическим субъектом инвариантной установки на трансцендентное понимание и утверждение себя в окружающем мире приводит к сохранению национального менталитета. Все это указывает на монотеистическое основание, на котором единственно возможным было восстановление государства Израиль, преемственное древнему еврейскому государству и идентичное с ним, несмотря на почти двухтысячелетний перерыв в реальном политическом существовании [12]. И хотя Израиль – государство светское, иудаизм занимает в нем центральное место, а еврейское большинство обладает правами и привилегиями, которых нет у остальных жителей [13].В наше время, несмотря на секуляризацию цивилизованного мира, единобожие еще остается средоточием жизни и ценностей огромного количества людей. Четыре монотеистические системы религиозного исповедания: иудаизм, восточное христианство, западное христианство и ислам предопределили типы менталитетов значительной части человечества. Они опираются на абсолютное и трансцендентное начало, которое предшествует всей окружающей действительности и не выводится из нее [Откр. 22:13; 3 Езд. 6:6]. Именно поэтому все менталитеты, имеющие монотеистические основания, относятся к сфере сверхсознательного, поскольку они изначально обращены к высшей Богооткровенной истине [Иер. 10:9-11] и опираются на теоцентрическое понимание мира [Ис. 46:9].Таким образом, следствием принятия евреями трансцендентного Закона [Втор. 5:6-22], объединившего и утвердившего их в своей избранности, явилась возможность обретения и развития уникальных субъектных политических качеств, которые в историческом плане обусловили кардинальное преобразование народа Израилева в суперсубъект ментальной, финансовой, информационной и политической экспансии в глобальном масштабе.Личность народа Израиля, его вера, мышление и воля в контексте догматического принципаВы будете у Меня царством священников и народом святымИсход. 19:6.Изгонит Господь все народы сии от лица вашего; и вы овладеете народами, которые больше и сильнее васВтор. 9: 23.В современной политической психологии понятие догмата является важным методологическим инструментом анализа любого менталитета, который по своей психологической сути есть светское воплощение законченной религиозной системы [14]. Догмат по А.Ф. Лосеву «есть утвержденность вечных истин, противостоящих вещественному, временному и историческому протеканию явлений» [15]. В этой связи заметим, что все языческие верования адогматичны, они имеют частный, релятивистский и антропоцентрический характер. Идеологам неопаганизма свойственны, например, такие утверждения – «жизнь имеет две изначальные ценности – длительность и интенсивность». Или – «чем дальше от идеи о Едином Боге, тем ближе к подлинной свободе, тем больше возможностей самому стать Богом» [16].В соответствии с догматическим принципом догмат как первичная основа априорного знания об основах мироздания и смысле человеческой жизни формирует структуру менталитета, определяет его содержание. Как следствие, догмат обусловливает характер и особенности политической власти нации, специфику системы права, ее экономический уклад, нравственность, духовность, саму жизнь и судьбу народов и их политических элит, государств, каждого отдельного человека [17]. Система догматов монотеизма является ядром формирования фундаментальных психологических структур менталитета. Это – вера, мышление, воля и бессознательное народа, который исповедует ту или иную религию [18].Личность Израиля. Начало истории небольшого странствующего народа связано с эпохой Авраама как родоначальника евреев [Быт. 12:1-3; 17:1-27; 18:1-19]. Исповедание единого трансцендентного Бога было принято в качестве Откровения [Исход. 20:2-3], т.е. открытия Богом себя самого и своей воли евреям. Бог явил Себя как отдельным избранным – Аврааму [Быт. 12:6-7], Исааку [Быт. 26:24], Иакову [Быт. 35:9-10; 48:3-4], Моисею [Исх. 3:2-6, 16-17], родителям Самсона [Суд. 13:21-22] и Соломону [I Ц. 3:5-14; 9:2-9], так и всему народу [Лев. 9:23; Втор. 31:15].Иудаизм исповедует, прежде всего, то, что человек был создан по образу и подобию Божьему [Быт. 1:26] и что все Откровения Бога в Ветхом Завете носят личный характер [Исход. 20:2,5]. Бог в иудаизме – не понятие, не абстракция, не идея. Бог – это субъект Откровения и Он – живая Личность. С.С. Аверинцев считал, что именно эта персональность иудейского Бога делает возможной идею Откровения [19]. При этом иудаизм осуществляет себя через совокупную личность – личность Израиля, которая как целостный субъект – народ Израилев «лицом к лицу» предстоит перед абсолютным Богом [Втор. 5:4].Весь народ через семь недель после Исхода из Египта у подножия горы Синай свидетельствовал проявление Божественного Присутствия [Исх. 19:1-3]. Для народа, только что освобожденного из египетского плена, находившегося в начале формирования нации, услышать речь Всевышнего без посредника было эпохальным событием, которое определило его дальнейшую историческую судьбу, освободив от оков адаптивно-подражательного существования.Божественное Откровение на горе Синай – это догмат, на котором зиждется иудаизм. Тогда весь народ выразил желание безоговорочно принять слово Всевышнего, что стало началом формирования онтологической субъектности личности Израиля как избранного народа или «избранной общины» – «ам сегула» [Исх. 23:22], которая должна отделить себя от тех народов, которые идут путем греха и возвестить всему миру о едином Боге. В иудаизме догматически утверждается, что на горе Синай при даровании евреям через Моисея Торы присутствовали души всех евреев как прошлого, так настоящего и будущего [Втор. 4:9-10, 37-40]. Впоследствии связь народа Израиля с Богом ощущалась настолько сильно и своеобычно, что, вспоминая, как Он помогал им, израильтяне молились: «Себя Ты спасал, Господи!» [20].Здесь нельзя не сказать о значении личности Израиля для всего цивилизованного мира. Оно состоит в том, что еврейский народ, исповедуя единого Бога, создал уникальную письменную культуру, всемирную историю, собрания законов, летописей, псалмов, книг премудрости, поэзии и прозы и политических изречений (IV и V в. до Р.Х.). Впоследствии эти тексты стали тем, что потом назовут Ветхим Заветом – еврейской Библией. На ее страницах немало глубоких раздумий о мироздании и первоосновах бытия, о человеческих взаимоотношениях, о нравственности, моральных нормах и духовных устремлениях. В Библии появились новые имена, понятия, представления, установки, ценности, была сформулирована принципиально новая – субъектная система политических отношений. Все это составило догматически детерминированные конструкты иудейского менталитета, посредством которых стало возможным его изучать, а также проводить сравнительные ментальные исследования.Вспомним, что первыми христианами были евреи. Апостолы и евангелисты были евреями. Первыми и непримиримыми гонителями христиан также были евреи. Религиозные, морально-этические, философские, правовые и политические представления иудаизма оказали огромное воздействие на основателя ислама пророка Мухаммеда.Такие идеи как капитализм, марксизм, фрейдизм, пацифизм, феминизм воспринимались и воспроизводились антично-буржуазным Западом. Открытия выдающегося еврея – Христофора Колумба имели всемирно-историческое значение, поскольку лишь после его экспедиций американские земли вошли в сферу современных географических представлений и стали объектом политической экспансии. Итоги деятельности Колумба способствовали пересмотру средневекового мировоззрения, возникновению колониальных империй и кардинальному изменению политической структуры мира [21]. Известные евреи, особенно во Франции были причастны к развитию идеологии и проекта постмодерна во второй половине ХХ в., одной из характерных черт которого является вера в прогресс и всемогущество разума [22].Иудаизм являет собой исключительный случай, когда Бог, по представлениям самих евреев, избрал себе народ, который стал единым субъектом – обычно народ в лице его правителей и политической элиты избирает себе Бога. Бог связан с этим народом соглашением и содержащимся в нем обещанием. Возникла уникальная форма Завета между Богом и народом, как с субъектами, способными договариваться. Причем это договор коллективный, что предполагает общую ответственность евреев пред Богом. Взаимоотношения между Богом и отдельным человеком при этом в расчет не принимались.Индивидуализм евреев мог проявляться только в личном благочестии, к которому взывала Библия и особенно Книга Псалмов, автором которой традиционно считается царь Давид. Догматически утвержденная идея единого избранного народа требовала тотального подчинения частных мотивов и побуждений интересам общины. Но в период политической эмансипации слова революционера графа С. Клермона-Тоннера, сказанные им 23 декабря 1789 г. в Национальном собрании Франции о том, что «евреям как нации – никаких прав, евреям как личностям – все права» в течение последующих двух веков подвергали многих евреев искушению [23].В рамках корпоративной идентичности кроме необходимости приносить общине реальную пользу, проповедовалась ответственность каждого за честь и достоинство единоверцев. Предписывалось строжайше о них заботиться и всеми силами уберегать их от обиды [24]. Даже Первосвященник должен быть наказан, если причинит вред соплеменнику, ведь такой поступок равнозначен отрицанию существования Господа [25]. Благодаря этому институт общинной ответственности оказал значительное влияние на формирование структуры и содержание национального менталитета евреев, в котором единичному субъекту всегда придавалось меньшее значение, чем народу, и главные события совершались в жизни всего народа Израиля.Еврейский народ был избран «не за праведность» [Втор. 9:4-7]. Сама избранность ещё не предполагала того факта, что народ Израиля по своим качествам стоял выше окружающих его народов Средиземноморья – Египта, Греции, Вавилона и других. Об этом свидетельствует тот факт, что пророки постоянно призывали евреев к покаянию, обличая их в грехах [Втор. 9:21] – в упрямстве [Втор. 9:24] и непослушании [Втор. 9:23], в «жестоковыйности» [Втор. 9:13] и, наконец, в развращенности и скором богоотступничестве [Втор. 9:12-14]. Избранность была связана исключительно с тем фактом, что народу Израиля дарована Тора – не только как Книга, но и как путь жизни. Дарована она для того, чтобы народ жил по Торе всегда и везде [26].В свое время Г.Д. Уэллс высказал мысль о том, что с самого начала Иерусалим был столицей иудеев лишь по названию. Настоящей же их столицей, центром их жизни была эта Книга книг. Собственно поэтому евреи были явлением совершенно новым, народом сплоченным воедино из разнообразных элементов не чем иным, как силой писаного слова [27].Евреи рассеяны по всему миру, живут во многих странах и за одним исключением составляют в них абсолютное меньшинство. Они, идентифицируя себя исключительно как избранный народ, обладают догматически детерминированной и потому безусловной родовой солидарностью, внутренней сплоченностью и сильным иммунитетом к внешнему воздействию. Это внутреннее доверие и внешняя неприступность, а также кочевое посредничество как образ жизни, – по мнению еврейского автора, профессора Калифорнийского университета в Беркли Ю. Слёзкина, помогала не только выжить, но и преуспеть в чуждом окружении. Сама чуждость была их профессией; замкнутость – средством поддержания чуждости; а преданность касалась членов общины и общей судьбы. Характерной особенностью евреев было и то, что они жили в чужих землях по своему уставу и могли рассчитывать на деловые связи с еврейскими общинами самых отдаленных стран и городов [28]. «Благословен Ты, Господь, Бог наш, Царь вселенной, не сотворивший меня гоем » – говорится в утренней молитве [Шахарит].Догмат о воплощении личности Бога в едином избранном народе [Шмот. 19:5-6] непреложно утверждает значение особого, совокупного личностного начала в иудаизме – когда будет возвышен весь народ, тогда свое достоинство обретет и каждый член общины. Даже свобода и бессмертие – для евреев понятия коллективные, а не индивидуальные. В течение тысячелетий важнейшим качеством личности Израиля является сочетание внутренней сплоченности с внешней чуждостью – чем сильнее сплоченность, тем больше чуждость, seniorи чем больше чуждость, тем сильнее сплоченность. Наилучшая же гарантия того и другого – идеологизированная и бескомпромиссная семейственность – клановость, которая может подкрепляться – или подменяться – острым чувством богоизбранности и культурного превосходства [29].«Отчужденный» менталитет иудейских общин, рассеянных по континентам, стал механизмом формирования общинно-сетевой модели национально-политической интеграции [30]. Осваивая ойкумену, евреи становились успешными коммерсантами, банкирами, финансовыми спонсорами, предпринимателями. Во многих странах мира они вошли в круг влиятельных министров, депутатов, администраторов, советников, медиамагнатов, политтехнологов-консультантов, юристов, лоббистов, издателей, журналистов, деятелей науки и культуры, создателей индустрии развлечений и проч. Образуя по всему миру корпоративно-сетевые структуры, они составили весьма влиятельную часть глобальной политической элиты. В век отчуждения они – самые опытные изгнанники, в век специализации – самые искусные профессионалы, в век капитала – самые предприимчивые из предпринимателей [31], а в век глобализма – самые влиятельные политики.Таким образом, догмат иудаизма о воплощении обусловливает монолитную субъектность, национально-корпоративное родство, общинную автономность, родовую солидарность, внутреннюю сплоченность, гибкую политическую адаптивность и креативность, историческую преемственность и целостность всех евреев как «собирательной» личности Израиля в пространственном и временном аспекте.Вера как априорная форма познания и понимания материальной и метафизической реальности всегда была и будет одной из глубинных основ менталитета. Догматы как предмет веры в психологическом плане по академику А.А. Ухтомскому исполняют роль доминанты, которая направляет мышление и волю людей на деятельность, и поступки определённого рода [32]. В политической психологии догмат рассматривается в первую очередь, в качестве сверхсознательных установок веры, которые утверждаются как всеобщие для исповедания. Они не выводятся с помощью логического мышления, иначе догмат мог бы быть заменен произвольными положениями научной или житейской логики [33].Библия говорит: «Благословен человек, который доверяет Богу и которого доверие – Господь» [Иер. 17:7]. В иудаизме образцом веры является Авраам [Быт. 15:6] – он не поколебался отдать своего сына в жертву Богу [Быт. 22:1-2, 7-8, 11-12, 15-17]. Безусловная и тотальная акцентуация на тексте Откровения позволяет определить веру как стержневой психологический компонент иудейского менталитета. Вера в качестве наивысшей ценности соотносится только с трансцендентным началом, принимаемым и исповедуемым всеми евреями на основании текстов Священных книг. В библейской Книге Исхода Бог обращается к избранному народу: «Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства» [20:2]. Здесь Египет предстает, если следовать древним символическим толкованиям, как образ непросветленной тьмы плотских страстей, из которой можно выйти только усилием духа с верой в Господа.Иудаизм близок к исламу [34] и, в значительной мере англо-американскому протестантизму [35] тем, что он не столько правоверие, сколько праводелание. Т.е. он не ортодоксия, но ортопраксия как строгая регламентация и дисциплина религиозного ритуала, как жесткая этическая нормативность и побуждение к правильной жизни – «галахи». Так, в повседневной деятельности чрезвычайно важно выполнять жестко регламентированный свод обязательных культовых нормативных действий – обрядов, которые, как предполагалось, дают возможность добиваться праведности формально, выполняя правила. Для иудаизма характерно большее внимание к этому миру, поэтому даже трансцендентные концепции обретают посюсторонее, практическое значение [36]. Как следствие иудаизм является по преимуществу религией общественной и политической, но не напряженной духовной жизни членов общины. Для каждого еврея всегда имеет значение практическое внешнее поведение, чем внутреннее религиозное чувство и духовные переживания. Иудею в первую очередь предписывается строгое выполнение конкретных требований Закона, что веками формировало установку на практическое мышление и достижение конкретных результатов.Ожидание Мессии является центральным пунктом ветхозаветного Откровения. В Священных книгах Мессия наделяется высшими статусными признаками: царя, первосвященника, пророка. В некоторых текстах Он объединяет в Себе все эти служения [Иер. 33:14-18 и др.]. Но самое важное, что Он является Спасителем всего человечества – евреев и неевреев, от греха, зла и страданий, Который принесет на землю правду и истину и устроит вечное Божие Царство всеобщей святости, любви и мира [Ис. 2; Мих. 4; Ис. 53 и др.]. Но, пишет проф. А.И. Осипов, – иудейские священники, богословы и учители подали своему народу чисто земное, политическое истолкование Мессии – Он будет еврейским царем и для еврейского народа наступит царство земного благоденствия. Отсюда становится понятным, почему за учение о Своем Царстве не от мира сего [Ин. 18:36] отвергнут Мессия – Иисус Христос и богооткровенная ветхозаветная религия прекратила свое существование. Евреи не приняли Христа, который есть любовь, истина и жизнь [Ин.14:6], безусловно отрицающего все политические амбиции и предрассудки. Поэтому они даже не соблазнились использовать Его в своих политических целях, а просто убили, используя при этом Пилата. Возник современный иудаизм, сохранивший во многом внешнюю, формальную сторону ветхозаветной религии, но утративший ее существо [37].Что касается богоизбранничества, то «понимание его также было искажено в еврейском народе. Поскольку самое важное – обусловленность избранничества верностью Богу в вере и нравственной жизни – было фактически игнорировано. Весь акцент был сделан на этнической принадлежности. Отсюда убеждение в вечной неотъемлемости избранничества, утверждение национальной исключительности евреев, их превосходства над другими народами. Естественно, что подобная идея не может не импонировать эгоистическому сознанию человека, и потому она пустила глубокие корни в иудаизме» [38].Убежденная вера в свою исключительность, избранность, – по мнению историка религий Востока проф. Л.С. Васильева, способствовала выработке той приспособляемости, с которой сыны Израиля находили оптимальные формы своего существования уже после рубежа нашей эры, когда еврейское государство перестало существовать, а большинство евреев рассеялось по всему миру [39].Что до религиозных представлений, то они изначально трактовались в весьма широких пределах. Споры о принципах иудаизма ведутся до сих пор, и мнения часто расходятся. Так, например, проблема посмертного существования человека и проблема Мессии до сих пор по-разному понимается в иудаизме. Относительно того, во что иудеи обязательно должны верить, мнения расходятся по настоящее время.Тем не менее, религиозная вера в иудаизме, как и в любом монотеизме, будучи, феноменом сверхсознания, выступает для его последователей как ценность высшего порядка. Основа этой веры, пребывая неизменной во времени, выражается понятием догмата и является базовой системой априорного знания о началах миро¬здания и смысле человеческого существования.Следуя догматическому принципу А.Ф. Лосева, представляется возможным сделать вывод о том, что иудаизм как религиозная вера избранного народа стал реальной осуществленностью особого менталитета, а также принципиальным, специфическим и необходимым самоутверждением личности Израиля в вечности. Народ Израиля отличала устремленность связать себя с бытием абсолютным и вне времени, императивная ориентация на онтологическую идентичность, установка на недопущение возможности возврата в сферу ущербного адаптивно-подражательного, естественно-бессубъектного модуса бытия.С течением времени снижение религиозной рефлексии, утрата аскетической энергии, трансформация догматов Откровения в светские национальные особенности и нарастание процессов внутренней дифференциации в иудейской среде вели к инверсии установок веры. Первый вызов своим представлениям и принципам иудаизм получил в эпоху Просвещения. Еврейский исследователь, профессор Уэльского университета в Лампетере Д. Кон-Щербок говорит о том, что монолитная система веры разрушалась на протяжении последних пяти столетий, и этот процесс привел к тому, что в настоящее время еврейский мир уже не представляет собой единую религиозную целостность. Сегодня в иудаизме существует широкий спектр идентичностей – от ортодоксальных иудеев до еврейского буддизма и атеизма [40].С XIX века евреев Западной Европы, а затем и США, захватывают интенсивные процессы эмансипации, секуляризации и политизации, в результате чего установки веры стали постепенно обращаться в национально-культурные традиции. По словам Ю. Слёзкина, вместо чистоты души стал утверждаться культ чистоты тела, в результате чего диета стала ключом к спасению. Еврейские врачи стали соперничать со священнослужителями в качестве специалистов по бессмертию. Замена священных клятв и трансцендентного Закона письменными контрактами и конституциями превратила юристов в незаменимых хранителей и толкователей новых «общечеловеческих ценностей» и нового экономического, общественного и политического уклада. Вера иудеев, которая начиналась как национализация божественного, закончилась как обожествление национального [41]. Призыв Эриха Фрома, выходца из семьи ортодоксальных евреев к духовному решению уравнения жизни «иметь или быть» не был услышан евреями. Впрочем, не только евреями.Вертикаль веры трансформировалась в горизонталь земных расчетов, выгод и вожделений. Вера превратилось в то, что Щербок политкорректно называет «плюралистическим иудаизмом», «принципом личной автономии», «полнотой религиозной независимости» и, наконец, свободой от теизма [42], которые в реальности являются ни чем иным как отказом от догматов иудаизма как «высших истин» бытия.Мышление в иудаизме с принятием Закона выделяется из природного мира, обособляется от него и соотносится с Откровением, которое неразрывно связано с Торой [43]. Эта «Книга Книг» есть Закон, который по преданию происходит от Бога и является основой иудаизма. В тексте Торы нельзя ничего менять, и она фактически заменяет храм, оставаясь единственным источником божественного Откровения. Тора для иудеев «есть утвержденность вечных истин», к которым должен стремиться каждый еврей, и в этом плане Тора есть неколебимый фундамент догматического мышления. Для понимания Письменной Торы Бог дал Моисею верное ее толкование, которое называют Устной Торой, именуемой в Евангелиях «преданиями старцев» [Матф. 15:1, Марк. 7:1]. Длительная работа (в последние века до Р.Х. и первые века по Р.Х) еврейских ученых-книжников с Устной Торой привела к созданию 36-томного собрания интерпретаций и комментариев – Талмуда .Талмуд – это уже своеобразное развитие Торы как раввинистическая интерпретация Закона, которая делает ортопраксический акцент на ритуально-обрядовые и бытовые аспекты веры. Они заключались в обстоятельной систематизации и жесткой нормативной ритуализации культа, который из храмового священнодействия превратился во всепроникающую систему скрупулезно сформулированных предписаний вплоть до требований подчеркивания своей принадлежности к избранному народу посредством особых деталей внешнего облика. Так, еврею предписывается иметь бороду, отпускать длинные волосы на висках – пейсы, носить маленькую круглую шапочку – кипу, пройти обряд обрезания.Вера в свою избранность и владение трансцендентной истиной формировало соответствующие доминанты еврейского менталитета. Так, народ, убежденный в том, что обладает истиной, в первую очередь начинает ценить интеллектуальные достижения. Ещё Фило́н Александри́йский (Филон Иудейский, 25 г. до Р.Х., – ок. 50 г. от Р.Х.) – выдающийся представитель еврейского эллинизма, отмечал, что специфической чертой иудеев является распространение грамотности и систематическое обучение мышлению на сложных случаях. Уклоняющийся от пути к знанию презирался как отступник [44]. Ни у какого народа не проявлялась такая забота о том, чтобы последний человек знал предписания религии, как у евреев. Это обеспечивало всеобщее систематическое образование, которое с детства получал каждый иудей. Мудрым должен быть весь народ. Такое положение начало реализовываться очень давно. Умение читать и писать, имело всеобщее распространение [45].(...)Окончание здесь

