• Теги
    • избранные теги
    • Международные организации196
      • Показать ещё
      Разное889
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1346
      • Показать ещё
      Компании213
      • Показать ещё
      Люди219
      • Показать ещё
      Издания49
      • Показать ещё
      Формат19
      Показатели6
      • Показать ещё
Международное агентство по атомной энергии
15 августа, 12:00

Is Trump Gearing Up To End The Iran Nuclear Deal?

Authored by ISN Security Watch via OilPrice.com, Jack Thompson and Oliver Thränert argue that President Trump´s administration is laying the groundwork for the U.S. to withdraw from the Iran nuclear deal. However, they suggest that if the U.S. were to end its participation in the Joint Comprehensive Plan of Action (JCPOA) on Iran’s nuclear program, it would severely damage transatlantic relations and the nuclear non-proliferation regime. As a result, Thompson and Thränert urge European governments to talk with Trump’s most influential advisers and convince them that a unilateral withdrawal from the JCPOA will leave the U.S. isolated. U.S. President Trump seems determined to kill the nuclear deal with Iran. European leaders should strive to prevent this, as it would severely damage transatlantic relations and the nuclear non-proliferation regime. Key Points The Joint Comprehensive Plan of Action (JCPOA) of 2015, which would have been impossible without close transatlantic cooperation, brought Iran back into compliance with the Nuclear Non-Prolifera¬tion Treaty (NPT).   U.S. President Trump and some of his political advisors are preparing to end participation in the JCPOA, possibly as early as October 2017. Iran is gaining ever more influence in the Middle East, they contend, which is why sanctions need to be reinforced, not lifted.   If the U.S. were to withdraw from the JCPOA, it would deal another blow to U.S.-European ties and could weaken the NPT.   Hence, European governments need to talk to Trump’s most influential advisers and convince them that withdrawal from the JCPOA would leave the U.S. isolated One of the most successful examples of transatlantic cooperation in recent years was the conclusion of the Joint Comprehensive Plan of Action (JCPOA), which was finalized in July 2015. The deal imposes strict constraints on Iran’s nuclear program, and provides for enhanced transparency, in return for relief from international sanctions. However, that deal is now under threat. U.S. President Donald Trump, who as a candidate called the JCPOA the “stupidest deal of all time”, is convinced that it does little to prevent Iran from developing nuclear weapons. Therefore, the White House is laying the groundwork for withdrawal, possibly as early as October 2017.1 If the U.S. were to unilaterally withdraw from the JCPOA, this would antagonize the European signatories who, through their early and intense diplomatic engagement, made the JCPOA possible in the first place. With transatlantic relations already under strain, mostly as a result of the Trump administration’s ambivalence about NATO and, more broadly, the liberal world order, the termination of the JCPOA would constitute yet another significant blow to U.S.-European relations. Furthermore, ending the deal would lift the present limitations on Iran’s nuclear program and weaken the entire nuclear non-proliferation regime. Therefore, decisive European action is required to stop the Trump administration from abandoning the JCPOA. Divisions in the Trump Administration Two factors are likely influencing the thinking of Trump and other hardliners. Partisanship is one. For many conservatives, the Iran deal was emblematic of what they viewed as Barack Obama’s feckless foreign policy, and Trump has been adept at channeling conservative anger at the former president.   Second, Trump and other critics emphasize Tehran’s extensive involvement in Syria and Iraq and its support for Hamas and Hezbollah. As a result, they argue, Iran is gaining ever more influence in the Middle East. To stop Iran, goes the argument, sanctions have to be reinforced, not lifted. Intense lobbying by the Saudi and Israeli governments has reinforced the administration’s anti-Iran tendencies. Key political advisors in the administration, such as Chief Strategist Steve Bannon and Deputy Assistant to the President Sebastian Gorka, have played a role in convincing the president to put more pressure on Tehran, to end the JCPOA, and to enforce sanctions. At the same time, most of the president’s principal national security advisors – with the notable exception of CIA Director Mike Pompeo – oppose leaving the JCPOA. Though some of them are critical of the agreement, unilateral withdrawal would leave the U.S. isolated, they believe, and would remove any ability it would have to influence the development of Iran’s nuclear program. This group includes Secretary of Defense James Mattis, National Security Advisor H.R. McMaster, Chairman of the Joint Chiefs of Staff General Joseph Dunford, and Secretary of State Rex Tillerson. But this faction appears to be losing the battle on the Iran deal. Instead, ideologues such as Bannon, Gorka, and Stephen Miller, a Senior Advisor to the president, appear to have scored an important victory. These aides are skeptical of the national security establishment, which they view as the embodiment of the corrupt Washington “swamp” that is in need of draining, and as hostile to Trump’s presidency. Even though the president has openly stated that he advocates direct abrogation of the deal, some of his advisors reportedly favor a subtler approach. They believe that it would be preferable to find a way to goad Tehran into withdrawing from the agreement or, alternatively, into taking steps that could be portrayed as being in violation of the JCPOA. The most likely option at present is that the International Atomic Energy Agency (IAEA), which is responsible for conducting inspections under the JCPOA, would be convinced to request unrestricted access to all of Tehran’s military sites. This thinking reflects a complete misunderstanding of international organizations, such as the IAEA, on the part of Trump and his followers: Their purpose is not to serve narrowly defined U.S. national interests, but to implement provisions agreed to by all parties. Furthermore, the IAEA would be well advised to ask for access to particular sites only if it has information that hint at anomalies not compatible with the JCPOA. The U.S. is in the process of attempting to gather intelligence that would convince its allies and the IAEA of the need to inspect these sites. In any event, to