• Теги
    • избранные теги
    • Люди32
      • Показать ещё
      Страны / Регионы42
      • Показать ещё
      Разное31
      • Показать ещё
      Показатели29
      • Показать ещё
      Международные организации9
      • Показать ещё
      Компании79
      • Показать ещё
      Издания2
      Формат2
      Сферы6
Масааки Сиракава
Масааки Сиракава
Масааки Сиракава (白川 方明 Сиракава Масааки, родился 27 сентября 1949 года в Фукуоке) — японский экономист, 30-й управляющий Банка Японии, директор и вице-председатель Банка международных расчётов. Масааки Сиракава окончил высшую школу в Кокуре. В 1972 году он получил степень бакалавра эк ...

Масааки Сиракава (白川 方明 Сиракава Масааки, родился 27 сентября 1949 года в Фукуоке) — японский экономист, 30-й управляющий Банка Японии, директор и вице-председатель Банка международных расчётов.

Масааки Сиракава окончил высшую школу в Кокуре. В 1972 году он получил степень бакалавра экономики в Токийском университете, а в 1977 году — степень магистра экономики в Чикагском университете.

С 1972 года Масааки Сиракава начал работать в Банке Японии и с тех пор занимал разные посты в банке. В июле 2002 года он занял пост исполнительного директора. В июле 2006 года Сиракава стал профессором Школы государственного управления Киотского университета. В марте 2008 года стал заместителем управляющего Банка Японии. 9 апреля 2008 года (по 19 марта 2013 года) Масааки Сиракава занял пост управляющего Банком Японии. Вики

Подробнее

Развернуть описание Свернуть описание
20 июля 2017, 00:20

Is The BoJ About To Shock Markets Anew Tonight?

