• Теги
    • избранные теги
    • Люди1647
      • Показать ещё
      Издания358
      • Показать ещё
      Страны / Регионы553
      • Показать ещё
      Международные организации73
      • Показать ещё
      Компании887
      • Показать ещё
      Формат29
      Разное463
      • Показать ещё
      Показатели22
      • Показать ещё
      Сферы1
28 марта, 12:22

Колонки: Сергей Худиев: Мы нуждаемся в просемейной и продетской политике

Практика отъема детей у родителей, уже укорененная в ряде западных стран, все больше становится обычной у нас. Но кроме практической оценки опасностей есть определенные идеологические влияния, которые отражают глобальные тренды, – и их нам стоит рассмотреть. Как рассказали недавно на пресс-завтраке в центре «Семья» члены Общественного совета при тюменском региональном департаменте социального развития, одна из причин, по которой нуждающиеся в помощи тюменские родители не обращаются в органы соцзащиты, – это страх, что у них могут отобрать детей. В самом деле, несколько громких случаев изъятия детей из семей, которые были сочтены неблагополучными, создали впечатление, что быть многодетными, особенно если семья небогатая, – значит быть под подозрением. Люди в итоге полагают, что государству лучше вообще не попадаться на глаза. Практика отъема детей у родителей, уже укорененная в ряде западных стран, все больше становится обычной у нас. Конечно, возможны ситуации, когда ребенок в семье подвергается явной угрозе и забрать его из такой семьи будет трагической, но необходимой мерой. А возможны ситуации (и я подозреваю, что это бывает чаще), когда ребенок подвергается опасности в приюте. Но кроме практической оценки опасностей есть определенные идеологические влияния, которые отражают глобальные тренды, – и вот их нам стоит рассмотреть. Еще в 2009 году такие знаменитые (и очень богатые) люди, как Билл Гейтс, Уоррен Баффетт, Дэвид Рокфеллер, Эли Броад, Джордж Сорос, Майкл Блумберг и другие, собрались на закрытое заседание так называемого «Доброго клуба» (Good Glub). Одна из основных тем, которые они обсуждали, – «борьба с перенаселением», которое воспринимается как страшная угроза будущему человечества. Знаменитый медиамагнат, основатель CNN Тэд Тернер, например, полагает, что рост населения приведет к многочисленным апокалипсическим бедствиям. По его убеждению, если не остановить этот рост, он приведет к «катастрофическим последствиям: средняя температура в мире повысится на 8–9 градусов на протяжении 30–40 лет, никакие посевы не будут расти, большинство людей умрет (кроме тех, кто прибегнет к людоедству). Практика отъема детей у родителей, уже укорененная в ряде западных стран, все больше становится обычной у нас (фото: Владимир Песня/РИА «Новости») «Цивилизация рухнет. Немногие выжившие будут жить в развалившихся государствах вроде Сомали. Жизненные условия будут невыносимыми. Засухи будут настолько ужасны, что никакие зерновые не будут расти. Мы должны стабилизировать численность населения. Рост населения угрожает человечеству таким же самоубийством, как термоядерная война». Билл Гейтс, глава «Майкрософт», несколько спокойнее, но также подчеркивает необходимость остановить рост населения. Именно этот рост, по его мысли, является главной причиной бедности развивающихся стран, и его необходимо остановить, чтобы избежать глобального потепления. Конспирологи говорят, что Гейтс и другие члены «Доброго клуба» хотят сократить население за счет уже живущих, губя людей с помощью прививок или еще как-то, но серьезных оснований верить в это нет. Эти люди – не черные маги и не принципиальные злодеи, подписавшие договор с сатаной. Они вполне искренне могут верить в то, что перенаселение – источник мировых зол и бед и приведет к бедам еще худшим и их долг перед человечеством состоит в том, чтобы бороться с этой проблемой. Некоторые меры, предлагаемые тем же Гейтсом, вполне приемлемы – например, он полагает, что снижение детской смертности приведет к снижению рождаемости, так как родители в бедных странах перестанут стремиться произвести на свет как можно больше детей, чтобы хоть кто-то из них выжил. Снижение детской смертности за счет улучшения санитарных условий и доступа к медицине действительно было бы благодеянием человечеству, которое можно было бы только приветствовать. Спасение человеческих жизней – достойное и благородное дело. Однако, как мы можем прочитать на сайтах, посвященных борьбе с перенаселением, основной упор делается на другие меры, прежде всего это продвижение того, что эвфемистически называется «репродуктивным здоровьем», то есть абортов. И тут у многих не может не возникнуть возражений, поскольку погубление человеческих жизней есть дело как раз безусловно злое. Борцы с перенаселением, разумеется, в курсе этой религиозной оппозиции – и ставят своей целью преодоление культурных и религиозных традиций, поощряющих семью и чадородие. Конечно, против самого представления о том, что нам грозит перенаселение и катастрофа, выдвигается ряд убедительных возражений. А схема «вам всем грозит ужасная беда, и только мы, ваши защитники и благодетели, можем вас избавить, верьте нам и повинуйтесь» – слишком хорошо известна в истории. Почти все люди, претендующие на власть, к ней охотно прибегают. Но так или иначе мы имеем дело с группой чрезвычайно богатых и могущественных лиц, уверенных в том, что их долг – остановить рост населения и что великие беды постигнут весь род людской, если они этого не сделают. У этих людей есть все возможности для формирования общественного мнения развитых стран и формирования культуры бездетности. Поэтому, когда мы видим настойчивую антисемейную пропаганду, которая представляет семью как место насилия и угнетения, продвижение всевозможных бесплодных сексуальных девиаций, разрушение традиционных половых ролей – невозможно не заметить, насколько хорошо все это укладывается в повестку дня «Доброго клуба». В ту же повестку хорошо укладывается и идеология ювенальной юстиции – многодетные семьи заведомо находятся под подозрением, населению четко дают понять, что плодиться и размножаться ему следует как можно меньше. При этом идеология, конечно, мимикрирует под нечто другое – заботу о правах женщин, правах предполагаемых сексуальных меньшинств, продвижение личной свободы и тому подобных вещей. Мало кто в лоб говорит «дети – это плохо, прекратите рожать и воспитывать их в семьях». Но если усматривать у нее некую рациональную цель, то она очевидна – и это именно то, что Тэд Тернер называет «стабилизацией населения». Несомненная проблема, которую тут стоить отметить, – наиболее доступными для воздействия антисемейной идеологии являются как раз страны с наиболее низкой, даже не обеспечивающей воспроизводство населения рождаемостью. Даже если считать, что земной шар в целом страдает от слишком высоких темпов прироста населения, ряд областей этого земного шара переживает, напротив, депопуляцию. Парадокс ситуации в том, что как проповедники, так и верные адепты бездетности живут в странах, которым как раз менее всего грозит перенаселение. Коренное население Европы – и не в последнюю очередь России – сокращается. России в любом случае грозит вымирание, а не перенаселение. Усилия, которые предпринимаются властями, с тем чтобы поощрить чадородие, указывают на осознание серьезности этой проблемы. И тут неизбежно столкновение между намерениями «борцов с перенаселением» с их принципиально антисемейной и антидетской позицией и просемейными действиями, необходимыми для выживания России. Можно спорить о том, насколько обоснована «борьба с перенаселением» в Бангладеш, но в России она однозначно является абсурдной и пагубной. Как и вся стоящая за ней идеология. Если человек страдает от анорексии и является болезненно тощим, рассказы о (предполагаемых или реальных) ужасах ожирения, от которых нужно спасаться самыми драматическими мерами, помогут только побыстрее загнать его в гроб. Конечно, продвижение антидетской идеологии не означает, что всем ее адептам платит «Добрый клуб». Как показывает исторический опыт, люди охотно подхватывают ложные и пагубные идеи – и делают это совершенно бесплатно. Им кажется чрезвычайно справедливым и человеколюбивым внушать малым детям, что сексуальные девиации – это хорошо, правильно и привлекательно, что пытаться отговорить женщину от аборта – значит совершать «репродуктивное насилие» и что женщина должна работать, а не с детьми возиться. Но у идеологий, которые люди подхватывают, есть авторы, есть источники, есть цели и есть люди, заинтересованные в их распространении. И всем нам стоит отдавать себе в этом отчет. Потому что здесь, в России, мы нуждаемся в просемейной и продетской политике. Если земля и перенаселена, что само по себе спорно, то уж точно не нами. Теги:  демография, глобальное потепление, дети, семья, ювенальная юстиция, идеология

28 марта, 09:33

Income Inequality: The 15 Cities With the Biggest Wealth Gaps

The level of income inequality in the U.S. is now roughly what it was in the 1920s, just before the Great Depression. In these 15 cities, it's even worse.

27 марта, 20:32

Breitbart's bid for congressional pass put off

Standing committee members raise questions about its leadership, ties to the Mercers.

27 марта, 08:56

Неолиберальная утопия Клинтон поддерживалась российскими олигархами

Чета Клинтон использовала Фонд Клинтона, чтобы увеличить свою конкурентоспособность и получить доступ к самым влиятельным людям в мире, а миллиардеры, в свою очередь, нуждались в их политической поддержке, чтобы защищать интересы своего бизнеса. Это касается и связи Клинтон с российскими олигархами - они тоже включены в мировую сеть. Недаром, по словам заместителя Клинтон Майкла Блумберга, было бы здорово, если бы все российские миллиардеры переехали в СШАThe post Неолиберальная утопия Клинтон поддерживалась российскими олигархами appeared first on MixedNews.

27 марта, 08:56

Неолиберальная утопия Клинтон поддерживалась российскими олигархами

Чета Клинтон использовала Фонд Клинтона, чтобы увеличить свою конкурентоспособность и получить доступ к самым влиятельным людям в мире, а миллиардеры, в свою очередь, нуждались в их политической поддержке, чтобы защищать интересы своего бизнеса. Это касается и связи Клинтон с российскими олигархами - они тоже включены в мировую сеть. Недаром, по словам заместителя Клинтон Майкла Блумберга, было бы здорово, если бы все российские миллиардеры переехали в СШАThe post Неолиберальная утопия Клинтон поддерживалась российскими олигархами appeared first on MixedNews.