17 февраля, 22:40

Вышел 215 номер газеты «Суть времени»

→ О коммунизме и марксизме — 71 Суть капитализма в том, что человек — это звучит скучно и именно скучно. Причем речь идет о скуке, становящейся эрзацем родовой характеристики человека. → Судьба гуманизма в XXI столетии Метафизическая война В работах о северных руссах, руянах, рутенах нет того замаха, который есть у Ломоносова. Ломоносов решает проблему историософски и одновременно по-боевому, то есть стратегически. → Пазолини: антифашист, ставший адептом нового фашизма? Война идей Многие интеллектуалы, не поняв сути происшедшей трансформации, совершили своего рода эскапизм в свои маленькие дела и личные жизни. Под весом, ужасом и безысходностью ситуации предпочли воспеть «маленького человека». → Адмирал Колчак: история неудач Война с историей Победи Колчак, белые группировки не смогли бы создать сильной единой власти. За их политическую недееспособность Россия расплатилась бы с западными державами большими территориями. → Иракские шииты: армия Кербелы Мироустроительная война В настоящий момент численность сил народного шиитского ополчения достигает 60 тысяч человек. И лишь половина из них (около 35 тысяч) вступила в боевые действия по освобождению Мосула. Размышления читателей о статьях газеты → Запустение, порождающее мерзость К статье «Мост через пропасть» → Человек — вершитель судьбы или ее заложник? К статье «Мост через пропасть» Источник — http://rossaprimavera.ru/issue/215

17 февраля, 10:45

ЧТО ТАКОЕ РЕВОЛЮЦИЯ? ТЕОРИЯ МАРКСИЗМА И ПРАКТИКИ 1917 ГОДА

Суббота, 18 февраля, 18.00. Прямой эфир радио "Говорит Москва" (94.8 ФМ в Москве). Программа "РЕВОЛЮЦИЯ!" Диалог академика, депутата Государственной Думы Олега Смолина и профессора Александра Бузгалина "ЧТО ТАКОЕ РЕВОЛЮЦИЯ? ТЕОРИЯ МАРКСИЗМА И ПРАКТИКИ 1917 ГОДА" Звоните, шлите СМС сообщения! читать далее

14 февраля, 22:35

Сомнения разума (конформизм и нонконформизм). Михаил Ошеров

Сомнения разума (конформизм и нонконформизм).  Михаил ОшеровЛюди по-разному познают суть вещей и явлений. Большинство людей в основном пользуется готовыми мнениями, суждениями и знаниями, доверяя во многих вопросах опыту и словам других людей, страницам книг и публикациям средств массовой информации. Другая, меньшая часть людей, пытается разобраться самостоятельно в сути вещей и явлений, опираясь в основном на проверенные факты и свой разум и менее доверяя суждениям других людей. Первые люди обычно называются философами и социологами «конформистами» или, неточно переводя. «соглашающимися», вторые –«нонконформистами», или, соответственно, «несоглашающимися». Несоглашающимися с другими мнениями, с другими суждениями и выводами других людей.На выработку своего мнения, своей позиции, своего суждения нонконформистам требуется время. Конформисты почти сразу принимают чужое мнение почти без внутренней критики и почти без проверки и начинают считать его своим.Движущей силой общественного мнения являются, конечно же нонконформисты. Именно их мнение меняет мир. Большинство, если не абсолютное большинство учёных в мире в научной сфере - нонконформисты, поскольку нельзя заниматься наукой, не подвергая всё сомнению. С другой стороны, встречается достаточно большое количество учёных, доверяющих мнениям других людей в иных сферах, не связанных непосредственно с наукой.Основная проблема нонконформистов состоит в том, что они – люди думающие, люди, обдумывающие проблемы, события и явления, люди, имеющие свою концепцию и свой взгляд на окружающий мир. Когда этот взгляд начинает отличаться от взглядов окружающих, от взглядов большинства людей, нонконформисты обычно начинают пытаться донести свой взгляд, свои воззрения, свое мнение до окружающих и до максимального количества людей. При этом они часто наталкиваются на встречное непонимание традиционно мыслящих людей, точнее, людей, не сколько мыслящих, сколько привыкших к традиционным взглядам, воззрениям, мифам и заблуждениям. Это – обычный конфликт, через который проходили многие выдающиеся мыслители, проходили с разным результатом. Обычная эволюция взглядов окружающих людей и общества в отношении мыслителей проходит несколько стадий – «Этого не может быть», «Это смешно», «Это не важно», это заслуживает внимание», «Это правильно, это замечательно, как же мы до этого не додумались раньше».Для того, чтобы отстаивать своё мнение, мнение продуманное, непротиворечивое и выстраданное, нонконформистам часто приходится в одиночку идти против общественного мнения, против мнения толпы. Один из последних примеров этого – коллективная обструкция всенародно избранному президенту США Дональду Трампу, устроенная ему голливудским сообществом, и одинокий голос выдающейся актрисы Николь Кидман, заявившей о том, что следует уважать выбор американского народа. Сам президент США Дональд Трамп является нонконформистом, и ему часто приходилось и приходится идти против американского, а сейчас, – и против мирового общественного мнения.Ранее в политической и общественной истории человечества таких событий, когда выдающимся нонконформистам приходилось идти против господствующего мнения, было очень много. Владимир Ильич Ленин «Мы пойдём другим путём!» и «Есть такая партия!». Поднятая одинокая рука Эрнста Тельмана на заседании германского рейхстага. Владимир Жириновский, вышедший на одиночную демонстрацию в поддержку СССР. Илья Эренбург, выступающий после войны в Канаде и блестяще парирующий вопросы канадских журналистов. Лев Толстой, отлучённый от православной церкви. Иван Грозный. Пётр Первый. Вольтер. Робеспьер. Все эти люди изменили своё время, но они были первые, и они испытали на себе все трудности непонимания их идей и их действий современниками.Не все идеи нонконформистов побеждают. Не все нонконформисты могут преломить общественную ситуацию и общественное мышление. Эразму Роттердамскому не удалось остановить гражданскую и религиозную войну. Джордано Бруно был сожжён на костре. Барух Спиноза был отлучён от иудаизма. Для победы идей, сформулированных нонконфомистом, нужно время, терпение и пропаганда, убеждение, распространение этих идей в обществе и в науке. Альберт Эйнштейн, сформулировавший теорию относительности, в глазах многих оставался чудаком, высказывающим сомнительные идеи, до тех пока его теория не получила экспериментальное подтверждение. «Когда идея овладевает массами, она становятся материальной силой», - сформулировал в своё время классик марксизма, и это утверждение абсолютно правильно.Многие гении-нонконформисты, опередившие время, умерли, не дожив до победы или признания своих идей. Эразм Роттердамский в книге «Жалоба мира» сформулировал идею мирового правительства, предвосхитив появление Организации Объединённых Наций – через 500 лет. Но при своей жизни Эразм видел вокруг себя только гражданские и религиозные войны.Поскольку на выработку своего мнения нонконформистам потребовалось время, душевные силы, проверка внутренним редактором на непротиворечивость, это мнение для нонконформиста становится своим, продуманным, выстраданным, они редко его меняют. Конформисты могут гораздо легче менять своё мнение под воздействием внешних факторов, смены общественного мнение, выхода новой книги, изменения направления в обществе – и конформисты, немного поломавшись, следуют вслед за внешними мнениями.Случаи, когда нонконформисты меняют своё мнение в течение своей жизни не так уж редки, но каждый такой случай примечателен, ибо он связан с развитием разума, с поиском ответов, с эволюцией мысли или с разочарованием.В своё время это было сформулировано крылатой фразой «И я сжёг всё то, чему поклонялся, и поклонился тому, что сжигал».Несколько широко известных и малоизвестных примеров.Пушкин. Александр Сергеевич Пушкин. В молодости – поборник свободы, считающий личную и общественную свободу приоритетом над другими общественными понятиями, в том числе приоритетом над благом для народа и над благом государства. И зрелый Пушкин 1830-х годов, считающий высшими приоритетами благо России и российского государства. Причём в обоих случаях он яростно и блестяще отстаивал свою позицию. Когда точно произошло это изменение, сказать довольно трудно, но временной период определить возможно – от 1825 года, восстания декабристов, письма к декабристам «Пока свободою горим, пока сердца для чести живы ....» и до 1831 года, года взятия Варшавы и стихотворения «Клеветникам России».Мучительную эволюцию взглядов историка, философа и мыслителя Иосифа Флавия блестяще описал в своей трилогии «Иудейская война. Сыновья. Настанет день» писатель Лион Фейхтвангер.Русский писатель и мыслитель Лев Тихомиров в развитии своей политической мысли совершил, наверное, самое принципиальное изменение – от идеолога народовольцев, от написания их программ и манифестов до прогосударственнической и промонархической «охранительной» идеологии. Примечательно, что и Пушкин, и Лев Тихомиров от воспевания свободы и «блага народа» пришли к «благу государства» как к понятию с более высоким приоритетом.Фёдор Михайлович Достоевский в молодости был участником социалистического кружка «петрашевцев», пошёл за свои действия и убеждения на каторгу. Впоследствии его убеждения достаточно сильно изменились.Георгий Васильевич Плеханов начинал свою политическую деятельность как народоволец, в более поздний период эволюционировал к марксизму.Эволюция собственных взглядов требует от нонконформистов большой, огромной внутренней работы и много времени, необходимого для обдумывания, для осмысления проблемы, для размышлений. Конформистам, не привыкшим задумываться о многих вещах, событиях, процессах и явлениях, мучительные раздумья и внутренний диалог не требуются. Им зачастую бывает достаточно найти авторитетный для них источник информации с походящей и комфортной повесткой дня и готовыми разъяснениями. Традиционные СМИ, обслуживающие элиты обществ, дают конформистам то, что они готовы принять – готовые решения и ответы, готовую идеологию и готовые мысли. В случае изменения вектора общественного сознания в обществе СМИ всегда смогут объяснить конформистскому общественному большинству «изменение линии партии». И только самостоятельно думающие люди подвергают всё сомнениям.Михаил Ошеровhttp://www.sensusnovus.ru/opinion/2017/02/14/24645.htmlДобавить этот блог в друзьяФейсбукТвиттер

14 февраля, 21:07

О Троцком, "оттепели" и "перестройке"

.Тем, кто позитивно относится к марксизму, равно как и "булкохрустам" настоятельно рекомендую к прочтению известную книгу Льва Троцкого Преданная революция: Что такое СССР и куда он идет?1. Совершенно замечательное описание как проблем РИ, так и успехов Сталинского развития экономки. 2. Очень интересное описание того, с чем Троцкий не согласен в части Сталинской политики. Удивительно актуально на фоне смешной коллизии двух эконом-идиотов к-на Кудрина и академика Глазьева. Разве что, не замечая главного, Троцкий объявляет Сталина своего рода "застенчивым Глазьевым": Сталин , так сказать, ведет инфляционную политику, но заставляет этого не упоминать, в том числе и карательными мерами. 3. Нетрудно увидеть, что "оттепельная" и "перестроечная" идеология ДО МЕЛКИХ ДЕТАЛЕЙ СОВПАДАЕТ С ИДЕОЛОГИЕЙ ТРОЦКОГО. И это говорит об очень многом. И главное - текст-то 1937 года! - Троцкий не учитывает гласного обстоятельства, которое было судя по действиям Сталина - НЕИЗБЕЖНОСТИ СКОРОГО ПРОДОЛЖЕНИЯ МИРОВОЙ ВОЙНЫ, КОТОРАЯ В 1918 ГОДУ СОВЕРШЕННО НЕ БЫЛА ЗАКОНЧЕНА. Он вообще не принимает в расчет военную тематику и требования к мобилизационной готовности. Собственно, в отсутствии такого понимания, и понять действия Сталиской власим технически невозможно.4. Очевиден след антибюрократической риторики Троцкого в бредовых "теориях" Джиласа и его последователя М. Восленского, выделивших бюрократия в отдельный класс, что в принципиально противоречит марксизму, ибо основано на совершенно неправомерном пониманием принадлежности к классу, не как социальной роли, а как к "лейблу", прилипшему к конкретному человеку. 5. Короче, без чтения Троцкого и глубокого осознания его ошибок, вызванных непониманием реальных условий бытия, трудно понять идеологию тех коммунистов, кто встал плечом к плечу с националистами в деле ликвидации "Преждевременного СССР".

14 февраля, 17:44

Кое-что о Троцком и сдаче СССР.

.Я уже несколько раз писал, что по моим наблюдениям, СССР обрушил странный концерт русских националистов с догматическими марксистами. Первых страшно пугал опрежающий рост населения среднеазиатских республик по сравнению с республиками "славянскими", откуда поддержка на самом верху моральных уродов типа Солженицина, вторые,полагали сам факт возникновения социализма и СССР "историческим недоразумением", поскольку, по Марксу, переход к коммунизму достигается по мере того, как достигается достаточный для этого уровень жизни. Россия 1917 года была бесконечно далека от такого состояния, она далеко - на сотню лет, отставала в своем технологическом и культурном развитии от передовых стран, но и те не были готовы к социализму в силу недостаточности производительности труда. В этом смысле, по их мнению, СССР был выкидышем, нежизнесособным, не достигшим зрелости плодом. А это значило, что нечего держаться за социализм/коммунизм, а надо возвращаться "на столбовую дорогу истории", проходить "школу капитализма", становиться передовой страной... И только после этого...Надо заметить, что такая точка зрения в точности соответствует тому, что писал в 1937 году Лев Троцкий:...Марксизм исходит из развития техники, как основной пружины прогресса и строит коммунистическую программу на динамике производительных сил... ...Под низшей стадией коммунизма Маркс, во всяком случае, понимал такое общество, которое по своему экономическому развитию уже с самого начала стоит выше самого передового капитализма. Теоретически такая постановка безупречна, ибо взятый в мировом масштабе коммунизм, даже в первой, исходной своей стадии, означает высшую ступень развития по сравнению с буржуазным обществом. К тому же Маркс ожидал, что социалистическую революцию начнет француз, немец продолжит, англичанин закончит; что касается русского, то он оставался в далеком арьергарде. Между тем порядок оказался на деле опрокинут. Кто пытается теперь универсально-историческую концепцию Маркса механически применить к частному случаю СССР, на данной ступени его развития, тот сейчас же запутывается в безысходных противоречиях.Россия была не сильнейшим, а слабейшим звеном в цепи капитализма. Нынешний СССР не поднимается над мировым уровнем хозяйства, а только догоняет капиталистические страны. Если то общество, какое должно было сложиться на основе обобществления производительных сил самого передового для своей эпохи капитализма, Маркс называл низшей стадией коммунизма, то определение это явно не подходит к Советскому Союзу, который и сегодня еще гораздо беднее техникой, жизненными благами и культурой, чем капиталистические страны. Правильнее, поэтому, нынешний советский режим, во всей его противоречивости, назвать не социалистическим, а подготовительным или переходным от капитализма к социализму.В этой заботе о терминологической точности нет ни капли педантизма. Сила и устойчивость режимов определяются в последнем счете относительной производительностью труда. Обобществленное хозяйство, технически возвышающееся над капитализмом, было бы действительно обеспечено в своем социалистическом развитии наверняка, так сказать, автоматически, чего, к сожалению, ни в каком случае нельзя еще сказать о советском хозяйстве.Большинство вульгарных апологетов СССР, как он есть, склонны рассуждать приблизительно так: если даже согласиться, что нынешний советский режим и не является еще социалистическим, то дальнейшее развитие производительных сил на нынешних основах все равно должно раньше или позже привести к полному торжеству социализма. Спорным является, следовательно, лишь фактор времени. Стоит ли из-за этого поднимать шум? Как ни победоносно, на первый взгляд, такое рассуждение, на самом деле оно крайне поверхностно. Время - совсем не второстепенный фактор, когда речь идет об историческом процессе: смешивать настоящее и будущее в политике гораздо опаснее, чем в грамматике. Развитие вовсе не состоит, как представляется вульгарным эволюционистам, типа Веббов, в планомерном накоплении и постоянном "улучшении" того, что есть: оно знает переходы количества в качество, кризисы, скачки и откаты назад. Именно потому, что в СССР далеко не достигнута еще и первая стадия социализма, как уравновешенной системы производства и потребления, развитие идет не гармонически, а в противоречиях. Экономические противоречия порождают социальные антагонизмы, которые развивают свою собственную логику, не дожидаясь дальнейшего развития производительных сил. Мы видели это только что на вопросе о кулаке, который не захотел эволюционно "врастать" в социализм и, неожиданно для бюрократии и ее идеологов, потребовал новой, дополнительной революции. Захочет ли мирно врастать в социализм сама бюрократия, в руках которой сосредоточены власть и богатство? В этом допустимо усомниться. Во всяком случае было бы неосмотрительно доверять бюрократии на слово. В каком направлении развернется в течение ближайших трех-пяти-десяти лет динамика экономических противоречий и социальных антагонизмов советского общества, на этот вопрос окончательного и бесповоротного ответа еще нет.Важно тут отметить следующее: Китай развивается в точном соответствии с описанной Троцким доктриной Маркса. Китай со всей очевидностью поставил целью не просто догнать ведущие капиталистические страны, но обогнать их именно в части технологического развития и производительности труда, и делает он это как и должно для предварительного этапа, типа супер-НЭПа под руководством именно коммунистической партии в строгом соответствии с идеями Маркса. В то же время, нельзя также и отметить, что у СССР времен Сталина такой возможности не было: Китай получил - за спиной СССР, - почти 40 лет мирного времени, а это то, чего у СССР не было в принципе и никогда. Так или иначе, внутри КПСС образовались две главные оппортунистические группы: русских националистов - по существу "пролезших в партию" и абсолютно чуждых коммунистической идее в принципе и понимающих ее, в лучшем случае, по образцу национал-социализма и марксистов-книжников. Разумеется, были вторичные "национализмы" бродившие в республиках. Но если бы не русский национализм, все эти окраинные национализмы могли быть своевременно подавлены.Еще раз, я обсуждал вопрос о "преждевременности" СССР с весьма ответственными людьми еще в 70-е годы. И я не сомневаюсь, что тот же Гайдар попал в ту же интеллектуальную ловушку и у него в голове образовалась нерасхлебываемая каша из марксизма с либеральным антикоммунизмом.Но... как тот же Троцкий написал (не дословно, по памяти): с марксизмом - как с медициной: медицина - это единственный путь вылечить человека, но, одновременно, и кратчайший путь "отправить его к праотцам".

