• Теги
    • избранные теги
    • Показатели326
      • Показать ещё
      Страны / Регионы613
      • Показать ещё
      Международные организации52
      • Показать ещё
      Компании384
      • Показать ещё
      Разное671
      • Показать ещё
      Формат50
      Издания50
      • Показать ещё
      Люди168
      • Показать ещё
      Сферы2
06 декабря, 11:21

Международные резервы Украины сократились на 1,6%

Международные резервы Украины на 1 декабря составили 15,3 млрд долларов, сократившись на 0,2 млрд долларов, по сравнению с прошлым месяцем. Об этом сообщает пресс-служба Национального банка Украины. Как поясняет регулятор, сумма международных резервов сократилась в связи с проведением ежемесячных платежей по госдолгу, переоценкой резервных активов и усилением политического напряжения в стране...

06 декабря, 11:21

Международные резервы Украины сократились на 1,6%

Международные резервы Украины на 1 декабря составили 15,3 млрд долларов, сократившись на 0,2 млрд долларов, по сравнению с прошлым месяцем. Об этом сообщает пресс-служба Национального банка Украины. Как поясняет регулятор, сумма международных резервов сократилась в связи с проведением ежемесячных платежей по госдолгу, переоценкой резервных активов и усилением политического напряжения в стране...

05 декабря, 19:04

Резервы Украины за год выросли на 16%

Международные резервы Украины на 1 декабря 2016 года составили 15,271 млрд долл. США, что на 1,6% меньше показателя на 1 ноября.

Выбор редакции
05 декабря, 14:54

Текст: Изменение тенденции международных резервов, как знак конца системы ( Уго Салинас Прайс )

Источник 07.11.2016 В приведённых ниже рассуждениях необходимо учесть оговорку «при прочих равных условиях». За счёт чего увеличивается общая масса международных резервов? Увеличение международных резервов происходит, когда страны, выпускающие резервную валюту (РВ), осуществляют платежи остальному миру (ОМ). Обычно выплаты РВ странам ОМ происходят, когда: а) Страны РВ покупают больше у ОМ, чем наоборот. Иными словами, когда РВ имеет торговый дефицит по отношению к ОМ. Это одна из главных причин существования центральных банков. В этой системе некоторые привилегированные страны выпускаю...

02 декабря, 23:10

Нацбанк обнародовал предложения правления Совету НБУ по денежно-кредитной политике на 2017-2019 гг

Национальный банк Украины (НБУ) обнародовал предложения правления Совету НБУ по разработке Основных положений денежно-кредитной политики на 2017 год и среднесрочную перспективу, которые Совет планирует утвердить 21 декабря.

02 декабря, 12:58

Доллар США дорожает, и это плохо для мировой экономики – The Economist

У стран, которые привыкли занимать в долларах, будут проблемы.

02 декабря, 12:32

Минфин: Резервный фонд и ФНБ увеличились в ноябре

Объем Резервного фонда составил к 1 декабря 2 трлн 032,7 млрд руб. ($31,3 млрд), объем Фонда национального благосостояния (ФНБ) - 4 трлн 628,09 млрд руб. ( $71,26 млрд), сообщает Минфин.

01 декабря, 21:08

Международные резервы РФ снизились на $3,7 млрд

Подробнее читайте на нашем сайте www.oilru.com

01 декабря, 21:00

Турецкая лира на новых низах

Центральному банку Турции все труднее сдерживать падения своей национальной валюты. Война в соседней Сирии, рост цен на нефть, а также продолжающиеся распродажи долговых бумаг по всему миру оказывают серьезное давление на турецкую лиру. За четверг она потеряла к доллару еще 1,8%, опустившись до исторического максимума в 3,5 лиры за «американца».С начала года турецкая валюта упала на 17%, однако это не первый год нисходящей тенденции. С 2009 года лира постепенно сдает свои позиции. Если 7-8 лет назад за один доллар можно было купить 1,2 лиры, то сегодня уже 3,5. Таким образом, за этот период валюта соседней с нами страны девальвировала на 190%. На этом фоне замедляется рост ВВП Турции. Если в начале года он прибавлял 5,7%, то по итогам 3-го квартала рост снизился до 3,1%. Также государство Черного моря известно своим отрицательным платежным балансом, что усугубляет текущую ситуацию.Международные резервы Турции не могут подняться выше рекордных значений 2013 г. и имеют тенденцию к снижению, и по итогам сентября опустились до 138,3 млрд. долларов, что сопоставимо с 19% ВВП. Кроме того, выросла вероятность дефолта страны с 3,6% в октябре до 4,4% в ноябре.РезюмеЕсли турецкая лира продолжит снижаться такими темпами, то, скорее всего, в дело вмешается центральный банк. Страна имеет неплохие золотовалютные резервы и небольшой уровень государственного долга — всего 32,9% к ВВП.Однако безудержное падение лиры безусловно отрицательно скажется на деловой активности в Турции. Также экономическая ситуация может продолжить ухудшаться еще из-за растущей безработицы — в августе она превысила 11,3%.Ссылка на статью Может быть интересно:Кто из ОПЕК сколько сокращает?Американские фондовые рынки ждут новые рекорды

01 декабря, 18:15

Международные резервы РФ за неделю снизились еще на $4 млрд

Международные резервы к 25 ноября уменьшились до $385,7 млрд.

01 декабря, 17:50

Международные резервы России за неделю снизились до $385,7 млрд

Объем международных резервов России за неделю с 18 по 25 ноября снизился на $3,7 млрд, или на 1%, до $385,7 млрд, сообщает ЦБ. Резервы сократились под воздействием отрицательной переоценки. Напомним, международные резервы Российской Федерации представляют собой высоколиквидные иностранные активы, имеющиеся в распоряжении Банка России и правительства РФ.

01 декабря, 16:39

Международные резервы вновь сократились на 3,7 млрд долл.

Объём международных резервов России за неделю с 18 по 25 ноября под воздействием отрицательной переоценки снизился на 3,7 млрд долл. (1,0%) и составил 385,7 млрд долл., следует из данных Банка России.

01 декабря, 16:39

Международные резервы РФ снизились на $3,7 млрд

Международные резервы РФ за неделю - с 18 по 25 ноября – снизились с $389,4 млрд до $385,7 млрд, сообщил Банк России.

01 декабря, 16:39

Международные резервы РФ снизились на $3,7 млрд

Международные резервы РФ за неделю - с 18 по 25 ноября – снизились с $389,4 млрд до $385,7 млрд, сообщил Банк России.

01 декабря, 16:36

Международные резервы России за неделю сократились на $3,7 млрд

Международные резервы России на 25 ноября составили $385,7 млрд, сообщил Банк России.

01 декабря, 16:36

Международные резервы России снизились на $3,7 млрд

Международные резервы России по состоянию на 25 ноября 2016 года составили $385,7 млрд против $389,4 млрд на 18 ноября, передает РИА "Новости" со ссылкой на Банк России. Таким образом, за неделю резервы снизились на $3,7 ...

01 декабря, 16:20

Международные резервы РФ за неделю сократились до $385,7 млрд

Объем международных резервов РФ по состоянию на 25 ноября2016 года составлял $385,7 млрд против $389,4 млрд на 18 ноября2016 года, говорится в материалах ЦБ РФ. "Объем международных резервов РФза неделю с 18 по 25 ноября снизился на $3,7 млрд, или на 1,0%, под воздействием отрицательной переоценки", - отмечает ЦБ. Международные резервы РФ представляют собой высоколиквидные иностранные активы, имеющиеся в распоряжении Банка России и Правительства РФ. Международные резервы состоят из средств в иностранной валюте, специальных прав заимствования (СДР), резервной позиции в МВФ и монетарного золота.

01 декабря, 16:11

Международные резервы РФ за неделю сократились на $3,7 млрд

Объем международных резервов РФ по состоянию на 25 ноября 2016 года составлял $385,7 млрд. против $389,4 млрд. на 18 ноября 2016 года, говорится в материалах ЦБ РФ. "Объем международных резервов РФ за неделю с 18 по 25 ноября снизился на $3,7 млрд., или на 1,0%, под воздействием отрицательной переоценки", - отмечает ЦБ. Международные резервы РФ представляют собой высоколиквидные иностранные активы, имеющиеся в распоряжении Банка России и Правительства РФ. Международные резервы состоят из средств в иностранной валюте, специальных прав заимствования (СДР), резервной позиции в МВФ и монетарного золота.

21 июля, 12:01

Всё дело в деньгах?

Виктор Геращенко: «Надо больше печатать рублей!»Оригинал взят у vas_pop Для повторения «подвига Геракла-1998» придется принести в жертву либеральные догмы.Геракл – так в финансовых кругах называют Виктора Геращенко, даже когда он покинул пост председателя ЦБ. В карьере самого известного российского банкира много ярких страниц, но самая важная была написана десятилетие назад. Главный свой подвиг Геракл совершил в 1998 году, когда после дефолта возглавил Центробанк и в короткий срок восстановил доверие к рублю и реанимировал финансовую систему, погребенную под обломками рухнувшей пирамиды ГКО.Впрочем, первое пришествие на пост главы ЦБ в июле 1992-го было не легче. Безответственная экономическая политика либеральных реформаторов привела к беспрецедентному росту бартера и надуванию «пузыря» государственного долга. Затем последовал печально известный «черный вторник» 11 октября 1994 года, рубль упал – и Геращенко подал в отставку. Можно было бы окончательно списать все эти драматические подробности в архив, но черные вторники и даже годы в отечественной экономике имеют обыкновение повторяться.А что происходит сегодня? С начала финансового кризиса курс рубля снизился почти на треть, и многие эксперты предсказывают, что нас ожидает очередной этап обесценения российской валюты. Внешний долг сопоставим с годовым бюджетом, и, хотя это долг предприятий и банков, правительство вынуждено тратить на его погашение государственные резервы. То есть ситуация во многом похожая и, стало быть, следует извлечь уроки из собственных ошибок и использовать собственный опыт нормализации финансовой системы. Как это сделать? За ответом наш корреспондент обратился к Виктору ГЕРАЩЕНКО.– Виктор Владимирович, сейчас говорят о второй волне кризиса, которая ударит по банковской системе. Насколько серьезна ситуация?– Мне трудно точно судить о ситуации в банковской системе, ведь я в ЦБ бываю редко. Но сейчас правительство выражает готовность поддерживать банки, и нет оснований ему не верить.Мне кажется, сейчас назрели куда более существенные проблемы. Первая – отсутствие финансирования реального сектора экономики. Насколько мне известно, многие банки приостановили или даже свернули свои кредитные операции. Их клиентам в лице предприятий реального сектора сегодня особенно остро нужна финансовая поддержка, поскольку растут цены на компоненты их продукции, повышаются тарифы на энергоресурсы. А банки отказывают им в кредитах. В результате создаются такие проблемы с деньгами, что впору вешать замок на десятках и сотнях предприятий.– Какие могут быть последствия?– Последствия мы уже видим. Предприятия вынуждены повышать цены на свою продукцию, чтобы обеспечить себе оборотные средства. Таким образом, в экономике возникает заколдованный круг: растет инфляция издержек, повышаются цены на оптовом рынке, при этом банки не зарабатывают деньги. И здесь, я считаю, во многом виновата политика Минфина и Центрального банка.– Что вы конкретно имеете в виду?– Ставки рефинансирования в условиях кризиса не должны быть высокими. Высокая ставка у нас мало влияет на инфляцию. Рост цен гораздо больше спровоцирован злоупотреблением монопольным положением, это сговоры и низкая конкуренция.Еще одна проблема – совершенно недостаточное количество денег. Снижение денежной массы до 20% ВВП абсолютно неоправданно. Для нормального функционирования реальному сектору нужны деньги, извините за банальность, но это кровеносная система экономики. Надо больше печатать рублей. Однако либеральные догмы учат: чем меньше денег, тем ниже инфляция. На самом деле все не так, и мы это уже проходили в 90-х годах. Тогда бартер и денежные суррогаты едва не вернули нас во времена натурального обмена. Бороться с ростом цен надо экономическими методами. И сам Центральный банк об этом в прошлом году постоянно говорил, но сейчас почему-то делает все с точностью до наоборот.– Сегодня все признают, что ориентация экономики на сырьевой сектор вышла нам боком.– И это правда. Тот факт, что мы не развивали, губили промышленное производство все эти годы, сделало нашу экономику уязвимой и нестабильной. У нас же было хорошее машиностроение, мы делали самолеты, тепловозы, экскаваторы, тракторы. Надо было развивать эти отрасли, заниматься модернизацией. Тогда мы бы чувствовали себя увереннее. Кризис, на мой взгляд, учит нас и наших руководителей, что следует заняться внутренним производством. Производить товары и услуги, необходимые населению.– Есть еще фондовый рынок. Весной он вырос, теперь индексы снова идут вниз. Что делать инвесторам?– Ну, упал этот фондовый рынок, и что с того? Акции стали стоить вдвое меньше? Так это и есть влияние мирового финансового кризиса. Но нефтяные скважины, домны, газовые месторождения – они никуда не делись. Да, у«Газпрома» будет сложное положение, потому что цены на газ теперь другие. Но не надо паниковать и пытаться сейчас продать эти ценные бумаги, если вы не спекулянт, а нормальный инвестор. Со временем будет все нормально.– Минфин не устает повторять, что государство будет обслуживать бюджетный дефицит исключительно за счет денег Резервного фонда, но ни в коем случае не станет использовать эмиссионный аппарат. Дескать, включать печатный станок опасно.– Я не понимаю, чего они боятся. Ведь всем прекрасно известно, что инфляция в России носит немонетарный характер. Цены главным образом растут из-за отсутствия конкуренции и повышения тарифов государственных монополий. Поэтому увеличение денежной массы и снижение ставки рефинансирования на инфляцию существенно не повлияет.– А можно попытаться снизить цены, как это сейчас происходит в Европе?– Инструменты и у нас существуют. Почему бы, например, не отложить повышение тарифов государственных монополий хотя бы до конца острой фазы кризиса? Я не понимаю, что мешает это сделать.Как это делалось после дефолтаКогда осенью 1998 года Геращенко появился на посту председателя Центробанка, он сразу занял жесткую позицию по кадровым вопросам. В новую команду членами совета директоров ЦБ вошли опытнейшие специалисты Госбанка СССР и Центробанка России: Арнольд Войлуков, Константин Шор, Людмила Гуденко, Надежда Савинская.Под руководством шефа они разработали антикризисную программу реструктуризации банковской системы. Центробанк предпринял комплекс мер по стабилизации денежно-кредитной и финансовой системы и упорядочению движения финансовых ресурсов и капиталов. Отказ от бессмысленных трат на искусственную поддержку рубля и введение плавающего курса не замедлили сказаться на экономической ситуации в стране. Под руководством Виктора Геращенко Центробанк последовательно проводил политику гибкого валютного курса, нацеленную на поддержание стабильных по отношению к доллару внутренних цен – с учетом инфляции.Осенью 1998 года Центробанк включил печатный станок. Меньше чем за полтора года денежная масса в экономике выросла на 50–55%, а в 2001–2002 годах еще на 30–35%. Для выхода из кризиса команда Геращенко подняла денежную массу до уровня 60% ВВП, тем самым обеспечив потребительский спрос на отечественные товары и услуги. Одновременно проводилась политика постепенного снижения ставки рефинансирования. Эффективным способом снижения инфляции стало увеличение нормы обязательных резервов, что лишило банки возможности спекулировать на валютном рынке и тем самым дестабилизировать обменный курс рубля. Попутно Банк России ужесточил контроль и за тем, как кредитные организации формируют эти резервы.Центробанк применял и другие инструменты управления ликвидностью, такие как рефинансирование долга предприятий реального сектора. В России начал реализовываться проект по кредитованию банков под поручительство и залог векселей. Международный валютный фонд выступил против такой практики, увидев в ней со стороны ЦБ протекционизм по отношению к отечественной промышленности. Проявив дипломатические способности и упорство, Геращенко все же сумел организовать такое рефинансирование в виде пилотного проекта на базе Главного управления ЦБ по Санкт-Петербургу.Таким образом, изымая из обращения «горячие» рубли с помощью увеличения обязательных резервов, регулирования процентных ставок по кредитным и депозитным операциям, Центробанк одновременно направлял финансовые потоки в реальный сектор. Чему способствовало снижение ставок рефинансирования, которое позволяло банкам предоставлять более дешевые кредиты товаропроизводителям.За время руководства Виктора Геращенко золотовалютные резервы Центрального банка выросли в четыре раза. Во многом благодаря позиции председателя Центробанк сохранил свой независимый статус. И весной 2002 года были подготовлены поправки в закон о ЦБ, которые лишали Центробанк самостоятельности и передавали часть его ключевых полномочий Национальному банковскому совету. Последний, как не без оснований говорил Геращенко, «будет составлен из ведомственных и политических лоббистов». И в знак протеста он подал в отставку.Опять мы пойдем «своим путем»?После увольнения Геращенко год проработал в НИИ Центробанка старшим научным сотрудником. А 7 декабря 2003 года был избран в Госдуму четвертого созыва по федеральному списку избирательного объединения «Родина». В январе 2004 года он был выдвинут кандидатом на пост президента России от Партии российских регионов, но получил отказ в регистрации Центральной избирательной комиссии. Тогда в начале июня 2004 года Виктор Геращенко принял предложение руководства «ЮКОСа» и возглавил совет директоров компании, сложив с себя депутатские полномочия. В августе 2006 года НК «ЮКОС» был объявлен банкротом и началась процедура его ликвидации. Это была последняя битва Геракла, которую он проиграл…Сейчас правительство сформулировало основные направления антикризисной программы. Параметры ее наверняка будут меняться еще не раз, но два главных постулата, скорее всего, останутся неизменными. Первый – нельзя опускать ставку рефинансирования ниже уровня инфляции. И второй – нельзя включать печатный станок и вбрасывать деньги в экономику. Западные государства исповедуют противоположные методы борьбы с финансовым кризисом. Как вы думаете почему?Большой секрет для маленькой такой компанииПо классическим рыночным канонам в идеале денежная масса должна соответствовать объему внутреннего производства, то есть приближаться к 100% ВВП. Чтобы потребителям было на что покупать производимые товары и услуги и тем самым стимулировать рублем рост производства. Именно так обстоит дело в развитых странах, а денежная масса сегодняшнего лидера экономического роста в мире – экономики Китая – вообще превышает 120% ВВП. И инфляция у них при этом значительно ниже российской.Почему же сегодня Центробанк сжал денежную массу до 20% ВВП? И почему именно столько, а не 25% или 15%? Открою секрет, который давно не является тайной за семью печатями. Международные резервы страны на конец июня составляли порядка $410 млрд. Если умножить эту цифру на курс российской национальной валюты, то получится как раз сумма, эквивалентная количеству российских денег на внутреннем рынке. Причем если проследить за динамикой, то мы без труда убедимся, что эта сумма изменяется в зависимости от роста или снижения резервов ЦБ.Это означает, что Банк России до сих пор поддерживает количество рублей в экономике на уровне валютного обеспечения резервами. То есть в стране продолжает действовать режим «каррэнси боард» – жесткой привязки к иностранной валюте, от которого ЦБ официально вроде бы давно отказался. Такой курс говорит об отсутствии независимой денежно-кредитной политики и неспособности российского рубля к свободному плаванию, к чему постоянно призывает Центробанк. Совершенно очевидно, что доступность финансовых ресурсов прямо пропорциональна экономическому росту. Поэтому неудивительно, что подобные расчеты практически нигде не афишируются. Ну да, как говорится, имеющий уши да услышит.Олег ГладуновИсточник: econbez.ruЕще одна проблема – совершенно недостаточное количество денег. Снижение денежной массы до 20% ВВП абсолютно неоправданно. Для нормального функционирования реальному сектору нужны деньги, извините за банальность, но это кровеносная система экономики. Надо больше печатать рублей. Однако либеральные догмы учат: чем меньше денег, тем ниже инфляция. На самом деле все не так, и мы это уже проходили в 90-х годах. Тогда бартер и денежные суррогаты едва не вернули нас во времена натурального обмена. Бороться с ростом цен надо экономическими методами. И сам Центральный банк об этом в прошлом году постоянно говорил, но сейчас почему-то делает все с точностью до наоборот.– Сегодня все признают, что ориентация экономики на сырьевой сектор вышла нам боком.– И это правда. Тот факт, что мы не развивали, губили промышленное производство все эти годы, сделало нашу экономику уязвимой и нестабильной. У нас же было хорошее машиностроение, мы делали самолеты, тепловозы, экскаваторы, тракторы. Надо было развивать эти отрасли, заниматься модернизацией. Тогда мы бы чувствовали себя увереннее. Кризис, на мой взгляд, учит нас и наших руководителей, что следует заняться внутренним производством. Производить товары и услуги, необходимые населению.– Есть еще фондовый рынок. Весной он вырос, теперь индексы снова идут вниз. Что делать инвесторам?– Ну, упал этот фондовый рынок, и что с того? Акции стали стоить вдвое меньше? Так это и есть влияние мирового финансового кризиса. Но нефтяные скважины, домны, газовые месторождения – они никуда не делись. Да, у«Газпрома» будет сложное положение, потому что цены на газ теперь другие. Но не надо паниковать и пытаться сейчас продать эти ценные бумаги, если вы не спекулянт, а нормальный инвестор. Со временем будет все нормально.– Минфин не устает повторять, что государство будет обслуживать бюджетный дефицит исключительно за счет денег Резервного фонда, но ни в коем случае не станет использовать эмиссионный аппарат. Дескать, включать печатный станок опасно.