gain access to additional military sites, a step that Tehran would likely resist, the U.S. would need the support of a majority of the other JCPOA signatories. The JCPOA and its Implementation To be sure, the JCPOA is imperfect. Particularly controversial is the fact that it allows Iran to maintain its entire nuclear infrastructure, and to continue conducting research. Moreover, the deal is of limited duration. Iran can return to full-scale uranium enrichment – a dual-use technology that can be used for the production of bomb-grade fissile material – once special restrictions in the JCPOA are removed, beginning about eight years from now. Because Tehran probably knows how to build nuclear explosive devices, it is what nuclear proliferation experts call a “threshold state”: A country that has the knowledge and the infrastructure available to become a nuclear state in a short period of time. Moreover, the JCPOA does not limit Iran’s right to develop and test ever more sophisticated missiles. It is therefore free to perfect its delivery systems, which could be fitted with nuclear weapons. In spite of such flaws, the JCPOA is a remarkable achievement. It is the only example of a determined violator of the Nuclear Non-Proliferation Treaty (NPT) having been brought back into full compliance without using military force. This was made possible by the creation of an international coalition, which was initiated by the three main European powers – France, United Kingdom and Germany – in October 2003. In an intense diplomatic effort, this troika and the EU joined forces with an initially hesitant George W. Bush administration, as well as with Russia and China. The E3/EU plus 3, or P-5 plus 1, orchestrated, beginning in July 2006, the adoption of a series of UN Security Council resolutions directed against the Iranian nuclear program, including sanctions. When Barack Obama became president, the US immediately took the lead in these diplomatic efforts, which eventually led to the JCPOA. Unsurprisingly, Iran has tested the limits of the agreement. For instance, its heavy water production exceeded the cap defined by the JCPOA. But this issue has been addressed through the Joint Commission that was set up as a negotiating channel between the E-3/EU plus 3 and Iran. So far, the IAEA apparently has not inspected Iranian military sites, because it did not feel this to be necessary, given that Iran’s plutonium reactor at Arak remains filled with concrete; 15,000 centrifuges for uranium enrichment remain locked under IAEA supervision; and Tehran continues to provide inspectors with timely access across the entire uranium chain. At this point, in contrast to Trump and the hawks in his administration, representatives of the E-3/EU plus 3 and the IAEA believe that the JCPOA is working.2 The Threat of Nuclear Proliferation The cornerstone of international efforts to prevent the proliferation of nuclear weapons, the Nuclear Non-Proliferation Treaty (NPT), has been under stress for some time. Many non-nuclear weapons states contend that the disarmament pace prescribed by this treaty is too slow. The recent adoption in the UN of a treaty on the prohibition of nuclear weapons will further complicate matters. All nuclear weapon states, and those that shelter under the U.S. nuclear umbrella, have boycotted this agreement – a split which is heightening divisions within the NPT community.3Furthermore, one of the few things that NPT members agree upon is continued implementation of the JCPOA, which many see as essential. Hence, if the Trump administration were to abandon the JCPOA, this would weaken the nuclear nonproliferation norm. Iran’s nuclear program would be freed from the special JCPOA constraints. Moreover, more states may consider the nuclear option. For instance, Iran’s archrival Saudi Arabia might seek to develop a nuclear capability, which would further destabilize the Middle East. In addition, at a time when North Korea is in the process of developing intercontinental ballistic missiles that it could fit with nuclear warheads, Japan and South Korea have already begun to question U.S. security guarantees. They note that, in the event of a military confrontation with Pyongyang, Washington would have to reckon with the possibility of a nuclear strike on its west coast. This has bolstered those in both countries, especially in South Korea, who wish to establish an independent nuclear deterrent. Until now, the very existence of the NPT has served as a check on these arguments. But within the context of a weakened NPT, South Korea – and other states such as Japan – going nuclear could become more likely.4 Europe: Time for Action In the upcoming months, European governments should do their utmost to convince the Trump administration to not abolish the JCPOA. This will require intensive dialogue with the right people in Washington. These are no longer representatives of the State Department, who seem to have entirely lost their influence. Rather, European officials need to approach national security professionals that value transatlantic cooperation, such as Secretary Mattis. However, if possible, a dialogue with Trump advisers such as Bannon and Gorka might also be useful. Furthermore, Congress needs to be brought into the loop. Influential figures such as Republican Bob Corker, Chairman of the Senate Foreign Relations Committee, seem to be more flexible than the hardliners. European officials should emphasize four points. First, they should reassure their counterparts that they would continue to support Washington in any meaningful effort to ensure that Iran implements all of the JCPOA provisions, including verification, but that the respective regulations should not be abused.   Second, the Europeans need to make it clear that they continue to support U.S. sanctions that are directed against human rights abuses and the Iranian missile program. Such was the case in August 2017, when the U.S., joined by the UK, France and Germany, sent a joint letter to the UN Security Council and the Secretary General. Iran’s launch of a missile that carried a satellite into orbit, the letter noted, was inconsistent with UNSCR 2231, which codified the JCPOA.5   Third, European policymakers should seek to convince the White House that they would not allow Tehran to withdraw from the JCPOA, and thereby win the blame game, by arguing that sanctions directed against the Iranian missile program contradict the JCPOA.   Fourth, however, Europe must leave no room for doubt: unilateral withdrawal from the JCPOA, let alone military action against Iran, would leave the U.S. isolated.