14 февраля, 00:25

про марксиздов

у краснопузых свои проблемы)________________________________ Марксисты бывают двух типов. Первые используют марксистский метод познания реальности для постижения происходящих в человеческом обществе процессов. Вторые пытаются загнать упирающуюся реальность рамки догм столетней давности. А если реальность не соответствует тезисам классиков марксизма, основанным на анализе общества столетней давности - то тем хуже для реальности. Вторых (чтобы не путать с первыми) я для удобства называю морксиздами. Так что там происходит на Донбассе-то? - спросим мы у морксизда. Как что?! - услышим в ответ, - сейчас, одну секунду... Вот только откроем талмуд со специально отобранными цитатами Ленина, Маркса, Энгельса, Сталина и.... Ага! Вот оно! "Фашизм - это открытая ТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала... Фашизм - это власть самого финансового капитала. Это организация ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции. Фашизм во внешней политике - это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть к другим народам." Что тут думать, то! Всё ж написано. На Донбассе обыкновенный фашизм, и дело с концом! При этом нашего морксизда совершенно не будут волновать следующие вопросы, прямо вытекающие из определения Димитрова 80-летней давности. - Что там на Донбассе с крестьянством? - На чьей стороне в конфликте оказалась в большинстве своём интеллигенция? - Насколько весома в произошедших событиях роль рабочего класса? - Что такое вообще рабочий класс в современных условиях и как изменился он за прошедшие сто лет? - Где на Украине финансовый капитал? - Существует ли сегодня империализм? На эти вопросы искать ответ морксизд даже не пытается. Потому что для этого нужно заставлять мозг работать, и искать для поддержания его работы драгоценную глюкозу. Делать это без необходимости любое животное избегает, и морксизд (в отличие от марксиста) исключением из мира живой природы не является. Посему морксизду, намного проще открыть Талмуд, найти в нём "объясняющую" цитату, успокоиться, что думать ни о чём не надо, ибо всё понятно и так, и мозг (очень энергнозатратный орган) более не напрягать. Ответ на все вопросы найден, а всё что не укладывается в готовую схему - ересь, ревизионизм и оппортунизм. Более того, даже поинтересоваться мотивацией воюющих сторон, для чего достаточно открыть интернет, - не досуг. А если досуг, то у морксизда уже заранее готов ответ. "Москали" с "укропами" тупые. Они не понимают, что их стравили между собой буржуи, вот и дерутся. То ли дело мы, морксизды. Мы всё понимаем! Давно уже понимаем, сто лет как всё поняли. Только почему-то объяснить никому не можем: всё хуже и хуже получается. Но это не потому, что мир изменился, и вопросы перестали соответствовать нашим сто лет назад написанным ответам! А что в реальности на Донбассе? Там происходит очень простая вещь. Это национально-освободительное движение русских, направленное против Украины. Что отлично видно по риторике тех, кто осуществляет сами боевые действия по обе стороны от линии фронта. Да, на Донбассе, как и в любом национальном движении, громко слышны лозунги социальной справедливости. Что вполне естественно, ни одно социальное движение не обходится без лозунга национальных интересов, и ни одно национальное движение не свободно от лозунгов социальной справедливости. Противопоставление национального и социального существует лишь в фантазиях плохо читавших свой талмуд морксиздов. В реальности социальное и национальное находятся в неразрывной связи. Украинский "фошшызм", о котором твердят морксизды, направлен на борьбу с рабочим классом? Нет, украинская сторона бомбит всех одинаково. А со стороны Донбасса на борьбу с буржуазией поднялись рабочие и крестьяне? Нет, поднялись все вместе. В т.ч. и значительная часть местных паразитарных социальных прослоек. Поднялись, одним словом, по национальному принципу. Наконец, как поживает "украинский империализм", из которого согласно определению Димитрова как из семени вырастает фашизм? Империализм никак не поживает. Никакого империализма - а тем более, украинского, - в современном мире давно не существует. Империализм - это борьба между собой национальных буржуазий. А в настоящее время существует одна транснациональная буржуазия, сегментами или филиалами которой являются бывшие национальные буржуазии всех стран. А равно переродившаяся номенклатура стран постсоветских. В т.ч. РФ и Украины. Поэтому никакого "империалистического украинского капитала", занимающегося борьбой с украинским же "рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции" не существует. Не только не существует на практике, что видно каждому, кто пытается жить реальностью, а не догмами столетней давности. Но и не может существовать в теории, если использовать марксизм как теорию, а не как набор тезисов. Чем вредны вопли об украинском "фошшызме"? Помимо того, что они убивают у здравомыслящего человека всякий вкус к марксизму, они вредны тем, что из этих воплей вывод напрашивается сам собой. Коль скоро на нас движется украинский фошшызм, то мы волей-неволей должны поддержать родное государство. Которое, конечно же, плохое, ибо буржуазное, но в фошшызм пока что не скатилось. Для тех из "морксиздов", кто отупел настолько, что не в состоянии сделать такой вывод самостоятельно, есть специально обученный профессор Попов и ему подобные, которые "всё по полочкам разложат". За криками об украинском "фошшызме" неизбежно последует вопль о необходимости сплотиться вокруг Путина как "меньшего зла". При этом никто из морксиздов не задаётся вопросом, а почему же две "империалистические страны" - РФ и Украина - не вступили в прямое столкновение? А ведь, они в обязательном порядке должны схватиться не на жизнь а на смерть, если они империалистические. Но они этого не делают. Почему? Да потому что они не империалистические! В них нет национальной буржуазии, а есть сегменты транснациональной буржуазии, которые оказались в двойственном положении. С одной стороны нельзя не пойти на уступки ширящемуся национальному движению в своих странах. С другой - нельзя и возглавить его, отделившись от единого транснационального организма, и превратиться в буржуазию национальную. На шеях слишком крепкие удавки. По этой же причине российская власть не поддержала Донбасс. А ограничилась дозированной помощью, пытаясь сохранить лицо в глазах "уважаемых россиян", и впихнуть Донбасс обратно в состав "страны-партнёра". Представьте себе, с каким удовольствием "национальная буржуазия" империалистической РФ вошла бы в 14-м г. в раздробленную и потерявшую рычаги управления соседнюю страну, половина которой говорит по-русски! Империалистическая страна набросилась бы на такую добычу и вцепилась бы в неё мёртвой хваткой. Но ведь Россия поступила прямо противоположным образом. Она всячески дала понять, что "украинский консенсус", для неё свят. Что нынешнее состояние Украины, устраивающее в целом транснациональную буржуазию, надо всеми силами искусственно поддерживать, даже несмотря на очевидные внутренние тенденции самой Украины к развалу. Выводы очень простые и не новые. Национальные движения в наше непростое время направлены не ЗА, а ПРОТИВ буржуазии. Марксисты понимали это ещё в 52-м году. "Морксизды" этого не поймут никогда, и их надо заставлять заучивать это наизусть. Но Сталин сделать этого, к сожалению, не успел. "Раньше буржуазия считалась главой нации, она отстаивала права и независимость нации, ставя их "превыше всего". Теперь не осталось и следа от "национального принципа". Теперь буржуазия продает права и независимость нации за доллары. Знамя национальной независимости и национального суверенитета выброшено за борт. Нет сомнения, что это знамя придется поднять вам, представителям демократических партий, и понести его вперед, если хотите быть патриотами своей страны, если хотите стать руководящей силой нации. Его некому больше поднять". Сталин. 1952-й г. XIX съезд КПСС.http://samlib.ru/b/baranow_p_a/zokf.shtml

12 февраля, 20:11

Достаточно одной таблетки

Самая неблагодарная и опасная вещь это пытаться лечить по телевизору или давать советы. Но вот сегодня от медицинской темы нам не уйти. Потому что с ней связан самый громкий отечественный скандал недели - гомеопатию признали лженаукой. Причем, не где-нибудь, а в самой Академии наук. Комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований опубликовала меморандум номер два с предельно коротким названием: «О лженаучности гомеопатии». Ее вывод тоже предельно прост - гомеопатию поставили в один ряд с такими сомнительными с точки зрения науки явлениями как уфология, астрология, парапсихология. При этом члены комиссии в первых строках своего меморандума прямо писали, что сделали свой вывод, «опираясь на тщательный анализ публикаций в научных изданиях и отчетов о клинических исследованиях». То есть не на основе собственных многолетних исследований, а читая исследования других. На фоне громкого скандала о фальшивых академиках внутри самой Академии, столь научный метод для вынесения такого тяжелого приговора выглядел странно. Тем более в медицине. Но поскольку гомеопатия давно прижилась в нашей жизни, эффект от такого признания был равен тому, если бы утром объявили о вреде и запрете обычной аскорбинки. Впрочем, важна подробность - комиссия РАН ничего не запретила. Она просто назвала гомеопатию бредом. И рекомендовала исключить ее из госаптек, госзакупок и т. д. Однако новость оказалась столь громкой, что даже британская The Independent сообщила, что «Россия поставила точку в двухсотлетнем гомеопатическом споре». Напомнив читателям, что по удивительному совпадению два месяца назад точно такие рекомендации были сделаны Федеральной комиссией по торговле США. Да, ранее гомеопатию отвергли в Австралии. Но в самой Великобритании гомеопатия по-прежнему применима, как и в десятках вполне образованных стран. Как бы мы ни относились к этой новости, стоит вспомнить, что тема борьбы с гомеопатией стара, как сама гомеопатия. Только при советской власти ее запрещали раз пять. И первым, кто признал учение реакционным, был невеликий спец в медицине Луначарский. Впрочем, чего только у нас не запрещали. Мы же помним, что сначала генетика была продажной девкой империализма, а потом сам марксизм признали лженаукой. Но звонок серьезный. Врачи-гомеопаты схватились за голову, пытаясь втолковать, что гомеопатия хороша на своем месте и она никак не может заменить химические лекарства. Минздрав взял паузу, чтобы изучить документ, но уже напомнил, что сегодня по закону гомеопатией имеют право заниматься только специалисты с медицинским образованием. Но хитрость в том, что комиссия не предлагает ее уничтожить - ну, так, шельмовать по возможности. Ведь уже в разных интервью больных, которые верят в чудо белых горошин, открыто называют сектой. Но в чем причина такого внезапного интереса к гомеопатии? Кому это выгодно? Почему первой решение комиссии поддержала именно Федеральная антимонопольная служба - уважаемая, но весьма далекая от здравоохранения структура? И кто потребовал справедливости - больные, врачи или фармацевтические гиганты? Наш специальный корреспондент Анатолий МАЙОРОВ попытался разобраться в этом споре, даже сам готов был испытать всё на себе. Его не научные, но жизненные опыты - в специальном репортаже. Но вот вам в качестве эпиграфа одна крылатая фраза: наука не отвечает на все вопросы даже в кабинете следователя. http://www.5-tv.ru/glavnoe/broadcasts/509400/663/

12 февраля, 16:15

ЗЮГА И ЗИГА

ЗЮГА И ЗИГАВо-первых, это красиво! Он водку пьет, как арфистка играет. Завораживающе. Наливают ему всегда ровно по сто. Берет стаканчик, посмотрит на просвет, будто и не водка это, а какой-нибудь арманьяк золотистый, отключается на долю секунды, сосредотачиваясь, готовясь соединить сущности — свою и водочную. Когда контакт состоялся, закидывает сотку в глотку и изнутри выходит кряк. Смачный, сильный, природный. А уже потом закусь. Чавкает, есть такое. Но как аппетитно! Между черной икрой и огурчиком соленным выбирать не станет долго — огурчик, однозначно. Ну или грибочек. Грузди любит. Закусит, зажмурится и сразу покрывается краской. Как рак в кипятке, так и он — прямо на глазах становится пунцовым. Красавец, конечно. А потом сглотнет слюнки, ладошкой губы просушит и скажет что-нибудь, чтобы людям было понятно — теперь можно говорить. А то все смотрят на него варежки разинув. Будто первый раз видят. А сам в это время о второй уже думает, заветной! Но надо же выдержать, а то подумают иные, что алкоголик он какой. Когда все свои, то ему и вторую соточку сразу наливают. И весь ритуал повторяется. После третьей он вскидывает бровь: а где Василий Семенович? Почему не позвали? Ну и что, что рано вставать, за руль садиться? Всем рано вставать, зовите срочно! Водитель, помощник, горничная, вахтер — всех по имени-отчеству, всех надо позвать и налить. Церемония такая. Если какой простак решит не просто рюмку опрокинуть, а поговорить с вождем за жизнь, свита быстро вытолкает взашей, когда вождь отвернется специально. Но только после стопки. Потому что ритуал такой. В во-вторых, после третьей он преображается. Как в кино про оборотней-мутантов. Был видный государственный деятель, секретарь и депутат. А стал конкретный чел. Никаких лишних понтов, пустых разговоров, все четко и ясно. Молодеет сразу, внутренне расправляется, как надувается. Я ему как-то сказал: Андреич, вам надо каждый раз триста грамм принимать перед телеэфиром, вы же совсем другой человек, когда выпьете! И сразу рейтинг КПРФ вырастет в разы! А он посмотрел на меня с сожалением, покачал головой и отвечает: «Эх, Дима, как скажешь такое, так сразу грустно мне делается. Ну ведь не дурак, а говоришь ерунду! У нас рейтинг выше не будет. Куда уж выше! Зачем? Мы же тут не к власти стремимся, Дима! Мы МИССИЮ выполняем. Верную дорогу для человечества бережем. Люди сейчас жадные и глупые. Поэтому только о себе думают, а мы живем — будущим!»Он имеет в виду светлое будущее всех народов, да. Искренне и глубоко верующий человек. Я после выборов в 1996 спросил его — сколько реально было голосов во втором туре у Ельцина? Андреич по сторонам посмотрел, как Толоконникова, которая курицу с полки взяла, понизил голос: у нас — 54 процента. Но что толку? Ты только знай, - все, что я тебе говорю, я никогда не подтвержу публично! Считая, что я тебе этого и не говорил, то есть я тебе как Диме говорю, а не как журналисту. То есть ты, конечно журналист, но я не о том. Так вот — я тогда сказал им прямо: рисуйте себе 51 процент, потому что понятно было, что нам управлять не дадут. Наоборот, будет всеобщий саботаж. И нам придется ПРИНИМАТЬ МЕРЫ. А это что значит? Что мы ОПЯТЬ дискредитируем идею. Нет, нельзя на сейчас власть брать совсем. Армия прогнила, спецслужбы прогнили. Их купят. И скинут нас. И не то обидно, что погибнем, а то, что идею погубим!Вы спросите отчего вождь краснокожих вдруг подружился с каким-то телеведущим? С чего вдруг такая честь? А началось все с троллинга. В 1995 году я вел программы на «Русском видео», канал был государственный и по закону обязан был предоставлять эфирное время кандидатам в президенты и лидерам избирательных блоков. Зюганов приехал в студию с письмом, в котором попросил разделить полагавшийся ему час прямого эфира на две получасовки. Одну прямо сейчас, а другую через две недели. Я с удовольствием согласился — 60 минут пустых разговоров подряд — это скучно. Отработали мы в студии положенный хронометраж, Зюганов уехал. А через две недели как-то днем ко мне домой в гости приехал Сергей Курехин поболтать. Я ему и говорю: Серега, а давай подколем Зюганова! Он тебя не знает, а я скажу, что ты политолог, специалист по истории ленинизма. Представляешь, как будет прикольно! Мы так и сделали. Если погуглить, то по запросу «Курехин и Зюганов», можно найти ссылку на ютуб, где выложены фрагменты того безобразия. Естественно, Петербург угорал перед экранами: Зюганов на полном серьезе отвечает Курехину про «давление слева» и еврокоммунизм. При этом все помнят знаменитый мем «Ленин-гриб», а Зюганов не догоняет, что участвует в грандиозном цирке. Формально все честно: государственная компания «Русское видео» предоставила прямой эфир лидеру российских коммунистов. В законе не сказано, что этот прямой эфир должен сопровождаться троекратным «ку», то есть ведущие, конечно, не должны мешать гостю излагать предвыборные тезисы, но мы и не мешали, наоборот!Потом, естественно, вождю объяснили, что это была редкостной пакостности подстава. Но судьба злодейка опять выкинула фортель: на жеребьевке в избиркоме перед выборами президента в 1996 году Зюганову выпадает час прямого эфира в моей программе. И вот тут начинается настоящий цирк. Первым делом мне звонит некий человек по имени Евгений Банько. И представляется сотрудником СБП, помощником Коржакова, просит о встрече. Приезжает ко мне домой целая бригада офицеров. И начинается какой-то мутный разговор про государственные интересы. Я спрашиваю — что вам конкретно от меня надо? Они мнутся, тупят, короче нужно сделать из Зюганова дурака, типа я умею это делать. А за это меня ждет сюрприз — работа в Москве на Первом канале. Я чуть не описался со смеху — в программе, которую готовит Невзоров. И сколько дней он будет меня терпеть? Два или три? Короче, я никаких действий предпринимать не стану. Как пойдет разговор, так и пойдет. Подстав и провокаций не будет. Но и легко Зюганову не будет, вопросами я его помучаю. Ну и дурак, говорит Е. Банько и уезжает. У меня звонит труба. Определяется номер этого клоуна. Типа случайно набрался мой телефон. Я слышу разговор в машине. Они обсуждают меня. Спокойно так, через губу: «Этого придурка надо воспитывать. Первым делом выкинуть нахуй из эфира. А лучше всего переманить в Москву и там пусть гниет на каком-нибудь НТВ, а то блядь неуправляемый! И не таких приземляли.» Так и не понял я до сих пор что это было. Случайность или намек? Коржакова Чубайс схарчил через день после этой истории. А поехали Е. Банько со товарищи к моему начальству — Дмитрию Рождественскому. И завезли ему сто тысяч долларов, чтобы я все-таки Зюганова «опустил». Митя радостно принял подношение, к которому прилагалась бумажка, где были написаны вопросы лидеру КПРФ. Типа каверзные. Плод работы ельцинского предвыборного штаба. Не знаю, какой мудак их придумал, но вопросы были смешные. Типа «Геннадий Андреевич, а скажите — вы как к Сталину относитесь?» Или «Пересмотр итогов приватизации повлечет за собой нищету населения и кризис, вы готовы взять на себя ответственность?» Вызывает меня Рождественский и сует эту бумажку. Показывает на потолок — просьба из Кремля. Ок, говорю, задам. Только вышел из кабинета — звонит Руслан Коляк. Тебе коржаковские заслали сотку, так вот это они у Кумарина взяли. Надо бы хоть половину вернуть! Я объясняю, что он с этим вопросом лучше пусть к МММ обращается, который типа президент «Русского видео», могу приехать на стрелку, рассказать все подробности. А сам думаю — вот же уебки! Даже разрулить нормально не могут! Ладно, будет вам олимпиада ехохохохо! Приезжает Зюганов. Нервничает. Ему, естественно, сказали, что будет подстава. А я понимаю, что в кабинете у меня и в гримерке куча жучков, раз пошло такое дело. Достаю бумажку и показываю Зюганову. Пишу — привет от Коржакова. Ага, пишет он. Ясно. Поехали, все будет ок. В эфире я кладу бумаженцию на стол так, чтобы было видно, начинаю интервью, между делом задаю «каверзные вопросы». Зюганов влегкую их отбивает, красиво уходит от конкретики, вывертывается. Я на ходу придумываю новые, куда более каверзные. И мой собеседник вдруг тонет. Вот просто тонет на глазах. Не может ответить, крещен он или нет, какой марки часы носит, даже про своего кота не знает — кастрирован или нет. В результате часового эфира из моей студии Зюганов выползает подавленный, просто убитый. Пишет мне на бумажке «ты - мерзавец!» и молча уезжает. Блин! Он подумал, что я его подставил специально, показал не те вопросы. Ладно, бывает... Через месяц меня просит Дмитрий Филиппов заехать к нему в офис. А там — Зюганов и целая куча помощников. Политбюро какое-то. Филиппов говорит — Геннадий Андреич, мы разобрались, все выяснили — Дима вас не подставлял. И вообще, вам надо помириться и подружиться. Впереди еще куча выборов, нам надо Ленобласть брать, а кроме Дмитрия и опереться не на кого. Давайте жить дружно! Геннадий меня спрашивает — так это ты сам что ли придумал? С этим как его... Курехиным? Ну, поганец! Ну, сукин сын! Ладно. А не хочешь стать моим помощником? Мы сработаемся!Я опять попал в непонятное. Бросить свой проект на ТВ, чтобы консультировать Зюганова и мотаться с ним по стране, определяя стратегию тележурналистов во время его участия в передачах. Типа угадывать подставы. И перспектива — депутат Госдумы от КПРФ. Спасибо говорю, но если бы мне надо было стать депутатом Госудумы, я бы по любому округу в Петербурге набрал бы 70 процентов в первом туре. Но зачем? Мне и без мандата чудно живется, мне интересно работать, в перспективе я лучше свой канал сделаю. Но пообещал Зюганову, что буду иногда помогать. Конечно разговор после третьей был. После второй он еще как-то держится. А после пятой спать идет. А вот в промежутке много чего интересного можно узнать. Например, как-то оказался я в странной компании с ним и Глазьевым. Дело происходило в моем редакционном кабинете на студии после прямого эфира. Водку привез Глазьев из Красноярска. Он там баллотировался в губернаторы. Это 2002 год был. А у меня и закуси никакой нет, только хлеб черный. Глазьев пригубил, занюхал. Я сделал вид, что выпил. Андреич тяпнул, потом еще, горбушкой закусил, еще раз крякнул, рыгнул, покраснел и говорит: «Вот Дима, видишь как оно получается! Мы Серегу, конечно, еще выдвинем, государственный он человек, ученый! А тут вот какая история: ни копейки мы ему не давали, да? - Скажи, Серега — сколько денег мы тебе дали? Только на гостиницу и брошюру напечатать!» Глазьев подтвердил. Оказывается, за первый месяц выборной кампании рейтинг с нуля дошел до 42 процентов. И он перестал вести агитацию, так как побеждал влет. А договорки с Москвой не было. Точнее была обратная — что КПРФ Красноярский край не трогает. Я спрашиваю — а что было бы, если бы не снялся? Через суд бы сняли, вбросили бы так, что мама не горюй, объявили бы выборы недействительными? Андреич на меня смотрит опять с сожалением. Вот вроде с виду не скажешь, что круглый дурак, а такую фигню все время спрашиваю! «Да с радостью бы оставили Серегу губернатором! А потом субвенции обрезали бы, загнобили бы край, пожертвовали бы даже Норникелем! Чтобы потом показывать — вот что будет с каждым регионом, где коммунисты к власти придут. Не время, брат, нет, не настал еще час, не готова страна. Испортил пятнистый нам всю жизнь, на десятки лет вперед нагадил! Ну ничего. Как китайцы живут? На столетия вперед мыслят! Так и нам надо. Ну давайте, товарищи, - за возвращение России на путь истины выпьем!»В узком кругу после третьей Батя (эта кликуха у него со школы) крайне прост. Есть Идея. Если пытаться ее сформулировать в двух словах, то никакого марксизма-ленинизма в ней нет. Смысл и суть — социальное государство, общество всеобщего благоденствия в котором русский народ как бы муж. А остальные народы — как бы жены. Гарем. Муж кормит и любит, жены дают и рожают. При этом подчинятся, в дела не лезут и между собой соревнуются за право ублажать. А не хотят, так и нечего кормить. Пусть живут в специальных комнатах на хлебе и воде. Но развод не разрешать, ибо нехуй. В социальном плане — максимальное повышение благосостояния народа в рамках заранее заданной модели потребления. То есть без бедных и богатых. Квартира на семью, метров по 8 на каждого, машина на семью, возможно дачный участок. Но население должно быть размазано по всей стране. То есть не в столицах концентрироваться, а равномерно. Для этого нужна авторитарная система, то есть жесткая вождистская власть авторитетного правителя и система добровольно-принудительного исполнения решений правителя. Форма власти значения не имеет. Монархия, республика, все это фигня. Главное, чтобы была система принуждения не через репрессии, а типа морального единства. Кто не с нами, тот против нас. А если против, то на работу не брать, в институт не принимать, лечить кое-как, в города не пускать жить и вообще обструкция и бойкот. Ну а если какой недовольный начнет рыпаться и идти против системы, то его, конечно, давить. Идеальное общество — Куба. Все любят вождей, все заняты, все голые, никто ничего не требует. Идеальная экономическая система — модернизированный скандинавский социализм. Высочайшие налоги на любой доход, превышающий базовый уровень. Теоретики — Грамши, Торез, Тольятти, Кастро. Немного Мао. После четвертой шепотом добавляется Троцкий, но только если совсем свои вокруг. И с оговоркой, что экономист он был скверный, а вот постоянная гальванизация процесса — хороший способ. Религия — опиум народа, а не ДЛЯ народа. Это как водка, запрещать нельзя, но надо госмонополию. Спорт — дело государственное. Финансировать из бюджета в приоритетном порядке. Власть должна быть несменяемая, чтобы не ставить под угрозу поступательное развитие. Упор на национальную культуру. Искать, придумывать, находить. Никаких внешних влияний на идеологию. Ибо чревато разрушением идеалов.В городе Тосно мы сидели вдвоем за стойкой пустого гостиничного бара. Это были выборы губернатора Ленобласти и я подрядился вести PR кандидата. А тот, понимая, что не проходит, подрядил Зюганова целую неделю ездить по всяким Пырловкам агитировать. И я вляпался в этот вояж. В тот вечер Батя был в ударе и пошел на шестую. Все уже срубились и расползлись, остался один я.- Вот почему ты не с нами, Дима! Тебе нужно работать в партии! Принять, наконец, наши идеалы, вступить официально в ряды! Вот что тебя сдерживает- Андреич, ну какой из меня функционер? Да и не люблю я вашу партию, от нее кровью и говном разит за километр!Это ты про сталинские репрессии? Так вот слушай, что я тебе скажу! Только имей в виду, я НИКОГДА это публично не произнесу и никогда не признаюсь, что говорил тебе это, понял? Так вот, ты знаешь что такое «Особая папка Политбюро ЦК»?- Знаю, это сборник секретных материалов, к которым был допуск только у секретарей ЦК КПСС. И она передана в архив после запрета КПСС в 1991 году. А что?- Нет, ни хрена ты не знаешь. Особая папка — это не подшивка документов, это гриф секретности. Высшей секретности! И документы Политбюро не в архиве. Когда Мишка Меченный продался Израилю, он хотел уничтожить самые важные документы, но верный делу партии люди смогли сделать копии. И я, как первый секретарь знаю всю историю сталинских чисток. Ты знаешь сколько евреев было в партийном и советском аппарате в 1936 году? Какой процент? Так вот я тебе скажу, - тут Батя громко рыгнул и выпучил глаза и положил мне тяжелую лапу на плечо. Было видно, что я сейчас прохожу высшую степень посвящения. То ли кивать и пучить глаза, то ли плакать, то ли смеяться. Батя продолжил процедуру рукополагания, - Так вот, евреев было почти ВОСЕМЬДЕСЯТ процентов, ты понял! А в тридцать девятом знаешь сколько осталось? Всего ПЯТНАДЦАТЬ! Потому что без них совсем нельзя! Мы же интернационалисты.На этом слове Батя гыкнул, что должно было означать легкую иронию по отношению к предмету разговора. И окончательно посветил меня в высшую степень познания добра и зла:Это были ЭТНИЧЕСКИЕ чистки, а никакие не репрессии. Сталин молодец. Он просто таким образом уничтожил всех жидяр. А сказать прямо он не мог, так как мы ИНТЕРНАЦИОНА-ГЫ-ЛИСТЫ, понял, гы? -Андреич, а чем он лучше Гитлера? -Вот же ты несмышленыш! Адольф Илоизиевич просрал, а Иосиф Виссарионович — выиграл. А если в корень смотреть, то в Германии другой был экономический уклад, промышленный. А в России — сельский, крестьянский. И поэтому евреи сначала хотели разрушить промышленность Германии, подчинить ее себе, народ поднялся на защиту и отразил атаку. А все началось из-за Польши, которая гнилое жидовское гнездо. Когда они поняли, что немецкий народ их победил, они решили захватить Россию. Ты думаешь почему Сталин первым делом о Польше договорился и Прибалтике? Чтобы уничтожить этих гадов, не дать им базу для развертывания! А они поняли, что им пиздец и организовали провокации. Америка и Англия стравила Сталина с Гитлером. И теперь снова они на нас наседают. Это и есть наша МИССИЯ! Отстоять страну! Победить гадину! Раздавить!Я таким его никогда не видел. Если честно, то больше не хочу. Высшая степень посвящения в суть тайного механизма истории как-то не порадовала. Я зарекся участвовать в этом аттракционе впредь. И он тоже разочаровался во мне. Видимо, немногие, узнав смысл МИССИИ так недостойно поступили: я помнится, просто тупо пошел блевать, оставив Батю дальше косплеить Алоизыча с пустой бутылкой на столике. Больше заказов от КПРФ мне не поступало. А губернатор тот все-таки проиграл. Слабый оказался, хотя здоровый был мужик. Нет, Батьку, конечно, перепить не мог. Но пытался...Ну и по традиции - автор все выдумал, текст -белЛИТРистика, жанр фэнтэзи, действие в параллельной вселенной, к вождю Бате ни малейшего отношения.https://www.facebook.com/DmitryZapolskiy/posts/1625883361054327ВЛЮБЛЕННЫЙ МЕЛАНХОЛИКhttps://www.facebook.com/DmitryZapolskiy/posts/1625504734425523МАРКИЗ КАРАБАС И ПРАВНУК МАТИЛЬДЫhttps://www.facebook.com/DmitryZapolskiy/posts/1624553334520663СЕМЕЙНАЯ ЖИЗНЬ ИМПЕРАТРИЦЫ ОЛЬГИ ВЕЛИКОЙhttps://www.facebook.com/DmitryZapolskiy/posts/1624118767897453ОТКАТЫЧhttps://www.facebook.com/DmitryZapolskiy/posts/1623832917926038БЕЛЫЙ ШАМАН И САНЯ-ГИНЕКОЛОГhttps://www.facebook.com/DmitryZapolskiy/posts/1623309721311691ЖИРhttps://www.facebook.com/DmitryZapolskiy/posts/1622239904752006ПЫЛЕСОС НАГАhttps://www.facebook.com/DmitryZapolskiy/posts/1621862731456390ШЕЛКОПРЯДhttps://www.facebook.com/DmitryZapolskiy/posts/1620567301585933ЦЕПОВhttps://www.facebook.com/DmitryZapolskiy/posts/1619746005001396ИВАНОВhttps://www.facebook.com/DmitryZapolskiy/posts/1618174048491925ГУБКА-НЕВИДИМКА.https://www.facebook.com/DmitryZapolskiy/posts/1617407051901958ИГРОКhttps://www.facebook.com/DmitryZapolskiy/posts/1616906685285328ПРО АРИСТОКРАТОВhttps://www.facebook.com/DmitryZapolskiy/posts/1616351838674146СЛУЖИЛИ ТРИ ТОВАРИЩАhttps://www.facebook.com/DmitryZapolskiy/posts/1615036418805688ПРО ТЕАТР И DOChttps://www.facebook.com/DmitryZapolskiy/posts/1614656265510370ПРИТЧА О ПРИЧТЕhttps://www.facebook.com/DmitryZapolskiy/posts/1614185192224144