27 марта, 08:56

Неолиберальная утопия Клинтон поддерживалась российскими олигархами

Чета Клинтон использовала Фонд Клинтона, чтобы увеличить свою конкурентоспособность и получить доступ к самым влиятельным людям в мире, а миллиардеры, в свою очередь, нуждались в их политической поддержке, чтобы защищать интересы своего бизнеса. Это касается и связи Клинтон с российскими олигархами - они тоже включены в мировую сеть. Недаром, по словам заместителя Клинтон Майкла Блумберга, было бы здорово, если бы все российские миллиардеры переехали в СШАThe post Неолиберальная утопия Клинтон поддерживалась российскими олигархами appeared first on MixedNews.

27 марта, 00:00

Stop Blaming. Start Governing.

Michael Bloomberg, BloombergWho’s to blame for the failure of the Republican bill to repeal and replace Obamacare? Who cares? What matters now is that Democrats stop gloating, Republicans stop sulking, and each party come to the table to improve a health-care system that both parties agree needs work.

22 марта, 12:46

Hey, Here Are Some People Who Really, Really Should Not Run For President

March 2017 is probably far too early to start considering the next presidential election, and who the Democrats might send into the breach to take on Donald Trump (assuming he runs for re-election, of course). That said, there’s already an awful lot of rumor and sigh in the news transom about people having sudden-onset political stirrings, including those setting their sights on a 2020 presidential run. Some of them are the last vestiges of the Clinton network, still high on that old Third Way supply, banking on the belief that the country isn’t yet done with late-1990s nostalgia. But a new group of would-be candidates is on the rise ― extravagantly wealthy wannabes stirred both by the Clinton-era Democratic Party embrace of meritocratic elites and the success of Trump’s outsider run. And if they all have something in common, it’s that they are all the worst possible people for the Democrats to run for office, if you consider the lessons of the 2016 election. What were those lessons? Well, for one thing, 2016 was the year that the Democratic Party’s obsessions with the professional class finally caught up with it. Amid roaring calls for solutions to widely felt economic inequities, Hillary Clinton ran a campaign largely based on social niceties and boardroom diversification, with some incremental crumbs thrown the way of middle- and working-class strivers. None of it added up to a compelling enough case against the GOP’s con-man class-traitor to win the election. (And tellingly, some taken-for-granted Democratic strongholds fell to Trump at the exact moment Democrats needed them most.) But if there’s one thing both political parties share, it’s that they are slow to learn their lessons. The fear that the Democrats might stay the course, despite Clinton’s failings, suffused the atmosphere in the recent Democratic National Committee election ― and those who wanted a decisive change are still not sure they’re getting one with the election of former Obama Labor Secretary Tom Perez. That some of the Clinton family’s most dedicated hangers-on feel like they are the person to run for office in the Trump era likely won’t soothe their ravaged souls, either. And then there are the unfortunate side effects of Trump’s win itself, which has apparently touched off a whole new round of thinking as to whether it would be a good idea to examine this moment in history ― in which a brash billionaire-celebrity outsider has ascended to the highest political office in the world ― and consider whether the time is right to have more brash billionaire-celebrity outsiders try to run for president. That every single day of the Trump presidency has been a scintillating demonstration of the Peter Principle seems to not deter anybody. Instead, the event of a complete and utter billionaire buffoon with no political experience has suggested to a slew of other buffoons that, hey, why not me? A century or two of yawning inequality has left us with no shortage of such buffoons. Hundreds of these folks have ascended to the dizzying heights of our American oligarchy ― or were born there ― and now gaze downward, gripped with the firm conviction that they should run all that they see below. “Stay in your lane,” once the byword of America’s true and most successful innovators, is advice too easily chucked aside by today’s captains of industry. And so, “meritocracy” has become something of a dirty word. Nowadays, those who have found success in one area are just as likely not to think that their success is translatable to other endeavors. When this turns out not to be the case, comical hijinks ensue. Perhaps the apotheosis of this rich-people folly came when New York Mayor Michael Bloomberg thought it would be a good idea to appoint his friend, Hearst executive Cathleen Black, to the position of New York City schools chancellor ― despite the fact that her relevant experience could best be summed up as “not any.” It was a huge disaster, but did anyone learn a damn thing from this experience? (Hmmm, let me check: Oh, yeah, Betsy DeVos is the U.S. secretary of education. So, no, nobody did.) Still it’s one thing for Republicans to consider running the play ― they’ve obviously managed to make it work, at least in the narrow electoral sense. And their billionaire was no obscure figure. Entering the election with 100-percent name identification, and a years-long run in American living rooms as a fictional, all-knowing business leader, gave Trump legs up that your random billionaire lacks. Replicating either side of the last presidential election is a losing move for Democrats. But it’s a very tempting one: It’s a notion that allows the easy-breezy fantasy that a massive party overhaul isn’t necessary, and that all of their problems can be ameliorated by either billionaires with quick fixes and cash on-hand, or Clinton 2016-redux candidates with better data and marketing. With that in mind, here are a bunch of people whose political ambitions should be extinguished with all deliberate haste. Bob Iger: Who, pray tell, is Bob Iger? Well, for a while, he was a member of Trump’s Strategic and Policy Forum, a collection of CEO heavyweights who were going to help Trump #MAGA, for which Iger was well suited as the chief executive of Walt Disney. SInce then, it’s been reported that he is mulling making a run for the White House in 2020. Hmmm, maybe he hasn’t thought through this whole politics thing? Apparently not, considering that his inspiration to maybe run for president stems from the fact that he says “a lot of people ― a lot ― have urged me to seek political office.” I mean, maybe set your sights a little lower, first time out? J.B. Pritzker: Having endeavored mightily to paint the past two Republican presidential nominees as out-of-touch wealthy elites ― and having failed to distinguish their own last presidential nominee as something different ― are Democrats stupid enough to make an about-face and run their own billionaire?No, J.B. Pritzker wouldn’t make it out of Iowa without a negative vote total. But even though he’s recently been sniffing around the possibility of running in the Illinois gubernatorial election, that hasn’t stopped him from floating to friends that he’s considering making a run for the White House as well ― or so we’re told by one recipient of such a flatulent flotation. Pritzker, an heir to the Hyatt Hotel fortune, had designs on being commerce secretary under Hillary Clinton, just as his sister Penny Pritzker was under Obama. Just stop. Sheryl Sandberg: According to some election-year rumors, Facebook COO Sheryl Sandberg was in the running to serve as Hillary Clinton’s treasury secretary. Since then, she’s been rumored to be considering a White House run, amid occasional denials. At the same time, she has recently been more open to Trump’s overtures. She was one of those Silicon Valley leaders who met with Trump prior to the inauguration. As Slate’s Helaine Owen notes, Sandberg made no public mention of the Women’s March that took place afterwards, a curious move for the “Lean In” maven ― at least until you consider the fact that “Lean In” is a disingenuous brand-washing scheme, and that Sandberg is especially unwilling to criticize her C-suite peers for crimes against women in the workforce. Howard Schultz: The Starbucks CEO has said “never say never” to a presidential run. Indeed, Schultz would be the fever-dream candidate of the No Labels set: his political “brand,” insofar that he has one, is essentially based around his core belief that everyone in politics should be a lot nicer to each other. This worldview most famously manifested itself in the short-lived March 2015 “Race Together” campaign, in which Schultz ― after having mostly eliminated manual espresso machines in Starbucks stores ― tasked baristas with bridging America’s racial divide. If you want a president who believes that all of America’s problems can be solved by constantly throwing corporate culture at them, he’s your guy. Mark Zuckerberg: Hey, let’s see: Do we really want the founder and CEO of Facebook ― a business that depends on learning as much about your private life as possible, more and more every single day, always probing and collecting, never ceasing in its sleepless drive to know everything about you, better than you could possibly know yourself, until the very idea of “privacy” becomes an obsolete concept and individual autonomy is subordinated to a set of bloodless algorithms and advertisers are straight-up living inside your dreams ― to be our president? I dunno, man. As Big Brother might say, that sounds doubleplusungood! Chelsea Clinton: Anyone else notice how after the election, Chelsea Clinton has been slowly creeping into our lives? There’s been this gradual ramping up of Total Chelsea Clinton Awareness, and along with it, the gradual ramping up of yet another Clinton’s political career ― even though, up until now, Chelsea Clinton has essentially been nothing more than a lodestar for other people’s money to find their way into Clinton bank accounts. (I read here that she was paid $600,000 to do journalism? Holy cats, how long did it take Jimmy Breslin to make $600,000?) Anyway, she’s been tweeting lately ― tweets that feel a little too clever, but not enough to be thought of as “edgy” ― the sort of social media output that makes you want to look for hidden wires. Hillary Clinton got a lot of stick ― unfairly so ― for lacking authenticity, but her daughter’s recent re-emergence feels like a ghost in the shell being willed into existence by a team of P.R. firms. We don’t suspect we have to fear a run in 2020 from Chelsea. But let’s please add every year in the future, ever, to that safe space. Terry McAuliffe: The biggest beneficiary of the Clinton family to not have actual Clinton family DNA (probably, anyway!), McAuliffe revived his political career by winning the 2013 gubernatorial election in Virginia. It was close. Too close, considering he was running against a throwback Christian conservative ideologue in the form of Ken Cuccinelli. During the 2016 campaign, McAuliffe distinguished himself by telling reporters at the Democratic National Convention that Hillary Clinton was definitely going to support the Trans-Pacific Partnership trade deal after the election. The TPP, if you recall, was the thing convention-goers booed and jeered more lustily than Donald Trump. McAuliffe and his spin-team later tried to walk this back, saying that it was just McAuliffe who supported the TPP, which ― is still not good? Anyway, he is basically kooky, has a lot of funny-money connections, and suffers from the fact that Virginia has a one-term term limit for governor, leaving him with an itch that has to be scratched, probably with a huge pile of donor money that could be put to any number of more productive purposes. Andrew Cuomo: The Clintons and Cuomos have never been particularly warm to each other, but the two political dynasties, eternally orbiting one another, have managed to seamlessly apply the transactional-slash-triangulating political style they share in common to their interpersonal relationships. Now, as rumors mount that Cuomo is considering a White House bid, he’s welcoming former Clinton campaign staff into his fold, where they’ll likely discover similarities to their natural habitat. Liberals have, in recent months, thrilled to Cuomo’s stance on fracking and his defense of immigrants, but they’re setting themselves up for huge disappointments. Cuomo, who is astonishingly petty and mean-minded, has done more to dampen the fortunes of New York’s Democratic Party than New York Republicans have. And he’s corrupt as all get-out to boot ― his most notable accomplishment as governor was to shut down the Moreland Commission anti-corruption inquiry as soon as the probe starting sniffing around targets with ties to the governor ― and getting away with it. That, right there, is a murderer’s row of the exact wrong candidates for the Democratic Party, who’d be better advised to begin the hard work of rebuilding their party’s foundations and restoring a deep bench of new policymakers with fresh ideas. This is not the moment to try to lock arms with a gaggle of dilettante 1-percenters, promising to do what Trump pulled off. And it’s certainly not the time to try to revive the fortunes of their political cousins ― the broken remnants of the Clinton machine. Drown these candidacies in the bathtub, right now. Ryan Grim contributed. ~~~~~ Jason Linkins edits “Eat The Press” for The Huffington Post and co-hosts the HuffPost Politics podcast “So, That Happened.” Subscribe here, and listen to the latest episode below.   -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

