• Теги
    • избранные теги
    • Разное2251
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1079
      • Показать ещё
      Формат39
      Компании406
      • Показать ещё
      Люди675
      • Показать ещё
      Показатели39
      • Показать ещё
      Издания25
      • Показать ещё
      Сферы15
      • Показать ещё
      Международные организации67
      • Показать ещё
27 мая, 17:14

Россия это Европа, Азия или отдельная Цивилизация?

БатыйВопрос только кажется отвлечённым. Но мы уже видели, что из-за ответа на этот вопрос получилось на Украине. Украинцы пока на этот вопрос ответили (Украине це Европа), но что-то мне подсказывает, что не до конца.Это общая история с Украиной (которая сейчас оспаривается), это Ярослав МудрыйУкраина несколько раз на этот вопрос пыталась ответить и не исключено, что придётся ещё раз отвечать. И придётся отвечать - Украина вообще возможна без России или нет (На вопрос - возможна ли Россия без Украины они предоставили отвечать уже нам), но всему своё время. Как в Европу рвалась Турция отдельный разговор (сейчас Эрдоган видимо понял, что Турция Азия, но тоже непонятно окончательно ли турки это поняли). А вот Россия? Рубил Пётр 1 окошко, рубил а оттуда??? Не только культура, цивилизация, техническое образование и всякие полезности, но что-то и дерьмецо потекло и помои европейские. Так мы Европа или уж Азия (наследники Чингисхана и Батыя) или мы отдельная, синтетическая цивилизация? Отдельная группа марксисты. Марксизм вроде чисто западное учение, но что оно дало на нашей почве? СССР это очень интересный плод, который мы до сих пор до конца не поняли. А что это было? (И было ли,и не продолжает ли существовать в виде идеи, которые материализм не очень-то жалует). Существенно, что отцы - основатели оговорились что-то про азиатский способ производства. Но что это такое тоже до конца непонятно.View Poll: Россия это Европа, Азия или отдельная Цивилизация?Зачем группа ОСВОБОЖДЕНИЕ ТРУДА наверное понятно, это народники, которые впитали марксизм и посадили его на суровую русскую землю. Многие не верили, что примется, но принялся, как-то вырос и сейчас с обрубленными стволом и ветвями видимо ещё жив и пытается пустить новые побеги.Прежде чем И.В.Сталин попал на марку, СССР стал второй по мощи страной на планете и победил гитлеровскую Германию. Вот и вопрос, что такое СССР - Европа (которую он спас), Азия (которую он спас) или отдельная, синтетическая, евразийская цивилизация?

27 мая, 15:00

Социал-традиция

Глава 2. Реальный либерализм и судьба модернаАлександр ЩипковОкно в новую методологию. – В бермудском треугольнике теорий. – Мир-экономика и мир-империя. – Либерализм и колониализм. – Загадка глобализации. – Колониальный бумеранг. – Диктатура. – Процентная ставка гуманизма. – Большой нарратив. – Вторая схоластика. – Общество-машина и культ рациональности. – Исторический агностицизм. – Закон вместо нравственности. – Юридизм. – Экспертократия. – Денационализация права. – Слом Вестфаля. – Либерализм и коммунизм. – Сакральная экономика нового типа. – Маркетинг освобождения. – Креаклиат и традиция. – Возвращение контрмодерна. – Архаизация системы и новая дикость.Описывая современную мир-систему, И. Валлерстайн включает в неё, помимо мир-экономики, множество других компонентов: мир-политику, мир-информацию и т. п. Сторонний наблюдатель должен поинтересоваться: зачем понадобилось объединять в одно целое – в рамках концепта "мир-" – разные предметные сферы, идя наперекор привычной отраслевой классификации общественных наук. Это важный, интересный и очень непростой вопрос.Начнём с того, что любой предмет исследования частично сформирован методами самой науки. Её концептуальный каркас, будучи "наброшен" на предмет анализа, так или иначе искажает его, выстраивает под себя. Таковы неизбежные издержки исследовательской оптики. Правда, научное сообщество не всегда спешит вовремя найти и признать возникающую погрешность. Отсюда бесконечные споры вокруг конвенциональности науки и природы научных гипотез, вокруг процедур верификации и фальсификации. Наблюдающийся в настоящее время кризис общественных наук возник в числе прочего и из-за проблем с методологией, обозначенных ещё в XX веке как с позиций верификационизма Т. Куна, так и в рамках фальсификационизма К. Поппера и методологического анархизма П. Фейерабенда.При этом надо учитывать, что именно в общественных и гуманитарных науках процедуры верификации особенно затруднены и ненадежны. Но сегодня ангажированность общественных наук вышла далеко за рамки чисто методологических споров. В отличие от области естественно-научной, здесь идеологизация метода достигла куда более высокой степени, чем, например (для сравнения), влияние классовой теории на биологию и языкознание в советское время.В СССР классовый подход открыто декларировался. Образованный, критично мыслящий человек при желании мог сделать поправку на идеологический коэффициент высказывания и отделить собственно науку от идеологии. Надёжно замаскировать эту границу было не так уж просто. Именно поэтому власть вынуждена была применять репрессивные меры против несогласных. Сегодня арсенал информационных и социальных технологий направлен на то, чтобы разграничительные линии между наукой и идеологией были надёжно размыты. От этого принуждение не перестаёт быть принуждением. Зато немалая часть экспертного сообщества добровольно выполняет эту грязную работу, которую в Советском Союзе выполняли патентованные идеологи и пропагандисты. При сегодняшнем либеральном режиме механизмы общественного контроля куда более совершенны, чем 30–50 лет назад, а общество в целом куда более конформно и авторитарно.Именно с этим обстоятельством связан научно-методологический бунт И. Валлерстайна и его школы мир-системного анализа. Этот бунт возник не на пустом месте. Он был направлен, хотя это лишний раз и не подчёркивалось, против идеологического фарисейства и шарлатанства в сфере общественных наук. Сломать инструментарий аппарата интеллектуального принуждения посредством дискуссий и споров невозможно. С противником – идеологизированной псевдонаукой – нельзя бороться по его правилам и на его территории. Необходимо отвергнуть саму "методологию принуждения", то есть отказаться от основной части категориального аппарата современной общественно-гуманитарной сферы, обременённой изжившим себя, устаревшим идеологическим заданием. В пространстве научного знания необходимы новые демаркационные линии для ведения полноценной дискуссии о государстве, обществе, экономике, человеке. Этот кажущийся интеллектуальный радикализм сегодня и необходим, и неизбежен. Если не переформатировать проблемное поле социогуманитарной сферы, неизбежная смена парадигмы, как это уже не раз бывало, может произойти с серьёзными потерями и не в интересах общества в целом.Современный либеральный режим на первый взгляд не очень похож на того Левиафана, которого описывал в своем знаменитом трактате Томас Гоббс. Но именно поэтому необходима разборка и обратная сборка гуманитарно-идеологической модели, которая репрезентирует сущность властных механизмов в современном обществе. А решение данной задачи неизбежно влечёт за собой смену общественно-научных конвенций, в том числе прежних принципов дисциплинарного разделения в сфере общественно-гуманитарных наук. Именно поэтому у И. Валлерстайна и его последователей части мир-системы не разделены как научные сферы. Напротив, на данном этапе они накладываются, пересекаются, отражая состояние турбулентности и диффузии общественного знания, находящегося в промежутке между двумя парадигмами – старой, либеральной, которая уже не удовлетворяет потребностям общества, и новой, переход к которой ещё не совершён.Это не методологический произвол, а неизбежный ответ на идеологизацию, которая до сих пор осуществляется как научным, так и экономическим истеблишментом в сфере социальных исследований. Распутывая этот клубок, отделяя друг от друга "нити идеологии", необходимо рассмотреть идеологический узор с изнанки, где видны их подлинные взаимосвязи. Или, как сказал бы сам И. Валлерстайн, пришло время сделать проём в стене устаревшего знания, высунуть голову наружу и взглянуть за пределы того замкнутого идеологического и методологического пространства, в котором социальные науки и вся гуманитарная сфера пребывали в последние два-три века. То есть "прорубить окно" в новую методологию.Начать можно с темы догоняющей модернизации.Доктрина "вторичной", или "догоняющей", модернизации – одна из священных коров современного либерализма. Эта доктрина многократно подвергалась критике и с левых, и с консервативных позиций за несоответствие экономическим и политическим реалиям. "Догоняющее" развитие признавалось невозможным в силу глобальной зависимости – долговой, политической, технической, институциональной – аутсайдеров мировой экономико-политической системы от стран-лидеров. В условиях зависимости любые экономические достижения и бонусы "догоняющей" страны с помощью финансовых и политических механизмов перераспределяются в пользу лидеров. А рекомендации лидеров аутсайдерам направлены как раз на консервацию зависимости.Дело в том, что лидерство стран "первого" мира гарантировано им устройством мировой финансово-экономической системы, которое они бдительно охраняют. Так, социальные гарантии и кредиты в развитых странах возможны за счёт высоких темпов вывоза капиталов из стран-доноров. Есть и другие формы зависимости, связанные с мировым разделением труда, захватом национальных рынков, неэквивалентным обменом, кабальными обязательствами по отношению к международным институтам, изменениями в правовой системе стран-аутсайдеров, а также с политическим и военным вмешательством.В последние десятилетия теория вторичной модернизации обросла разветвлённой политической мифологией. В таком виде она представлена, например, у Ф. Фукуямы в книге "Конец истории и последний человек", которая вышла в начале 1990-х1. Название книги говорит само за себя. Либеральная модель мироустройства рассматривается Фукуямой как совершенная и не требующая изменений. История, согласно Фукуяме, приходит к достижению сбалансированной, бесконфликтной модели общества и, как в романе Салтыкова-Щедрина "История одного города", "прекращает течение своё".Однако уже события 11 сентября 2001 года показали, что предсказание конца истории было, мягко говоря, преждевременным. А события в Сирии и на Ближнем Востоке в целом, мигрантская проблема, гражданская война на Украине показали, что история не только не окончена, но с шага переходит на рысь и галоп.Но вернёмся к идеологии догоняющей модернизации. Ещё во времена великих географических открытий и раздела мира официально считалось, что "развитые" европейцы могут диктовать свою волю "менее развитым" соседям. Современная идея модернизации использует тот же самый тезис, только диктат главных мировых игроков имеет чаще идеологический и экономический характер, нежели военный. Но в последние годы явно прослеживается тенденция к изменению пропорции (Югославия, Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия, Украина). Если очередная "страна-изгой" не сдаётся, добавляются веские аргументы в виде "гуманитарных бомбардировок" и силового принуждения к миру.Можно было бы много сказать о двойных стандартах глобального либерализма, но в данный момент важно другое: каковы объяснительные возможности либеральной модели истории? Сами по себе они невысоки. Прежде всего: экономически зависимые страны (мировая "периферия") не могут, продолжая следовать предложенным правилам игры, выйти из состояния экономической зависимости. Либерал-эволюционизм сегодня намеренно симулятивен и служит для прикрытия неоколониальной модели отношений. Поэтому теория "догоняющего развития" имеет предельно идеологизированный характер и предлагает неубедительную картину мир-экономики, напоминающую муляж или раскрашенную декорацию. Это внешне узнаваемое изображение, из которого словно бы изъяты системные взаимосвязи.Наряду с либеральным продолжает развиваться другой взгляд на мировую экономику, ранее присущий советской исторической школе. Примечательно, что в описании законов мировой истории и экономики коммунистическая и либеральная концепции исходят из некоторых общих предпосылок. Разница заключается в том, что коммунистическая версия модернизации предполагает, что передовая научная теория, способная переустроить общество, позволяет победить в экономической гонке, "догнать и перегнать" лидеров. Как показала советская практика, для этого требуется совершить некий дополнительный рывок за счёт внутренних человеческих ресурсов – например, провести индустриализацию за счёт коллективизации и разорения деревни. Но жизнь показала, что надежды на социалистическую модернизацию, как и на модернизацию по обычным правилам либерально-капиталистического мира, оказываются тщетными.Следует подчеркнуть, что во многом коммунистическая концепция истории не может считаться антиподом либерального эволюционизма. Скорее можно говорить о взаимозависимости между ними, и не только концептуально-теоретической. При непредвзятом анализе политики ХХ века становится понятно, что реальный социализм выполнял роль подсистемы либерализма при их внешнем антагонизме или, точнее, мнимой альтернативы на контрактных условиях. Корреляция теоретической общности и геополитической зависимости "двух систем" вряд ли была простым совпадением, и эта важная тема требует отдельного изучения.Сходство "двух систем" (точнее, частей одной системы), либеральной и коммунистической, очевидно, но нельзя обойти и весьма существенные различия между ними. Социализм утверждался на волне национально-освободительных движений, на волне антиколониализма, тогда как либеральная концепция модернизации, напротив, представляет собой наследие колониальной эпохи.Теперь несколько слов о концепции школы мир-системного анализа (И. Валлерстайн, С. Амин и др.) и её объяснительных возможностей. Одна из её особенностей – это синтез левых, отчасти неомарксистских, и умеренно консервативных исторических концепций, к которым в основном следует отнести представителей французской школы "Анналов". В частности, И. Валлерстайн, признанный лидер мир-системщиков, признавал, что его теория может восприниматься как "левоконсервативный" синтез, хотя слово "левый" не случайно стоит в определении на первом месте.Тем не менее Валлерстайн, в отличие от традиционных марксистов, склонен рассматривать буржуазный период как исторический зигзаг "самодержавия капитала", ведущий в сторону от магистрального пути – постепенной эгалитаризации традиционного общества. В рамках концепции мир-системного анализа (МСА) понятие "общество" употребляется в значении "социальная система", а понятие "капитализм" – в значении "исторический капитализм", то есть мировая экономическая система эпохи модернити или состояние "мир-экономики" в эту же эпоху. "Мир-экономика", согласно тому же Валлерстайну, – это мировая система капитализма, которая пришла на смену "мир-империи".Ряд идей МСА предвосхитил в своё время Фернан Бродель и другие представители французской школы "Анналов"2. Характерно, что уже на этапе формирования концепции этого исторического подхода имело место продуктивное взаимодействие идей представителей левого и умеренно консервативного направлений мысли. Этот синтез, хотя он случился ещё в 1970–1980-е, уже можно было рассматривать как предвосхищение левоконсервативного направления социальных и политических изменений в общественной мысли. Сегодня эта закономерность становится вполне понятной и прозрачной.Та же самая закономерность наблюдается в сфере актуальной политики. Поэтому отношения "социализма" и "консерватизма" в современном интеллектуальном поле – это предмет для отдельного исследования. Но примечательно, что в левой части политического спектра и сопутствующих концепций истории сегодня имеет место теоретический спор. С одной стороны – ортодоксальные марксисты, которые продолжают считать, что капитализм есть просто общественная формация, которая рождается в недрах и на руинах прошлой формации, разрушая её, – как росток из зерна. Правда, судьба советского типа социализма (ранее – "азиатского способа производства" у Маркса) становится при этом труднообъяснимой. С другой стороны – школа МСА, сохраняющая связь с "брендом" марксизма, но при этом кардинально пересматривающая представления об историческом генезисе глобального капитализма. Впрочем, всё то, что было живым и действующим в марксизме, представители МСА постарались перенять. Это тот случай, когда, говоря словами апостола Павла, имеет место "то обрезание, которое в сердце, по духу, а не по букве".Подробнее здесь

26 мая, 12:21

Британия: Карл Маркс и лейбористы

В преддверии парламентских выборов в Британии, которые должны пройти 8 июня, лейбористы опубликовали свой предвыборный манифест. Этот манифест в сочетании с недавними ссылками лидеров партии на Карла Маркса вызвал в СМИ оживленное обсуждение. Началось с того, пишет The Economist, что представитель ныне лейбористского Теневого кабинета Джон Макдоннелл не просто нарушил негласный запрет на упоминание Маркса, но и заявил, что, читая «Капитал», можно многому научиться. Потом эту линию подхватил лидер лейбористов Джереми Корбин, который назвал Маркса великим экономистом. Правые СМИ на это отреагировали шквалом насмешек вперемешку с рассказами о том, как ужасен коммунизм. Между тем, считает автор, Макдоннелл прав в том, что у Маркса можно многому научиться, и его учение в нынешней ситуации только набирает актуальность. Дальше автор объясняет, что, согласно Марксу, капиталисты – это люди, которые экспроприитуют результаты труда других людей и представляют их как свои собственные. При этом Маркс, конечно, игнорировал роль предпринимателей в создании чего-либо из ничего, а также управляющих в улучшении производительности.   Джон Макдоннелл  / flickr.com Но если посмотреть на современный британский бизнес, то главной чертой нынешнего британского капитализма оказывается именно экспроприация. В 1980 г. руководители 100 крупнейших фирм зарабатывали в 25 раз больше, чем обычные работники. В 2016 г. они получали уже в 130 раз больше. К этим раздутым зарплатам прилагаются также «жирные пенсии и частное медицинское обслуживание». Это благоденствие они обосновывают тем, что топ-менеджеров нанимают на открытом рынке и платят им в соответствии с их успехами. Но это не так. Большинство директоров – это сотрудники компаний, сделавшие карьеру. И их зарплата формируется не в соответствии с их рыночными достижениями, а в соответствии с внутренними корпоративными порядками. Аналогичная ситуация имеет место и в политике. В финале своей карьеры политики из «лесников» превращаются в «браконьеров». Выходя на пенсию, они становятся лоббистами и продвигают в своих бывших департаментах интересы компаний, с которыми они были связаны во время службы. Например, бывший премьер-министр Британии лейборист Тони Блэр разбогател уже в отставке, когда он стал консультировать банкиров и диктаторов третьего мира. Главная проблема с Марксом, полагает автор, в том, что большинство политиков не используют его по назначению. Правые просто отмахиваются от него, считая его концепцию абсурдной. Нынешние лейбористы, которые начали на него ссылаться, при этом плохо учитывают исторический опыт. Например, Макдоннелл – поклонник не только Маркса, но и Ленина и Троцкого. А Корбин – заодно еще и поклонник Фиделя Кастро. Это автору уже не нравится, как не нравятся ему и планы из лейбористского меморандума по национализации некоторых отраслей британской промышленности.   Выступление социалистов в Гайд-парке / wikipedia.org Другое британское издание New Statesman защищает лейбористов от обвинений в марксизме, утверждая, что их манифест вовсе не марксистский, а, наоборот, кейнсианский.  Ошибочное впечатление может сложиться из-за того, что «134 года спустя после смерти Карла Маркса его призрак бродит по предвыборной Британии», и выражается это в том, что его часто упоминают. Но публичные упоминания Маркса некоторыми политическими деятелями еще не делают партийный манифест марксистским или коммунистическим. Да, манифест постулирует необходимость защищать интересы «многих, а не некоторых». Но конкретные предложения больше напоминают послевоенный кейнсианский консенсус. Там идет речь о национализации жизненно важных отраслей – таких, как железнодорожная инфраструктура, система почтовой связи, энергетика. На многих комментаторов в СМИ эти планы произвели тягостное впечатление. Между тем, отмечает автор, для большинства европейских стран национализация таких структур – совершенно обычная ситуация. Это Британия до сих пор пожинает плоды тэтчеризма.

26 мая, 00:03

Рецепт счастья. Как Янош Кадар построил венграм «гуляш-социализм»

​26 мая 1912 года родился лидер Венгерской Народной республики Янош Кадар.

