• Теги
    • избранные теги
    • Люди165
      • Показать ещё
      Страны / Регионы238
      • Показать ещё
      Разное187
      • Показать ещё
      Формат9
      Издания2
      Компании31
      • Показать ещё
      Международные организации7
      • Показать ещё
      Сферы2
Выбор редакции
22 апреля, 21:00

Вождь под горой. Владимир Мироненко

Исторические даты в странах, уверенных в себе — повод для осмысления истории, уже случившейся, нравится...

18 апреля, 10:25

Чудесные спасения. Воспоминания и факты

Ребёнок войны, Лина Сапожникова, о которой я писала в очерке «Лина. История одного спасения». Рассказала мне еще один эпизод, связанный со своим отцом. Иван Петрович Петров был начальником ОГПУ в Пролетарске, потом работал заведующим райфо. А с приходом войны его отправили на фронт.

17 марта, 10:49

Лаврентий Берия. Где правда?

26 июня 1953 года три стоявших под Москвой танковых полка получили приказ министра обороны — загрузиться боеприпасами и войти в столицу. Такой же приказ получила и мотострелковая дивизия. Двум авиа дивизиям и соединению реактивных бомбардировщиков было велено в полной боевой готовности ждать приказа о возможной бомбардировке Кремля.

12 марта, 11:38

Паника в Москве

День 16 октября 1941 года стал для Москвы черным днем. После прорыва немецкими войсками фронта на Можайском направлении, когда пали Калуга и Боровск и началось генеральное наступление Вермахта на Волоколамском направлении, в столице случилась паника.

11 марта, 10:23

Вюнсдорф - город бункеров

Именно так звучит официальный статус Вюнсдорфа в настоящее время. "Город бункеров и книг" если быть точнее, но при чем тут книги не очень понятно. Зато что касается бункеров, название полностью себя оправдывает. Вюнсдорфу есть что показать по этой части так как тут находятся три крупных бункерных комплекса, построенных во времена Третьего рейха, семь уцелевших бомбоубежищ конструкции Винкеля и ряд советских бункеров, сооруженных как внутри самого городка так и в окрестных лесах.