21 марта, 12:50

Bill Gates again world's richest man; Trump slips

MICROSOFT co-founder Bill Gates once again topped the Forbes magazine list of the world's more than 2,000 billionaires, while US President Donald Trump slipped more than 200 spots, the magazine said Monday. Gates,

20 марта, 21:18

Американцы лидируют в рейтинге богатейших людей планеты

В обновленном рейтинге самых богатых людей планеты по версии журнала Forbes 4 из 5 первых мест достались миллиардерам из США. Рейтинг миллиардеров опубликован на сайте издания. Список богатейших людей мира возглавил основатель Microsoft Билл Гейтс с состоянием в 86 млрд долларов. Как отмечает РБК, в этом году Гейтс занял первую строчку рейтинга уже в 18-й раз за последние 23 года.

20 марта, 20:52

Введенные в России запрет на курение в общественных местах и устрашающие картинки на пачках относятся к самым неэффективным методам борьбы с курением. Лучше всего работают материальные стимулы

C 17 марта на сигаретных пачках, продающихся в России и других странах Евразийского экономического союза, должны размещаться более устрашающие картинки, чем прежде. По идее, изображения поврежденных курением человеческих органов должны отвадить население от пагубной привычки. Сюжеты будут те же, что и последние четыре года, - истлевшие зубы, почерневшие легкие и т.п. Разница в том, что использоваться будет в основном коричневый цвет, а сами "страшилки" будут красоваться на обеих сторонах пачки, а не только на задней, как до сих пор. Для перехода на новый дизайн производителям дали время до ноября 2017 года. Еще несколько месяцев они смогут продавать сигареты в пачках, оформленных по старому регламенту, то есть на лицевой стороне ничего ужасного не будет, за исключением лаконичного утверждения "курение убивает". С таким оформлением, по замыслу Минздрава, сигареты будут вернее отталкивать потребителей. Между тем мировой опыт показывает, что эффективность этой меры не слишком высока. Глобальная эпидемия Устрашающие изображения - часть мер, предусмотренных рамочной конвенцией по борьбе с табакокурением, которую Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) утвердила еще в 2003 году. Россия присоединилась к ней пять лет спустя, став одной из 176 стран, решивших, что курение - это глобальная эпидемия, с которой необходимо бороться всеми возможными средствами. То есть сокращать прибыль производителей, повышая налоги, осложнять торговлю, запрещая рекламу, размещение сигарет на витринах и маркировку отдельных сортов в качестве "легких" или "с низким содержанием смолы", а также запрещая курение в любых общественных местах, в том числе там, где у некоторых рука сама тянется к сигарете, - в кафе, ресторанах и прочих предполагающих общение заведениях. Более чем десятилетний глобальный опыт борьбы с курением пока доказал лишь то, что дизайн сигаретных пачек - последний из факторов, влияющих на пристрастие к никотину. По данным активистов борьбы с табакокурением Ash.org, сейчас в мире 1,1 млрд курильщиков, а через пару десятков лет их будет почти в полтора раза больше - 1,6 млрд. Прирост случится за счет жителей развивающихся стран, в том числе тех, которые присоединились к конвенции ВОЗ. В беднейших государствах, по данным организации, люди тратят на сигареты до 30% своего дохода, но все равно не бросают. По мнению психологов, люди находят в сигаретах самый доступный способ избавиться от стресса, вызванного нищетой. И страшные картинки на сигаретных пачках не убеждают их, что жизнь может стать лучше, если тратить деньги на более полезные вещи вроде еды или образования. Между тем ответ на вопрос, что быстрее всего помогает людям бросить курить, уже найден в США.Битва за Штаты Соединенных Штатов - родины табачной продукции - нет среди стран, присоединившихся к конвенции ВОЗ, хотя президент Джордж Буш - младший документ подписал, но так и не внес на ратификацию в сенат. Однако можно утверждать, что США и не было нужды подписываться под международным договором - скорее остальной мир следует по стопам американцев, которые к моменту появления конвенции уже начали запрещать курение в общественных местах. Правда, не на национальном уровне, а на региональном. Первопроходцем стал Нью-Йорк, где Майкл Блумберг еще в 2002 году запретил употребление табака во всех публичных заведениях (исключение было сделано только для забегаловок, в которых работает один сотрудник - хозяин-курильщик). Еще одна мера, содержащаяся в конвенции, - запрет на лоббирование со стороны табачных компаний. То есть общение производителей с законодателями должно быть ограничено. Но это только призыв, если какой-нибудь депутат ему не следует, он не нарушит закон, а с производителей вообще не может быть спроса за то, что они продвигают свои интересы в парламенте, если переговоры не сопровождаются взятками. Здесь Америка тоже продвинулась дальше всех, ведь атаковать табачные корпорации тут начали с 1950 года, когда британские медики опубликовали в British Medical Journal доказательства, что уровень курения примерно соответствует уровню заболеваемости раком легких. Американцы стали судиться с производителями сигарет на том основании, что последние недобросовестно рекламировали свой товар и нарушали требования безопасности (в известном фильме "Свой человек" бывший вице-президент табачной компании предает огласке факты, доказывающие, что компания добавляет в сигареты вещество, облегчающее проникновение никотина в мозг и вызывающее зависимость от него). Почти полвека табачники успешно отбивались - они выиграли больше 800 тяжб, инициированных как физическими лицами, так и местными властями, которые подсчитали, что в результате курения бюджетные расходы на здравоохранение растут. По ходу дела табачники пошли на маркетинговые уступки - на пачках появились предупреждения, что курение убивает. Однако страну это не устроило. В 1990-х антиникотиновая атака приобрела грандиозные масштабы - 40 штатов подали иски к крупнейшим производителям сигарет. И воротилы бизнеса сочли за лучшее договориться с законодателями. На попятную пошли четыре крупнейшие компании, зарабатывающие на табаке, - Philip Morris, R. J. Reynolds, Brown & Williamson и Lollilard, на продукцию которых приходилось около 97% всех продаж сигарет в стране. Они согласились выплатить властям в общей сложности $246 млрд (выплаты договорились растянуть на 25 лет), которые должны пойти на антикурительную пропаганду. Но - и это важное уточнение - не антитабачную. Сам по себе табак - хорошая вещь, утверждают его сторонники. Все зависит от того, как его употреблять. Никотин, к которому тянутся курильщики, это естественное вещество, которое в определенных количествах необходимо человеку. Он, в частности, способствует концентрации внимания, вырабатывается, как и алкоголь, человеческим организмом, содержится во множестве овощей, которые употребляют и некурящие, подчеркивают многочисленные исследования, оплаченные табачным лобби. А курение - самый легкий способ пополнить запасы никотина в теле. Но и самый вредный. Рак легких, с которого началась борьба с никотином, вызывает не это вещество, а именно курение - высокая температура и смолы, впитываемые вместе с дымом. И международные корпорации предложили альтернативные способы потреблять табак. В начале марта 2017 года президент Philip Morris International Андре Калатзопулос собрал в своей швейцарской штаб-квартире журналистов и спросил, не будут ли они против, если он немного покурит в их присутствии. "Никакого воздействия на окружающую среду не будет, - уверял он собравшихся. - Для вас никакой опасности". Журналисты позволили, и всю пресс-конференцию топ-менеджер затягивался из приспособления, которое компания назвала iQOS (это акроним выражения I quit ordinary smoking, то есть "я бросил курить как обычно"). Калатзопулос потреблял никотин - но не выдыхал никакого дыма. iQOS, похожий на мундштук, работал так: в него вставлялся картридж с табаком, который при нажатии на клавишу разогревался только до трети температуры тления. Этого достаточно, чтобы выделялся никотин, который прямиком направлялся в легкие, кровь и мозг курильщика, но не в окружающую среду. Ни дыма, ни смол, ни высокой температуры. Именно на такие электронные девайсы делают сейчас ставку международные производители табака. Впрочем, их трюк разгадан - ВОЗ, а также многие страны, включая Россию, собираются приравнять электронные устройства к обычным сигаретам. Вопрос в том, готовы ли нести эти страны в своей борьбе с курением более серьезные расходы, которые обещают больший эффект. Деньги против сигарет Ученый Кевин Волп из Университета Пенсильвании получил от General Electric грант более чем в $1 млн, чтобы исследовать, какие стимулы подвигают работников компании бросить курить. Всего на американских предприятиях GE трудится более 150 тыс. человек, 20% из которых курят, и это примерно соответствует общему уровню в стране. Из них примерно 70% хотят избавиться от этой вредной привычки, но удается это только 2-3%. Это тоже соответствует общенациональному уровню. 1,9 тыс. сотрудников откликнулись на предложение участвовать в исследовании, из них для эксперимента отобрали 878. Формируя группу, исследователи не предлагали участникам никаких дополнительных стимулов, говоря только о пользе для здоровья и возможности не тратиться на сигареты. Но после начала эксперимента половине участников предложили денежное вознаграждение (другой половине - контрольной группе - дали только координаты муниципальных центров помощи курильщикам). В частности, за окончание программы полагалось $100, еще $250 причиталось тем, кто бросал курить в течение первых шести месяцев эксперимента (что должно было быть подтверждено анализами), продержавшись еще полгода, получали еще по $400. Несмотря на относительно скромное вознаграждение, оказалось, что программа помогла завязать с курением 5% участников, а дополнительные финансовые стимулы увеличивали их количество в первые полгода до 14,7%. Во вторые полгода количество завязавших снижалось, но польза от финансовых стимулов все равно была очевидна - 9,4% среди поощряемых участников против 3,6% среди бескорыстных, подытожил Волп с коллегами в 2009 году. При этом весь комплекс антитабачных мер, принятых в США за предыдущее десятилетие, - и повышение налогов, и запрет на курение в общественных местах, и пропаганда здорового образа жизни, и появление менее вредных способов употребления табака (например, эвапораторов) - сократил количество курящего взрослого населения с 25 до 20%. Иными словами, оказалось, что финансовое поощрение желающих избавиться от сигарет эффективнее, чем все остальные способы борьбы с курением. Для General Electric выгода от инвестиций в антикурительную программу была очевидна. Ведь по оценке Федерального агентства по контролю и предотвращению болезней, каждый курильщик обходился американским компаниям на $3,4 тыс. в год дороже, чем его некурящие коллеги, учитывая расходы на медицинское страхование и пониженную производительность курящих. В итоге в 2010 году компания ввела ряд финансовых стимулов для отказа от курения, а в 2011 году подкрепила ее запретом на курение на территории всех своих предприятий. По данным The Washington Post, почти 90% крупных компаний в США доплачивают сейчас сотрудникам, которые следят за здоровьем. Правда, это касается не только курения, но и других главных проблем со здоровьем, в том числе ожирения. Табачные компании утверждают, что далеко не всякий бизнес выигрывает от запрета на курение. В частности, ресторанно-гостиничный сектор страдает, лишившись клиентов, которые привыкли проводить время с сигаретой в руках, утверждали производители, ссылаясь на исследование Национальной ресторанной ассоциации, которое сами же и оплатили. Однако объективные исследования показали, что, напротив, посещаемость во многих случаях растет, как и занятость в этом секторе, - все-таки курящих в мире меньше, чем некурящих, и последние стали более охотно проводить время там, где их не превращают в пассивных курильщиков​. А в Нью-Йорке через год после запрета сигарет во всех заведениях общественного питания количество рабочих мест в них выросло в общей сложности на 10 тыс.(http://www.rbc.ru/society...)