Nikkei Asian Review's William Pesek wonders if the BoJ is about to shock the markets again as pressure is mounting on Kuroda to save Abenomics... Masaaki Shirakawa could be forgiven for some Schadenfreude. In March 2013, the then-Bank of Japan governor was shown the door by a prime minister who felt he had not eased monetary policy enough. Now his successor is starting to worry about his own job security.   Two advisors to Japan's Prime Minister Shinzo Abe have publicly suggested that current BOJ Gov. Haruhiko Kuroda does not deserve a second term when his current one ends in March. This is odd, given that Kuroda's shock-and-awe monetary blasts have struck many as audacious, if not excessive. After weakening the yen by 30%, cornering the bond market, and bigfooting stock bears by fueling a massive Nikkei rally is he still, somehow, thought to be underperforming?     The whisper campaign is code for: Kuroda had better try harder, and fast, to save Abenomics and achieve the BOJ's 2% inflation target. Yen bulls might want to take cover. Recent interventions to cap bond yields are a sign that Kuroda got the message -- and may be about to weaken the yen anew. That would shake up markets at a moment when U.S. President Donald Trump complains the dollar is overvalued. But the bigger question is: what good would it do?   That gets us back to the much-maligned Shirakawa. Back in 2012 and early 2013, when Abenomics was beginning, the University of Chicago economist stressed that ultra-lax monetary policies alone would not end Japan's malaise. For one thing, deflation is a symptom of structural rigidities, not the underlying problem. For another, terrible demographics favor saving over spending. Bold deregulation, not just printing yen, is what is needed to revive Japan's animal spirits. And Kuroda has spent the last four-plus years proving Shirakawa right.   What pleasure Shirakawa might derive from the misfortune is probably aimed more at the man who fired him -- Abe -- than at his BOJ successor.   Could Kuroda do more? Of course. He could monetize public debt, load up on corporate bonds, buy up huge blocks of mortgage-backed and other asset-backed IOUs. He could take local government debt onto the central bank's balance sheet, freeing up funds for municipalities to invest and create jobs. He could offer cash directly to households via BOJ debit cards.   [ZH: remember very quietly the BoJ is being forced to taper...]     But that is the stuff of the People's Bank of China, not a Group of Seven institution that values its credibility.   Kuroda, remember, was hired to make irrationally exuberant adventurism seem safe. Abe bet correctly that Kuroda's gravitas as a former Finance Ministry bigwig would keep at bay bond vigilantes tempted to bid up yields. But the BOJ's historic easing was always meant to set the stage for the main event: a structural change big bang that loosens labor markets, catalyzes innovation and empowers women. Since Tokyo has achieved little on the reform front, Abenomics is mostly just Kurodanomics.   Abe has indeed had some wins. His preliminary trade deal with the European Union would be a big down payment on pledges to open a rigid economy. Steps to modernize corporate governance practices have nudged Japan Inc. in the right direction, albeit modestly. Tokyo wants to forge ahead with the Trans-Pacific Partnership trading bloc, even after Trump has pulled out.   Yet Abe has spent four and a half years without going for more immediate growth inducers: prodding banks to lend BOJ liquidity rather than gorging on government bonds; punishing companies hoarding profits they could use to boost wages; tax holidays for startups; less bureaucratic red tape; making Japan Inc. more about merit than seniority; quotas for female executives and outside directors; curbs on excessive (and often unpaid) overtime; energy policies that create wealth in the renewables business; strategic immigration to import more innovative brains; and warmer ties with China and South Korea that boost trade. The failure to put more wins on the scoreboard was part of the reason for the pounding the Liberal Democratic Party took in recent Tokyo elections. It was the voters' first chance to punish Abe for a spate of scandals and unpopular legislative changes and they seized the opportunity. The hope is that Abe will now get the message and accelerate Abenomics reforms. Here, the anti-Kuroda whisper campaign could be an ominous sign.   After 1,665 days focused more on constitutional changes and security issues than deflation, Abe's political capital is not what it used to be. Tokyo is buzzing about a post-Abe era, quite a shift from a year ago when "Teflon Abe" seemed invincible. Kuroda's job insecurity could signal Abe is once again relying on BOJ monetary easing more than structural upgrades.   That will not restore the dynamism for which Japan was once famed. New shock-and-awe moves by the BOJ may be good for a few quarters of GDP gains and some bullish headlines. But Japan is still stuck with the millennials problem that predated Kuroda's tenure. The more than one-third of Japanese aged over 65 are not buying cars, homes, computers, designer clothing or spending wads of cash on fancy eateries and top-end travel. Neither are Japan's twentysomethings, who have heard bubble economy tales of surging wages and impulse shopping, but never experienced it.   The China effect, meanwhile, means that after nearly 20 years of deflation, high prices in Japan are still a threat to competitiveness. A risk no one discusses: a return to inflation without steady wage gains may damage consumer and business confidence more than it increases Japan's attractiveness as an investment destination.   The answer is a supply-side assault on the headwinds holding things back. It is hard for anyone to find pleasure in where Japan is today -- even those, like Shirakawa, who saw this coming. However, not everyone is expecting 'turmoil' tonight: Goldman: We expect the BOJ to maintain current monetary policy at its July 19-20 monetary policy meeting. On July 7, the BOJ offered to buy an unlimited amount of JGBs, thus keeping the 10-year rate at 0.1% or lower. We see this as a strong signal from the BOJ that it intends to continue a wait-and-see approach, sitting tight until US rates rise significantly. We also think the BOJ is highly likely to lower its inflation outlook for FY2017 in the quarterly Outlook for Economic Activity and Prices. HSBC: Recently, the BoJ has said it would buy an unlimited amount of bonds, in an effort to cap the domestic interest rates. With this announcement, the BoJ reaffirmed its accommodative stance and its commitment to the yield curve control policy. The Japanese central bank intervened in the JGB market to show its commitment to its yield curve control target of 0% on the lOy bond. The focus of policy will continue to shift towards the level of yields from the amount of purchases, as JGBs outside the BoJ continue to shrink. Therefore, the BoJ is likely to maintain its policy stance with inflation well short of the Bank's target and little sign of acceleration. Barclays: We expect policy to remain intact and look for revisions upward to FY17 real GDP growth forecasts and downward to core CPI inflation projections in the quarterly Outlook Report. Daiwa: We expect the Policy Board's current policy framework to be left unchanged. Indeed, the short-term policy rate is expected to be affirmed at -0.10%, the 10Y yield target left at 'around zero percent', and the commitment with respect to asset purchases also unrevised. And given the economic backdrop, the Bank's latest Outlook Report is likely to reveal limited amendments to its economic forecasts, with a possible modest upward revision to its near-term growth forecasts and a modest downward revision to its inflation forecasts. BAML: We expect the Bank of Japan (BoJ) to keep policy on hold at its 20 July meeting, leaving its targets for rates and risk asset purchases unchanged. We also expect the BoJ to retain the Y8Otn "guideline" for increase in its JGB holdings. The Board will release its Outlook Report and update growth and CPI forecasts. We expect it to raise its FY17 and FY18 GDP forecasts by 0.1ppt each, to 1.7% and 1.4%, respectively. Meanwhile, we thinkthe Board is likely to slash its FY17 core CPI projection to 1.0% or lower (vs its April projection of 1.4%), while also lowering its FY18 forecast to around 1.5-1.6%. The weak response of inflation to the recent growth pickup should keep the BoJ firmly on hold, in our view. Our base case is that the BoJ will keep rates on hold through Governor Kuroda's current term, and most likely through FY18. However, renewed political volatility raises uncertainty around policy direction beyond this fiscal year. SocGen: We expect the BoJ to stay on hold with its policy tools. The focus should however be on the outlook report, in which we expect the Bank to revise up its economic outlook, but to tone down the inflation outlook. The Bank could push back the timing for achieving the 2% inflation target again, but we do not expect it to abandon the inflation target completely. JPMorgan: The BoJ is unlikely to move markets much on Thursday although it is expected to upgrade the economic assessment more or less. Sources on Tuesday discussed the possibility of CPI estimates being reduced. Our options desk notes that o/n implied is slightly rich ahead of the BoJ while our spot trader thinks “a break is in the cards and the risk reward is favorable so my stop is above the overnight highs at 112.30.”  

18 июня 2017, 04:15

Central bank communication strategies

Communication strategies have become a policy instrument used by central banks to control expectations. This column uses a natural language processing method to explore the Bank of Japan’s communication strategy from July 2012 to November 2016, a period during which both Masaaki Shirakawa and Haruhiko Kuroda held office. The analysis suggests that since 2016, when the Bank introduced a negative interest rate policy, Kuroda's communication strategy has changed implicitly.

30 ноября 2016, 18:10

Экс-глава ЦБ Японии поддержал создание системы стимулирования экспорта

Сотрудничество центрального банка с правительством и парламентом – нормальная европейская и мировая практика, а удешевление кредитования для развития экономики – общая задача ЦБ и правительства.