10 марта, 20:01

Вюнсдорф - город бункеров

Смотрите какую интересный фоторепортаж нашел на просторах ЖЖ.Оригинал взят у technolirik в Вюнсдорф - город бункеровИменно так звучит официальный статус Вюнсдорфа в настоящее время. "Город бункеров и книг" если быть точнее, но при чем тут книги не очень понятно. Зато что касается бункеров, название полностью себя оправдывает. Вюнсдорфу есть что показать по этой части так как тут находятся три крупных бункерных комплекса, построенных во времена Третьего рейха, семь уцелевших бомбоубежищ конструкции Винкеля и ряд советских бункеров, сооруженных как внутри самого городка так и в окрестных лесах.Обо всем этом я постараюсь вам со временем рассказать детально, ну а начну с визитной карточки Вюнсдорфа - его бетонных ракет, затем продолжу повествование рассказом о бункерном комплексе Майбах 1, в котором во время Второй мировой располагалось Верховное главнокомандование вермахта.Бетонные бомбоубежища в форме ракет являются заметной деталью городского ландшафта Вюнсдорфа, а также его визитной карточкой. Расположены они прямо между жилыми домами и не заметить их, прогуливаясь улицами городка невозможно. Одна из семи сохранившихся вюнсдорфских "бетонных ракет" является музейной и за небольшую плату ее можно посетить всем желающим. С нее и начнем знакомство с устройством бомбоубежищ конструкции Винкеля.01. Расположена музейная башня прямо напротив музея "Красная звезда", в туристическом центре городка.02. Все вюнсдорфские башни Винкеля построены по одному проекту "Тип 2" и являются совершенно одинаковыми по своей конструкции, но отличаются внутренним оснащением. Снаружи они действительно напоминают бетонные ракеты с двумя входными порталами, расположенными на втором и третьем уровнях бункера.03. Заходим через дверь на второй уровень. В тамбуре находится оригинальный стационарный телефон, вероятно, тут было место дежурного, ответственного за объект.Немецкий инженер Лео Винкель в 1934 году зарегистрировал патент под номером 568344 в патентном бюро рейха. В патенте описывалась конструкция бетонного бомбоубежища цилиндрической формы с конусообразным наконечником. Спустя два года, которые ушли на улаживание всех бюрократических формальностей, Лео Винкель основал собственную фирму "L. Winkel & Co", специализирующуюся на разработке бомбоубежищ конструкции Винкеля и продаже готовых проектов строительным фирмам. При этом он продолжал работу инженером в фирме August Thyssen Hütte. Германия готовилась к войне, так что изобретение Лео Винкеля пришлось весьма кстати и оказалось востребованным - спрос на относительно недорогие, но надежные убежища системы Винкеля был огромным и в период с 1936 по 1941 годы на всей территории Германии было сооружено более сотни "бетонных сигар", как их прозвали в народе.04. На втором уровне музейного бункера расположена экспозиция, рассказывающая об истории и конструкции бункеров системы Винкеля. Отсюда ведет лестница на нижний подвальный уровень, а также на верхние уровни.Всего Лео Винкель разработал около 16 различных типов бункеров, которые строились в основном на территориях промышленных и оборонных предприятий, на железнодорожных объектах и на объектах Вермахта. Форма бункера была обусловлена его функциональностью - при прямом попадании авиабомбы она должна была отрекошетить от гладких стен бункера, не сдетонировав при этом. За всю историю известен лишь один случай, когда бункер конструкции Винкеля был уничтожен прямым попаданием авиабомбы - это произошло на территории предприятия Фокке-Вульф в Бремене. Во время этого случая погибло пять человек. Все остальные бункера Винкеля успешно пережили многочисленные бомбардировки Второй мировой и часть из них была уничтожена уже после окончания войны в рамках Потсдамских соглашений по демилитаризации Германии.В Вюнсдорфе в период с 1938 по 1941 годы на территории "военного лагеря Цеппелин", как тогда официально назывался ареал размещения Верховного главнокомандования вермахта, было сооружено 19 бомбоубежищ системы Винкеля, которые могли укрыть от авианалетов более 6 000 человек. Их месторасположение отмечено на карте ниже. В 1947 году десять бомбоубежищ были взорваны в рамках Потсдамских соглашений (на схеме отмечены синим), еще два бомбоубежища были уничтожены позже, последнее из которых взорвали в 1997 году в связи с тем, что оно было аварийным после попытки его подрыва советами еще в 1947-м. Оставшиеся семь убежищ сохранились до нашего времени неповрежденными и на сегодняшний день все они занесены в список исторического наследия.05. Так выглядит самый нижний подвальный уровень бункера. Толщина бетонного основания составляет 0,8 метра, диаметр 13 метров, толщина стен в подвальном уровне от 2,8 метров в самом низу до 2 метров на уровне земли.06. Оригинальная фильтро-вентиляционная установка фирмы Dräger из Любека. ФВУ находилась на самом последнем - восьмом уровне бункера, но в связи с тем, что там очень узко, ее демонтировали и разместили в подвале для удобства посетителей музея.07. Тут же размещен привод фву, который обычно располагался на седьмом уровне бункера а также оригинальные круговые лавочки перенесенные сюда с одного из верхних уровней убежища, обладающих гораздо меньшим диаметром, чем нижние уровни.08. В музее представлен отлично проработанный макет башни Винкеля, а также ее план в разрезе, на котором наглядно видно устройство бомбоубежищ Винкеля модели "Тип 2" - башни именно этого проекта строились в Вюнсдорфе. Высота башни составляет 23 метра, толщина стен переменчивая от 2,8 метра у основания башни до 0,8 метра на самом верхнем восьмом этаже, на котором располагалась фильтро-вентиляционная установка. Высота потолка на всех уровнях кроме последнего 1,98 метра, на последнем 2,75 метра. Каждая башня имела автономную систему водоснабжения - водопроводная труба расположена вдоль оси башни и ее хорошо видно и на модели и на схеме.09. В оснащение башни входили печи отопления, расположенные на каждом этаже, противопожарные средства, а также противогазы для укрываемых. Каждая башня оснащалась телефонной связью, электроснабжение было внешнее. На шести первых этажах вдоль стены располагались круговые лавочки для укрываемых. Башни модели "Тип 2" были рассчитаны на укрытие 315 человек. На фото третий уровень башни, тут находился один из двух входных порталов.10. Поднимаемся еще выше. Это последний доступный к посещению этаж башни. Здесь довольно качественно воссоздали интерьер.11. В центре этажа туалет, канализации тут не было, все отходы собирались в фекальный бак. На одних башнях туалет был на каждом этаже, на других только в подвале. Оснащение башен этого проекта имело небольшие отличия."Снаружи в башню вели деревянные лестницы. Хотя места в башне были пронумерованы, номерки на входе не выдавались, так как башни никогда не были заполнены полностью. Мы - дети размещались всегда на нижних этажах башни, среди нас были даже младенцы в колясках. В подвале находился туалет, размещенный внутри деревянной будки, в туалете был смыв. В башне всегда было холодно. Когда двери наружу закрывались, в башне наступала тишина. Внутри убежища мы чувствовали себя в безопасности" - делится воспоминаниями одна из жительниц военного городка, которой в 1940-х годах в семилетнем возрасте довелось укрываться внутри одной из вюнсдорфских башен во время воздушной тревоги.Еще одна юная жительница Вюнсдорфа, которая также пережидала воздушную тревогу в "бетонной сигаре" будучи 11-летним ребенком вспоминает: "Во время воздушных налетов мы укрывались в башне и пели песни, я даже брала с собой свой аккордеон. Но это было в начале. Когда налеты усилились, мы были так напуганы, что нам было уже не до пения. Туалеты были на каждом этаже так же как и умывальники. В башне был телефон, так что у нас была связь с внешним миром, когда двери закрывались. В каждой башне был дежурный работник, который во время воздушной тревоги открывал двери башни для укрываемых. У нас в башне №1 это была женщина, которая была позже застрелена русскими солдатами. Помимо нее в башне находились двое дежурных солдат, которые были ответственны за вентиляционный привод и за закрытие вентиляционных бронефорточек в стенах. Снаружи башня была покрашена в зеленый цвет а внутрь мы забирались по деревянным лестницам, по которым также переносили внутрь башни коляски с детьми. Некоторые брали с собой внутрь чемоданы и сумки, а некоторые просто хранили в подвале башни все самое необходимое так как башня была всегда заперта и открывалась лишь во время воздушной тревоги. Внутри башни было много людей, каждый этаж был заполнен, но номерки с местами при этом не выдавались. Каждый был приписан к ближайшей башне, расположенной рядом с его жилищем, но если воздушная тревога заставала человека вдали от своей башни, он мог найти убежище в ближайшей из башен. В башне я чувствовала себя в безопасности, там было гораздо спокойней, чем в подземном бункере. Эти башни тогда спасли жизни многим людям."12.Свидетельства очевидцев разнятся потому, что несмотря на то, что башни были одинаковые в своей конструкции, внутри они могли иметь разное оснащение. Так первая девочка рассказывает, что в башне №2, в которой она укрывалась, туалет был лишь в подвальном помещении, в то время, как девочка из башни №1 рассказывает, что в их башне туалеты были на каждом уровне. Видимо, первые построенные башни комплектовались максимально полно, а в оснащении башен, сооруженных уже во время войны, экономили.Полутораминутный видеообзор осмотренной башни:13. Музейную башню я посетил во время моего первого визита в Вюнсдорф. Прошлой осенью я оказался в этом городке второй раз и продолжил его изучение, просто гуляя по тихим улочкам без особой цели.14. Вюнсдорф - настолько богатый интересными объектами городок, что сюда можно ехать даже без плана и карты, достаточно просто выйти на улицу и различные интересные места будут ожидать тебя на каждом шагу.15. Во время этой прогулки не обошлось без приятного сюрприза. Внезапно по ходу прогулки за одним из заброшенных зданий показался знакомый силуэт.16. Очередная "бетонная ракета", одна из семи сохранившихся.17. Кстати, обратите внимание на оригинальную лестницу слева от основной. Эта лестница вмурована в бетон и, видимо, служила аварийной на случай разрушения более удобных и пологих деревянных лестниц, о которых девочки вспоминали в своих рассказах. Если присмотреться к предыдущему снимку, там тоже можно заметить такую запасную лестницу слева от основной.18. Каково же было мое удивление, когда, подойдя к двери, я потянул за ручку - и дверь открылась! Вот так сюрприз!19. Гермошлюз на входе в башню.20. Судя по тому, что на всех уровнях были оборудованы новенькие деревянные лестницы, башню явно готовили к музейному будущему. Почему работу не довели до конца и как так получилось, что башня стоит совершенно открытой, не понятно.21. Начинаю осмотр башни с подвального уровня. В центре можно заметить трубу водоснабжения.22. Входные двери на третьем уровне оказались запертыми. На прошлых выходных я снова посетил эту башню и обе ее двери были распахнуты настежь.23. Первые пять уровней оказались совершенно пусты, интересное началось с шестого уровня, на котором расположена вытяжка системы вентиляции.24. На седьмом уровне, согласно представленной выше схеме, должен был размещаться привод вентилятора фву, который представлен в музее (фото 07). Привода на месте не оказалось. На последний восьмой этаж ведет оригинальная лестница.25. И тут меня ждала весьма приятная находка - прекрасно сохраненная фильтро-вентиляционная установка с оригинальными надписями. Вот это да!26. Это самый верхний уровень башни и несмотря на то, что я был тут в середине сентября, наверху было реально жарко, даже душно и очень сухо. Благодаря таким климатическим условиям, установка идеально сохранилась и выглядит совершенно новой.27. Седьмой и восьмой этажи реально очень тесные, как вы сами видите по снимкам. Это исключительно технические этажи и укрываемые тут не размещались.