07 января, 16:54

Валютные резервы Китая тают рекордными темпами

Объем валютных резервов Китая в декабре сократился рекордными темпами: на $107,9 млрд до $3,33 трлн, свидетельствуют официальные данные Народного банка Китая.

13 октября 2015, 19:28

Саудовская Аравия в шаге от дворцового переворота

Один из влиятельнейших принцев Саудовской Аравии, внук покойного короля Абдельазиза, имя которого не раскрывается, распространил в ряде британских изданий, включая газету The Guardian, два письма старшим членам королевской семьи, которые являются призывом к дворцовому перевороту в Эр-Рияде. «Мы не сможем остановить отток капитала, политическую нестабильность и военные угрозы, если не изменим методы принятия решений, даже если для этого понадобится сменить короля», − говорится в послании. Учитывая репутацию этого издания, в подлинности писем сомнений нет. Совершенно очевидно, что ситуация в правящей семье Аль Сауд достигла такого напряжения, что заговор против нынешнего короля Сальмана и его приближенных скорее всего перешел в стадию практической подготовки. Острые разногласия внутри королевской семьиКорни недовольства в королевской семье проросли сразу же после смены монарха в январе с.г., когда уже на следующий день после смерти короля Абдаллы развернулась острая борьба между двумя кланами Аль Саудов за порядок престолонаследия. Победил клан Сальмана, которому в последний момент удалось предотвратить изменение завещания умирающего монарха и самому занять его место. Для консолидации собственной власти он нарушил сложившуюся систему наследования власти, согласно которой следующим королем становится не сын, а брат предыдущего монарха. Наследным принцем Сальман сделал не брата Мукрина, а своего племянника 56-летнего Мухаммеда ибн Наифа. При этом заместителем «наследника» (вторым кандидатом на получение престола) – своего сына Мухаммеда ибн Сальмана, которому по документам 35 лет, а в реальности – не более 30. Обоим принцам король отдал гигантские даже по саудовским меркам полномочия.Таким образом в Эр-Рияде сложилась очень узкая, но крайне могущественная группка управления: всеми внутренними делами занимается племянник короля, внешней и оборонной политикой руководит его сын, а во главе «пирамиды» стоит сам монарх – старый, немощный и страдающий деменцией. Его последние выступления все больше свидетельствуют о крепнущем маразме короля. Все остальные принцы семьи Аль Сауд, имевшие власть при прежнем главе государства, оказались отстранены от управления страной. Ключевые посты сейчас занимают только приближенные к правящей «тройке», а все силовые и экономические министерства находятся под их полным контролем. Это и привело к внутрисемейному кризису, поскольку многочисленные принцы из других кланов Аль Сауд оказались не у дел. А набивать карманы нефтедолларами в абсолютной нефтяной монархии могут только те, кто «сидит» на денежных потоках или обладает «доступом к телу». То есть титул принца королевской крови перестал приносить доходы. Хотя, конечно, не только внутриклановая борьба привела к подобной ситуации.Тяжелая экономическая ситуацияВо многом кризис вызван непростой и становящейся все более тяжелой экономической ситуацией в КСА. Во-первых, вступление в должность нового короля в январе с.г. было отмечено огромными тратами: деньги из госбюджета на «верноподданнические настроения» получили госслужащие, военные, чиновники, полицейские, студенты и даже работники муниципальных служб. Это обошлось казне в десятки миллиардов долларов. Во-вторых, саудовская армия более полугода ведет широкомасштабную войну в соседнем Йемене, а также поддерживает трещащий по швам египетский режим Ас-Сиси, помогает сирийским повстанцам, ливийским исламистам и фактически постоянно ведет тайную, дорогостоящую войну против Ирана. Все это требует огромных финансовых затрат. Чем дольше затягивается саудовская интервенция в Йемене и в Сирии, тем больше риск того, что она может стать серьезной причиной внутренних распрей. Особые претензии могут быть предъявлены к заместителю наследного принца и министру обороны Мухаммаду ибн Сальману, который является лидером «партии войны», куда входит также министр иностранных дел КСА.....Кроме того, бюджет королевства на 2015 год верстался исходя из цены 90 долларов за баррель нефти. Однако Эр-Рияд решил овладеть новыми нефтяными рынками, подорвать экономику России в месть за Сирию путем резкого сброса мировых цен на нефть, да еще вытеснить с рынка американские сланцевые компании. В результате, цена за баррель упала до 45-50 долларов. Из-за этого Саудовской Аравии приходится ускоренными темпами расходовать собственные валютные резервы. А предел прочности Саудовской Аравии довольно ограничен. Если в августе 2014 года золотовалютные резервы составляли $737 млрд. долл., то сейчас они едва превышают 500 млрд. По оценкам МВФ, дефицит бюджета в 2015 году составит 107 млрд.Да и население Саудовской Аравии стремительно растет. Если в 2010 году оно составляло примерно 29 миллионов человек, то сейчас – 37 миллионов. Поскольку экономическая модель страны остается в значительной степени патерналистской, большинство из жителей королевства так или иначе зависят от государственных выплат. А денег в бюджете становится все меньше.Трагедии с паломниками в МеккеА тут еще недавно паломничество в Мекку омрачили сразу две трагедии. Падение крана на мечеть Аль-Харам привело к гибели более 100 человек, а затем в давке во время шествия в долине Мина в рамках ритуала побивания сатаны камнями погибло по меньшей мере 769 верующих. По неофициальным данным, число жертв может достигать тысячи. В результате, саудовский режим подвергся беспрецедентной волне критики. Автор письма с призывами к свержению короля обращает внимание на то, что сама структура государства полностью прогнила и не отвечает современным требованиям. В качестве примера он приводит в том числе массовую гибель паломников во время последнего хаджа. Причем здесь очень важен чисто саудовский специфический момент: король Саудовской Аравии носит титул «Хранителя двух святынь Мекки и Медины». Этот титул дает ему легитимность в глазах собственного населения, поскольку в Коране, являющемся конституцией страны, ничего не сказано ни про Саудовскую Аравию, ни про монархию как таковую (кроме существовавшего более тысячи четыреста лет тому назад Халифата). Получается, если «Хранитель» не может исполнять свою первую и главную миссию – хранить святыни и обеспечивать безопасность хаджа к ним, то его легитимность теряется. В Саудовской Аравии это очень серьезный фактор. Недавние трагедии в Мекке и Мине нанесли серьезный удар по легитимности короля. С новой силой начались призывы о том, что ради сохранения единства исламской уммы (семьи) и восстановления исторической и социальной справедливости необходимо «изъять» две основные святыни ислама в Мекке и Медине из ведения саудовского короля и передать их в управление всех мусульман мира.Авантюрная внешняя политикаМного вопросов и к тому, как строится внешняя политика королевства при нынешних руководителях. Мухаммед – молодой сын короля, ведет себя совершенно неадекватно. Он никогда не жил за границей, не имеет военного образования, но определяет внешнюю и оборонную политику. Зато он слывет ярым религиозным фанатиком, чем объясняются его действия в Йемене. Он начал ожесточенно бомбить эту страну с воздуха, вызвав гибель уже тысяч мирных жителей. Официальная цель – наказать «еретиков»: шиитов-хуситов, которые взяли власть в Йемене еще в прошлом году. Проблема только в том, что ясной цели у войны нет, как нет и стратегии выхода Саудовской Аравии из нее. Война, поначалу бывшая очень популярной у подданных Сальмана, сейчас вызывает у них же все больше вопросов.А тут еще нарастание враждебности к Ирану. Отношения Эр-Рияда и Тегерана и так были обострены на фоне переговоров по ограничению ядерной программы Тегерана. Факт гибели во время Хаджа большого числа иранцев (464 чел.), послужил дополнительным раздражителем. Аятолла Хаменеи, заявил, что саудовские власти могут столкнуться с «жесткой и бурной реакцией», если они «не проявляют ни малейшего уважения к иранским паломникам». Президент Ирана Хасан Роухани во время погребения жертв давки в долине Мина заявил, что Иран не простит Саудовской Аравии кровь своих граждан. По словам секретаря Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани, после «Исламского государства» наибольший вред исламу нанесла именно Саудовская Аравия. Отношения между Саудовской Аравией и Ираном настолько обострились, что недавно просаудовские власти Бахрейна, чтобы угодить боссам из Саудовской Аравии, публично отозвали своего посла из Тегерана, а иранский поверенный в Бахрейне был объявлен персоной нон-грата.И конечно Сирия. Последние несколько недель продемонстрировали всему миру всю силу российско-иранской военной коалиции, призванной сохранить правительство Башара Асада. Иран, якобы, направил сотни военных в Сирию, чтобы помочь в проведении наземной операции и вернуть сирийские территории, находящиеся под контролем вооруженных формирований, поддерживаемых Саудовской Аравией. Москва же направила мощную группировку ВВС. Вмешательство России в сирийский конфликт несет угрозу стабильности режима саудитов, поскольку США отказываются от своей традиционной роли гаранта стабильности на Ближнем Востоке. Ведь быстрое снижение американского влияния в регионе неизбежно увеличит уязвимость королевства. Вот и примчался Мухаммад бин Сальман в Сочи к В.Путину 11 октября с.г. : как и до этого практиковал принц Бандар, министр обороны КСА пытался «купить» российское руководство обещаниями закупить оружие и вложить миллиарды в ослабевающую российскую экономику. Можно подумать, что 10-15 млрд. долл. могут компенсировать России падение цен на нефть со 105 до 45 долл. за баррель, которую сами же саудовцы и устроили?Тем более что Саудовская Аравия пытается добиться от России прекращения ударов по Сирии с помощью снижения цен на рынке нефти. Как сообщает издание Bloomberg, на днях Саудовская Аравия увеличила скидки на свою нефть для потребителей в Азии и США. Официальная цена продажи сорта Medium снижена на $1,9 доллара. Дисконт для покупателей в ноябре увеличен с $1,3 до $3,2 − максимального значения с 2012-го года, когда Saudi Aramco ввела практику скидок для отдельных групп потребителей. Официальная цена сорта Arab Light для азиатских потребителей снижена на $1,7. Снижение цены стало максимальным с января. Специально для покупателей из США стоимость барреля на все основные сорта нефти были снижены еще на 30 центов.Таким образом, цены на саудовскую нефть теперь гораздо ниже наиболее распространенных региональных марок нефти, как в Азии, так в США и Европе. Фактически, власти Саудовской Аравии вновь решили использовать стратегию демпинга, даже несмотря на стремительно исчезающие валютные резервы. Эксперты считают, что на столь жесткие меры саудитов вынудили действия России в ближневосточном регионе.Причем накануне Сочи, 9 октября, Саудовская Аравия потребовала от России прекратить авиаудары по территории Сирии, которые, как считают в Эр-Рияде, направлены против сирийской оппозиции − суннитских боевиков, которых поддерживает королевство. Саудовская Аравия пребывает во враждебном окружении. Ближний Восток рушится, «арабская весна» давно перешла в «исламистскую зиму». А альянс России – Ирана – Сирии − Ирака набирает силы у границ королевства, через которые вот-вот могут побежать потоки боевиков ИГИЛ.Что же даст переворот?Автор распространенного в Великобритании письма утверждает, что все эти проблемы в комплексе вызывают не просто озабоченность, а настоящий ропот и среди принцев, и среди племенных вождей, и даже среди обычных людей. При этом никаких методов воздействия на нынешнюю власть нет – она живет и действует в непроницаемом «коконе». Несколько ранее влиятельных принцев, полностью отстраненных от дел Сальманом и его близкой родней, в ближайшее время собираются провести консультации о путях решения проблемы, на которых будет обсуждаться и переворот. В Эр-Рияде этот скандал не комментируют. Сейчас все силы спецслужб брошены на поиски недовольных внутри страны. Заговорщикам будет крайне непросто осуществить задуманное. *******Чем бы ни закончилась эта история, фундаментальных проблем королевства дворцовый переворот не решит. Демократизация, либерализация и отход от тотального контроля в общественной, политической и повседневной жизни в КСА − вот что нужно Ближнему Востоку. А это случится не в результате замены одних дряхлых старичков семьи Аль Саудов на других, а полной смены режима или распада королевства. Видимо, письмо принца в британской прессе – это отражение того, что именно хотят на Западе, а не в самом регионе.Источник

07 августа 2015, 16:57

Валютные резервы Китая в июле рухнули на $42,5 млрд

Валютные резервы Китая, крупнейшие в мире, сократились в июле на $42,5 млрд до $3,65 трлн, свидетельствуют данные центробанка, опубликованные в пятницу.

29 июля 2015, 10:21

Центробанк России с 28 июля приостановил покупки валюты

Из-за роста волатильности на внутреннем валютном рынке Банк России принял решение приостановить с 28 июля операции в рамках пополнения международных резервов. Об этом говорится в заявлении регулятора. «Банк России с 28 июля приостановил операции в рамках пополнения международных резервов, что было связано с ростом волатильности на внутреннем валютном рынке»,— говорится в сообщении пресс-службы Банка России. 27 июля Центробанк купил $9,922 млрд на внутреннем рынке для пополнения международных резервов.

22 июля 2015, 19:23

Рынок драгметаллов. Что происходит?

Разговоры о том, что падение цен на золото есть следствие необычайно низкого спроса на физического золото после всяких там очередных «китайских замедлений» - фейк.В статистике следует затронуть период низких цен (с 2013 по настоящий момент) и сравнить с тем, что было раньше.Спрос на золото в ювелирной отрасли за последние 2 года составил 5128 тонн по сравнению с 3870 тоннами в 2011-2012. Прирост 32.5% или 1258 тонн. 1 тонна золота = 32151 тройским унциям или 40.5 млн долл по среднегодовым ценам 2014 года.Свыше 63% всего мирового спроса на ювелирку обеспечивает Китай и Индия. На все страны Европы за исключением СНГ приходится лишь 76.7 тонн в год – это почти 12 раз меньше, чем в Китае.Спрос на золото со стороны промышленности (в основном на нужды электроники) составил 700 тонн (за 2013-2014) против 859 тонн в 2011-2012. Падение спроса на 18.5% или 159 тонн.Центральные банки мира скупили в свои резервы за 2 года 1213 тонн золота. В 2011-2012 покупали 990 тонн. Рост спроса на 22.5% или 223 тонны.В целом с 2011 покупки золота со стороны ЦБ достаточно стабильны в диапазоне 110-170 тонн за квартал.Номиально крупнейшим держателем золота являются США, хотя аудита никто не проводит и частично золото могло быть давно своровано (заложено)Совокупные покупки физического золота в виде слитков и монет составили 2706 тонн за 2013-2014 (в прошлом году спрос упал 42% относительно 2013 до 1004 тонн). В 2011-2012 покупки были на уровне 2760 тонн, т.е. падения инвестиционного спроса на физ.золота не было.Китай и Индия обеспечивают почти 40% мирового спроса на золотые слитки и монеты. В сравнении с Европой иной расклад. Золотые слитки там относительно популярны и объем реализации сопоставим с Китаем.Свыше 55% общемирового потребительского спроса на золото за счет Китая и Индии.Так кто же продавал? Чистые продажи со стороны ETF и прочих инвест.фондов ориентированных на операции с физ.золотом составили 1100 тонн за 2013-2014 года. За 2011-2012 чистые покупки были лишь 464 тонны. В период с 2008 по 2012 включительно чистые покупки со стороны ETF были на уровне 1790 тонн. Таким образом, за 2 года было ликвидировано почти 62% всех покупок в кризисный период.Более подробно оперативные данные (с 2 квартала 2013 по 1 квартал 2015) по объему спроса и предложения золота. За 1 квартал 2015 спрос немного упал, но не существенно.Ниже исторические данные (до 2 квартала 2013).В итоге без учета инвест.фондов спрос на золото со стороны ЦБ, частных инвесторов, промышленности и ювелирки составил 9747 тонн за 2013-2014. Двумя годами ранее (2011-2012) было 8479 тонн.Если с учетом инвест.фондов? В 2013-2014 спрос был 8645 тонн по сравнению с 8942 тонн в 2011-2012. Здесь, как видно падение спроса на золото (а если точнее – продажи) обеспечил финансовый сектор.За всю историю человечества накопленное производство золота составило 175 тыс тонн, из которых свыше 35 тыс тонн в резервах у правительства, около 90 тыс тонн в ювелирных изделиях, свыше 35 тыс тонн в слитках и монетах неспекулятивной направленности. Остальное где-то «болтается». В принципе, предельная возможность абсорбации физического золота на финансовых рынках не более 7-8 тыс тонн за 5 лет.Текущие производственные мощности составляют 4.3-4.5 тыс тонн в год, с учетом 100% загрузки не более 4.8-5 тыс тонн, возможности по наращиванию в пределах 5 лет еще максимум 700 тонн.Золото, как актив имеет ряд особенностей и издержек.В отличие от виртуальной финансовой матрицы рынок золота не является безразмерным, а, следовательно, на это накладываются масса ограничений на емкость и ликвидность рынка. Драгметаллы не могут быть местом парковки глобального кэша в силу своего ничтожного размера по сравнению с объемом глобальных финансовых активов. В случае финансового шторма рынок физического золота может принять не более 1200 тонн за год, т.е. около 42 млрд долл по текущим ценам, что является буквально каплей в море. Либо цены должны кратно вырасти – в десятки и сотни раз на траектории поиска новой надежной валюты.Физическое золото и серебро, как активы имеет отрицательную или нулевую доходность без учета приращения цены в отличие от облигационного рынка (где процентных доход) или рынка акций (где дивиденды). Физ.золото требует дополнительных расходов на охрану.Золото, как и серебро – индикатор уровня страха на рынке, неуверенности к центральным деньгам, т.е. к долларам. Глобально, чем сильнее доллар – тем слабее позиции драгметаллов.С другой стороны в отличие от бумажных и электронных денег драгметаллы, как средство сохранения сбережений являются лучшим средством, т.к. сберегательные свойства «апробированы» на протяжении тысячелетий. Валюты приходят и уходят, обесцениваются и так далее. Золото и серебро сохраняются свои свойства бесконечно долго.Это значит, что любая нестабильность на финансовых рынках или в экономике (гиберинфляционные процессы прежде всего), либо угрозы краха финансовых рынков и банков автоматически повышают спрос на золото.Это если говорить о масштабных ценовых отклонениях. Во всяком случае, золото в условиях штатной ситуации на рынке и в экономике представляет собой типичный финансовый актив, стоимость которого зависит и напрямую коррелирует с количеством денег в системе, что можно проследить на следующем графике.Здесь я рассчитал глобальную денежную масса для 25 валютных зон, что составляет не менее 97.5% от общемировой денежной массы.Как видно с 2000 года темпы роста долларовой денежной массы и золота совпадали. Были периоды, когда золото несколько отставало (декабрь 2003-июнь 2005; декабрь 2006-декабрь 2007), но потом неизбежно разрыв компенсировался. С конца 2010 по середину 2011 темпы роста золота опережали темпы роста глобальной денежной массы. Потом небольшая стабилизация и … обвал.Хотя долларовая денежная масса прекратила рост с 2014 года после тотального укрепления доллара, но уровни и тенденции на рынке драг.металлов были неадекватными, не смотря на то, что объем физического спроса не упал, а даже вырос.В этом отношении крайне любопытно посмотреть на некоторые аномалии.Видно, что падение началось сразу после начала QE3 от ФРС.Также видно, что падение началось сразу после того, как на рынке США начал образовываться величайший пузырь 21 века на рынке акций и возможно самый значительный пузырь за всю историю.Да и по отношению к мировому рынку аналогичноНе смотря на QE, доллар укрепился за это времяВ статистике в начале статьи было показано, что все чистые продажи обеспечили различные финансовые фонды.Что было сделано? Были созданы условия под принудительную депревацию рынка драгметаллов. Даже не для перераспределения денежных потоков, т.к. в рынок драгметаллов поступает не более 40-50 млрд инвестиционных денег с учетом слитков и монет. Прежде всего, для поддержания необходимого уровня доверия к доллару и финансовой системе США в условиях беспрецедентно агрессивной монетарной накачки. По сути, со стороны ФРС и ведущих операторов торгов было создано прикрытие величайшей жульнической (мошеннической) схемы в виду QE (с последующим распределением ликвидности на рынке акций). Через заказные статьи в СМИ и формирование негативного тренда удалось отвлечь инвестиционный спрос от драгметаллов. Были учтены ошибки 2010 года, когда начало QE2 было ознаменовано весьма мощной спонтанной и плохо управляемой кампанией по накачки драгметаллов (тогда серебро удвоилось, а золото выросло на 50% и более)Учитывая, что QE3 почти в 3 раза больше, чем QE2, то масштабная дискредитация вложений в драгметаллы и принудительная депревация были архиважными инструментами для формирования положительного образа "процветающей" финансовой системы США и поддержки доллара и рынка акций. То, что хорошо для золота – плохо для доллара. Иначе и быть не может.Если касаться перспектив? Золото и серебро были, есть и останутся лучшим средством сбережений в условиях финансового шторма. Учитывая, что распад долларовой системы с крахом финансовых рынков приближается, - золото и серебро являются идеальными инвестициями с гарантированным положительным доходом. Это конечно же не такой равномерный доход, как по депозитам или облигациям, но преимуществом золота и серебра является то, что у них есть дно, а у акций нет. Акции могут стоить ноль, а предел падения золота и серебра ограничен. Так что если говорить о защитных инвестициях, то альтернатив попросту нет.Манипулирование рынком не может продолжаться вечно и чем дальше – тем сильнее дисбалансы. Так что золото и серебро без вариантов. Буря грядет.