19 марта 2013, 14:57

Сиракава: "Денежная масса не победит дефляцию"

Уже бывший председатель Банка Японии господин Сиракава выступил с последним заявлением. В ходе пресс-конференции он предупредил своего преемника, что увеличение денежной массы не победит дефляцию.Масааки Сиракава покинул свой пост "Не существует прямой связи между денежной массой и ростом потребительских цен, - заявил он. - Денежно-кредитная политика, конечно, играет определенную роль, но для того чтобы повысить конкурентоспособность экономики и заставить ее расти, нужно привлекать и множество других институтов помимо Центрального банка".Новый глава ЦБ Харухико Курода на прошлой неделе уже заявил, что готов запустить дополнительные стимулы. Один из его заместителей - Кикуо Ивата - в свою очередь настаивает на увеличении денежной массы. Масааки Сиракава также поспешил заметить, что дешевеющая иена, которая с ноября потеряла к доллару порядка 20%, не означает роста экономики. Он также предупредил, что любое воздействие на независимость Банка Японии может навредить доверию к валюте.Отвечая на вопросы журналистов, Масааки Сиракава сказал, что не думает о возвращении на пост председателя ЦБ и с завтрашнего дня начнет наслаждаться своими увлечениями и жить полной жизнью. Характеризуя последние пять лет на посту главы Банка Японии, он сказал: "Это был крайне непростой период".