06 августа, 22:30

Rare Earths Are China's Most Potent Weapon In A Trade War

Authored by Llewellyn King via InsideSources.com, In October 1973, the world shuddered when the Arab members of the Organization of Petroleum Exporting Countries imposed an oil embargo on the United States and other nations that provided military aid to Israel in the Yom Kippur war. At the same time, they ramped up prices. The United States realized it was dependent on imported oil — and much of that came from the Middle East, with Saudi Arabia the big swing producer. It shook the nation. How had a few foreign powers put a noose around the neck of the world’s largest economy? Well, it could happen again and very soon. The commodity that could bring us to our knees isn’t oil, but rather a group of elements known as rare earths, falling between 21 and 71 on the periodic table. This time, just one country is holding the noose: China. China controls the world’s production and distribution of rare earths. It produces more than 92 percent of them and holds the world in its hand when it comes to the future of almost anything in high technology. Rare earths are great multipliers and the heaviest are the most valuable. They make the things we take for granted, from the small motors in automobiles to the wind turbines that are revolutionizing the production of electricity, many times more efficient. For example, rare earths increase a conventional magnet’s power by at least fivefold. They are the new oil. Rare earths are also at work in cell phones and computers. Fighter jets and smart weapons, like cruise missiles, rely on them. In national defense, there is no substitute and no other supply source available. Like so much else, the use of rare earths as an enhancer was a U.S. discovery: General Motors, in fact. In 1982, General Motors research scientist John Croat created the world’s strongest permanent magnet using rare earths. He formed a company, called Magnequench. In 1992, the company and Croat’s patents were sold to a Chinese company. From that time on it became national policy for China to be not just the supplier of rare earths, but to control the whole supply chain. For example, it didn’t just want to supply the rare earths for wind turbines; it insisted that major suppliers, such as Siemens, move some of their manufacturing to China. Soon Chinese companies, fortified with international expertise, went into wind turbine manufacture themselves. “Now China is the major manufacturer of wind turbines,” says Jim Kennedy, a St. Louis-based consultant who is devoted to raising the alarm over rare earths vulnerability. A new and important book, “Sellout” by Victoria Bruce, details the way the world handed control of its technological future to China and Kennedy’s struggle to alert the United States. At present, the rare earths threat from China is serious but not critical. If President Donald Trump — apparently encouraged by his trade adviser Peter Navarro, and his policy adviser Steve Bannon — is contemplating a trade war with China, rare earths are China’s most potent weapon. A trade war moves the rare earths threat from existential to immediate. In a strange regulatory twist the United States, and most of the world, won’t be able to open rare earths mines without legislation and an international treaty modification. Rare earths are often found in conjunction with thorium, a mildly radioactive metal, which occurs in nature and doesn’t represent any kind of threat. However, it’s a large regulatory problem. The Nuclear Regulatory Commission and the International Atomic Energy Agency have defined thorium as a nuclear “source material” that requires special disposition. Until these classifications, thorium was disposed of along with other mine tailings. Now it has to be separated and collected. Essentially until a new regime for thorium is found, including thorium-powered reactors, the mining of rare earths will be uneconomic in the United States and other nuclear non-proliferation treaty countries. Congress needs to look into this urgently, ideally before Trump’s trade war gets going, according to several sources familiar with the crisis. A thorium reactor was developed in the 1960s at the Oak Ridge National Laboratory in Tennessee. While it’s regarded by many nuclear scientists as a superior technology, only Canada and China are pursuing it at present. Meanwhile, future disruptions from China won’t necessarily be in the markets. It could be in the obscure but vital commodities known as rare earths: China’s not quite secret weapon.

29 июля, 23:26

Зубастый «Ураган» спущен на воду под Питером: в истории ВМФ открылась новая страница. ФАН-ТВ

Подарок ко Дню ВМФ российскому флоту сделал Ленинградский судостроительный завод «Пелла». В Отрадном состоялась церемония спуска на воду малого ракетного корабля «Ураган» головного судна из пятерки подобных кораблей нового поколения. Съемочная группа ФАН-ТВ побывала на «крещении».