06 марта 2015, 09:19

Пиррова победа Нацбанка Украины

Нацбанк Украины идет к своей цели. После ввода жесточайших ограничений на валютном рынке регулятор в течение пяти торговых сессий подряд скупает избыточное предложение долларов, при этом каждый раз снижает стоимость американской валюты.

27 января 2015, 04:09

S&P понизило рейтинг России до «мусорного»

Рейтинговое агентство Standard & Poor’s понизило рейтинг России до отметки BB+ – это ниже инвестиционного уровня. Страну может ждать распродажа активов, дальнейшее падение рубля и рост стоимости внешних займов. Международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s снизило рейтинг России до спекулятивного уровня, до отметки BB+. S&P объясняет свое решение тем, что российская денежно-кредитная политика стала менее гибкой – ситуация в финансовом секторе ухудшается, что ограничивает возможности Центрального банка: «Мы считаем, что ЦБ вынужден принимать все более и более сложные решения в том, что касается денежно-кредитной политики, в то же время пытаясь поддерживать устойчивый рост ВВП». Агентство отмечает, что в декабре 2014 года Центробанк повысил ключевую ставку на 750 базисных пунктов, до 17%. Это должно было остановить резкое обесценивание рубля и обуздать инфляцию. Рубль кратковременно укрепился по отношению к доллару, но с тех пор он продолжает дешеветь. В S&P ожидают, что в нынешних условиях будет сокращено кредитование экономики, что в дальнейшем, вероятно, подорвет экономический рост. По прогнозу S&P, экономика в 2015–2018 годах будет расти ежегодно на 0,5%, что существенно ниже темпов прошлых лет. Инфляция, по оценке S&P, в 2015 году будет выше 10%. «Мы ожидаем, что качество активов в финансовой системе, с учетом ослабления рубля, ограниченного доступа ключевых областей экономики на международные рынки капитала из‑за санкций, а также экономического спада, будет ухудшаться», – прогнозируют в Standard & Poor’s. Следующий пересмотр кредитного рейтинга страны намечен на 17 апреля 2015 года. Прогноз – «негативный». Представитель Минэкономразвития отказался от комментариев, заявив, что позицию министерства ранее сформулировал министр Алексей Улюкаев. В прошлую среду на совещании у президента он назвал «неправомерным» снижение суверенных рейтингов России рейтинговыми агентствами. В первые минуты после объявления новости S&P о снижении рейтинга на торгах на Московской бирже курс доллара поднялся выше 68 руб., евро достиг 77 руб. «Рынок ожидал этого решения, поэтому сильного влияния на рубль и котировки облигаций мы не ожидаем, волатильность будет краткосрочной. В нашу пользу играет тот факт, что два других агентства – Fitch и Moody’s – пока сохраняют рейтинг России на инвестиционном уровне, благодаря чему ковенанты у многих российских заемщиков нарушены не будут. Будет критично, если они тоже снизят рейтинг. Если цены на нефть продолжат снижаться, будет эскалация конфликта на Украине, то снижение рейтинга остальными агентствами вполне возможно. Но произойдет это не раньше второго квартала, так как эти агентства пересматривали рейтинг России совсем недавно», – заявил РБК главный экономист по России и СНГ «Ренессанс Капитала» Олег Кузьмин. Ковенант (англ. covenant)  — обязательство совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия, имеющее для обязавшейся стороны юридическую силу. Ковенанты применяются в самых разных сферах: при фиксации цены продажи, как условие закрытия сделки и др. Ковенанты являются обязательной частью сделок финансирования, при их отсутствии зачастую невозможно получить кредит от банка или институционального инвестора. Ковенанты и право вето на ведение деятельности часто используются и при организации совместных предприятий, заключении акционерных соглашений в соответствии с английским правом, а также при заключении сделок слияний и поглощений. Во вторник можно ожидать негативной реакции российского рынка, считает главный экономист по России и СНГ Bank of America Merrill Lynch Владимир Осаковский: инвесторы, у которых был мандат на покупку рискованных активов, вынуждены будут уйти. «В ближайшее время нас ждут форсированные распродажи. Доходности суверенных облигаций завтра могут вырасти на 50–60 базисных пунктов», – прогнозирует эксперт. Решение о понижении рейтинга, скорее всего, принималось без учета возможности введения новых санкций против России. Если санкции все же будут введены, суверенный рейтинг России может быть понижен еще сильнее, но произойдет это не сразу, заключает Осаковский. «Даже если ситуация политическая, геополитическая, экономическая стабилизируется и начнет улучшаться, повышение рейтинга обычно занимает определенное время, – рассуждает главный экономист БКС Владимир Тихомиров. – Это значит, что даже в случае открытия глобальных кредитных рынков для российских компаний и банков доступ для них будет во многом ограничен или же стоимость заимствований будет запредельно высокой». По мнению Тихомирова, окажет снижение рейтинга и определенное давление на рубль: «Можно предположить, что иностранные инвесторы начнут более активно избавляться от российских бумаг, в том числе и номинированных в рублях, и стараться вывести деньги из России. Это повысит спрос на валюту уже не только со стороны российских компаний и банков, которые платят по долгам, но и со стороны иностранных инвесторов». Наиболее болезненным снижение кредитного рейтинга России станет для валютного рынка, считает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова: «Понижение рейтинга делает стоимость внешних заимствований для Минфина очень дорогой. В этой ситуации дополнительное обесценивание рубля может стать привлекательным источником пополнения бюджета. Цена понижения рейтинга – это девальвация рубля на 3–5%». Как напомнил РБК директор группы корпоративных рейтингов S&P Александр Грязнов, агентство наряду с суверенным рейтингом России поставило на пересмотр кредитный рейтинг ряда компаний. По его словам, решение по ним должно быть принято до конца января. «У части компаний рейтинг напрямую привязан к суверенному, у других – нет. Например, рейтинг «Норникеля» не будет затронут, компания, по нашему мнению, может выжить в ситуации дефолта России. У «Роснефти» с высокой вероятностью рейтинг будет пересмотрен вслед за суверенным, в ситуации с «Газпромом» мы будем дополнительно анализировать способность компании управлять рисками негативной интервенции со стороны государства», – сказал он. Министр финансов России Антон Силуанов заявил, что нет повода драматизировать ситуацию вокруг снижения кредитного рейтинга страны до «мусорного» уровня. По его словам, решение агентства Standard & Poor’s не учитывает сильных сторон экономики страны. «Говорить о возникновении формальных оснований для выхода иностранных инвесторов из российских активов не приходится, так как для подобных действий необходима потеря эмитентом инвестиционного рейтинга от не менее чем двух агентств», — заявил глава Минфина. Он считает, решение S&P не окажет серьезного влияния на рынок капитала, поскольку «риски снижения кредитных рейтингов России уже заложены участниками рынка в котировки российских активов». По словам Силуанова, понижение рейтинга отражает пессимизм агентства и «не учитывает целый ряд факторов, характеризующих сильные стороны российской экономики». В качестве преимуществ он назвал низкий уровень государственного долга, профицит счета текущих операций, а также накопленные крупные международные резервы, в том числе суверенные фонды. «Это бесспорные преимущества России в нынешних макроэкономических условиях», — подчеркнул глава Минфина. Американский экономист Джеймс Рикардс, глава отдела по глобальной стратегии фирмы West Shore Funds, считает снижение российского рейтинга агентством Standard and Poor’s «бессмысленным» и «неправильным». «У России есть достаточно резервов, чтобы выплатить свой суверенный долг. Внешний номинированный в долларах долг России достаточно невелик относительно ВВП и резервов. Сложно понять, на чем основывается решение о снижении — оно неправильное и бессмысленное», — сказал Sputnik Рикардс, автор книги «Война валют» (Currency Wars). «Представление о том, что Россия обанкротится, — бессмыслица, поскольку у нее есть сильные резервы и доступ к резервам твердой валюты в Китае. У Китая 4 триллиона долларов активов, так что они могли бы одолжить России все, что ей потребуется», — считает Рикардс. Источник: РБК, РИА Новости

20 января 2015, 11:54

Внешний долг России сократился в 2014 г. на 17,7%

Внешний долг России сократился в 2014 г. на 17,7% с $728,864 млрд до $599,497 млрд, сообщает Банк России. В абсолютном выражении долг сократился на $129,367 млрд. В 2013 г. задолженность, напротив, увеличилась на $92,443 млрд (+ 14,5%). Внешний долг России сократился в 2014 г. на 17,7%Внешний долг небанковских отраслей экономики сократился в 2014 г. на $60,295 млрд (- 13,8%) до $376,469 млрд. В том числе долг компаний уменьшился на $20,347 млрд (- 13,5%) до $130,941 млрд. Внешний долг банков сократился за год на $43,289 млрд (- 20,19%) до $171,105 млрд. Внешняя задолженность органов госуправления уменьшилась в прошлом году на $20,227 млрд (- 32,7%) до $41,516 млрд. Внешний долг ЦБ России сократился в 2014 г. на $5,556 млрд (- 34,8%) до $10,407 млрд. ]Вместе с тем международные резервы России сократились в декабре 2014 г. на $33,42 млрд до $385,46 млрд. Отток капитала из России в 2014 г. превысил $151 млрд.

12 ноября 2014, 22:44

Экономика. Курс дня. Эфир от 12 ноября 2014

https://youtube.com/devicesupport http://m.youtube.com

30 октября 2014, 22:45

Программа Обозреватель. Ведущая: Елена Спиридонова.Причины ослабления рубля

Гости программы “Обозреватель” с Еленой Спиридоновой: Степан Демура, независимый аналитик, управляющий активами; Сергей Дубинин, председатель Банка России 1995-1998; Леонид Слуцкий, глава комитета Госдумы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками;

19 сентября 2014, 16:12

Пути развития денежно-кредитной политики в России

В условиях фактически объявленной (со стороны США и ЕС) войны (пока экономической) России необходимы существенные трансформации в денежно-кредитном регулировании и экономической политике. Существенным препятствием для развития страны является отсутствие дешевых и длинных денег. Текущие высокие процентные ставки блокируют развитие низко и среднерентабельного бизнеса и даже ограничивают высокомаржинальные предприятия, т.к. существенная часть прибыли уходит на обслуживание долга, а не развитие бизнеса. Короткие деньги (сроком меньше 3 лет) не позволяют реализовывать масштабные капиталоемкие проекты с длительным сроком окупаемости. А это прямое препятствие для развития высокотехнологического производства. Банки не имеют никакой возможности снижать процентные ставки по кредитам, т.к. стоимость привлечения денег (через депозиты, размещения облигаций, межбанк и фондирование через ЦБ РФ) крайне высокая (от 8 до 11% на данный момент). Соответственно в условиях сохранения предельно низкой процентной маржи кредиты никак не могут быть ниже 11-14% для низко рисковых и субсидирируемых проектов. Для всех остальных ставки заимствования начинаются от 14% и выше. На траектории снижения рентабельности бизнеса такие чудовищно высокие ставки (даже на фоне рублевой инфляции в 7-8%) являются губительными для бизнеса. Революционные преобразование необходимы в первую очередь от ЦБ РФ по шести направлениям. Первое направление. Проектное и целевое финансирование. Выделение дешевых кредитов на определенные коммерческие (окупаемые) долгосрочные проекты системообразующего значения (например, продовольственной или энергетической независимости) или перспективного направления (отрасли высокотехнологического производства – авиация, космос, тяжелое и легкое машиностроение). Что значит дешевые кредиты? Те кредиты, которые не превышают уровень инфляции на 1%. Т.е. при инфляции в 6% предприятие получит кредит максимум под 7%. Фондирование возможно напрямую через ЦБ по средствам долевого участия, когда в обмен на финансирование ЦБ РФ приобретает долю в предприятии на сумму кредита или эмитированной облигации. Также возможно через посредников (банки, инвестиционные фонды), когда ЦБ фондирует банки по ставкам инфляции минус плавающая ставка для вариативности чистой процентной маржи банков. Например, ЦБ РФ фондирует банки по ставкам инфляция минус 1.5%, а банки выдают кредиты компаниям по договорным ставкам в величину инфляции + 1%. Второе направление. Инфраструктурное финансирование.  Эмиссия специальных инфраструктурных облигаций федерального или муниципального правительства с прямым выкупом их со стороны ЦБ РФ. Этот тип фондирования существенно отличается от монетизации долга и финансированиия дефицита бюджета. Т.е. в инфраструктурном финансировании речь идет только о конкретных проектах инфраструктурного значения (строительство дорог, магистралей, аэропортов, мостов и так далее) от федерального правительства или муниципальных органов. Ни проектное (целевое) финансирование, ни инфраструктурное финансирование не имеют ничего общего с рисками роста инфляции, т.к. воздействует на предложение, а не на спрос. Если бы был выкуп дефицита бюджета правительства, деньги от которого шли бы на зарплаты бюджетникам или выплаты пенсий, дотаций и пособий – это бы однозначно привело бы к инфляции. Так как возникла бы денежная масса, которая бы спровоцировала бы избыточный спрос, не покрытый произведенными товарами и услугами. Т.е. когда текущий спрос (в условиях избытка денег) выше предложения товаров и услуг – это вызовет инфляцию. Также, если бы деньги от ЦБ пошли бы на выдачу кредитов населению – это могло бы вызвать инфляцию. Этого следует избегать, а концентрировать внимание на инвестиционном и инфраструктурном развитии. Инвестиции к инфляции не имеют отношения, а воздействуют на экономический рост. По своей сути экономический рост – это есть чистое приращение инвестиций в экономике. Рост экономики не может быть без инвестиций. Если же фондирование будет под конкретные, целевые проекты, которые создают рабочие места, технологии и выпускают товары, то устранится основное препятствие – отсутствии дешевых и длинных денег. Это будет содействовать развитию мега проектов с высокой капиталоемкостью и длительным сроком окупаемости. Чем проектное финансирование лучше текущих механизмов фондирования банков? Денежный поток идет в конкретные проекты, таким образом можно регулировать инфляционную составляющую и исключить спекулятивный ажиотаж. В целевом финансировании деньги не могут уйти на спекулятивный угар в области пузырей на фондовом рынке или недвижимости. Т.е. это не имеет ничего общего с QE от ФРС и Банк Японии, где в США деньги уходят на набивание карманов бангстеров через пузыри в Твиттере и Фейсбуке, когда условиях сговора между дилерами и ЦБ они решили зациклить куешные деньги на фин.рынке, надувая пузыри везде, где это только возможно. Здесь же конкретные проекты, с конкретными требованиями, предполагающие окупаемость и возврат средств. При этом деньги относительно дешевые и длинные. Третье направление. ЦБ РФ должен расширить своп линии, чтобы российские контрагенты могли свободно рефинансировать свои валютные займы, закрывая избыточный спрос на валюту.  Так называемая дедолларизация. Своп линии облегчат условия рефинансирования на траектории снижения валютных займов. При этом приоритетным направлением должны стать заимствования на российском рынке, преимущественно в рублевых облигациях, что позволит развить фин.систему. Размещение облигаций на Московской Бирже, где ведущими андеррайтерами могут стать Сбербанк или ВТБ Капитал. В условиях дефицита внутренних источников финансирования спроса на облигации, на первом этапе роль главного инвестора в облигациях может выступить ЦБ до тех пор, пока экономика не разовьется достаточно сильно, чтобы перехватить инициативу у ЦБ. Четвертое направление. Контроль за движением капитала. Деоффшоризация. На законодательным уровне принудительно запретить любые операции ключевых российских структур (на первом этапе компаний с гос.участием, а потом всех остальных) по уводу прибыли и активов в оффшорные зоны. Ввести лимиты на степень интеграции в западной фин.системе. Например, максимум 15% ликвидных собственных средств может быть в долларах и евро, не больше 25% всех долгов (кредиты и облигации) в долларах и евро. Хотя бы в текущих условиях в условиях, так называемой, финансовой и экономической мобилизации до тех пор, пока не выстроим прочную линию обороны. Пятое направление. В течение 3 лет сократить долю валютных резервов России в долларах, евро, фунтах и иенах максимум до 20% от общего объема ЗВР. В течение 5 лет полностью исключить вложения наших ЗВР во вражескую фин.систему. 1. Деньги от ЗВР можно частично направить на выкуп долей в крупнейших российских компаниях (проще говоря, национализация) . При этом операция будет достаточно рентабельная, т.к. дивидендная доходность ведущих российских компаний сейчас выше, чем доходность трежерис и европейских облигаций. Выкуп долей у иностранных держателей желательно проводить существенно ниже справедливых уровней, чтобы не допустить получения прибыли иностранных держателей акций. Для этого фондовый рынок желательно держать на исключительно низких уровнях, чтобы национализировать компании за бесценок. Это снизит зависимость России от иностранных прохвостов. После национализации рынок взлетит в несколько раз, защищая интересы российских акционеров. 2. Частично деньги ЗВР инвестировать в различные инфраструктурные мега проекты в России. 3. Частично направить на выкуп золота и серебра (на 60-100 млрд долларов в течение 5 лет). 4. Частично направить в азиатские ценные бумаги, преимущественно китайские. Но ни одного доллара и евро в ЗВР не должно быть через 5 лет. Ни одного. Шестое направление. Развитие альтернативных платежных систем на случай отключения от SWIFT. Также все расчетные и процессинговые центры по дебетовым и кредитным картам должны быть либо в России , либо под прямым контролем ЦБ РФ Бездействие и пассивность ЦБ РФ в текущих сложных условиях при массированной атаке на Россию со стороны США и ЕС может свидетельствовать о предательстве национальных интересов. Тем самым ставит вопрос о степени компетентности руководства, либо о наличии агентов западного влияния (кротов) в недрах ЦБ с соответствующими мерами воздействия на национал-предателей. Необходимы радикальные решения, которые с одной стороны позволят повысить степень автономии и безопасности российской банковской системы, с другой стороны позволят ускорить экономический рост через рост инвестиций, благодаря внутренним (подчеркиваю) источникам финансирования. Хватит ждать этих омерзительных и гнусных иностранных инвесторов, пора двигаться самим.