13 марта 2013, 13:09

Сbons Review (март 2013). Абеномика: новый экономический курс Японии

Рад представить своим дорогим читателям свою новую статью в журнале Cbonds Review (№3 март 2013), посвященную Японии.Абеномика: курс на ослабление иеныКлючевыми характеристиками экономики Японии последних десятилетий являются дефляция, стагнация, делеверидж, стареющее население, слабость политической элиты и, конечно, дорогая валюта. Помимо этого страна имеет самое большое соотношение госдолга к ВВП среди развитых стран, что является поводом для многочисленных спекуляций на тему возможного дефолта третьей экономики мира.Новая волна интереса к японской экономике обозначилась в конце 2012 г. с назначением нового старого премьер-министра Синдзо Абэ, который первым со времен Юнихиро Коидзуми (2001-2006) выразил самый решительный настрой в борьбе с дефляцией.На ожиданиях внедрения активной рефляционной политики фондовый индекс Nikkei Average с октября 2012 г. вырос более чем на 20% до 11000 пунктов, курс национальной валюты (USD/JPY) за этот же период ослаб до 94 йен за доллар (на 20% с 78 иен за доллар).Обозначенный Синдзо Абе экономический курс Японии получил название Абэномика.Говоря о потенциальной эффективности Абэномики, полезным может стать рассмотрение финансовой политики Японии 1930-х. В то время японское правительство Корекио Такахаши применило ряд экономических методов, включающих рефляционную политику, с помощью которых страна сумела успешно преодолеть последствия тяжелой депрессии 1930-х годов и встала на путь экономического возрождения. В планах действующего министра финансов Японии Таро Асо значится адаптация методов Такахаши к современным экономическим условиям. В этом плане представляется необходимым рассмотрение сходных черт и различий между Абеномикой и финансовой политикой Такахаши. Это поможет в оценке потенциала и возможностей действующей власти в борьбе с дефляцией, в основе которой лежит ослабление курса японской йены.Три направления АбеномикиПремьер-министр Абэ поставил четкую задачу по выводу экономики из дефляции и корректировки чрезмерно высокого курса иены, используя (1) агрессивную монетарную политику, (2) гибкую фискальную политику, (3) стратегию роста, направленную на стимулирование инвестиций частного сектора:(1) Агрессивная монетарная политикаХарухико Курода, который выдвинут премьер-министром Абе в качестве кандидата на пост главы Банка Японии, успел отметиться заявлением о том, что монетарный регулятор сделает все возможное для того, чтобы положить конец 15-летней эпохе дефляции. Напомним, что нынешний глава ЦБ Масааки Сиракава покидает свой пост 19 марта 2013 г.Нет сомнений в том, что баланс Банка Японии ожидает значительное расширение в обозримой перспективе. Г-н Курода отметил, что неограниченная покупка активов может начаться раньше следующего года. Напомним, что на январском заседании регулятора было принято решение о ежемесячном выкупе с января 2014 гособлигации на сумму в ¥13 трлн ($145 млрд) без ограничения сроков и увеличении инфляционного ориентира в два раза до 2%. Это значительно больше программы “open-ended” QE3 от ФРС (выкуп по $85 млрд в месяц), т.к. ВВП Японии  составляет 39% от ВВП США.Харухико Курода заявил, что готов к быстрому наращиванию стимулирующих мер и планирует рассмотреть даже возможность покупки деривативов, сообщает агентство Bloomberg. Имеется ввиду покупка таких деривативов, как свопы. Мировые центробанки редко покупают деривативы, т.к. их действия должны быть очень прозрачными с учетом рисков, связанных с покупкой структурированных продуктов. В настоящее время японский ЦБ покупает государственные облигации со сроком обращения до трех лет, а также вкладывает средства в индексные торгуемые фонды и инвестиционные трасты в сфере недвижимости за счет средств фонда, объем которого к концу 2013 г., как ожидается, составит 76 трлн иен ($791 млрд).Согласно ожиданиям экономистов, опрошенных Bloomberg, Банк Японии сможет достигнуть инфляционного таргета в 2% уже ко второму кварталу 2014 г., что на 200 базисных пунктов выше текущих значений.Почему Абе решился на проведение агрессивной монетарной политики?Во-первых, вспомним, что именно Япония стала первооткрывателем нетрадиционной монетарной политики через выкуп долгосрочных гособолигаций, именуемой quantitative easing (QE). К началу 2000-х г. уровень процентных ставок в Японии приблизился вплотную к нулевому рубежу, но страна никак не могла побороть дефляцию, попав в “ловушку ликвидности”. Главный идеолог монетаризма Милтон Фридман выразил сомнение в возможности дальнейшего монетарного расширения через понижение процентных ставок, предложив регулятору начать скупку долгосрочных государственных облигаций и предоставлять системе деньги повышенной мощности (служащие для кредитной экспансии) до тех пор, пока закачка этими деньгами не приведет к расширению экономики. Таким образом, понятие “quantitative easing” было введено Банком Японии для описания перехода к новой политике, согласно которой регулятор смещал операционный ориентир c таргетирования уровня ставки овернайт (call rate) на установление количественных параметров размера банковских резервов, т.е. произвел переход к нетрадиционной политике. По прошествии нескольких лет действия японского QE эффект не был очевиден, так как регулятор не смог реализовывать потенциал количественного смягчения в полном объеме, за что подвергся жесткой критике.Положительно оценивая успехи многочисленных программ стимулирования от ФРС в борьбе с дефляцией во времена масштабного делевериджа, Банк Японии наконец решился действовать наверняка.Во-вторых, значительное удорожание иены привело к тому, что экспортно-ориентированная страна по итогам 2011 г. впервые за последние 30 лет зафиксировала дефицит торгового баланса. Агрессивная сверхмягкая политика должна поспособствовать существенному ослаблению курса национальный валюты и восстановлению экспортного потенциала.(2)  Гибкая фискальная политикаПо линии фискальной политики власти Японии уже сделали первые важные шаги. В первый месяц после выборов, кабинет Абе утвердил дополнительный бюджет на текущий финансовый год в размере ¥13,1 трлн иен ($140 млрд). В феврале обе палаты японского Парламента одобрили принятие дополнительного бюджета, ставшего вторым по размеру в истории страны после 2008 г. (в феврале 2009 г. приняли дополнительный бюджет в размере ¥14,7 трлн). Изначальный бюджет на 2012 финансовый год до поправок составлял ¥90,33 трлн ($1,02 трлн).В проекте бюджета на 2013 финансовый год заложено 15,6% увеличение расходов на общественные работы. В июне текущего года ожидается принятие важнейших документов и актов, которые будут лежать в основе реформирования фискальной политики на долгосрочную перспективу. Тем не менее, история показывает, что государственные расходы далеко не всегда бывают эффективными. Дои и Ихори (2009) посчитали, что 89% от всего объема государственных расходов с 1992 по 2003 гг. (¥213 трлн) пришлось на проекты с минимальной инвестиционной эффективностью.