29 июля, 15:23

Gli Occhi Della: «АЭС Украины снова вызывают ужас»

До европейцев постепенно доходит, что развал государственности на остатках Украины неизбежно отражается на всех промышленных объектах, включая и атомные электростанции. Отказ от предусмотренного правилами МАГАТЭ обслуживания АЭС производителем ("Росатомом") ситуацию лишь усугубляет. Равно как и замена топлива на нештатные ТВС "Вестингауз". Об этом, как и о многочисленных аварийных остановках энергоблоков, я не раз уже писал. Теперь пришел черед итальянцев.На Украине в ближайшие 5 лет с вероятностью 80% может произойти катастрофа на одной из атомных электростанций. Об этом сообщает итальянское издание Gli Occhi Della в статье «АЭС Украины снова вызывают ужас».

28 июля, 11:29

ТВЭЛ представил в МАГАТЭ основные направления разработок толерантного топлива в России

На заседании международной экспертной группы МАГАТЭ - ACTOF (accident tolerant fuel), прошедшем в г. Вена (Австрия) Высокотехнологический научно-исследовательский институт неорганических материалов имени академика А.А. Бочвара (входит в Топливную компанию Росатома «ТВЭЛ») представил основные направления разработок толерантного топлива для водо-водяных реакторов в мире и Российской Федерации. Научный сотрудник ВНИИНМ Алексей Савченко...

26 июля, 15:04

Трамп готовится начать новую войну?

Во время своей президентской кампании Дональд Трамп всячески подчеркивал приверженность националистической внешней политике, которая подразумевала, что он хотел воздержаться от того, чтобы вмешиваться в иностранные локальные войны.

26 июля, 15:04

Трамп готовится начать новую войну?

Во время своей президентской кампании Дональд Трамп всячески подчеркивал приверженность националистической внешней политике, которая подразумевала, что он хотел воздержаться от того, чтобы вмешиваться в иностранные локальные войны.

24 июля, 11:27

Павел Ипатов объяснил причину задержки начала работы плавучей АЭС

Экс-губернатор Саратовской области Павел Ипатов продолжает активную деятельность на посту зам генерального директора АО "Росэнергоатом". Недавно бывший глава региона посетил "Балтийский завод" в Санкт-Петербурге, где идет строительство первой плавучей атомной теплоэлектростанции, сообщает телеканал "ФАН-ТВ". Павла Ипатова сопровождали эксперты МАГАТЭ. Заказчиком строительства выступает концерн "Росэнергоатом", входящий в состав госкорпорации "Росатом". Ипатов...

24 июля, 11:13

Росатом поставит на Кубу кобальт-60 для ядерной медицины

Госкорпорация Росатом поставит на Кубу радиоактивный изотоп кобальт-60 для использования в ядерной медицине. Об этом сообщил ТАСС глава представительства "Росатома" в Латинской Америке Иван Дыбов. "Мы готовимся к поставке на Кубу кобальта-60 в рамках сотрудничества в сфере ядерной медицины. На поставку этого материала был объявлен тендер по линии МАГАТЭ, который...

21 июля, 19:13

Ядерное топливо в реакторы плавучей АЭС решено загрузить в Мурманске

Загрузка ядерного топлива в реакторы плавучей АЭС «Академик Ломоносов», а также последующий их пуск состоится в Мурманске на базе «Росатомфлота»; из-за юридических тонкостей энергоблок сначала будет достроен и доставлен на базу без топлива, сообщил гендиректор Росатома Алексей Лихачев.

21 июля, 17:45

Ядерное топливо в реакторы плавучей АЭС решено загрузить в Мурманске

Загрузка ядерного топлива в реакторы плавучей АЭС «Академик Ломоносов», а также последующий их пуск состоится в Мурманске на базе «Росатомфлота»; из-за юридических тонкостей энергоблок сначала будет достроен и доставлен на базу без топлива, сообщил гендиректор Росатома Алексей Лихачев. «Это уникальный проект и, в принципе, он почти готов. Уровень готовности можно определить в 95-96% за исключением определенных технологических процедур», - передает его слова РИА «Новости». При этом Лихачев заметил, что в связи с инновационностью плавучего энергоблока возникла неопределенность - неясно, как будут применяться к этому проекту положения морского права, которое «не успело» за российскими разработками. «В нем отсутствует понятие «несамоходного плавучего ядерного объекта». Поэтому многие вопросы, которые задают нам наши соседи и партнеры по Балтийскому региону, юридически не могут быть решены», - сказал Лихачев. Он отметил, что для того, чтобы избежать двойной трактовки правовых документов и «серых зон» в регулировании передвижения плавучей АЭС от Санкт-Петербурга до Певека, решено произвести загрузку ядерного топлива в Мурманске - как можно ближе к объекту потребления - уже после окончания строительства энергоблока. «Одновременно в Мурманске пройдут комплексные швартовные испытания, которые полностью ответят на вопросы о 100-процентной безопасности плавучего блока», - пояснил Лихачев. Он добавил, что база «Росморфлота» в Мурманске имеет необходимые компетенции, инфраструктуру и специалистов для загрузки топлива, кроме того, решение оправданно с экономической и технологической точек зрения. Лихачев, в частности, указал на многолетний опыт по безопасной эксплуатации атомного ледокольного флота. «Саму транспортировку по Балтике, по Скандинавскому региону мы будем осуществлять без ядерного топлива на борту», - подчеркнул Лихачев, добавив, что это сделано по желанию стран Балтики и Скандинавии. Именно благодаря этому будет снята существующая юридическая коллизия. «Мы действуем из принципа добрососедства с нашими партнерами», - заявил глава Росатома. При этом на стоимость проекта и срок ввода эксплуатации принятое решение не повлияет - выдача энергии, как ожидается, начнется в конце 2019 года. Энергоблок войдет в состав плавучей атомной теплоэлектростанции (ПАТЭС), предназначенной для Крайнего Севера и Дальнего Востока - так, благодаря ей будет обеспечено надежное энергоснабжение Чукотки. Энергоблок строится на Балтийском заводе в Санкт-Петербурге, а в эксплуатацию его введут в порту Певек на Чукотке в декабре 2019 года. В основу проекта положены проверенные в течение нескольких десятилетий технологии ледокольных ядерных реакторов. Энергоблок оснащен двумя реакторными установками КЛТ-40С мощностью по 35 МВт. Проект ПАТЭС разработан в соответствии с требованиями МАГАТЭ по безопасности, он неуязвим для цунами и иных природных катаклизмов.