07 августа 2014, 01:49

О долгах окаянных…

В последнее время много истерик на темы «мы так много должны… как же мы без доступа к рынкам», особенно часто слышны разговоры на тему «российские компании должны XXX миллиардов» и ужас в глазах. Потому о внешних долгах и активах российской экономики пару слов по пунктам… Валовый внешний долг субъектов экономики РФ составляет (данные на 1 апреля 2014 года, т.к. есть данные по активам и обязательствам, а оценка долга на 1 июля несущественно отличается от апрельских данных) составил $718.3 млрд. Но почему-то алармисты забывают, что помимо долговых обязательств есть ещё и долговые активы, так вот валовые долговые активы составили на 1 апреля $1013.2 млрд, т.е. чистый внешний долг составил -$294.9 млрд – это означает, что внешние долговые активы больше обязательств, чистый внешний долг отрицателен. Краткосрочный внешний долг (до года) составляет $87.4 млрд, краткосрочные внешние активы составляют $711.6 млрд, краткосрочный внешний долг -$624.3 млрд. Долгосрочный внешний долг составляет $631 млрд, долгосрочные внешние активы составляют $301.5 млрд, чистый долгосрочный внешний долг $329.4 млрд. Теперь по отдельным сегментам ("-" означает, что вешние активы больше внешнего долга): 1. Правительство (без Банка России) имеет валовый внешний долг $56.1 млрд, но чистый долг отрицателен (-$6.5 млрд), причем долги долгосрочные, а активы краткосрочные. Это означает, что отсутствие доступа на внешние рынки заимствований для государства некритично, хоть и неприятно морально. 2. Банк России имеет активов на $442.9 млрд, долгов на $15.3 млрд, чистая долговая позиция -$427.5 млрд, нут здесь понятно – резервы они внушительны. Здесь стоит заметить, что часть этих средств правильнее бы писать на правительство, т.к. ЦБ управляет резервными фондами, а они все же скорее являются активами правительства. 3. Банки имеют внешних долгов на $214 млрд, но они же имеют и активов на $273.5 млрд, т.е. чистые внешние долги банковского сектора тоже отрицательны и составляют -$59.5 млрд. После 2008 года, когда банки на начало года имели $72.8 миллиарда долгов, они существенно скорректировали свои внешние балансы, научившись учитывать валютные риски. При этом, банки сейчас имеют достаточно сбалансированную чистую позицию по долгосрочному долгу ($6 млрд) и очень хорошую по краткосрочному (-$65.5 млрд). Безусловно, отсутствие доступа на внешние рынки заимствований нарушает многие сложившиеся и привычные механизмы работы, но не несет критической угрозы для банковской системы, которая может спокойно обслуживать свои внешние обязательства при полном отказе от внешнего фондирования на год и более. 4. Частный небанковский сектор, здесь все, конечно хуже, компании активно и много занимали в валюте на внешних рынках. Внешний долг здесь составляет $432.8 млрд, а внешние активы $234.1 млрд, а чистый внешний долг $198.7 млрд. Но, среди этого долга чистые обязательства в прямых инвестициях составляет $72.1 млрд – это средства, инвестированные в компании и их изъятие не очень вероятно (долг самим себе). А это означает, что чистый долг без учета прямых инвестиций $126.6 млрд, что уже не так много. При этом, чистый краткосрочный долг отрицателен (-$85.1 млрд), чистый долгосрочный долг значителен и составляет $283.8 млрд (без учета прямых инвестиций $211.7 млрд). Безусловно, у разных компаний, ситуация будет различна, но все же на внешних рынка больше занимали компании-экспортеры с валютной выручкой, которая пока остается достаточно устойчивой (пока цены на нефть относительно высоки). Это означает, что отсутствие доступа на внешние рынки не несет критической угрозы, по крайней мере в разрезе года +/-. Но, конечно, такая ситуация заставит компании меньше занимать и прижаться с расходами и инвестициями, что плохо.  В свете этого разговоры в стиле «у нас огромный долг и нечем будет его погашать» скорее стоит относить к пустому трепу на тему «шеф все пропало». За 12 месяцев с июля по данным Банка России банкам нужно погасить $41.1 млрд долга, частному нефинансовому сектору без учета прямых инвестиций - $54.6 млрд, т.е. около $100 млрд при положительном текущем счете около $60 млрд. В первую очередь, текущая ситуация с ограничениям доступа к рынку внешних заимствований (а здесь стоит понимать, что этот рынок закрыт для всех, как включенных в списки, так и нет) несет значительное снижение ликвидности по всем сегментам финансового рынка, в большей степени экзотичным (производные инструменты, где банки-нерезиденты доминировали), везде, где значительную роль играли нерезиденты. В свете этого многие рыночные кривые ставок – это скорее индикатор настроений/ожиданий, за исключением сегментов, где активно присутствует ЦБ ). Цены есть - рынка нет. Второе – рост ставок кредитования/привлечения ресурсов, доступность кредитов, который уже произошел и происходит - конечно скажется на росте кредитования и инвестициях. Краткосрочно... те, кому очень сильно нужно будет профондироваться будут вынуждены брать дорого и на внутреннем рынке, остальные (кому не горит), просто будут просто наблюдать за рынком со стороны...такая конъюнктура. Ещё раз... все это не означает, что все хорошо, но означает, что отсутствие доступа к внешним рынкам не несет критического риска для усточивости финансовой системы. 

24 июля 2014, 00:21

Правила игры

уточняет Алексей Кудрин, председатель Комитета гражданских инициатив Фонд национального благосостояния (ФНБ) перенацеливается. Если раньше он был страховкой сразу от нескольких напастей, то теперь ему ставят одну главную задачу — спасти страну от инвестиционной паузы, перезапустив затухающий экономический рост. Смена парадигмы дает повод для размышлений. Мы создали ФНБ по двум причинам. Первая — нужно было снизить давление притока нефтегазовой валюты и тем самым сдержать укрепление рубля или инфляцию. Вторая — создать резерв для страховки доходов Пенсионного фонда в будущем, когда демография значительно ухудшится. Именно благодаря ФНБ появилась новая важная опция — софинансирование добровольных пенсионных накоплений. Структура и характер размещения ФНБ отличают его от Резервного фонда, поскольку он страхует не мгновенные риски, а долгосрочные и поэтому может размещаться в корпоративные облигации. Возможное падение корпоративных облигаций всегда сменяется ростом, а значит, управляющие ФНБ могут выбрать удобный момент для выхода из облигаций. Неспроста ФНБ размещается преимущественно вне страны. Это наша защита: хотя бы часть ФНБ должна быть в ликвидном состоянии вне зависимости от экономического цикла внутри России и движения цен на нефть. Очевидно, что в России сложнее создать хорошо диверсифицированный портфель просто потому, что у нас очень мало высокорейтинговых бумаг. Наш суверенный и корпоративные рейтинги существенно уступают по надежности внешним. Именно этим объясняется оптимальная величина вложений на российском рынке: 40%. Конечно, ее можно повысить до 60%, что и решило сделать правительство. Но эта величина с учетом рисков — предел, даже если вкладываться в рыночные облигации. Приведу пример с неудачным внутренним размещением. Сейчас около 25% ФНБ хранится на депозитах ВЭБа. Это неликвидные вложения, рыночная цена которых никому не известна. Вложения в российские проекты должны осуществляться вместе с частным бизнесом и быть зримо надежными. Частные компании должны первыми вкладываться в облигации по проектам (например, инфраструктурным). И тогда государство будет ориентироваться на эту цену. Когда же государство само "назначает" проекты без их рыночной оценки, вложения ФНБ оказываются рискованными и неликвидными. Не уверен, что через 10 или 15 лет можно будет выйти из таких облигаций и обеспечить Пенсионный фонд. А, собственно, именно это определено законом. Даже нынешние вложения не соответствуют строго законодательству о ФНБ. Именно поэтому в свое время я настаивал на замене депозитов в ВЭБе его облигациями. Если начинать размещать все средства в России, то нужно решить, что делать с демографическими рисками. Сейчас ситуация с Пенсионным фондом только ухудшается, поэтому приходится постоянно повышать страховые взносы или отменять льготы, но его дефицит сохранится. А при стагнации экономики проблемы Пенсионного фонда лишь усугубятся. Переориентация ФНБ на рискованные инвестиции, к которым относятся инфраструктурные, означает, что правительство будет решать проблему Пенсионного фонда очередным повышением страховых взносов и налогов. Это увеличивает среднесрочные риски, которые дадут о себе знать через пять—семь лет. Не думаю, что это правильная политика. Предложение поддержать инвестиции за счет ФНБ — это попытка компенсировать недостаток реформ и перегруженную социальными обязательствами структуру федерального бюджета. Получить заметный прирост ВВП за счет этой меры не удастся. Она лишь частично компенсирует уменьшение инвестиций, так как регионы продолжают повышать зарплаты. В лучшем случае инвестирование средств ФНБ просто отодвигает проведение реформ, которые все равно придется проводить — только в менее благоприятное время и без резервов. В худшем — на это наложится снижение цен на нефть, и тогда придется заметно урезать социальные расходы. Не стоит забывать и о том, что величина наших золотовалютных резервов будет уменьшаться пропорционально инвестированию средств ФНБ в России. Ведь ФНБ в части вложений в валюту (на счетах ЦБ) учитывается в составе золотовалютных резервов. Это уменьшает надежность всей нашей валютной системы и международной торговли.

08 мая 2014, 08:32

Путин - 10 лет президентства. Итоги

  Владимир Путин уже 10 год занимает пост президента, причем не стоит также забывать 4 года, когда он возглавлял правительство страны во время президентства Дмитрия Медведева. За этот срок экономика России встала на рельсы роста, демонстрируя довольно стабильную динамику. В результате, уже в 2010 г. страна стала одним из мировых лидеров на экономическом Олимпе, а уровень жизни населения заметно улучшился. Однако проблемы, которые были законсервированы в 2000-х гг., мешают дальнейшему развитию России.  Показатель 2000 2013 Изменение, % ВВП по паритету покупательной способности, $ млрд 1 123 2 630 + 134% Внешняя торговля, $ млрд 149,9 844,2 + 463% Торговый баланс, $ млрд 60,7 177,3 + 192% Прямые иностранные инвестиции, $ млрд 10,9 94 + 625% Объем внешнего долга, $ млрд 158,7 61,7 - 61% Инфляция, % 20,2 6,5 - 68%   Рост ВВПДинамика ВВП РоссииТемпы роста экономики России в 2000 г. превышали 10%, в последующие годы увеличение объема ВВП России постепенно замедлялось. Однако, несмотря на это, темпы роста экономики были одними из самых высоких среди развивающихся стран мира. Экономика России в течение этого периода росла не только за счет резкого увеличения поступающих средств от продажи сырьевых товаров, таких как нефть, но и в значительной степени благодаря осуществлению ключевых экономических реформ (налоговой, банковской, трудовой и земельной), жесткой налогово-бюджетной политике, а также значительному ослаблению курса рубля. В то же время нельзя не отметить, что на данный момент нынешняя экономическая модель роста экономики страны исчерпала свои возможности: в 2013 г. ВВП России увеличился лишь на 1,3%. Для очередного рывка потребуются не только реформы, но и поиск новых точек роста экономики, поскольку сырьевой сектор уже не в состоянии обеспечивать интенсивное развитие. Снижение уровня коррупции до европейских уровней, на взгляд ряда экспертов, может позволить стимулировать рост ВВП в течение нескольких лет.   Демографическая ситуацияИзменение демографической ситуации в России было одним из ключевых приоритетов социальной политики Владимира Путина. С 1992 г. смертность в России превышала рождаемость, однако перелома негативного тренда удалось добиться в 2013 г. Согласно данным Росстата по итогам 2013 г. в стране родилось 1,90 млн человек, а умерло 1,88 млн. Более того, за последние шесть лет темпы увеличения рождаемости значительно ускорились. Такого эффекта удалось добиться не только благодаря улучшению социально-экономических условий в стране, но и с помощью стимулирующих программ, таких как выплата материнского капитала. В 2007-2013 гг. сертификаты на материнский капитал получили 4,5 млн семей. С учетом индексации размер маткапитала в 2013 г. составляет 409 тыс. руб., в 2014 г. - 429 тыс. руб.   Прямые иностранные инвестицииВзгляд инвесторов на РоссиюУлучшение ситуации в экономике России и стремительное ее расширение стали причиной роста объема иностранных инвестиций. Крупные мировые инвесторы захотели заработать на стремительном росте российской экономики, которая благодаря ряду эффективных реформ стала генерировать значительные доходы. Если в начале 2000 г. Россия не попадала и в десятку стран по объемам привлеченных инвестиций, то по итогам 2013 г. она заняла третье место, уступив лишь США и Китаю. Объем прямых иностранных инвестиции за отчетный период составил рекордную сумму в $94 млрд, что на 83% выше аналогичного показателя за 2012 г. Причем эксперты ЮНКТАД считают, что в 2014 г. динамика сохранится на фоне активности Российского фонда прямых инвестиций.   Отток капиталаРоссия. Отток-приток капиталаОтток капитала из России с начала 2000 г. снижался, а 2005 г. стал переломным, так как впервые удалось добиться нулевого баланса между вывозимым и ввозимым в страну капиталом. В последующие 3 года объем притока капитала значительно превышал отток капитала. Максимальной отметки удалось добиться в 2007 г., когда чистый приток составил $81,7 млрд. Однако с началом мирового финансового кризиса в 2008 г. негативная тенденция возобновилась. Причем даже со стабилизацией ситуации в мировой экономике и экономике России отток капитала не прекратился. Согласно прогнозам министра экономического развития Алексея Улюкаева отток капитала из России в I квартале может составить порядка $60 млрд, а по итогам 2014 г. - $100 млрд.   Сокращение доли бедного населенияБедность и безработица в РоссииПо итогам 1999 г. в России за чертой бедности (доля населения с доходами ниже прожиточного минимума от общей численности населения страны) находилось около 29,9% населения. Максимальный уровень бедности в России отмечен в 1992 г. - 33,5%, численность бедных граждан достигла тогда 49,3 млн человек. Начиная с 2000 г. показатель неизменно сокращался. В 2004 г. уровень бедности снизился до 17,6% (25,2 млн человек), в 2007 г. - до 13,3%, в 2009 г. - до 13%, в 2010 г. - до 12,5%, в 2011 г. - до 12,7%. Минимального значения показатель достиг в 2012 г. - 10,9%. Такой динамике способствовали рост реальных доходов населения и улучшение социально-экономической ситуации в стране. Однако начиная с 2011 г. показатель вновь начал увеличиваться, а в 2013 г. поднялся до 11,1%.   Формирование среднего классаБлагодаря быстрому росту уровня жизни уже к концу 2000-х гг. можно было говорить о формировании в России довольно широкого среднего класса. Средний класс стал одной из наиболее массовых социальных групп: его доля составляет от 25% до 27% от общей численности населения, или 40% от активного населения. По прогнозам замглавы Минэкономразвития Андрей Клепача, доля этой социальной группы к 2020 г. может увеличиться до 30% населения, а в случае проведения успешной модернизации экономики России – до 35–40%.   Многократное увеличение международных резервов РоссииМеждународные резервы России, структура резервов в валютеС начала 2000 г. объем золотовалютных резервов непрестанно рост. Исключение составляет лишь период мирового финансового кризиса в 2008 -2009 гг., когда Банк России был вынужден сдерживать падение рубля, в результате чего объем ЗВФ сократился с августа 2008 г. с $596 млрд до $383 млрд в апреле 2009 г. На данный момент Россия является одним из крупнейших держателей международных резервов, уступая лишь Китаю, Японии и Саудовской Аравии. Объем международных резервов России составляет $493,326 млрд. Исторический минимум был зафиксирован 2 апреля 1999 г., когда золотовалютные запасы России сократились до $10,7 млрд. Международные резервы России накапливались за счет резкого роста валютных поступлений от продажи сырьевых товаров, цены на которые с 2000 по 2008 гг. многократно увеличились. Значительный запас международных резервов играет роль "подушки безопасности", позволяя Банку России принимать удар на себя в случае изменения конъюнктуры на мировых финансовых рынках.   Ликвидация внешнего долгаСтраны с самым высоким госдолгом в % к ВВПОдним из ключевых пунктов экономической политики Путина было максимальное снижение объема государственного долга. В 1999 г. внешний государственный долг России составлял $138 млрд, или 78% от ВВП. Согласно данным Министерства финансов России на 1 апреля 2014 г. показатель составил $54,881 млрд (или 39,928 млрд евро). Относительно уровня ВВП 2013 г. госдолг страны не превышает 8,4%. Самое стремительное сокращение государственного долга происходило в 2004-2008 гг. Улучшение налогового законодательства и рост мировых цен на сырье позволил стране нарастить доходы, в результате чего к концу августа 2006 г. Россия осуществила досрочные выплаты $22,5 млрд по кредитам Парижского клуба, после чего ее государственный долг составил $53 млрд (9% ВВП). Пик российского государственного долга пришелся на 1998 г. (146,4% ВВП).   Рост ненефтегазового дефицита бюджетаОдним из провалов экономической политики Путина можно назвать невозможность сократить ненефтегазовый дефицит бюджета. С начала 2000 по 2005 гг. удавалось удерживать ненефтегазовый профицит бюджета в среднем от 0,7% до 2% к ВВП. Однако с середины 2005 г. показатель стал резко увеличиваться, а максимальной отметки он достиг в 2009 г. – 13,5%, на текущий же момент ненефтегазовый дефицит зафиксирован у отметки 9,7% ВВП. Однако эксперты МВФ заявляют, что по итогам 2014 г. вероятно преодоление порога в 10% и достижение 10,4%. По расчетам министерства финансов, проведенным накануне кризиса, уровень ненефтегазового дефицита бюджета, который необходим для устойчивого развития страны, составляет 5,7%. Как заявлял глава министерства финансов Антон Силуанов, задача снижения ненефтегазового дефицита бюджета до 5-6% является ключевой для министерства.   Рост доходов населения страныДинамика реальных расходов и доходов населения РоссииС начала 2000 г. начался стремительный рост доходов населения страны, так как на фоне резкого улучшения ситуации в экономике страны и притока средств от продажи сырья начался непосредственный рост заработных плат. К концу 2000-х гг. рост доходов населения стал опережать рост цен, реальные располагаемые доходы россиян превысили доходы жителей восточноевропейских стран. Если в 2000 г. средний денежный доход на душу населения составлял лишь 2281 руб., то в декабре 2013 г. этот показатель достиг 38340 руб. Однако столь стремительный рост доходов также стал причиной расслоения доходов по отраслям и регионам страны. Появились отрасли с высокими и низкими зарплатами, а также благополучные и неблагополучные регионы.