Для полноты представления трехминутный видеообзор объекта:28. Рядом с башенкой было расположено интересное заброшенное здание.29. Судя по архитектуре, здание было построено в начале прошлого века, в то время, когда Вюнсдорф только начинал превращаться в крупный военный центр.30. Так здание выглядит со стороны. Мне стало интересно, что могло в нем размещаться в советский период, так что я отправился на поиски возможности забраться внутрь.31. С тыльной стороны здания расположены платформы для разгрузки грузов, а также шахта грузового лифта.32. На заднем фоне футуристично возвышается бетонная ракета Винкеля.33. Попасть внутрь здания не составило труда.34. Заброшенное здание порадовало приятной чистотой, тихой и немного мрачноватой атмосферой и отсутствием тегов и разного вида вандализма. Вюнсдорф в этом плане вообще очень хорош - полная противоположность Берлину.35. Внутри смотреть было особо нечего. Все помещения были совершенно пусты, так что определить, что тут размещалось в прошлом я так и не смог.36. Архитектура здания весьма приятна, когда-то тут было красиво и уютно и частичка этой красоты проступает даже через облупившуюся краску и советскую казенную раскраску стен, убивающую любую атмосферу.37. Вид из окна на припаркованную во дворе ракету.38. Одно из помещений облицовано кафелем, явно в советское время. Возможно, тут была кухня или медпункт.39. Вид из окна верхнего этажа.40. Рассматриваю красивый сентябрьский пейзаж за окном и замечаю еще одну башню, расположенную чуть в отдалении.41. Эта башенка расположена уже на окраине городка и со всех сторон окружена плотной растительностью. Растительность поглощает понемногу и саму башню, красиво оплетая ее плющем.42. К сожалению, эта башня оказалась полностью запечатанной бетоном. На месте входных порталов зияли бетонные пломбы.43. Есть что-то ретро-футуристическое в этом виде, как будто он сошел со страниц научной фантастики 1970-х. Если подключить фантазию, вполне можно представить, что кто-то прилетел на этой ракете на заброшенную планету, с которой внезапно исчезла вся цивилизация.На этом я завершаю первую половину поста, посвященную башням Винкеля и перехожу к рассказу о не менее интересном и более масштабном бункерном комплексе Майбах 1, построенном в качестве защищенного штаба для Верховного командования вермахта.44. Бункерный комплекс Майбах 1 расположен на территории бывшей советской воинской части, путь в которую ведет через заброшенное кпп.45. Руины бункеров рейха и классический советский забор - какое гармоничное сочетание наследия двух империй, которым Вюнсдорф очень щедро наполнен.46. На каждом углу советские артефакты, которые теперь являются историей и мимо которых ежедневно проходят туристы со всего мира.47. С середины 1930-х Третий рейх начинает активно готовиться к войне. Вюнсдорфу отводится в ней роль нервной системы и мозга Вермахта - тут размещаются главные руководящие органы немецкой армии - верховное главнокомандование вермахта и верховное командование сухопутных сил вермахта, для которых сооружают два огромных бункерных комплекса Майбах 1 и 2, из которых будет вестись руководство всеми военными операциями рейха от нападения на Польшу в 1939-м, до финальных боев весны 1945-го.В 1936 году верховное командование сухопутных сил вермахта принимает решение о расширении своей штаб-квартиры в Цоссене и строительстве там "бункерного городка" под кодовым именем "Майбах", состоящего из 12 бункеров, построенных в форме деревенских немецких домиков. Работы по сооружению бункерного городка начинаются в 1937 году и ведутся фирмой Beton- und Monierbau AG Berlin 24 часа в сутки в две смены по 12 часов. Над сооружением объекта ежедневно работало около 2000 рабочих одновременно. Работы по сооружению основной конструкции бункерного комплекса были завершены в мае 1939-го, а полностью строительство закончили к декабрю 1939-го. На схеме внизу показан бункерный городок, состоящий из 12 бункеров, соединенных между собой подземными потернами. Также бункер был соединен подземным ходом с расположенным рядом бункером связи Цеппелин, которому я посвящу отдельный пост.Все двенадцать бункеров в форме деревенских домиков были типовыми и имели размеры 36 на 16 метров. Над землей они возвышались на 15 метров, подземная часть уходила в грунт на 9 метров. В каждом из бункеров было пять этажей - три надземных и два подземных, самый нижний из которых имел выход в 600-метровую кольцевую потерну, соединяющую все "домики" бункерного поселка под землей. В этой потерне также располагались коммуникации и пневматическая почта, соединявшая каждый бункер с центральным бункером связи цеппелин, который имел кодовое имя Amt 500.Так выглядел бункерный комплекс Майбах 1 с высоты. Ничто во внешнем виде не выдавало в нем его истинную функцию и с самолета комплекс смотрелся как обычный казарменный городок.Для маскировки все бункера-домики были декорированы окнами, крыши обклеены рубероидом, а входные двери обшиты деревом. Вентиляционные шахты были замаскированы под дымоходы. Объект был секретным поэтому до наших дней дошло всего несколько его фотографий, и то сделанных снаружи. Они наглядно дают понять, как выглядела бункерная деревушка в прошлом.Распознать в этих домиках сверхсекретный командный центр Третьего рейха невозможно не только с воздуха, но и с земли. Кстати, маскировали военные объекты под жилые деревушки не только немцы, но и швейцарцы, которые в 1940-х годах возвели в горах систему огромных подземных крепостей, замаскированных под горные поселки, я немало писал о таких крепостях, почитать можно к примеру тут и тут.Объект Майбах 1 и 2 являлся главным командным центром немецкой армии на протяжении всего периода войны и был спешно покинут немцами 20 апреля 1945 года при приближении советских войск. 21 апреля в Цоссен вошла советская армия не встретив совершенно никакого сопротивления. Маршал Жуков размещает в Цоссене штаб, из которого курируется операция по штурму Берлина. Вскоре все оборудование с бункерного комплекса демонтируется и уезжает в качестве трофеев в Советский Союз. А между 1946 и 1948 годами согласно директиве №22 союзнического контрольного совета бункерные комплексы Майбах были взорваны советскими саперами в рамках программы по демилитаризации Германии.48. На протяжении десятилетий руины бункерного комплекса Майбах были доступны для посещения лишь советским военнослужащим, так как располагались на территории действующих армейских частей в закрытом городке Вюнсдорф и только после вывода Западной группы войск в 1994 году, доступ к бункерным руинам стал открыт широкой публике и с тех пор началось их изучение историками и фортификаторами.49. Информация об одном из величайших бункерных комплексов рейха, к сожалению, очень скудна. На то есть причины, все таки объект был сверхсекретным и фотографировать его в военное время было строжайше запрещено. К сожалению, не сохранилось ни одной фотографии интерьеров бункерного поселка. Когда советские войска вошли в Цоссен и заняли расположенные там бункерные комплексы, наверняка они были тщательно задокументированы и отсняты, но если такие архивы и существуют, то до сих пор они не были открыты общественности. Документации по бункерам также не сохранилось.50. Так что восстанавливать информацию об устройстве бункерного поселка историкам пришлось буквально изучая руины и сравнивая полученную информацию с немногочисленными историческими данными и свидетельствами очевидцев.51. Каждый бункер имел внутри защищенное ядро, расположенное на первом и втором этажах и окруженное менее защищенными рабочими комнатами, отделенными от внешнего мира бетонными стенами толщиной всего лишь 36 см. Толщина стен защищенного ядра составляла метр особенно прочного фортификационного железобетона, а потолки были дополнительно укреплены стальными несущими элементами, толщиной 24 см.52. Защищенное ядро бункера было отделено от остальной части герметичными шлюзами и соединено с подземными уровнями двумя лестничными пролетами. Каждый из "домиков" имел четыре входных портала - по одному с каждой стороны, которые также были отделены от улицы герметичными шлюзами. Бункерный комплекс располагал также резервной дизельной электростанцией, генераторы которой размещались на нижних уровнях домов А4 и А9.53. О том, насколько прочными и надежными оказались бункера этого комплекса свидетельствует тот факт, что советским саперам так и не удалось полностью подорвать их, имея в распоряжении море времени и сколько угодно динамита. Авиаудары бомбардировщиков уж тем более не смогли бы нанести бункерам какого-либо существенного вреда.54. Для подрыва некоторых бункеров использовалась технология подводного взрыва, когда бункер затапливали и размещали взрывчатку под водой.55. Такой взрыв имел гораздо большую разрушительную силу и лишь при помощи этой технологии удалось сравнять некоторые сооружения Майбаха с землей. Ну почти сравнять.56. А отдельные "домики" и вовсе пережили попытки подрыва и сохранились до нашего времени в относительно целостном состоянии.57. Дембельские надписи советских военнослужащих теперь тоже часть истории этого объекта.58. Покатая крыша помимо маскировочной функции значительно увеличивала сопротивляемость бункеров авиабомбам - как и в случае с "сигарами Винкеля", расчет был на то, что от покатой крыши бомбы могут отрекошечивать не сдетонировав, но и при детонации ударная волна частично гасилась а частично отражалась крышей.59. Во многих бункерах сохранился доступ в подземную кольцевую штольню, но, к сожалению, экскурсия проходит лишь по поверхности и даже подойти поближе к бункерам нельзя.60. Хотя у меня есть планы на будущее все же исследовать и подземную часть системы. Учитывая характер объекта, изолировать ее не получится, а забор, окружающий часть, очень невысок :)61. Дальше по ходу продвижения встречаются все более разрушенные "домики".62. В мае эти руины, обрамленные зеленью, особенно живописны. Ну а мысль о подземном лабиринте не дает покоя и манит изучить руины комплекса более детально как-нибудь в будущем.63. Посещение объекта в настоящее время возможно лишь с экскурсией и оно довольно поверхностно. По сути это просто обход территории, длящийся около двадцати минут.64. Правда, в тур входит еще и обзор огромного бункера связи Цеппелин он же Ранет, но и он тоже очень поверхностный, учитывая масштабы объекта, на осмотр которого отводится чуть менее часа.65. Тем не менее для поверхностного знакомства с обоими объектами этого более чем достаточно. Обычному туристу точно понравится, а тем кто копает глубже, всегда хочется полной свободы передвижения на объекте. Поэтому меня всегда расстраивают экскурсии в толпе.66. На этом наш беглый осмотр бункерного комплекса Майбах 1 подошел к завершению.67. Мы покидаем эту территорию, которая огорожена от соседней части такими самопальными воротами и направляемся к самому главному бункеру Вюнсдорфа - Цеппелину, известному больше под позывным "Ранет".68. Дорога проходит через территорию бывшей части, так что тут для антуража расставлены различные военные артефакты. На фото небольшой дизель-генератор.69. Остатки каких-то коммуникаций. Тут на территории части уже при советах соорудили множество более мелких бункеров, изготовленных из готовых бетонных сегментов. Но судя по снимкам в сети, они все подчистую выпотрошены так что смотреть там совершенно нечего.70. Еще один бункерный холмик встреченный нами по дороге к Ранету.Про Ранет будет отдельный большой пост, так как бункер весьма и весьма интересный, но перед этим я расскажу вам о втором комплексе Майбах 2, который я посетил на прошлых выходных. Сохранность его еще хуже, чем Майбах 1, но полная свобода перемещения дала возможность насладиться исследованием этой атмосферной локации и даже попасть внутрь подземной системы.Продолжение следует...