Выбор редакции
25 мая, 17:42

Речь, которая изменила КНДР. Что сделало диктатуру Кимов самой стабильной в мире

Ким Ир Сен заменил идеологию культом личности. Его режим пережил и марксизм, и маоизм

25 мая, 13:12

О необходимом условии Революций (не к Ночи помянуты)

Всем Здравствуйте В связи с обсуждением братской Бразилии и одной бывш.братск.страны: Имхо, революцию в некоторых ситуациях организовать легче, чем победу на выборах((( Ну кто «марксизм» учил, помнят, что по В И Ленину 3 признака (или условия) 1) страдания масс растут 2) верхи больше не могут править по старому 3) низы больше не хотят жить по старому. имхо, достойная точка зрения. Но мне ближе какого-то французского историка(очень известного, вспомню, напишу): Необходимым условием революции является раскол во Власти.  Смотрим 1. Английская революция-Парламент против Короля (в первом приближении)-есть раскол во Власти 2. Французская-да почти все депутаты конвентов и собраний были графьями, священниками и т.д. Сам род Бурбонов раскололся на Орлеанистов и других. есть раскол. 3.Американская. Вашингтон-полковник англ.армии… Почти все подписанты Декларации-из существующей элиты. Есть раскол 4. Февральская. Царя не поддержала ни одна.ука из его семьи. Ни один Вел.Кн.И.Крови. Заговоры плели члены Думы. Есть раскол. 5. Извиняюсь «Оранжевая»- те же люди, только местами поменялись. Есть раскол 6. Извиняюсь «Революция Достоинства» 2014- раскол во Власти. 80% элиты встало на антипрезидентскую сторону. Так что, имхо, фишка не в митингах. Все решает раскол во Власти и настроение Столиц(ы)

24 мая, 12:38

Эпитафия на могиле российской интеллигенции

В последнее время в столичных кругах вновь заговорили о притеснениях интеллигенции. Поводы - чисто спекулятивные: кого-то якобы запретили, кому-то вроде бы угрожали, кого-то реально (а вот это уже существенно) лишили финансирования... Может, и запретили. Может, и лишили... Но при чём здесь интеллигенция? Увы, интеллигенции в России больше нет. Да, была - целых два века. Была и сплыла... И теперь рассуждать и спорить о ней можно только ретроспективно.Когда появилась русская интеллигенцияВремя появления интеллигенции в России можно определить вполне научно и с большой точностью.Разумеется, интеллигенции не может быть там, где нет налаженной системы высшего образования, то есть университетов. Первый университет в России - Московский - возник в 1755 году. Студентов тогда в нём было немного - 30 человек в первом наборе. И поэтому понятно, что необходимое для возникновения интеллигенции как особого общественного слоя число своих выпускников он наработал как раз к концу ХVIII века.Это не значит, что до того в России не было образованных людей, в том числе и с университетским образованием. Но даже в совокупности своей были они не тем, что позже будет названо интеллигенцией, а представителями либо высшей аристократии, либо духовного сословия, либо военных и чиновничьего класса.А вот слово (термин) "интеллигенция" действительно вошло в обиход в середине ХIХ века. Считается, что с лёгкой руки писателя Боборыкина. Хотя есть свидетельства, что оно встречается в частных письмах Жуковского ещё в 1836 году. И как раз в том смысле, в котором мы его используем до сих пор.Пять главных качеств интеллигенцииИтак, образованность (наличие высшего образования) - первое фундаментальное качество интеллигента как представителя определённого общественного слоя. Качество необходимое, но не достаточное. Ибо непременно нужны ещё четыре качества, отсутствие даже одного из которых превращает то, что мы знаем как русскую интеллигенцию, в нечто другое. И все эти качества складываются в определённой социальной среде именно на рубеже ХVIII-ХIХ веков.Второе качество интеллигента - это совестливость, или наличие моральных принципов, выходящих за нормы сословной морали. Даже самый образованный и милосердный аристократ не является интеллигентом. И прежде всего потому, что не считает других равными себе.Следующее качество русского интеллигента - любовь к народу. И желание, при осознании недостатков простых людей, поднять их до себя. Прежде всего - через просвещение и образование. Ну и, разумеется, через справедливое (или по меньшей мере более справедливое) распределение материальных и культурных благ.Максимальное развитие это качество интеллигенции получило в 60-е годы ХIХ века в виде так называемого хождения в народ и тогдашнего культуртрегерства, и в большевизме - как до 1917 года, так и после - культурная революция по Ленину, а затем сталинская индустриализация, вузовское строительство, после войны - всеобщее бесплатное среднее образование и массовое бесплатное высшее образование. 60-е годы ХХ века - пик расцвета русской, в советской её ипостаси, интеллигенции как мощного, авторитетного (в том числе и в народе) и влиятельного общественного слоя.Четвёртым качеством русской интеллигенции является постоянная рефлексия по поводу России и Европы.Здесь в конечном результате, несмотря на сопротивление просвещённых консерваторов и всех других славянофилов, победила "линия Петра Первого" - Россия всегда и во всём отстаёт от Европы, и дело отечественных интеллигентов преодолевать это отставание.Первым, кто уже не в петровской, а в более "продвинутой" парадигме задумался и написал об этом, был Карамзин со своими "Письмами русского путешественника". Именно его я бы назвал первым русским интеллигентом в точном смысле этого слова.Уже к середине ХIХ в. просвещённое русское сословие раскололось на западников и тех, кто был назван славянофилами. Конечно, этому способствовал поход русской армии в Европу (1813-1814 гг.), породивший декабристов, практически эталонных западников-интеллигентов, жаждавших европейского политического устройства и отмены крепостного права, но, что показательно, не отпускавших на свободу своих собственных крепостных.Отношение к "Европе" (и умаление либо возвеличивание России в зависимости от вектора этого отношения) с начала ХIХ века стало ключевым в размежевании русской интеллигенции. Но преобладающим стало всё-таки мнение об "отсталости России" и, говоря современным языком, о "лидерстве Запада".Грибоедов почувствовал опасность этой тенденции:Французик из Бордо, надсаживая грудь,Собрал вокруг себя род вечаИ сказывал, как снаряжался в путьВ Россию, к варварам, со страхом и слезами;Приехал - и нашёл, что ласкам нет конца;Ни звука русского, ни русского лица...Ну и так далее. Те, кто оканчивал советскую школу, с лёгкостью воспроизведут по памяти.Двести лет назад написано!Пушкин был слишком всеобщ и слишком русским, чтобы быть только западником, как его друзья-декабристы, или только славянофилом. Он тот эталонный образец русского интеллигента (причём дворянского происхождения), который, обладая всеми положительными качествами интеллигенции, совсем мало и в основном через среду своего общения "страдал" её недостатками.А целый комплекс этих недостатков связан не только с четвёртым, но и с пятым качеством русской интеллигенции - постоянной оппозиционностью любой русской власти, именно потому, что она, во-первых, власть, во-вторых, русская власть. Очень часто эта оппозиционность перерастала в оппозиционность России в целом и всему русскому, начиная с русского народа (хотя на первый план всегда выпячивалась борьба именно с властью).Это последнее качество, на мой взгляд, бесспорно связано не столько с каким-то особым вольнолюбием русской интеллигенции или с какими-то особыми недостатками российской власти, сколько с включением польской шляхты в состав российского дворянства.И до этого, естественно, в России были люди, которым не нравилось положение дел в стране. Но, во-первых, их никогда не было столь много, они не были так сплочены этнически, психологически и конфессионально. Во-вторых, эти люди не ставили себе принципиальной целью сокрушение не столько конкретного правителя, сколько Русского государства и всего русского вообще.Польская фронда, а точнее, весь комплекс неприятия поляками всего русского, и определила это качество российской интеллигенции - неприятие всего русского и имперской (центральной) власти в особенности. К концу ХIХ века русские марксисты полностью восприняли и развили в себе это качество. Но они боролись с властью за народ, за его интересы. А вот те, кто продолжает именовать себя интеллигентами сегодня, борются с самим народом и "его властью". За что? Похоже, что только за свои "свободы" и, мельче того, - за то, чтобы им было "комфортно". Крым и Новороссия - лучшее тому подтверждение. Если защита интересов населения этих территорий мешает сегодняшним "российским интеллигентам" "комфортно жить", то пусть крымчанами и новороссами правят бандеровцы.В конечном итоге именно российские интеллигенты всех национальностей и политических мастей интеллектуально подготовили и февральский государственный переворот, и Октябрьскую революцию, от которых они, как утверждают их идейные наследники, больше всего сами и пострадали.После Октябрьской революцииОт конца ХVIII века и до Октября 1917 года русская/российская интеллигенция проделала интересный, но в общем-то прямолинейный идейный и психологический путь. А вот после того как её вековая мечта - свержение власти и сокрушение государства в России - реализовалась, нашу интеллигенцию стало бросать из стороны в сторону. Постепенно она освободилась от трёх первых своих основных качеств - в последние годы даже и от необходимости быть образованной. Возможно, потому, что советская власть слишком уж увлеклась образованием населения страны, лишив тем самым тех, кто считал себя интеллигенцией, одной из козырных карт - превосходства перед "народом" в уровне знаний и, соответственно, привилегии думать как угодно и свободно рассуждать о чём угодно.Но, между прочим, большевики больше всего сделали для русской интеллигенции. Во всяком случае, именно во времена СССР интеллигенции стало столько, что её мнение и умонастроения уже нельзя было игнорировать.Появление миллионов людей, которых во времена СССР совершенно справедливо стали называть работниками умственного труда, видимо, окончательно превратило собственно интеллигенцию из отдельного социального слоя в социальную секту, структурированную и сплочённую по клановым основаниям: столичная интеллигенция, отдельно - московская и отдельно ленинградская (питерская) интеллигенция, национальная (в союзных республиках), провинциальная, сельская, творческая, научно-техническая, "шестидесятники", либеральная (80-е годы и доныне) и т.д.Сложные процессы (но в направлении примитивизации) шли и внутри каждого слоя-клана когда-то славной и бескорыстной русской (российской, советской) интеллигенции.Творческая интеллигенция ещё в советское время постепенно вырождалась в богему и к нашему времени окончательно мутировала в телесериально-эст­радную тусовку. Научно-техническая, наиболее последовательная и целеустремлённая, в 70-е годы ХХ возроптала из-за недооценки её труда и материальных неурядиц. И её можно понять. Наука и техника становились реальными производительными силами. Достижения страны, бесспорно, были следствием талантов и усилий именно образованного класса. И для нашей интеллигенции стало крайне унизительным как то, что уровень её жизни был (или казался) ниже, чем в странах Запада, так и то, что он немногим отличался от уровня жизни большинства населения СССР.В 70-е годы московская интеллигенция стала называть народ вполне марксистским, но в её устах абсолютно презрительным словом "гегемон". Кстати, помните, какие слова профессора Преображенского из "Собачьего сердца" стали одними из самых любимых среди образованной публики после выхода на экраны соответствующего фильма? Да, эти: "Нет, я не люблю пролетариат!"Конечно, советская власть обманула российскую интеллигенцию. Коммунизм в 1980 году не построила, Запад по уровню потребления не обогнала, автомобилей и дач всем интеллигентам не раздала, зарплатами, как шахтёров, не баловала, свободно за рубеж выезжать не позволяла, а всё гоняла по родной стране, по не всегда ухоженным провинциям, по комсомольским стройкам и сельским домам культуры. Устала советская интеллигенция от материальных неурядиц и от чрезмерной близости к народу.В марксизме-ленинизме наша интеллигенция полностью и окончательно разочаровалась именно в 70-е годы. И чему же ей тогда оставалось поклоняться? Только Западу и буквально любым идущим оттуда идеям.Но лишь немногие, в основном в столицах, увлекались Западом как "политической идеей". Победила мещанская интерпретация нашего отставания: не обязательно быть первыми в космосе, если мы отстаём в чистоте подъездов и в разнообразии продуктов, одежды и автомобилей. Даже наоборот: целесообразно отказаться от космоса, если это поможет приблизиться к западному потребительскому стандарту. Да и вообще, зачем эта пресловутая социальная справедливость? Уравниловка какая-то... Несправедливость справедливее!И тут пришла перестройкаО ней можно говорить что угодно - от восхваления до хулы. Но точно одно: советскую интеллигенцию, в массе своей ставшую её движителем и восторженным участником, эта перестройка уничтожила окончательно. Во-вторых, разбила на враждующие друг с другом "национальные интеллигенции". Ну а, во-первых, дав ей политическую власть (а это то, что никогда и ни при каких условиях нельзя давать интеллигенции, ибо управляет государством интеллигенция ещё хуже, чем кухарка), которую у интеллигенции тут же отобрали в лучшем случае "деловые люди", а в худшем - безыдейные проходимцы или просто уголовники. В результате интеллигенция впала в нищету и безысходность 90-х, где полностью и люмпенизировалась.Строго говоря, к настоящим русским интеллигентам в 70-80-е годы ХХ века можно отнести только тех, кто духовно, идейно и организационно группировался вокруг так называемых писателей-деревенщиков, но перестройка и 90-е годы оттеснили их на обочину политического и медийного (что стало очень важным) поля. А основная часть тех, кто продолжал называть себя интеллигентами, полностью отдалась либерализму, что фактически уравняло два далеко не во всём сов­падающих понятия "русский интеллигент" и "либерал" (западного розлива).Более того, ненависть к России и к народу (русскому в первую очередь), поклонение "Европе" расцвели в рядах ещё трепыхавшейся на поверхности публичной жизни интеллигенции в 90-е годы махровым цветом. Всё это раньше и жёстче других описал ещё в ХIХ веке Достоевский. Но в годы перестройки и особенно после 1991 года эти ненависть и лакейство превзошли все мыслимые пределы и окончательно похоронили русскую интеллигенцию как особый и особо благородный духовно общественный слой России, "как класс".Всё сказанное, разумеется, не означает, что в России не осталось тех, кого по отдельности можно называть интеллигентными людьми. Но русская интеллигенция в целом безропотно и бесславно сошла с исторической арены.Некоторые утверждают, что классическая русская интеллигенция возрождается сегодня. Лично я оснований для такого вывода не вижу. Однако как мещанин, удостоенный дворянского звания, по натуре своей остаётся мещанином (Мольер), так и нынешний обыватель, хоть из "высшего света", хоть из "креативного класса", всё равно остаётся "мещанином в интеллигенции".Язык как показатель исчезновения интеллигенцииВернусь к Карамзину, ибо ссылка на него позволит мне привести ещё одно свидетельство того, что русской интеллигенции больше нет. Как известно, именно Карамзин выработал русский литературный язык, на котором с начала ХIХ века стало говорить образованное русское общество (тогда, когда оно не изъяснялось - между собой - по-французски или по-английски). И говорило, несмотря на все революции и реформы, до начала 90-х годов ХХ века.Но с 90-х годов тот общественный слой, который к этому времени ещё был по происхождению или общественному статусу интеллигенцией, начал говорить на другом языке, который я называю вульгарным русским.Что это за язык? Это неупорядоченная смесь неграмотной русской речи обеих столиц, южнорусских (в основном) говоров, одесского наречия, квазирусского языка выходцев из Средней Азии и с Кавказа, англицизмов, уголовного жаргона, обсценной лексики и стёба. Причём всё это чаще всего при полнейшей примитивности языковых конструкций, но с претензией на интеллектуализм а-ля Запад.Да и раньше русские интеллигенты могли говорить с простыми людьми на "их" языке, но они не говорили на этом языке между собой. Теперь говорят. Кроме того, раньше можно было по языку отличить интеллигента от представителей всех других классов и слоёв общества. А сейчас нельзя.Разве может существовать особый, да ещё образованный, общественный слой, если внутри себя он общается точно на таком же языке, как и самые необразованные и деклассированные элементы общества? Если на этом языке он создаёт свои произведения - литературные, театральные, кинематографические? Конечно, нет.Заметки о либерал-интеллигентах♦ Сначала интеллигенция любит народ и себя, потом - себя и народ, потом - только себя. И, наконец, она начинает восхищаться собой и ненавидеть народ.♦ Отделение мещанского от интеллигентского - одно из главных исканий русской литературы и общественной мысли. Лучше всего это отразил в своих пьесах Чехов, шедший к этому разделению со стороны собственно уже сложившегося и вполне рафинированного интеллигента, и Горький, пришедший к анализу той же развилки, но со стороны "босяков", народа.В пьесах это удалось и тому, и другому. "Шестидесятникам" ХХ века в их ранней прозе (всякие там "Иду на грозу" и пр.) - тоже удалось. Вот в реальной жизни у интеллигенции это не получилось.♦ Лакеи любят сочинять трактаты о том, чем они отличаются от рабов.♦ Лучшие свои произведения российские либералы сочиняют в жанре "безоговорочная капитуляция".♦ Половина современных российских интеллигентов хотела бы жить в ХIХ веке, а другая половина - даже в ХVIII. Видимо, предполагая, что при этом они бы столовались и танцевали при императорском дворе и музицировали в собственных поместьях. И непременно переписывались бы с Екатериной Великой или с Пушкиным. Зная точно, что и образование, и статус интеллигента они или ещё их родители получили при и благодаря советской власти, они выдавливают это знание из себя по капле. Считая, что это рабство. А это - свинство.♦ Интеллигент сомневается во всём, кроме того, что он интеллигент. И он уверен, что во всём остальном имеет право сомневаться. Более того, обязан сомневаться.♦ Интеллигент часто не понимает или делает вид, что не понимает то, что является вполне очевидным для любого нормального или простого человека.♦ Фиги в кармане от "творческой интеллигенции" теперь обходятся государственной казне стократ дороже, чем в советское время. Теперь эти фиги золотые. Да и из кармана их давно вынули.♦ Российская интеллигенция всегда клеймит власть, но всегда обижается, если власть не сажает её за стол с собой.♦ Продекларированную в конституции свободу печати для всех журналисты и интеллигенция захватили только для себя. То есть узурпировали.♦ Те, кто выдаёт себя сегодня за интеллигентов, по большей части и в историческом смысле слова ими не являются. Но вины это с них не снимает.♦ Думать и говорить о себе, что она "лучшая часть народа", может только худшая его часть.♦ Три интеллигента, собравшихся вместе, - приятная компания. Десять интеллигентов, собравшихся вместе, - дискуссионный клуб. Сто интеллигентов, собравшихся вместе, - съезд интеллигенции. Пятьсот интеллигентов, собравшихся вместе, - это толпа ещё более разрушительная, чем пятьсот футбольных фанатов. Так как пять сотен футбольных фанатов громят лишь витрины, а толпа из пяти сотен интеллигентов - государство.(http://www.lgz.ru/article...)

23 мая, 18:29

Выполнял ли СССР общественный договор (обязательства перед народом)?