(3)  Стратегия ростаАктивность Правительства Абэ в реализации стратегии роста для стимулирования инвестиций частного сектора пока не значительная. Тем не менее, налоговые каникулы для инвестиции в research and development (R&D) и capex, предусмотренные в проекте налоговых реформ на 2013 финансовый год могут рассматриваться в качестве первых важных шагов в этом направлении. Согласно ожиданиям, полная версия проекта стратегии роста будет объявлена к июню 2013 г. В рамках Абеномики монетарная политика является ключевым проводником в проактивной рефляционной политике. В надежде победить дефляцию через рост инфляционных ожиданий, правительство хочет скорректировать чрезмерное укрепление иены, поднять корпоративные прибыли, увеличить уровень занятости и заработной платы. Правительство Абэ разительно отличается от предыдущих администраций тем, что борьба с дефляцией для них является необходимым условием для начала экономического восстановления.Посредством фискальной политики правительство планирует напрямую создавать эффективный спрос в экономике. Через государственные расходы на общественные работы планируется перераспределить национальное благосостояние в пользу домохозяйств.Общие черты и различия Абеномики и финансовой политики Такахаши(1)  Сходства: девальвация иены и расширение госрасходовПервое – ослабление йены. Во время проведения финансовой политики Такахаши, государство отказалось от попыток возвращения к золотому стандарту, осуществив переход к управляемой валютной системе, и, на ожиданиях монетарного ослабления и инфляции, йена подешевела на 40% с 1931 по 1933 гг. Экспорт начал расти в 1932 г., и в  1935 г. впервые с 1918 г. был зафиксирован профицит торгового баланса. С октября 2012 г. йена ослабла против доллара США на 20%. Абеномика нацелена на восстановление экспортно-ориентированного потенциала Японии.Второе – расширение государственных расходов в рамках фискальной политики. Несмотря на то, что во времена финансовой политики Тахакаши большую часть госрасходов составляли военные расходы, конечной целью все же было расширение эффективного спроса. В течение 1932-1934 гг. на военных пришлось порядка 10% всех бюджетных расходов.  Прослеживается четкая историческая аналогия с расходами на общественные работы (инфраструктурные проекты), решения о которых недавно принял кабинет Абэ. (2)  Различия: уровень госдолга, методы фондирования госрасходов, уровень процентных ставокПервое - уровень госдолга. Во времена экономических реформ Такахаши, государственный долг составлял около 56% ВНП, а по итогам 2012 г. фискального года долг/ВВП оценивается в 226%. Это максимальное значение среди развитых стран. В подобных условиях от Правительства не стоит ожидать значительного расширения фискальных стимулирующих программ.Второе - методы фондирования госрасходов. Во времена Такахаши, избыточное фискальное стимулирование  базировалось на прямой покупке государственных облигаций (JGB) Банком Японии у Правительства. В 1931 г. произошел отказ от золотого стандарта, депозитные счета банков были истощены, что создавало сложности в размещении новых выпусков JGB. Таким образом, прямой выкуп был необходим на период стабилизации банковского сектора и временном замещении выпадающего спроса на JBG.После периода прямого выкупа, Банк Японии продал более 90% гособлигаций частному сектору посредством операции на открытом рынке. Сегодня проблем с ликвидностью у японских банков нет, а прямой выкуп JGB регулятором  рассматривается как метод монетизации госдолга и порождает массу споров по поводу дальнейшей  кредитоспособности государства. Третье отличие - уровень процентных ставок. С конца 1990-х уровень процентных ставок в Японии прижат к нулю, однако спрос на фондирование до сих пор остается подавленным. Это ситуация классической “ловушки ликвидности”, когда эластичность спроса на деньги приближается к бесконечности, и любые попытки государства стимулировать инвестиции с помощью мер денежно-кредитной политики обречены на провал. Поэтому и был осуществлен переход к нетрадиционной политике (QE) через дополнительный выкуп финансовых активов (акции, облигации и т.п.).С декабря 1932 г., когда Такахаши начал реализовывать свою финансовую политику, вплоть до 1936 г., когда его убили во время путча (Ни-нироку дзикэн), дисконтная ставка после четырех понижений достигла уровня в 3,65% с начальных 6,57%. Как видно, пространство для маневра еще оставалось. И в этом плане Абеномика находится в куда более сложных условиях и стимулирование экономики через понижение процентных ставок сегодня не представляется возможным.Динамика реальных заработных плат как индикатор успеха рефляционной политики В том случае, если монетарная политика Абеномики окажется эффективной, но темпы повышения уровень зарплат  не будут опережать инфляцию, домохозяйства окажутся в ощутимом проигрыше. Подобная ситуация имела место быть во времена реализации финансовой политики Такахаши. Цены начали расти в 1932 г., в то время как номинальный средний уровень оплаты труда не менялся до 1936 г., а реальный уровень заработных плат, с поправкой на инфляцию, падал вплоть до 1937 г.Таким образом, динамика уровня оплаты труда может стать одним из важнейших индикаторов успеха Абеномики и требует самого пристального внимания.Вывод Абеномика имеет как схожие черты, так и существенные различия с финансовой политикой Такахаши 1930-х, на которую ориентируются действующие власти, твердо намеренные побороть дефляцию. Риск провала Абеномики достаточно высок в условиях ловушки ликвидности и высокого уровня государственного долга. В том случае, если три ключевых направления Абеномики не смогут повысить инфляционные ожидания, третья экономика мира окажется в крайне затруднительном положении.И если (1) монетарная политика Банка Японии уже получила обозначенные ориентиры в достижении инфляции на уровне 2% через значительное расширение  балансового счета, то решения по (2) фискальной политике и (3) стратегии роста будут приняты ближе к июню 2013 г. Ждать осталось недолго.Переход к Абеномике и агрессивной монетарной политике вызвал негодование в рядах мирового экономического сообщества, обеспокоенного возможностью резкого ускорения инфляции и повышения уровня процентных ставок, что может привести к неспособности Японии обслуживать раздутый госдолг. Надо понимать, что основной причиной дефляции в Японии, как это ни странно, являются жесткие монетарные условия и, конечно, дорогая йена. Дефляция является структурной проблемой японской экономики, которая ведет к снижению уровня номинальных доходов, корпоративных прибылей и негативно сказывается на деловой активности, подавляя экономический рост. Решение проблемы дефляции и удешевление йены действительно могут стать ключом к разрешению структурных проблем Японии. Вопрос о возможности суверенного дефолта страны, где долг публичного сектора составляет 140% ВПП (а государственный долг почти 230% ВВП), является неоднозначным. Если представить, что все держатели долга решат избавиться от JGB и получить взамен йены, то Банк Японии просто напечатает необходимое количество денежных знаков для погашения всех обязательств. Это может привести к инфляции и коллапсу валюты, но к суверенному дефолту в прямом смысле слова это не приведет. В перспективе ближайших лет ставка на дефолт Японии практического смысла иметь явно не будет. При этом особый интерес сегодня представляет возможность спекуляции в паре USD/JPY и кросс-курсах йены.P.S. Вот хороший график от Endeavour про жесткость монетарных условий в Японии:N.B. неплохим дополнениемк статье станут мои предыдущие обзоры по Японии:Почему Японская экономика перестала расти? (часть 1) (15 января 2013 г.)Почему Японская экономика перестала расти? (часть 2) (15 января 2013 г.)Почему Японская экономика перестала расти? (часть 3) (15 января 2013 г.)