11 февраля, 20:43

На Украине борются с Лениным, в Италии хотят его вернуть

На Украине памятники сносят. В Европе собирают подписи за то, чтобы вернуть. Даже Ленину. Потому что это - часть истории.

13 июня 2016, 09:50

Запретные работы К. Маркса и Ф. Энгельса. Часть 16. История торговли опиумом

Из тома №12. Раскрывается история, как миролюбивые англосаксы травили китайцев опиумом.Вести о новом договоре исторгнутом у Китая полномочными представителями союз­ников, по-видимому, породили такие же фантастические перспективы колоссального расши­рения торговли, какие мерещились купцам в 1845 г. по окончании первой китайской войны. Если даже допустить, что телеграммы из Петербурга соответствуют действительности, мож­но ли быть вполне уверенным в том, что увеличение числа открытых для торговли пунктов непременно повлечет за собой рост торговли с Китаем? Можно ли рассчитывать на то, что война 1857—1858 гг. приведет к лучшим результатам, нежели война 1841—1842 годов? Ведь совершенно бесспорно, что договор 1843 г., вместо того чтобы увеличить американский и английский экспорт в Китай, лишь содействовал ускорению и углублению торгового кризиса 1847 года. Точно так же и нынешний договор, вызывая мечты о неисчерпаемом рынке и поощряя спекулятивный ажиотаж, может способствовать подготовке нового кризиса как раз в тот самый момент, когда мировой рынок так медленно оправляется от недавнего всеобщего потрясения. Помимо этого своего отрицательного результата, первая опиумная война стиму­лировала также рост торговли опиумом за счет обычной торговли, и такой же точно резуль­тат будет иметь эта вторая опиумная война, если только давление со стороны всего цивили­зованного мира не заставит Англию отказаться от принудительного производства опиума в Индии и вооруженной пропаганды его сбыта в Китае. Мы не будем подробно останавливать­ся на нравственной стороне этой торговли, о которой даже англичанин Монтгомери Мартин писал следующее:«Да что там! торговля рабами была просто милосердной по сравнению с торговлей опиумом; мы не разру­шали организм африканских негров, ибо наш непосредственный интерес требовал сохранения их жизни; мы не унижали их человеческой природы, не развращали их ума, не умерщвляли их душ. А продавец опиума убивает тело, после того как развратил, унизил и опустошил нравственное существо несчастных грешников; ненасыт­ный Молох каждый час требует все новых жертв, и убийца-англичанин и самоубийца-китаец соперничают друг с другом в приношении этих жертв на его алтарь».Китаец не может покупать одновременно и товары и наркотик; в нынешних условиях расширение торговли с Китаем означает расширение торговли опиумом; а рост последней не совместим с развитием легальной торговли, — эти положения уже два года тому назад были признаны почти повсюду. Комиссия палаты общин, назначенная в 1847 г. для рассмотрения состояния торговых связей между Англией и Китаем, докладывала:«Мы должны с сожалением признать, что торговля с этой страной за последнее время находится в весьма неудовлетворительном состоянии и что результат расширения наших сношений отнюдь не оправдал справед­ливых ожиданий, которые, естественно, основывались на факте свободного доступа к этому великолепному рынку. Мы считаем, что препятствием для развития этой торговли является вовсе не недостаток спроса в Китае на английские товары и не растущая конкуренция других государств; плата за опиум — вот что поглощает все серебро к большому ущербу для общей торговли китайцев; а за остальные товары они уже вынуждены распла­чиваться чаем и шелком».«Friend of China» от 28 июля 1849 г., обобщая те же самые факты, высказывается совер­шенно определенно:«Торговля опиумом непрерывно растет. Рост потребления чая и шелка в Великобритании и Соединенных Штатах привел бы только к дальнейшему росту торговли опиумом; у фабрикантов нет перспектив на торговлю с Китаем».Один крупный американский купец в Китае в статье, напечатанной в январе 1850 г. в «Merchant’s Magazine», издаваемом Хантом, весь вопрос торговли с Китаем свел к сле­дующему:«Какую отрасль торговли следует ликвидировать — торговлю опиумом или экспортную торговлю амери­канскими и английскими товарами?»Сами китайцы смотрят на дело точно так же. Монтгомери Мартин рассказывает:«Я спросил даотая в Шанхае, что, по его мнению, могло бы наилучшим образом способствовать расшире­нию нашей торговли с Китаем, и он, в присутствии консула ее величества капитана Бальфура, тут же ответил мне: «Перестаньте посылать нам так много опиума, и мы будем в состоянии покупать ваши изделия»».История всей торговли за последние восемь лет дала новую, поразительную иллюстрацию этому положению; но прежде чем рассмотреть вредное влияние торговли опиумом на ле­гальную торговлю, мы дадим краткий обзор происхождения и роста этой необычной торгов­ли, которая, если учесть трагические коллизии, образующие, так сказать, ось, вокруг которой она вращается, или ее влияние на все отношения между восточным и западным миром, стоит особняком в летописях человечества.До 1767 г. количество опиума, вывозимого из Индии, не превышало 200 ящиков весом каждый около 133 фунтов. Ввоз опиума для лечебных целей был разрешен китайским зако­ном при уплате пошлины приблизительно в 3 доллара с ящика; при этом почти единствен­ными экспортерами опиума в Небесную империю были португальцы, привозившие его из Турции.В 1773 г. полковник Уотсон и вице-президент Уилер, лица, достойные занять место рядом с Эрмантье, Палмерами и прочими всемирно известными отравителями, подали Ост-Индской компании мысль начать торговлю опиумом с Китаем. В результате был устроен склад опиума на судах, стоявших на якоре в бухте к юго-западу от Макао. Эта афера потер­пела неудачу. В 1781 г. вооруженный корабль с грузом опиума был отправлен в Китай бен­гальским правительством, а в 1794 г. большой корабль Компании прибыл с опиумом в Вампоа — якорную стоянку кантонского порта. По-видимому, Вампоа оказался более подходя­щим складом, нежели Макао, так как уже через два года после того, как он был избран для этой роли, китайское правительство сочло нужным издать закон, согласно которому китай­ским контрабандистам-торговцам опиумом угрожало избиение бамбуковыми палками и со­гласно которому их должны были выставлять напоказ в деревянных ошейниках. Около 1798 г. Ост-Индская компания перестала быть непосредственным экспортером опиума, зато она сделалась его производителем. В Индии была учреждена монополия на производство опиума, и в то время как собственным кораблям Компании торговля этим снадобьем была лицемерно запрещена, разрешения, которые Компания давала частновладельческим судам, торгующим с Китаем, содержали условие, по которому они подвергались штрафу за провоз опиума, произведенного не самой Компанией.В 1800 г, ввоз в Китай достиг уже 2000 ящиков. Если в течение XVIII века борьба между Ост-Индской компанией и Небесной империей носила такой же характер, как и вообще все стычки между иностранными купцами и китайской таможней, то с начала XIX века она при­няла черты совершенно особые и исключительные. В то время как китайский император, с целью приостановить самоубий­ство своих подданных, запрещал одновременно и ввоз этого яда иностранцами и потребле­ние его китайцами, Ост-Индская компания стремительно превращала производство опиума в Индии и его контрабандную продажу в Китае в неотъемлемую часть своей собственной фи­нансовой системы. В то время как полуварвар отстаивал принцип морали, представители ци­вилизованного мира противопоставляли ему принцип наживы. То, что колоссальная импе­рия, население которой составляет почти треть человечества, прозябающая вопреки духу времени, изолированная насильственным выключением ее из системы мировых связей и по­этому умудряющаяся обманывать самое себя иллюзией насчет своего «небесного совершен­ства», что такая империя должна погибнуть, в конце концов, в смертельном поединке, в ко­тором представитель одряхлевшего мира следует этическим побуждениям, а представитель самого современного общества борется за привилегию покупать на самых дешевых и прода­вать на самых дорогих рынках, — это, поистине, трагедия, необычайный сюжет которой ни­когда не дерзнула бы создать даже фантазия поэта.Именно присвоение британским правительством монополии на производство опиума в Индии явилось мерой, приведшей к запрещению торговли опиумом в Китае. Жестокие нака­зания, которым законодатель Небесной империи подвергал своих непослушных подданных, и предписанный китайским таможням строжайший запрет ввоза опиума оказались одинако­во бессильными. Непосредственным результатом морального сопротивления китайцев было то, что англичане развратили имперские власти, таможенных чиновников и вообще всех мандаринов. Коррупция, которая пропитала всю систему бюрократии Небесной империи и разрушила оплот патриархального уклада, была вместе с ящиками опиума контрабандным путем ввезена в империю с английских кораблей-складов, стоявших на якоре в Вампоа.Питаемая Ост-Индской компанией, безуспешно запрещаемая центральным правительст­вом в Пекине, торговля опиумом неуклонно возрастала в объеме ив 1816 г. уже выражалась в сумме около 2500000 долларов. Разрешение в 1816 г. свободной торговли в Индии, за единственным исключением торговли чаем, которая и поныне продолжает составлять моно­полию Ост-Индской компании, дало новый мощный толчок деятельности английских кон­трабандистов. В 1820 г. число ящиков, ввезенных контрабандой в Китай, достигло 5147, в 1821 г. — 7000, а в 1824 г. — 12639. Между тем китайское правительство, обращаясь с про­тестами и угрозами к иностранным купцам, в то же самое время наказывало гонконгских купцов, которые были известны как их сообщники, развивало необычайную энергию в преследовании туземных потребителей опиума и применяло все более строгие ме­ры в своих таможнях. Конечным результатом всех этих усилий, как и в 1794 г., было лишь перенесение складов опиума из мест ненадежных в места более удобные для торговли опиу­мом. Из Макао и Вампоа они были переброшены к острову Линтин у входа в реку Кантон, где их постоянным местонахождением стали вооруженные до зубов специально приспособ­ленные суда с многочисленными командами. Равным образом, когда китайскому правитель­ству временно удалось прекратить операции старых кантонских фирм, торговля перешла лишь в другие руки, к более мелким торговцам, которые были готовы вести ее с каким угод­но риском и любыми средствами. В этих новых, более благоприятных для нее условиях тор­говля опиумом за десять лет — с 1824 по 1834 г. — возросла с 12639 до 21785 ящиков.1834 год, подобно 1800, 1816 и 1824 годам, знаменует собой эпоху в истории торговли опиумом. Ост-Индская компания не только лишилась в этом году своей привилегии на тор­говлю китайским чаем, но и вообще должна была прекратить всякие торговые дела. Вследст­вие этого преобразования Компании из торгового учреждения в чисто административное, торговля с Китаем перешла полностью к частным английским предпринимателям, которые взялись за дело так рьяно, что уже в 1837 г., несмотря на отчаянное сопротивление прави­тельства Небесной империи, в Китай удалось ввезти контрабандным путем 39000 ящиков опиума стоимостью в 25000000 долларов. Здесь обращают на себя внимание два факта: во-первых, начиная с 1816г., на каждом этапе развития экспортной торговли Англии с Китаем непропорционально большая доля неизменно приходилась на контрабандную торговлю опиумом и, во-вторых, одновременно с постепенным исчезновением чисто коммерческой заинтересованности англо-индийского правительства в торговле опиумом возрастала его фискальная заинтересованность в этой недозволенной торговле. В 1837 г. китайское прави­тельство, наконец, оказалось в таком положении, когда необходимо было немедленно при­нять решительные меры. Непрерывный отлив серебра, вызываемый ввозом опиума, начал вносить расстройство как в дела казначейства, так и в денежное обращение Небесной импе­рии. Сюй Най-цзи, один из самых выдающихся государственных деятелей Китая, предложил узаконить торговлю опиумом и извлекать из нее доходы; однако после всестороннего, длив­шегося свыше года обсуждения, в котором приняли участие все высшие сановники империи, китайское правительство пришло к решению, что «ввиду вреда, причиняемого народу этой гнусной торговлей, она не должна быть узаконена». Уже в 1830 г. 25%-ная пошлина принес­ла бы казне доход в 3850000 долларов, в 1837 г. она увеличила бы его вдвое, но «небесный» варвар не пожелал взимать налог, который неизбежно стал бы возрастать в той же пропор­ции, в какой деградировал бы его народ. В 1853 г. нынешний император Сянь-фын, находясь в еще более тяжелых обстоятельствах и полностью сознавая тщетность всех усилий прекра­тить растущий ввоз опиума, все же остался верен непреклонной политике своих предков. За­мечу en passant, что, преследуя потребление опиума как ересь, император предоставил тем самым торговле опиумом все преимущества пропаганды запретного религиозного учения. Чрезвычайные меры китайского правительства в 1837, 1838 и 1839 гг., кульминационным пунктом которых было прибытие в Кантон правительственного комиссара Линя и последо­вавшая по его приказу конфискация и уничтожение контрабандного опиума, послужили по­водом для первой англо-китайской войны, которая в свою очередь привела к восстанию в Китае, к полному истощению императорской казны, к успешному вторжению России с севе­ра и к колоссальному размаху торговли опиумом на юге. Хотя торговля опиумом и запреща­лась договором, которым Англия закончила войну с Китаем, начатую и проведенную в целях защиты этой торговли, однако на деле с 1843 г. она продолжалась совершенно безнаказанно. Общая стоимость ввоза опиума в Китай в 1856 г. оценивается приблизительно в 35000000 долларов, причем в том же самом году англо-индийское правительство получило от опиум­ной монополии доход в 25000000 долларов, то есть ровно шестую часть всего своего госу­дарственного дохода. События, послужившие поводом ко второй опиумной войне, относятся к очень недавнему прошлому и не нуждаются в каких-либо комментариях.В заключение нашего анализа мы не можем не отметить особо одного вопиющего внут­реннего противоречия христианско-ханжеского, спекулирующего цивилизацией британского правительства. В качестве имперского правительства оно делает вид, будто не имеет ничего общего с контрабандной торговлей опиумом, и даже заключает договоры, запрещающие ее. Однако в качестве индийского правительства оно навязывает Бенгалии производство опиума к великому ущербу для производительных сил этой страны; одну часть индийских райятов оно принуждает сеять мак, другую часть соблазняет на это же посредством денежных ссуд. Оно держит в своих руках строгую монополию на все производство этого вредного снадобья, следит с помощью целой армии официальных шпионов за выращиванием мака, за его доставкой в определенные пункты, за его выпариванием и приготовлением опиума применительно к вкусам китайских потребителей, за его упаковкой в тюки, специально приспособленные для удобства контра­банды и, наконец, за его перевозкой в Калькутту, где опиум продается с аукциона на прави­тельственных торгах и государственные чиновники передают его спекулянтам, а те — кон­трабандистам, которые выгружают его в Китае. Ящик, который обходится британскому пра­вительству около 250 рупий, продается на торгах в Калькутте по цене от 1210 до 1600 рупий. Но, не довольствуясь такого рода фактическим сообщничеством, это же самое правительство и по сей день участвует непосредственно в прибылях и убытках купцов и судовладельцев, которые пускаются на рискованную операцию по отравлению целой империи.Индийские финансы британского правительства в действительности поставлены в зави­симость не просто от торговли опиумом с Китаем, но именно от контрабандного характера этой торговли. Если бы китайское правительство узаконило торговлю опиумом и одновре­менно допустило разведение мака в Китае, это означало бы серьезную катастрофу для анг­лоиндийского казначейства. Открыто проповедуя свободную торговлю ядом, британское правительство тайком охраняет монополию его производства. Всякий раз, когда мы внима­тельно присматриваемся к природе британской свободной торговли, мы в основе ее «свобо­ды» почти повсюду видим монополию.Написано К. Марксом 3 сентября 1858 г.Печатается по тексту газетыНапечатано в газете «New-York Daily Tribune»Перевод с английского№ 5438, 25 сентября 1858 г. в качестве передовой

01 мая 2016, 07:00

Восемь тезисов к вопросу о социальной структуре позднего капитализма и ее противоречиях

В день международной солидарности трудящихся публикуем статью А .Бузгалина о классовой политэкономии в современном обществе - Поздний капитализм: капитал, рабочий, креатор.