Это о чём. Есть 2 основных теории государства и права. Марксистская - что государство орудие насилия над народом в целях обеспечения эксплуатации производительных классов эксплуататорскими (остальные функции государства вспомогательные, хотя и необходимые). Буржуазная теория государства и права, вершиной которой является теория общественного договора между властью (сувереном) и народом Жан Жака Руссо (Помнится ознакамливался по изданию 1939г в...СА). Суть. Между властью и народом заключается общественный договор (который может оформляться Конституцией, а может и неоформляться), по которому народ отдаёт часть своих прав власти, которая обязана этот народ защищать от внешнего и внутреннего врага и обеспечивать его основные права и свободы. Понятно, что стороны должны выполнять условия договора и сторона не обязана выполнять условия договора, если условия договора не выполняет другая сторона. Кстати у власти в этом случае появляется право на насилие (по отношению к преступнику не выполняющему ЗАКОН). Ничего необычного в этой теории нет, это просто развитие буржуазного договорного права до логического конца. Вообще сущность любого государства двойственная и общественный договор имеется в наличии в любом государстве. СССР исключением не являлся. Была Конституция 1936г и 1977г. Были и права: слова, собраний, на труд, отдых, охрану здоровья, ЖИЛИЩЕ, ЖИЗНЬ. Были обязанности, например воинская и обязанность соблюдать ЗАКОНЫ и правила общественного порядка. Собственно вот он общественный договор СССР. Наверное ортодоксальные марксисты меня осудят, ну как можно рассматривать марксистское государства с точки зрения аппарата буржуазной теории? Надо рассмотреть СССР с точки зрения марксизма. Должен сказать, что уже рассматривали, спорили, не соглашались друг с другом и далеко спорить не закончили. Но СССР на моих глазах (последние 30 лет) резко критикуется именно с точки зрения буржуазной теории государства и права, т.е. с точки зрения соблюдения прав и свобод человека. И противопоставляется СССР именно и исключительно развитым странам ЗАПАДА, США, ФРГ, ФРАНЦИИ, Швеции и т.д. При этом почему-то напрочь упускается некоторое несовпадение климатических, географических, исторических условий на ЗАПАДЕ и в России. Но не вижу иного способа выяснения истины, как попытаться выяснить её на поле критиков. При споре всегда стараются загнать оппонента на своё понятийное поле, иначе считается, выиграть невозможно. То есть я делаю с точки зрения ведения дискуссии интеллектуальное самоубийство. Но другого выхода найти истину по отношению к СССР я не вижу. Попытаемся (правда просьба, при ответе поглядывать в окно). Да, всё время говорят, что СССР был разным по периодам. Согласен. Отсечём период становления  и кризиса перед распадом. То есть берём период с 1924 по 1984 гг.  View Poll: Выполнял ли СССР общественный договор (обязательства перед народом)?Это советская картинка:-))) (Ну не предвидели они реновацию)

22 мая, 19:20

Выступление Сергея Миронова на парламентских слушаниях по молодежной политике

Председатель Партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ, руководитель фракции "СР" в Госдуме Сергей Миронов 22 мая выступил на парламентских слушаниях в Государственной Думе "О молодежной политике в российской Федерации": – Уважаемый Вячеслав Викторович (Володин – Председатель ГД – Прим. ред.), уважаемые коллеги, дорогие друзья! Как мы все с вами хорошо знаем, молодым быть трудно в любой стране и в любые времена. Это действительно так. Это не парадокс. Я хотел бы высказать несколько тезисов о возможной концепции молодёжной политики в нашей стране. Главная идея такой концепции, на мой взгляд, должна быть следующей: сохраним молодёжь – сохраним страну. Потому что молодёжь – это наше будущее, в прямом смысле слова. Я уже посмотрел – здесь очень много молодых людей и девушек, глаза умные, внимательные. Конечно, хочется верить, что именно вы будете представлять ту нашу родину, великую Россию совсем уже скоро, через несколько лет, и именно вам брать ответственность на свои плечи за то, что будет дальше с нашей страной, с нашими следующими поколениями. И здесь видна одна проблема. Если у нас есть и будет концепция молодёжной политики своя, российская, это хорошо. Не будет своей – будет чужая, обязательно. Свято место пусто не бывает, и мы это видим, и вы это чувствуете, и хорошо представляете, как это место свободное быстро-быстро заполняется совершенно другими ценностями. В целом, концепция – это передача новым поколениям знаний, навыков и умений сохранять свою Родину, её землю, её народ, суверенитет. Вопрос о Концепции молодёжной политики обострился в связи с тем, что на острие цветных революций во всех странах мира оказывалась собственная молодежь этих стран, которая с большим энтузиазмом сокрушала свою Родину. И это, действительно, так. Потому что именно молодёжь использовалась как "застрельщик", а потом уже за спинами молодёжи появлялись вооружённые люди, которые захватывали власть. Очень характерно, что этих стран как суверенов практически уже и нет. Раньше они были со своими какими-то, возможно, издержками в идеологии и в форме правления, но сегодня этих стран, как суверенных, просто нет. Поэтому, потеряем молодежь – потеряем страну. И приступая к созданию концепции молодёжной политики в России, нам нужно решить две задачи: первое, как минимизировать распространение концепций других стран на территории нашей страны? И второе, что нужно сделать, чтобы сегодняшние школьники и студенты осознали себя гражданами России, на плечи которых очень скоро ляжет ответственность за то, быть России или не быть? Именно так. Мы не должны путать возрастные проблемы молодежи с их политической направленностью. Закономерным и неудивительным является недовольство старших поколений. В любой стране взрослое поколение всегда считает, что молодёжь не та, что в его время было лучше, а сейчас молодёжь какая-то не такая. Для молодого возраста характерно видение несправедливости, лжи, глупости и отсюда, соответственно, резкая реакция на то, что молодёжь видит, с чем сталкивается в повседневной жизни, в том числе на многие вещи, на которые старшее поколение философски смотрит: "ну, вот так уж есть, ничего с этим не сделать". А молодёжь резко и часто противится многим привычным вещам и хочет перемен. В связи с этим молодёжь становится лёгкой добычей тех самых "ловцов душ", организаторов любых дестабилизаций. При этом, мы с вами знаем, что для современной молодежи типично тотальное следование рекомендациям онлайн-СМИ и, в целом, любых сетевых источников. И то, что наша молодёжь там находится постоянно, можно сказать, круглые сутки, тоже известный факт. Именно там, в социальных сетях сидит тот искуситель, который зачастую учит не любить свою родину, презирать её, презирать историю своей родины. Мы это тоже хорошо должны понимать. И вернуть молодых людей из виртуальной реальности в реальную жизнь, чтобы они не стали лёгкой добычей "охотников за душами", – задача чрезвычайной трудности, но эту задачу нужно решать. Сегодня молодежь ищет новых ощущений, новых идентификаций, способов снятия эмоционального напряжения, ухода от скучной, иногда занудной реальности, молодёжь хочет найти новых друзей, новые ощущения и всё это ищет и находит в сетях. К сожалению, не находит это ни в современной системе воспитания и образования, ни в современных общественных институтах, а именно там, в сетях, всё это находит. Социальные сети зарубежных "фабрик мысли" давно поняли потребности молодежи в столкновении с реальными опасностями. Есть виртуальные, а есть реальные опасности. Молодёжи свойственно рисковать, искать острых ощущений. Через социальные сети сегодня очень успешно навязаны самые разные модели поиска таких вот острых ощущений. Я назову только некоторые: те же "зацеперы", паркурщики, трейсеры, руферы, диггеры, сталкеры, дальше можно не продолжать. Везде каждый находит что-то своё. Зачастую это сопровождается фотографиями и видеоотчётами, где молодые люди играют в прямом смысле этого слова со смертью. Мы должны понимать, что молодежная политика – это включение школьников и студентов и работающей молодёжи в реальную жизнь, как настоящих партнеров взрослых. И здесь важны четыре составляющие: Первое – сопереживание. Без сопереживания своему народу никакой национальной концепции молодежной политики быть не может. Мы с вами видели прекрасный пример сопереживания – это "Бессмертный полк" в День Победы. Вот тогда все вместе, и молодые, и старшее поколение, и те, кто жизнь отдал за то, чтобы мы жили в сегодняшней стране. Второе – сопричастность. Сопричастность – это чувство причастности к тому, чем живёт страна, что нами движет, чувство сопричастности к нашей истории, нашим традициям. И здесь обязательно нужно говорить о сопричастности к труду старших поколений. Потому что это своеобразный краеугольный камень любой молодежной политики. Третье, – совместность. Совместность – это осуществление общественной или политической деятельности представителями разных поколений на основе общих жизненных ценностей. Ценности – это то, во что человек верит так, что готов отдать за это жизнь или поступиться свободой. Вот здесь можно сделать ремарку – сложности в отношениях между Россией, Америкой и Евросоюзом как раз и заключаются в несовместимости ценностей этих стран. Молодежь за пределами празднования Дня Победы оказывается в бушующем океане ценностей: толерантности, марксизма, социалистических ценностей, почвенничества, соборности, фашизма, славянофильства, иудаизма, исламизма, популизма, идеализма, консерватизма, троцкизма, атеизма, анархо-синдикализма, шовинизма, фундаментализма и так далее. Продолжать можете сами. Да, это стихия, которая захлёстывает и выбор очень большой. И, совершенно очевидно, без объединения молодёжи вокруг национальных ценностей России любая концепция и любая молодёжная политика потерпит крах. И четвёртое, сознательность. Быть сознательным означает не просто "жизнь в сознании", а обдуманность каждого решения и поступка молодого человека. В моральном смысле сознательность – это высшая степень совести, свойство, регулирующее цель и направление деятельности человека. В развитии сознательности молодежи идет противоборство нашей образовательной системы и социальных сетей. Причем, как вы можете догадаться, с явным перевесом в сторону последних. Ведь в результате современного реформирования школы (введение ЕГЭ, Болонский процесс) молодые люди даже пишут на родном языке как на иностранном, делая огромное количество ошибок. Что уж требовать от школьников, если ведущие телеканалы, или те же самые онлайн-сети каждые десять минут делают грубейшие грамматические ошибки. Там сидят редакторы, которые в последнее время обучались в наших школах и в наших вузах. Как говорят, "хочешь уничтожить народ – уничтожь его язык". И сегодня у нас в СМИ как раз главенствует идеология зарубежных стран, не наши ценности. Отечественной идеологии у нас нет, потому что её нет в Конституции РФ. Но "свято место пусто не бывает", если у нас нет идеологии, значит она начинает чем-то замещаться. Я абсолютно убеждён в том, что идеология должна базироваться на тех же сопереживании, сопричастности, совместности и сознательности. И, в завершении, просто несколько конкретных примеров. Буквально год назад подключались и наша партия, и другие коллеги, мы в прямом смысле спасали Московский городской детский морской центр имени Петра Великого. 60 лет работал центр, более 50 тысяч молодых ребят и девушек учились патриотизму и морскому делу, но кому-то понравился лакомый кусочек на берегу Химкинского водохранилища. Еле-еле отбили. Те, кто должен был вмешиваться, не вмешивались. Хотя, на самом деле, это очень характерно. Целые пласты новой субкультуры находятся вне поля зрения. Например, стритрейсеры. Есть представление, что это "золотая молодёжь" гоняет. Да сколько я знаю мальчишек, там старые отцовские жигули и они где-то пытаются что-то сделать. Нужен всего лишь отрезок дороги в 400 метров. Почему бы это не организовать и не помочь молодёжи, а не пускать на самотёк? То же самое касается и такого важного движения, как волонтёры. Позитивное движение, но тоже создается ощущение, что волонтёрское движение само по себе, а государственная политика сама по себе. Хотя есть, кстати, интересные примеры, скажем со стрит-артом, уличными граффити. Раньше это было стихийно – мы видели все эти бетонные заборы вдоль железных дорог. Но во многих городах решили – а почему бы их не использовать? И унылые стены кварталов расцвели! Какие замечательные мы видим картины и рисунки, посвящённые Дню Победы. То есть, если захотят, то могут, оказывается. В завершение хочу сказать, что взгляд на молодежь как на жертву, которую надо защищать, либо как на угрозу, от которой нужно защищаться, бесперспективен. Эти образы лишают молодёжь субъектности, что ведёт к исключительно запретительным методам всей молодёжной политики. На самом деле молодежная политика должна быть, прежде всего, позитивной и нацеленной на то, чтобы сделать молодежь мотором социального и экономического развития России. Мы не должны поучать и уж тем более наказывать. Нам необходим серьёзный и откровенный диалог с нашей молодёжью на равных. Нам необходимо встречное движение. Мы должны не только учить нашу молодёжь, но и сами учиться у нее. Только тогда государственная молодёжная политика будет иметь смысл. Спасибо за внимание.

22 мая, 12:26

Газета "Правда". Интервью с лидером коммунистов Индии тов. Сураварам Судхакар Редди

На вопросы «Правды» отвечает Генеральный секретарь Коммунистической партии Индии тов. Сураварам Судхакар Редди. — Как повлияли Великая Октябрьская социалистическая революция и опыт Советской власти в СССР на возникновение и развитие революционного марксизма-ленинизма в вашей стране? ...Читать дальше →

22 мая, 08:01

Эсеры-максималисты: забытые дети русской революции

Революционное поле российской политической жизни в начале ХХ века было чрезвычайно многообразным и богатым на самые разные организации. Так, помимо социал-демократов (РСДРП и ряда других организаций) с их многочисленными фракциями, классических эсеров из Партии социалистов-революционеров, и многочисленных анархистов коммунистического, синдикалистского или индивидуалистического толка, существовали и достаточно разнообразные «промежуточные» партии, организации и группы. Одними из наиболее заметных и интересных были эсеры-максималисты, занимавшие в идеологическом плане положение между собственно эсерами (ПСР) и анархо-синдикалистами. Это любопытное течение в российской политической мысли и практике просуществовало достаточно долго — с первых лет ХХ века по начало 1920-х гг. Его последователи считались одними из наиболее радикальных, так как не только выступали за «крайние» методы борьбы, включая террор, но и предусматривали необходимость кардинальной трансформации социально-политической жизни.

Выбор редакции
21 мая, 23:04

В чем виноват Карл Маркс

Экономист Николай Кульбака о том, как догматичное прочтение марксизма разрушало советскую экономику

21 мая, 13:00

Что будет после капитализма?

ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС, начавшийся в 2007 г. в США и сегодня охвативший по сути весь мир, часто сравнивают с кризисом 1929-1933 гг. Последний, в свою очередь, был финальной фазой затяжного кризиса 1873-1933 гг. Кстати, с этим длительным кризисом, эпоху которого голландский историк Я. Ромейн назвал "водоразделом", нередко сравнивают кризисную хронозону, начавшуюся в 1970-е, а ещё точнее […]

21 мая, 08:00

Упадок западной системы ценностей

Современные философы, политологи, экономисты и социологи пытаются найти ответ на вопрос, куда мы движемся и как изменится мир в скором будущем. Даже Фрэнсис Фукуяма уже не столь категоричен, как двадцать лет назад, когда вышел в свет его бестселлер «Конец истории и последний человек». Тогда он провозгласил, что распространение либеральных демократий во всем мире может свидетельствовать […]

20 мая, 18:00

Кризис европоклонства

Уважаемые читатели!  Количество 60-летних прирастает на 2 миллиона в год – вдвое быстрее, чем десятилетие назад. Четверть населения уже на пенсии, и процент продолжает расти. Проблема в том, что из-за низкой рождаемости и экономического кризиса на содержание пенсионеров находится всё меньше денег. Выплаты что из государственных, что из частных пенсионных фондов падают. Уже сейчас от […]

20 мая, 17:00

Ошибки марксизма и повторение проблем

Почему к 80-м возник такой огромный разрыв между верхушкой и рядовыми членами Партии? Почему Партия показала свою несостоятельность в общении с народом, в постановке задач,в руководстве в тот период времени? С другой стороны, не будем забывать - хоть разделение Союза произошло «сверху», почему «низы» не смогли ничего противопоставить этому предательству верхов? Я считаю, что одной […]

20 мая, 14:00

Как изменялась идеология

Бывает так, что люди, которые в личной беседе признают и понимают происходящие изменения, оказавшись в "обществе", внезапно как будто слепнут, а если это "общество" - сетевое, то еще и глохнут. Возможно, в этом что-то есть: постмодернистское мышление, клиповое сознание, ярлыки и прочее... Единственное, что удивляет - неужели нет сил изменить свой стиль мышления? Неужели среда […]

20 мая, 11:00

Особенности марксизма в Латинской Америке

Левое движение Европы еще в 60-е гг. прошлого столетия обратило внимание на то, что будущее Латинской Америки мыслится в оптике социалистической революции. Это обосновывалось тем, что в этом регионе процентное соотношение бедного крестьянского населения и социальных страт из числа угнетенных людей было очень высоким. Чуть позже процессы глобализации и неолиберальных реформ привели к тому, что […]

Выбор редакции
19 мая, 11:32

Гитлер против Вольтера. Юрий Селиванов

Еще плодоносить способно чрево, которое вынашивало гада Бертольд Брехт Один из величайших философов-просветителей Запада Франсуа...

Выбор редакции
18 мая, 15:51

Без заголовка

.У всякой великой теории есть своя ключевая проблема ©.Главная проблема Дарвинизма в том, что бесхвостых обезьян оскорбляет наличие хвостов у их предков.Главная проблема Теории относительности в том, что Эйнштейн - еврей.Главная проблема Марксизма в том, что он не способен уместиться в мозгах тех, кого он пытается превратить в людей...Восхищаемся:

10 января, 09:18

Папа римский Франциск стал теперь международным монетарным гуру

Антоний Аквинский (Antonius Aquinas) Случилось так, что с началом нового года текущий обитатель престола Святого Петра, похоже, решил взять на себя новую функцию, которая не входит в область его ответственности, очерченную святым основателем этого учреждения. Провозгласив самого себя экспертом по…читать далее →