09 декабря 2013, 11:33

Международные резервы Украины упали до $18,791 млрд

Международные резервы Украины уменьшились в ноябре на 8,9% до $18,791 млрд, сообщает Национальный банк Украины (НБУ). В январе-ноябре международные резервы страны сократились на 23,4%, на 1 января они составляли $24,546 млрд.  Международные резервы Украины упали до $18,791 млрд "На динамику международных резервов в течение ноября текущего года в основном повлияли выплаты по облигациям государственного займа в сумме $578 млн, последний в этом году платеж Международному валютному фонду по программе stand-by в размере $955 млн в эквиваленте, а также валютные интервенции НБУ, которые осуществлялись для сглаживания курсовых колебаний на межбанковском валютном рынке", - отмечает НБУ. Поступления на счета правительства от размещения валютных ОВГЗ в ноябре составили $822 млн. Стоимость кредитных дефолтных свопов Украины поднялась до рекордного уровня, вероятность дефолта страны по гособлигациям оценивают в 53,3%. Инвесторы начали закладывать в свои расчеты возможность распада Украины. 2 декабря стоимость страховки от дефолта по украинским госбумагам на рынке кредитных дефолтных свопов в ближайшие пять лет поднялась на 100 базисных пунктов до 1071 базисного пункта. Для сравнения, страховка по еврооблигациям России на тот же срок ко 2 декабря составляла всего 173,8 базисного пункта.

26 ноября 2013, 07:18

В. Катасонов. О «бомбе», которую Китай «взорвал» 20 ноября 2013 года (часть I)

О «бомбе», которую Китай «взорвал» 20 ноября 2013 года (часть I) С 21 ноября в мировых и российских СМИ стала быстро распространяться публикация известного экономического аналитика и блогера Майкла Сайдера, которая называется «Китай заявил, что прекращает копить американские доллары»*  ПУБЛИКАЦИЯ МАЙКЛА САЙДЕРАПроцитирую начало этой публикации: «Китай взорвал настоящую бомбу, но основные СМИ в США это почти полностью проигнорировали. Центробанк Китая решил, что «накопление иностранной валюты более не отвечает интересам Китая»». Статья Майкла Сайдера предрекает серьезные последствия этого решения Китая для Соединенных Штатов. То есть это «бомба», которая, по мнению Сайдера, если и не уничтожит Америку, то нанесет ей громадный ущерб. Попытаемся разобраться в том, что за решение было принято Китаем и насколько серьезными могут быть его последствия. Не только для Америки, но также самого Китая и всего мира.Сам «взрыв» «бомбы», по Снайдеру, произошел 20 ноября. Произвел его заместитель председателя Народного банка Китая И. Ган, выступая на экономическом форуме в университете Циньхуа. «КНР больше не отдает предпочтение увеличению валютных резервов», - цитирует И. Гана агентство Bloomberg. По его словам, укрепление юаня приносит жителям КНР больше пользы, чем вреда.Странно, что Снайдер, опытный блогер (блог «The Economic Collapse») и тонкий аналитик так эмоционально воспринимает заявление высокопоставленного чиновника китайского ЦБ. На наш взгляд, ничего особенно сенсационного в заявлении чиновника ЦБ Китая нет.Во-первых, подобного рода заявления (всегда - в очень осторожной форме) делались китайскими чиновниками и раньше. Но ни к чему практическому они не приводили. С конца 1970-х гг. валютные резервы Китая росли непрерывно. Можно по пальцам пересчитать короткие периоды (месяцы, иногда кварталы), в течение которых накопление валюты приостанавливалось.Во-вторых, последнее заявление не является очень уж конкретным. Некоторые комментаторы справедливо отметили, что ничего не было сказано о времени, с которого ЦБ Китая прекратит закупки иностранной валюты. Да и сама фраза «КНР больше не отдает предпочтение увеличению валютных резервов» достаточно лукава, по-китайски витиевата и двусмысленна.В-третьих, если центральные банки и казначейства тех или иных стран прекращают покупку казначейских бумаг США и даже сокращают запасы американской валюты, они обычно об этом громогласно не заявляют. Например, Банк России за период с конца января нынешнего года до конца июля снизил объем запасов американских казначейских бумаг со 164,4 млрд. долл. до 131,6 млрд. долл. То есть за полгода ЦБ России сократил свой портфель казначейских облигаций США на 32,8 млрд. долл., или на 20%. И сделал это, заметьте, без всякой шумихи.Не исключаю, что заявление И. Гана могло играть роль «пробного шара», с помощью которого руководство Китая хотело протестировать реакцию различных стран и групп интересов (на своём пути к нефтеюаню - прим.ред.). КИТАЙ В ЖЕЛЕЗНЫХ ОБЪЯТИЯХ ДОЛЛАРАО том, что громадные и постоянно растущие валютные (международные) резервы стали для руководства ЦБ и правительства Китая «головной болью», говорить особо не надо. По подсчетам агентства Блумберг, за период с конца 2004 года до конца 2012 г. золотовалютные резервы (ЗВР) Китая выросли на 721% и достигли 3,3 трлн. долл. Если в конце 2004 г. на Китай приходилось 14% мировых ЗВР, то к концу 2012 г. этот показатель увеличился до 30,2%. По оценкам агентства, в конце 2012 года на американскую валюту в ЗВР приходилось более 2 трлн. долл.[2].На конец третьего квартала 2013 года они составили уже 3,66 трлн. долл., что превышает годовой ВВП такой страны, как Германия. Китай не раскрывает структуру своих международных резервов по видам валют. Данная информация относится к разряду государственных тайн. Однако время от времени Народный банк Китая организует «утечки» информации, относящейся к этому вопросу. Впервые такая информация появилась в сентябре 2010 года. Официальное экономическое издание China Securities Journal сообщило, что по состоянию на середину 2010 г. две трети резервов (65%) было размещено в долларах США, 26% – в евро, 5% – в фунтах стерлингов и 3% – в японских иенах[3]. Позднее появлялись некоторые экспертные оценки, согласно которым доля американской валюты в резервах Китая оставалась примерно на уровне 2010 года. В то же время представители Европейского центрального банка (ЕЦБ) признавали, что доля евро в международных резервах Китая крайне мала. Надо иметь в виду, что на сегодняшний день Народный банк Китая заключил соглашения о валютных свопах (обмене национальными денежными единицами) примерно с 20 странами. Поэтому валюты этих стран представлены в резервах НБК.В том, что доллар был и остается основной валютой в международных резервах Китая, нет ничего удивительного. США являются основным торговым партнером Китая, вся китайско-американская торговля ведется в долларах. Поскольку в торговле с США Китай имеет устойчиво положительное сальдо, то происходит непрерывное накопление американской валюты в золотовалютных резервах КНР.Долларовые валютные резервы Китая – не более, чем долговые расписки американского казначейства, которые крайне трудно «отоварить». Китай пытается это делать, направляя часть своих резервов в специальные фонды (такие фонды принято называть «суверенными»), которые имеют полномочия размещать валюту не только в казначейские бумаги и на депозиты банков, но также в акции и паи зарубежных предприятий реального сектора экономики. Но Соединенные Штаты и другие страны Запада всячески препятствуют такого рода инвестициям, вводят различные ограничения и запреты для инвестиций суверенных фондов под предлогом «защиты национальной безопасности». Есть подозрения, что часть своих международных валютных резервов Китай пытается конвертировать в золото и что в составе этих резервов золота не 1 тыс. тонн (официальные данные Китая), а в несколько раз больше. Но подавляющая часть валютных долларовых резервов Китая не «работает», вернее она «работает», но в интересах не Китая, а Америки, получающей практически бесплатные кредиты от «поднебесной». О НЕСКОЛЬКИХ «МИНАХ» КИТАЙСКОГО ПРОИЗВОДСТВАЕсть уж и говорить о «бомбах», которые «взрывал» и готовил для «взрыва» Китай в рамках своего противостояния с США, то это, конечно, не заявление заместителя председателя ЦБ Китая от 20 ноября с.г. Указанное заявление можно сравнить со взрывом петарды. А что же можно назвать «бомбами»? – Их было несколько за последние три года. Они еще не взорвались, но рано или поздно взорвутся. Правильнее их назвать «минами замедленного действия». Вот некоторые из них:Решение Народного банка Китая летом 2010 г. о возвращении режима «плавающего регулируемого курса» юаня[4].Достижение Китаем с целым рядом стран соглашений о переходе к использованию национальных валют во взаимной торговле. Среди них особенно следует выделить соглашение Китая с Японией, оно предусматривает использование во взаимных расчетах лишь юаня и иены, от других валют (в том числе доллара США) стороны отказываются. Есть соглашение о взаимном использовании национальных валют в расчетах между Китаем и Россией.Принятие в 2011 году очередного, двенадцатого пятилетнего плана социально-экономического развития Китая. В нем была сформулирована задача сделать юань международной валютой. Правда, подробной расшифровки того, что следует понимать под статусом «международной валюты» и алгоритмов решения этой задачи в плане не содержится.Заключение Народным банком Китая соглашений с центральными банками целого ряда стран (всего около 20) о валютных свопах, т.е. обмене национальными денежными единицами для облегчения взаимных расчетов без применения доллара США.Достижение в конце 2011 – начале 2012 гг. соглашения Китая с Ираном о расчетах за нефть, поставляемую в Китай, в юанях. Параллельное соглашение с Россией о том, что такие расчеты будут осуществляться при посредничестве российских банков.Обращение 6 сентября 2012 г. Пекина ко всем странам – поставщикам нефти в Китай с предложением проводить расчеты за нефть в юанях (основные поставщики нефти в Китай - Саудовская Аравия, Иран, Венесуэла, Ангола, Россия, Оман, Судан)[5].Заявление ЦБ Австралии о том, что он планирует конвертировать 5% своих международных резервов в казначейские облигации Китая (этому предшествовали китайско-австралийские переговоры).Соглашение, достигнутое в октябре 2013 г. между Пекином и Лондоном о том, что на лондонской бирже начнутся валютные торги юань – фунт стерлингов, а также разрешение британских властей китайским банкам открывать в Лондонском Сити свои филиалы. Указанные британо-китайские соглашения фактически предусматривают превращение Лондона в своеобразный оффшор китайских банков и финансовых компаний. Ранее аналогичные соглашения оффшорного характера были заключены Китаем с Гонконгом, Сингапуром, Тайванем.Объявление в ноябре 2013 г. президентом Шанхайской фьючерсной биржи о запуске нового финансового инструмента – фьючерсного нефтяного контракта, номинированного в юанях. Предполагается, что этот инструмент будет обращаться в регионе Восточной Азии.Проведение в ноябре 2013 г. закрытого совещания (пленума) ЦК Коммунистической партии Китая, на котором обсуждался план социально-экономических реформ Китая на период до 2020 г. В итоговом документе, опубликованном после совещания, говорится, что одним из приоритетов экономической политики Китая является превращение юаня в международную валюту. Важным средством достижения этой цели называется скорейший переход к полной валютной конвертируемости юаня.Все перечисленные выше решения и события направлены, с одной стороны, на высвобождение Китая из железных «объятий» американского доллара, с другой стороны, на превращение юаня в международную валюту. Правда, в партийном и государственном руководстве Китая существуют большие расхождения по поводу того, как добиваться указанных целей, а также по поводу того, что понимать под «международным» юанем. Именно по этой причине было принято решение последний пленум ЦК КПК сделать закрытым. На нем, судя по целому ряду признаков, велась очень жаркая дискуссия и борьба между «рыночниками» и «государственниками». «Рыночники» медленно, но верно перетягивают канат в свою сторону. Но «государственники» также не складывают оружия. Формулировки итогового документа достаточно размыты, но, тем не менее, трудно не заметить тенденции к дальнейшей либерализации экономической политики Китая.Каждое из перечисленных выше событий действительно является «миной замедленного действия». «Взрыв» каждой из них может изменить мир до неузнаваемости. Каждое событие заслуживает отдельного повествования. Вот, например, обращение Пекина к поставщикам нефти с предложением перейти к расчетам в юанях, сделанное 6 сентября 2012 года. Обнародовавший эту секретную информацию Линдси Вильямс назвал ее сенсацией 21 века. По его мнению, 6 сентября 2012 года можно трактовать как дату «ядерного удара» Китая по Америке и Федеральному резерву, как «начало конца» нефтедолларового стандарта, который просуществовал почти 40 лет. Конечно, Л. Вильямс также как и Майкл Снайдер создает искусственный эффект сенсации. Конечно, никакого «ядерного удара» (в переносном смысле) по Америке и Федеральному резерву 6 сентября 2012 года не было нанесено. Но то, что была заложена «мина замедленного действия», - факт. ЛОГИКА КИТАЙСКИХ ЛИБЕРАЛОВНо вернемся к заявлению заместителя председателя Народного банка Китая Й. Гана от 20 ноября с.г. Смысл его становится более понятным, если его сопоставить с высказыванием, которое за несколько дней до этого сделал председатель НБК Чжоу Сяочуань. Он сообщил, что ЦБ «в основном» откажется от валютных интервенций. Вот такого рода заявлений чиновники ЦБ Китая не делали с того момента, когда был отменен фиксированный курс юаня. Напомню, что до 2005 года юань имел фиксированный курс по отношению к доллару США и другим свободно конвертируемым валютам. При этом курс был явно заниженным, что стимулировало вывоз китайских товаров на мировой рынок, в том числе в США. Именно заниженный курс юаня был важной причиной победной поступи Китая по миру, он порождал активное сальдо торгового и платежного баланса страны. Под давлением США и других стран-конкурентов Пекин вынужден был отказаться от фиксированного курса юаня и перешел на режим так называемого «плавающего регулируемого» курса национальной денежной единицы. Этот режим, во-первых, предусматривал, что колебания валютного курса юаня должны быть минимальными (чтобы не дезорганизовывать национальное производство и торговлю). Во-вторых, по-прежнему юань должен быть «дешевой» валютой. А для этого необходимы так называемые «валютные интервенции». Под ними понимается банальная скупка Центральным банком Китая «зеленой бумаги», т.е. создание искусственного (завышенного) спроса на американскую валюту. Отсюда – завышенный курс доллара и заниженный курс юаня. Впрочем, так поступают центральные банки всех стран периферии мирового капитализма.Логика китайских либералов очень проста: Китаю не нужен стабильный и «дешевый» юань. Это слишком дорого обходится стране, т.к. приходится заниматься постоянной скупкой американской валюты и накоплением резервов. Абсолютно «свободный» юань не требует больших резервов. Таким образом, у руководства страны исчезнет «головная боль», которая мучает его уже долгие годы. Но на этом либералы ставят точку. ____________________________________  [*] Michael Snyder. China Announces That It Is Going To Stop Stockpiling U.S. Dollars // The Economic Collapse, November 21st, 2013 [2] О. Самофалова. Золотовалютные резервы Китая растут даже быстрее, чем цены на золото // Сайт «Дао, выраженное словами». 05.03.2013[3] «Китай раскрыл структуру своих резервов». 06.09.2010 (http://internet.bibo.kz/458793-kitajj-raskryl-strukturu-svoikh-rezervov.html)[4] Этот режим был введен первоначально в 2005 году (вместо фиксированного валютного курса юаня), однако в связи с мировым финансовым кризисом его действие было приостановлено на период 2008 - 2010 гг.[5] Это было закрытое обращение. О нем сообщил известный специалист по секретным и закулисным делам нефтяного бизнеса Линдси Вильямс. См.: Lindsey Williams. Dollar no longer primary oil currency as China begins to sell oil using Yuan // Examiner.com, September 12, 2012 Возврат к списку

06 марта 2013, 12:32

МВФ внесет австралийский и канадский доллары в список резервных валют

Сидней. 6 марта. ИНТЕРФАКС-АФИ - Международный валютный фонд (МВФ) в 2013 году начнет публиковать данные о резервах центральных банков в австралийских и канадских долларах в связи с повышением значимости этих валют для мировой экономики, сообщает MarketWatch.       В настоящее время МВФ ежеквартально публикует отчеты о мировых валютных резервах в долларе США, евро, фунте стерлингов, иене и швейцарских франках. Эти сведения содержатся в базе данных Composition of Foreign Exchange Reserves (COFER).       Представитель МВФ подтвердил сообщение газеты The Wall Street Journal, которая в среду написала о том, что менее чем через три месяца фонд расширит список резервных валют.                 Между тем ряд аналитиков отмечает, что по данным COFER невозможно составить представление о мировых валютных резервах, поскольку крупнейший их держатель - КНР - не раскрывает соответствующих сведений. Эксперты также указывают на то, что фонд не отслеживает валютные резервы некоторых развивающихся стран. Источник: лента Интерфакса (без ссылки)

04 марта 2013, 15:30

Резервы КНР превысили мировой золотой запас вдвое

Международные резервы КНР выросли до $3,3 трлн по итогам 2012 г. Таким образом, стоимость запасов Китая стала вдвое выше запасов золота всех стран, вместе взятых.Золото в резервах ЦБ мира Как сообщает Bloomberg, ссылаясь на результаты собственного исследования, резервы Китая превысили стоимость золотого запаса еще в 2004 г. Однако с тех пор цена на золото выросла на 263%, достигнув $1,58 тыс. за тройскую унцию.За аналогичный период китайские резервы возросли на 721%. При этом резервы Бразилии, России, Индии и Китая суммарно выросли на 400% до $1,1 трлн.Доля золотого запаса в китайских резервах составляет 2%, в то время как у Германии показатель равен 70%. По объемам резервов Китай занимает первое место, на второй строчке – Япония. Затем - Саудовская Аравия, Россия и Швейцария.В IV квартале 2011 г. золотовалютные резервы Китая уменьшились впервые со II квартала 1998 г. Индикатор сократился на $20 млрд до $3,18 трлн. Тогда сокращение резервов объясняется оттоком капитала в долларовые активы, а также переоценкой валютных запасов.