23 февраля, 15:00

"Бомбили американцев только в плохую погоду". История одного солдата

Когда-то семья Асядулы Нигматулина жила в татарском селе недалеко от Чистополя. Его отец Ярула был единственным, кого из села призвали в армию в Первую мировую войну. После революции воевал за красных. Война завершилась для него в Польше. Проведя шесть месяцев в плену у белополяков, Ярула бежал. Благополучно добрался до дома, не подозревая, что скоро придётся снова пускаться в бега. На свою беду Нигматулин отказался вступать в колхоз. Имея дом, лошадь, двух коров и 15 овец, он считался середняком, а следовательно, не очень-то благонадёжным. Его жена, правда, в отличие от мужа, в колхоз записалась. Но семью этот компромисс не уберёг. Один из друзей предупредил, что Нигматулиных придут раскулачивать. И тогда Ярула Нигматулин собрал ночью семью (помимо четырёхлетнего Асядулы в ней были ещё четверо детей), посадил на телегу и покинул родную деревню. Дальше — пристань, пароход до Астрахани и, наконец, город Грозный. Тысячи неблагонадёжных жителей СССР в те годы прятались на окраинах страны.  А потом была война В школе в классе Асядулы было девять парней, и все девять после выпускных экзаменов ушли на фронт добровольцами. Вернулись лишь двое. — В июне 1942-го нас, ребят-добровольцев, в Грозном набралось 182 человека. Всех отправили в Ростов-на-Дону. Приезжаем — и выясняется, что мы никому не нужны. В город вот-вот войдут немцы, на улицах — паника, грабежи магазинов. Да ещё документы наши пропали. Решили возвращаться домой. Шли всемером. Кое-как добрались до Грозного. А вскоре, к сентябрю 1942 года, немцы подошли и к нему. Но, в отличие от Ростова, взять не смогли. И тогда стали бомбить нефтепромыслы. — Из-за пожаров город погрузился во тьму. Всё небо — в чёрном дыму, можно было различить лишь узкую полоску света у горизонта, — вспоминает Асядула Нигматулин. — Самолёты разбомбили пруд, в который сливали некачественную нефть. Всех взрослых, все подводы и машины останавливали на улицах и бросали на создание "плотин" из песка и камней на пути этого потока. Построили три защитные линии. Горящая нефть прорвала две из них и остановилась у третьей. Закоксовалась. И тогда весь город хлынул рубить этот образовавшийся кокс. Рубили сверху, а снизу ещё была красная раскалённая нефть. Мы с братом вывезли за два раза тонну кокса, а сделать третью ходку уже не успели. Городские власти быстро всё оцепили, разбили эти залежи топлива на участки, закрепили за предприятиями и организациями — рубить кокс там могли только их сотрудники. Так благодаря немецкой бомбардировке грозненцы не мёрзли зимой — топили коксом печки. Со второй попытки молодых добровольцев всё-таки смогли отправить, но не на фронт, а в тыл. В Кировабад.  Через Кировабад (ныне Гянджу) из Ирана шли поставки самолётов по ленд-лизу — американских "Бостонов" и "Аэрокобр". Там же находилось лётное училище. Асядула стал курсантом. Лётчиков тогда готовили всего шесть месяцев. Изучив теорию, курсант должен был сделать 10 самостоятельных полётов — главное, чтобы садиться умел. Инструкторы говорили: "На фронте долетаешь".  Однажды в Кировабад принимать самолёты прилетела группа лётчиков 4-го Гвардейского бомбардировочного полка 6-й авиадивизии 85-го корпуса. И они подговорили нескольких недоучившихся парней лететь с ними в полк, где их готовы были включить в экипажи. Но не лётчиками, а стрелками-радистами. — Мы так рвались на фронт, что были согласны на всё ради этой возможности, — вспоминает ветеран. Он успел совершить 18 боевых вылетов на пикирующем бомбардировщике Пе-2. В распоряжении стрелка были два пулемёта — переносной ШКАС, который нужно был перетаскивать с борта на борт, и стационарный крупнокалиберный ПБ-12,7. Стрелять из него приходилось стоя коленями в люке. Именно в такой позе во время пятого вылета у Асядулы состоялось боевое крещение. — Я увидел силуэт истребителя и нажал на гашетку. Глаза невольно зажмурились. Попал или нет, не знаю, но немец от нас отстал, — рассказывает Асядула Нигматулин.  Пе-2 не был лёгкой добычей, изначально самолёт создавался как дальний истребитель, но стал в войну пикирующим бомбардировщиком.  Война для полка закончилась 9 апреля со взятием Кёнигсберга. Асядула вернулся в училище, доучился на лётчика и уже в новом качестве возвратился в тот же 4-й бомбардировочный полк. Летал на Пе-2 и американской "Летающей крепости" (В-25). — "Летающая крепость" — отличный самолёт, дальний бомбардировщик. Он тоже достался нам по ленд-лизу. Мы на нём отрабатывали бомбометания с оптическим прицелом. А вот Пе-2 — машина не очень удачная. Сложная при посадке. А ноу-хау тех лет — электрическое управление — не раз приводило к пожарам в воздухе. Асядула первый раз горел именно на Пе-2 — 17 октября 1947 года в училище. Но смог сесть на одном двигателе.  Секретный интернациональный долг В 1950 году для Асядулы началась реактивная эра. Его 6-я воздушная дивизия одной из первых в стране стала переучиваться на реактивные бомбардировщики Ил-28.  Вскоре 10 экипажей полка получили задание перегонять бомбардировщики в Китай. Лётчиков привезли на завод в подмосковные Луховицы. А там на сколько глаз видит — как чаек на морском берегу — Ил-28 без опознавательных знаков. Их перегоняли на высоте 11–12 километров по маршруту Казань — Свердловск — Омск — Иркутск. И в конце бросок на юг — на аэродром китайского города Цицикара. Там никто не встречал — ни китайцы, ни наши. Это было очень странно. Только получили команду по рации: брать свои  тревожные чемоданчики и загружаться в стоявший неподалёку в Ли-2... Но из Цицикара не вернулись в Москву, а почему-то были переброшены дальше на восток — на один из военных аэродромов Амурской области. Три дня жили в неведении, а потом всех командиров и штурманов пригласили в штаб: "Ну что, братцы, отдохнули? А теперь вступаем в войну". СССР и Китай решили выполнить интернациональный долг — вмешаться в боевые действия в Корее. Начало этой войны было для северокорейских войск очень успешным — они почти сбросили южнокорейцев в море. Но огромный американский десант резко изменил соотношение сил. Войска "северян" примерно за месяц оказались на грани разгрома. И вот тогда-то, в октябре 1950 года, в войну вступили 270-тысячная китайская армия и советская авиация. Участие в боевых действиях наших истребителей МиГ-15 — уже давно рассекреченный факт. А вот официальной информации о применении бомбардировщиков нет. Асядула Нигматулин — источник неофициальный, но вполне достоверный. — Мы базировались на одном из наших дальневосточных аэродромов. Вылетали раз в два-три дня, причём только в пасмурную погоду. Бомбили из облаков, в основном с радиолокационным прицелом. Вначале с высоты 5000 метров. Потом спустились до 3000. Это были одиночные вылеты — каждый бомбардировщик прикрывала пара истребителей дивизии Кожедуба, у нас с ними и с командным пунктом были единые каналы связи. Нам ставили задачу, но не говорили, что именно за объекты мы бомбим. Предупреждали: если собьют, прыгать с парашютом можно только севернее 38-й параллели, по которой проходила линия фронта. Но воспользоваться этим правилом не пришлось.  Василий Сталин разрешил летать в трусах Скоро выпали Нигматулину испытания посерьёзнее — уже "в мирной жизни". После бомбометаний на одном из прибалтийских полигонов на его Ил-28 загорелся двигатель. В бензобаках было ещё полно керосина. И огонь уже подбирался к ним — самолёт мог взорваться. После переговоров с землёй на высоте 4000 метров Асядуле пришлось впервые в жизни катапультироваться.  А летом 1952 года его дивизия участвовала в параде в Москве на День авиации. Это был последний сталинский воздушный парад. В Тушине соорудили громадную застеклённую трибуну. Вообще-то, тогда, летом 1952-го, в небе должны были находиться только лётчики парадной дивизии, насчитывавшей 81 самолёт. Но министр обороны маршал Жуков посчитал, что реактивной авиации маловато, и решил привлечь ещё и 6-ю Гвардейскую. Для лётчиков это был жуткий стресс. Если парадная дивизия тренировалась месяц, то "шестёрку" обучали всего неделю. 162 реактивных бомбардировщика выстраивались в колонну за 70 километров от Тушина. Шли девятками. Первая на высоте 100 метров, вторая, чтобы не попасть в струи двигателей предыдущих, — на 115 метрах, третья — на 130. — Это сверхтяжело было — держать дистанцию. И никаких приборов, всё только на глаз, — вспоминает Асядула Нигматулин. — Да, ещё в чём мы летали тогда: хромовые сапоги, бриджи, плотная, чуть ли не брезентовая сорочка, куртка, шлемофон. А дело было в августе, и температура в кабине доходила до 30 градусов. Приземлился, заруливаешь на бетонку: ещё техник не успел поставить стремянку, а ты уже отстёгиваешь парашют и как ошпаренный выпрыгиваешь из кабины. Снимаешь насквозь мокрую от пота сорочку — и первым делом её выжимаешь. Помню, после генеральной репетиции только выбрались из кабин, еле живые, и прилетает Василий Сталин. Он был командующим ВВС Московского военного округа. И именно он руководил парадом, сам открывал его на Ту-4. Генерал-лейтенант подъезжает к нам, спрашивает, как дела. Народ начинает ему жаловаться: "Товарищ командующий, это просто невозможно. Пот в глаза затекает — не видно ничего. Не дай бог что-нибудь случится". А он нам говорит: "Разрешаю летать в одних трусах". Конечно, никто этим разрешением не воспользовался. На самом параде Асядула летел мимо трибун почти вслепую. Но долетел. А для Василия Сталина тот парад стал катастрофой. Нет, всё прошло замечательно. И его отец был увиденным зрелищем так доволен, что пригласил сына на банкет с членами политбюро. А Василий к тому моменту уже успел напиться на радостях. Приехал к отцу пьяным. Сталин выгнал его с банкета и на следующий день снял с должности. В 1953 году Асядула встретил свою любовь. Приехал в отпуск домой, в Грозный. Пришёл на встречу молодёжи в Татарской слободке. И во время танца выронил из кармана пистолет. Это увидела молодая учительница Ряйса и строго лётчика отчитала. Так что он тут же пошёл в уборную, расстрелял там все патроны, а сам ствол выкинул в отхожее место. А в следующий приезд решил посвататься к строгой учительнице. Ряйса согласилась на предложение руки и сердца старшего лейтенанта. Всё выше, и выше, и выше... В 1952 году Асядула подал рапорт в Военно-воздушную инженерную академию имени Жуковского, на отделение лётчиков-инженеров. Экзамены сдал успешно. Но тут выяснилось, что отделение в академии внезапно закрыли и готовят теперь просто авиационных инженеров. Асядула хотел летать. Последнее слово оставалось за командующим Прибалтийским военным округом генералом Иваном Баграмяном. Он утверждал кандидатуры подчинённых, отправляемых на учёбу. Когда через полтора месяца Асядулу вызвали в штаб и вручили бумагу с решением Баграмяна, у Нигматулина камень упал с плеч. Резолюция командующего на документе была нецензурной:  "Нехрен (только генерал употребил другое слово — И.