13 июня 2016, 09:50

Запретные работы К. Маркса и Ф. Энгельса. Часть 16. История торговли опиумом

Из тома №12. Раскрывается история, как миролюбивые англосаксы травили китайцев опиумом.Вести о новом договоре исторгнутом у Китая полномочными представителями союз­ников, по-видимому, породили такие же фантастические перспективы колоссального расши­рения торговли, какие мерещились купцам в 1845 г. по окончании первой китайской войны. Если даже допустить, что телеграммы из Петербурга соответствуют действительности, мож­но ли быть вполне уверенным в том, что увеличение числа открытых для торговли пунктов непременно повлечет за собой рост торговли с Китаем? Можно ли рассчитывать на то, что война 1857—1858 гг. приведет к лучшим результатам, нежели война 1841—1842 годов? Ведь совершенно бесспорно, что договор 1843 г., вместо того чтобы увеличить американский и английский экспорт в Китай, лишь содействовал ускорению и углублению торгового кризиса 1847 года. Точно так же и нынешний договор, вызывая мечты о неисчерпаемом рынке и поощряя спекулятивный ажиотаж, может способствовать подготовке нового кризиса как раз в тот самый момент, когда мировой рынок так медленно оправляется от недавнего всеобщего потрясения. Помимо этого своего отрицательного результата, первая опиумная война стиму­лировала также рост торговли опиумом за счет обычной торговли, и такой же точно резуль­тат будет иметь эта вторая опиумная война, если только давление со стороны всего цивили­зованного мира не заставит Англию отказаться от принудительного производства опиума в Индии и вооруженной пропаганды его сбыта в Китае. Мы не будем подробно останавливать­ся на нравственной стороне этой торговли, о которой даже англичанин Монтгомери Мартин писал следующее:«Да что там! торговля рабами была просто милосердной по сравнению с торговлей опиумом; мы не разру­шали организм африканских негров, ибо наш непосредственный интерес требовал сохранения их жизни; мы не унижали их человеческой природы, не развращали их ума, не умерщвляли их душ. А продавец опиума убивает тело, после того как развратил, унизил и опустошил нравственное существо несчастных грешников; ненасыт­ный Молох каждый час требует все новых жертв, и убийца-англичанин и самоубийца-китаец соперничают друг с другом в приношении этих жертв на его алтарь».Китаец не может покупать одновременно и товары и наркотик; в нынешних условиях расширение торговли с Китаем означает расширение торговли опиумом; а рост последней не совместим с развитием легальной торговли, — эти положения уже два года тому назад были признаны почти повсюду. Комиссия палаты общин, назначенная в 1847 г. для рассмотрения состояния торговых связей между Англией и Китаем, докладывала:«Мы должны с сожалением признать, что торговля с этой страной за последнее время находится в весьма неудовлетворительном состоянии и что результат расширения наших сношений отнюдь не оправдал справед­ливых ожиданий, которые, естественно, основывались на факте свободного доступа к этому великолепному рынку. Мы считаем, что препятствием для развития этой торговли является вовсе не недостаток спроса в Китае на английские товары и не растущая конкуренция других государств; плата за опиум — вот что поглощает все серебро к большому ущербу для общей торговли китайцев; а за остальные товары они уже вынуждены распла­чиваться чаем и шелком».«Friend of China» от 28 июля 1849 г., обобщая те же самые факты, высказывается совер­шенно определенно:«Торговля опиумом непрерывно растет. Рост потребления чая и шелка в Великобритании и Соединенных Штатах привел бы только к дальнейшему росту торговли опиумом; у фабрикантов нет перспектив на торговлю с Китаем».Один крупный американский купец в Китае в статье, напечатанной в январе 1850 г. в «Merchant’s Magazine», издаваемом Хантом, весь вопрос торговли с Китаем свел к сле­дующему:«Какую отрасль торговли следует ликвидировать — торговлю опиумом или экспортную торговлю амери­канскими и английскими товарами?»Сами китайцы смотрят на дело точно так же. Монтгомери Мартин рассказывает:«Я спросил даотая в Шанхае, что, по его мнению, могло бы наилучшим образом способствовать расшире­нию нашей торговли с Китаем, и он, в присутствии консула ее величества капитана Бальфура, тут же ответил мне: «Перестаньте посылать нам так много опиума, и мы будем в состоянии покупать ваши изделия»».История всей торговли за последние восемь лет дала новую, поразительную иллюстрацию этому положению; но прежде чем рассмотреть вредное влияние торговли опиумом на ле­гальную торговлю, мы дадим краткий обзор происхождения и роста этой необычной торгов­ли, которая, если учесть трагические коллизии, образующие, так сказать, ось, вокруг которой она вращается, или ее влияние на все отношения между восточным и западным миром, стоит особняком в летописях человечества.До 1767 г. количество опиума, вывозимого из Индии, не превышало 200 ящиков весом каждый около 133 фунтов. Ввоз опиума для лечебных целей был разрешен китайским зако­ном при уплате пошлины приблизительно в 3 доллара с ящика; при этом почти единствен­ными экспортерами опиума в Небесную империю были португальцы, привозившие его из Турции.В 1773 г. полковник Уотсон и вице-президент Уилер, лица, достойные занять место рядом с Эрмантье, Палмерами и прочими всемирно известными отравителями, подали Ост-Индской компании мысль начать торговлю опиумом с Китаем. В результате был устроен склад опиума на судах, стоявших на якоре в бухте к юго-западу от Макао. Эта афера потер­пела неудачу. В 1781 г. вооруженный корабль с грузом опиума был отправлен в Китай бен­гальским правительством, а в 1794 г. большой корабль Компании прибыл с опиумом в Вампоа — якорную стоянку кантонского порта. По-видимому, Вампоа оказался более подходя­щим складом, нежели Макао, так как уже через два года после того, как он был избран для этой роли, китайское правительство сочло нужным издать закон, согласно которому китай­ским контрабандистам-торговцам опиумом угрожало избиение бамбуковыми палками и со­гласно которому их должны были выставлять напоказ в деревянных ошейниках. Около 1798 г. Ост-Индская компания перестала быть непосредственным экспортером опиума, зато она сделалась его производителем. В Индии была учреждена монополия на производство опиума, и в то время как собственным кораблям Компании торговля этим снадобьем была лицемерно запрещена, разрешения, которые Компания давала частновладельческим судам, торгующим с Китаем, содержали условие, по которому они подвергались штрафу за провоз опиума, произведенного не самой Компанией.В 1800 г, ввоз в Китай достиг уже 2000 ящиков. Если в течение XVIII века борьба между Ост-Индской компанией и Небесной империей носила такой же характер, как и вообще все стычки между иностранными купцами и китайской таможней, то с начала XIX века она при­няла черты совершенно особые и исключительные. В то время как китайский император, с целью приостановить самоубий­ство своих подданных, запрещал одновременно и ввоз этого яда иностранцами и потребле­ние его китайцами, Ост-Индская компания стремительно превращала производство опиума в Индии и его контрабандную продажу в Китае в неотъемлемую часть своей собственной фи­нансовой системы. В то время как полуварвар отстаивал принцип морали, представители ци­вилизованного мира противопоставляли ему принцип наживы. То, что колоссальная импе­рия, население которой составляет почти треть человечества, прозябающая вопреки духу времени, изолированная насильственным выключением ее из системы мировых связей и по­этому умудряющаяся обманывать самое себя иллюзией насчет своего «небесного совершен­ства», что такая империя должна погибнуть, в конце концов, в смертельном поединке, в ко­тором представитель одряхлевшего мира следует этическим побуждениям, а представитель самого современного общества борется за привилегию покупать на самых дешевых и прода­вать на самых дорогих рынках, — это, поистине, трагедия, необычайный сюжет которой ни­когда не дерзнула бы создать даже фантазия поэта.Именно присвоение британским правительством монополии на производство опиума в Индии явилось мерой, приведшей к запрещению торговли опиумом в Китае. Жестокие нака­зания, которым законодатель Небесной империи подвергал своих непослушных подданных, и предписанный китайским таможням строжайший запрет ввоза опиума оказались одинако­во бессильными. Непосредственным результатом морального сопротивления китайцев было то, что англичане развратили имперские власти, таможенных чиновников и вообще всех мандаринов. Коррупция, которая пропитала всю систему бюрократии Небесной империи и разрушила оплот патриархального уклада, была вместе с ящиками опиума контрабандным путем ввезена в империю с английских кораблей-складов, стоявших на якоре в Вампоа.Питаемая Ост-Индской компанией, безуспешно запрещаемая центральным правительст­вом в Пекине, торговля опиумом неуклонно возрастала в объеме ив 1816 г. уже выражалась в сумме около 2500000 долларов. Разрешение в 1816 г. свободной торговли в Индии, за единственным исключением торговли чаем, которая и поныне продолжает составлять моно­полию Ост-Индской компании, дало новый мощный толчок деятельности английских кон­трабандистов. В 1820 г. число ящиков, ввезенных контрабандой в Китай, достигло 5147, в 1821 г. — 7000, а в 1824 г. — 12639. Между тем китайское правительство, обращаясь с про­тестами и угрозами к иностранным купцам, в то же самое время наказывало гонконгских купцов, которые были известны как их сообщники, развивало необычайную энергию в преследовании туземных потребителей опиума и применяло все более строгие ме­ры в своих таможнях. Конечным результатом всех этих усилий, как и в 1794 г., было лишь перенесение складов опиума из мест ненадежных в места более удобные для торговли опиу­мом. Из Макао и Вампоа они были переброшены к острову Линтин у входа в реку Кантон, где их постоянным местонахождением стали вооруженные до зубов специально приспособ­ленные суда с многочисленными командами. Равным образом, когда китайскому правитель­ству временно удалось прекратить операции старых кантонских фирм, торговля перешла лишь в другие руки, к более мелким торговцам, которые были готовы вести ее с каким угод­но риском и любыми средствами. В этих новых, более благоприятных для нее условиях тор­говля опиумом за десять лет — с 1824 по 1834 г. — возросла с 12639 до 21785 ящиков.1834 год, подобно 1800, 1816 и 1824 годам, знаменует собой эпоху в истории торговли опиумом. Ост-Индская компания не только лишилась в этом году своей привилегии на тор­говлю китайским чаем, но и вообще должна была прекратить всякие торговые дела. Вследст­вие этого преобразования Компании из торгового учреждения в чисто административное, торговля с Китаем перешла полностью к частным английским предпринимателям, которые взялись за дело так рьяно, что уже в 1837 г., несмотря на отчаянное сопротивление прави­тельства Небесной империи, в Китай удалось ввезти контрабандным путем 39000 ящиков опиума стоимостью в 25000000 долларов. Здесь обращают на себя внимание два факта: во-первых, начиная с 1816г., на каждом этапе развития экспортной торговли Англии с Китаем непропорционально большая доля неизменно приходилась на контрабандную торговлю опиумом и, во-вторых, одновременно с постепенным исчезновением чисто коммерческой заинтересованности англо-индийского правительства в торговле опиумом возрастала его фискальная заинтересованность в этой недозволенной торговле. В 1837 г. китайское прави­тельство, наконец, оказалось в таком положении, когда необходимо было немедленно при­нять решительные меры. Непрерывный отлив серебра, вызываемый ввозом опиума, начал вносить расстройство как в дела казначейства, так и в денежное обращение Небесной импе­рии. Сюй Най-цзи, один из самых выдающихся государственных деятелей Китая, предложил узаконить торговлю опиумом и извлекать из нее доходы; однако после всестороннего, длив­шегося свыше года обсуждения, в котором приняли участие все высшие сановники империи, китайское правительство пришло к решению, что «ввиду вреда, причиняемого народу этой гнусной торговлей, она не должна быть узаконена». Уже в 1830 г. 25%-ная пошлина принес­ла бы казне доход в 3850000 долларов, в 1837 г. она увеличила бы его вдвое, но «небесный» варвар не пожелал взимать налог, который неизбежно стал бы возрастать в той же пропор­ции, в какой деградировал бы его народ. В 1853 г. нынешний император Сянь-фын, находясь в еще более тяжелых обстоятельствах и полностью сознавая тщетность всех усилий прекра­тить растущий ввоз опиума, все же остался верен непреклонной политике своих предков. За­мечу en passant, что, преследуя потребление опиума как ересь, император предоставил тем самым торговле опиумом все преимущества пропаганды запретного религиозного учения. Чрезвычайные меры китайского правительства в 1837, 1838 и 1839 гг., кульминационным пунктом которых было прибытие в Кантон правительственного комиссара Линя и последо­вавшая по его приказу конфискация и уничтожение контрабандного опиума, послужили по­водом для первой англо-китайской войны, которая в свою очередь привела к восстанию в Китае, к полному истощению императорской казны, к успешному вторжению России с севе­ра и к колоссальному размаху торговли опиумом на юге. Хотя торговля опиумом и запреща­лась договором, которым Англия закончила войну с Китаем, начатую и проведенную в целях защиты этой торговли, однако на деле с 1843 г. она продолжалась совершенно безнаказанно. Общая стоимость ввоза опиума в Китай в 1856 г. оценивается приблизительно в 35000000 долларов, причем в том же самом году англо-индийское правительство получило от опиум­ной монополии доход в 25000000 долларов, то есть ровно шестую часть всего своего госу­дарственного дохода. События, послужившие поводом ко второй опиумной войне, относятся к очень недавнему прошлому и не нуждаются в каких-либо комментариях.В заключение нашего анализа мы не можем не отметить особо одного вопиющего внут­реннего противоречия христианско-ханжеского, спекулирующего цивилизацией британского правительства. В качестве имперского правительства оно делает вид, будто не имеет ничего общего с контрабандной торговлей опиумом, и даже заключает договоры, запрещающие ее. Однако в качестве индийского правительства оно навязывает Бенгалии производство опиума к великому ущербу для производительных сил этой страны; одну часть индийских райятов оно принуждает сеять мак, другую часть соблазняет на это же посредством денежных ссуд. Оно держит в своих руках строгую монополию на все производство этого вредного снадобья, следит с помощью целой армии официальных шпионов за выращиванием мака, за его доставкой в определенные пункты, за его выпариванием и приготовлением опиума применительно к вкусам китайских потребителей, за его упаковкой в тюки, специально приспособленные для удобства контра­банды и, наконец, за его перевозкой в Калькутту, где опиум продается с аукциона на прави­тельственных торгах и государственные чиновники передают его спекулянтам, а те — кон­трабандистам, которые выгружают его в Китае. Ящик, который обходится британскому пра­вительству около 250 рупий, продается на торгах в Калькутте по цене от 1210 до 1600 рупий. Но, не довольствуясь такого рода фактическим сообщничеством, это же самое правительство и по сей день участвует непосредственно в прибылях и убытках купцов и судовладельцев, которые пускаются на рискованную операцию по отравлению целой империи.Индийские финансы британского правительства в действительности поставлены в зави­симость не просто от торговли опиумом с Китаем, но именно от контрабандного характера этой торговли. Если бы китайское правительство узаконило торговлю опиумом и одновре­менно допустило разведение мака в Китае, это означало бы серьезную катастрофу для анг­лоиндийского казначейства. Открыто проповедуя свободную торговлю ядом, британское правительство тайком охраняет монополию его производства. Всякий раз, когда мы внима­тельно присматриваемся к природе британской свободной торговли, мы в основе ее «свобо­ды» почти повсюду видим монополию.Написано К. Марксом 3 сентября 1858 г.Печатается по тексту газетыНапечатано в газете «New-York Daily Tribune»Перевод с английского№ 5438, 25 сентября 1858 г. в качестве передовой

01 мая 2016, 07:00

Восемь тезисов к вопросу о социальной структуре позднего капитализма и ее противоречиях

В день международной солидарности трудящихся публикуем статью А .Бузгалина о классовой политэкономии в современном обществе - Поздний капитализм: капитал, рабочий, креатор.

09 сентября 2015, 12:00

Беженцы и транснациональные элиты

Наплыв мигрантов в Европу снова поставил вопрос о её грядущем закате. Миграционал накатывает на старушку гигантскими волнами, причем, сам натиск мощно усилился благодаря беженцам, спасающимся от войны. По этому поводу уже сказано много «злорадного» - дескать, виноваты сами европейские правительства, которые из глупости и жадности разнесли светские режимы, сдерживающие исламизм. Бесспорно, глупость и жадность здесь […]

05 июля 2015, 11:17

Никогда не публиковавшиеся снимки Сталина. Часть 1.

Ну не все, конечно. Некоторые и публиковались.Недели две назад закончил читать эту, довольно известную книгу, переведённую, кстати, на русский. Вот тут её на русском можно даже скачать за денюжку. Может где и бесплатно есть.Скорее даже не читать закончил, а листать, как-никак увесистый том более чем в 500 страниц, правда там страниц 100 - библиография.Почти каждый день Джугашвили задокументирован и описан.Жизнь тиранов, у которых руки по локоть в крови, меня особенно не интересовала никогда, но некоторые факты показались любопытными.В частности, я всегда задавал себе вопрос: на какие шиши Ленин жил в Европах: он же нигде не работал, процессов громких не выигрывал, наследства не получал, но смог финансировать, в частности, целый съезд своей партии в Лондоне.Саймон Себаг Монтефиоре утверждает, что немалая часть финансирования жизни Ленина проистекала от... ограблений банков, спланированных и руководимых молодым Джугашвили.Впрочем, факты о жизни Сталина можно почерпнуть повсюду.Мне показались также любопытными фотографии, многие из которых никогда и нигде раньше не печатались. Автор получил доступ, в частности, к грузинским архивам, уже во второй половине 2000 годов.История молодого Сталина предстанет перед вами (возможно) в трёх частях с моим переводом подписей к фотографиям авторства Саймона Монтефиоре.Перевод вольный и не тщательный. За суть ручаюсь, тем не менее.Я старался поелику возможно сохранить оригинальный стиль автора.Сталин: безжалостный диктатор - параноик на стажировке.Он в совершенстве овладел искусством тайных заговоров, был отличным конспиратором, блестящим политиком, планировщиком преступных и политических актов.Снят в фетровой шляпе, в рубашке с жёстким воротником и при галстуке.Снимок полицейского управления. 1912 год.Ещё в школе, в возрасте десяти лет, Сосо Джугашвили, будущий Сталин, проявил себя харизматическим лидером.Он был меньше ростом, чем его сверстники. Ему пришлось преодолеть череду несчастных случаев и болезней, прежде чем он стал первым учеником и выдающимся хористом.Он сам высказал мысль об организации фотосъёмки, расставил учеников перед объективом, руководил процессом фотографирования и выбрал себе любимое командное место: в центре заднего ряда.На жёстких улицах Гори, одного из самых преступных городов царской империи, Сосо стал драчуном, лидером банды и искусным манипулятором.Религиозные праздники здесь выливались в организованные стычки, в которых участвовали все - от едва начинающих ходить до седобородых.Дом, в котором Сталин родился - слева.Слева внизу: сомнительный родитель: официальный портрет "Безумного Бесо" Джугашвили, каменщика, алкоголика, побивавшего жену и сына.Сталин всегда отказывался подтвердить, что он был его отцом.Ревность сводила Бесо с ума.Справа: Кеке Джугашвили, замечательная матушка Сталина в преклонные годы.В молодости она была симпатичной, умной, но и волевой, саркастичной, не лезущей за словом в карман, как и её сын.Мужчины, обладавшие властью, оберегали её от Бесо.Слева: настояший отец Сталина? Коба Егнаташвили, борец и владелец гостиницы, был местной знаменитостью. Он любил Сосо, защищал его и помогал деньгами.Справа: Сводный брат Сталина? Сосо вырос в окружении яркой семьи Егнаташвили, в число членов которой входил ещё один борец и предпрениматель Саша, которого Сталин затем сделан членом своего кремлевского окружения, генералом НКВД и дегустатора блюд, прозванного "кроликом".Слева: сын шефа полиции Гори Иосиф Давришеви.Его отец Дамиан так ухлёстывал за Кеке, что однажды Бесо попытался его убить.Иосиф стал другом детства Сталина и утверждал, что является его сводным братом.Он и Сталин стали самыми успешными грабителями банков и террористами на Кавказе.Радость матери: Сосо Джугашвили в 1893 году.Он - студент Тифлисской духовной семинарии и ведущий хорист.Школа была похожа на викторианское английское учебное заведение, руководимое священниками.Внизу: подросток Сосо (в заднем ряду второй слева) очень скоро стал чинить беспорядки в семинарии, начав изучать марксизм и противостоять священнику,которому дал кличку "Клякса".Батуми в 1902 году: "Я получил работу у Ротшильдов!" - радуется Сталин.На слудующий день нефтеперерабатывающий завод Ротшильдов охватил пожар.(На верхнем снимке - пожар на похожем заводе).Сталин, в возрасте 24 лет, возг беспорядки в нефтяном порту Батуми.Здесь он заказал свои первые убийства предателей, завёл несколько любовных интрижек, спровоцировал резню и опубликовал свои творения с помощью друга - дорожника Хашими Смирбы (справа).Во время первого ареста Сталин верховодил в тюрьме, убивая врагов (sic) и бросая вызов тюремному начальству.В тюрьме в Кутаиси длинноволосый марксист сам организовал эту фотосьёмку прежде чем его товарищей пошлют в сибирскую ссылку, поместив себя в центр заднего ряда (номер 4).В Новой Уде (среднее фото) месте своей первой ссылки, он пьянствовал с друзьями - преступниками и готовил побег.Даже  в то время когда Сталин был неприметным бедным революционером, он никогда не страдал от отсутствия подружек : они были незамужними и замужем, молодыми и старыми, крестьянками и интеллигентками и даже дворянками.Одной из его первых пассий была красивая замужняя женщина Наташа Киртава (слева вверху), но  Сталина взбесил отказ переехать к нему жить.Полуцыганка Ольга Алилуева (слева вверху), жена друга Сталина большевика Сергея была известна распущенностью нравов и, возможно, имела связь со Сталиным, которому осталась предана.Камо - психопат, друг детства Сталина и головорез, в грузинской "чохе". Он был "незаурядным человеком", часто просившим Сталина: "Дай мне перерезать ему горло!" Простачок, ловелас, мастер побега, грабитель банков, убийца и мастер по переодеванию, он мог нарядиться как в прачку, так и в принца. Стоял во главе сталинского тифлисского ограбления. Когда был орестован, прикинулся сумасшедшим на долгие годы. Он был способен переносить страшные пытки, из чего врачи заключили, что он и в самом деле безумен.   Заговор: во время революции 1905 года Сталин руководит, на манер диккенсовского Фейгина, целой сетью уличных мальчишек (верхний снимок), который торговали оружием и были у него на посылках и в качестве разведчиков. В то же самое время Сталина преследовали агенты царской секретной службы "Охрана", так называемые "шпики" позирующие в повседневном платье (слева). И тем не менее он стал специалистом по проникновению в их ряды и уходу от них.  

10 июня 2015, 12:20

Перспективы левой идеи в постиндустриальном мире (Материал журнала "Свободная мысль")

Материалы восьмого заседания Интеллектуального клуба «Свободная Мысль». Капитализм наглядно исчерпал себя и находится в тупике, что закономерно вызывает огромный рост интереса к работам классиков, теоретиков и практиков марксизма, а также появление качественно новых левых партий. Однако это парадоксальным образом не сопровождается политическими успехами левых: их победы на местном уровне не влекут за собой значимых достижений в национальной политике. Если они приходят к власти, то скорее как патриоты, чем как левые (в Греции), а если и как левые (как в Латинской Америке) — им не удается построить новое общество, и они довольствуются смягчением пороков капитализма. Данный парадокс требует подробного анализа, так как импотенция современных левых производит впечатление исчерпанности и бесперспективности левой идеи как таковой, несмотря на весь рост ее популярности.Полный текст читать ЗДЕСЬ.