04 марта 2013, 14:46

О, ужас!

Японцы используют "устаревшие" взгляды на кредитно-денежную политику: http://worldcrisis.ru/crisis/1080069 . Как у них рука поднялась, есть же современные эксперты! Кудрина бы, что ли, в консультанты позвали ... Или Улюкаева с Игнатьевым ... Японский премьер ждет от нового главы Центробанка смелых действий Премьер-министр Японии Синдзо Абэ ожидает от Центробанка под руководством Харухико Куроды смелых действий по борьбе с дефляцией и реанимации экономики, вновь пребывающей в рецессии. Соответствующее заявление глава правительства сделал в парламенте, сообщает Reuters. Наиболее актуальной на сегодняшний день задачей премьер-министр считает скорейшее достижение двухпроцентного уровня инфляции - в соответствии с новыми ориентирами Банка Японии. Ранее сегодня Х.Курода, рекомендованный правительством Японии на пост главы ЦБ, изложил в парламенте свою программу, заявив о необходимости довести инфляцию в стране до целевого ориентира в 2% в течение ближайших двух лет. Х.Курода указал, что скупка долгосрочных гособлигаций ЦБ ("количественное смягчение") является самым естественным и эффективным методом смягчения монетарной политики. Кандидат на пост руководителя Банка Японии, который еще должен быть утвержден парламентом, дал понять, что готов "закачивать" в экономику неограниченные объемы ликвидности в течение сколь угодно долгого периода времени, пока дефляция не будет побеждена. Напомним, в начале 2013г. Банк Японии пересмотрел свой целевой ориентир по инфляции, повысив его с 1 до 2%. Эта мера обусловлена стремлением правительства и ЦБ положить конец дефляции, почти два десятилетия тормозящей экономический рост в стране. Выступая сегодня в парламенте, С.Абэ не исключил, что закон о Банке Японии, гарантирующий независимость политики ЦБ, может быть пересмотрен. Ранее С.Абэ уже заявлял, что правительство может внести изменения в закон о ЦБ, если последний не будет следовать экономическим рецептам правительства, предполагающим масштабные госрасходы и агрессивно мягкую денежно-кредитную политику. Возможный пересмотр закона о Банке Японии идет вразрез с господствующей на Западе концепцией политики центральных банков, предусматривающей принципиальную независимость ЦБ от исполнительной власти. В настоящее время пост главы Центробанка Японии занимает Масааки Сиракава, который под давлением правительства уйдет в отставку досрочно - 19 марта 2013г. У действующего главы японского ЦБ возник конфликт с правительством С.Абэ, которое настаивает на экстренной борьбе с дефляцией и агрессивных действиях Банка Японии. Глава ЦБ считает, что подобная политика может привести к появлению в экономике "пузырей". Читать полностью: http://top.rbc.ru/economics/04/03/2013/847791.shtml

16 января 2013, 10:50

Первые выстрелы в мировой "валютной войне"

Столкнувшись с медленным и неравномерным восстановлением мировой экономики, все больше стран могут прибегнуть к сокращению стоимости своих национальных валют, что позволит получить конкурентные преимущества.Экономисты ожидают, что множество стран будет участвовать в мировой валютной войне Япония, например, уже подготовила почву для потенциальной мировой "валютной войны", так как премьер-министр страны Синдзо Абэ предлагает покупать облигации правительства США, для того чтобы снизить стоимость иены и стимулировать темпы роста экономики при достижении цели по инфляции.Экономисты ожидают, что за Японией последуют другие страны, и хотя это пойдет на пользу отдельным экономикам, но, вероятно, будет препятствовать зарождающемуся восстановлению мировой экономики и относительно надежному фондовому рынку.Хотя различные страны будут действовать по-своему, основные события связаны с агрессивными покупками облигаций в течение трех лет со стороны ФРС в рамках программы количественного смягчения в объеме $3 трлн.Критики беспокоятся о долгосрочных перспективах, но три раунда QE позволили сохранить экономику США на плаву, что привело к росту рисковых активов, таких как акции и сырьевые товары."С тех пор как ФРС начала в августе 2010 г. QE2, мы были в состоянии валютной войны, - сказал портфельный менеджер фонда Oppenheimer Currency Opportunities Алеесио де Лонгис. – Это по-прежнему будет так".Теперь Япония, по словам главы Банка Японии Масааки Сиракава, потратит на программу смягчения 50 трлн иен в течение года. Этот шаг является частью плана Абэ, который позволит вывести страну из состояния дефляции, но он вызвал неоднозначную реакцию.Аналитики Citigroup отмечают, что это вряд ли приведет к возрождению японской экономики, хотя и улучшит ситуацию с японским экспортом и усилит давление на другие валюты, а другие страны вряд ли будут мириться с этим.После того как QE началась в 2009 г., доллар упал на 11% по отношению к корзине мировых валют, а цены на акции за это время удвоились. Как ожидается, роль США как лидера конкурентной девальвации усилится.В 2012 г. мировые центральные банки в целом снизили процентные ставки около 75 раз для создания условий, стимулирующих экономический рост. Но, как ожидают, экономисты, в текущем году мировая экономика вряд ли вырастет более чем на 3%, что является небольшим уровнем.Страны, которые девальвируют национальную валюту, удешевляют цену своих товаров во всем мире, тем самым увеличивая экспорт и создавая положительную инфляция. На начальных этапах инфляция, как правило, негативно влияет на рост акций, так как инвесторы уходят в активы с фиксированной доходностью, которая индексируется с учетом инфляции, например казначейские облигации."Так что может привести к коррекции рынка в первой половине 2013 г.? – спрашивает главный инвестиционный стратег Bank of America Merrill Lynch Майкл Хартнетт. – На наш взгляд, это будет либо 1) быстрый рост процентных ставок и повтор истории 1994 г., или 2) экономика не среагирует на ликвидность, что вынудит страны девальвировать свою валюту в попытке стимулировать рост".В 1994 г. индекс S&P 500 потерял 4% на фоне того, что ФРС ужесточила политику для управления восстановлением. При этом в 1995 г. индекс вырос на 32%. Ссылки по теме Япония обвинила США в "валютных войнах" Мир на грани новых "валютных войн" QE3 может спровоцировать валютные войны Хотя некоторые инвесторы бояться, что ФРС может нормализовать ставки раньше, чем ожидалось, эти страхи были развеяны, что, конечно, примут к сведению другие центральные банки во всем мире.Хартнетт отметил, что риск валютных войн начнет расти, и сейчас понятно, что многие страны, даже Китай, хотят более слабую валюту или нуждаются в этом. Он посоветовал клиентам внимательно следить за китайским юанем и более широким азиатским индексом доллара.Эксперты также добавляют в этот список колумбийское песо, австралийский доллар, а также валюту других стран в Южной Америке и Европе.Из ярких примеров по началу валютных войн, кроме Японии и США, можно также отметить действия Национального банка Швейцарии, который в сентябре прошлого года объявил о закреплении курса франка на уровне 1,2 к евро. При этом тревогу вызывают комментарии относительно евро. В частности, глава Еврогруппы Жан-Клод Юнкер отметил, что курс евро "опасно завышен", и не исключено, что в ближайшее время мы увидим действия ЕЦБ для его снижения.