20 марта, 20:52

Введенные в России запрет на курение в общественных местах и устрашающие картинки на пачках относятся к самым неэффективным методам борьбы с курением. Лучше всего работают материальные стимулы

C 17 марта на сигаретных пачках, продающихся в России и других странах Евразийского экономического союза, должны размещаться более устрашающие картинки, чем прежде. По идее, изображения поврежденных курением человеческих органов должны отвадить население от пагубной привычки. Сюжеты будут те же, что и последние четыре года, - истлевшие зубы, почерневшие легкие и т.п. Разница в том, что использоваться будет в основном коричневый цвет, а сами "страшилки" будут красоваться на обеих сторонах пачки, а не только на задней, как до сих пор. Для перехода на новый дизайн производителям дали время до ноября 2017 года. Еще несколько месяцев они смогут продавать сигареты в пачках, оформленных по старому регламенту, то есть на лицевой стороне ничего ужасного не будет, за исключением лаконичного утверждения "курение убивает". С таким оформлением, по замыслу Минздрава, сигареты будут вернее отталкивать потребителей. Между тем мировой опыт показывает, что эффективность этой меры не слишком высока. Глобальная эпидемия Устрашающие изображения - часть мер, предусмотренных рамочной конвенцией по борьбе с табакокурением, которую Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) утвердила еще в 2003 году. Россия присоединилась к ней пять лет спустя, став одной из 176 стран, решивших, что курение - это глобальная эпидемия, с которой необходимо бороться всеми возможными средствами. То есть сокращать прибыль производителей, повышая налоги, осложнять торговлю, запрещая рекламу, размещение сигарет на витринах и маркировку отдельных сортов в качестве "легких" или "с низким содержанием смолы", а также запрещая курение в любых общественных местах, в том числе там, где у некоторых рука сама тянется к сигарете, - в кафе, ресторанах и прочих предполагающих общение заведениях. Более чем десятилетний глобальный опыт борьбы с курением пока доказал лишь то, что дизайн сигаретных пачек - последний из факторов, влияющих на пристрастие к никотину. По данным активистов борьбы с табакокурением Ash.org, сейчас в мире 1,1 млрд курильщиков, а через пару десятков лет их будет почти в полтора раза больше - 1,6 млрд. Прирост случится за счет жителей развивающихся стран, в том числе тех, которые присоединились к конвенции ВОЗ. В беднейших государствах, по данным организации, люди тратят на сигареты до 30% своего дохода, но все равно не бросают. По мнению психологов, люди находят в сигаретах самый доступный способ избавиться от стресса, вызванного нищетой. И страшные картинки на сигаретных пачках не убеждают их, что жизнь может стать лучше, если тратить деньги на более полезные вещи вроде еды или образования. Между тем ответ на вопрос, что быстрее всего помогает людям бросить курить, уже найден в США.Битва за Штаты Соединенных Штатов - родины табачной продукции - нет среди стран, присоединившихся к конвенции ВОЗ, хотя президент Джордж Буш - младший документ подписал, но так и не внес на ратификацию в сенат. Однако можно утверждать, что США и не было нужды подписываться под международным договором - скорее остальной мир следует по стопам американцев, которые к моменту появления конвенции уже начали запрещать курение в общественных местах. Правда, не на национальном уровне, а на региональном. Первопроходцем стал Нью-Йорк, где Майкл Блумберг еще в 2002 году запретил употребление табака во всех публичных заведениях (исключение было сделано только для забегаловок, в которых работает один сотрудник - хозяин-курильщик). Еще одна мера, содержащаяся в конвенции, - запрет на лоббирование со стороны табачных компаний. То есть общение производителей с законодателями должно быть ограничено. Но это только призыв, если какой-нибудь депутат ему не следует, он не нарушит закон, а с производителей вообще не может быть спроса за то, что они продвигают свои интересы в парламенте, если переговоры не сопровождаются взятками. Здесь Америка тоже продвинулась дальше всех, ведь атаковать табачные корпорации тут начали с 1950 года, когда британские медики опубликовали в British Medical Journal доказательства, что уровень курения примерно соответствует уровню заболеваемости раком легких. Американцы стали судиться с производителями сигарет на том основании, что последние недобросовестно рекламировали свой товар и нарушали требования безопасности (в известном фильме "Свой человек" бывший вице-президент табачной компании предает огласке факты, доказывающие, что компания добавляет в сигареты вещество, облегчающее проникновение никотина в мозг и вызывающее зависимость от него). Почти полвека табачники успешно отбивались - они выиграли больше 800 тяжб, инициированных как физическими лицами, так и местными властями, которые подсчитали, что в результате курения бюджетные расходы на здравоохранение растут. По ходу дела табачники пошли на маркетинговые уступки - на пачках появились предупреждения, что курение убивает. Однако страну это не устроило. В 1990-х антиникотиновая атака приобрела грандиозные масштабы - 40 штатов подали иски к крупнейшим производителям сигарет. И воротилы бизнеса сочли за лучшее договориться с законодателями. На попятную пошли четыре крупнейшие компании, зарабатывающие на табаке, - Philip Morris, R. J. Reynolds, Brown & Williamson и Lollilard, на продукцию которых приходилось около 97% всех продаж сигарет в стране. Они согласились выплатить властям в общей сложности $246 млрд (выплаты договорились растянуть на 25 лет), которые должны пойти на антикурительную пропаганду. Но - и это важное уточнение - не антитабачную. Сам по себе табак - хорошая вещь, утверждают его сторонники. Все зависит от того, как его употреблять. Никотин, к которому тянутся курильщики, это естественное вещество, которое в определенных количествах необходимо человеку. Он, в частности, способствует концентрации внимания, вырабатывается, как и алкоголь, человеческим организмом, содержится во множестве овощей, которые употребляют и некурящие, подчеркивают многочисленные исследования, оплаченные табачным лобби. А курение - самый легкий способ пополнить запасы никотина в теле. Но и самый вредный. Рак легких, с которого началась борьба с никотином, вызывает не это вещество, а именно курение - высокая температура и смолы, впитываемые вместе с дымом. И международные корпорации предложили альтернативные способы потреблять табак. В начале марта 2017 года президент Philip Morris International Андре Калатзопулос собрал в своей швейцарской штаб-квартире журналистов и спросил, не будут ли они против, если он немного покурит в их присутствии. "Никакого воздействия на окружающую среду не будет, - уверял он собравшихся. - Для вас никакой опасности". Журналисты позволили, и всю пресс-конференцию топ-менеджер затягивался из приспособления, которое компания назвала iQOS (это акроним выражения I quit ordinary smoking, то есть "я бросил курить как обычно"). Калатзопулос потреблял никотин - но не выдыхал никакого дыма. iQOS, похожий на мундштук, работал так: в него вставлялся картридж с табаком, который при нажатии на клавишу разогревался только до трети температуры тления. Этого достаточно, чтобы выделялся никотин, который прямиком направлялся в легкие, кровь и мозг курильщика, но не в окружающую среду. Ни дыма, ни смол, ни высокой температуры. Именно на такие электронные девайсы делают сейчас ставку международные производители табака. Впрочем, их трюк разгадан - ВОЗ, а также многие страны, включая Россию, собираются приравнять электронные устройства к обычным сигаретам. Вопрос в том, готовы ли нести эти страны в своей борьбе с курением более серьезные расходы, которые обещают больший эффект. Деньги против сигарет Ученый Кевин Волп из Университета Пенсильвании получил от General Electric грант более чем в $1 млн, чтобы исследовать, какие стимулы подвигают работников компании бросить курить. Всего на американских предприятиях GE трудится более 150 тыс. человек, 20% из которых курят, и это примерно соответствует общему уровню в стране. Из них примерно 70% хотят избавиться от этой вредной привычки, но удается это только 2-3%. Это тоже соответствует общенациональному уровню. 1,9 тыс. сотрудников откликнулись на предложение участвовать в исследовании, из них для эксперимента отобрали 878. Формируя группу, исследователи не предлагали участникам никаких дополнительных стимулов, говоря только о пользе для здоровья и возможности не тратиться на сигареты. Но после начала эксперимента половине участников предложили денежное вознаграждение (другой половине - контрольной группе - дали только координаты муниципальных центров помощи курильщикам). В частности, за окончание программы полагалось $100, еще $250 причиталось тем, кто бросал курить в течение первых шести месяцев эксперимента (что должно было быть подтверждено анализами), продержавшись еще полгода, получали еще по $400. Несмотря на относительно скромное вознаграждение, оказалось, что программа помогла завязать с курением 5% участников, а дополнительные финансовые стимулы увеличивали их количество в первые полгода до 14,7%. Во вторые полгода количество завязавших снижалось, но польза от финансовых стимулов все равно была очевидна - 9,4% среди поощряемых участников против 3,6% среди бескорыстных, подытожил Волп с коллегами в 2009 году. При этом весь комплекс антитабачных мер, принятых в США за предыдущее десятилетие, - и повышение налогов, и запрет на курение в общественных местах, и пропаганда здорового образа жизни, и появление менее вредных способов употребления табака (например, эвапораторов) - сократил количество курящего взрослого населения с 25 до 20%. Иными словами, оказалось, что финансовое поощрение желающих избавиться от сигарет эффективнее, чем все остальные способы борьбы с курением. Для General Electric выгода от инвестиций в антикурительную программу была очевидна. Ведь по оценке Федерального агентства по контролю и предотвращению болезней, каждый курильщик обходился американским компаниям на $3,4 тыс. в год дороже, чем его некурящие коллеги, учитывая расходы на медицинское страхование и пониженную производительность курящих. В итоге в 2010 году компания ввела ряд финансовых стимулов для отказа от курения, а в 2011 году подкрепила ее запретом на курение на территории всех своих предприятий. По данным The Washington Post, почти 90% крупных компаний в США доплачивают сейчас сотрудникам, которые следят за здоровьем. Правда, это касается не только курения, но и других главных проблем со здоровьем, в том числе ожирения. Табачные компании утверждают, что далеко не всякий бизнес выигрывает от запрета на курение. В частности, ресторанно-гостиничный сектор страдает, лишившись клиентов, которые привыкли проводить время с сигаретой в руках, утверждали производители, ссылаясь на исследование Национальной ресторанной ассоциации, которое сами же и оплатили. Однако объективные исследования показали, что, напротив, посещаемость во многих случаях растет, как и занятость в этом секторе, - все-таки курящих в мире меньше, чем некурящих, и последние стали более охотно проводить время там, где их не превращают в пассивных курильщиков​. А в Нью-Йорке через год после запрета сигарет во всех заведениях общественного питания количество рабочих мест в них выросло в общей сложности на 10 тыс.(http://www.rbc.ru/society...)