14 мая 2015, 21:11

На пути к коммунизму

На сайте английской газеты “The Telegraph” (http://www.telegraph.co.uk/finance/personalfinance/comment/11602399/Ban-cash-end-boom-and-bust.html) появилась замечательная статья, приведенная затем полностью и на сайте zerohedge.com (http://www.zerohedge.com/news/2015-05-13/stupid-or-satire-bond-manager-suggests-make-cash-illegal-end-boom-bust), под заголовком «Как прекратить быстрые подъемы и крахи: поставить наличные вне закона». Речь идет о предложенном в Дании законе, разрешающем магазинам отказывать их посетителям в приеме наличных и настаивать на расчетах с помощью бесконтактных карт, приложений на мобильных телефонах и с помощью прочих электронных гаджетов. Стоит отметить, что в отличие от предыдущих случаев борьбы с наличными больше выглядевшими как некие инициативы отдельных банков или высокопоставленных лиц здесь речь идет уже о принятии закона. Мотивировка для принятия закона довольно обычная. Наличные – это тормоз экономического развития, их отсутствие подтолкнет рост, снизятся затраты на выпуск, обработку, транспортировку и хранение наличных и прочая тому подобная болтовня, с помощью которой пытаются придать наукообразие очередной схеме, придуманной властями. Отдельно говорится о том, что при отсутствии наличности можно будет ликвидировать цикличность в экономике, когда фазы бурного роста сменяются разрушительными крахами. Естественно и под это тоже подводится наукообразное объяснение. Всё, естественно, делается исключительно на благо людей, но почему-то даже не упоминается о возможных негативных последствиях подобного мероприятия. О рисках, возникающих для каждого отдельного человека и общества в целом, как и о возможных методах противодействия этим инициативам, мы уже неоднократно говорили на страницах этого журнала поэтому особого смысла повторяться нет, особенно с учетом того, что в статье есть пара интереснейших моментов, о которых пока ранее в рассуждениях о подобных проектах нигде не говорилось. Они спрятаны посреди обычного текста, и их можно запросто не заметить при беглом прочтении. Вот, что там говорится: «Ваш текущий счет больше будет находиться не в банке, а в правительственном или центральном банке. Банки будут существовать, и по-прежнему выдавать в кредит деньги, но они будут получать свои средства от центрального банка, а не от вкладчиков.» Возможно для Запада такое будущее и выглядит «футуристично», но, по скромному мнению автора, у нас такое уже было лет двадцать пять назад. Достаточно вспомнить старую добрую советскую финансовую систему, состоявшую из Госбанка и фактически его подразделений – Сбербанка, Промстройбанка, Жилсоцбанка и Внешэкономбанка, когда каждый гражданин и организация Советского Союза имела свой счет именно в таком банке, в котором предлагает держать средства автор статьи в английской газете. Какими были результаты контроля и планирования, и чем всё это закончилось, хорошо известно. С учетом того, что тогда в Советском Союзе наличные были, использовать их в качестве аргумента, который якобы препятствует созданию подобной системы, представляется не вполне дальновидным. Другое дело, что авторы не хотят и не могут признаться в том, что речь в этих инициативах по созданию полностью безналичного общества идет совсем не о наличных, а имеет гораздо более серьезную подоплеку. Как в свое время писал К.Маркс в «Манифесте коммунистической партии»: «…речь идет об упразднении буржуазной личности, буржуазной самостоятельности и буржуазной свободы.» Слово «буржуазной», трижды повторенное основоположником, можно выкинуть или оставить, это кому как нравится, на суть проблемы это принципиально не влияет. Создание безналичного общества – это лишь очередной шаг на пути к «освобождению» населения власть предержащими от «зарплатного рабства», когда оно будет трудиться не за зарплату, а за пайку хлеба, которая, как и все остальное в жизни каждого человека, естественно, будет определена исключительно научным путем под мудрым партийным руководством, для избранных представителей которого настанет подлинный коммунистический век. Если у кого-то есть сомнения на этот счет, то представляется, что в таком случае имеет смысл вновь обратиться к указанному выше первоисточнику и посмотреть на усиленно продвигаемую на Западе инициативу полностью безналичного общества именно под этим углом зрения. Поскольку одно естественным образом вытекает из другого, то с большой долей уверенности можно говорить о том, что, если вы – сторонник создания полностью безналичного общества, в котором у обычного человека не будет никакой иной альтернативы, то вы наверняка готовы поддержать старый коммунистический лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Здесь имеет смысл сделать краткую паузу и остановиться на двух терминах, которые представляются чрезвычайно важными для понимания сути проблемы. Это «пролетарий» и «пролетариат». Слово «пролетарий» в переводе с латыни означает «гражданин, который служит государству только тем, что имеет детей» или «производящий потомство». Если обратиться к истокам этого явления, ко временам Римской империи, то выясняется, что многие пролетарии в поисках источников пропитания составляли клиентуру влиятельных лиц и занимались оказанием им мелких услуг, восхвалением и рекламированием их, а одновременно — давлением на них с целью получения средств к существованию, которые выделялись пролетариям в качестве социальной помощи неимущим и средств для решения социальных проблем. То есть, иными словами, ничего путного и полезного для общества пролетарии не делали. Если же заглянуть в «Толковый словарь» В.И.Даля, то выясняется, что пролетарий - бездомный или безземельный, бесприютный, захребетник. Но кто такой захребетник? Согласно «Словарю русских синонимов» - это тунеядец, дармоед, паразит и бездельник, то есть человек, живущий чужим трудом или за чужой счёт. Теперь давайте посмотрим, что представляет из себя несколько иное слово - «пролетариат». Оно вновь появилось и стало активно использоваться в эпоху первой французской революции и обозначало совокупность неимущих людей, отличающихся необеспеченностью существования и живущих сегодняшним днем, не заботясь о будущем. С образованием социал-демократических партий в Западной Европе понятие «пролетариат» сформировалось окончательно в современном смысле этого слова. Под этим термином  подразумевали весь рабочий класс, живущий продажей своей рабочей силы и не имеющий в своём распоряжении средств производства. Классическое марксистское определение пролетариату в работе «Принципы коммунизма» было дано Ф.Энгельсом: «Пролетариатом называется тот общественный класс, который добывает средства к жизни исключительно путём продажи своего труда, а не живёт за счёт прибыли с какого-нибудь капитала.» В этой работе Энгельс поставил знак равенства между терминами «пролетариат» и «пролетарии», и именно с этого момента начинается фактическая подмена одного понятия другим. Возможно, для Энгельса не было принципиальной разницы, но, судя по всему, для Маркса такая разница была и вполне существенная. По крайней мере, можно найти указания на то, что Маркс считал настоящими, истинными пролетариями лишь тех людей и тот народ, у которого не было земли, то есть родины. Не кажется ли вам, уважаемый читатель, несколько странным, что пролетария, то есть человека, за счет труда которого вроде бы как живут всякие эксплуататорские классы, называют бездельником, живущим за чужой счёт? Да и между захребетником и рабочим, то есть трудящимся, живущим продажей своей рабочей силы и не имеющим средств производства, тоже есть некоторая разница. Но господин Энгельс твердой рукой ставит между ними знак равенства, смешивая воедино два совершенно несовместимых между собой понятия. Никто не станет оспаривать того факта, что Карл Маркс был человеком чрезвычайно образованным и прекрасно понимал и различал значения и смысл используемых слов. Употребление им того или иного слова имеет смысл понимать именно так, как оно понималось в тот период, когда была издана эта работа, а не так, как они впоследствии трактовались различными борцами идеологического фронта. А раз дело обстояло так, значит, смешение совершенно разных понятий – пролетарий и пролетариат – было сделано авторами полностью сознательно в расчёте на то, что не столь образованная масса не поймёт этих тонких различий и примет всё написанное за чистую монету. Если читать основополагающую работу Маркса «Манифест коммунистической партии», понимая и проводя разницу между терминами «пролетарий» и «пролетариат», то предлагаемая им картинка становится несколько иной, чем она выглядела ранее. Вы можете сделать это сами, но если говорить об этом вкратце, то в политическую партию, которая возглавит класс пролетариата, должны объединиться именно пролетарии. Но если пролетарии будут вести борьбу за захват власти внутри лишь одной страны, то коммунисты, в понимании Маркса, не будут ограничиваться какими-то национальными или государственными границами. «Коммунисты отличаются от остальных пролетарских партий лишь тем, что, с одной стороны, в борьбе пролетариев различных наций они выделяют и отстаивают общие, не зависящие от национальности интересы...» «Пролетариям нечего в ней (коммунистической революции) терять кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир. ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН, СОЕДИНЯЙТЕСЬ!» Остальная же работа говорит исключительно о пролетариате и представляет собой фактическую постановку задачи перед трудящимися по созданию коммунистического общества по прусской модели. То есть получается удивительная ситуация: пролетарии или захребетники на шее пролетариата или трудящихся въезжают в светлое коммунистическое будущее и там рулят, приобретя для себя весь мир, заменив эксплуататорскую палку капиталистов ещё более жестоким «народным» ярмом. Однако палка эта будет в крепких руках пролетариев, которые будут погонять пролетариат на пути к достижению светлого коммунистического будущего, но опять же для пролетариев и под руководством коммунистов. А пролетариат должен будет работать, работать и ещё раз работать. Фактически в «Манифесте» представлена четкая иерархическая структура или, если хотите, вертикаль власти, в которой на самом нижнем уровне находится пролетариат, то есть трудящиеся. Ими в рамках отдельных стран управляют пролетарии, а уже над ними находятся коммунисты в марксовском понимании, координирующие и направляющие деятельность пролетариев уже во всемирном масштабе. Вот такая вертикаль власти получается. Возвращаясь же к начальной теме данной заметки – созданию полностью безналичного общества, можно отметить, что схемы, предлагаемые и Марксом, и центральными банкирами, по своей сути ничем не отличаются друг от друга. Весь вопрос заключается лишь в том, какие конкретно персоналии будут находиться на самом верху, и как конкретно – центральный банк, коммунистическая партия или как-то иначе – будут называться. Для широких народных масс любой из них представляет собой лишь замену пусть и плохого, но капитализма на рабское ярмо, правда, вполне в соответствии с коммунистической диалектикой уже на качественно новом уровне. Так что вопрос о полностью безналичном обществе представляется гораздо более серьезным по своей глубинной сути, чем кажется на первый взгляд. Мои книжки «Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса», «Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия», «Занимательная экономика»,«Деньги смутных времен. Древняя история», «Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках» можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396 23.10.2013 на канале «РЕН-ТВ» вышла передача «Нам и не снилось: грязные тайны большой политики», в которой я также принимаю участие. Ее можно посмотреть либо на сайте «РЕН-ТВ», либо по следующим ссылкам:http://www.youtube.com/watch?v=JMHgIO-8q6E – 1 серияhttp://www.youtube.com/watch?v=zIxbWxdrpQ8 – 2 серияhttp://www.youtube.com/watch?v=k51FFu0MZQY – 3 серияили весь фильм целиком - http://www.youtube.com/watch?v=r5fl1qqRUdo

01 декабря 2014, 19:47

АЛЬБЕРТ ЭЙНШТЕЙН. ПОЧЕМУ СОЦИАЛИЗМ? (1949)

ОТ ПЕРЕВОДЧИКА И РЕДАКЦИИ ПОЧЕМУ ЭЙНШТЕЙН? Небольшое эссе Альберта Эйнштейна “Почему социализм?” было написано им по просьбе Пола Суизи (известного американского марксиста-политэконома, автора теории монополистического капитализма) для первого номера “Ежемесячного обозрения” (Monthly Review, май 1949), крупнейшего и теперь уже старейшего из существующих марксистских журналов США. Надо отдать должное мужеству как редактора, так и самого Эйнштейна, заявивших о своей приверженности социализму и марксизму в самый разгар антикоммунистической истерии в США. Этот “принц современной науки”, писала одна из буржуазных газет того времени, “является активным участником многочисленных подставных организаций коммунистов”. ФБР вело за Эйнштейном слежку. Ее результаты занимают около полутора тысяч страниц его “дела”, недавно опубликованных этой организацией, хотя и с многочисленными купюрами. В те годы Эйнштейн становится одной из центральных общественных фигур в борьбе с реакцией на Западе, как борец против нарушения гражданских прав в США и организатор международного движения за мир. Для того чтобы лучше оценить его роль приведем одно сравнение. В том же 1949 году Бертран Расселл, который в сознании современного российского интеллигента-либерала обычно ассоциируется не только с борьбой за мир, но и с “общечеловеческими ценностями” европейской цивилизации, публично требовал от США сжечь СССР в атомном огне, чтобы предотвратить создание советского ядерного оружия. Но статья Эйнштейна представляет не только исторический интерес как выражение социалистических идей одним из величайших научных гениев человечества. Она остается актуальной, поскольку те условия человеческого существования, тот кризис общества и личности, о которых пишет Эйнштейн, остаются неизменными полвека спустя. А первая публикация этой статьи на русском имеет, по мнению переводчика, особое значение, так как нигде победа сил мировой контрреволюции не обернулась таким регрессом общественного сознания, как на территории бывшего Советского Союза. Именно здесь реставрация капитализма на основе присвоения и разрушения собственности, созданной трудом советских людей, породило спрос на самые дикие, архаические формы буржуазной идеологии и привело к разгулу мракобесия и обскурантизма. Именно сейчас пышным цветом расцвело философское шарлатанство, которое прежде проявлялось в «идеологическом обслуживании» установок партийно-государственных структур, а ныне напрямую диктуется самой логикой капитала. Российский либерализм, на который сейчас многие устремляют полные надежды взоры, есть не что иное как неприкрытая апология свободного рынка и социального дарвинизма, и Эйнштейн, описывая экономические причины общественных бедствий и изувечивания человека, словно бы заглядывает из 1949 года в сегодняшний день. Знаменательно, что именно из уст великого ученого звучит вывод о том, что наука неспособна создавать цели. Вывод, убийственный как для «попов марксистского прихода», привыкших оболванивать трудящихся заклинаниями типа «Идеи правят миром», так и для ненавистников марксизма, стремящихся свалить вину за все мерзости нашей эмпирии на теорию научного социализма. И напротив, обнадеживающий для борющихся масс трудящихся. Ведь люди являются единственными действующими лицами истории, и то, насколько разумными и человеческими будут их цели, а движение к ним успешным, во многом зависит от того, спадет ли мистический ореол с наук, изучающих законы развития общества. Чрезвычайно ценны для людей, ищущих ответ на вопрос, о том, что произошло с нашей страной, размышления Эйнштейна о том, что плановая экономика это еще не социализм, что для его построения необходимо преодоление закрепощения личности, порожденного