21 июля, 17:34

Ядерное топливо в реакторы плавучей АЭС загрузят в Мурманске

В Мурманске на базе "Росатомфлота" пройдет загрузка ядерного топлива в реакторы плавучего атомного энергоблока "Академик Ломоносов", сообщает РИА "Новости". Пуск реакторов пройдет после того, как блок будет достроен и доставлен на базу без топлива на борту, что связано с необходимостью преодоления объективных неопределенностей, существующих в международном морском праве, рассказал генеральный директор госкорпорации "Росатом" Алексей Лихачев.Энергоблок войдет в состав плавучей атомной

20 июля, 20:08

Iran and the Collision between Trump and Reality

Paul R. Pillar Iran Nuclear Proliferation, Middle East Donald Trump’s disdain for the truth does not prevent reality from repeatedly bumping up against his policies, the most consistent theme of which has been to try to destroy his predecessor’s accomplishments.  The degree to which reality inconveniences Trump—and more importantly, how much Trump’s efforts to shove reality aside damage U.S. interests—vary from issue to issue.  Dominating the headlines recently, of course, has been health care, in which the denied truths include basic principles of how insurance pools work and the fact that the Affordable Care Act (ACA) has successfully extended health care coverage to many Americans who did not previously have it.  In foreign policy, one of the most glaring rejections of truth has concerned climate change and Trump’s associated withdrawal from the Paris agreement, which represents rejection of a well-established scientific consensus.  Trump appears to care little about the resulting near-term consequence of U.S. isolation and loss of leadership.  The most cataclysmic physical and economic consequences are longer-term ones that will mostly occur after Trump leaves office, and there is no evidence that he cares about those consequences at all.  As for what was probably Barack Obama’s leading foreign policy accomplishment—the agreement, known as the Joint Comprehensive Plan of Action (JCPOA), to restrict Iran’s nuclear program—the reality that Trump rejects is that the accord is working as intended to prevent an Iranian nuclear weapon and that Iran is complying with its obligations under the agreement, as verified by inspectors of the International Atomic Energy Agency.  Trump faces every 90 days a congressionally imposed requirement for the president to certify whether Iran is observing the agreement.  The certification is supposed to be a statement of fact, not an expression of a preference.  For a truth-denier like Trump, who has been vituperative in denouncing the agreement, this requirement is a problem. The account in the New York Times of White House discussions leading to the most recent certification of Iranian compliance (the second of Trump’s presidency) indicates that Trump’s advisers had to drag him kicking and screaming into making the certification. Read full article

20 июля, 18:21

Ядерный реактор в сердце города: зачем комиссия МАГАТЭ приезжала в Петербург. ФАН-ТВ

Международное агентство по атомной энергетике (МАГАТЭ) отправило в Петербург комиссию, в которую вошли представители более 30 стран. Вместе с членами делегации корреспонденты ФАН-ТВ посетили первую в России плавучую атомную теплоэлектростанцию «Академик Ломоносов».

19 июля, 23:28

Ten Years of Saving Lives – Controlling Cancer in Zambia

On the 19th of July 2007, the Cancer Diseases Hospital opened in Lusaka, Zambia. Ten years on, over 16 000 people have been diagnosed and treated at the hospital. The IAEA, which supports the use of radiation medicine in its Member States, has assisted the hospital since planning began in 2002.

19 июля, 11:33

В Обнинске проходит третий региональный курс по развитию инфраструктуры и оценке безопасности реакторов с водой под давлением типа ВВЭР

С 17 июля 2017г в НОУ ДПО «ЦИПК Росатома» проходит двухнедельный региональный учебный курс по развитию инфраструктуры и оценке безопасности реакторов с водой под давлением типа ВВЭР, оснащенных усовершенствованными средствами безопасности. Это третий учебный курс из серии курсов, организованных НОУ ДПО «ЦИПК Росатома» в рамках проекта технического сотрудничества МАГАТЭ «Создание...