09 сентября 2015, 12:00

Беженцы и транснациональные элиты

Наплыв мигрантов в Европу снова поставил вопрос о её грядущем закате. Миграционал накатывает на старушку гигантскими волнами, причем, сам натиск мощно усилился благодаря беженцам, спасающимся от войны. По этому поводу уже сказано много «злорадного» - дескать, виноваты сами европейские правительства, которые из глупости и жадности разнесли светские режимы, сдерживающие исламизм. Бесспорно, глупость и жадность здесь […]

05 июля 2015, 11:17

Никогда не публиковавшиеся снимки Сталина. Часть 1.

Ну не все, конечно. Некоторые и публиковались.Недели две назад закончил читать эту, довольно известную книгу, переведённую, кстати, на русский. Вот тут её на русском можно даже скачать за денюжку. Может где и бесплатно есть.Скорее даже не читать закончил, а листать, как-никак увесистый том более чем в 500 страниц, правда там страниц 100 - библиография.Почти каждый день Джугашвили задокументирован и описан.Жизнь тиранов, у которых руки по локоть в крови, меня особенно не интересовала никогда, но некоторые факты показались любопытными.В частности, я всегда задавал себе вопрос: на какие шиши Ленин жил в Европах: он же нигде не работал, процессов громких не выигрывал, наследства не получал, но смог финансировать, в частности, целый съезд своей партии в Лондоне.Саймон Себаг Монтефиоре утверждает, что немалая часть финансирования жизни Ленина проистекала от... ограблений банков, спланированных и руководимых молодым Джугашвили.Впрочем, факты о жизни Сталина можно почерпнуть повсюду.Мне показались также любопытными фотографии, многие из которых никогда и нигде раньше не печатались. Автор получил доступ, в частности, к грузинским архивам, уже во второй половине 2000 годов.История молодого Сталина предстанет перед вами (возможно) в трёх частях с моим переводом подписей к фотографиям авторства Саймона Монтефиоре.Перевод вольный и не тщательный. За суть ручаюсь, тем не менее.Я старался поелику возможно сохранить оригинальный стиль автора.Сталин: безжалостный диктатор - параноик на стажировке.Он в совершенстве овладел искусством тайных заговоров, был отличным конспиратором, блестящим политиком, планировщиком преступных и политических актов.Снят в фетровой шляпе, в рубашке с жёстким воротником и при галстуке.Снимок полицейского управления. 1912 год.Ещё в школе, в возрасте десяти лет, Сосо Джугашвили, будущий Сталин, проявил себя харизматическим лидером.Он был меньше ростом, чем его сверстники. Ему пришлось преодолеть череду несчастных случаев и болезней, прежде чем он стал первым учеником и выдающимся хористом.Он сам высказал мысль об организации фотосъёмки, расставил учеников перед объективом, руководил процессом фотографирования и выбрал себе любимое командное место: в центре заднего ряда.На жёстких улицах Гори, одного из самых преступных городов царской империи, Сосо стал драчуном, лидером банды и искусным манипулятором.Религиозные праздники здесь выливались в организованные стычки, в которых участвовали все - от едва начинающих ходить до седобородых.Дом, в котором Сталин родился - слева.Слева внизу: сомнительный родитель: официальный портрет "Безумного Бесо" Джугашвили, каменщика, алкоголика, побивавшего жену и сына.Сталин всегда отказывался подтвердить, что он был его отцом.Ревность сводила Бесо с ума.Справа: Кеке Джугашвили, замечательная матушка Сталина в преклонные годы.В молодости она была симпатичной, умной, но и волевой, саркастичной, не лезущей за словом в карман, как и её сын.Мужчины, обладавшие властью, оберегали её от Бесо.Слева: настояший отец Сталина? Коба Егнаташвили, борец и владелец гостиницы, был местной знаменитостью. Он любил Сосо, защищал его и помогал деньгами.Справа: Сводный брат Сталина? Сосо вырос в окружении яркой семьи Егнаташвили, в число членов которой входил ещё один борец и предпрениматель Саша, которого Сталин затем сделан членом своего кремлевского окружения, генералом НКВД и дегустатора блюд, прозванного "кроликом".Слева: сын шефа полиции Гори Иосиф Давришеви.Его отец Дамиан так ухлёстывал за Кеке, что однажды Бесо попытался его убить.Иосиф стал другом детства Сталина и утверждал, что является его сводным братом.Он и Сталин стали самыми успешными грабителями банков и террористами на Кавказе.Радость матери: Сосо Джугашвили в 1893 году.Он - студент Тифлисской духовной семинарии и ведущий хорист.Школа была похожа на викторианское английское учебное заведение, руководимое священниками.Внизу: подросток Сосо (в заднем ряду второй слева) очень скоро стал чинить беспорядки в семинарии, начав изучать марксизм и противостоять священнику,которому дал кличку "Клякса".Батуми в 1902 году: "Я получил работу у Ротшильдов!" - радуется Сталин.На слудующий день нефтеперерабатывающий завод Ротшильдов охватил пожар.(На верхнем снимке - пожар на похожем заводе).Сталин, в возрасте 24 лет, возг беспорядки в нефтяном порту Батуми.Здесь он заказал свои первые убийства предателей, завёл несколько любовных интрижек, спровоцировал резню и опубликовал свои творения с помощью друга - дорожника Хашими Смирбы (справа).Во время первого ареста Сталин верховодил в тюрьме, убивая врагов (sic) и бросая вызов тюремному начальству.В тюрьме в Кутаиси длинноволосый марксист сам организовал эту фотосьёмку прежде чем его товарищей пошлют в сибирскую ссылку, поместив себя в центр заднего ряда (номер 4).В Новой Уде (среднее фото) месте своей первой ссылки, он пьянствовал с друзьями - преступниками и готовил побег.Даже  в то время когда Сталин был неприметным бедным революционером, он никогда не страдал от отсутствия подружек : они были незамужними и замужем, молодыми и старыми, крестьянками и интеллигентками и даже дворянками.Одной из его первых пассий была красивая замужняя женщина Наташа Киртава (слева вверху), но  Сталина взбесил отказ переехать к нему жить.Полуцыганка Ольга Алилуева (слева вверху), жена друга Сталина большевика Сергея была известна распущенностью нравов и, возможно, имела связь со Сталиным, которому осталась предана.Камо - психопат, друг детства Сталина и головорез, в грузинской "чохе". Он был "незаурядным человеком", часто просившим Сталина: "Дай мне перерезать ему горло!" Простачок, ловелас, мастер побега, грабитель банков, убийца и мастер по переодеванию, он мог нарядиться как в прачку, так и в принца. Стоял во главе сталинского тифлисского ограбления. Когда был орестован, прикинулся сумасшедшим на долгие годы. Он был способен переносить страшные пытки, из чего врачи заключили, что он и в самом деле безумен.   Заговор: во время революции 1905 года Сталин руководит, на манер диккенсовского Фейгина, целой сетью уличных мальчишек (верхний снимок), который торговали оружием и были у него на посылках и в качестве разведчиков. В то же самое время Сталина преследовали агенты царской секретной службы "Охрана", так называемые "шпики" позирующие в повседневном платье (слева). И тем не менее он стал специалистом по проникновению в их ряды и уходу от них.  

10 июня 2015, 12:20

Перспективы левой идеи в постиндустриальном мире (Материал журнала "Свободная мысль")

Материалы восьмого заседания Интеллектуального клуба «Свободная Мысль». Капитализм наглядно исчерпал себя и находится в тупике, что закономерно вызывает огромный рост интереса к работам классиков, теоретиков и практиков марксизма, а также появление качественно новых левых партий. Однако это парадоксальным образом не сопровождается политическими успехами левых: их победы на местном уровне не влекут за собой значимых достижений в национальной политике. Если они приходят к власти, то скорее как патриоты, чем как левые (в Греции), а если и как левые (как в Латинской Америке) — им не удается построить новое общество, и они довольствуются смягчением пороков капитализма. Данный парадокс требует подробного анализа, так как импотенция современных левых производит впечатление исчерпанности и бесперспективности левой идеи как таковой, несмотря на весь рост ее популярности.Полный текст читать ЗДЕСЬ.

14 мая 2015, 21:11

На пути к коммунизму

На сайте английской газеты “The Telegraph” (http://www.telegraph.co.uk/finance/personalfinance/comment/11602399/Ban-cash-end-boom-and-bust.html) появилась замечательная статья, приведенная затем полностью и на сайте zerohedge.com (http://www.zerohedge.com/news/2015-05-13/stupid-or-satire-bond-manager-suggests-make-cash-illegal-end-boom-bust), под заголовком «Как прекратить быстрые подъемы и крахи: поставить наличные вне закона». Речь идет о предложенном в Дании законе, разрешающем магазинам отказывать их посетителям в приеме наличных и настаивать на расчетах с помощью бесконтактных карт, приложений на мобильных телефонах и с помощью прочих электронных гаджетов. Стоит отметить, что в отличие от предыдущих случаев борьбы с наличными больше выглядевшими как некие инициативы отдельных банков или высокопоставленных лиц здесь речь идет уже о принятии закона. Мотивировка для принятия закона довольно обычная. Наличные – это тормоз экономического развития, их отсутствие подтолкнет рост, снизятся затраты на выпуск, обработку, транспортировку и хранение наличных и прочая тому подобная болтовня, с помощью которой пытаются придать наукообразие очередной схеме, придуманной властями. Отдельно говорится о том, что при отсутствии наличности можно будет ликвидировать цикличность в экономике, когда фазы бурного роста сменяются разрушительными крахами. Естественно и под это тоже подводится наукообразное объяснение. Всё, естественно, делается исключительно на благо людей, но почему-то даже не упоминается о возможных негативных последствиях подобного мероприятия. О рисках, возникающих для каждого отдельного человека и общества в целом, как и о возможных методах противодействия этим инициативам, мы уже неоднократно говорили на страницах этого журнала поэтому особого смысла повторяться нет, особенно с учетом того, что в статье есть пара интереснейших моментов, о которых пока ранее в рассуждениях о подобных проектах нигде не говорилось. Они спрятаны посреди обычного текста, и их можно запросто не заметить при беглом прочтении. Вот, что там говорится: «Ваш текущий счет больше будет находиться не в банке, а в правительственном или центральном банке. Банки будут существовать, и по-прежнему выдавать в кредит деньги, но они будут получать свои средства от центрального банка, а не от вкладчиков.» Возможно для Запада такое будущее и выглядит «футуристично», но, по скромному мнению автора, у нас такое уже было лет двадцать пять назад. Достаточно вспомнить старую добрую советскую финансовую систему, состоявшую из Госбанка и фактически его подразделений – Сбербанка, Промстройбанка, Жилсоцбанка и Внешэкономбанка, когда каждый гражданин и организация Советского Союза имела свой счет именно в таком банке, в котором предлагает держать средства автор статьи в английской газете. Какими были результаты контроля и планирования, и чем всё это закончилось, хорошо известно. С учетом того, что тогда в Советском Союзе наличные были, использовать их в качестве аргумента, который якобы препятствует созданию подобной системы, представляется не вполне дальновидным. Другое дело, что авторы не хотят и не могут признаться в том, что речь в этих инициативах по созданию полностью безналичного общества идет совсем не о наличных, а имеет гораздо более серьезную подоплеку. Как в свое время писал К.Маркс в «Манифесте коммунистической партии»: «…речь идет об упразднении буржуазной личности, буржуазной самостоятельности и буржуазной свободы.» Слово «буржуазной», трижды повторенное основоположником, можно выкинуть или оставить, это кому как нравится, на суть проблемы это принципиально не влияет. Создание безналичного общества – это лишь очередной шаг на пути к «освобождению» населения власть предержащими от «зарплатного рабства», когда оно будет трудиться не за зарплату, а за пайку хлеба, которая, как и все остальное в жизни каждого человека, естественно, будет определена исключительно научным путем под мудрым партийным руководством, для избранных представителей которого настанет подлинный коммунистический век. Если у кого-то есть сомнения на этот счет, то представляется, что в таком случае имеет смысл вновь обратиться к указанному выше первоисточнику и посмотреть на усиленно продвигаемую на Западе инициативу полностью безналичного общества именно под этим углом зрения. Поскольку одно естественным образом вытекает из другого, то с большой долей уверенности можно говорить о том, что, если вы – сторонник создания полностью безналичного общества, в котором у обычного человека не будет никакой иной альтернативы, то вы наверняка готовы поддержать старый коммунистический лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Здесь имеет смысл сделать краткую паузу и остановиться на двух терминах, которые представляются чрезвычайно важными для понимания сути проблемы. Это «пролетарий» и «пролетариат». Слово «пролетарий» в переводе с латыни означает «гражданин, который служит государству только тем, что имеет детей» или «производящий потомство». Если обратиться к истокам этого явления, ко временам Римской империи, то выясняется, что многие пролетарии в поисках источников пропитания составляли клиентуру влиятельных лиц и занимались оказанием им мелких услуг, восхвалением и рекламированием их, а одновременно — давлением на них с целью получения средств к существованию, которые выделялись пролетариям в качестве социальной помощи неимущим и средств для решения социальных проблем. То есть, иными словами, ничего путного и полезного для общества пролетарии не делали. Если же заглянуть в «Толковый словарь» В.И.Даля, то выясняется, что пролетарий - бездомный или безземельный, бесприютный, захребетник. Но кто такой захребетник? Согласно «Словарю русских синонимов» - это тунеядец, дармоед, паразит и бездельник, то есть человек, живущий чужим трудом или за чужой счёт. Теперь давайте посмотрим, что представляет из себя несколько иное слово - «пролетариат». Оно вновь появилось и стало активно использоваться в эпоху первой французской революции и обозначало совокупность неимущих людей, отличающихся необеспеченностью существования и живущих сегодняшним днем, не заботясь о будущем. С образованием социал-демократических партий в Западной Европе понятие «пролетариат» сформировалось окончательно в современном смысле этого слова. Под этим термином  подразумевали весь рабочий класс, живущий продажей своей рабочей силы и не имеющий в своём распоряжении средств производства. Классическое марксистское определение пролетариату в работе «Принципы коммунизма» было дано Ф.Энгельсом: «Пролетариатом называется тот общественный класс, который добывает средства к жизни исключительно путём продажи своего труда, а не живёт за счёт прибыли с какого-нибудь капитала.» В этой работе Энгельс поставил знак равенства между терминами «пролетариат» и «пролетарии», и именно с этого момента начинается фактическая подмена одного понятия другим. Возможно, для Энгельса не было принципиальной разницы, но, судя по всему, для Маркса такая разница была и вполне существенная. По крайней мере, можно найти указания на то, что Маркс считал настоящими, истинными пролетариями лишь тех людей и тот народ, у которого не было земли, то есть родины. Не кажется ли вам, уважаемый читатель, несколько странным, что пролетария, то есть человека, за счет труда которого вроде бы как живут всякие эксплуататорские классы, называют бездельником, живущим за чужой счёт? Да и между захребетником и рабочим, то есть трудящимся, живущим продажей своей рабочей силы и не имеющим средств производства, тоже есть некоторая разница. Но господин Энгельс твердой рукой ставит между ними знак равенства, смешивая воедино два совершенно несовместимых между собой понятия. Никто не станет оспаривать того факта, что Карл Маркс был человеком чрезвычайно образованным и прекрасно понимал и различал значения и смысл используемых слов. Употребление им того или иного слова имеет смысл понимать именно так, как оно понималось в тот период, когда была издана эта работа, а не так, как они впоследствии трактовались различными борцами идеологического фронта. А раз дело обстояло так, значит, смешение совершенно разных понятий – пролетарий и пролетариат – было сделано авторами полностью сознательно в расчёте на то, что не столь образованная масса не поймёт этих тонких различий и примет всё написанное за чистую монету. Если читать основополагающую работу Маркса «Манифест коммунистической партии», понимая и проводя разницу между терминами «пролетарий» и «пролетариат», то предлагаемая им картинка становится несколько иной, чем она выглядела ранее. Вы можете сделать это сами, но если говорить об этом вкратце, то в политическую партию, которая возглавит класс пролетариата, должны объединиться именно пролетарии. Но если пролетарии будут вести борьбу за захват власти внутри лишь одной страны, то коммунисты, в понимании Маркса, не будут ограничиваться какими-то национальными или государственными границами. «Коммунисты отличаются от остальных пролетарских партий лишь тем, что, с одной стороны, в борьбе пролетариев различных наций они выделяют и отстаивают общие, не зависящие от национальности интересы...» «Пролетариям нечего в ней (коммунистической революции) терять кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир. ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН, СОЕДИНЯЙТЕСЬ!» Остальная же работа говорит исключительно о пролетариате и представляет собой фактическую постановку задачи перед трудящимися по созданию коммунистического общества по прусской модели. То есть получается удивительная ситуация: пролетарии или захребетники на шее пролетариата или трудящихся въезжают в светлое коммунистическое будущее и там рулят, приобретя для себя весь мир, заменив эксплуататорскую палку капиталистов ещё более жестоким «народным» ярмом. Однако палка эта будет в крепких руках пролетариев, которые будут погонять пролетариат на пути к достижению светлого коммунистического будущего, но опять же для пролетариев и под руководством коммунистов. А пролетариат должен будет работать, работать и ещё раз работать. Фактически в «Манифесте» представлена четкая иерархическая структура или, если хотите, вертикаль власти, в которой на самом нижнем уровне находится пролетариат, то есть трудящиеся. Ими в рамках отдельных стран управляют пролетарии, а уже над ними находятся коммунисты в марксовском понимании, координирующие и направляющие деятельность пролетариев уже во всемирном масштабе. Вот такая вертикаль власти получается. Возвращаясь же к начальной теме данной заметки – созданию полностью безналичного общества, можно отметить, что схемы, предлагаемые и Марксом, и центральными банкирами, по своей сути ничем не отличаются друг от друга. Весь вопрос заключается лишь в том, какие конкретно персоналии будут находиться на самом верху, и как конкретно – центральный банк, коммунистическая партия или как-то иначе – будут называться. Для широких народных масс любой из них представляет собой лишь замену пусть и плохого, но капитализма на рабское ярмо, правда, вполне в соответствии с коммунистической диалектикой уже на качественно новом уровне. Так что вопрос о полностью безналичном обществе представляется гораздо более серьезным по своей глубинной сути, чем кажется на первый взгляд. Мои книжки «Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса», «Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия», «Занимательная экономика»,«Деньги смутных времен. Древняя история», «Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках» можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396 23.10.2013 на канале «РЕН-ТВ» вышла передача «Нам и не снилось: грязные тайны большой политики», в которой я также принимаю участие. Ее можно посмотреть либо на сайте «РЕН-ТВ», либо по следующим ссылкам:http://www.youtube.com/watch?v=JMHgIO-8q6E – 1 серияhttp://www.youtube.com/watch?v=zIxbWxdrpQ8 – 2 серияhttp://www.youtube.com/watch?v=k51FFu0MZQY – 3 серияили весь фильм целиком - http://www.youtube.com/watch?v=r5fl1qqRUdo

01 декабря 2014, 19:47

АЛЬБЕРТ ЭЙНШТЕЙН. ПОЧЕМУ СОЦИАЛИЗМ? (1949)