всевластием бюрократии. Переводчик и редакция, публикуя эссе Альберта Эйнштейна надеются, что мысли великого ученого будут интересны нашим современникам и, прежде всего, его коллегам. ---------------------------------------------------------------------------------------------------------- Стоит ли высказываться о социализме человеку, который не является специалистом в экономических и социальных вопросах? По ряду причин думаю, что да. Давайте сначала рассмотрим этот вопрос с точки зрения научного знания. Может показаться, что между астрономией и экономикой нет существенных методологических различий. И в той и в другой ученые стараются открыть общие законы для определенной группы явлений, чтобы как можно яснее понять связь между ними. Но на самом деле методологические различия существуют. Открытие общих законов в области экономики затруднено тем обстоятельством, что наблюдаемые экономические явления подвержены воздействию многих факторов. И оценить каждый из них в отдельности крайне трудно. К тому же, хорошо известно, что опыт, накопленный с начала так называемого цивилизованного периода человеческой истории, был в значительной мере ограничен и подвержен влиянию причин по своей природе неэкономических. Например, большинство великих государств обязаны своим появлением завоеванию. Народы-завоеватели делали себя юридически и экономически правящим классом завоеванной страны. Они присваивали себе монопольное право на владение землей и выбирали жрецов только из своих рядов. Эти жрецы, в руках которых был контроль над образованием, сделали классовое разделение общества постоянным и создали систему ценностей, которой люди стали руководствоваться в своем общественном поведении, по большей части бессознательно. Эта историческая традиция остается в силе. Нигде мы не преодолели того, что Торстен Веблен называл «хищнической фазой» человеческого развития. Существующие экономические факты принадлежат к ней, и законы, которые мы можем вывести из этих фактов, неприложимы к другим фазам. А так как цель социализма и состоит именно в том, чтобы преодолеть хищническую фазу человеческого развития ради более высокой, экономическая наука в ее настоящем виде не способна прояснить черты социалистического общества будущего. Во-вторых, социализм обращен к социально-этической цели. Наука же не способна создавать цели. Еще менее - воспитывать их в человеке. В лучшем случае, наука может предоставить средства к достижению определенных целей. Но сами цели порождаются людьми с высокими этическими идеалами. И, если эти цели не мертворожденные, а обладают жизненной силой, их принимают и осуществляют те массы людей, которые полусознательно определяют медленную эволюцию общества. Вот почему нам следует проявлять осторожность, чтобы не преувеличить значение науки и научных методов, когда дело касается человеческих проблем. И не следует полагать, что только эксперты имеют право судить о вопросах, влияющих на организацию общества. Вот же некоторое время несчетные голоса утверждают, что человеческое общество находится в состоянии кризиса и потеряло стабильность. Для такой ситуации характерно, что люди испытывают безразличие или даже враждебность по отношению к большим или малым группам, к которым они принадлежат. В качестве примера, позвольте привести один случай из моего личного опыта. Недавно я обсуждал опасность новой войны, которая, на мой взгляд, была бы серьезной угрозой существованию человечества, с одним умным и благожелательным человеком. Я заметил, что только наднациональная организация могла бы стать защитой от такой опасности. На что мой собеседник спокойно и холодно сказал мне: «Почему вы так сильно настроены против исчезновения человеческой расы?» Я уверен, что еще столетие назад никто не мог бы так легко сделать заявление подобного рода. Его сделал человек, который безуспешно пытался обрести какой-то баланс внутри себя и потерял надежду на успех. Это выражение мучительного одиночества и изоляции, от которых в наши дни страдают так много людей. В чем причина этого? Есть ли выход? Легко задать такие вопросы, но трудно ответить на них с какой-либо определенностью. Тем не менее, я должен постараться ответить на них насколько позволяют мои силы, хотя и хорошо сознаю, что наши чувства и стремления часто противоречивы и неясны и что их нельзя объяснить легкими и простыми формулами. Человек одновременно одинокое и социальное существо. Как существо одинокое он старается защитить свое существование и существование наиболее близких ему людей, удовлетворить свои желания и развить свои врожденные способности. Как социальное существо он ищет признания и любви других людей, хочет разделять их удовольствия, утешать их в горе, улучшать условия их жизни. Именно существование этих разнородных, зачастую противоречащих друг другу стремлений отличает особых характер человека, а их конкретная комбинация определяет как степень внутреннего равновесия, которого человек способен достичь, так и степень его возможного вклада в благополучие всего общества. Не исключено, что соотношение этих двух побуждений, в основном, передается по наследству. Но становление личности, в конечном счете, формируется окружением, в котором развивается человек, структурой общества, в котором он растет, его традицией и оценкой, которую общество дает тому или иному типу поведения. Для отдельного человека абстрактное понятие «общество» означает сумму его прямых и косвенных отношений к своим современникам и ко всем людям прошлых поколений. Человек способен мыслить, чувствовать, желать и работать сам по себе. Но в своем физическом, умственном и эмоциональном существовании он настолько зависит от общества, что вне общества ни думать о человеке, ни понять его невозможно. Именно «общество» обеспечивает человека пищей, одеждой, жильем, инструментами труда, языком, формами мысли и большей частью ее содержания. Его жизнь стала возможной благодаря труду и достижениям многих миллионов в прошлом и настоящем, которые прячутся за этим маленьким словом «общество». Поэтому очевидно, что зависимость человека от общества является природным фактом, который нельзя отменить, как и в случае пчел и муравьев. Однако, в то время как жизненные процессы муравьев и пчел управляются, вплоть до мельчайших деталей, их жесткими наследственными инстинктами, типы социального поведения и взаимоотношения человеческих существ сильно варьируются и подвержены изменениям. Память, способность создавать новые комбинации, дар речевого общения сделали возможными для человечества такие формы жизнедеятельности, которые не диктуются биологической необходимостью. Они выражаются в традициях, общественных институтах и организациях; в литературе; в научных и инженерных достижениях; в произведениях искусства. Это объясняет, каким образом человек способен, в известном смысле, влиять на свою жизнь своим поведением и что в этом процессе участвуют сознательное мышление и желание. При рождении человек наследует определенную биологическую конституцию, которую мы должны признать фиксированной и неизменной и которая включает природные побуждения, свойственные человеческому роду. К этому, в течение своей жизни, человек приобретает и определенную культурную конституцию, которую он усваивает от общества через общение и многие другие виды влияния. Именно эта культурная конституция меняется со временем и в большей степени определяет отношения между человеком и обществом. Современная антропология, с помощью сравнительного изучения так называемых примитивных культур, учит нас, что социальное поведение людей может разниться в огромной степени и зависит от культурной модели и типа организации, которые доминируют в данном обществе. Именно на этом и основаны надежды тех, кто стремится улучшить участь человека. Человеческие существа не осуждены своей биологической конституцией на взаимное уничтожение или на милость жестокой судьбы, причина которой в них самих. Если мы спросим себя, как должны быть изменены структура общества и культура человека для того, чтобы сделать человеческую жизнь как можно более удовлетворяющей, нам следует постоянно помнить, что существуют определенные условия, которые мы не можем изменить. Как уже было сказано, билогическая природа человека не может быть подвергнута изменениям. Более того, технологические и демографические процессы последних столетий создали условия, которые останутся с нами надолго. При высокой концентрации населения, чье существование зависит от производства товаров, исключительная степень разделения труда и высокоцентрализованный аппарат производства являются абсолютно необходимыми. То время, кажущееся нам теперь идиллическим, когда отдельные люди или сравнительно небольшие группы могли быть совершенно самодостаточны, - это время ушло навеки. Не будет большим преувеличением сказать, что уже сейчас человечество представляет собой одно планетарное сообщество в производстве и потреблении. Теперь я могу коротко изложить свое мнение о сущности современного кризиса. Речь идет об отношении человека к обществу. Как никогда раньше человек осознает свою зависимость от общества. Но эту зависимость он ощущает не как благо, не как органическую связь, не как защищающую его силу, а скорее как угрозу его естественным правам или даже его экономическому существованию. Более того, его положение в обществе таково, что заложенные в нем эгоистические инстинкты постоянно акцентируются, в то время как социальные, более слабые по своей природе, все больше деградируют. Все человеческие существа, какое бы место в обществе они ни занимали, страдают от этого процесса деградации. Неосознанные узники своего эгоизма, они испытывают чувство опасности, ощущают себя одинокими, лишенными наивных, простых радостей жизни. Человек может найти смысл в жизни, какой бы короткой и опасной она ни была, только посвятив себя обществу. Действительным источником этого зла, по моему мнению, является экономическая анархия капиталистического общества. Мы видим перед собой огромное производительное сообщество, чьи члены все больше стремятся лишить друг друга плодов своего коллективного труда. И не силой, а по большей части соблюдая законом установленные правила. В этой связи важно понять, что средства производства, т.е. все производственные мощности, необходимые для производства как потребительских так и капитальных товаров, могут быть и по большей части являются частной собственностью отдельных лиц. Для простоты изложения я буду называть «рабочими» всех тех, кто не владеет средствами производства, хотя это и не вполне соответствует обычному использованию этого термина. Владелец средств производства имеет возможность купить рабочую силу рабочего. Используя средства производства этот рабочий производит новую продукцию, которая становится собственностью капиталиста. Самое существенное в этом процессе заключается в соотношении между тем, что рабочий производит и сколько ему платят, если то и другое измерять в их действительной стоимости. Поскольку трудовой договор является «свободным», то что рабочий получает, определяется не действительной стоимостью произведенной им продукции, а его минимальными нуждами и соотношением между потребностью капиталиста в рабочей силе и числом рабочих конкурирующих друг с другом за рабочие места. Важно понять, что даже в теории заработная плата рабочего не определяется стоимостью произведенного им. Частному капиталу свойственна тенденция к концентрации в руках немногих. Это связано отчасти с конкуренцией между капиталистами, отчасти потому, что техническое развитие и углубляющееся разделение труда способствует формированию все более крупных производственных единиц за счет меньших. В результате этих процессов появляется капиталистическая олигархия, чью чудовищную власть демократически организованное общество не может эффективно ограничивать. Это происходит потому, что члены законодательных органов отбираются политическими партиями, а на них так или иначе влияют и в основном финансируют частные капиталисты, которые тем самым на практике встают между электоратом и законодательной сферой. В результате, народные представители в действительности недостаточно защищают интересы непривилегированных слоев населения. Более того, при существующих условиях частные капиталисты неизбежно контролируют, прямо или косвенно, основные источники информации (прессу, радио, образование). Таким образом, для отдельного гражданина чрезвычайно трудно, а в большинстве случаев практически невозможно, прийти к объективным выводам и разумно использовать свои политические права. Положение, существующее в экономике, основанной на частно-капиталистической собственности, отличает два основных принципа: вo-первых, средства производства (капитал) являются частной собственностью и их владельцы распоряжаются ими как хотят; во-вторых, трудовой договор заключается свободно. Конечно, в этом смысле такой вещи, как чистый капитализм, не существует. В особенности необходимо отметить, что в результате длительных и ожесточенных политических сражений рабочим удалось завоевать несколько улучшенный «трудовой договор» для определенных категорий трудящихся. Но в целом, современная экономика немногим отличается от «чистого» капитализма. Производство осуществляется в целях прибыли, а не потребления. Не существует никакой гарантии, что все, кто может и желает работать, будут всегда способны найти работу. Почти всегда существует «армия безработных». Рабочий живет в постоянном страхе потерять работу. Поскольку безработные и низкооплачиваемые рабочие не могут служить прибыльным рынком сбыта, производство потребительских товаров ограничено, что приводит к тяжелым лишениям. Технический прогресс часто влечет за собой рост безработицы, вместо того чтобы облегчать бремя труда для всех. Стремление к прибыли, в сочетании с конкуренцией между отдельными капиталистами, порождает нестабильность в накоплении и использовании капитала, что приводит к тяжелым депрессиям. Неограниченная конкуренция ведет к чудовищным растратам труда и к тому изувечиванию социального сознания отдельной личности, о котором я уже говорил. Это изувечивание личности я считаю самым большим злом капитализма. Вся наша система образования страдает от этого зла. Нашим учащимся прививается стремление к конкуренции; в качестве подготовки к карьере, их учат поклоняться успеху в приобретательстве. Я убежден, что есть только один способ избавиться от этих ужасных зол, а именно путем создания социалистической экономики с соответствующей ей системой образования, которая была бы направлена на достижение общественных целей. В такой экономике средства производства принадлежат всему обществу и используются по плану. Плановая экономика, которая регулирует производство в соответствии с потребностями общества, распределяла бы необходимый труд между всеми его членами способными трудиться и гарантировала бы право на жизнь каждому мужчине, женщине и ребенку. Помимо развития его природных способностей, образование человека ставило бы своей целью развитие в нем чувства ответственности за других людей, вместо существующего в нашем обществе прославления власти и успеха. Необходимо помнить, однако, что плановая экономика это еще не социализм. Сама по себе, она может сопровождаться полным закрепощением личности. Построение социализма требует решения исключительно сложных социально-политических проблем: учитывая высокую степень политической и экономической централизации, как сделать так, чтобы бюрократия не стала всемогущей. Как обеспечить защиту прав личности, а с ними и демократический противовес власти бюрократии? Ясность в отношении целей и проблем социализма имеет величайшее значение в наше переходное время. Так как в настоящее время свободное, без помех обсуждение этих проблем находится под мощным табу, я считаю выход в свет этого журнала важным общественным делом. Пер. Л. Коротеевой 