25 февраля 2013, 13:07

Что скрывается внутри американских банков? ("The Atlantic ", США)

Фрэнк Партной (FRANK PARTNOY) и Джесси Эйсингер (JESSE EISINGER) © Фото Fotolia, mrks_v Спустя четыре года после финансового кризиса доверие людей к банкам низко, как всегда. Умудренные опытом инвесторы называют крупные банки «черными ящиками», которые по-прежнему могут таить огромные риски, способные вновь потянуть экономику вниз. Детальное исследование финансовых отчетов банков, якобы консервативных в своих оценках, позволяет выявить причину подобных опасений и указать путь к неотложным реформам. Причин финансового кризиса множество – слишком большие займы, неразумное инвестирование, ошибки в регулировании. Однако главной причиной стала паника, вызванная недостаточной прозрачностью. Причина, по которой никто не хотел предоставлять займы и вести торговые операции с банками осенью 2008 года, когда рухнул Lehman Brothers, заключалась в непонимании банковских рисков. Глядя на отчетность какого-либо банка, было невозможно говорить о том, обанкротится он внезапно или нет. За последние четыре года американским руководством и банкирами были предприняты колоссальные, а в некоторых случаях беспрецедентные усилия по спасению финансовой отрасли, по наведению порядка в банках и по реформированию регулирующих механизмов. Все это было направлено на восстановление доверия к американской финансовой системе. Однако это не сработало. Сегодня банки стали еще крупнее и непрозрачнее. Во многом они ведут себя так же, как и до кризиса. Посмотрите, какими в минувшем году были потери JPMorgan, которые подверглись тщательному изучению. До известного эпизода инвесторы считали JPMorgan одной из самых надежных и грамотно управляемых корпораций в США. Харизматичный генеральный директор компании Джейми Даймон (Jamie Dimon) смог удержать JPMorgan на плаву во время финансового кризиса, а к началу 2012 года она казалась, как никогда, стабильной и здоровой. Одна из причин такой репутации заключалась в том, что крупный финансовый банк корпорации, отвечающий за онлайновые кредиты, выглядел надежным, безопасным и стабильно приносящим прибыль. Однако в мае в JPMorgan сделали объявление, от которого, наверное, возник не один инфаркт: небывалые потери, которые сперва оценивались в 2 миллиарда долларов, позднее были пересмотрены и составили 6 миллиардов долларов. Эта цифра может еще вырасти. На момент написания данной статьи следственные органы по-прежнему пытаются понять состояние банка. Источником потерь стала малоизвестная банковская структура под названием Главное инвестиционное управление. Это подразделение было рядовым и непримечательным. Его создали для снижения банковских рисков и управления резервными валютными активами. Как сообщают в JPMorgan, подразделение инвестировало средства в малодоходные ценные бумаги с низким риском, такие, как государственные облигации США. В банке заявляли, что в 95 процентах возможных сценариев максимальные потери Главного инвестиционного управления не должны были превысить 67 миллионов долларов США за один день. (Этот широко применяемый статистический метод называется рисковой стоимостью). Когда аналитики весной говорили Даймону о том, что по некоторым данным, корпорация понесла гораздо большие убытки, он отмахнулся от них, назвав их заявления «бурей в стакане воды». Эти данные появились до официального опубликования сведений о масштабах потерь. Шесть миллиардов долларов - не та сумма, которая способна сокрушить JPMorgan, но тем не менее, это большие потери. Акции банка за два месяца упали в цене на треть на фоне получаемой инвесторами информации о крахе на торговых площадках. Только за 11 мая 2012 года, на следующий день после того, как в JPMorgan подтвердили убытки, акции корпорации упали на 9 процентов. Данный инцидент затрагивал гораздо более широкую сферу, а не только денежные активы. Получается, что банк, считавшийся лучшим в области управления деловыми рисками, плохо управлял своими рисками. Когда банк начал наводить порядок, выяснилось, что он прибегал к махинациям в методах оценки собственной рисковой стоимости, не давая четкого объяснения причин. Более того, при подтверждении убытков в JPMorgan вынуждены были признать, что объявленные ими цифры не соответствовали действительности. Главный и якобы надежный источник доходов банка по сути был очень рискованной спекуляцией, информация по которой раскрывалась крайне скупо. Дело обстоит даже хуже. Сейчас федеральная прокуратура проводит расследование в отношении того, лгали ли трейдеры по поводу торговых позиций Главного инвестиционного управления, которые в действительности ухудшались. Акционеры JPMorgan выдвинули против компании многочисленные иски, обвиняя ее в искажении финансовой отчетности. Сам банк предъявил иск одному из своих бывших трейдеров, обвиняя его в убытках. Получается, что Джейми Даймон, имевший некогда репутацию самого надежного руководителя на Уолл-стрит, не понимал и не смог должным образом управлять этим гигантом. Теперь инвесторам приходится сомневаться, является ли банк таким стабильным, как казалось, и имеются ли неточности в других его отчетностях. Скандал с JPMorgan - не единственный за последние месяцы инцидент, поставивший под вопрос надежность крупных банков и доверие к ним. Теперь многим банкам предъявляются обвинения в манипуляциях с наиболее популярной в мире процентной ставкой ЛИБОР (Лондонские межбанковские ставки предложения), считающейся базовой для определения процентных ставок по займам и инвестициям на триллионы долларов. В июле банк Barclays выплатил крупный штраф, чтобы избежать уголовных и гражданских обвинений, которые могли быть выдвинуты властями США и Великобритании. Сообщается, что швейцарский гигант UBS находился в схожей ситуации на момент написания данной статьи. По другим банкам, включая JPMorgan, Bank of America и Deutsche Bank, идет расследование в рамках гражданских и уголовных исков, хотя обвинения пока не предъявлены. Ставка ЛИБОР отражает размер комиссии, которую получают банки при выдаче займов друг другу. Она является мерилом доверия банков друг к другу. Теперь эта ставка стала ассоциироваться с махинациями и сговором. Иными словами, никто не может доверять даже этой шкале, которая по идее должна отображать меру доверия внутри финансовой системы. Число обвинений в незаконной тайной банковской деятельности также cтало расти. Правительство США обвинило крупные мировые банки в содействии мексиканским наркодилерам в отмывании денег (HSBC) или в переводе денег в Иран (Standard Chartered). Прокуратура обвинила американские банки в подделке ипотечных записей путем «автоматического подписания» бумаг с целью ускорения процесса, и в незаконном истребовании с заемщиков платежей под угрозой лишения права выкупа заложенного имущества. И только после финансового кризиса люди узнали, что банки регулярно вводили клиентов в заблуждение, продавали им «мусорные» акции, а в некоторых случаях даже тайком заключали сделки в ущерб своим клиентам, наживаясь на их незнании. Оба эти инцидента еще больше снизили доверие населения к банкам. Как утверждают в консалтинговой компании Gallup, еще в 1970-х годах трое из пяти американцев говорили, что они «полностью» или «в значительной степени» доверяют крупным банкам. Затем доверие пошло на убыль. Начиная с финансового кризиса 2008 года, уровень доверия просто рухнул. В июне 2012 года меньше чем один из четырех респондентов по опросам Gallup доверяли крупным банкам. Это крайне низкий показатель. В октябре комиссар Комиссии США по ценным бумагам и биржам Луис Агилар (Luis Aguilar) привел данные, согласно которым «у 79 процентов вкладчиков нет доверия к финансовой системе». Когда мы спросили главу отдела по взаимодействию с вкладчиками компании Goldman Sachs Дэйна Холмса (Dane Holmes), почему так мало людей доверяют банкам, он сказал, что «люди не понимают банки» по причине «недостаточной прозрачности». (Позднее Холмс пояснил, что он говорил о среднестатистическом человеке, а не о грамотных вкладчиках, с которыми он имеет дело практически ежечасно). Он абсолютно прав в том, что мало кто из студентов, сантехников или пенсионеров понимает, что делают крупные банки. Обычные люди потеряли доверие к финансовым институтам. Сама по себе это уже весьма большая проблема. Однако возникла еще более серьезная проблема, которая в еще большей степени угрожает безопасности финансовой системы. Она как раз затрагивает преимущественно так называемых крупных вкладчиков — тех, на которых Холмс тратит значительную часть своего времени. Люди, сведущие в банковской сфере, также все меньше и меньше доверяют крупным банкам. Касалось, что после воздействия якобы «очищающего эффекта» паники мудрые инвесторы начнут хватать банковские акции, играя на нерешительности среднестатистического инвестора и покупая их по низкой цене. Банки списали безнадежные кредиты. Казначейство удостоверилось в состоянии банков после «проверки на прочность». Конгресс одобрил закон Додда - Франка, направленный на регулирование нечем не стесненных уголков финансовых рынков и минимизацию влияния кризисов в будущем. В ходе кризиса 2008 года многие ключевые вкладчики избавились от банковских акций. Этот закон был призван вернуть вкладчиков обратно. Поначалу они на самом деле вернулись. Многие вкладчики, включая Уоррена Баффета (Warren Buffett), говорят, что цена банковских акций после кризиса стала заниженной и продолжает оставаться такой же и сейчас. Многие крупные учреждения-вкладчики, такие как паевые фонды, пенсионные фонды и страховые компании по-прежнему держат значительные доли в основных банках. Федеральный резерв попытался помочь сделать кредиты и торговые операции банков более выгодными, удерживая процентные ставки на низком уровне и вкачивая в экономику страны триллионы долларов. Для инвесторов сочетание низких цен на акции, мягкой политики Федерального резерва с возможностью ограничить убытки (федеральные власти, разумеется, продемонстрировали готовность помочь банкам в трудные для них времена) может быть существенным стимулом. Тем не менее, предел оптимизма крупных вкладчиков можно заметить по статистическим данным. Через четыре года после кризиса акции крупных банков остаются слабыми. Даже после роста цен банковских акций минувшей осенью акции многих банков оставались ниже учетной стоимости, а это означало, что реальная стоимость банков ниже заявленного в отчетах банков объема капиталов. Это является показателем того, что вкладчики не верят показателю заявленной стоимости, либо не верят, что банки будут прибыльными в перспективе, или их тревожат обе эти причины. Некоторые представители финансовых кругов сказали нам, что рассматривают крупные банки как настоящие «черные ящики» и не заинтересованы в покупке их акций. Генеральный директор одной из крупнейших американских корпораций сообщил нам, что регулярно слышит от инвесторов о том, что банки являются «неинвестируемыми» (употребляемый на Уолл-стрит термин, являющийся неологизмом слова «неприкасаемый»). Этот подход становится все более распространенным среди самых продвинутых лидеров по вкладам. Пол Сингер (Paul Singer), возглавляющий влиятельный инвестиционный фонд Elliott Associates, этим летом писал своим партнерам следующее: «Сейчас нет ни одного финансового учреждения, чья финансовая отчетность позволяла бы получить содержательную информацию о его рисках». Бывший председатель Комиссии США по ценным бумагам и рынкам Артур Левитт (Arthur Levitt) в ноябре в общении с нами посетовал на то, что ни одно из опробованных после 2008 года средств «существенно не снизило вероятность финансовых кризисов». В недавнем интервью один известный в прошлом сотрудник регулирующих органов выразил опасение относительно скрытых рисков, которые могут нести банки, сравнив крупные банки с корпорацией Enron. Проведенный недавно компанией Barclays Capital опрос выявил, что более половины учреждений-вкладчиков испытывают недоверие к тому, как банки оценивают риски их активов. Когда менеджерам хедж-фондов был задан вопрос о том, насколько они доверяют этим «оценкам рисков» (показатель, используемый банками для определения объема капитала, который им следует хранить как подушку безопасности в случае снижения деловой активности), около 60 процентов опрошенных оценили уровень доверия на 1 или 2 бала из пяти, при том что 1 балл означает «совершенно не доверяю». Никто из них не дал оценку 5 баллов. Многие бывшие банкиры недавно объявили о том, что банковская сфера неисправна (со столь несвойственной четкостью они начинают говорить после того, как превращаются из финансовых гигантов в богатых пенсионеров). Бывший глава Merrill Lynch и экс-руководитель Программы спасения проблемных активов в администрации Обамы Герберт Эллисон (Herbert Allison) написал язвительную книгу о крахе крупных банков, где он разве что не назвал их кровососами. Целый ряд бывших высокопоставленных финансовых функционеров призвал к ликвидации банков, более жесткому регулированию и даже потребовал вернуться к Закону Гласса-Стиголла (Glass-Steagall) времен Великой депрессии. Этот закон отделил коммерческие банки от инвестиционных банков. В числе таких функционеров выступили бывший генеральный директор Morgan Stanley Дин Уиттер (Dean Witter), Филип Перселл (Philip J. Purcell), бывший финансовый директор Citigroup Салли Кравчек (Sallie Krawcheck), бывший генеральный директор Merrill Lynch Дэвид Комански (David Komansky) и бывший генеральный директор Citigroup Джон Рид (John Reed). Другой бывший генеральный директор Citigroup Сэнди Вэйл (Sandy Weill), сделавший карьеру на крупных финансовых поглощениях, этим летом невероятным образом поменял свою точку зрения, с ошеломляющей дерзостью утверждая, что банки должны вот-вот рухнуть. Об истории Билла Экмана (Bill Ackman) стоит рассказать отдельно. Экман, являющийся одним из самых авторитетных и успешных американских инвесторов, сперва относился скептически ко вкладам в крупные банки. Позднее он стал сторонником этого подхода, а потом вновь от него отказался, теряя на этом сотни миллионов. В 2010 году Экман купил долю в Citigroup стоимостью 1 миллиард долларов для возглавляемого им фонда Pershing Square, капитал которого составлял 11 миллиардов долларов. Эти действия он объяснил тем, что после кризиса крупные банки списали свои безнадежные кредиты и стали проводить более консервативную политику. Кроме того, снизился и уровень конкуренции. Как говорит Экман, это должно было создать прекрасный климат для инвестирования. Большую часть своей карьеры он избегал вкладов в крупные банки. Однако, как он сказал нам, «однажды я подумал, что все же можно доверять цифрам в банковских книгах». Весной прошлого года Pershing Square продал всю свою долю в Citigroup, поскольку стратегия банка буксовала, а объем потерь составил 400 миллионов долларов. Экман сказал следующее: «В течение первых семи лет работы Pershing Square я был уверен в том, что инвестор не будет вкладываться в гигантский банк. Позднее я почувствовал, что сам могу инвестировать в банк. Я так и сделал, на чем потерял огромные деньги». Кризис доверия среди вкладчиков заметен не столь явно. Он гораздо менее очевиден, нежели внезапная паника, однако со временем ущерб от него возрастает. Это не цунами, а плесень. Она поразила банки, иногда ее замечают, но потом забывают. Вскоре это становится повседневной действительностью. Даже если экономика начинает восстанавливаться, кризис доверия подрывает этот процесс. Банки не способны привлекать капитал. Они теряют клиентов, которые боятся быть обманутыми или обведенными вокруг пальца. Руководителям банков по очереди наносятся удары, выводящие их из строя. Нехватка уверенности в самих себе не позволяет им давать кредиты в тех объемах, в каких они могли бы это делать. Им приходится иметь дело с опасным наследием, ставшим результатом имевших ранее место переборов и ошибок. Без доверия к банкам экономика начинает буксовать и трещать по швам. Разумеется, при снижении уровня доверия вероятность наступления очередного кризиса увеличивается. Следующая серьезная буря может разрушить пошатнувшийся дом. Самые влиятельные инвесторы, определяющие движение рынка и контролирующие денежные потоки, уйдут, чтобы избежать обрушения крыши дома. Чем меньше они доверяют банкам, тем быстрее и решительнее будет шириться эта брешь. Это будет вести к выводу капиталовложений, заморозке банковских кредитов и еще большему ослаблению всей банковской структуры. В этом смысле опасения становятся реальностью, а беды, которые когда-то предвиделись, возникают на самом деле. В центре проблемы кроется озабоченность относительно точности финансовых отчетностей банков. Некоторые вопросы к банкам носят основополагающий характер: как банки отчитываются по кредитам; могут ли вкладчики точно определить объем этих кредитов. Другие вопросы более сложные: какие риски появляются вследствие применения комплексных финансовых инструментов, аналогичных тем, что привели к огромным потерям JPMorgan. Предполагается, что ответы на вопросы можно найти в ежеквартально и ежегодно публикуемых отчетах, которые хранятся в Комиссии США по ценным бумагам и биржам. Независимая частная организация, именуемая Советом по стандартам финансового учета, занимается этими отчетами. Занимающий сейчас должность менеджера по инвестициям Дон Янг (Don Young), в период с 2005 по 2008 гг. был членом правления этого совета. Недавно он сообщил нам, что поработав в правлении, он больше не доверяет банковским отчетностям. Правила отчетности расширились, как и сами банки, а активы и обязательства, о которых в них говорится, обрели более запутанный характер. Однако правила не успевали за изменениями в финансовой системе. Мудрые банкиры при содействии своих юристов и бухгалтеров могут найти множество способов обойти эти правила, действуя при этом в рамках закона. Более того, поскольку эти правила становились все более детальными и наполненными юридической спецификой, они имели неверный эффект и позволяли банкам избегать предоставления вкладчикам всей необходимой информации для определения объемов рисков и состояния банка. (Эти сведения маскировали за мелкими деталями и юридической терминологией). Даже этими правилами не могли быть учтены все возможные обстоятельства. Это применимо при поиске ответа как на сложные вопросы, касающиеся финансовых инноваций и торговых операций, так и на рядовые вопросы, связанные, например, с кредитами. С одной стороны, в период нахождения во главе Совета по стандартам финансового учета Янга некоторые члены совета хотели, чтобы банки отчитывались по кредитам так же, как и по ценным бумагам. Имелось в виду, что их надо обозначать в текущих рыночных ценах. Этот метод известен под названием «справедливая стоимость». Вместо этого банки указывали стоимость кредита на момент его выдачи, не оставляя запаса, исходя из собственного предположения о вероятности его возврата. Правилами допускалось также, чтобы банки использовали различные методы для оценки стоимости определенных категорий кредитов в зависимости от того, относятся они к долгосрочным или планируемым к продаже. Многие бухгалтеры считают, что приведенные в бумагах сведения не давали вкладчикам четкой и надежной информации о состоянии банка. После ожесточенных битв, перетасовок в правлениях, треволнений по поводу дальнейших шагов посреди кризиса, агрессивного лоббирования банков ведущие бухгалтеры оставили текущий метод вместо перехода с методу справедливой стоимости кредитов. Как считает Янг, в настоящее время показателям стоит верить еще меньше. Он говорит, что «все стало еще хуже». Когда мы спросили другого члена правления Эда Тротта (Ed Trott), доверяет ли он банковской отчетности, он ответил коротко: «Совершенно не доверяю». Проблема заключается не только в непрозрачности банковских кредитных портфелей. Она охватывает почти все направления современной банковской деятельности, включая комплексное инвестирование и торговые операции, а не только кредитование. Бывший член руководства Федерального резерва Кевин Уорш (Kevin Warsh), назначенный Джорджем Бушем, а затем работавший в Morgan Stanley, говорит, что главная проблема заключается в крайне слабом раскрытии информации. По его словам, если посмотреть на финансовую отчетность крупного банка, подаваемую в Комиссию по ценным бумагам и биржам, «вкладчики не могут в полном объеме понять характер и уровень активов и обязательств банка. Они не в состоянии оценить надежность капиталовложений, чтобы возместить реальные убытки. Они не могут определить основные источники доходов компаний. Раскрытие информации больше вводит в заблуждение, нежели предоставляет информацию, а государство не просто попустительствует этому, но, как кажется, поощряет такую практику». Считается, что правила отчетности должны помогать вкладчикам лучше изучить компанию, акции которой они покупают. Однако действующие требования по раскрытию информации не проливают свет на финансовую отчетность банков, позволяя им действовать в темную. В такой темноте могут практиковаться любые запрещенные приемы. Мы решили более пристально взглянуть на финансовую отчетность банков, изучив, что в них отражается, а что нет, и определить, можно ли сделать содержательные выводы о возможных банковских рисках. Мы выбрали банк, считающийся консервативным финансовым учреждением и образцом современного крупного банка. Банк Wells Fargo был основан на доверии. На их эмблеме изображена почтовая карета с шестеркой крепких скакунов. Такие кареты колесили по западу США, перевозя золото. Согласно официальной истории компании, «в экономике взлетов и падений 1850-х годов Wells Fargo обрел репутацию надежного банка, оперативно и ответственно оперирующего денежными средствами вкладчиков». Люди верили, что в Wells Fargo их деньги будут в сохранности, ведь бумажные векселя банка ценились так же высоко, как и золото, которое банк перевозил по всей стране. Полтора века акции Wells Fargo тоже ценились на вес золота. Именно поэтому Уоррен Баффет (Warren Buffett) приобрел акции банка в 1990 году. С этого момента Баффет и Wells Fargo стали неразрывно связаны. По состоянию на осень 2012 года, компания Баффета Berkshire Hathaway владела примерно 8 процентами акций Wells Fargo. Сегодня в филиалах банка Wells Fargo по-прежнему красуется эмблема с почтовой каретой. Она нарисована и на 12 тысячах его банкоматов по всей стране, и даже на этажах банковского музея. В этом музее можно купить различные полезные