ОТ ПЕРЕВОДЧИКА И РЕДАКЦИИ ПОЧЕМУ ЭЙНШТЕЙН? Небольшое эссе Альберта Эйнштейна “Почему социализм?” было написано им по просьбе Пола Суизи (известного американского марксиста-политэконома, автора теории монополистического капитализма) для первого номера “Ежемесячного обозрения” (Monthly Review, май 1949), крупнейшего и теперь уже старейшего из существующих марксистских журналов США. Надо отдать должное мужеству как редактора, так и самого Эйнштейна, заявивших о своей приверженности социализму и марксизму в самый разгар антикоммунистической истерии в США. Этот “принц современной науки”, писала одна из буржуазных газет того времени, “является активным участником многочисленных подставных организаций коммунистов”. ФБР вело за Эйнштейном слежку. Ее результаты занимают около полутора тысяч страниц его “дела”, недавно опубликованных этой организацией, хотя и с многочисленными купюрами. В те годы Эйнштейн становится одной из центральных общественных фигур в борьбе с реакцией на Западе, как борец против нарушения гражданских прав в США и организатор международного движения за мир. Для того чтобы лучше оценить его роль приведем одно сравнение. В том же 1949 году Бертран Расселл, который в сознании современного российского интеллигента-либерала обычно ассоциируется не только с борьбой за мир, но и с “общечеловеческими ценностями” европейской цивилизации, публично требовал от США сжечь СССР в атомном огне, чтобы предотвратить создание советского ядерного оружия. Но статья Эйнштейна представляет не только исторический интерес как выражение социалистических идей одним из величайших научных гениев человечества. Она остается актуальной, поскольку те условия человеческого существования, тот кризис общества и личности, о которых пишет Эйнштейн, остаются неизменными полвека спустя. А первая публикация этой статьи на русском имеет, по мнению переводчика, особое значение, так как нигде победа сил мировой контрреволюции не обернулась таким регрессом общественного сознания, как на территории бывшего Советского Союза. Именно здесь реставрация капитализма на основе присвоения и разрушения собственности, созданной трудом советских людей, породило спрос на самые дикие, архаические формы буржуазной идеологии и привело к разгулу мракобесия и обскурантизма. Именно сейчас пышным цветом расцвело философское шарлатанство, которое прежде проявлялось в «идеологическом обслуживании» установок партийно-государственных структур, а ныне напрямую диктуется самой логикой капитала. Российский либерализм, на который сейчас многие устремляют полные надежды взоры, есть не что иное как неприкрытая апология свободного рынка и социального дарвинизма, и Эйнштейн, описывая экономические причины общественных бедствий и изувечивания человека, словно бы заглядывает из 1949 года в сегодняшний день. Знаменательно, что именно из уст великого ученого звучит вывод о том, что наука неспособна создавать цели. Вывод, убийственный как для «попов марксистского прихода», привыкших оболванивать трудящихся заклинаниями типа «Идеи правят миром», так и для ненавистников марксизма, стремящихся свалить вину за все мерзости нашей эмпирии на теорию научного социализма. И напротив, обнадеживающий для борющихся масс трудящихся. Ведь люди являются единственными действующими лицами истории, и то, насколько разумными и человеческими будут их цели, а движение к ним успешным, во многом зависит от того, спадет ли мистический ореол с наук, изучающих законы развития общества. Чрезвычайно ценны для людей, ищущих ответ на вопрос, о том, что произошло с нашей страной, размышления Эйнштейна о том, что плановая экономика это еще не социализм, что для его построения необходимо преодоление закрепощения личности, порожденного всевластием бюрократии. Переводчик и редакция, публикуя эссе Альберта Эйнштейна надеются, что мысли великого ученого будут интересны нашим современникам и, прежде всего, его коллегам. ---------------------------------------------------------------------------------------------------------- Стоит ли высказываться о социализме человеку, который не является специалистом в экономических и социальных вопросах? По ряду причин думаю, что да. Давайте сначала рассмотрим этот вопрос с точки зрения научного знания. Может показаться, что между астрономией и экономикой нет существенных методологических различий. И в той и в другой ученые стараются открыть общие законы для определенной группы явлений, чтобы как можно яснее понять связь между ними. Но на самом деле методологические различия существуют. Открытие общих законов в области экономики затруднено тем обстоятельством, что наблюдаемые экономические явления подвержены воздействию многих факторов. И оценить каждый из них в отдельности крайне трудно. К тому же, хорошо известно, что опыт, накопленный с начала так называемого цивилизованного периода человеческой истории, был в значительной мере ограничен и подвержен влиянию причин по своей природе неэкономических. Например, большинство великих государств обязаны своим появлением завоеванию. Народы-завоеватели делали себя юридически и экономически правящим классом завоеванной страны. Они присваивали себе монопольное право на владение землей и выбирали жрецов только из своих рядов. Эти жрецы, в руках которых был контроль над образованием, сделали классовое разделение общества постоянным и создали систему ценностей, которой люди стали руководствоваться в своем общественном поведении, по большей части бессознательно. Эта историческая традиция остается в силе. Нигде мы не преодолели того, что Торстен Веблен называл «хищнической фазой» человеческого развития. Существующие экономические факты принадлежат к ней, и законы, которые мы можем вывести из этих фактов, неприложимы к другим фазам. А так как цель социализма и состоит именно в том, чтобы преодолеть хищническую фазу человеческого развития ради более высокой, экономическая наука в ее настоящем виде не способна прояснить черты социалистического общества будущего. Во-вторых, социализм обращен к социально-этической цели. Наука же не способна создавать цели. Еще менее - воспитывать их в человеке. В лучшем случае, наука может предоставить средства к достижению определенных целей. Но сами цели порождаются людьми с высокими этическими идеалами. И, если эти цели не мертворожденные, а обладают жизненной силой, их принимают и осуществляют те массы людей, которые полусознательно определяют медленную эволюцию общества. Вот почему нам следует проявлять осторожность, чтобы не преувеличить значение науки и научных методов, когда дело касается человеческих проблем. И не следует полагать, что только эксперты имеют право судить о вопросах, влияющих на организацию общества. Вот же некоторое время несчетные голоса утверждают, что человеческое общество находится в состоянии кризиса и потеряло стабильность. Для такой ситуации характерно, что люди испытывают безразличие или даже враждебность по отношению к большим или малым группам, к которым они принадлежат. В качестве примера, позвольте привести один случай из моего личного опыта. Недавно я обсуждал опасность новой войны, которая, на мой взгляд, была бы серьезной угрозой существованию человечества, с одним умным и благожелательным человеком. Я заметил, что только наднациональная организация могла бы стать защитой от такой опасности. На что мой собеседник спокойно и холодно сказал мне: «Почему вы так сильно настроены против исчезновения человеческой расы?» Я уверен, что еще столетие назад никто не мог бы так легко сделать заявление подобного рода. Его сделал человек, который безуспешно пытался обрести какой-то баланс внутри себя и потерял надежду на успех. Это выражение мучительного одиночества и изоляции, от которых в наши дни страдают так много людей. В чем причина этого? Есть ли выход? Легко задать такие вопросы, но трудно ответить на них с какой-либо определенностью. Тем не менее, я должен постараться ответить на них насколько позволяют мои силы, хотя и хорошо сознаю, что наши чувства и стремления часто противоречивы и неясны и что их нельзя объяснить легкими и простыми формулами. Человек одновременно одинокое и социальное существо. Как существо одинокое он старается защитить свое существование и существование наиболее близких ему людей, удовлетворить свои желания и развить свои врожденные способности. Как социальное существо он ищет признания и любви других людей, хочет разделять их удовольствия, утешать их в горе, улучшать условия их жизни. Именно существование этих разнородных, зачастую противоречащих друг другу стремлений отличает особых характер человека, а их конкретная комбинация определяет как степень внутреннего равновесия, которого человек способен достичь, так и степень его возможного вклада в благополучие всего общества. Не исключено, что соотношение этих двух побуждений, в основном, передается по наследству. Но становление личности, в конечном счете, формируется окружением, в котором развивается человек, структурой общества, в котором он растет, его традицией и оценкой, которую общество дает тому или иному типу поведения. Для отдельного человека абстрактное понятие «общество» означает сумму его прямых и косвенных отношений к своим современникам и ко всем людям прошлых поколений. Человек способен мыслить, чувствовать, желать и работать сам по себе. Но в своем физическом, умственном и эмоциональном существовании он настолько зависит от общества, что вне общества ни думать о человеке, ни понять его невозможно. Именно «общество» обеспечивает человека пищей, одеждой, жильем, инструментами труда, языком, формами мысли и большей частью ее содержания. Его жизнь стала возможной благодаря труду и достижениям многих миллионов в прошлом и настоящем, которые прячутся за этим маленьким словом «общество». Поэтому очевидно, что зависимость человека от общества является природным фактом, который нельзя отменить, как и в случае пчел и муравьев. Однако, в то время как жизненные процессы муравьев и пчел управляются, вплоть до мельчайших деталей, их жесткими наследственными инстинктами, типы социального поведения и взаимоотношения человеческих существ сильно варьируются и подвержены изменениям. Память, способность создавать новые комбинации, дар речевого общения сделали возможными для человечества такие формы жизнедеятельности, которые не диктуются биологической необходимостью. Они выражаются в традициях, общественных институтах и организациях; в литературе; в научных и инженерных достижениях; в произведениях искусства. Это объясняет, каким образом человек способен, в известном смысле, влиять на свою жизнь своим поведением и что в этом процессе участвуют сознательное мышление и желание. При рождении человек наследует определенную биологическую конституцию, которую мы должны признать фиксированной и неизменной и которая включает природные побуждения, свойственные человеческому роду. К этому, в течение своей жизни, человек приобретает и определенную культурную конституцию, которую он усваивает от общества через общение и многие другие виды влияния. Именно эта культурная конституция меняется со временем и в большей степени определяет отношения между человеком и обществом. Современная антропология, с помощью сравнительного изучения так называемых примитивных культур, учит нас, что социальное поведение людей может разниться в огромной степени и зависит от культурной модели и типа организации, которые доминируют в данном обществе. Именно на этом и основаны надежды тех, кто стремится улучшить участь человека. Человеческие существа не осуждены своей биологической конституцией на взаимное уничтожение или на милость жестокой судьбы, причина которой в них самих. Если мы спросим себя, как должны быть изменены структура общества и культура человека для того, чтобы сделать человеческую жизнь как можно более удовлетворяющей, нам следует постоянно помнить, что существуют определенные условия, которые мы не можем изменить. Как уже было сказано, билогическая природа человека не может быть подвергнута изменениям. Более того, технологические и демографические процессы последних столетий создали условия, которые останутся с нами надолго. При высокой концентрации населения, чье существование зависит от производства товаров, исключительная степень разделения труда и высокоцентрализованный аппарат производства являются абсолютно необходимыми. То время, кажущееся нам теперь идиллическим, когда отдельные люди или сравнительно небольшие группы могли быть совершенно самодостаточны, - это время ушло навеки. Не будет большим преувеличением сказать, что уже сейчас человечество представляет собой одно планетарное сообщество в производстве и потреблении. Теперь я могу коротко изложить свое мнение о сущности современного кризиса. Речь идет об отношении человека к обществу. Как никогда раньше человек осознает свою зависимость от общества. Но эту зависимость он ощущает не как благо, не как органическую связь, не как защищающую его силу, а скорее как угрозу его естественным правам или даже его экономическому существованию. Более того, его положение в обществе таково, что заложенные в нем эгоистические инстинкты постоянно акцентируются, в то время как социальные, более слабые по своей природе, все больше деградируют. Все человеческие существа, какое бы место в обществе они ни занимали, страдают от этого процесса деградации. Неосознанные узники своего эгоизма, они испытывают чувство опасности, ощущают себя одинокими, лишенными наивных, простых радостей жизни. Человек может найти смысл в жизни, какой бы короткой и опасной она ни была, только посвятив себя обществу. Действительным источником этого зла, по моему мнению, является экономическая анархия капиталистического общества. Мы видим перед собой огромное производительное сообщество, чьи члены все больше стремятся лишить друг друга плодов своего коллективного труда. И не силой, а по большей части соблюдая законом установленные правила. В этой связи важно понять, что средства производства, т.е. все производственные мощности, необходимые для производства как потребительских так и капитальных товаров, могут быть и по большей части являются частной собственностью отдельных лиц. Для простоты изложения я буду называть «рабочими» всех тех, кто не владеет средствами производства, хотя это и не вполне соответствует обычному использованию этого термина. Владелец средств производства имеет возможность купить рабочую силу рабочего. Используя средства производства этот рабочий производит новую продукцию, которая становится собственностью капиталиста. Самое существенное в этом процессе заключается в соотношении между тем, что рабочий производит и сколько ему платят, если то и другое измерять в их действительной стоимости. Поскольку трудовой договор является «свободным», то что рабочий получает, определяется не действительной стоимостью произведенной им продукции, а его минимальными нуждами и соотношением между потребностью капиталиста в рабочей силе и числом рабочих конкурирующих друг с другом за рабочие места. Важно понять, что даже в теории заработная плата рабочего не определяется стоимостью произведенного им. Частному капиталу свойственна тенденция к концентрации в руках немногих. Это связано отчасти с конкуренцией между капиталистами, отчасти потому, что техническое развитие и углубляющееся разделение труда способствует формированию все более крупных производственных единиц за счет меньших. В результате этих процессов появляется капиталистическая олигархия, чью чудовищную власть демократически организованное общество не может эффективно ограничивать. Это происходит потому, что члены законодательных органов отбираются политическими партиями, а на них так или иначе влияют и в основном финансируют частные капиталисты, которые тем самым на практике встают между электоратом и законодательной сферой. В результате, народные представители в действительности недостаточно защищают интересы непривилегированных слоев населения. Более того, при существующих условиях частные капиталисты неизбежно контролируют, прямо или косвенно, основные источники информации (прессу, радио, образование). Таким образом, для отдельного гражданина чрезвычайно трудно, а в большинстве случаев практически невозможно, прийти к объективным выводам и разумно использовать свои политические права. Положение, существующее в экономике, основанной на частно-капиталистической собственности, отличает два основных принципа: вo-первых, средства производства (капитал) являются частной собственностью и их владельцы распоряжаются ими как хотят; во-вторых, трудовой договор заключается свободно. Конечно, в этом смысле такой вещи, как чистый капитализм, не существует. В особенности необходимо отметить, что в результате длительных и ожесточенных политических сражений рабочим удалось завоевать несколько улучшенный «трудовой договор» для определенных категорий трудящихся. Но в целом, современная экономика немногим отличается от «чистого» капитализма. Производство осуществляется в целях прибыли, а не потребления. Не существует никакой гарантии, что все, кто может и желает работать, будут всегда способны найти работу. Почти всегда существует «армия безработных». Рабочий живет в постоянном страхе потерять работу. Поскольку безработные и низкооплачиваемые рабочие не могут служить прибыльным рынком сбыта, производство потребительских товаров ограничено, что приводит к тяжелым лишениям. Технический прогресс часто влечет за собой рост безработицы, вместо того чтобы облегчать бремя труда для всех. Стремление к прибыли, в сочетании с конкуренцией между отдельными капиталистами, порождает нестабильность в накоплении и использовании капитала, что приводит к тяжелым депрессиям. Неограниченная конкуренция ведет к чудовищным растратам труда и к тому изувечиванию социального сознания отдельной личности, о котором я уже говорил. Это изувечивание личности я считаю самым большим злом капитализма. Вся наша система образования страдает от этого зла. Нашим учащимся прививается стремление к конкуренции; в качестве подготовки к карьере, их учат поклоняться успеху в приобретательстве. Я убежден, что есть только один способ избавиться от этих ужасных зол, а именно путем создания социалистической экономики с соответствующей ей системой образования, которая была бы направлена на достижение общественных целей. В такой экономике средства производства принадлежат всему обществу и используются по плану. Плановая экономика, которая регулирует производство в соответствии с потребностями общества, распределяла бы необходимый труд между всеми его членами способными трудиться и гарантировала бы право на жизнь каждому мужчине, женщине и ребенку. Помимо развития его природных способностей, образование человека ставило бы своей целью развитие в нем чувства ответственности за других людей, вместо существующего в нашем обществе прославления власти и успеха. Необходимо помнить, однако, что плановая экономика это еще не социализм. Сама по себе, она может сопровождаться полным закрепощением личности. Построение социализма требует решения исключительно сложных социально-политических проблем: учитывая высокую степень политической и экономической централизации, как сделать так, чтобы бюрократия не стала всемогущей. Как обеспечить защиту прав личности, а с ними и демократический противовес власти бюрократии? Ясность в отношении целей и проблем социализма имеет величайшее значение в наше переходное время. Так как в настоящее время свободное, без помех обсуждение этих проблем находится под мощным табу, я считаю выход в свет этого журнала важным общественным делом. Пер. Л. Коротеевой 

05 апреля 2014, 20:00

165 лет назад началась публикация работы К.Маркса «Наёмный труд и капитал»

165 лет назад, 5 апреля 1849 года в «Новой Рейнской газете» началась публикация работы Карла Маркса «Наёмный труд и капитал» Публикуя «Наемный труд и капитал», Маркс ставил своей задачей в популярной форме обрисовать экономические отношения, составляющие материальную основу классовой борьбы в капиталистическом обществе. Он стремился дать пролетариату теоретическое оружие — глубоко научное понимание того, на чем зиждется в капиталистическом обществе классовое господство буржуазии и наемное рабство рабочих. Развивая исходные положения своей теории прибавочной стоимости, Маркс формулирует в общем виде тезис об относительном и абсолютном обнищании рабочего класса при капитализме. Идеи, изложенные Марксом в «Наёмном труде и капитале», получили развитие в последующих трудах Маркса и Энгельса, прежде всего, в «Капитале» Маркса.