18 июля, 20:24

Жертвы зла: Иран обвинил союзников США в финансировании ИГИЛ

Министр иностранных дел Ирана покритиковал Дональда Трампа за ошибочную позицию на Ближнем Востоке.

18 июля, 11:16

Президенты России и Филиппин договорились о сотрудничестве в области мирного атома

Филиппины могли бы сотрудничать с Россией в области передовых технологий мирного атома для развития собственной атомной энергетики, сообщила журналистам постоянный представитель Филиппин при МАГАТЭ Мария Зенеида Ангара Коллинсон. Ранее президенты России и Филиппин Владимир Путин и Родриго Дутерте в ходе визита последнего в Москву договорились об интенсификации двустороннего сотрудничества между...

17 июля, 19:53

Посол Панамы при международных организациях в Вене: Ленинградская атомная станция демонстрирует высокий уровень безопасности

Большая делегация из 42 постоянных представителей зарубежных стран при международных организациях в Вене посетила Санкт-Петербург для ознакомления с передовыми российскими технологиями в области ядерной энергетики. Послы посетили ООО «Балтийский завод – Судостроение», где осмотрели плавучий энергоблок «Академик Ломоносов» (предназначен для обеспечения электроэнергией порта Певек и предприятий Чукотки) и сооружаемый атомный ледокол нового поколения. Также они посетили действующую Ленинградскую АЭС и строящуюся Ленинградскую АЭС-2 (г. Сосновый Бор Ленинградской обл.), где Росатом готовит к физическому пуску второй в мире энергоблок поколения «3+» ВВЭР-1200, отвечающий всем «постфукусимским» требованиям безопасности. Мероприятие организовано по приглашению России как ведущего участника Международного агентства по атомной энергии и члена совета управляющих МАГАТЭ. С 2013 года это пятый по счету визит по линии постоянного представительства РФ при МАГАТЭ и рекордный по числу участников. В составе делегации - дипломаты и ядерные эксперты из Австрии, Бразилии, Венгрии, Иордании, Китая, Панамы, Перу, Сингапура, Судана, Таиланда, Швейцарии, ЮАР и других стран. Паулина Мария Франчески Наварро, посол Панамы при международных организациях в Вене: Я хотела бы поблагодарить Росатом за эту поездку и прекрасный опыт, который мы получили во время тура на ЛАЭС. Мы увидели, как функционирует атомная станция, и узнали, какие инвестиции вкладываются в эту сферу. Основываясь на том, что мы увидели, могу сказать, что атомная станция демонстрирует высокий уровень безопасности, и это очень важно. Я хотела бы отметить еще один момент – усилия по информированию населения, общества, заинтересованных сторон. Я считаю очень важным, что Росатом выбрал такую стратегию, чтобы его деятельность была понятна местному населению, всем тем, кто живет вокруг атомной станции.