20 марта, 19:01

Bill Gates again world's richest man; Trump slips

MICROSOFT co-founder Bill Gates once again topped the Forbes magazine list of the world's more than 2,000 billionaires, while US President Donald Trump slipped more than 200 spots, the magazine said Monday. Gates,

20 марта, 12:16

Trump's winning SCOTUS move? Staying out of it

The president's inner circle has left the Supreme Court confirmation process for Neil Gorsuch to seasoned Washington hands.

Выбор редакции
19 марта, 00:00

Dems: Don't Use Republican Playbook on Gorsuch

Michael Bloomberg, BloombergTwo wrongs don't make a right, even when a Supreme Court seat is at stake.

16 марта, 22:35

Lack of indictments leaves little-known Democrats to battle de Blasio

Mayor Bill de Blasio is expected to coast to the Democratic nomination in September, now that he and his top aides have been effectively cleared of criminal wrongdoing following a months-long probe into his fundraising. That was the early consensus among the city's political establishment after state and federal prosecutors announced on Thursday that they would not bring criminal charges against the mayor or his aides. "Although the city deserves far better than this, the people best positioned to succeed in a Democratic primary are now unlikely to run, and we should therefore expect four more years of Bill de Blasio,” said Bradley Tusk, a former aide to Michael Bloomberg who has publicly labored to recruit a high-profile challenger to the mayor. The specter of indictments — and the possibility of a protracted trial detailing the inner workings of the administration — had stoked hope among de Blasio’s opponents that a credible Democrat might be persuaded to take on the uphill challenge of unseating the incumbent mayor. Comptroller Scott Stringer, U.S. Rep. Hakeem Jeffries, Bronx Borough President Ruben Diaz Jr. and former Council speaker Christine Quinn were all rumored to be considering a run. Stringer responded to a request for comment after the announcements on Thursday without so much as mentioning his political future. “The outcome today is a positive one for the city, allowing the important work of our government to move forward without distraction,” said Stringer, whose frequent criticism of the mayor made him the most talked-about potential challenger. Jeffries, for his part, had already signaled that he was unlikely to make a run, given his new leadership post in Washington and the sudden urgency of fighting the incoming Trump administration. But a spokesperson for the congressman said Thursday he would make a definitive decision in early spring. So, what are the chances that a high-profile challenger enters the race now? “There is none,” said Doug Muzzio, a professor of political science at Baruch College. “Nobody of significance is going to run against him.” (Muzzio advised reporters to take a nap or a long vacation until the November elections.)The lack of indictments leaves a fledgling field of lesser-known Democrats, led by State Sen. Tony Avella and former City Councilman Sal Albanese. Avella, the only sitting official among the group, has done little in the way of campaigning since he kicked off his campaign in December with a broadside against the mayor’s homeless policy. In February, a Quinnipiac poll found him with just 2 percent support in a hypothetical Democratic primary, with 81 percent of voters saying they had not heard enough about him to form an opinion. On Wednesday, Avella, who came in second in the 2009 Democratic mayoral primary, reported raising just $34,854 over the last two months, with slightly more than $31,000 in cash on hand. Albanese, who finished a distant eighth in the Democratic primary for mayor in 2013, has fared only marginally better. He reported raising $56,586 for his campaign so far, and his two largest donations, of $2,500 each, were made by himself and his wife, Lorraine. (De Blasio’s re-election campaign has $2.3 million in cash on hand, at the moment, not including millions of dollars in expected matching funds.)“The chances are, frankly, better for me now,” Albanese said on Thursday, noting that a smaller field leaves more room for the other lesser-knowns, like Sal Albanese. “The media will have to report now on at least a couple opponents of de Blasio,” Albanese said. For now, most of the media speculation has continued to swirl around the long-shot possibility that Hillary Clinton might deign to enter the race. Clinton has done nothing to indicate she plans to run since the rumors first surfaced several months ago, though an anonymously sourced TMZ report attempted to keep the idea alive this week by saying she was “noodling” the idea. And there is the similarly distant possibility that former U.S. Attorney Preet Bharara, who previously oversaw the de Blasio probes, might launch his own bid, after he was unceremoniously fired by President Donald Trump last weekend. But even Tusk — the public face of the de Blasio resistance, who has already sunk $62,000 of his own money into that effort — appears disinclined to hold out hope for a big-name candidate. Tusk's group, NYC Deserves Better, an independent expenditure committee designed to back a de Blasio challenger, will now scale back its efforts, according to spokesman Patrick Muncie. “Anything can happen in politics, and it’s possible that someone still decides to challenge [de Blasio] in the primary – in which case we would likely support that person,” Muncie said in an emailed statement. “But we won’t be engaging on the level we have been for the past 9 months, and recognize that the chances of a serious challenge are slim.”

16 марта, 17:46

Prosecutors decline to charge de Blasio, aides in fundraising probes

Mayor Bill de Blasio and his aides will not face criminal charges for their role in soliciting donations for the mayor's campaign and an affiliated nonprofit group, prosecutors announced on Thursday morning.In separate statements, the Manhattan district attorney's office and the U.S. Attorney for the Southern District announced they had concluded their months-long investigations into whether the mayor or his aides had acted illegally in soliciting donations and providing special access to donors who gave to de Blasio or his nonprofit group, the Campaign for One New York. Acting U.S. Attorney Joon Kim said his office had investigated “several circumstances in which Mayor de Blasio and others acting on his behalf solicited donations from individuals who sought official favors from the City, after which the Mayor made or directed inquiries to relevant City agencies on behalf of those donors.”But Kim said the office would not bring criminal charges, noting the “high burden of proof” required to prove such cases.The Manhattan D.A.’s office announced its decision in a letter to the state Board of Election, which had referred the possible criminal conduct to the district attorney in January 2016, after officials there believed the de Blasio campaign had committed “willful” breaches of campaign finance law during the 2014 races. The D.A.’s office was investigating whether de Blasio’s aides had deliberately circumvented state campaign finance donation limits, by rerouting large donations through county Democratic campaign committees, which then funneled donations to campaign accounts of State Senate candidates, as part of a push to flip the chamber to Democratic control. Vance’s office said that its “extensive investigation” into the matter resulted in the conclusion that “the parties involved cannot be appropriately prosecuted, given their reliance on the advice of counsel.” De Blasio's campaign attorney, Laurence Laufer, has stated that he believed the fundraising process was in accordance with the law.The Manhattan D.A.’s office said it obtained more than 100 material from more than 100 people and organizations as part of a presentation to a grand jury, and conducted over 50 interviews with those connected to City Hall and the Campaign for One New York.A spokesperson for de Blasio said the mayor was not made aware in advance that statements were coming from either the D.A.'s office or U.S. attorney's office, but the mayor’s attorneys were alerted as the statements were being released earlier this morning. “This confirms what I’ve been saying and what all my colleagues have been saying,” de Blasio said in a radio interview Thursday morning, shortly after the statements were made public. He has maintained for roughly a year that he and his aides have always acted appropriately. Several of de Blasio’s top aides were being scrutinized for their actions as part of the inquiry, including Ross Offinger, one of de Blasio’s top fundraisers. “We’ve maintained throughout this investigation that our client Ross Offinger did nothing wrong. Today’s decision vindicates his integrity and professionalism,” said Harlan Levy, an attorney at Boies Schiller Flexner who represents Offinger.The inquiries had clouded the early stages of the de Blasio's re-election campaign. As the investigations hung over his fundraising, de Blasio shifted to a strategy of raising smaller contributions from more individual donors — which are eligible for city matching funds — and hosted fundraisers in other cities to solicit out-of-town donors.Paul Massey, who is running for the Republican nomination to challenge de Blasio, said the mayor should reimburse the city for costs related to his administration's legal defense, and encouraged the state Board of Election to seek civil penalties."The Mayor and his staff clearly betrayed the people of the City of New York and this will not be forgotten in November," Massey said in a statement.The investigation froze a field of rumored Democratic challengers to de Blasio, many of whom appeared to be waiting for the outcome of the investigations before deciding on a bid.Bradley Tusk, a former aide to Michael Bloomberg who has publicly encouraged Democrats to challenge de Blasio, said the mayor is now likely to coast to re-election."Although the city deserves far better than this, the people best positioned to succeed in a Democratic primary are now unlikely to run, and we should therefore expect four more years of Bill de Blasio," Tusk said in a statement.