Ю.) из лётчика реактивной авиации делать инженера!" В 1956 году Нигматулина направили на центральные курсы усовершенствования лётного состава в Таганрог. И в этот момент туда прибыл генерал Нанейшвили набирать слушателей в Военно-воздушную академию в Монине. Это был авиационный вуз номер один. Он готовил командные кадры для авиачастей. Но Асядулу беспокоил щекотливый вопрос. В его личном деле имелась запись о том, что родители были раскулачены. А в то время на подобный "компромат" смотрели очень строго. При поступлении в такое серьёзное учебное заведение уже после всех экзаменов людей с "тёмным прошлым" отсекала мандатная комиссия. И Асядула на собеседовании с генералом сам поднял этот вопрос. Нанейшвили внимательно посмотрел на него. И заверил, что на факт раскулачивания в академии посмотрят сквозь пальцы. Окрылённый этим обещанием лётчик сдал экзамены на отлично. По окончании академии в 1959 году получил назначение в Липецк. Командиром эскадрильи на Первых центральных курсах усовершенствования лётного состава. Это было что-то вроде высшей школы лётного мастерства — на курсах обучали уже опытных пилотов уровня не ниже командира эскадрильи. Но Нигматулину страшно не повезло. Вскоре после его прибытия в Липецк в жизни части началась чёрная полоса. 20 апреля 1960 года во время тренировочного полёта с очередным слушателем двое опытных лётчиков-инструкторов, чемпионов ВВС по бомбометанию, неверно считали информацию с локатора, и самолёт вместо полигона сбросил бомбы на завод синтетического каучука в Воронеже. К счастью, обошлось без жертв. Но сразу же последовал звонок из горкома в Москву: "Бомбят Воронеж!" Экипаж самолёта ещё выполнил полёт по маршруту, а на аэродроме его уже поджидали две чёрные "Волги"... Лётчиков-чемпионов после суда офицерской чести уволили из армии без пенсии. А ещё через пару месяцев как гром среди ясного неба прогремело известие: Хрущёв решил полностью разогнать фронтовую бомбардировочную авиацию. Новейшие Ил-28, на тот момент лучшие в мире "бомберы",  стали резать на металлолом. Сотни отличных лётчиков увольняли в запас. Асядулу Нигматулина ждала та же участь. Было очень обидно — выходит, зря заканчивал академию? Он уже даже написал рапорт, договорился о работе на гражданке: его брали командиром на Ту-104. Но пришёл приказ главкома ВВС, согласно которому Асядулу, единственного из части (!), не уволили. Лётчика перевели в секретный авиаполк, в задачи которого входили две функции — гипотетическая (вывоз правительства из Москвы в так называемый особый, то есть предвоенный период) и реальная (поиск и спасение приземлившихся космонавтов). В этот полк отбирали лучших лётчиков страны. Пришло время Асядуле открывать для себя Казахстан. 10 экипажей секретного полка садились на аэродромах в Балхаше, Троицке, Акмолинске, Целинограде... Все космические запуски — неважно, пилотируемых кораблей или научных, метеорологических и других спутников — обозначались словом "космос" с порядковым номером. Нигматулин застал самое начало советской космической эры. Первым для него стал "Космос-3", а последним, когда он через четыре года покинул полк, — "Космос-196".  "Космос-4" долго не могли найти. Он упал в 500 метрах от одного села на целине, и все три выбрасываемые при посадке антенны радиомаяка вышли из строя. Когда объект наконец обнаружили, местные жители уже успели отрезать парашют, ткань которого очень им приглянулась, и подбирались к секретной начинке самого аппарата. Но при приближении к нему  сработала сигнализация — завыла сирена. А уж вскрытие подобных космических гостинцев было и вовсе небезопасно — в них закладывалась взрывчатка. Когда объявлялась "космическая готовность", лётчикам запрещалось отправлять письма, звонить по межгороду, даже лишний раз покидать гостиницы, в которых они жили.  Как только спускаемый аппарат садился и это место засекали, туда с дежурившего в воздухе самолёта Ил-14 прыгали парашютисты-десантники во главе с тем самым подполковником. Они первыми подбегали к космонавтам, помогали им выбраться из капсулы. Затем на вертолётах прибывала вторая спасательная группа. И тоже довольно быстро. Так, когда Нигматулин встречал советского космонавта № 5 Валерия Быковского, тот к его прилёту едва успел выбраться из спускаемого аппарата и ещё только зашнуровывал кеды. На "космосе" Асядула отработал четыре года. А потом представилась возможность поступить в адъюнктуру Военно-воздушной академии в Монине. Оттуда даже пришёл запрос на его личное дело. — Но я постоянно был в командировках, а командир полка этот запрос придержал и сам поехал вместо меня, — усмехается Нигматулин.   От обиды, как только появилась возможность, он сразу же покинул перспективный "космический полк". В 1964 году перевёлся под Выборг. Там базировался 332-й отдельный Гвардейский вертолётный полк. Экипажи полка привлекались для испытаний ракетно-вертолётных комплексов. Специально сконструированные гигантские вертолёты Ми-6 должны были оперативно перебрасывать по воздуху ракеты средней дальности вместе со спусковыми установками. Это делалось с целью неожиданной для потенциального противника смены позиций.  Асядула Нигматулин в 1967 году стал командиром 332-го полка, но продолжал летать. И даже гореть в вертолётах. Один такой пожар случился ночью 13 марта 1969 года на Ми-6. В полк прибыл новый офицер-пропагандист по фамилии Татарин. Он попросил Асядулу: "Товарищ командир, возьмите с собой. Я ещё ни разу не вертолёте не летал". Ну как отказать земляку? А в воздухе на высоте 900 метров приборная доска вдруг вспыхнула, заискрила, как сварочный аппарат. Засветилось табло "Пожар". — Я не раз горел в воздухе. Но тогда сердце впервые ёкнуло, — признаётся Асядула Нигматулин. — Ночь, облака, а под нами карельский лес — вертолёт аварийно не посадить. Возможно, придётся прыгать. У каждого из шести членов экипажа был парашют. Но нас-то — семеро! А у этого пассажира-пропагандиста парашюта нет! И я вдруг отчётливо понял, что в такой ситуации тоже не смогу прыгнуть. К счастью, мы дотянули до запасного аэродрома. Хроника пикирующей страны В 1967 году судьба приготовила Асядуле встречу с молодостью. Именно в 332-м вертолётном полку снимали фильм "Хроника пикирующего бомбардировщика" с его родным самолётом Пе-2 "в главной роли". — Мы начали сами снимать наш полк для истории. Сделали несколько отличных документальных фильмов. Например, о том, как вертолёты Ми-6 наводят переправу на реке Вуоксе. Несут на внешней подвеске восьмитонные понтоны размером семь на восемь метров — уникальная работа!  В 90-е годы мир Нигматуллина стал рушиться. Всё, во что верил Асядула, было объявлено коммунистической пропагандой. Всё, чему служил, — тоталитарным режимом. А государство, в котором жил и которым гордился, — империей зла. Армия стала разваливаться. Приходили страшные вести из Грозного — города, где Асядула вырос и куда каждый год приезжал в отпуск. Там жили все его близкие родственники. Сначала, в первую чеченскую войну, погибли сестра, её муж и внук. Причём даже обстоятельства их смерти толком не выяснены (известно только, что бандиты убили сестру в её доме выстрелом в голову). Асядула добирался в Грозный на похороны на перекладных автобусах, а потом шёл пешком. — Я с трудом нашёл дорогу к родному дому. Вдоль центральной улицы — сплошные металлические заборы и надписи "Осторожно, мины!". Во время Великой Отечественной войны я видел разрушенный Кёнигсберг. Так вот, он пострадал меньше, чем Грозный. По пути до дома я не встретил ни одного целого здания. Потом настал черёд хоронить брата и его жену. Их убили в собственном доме в 1998 году, в казалось бы мирное время между первой и второй чеченскими войнами. Заслуженному военному лётчику из России, приехавшему на похороны, находиться в Грозном было небезопасно. Поэтому возле его дома днём дежурил один автоматчик, а ночью двое. — На почту, чтобы я мог позвонить жене, меня возили с охраной. Хотел на рынок сходить в двух шагах, только открыл калитку — часовой бежит: "Дядя Лёня, вы куда? Мы вам продукты сами принесём". Тогда уже поезд ходил Грозный — Москва. Я собрался на нём возвращаться домой. Снова слышу: "Дядя Лёня, только не из Грозного! Про вас уже все здесь знают. Как бы чего не вышло в пути. Мы спокойно вас отвезём на машине до Пятигорска через блокпосты, а уже там сядете в поезд". Никогда не думал Асядула, что придётся, прячась от невидимой угрозы, покидать город, который привык считать своей родиной. Будто кто-то взял и отсёк его прошлое.  Даже поездки на дачу теперь стали мучительными. Она у Нигматулиных под Выборгом, недалеко от аэродрома 332-го полка. Так что Асядула стал невольным свидетелем прозябания своей бывшей части. Окончательно полк прекратил существование в 2010 году при министре обороны Сердюкове. Просьба к Путину   А в 2012 году состоялся тот самый разговор Асядулы Нигматулина с Владимиром Путиным. Ветерану позвонили из штаба воздушной армии. Предупредили о предстоящей встрече и попросили держать это в секрете. Асядула даже внуку, жившему тогда вместе с ним, ничего не сказал. А само время встречи с тринадцатью ветеранами Министерства обороны сообщили только накануне. Путин приехал в родной город на годовщину снятия блокады, собирался возложить венок на Пискарёвском кладбище. Там и состоялась встреча. Владимир Путин признался ветеранам, что на Пискарёвке, возможно, покоится его старший брат, которого он никогда не видел. В 1942 году детей забирали из голодающих семей, чтобы их спасти. "У мамы тоже забрали ребёнка, и, к сожалению, он заболел, по-моему, дифтеритом, и умер. Сообщили, что умер, но так и не сообщили место захоронения, так что вполне вероятно, что он здесь где-то захоронен", — поделился президент страны с ветеранами. Дальше ветераны рассказывали о себе, задавали много вопросов первому лицу страны — о лекарствах в аптеках, о возрождении уроков физкультуры в школах, об опасности вступления России в ВТО, даже о засилье на телеэкранах Пугачёвых и Галкиных. Асядула Нигматулин ничего о себе не рассказывал и поднял всего один вопрос. Тот, который больше всего волновал и до сих пор волнует. Как сохранить единство многонациональной страны? Перед его глазами всё ещё стоят разрушенный Грозный и могилы погибших близких. Теперь Грозный отстроили, но каждый день по телевизору показывают, как разрушают Донбасс, — будто и не было в стране десятилетий "дружбы народов". На той встрече Асядула Нигматулин предложил узаконить термин "российский народ", Владимир Путин с ним согласился: "Это правильно. Он есть, им надо просто пользоваться почаще". И ещё говорили о Советском Союзе. Путин сказал, что возродить СССР невозможно и, к сожалению, уже и не нужно, "но сохранить всё доброе, всё полезное и перспективное, доставшееся нам от вас, от ваших поколений, от тех людей, которые создавали и укрепляли огромную, великую страну, Советский Союз, — это наша историческая миссия". 