15 января 2013, 12:36

Почему Японская экономика перестала расти? (часть 3)

первая часть здесьвторая часть здесьПродолжениеОшибки в проводимой Банком Японии монетарной политике являются третьей серьезной проблемой в течение 1990-2000-х гг.На графике 12 показана динамика процентной ставки Банка Японии. Начиная с июля 1991 г., монетарный регулятор начал снижать уровень процентной ставки, понизив ее почти на 3% до июля 1993 г. (отметим, что пики по уровню реального ВВП пришелся на 2 квартал 1990 г.). К 1995 г. Япония понизила целевой уровень ставки до 50 б.п.ФРС США позже критиковал действия Банка Японии, обвиняя последнего в медлительности принятия решений и несоответствия монетарной политики экономическим реалиям. Хотя надо признать, что экспертные оценки ни комитетов ФРС, ни МФВ, ни частных исследовательских компаний в то время не предполагали наступления дефляции в Японии.Кроме этого, цены на финансовых рынках вселяли надежду на то, что дефляция не наступит. В то время, как краткосрочные ставки были ниже 0,5% ко второй половине 1995 г., долгосрочные ставки по 10–летним нотам оставались выше рубежа в 2%.Тем не менее, монетарную политику Банка Японии по прошествии 20-ти лет можно охарактеризовать как несоответствующую экономическим реалиям. Ярким примером этого служит тот факт, что японский центробанк, имеющий недвусмысленный мандат в обеспечении ценовой стабильности и объявляющий целевой уровень инфляции в 1%, так ни разу и не сумел достичь поставленных целей. К 2010 г. номинальный ВВП был ниже номинального ВВП 1994 г.Однако проблема Банка Японии скорее заключалась не в процентных ставках, а в поспешной и непродуманной политике ужесточения монетарной политики.Банк Японии никогда не реализовывал потенциал “количественно смягчения” в объеме, в котором оно изначально задумывалось.  Масару Хайями, возглавлявшего Банк Японии в период с 1998 по 2003 гг., обвиняли в том, что он не смог накачать экономику достаточным количеством денег, чтобы стимулировать инфляцию и рост. На самом же деле, он не стал брать на баланс банка “плохие” активы разоряющихся банков, не дав им шанс на быстрое и безболезненное восстановление балансов. Здесь и крылась его главная ошибка. Вместо этого Хайями сконцентировался на более традиционных операция на открытом рынке,  способствующих снижению ставок на рынке. Объем ликвидности вырос, а доверие банков - нет. Преемник Преемник Хайями Тосихико Фукуи (2003-2008) еще сильнее усугубил ситуацию. При нем прекратился рост общей денежной массы, а курс иены укрепился. Более того, Фукуи в 2006 году решил начать повышение процентных ставок. Подобные ошибки совершал Жан-Клод Трише, решивший увеличить стоимость займов в 2008 г., в самый разгар обвального падения на рынках, и осенью 2010 г., когда казалось, что европейская экономика набирает обороты. Первое, что сделал МасаакиСиракава, заняв пост главы ЦБ - вернул ставки на место, к нулю.Банк Японии допустил множество ошибок в области монетарной политики и не находится ни одного хорошего объяснения того, почему в течение столь длительного периода времени центробанк не смог выполнить поставленные перед собой цели.*Председатель ФРС Бен Бернанке в своей знаменитой речи 2003 г. очень подробно описывает промахи Банка Японии.ВыводыВ обзоре даны основные ответы на вопросы о том, почему остановился экономический рост Японии. Некоторые причины охлаждения экономики носят исключительно естественный характер. После Второй мировой войны из относительно бедной экономики превратилась в одну из самых богатых. По окончании фазы бурного роста экономики и достижения уровня развитых стран, темпы роста по объективным причинам замедлились. Переход от развивающейся экономики в состояние развитой всегда заставляет страны меняться. Япония в переходной стадии столкнулась с двумя специфическими проблемами. Во-первых, структура населения изменилась в пользу преобладания людей старшей возрастной группы. Старение означало замедление темпов прироста рабочей силы и сокращение уровня национальных сбережений, что негативно отразилось на уровне экономического роста. Во-вторых, Япония была организована для производства продукции для экспорта, ориентация на внутренний рынок оставалась на втором плане. Рост производительности непроизводственного сектора отставал от промышленности, работающей на экспорт. Более сбалансированные и богатые экономики требуют хорошо функционирующего сектора услуг.После краха пузыря на рынке недвижимости Японии в начале 1990-х, слабость непроизводственного сектора стала более очевидной. Потери от обвала цен на активы усугубились тремя большими ошибками в экономической политике. Во-первых, правительство слишком долго решало проблему банковской системы. Рефинансируя кредиты зомби-фирмам, банки теряли конкурентоспособность. Зомби оставались в бизнесе и сокращали доходы здоровых фирм. Уровень производительности быстро падал. Проблемы зомби в большей степени затронули непроизводственный сектор. И только администрация Коидзуми в первой половине 2000-х положила начало реформам, которые положительно отразились на ситуации в банковской системе.Во-вторых, значительная зарегулированность многих отраслей экономики усугубила проблему зомби. Компании непроизводственного сектора, бизнес которых был менее ограничен государственными регулятивными актами, росли быстрее. К концу 1990-х регулятивные барьеры выросли.В-третьих, монетарная и фискальная политика проводилась плохо. Банк Японии в основном не выполнял поставленные инфляционные таргеты. А масштабные государственные фискальные стимулы в 1990-х и 2000-х сделали  Японию самой обремененной долгами страной среди развитых экономик.