14 марта, 14:20

Эндаументы в России: что мешает развитию вузовских фондов целевого капитала?

Вузы учатся привлекать средства на развитие науки и образования в университетах от выпускников и компаний, но пока этому мешают слабая традиция меценатства, российский менталитет и молодость бизнес-моделей эндаументов

13 марта, 10:00

Психологический портрет Дональда Трампа

Все люди родом из детства. И Дональд Трамп – не исключение. Например, несколько лет назад он говорил: «Когда я смотрю на себя, каким я был в первом классе, и смотрю на себя сейчас, я понимаю, что в основном остался тем же». Его тинейджерские годы были похожи на зебру. С одной стороны мать любила и баловала  […]

12 марта, 02:18

DON’T SWEAT THE BIG STUFF: Near the end of his 1979 film Manhattan, Woody Allen, playing a TV writ…

DON’T SWEAT THE BIG STUFF: Near the end of his 1979 film Manhattan, Woody Allen, playing a TV writer who quits his day job to concentrate on his novel, talks into a tape recorder to begin outlining his book: “An idea for a short story about, um, people in Manhattan who are constantly creating these […]

16 января, 19:00

Капиталы восьми богатейших людей мира и 50% человечества сравнялись

Совокупный капитал восьми богатейших людей мира составляет сейчас $426 млрд. Точно такой же суммой располагает бедная половина человечества, то есть примерно 3,6 млрд человек. Это говорится в отчете международного объединения OXFAM.Вот эти восемь богатейших людей мира — Билл Гейтс ($75 млрд), Амансио Ортега ($67 млрд), Уоррен Баффет (60,8 млрд), Карлос Слима ($50 млрд), Джефф Безоса ($45,2 млрд), Марк Цукерберг ($44,6 млрд), Лари Эллисон ($43,6 млрд) и Майкл Блумберг ($40 млрд).По подсчетам авторов отчета, в 2009–2016 годах совокупный капитал 793 богатейших людей мира рос на 11% ежегодно, увеличившись с $2,4 трлн до 5 трлн. Если темпы роста останутся прежними, то уже в ближайшие 25 лет на Земле может появиться первый триллионер, прогнозируют эксперты OXFAM.По словам исполнительного директора OXFAM Винни Бьянима, ситуация, когда огромное богатство сосредоточено в руках нескольких человек, в то время как каждый десятый человек в мире живет меньше чем на $2 в день, просто непристойна. Кстати, Россия по этой непристойности является мировым лидером. Так 10% домохозяйств по данным банка Credit Suisse в России принадлежит 89% всего богатства страны, а 1% - 75%:А по индексу неравенства Джинни Россия входит в десятку антилидеров мира, соседствуя с Ботсваной, Украиной, Намибией и Замбией.

08 сентября 2014, 17:03

20 миллиардеров, которые управляют политикой США

Они добились успеха в бизнесе и инвестициях, и теперь пытаются протолкнуть свои и чужие политические идеи в политической системе США. В нашем списке самые влиятельные миллиардеры-политики Америки.  20.Элис Уолтон Элис Уолтон - наследница богатства крупнейшей в мире розничной сети Wal-Mart, пусть и не единственная. Уолтон вполне открыто поддерживает Хиллари Клинтон и вложилась в так называемый "PAC" (Комитет политических действий) под названием "Ready for Hillary".  19.Дональд Трамп Владелец конгломерата The Trump Organization и король американского сектора недвижимости Дональд Трамп, как и многие представители большого бизнеса, придерживается республиканских взглядов. Напомним, что Республиканская партия поддерживает наиболее мягкую налоговую политику в отношении богачей.  18.Марк Андрессен Инвестор-миллиардер Марк Андрессен уверен, что будущее за Республиканской партией США. Он поддерживал кандидата от республиканцев Митта Ромни на президентских выборах 2012г. В данный момент Андрессен инвестриует в широкий спектр активов, многие из которых будут влиять и на политический фон. Стоит вспомнить хотя бы о криптовалюте bitcoin.  17.Питер Дж. Питерсон Питерсон был министром торговли при Ричарде Никсоне, а теперь управляет мощным фондом. Миллиардер ратует за уменьшение государственного долга, и с помощью Peter G. Peterson Foundation основал такие организации, направленные на борьбу с долгами США как Fix the Debt и Committee for a Responsible Federal Budget.  16.Поль Зингер Поль Зингер - бизнесмен с партийным билетом. Он консервативный республиканец, но выступает за однополые браки. Именно эта идея стала для него центральной в политической деятельности. С помощью организации American Unity он вложил $2 млн в поддержку республиканцев, которые также выступают за однополые браки. Главный актив Зингера - Elliott Management Corporation.  15.Арт Поуп Бывший председатель бюджетного комитета Северной Каролины и преуспевающий бизнесмен Арт Поуп вложил миллионы долларов в продвижение своих политических идей. В первую очередь, речь идет о свободном рынке, который Поуп считает основной составляющей успешной экономики. Арт Поуп также республиканец.  14.Пьер и Памела Омидьяр Семья иранского происхождения, которая добилась успеха в США, вкладывает существенные средства в продвижение идеи прозрачности и открытости. Пьер и Памела интересуются также вопросами прав на собственность и экономического развития.  13.Джефф и Макинзи Безос Кто бы мог подумать, что руководство Amazon.com может интересоваться политикой. Однако Джефф Безос недавно приобрел издание Washington Post и вложил $2,5 млн в поддержку однополых браков. Напомним, что этот вопрос в США остается одним из наиболее острых в области внутренней политики.  12.Марк Цукерберг И снова миллиардер из высокотехнологического сектора, который интересуется политикой. Марк Цукерберг совместно с организацией FWD.us работает над иммиграционной реформой, а в Нью-Джерси проталкивает реформу начального образования. Напомним, что самому владельцу Facebook в настоящий момент всего 30 лет.  11.Питер Тиль Питерь Тиль, известный инвестор, владелец хэдж-фондов и сооснователь PayPal, вложил $2,6 млн в предвыборную кампанию в 2012г., деньги получил Рон Пол, который вылетел из гонки во время праймериз. В последнее время Тиль активно выступает в пользу увеличения минимального размера оплаты труда.  10.Уоррен Баффет Миллиардер Баффет, владелец знаменитого Berkshire Hathaway, сыграл важную роль в политике США после избрания Барака Обамы на пост президента. Уоррен Баффет выступает за ограничение власти богачей, увеличение налогов для них, и собирается расстаться с большей частью своего богатства в рамках The Giving Pledge ("Клятва дарения").  9.Пенни Прицкер Пенни Прицкер была министром торговли и одним из главных лоббистов идей Барака Обамы. Кроме того, Прицкер является сооснователем PSP Capital Partners, Pritzker Realty Group и еще ряда крупных фирм, что придает ее голосу значимость, когда речь заходит о внутренней политике.  8.Джон и Лора Арнольд Джон Арнольд управлял крупным хэдж-фондом, и фокусировался на инвестициях в газовые активы а потом стал филантропом. Правда, не каждый найдет желание помочь людям в его стремлении добиться сокращения пенсий и добиться роста финансовой нагрузки для работников предприятий.  7.Билл и Мелинда Гейтс The Bill & Melinda Gates Foundation - один из самых авторитетных благотворительных фондов, инвестирующих в борьбу с болезнями и бедностью в развивающихся странах, в частности, в Африканских. Также основатель Microsoft и его супруга сражаются за реформирование американской системы образования и легализацию однополых браков.  6.Руперт Мердок Руперт Мердок контролирует Wall Street Journal и Fox News - это важнейшие поставщики политических и экономических новостей. Таким образом, Мердок сосредоточил в своих руках активы, способные задавать новостной тон и влиять на настроения в обществе. Кроме того, Руперт Мердок сотрудничает с Bloomberg по вопросу иммиграционной реформы.  5.Джордж Сорос Джордж Сорос открыто лоббирует идеи демократов. Он потратил $1 млн в 2012г. на поддержку Барака Обамы на выборах. Кроме того, Сорос в данный момент является сопредседателем комитета политических действий "Ready for Hillary".  4.Шелдон Эделсон Наша жизнь - игра, и один из королей игорного бизнеса Шелдон Эделсон активно вкладывает средства в политику. Он потратил $93 млн, чтобы "победить Барака Обаму". Речь, конечно, не о том, что бизнесмен надеялся участвовать в выборах, а о поддержке республиканцев, которые "выполняют свои обещания". На следующих выборах Эделсон инвестирует в кампанию вдвое больше.  3.Том Стейер Стейер - сооснователь и один из руководителей фонда Farallon Capital Management. Он также основал несколько банков. Помимо бизнеса Тома Стейера интересуют вопросы охраны окружающей среды, и он активно лоббирует соответствующие идеи в политической среде.  2.Майкл Блумберг Бывший мэр Нью-Йорка и основатель агентства Bloomberg Майкл Блумберг активно борется с бесконтрольным распространением оружия. Он инвестировал $50 млн в противодействие организации NRA, которая как раз пытается добиться свободной торговли оружием на всей территории США, делая отсылку ко Второй поправке к Конституции.  1.Чарльз и Дэвид Кох Братья Кох инвестировали $30 млн в программу, которая выявляет слабые стороны демократов. Это специальная рекламная кампания, навредившая тем политикам, которым есть что скрывать. К следующим выборам общий объем инвестиций в эту программу семья Кох собирается довести до $290 млн. Еще одной жертвой стала программа здравоохранения "Obamacare".