21 февраля, 22:36

Самый стойкий оловянный солдат США

Герберт Макмастер — советник Трампа по национальной безопасности.  В каждом солдатском ранце лежит маршальский жезл, но, хочется добавить, не в каждом лежит скипетр. Маршал Жуков попал в опалу за «наполеонизм». Так вот, сейчас мы наблюдаем обратный процесс в США...

Выбор редакции
21 февраля, 10:13

В Новосибирске восстанавливают самолет, на котором мог летать маршал Жуков

Для реставрации Ил-14 построили специальный ангар, завершить работы планируется в течение 2-3 лет

11 февраля, 15:05

Тоже командовал штрафной ротой.

Оригинал взят у oper_1974 в Тоже командовал штрафной ротой.Виктор Сикирко. Приднестровье. Интервью с ветераном ВОВ Анатолием Павловичем Крыловым.         "В армию я призвался в 1940-м и к началу войны отслужил уже больше полугода, имел неплохую воинскую подготовку, благодарности от командиров, считался образцовым красноармейцем. Конечно, рвался на фронт, как и все однополчане, но мы оставались в резерве. Откатились от Воронежа за Дон. Немцы сильно перли тогда на этом направлении - рвались к Сталинграду. Но потом и мы перешли в наступление.        Наступали уже чаще, чем оборонялись. И связистам работы хватало - тянуть провода на передовую, туда, где идет бой. Порой приходилось вместе с передовыми отрядами бежать с катушкой в атаку, чтобы быстрее командиру связь обеспечить.        Очередное наступление обернулось освобождением Белгорода - наш полк первым ворвался в город, я был награжден медалью "За отвагу".         Вскоре дивизию переименовали в 89-ю гвардейскую. Кстати, это первая дивизия, которая получила название от двух городов: 5 августа 1943-го после освобождения Белгорода и 23 августа того же года - Харькова.А.П. Крылов.          Командиры у нас были боевые, первого комдива я хоть и плохо тогда запомнил, но довелось после войны пообщаться, это был крупный военачальник, генерал Баксов Алексей Иванович - Герой Советского Союза.        Потом его сменил Михаил Петрович Серюгин, когда освобождали Бендеры. Лешку Бельского хорошо помню - он штурмовым батальоном командовал. Слышал про Бельского?        Алексей Бельский - человек в советской Молдавии известный. За Ясско-Кишиневскую операцию получил Героя, затем отличился в Висло-Одерской, после боев в Берлине был снова представлен к Звезде, но вторую по каким-то причинам не дали.        После войны осел в Кишиневе, стал почетным гражданином города, улицу его именем назвали. Правда, когда СССР распался, на волне антироссийской волны власти "независимой" республики упразднили память комбата-освободителя - теперь улица носит имя господаря, объединившего в XIX веке Молдавию и Валахию, фактически Румынию. Очень символично.        Меня как боевого сержанта направили на курсы младших лейтенантов. Окончил их 11 марта 1944 года и получил офицерские погоны. Стал командиром взвода. Конечно, быть офицером я тогда даже не мечтал, я ведь из крестьян.       Хотя армия у нас была рабоче-крестьянской - так что любой при военном умении и мастерстве мог дослужиться хоть до генерала. Вон, маршал Жуков Георгий Константинович, тоже из деревенских, а до каких высот поднялся! Меня же только до майора хватило...      Штрафными ротами и штрафбатами командовали обычные кадровые офицеры, как и любым другим подразделением. Да, шанс погибнуть был велик, но и льготы нам полагались приличные.      Например, выслуга шла: один месяц службы - за шесть (в обычных строевых частях месяц - за три), денежное довольствие значительно выше, усиленный продовольственный аттестат. Если бы не особый риск и постоянное нахождение на острие атаки, то, можно сказать, как сыр в масле катались.        До штрафной успел поучаствовать в боях в качестве взводного на передовой. 20 апреля 1944 года полк, где я служил, получил задание перейти в наступление на Варницком плацдарме. Рота автоматчиков должна была прорвать оборону противника и отрезать путь отходящим из Бендер немецко-румынским войскам.       Атака была стремительной. Успех ей обеспечил штрафной батальон, состоявший исключительно из разжалованных за различные провинности офицеров. Воевали они грамотно - противник позорно бежал.       В том бою я не уберегся и был ранен, правда, не очень тяжело, и уже после госпиталя, который располагался в селе Мигаево Одесской области, когда мне предложили пойти на штрафную роту, я вспомнил ту атаку штрафников и сразу согласился.       Моя штрафрота в течение двух месяцев занимала оборону в районе городка Кицканы, на знаменитом плацдарме, где вскоре начнется наступление на Кишинев, а затем на Яссы. Я к тому времени уже вступил в партию, присвоили звание лейтенанта.       Штрафники хорошие солдаты, это в фильмах показывают, что там были сплошь уголовники и головорезы. Разные бойцы попадались, разные были у них и провинности, но слушались все беспрекословно.       И если штрафбаты комплектовались исключительно разжалованными офицерами, то в штрафных ротах были солдаты, попавшие сюда не за самые тяжелые провинности. Почему-то считается, что штрафники могли искупить вину только кровью, но это не совсем так. Наказание с них снималось и по ходатайству командира, так что старательными были во всем.      Момент истины для моей штрафной роты наступил 20 августа 1944 года. Задача была как раз для штрафников - после короткой артподготовки стремительным броском проникнуть в первую траншею румын и постараться взять "языка"-офицера. По большому счету, эта атака должна была отвлечь внимание противника от основного удара армии.      Рукопашный бой - страшная штука, в ход уже идут только ножи и штыки, автоматы и пулеметы бесполезны. А самое главное оружие - злость и понимание, что назад уже не отступить: убьют в спину.      Значит, нужно только вперед. Румыны, хотя их и больше было, дрогнули и побежали. А у моих - боевой азарт, продолжают атаку, пришлось останавливать.        О том, что сам ранен, мне сказали штрафники - в пылу бояян этого просто не заметил. Опять попал в уже знакомый госпиталь под Одессой. Врач-хирург, осмотрев рану, пошутил: "Лейтенант, ты что, специально лезешь под пули, чтобы к нам попасть? По медсестричкам соскучился?" За участие в Ясско-Кишиневской операции меня наградили орденом Отечественной войны II степени.      После выписки из госпиталя получил направление в 46-ю стрелковую дивизию, которая была уже под Будапештом. Но не командиром штрафников, а по своей воинской специальности - в роту связи полка.      Дальнейший путь лежал в направлении Вены - опять с боями. Тогда за обеспечение бесперебойной связи был награжден орденом Красной Звезды. Под Веной и встретил День Победы."         После демобилизации Анатолий Павлович вернулся на родину, устроился на работу. Китель с боевыми наградами повесил в шкаф в комнате общежития. Но армия так сразу не отпустила - в 1949-м он неожиданно получил повестку. Направили в 57-й отдельный батальон связи в Кишиневе.         В армии Анатолий Павлович прослужил до 1956-го, окончил курсы по подготовке политсостава при Одесском военном округе, два года был замполитом отдельного контрольного радиотехнического поста. После увольнения работал начальником районного узла связи в Кишиневе. Наверстал и профессиональное образование - окончил Одесский электротехнический техникум связи.        О том, как жилось после распада СССР, говорить не любит. Правда, Приднестровье, в отличие от Молдавии, - островок России. Здесь советских ветеранов на одну доску с битыми ими "участниками войны" с немецко-румынской стороны никто не ставит.

01 февраля, 14:13

«Между Сечиным и элитой никогда не было нежной дружбы»

Известное лондонское информационное агентство заявило сегодня, что глава «Роснефти» Игорь Сечин лично принимал участие в спецоперации по задержанию экс-главы МЭР России Алексея Улюкаева. О том, можно ли считать это сенсацией и почему именно английские журналисты рассказывают миру подробности ареста российского министра, рассуждают эксперты «БИЗНЕС Online».

01 февраля, 00:51

Эксперт пояснил, почему была потеряна Пальмира

Военный эксперт, доцент кафедры политологии и социологии Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова Александр Перенджиев, комментируя ситуацию в Сирии, отметил, что когда первый раз была освобождена Пальмира, правительственные войска контролировали лишь узкую полосу территории вдоль дороги, а горы и холмы вокруг были заняты боевиками «Исламского государства» (ИГ)*. «Невозможно контролировать город, не контролируя территорию вокруг. К сожалению, Пальмира была отбита у правительственных войск именно потому, что наступление не велось на широком фронте. В будущем войска Асада не должны повторять таких ошибок, нельзя спешить и оставлять открытыми фланги», - сказал эксперт в интервью ФАН.  Он также привел факты из истории, когда, операция на Ржевско-Вяземском выступе в 1942 году, целью которой было выбить фашистов с плацдарма к западу от Москвы, обошлась Советскому Союзу в 300 тысяч убитых, пропавших без вести и раненых. Такая же ситуация, по его словам, была и во время наступления на Харьков в этом же году. Тогда армия, наступая узким клином, позволила врагу контратаковать себя по слабым флангам, но уже через год советские военачальники действовали по-другому. «Хрестоматийный пример – Курская оборонительная операция, которую провел маршал Жуков уже широким фронтом, с подготовленными и разведанными флангами. Советские военачальники научились искусству тактики прямо в ходе войны и в дальнейшем их операции заносились в учебники военного искусства», - отметил Перенджиев. Напомним, Пальмира была освобождена от боевиков при активном участии российских ВКС в марте 2016 года, но в декабре террористы вновь захватили древний город. ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: (статья) Трамп закрепит безопасные зоны в Сирии * «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

31 января, 20:13

Стабильность с тенденцией к улучшению: война в Сирии сходит на нет

Урегулирование конфликта в Сирии является основополагающим моментом как для Ближнего Востока, так и для геополитической ситуации в мире в целом. 

31 января, 17:42

Сирийское противостояние: этапы и прогнозы

Операции ВКС РФ на сирийском театре военных действий войдут в историю как примеры грамотного оперативно-тактического планирования.

23 января, 14:39

23 января 1943 Г.К.Жукову было присвоено звание Маршала Советского Союза

23 января 1943 года на основании Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР Георгию Константиновичу Жукову было присвоено звание Маршала Советского Союза. Сегодня уже сложно представить имя легендарного полководца Великой Отечественной войны без маршальского звания.

09 января, 17:09

Великий бюрократ. Взлёт и падение самого незаметного советского лидера

      8 января 1902 года родился Георгий Маленков — один из самых могущественных, но вместе с тем неприметных деятелей сталинской эпохи. С конца 30-х годов Маленков входил в пятёрку самых могущественных людей государства, а после окончания войны и вовсе стал вторым человеком после Сталина. Но, несмотря на всё это, он всегда оставался в тени Берии, Молотова или Кагановича. Оставаясь на неприметной должности, Маленков сосредоточил в своих руках огромную власть и разгромил влиятельный клан Жданова после войны. Более того, именно Маленков после смерти Сталина возглавил страну и на протяжении нескольких месяцев был руководителем Советского Союза, а вовсе не Берия и Хрущёв. Лайф выяснил историю жизни самого могущественного бюрократа в советской истории.