22 ноября 2013, 18:30

Что такое красная метафизика С.Е. Кургиняна

Последний пост о причинах выхода из Сути времени (далее СВ) я хотел посвятить красной метафизике. Взялся я было за огромный труд исписал с десяток страниц и понял что так дело не пойдет. Надо признать, что тема эта очень сложная для восприятия и требует отдельной вводной статьи. И вот получилась объемная статья с подробным разбором, с многочисленными цитатами из работ Кургиняна. Иначе просто невозможно до конца понять, в чем причина отрицания Кургиняном основ марксистского учения и православной богословской традиции.    Многие удивятся как это так? Ведь говорилось о синтезе коммунизма и православия и на тебе, отрицание и того и другого. Здесь мне остается только попросить возмущенного читателя набраться терпения поскольку до этого я наглядно продемонстрировал отрицание Кургиняном основ марксизма, то в этот раз постараюсь доказать что красная метафизика отрицает также и православную богословскую традицию. Поскольку обоснование будет носить именно богословский характер, то я предвидя что большинству читателей это будет не интересно, все же попрошу и их тоже проявить интерес и постараться вникнуть в эту тему чтоб понять какая картина мира в голове у людей исповедующих красную метафизику -  это объяснит мотивы многих поступков членов СВ по отношению к ним.  Ну, что ж, давайте приступим. Первое с чего необходимо начать описание картины мира так это с предельных антагонистических понятий, а именно: что есть Добро, а что Зло, кто враг, а кто друг и за что в конце идет борьба.   Архитектура конфликта Как же на самом деле построен он, этот конфликт, который определит в конечном итоге, будет ли Россия развиваться и жить или тлеть в некоей специфической алхимической колбе? Чтобы обсудить архитектуру конфликта, его сначала надо назвать. А потом доказать, что суть и вправду именно в нем. Ну, так я и называю, и доказываю. МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ КОНФЛИКТ, КОТОРЫЙ ВСЕ, В КОНЕЧНОМ СЧЕТЕ ОПРЕДЕЛИТ, – ЭТО КОНФЛИКТ МЕЖДУ ХИЛИАСТАМИ И ГНОСТИКАМИ. – С. Кургинян  «Исав и Иаков» Кургинян не раз говорил о том, что для него Гностицизм  - это враг, воющий на стороне Тьмы, борется он с этим врагом с позиции Хилиазма, на стороне Творца и что война идет за развитие. Злые гностики отрицают развитие, отрицают жизнь как таковую, считают что этим миром управляет Злой Демиург, что задача Гностика избавиться от всего этого наносного, сбрасывая с себя пакость любой оформленной, любой, даже самой тонкой, телесности проклиная «вампиризм Формы как таковой». Хилиасты же напротив -  считают творение созданное Творцом благом и при наличии нетварной (т.е. не сотворенной Богом) Предвечной Тьмы, которой поклоняются гностики, необходимо отвоевывать у этой самой Тьмы пространство Жизни, в том числе защищая Творение от разрушения его злыми гностиками.  Вот так упрощенно описав архитектуру конфликта, перейду к детальному рассмотрению каждого элемента. Начну с гностицизма. Гностицизм Право же относиться к гностицизму как к чему-то и впрямь фундаментально враждебному миру и человечеству имеется лишь постольку, поскольку речь идет о ликвидационном гностицизме. То есть о гностицизме, который настаивает на неисправимой ущербности и порочности Творения. То есть всего сотворенного – и мира, и человека. Настаивая же на этом, подобный гностицизм (а ему в последовательности никак не откажешь) идет до конца. И утверждает, что раз и мир, и человек столь неисправимо ущербны и порочны, то их надо уничтожить. Это и дает право называть данный гностицизм «ликвидационным». Те, кто специализируется на гностицизме как на зле и хочет искоренить данное зло, инкриминируют гностицизму именно предельные амбиции. Справедливо ли? Творцом, создавшим непоправимо ущербное и порочное Творение, для ликвидационных гностиков очевидным образом является еврейский бог. Но только ликвидационный гностик никогда не назовет этого бога Первопричиной. Первопричина для таких гностиков, да и для гностиков вообще, невероятно отдалена от мира и связана с Абсолютом или Иным. Творец же, создавший этот грязный и жалкий мир, для ликвидационного гностика не более чем злой и мелкий Демиург. «Иное» гностиков – это, конечно, Тьма Предвечная, та, что над Бездной. Она источник смерти как блага. И в этом качестве противостоит жизни как злу. Она враг форм, сочиненных идиотом-Творцом. И так далее. Метафизика благой Тьмы и злого острова, сооруженного злым Творцом, связана с историческим гностицизмом достаточно явным образом. Что же при этом исчезает? Несомненный факт, согласно которому фашизм как ликвидационный гностицизм был уничтожен СССР как державой, в которой осуществлялся хилиастический Красный проект. Исчезает факт абсолютной антагонистичности фашистов и коммунистов. Антагонистичности не только политической, но и метафизической. Исчезает факт такой же предельной антагонистичности двух проектов; Красного (несводимого к поверхностной коммунистичности) и Черного (несводимого к национал-социализму). «Не смейте цацкаться с Бытием, тешить попусту род людской надеждой спасти оное за счет какого-то там развития! Не мешайте нам (и всем) слиться с Ничто, с Великой Тьмой, с нашей (и всеобщей) Успокоительницей!» Это и есть ликвидационный гностицизм, он же – фашизм. – С. Кургинян  «Исав и Иаков» Называя гностицизм врагом, нужно отметить что Кургинян правильно выделяет из множества различных видов гностицизма именно гностицизм ликвидационный, хотя можно было бы сказать что современный фашизм вобрал в себя некоторые элементы гностицизма, с той лишь разницей что в отличие от гностиков типа Валентина и Василида, идеолог фашизма Мигель Серрано открыто присягает Тьме, ласково называя ее Черным Солнцем.  В каждом новом Цикле Вечного Возвращения или Звездной Эпохе Архетип и ностальгическое воспоминание об этой священной Истории вновь насыщается звездами, нагружается зодиакальной энергией (когда "конечная энергия проходит по одной и той же точке бесконечного времени", сказал бы Ницше), давая еще один шанс спящему или разгромленному Герою встряхнуться и пробудиться благодаря мягкому меланхолическому звуку далекой мелодии, исполненной ностальгии, которая слышна в темной ночи. Он просыпается с воспоминаниями о том, что с ним произошло, обнаруживая по ту сторону Архетипа, своей архетипической истории главный ключ, с помощью которого он сможет открыть тайное окно Венеры и выйти из Тюрьмы по направлению к Черному Солнцу, которое имплозивно втягивает его, как Черная Дыра небесного свода, чтобы он вновь появился целым, воскресшим, в несуществовании Зеленого Луча, находящегося именно там, по ту сторону всего, по ту сторону «этого», в несуществующем. – Мигель Серрано  «Воскрешение Героя» В ранних вариантах гностицизма все же трудно встретить подобный культ поклонения Смерти как благу, и это исключительное свойство фашизма, который довел до предела идеи ранних гностиков о преодолении ущербности бытия. И Кугинян абсолютно прав, когда говорит о враждебности этого явления и необходимости борьбы с ним. Но, к сожалению, то что он противопоставляет фашизму несет в себе все те же негативные черты.     Хилиазм Другая – хилиастическая и тоже не признающая теодицею – метафизическая традиция является традицией, диаметрально (и именно диаметрально) противоположной гностической. Согласно этой традиции, зло порождено наличием, помимо бытия, сотворенного Богом, еще и нетварной Предвечной Тьмы – той самой, про которую сказано: «И тьма над бездною»." Я называю такую – хилиастическую – метафизическую традицию антигностической (то есть именно диаметрально противоположной гностической) потому, что и для гностиков есть Творец и Тьма – С. Кургинян  «Исав и Иаков» Как оказалось, Кургинян нам предлагает бороться с фашиствующими гностиками, признавая наличие некой нетварной Предвечной Тьмы, которая является источником зла. Внимательный читатель сколько-нибудь в общих чертах знакомый с православной богословской традицией, спросит -  как же возможно ссылаясь фразу из первой книги Бытия «И тьма над бездною» говорить о самобытности зла когда на этот счет имеется авторитетное толкование Святителя Василия Великого? Но сказано: и тьма верху бездны. Опять новый предлог к баснословию, новые основания к нечестивым построениям для тех, которые извращают слова по собственным догадкам! Ибо не объясняют по обыкновенному, что тьма есть какой-нибудь не освященный воздух, или место затененное от преграждения света телом, или, вообще, место, лишенное света по какой ни есть причине, но толкуют, что тьма есть злая сила, лучше же сказать, самое зло, само от себя имеющее начало, противоположное и противодействующее Божией благости. Если Бог свет есть (1 Ин. 1, 5), то сила Ему противоборствующая, говорят они, в сообразность сей мысли, очевидно будет тьма — тьма, не от другого кого имеющая бытие, но самобытное зло, тьма, нечто враждебное душам, нечто производящее смерть, противление добродетели. И в самых словах пророка, по ложному их разумению, показывается, что тьма сия существовала, а не Богом сотворена. И на этом предположении каких не построено лукавых и безбожных учений! Kaкиe волцы тяжцы (Деян. 20, 29), расточающие Божие стадо, устремлялись на души, ведя начало от сего краткого слова! Не отсюда ли Маркионы? Не отсюда ли Валентины? Не отсюда ли мерзкая ересь Манихеев, которую, если назовет кто гнилостью в церквах, не погрешит в приличии наименования? Да, возможно Кургинян не читал Василия Великого или не знаком с православной богословской традицией, или намеренно ее отрицает. Варианты могут быть разные, но давайте будем делать выводы позже, а пока вернемся к книге «Исав и Иаков» ... Пока же давайте я дедуктивно выдвину гипотезу по поводу наличия красной метафизической традиции, тесно связанной с хилиазмом, но не сводимой к нему. А дедуктивно выдвинув ее и описав, по ходу дела займусь возможными доказательствами, оговорив характер оных, совместимый с типом исследования. Начну с дедуктивного описания гипотезы. Она состоит в том, что религиозная красная метафизическая традиция предполагает, что Творец со своей благостью (благостью!) внедрился в нечто, начиненное злом и именуемое «Тьмой над Бездною». Освободив от Тьмы какую-то территорию для осуществляемого им Творения. В силу наличия того, во что внедрено Творение, оно неустойчиво и подвержено внешнему (внешнему!) злу. Защищая Творение, Творец ведет с Предвечной Тьмою вечный бой. В ходе этого боя он: – отстаивает отвоеванную у Тьмы территорию; – расширяет эту территорию; – защищает ее, поелику возможно, от внешнего зла; – противостоит попыткам Тьмы пожрать Творение, вернувшись к первоначальному примордиальному злу. ... Ревнители данной традиции находятся НА СТОРОНЕ Творца, признавая, что Тьма, возможно, и сильнее его (и, в любом случае, древнее Творения). Но сила и благость не совпадают. Борьба на стороне Творца является высшим долгом человека. Эта борьба, по сути, и есть развитие. Как минимум, развитие – это меч, которым человек-воин сражается с Тьмой на стороне Творца. Поскольку между Творцом и Тьмой есть некое равновесие, то фактор под названием «человек» приобретает невероятное метафизическое значение. – С. Кургинян  «Исав и Иаков» Оказывается хилиазм утверждает что Бог внедрился в нечто начиненное злом, т.е. во Тьму (которая сильнее и древнее Творца), освободил территорию для Творения и с помощью воинов-хилиастов защищает и расширяет эту территорию Жизни. Их противниками являются воины-гностики, которые хотят уничтожить территорию Жизни и всех ее обитателей, поскольку считают Творца злым Демиургом.  Какой мы можем сделать вывод? Кургинян очевидным образом пользуется невежеством людей и утверждает, что его «красная метафизика» — это хилиазм. И говорит, что в православии есть два направления — за развитие и против развития. За — это хилиастическое направление, против — гностическое. Ах, вы против моей красной метафизики? Да вы гностик, батенька! При этом подобные заявления делаются все без единой ссылки на сторонников православной хилиастический традиции в лице Папия Иеропольского, Иринея Лионского, Иустина Философа, Ипполита Римского, Мефодия Патарского, и многих других. Так, читая  православныго хилиаста Иринея Лионского, который написал пятикнижье «Против ересей» обличавший гностицизм, мы нигде не находим утверждений о наличии Предвечной Тьмы? На лицо откровенный подлог или полное непонимание. И, как следствие, Кургинян утверждает что Хилиазм на ряду с фашиствующим гностицизмом является анититеодицейной традицией.  Антитеодицейные традиции Впрочем, я готов согласиться с тем, что наличие двух антагонистических метафизических традиций – предельно враждебной развитию и предельно благожелательной к нему – достаточно очевидно. Просто эта очевидность замутнена как наличием третьей (до недавнего исторического времени преобладавшей) метафизической традиции, так и специальной деятельностью «замутнителей». То есть сил, специализирующихся на организации замутнения всего, что касается наличия не одной – преобладающей – метафизической традиции. А сразу трех традиций! Этой самой преобладающей и двух других – как бы крайних (и, безусловно, непримиримо враждебных) метафизических традиций. Традиций, чья борьба, принимая разные исторические формы, по сути, была, есть и будет именно борьбою «за» и «против» развития. Что касается третьей традиции, чье преобладание естественным образом замутняет вопрос о наличии двух крайних, антагонистических в вопросе о развитии метафизических традиций, то эта третья традиция очевидна. Она маркируется вопросом о теодицее, то есть о Божественной справедливости. Согласно этой метафизической традиции (которую я назову религиозно-либеральной, оговорив, что, по-видимому, никто, кроме меня, так данную традицию не называет), зло порождено благостью Бога, его стремлением дать человеку свободу воли, то есть возможность выбрать между добром и злом и даже уклониться в сторону зла. Основания для того, чтобы назвать подобную традицию либеральной, состоят в том, что именно для либерала (говорю об этом не с издевкой, а с нескрываемым восхищением) свобода является абсолютной ценностью. А раз абсолютной, то лучше свобода, отягченная злом, чем отсутствие сразу и свободы, и этого отягчения. В теологическом варианте абсолютизация свободы, согласитесь, тождественна принципу теодицеи. А значит, и принцип теодицеи можно назвать основой либеральной теологии, то есть основой религиозного либерализма (что либеральная теология, что теологический либерализм – разница в общем-то невелика). – С. Кургинян  «Исав и Иаков» То есть, согласно Кургиняну, Василий Великий  - либерал и замутнитель! Ведь он именно об этом, как выразился автор, «либеральном богословии» и говорит отрицая существование нетварной Предвечной Тьмы как источника зла. Следовательно, и вся православная богословская традиция тоже либеральная и замутнитительная. И здесь очередной подлог. Зло не порождено Богом, зло есть следствие свободы выбора которую Бог дал человеку, и следовательно, если Человек выбирает Зло -  это следствие его выбора, а не Божьей воли. И для православного человека Свобода не является абсолютной ценностью, свобода является необходимым условием Божественной любви, в соответствии с которой он делает выбор в пользу Добра. И ничего общего это с либерализмом не имеет.      Зло, — пишет святитель Василий Великий, — не живая одушевленная сущность, но состояние души, противное добродетели и происходящее… через отпадение от добра. Поэтому не ищи зла вовне, не представляй себе, что есть какая-то первородная злая природа, но каждый пусть признает самого себя виновником собственного злонравия. Но давайте читать дальше.  Согласно гностической метафизике (отвергающей, повторю еще раз, теодицею так же категорически, как и антагонистичная ей метафизика хилиастов), зло есть сущностная характеристика бытия. Бытие же, как считают гностики, обладает этой сущностной характеристикой в силу своего генезиса. В силу того, что порождено оно не высшей креативной инстанцией (каковой для гностиков нет вообще), а злым и несовершенным демиургом. При этом большинство гностиков считает этим демиургом еврейского бога. Бога-Творца. На самом деле – буду настойчиво это повторять в связи с огромной важностью данного утверждения – хилиастическая антитеодицейная традиция является абсолютным антиподом и антагонистом гностической (антитеодицейной же) традиции. Справедливо ли это для хилиазма как такового, того грубого и конкретного хилиазма, который нам известен по истории религии? Как я уже показал в части VI – справедливо. Справедливо не в большей или меньшей степени, а, как говорят в таких случаях, «на сто один процент». Двигаясь от грубейшего к менее грубому, а от менее грубого к тонкому, ты убеждаешься в том, что глубинные метафизические корни у хилиазма есть. Уже Иоахим Флорский достаточно глубок для того, чтобы все домысливать до конца. И понимать, что нет места в пределах концепции теодицеи его фундаментальному хилиазму. А у остальных все происходит методом «от противного». А также методом «исключенного третьего». Исключаем теодицею, исключаем гностицизм – что остается нам? Только присяга жизни, ее пространству (Творению), ее создателю (Творцу) и... война со смертью? Да, и со смертью тоже. Но и с чем-то большим. С Предвечной Тьмой, той, что «над Бездной». С бескрайним морем этой Тьмы, которое окружает и грозит поглотить остров Творения. – С. Кургинян  «Исав и Иаков» Как при наличии такого понимания у Кургиняна можно строить синтез с православием спросите вы меня? Я вам скажу честно -  никак. Для православных подобные утверждения о том что на ряду с творцом существует более сильная и древняя не сотворенная Предвечная Тьма, являющаяся источником зла, есть абсолютное богохульство.  Бездна — пишет святитель Василий Великий, — не множество сопротивных сил, как представляли себе некоторые, и тьма — не первоначальная какая-нибудь и лукавая сила, противопоставляемая добру. Ибо две силы, по противоположности одна другой уравнивающиеся, непременно будут одна для другой разрушительны, и состоя между собою в непрекращаемой брани, непрестанно будут иметь и доставлять друг другу случаи ко вражде. И если одна из противоположных сил превосходить другую могуществом, то делается совершенно истребительною для преодолеваемой силы. Посему, если говорят, что сопротивление зла добру равносильно, то вводят непрекращающуюся брань и непрестанное разрушение, поелику каждое отчасти одолевает и одолевается. А если добро превосходить силою, то по какой причине природа зла не истреблена совершенно? А если, чего и выговорить невозможно... дивлюсь, как не бегут они сами от себя, будучи увлекаемы в такие злочестивые хулы! И все это не было так страшно, если бы не подавалось под видом Хилиазма, который по содержанию своему в рамках православной богословской традиции выглядит совершенно иначе. Заключение В заключении я хочу указать на самый сложный для меня вопрос, ответить на который честно скажу мне очень сложно. Возможно ли бороться с фашизмом с позиции дуализма, признавая состоятельность оного с позиции духовной и материалистической, отрицая при этом марксизм как учение и православие как религиозную традицию. Ведь это и есть основные черты фашизма. Наделяя зло некоторой субъектностью, считая его неким полюсом притяжения происходит деление на людей скверны, зоны Ч и пр и пр. и на войнов Света, войнов добра которые защищают бытие от смерти.  Не отсюда ли такое отношение некоторых членов СВ к своим бывшим товарищам покинувшим движение? Ведь если они покинули территорию жизни, то они не минуемо будут притянуты к полюсу зла. Их действия во многом будут запрограммированы и, будучи одержимы стремлением к смерти, они будут воевать с формами бытия (и в первую очередь с чистыми формами бытия с обитателями территории свободной от регресса). Такова реальная картина мира в голове у сторонников Красной метафизики. Такова позиция во многом и самого Кургиняна. И почему необходимо такое разделение отвечает сам Кургинян в статье «Красный смысл» Такой дуализм, на первый взгляд, глубоко противоречит монизму основных мировых религий и возвращает к манихейству. Но это не так. Да, Красный Смысл неизбежно вводит эсхатологическую непредсказуемость, возможность окончательной победы Черноты над Светом, Зла над Добром. Но он не размывает и не перевертывает при этом соотношений, не делает Зло Добром, не молится Черноте. Он, напротив, создает предельную ситуацию человекозначимости и мобилизованности высшего человеческого начала на борьбу со злом.  При всем уважении к христианству, могу сказать, что эта конфессия, и в том числе ее метафизически глубочайшая модификация — Православие, — не может создать тех мобилизационных напряжений в борьбе со Злом, которые создает Красный Смысл, красная дуалистическая метафизика. Для христианина Дьявол — это заблуждение, "обезьяна Господа Бога", тот, кто не может построить Черный замок, ибо нет у него своей строительной самости. Для красного метафизика, видевшего Хатынь и Освенцим, Черный замок реален, материализован, Зло творчески состоятельно и автономно, его конечная победа возможна. Возможна черная дыра Истории и ее высшее выражение — пожранная субстанция Вселенной, превращенная в тотальную Черноту. И все это базируется не на проблематичных откровениях, а на том, что может сегодня дать наука на ее переднем крае, — там, где она (как это кому-то не покажется странным) всегда оперирует не только истиной, но и Смыслом. Вот. Ощущение значимости при наличествующей слабости. Самое страшное для Кургиняна -  это признание слабости. С позиции слабости нельзя мобилизоваться и бороться со злом считает он, следовательно, необходимо наделить зло некоторой субъектностью -  внешней самостоятельностью в борьбе с которой ты предельно отмобилизован понимая, что отсутствие мобилизации приведет к неминуемой гибели. Православие не годится, поскольку призывает к признанию собственной греховности. И через это признание преодолеть с помощью Божьей свою греховную природу, сделаться сильным. Марксизм просто глуп поскольку считает что причина слабости - это социальные бытие, влияющее на сознание человека, и что высокого уровня сознательности человек может достичь лишь преодолев отчуждения через изменения в социальном базисе.  Отсюда, через это отрицание и яростная попытка уничтожить всякого, кто указывает на несовершенство организации и ее лидера, отсюда всякие унизительные эпитеты в адрес любого критика СВ и Кургиняна. Это есть воздействие красной метафизики на умы людей.  Преувеличиваю ли я? Нет. Я описываю ситуацию в пределе, то куда она придет, в конечном счете, поскольку имел возможность наблюдать саму тенденцию и то, как она развивалась. Но если же все таки этого не произойдет и, описывая мной картина окажется не такой, то я если честно буду этому только рад. Последнюю часть о причинах выхода из СВ опубликую в ближайшее время. Спасибо за внимание.   

19 октября 2013, 06:54

ФОРМИРОВАНИЕ РЕВОЛЮЦИОННЫХ ВЗГЛЯДОВ В.И. ЛЕНИНА И РАЗВИТИЕ ИМ МАРКСИСТСКОГО УЧЕНИЯ ОБ ОБЩЕСТВЕ

http://vk.com/album-465616_180763432 Студия "Диафильм" Госкино СССР, 1979 г.

12 сентября 2013, 14:49

О марксизме

Лекция, прочитанная на школе в Александровском  ОБРАЩЕНИЕ С. КУРГИНЯНА   Товарищи! После моего первого краткого рассказа о новом этапе в жизни нашей организации возникла бурная реакция, носящая ажиотажный характер. Я благодарен всем реагирующим и заявляющим, что они присоединятся к поселенцам. Но вынужден жёстко оговорить, что каждая кандидатура будет согласована с регулярными первичными организациями и созданными на школе региональными бюро, а также с поселенцами, являющимися представителями этого бюро. Категорически недопустимо в ходе переселения хоть что-то, напоминающее даже самым отдаленным способом сектантство того или иного типа. Всё сектантское и ажиотажно-романтическое должно быть вырвано с корнем. Кандидаты на поселение должны предъявить согласие своих родных и близких и доказать, что поселение не разрушает их жизнь, учебу и т.д. Уверен, у нашего движения большое будущее. Ещё раз благодарю всех, кто откликнулся, и настоятельно прошу проявлять разумность, человеческую взрослость, заботу о близких, дисциплину, то есть именно то, без чего любые такие начинания обречены на провал. Во имя недопущения краха, преследующего подобные начинания столетиями, мы будем предельно требовательны и деликатны. Ещё раз благодарю всех за бурные отклики, все они будут рассмотрены и учтены. До встречи в СССР! Ваш Сергей Кургинян 16 августа 2013 г. Ссылка на youtube, файлы для скачки - в полной версии новости. подробнее

16 августа 2013, 21:17

Ю.Мухин. Коммунисты и марксисты: в чем разница (Часть 4)