для быта вещи: ночник с эмблемой дилижанса, солонку и перечницу с дилижансом, керамическую коробочку ручной работы для хранения лекарств с дилижансом. Однако это – обычные безделушки. Они символизируют миссию банка, выполняемую с честью и достоинством. Безупречная репутация Баффета пошатнулась после его сотрудничества с банком. Многие считают Wells Fargo самым консервативным из крупных американских банков. Эксперты, регуляторы и аналитики по-прежнему считают, что финансовая отчетность банка со всей четкостью, полнотой и открытостью отражает реальное состояние его дел. Рыночная стоимость акций Wells Fargo сейчас выше всех остальных банков США. По состоянию на начало декабря 2012 года она составляла 173 миллиарда долларов. Такой энтузиазм в отношении Wells Fargo является следствием хорошей репутации банка и еще одного важного факта: в 2011 году чистая прибыль банка составила 16 миллиардов долларов, что на 28 процентов выше, чем в 2010 году. Для выяснения причин, кроющихся за этим фактом, следует обратиться к годовому отчету Wells Fargo. Именно с этого момента наше исследование превращается в приключение. Годовой отчет является специфическим документом: в нем банк раскрывает свою бухгалтерию. Хотя банк предоставляет в Центральную комиссию по ценным бумагам и биржам не подвергающиеся аудиторской проверки квартальные отчеты и иные документы, проводит видеоконференции с аналитиками и вкладчиками, именно годовой отчет дает инвесторам самое полное и, по всей видимости, надежное представление. (Сегодня крупным банкам приходится отвечать перед огромным множеством регуляторов, в число которых входит не только Комиссия по ценным бумагам и биржам, но и Федеральный резерв, Комиссия по регулированию деятельности коммерческих банков, Федеральная корпорация по страхованию депозитов, Комиссия по срочной биржевой торговле, недавно созданное Бюро по финансовой защите потребителей и так далее. Режимы предоставления информации у них разные, что вносит дополнительную путаницу. Банки конфиденциально предоставляют регуляторам дополнительную информацию, но у инвесторов нет доступа к этим деталям. То, что у регуляторов имеется эта дополнительная и конфиденциальная информация, не очень-то утешает: поскольку регуляторы в последние годы не в состоянии контролировать и поддерживать порядок в банках, инвесторы доверяют им даже меньше, чем банкирам.) Последний годовой отчет Wells Fargo за 2011 год составляет 236 страниц. Он начинается как книга, чтением которой может насладиться любой читатель: беззаботное путешествие по банковской жизни длиною в год. На обложке фигурирует почтовая карета. На первой странице трогательная история о клиенте. На следующих страницах картинки парней в ковбойских шляпах, парочки влюбленных, держащихся за руки на берегу океана, кексов и солнечных панелей. Крупным и жирным шрифтом Wells Fargo докладывает, что за год пожертвовал на нужды неправительственных организаций 213,5 миллиона долларов. Он даже проводит расчеты, дабы мы смогли в полной мере оценить его щедрость: «4,1 миллиона долларов каждую неделю, 585000 долларов каждый день или 24000 долларов каждый час». А кульминационным пунктов во введении является следующее заявление: «Мы не воспринимаем доверие как должное. Мы знаем, что должны зарабатывать его ежедневно в ходе общения и действий с нашими клиентами. Вот как мы пытаемся это делать». К счастью для Wells Fargo, большинство людей дальше введения не читают. А зря, ведь на следующих страницах счастливые лица удовлетворенных клиентов исчезают. Исчезают и счастливые истории. Начинается изложение подробностей о деятельности банка, и изложение это вызывает то недоумение, то тревогу. Wells Fargo рассказывал нам, что выделяет «значительные средства, дабы выполнять все требования по отчетности, предъявляемые различными регуляторами». Тем не менее, никакого доверия эта информация не завоевала. Там полно ничего не значащих, но длинных и витиеватых фраз. Весь отчет испещрен все более невразумительными сносками и примечаниями. Это такой финансовый эквивалент Данте, спускающегося в ад. На самом деле, после дружелюбного введения в отчете неплохо было бы разместить предостережение для пытливого читателя, вознамерившегося по-настоящему понять финансовое положение банка: «Оставь надежду, всяк сюда входящий». Первый круг ада в версии Wells Fargo, подобно Лимбу Данте, это лишь намек на то, что нас ожидает, однако он все равно вызывает тревогу. Одна из главных целей годового отчета – рассказать инвесторам, как компания делает деньги. Действуя в этом духе, Wells Fargo делит свой бизнес на две вроде бы простые и вполне определенные части - процентный доход и доход, не связанный с получением процентов. На первый взгляд, эти две категории соответствуют двум традиционным источникам банковского дохода – проценты от кредитов и плата, взимаемая с клиентов. Но здесь-то и начинается настоящий ад. Внезапно этот простонародный ипотечный банк начинает демонстрировать признаки раздвоения личности. Оказывается, трейдинговые операции, которые обычно ассоциируются с обосновавшимися на Уолл-Стрит компаниями типа Goldman Sachs и Morgan Stanley, составляют немалую часть каждой из двух категорий доходов Wells Fargo. Почти полтора миллиарда долларов в категории «процентный доход» поступает от «торговых активов». Еще 9,1 миллиарда поступает от «ценных бумаг, выставленных на продажу». Один миллиард долларов в категории «доход, не связанный с получением процентов» это «чистая выручка от трейдинговой деятельности». Еще полтора миллиарда это доход от «вложения в акции». И по всему гроссбуху появляются недоступные для понимания и всеохватывающие категории типа «прочие вознаграждения, полученные от соответствующей деятельности», «прочие процентные доходы» или просто и совершенно непонятное «прочее». В этой категории отчета «прочее» итоговая сумма доходов Wells Fargo за 2011 год составляет 6,6 миллиарда долларов. Самоотверженному читателю придется прочитать еще 50 страниц, прежде чем он выяснит, что значительную долю этого «прочего» дохода банк получает за счет … да, «трейдинговой деятельности». Огромный объем торговли ценными бумагами в Wells Fargo говорит о том, что банк не является тем, чем кажется. Некоторые банковские аналитики заявляют, что эти цифры по торговле ценными бумагами незначительны в сравнении с общими доходами банка (81 миллиард долларов в 2011 году) и его прибылью (16 миллиардов долларов в 2011 году). Другие специалисты даже не удосуживаются взглянуть на эти детали, так как полагают, что Wells Fargo защищен от торговых убытков своими мощными капитальными резервами в 148 миллиардов долларов. Эта цифра, если она соответствует действительности, любой конкретный убыток делает микроскопическим. Например, на странице 164 годового отчета Wells Fargo затаилось следующее заявление: «В 2011 году мы понесли убытки в размере 377 миллионов долларов от торговли вторичными ценными бумагами, относящимися к некоторым обеспеченным залогом долговым обязательствам (CDO)». Еще несколько лет тому назад о банковских убытках от таких сложных финансовых инструментов, выражаемых девятизначной цифрой, кричали бы все газеты. А эти ускользнули от внимания средств массовой информации, ведущих инвесторов, аналитиков и финансовых специалистов. Наверное, они не дочитали до страницы 164. А может, их настолько ошеломили более крупные банковские убытки, что эти потери показались им не заслуживающими внимания. Так или иначе, огромные убытки Wells Fargo от торговли деривативами и CDO стали деревом на сотни миллионов долларов, беззвучно упавшим в финансовом лесу. Говоря словами покойного сенатора Эверетта Дирксена (Everett Dirksen), 377 миллионов долларов туда, 377 миллионов сюда, и скоро мы уже начнем говорить о серьезных деньгах. Опасными могут оказаться даже банки с консервативными методами работы, о чем узнал Джордж Бэйли из фильма «Эта замечательная жизнь». Но компании Bailey Building и Loan Association не зарабатывали деньги на торговле ценными бумагами. Такая торговля это изначально непрозрачный и неустойчивый бизнес. Он подвержен капризам и превратностям рынка. Однако в последние двадцать лет банки все чаще обращаются к такому бизнесу, чтобы зарабатывать деньги, поскольку прибылей от традиционного кредитования и брокерской деятельности становится все меньше. Сегодня к трейдинговым операциям привлекается гораздо больше заемных средств, чем в прошлом. Банки также получают некую форму заемного капитала, обещая заплатить больше денег в будущем, если что-то пойдет не так (типа страховой компании, которая должна заплатить очень много денег, если сгорит застрахованный ею дом). Эти обещания обретают форму деривативов, или вторичных ценных бумаг. Данные финансовые инструменты можно использовать в качестве страховки от различных рисков (например, если поднимутся процентные ставки, или если компания окажется не в состоянии оплачивать свои долги), либо же просто делать ставки на такие возможности в надежде получить прибыль. А поскольку многие ставки такого рода очень крупные и сложные, в этой торговле таится потенциал катастрофических убытков. Та завеса таинственности, которой укрыты трейдинговые операции Wells Fargo, вызывает немало вопросов. Банк делит так называемую «чистую выручку от торговых операций» (это не все его доходы от торговли ценными бумагами, но все-таки значительная их часть) на три подкатегории, заставляя читателя годового отчета играть в лохотрон по типу наперстков. Сначала рассмотрим «фирменные» трейдинговые операции. Это когда фирма пытается сделать деньги за свой счет, покупая и продавая акции, облигации и более экзотические финансовые творения. Совершенно очевидно, что такая деятельность связана с крупными рисками. Когда поднимаешь такой наперсток, задолженность банка кажется несущественной, что очень успокаивает. Убытки, о которых сообщается в отчете, составляют всего 14 миллионов долларов. И тем не менее, под этим наперстком скрывается нечто большее, чем кажется на первый взгляд: эти 14 миллионов необязательно показывают истинную сумму банковской задолженности. Может, Wells Fargo просто повезло, что она закончила этот похожий на американские горки год диких биржевых спекуляций с небольшими убытками? Сказать точно мы не можем, так как не имеем никакой дополнительной информации о размерах банковских ставок в этой азартной игре. Вторая подкатегория это «экономическое хеджирование». Слово «хеджирование» звучит успокаивающе. Wells Fargo сообщает, что в 2011 году ее убытки от экономического хеджирования составили ничтожный 1 миллион долларов. Так что и насчет этого наперстка можно особо не волноваться, правда ведь? В своем чистом виде хеджирование должно снижать риски. Человек покупает дом, а потом защищается от возможных рисков пожара, покупая к нему страховку. Однако в мире финансов хеджирование это более сложная операция. Она настолько сложна, что для ее осуществления нужно современное математическое и компьютерное моделирование. И даже после этого хеджирование все равно будет больше похоже на игру угадайку. Трудно спрогнозировать, как поведет себя портфель сложных финансовых инструментов при взлетах и падениях таких переменных величин как процентные ставки и курсы акций. В результате хеджи действуют не всегда так, как хочется. Они не могут полностью устранить крупные риски, хотя банки думают, что с ними вопрос решен. И они могут непреднамеренно создавать новые, скрытые риски – этакие «неизвестные неизвестные», если можно так выразиться. Из-за всей этой сложности некоторые трейдеры могут замаскировать спекулятивные позиции под «хеджи», заявив при этом, что их цель – снизить риски, хотя на самом деле эти трейдеры сознательно идут на больший риск в попытке получения прибыли. Похоже, именно этим занимались трейдеры из Главного инвестиционного управления JPMorgan. Чем было «экономическое хеджирование» компании Wells Fargo – покупкой обычной и всем понятной страховки? Или это было больше похоже на спекуляции, какими занимался банк JPMorgan? Неужели отчетные цифры говорят о снижении риска, когда на самом деле все наоборот? Банковская отчетность ответов на эти вопросы не дает. И наконец, мы подходим к третьему наперстку – и уж конечно, под ним-то что-то должно находиться. На нем безобидная надпись – «удовлетворение клиента». Wells Fargo на таких торговых операциях по удовлетворению клиента в 2011 году заработала более 1 миллиарда долларов. Как она могла получить так много денег, просто помогая своим клиентам? Ведь дело кажется простым, как медный пятак: между покупателем и продавцом сидит брокер и получает небольшую долю от сделки. Но во время финансового кризиса 2008 годы мы узнали, и продолжаем узнавать из таких инцидентов как скандал в JPMorgan, что эта кажущаяся безобидной высокодоходная деятельность на самом деле может оказаться опасной для здоровья банков – да и для всей нашей экономики. Не ищите ясности и четкости в годовых отчетах. Вот вам банковское определение: «Торговые операции по удовлетворению клиента состоят из сделок по основным или вторичным ценным бумагам, проводимых в попытке помочь клиенту в управлении его рисками рыночной цены. Осуществляются такие сделки от его имени, и определяются они инвестиционными потребностями». Казалось бы, все надежно и безопасно, но в отчете по какой-то причине не объясняется, почему такая деятельность настолько прибыльна. На самом деле, во многих крупных банках операции по удовлетворению клиента это эвфемизм, который переводится на нормальный финансовый язык как «крупная ставка по деривативам». У Wells Fargo в подкатегории «операции по удовлетворению клиента, трейдинговые операции и прочие отдельные деривативы» по состоянию на конец 2011 года «условная сумма» торговли деривативами составляла около 2,8 триллиона долларов. Это значит, что базовые позиции, к которым привязывались банковские деривативы, в то время были такими огромными. Небольшое пояснение: если бы мы хотели заключить с вами пари о том, как в этом году изменится цена акции Walmart, составляющая 70 долларов (мы платим вам разницу в плюс, вы платите нам разницу в минус), то в этом случае мы бы говорили, что «условная сумма» ставки равна 70 долларам. Wells Fargo не надеется получить 2,8 триллиона долларов на своих вторичных ценных бумагах, и терять эту сумму не собирается. Банкиры обычно исходят из того, что вероятный риск убытка или прибыли по деривативам гораздо меньше их «условной суммы». А Wells Fargo заявляет, что такая идея, если смотреть на нее отдельно, не является «значимым мерилом структуры риска по инструментам». Более того, Wells Fargo сообщает, что многие из его деривативов идут во взаимозачет друг друга. Такое могло быть с вашими ценными бумагами, если бы некоторые ваши акции в Walmart, пошли вверх, а другие ваши ставки двинулись вниз. Те, кто вкладывал в банковские акции, из опыта 2008 года поняли, что существует вероятность потерять значительную часть «условной суммы» вторичных ценных бумаг, если ставка будет полностью ошибочной. В перспективе в случае небывалого роста процентных ставок или обрушения евро Wells Fargo может выдержать крупные потери деривативов так же, как можно выдержать потерю всех 70 долларов, ставя на обанкротившийся Walmart. Wells Fargo не сообщает вкладчикам, какую часть от 2,8 триллиона долларов компания может потерять в случае развития ситуации по наихудшему сценарию. Однако от нее это и не требуется. Даже грамотный вкладчик, читающий все сноски, может только догадываться, какой потенциальный риск несут для банка его деривативы. Одна из причин того, почему Wells Fargo доверяют больше, чем любому другому крупному банку, заключается в том, что условный объем его деривативов является относительно малым. По состоянию на конец третьего квартала 2012 года, согласно отчетным документам JPMorgan, размер условной суммы составлял 72 триллиона долларов, что примерно в пять раз превышало объем всей американской экономики. Однако даже в случае с Wells Fargo цифры настолько огромны, что просто теряют всякий смысл. После этого кажущиеся гигантскими капитальные резервы Wells Fargo (напомним, они составляют 148 миллиардов долларов) предстают совершенно в ином свете. Какой же риск берет на себя банк, осуществляя подобные торговые операции? Для каких клиентов он размещает сделанные ими ставки, после чего отстраняется от рисков, занимая совершенно противоположную позицию на рынке? Получается, что банк по сути действует как обычный агент, берущий комиссию. Какой риск при всех этих торговых операциях приносит своим клиентам Wells Fargo? Многие такие ставки зависят от обещаний клиентов выплатить Wells Fargo причитающиеся суммы в зависимости от того, как изменятся в будущем конкретные финансовые показатели. Но что произойдет, если кто-то из клиентов окажется банкротом? Сколько денег потеряет Wells Fargo, содействуя клиентам, которые не могут расплатиться по счетам? Мы обратились с просьбой к сотрудникам Wells Fargo поговорить с кем-нибудь в банке насчет раскрываемой им информации, включая ту, что связана с торговыми операциями и деривативами. Они отказались. Вместо этого они попросили нас направить им вопросы в письменном виде, что мы и сделали. В своем ответе сотрудники отдела Wells Fargo по связям с клиентами написали следующее: «Мы считаем, что раскрываемая нами информация по затронутым вами вопросам является исчерпывающей и убедительной». Отвечая на наши письменные вопросы о годовом отчете, представители банка просто отослали нас к самому годовому отчету. Например, когда мы спросили о торговых операциях банка, ответ от Wells Fargo был следующим: «Вам следует изучить наше исследование «рыночных рисков при осуществлении торговых операций» на страницах 80-81 главы «Исследования и анализ управления» годового отчета Wells Fargo за 2011 год». Именно приведенные на этих страницах сведения вызвали у нас вопросы относительно различных категорий торговых операций банка. Когда мы предметно попросили Wells Fargo помочь нам определить объем рисков, связанных с торговыми операциями по содействию клиентам, представитель банка адресовал нас к тем же страницам отчета. Однако на этих страницах нет ответа на вопрос. Ниже приведена самая полезная информация о раскрываемой банком информации, связанной с торговыми операциями по содействию клиентам: Для большей части торговых операций по содействию клиентам мы выступаем в качестве промежуточного звена между покупателем и продавцом. Например, мы можем оперировать финансовыми инструментами с теми клиентами, которые используют подобные инструменты для управления рисками. Для возмещения наших затрат по таким контрактам мы можем оперировать отдельными инструментами. Торговые операции по содействию клиентам могут также включать чистую прибыль, полученную от поддержания котировок ценных бумаг, по которым мы намерены поддержать ожидаемые позиции нашего клиента. Банкиры и их юристы крайне осторожны в терминологии, используемой при написании годовых отчетов. Почему тогда они употребили слово «ожидаемые», говоря о позициях клиента в последнем предложении? Неужели Wells Fargo спекулируют, исходя из того, что их трейдеры «ожидают» от клиента вместо реагирования на уже совершенные клиентом действия? Используемый банком для ответа на наши вопросы жаргон лишь вызвал новые дополнительные вопросы. Годовой отчет Wells Fargo полон схожих зашифрованных заявлений, однако в нем нет важной информации, необходимой для вкладчиков. В нем не приведено сведений о содействии торговым операциям клиента в случае развития событий по наихудшему сценарию, нет даже примеров того, что может потребоваться для ведения таких операций. Когда мы задавали прямые вопросы, например, «сколько денег потеряет Wells Fargo от таких трейдеров при различных сценариях?», сотрудники банка отказывались давать ответ. Лишь небольшая группа людей публично выразила озабоченность торговыми операциями по содействию клиентам. Некоторые банковские эксперты скептически относятся с подобным торговым операциям, считая, что они скрывают огромные риски. Дэвид Стокман (David Stockman), который был главой федерального бюджета в администрации президента Рейгана, инвестбанкиром в Salomon Brothers и партнером частной фирмы Blackstone Group, называет большие банки «проводниками крупных торговых операций». Стокман настолько разочаровался в американской финансовой системе, что сейчас считается в некоторых кругах безумным еретиком. Однако он считается непревзойденным экспертом. Недавно в интервью корреспондентам онлайн-газеты The Gold Report он заявил: «Пусть они называют это содействием клиенту или собственнику, по сути это не имеет никакой разницы». Сейчас банкиры и регуляторы могут игнорировать предупреждения о том, что деривативы содействия клиенту могут потянуть финансовую систему вниз как несостоятельные. Еще несколько лет назад они говорили то же самое о свопах кредитного дефолта и обеспеченных долговых обязательствах. Предпоследняя остановка в нашем исследовании будет сделана на годовой раскрываемой отчетности Wells Fargo. Тут мы сталкиваемся с самым важным инструментом в банковской отчетности – справедливая стоимость. Этот вопрос вынудил Дона Янга (Don Young) после споров с Советом по стандартам финансового учета прийти к выводу о том, что банковской отчетности нельзя доверять. В банках остаются большие объемы активов и обязательств, включая деривативы, которые они должны учитывать в справедливой стоимости. Справедливо, не правда ли? Не стоит спешить с выводами. Как и другие банки, Wells Fargo использует трехуровневую иерархию для отчета по справедливой стоимости своих ценных бумаг. Первый уровень включает ценные бумаги, которыми торгуют на активных, открытых рынках. Такая торговля не несет особой опасности. Для первого уровня справедливая стоимость просто отображает заявленную стоимость ценных бумаг. Если Wells Fargo размещает акции или обязательства на Нью-Йоркской бирже, справедливая стоимость будет равна цене бумаг на каждый день закрытия торгов. Второй уровень вызывает большее опасение. Он включает более туманные понятия, такие как деривативы и обеспеченные закладными ценные бумаги. По таким бумагам открытые торги не ведутся, они продаются и покупаются скрыто, если продаются или покупаются вообще, и не указываются в рыночных операциях. По этой причине Wells Fargo используют иные методы для определения их стоимости, включая так называемые «методы оценки путем моделирования», такие как ценовая матрица. Справедливую стоимость на