08 января, 09:00

Великий бюрократ. Взлёт и падение самого незаметного советского лидера

8 января 1902 года родился Георгий Маленков — один из самых могущественных, но вместе с тем неприметных деятелей сталинской эпохи. С конца 30-х годов Маленков входил в пятёрку самых могущественных людей государства, а после окончания войны и вовсе стал вторым человеком после Сталина. Но, несмотря на всё это, он всегда оставался в тени Берии, Молотова или Кагановича. Оставаясь на неприметной должности, Маленков сосредоточил в своих руках огромную власть и разгромил влиятельный клан Жданова после войны. Более того, именно Маленков после смерти Сталина возглавил страну и на протяжении нескольких месяцев был руководителем Советского Союза, а вовсе не Берия и Хрущёв. Лайф выяснил историю жизни самого могущественного бюрократа в советской истории. Начало карьеры Маленков не был связан с революционным движением до 1917 года, поскольку был ещё слишком молод, да и жил достаточно далеко от бурлящих промышленных городов — в Оренбурге. Во время Гражданской войны Маленков был мобилизован в Красную Армию — его отправили не простым солдатом в окопы, а агитатором-политработником. Именно на этой войне произошла судьбоносная встреча, которая задала блестящий старт его карьере. Будучи в Туркестане, он познакомился с библиотекарем агитационного красного поезда — Валерией Голубцовой, на которой и женился. Голубцова имела правильную советскую родословную. Три её тётки были знаменитыми сёстрами Невзоровыми, которые дружили с Лениным ещё в те незапамятные времена, когда он был пламенным провинциалом, едва приехавшим в Петербург и только познакомившимся с завсегдатаями первых марксистских кружков. А одна из тёток была замужем за самим Глебом Кржижановским — лучшим другом Ленина. После окончания войны Голубцова перебралась в Москву и забрала с собой мужа. Она устроилась на работу в организационный отдел ЦК, туда же устроился и Маленков, параллельно поступив в Бауманку и став секретарём её партийной организации. Взлёт Маленков резко возвысился во время разгрома внутрипартийной оппозиции, приняв активное участие в чистке партийных рядов университетской ячейки. Через некоторое время нашедшего себя на поприще бюрократии Маленкова забрали в Московский обком, где он также возглавил организационный отдел.   Вскоре его перебросили в отдел руководящих партийных органов ЦК, где он стал заместителем Николая Ежова — будущего наркома НКВД. В те времена Ежов был ещё маленьким и неприметным кадровиком. После его назначения наркомом внутренних дел Маленков занял место руководителя отдела. Как раз в это время начались самые масштабные партийные чистки и роль кадровых органов партии многократно возросла. Кадровик обрёл невиданную ранее мощь в партии, ведь в его руках находились все картотеки на членов партии и компромат, и от желания кадровика могло зависеть очень многое, например, сохранение членства в партии. В 1935 году Сталин инициировал самую массовую кампанию проверки и обмена членских билетов в партии, под предлогом которой была проведена чистка партийных рядов. Большую роль в этой кампании, в силу служебных обязанностей, довелось сыграть Маленкову. Именно он руководил созданием огромной картотеки, в которой хранились личные дела на каждого члена партии, а их к тому моменту насчитывалось около 2,5 миллиона. Неприметный Маленков, занимавший, казалось бы, третьестепенную должность, внезапно оказался одним из самых могущественных людей в стране. В его руках оказалась самая большая база данных на партийную номенклатуру. Любой старый большевик, какие бы заслуги перед революцией он ни имел, мог вылететь из партии по щелчку пальцев Маленкова. Чтобы оценить масштаб влияния, которой приобрёл незаметный аппаратчик, достаточно сказать, что свержение всесильного и жестокого наркома внутренних дел Ежова во многом связано именно с Маленковым. Именно он в разгар кровавых репрессий инициировал масштабную проверку деятельности органов внутренних дел и лично посетил с инспекцией партийные организации крупных городов, чтобы проверить многочисленные жалобы со стороны коммунистов. По итогам инспекции Маленков составил доклад о перегибах на местах и уничтожении честных коммунистов, который через сталинского доверенного секретаря Поскребышева передал лично Сталину. Через некоторое время Ежов был замещён на своём посту Берией, но в конце концов сумел пробиться на встречу к Сталину, где у них с Маленковым произошёл конфликт, в ходе которого он обвинил партийного кадровика в попустительстве врагам народа. Сталин предложил им выйти и продолжить беседу в кабинете Маленкова. Именно там Ежов и был арестован Берией и Маленковым. После падения Ежова Маленкова ввели в состав ЦК и назначили секретарём ЦК и главой Управления кадров ЦК. Это сделало его самым влиятельным из людей, не входивших в узкий состав Политбюро. Секретарь ЦК имел право присутствовать на заседаниях Политбюро и даже имел совещательный голос. Фактически это был второй человек в партии после генерального секретаря. До Маленкова эту должность занимали ближайшие сталинские соратники — Молотов и Каганович. Ещё через несколько месяцев Маленков стал кандидатом в члены Политбюро. Таким образом, к началу войны этот неприметный бюрократ вошёл в число доверенных людей Сталина, в ближний круг вождя. Война кланов Сразу же после войны в сталинском окружении вспыхнула война кланов, которая стоила Маленкову его места и едва не стоила жизни. Главным соперником Маленкова стал Андрей Жданов, до войны заведовавший советской пропагандой, а также бывший многолетним главой Ленинграда. Жданов и Маленков были практически одновременно введены в ближний круг накануне войны, но Жданову за военный период удалось значительно укрепить своё положение. В итоге к концу войны в сталинском окружении возникло сразу три клана — ждановский, маленковский и бериевский. По итогам войны ждановский клан начал выбиваться вперёд и теснить конкурентов. Во-первых, ждановские ленинградцы отстояли от немцев колыбель трёх революций — город, названный в честь Ленина. Во-вторых, выдвиженцем Жданова был влиятельный глава Госплана, то есть всей советской экономики, Николай Вознесенский. Более того, Вознесенский считался едва ли не официальным преемником Сталина. В случае неожиданной смерти вождя у ждановского клана были самые большие шансы на успех, а это значило серьёзные проблемы для Маленкова, поскольку Жданов терпеть его не мог. За глаза он всегда называл его Маланьей из-за его полноватого и женоподобного лица. Серьёзный звоночек для Маленкова прозвучал сразу же после войны, когда через Василия Сталина было инициировано т.н. авиационное дело — поиски вредителей в советской авиационной промышленности. А эту промышленность ещё со времён войны курировал как раз Маленков. Не исключено, что инициатива в деле принадлежала вовсе не сыну вождя, а товарищу Жданову, который таким образом пытался ослабить позиции соперника. Вслед за расстрелами "вредителей" произошла и отставка Маленкова. Он лишился своих постов, а его кадровую вотчину передали его прямым конкурентам — новым главным партийным кадровиком стал Кузнецов, член команды Жданова. Однако Берия хорошо понимал, что Жданов сейчас находится в фаворе у вождя и легко может "съесть" по одному всех своих соперников, поэтому не позволил добить Маленкова и прикрыл его. Маленков получил несколько должностей в вотчине Берии — атомной промышленности — и начал готовить ответный удар. В 1947 году удар был нанесён. До сведения Сталина донесли информацию о том, что ждановцы в своём Ленинграде "распустили" литераторов, совсем не следят за их поведением и позволяют печататься явным антисоветчикам. Чтобы отразить удар, Жданов вынужден был обрушиться с яростной критикой на Ахматову и Зощенко. Жданову удалось отразить атаку и вновь перейти в наступление. Он добился того, что назначенный главой партийного аппарата Кузнецов, его выдвиженец, был назначен наблюдающим за деятельностью бериевского Министерства госбезопасности от партийных органов. Теперь тревожный звоночек прозвучал уже для Берии. Вдобавок ко всему Жданов стал ещё и главой Коминформа — аналога закрытого в годы войны под давлением союзников Коминтерна. Именно Коминформ Жданова и погубил. В 1948 году глава Югославии Тито вырвался из-под сталинской опеки и демонстративно разорвал отношения с СССР. Был очень большой скандал, Жданова, как главу Коминформа, отправили в отпуск, однако тот так распереживался, что умер от инфаркта. Это стало концом для ждановского клана, скооперировавшиеся Берия и Маленков разорвали всех ждановских выдвиженцев. Под предлогом проведения продовольственной ярмарки, на которой якобы испортилось много продуктов, всех ждановцев сняли со своих постов. Ещё через некоторое время против них было инициировано уголовное дело. Их обвинили в противопоставлении ленинградского обкома — партии, а также в намерении присвоить себе победу в войне и расстреляли всех, включая самого опасного соперника — Вознесенского. Дело было такой важности, что специально ради них восстановили ранее отменённую смертную казнь. Сталин не стал вмешиваться и защищать оставшихся без покровителя ждановцев. Эта победа значительно укрепила позиции Маленкова и Берии — в последние годы жизни Сталина, когда тот в силу возраста понемногу стал отходить от некоторых дел, они стали самыми влиятельными людьми. В последний год перед смертью Сталина Маленков приблизился к нему более чем кто-либо. Именно он произносил отчётный доклад вместо постаревшего вождя. После смерти Сталина Сразу же после смерти Сталина Маленков стал человеком, который заменил его во главе государства. В первые месяцы после смерти вождя его ближний круг перераспределил между собой ответственные посты и заключил негласную договорённость о коллективном управлении страной. Хрущёв остался в ЦК, Берия по-прежнему руководил силовиками, а Маленков занял высший пост в стране — председателя Совета министров. Маленковское правление прошло практически незамеченным, отчасти из-за того, что на любой работе он был неприметен, отчасти из-за коллективного характера принятия решений. Тем не менее именно Маленков заложил основы нового курса, которым стал двигаться позднее Никита Хрущёв. В частности, на первом же заседании после смерти Сталина Маленков призвал прекратить политику культа личности, характерную для сталинских времён. Началась либерализация режима, позднее прозванная хрущёвской оттепелью. В действительности не стоит считать её хрущёвской инициативой, подобную политику проводил бы любой из сменщиков Сталина из его ближнего круга, все прекрасно понимали, что номенклатура не горит желанием возвратить сталинские времена и дрожать от страха по ночам, да и людям после трёх десятилетий упорного и самоотверженного труда надо что-то дать. По предложению Маленкова были значительно повышены закупочные цены на продукцию колхозов, а также сокращён сельхозналог, позволивший колхозам чуть больше продукции оставлять себе и таким образом повысить уровень жизни колхозников. Маленков также выступил с критикой перекосов в советской промышленности сталинской эпохи, когда практически всё внимание уделялось исключительно тяжёлой и военной промышленности, а производством товаров народного потребления практически не занимались. Он заявил о необходимости исправить перекосы и выравнять ситуацию, начав уделять внимание и товарам для людей. Будучи партийным бюрократом, он тем не менее выдвинул лозунг борьбы с бюрократизмом, под предлогом которого отменил т.н. конверты — дополнительные вознаграждения номенклатуре за различные партийные должности, введённые при Сталине. Фактически это была плата за лояльность. Позднее "конверты" были возвращены Хрущёвым. Однако коллективное управление страной от лица нескольких высокопоставленных членов партии не значило, что все они помирятся и подружатся. Каждый из них по-прежнему представлял опасность для другого, и все были настороже. Прежде всего надо было обезопасить себя от Берии, который хотя и декларировал добрые намерения, по-прежнему имел под рукой огромный и лояльный карательный аппарат. Члены ближнего круга скооперировались против Берии, и летом 1953 года он был арестован при активном участии практически всех членов старого ближнего круга, включая Маленкова. Свержение Хрущёв, заручившись поддержкой номенклатуры и дав гарантии, что повторения сталинских времён не будет, значительно укрепил свои позиции после свержения Берии и стал первым секретарём партии. Маленков формально продолжал оставаться главой государства, но Хрущёв оказался хитрее и переиграл его на его же поле — в аппаратной борьбе. Хрущёв инициировал Пленум ЦК в январе 1955 года, постановлением которого Маленков был отстранён от власти под предлогом того, что он оказался недостаточно грамотным руководителем, а также находился под сильным влиянием Берии, а кроме того, является одним из инициаторов "ленинградского дела", завершившегося уничтожением клана Жданова. Хрущёв выполнял обещания, данные номенклатуре, и всячески демонстрировал, что повторения сталинских времён при нём не будет. В сталинские времена с такими формулировками пленума Маленкова ждало бы исключение из партии и скорый расстрел. Однако времена изменились, Маленкову даже дали должность министра по делам электростанций и сохранили его в президиуме (так при Хрущёве называлось политбюро). Попытка вернуться Тем не менее старая сталинская гвардия не собиралась сдаваться. В 1956 году на съезде партии Хрущёв раскритиковал Сталина за культ личности и объявил десталинизацию, чем поверг партийцев в шок. Сталинская гвардия, ещё остававшаяся на различных постах, забеспокоилась, что начавшаяся десталинизация является для них угрозой и, чего доброго, их могут объявить виновниками репрессий против честных коммунистов. На заседании Президиума Совета министров в июне 1957 года противники Хрущёва, скооперировавшись, попыталась сместить его. Им удалось составить большинство и проголосовать за то, чтобы рекомендовать Пленуму ЦК сместить Хрущёва, однако ещё до окончания заседания туда прибыли лояльные Хрущёву члены ЦК, благодаря голосам которых вопрос об отставке Хрущёва был снят с повестки. Кроме того, Хрущёва поддержал маршал Жуков, обвинивший сталинскую группу в массовых репрессиях против коммунистов. После заседания открылся Пленум ЦК, на котором большинство уже имел Хрущёв, который добился вывода т.н. антипартийной группы из состава ЦК по предлогом того, что они пытаются противопоставлять свою линию линии партии. Маленкова, активно участвовавшего в этих событиях, изгнали из ЦК и отправили директором электростанции в Казахстан. Через несколько лет он вместе с остальными участниками "антипартийной группы" был исключён из партии и отправлен на пенсию. Последние годы жизни Маленков, без сомнения, был самым могущественным из всех бюрократов в советской истории. Но вместе с тем и самым незаметным. Имена почти всех деятелей из сталинского окружения были увековечены в топонимике страны. Именами Калинина, Ворошилова, Кагановича, Жданова, Молотова называли города, посёлки, станции метро, паровозы и т.д. А вот имя Маленкова на карты так и не попало, даже железнодорожная станция в Москве названа в честь совсем другого Маленкова. Последние годы жизни он провёл так же, как и предыдущие, — оставаясь в тени. Если Молотов и Каганович периодически напоминали о себе, отправляя прошения о восстановлении их в партии, встречаясь с журналистами или записывая мемуары, то Маленков ничем подобным не занимался, ведя затворнический образ жизни. За 27 лет, прошедших от его отставки до момента смерти, он ни разу не напомнил о себе общественности. По некоторым данным, он увлёкся религией и часто посещал храм, находившийся неподалёку от посёлка, в котором была его дача. Он умер в 1988 году в возрасте 86 лет.