05 апреля 2014, 20:00

165 лет назад началась публикация работы К.Маркса «Наёмный труд и капитал»

165 лет назад, 5 апреля 1849 года в «Новой Рейнской газете» началась публикация работы Карла Маркса «Наёмный труд и капитал» Публикуя «Наемный труд и капитал», Маркс ставил своей задачей в популярной форме обрисовать экономические отношения, составляющие материальную основу классовой борьбы в капиталистическом обществе. Он стремился дать пролетариату теоретическое оружие — глубоко научное понимание того, на чем зиждется в капиталистическом обществе классовое господство буржуазии и наемное рабство рабочих. Развивая исходные положения своей теории прибавочной стоимости, Маркс формулирует в общем виде тезис об относительном и абсолютном обнищании рабочего класса при капитализме. Идеи, изложенные Марксом в «Наёмном труде и капитале», получили развитие в последующих трудах Маркса и Энгельса, прежде всего, в «Капитале» Маркса.

22 ноября 2013, 18:30

Что такое красная метафизика С.Е. Кургиняна

Последний пост о причинах выхода из Сути времени (далее СВ) я хотел посвятить красной метафизике. Взялся я было за огромный труд исписал с десяток страниц и понял что так дело не пойдет. Надо признать, что тема эта очень сложная для восприятия и требует отдельной вводной статьи. И вот получилась объемная статья с подробным разбором, с многочисленными цитатами из работ Кургиняна. Иначе просто невозможно до конца понять, в чем причина отрицания Кургиняном основ марксистского учения и православной богословской традиции.    Многие удивятся как это так? Ведь говорилось о синтезе коммунизма и православия и на тебе, отрицание и того и другого. Здесь мне остается только попросить возмущенного читателя набраться терпения поскольку до этого я наглядно продемонстрировал отрицание Кургиняном основ марксизма, то в этот раз постараюсь доказать что красная метафизика отрицает также и православную богословскую традицию. Поскольку обоснование будет носить именно богословский характер, то я предвидя что большинству читателей это будет не интересно, все же попрошу и их тоже проявить интерес и постараться вникнуть в эту тему чтоб понять какая картина мира в голове у людей исповедующих красную метафизику -  это объяснит мотивы многих поступков членов СВ по отношению к ним.  Ну, что ж, давайте приступим. Первое с чего необходимо начать описание картины мира так это с предельных антагонистических понятий, а именно: что есть Добро, а что Зло, кто враг, а кто друг и за что в конце идет борьба.   Архитектура конфликта Как же на самом деле построен он, этот конфликт, который определит в конечном итоге, будет ли Россия развиваться и жить или тлеть в некоей специфической алхимической колбе? Чтобы обсудить архитектуру конфликта, его сначала надо назвать. А потом доказать, что суть и вправду именно в нем. Ну, так я и называю, и доказываю. МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ КОНФЛИКТ, КОТОРЫЙ ВСЕ, В КОНЕЧНОМ СЧЕТЕ ОПРЕДЕЛИТ, – ЭТО КОНФЛИКТ МЕЖДУ ХИЛИАСТАМИ И ГНОСТИКАМИ. – С. Кургинян  «Исав и Иаков» Кургинян не раз говорил о том, что для него Гностицизм  - это враг, воющий на стороне Тьмы, борется он с этим врагом с позиции Хилиазма, на стороне Творца и что война идет за развитие. Злые гностики отрицают развитие, отрицают жизнь как таковую, считают что этим миром управляет Злой Демиург, что задача Гностика избавиться от всего этого наносного, сбрасывая с себя пакость любой оформленной, любой, даже самой тонкой, телесности проклиная «вампиризм Формы как таковой». Хилиасты же напротив -  считают творение созданное Творцом благом и при наличии нетварной (т.е. не сотворенной Богом) Предвечной Тьмы, которой поклоняются гностики, необходимо отвоевывать у этой самой Тьмы пространство Жизни, в том числе защищая Творение от разрушения его злыми гностиками.  Вот так упрощенно описав архитектуру конфликта, перейду к детальному рассмотрению каждого элемента. Начну с гностицизма. Гностицизм Право же относиться к гностицизму как к чему-то и впрямь фундаментально враждебному миру и человечеству имеется лишь постольку, поскольку речь идет о ликвидационном гностицизме. То есть о гностицизме, который настаивает на неисправимой ущербности и порочности Творения. То есть всего сотворенного – и мира, и человека. Настаивая же на этом, подобный гностицизм (а ему в последовательности никак не откажешь) идет до конца. И утверждает, что раз и мир, и человек столь неисправимо ущербны и порочны, то их надо уничтожить. Это и дает право называть данный гностицизм «ликвидационным». Те, кто специализируется на гностицизме как на зле и хочет искоренить данное зло, инкриминируют гностицизму именно предельные амбиции. Справедливо ли? Творцом, создавшим непоправимо ущербное и порочное Творение, для ликвидационных гностиков очевидным образом является еврейский бог. Но только ликвидационный гностик никогда не назовет этого бога Первопричиной. Первопричина для таких гностиков, да и для гностиков вообще, невероятно отдалена от мира и связана с Абсолютом или Иным. Творец же, создавший этот грязный и жалкий мир, для ликвидационного гностика не более чем злой и мелкий Демиург. «Иное» гностиков – это, конечно, Тьма Предвечная, та, что над Бездной. Она источник смерти как блага. И в этом качестве противостоит жизни как злу. Она враг форм, сочиненных идиотом-Творцом. И так далее. Метафизика благой Тьмы и злого острова, сооруженного злым Творцом, связана с историческим гностицизмом достаточно явным образом. Что же при этом исчезает? Несомненный факт, согласно которому фашизм как ликвидационный гностицизм был уничтожен СССР как державой, в которой осуществлялся хилиастический Красный проект. Исчезает факт абсолютной антагонистичности фашистов и коммунистов. Антагонистичности не только политической, но и метафизической. Исчезает факт такой же предельной антагонистичности двух проектов; Красного (несводимого к поверхностной коммунистичности) и Черного (несводимого к национал-социализму). «Не смейте цацкаться с Бытием, тешить попусту род людской надеждой спасти оное за счет какого-то там развития! Не мешайте нам (и всем) слиться с Ничто, с Великой Тьмой, с нашей (и всеобщей) Успокоительницей!» Это и есть ликвидационный гностицизм, он же – фашизм. – С. Кургинян  «Исав и Иаков» Называя гностицизм врагом, нужно отметить что Кургинян правильно выделяет из множества различных видов гностицизма именно гностицизм ликвидационный, хотя можно было бы сказать что современный фашизм вобрал в себя некоторые элементы гностицизма, с той лишь разницей что в отличие от гностиков типа Валентина и Василида, идеолог фашизма Мигель Серрано открыто присягает Тьме, ласково называя ее Черным Солнцем.  В каждом новом Цикле Вечного Возвращения или Звездной Эпохе Архетип и ностальгическое воспоминание об этой священной Истории вновь насыщается звездами, нагружается зодиакальной энергией (когда "конечная энергия проходит по одной и той же точке бесконечного времени", сказал бы Ницше), давая еще один шанс спящему или разгромленному Герою встряхнуться и пробудиться благодаря мягкому меланхолическому звуку далекой мелодии, исполненной ностальгии, которая слышна в темной ночи. Он просыпается с воспоминаниями о том, что с ним произошло, обнаруживая по ту сторону Архетипа, своей архетипической истории главный ключ, с помощью которого он сможет открыть тайное окно Венеры и выйти из Тюрьмы по направлению к Черному Солнцу, которое имплозивно втягивает его, как Черная Дыра небесного свода, чтобы он вновь появился целым, воскресшим, в несуществовании Зеленого Луча, находящегося именно там, по ту сторону всего, по ту сторону «этого», в несуществующем. – Мигель Серрано  «Воскрешение Героя» В ранних вариантах гностицизма все же трудно встретить подобный культ поклонения Смерти как благу, и это исключительное свойство фашизма, который довел до предела идеи ранних гностиков о преодолении ущербности бытия. И Кугинян абсолютно прав, когда говорит о враждебности этого явления и необходимости борьбы с ним. Но, к сожалению, то что он противопоставляет фашизму несет в себе все те же негативные черты.     Хилиазм Другая – хилиастическая и тоже не признающая теодицею – метафизическая традиция является традицией, диаметрально (и именно диаметрально) противоположной гностической. Согласно этой традиции, зло порождено наличием, помимо бытия, сотворенного Богом, еще и нетварной Предвечной Тьмы – той самой, про которую сказано: «И тьма над бездною»." Я называю такую – хилиастическую – метафизическую традицию антигностической (то есть именно диаметрально противоположной гностической) потому, что и для гностиков есть Творец и Тьма – С. Кургинян  «Исав и Иаков» Как оказалось, Кургинян нам предлагает бороться с фашиствующими гностиками, признавая наличие некой нетварной Предвечной Тьмы, которая является источником зла. Внимательный читатель сколько-нибудь в общих чертах знакомый с православной богословской традицией, спросит -  как же возможно ссылаясь фразу из первой книги Бытия «И тьма над бездною» говорить о самобытности зла когда на этот счет имеется авторитетное толкование Святителя Василия Великого? Но сказано: и тьма верху бездны. Опять новый предлог к баснословию, новые основания к нечестивым построениям для тех, которые извращают слова по собственным догадкам! Ибо не объясняют по обыкновенному, что тьма есть какой-нибудь не освященный воздух, или место затененное от преграждения света телом, или, вообще, место, лишенное света по какой ни есть причине, но толкуют, что тьма есть злая сила, лучше же сказать, самое зло, само от себя имеющее начало, противоположное и противодействующее Божией благости. Если Бог свет есть (1 Ин. 1, 5), то сила Ему противоборствующая, говорят они, в сообразность сей мысли, очевидно будет тьма — тьма, не от другого кого имеющая бытие, но самобытное зло, тьма, нечто враждебное душам, нечто производящее смерть, противление добродетели. И в самых словах пророка, по ложному их разумению, показывается, что тьма сия существовала, а не Богом сотворена. И на этом предположении каких не построено лукавых и безбожных учений! Kaкиe волцы тяжцы (Деян. 20, 29), расточающие Божие стадо, устремлялись на души, ведя начало от сего краткого слова! Не отсюда ли Маркионы? Не отсюда ли Валентины? Не отсюда ли мерзкая ересь Манихеев, которую, если назовет кто гнилостью в церквах, не погрешит в приличии наименования? Да, возможно Кургинян не читал Василия Великого или не знаком с православной богословской традицией, или намеренно ее отрицает. Варианты могут быть разные, но давайте будем делать выводы позже, а пока вернемся к книге «Исав и Иаков» ... Пока же давайте я дедуктивно выдвину гипотезу по поводу наличия красной метафизической традиции, тесно связанной с хилиазмом, но не сводимой к нему. А дедуктивно выдвинув ее и описав, по ходу дела займусь возможными доказательствами, оговорив характер оных, совместимый с типом исследования. Начну с дедуктивного описания гипотезы. Она состоит в том, что религиозная красная метафизическая традиция предполагает, что Творец со своей благостью (благостью!) внедрился в нечто, начиненное злом и именуемое «Тьмой над Бездною». Освободив от Тьмы какую-то территорию для осуществляемого им Творения. В силу наличия того, во что внедрено Творение, оно неустойчиво и подвержено внешнему (внешнему!) злу. Защищая Творение, Творец ведет с Предвечной Тьмою вечный бой. В ходе этого боя он: – отстаивает отвоеванную у Тьмы территорию; – расширяет эту территорию; – защищает ее, поелику возможно, от внешнего зла; – противостоит попыткам Тьмы пожрать Творение, вернувшись к первоначальному примордиальному злу. ... Ревнители данной традиции находятся НА СТОРОНЕ Творца, признавая, что Тьма, возможно, и сильнее его (и, в любом случае, древнее Творения). Но сила и благость не совпадают. Борьба на стороне Творца является высшим долгом человека. Эта борьба, по сути, и есть развитие. Как минимум, развитие – это меч, которым человек-воин сражается с Тьмой на стороне Творца. Поскольку между Творцом и Тьмой есть некое равновесие, то фактор под названием «человек» приобретает невероятное метафизическое значение. – С. Кургинян  «Исав и Иаков» Оказывается хилиазм утверждает что Бог внедрился в нечто начиненное злом, т.е. во Тьму (которая сильнее и древнее Творца), освободил территорию для Творения и с помощью воинов-хилиастов защищает и расширяет эту территорию Жизни. Их противниками являются воины-гностики, которые хотят уничтожить территорию Жизни и всех ее обитателей, поскольку считают Творца злым Демиургом.  Какой мы можем сделать вывод? Кургинян очевидным образом пользуется невежеством людей и утверждает, что его «красная метафизика» — это хилиазм. И говорит, что в православии есть два направления — за развитие и против развития. За — это хилиастическое направление, против — гностическое. Ах, вы против моей красной метафизики? Да вы гностик, батенька! При этом подобные заявления делаются все без единой ссылки на сторонников православной хилиастический традиции в лице Папия Иеропольского, Иринея Лионского, Иустина Философа, Ипполита Римского, Мефодия Патарского, и многих других. Так, читая  православныго хилиаста Иринея Лионского, который написал пятикнижье «Против ересей» обличавший гностицизм, мы нигде не находим утверждений о наличии Предвечной Тьмы? На лицо откровенный подлог или полное непонимание. И, как следствие, Кургинян утверждает что Хилиазм на ряду с фашиствующим гностицизмом является анититеодицейной традицией.  Антитеодицейные традиции Впрочем, я готов согласиться с тем, что наличие двух антагонистических метафизических традиций – предельно враждебной развитию и предельно благожелательной к нему – достаточно очевидно. Просто эта очевидность замутнена как наличием третьей (до недавнего исторического времени преобладавшей) метафизической традиции, так и специальной деятельностью «замутнителей». То есть сил, специализирующихся на организации замутнения всего, что касается наличия не одной – преобладающей – метафизической традиции. А сразу трех традиций! Этой самой преобладающей и двух других – как бы крайних (и, безусловно, непримиримо враждебных) метафизических традиций. Традиций, чья борьба, принимая разные исторические формы, по сути, была, есть и будет именно борьбою «за» и «против» развития. Что касается третьей традиции, чье преобладание естественным образом замутняет вопрос о наличии двух крайних, антагонистических в вопросе о развитии метафизических традиций, то эта третья традиция очевидна. Она маркируется вопросом о теодицее, то есть о Божественной справедливости. Согласно этой метафизической традиции (которую я назову религиозно-либеральной, оговорив, что, по-видимому, никто, кроме меня, так данную традицию не называет), зло порождено благостью Бога, его стремлением дать человеку свободу воли, то есть возможность выбрать между добром и злом и даже уклониться в сторону зла. Основания для того, чтобы назвать подобную традицию либеральной, состоят в том, что именно для либерала (говорю об этом не с издевкой, а с нескрываемым восхищением) свобода является абсолютной ценностью. А раз абсолютной, то лучше свобода, отягченная злом, чем отсутствие сразу и свободы, и этого отягчения. В теологическом варианте абсолютизация свободы, согласитесь, тождественна принципу теодицеи. А значит, и принцип теодицеи можно назвать основой либеральной теологии, то есть основой религиозного либерализма (что либеральная теология, что теологический либерализм – разница в общем-то невелика). – С. Кургинян  «Исав и Иаков» То есть, согласно Кургиняну, Василий Великий  - либерал и замутнитель! Ведь он именно об этом, как выразился автор, «либеральном богословии» и говорит отрицая существование нетварной Предвечной Тьмы как источника зла. Следовательно, и вся православная богословская традиция тоже либеральная и замутнитительная. И здесь очередной подлог. Зло не порождено Богом, зло есть следствие свободы выбора которую Бог дал человеку, и следовательно, если Человек выбирает Зло -  это следствие его выбора, а не Божьей воли. И для православного человека Свобода не является абсолютной ценностью, свобода является необходимым условием Божественной любви, в соответствии с которой он делает выбор в пользу Добра. И ничего общего это с либерализмом не имеет.      Зло, — пишет святитель Василий Великий, — не живая одушевленная сущность, но состояние души, противное добродетели и происходящее… через отпадение от добра. Поэтому не ищи зла вовне, не представляй себе, что есть какая-то первородная злая природа, но каждый пусть признает самого себя виновником собственного злонравия. Но давайте читать дальше.  Согласно гностической метафизике (отвергающей, повторю еще раз, теодицею так же категорически, как и антагонистичная ей метафизика хилиастов), зло есть сущностная характеристика бытия. Бытие же, как считают гностики, обладает этой сущностной характеристикой в силу своего генезиса. В силу того, что порождено оно не высшей креативной инстанцией (каковой для гностиков нет вообще), а злым и несовершенным демиургом. При этом большинство гностиков считает этим демиургом еврейского бога. Бога-Творца. На самом деле – буду настойчиво это повторять в связи с огромной важностью данного утверждения – хилиастическая антитеодицейная традиция является абсолютным антиподом и антагонистом гностической (антитеодицейной же) традиции. Справедливо ли это для хилиазма как такового, того грубого и конкретного хилиазма, который нам известен по истории религии? Как я уже показал в части VI – справедливо. Справедливо не в большей или меньшей степени, а, как говорят в таких случаях, «на сто один процент». Двигаясь от грубейшего к менее грубому, а от менее грубого к тонкому, ты убеждаешься в том, что глубинные метафизические корни у хилиазма есть. Уже Иоахим Флорский достаточно глубок для того, чтобы все домысливать до конца. И понимать, что нет места в пределах концепции теодицеи его фундаментальному хилиазму. А у остальных все происходит методом «от противного». А также методом «исключенного третьего». Исключаем теодицею, исключаем гностицизм – что остается нам? Только присяга жизни, ее пространству (Творению), ее создателю (Творцу) и... война со смертью? Да, и со смертью тоже. Но и с чем-то большим. С Предвечной Тьмой, той, что «над Бездной». С бескрайним морем этой Тьмы, которое окружает и грозит поглотить остров Творения. – С. Кургинян  «Исав и Иаков» Как при наличии такого понимания у Кургиняна можно строить синтез с православием спросите вы меня? Я вам скажу честно -  никак. Для православных подобные утверждения о том что на ряду с творцом существует более сильная и древняя не сотворенная Предвечная Тьма, являющаяся источником зла, есть абсолютное богохульство.  Бездна — пишет святитель Василий Великий, — не множество сопротивных сил, как представляли себе некоторые, и тьма — не первоначальная какая-нибудь и лукавая сила, противопоставляемая добру. Ибо две силы, по противоположности одна другой уравнивающиеся, непременно будут одна для другой разрушительны, и состоя между собою в непрекращаемой брани, непрестанно будут иметь и доставлять друг другу случаи ко вражде. И если одна из противоположных сил превосходить другую могуществом, то делается совершенно истребительною для преодолеваемой силы. Посему, если говорят, что сопротивление зла добру равносильно, то вводят непрекращающуюся брань и непрестанное разрушение, поелику каждое отчасти одолевает и одолевается. А если добро превосходить силою, то по какой причине природа зла не истреблена совершенно? А если, чего и выговорить невозможно... дивлюсь, как не бегут они сами от себя, будучи увлекаемы в такие злочестивые хулы! И все это не было так страшно, если бы не подавалось под видом Хилиазма, который по содержанию своему в рамках православной богословской традиции выглядит совершенно иначе. Заключение В заключении я хочу указать на самый сложный для меня вопрос, ответить на который честно скажу мне очень сложно. Возможно ли бороться с фашизмом с позиции дуализма, признавая состоятельность оного с позиции духовной и материалистической, отрицая при этом марксизм как учение и православие как религиозную традицию. Ведь это и есть основные черты фашизма. Наделяя зло некоторой субъектностью, считая его неким полюсом притяжения происходит деление на людей скверны, зоны Ч и пр и пр. и на войнов Света, войнов добра которые защищают бытие от смерти.  Не отсюда ли такое отношение некоторых членов СВ к своим бывшим товарищам покинувшим движение? Ведь если они покинули территорию жизни, то они не минуемо будут притянуты к полюсу зла. Их действия во многом будут запрограммированы и, будучи одержимы стремлением к смерти, они будут воевать с формами бытия (и в первую очередь с чистыми формами бытия с обитателями территории свободной от регресса). Такова реальная картина мира в голове у сторонников Красной метафизики. Такова позиция во многом и самого Кургиняна. И почему необходимо такое разделение отвечает сам Кургинян в статье «Красный смысл» Такой дуализм, на первый взгляд, глубоко противоречит монизму основных мировых религий и возвращает к манихейству. Но это не так. Да, Красный Смысл неизбежно вводит эсхатологическую непредсказуемость, возможность окончательной победы Черноты над Светом, Зла над Добром. Но он не размывает и не перевертывает при этом соотношений, не делает Зло Добром, не молится Черноте. Он, напротив, создает предельную ситуацию человекозначимости и мобилизованности высшего человеческого начала на борьбу со злом.  При всем уважении к христианству, могу сказать, что эта конфессия, и в том числе ее метафизически глубочайшая модификация — Православие, — не может создать тех мобилизационных напряжений в борьбе со Злом, которые создает Красный Смысл, красная дуалистическая метафизика. Для христианина Дьявол — это заблуждение, "обезьяна Господа Бога", тот, кто не может построить Черный замок, ибо нет у него своей строительной самости. Для красного метафизика, видевшего Хатынь и Освенцим, Черный замок реален, материализован, Зло творчески состоятельно и автономно, его конечная победа возможна. Возможна черная дыра Истории и ее высшее выражение — пожранная субстанция Вселенной, превращенная в тотальную Черноту. И все это базируется не на проблематичных откровениях, а на том, что может сегодня дать наука на ее переднем крае, — там, где она (как это кому-то не покажется странным) всегда оперирует не только истиной, но и Смыслом. Вот. Ощущение значимости при наличествующей слабости. Самое страшное для Кургиняна -  это признание слабости. С позиции слабости нельзя мобилизоваться и бороться со злом считает он, следовательно, необходимо наделить зло некоторой субъектностью -  внешней самостоятельностью в борьбе с которой ты предельно отмобилизован понимая, что отсутствие мобилизации приведет к неминуемой гибели. Православие не годится, поскольку призывает к признанию собственной греховности. И через это признание преодолеть с помощью Божьей свою греховную природу, сделаться сильным. Марксизм просто глуп поскольку считает что причина слабости - это социальные бытие, влияющее на сознание человека, и что высокого уровня сознательности человек может достичь лишь преодолев отчуждения через изменения в социальном базисе.  Отсюда, через это отрицание и яростная попытка уничтожить всякого, кто указывает на несовершенство организации и ее лидера, отсюда всякие унизительные эпитеты в адрес любого критика СВ и Кургиняна. Это есть воздействие красной метафизики на умы людей.  Преувеличиваю ли я? Нет. Я описываю ситуацию в пределе, то куда она придет, в конечном счете, поскольку имел возможность наблюдать саму тенденцию и то, как она развивалась. Но если же все таки этого не произойдет и, описывая мной картина окажется не такой, то я если честно буду этому только рад. Последнюю часть о причинах выхода из СВ опубликую в ближайшее время. Спасибо за внимание.   

19 октября 2013, 06:54

ФОРМИРОВАНИЕ РЕВОЛЮЦИОННЫХ ВЗГЛЯДОВ В.И. ЛЕНИНА И РАЗВИТИЕ ИМ МАРКСИСТСКОГО УЧЕНИЯ ОБ ОБЩЕСТВЕ

http://vk.com/album-465616_180763432 Студия "Диафильм" Госкино СССР, 1979 г.

12 сентября 2013, 14:49

О марксизме

Лекция, прочитанная на школе в Александровском  ОБРАЩЕНИЕ С. КУРГИНЯНА   Товарищи! После моего первого краткого рассказа о новом этапе в жизни нашей организации возникла бурная реакция, носящая ажиотажный характер. Я благодарен всем реагирующим и заявляющим, что они присоединятся к поселенцам. Но вынужден жёстко оговорить, что каждая кандидатура будет согласована с регулярными первичными организациями и созданными на школе региональными бюро, а также с поселенцами, являющимися представителями этого бюро. Категорически недопустимо в ходе переселения хоть что-то, напоминающее даже самым отдаленным способом сектантство того или иного типа. Всё сектантское и ажиотажно-романтическое должно быть вырвано с корнем. Кандидаты на поселение должны предъявить согласие своих родных и близких и доказать, что поселение не разрушает их жизнь, учебу и т.д. Уверен, у нашего движения большое будущее. Ещё раз благодарю всех, кто откликнулся, и настоятельно прошу проявлять разумность, человеческую взрослость, заботу о близких, дисциплину, то есть именно то, без чего любые такие начинания обречены на провал. Во имя недопущения краха, преследующего подобные начинания столетиями, мы будем предельно требовательны и деликатны. Ещё раз благодарю всех за бурные отклики, все они будут рассмотрены и учтены. До встречи в СССР! Ваш Сергей Кургинян 16 августа 2013 г. Ссылка на youtube, файлы для скачки - в полной версии новости. подробнее

16 августа 2013, 21:17

Ю.Мухин. Коммунисты и марксисты: в чем разница (Часть 4)