втором уровне бухгалтеры называют «приблизительным значением», определяемым компьютерными статистическими моделями и так называемыми доступными для наблюдения «параметрами». Так определяются цены схожих активов и иные рыночные сведения. Справедливая стоимость на втором уровне больше похожа на грамотную догадку. Третий уровень просто пугающий. Оценки банка по третьему уровню «базируются преимущественно на методе моделирования с использованием большого числа предположений, которые невозможно отследить на рынке». Иными словами, по активам такого типа не просто отсутствуют данные по ценам, по которым они недавно были проданы, но и в принципе нет отслеживаемых данных для составления предположений, исходя из которых может формироваться цена. На третьем уровне используются самые диковинные инструменты, включая свопы кредитного дефолта и синтетические обеспеченные долговые обязательства, ставшие весьма популярными и применяемыми в период бума жилищного строительства. Именно такие инструменты использовались в балансовых ведомостях Bear Stearns, Merrill Lynch, Citigroup и многих других банков. На третьем уровне справедливая стоимость определяется наугад, исходя из статистических моделей, исходные данные в которых «невозможно отследить». Вместо того, чтобы при определении приблизительной стоимости ориентироваться на данные рынка, банки ориентируются на собственные предположения и внутреннюю информацию. Справедливая стоимость на третьем уровне похожа на ничем не обоснованную догадку. Кто-то, наверное, считает, что активы Wells Fargo находятся преимущественно в рамках первого уровня и лишь небольшая часть во втором. Ведь это обычный ипотечный банк, не так ли? Маловероятным кажется тот факт, что Wells Fargo перегружен вкладами третьего уровня, ведь предполагается, что регуляторы избавили банки от токсичных активов и вновь вернули их к жизни. На самом деле лишь малая часть активов Wells Fargo находится на первом уровне. Большая их часть находится в рамках второго уровня, а умопомрачительная сумма в 53 миллиарда долларов (более трети капитальных резервов банка) относится к третьей группе. Все три категории включают и рисковые активы, которые в будущем могут потерять свою стоимость. Однако еще одна проблема, связанная с активами второго и третьего уровня, связана с тем, что банки могут наугад определять их стоимость, беря за основу исходную стоимость с учетом инфляции. Проверить точность объявленной стоимости не представляется возможным, и вкладчикам остается лишь доверять аудиторам и менеджерам банка. Тщательный анализ активов третьего уровня позволяет сказать о том, что погрешность при их определении может быть не более 15 процентов в любой конкретный момент, даже если рынок стабилен. Если подсчеты Wells Fargo настолько отличаются, по всей видимости, банк сидит на многомиллиардных скрытых убытках. Wells Fargo в маленькой сноске мелким шрифтом на 133 странице годового отчета раскрывает информацию о том, что их активы третьего уровня включают «залоговые кредитные обязательства, базисная стоимость и справедливая стоимость которых составляет 8,1 миллиардов долларов по состоянию на 31 декабря 2011 года». По-английски это означает, что банк в отчетности указывает стоимость одного из самых сложных видов инвестиций (включающих комплексные займы компаниям) равную той, которую он сам за них заплатил («базисная стоимость»). Может быть, эти активы были приобретены один год назад? Может два года назад? А может быть, до кризиса 2008 года? Дон Янг находит забавным тот факт, что справедливая стоимость и базисная стоимость представляют одну и ту же величину. Он задается вопросом: «С учетом того, что процентные ставки гораздо ниже, чем многие ожидали, почему залоговые кредитные обязательства не выросли в цене?». Однако ему первому следует признать, что уж он-то должен молчать. Без дополнительной информации о том, что входит в комплексные займы, и когда они были взяты, внешние вкладчики не смогут определить реальную стоимость таких активов. Бухгалтеры и регуляторы настаивают на том, что разделение вкладов на первый, второй и третий уровни лучше, чем просто обозначение исходной стоимости вклада. Используемая сейчас банкирами система позволяет использовать системы подсчета, разработанные ими внутри компании. Кто контролирует эти подсчеты? Аудиторы, которые зависят от банков, поскольку получают от них существенную прибыль и регуляторы, постоянно отстающие от реальности. Такой расклад подрывает доверие. А когда пропадает доверие, теряется и всякая уверенность в том, что банк говорит о перспективах для вкладчиков. Вопрос, связанный с активами третьего уровня, не просто теоретический. Одна из главных проблем в период кризиса 2008 года заключалась в том, что ни банки, ни вкладчики не знали, чему именно доверять на третьем уровне, из-за чего их охватывала паника. На протяжении всего кризиса мы страдали от активов третьего уровня. Еще раз такого мы себе позволить не можем. Имеется и еще один, более ужасный круг финансового ада. Он населен непонятными финансовыми монстрами, которые когда-то были известны как «структуры специального назначения». Они представляли собой получившие дурную славу структуры компании Enron, используемые ею для сокрытия долгов. С наступлением 21-го века техасская компания, специализирующаяся на торговле энергоресурсами, стала использовать эти недавно созданные структуры для получения займов и взятия на себя рисков, обязательства по которым не указывались в ее финансовых отчетах. Такие сделки получили название «внебалансовых» операций, поскольку сведения о них не указывались в отчетности Enron. Представьте, что у компании есть доля (небольшой процент) в другой компании, сильно погрязшей в долгах. Первая компания вправе отказаться включать все активы и обязательства второй компании в свою балансовую ведомость. Представим, что мы приобрели акции IBM. Это не означает, что мы попадаем в зависимость от обязательств компании. Однако если мы приобрели такое количество акций IBM, которое позволяет нам реально контролировать компанию, или если у нас есть дополнительное соглашение, по которому мы берем на себя долги IBM, здравый смысл подсказывает нам, что мы должны рассматривать обязательства IBM как свои собственные. Еще десять лет назад многие компании, включая Enron, использовали структуры специального назначения, чтобы не руководствоваться здравым смыслом: они не указывали обязательства в балансовой ведомости, даже если контролировали компанию или имели дополнительное соглашение. Структуры специального назначения были воскрешены как в фильме ужасов, только теперь они называются структурами с переменным долевым участием. Говоря на языке Уолл-стрит, сменилась только часть названия, тогда как идея осталась прежней. Крупные компании создают такие структуры для заема денег и покупки активов. Тем не менее, как и в случае с Enron, они не включают их в свои балансовые ведомости. Особенно остро эта проблема обстоит в банковской сфере: каждый крупный банк имеет существенные позиции в структурах с переменным долевым участием. В конце 2011 года в Wells Fargo заявили об «активном и продолжительном сотрудничестве» со структурами с переменным долевым участием, общая доля активов в которых составила 1,46 триллиона долларов. Объявленный банком «лимит убытков» оказался гораздо ниже, хотя все еще значительным – чуть более 60 миллиардов долларов, что превышает объем ее капитальных резервов на 40 процентов. В банке заверяют, что вероятность таких потерь «крайне низка». Хочется верить. Тем не менее, в Wells Fargo понимают, что даже эти невероятные цифры не отражают зависимость банка от структур с переменным долевым участием. В банке не берут во внимание некоторые структуры с переменным долевым участием. Во многом это объясняется теми же причинами, по которым Enron не учитывал свои структуры специального назначения: в банке заверяют, что его продолжающееся участие незначительно, что объем вкладов несущественен или мал, или что он не создавал либо не использовал такие сделки. (Wells Fargo не одинок: другие ключевые банки также избрали подход Enron по раскрытию отчетности). Мы попросили Wells Fargo прояснить ситуацию с раскрытием своих структур с переменным долевым участием, однако его представители в очередной раз просто отослали нас к годовому отчету. Отдельно мы спросили о корректировках этих цифр, о которых объявил сам банк (в одной из сносок отчета Wells Fargo скрыто сообщается следующее: «показатели переменного долевого участия, которые мы используем, были пересмотрены с тем, чтобы скорректировать ранее объявленные цифры»). Но в банке об этих корректировках нам ничего не скажут. Ориентируясь на годовой отчет, невозможно определить, какие структуры с переменным долевым участием были задействованы и насколько существенны были корректировки. Дон Янг называет структуры с переменным долевым участием «бухгалтерской уловкой, позволяющей избегать раскрытия информации и слияний». Совет по стандартам финансового учёта изменил правила отчетности, применявшиеся последние годы, однако новыми правилами, по словам Янга, стало легко манипулировать, так же как и старыми. Присутствие в балансовой отчетности Wells Fargo структур с переменным долевым участием «является сигналом о том, что 1,5 триллиона долларов ушли неизвестно куда». Подобное раскрытие информации превращает даже такой предельно просто банк как Wells Fargo в совершенно непонятный для вкладчика. В финансовой отчетности любого крупного банка можно обнаружить несколько или все эти изъяны. Во многих банках ситуация обстоит еще хуже. Это просто недопустимая ситуация. Бывший член Совета управляющих Федерального резерва Кевин Уорш (Kewin Warsh) считает, что Совету по стандартам финансового учёта следует сообщить банкам, насколько непрозрачна их отчетность. «Банки должны предоставлять полную, взвешенную и точную отчетность о своих финансовых операциях, - заявил Уорш, - однако они не справляются с этой задачей». После Великой депрессии 1929 года банки были прозрачны. Это было связано не с их простой финансовой структурой, а с тем, что отчетность банков была более откровенной и ясной. А ведь в ту эпоху были свои прототипы деривативов и структур специального назначения. Эта ясность объяснялась страхом перед последствиями. Как говорил Оливер Уэнделл Холмс-младший (Oliver Wendell Holmes Jr.), закон – это предупреждение о том, что будет сделано в суде. А законы широкой направленности тех времен давали судам полную свободу действий. Финансовые махинации в то время было очень рискованным делом – за них можно было попасть за решетку. Банковское руководство опасалось за свою репутацию, которая могла бы быть подорвана в случае обвинений со стороны судей за совершенные деяния. Брокер Ричард Уитни (Richard Whitney), возглашавший Нью-Йоркскую фондовую биржу, был отправлен в тюрьму Синг-Синг в 1938 году за хищение средств. Глава National City Bank (предшественника Citibank) Чарли Митчелл (Charlie Mitchell), носивший прозвище «Золотце», был обвинен в уклонении от уплаты налогов и после Великой депрессии 1929 года стал первым из большого числа банкиров, представших в 1933 году перед известным сенатским комитетом Пекоры. Расследование Пекоры привлекло внимание общественности и помогло разработать исторические законы о банках и рынках ценных бумаг 1933-1934 гг. Тщательные проверки и постоянный страх перед обвинениями убедил многих банковских руководителей в необходимости прозрачного и понятного ведения своих дел. Возможно, они опасались последствий отказа от следования этим правилам. С началом недавнего финансового кризиса государство дало новые дополнительные рычаги регуляторам, надзирающим за рынками. Некоторые эксперты говорят, что банковской системе нужно больше капитала. Другие призывают вернуться к закону Гласса-Стиголла или к дроблению крупных банков. Эти реформы могут помочь, однако ни одна из них не нацелена на решение проблемы отсутствия прозрачности или ее причин. Исходной точкой для решения любого вопроса, связанного с банками, является реконструкция двух основ регулирования, созданных конгрессом в 1933-1934 гг. после Великой депрессии 1929 года. Во-первых, должен существовать понятный стандарт раскрытия информации для Wells Fargo и других банков: описание рисков понятными для вкладчика словами. Во-вторых, банковское руководство должно чувствовать реальный риск наказания за обман вкладчиков или иной вид мошенничества и злоупотреблений. Обновление этих законов не требует свода сложных правил. Понятный режим раскрытия информации, существовавший с 1930-х годов, не требовал сложных правил. Не было таких правил и в системе правосудия. До 1980-х годов банковских правил было не так много, но они охватывали широкий спектр. Регулирование осуществлялось по понятным стандартам. Коммерческим банкам не разрешалось участвовать в инвестиционной деятельности, от них требовали оставлять нетронутой значительную часть своего капитала. Банкирам запрещалось идти на чрезмерный риск. Не все финансовые учреждения следовали этим правилам, однако многих банкиров за это осудили и отправили в тюрьму. С тех пор свод правил увеличился, споры о их соблюдении превратились в технический вопрос, а наказания стали незначительными и редкими. Ни один крупный банкир не оказался за решеткой по итогам кризиса 2008 года, лишь некоторые были оштрафованы. Выплаченные банками штрафы сопоставимы с размером их прибыли и бонусов. При анализе эффективности такой системы получается, что выгоднее действовать безрассудно с учетом сложной паутины регулирующих мер. С такой системой банкирам удобно оспаривать факт нарушения закона, даже если они не следуют духу этого закона. Прошлым летом исполнительный директор по вопросам финансовой стабильности Bank of England Эндрю Холдейн (Andrew Haldane) заявил о необходимости реформирования системы международного финансового регулирования. Он сказал, что «сейчас для вкладчиков банки являются самыми настоящими черными ящиками». Однако регуляторы упрощают их задачу. Холдейн отметил, что соглашение о регулировании в финансовой сфере от 1988 года (соглашение Базель-I) насчитывало 18 страниц в версии для США и 13 страниц в версии для Великобритании. Правила раскрытия информации регламентировались пунктом всего в одно предложение. Второе издание соглашение о регулировании банковской деятельности Базель-II, подписанное в 2004 году, насчитывало уже 347 страниц. Как сообщил Холдейн, проект нового соглашения Базель-III насчитывает 616 страниц. Положения американских законов о раскрытии банковской информации занимают еще больше страниц текста. В 1930-е годы банковские отчеты для Федерального резерва были объемом в 80 страниц. Все тот же Холдейн подчеркивает, что в 2011 году аналогичный квартальный отчет для Федерального резерва представлял собой крупноформатную таблицу с 2271 колонкой. В законе Гласса-Стиголла от 1933 года, который Холдейн называет «самым влиятельным финансовым законодательным актом в 20-м веке», было всего 37 страниц. В отличие от него, в законе Додда-Франка от 2010 года 848 страниц. Он требует от регуляторов создания такого огромного количества новых норм и правил (которые в самом законе до конца не определены), что после полной кодификации его объем может вырасти до 30000 страниц. «По сравнению с законом Додда-Франка закон Гласса-Стиголла это просто мелочь», - говорит Холдейн. А что если законодатели и регуляторы откажутся от попыток принятия подробных правил по факту, и вместо этого разработают общие нормы поведения до факта? Например, вспомните одну из самых острых баталий Додда-Франка из-за «правила Волкера», названного именем бывшего главы ФРС Пола Волкера (Paul Volcker). Это правило стало попыткой запретить банкам делать спекулятивные ставки, если они наряду с этим принимают застрахованные на федеральном уровне вклады. Идея проста: государство гарантирует безопасность вкладов, и поэтому банки не должны играть в азартные игры на деньги налогоплательщиков. Но испытывая постоянное давление со стороны банковского лобби, конгресс написал очень сложные и путаные правила. Затем регуляторы запутали их еще больше. Они попытались предусмотреть все до единой нештатные ситуации. Прошло уже два с половиной года с момента принятия закона Додда-Франка, а правило Волкера так пока и не доработано до конца. К тому времени, как его оформят окончательно, это правило будет понимать лишь небольшая кучка партнеров из крупнейших в мире юридических фирм. Конгресс и регуляторы могли написать простое правило: «Банкам не разрешается осуществлять «фирменные» трейдинговые операции на средства вкладчиков». И точка. А после этого регуляторы, прокуратура и суды могут заняться определением того, что означают такие «фирменные» трейдинговые операции. Они могут установить разумные и ограниченные исключения для отдельных случаев. Между тем, банкиры, думающие заняться практикой, которая может быть отнесена к этой категории «фирменных» трейдинговых операций, будут вынуждены рассматривать этот закон в том смысле, за который ратовал Оливер Уэнделл Холмс. Законодатели могли бы принять столь же общие правила раскрытия финансовой информации, как сделал изначально конгресс, когда принял в 1934 году закон о ценных бумагах и биржах. Это заставило бы банки раскрывать все существенные факты без указаний, как это делать. Банкирам было бы предельно ясно - какие бы цифры они ни решили вставить в годовой отчет, судья в будущем может задать один простой вопрос: отчет полный, понятный и точный? Стандарты доказательств для судебных преследований по мошенничеству с ценными бумагами можно и нужно перевести из категории умысла, что требует от обвинения пытаться залезть в головы банкиров, в категорию грубой неосторожности, поскольку это доказать проще, чем умысел, но труднее, чем халатность. Цель такого изменения состоит в следующем: надо лишить банкиров возможности прятаться за невразумительной юридической терминологией. Иными словами, даже если они нарушили закон не умышленно, и имеют некие технические оправдания своего поведения, их все равно можно привлечь к ответственности за действия, на которые здравый и рассудительный человек в их положении не пошел бы. Высокопоставленных банковских руководителей надо поставить перед угрозой судебного преследования точно так же, как это бывает с бизнесменами из других областей экономики. Когда генеральный или финансовый директор берет ручку, готовясь подписать акт о том, что финансовые отчеты и меры контроля его банка точны и адекватны, он должен сделать паузу и задуматься о том, что среди последствий может быть и тюремный срок. Когда директорам банков и другим руководителям придется продумывать риски своей организации, раскрывать их, а затем ждать сурового наказания, если финансовая отчетность не будет соответствовать действительности, у нас начнет зарождаться культура ответственности и подотчетности. Банку, стремящемуся соответствовать изложенным принципам, не надо будет публиковать отчет на 236 страницах, да еще и с приложениями. Вместо этого он сможет представить отчет раз в десять короче, чтобы читатель, прочитавший до конца годовой отчет Wells Fargo, мог продолжить чтение и дойти до конца. В идеале рядовой читатель должен понять из прочитанного, сколько его банк потеряет или приобретет при худшем сценарии развития событий, что произойдет, если цены на жилье упадут на 30%, или если правительство Испании объявит дефолт. А что касается деталей, банки смогут добровольно предоставлять информацию на своих вебсайтах, и у искушенного инвестора в таком случае на руках окажется достаточно конкретных фактов, чтобы решить, соответствуют ли действительности заявления и отчеты банка. Когда начинался финансовый кризис 2008 года, фонд Билла Экмана Pershing Square получил информацию о сложных ипотечных кредитах и создал в открытом доступе развернутую ведомость с таблицами, где наглядно показал риски различных продуктов и институтов. Банки, стремившиеся вернуть доверие инвесторов, тоже могли опубликовать данные, чтобы Экман и ему подобные руководители получили возможность проверить свои общие отчеты о рисках. Что это, просто фантазия? Те изменения, которые мы сегодня изложили, будут несомненно трудны с политической точки зрения. (А что сегодня просто?) Но перед лицом мощного давления банкиры с готовностью пойдут на важную сделку: если они согласятся на реальный принудительный контроль, правила будут проще, а нормы гибче. В конечном итоге эти изменения пойдут на пользу самим банкам. Им надо убедить самых искушенных участников рынка, таких как инвестор Билл Экман, что в них снова можно вкладывать деньги. Иначе им и дальше придется с тревогой думать о том, кто станет следующим JPMorgan или следующим Lehman Brothers. Банки предоставляют «тонны отчетности», отмечает Экман. В любом годовом банковском отчете множество страниц и деталей. Это относится и к Wells Fargo. Однако страшит то, «чего ты не в состоянии предусмотреть». В колоссальных трейдинговых позициях по деривативам, например, «невозможно понять, правильно все делает банк или нет», говорит Экман. «Это вопрос веры». Сочетание ясной и простой отчетности и более жесткого контроля поможет навести порядок в системе, как это было в 1930-е годы. Акционерам будет понятнее бизнес банков, а у менеджеров появится стимул заниматься своим делом более этично. Огромные нравственные провалы на Уолл-Стрит возникли отчасти из-за того, что правила отчетности помогали банкам сохранять свою непрозрачность. Сегодня их адвокаты говорят не о том, насколько ясны и содержательны банковские отчеты, а о том, не переступают ли они грань закона. Если банковские управляющие будут сталкиваться с реальными последствиями своих действий при предоставлении неполной и неточной информации, они будут стараться делать отчетность предельно ясной и простой. Наверное, в этом темном царстве, где утрачено доверие искушенных инвесторов, все-таки есть луч надежды. Разочарование элиты и возмущение народа может способствовать переменам. Без такого сплочения общества все мы останемся в темноте, не понимая банки и не доверяя им. И процесс гниения продолжится. Профессор Фрэнк Партной преподает право и финансы в Университете Сан-Диего. Он автор книги «Wait: The Art and Science of Delay» (В ожидании: полезное искусство промедления). Джесси Эйсингер – старший репортер ProPublica, обозреватель службы финансовых новостей Dealbook в редакции New York Times. Оригинал публикации: What’s Inside America’s Banks?