07 января, 11:02

Кому и зачем в США нужны антироссийские санкции?

Антироссийские санкции – это определенного рода ограничения, которые установили по отношению к России страны ЕС и США, а также страны-сателлиты. Эти ограничения или, то бишь, санкции запрещают въезд некоторым российским гражданам, оговоренным в списках, на территорию этих стран.

30 декабря 2016, 00:07

У кого тут паранойя?!

Американский телеканал CNN указал туристической Москве и Подмосковью на излишнюю милитаризованность.

26 декабря 2016, 21:01

Художник войны

Немцы боялись даже имени Рокоссовского120 лет назад, 21 декабря 1896 г., в Варшаве и Великих Луках родились кондитер, стоматолог, каменотёс, кавалерист, маршал Советского Союза, маршал Польши, а также выдающийся стратегический ум XX столетия.Командующий 1-м Белорусским фронтом генерал армии Константин Рокоссовский на командном пункте в 1944 годуВсё это один человек - Константин Рокоссовский.Перечисление этих профессий применительно к нашему герою никаких вопросов вызывать не должно. Всё это было до того, как молодой Рокоссовский попал на фронт Первой мировой и начал военную карьеру. В конце концов, будущий маршал Жуков как раз в 1914 г. тоже стал скорняжных дел мастером. Но как можно родиться одновременно в двух местах?Второе место рождения варшавянин Рокоссовский обрёл уже после войны, когда ему было во второй раз присвоено звание Героя Советского Союза. На родине дважды Героя полагается ставить бюст. Варшава не подходила по соображениям политики - это же другая страна. И тогда, после долгих раздумий и наведения справок, маршал указал на Великие Луки. Рядом с этим городом действительно располагалось имение баронов Рокоссовских, с которыми предки маршала, давно утратившие дворянское звание, состояли в отдалённом родстве. Ход блестящий. Сразу становится ясно, что своё прозвище - Гений маневра - Рокоссовский приобрёл не просто так.Маршалы Советского Союза Георгий Константинович Жуков и Константин Константинович Рокоссовский (слева). Культурно воеватьАналитики, возводящие управление войсками в ранг высокого искусства, оценивают не только эффективность маневра, но ещё его изящество и красоту. Для того чтобы увидеть это в таком грязном и кровавом деле, как война, нужен по-настоящему недюжинный ум. Таким обладал Рокоссов­ский, что иной раз ставило его собеседников в тупик. Во время Битвы под Москвой писатель и военкор Александр Бек случайно услышал, как Рокоссовский распекает подчинённого: «Пока не узнал, где противник и каковы его силы, не имеешь права продвигаться! Чёрт знает что! Когда наконец научимся культурно воевать?»В выражении «культурно воевать» - весь Рокоссовский. Он действительно обладал высочайшей военной культурой и пониманием сути большой стратегии. Причём проявил это с первых же дней войны, будучи тогда командиром 9-го механизированного корпуса, который принимал участие в крупнейшем танковом сражении в 1941 г. под Дубно, Луцком и Ровно.А ведь Рокоссовский вообще не имел шансов туда попасть. От места его дислокации до Луцка - около 200 км. А 22 июня 1941 г. выяснилось, что у корпуса нет ни горючего, ни машин для переброски пехоты. Однако вот что вспоминает маршал Баграмян: «Рокоссов­ский в первый же день войны на свой страх и риск вскрыл центральные склады с горючим, забрал из окружного резерва все машины, посадил на них пехоту и комбинированным маршем двинул впереди корпуса… Мы не могли поверить своим глазам».Ещё меньше могли поверить в это немцы. Лёгкая прогулка по Русской земле внезапно закончилась. Командующий танковой армией Эвальд фон Клейст издаёт весьма эмоциональный приказ: «Слухи о прорвавшихся советских танках вызывают панику. Каждого зачинщика паники - под суд. Я запрещаю использовать слова «русские танки прорвались».В общем, Клейста можно понять - русские танки, согласно всем военным правилам, дейст­вительно не могли бы уст­роить прорыва. Однако Рокоссовский, устроивший немцам масштабное кровопускание, действовал не по правилам, а по обстановке. И импровизировал на ходу. Дело доходило до маскарада с переодеванием: «Немцы панически боялись нашей артиллерии и танков Т-34, и мы стали ежедневно менять позиции батарей, а старенькие танки, обшив фанерой и покрасив, превратили в тридцатьчетвёрки, и немцы уже не лезли напролом».Летом 1941 г. к наградам были представлены немногие. В основном рядовые и младший комсостав, что объяснимо - генералам хвалиться было пока нечем. Однако одно исключение есть. Константин Рокоссовский получил орден Красного Знамени 23 июля 1941 г. - как раз за то сражение.Лев степей и лесовАнглийский военный теоретик Бэзил Лиддел Гарт, современник Рокоссовского, ввёл любопытное понятие - «непрямые действия». Согласно ему, выиграть должен тот, кто предпринимает обдуманные, но неожиданные ходы: «Прямая атака почти никогда не даёт результата. Победы можно достичь, если держать противника в неуверенности насчёт твоих действий, выводя его из равновесия».Надо признать, что Рокоссовский достиг в этом деле серьёзных высот. Военным часто цитируют Сунь Цзы, древнего китайского классика стратегии, который считал: «Наилучшим же будет победить противника одним замыслом, без боя». Многим кажется, что это всё сказки и глупости. Возможно. Однако не в случае с Рокоссовским. Например, он первым перешёл в контрнаступление под Москвой. Но как именно? Вот свидетельство маршала Александра Голованова: «У генерала Голикова не ладились дела под Сухиничами. Был направлен туда вместо Голикова Рокоссовский, который открытым текстом повёл по радиосвязи разговоры о своём перемещении, рассчитывая на перехват переговоров противником. Этот расчёт оказался верным. Рокоссовский прибыл под Сухиничи, и противник, узнав об этом, немедленно оставил город без сопротивления».Впоследствии Рокоссовский будет использовать весь арсенал непрямых действий. Маскировку и имитацию активных действий на второстепенных направлениях: «Немцы могли увидеть только то, что мы могли им показать». Неожиданный рисунок масштабного наступления - так, именно Рокоссовский настоял на том, чтобы нанести в ходе операции «Багратион» 1944 г. не один, а два главных удара: «В течение лета и осени 1944 г. немецкую армию постигло величайшее в её истории поражение, прев­зошедшее даже сталинград­ское. Немецкие полковники и подполковники срывали с себя погоны, бросали фуражки и оставались ожидать русских». Иными словами, Рокоссовский действительно стал художником войны. Вот как отзывался о русском военачальнике фельдмаршал Эрнст Буш: «Если нашего Роммеля называют лисом пустынь, то Рокоссовского можно назвать львом степей и лесов». Кстати, другой фельдмаршал, Фридрих Паулюс, попав в плен, согласился отдать своё оружие только Рокоссовскому.Памятник дважды Герою Советского Союза маршалу Константину Константиновичу Рокоссовскому скульпторов Владимира и Данилы Суровцевых установленный в Волгограде. [link]

06 мая 2016, 15:56

Личное дело маршала Жукова // Что нашли в рассекреченных документах на маршала Победы из архива ЦК КПСС

У историков и архивистов событие: наконец-то стал возможен доступ к личному делу маршала Жукова. То есть к «Личному делу» на работника, снятого с номенклатурного учета под шифром 45-Ж/4-а. Специалисты убеждены: это сродни чуду.