Коммунисты и марксисты: в чем разница (Часть 4)Власть, основанная не на власти всей общины, а на власти лишь части общины (партии), неумолимо трансформируется во власть мерзавцев. Мы этих мерзавцев видели в СССР, видим их и сегодня. И эту власть коммунистической назвать нельзя, да и либеральной тоже. В моем понимании это не коммунизм и не либерализм, это мерзавизмНУ, БОЛЬШЕВИКИ, НУ, МОЛОДЦЫ!Напомню, что в России изначально марксистской была Российская социалистическая рабочая партия (РСДРП), однако в 1903 году марксисты раскололись на большевиков (лидер – В.И. Ленин) и меньшевиков (лидер Ю.О. Мартов).Что, вообще-то, лично меня удивляет, так это решимость вождей большевиков. Они ведь были мелкой партией среди десятков других, гораздо более крупных и авторитетных даже революционных, а не только буржуазных партий России. Вожди большевиков не имели никакого, даже думского, опыта управления страной – того, что имели вожди крупных партий.Такой вот пример. Даже марксистские конкуренты большевиков, хотя и назывались меньшевиками, имели и в среде рабочих, и в обществе России гораздо больший вес и авторитет. Что касается их лидеров, то сам Ленин, уже находясь у власти, в интервью Горькому говорил о лидере меньшевиков Мартове: «Какая умница! Эх…», - сожалея о том, что они стали с Мартовым противниками.Но и военное, и экономическое положение России уже на лето 1917 года было настолько ужасным, что вожди крупных партий боялись власти, устрашившись той ответственности за результаты своего правления Россией, которая на них падет в этих ужасных условиях. На первом Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов, который проходил в июне 1917 года, большевики, естественно, не были в большинстве, и по количеству делегатов (105 делегатов) сильно уступали как левым и правым эсэрам (285), так и меньшевикам (248). Соответственно, вожди эсэров и меньшевиков сочли благоразумным забыть о коммунизме и передать власть Временному правительству. Убеждая делегатов в необходимости этого, представитель меньшевиков Церетели заявил: «В настоящий момент в России нет политической партии, которая говорила бы: дайте в наши руки власть, уйдите, мы займём ваше место». В ответ на это Ленин с места заявил: «Есть. Есть такая партия!»Думаю, что такая решимость, помимо фанатичного желания учредить общество справедливости, объясняется, с одной стороны, государственной неопытностью Ленина и непониманием того, что именно вождям большевиков предстоит во главе России. С другой стороны, большевиков грела вера в то, что Марксов закон смены формаций это действительно объективная реальность, и социалистические революции вот-вот пройдут в Англии, США, Германии и Франции – наиболее развитых индустриальных странах, а это снимет с большевиков множество проблем. И в этой, пусть и не вполне обдуманной решимости, и есть их величие, словами Горького, «безумству храбрых поем мы песню!».Марксисты тем, что большевики осмелились взять власть вопреки учению Маркса, были предельно возмущены. Один из наиболее авторитетных меньшевиков Аксельрод, даже в 1920 году злобно писал Мартову об изменивших марксизму большевиках:«…И все это проделывалось под флагом марксизма, которому они уже до революции изменяли на каждом шагу. Самой главной для всего интернационального пролетариата изменой их собственному знамени является сама большевистская диктатура для водворения коммунизма в экономически отсталой России в то время, когда в экономически наиболее развитых странах еще царит капитализм. Вам мне незачем напоминать, что с первого дня своего появления на русской почве марксизм начал борьбу со всеми русскими разновидностями утопического социализма, провозглашавшими Россию страной, исторически призванной перескочить от крепостничества и полупримитивного капитализма прямо в царство социализма. И в этой борьбе Ленин и его литературные сподвижники активно участвовали. Совершая октябрьский переворот, они поэтому совершили принципиальную измену и предприняли преступную геростратовскую авантюру, с которой их террористический режим и все другие преступления неразрывно связаны, как следствие с причиной.Большевизм зачат в преступлении, и весь его рост отмечен преступлениями против социал-демократии. Не из полемического задора, а из глубокого убеждения я характеризовал 10 лет тому назад ленинскую компанию прямо, как шайку черносотенцев и уголовных преступников внутри социал-демократии… А мы противники большевиков именно потому, что всецело преданы интересам пролетариата, отстаиваем его и честь его международного знамени против азиатчины, прикрывающейся этим знаменем… В борьбе с этой властью мы имеем право прибегать к таким же средствам, какие мы считали целесообразными в борьбе с царским режимом…Тот факт, что законность или необходимость этого крепостнического режима мотивируется, хотя бы и искренно, соображениями революционно-социалистическими или коммунистическими, не ослабляет, а усугубляет необходимость войны против него не на жизнь, а на смерть, — ради жизненных интересов не только русского народа, но международного социализма и международного пролетариата, а быть может, даже всемирной цивилизации…Где же выход из тупика? Ответом на этот вопрос и явилась мысль об организации интернациональной социалистической интервенции против большевистской политики… и в пользу восстановления политических завоеваний февральско-мартовской революции».Как видите, по мнению ортодоксального марксиста, большевиков надо было раздавить военной силой за измену учению Маркса.Так, что же произошло?ПРАКТИКА МАРКСИЗМАВоодушевленные учением Маркса, коммунисты России - большевики – в 1917 году осмелились заявить единственному имевшемуся на тот момент законодательному органу России – Съезду рабочих и солдатских депутатов, - что они готовы стать правительством России. А законодатель, действительно, взял и назначил их правительством. Ну, а далее большевики начали подавлять мятежи против себя незаконных объединений, начиная от Временного правительства, кончая Врангелем. Вот такая была Октябрьская революция. Долгое время сами большевики не решались ее так назвать и называли революцией захват власти Временным правительством в феврале 1917 года, кстати, этот день был и официальным праздником у большевиков. А свой приход к власти большевики революцией называть стеснялись и называли проще - переворотом.Пролетариат в этом перевороте не засветился не только в качестве движущей силы революции, но даже в качестве массовки.Надо же понимать рабочего. На мало-мальски крупном предприятии рабочий находится в цепочке технологического процесса, причем, чем более развиты производительные силы, тем глубже он в этой цепочке. Он не только не продает готовый продукт своего предприятия, он, часто, его и не видит, и уж в любом случае не способен вычислить свою долю в прибавочной стоимости, получаемой после реализации готового изделия, и решить, ворует ли ее у него владелец средств производства или нет. Рабочему глубоко наплевать, кому принадлежит его станок, кому принадлежит все предприятие – права торговать ими он все равно не имеет, да и не стремится к этому. Но он понимает, что получив в собственность тот же станок, он обязан будет думать о его текущем и капитальном ремонтах, а после полного износа и о замене этого станка на современный. Оно рабочему надо? Не стремится рабочий и к руководству предприятием, понимая, что это ему не по уму. Рабочему важна зарплата, ее уровень. А от кого он будет зарплату получать – от чиновника или хозяина, - какая ему разница??Массовкой «пролетарской революции» в России, как позже и в Китае, были крестьяне. А ведь по Марксу крестьяне - это мелкая буржуазия, владеющая таким средством производства, как земля. И мелкая буржуазия, по Марксу, обязана сопротивляться пролетарской революции, уничтожающей собственность на средства производства, в том числе и на землю самих крестьян.Настолько вопрос об объединении пролетариата с мелкобуржуазным крестьянством противоречил марксовым догмам, свидетельствует то, что меньшевики, храня верность марксизму, не то, что на объединение с крестьянами не шли, но и вопрос о простом союзе с ними начали обсуждать только в 1921 году, уже эмигрировав из коммунистической России.Но именно эта, «мелкобуржуазная», крестьянская массовка, воодушевленная мыслью о земле себе и своим детям, была массовкой большевиков, а затем выиграла и гражданскую войну в России. Причем, эти «мелкие буржуа», вместо того, чтобы требовать землю (средство производства) в свою собственность, требовали и свою землю сделать общественной собственностью.А рабочие?А пролетарская Пермь дала Колчаку дивизию из рабочих, а единственный мятеж в тылу Красной Армии во время Великой Отечественной войны затеяли не голодные крестьяне СССР, его затеял рабочий класс. Бунтовал пролетариат в 1941 году против эвакуации оборудования в тыл, ввиду наступающих фашистов. Бунтовал потому, что собирался работать на немцев, а без оборудования работа на фашистов не получится. И бунтовала гордость рабочего класса России - иваново-вознесенские ткачи. Пришлось вернуть оборудование в цеха, произвести аресты заводил, кое-кого шлепнуть, чтобы пролетариат вспомнил, что он «передовой».Сами большевики, получив власть, были ошарашены. Герберт Уэллс фиксировал:«…Большевистское правительство - самое смелое и в то же время самое неопытное из всех правительств мира. В некоторых отношениях оно поразительно неумело и во многих вопросах совершенно несведуще. Оно исполнено нелепых подозрений насчет дьявольских хитростей «капитализма» и незримых интриг реакции; временами оно начинает испытывать страх и совершает жестокости. Но по существу своему оно честно. В наше время это самое бесхитростное правительство в мире.О его простодушии свидетельствует вопрос, который мне постоянно задавали в России: «Когда произойдет социальная революция в Англии?». Меня спрашивали об этом Ленин, руководитель Северной коммуны Зиновьев, Зорин и многие другие. Дело в том, что, согласно учению Маркса, социальная революция должна была в первую очередь произойти не в России, и это смущает всех большевиков, знакомых с теорией. По Марксу, социальная революция должна была сначала произойти в странах с наиболее старой и развитой промышленностью, где сложился многочисленный, в основном лишенный собственности и работающий по найму рабочий класс (пролетариат). Революция должна была начаться в Англии, охватить Францию и Германию, затем пришел бы черед Америки и т.д. Вместо этого коммунизм оказался у власти в России, где на фабриках и заводах работают крестьяне, тесно связанные с деревней, и где по существу вообще нет особого рабочего класса – «пролетариата», который мог бы «соединиться с пролетариями всего мира». Я ясно видел, что многие большевики, с которыми я беседовал, начинают с ужасом понимать: то, что в действительности произошло на самом деле, - вовсе не обещанная Марксом социальная революция, и речь идет не столько о том, что они захватили государственную власть, сколько о том, что они оказались на борту брошенного корабля… Они отчаянно цепляются за свою веру в то, что в Англии сотни тысяч убежденных коммунистов, целиком принимающих марксистское евангелие, - сплоченный пролетариат - не сегодня-завтра захватят государственную власть и провозгласят Английскую Советскую Республику. После трех лет ожидания они все еще упрямо верят в это, но эта вера начинает ослабевать. Одно из самых забавных проявлений этого своеобразного образа мыслей - частые нагоняи, которые получает из Москвы по радио рабочее движение Запада за то, что оно ведет себя не так, как предсказал Маркс. Ему следует быть красным, а оно - только желтое».Потом, славя Маркса и плюнув на его теорию, победили марксисты Китая, Кореи, Вьетнама, наконец, Кубы.Единственный случай в истории, когда все произошло точно в соответствии с марксизмом, это революция нацистов Гитлера в Германии. И заявили нацисты так, как и хотел Маркс, что большевизм – это коммунизм для всех, а нацизм – это коммунизм для немцев (арийцев). И произошла революция в Германии - стране с развитой промышленностью, в которой сложился многочисленный, лишенный собственности и работающий по найму пролетариат, как это и вычислил Маркс по своей теории. И этот пролетариат был массовкой нацистской революции Гитлера, как на него и надеялся Маркс. И окончательно победить нацисты не смогли из-за враждебного капиталистического окружения, как и боялся Маркс. И славянский СССР был во главе душителей марксово-гитлеровского детища, как и предупреждал Маркс.Но и гитлеровскую революцию Маркс в свою копилку не внесет, поскольку нацисты оказались расистами, почище Маркса, и признавать его отцом-теоретиком своей революции, категорически отказались.МАРКСОВ КОММУНИЗМ В СССРС.Г. Кара-Мурза в своей книге «Маркс против русской революции» обратил внимание на то, кому Маркс собрался передать отобранные у капиталистов предприятия.«Как же видел Маркс преодоление капиталистического способа производства, если, по выражению Энгельса, не может быть «такого случая, чтобы из первоначального частного владения развивалась в качестве вторичного явления общность»?На этот вопрос Маркс отвечает в «Капитале» таким образом: «Бьет час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют.Капиталистический способ присвоения, вытекающий из капиталистического способа производства, а следовательно, и капиталистическая частная собственность, есть первое отрицание индивидуальной частной собственности, основанной на собственном труде. Но капиталистическое производство порождает с необходимостью естественного процесса свое собственное отрицание. Это — отрицание отрицания. Оно восстанавливает не частную собственность, а индивидуальную собственность на основе достижений капиталистической эры: на основе кооперации и общего владения землей и произведенными самим трудом средствами производства… Там дело заключалось в экспроприации народной массы немногими узурпаторами, здесь народной массе предстоит экспроприировать немногих узурпаторов».Прерву Сергея Георгиевича. Обратите внимание, что по здравому смыслу отобранное у капиталистов полагалось бы передать обществу, поскольку управлять предприятием можно только нанятыми обществом управляющими. Но Маркс и Энгельс от этого отказываются и требуют предать индивидуально каждому его долю, то есть, поделить отобранное между всеми. Почему? А отдать обществу им не дает их метод – «исторический материализм» и философия Гегеля. Иначе не получается у них отрицание отрицания. Это пример применения философской зауми болтунами.С.Г. Кара-Мурза информирует дальше:«В тот момент это положение «Капитала» наверняка вызвало недоумение. Почему надо восстанавливать «индивидуальную собственность на основе достижений капиталистической эры»? Почему не строить сразу общенародную собственность на основе общинной культуры и достижений некапиталистической индустриализации? Разве это значит «повернуть назад колесо истории»? Это настолько не вязалось со здравым смыслом и культурой русских рабочих и крестьян, что в комментариях к приведенному положению Маркса в канонической книге советской политэкономии цитата Маркса прерывается, а далее своими словами говорится: «На смену капиталистической собственности идет общественная собственность». Советскому официальному обществоведению пришлось радикально подправить Маркса, сказав вместо слов «индивидуальная собственность» слова «общественная собственность».Но так можно было обмануть лишь советских людей, которые жили себе, не вчитываясь в Маркса. А элита, советская и западная, которая считала своей миссией «делать жизнь по Марксу», вчитывалась в его труды. Философ Г. Маркузе, который сильно повлиял на мировоззрение «новых левых» (как и все фрейдо-марксисты "Франкфурствкой школы" - прим. ред.), подчеркивал как одно из важнейших положений Маркса: «Крайне важно отметить, что отмену частной собственности Маркс рассматривал только как средство для упразднения отчуждения труда, а не как самоцель… Если они[обобществленные средства] не будут использованы для развития и удовлетворения потребностей свободного индивида, они просто перерастут в новую форму подчинения индивидов гипостазированному всеобщему. Отмена частной собственности только в том случае знаменует формирование новой социальной системы, когда хозяевами обобществленных средств становятся свободные индивиды, а не общество».И С.Г. Кара-Мурза делает неожиданный вывод: «Итак, не национализация и не восстановление общины, а индивидуальная собственность — что-то вроде «ваучерной приватизации» поЧубайсу».Действительно, давайте присмотримся – а что, собственно, сделал Чубайс «со товарищи»? Он отнял собственность на средства производства у общества и передал их в виде ваучеров индивидуальным собственникам – сделал строго то, что и требовалось сделать еще в 1917 году по Марксу и Энгельсу, сделал то, о чем большевики даже объявить стеснялись. Получается, что А. Чубайс у нас лучший марксист всех времен и народов.Маркс ведь принципиально не давал проекта своего коммунизма, а проекты коммунизмов разных там сен-симонов, фурье, оуэнов, с их стремлением к справедливости, объявил не просто антинаучными, а и идущими против вычисленного Марксом исторического процесса. Напомню «Манифест»: «Значение критически-утопического социализма и коммунизма стоит в обратном отношении к историческому развитию». И «грамотные марксисты», по примеру своего гуру, проект коммунизма за 70 лет не удосужились разработать – ждали, когда коммунизм к ним сам придет. Вот он и пришел, встречайте!По Марксу главное для наступления коммунизма - чтобы производительные силы развивались, а собственность была в индивидуальных руках марксистов. С 1917 года собственность на средства производства в руках марксистов, да и сейчас она у них или их деток. Чубайс просто выполнил требования марксизма. Производительность труда с 1917 года развивалась стремительными темпами, классы капиталистов и пролетариата, как учил Маркс, исчезли. Правда, появились бесклассовые воры и гос_арбайтеры, ну так Маркс вам насчет их отсутствия ничего не обещал.Сегодня все работают по способностям, кто хочет, вообще не работает. Получают по потребности. Правда по-разному получают, ну, так Маркс вам и уравниловку тоже не обещал.Государства, как средства насилия над людьми, нет, поскольку назвать государством то, что есть, даже у капиталистов язык не поворачивается, и капиталисты из этого «государства» бегут, как могут. Да, конечно, насилие есть и его много, но ведь это насилие осуществляют уголовники и судьи, назначенные судьями не народом, а теми же марксистами и уголовниками. Ну и что тут такого? Маркс вам отсутствие уголовников при коммунизме не обещал!Денег, как эквивалента товаров, тоже нет. Есть некие фантики, не обеспечиваемые реальными ценностями, эти фантики печатают на местах в строгом соответствии с теми фантиками, которые печатает в США группа частных лиц, не несущих за эти фантики никакой ответственности. С помощью этих фантиков идет продуктообмен – все по гениальному экономисту Марксу. Ведь его схема «товар-деньги-товар» предусматривает деньги, а если их нет, то это «простой продуктообмен» - «продукт-фантик-продукт».Сексуальная свобода полная - даже от пи..расов уже житья нет.Вы что, «грамотные марксисты», своих не узнаете?? Это же и есть ваш марксов коммунизм в реальности.Вам с Марксом разработать проект коммунизма было некогда, ну, так получите коммунизм без проекта – такой, как гениальный Маркс и предсказал на основе своей гениальной науки.Короче, жизнь (практика, по Марксу) поиздевалась над марксизмом не по-детски!МАРКСОВ КОММУНИЗМКак выглядит марксов коммунизм в представлении «грамотных марксистов»?Лежит корова на обобществленном лугу, а вокруг нее много-много вкусной травки – по потребности. Жует травку и радуется. Потом встанет и перейдет (по способностям) на еще не обожранное место – такой труд ей в радость. И снова ляжет, жует и кaйфует. Какое счастье!Так вот, меня это марксово счастье не впечатляет. Но это не все, что меня не впечатляет.Конечно, если нет ума, выдумать новое слово, в корнях которого можно было бы увидеть и смысл понятия, которое это слово должно описывать, то тогда и старому понятию можно придать новое значение. Так вот, коммунизм имеет корнем понятие «коммуна», «община», то есть это общинный строй – строй, при котором власть принадлежит общине, коммуне, то есть, всем людям, вне зависимости от того, к какому классу их относят умники.А как в натуре был организовано строительство марксового коммунизм?Вся власть принадлежала неким людям, ОБЪЯВИВШИМ СЕБЯ коммунистами. Это мог быть и человек, не способный своим трудом обеспечить себе средства к существованию, как, скажем, сам Маркс, мог быть и владелец фабрики, как Энгельс, короче, любой человек. Я прожил при власти марксистов более 40 лет и насмотрелся на них.Да, к марксовым «коммунистам» предъявлялись требования – во-первых, беспрекословно слушаться вождей «коммунистов». Во-вторых, беспрекословно слушаться вождей «коммунистов». В-третьих, беспрекословно слушаться вождей «коммунистов».Затем, платить небольшие членские взносы, ходить на собрания, выписывать газету «Правда» и не попадаться на откровенной подлости, скажем, на крупном воровстве. Идеальные требования к тем, кто ленится или не способен жить своим умом.Требования к вождям «коммунистов» тоже нельзя назвать сложными – помимо уже указанных требований, нужно было славить Маркса, Ленина и самих себя (одно время славить Сталина, потом поливать его грязью), и иметь в кабинете собрание сочинений Маркса и Ленина (желательно, с закладками).Как вы поняли, я не очень ценю умственные способности марксистов, но, на мой взгляд, даже им должно быть понятно, что при таких условиях легче всего стать вождем «коммунистов» мерзавцу, поскольку именно мерзавцу легче всего скрыть истинные убеждения и объявить о тех убеждениях, которые дают материальную выгоду.Власть, основанная не на власти всей общины, а на власти лишь части общины (партии), неумолимо трансформируется во власть мерзавцев. Мы этих мерзавцев видели в СССР, видим их и сегодня. И эту власть коммунистической назвать нельзя, да и либеральной тоже. В моем понимании это не коммунизм и не либерализм, это мерзавизм.ФОРМУЛА КОММУНИЗМАЯ буду, все же, придерживаться первоначального значения понятия «коммунистический». Коммунистическая власть – это не подчинение вождям, а ПОДЧИНЕНИЕ ВОЖДЕЙ интересам ВСЕГО НАРОДА, всей общины, всей коммуны.В данном случае не буду попрекать Маркса, поскольку это общая ошибка, но и Маркс в своем учении заложил глупость того, что, дескать, формировать управление обществом можно без принятия мер по предотвращению проникновения в управление этого общества мерзавцев. Дескать, раз этот тип объявил себя коммунистом (демократом, либералом, националистом) и даже на томике произведений Ленина поклялся, то, значит, его и выберем в законодательный орган власти. Такая наивность обществу дорого обходится.Это главное, что надо иметь в виду при совершенствовании общественных отношений.Ну, и если конструировать общество для людей, а не стада животных, то надо начинать с того, что присмотреться к человеку, как таковому. Чем человек отличается от животного? Тем, что, в отличие от животного, способность человека к творчеству безусловна. А творчество это способность оценить исходные данные и найти свое собственное решение выдвигаемым жизнью задачам.И в данном случае надо верить людям, реализовавшим себя в творчестве, верить в то, что счастье от творческих побед намного превышает то счастье, которое можно получить от реализации животных потребностей. Однако беда в том, что люди, не творившие, и считающие творчеством только повторение чьих-то «мудростей», не испытывали такого счастья, и не способны поверить в его наличие.Почему я и писал раньше, что строительство коммунизма необходимо начать с изменения обучения и воспитания подрастающего поколения – делать из наших детей людей, способных получать счастье от творчества.Таким образом, если проектировать общество для людей и иметь целью их счастье, то целью этого общества должна быть безграничная свобода в реализации человеком своего творческого начала. Это и есть вторая формула коммунизма: КАЖДОМУ МАКСИМАЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ В РЕАЛИЗАЦИИ СВОЕГО ТВОРЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА.А как же барахло? – спросят меня. При реализации задач указанных второй формулой, при коммунизме барахло потеряет актуальность. Во-первых, потребность в нем упадет, во-вторых, с развитием творческих способностей производство любого барахла и в любом количестве, не составит никаких трудностей. Поэтому, если материалисты-марксисты сильно заволнуются, и будут спрашивать, как обстоит дело при коммунизме с 200 сортами колбасы и прочим барахлом, их надо успокаивать: «При коммунизме у вас все будет по потребности, вашей главной проблемой будет – не подавиться».Итак, у настоящего коммунизма получаются две формулы. Одна для немедленного применения: «Подчинение государственной власти интересам всего народа». Вторая – это конечная цель общества: «Каждому максимальные возможности в реализации своего творческого потенциала» (и все же, все эти «разумно-материалистические» построения считаем неполными без принципиального введения  «Высшего императива» см. статью "О Высших смыслах Русского цивилизационного проекта" – прим. ред.).Понятно, что реализация формулы «Каждому максимальные возможности для реализации своего творческого потенциала» отодвигается в то далеко, когда созреет поколение, способное иметь счастье от творчества. Поэтом сегодня можно и нужно вести разговор только о том, как начать движение к коммунизму, – как подчинить вождей интересам всего народа – всей общины, всей коммуны, - как создать органы государственного управления Россией, чтобы они подчинялись всему народу?Разговор об этом начнем с революционеров и революционных масс.РЕВОЛЮЦИОНЕРЫЕстественен вопрос – если нет революционных классов, то кто тогда делает революцию?Но вы же сами посмотрите – те, кто делал революции, хорошо известны. По происхождению это мог быть и капиталист, как Энгельс, и князь, как Кропоткин, и зять свергаемого диктатора, как Фидель Кастро, и разуверившийся в боге семинарист, как Сталин, и, как писал Уэллс, легион интеллигентов. А по своей человеческой сути это были, во-первых, идеалисты – люди, посвятившие себя служению идее справедливости.В своей речи «История меня оправдает» Фидель Кастро рассказал: «Мы собрали свои средства лишь благодаря беспримерным лишениям. Например, юноша Элпидио Coca продал свою должность и однажды явился ко мне с 300 песо, как он сказал, «для нашего дела». Фернандо Ченард продал аппаратуру из своей фотостудии, в которой он зарабатывал себе на жизнь. Педро Марреро отдал на подготовку восстания свое жалованье в течение многих месяцев, и пришлось строго ему приказать, чтобы он не продал также свою мебель. Оскар Алькальде продал свою лабораторию фармацевтических товаров. Хесус Монтанеотдал деньги, которые он копил более пяти лет. Так поступили многие другие, отказываясь от того немногого, что имели».Во-вторых, к идеалистам примыкали авантюристы, надеющиеся на увеличение своих доходов и собственной значимости при победе революции. И, в-третьих, когда исход революции решался в пользу последней, то тогда в революционеры набегала и масса карьеристов, в надежде сделать карьеру при новом строе.С точки зрения образованности, последние две категории часто были людьми с «верхним» образованием и вызванными наличием дипломов непомерными амбициями. Однако с реальным уровнем умственного развития, не дающим реализовать эти амбиции при существующем строе.Теперь о том, что очень важно.В качестве массовки революции всегда выступала та часть народа, которая видела выгоду от будущих изменений, и члены которой были готовы на затраты собственных сил во имя этих изменений. И в 1917 году у большевиков массовкой были солдаты и матросы, видевшие выгоду от обещанного большевиками прекращения войны, а в дальнейшем и крестьяне, видевшие выгоды от национализации земли. (Кстати, как и рабочему и даром не нужна собственность на средства производства, так и реальному земледельцу земля в частную собственность тоже и даром не нужна, – земледельцу нужен урожай с этой земли, а чья земля, для него не имеет значения).(продолжение в первом комментарии)