25 февраля 2014, 11:52

Если не Хиллари, то кто? Часть 1

От редакции: Портал Terra America совсем недавно довольно подробно изучил политический стиль и личные качества действующего вице-президента США Джо Байдена. Многие наши авторы и американские эксперты тогда не исключили, что Байден вполне может вступить в президентскую гонку 2016 года. При этом, правда, неизменно следовала оговорка, что нынешний вице обязательно уступит место номинанта Хиллари Клинтон, если она решит баллотироваться. Но решит ли она? Сможет ли мобилизовать себя на второе беспрецедентное усилие в борьбе за Белый Дом? Как со здоровьем у бывшего госсекретаря? Есть ли у этого, несомненно, яркого политического деятеля команда и программа? Иными словами, вопросы, вопросы, вопросы… И все же в прошлом году на фоне конфликта ветвей власти в США, приведшего к «выключению правительства», после долгого перерыва Хиллари снова появилась на публике, и внимание общества немедленно сфокусировалось на ней. Сначала опросы показали, что две трети демократов готовы выдвинуть ее кандидатуру в президенты. Затем в ее поддержку публично выступил ряд видных политиков и магнат Джордж Сорос. Выпорхнув из тени, госпожа Клинтон появляется то на одном публичном политическом мероприятии, то на другом. Количество статей, посвященных перспективе Хиллари-2016, зашкаливает. И вот мадам Клинтон уже колесит по стране с выступлениями, а администрация Обамы просит ее сделать «пару телефонных звонков», чтобы повлиять на решение того или иного сенатора. Тем, кто готов поддержать Хиллари в 2016 году, и тому, какой будет политическая линия предполагаемой первой женщины-президента США, посвящено исследование Натальи Войковой. Сегодня мы предлагаем вниманию читателя его первую часть. * * * Она до сих пор избегает прямых ответов на вопрос о своих планах на 2016 год. Она прекрасно помнит, что однажды уже считалась самым вероятным кандидатом в президенты от демократов, но в итоге проиграла борьбу за выдвижение ныне действующему президенту. Не забыла она и о том, как ее предали некоторые сторонники[1]. Ее зовут Хиллари Родэм Клинтон (HRC – так ее сегодня часто зовут в прессе). К ноябрю 2016 года ей исполнится 69. Едва ли возраст станет для нее главным препятствием – столько же было Рональду Рейгану, когда он стал президентом. Но вот что нового она сможет предложить запутавшейся Америке? И кем станет в глазах уставших от потрясений враждующих партий: Рейганом, способным объединить элиты, или одиноким Никсоном, опирающимся только на электоральные рейтинги? Тринадцать ключей к Белому Дому Еще в 1980 году американский профессор Алан Лихтман и советский геофизик Владимир Кейлис-Борок вывели универсальную формулу, позволяющую почти со 100-процентной точностью прогнозировать итог выборов президента США. Ученые интерпретировали политику в геофизических терминах, рассмотрев не ситуацию «Рейган против Картера» или «либералы против консерваторов», а используя логику «стабильности против потрясений».[2] Для этого ученые изучили результаты 31 президентской избирательной кампании – именно столько их состоялось с 1860 по 1980 год, – чтобы проанализировать и математически описать историко-политическое пространство. Затем Лихтман сформировал 13 бинарных[3] шкал (ключей), «свернув» в них все обстоятельства, сопровождающие борьбу за Белый Дом. Вот эти ключи: № Название ключа Суждение, описывающее ключ 1 Партийный мандат После промежуточных выборов партия власти имеет больше мест в Палате представителей, чем после предыдущих промежуточных выборов 2 Соревновательность в правящей партии Нет серьезной борьбы за номинацию в правящей партии 3 Участие действующего президента Кандидат правящей партии – действующий президент 4 Третья партия Нет сильного кандидата от третьей партии или сильного независимого кандидата 5 Текущая экономика Экономика не находится в состоянии рецессии во время избирательной кампании 6 Долгосрочная экономика Рост реальных доходов на душу населения в годы правления действующего президента равен или выше по сравнению с ростом, который был во время двух предыдущих президентских сроков 7 Изменения в политике Действующая администрации проводит значительные изменения во внутренней политике 8 Социальные волнения Отсутствуют масштабные социальные волнения 9 Скандал Действующая администрация не запятнана крупным скандалом 10 Ошибки в международной политике Действующая администрация не допустила серьезных ошибок во внешней или военной политике 11 Успехи в международной политике Действующая администрация добилась серьезных успехов в области внешней или военной политики 12 Харизматичность кандидата от правящей партии Кандидат от правящей партии обладает харизмой или является национальным героем 13 Харизматичность кандидата от оппозиционной партии Кандидат от оппозиционной партии не обладает харизмой и не является национальным героем Если количество ложных суждений (его называют «числом Лихтмана») равно или меньше 5, то партия власти по итогам выборов сохраняет за собой Белый дом. Если их 6 или более, прогноз для партии власти становился неутешительным. Так был выведен метод, впоследствии прозванный журналистами «13 ключей к Белому дому». За 32 года (начиная с 1984 года в восьми президентских избирательных кампаниях) он ни разу не дал сбоя[4]. К примеру, прогнозируя результаты выборов 1984 года, когда на второй срок переизбирался Рейган, Лихтман оценил 11 из 13 прогностических суждений как «истинные». Согласно этой оценке, можно было ожидать, что за Рейгана проголосует 57% электората. Так и случилось. А вот в 1992 году помимо республиканцев и демократов за Белый дом успешно сражался независимый кандидат (Росс Перо), поэтому имя демократа Клинтона как будущего президента было названо Лихтманом лишь за два месяца до выборов. Переизбрание же Клинтона в 1996 году на второй срок было предсказано более чем за два года до дня голосования. В апреле 2003 года «машина Лихтмана» уверенно прогнозировала переизбрание Буша-младшего, в июне 2005 года «ключи» свидетельствовали о перспективах завоевания Белого дома демократами, а в марте 2010 года был предсказан второй срок Обамы. У этого метода есть одно ограничение. «13 ключей» позволяют предсказывать итог волеизъявления американского электората, но не принимают во внимание мажоритарный характер избирательной системы США. Именно поэтому сложными для прогнозирования оказались президентские выборы 2000 года. Согласно прогнозу Лихтмана, избиратели должны были выбрать Гора. Он и победил с отрывом в полмиллиона голосов. Но затем случилось то, что в истории американских президентских избирательных кампаний наблюдалось до этого лишь однажды, в 1888 году: итоги голосования выборщиков и голосования избирателей оказались разными. Президентом стал Буш-младший, сумевший победить в штатах, от которых делегируется по закону наибольшее число выборщиков. По прогнозу на 2016 год «матрица Лихтмана» насчитала девять «истинных» ключей, что дает основания предполагать победу кандидата от Демократической партии. Оценка «ложно» была поставлена по двум шкалам. Барак Обама не имеет права третий раз выдвигать свою кандидатуру (ключ 3) и в ближайшие годы реальные доходы на душу населения не вырастут (ключ 6). С ключом «партийного мандата» ситуация пока неясна. Этой осенью состоятся промежуточные выборы, в ходе которых будут избираться все члены Палаты Представителей (435 конгрессменов) и 33 из 100 сенаторов. Если демократам удастся сохранить свое преимущество в 10 мест в Сенате и завоевать 17 дополнительных мест в Палате представителей, еще один «истинный» ключ будет у них в кармане. Хотя, как показывает практика, проигрыш «партии власти» на промежуточных выборах – давняя американская традиция. В середине 90-х с реваншем республиканцев столкнулся демократ Клинтон. В конце 2000-х республиканец Джордж Буш-младший беспомощно наблюдал, как Конгресс переходят под контроль представителей демократической партии. А при Бараке Обаме в 2010 году демократы потеряли Палату Представителей. Двенадцатый ключ касается харизмы кандидата от правящей партии. В пострузвельтовские времена таких политиков было лишь двое: герой войны Дуайт Эйзенхауэр (1956 год) и актер Рональд Рейган (1980 год). Учитывая, что Хиллари Клинтон 17 раз признавалась американцами самой влиятельной женщиной в мире[5], она вполне может стать третьей. Математически это означает, что демократический кандидат опередит своего республиканского оппонента минимум на 6-7%, а вероятность его победы по итогам голосования не ниже 79%. Разумеется, если до выборов не произойдет ничего экстраординарного. К слову, прогноз Литхмана был сделан в прошлом году, то есть до «шатдауна» и введения в действие реформы здравоохранения. С тех пор дела у демократов не очень… В поисках нового Рейгана Демократы разочарованы в Обаме. Да, у них получилось взять Белый дом в 2008 и удержать его в 2012, но Конгресс, особенно когда республиканцы получили контроль над Палатой Представителей, стал резко враждебен Белому Дому, и президент не смог наладить с ним диалог. Последовали взаимные обиды и взаимные обвинения. Демократам больше не нужны такие экзотические фигуры. Сейчас их симпатии склоняются к «классике». Судя по опросам[6], Хиллари сегодня является самым классическим демократом. Да и трудно найти кандидата с похожим политическим опытом, известностью и отлаженным механизмом сбора денег для предвыборной кампании. К тому же, историческая «галочка» в графе «первая женщина-президент США» еще не поставлена. На Хилари работает и тот факт, что она не занимает государственных постов и не становится объектом для критики, как ее конкурент вице-президент Байден. Губернатор Эндрю Куомо, которого сегодня активно обсуждают в прессе, ей тоже не конкурент. Он был женат на дочери Роберта Кеннеди и поэтому вхож в тот же клан, что и Джо Байден и Джон Керри. Но ни яркой харизмы, ни свежих идей у него нет. Более 10 лет Куомо был посредственным советником в команде своего отца (Марио Куомо, губернатора Нью-Йорка с 83 по 94 годы), пока в 1993 году президент Клинтон не взял его в правительство. Причем сначала только заместителем министра. В 2002 году он неудачно поборолся за пост губернатора Нью-Йорка. Решил зайти с другой стороны и только в 2006 стал прокурором этого штата... Конечно, у демократов есть шанс найти перспективного молодого политика после промежуточных выборов в Конгресс. Но пока такого явного лидера на горизонте нет. А упускать Белый дом не хочется. Фактор интриги справа нельзя сбрасывать со счетов, особенно учитывая радикализацию настроений в Республиканской партии и провал нескольких подряд левых инициатив Обамы. И все же, если «шатдауны» не дискредитируют обе партии окончательно, и сильный третий кандидат не смешает все карты, а американский избиратель к 2016 году сильно не поправеет, у демократов появится хороший шанс передать Белый дом из рук в руки. При этом Клинтон явно не намерена сильно раздражать республиканцев. Она предсказуемая и системная фигура. Вполне возможно, что ее кандидатура станет компромиссом для тех кругов, что формируют республиканский и демократический истеблишмент. Последним таким персонажем был Рональд Рейган, который смог и обаять избирателей, и сгладить острые углы в отношениях между партиями. Hillaryland А что же сама Хиллари? Своих президентских амбиций она не оставила. Кто-то мог бы. Но не она. 2008-й год Хиллари встретила в собственноручно выстроенной за 15 лет империи. С 1992 года (еще со времен арканзасского Литл-Рока) Hillaryland формировался, как самостоятельная группа ее надежных и проверенных консультантов. Ее команда была непохожа на остальные. Во-первых, все члены этой команды были женщинами (кроме единственного мужчины – гея Нила Латтимора). Во-вторых, все сотрудники ее штаба были личными друзьями Хиллари. Это было особенно важно, учитывая, что не все соратники мужа питали к Первой Леди нежные чувства. Основной костяк этой группы, надолго занявшей Западное крыло Белого дома, составляли: личный помощник госпожи Клинтон Хума Абедин (впоследствии ставшая заместителем руководителя аппарата в Госдепартаменте); главный менеджер всех ее избирательных кампаний Патти Солис Дойл (якобы, она и придумала термин «Hillaryland»); Мэнди Грюнвальд (занимавшаяся производством рекламных роликов для предвыборных кампаний четы Клинтонов); Шерил Миллс, известная как адвокат, защитивший президента Клинтона от импичмента в 1999 году; советники по политическим вопросам Энн Льюис и Миньон Мур; пресс-секретарь президента Клинтона и ассистент Первой леди Эвелин Либерман; помощницы Хиллари в политических инициативах Тамера Луццатто, Каприция Маршалл и Неера Танден (последняя занималась вопросами энергетики и здравоохранения при Билле Клинтоне, была мозгом президентской кампании Хиллари, а затем руководителем отдела внутренней политики во время второй президентской кампании Барака Обамы); бессменный спичрайтер Лисса Мускатин; глава ее предвыборного штаба 2008 года и бывший начальник канцелярии Билла Клинтона Мэгги Уильямс, а также руководитель аппарата Первой леди и Посол США по Глобальным женским вопросам при Госдепе Мелани Вервир. Весь этот Hillaryland изначально планировался миссис Клинтон как герметичная замкнутая на себя структура со своей субкультурой, характеризующаяся отсутствием утечек информации в прессу и бесконечной преданностью своему боссу, чему мог бы позавидовать любой американский политик. Например, когда у Тамеры Луццатто, бессменного руководителя аппарата миссис Клинтон, обнаружили опухоль мозга, и потребовалась срочная операция, Луццатто настояла на том, чтобы операцию назначили на следующий день после решающих праймериз – только в это время ее отсутствие никак не могло повредить работе штаба Хиллари. Долгое время модель этого мирка исправно служила миссис Клинтон. Женщины «хиллариленда» уверенно продвигались по политической карьерной лестнице, параллельно руководили благотворительными фондами семьи, поддерживали на должном уровне ее многочисленные социальные инициативы и работали как единый отлаженный механизм. Однако герметичность и изоляционизм не всегда идет на пользу эффективной кампании (как в свое время это продемонстрировала администрация Буша-Чейни). Гарольд Икес, глава Комиссии по уставу и процедуре Национального комитета Демократической партии (DNC – своего рода ЦК партии), советник четы Клинтонов и один из немногих, кто мог легко перемещаться между двумя лагерями, Билла и Хиллари, как-то заметил: «Когда все знают “как лучше” и мыслят только в одном направлении, перекрывается доступ к другим идеям. Вы их просто не видите или не доверяете им». Выиграть президентскую номинацию в 2008 году, опираясь только на собственный мир и его идеи, у Хиллари не получилось. Теперь придется опираться на другие идеи и, возможно, других людей. Конечно, многие из ветеранов будут рядом – ее давние соратницы во главе с Миллс, Абедин и Маршалл никуда не денутся. Но слишком многие не готовы вернуться к предыдущей главе. Советник по вопросам политики Джейк Салливан сейчас работает на Байдена. Скорее всего, он будет играть заметную роль в его будущей кампании, если таковая состоится. Социолог и главный стратег ее прошлой кампании Марк Пенн теоретически может снова примкнуть к Клинтон, но пока он сосредоточен на корпоративной работе в Microsoft, где в качестве вице-президента занят глобальными стратегиями рекламного развития. Говард Вольфсон, ее давний пресс-секретарь, последнее время работал на бывшего мэра Нью-Йорка Майкла Блумберга, а Фил Сингер, прекрасно зарекомендовавший себя шесть лет назад, в настоящее время является советником Эндрю Куомо. «Бессменный клипмейкер» четы Клинтонов Мэнди Грюнвальд ушла к сенатору Элизабет Уоррен[7]. Своего соратника и блестящего менеджера всех кампаний Патти Солис Дойл Хиллари уволила и едва ли попросит вернуться. Все это время Солис Дойл работала на Обаму, параллельно занимаясь делами собственной финансовой компании. И Хиллари, и все ее консультанты прекрасно понимают, что для новой кампании необходима свежая кровь. Как предполагают аналитики, в команду могут влиться Джен О'Мэлли Диллон (заместитель руководителя кампании Обамы) и молодой Робби Мук (который успешно провел кампании Терри Маколиффа и Гай Сесиль[8]). Вероятнее всего, госпожа Клинтон «пересядет на гибрид» из опытных ветеранов и новичков. Люди, подобные Бейкер, Танден и Мур продолжат консультировать ее, но официальной кампанией займется «молодая группа». Во второй половине прошлого года, покинув Госдепартамент, Клинтон уже расширила свою команду платных политических советников. Судя по всему, сейчас она рассчитывает на семейные связи, людей Обамы и более серьезную, чем в прошлый раз, финансовую поддержку. Независимый и комфортный феминистский Hillaryland придется сменить на более просторный, величественный, но изрезанный лабиринтами Clintonland. Clintonland Если учесть, что в США избирательная кампания идет всегда, там не бывает «межвыборных каникул», и любые телодвижения политиков следует рассматривать как предвыборные. «Готовить сани» американская элита начинает за несколько лет до ожидаемого события. У Хиллари эта подготовка началась с семьи… Продолжение следует. [1]> Речь идет прежде всего о Криссе Додде и Чаке Шумере, имеющих обширные связи в банковских кругах. В 2008 году они работали на Клинтон, а помогали Обаме. История этих предательств в деталях рассказана в книге Марка Гальперина и Джона Хейлемана «Смена игры»: Mark Halperin, John Heilemann/Game Change: Obama and the Clintons, McCain and Palin, and the Race of a Lifetime/Harper, 2010 [2] «Стабильность» в данном случае ― победа на выборах партии, чей президент занимает Белый дом, а «потрясение» ― проигрыш. В геофизике потрясение (stress) имеет другой смысл, впрочем, вполне соотносимый с электоральным ― геологическое напряжение. В 1981 году учёные изложили первые результаты совместной работы в статье, где рассматривались общие подходы к математическому анализу статистики президентских выборов в США, состоявшихся с 1860 по 1980 год. [3] Имеется в виду не 0 и 1, а «истинно» и «ложно». [4] A.Lichtman/The Keys To The White House/Lanham: Madison Books, 1996. [5] Статистика ведется с 1948 года; второе и третье места занимают Элеонора Рузвельт и Маргарет Тэтчер – 13 и 6 раз, соответственно. [6] Согласно серии недавних опросов Public Policy Polling, 59% потенциального демократического электората США готово в 2016 году отдать свои голоса Хиллари Клинтон (26% ― Джо Байдену). Есть и другие возможные кандидаты на пост президента от Демократической партии, но они пока не очень популярны. [7] Сенатор Уоррен также рассматривалась истеблишментом Демократической партии как возможный кандидат-2016, но по харизме и опыту она явно уступает и Хиллари, и Байдену. [8] На сенатора Сессиль негласно возложена миссия сохранения за демократами большинства в Сенате на предстоящих промежуточных выборах.  Наталья Войкова