17 января 2016, 13:05

Иран освобождается от санкций

Президент Ирана Хасан Роухани назвал снятие экономических и финансовых санкций ООН «золотой страницей» в истории страны. Роухани благодарит аятоллу Хаменеи, в то время как ООН, МАГАТЭ и страны «шестерки» приписывают лавры себе. Пока Иран и его партнеры, включая Россию, подсчитывают гипотетические барыши от открытия страны миру, минфин США напоминает, что санкционное ярмо с Ирана вовсе не снято. Снятие экономических и финансовых санкций с Ирана будет способствовать росту экономики страны, «настало время для новых усилий по улучшению экономики и качества жизни населения», заявил в воскресенье иранский президент Хасан Роухани, выступая перед меджлисом – парламентом исламской республики. Об отмене санкций в отношении Ирана было объявлено накануне поздно вечером в Вене с началом реализации ядерного соглашения, заключенного в июле 2015 года Тегераном и шестью мировыми державами (пять постоянных членов Совбеза ООН, включая Россию, плюс Германия). Накануне страны МАГАТЭ получили финальный доклад экспертов агентства по иранской ядерной программе, предшествующий официальному началу ее реализации. Евросоюз и США подтвердили снятие с Ирана экономических и финансовых санкций, связанных с его ядерной программой. Иран «выполняет свои обязательства по демонтажу большей части своей ядерной программы», и посему США и Евросоюз «немедленно снимают санкции, связанные с ядерной сферой», цитирует Wall Street Journal заявление госсекретаря США Джона Керри. «Так как Иран выполнил все свои обязательства, сегодня международные и односторонние санкции с Ирана, касающиеся его ядерной программы, снимаются в соответствии с Совместным всеобъемлющим планом действий (СВПД)», – в свою очередь торжественно объявила глава европейской дипломатии Федерика Могерини, зачитав совместное заявление с министром иностранных дел Ирана Мохаммедом Джавадом Зарифом. 25 лет мониторинга «мирного атома» Директор Международного агентства по ядерной энергии Юкия Амано с удовлетворением подвел черту предшествующей более чем 15-летней работе. «Мы прошли долгий путь с тех пор, как в 2003 году МАГАТЭ впервые начало работу по иранской ядерной проблеме. Для того чтобы прийти к нынешней точке, был проделан большой труд. Реализация этого (нового) соглашения потребует аналогичных усилий», – цитирует главу МАГАТЭ Wall Street Journal. Представители агентства уже в воскресенье вылетят в Тегеран на встречу с Роухани и другими высокопоставленными представителями Ирана, чтобы начать обсуждение мониторинга ядерной сделки. «Договор предусматривает проведение очень строгих проверок, которые, однако, в течение последующих 25 лет будут постепенно ослаблены или сокращены», – поясняет в комментарии Deutsche Welle эксперт по вопросам безопасности и контроля над вооружениями берлинского Фонда науки и политики (SWP) Оливер Майер. В числе прочего некоторые из атомных объектов Ирана планируется при участии международных экспертов преобразовать в исследовательские центры. Речь идет о подземной лаборатории в Фордо (где находится завод по обогащению урана) и ядерном реакторе в Араке. Спасибо рахбару за «золотую страницу» «Переговоры по ядерной тематике удались благодаря участию великого рахбара (верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи – прим. ВЗГЛЯД), при поддержке народа и всей политической системы страны, их успех можно назвать одной из золотых страниц в истории страны», – объявил президент Роухани, обращаясь к парламентариям. Страна должна в полной мере использовать возможности, открывающиеся с отменой санкций, цитирует ТАСС иранского президента. Напомним, в числе прочего снимаются ограничения на действие системы SWIFT в Иране, на покупку нефти и газа у этой страны, и, что крайне важно для российско-иранских экономических связей, сняты ограничения на поставки туда оборудования для нефте- и газодобычи. Как напоминает РИА «Новости», Россия и Иран рассматривают реализацию проектов на сумму до 40 млрд долларов, в ближайшее время по ним уже могут быть подписаны контракты. Москва и Тегеран рассмотрят возможность создания совместного российско-иранского банка, который будет кредитовать эти проекты. Снятие санкционного ярма уже приносит свои плоды – Роухани говорит об уже достигнутом сокращении инфляции (с 40% до 13,7%). В бюджете страны заложен расчет на рост экономики в 8%, что потребует ежегодно привлекать иностранные инвестиции в размере от 30 до 50 млрд долларов. Иран рассчитывает ежедневно экспортировать до 2,25 млн баррелей нефти. Показательно, что уже в субботу, в преддверии снятия санкций представители крупнейших нефтяных компаний Shell и Total прибыли в Тегеран для участия в переговорах с представителями Национальной нефтяной компании Ирана. При этом Роухани не мог не констатировать, что цена на черное золото на мировом рынке «упала ниже 30 долларов за баррель, сократившись на 75%». Поэтому, делает вывод иранский президент, страна не может «более ориентироваться только на этот источник доходов». Необходимо «раз и навсегда» сократить зависимость иранской экономики от продажи нефти. В частности, власти страны планируют, что к 2020 году туристический поток в страну возрастет до 20 млн человек. Очевидны и политические подвижки. Еще до обнародования сообщения МАГАТЭ в субботу состоялись отдельные переговоры верховного представителя ЕС по иностранным делам Федерики Могерини и главы МИД Ирана Мохаммада Джавада Зарифа, увенчавшиеся упомянутым выше совместным заявлением, а также встреча Могерини, Зарифа и Керри. Анонсируя отмену санкций, Зариф заявил в субботу, что «сегодняшний день станет хорошим и памятным для Ирана, региона и мира». По словам Зарифа, «реализация Совместного всеобъемлющего плана действий приведет к укреплению мира в регионе», кроме того «сделка продемонстрировала всему миру, что существующие проблемы необходимо решать с помощью дипломатии». Спасибо Обаме за аэробусы Пока же Ирану дают понять всю выгоду полюбовного соглашения с Западом. В день переговоров президент США Барак Обама отменил 10-летний запрет на экспорт гражданских самолетов в Иран (в связи с действовавшими экономическими санкциями в последние десять лет особенно пострадал гражданский авиапарк Ирана, многие самолеты не летают из-за отсутствия запчастей). Показательно, что первым контрактом, подписанным Тегераном после судьбоносного решения по санкциям, стало заключенное в субботу соглашение с компанией Airbus на покупку 114 самолетов для иранской авиакомпании Iran Air, занимающейся международным воздушным сообщением. Как известно, Airbus – не американская, а европейская компания, но мнение Вашингтона, очевидно, оказалось решающим. По новому контракту первые аэробусы прибудут в Иран уже до 20 марта, сообщает агентство dpa со ссылкой на министра дорог и городского транспорта республики Аббаса Ахунди.  