Существующий в Японии микс государственных расходов и налоговых поступлений в перспективе приведет к  невыполнению обязательств (по пенсионной системе или системе соцобеспечения), к высоким темпам инфляции (которые сократят реальный уровень долга), или к полномасштабному дефолту.Большинство программ государственных расходов оказались неэффективными. Основная масса государственных средств была направлена на развитие инфраструктурных проектов, которые в предыдущие десятилетия показывали высокую эффективность. Однако времена изменились, и отдача оказалась крайне низкой.        Предыдущие ошибки Японии указывают на то, что нужно сделать для смены направления.  Во-первых, приоритетной должна стать политика, направленная на повышение производительности. Меры, которые усиливают госрегулирование в целях защиты неэффективных предприятий в различных отраслях экономики, должны пресекаться. Повышение производительности включает в себя реаллокацию трудовых ресурсов, поэтому государственные расходы следует тратить на поддержку, обучение и переброску работников из неэффективных производств в конкурентоспособные предприятия.  Такие расходы могут оказаться намного продуктивнее, чем бесконечные вливания в государственные инфраструктурные проекты, наподобие тех, что имели место быть в 1990-е и 2000-е.Снижение доли государственных расходов может отрыть двери частным инвестициям и отчасти сгладить необходимость повышения налогов. Хотя повышение налоговой нагрузки с учетом текущих проблем с дефицитом бюджета Японии видится неизбежным.Но, к сожалению, японское правительство по большей части придерживается устаревших индустриальных стратегий, в рамках которых государством субсидируются те или иные отрасли экономики. Подобная политика имела смешанный успех во время фазы гонки за развитыми экономиками (catch up period), но нет абсолютно никакой уверенности в том, что она будет уместна для зрелой экономики. Подобные стратегии восприимчивы для лоббирования, поэтому ресурсы распределяются по политическим нежели чем по экономическим  причинам. Более того, цель индустриальной политики очень часто заключается во временной поддержке отрасли с тем, чтобы в будущем она могла стать конкурентной без государственной помощи. Если отрасль не становится таковой, то протекция может перейти на постоянную основу, что притупляет стимул частного сектора быть конкурентоспособным. Сюда можно приписать проблему госрегулирования. Возможно, государственное регулирование и другие структурные причины являются причиной сокращения частных инвестиций.  В таком случае, сокращение регулятивных барьеров может стать более эффективным, чем субсидирование и повышение налогов.Также надо заметить, что большинство национальных стратегий Японии являются экспортно-ориентированными. Акцент на зависимости от внешнего спроса вместо развития отечественных рынков является проблемой для Японии в последние 20 лет. С учетом проблем с дефицитом бюджета, госрасходы на поддержание японской “экспансии” выглядят контрпродуктивными.Японская экономика нуждается в смене направления, если она хочет расти. Основной вопрос заключается в том, хватит ли политической воли для смены экономической парадигмы?В декабре 2012 г. по итогам парламентских выборов Япония получила нового старого премьера Синдо Абэ, лидера Либерально-демократической партии (ЛДП). Японские финансово-промышленные корпорации вздохнули с облегчением, ведь либеральные демократы всегда обеспечивали комфортный режим крупному японскому бизнесу, а тот, в свою очередь, щедро спонсировал ЛДП. Напомню, что это равновесие было феерично нарушено в 2009 г. с приходом к власти Демократической партии со спонсорами профсоюзами.Что пообещал японцам г-н Синдо Абэ?Во-первых, экономический рост, выход из дефляции. Абэ призвал Банк Японии повысить инфляционный таргет до 2% и добиться этого результата посредством расширения программы количественного смягчения. Правительство и Банк Японии должны укреплять сотрудничество для достижения поставленной цели, заявил Абэ на совещании Совета по экономической и фискальной политике.  Согласно действующему закону о Центральном Банке, правительство не имеет права диктовать Банку Японии монетарную политику. Надо отметить, что Сиракава не является сторонником агрессивного смягчения. Но его полномочия как главы Банка Японии заканчиваются в апреле 2013 г. Генеральный секретарь кабинета министров Ёшихидэ Суга заявил, что следующий глава Банка Японии должен видеть необходимость сильного смягчения. Более того, нового главу ЦБ будет выбирать парламент, подконтрольный  ЛДП.иальных расходов. Ничего нового.В-третьих, пресловутые инвестиции в инфраструктуру, размер которых оценивается в $2,4 трлн. в течение 10 лет. Об экономической неэффективности подобного расходования госсредств мы уже много говорили. Крупный японский бизнес получит внушительные госконтракты,  а будущее поколение – новые долги.Ничего в Японии не меняется. Абэ следует политике своего дедушки Нобусукэ Киси, который был главой японского правительства в 1950-е. Как мы уже отмечали, то был период бурного экономического роста, в основе которого было молодое население, дешевая рабочая сила и недооцененная валюта. А сегодня экономическая стагнация, дефляция, самое пожилое население среди всех стран мира с высочайшим уровнем жизни, и самый крупный государственный долг. Япония совсем другая, а методы старые.Продолжение следует... далее обсудим вопрос о возможности "японского сценария" для США. будет много графиков. + более подробно рассмотрим монетарную политику Банка Японии (операции на открытом рынке ,баланс, структура активов, пассивов и т.п.) в свете того, что новый глава Банка Японии, судя по всему, будет боле агрессивен желании напечатать побольше иен...