Коммунисты и марксисты: в чем разница (Часть 4)Власть, основанная не на власти всей общины, а на власти лишь части общины (партии), неумолимо трансформируется во власть мерзавцев. Мы этих мерзавцев видели в СССР, видим их и сегодня. И эту власть коммунистической назвать нельзя, да и либеральной тоже. В моем понимании это не коммунизм и не либерализм, это мерзавизмНУ, БОЛЬШЕВИКИ, НУ, МОЛОДЦЫ!Напомню, что в России изначально марксистской была Российская социалистическая рабочая партия (РСДРП), однако в 1903 году марксисты раскололись на большевиков (лидер – В.И. Ленин) и меньшевиков (лидер Ю.О. Мартов).Что, вообще-то, лично меня удивляет, так это решимость вождей большевиков. Они ведь были мелкой партией среди десятков других, гораздо более крупных и авторитетных даже революционных, а не только буржуазных партий России. Вожди большевиков не имели никакого, даже думского, опыта управления страной – того, что имели вожди крупных партий.Такой вот пример. Даже марксистские конкуренты большевиков, хотя и назывались меньшевиками, имели и в среде рабочих, и в обществе России гораздо больший вес и авторитет. Что касается их лидеров, то сам Ленин, уже находясь у власти, в интервью Горькому говорил о лидере меньшевиков Мартове: «Какая умница! Эх…», - сожалея о том, что они стали с Мартовым противниками.Но и военное, и экономическое положение России уже на лето 1917 года было настолько ужасным, что вожди крупных партий боялись власти, устрашившись той ответственности за результаты своего правления Россией, которая на них падет в этих ужасных условиях. На первом Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов, который проходил в июне 1917 года, большевики, естественно, не были в большинстве, и по количеству делегатов (105 делегатов) сильно уступали как левым и правым эсэрам (285), так и меньшевикам (248). Соответственно, вожди эсэров и меньшевиков сочли благоразумным забыть о коммунизме и передать власть Временному правительству. Убеждая делегатов в необходимости этого, представитель меньшевиков Церетели заявил: «В настоящий момент в России нет политической партии, которая говорила бы: дайте в наши руки власть, уйдите, мы займём ваше место». В ответ на это Ленин с места заявил: «Есть. Есть такая партия!»Думаю, что такая решимость, помимо фанатичного желания учредить общество справедливости, объясняется, с одной стороны, государственной неопытностью Ленина и непониманием того, что именно вождям большевиков предстоит во главе России. С другой стороны, большевиков грела вера в то, что Марксов закон смены формаций это действительно объективная реальность, и социалистические революции вот-вот пройдут в Англии, США, Германии и Франции – наиболее развитых индустриальных странах, а это снимет с большевиков множество проблем. И в этой, пусть и не вполне обдуманной решимости, и есть их величие, словами Горького, «безумству храбрых поем мы песню!».Марксисты тем, что большевики осмелились взять власть вопреки учению Маркса, были предельно возмущены. Один из наиболее авторитетных меньшевиков Аксельрод, даже в 1920 году злобно писал Мартову об изменивших марксизму большевиках:«…И все это проделывалось под флагом марксизма, которому они уже до революции изменяли на каждом шагу. Самой главной для всего интернационального пролетариата изменой их собственному знамени является сама большевистская диктатура для водворения коммунизма в экономически отсталой России в то время, когда в экономически наиболее развитых странах еще царит капитализм. Вам мне незачем напоминать, что с первого дня своего появления на русской почве марксизм начал борьбу со всеми русскими разновидностями утопического социализма, провозглашавшими Россию страной, исторически призванной перескочить от крепостничества и полупримитивного капитализма прямо в царство социализма. И в этой борьбе Ленин и его литературные сподвижники активно участвовали. Совершая октябрьский переворот, они поэтому совершили принципиальную измену и предприняли преступную геростратовскую авантюру, с которой их террористический режим и все другие преступления неразрывно связаны, как следствие с причиной.Большевизм зачат в преступлении, и весь его рост отмечен преступлениями против социал-демократии. Не из полемического задора, а из глубокого убеждения я характеризовал 10 лет тому назад ленинскую компанию прямо, как шайку черносотенцев и уголовных преступников внутри социал-демократии… А мы противники большевиков именно потому, что всецело преданы интересам пролетариата, отстаиваем его и честь его международного знамени против азиатчины, прикрывающейся этим знаменем… В борьбе с этой властью мы имеем право прибегать к таким же средствам, какие мы считали целесообразными в борьбе с царским режимом…Тот факт, что законность или необходимость этого крепостнического режима мотивируется, хотя бы и искренно, соображениями революционно-социалистическими или коммунистическими, не ослабляет, а усугубляет необходимость войны против него не на жизнь, а на смерть, — ради жизненных интересов не только русского народа, но международного социализма и международного пролетариата, а быть может, даже всемирной цивилизации…Где же выход из тупика? Ответом на этот вопрос и явилась мысль об организации интернациональной социалистической интервенции против большевистской политики… и в пользу восстановления политических завоеваний февральско-мартовской революции».Как видите, по мнению ортодоксального марксиста, большевиков надо было раздавить военной силой за измену учению Маркса.Так, что же произошло?ПРАКТИКА МАРКСИЗМАВоодушевленные учением Маркса, коммунисты России - большевики – в 1917 году осмелились заявить единственному имевшемуся на тот момент законодательному органу России – Съезду рабочих и солдатских депутатов, - что они готовы стать правительством России. А законодатель, действительно, взял и назначил их правительством. Ну, а далее большевики начали подавлять мятежи против себя незаконных объединений, начиная от Временного правительства, кончая Врангелем. Вот такая была Октябрьская революция. Долгое время сами большевики не решались ее так назвать и называли революцией захват власти Временным правительством в феврале 1917 года, кстати, этот день был и официальным праздником у большевиков. А свой приход к власти большевики революцией называть стеснялись и называли проще - переворотом.Пролетариат в этом перевороте не засветился не только в качестве движущей силы революции, но даже в качестве массовки.Надо же понимать рабочего. На мало-мальски крупном предприятии рабочий находится в цепочке технологического процесса, причем, чем более развиты производительные силы, тем глубже он в этой цепочке. Он не только не продает готовый продукт своего предприятия, он, часто, его и не видит, и уж в любом случае не способен вычислить свою долю в прибавочной стоимости, получаемой после реализации готового изделия, и решить, ворует ли ее у него владелец средств производства или нет. Рабочему глубоко наплевать, кому принадлежит его станок, кому принадлежит все предприятие – права торговать ими он все равно не имеет, да и не стремится к этому. Но он понимает, что получив в собственность тот же станок, он обязан будет думать о его текущем и капитальном ремонтах, а после полного износа и о замене этого станка на современный. Оно рабочему надо? Не стремится рабочий и к руководству предприятием, понимая, что это ему не по уму. Рабочему важна зарплата, ее уровень. А от кого он будет зарплату получать – от чиновника или хозяина, - какая ему разница??Массовкой «пролетарской революции» в России, как позже и в Китае, были крестьяне. А ведь по Марксу крестьяне - это мелкая буржуазия, владеющая таким средством производства, как земля. И мелкая буржуазия, по Марксу, обязана сопротивляться пролетарской революции, уничтожающей собственность на средства производства, в том числе и на землю самих крестьян.Настолько вопрос об объединении пролетариата с мелкобуржуазным крестьянством противоречил марксовым догмам, свидетельствует то, что меньшевики, храня верность марксизму, не то, что на объединение с крестьянами не шли, но и вопрос о простом союзе с ними начали обсуждать только в 1921 году, уже эмигрировав из коммунистической России.Но именно эта, «мелкобуржуазная», крестьянская массовка, воодушевленная мыслью о земле себе и своим детям, была массовкой большевиков, а затем выиграла и гражданскую войну в России. Причем, эти «мелкие буржуа», вместо того, чтобы требовать землю (средство производства) в свою собственность, требовали и свою землю сделать общественной собственностью.А рабочие?А пролетарская Пермь дала Колчаку дивизию из рабочих, а единственный мятеж в тылу Красной Армии во время Великой Отечественной войны затеяли не голодные крестьяне СССР, его затеял рабочий класс. Бунтовал пролетариат в 1941 году против эвакуации оборудования в тыл, ввиду наступающих фашистов. Бунтовал потому, что собирался работать на немцев, а без оборудования работа на фашистов не получится. И бунтовала гордость рабочего класса России - иваново-вознесенские ткачи. Пришлось вернуть оборудование в цеха, произвести аресты заводил, кое-кого шлепнуть, чтобы пролетариат вспомнил, что он «передовой».Сами большевики, получив власть, были ошарашены. Герберт Уэллс фиксировал:«…Большевистское правительство - самое смелое и в то же время самое неопытное из всех правительств мира. В некоторых отношениях оно поразительно неумело и во многих вопросах совершенно несведуще. Оно исполнено нелепых подозрений насчет дьявольских хитростей «капитализма» и незримых интриг реакции; временами оно начинает испытывать страх и совершает жестокости. Но по существу своему оно честно. В наше время это самое бесхитростное правительство в мире.О его простодушии свидетельствует вопрос, который мне постоянно задавали в России: «Когда произойдет социальная революция в Англии?». Меня спрашивали об этом Ленин, руководитель Северной коммуны Зиновьев, Зорин и многие другие. Дело в том, что, согласно учению Маркса, социальная революция должна была в первую очередь произойти не в России, и это смущает всех большевиков, знакомых с теорией. По Марксу, социальная революция должна была сначала произойти в странах с наиболее старой и развитой промышленностью, где сложился многочисленный, в основном лишенный собственности и работающий по найму рабочий класс (пролетариат). Революция должна была начаться в Англии, охватить Францию и Германию, затем пришел бы черед Америки и т.д. Вместо этого коммунизм оказался у власти в России, где на фабриках и заводах работают крестьяне, тесно связанные с деревней, и где по существу вообще нет особого рабочего класса – «пролетариата», который мог бы «соединиться с пролетариями всего мира». Я ясно видел, что многие большевики, с которыми я беседовал, начинают с ужасом понимать: то, что в действительности произошло на самом деле, - вовсе не обещанная Марксом социальная революция, и речь идет не столько о том, что они захватили государственную власть, сколько о том, что они оказались на борту брошенного корабля… Они отчаянно цепляются за свою веру в то, что в Англии сотни тысяч убежденных коммунистов, целиком принимающих марксистское евангелие, - сплоченный пролетариат - не сегодня-завтра захватят государственную власть и провозгласят Английскую Советскую Республику. После трех лет ожидания они все еще упрямо верят в это, но эта вера начинает ослабевать. Одно из самых забавных проявлений этого своеобразного образа мыслей - частые нагоняи, которые получает из Москвы по радио рабочее движение Запада за то, что оно ведет себя не так, как предсказал Маркс. Ему следует быть красным, а оно - только желтое».Потом, славя Маркса и плюнув на его теорию, победили марксисты Китая, Кореи, Вьетнама, наконец, Кубы.Единственный случай в истории, когда все произошло точно в соответствии с марксизмом, это революция нацистов Гитлера в Германии. И заявили нацисты так, как и хотел Маркс, что большевизм – это коммунизм для всех, а нацизм – это коммунизм для немцев (арийцев). И произошла революция в Германии - стране с развитой промышленностью, в которой сложился многочисленный, лишенный собственности и работающий по найму пролетариат, как это и вычислил Маркс по своей теории. И этот пролетариат был массовкой нацистской революции Гитлера, как на него и надеялся Маркс. И окончательно победить нацисты не смогли из-за враждебного капиталистического окружения, как и боялся Маркс. И славянский СССР был во главе душителей марксово-гитлеровского детища, как и предупреждал Маркс.Но и гитлеровскую революцию Маркс в свою копилку не внесет, поскольку нацисты оказались расистами, почище Маркса, и признавать его отцом-теоретиком своей революции, категорически отказались.МАРКСОВ КОММУНИЗМ В СССРС.Г. Кара-Мурза в своей книге «Маркс против русской революции» обратил внимание на то, кому Маркс собрался передать отобранные у капиталистов предприятия.«Как же видел Маркс преодоление капиталистического способа производства, если, по выражению Энгельса, не может быть «такого случая, чтобы из первоначального частного владения развивалась в качестве вторичного явления общность»?На этот вопрос Маркс отвечает в «Капитале» таким образом: «Бьет час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют.Капиталистический способ присвоения, вытекающий из капиталистического способа производства, а следовательно, и капиталистическая частная собственность, есть первое отрицание индивидуальной частной собственности, основанной на собственном труде. Но капиталистическое производство порождает с необходимостью естественного процесса свое собственное отрицание. Это — отрицание отрицания. Оно восстанавливает не частную собственность, а индивидуальную собственность на основе достижений капиталистической эры: на основе кооперации и общего владения землей и произведенными самим трудом средствами производства… Там дело заключалось в экспроприации народной массы немногими узурпаторами, здесь народной массе предстоит экспроприировать немногих узурпаторов».Прерву Сергея Георгиевича. Обратите внимание, что по здравому смыслу отобранное у капиталистов полагалось бы передать обществу, поскольку управлять предприятием можно только нанятыми обществом управляющими. Но Маркс и Энгельс от этого отказываются и требуют предать индивидуально каждому его долю, то есть, поделить отобранное между всеми. Почему? А отдать обществу им не дает их метод – «исторический материализм» и философия Гегеля. Иначе не получается у них отрицание отрицания. Это пример применения философской зауми болтунами.С.Г. Кара-Мурза информирует дальше:«В тот момент это положение «Капитала» наверняка вызвало недоумение. Почему надо восстанавливать «индивидуальную собственность на основе достижений капиталистической эры»? Почему не строить сразу общенародную собственность на основе общинной культуры и достижений некапиталистической индустриализации? Разве это значит «повернуть назад колесо истории»? Это настолько не вязалось со здравым смыслом и культурой русских рабочих и крестьян, что в комментариях к приведенному положению Маркса в канонической книге советской политэкономии цитата Маркса прерывается, а далее своими словами говорится: «На смену капиталистической собственности идет общественная собственность». Советскому официальному обществоведению пришлось радикально подправить Маркса, сказав вместо слов «индивидуальная собственность» слова «общественная собственность».Но так можно было обмануть лишь советских людей, которые жили себе, не вчитываясь в Маркса. А элита, советская и западная, которая считала своей миссией «делать жизнь по Марксу», вчитывалась в его труды. Философ Г. Маркузе, который сильно повлиял на мировоззрение «новых левых» (как и все фрейдо-марксисты "Франкфурствкой школы" - прим. ред.), подчеркивал как одно из важнейших положений Маркса: «Крайне важно отметить, что отмену частной собственности Маркс рассматривал только как средство для упразднения отчуждения труда, а не как самоцель… Если они[обобществленные средства] не будут использованы для развития и удовлетворения потребностей свободного индивида, они просто перерастут в новую форму подчинения индивидов гипостазированному всеобщему. Отмена частной собственности только в том случае знаменует формирование новой социальной системы, когда хозяевами обобществленных средств становятся свободные индивиды, а не общество».И С.Г. Кара-Мурза делает неожиданный вывод: «Итак, не национализация и не восстановление общины, а индивидуальная собственность — что-то вроде «ваучерной приватизации» поЧубайсу».Действительно, давайте присмотримся – а что, собственно, сделал Чубайс «со товарищи»? Он отнял собственность на средства производства у общества и передал их в виде ваучеров индивидуальным собственникам – сделал строго то, что и требовалось сделать еще в 1917 году по Марксу и Энгельсу, сделал то, о чем большевики даже объявить стеснялись. Получается, что А. Чубайс у нас лучший марксист всех времен и народов.Маркс ведь принципиально не давал проекта своего коммунизма, а проекты коммунизмов разных там сен-симонов, фурье, оуэнов, с их стремлением к справедливости, объявил не просто антинаучными, а и идущими против вычисленного Марксом исторического процесса. Напомню «Манифест»: «Значение критически-утопического социализма и коммунизма стоит в обратном отношении к историческому развитию». И «грамотные марксисты», по примеру своего гуру, проект коммунизма за 70 лет не удосужились разработать – ждали, когда коммунизм к ним сам придет. Вот он и пришел, встречайте!По Марксу главное для наступления коммунизма - чтобы производительные силы развивались, а собственность была в индивидуальных руках марксистов. С 1917 года собственность на средства производства в руках марксистов, да и сейчас она у них или их деток. Чубайс просто выполнил требования марксизма. Производительность труда с 1917 года развивалась стремительными темпами, классы капиталистов и пролетариата, как учил Маркс, исчезли. Правда, появились бесклассовые воры и гос_арбайтеры, ну так Маркс вам насчет их отсутствия ничего не обещал.Сегодня все работают по способностям, кто хочет, вообще не работает. Получают по потребности. Правда по-разному получают, ну, так Маркс вам и уравниловку тоже не обещал.Государства, как средства насилия над людьми, нет, поскольку назвать государством то, что есть, даже у капиталистов язык не поворачивается, и капиталисты из этого «государства» бегут, как могут. Да, конечно, насилие есть и его много, но ведь это насилие осуществляют уголовники и судьи, назначенные судьями не народом, а теми же марксистами и уголовниками. Ну и что тут такого? Маркс вам отсутствие уголовников при коммунизме не обещал!Денег, как эквивалента товаров, тоже нет. Есть некие фантики, не обеспечиваемые реальными ценностями, эти фантики печатают на местах в строгом соответствии с теми фантиками, которые печатает в США группа частных лиц, не несущих за эти фантики никакой ответственности. С помощью этих фантиков идет продуктообмен – все по гениальному экономисту Марксу. Ведь его схема «товар-деньги-товар» предусматривает деньги, а если их нет, то это «простой продуктообмен» - «продукт-фантик-продукт».Сексуальная свобода полная - даже от пи..расов уже житья нет.Вы что, «грамотные марксисты», своих не узнаете?? Это же и есть ваш марксов коммунизм в реальности.Вам с Марксом разработать проект коммунизма было некогда, ну, так получите коммунизм без проекта – такой, как гениальный Маркс и предсказал на основе своей гениальной науки.Короче, жизнь (практика, по Марксу) поиздевалась над марксизмом не по-детски!МАРКСОВ КОММУНИЗМКак выглядит марксов коммунизм в представлении «грамотных марксистов»?Лежит корова на обобществленном лугу, а вокруг нее много-много вкусной травки – по потребности. Жует травку и радуется. Потом встанет и перейдет (по способностям) на еще не обожранное место – такой труд ей в радость. И снова ляжет, жует и кaйфует. Какое счастье!Так вот, меня это марксово счастье не впечатляет. Но это не все, что меня не впечатляет.Конечно, если нет ума, выдумать новое слово, в корнях которого можно было бы увидеть и смысл понятия, которое это слово должно описывать, то тогда и старому понятию можно придать новое значение. Так вот, коммунизм имеет корнем понятие «коммуна», «община», то есть это общинный строй – строй, при котором власть принадлежит общине, коммуне, то есть, всем людям, вне зависимости от того, к какому классу их относят умники.А как в натуре был организовано строительство марксового коммунизм?Вся власть принадлежала неким людям, ОБЪЯВИВШИМ СЕБЯ коммунистами. Это мог быть и человек, не способный своим трудом обеспечить себе средства к существованию, как, скажем, сам Маркс, мог быть и владелец фабрики, как Энгельс, короче, любой человек. Я прожил при власти марксистов более 40 лет и насмотрелся на них.Да, к марксовым «коммунистам» предъявлялись требования – во-первых, беспрекословно слушаться вождей «коммунистов». Во-вторых, беспрекословно слушаться вождей «коммунистов». В-третьих, беспрекословно слушаться вождей «коммунистов».Затем, платить небольшие членские взносы, ходить на собрания, выписывать газету «Правда» и не попадаться на откровенной подлости, скажем, на крупном воровстве. Идеальные требования к тем, кто ленится или не способен жить своим умом.Требования к вождям «коммунистов» тоже нельзя назвать сложными – помимо уже указанных требований, нужно было славить Маркса, Ленина и самих себя (одно время славить Сталина, потом поливать его грязью), и иметь в кабинете собрание сочинений Маркса и Ленина (желательно, с закладками).Как вы поняли, я не очень ценю умственные способности марксистов, но, на мой взгляд, даже им должно быть понятно, что при таких условиях легче всего стать вождем «коммунистов» мерзавцу, поскольку именно мерзавцу легче всего скрыть истинные убеждения и объявить о тех убеждениях, которые дают материальную выгоду.Власть, основанная не на власти всей общины, а на власти лишь части общины (партии), неумолимо трансформируется во власть мерзавцев. Мы этих мерзавцев видели в СССР, видим их и сегодня. И эту власть коммунистической назвать нельзя, да и либеральной тоже. В моем понимании это не коммунизм и не либерализм, это мерзавизм.ФОРМУЛА КОММУНИЗМАЯ буду, все же, придерживаться первоначального значения понятия «коммунистический». Коммунистическая власть – это не подчинение вождям, а ПОДЧИНЕНИЕ ВОЖДЕЙ интересам ВСЕГО НАРОДА, всей общины, всей коммуны.В данном случае не буду попрекать Маркса, поскольку это общая ошибка, но и Маркс в своем учении заложил глупость того, что, дескать, формировать управление обществом можно без принятия мер по предотвращению проникновения в управление этого общества мерзавцев. Дескать, раз этот тип объявил себя коммунистом (демократом, либералом, националистом) и даже на томике произведений Ленина поклялся, то, значит, его и выберем в законодательный орган власти. Такая наивность обществу дорого обходится.Это главное, что надо иметь в виду при совершенствовании общественных отношений.Ну, и если конструировать общество для людей, а не стада животных, то надо начинать с того, что присмотреться к человеку, как таковому. Чем человек отличается от животного? Тем, что, в отличие от животного, способность человека к творчеству безусловна. А творчество это способность оценить исходные данные и найти свое собственное решение выдвигаемым жизнью задачам.И в данном случае надо верить людям, реализовавшим себя в творчестве, верить в то, что счастье от творческих побед намного превышает то счастье, которое можно получить от реализации животных потребностей. Однако беда в том, что люди, не творившие, и считающие творчеством только повторение чьих-то «мудростей», не испытывали такого счастья, и не способны поверить в его наличие.Почему я и писал раньше, что строительство коммунизма необходимо начать с изменения обучения и воспитания подрастающего поколения – делать из наших детей людей, способных получать счастье от творчества.Таким образом, если проектировать общество для людей и иметь целью их счастье, то целью этого общества должна быть безграничная свобода в реализации человеком своего творческого начала. Это и есть вторая формула коммунизма: КАЖДОМУ МАКСИМАЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ В РЕАЛИЗАЦИИ СВОЕГО ТВОРЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА.А как же барахло? – спросят меня. При реализации задач указанных второй формулой, при коммунизме барахло потеряет актуальность. Во-первых, потребность в нем упадет, во-вторых, с развитием творческих способностей производство любого барахла и в любом количестве, не составит никаких трудностей. Поэтому, если материалисты-марксисты сильно заволнуются, и будут спрашивать, как обстоит дело при коммунизме с 200 сортами колбасы и прочим барахлом, их надо успокаивать: «При коммунизме у вас все будет по потребности, вашей главной проблемой будет – не подавиться».Итак, у настоящего коммунизма получаются две формулы. Одна для немедленного применения: «Подчинение государственной власти интересам всего народа». Вторая – это конечная цель общества: «Каждому максимальные возможности в реализации своего творческого потенциала» (и все же, все эти «разумно-материалистические» построения считаем неполными без принципиального введения  «Высшего императива» см. статью "О Высших смыслах Русского цивилизационного проекта" – прим. ред.).Понятно, что реализация формулы «Каждому максимальные возможности для реализации своего творческого потенциала» отодвигается в то далеко, когда созреет поколение, способное иметь счастье от творчества. Поэтом сегодня можно и нужно вести разговор только о том, как начать движение к коммунизму, – как подчинить вождей интересам всего народа – всей общины, всей коммуны, - как создать органы государственного управления Россией, чтобы они подчинялись всему народу?Разговор об этом начнем с революционеров и революционных масс.РЕВОЛЮЦИОНЕРЫЕстественен вопрос – если нет революционных классов, то кто тогда делает революцию?Но вы же сами посмотрите – те, кто делал революции, хорошо известны. По происхождению это мог быть и капиталист, как Энгельс, и князь, как Кропоткин, и зять свергаемого диктатора, как Фидель Кастро, и разуверившийся в боге семинарист, как Сталин, и, как писал Уэллс, легион интеллигентов. А по своей человеческой сути это были, во-первых, идеалисты – люди, посвятившие себя служению идее справедливости.В своей речи «История меня оправдает» Фидель Кастро рассказал: «Мы собрали свои средства лишь благодаря беспримерным лишениям. Например, юноша Элпидио Coca продал свою должность и однажды явился ко мне с 300 песо, как он сказал, «для нашего дела». Фернандо Ченард продал аппаратуру из своей фотостудии, в которой он зарабатывал себе на жизнь. Педро Марреро отдал на подготовку восстания свое жалованье в течение многих месяцев, и пришлось строго ему приказать, чтобы он не продал также свою мебель. Оскар Алькальде продал свою лабораторию фармацевтических товаров. Хесус Монтанеотдал деньги, которые он копил более пяти лет. Так поступили многие другие, отказываясь от того немногого, что имели».Во-вторых, к идеалистам примыкали авантюристы, надеющиеся на увеличение своих доходов и собственной значимости при победе революции. И, в-третьих, когда исход революции решался в пользу последней, то тогда в революционеры набегала и масса карьеристов, в надежде сделать карьеру при новом строе.С точки зрения образованности, последние две категории часто были людьми с «верхним» образованием и вызванными наличием дипломов непомерными амбициями. Однако с реальным уровнем умственного развития, не дающим реализовать эти амбиции при существующем строе.Теперь о том, что очень важно.В качестве массовки революции всегда выступала та часть народа, которая видела выгоду от будущих изменений, и члены которой были готовы на затраты собственных сил во имя этих изменений. И в 1917 году у большевиков массовкой были солдаты и матросы, видевшие выгоду от обещанного большевиками прекращения войны, а в дальнейшем и крестьяне, видевшие выгоды от национализации земли. (Кстати, как и рабочему и даром не нужна собственность на средства производства, так и реальному земледельцу земля в частную собственность тоже и даром не нужна, – земледельцу нужен урожай с этой земли, а чья земля, для него не имеет значения).(продолжение в первом комментарии)