18 июня 2013, 21:55

40% продуктов питания в США оказываются на помойке

В США более 40% всех продуктов питания остаются несъеденными, свидетельствуют данные Министерства сельского хозяйства и Управления по охране окружающей среды.В среднем американцы выбрасывает на помойку еды на сумму $165 млрд каждый год По подсчетам экспертов, в среднем американцы выбрасывает на помойку еды на сумму $165 млрд каждый год. Подобная ситуация показалась мэру Нью-Йорка Майклу Блумбергу неприемлемой, в результате он предложил план по оптимизации использования органических отходов.Согласно плану Блумберга город перейдет к обязательному компостированию пищевых отходов, хоть это и может усложнить жизнь домохозяйствам.В соответствии с его предложением к 2016 г. жители Нью-Йорка должны будут отделять свои пищевые отходы. Органические отходы в Нью-Йорке в настоящий момент составляют 1,2 млн тонн, или 35% от закапываемого мусора. Данный вид отходов будет перерабатываться в удобрения или же в природный газ.Эксперты считают, что данная мера окажет положительный эффект на экологическую обстановку в городе, она также позитивно скажется и на кошельках жителей города. Выбрасывание остатков пищи в отдельном мусорном мешке будет наглядно показывать потребителю, насколько он расточителен."Осознание того, сколько пищи расходуется впустую, помогает людям оптимизировать свои расходы. Также рост цен серьезно стимулирует желание потребителей более тщательно подходить к вопросу покупки пищи", - отмечает Фил Лемперт, глава сайта SupermarketGuru.com. История вопросаSupermarketGuru.com является ведущим ресурсом в сети, знакомящим потребителей с самой свежей информацией о направлениях развития пищевой промышленности, биотехнологиях, питании, безопасности продуктов питания, новых продуктах и предлагающим полезные советы. Средняя цена закупки продовольствия, как ожидается, возрастет на 2,5% до 3,5% в 2013 г. согласно данным Министерства сельского хозяйства США.