В целом Иран планирует закупить до 400 новых самолетов в ближайшие десять лет. Торжествовать рано Впрочем, следует отметить, что США пока отменили только «второстепенные санкции» против Ирана, которые касались зарубежных филиалов американских компаний и иностранных фирм. Эти «второстепенные санкции» были оговорены в одном из приложений СВПД. «Первостепенные санкции, вводящие запрет на деловые контакты с Исламской Республикой физических и юридических лиц США, пока останутся в силе. Внутреннее эмбарго США на торговлю с Ираном продолжает действовать», – поясняется в заявлении пресс-службы минфина Соединенных Штатов. США продолжат вводить санкции против Ирана, не касающиеся ядерной сделки с ним, заявил в воскресенье американский министр финансов Джейкоб Лью. СВПД предусматривает поэтапную отмену санкций, пояснил в интервью Deutsche Welle немецкий эксперт Оливер Майер. «В день, когда документ вступает в силу, перестают действовать торговые и финансовые санкции против Ирана. Полностью отменяются только штрафные меры, введенные ООН в связи с ядерной программой Тегерана. Что же касается санкций Евросоюза и США, то они лишь приостанавливают свое действие, – объясняет германский эксперт. – Самое позднее через восемь лет должен наступить день, когда наконец отменится действие всех санкций». Окончательное снятие может наступить и раньше, если МАГАТЭ представит развернутое заключение, подтверждающее, что иранская ядерная программа служит исключительно мирным целям. При этом СВПД не предусматривает новые санкции против Ирана, если тот нарушит договоренности, поясняет DW Майер. В этом случае снова вступят в силу действовавшие ранее санкции, и для их введения не потребуется нового официального постановления. Взаимное помилование Демонстрируя стремление к диалогу, влекущему за собой очевидные экономические выгоды, Тегеран сигнализирует о готовности смягчить внутреннюю политику. Накануне иранский суд освободил четырех заключенных с двойным гражданством. «На основе положений Высшего совета национальной безопасности в интересах всего политического порядка страны четверо иранских заключенных были освобождены в субботу в рамках обмена заключенными, имеющими двойное гражданство», – говорится в заявлении суда. Все освобожденные имеют американское и иранское гражданство. Среди освобожденных – корреспондент газеты Washington Post Джейсон Резаян, арестованный в июле 2014 года в Иране. Сообщалось, что власти Ирана обвинили журналиста в шпионаже. Власти Ирана также освободили христианского священника иранского происхождения – протестантского пастора Саида Абедини, приговоренного к трем годам тюремного заключения за подрыв национальной безопасности; бывшего американского морского пехотинца Амира Хекмати, осужденного на 10 лет за сотрудничество с «врагами» ИРИ; бизнесмена Сиамака Намази, арестованного в прошлом году после достижения соглашения по ядерной программе. Как сообщает New York Times, также был освобожден американский гражданин Мэтью Треветик, некоторое время назад «прибывший в Тегеран для изучения языка» и арестованный иранскими властями, «о чем не было заявлено публично», в том числе о местонахождении американца не знала его семья. По сведениям New York Times, Треветик первым из освобожденных покинул страну – еще в субботу. «Иран предпринял значительные шаги, в самой возможности которых сомневались многие – действительно, очень многие», – эмоционально прокомментировал добрую волю Тегерана госсекретарь США Керри, выступая в штаб-квартире МАГАТЭ. В свою очередь США собираются освободить из тюрем или прекратить уголовное преследование в отношении нескольких граждан Ирана. По данным телеканала CNN, освобожденные Вашингтоном иранцы отбывали наказание или проходили под следствием за нарушение режима санкций в отношении Тегерана. Как сообщает New York Times, речь идет о семерых иранцах, фамилии еще 14 граждан исламской республики были из списка лиц, объявленных США в международный розыск. Заметим, что в Госдепе при этом добавили, что освобождение заключенных не имеет отношения к имплементации сделки с Ираном. Решение администрации Обамы произвести этот обмен заключенными уже вызвало резкую критику со стороны кандидатов в президенты от Республиканской партии, отмечает New York Times. Фаворит республиканских симпатий миллиардер Дональд Трамп и сенатор от Флориды Марко Рубио осудили обмен как признак слабости Белого дома; оба кандидата не преминули напомнить, что в случае избрания президентом они разорвут ядерное соглашение с Тегераном. «Обнадеживающий сигнал» или сохраняющаяся угроза Помимо республиканских кандидатов в президенты США, скепсис в отношении очередного соглашения с Ираном высказал Израиль. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху вновь предостерег об угрозе, исходящей, по его мнению, от исламской республики. «Тегеран будет и впредь дестабилизировать Ближний Восток и распространять терроризм по всему миру. Он не отказался от стремления заполучить ядерное оружие», – цитирует израильского лидера Deutsche Welle. Нетаньяху призвал мировые державы внимательно следить за Ираном и реагировать на каждое допущенное Тегераном нарушение. Но в целом в мире очередной шаг в разрешении иранской атомной проблемы был встречен с оптимизмом. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун назвал выполнение договора по атомной программе Ирана «обнадеживающим и мощным сигналом». «Россия сыграла ключевую роль в создании условий для начала выполнения СВПД. В результате тесного взаимодействия между Государственной корпорацией по атомной энергии «Росатом» и Организацией по атомной энергии Ирана за пределы территории Исламской Республики вывезен весь предусмотренный СВПД объем обогащенного урана», – напомнил российский МИД в официальном обращении. С огромным интересом к снятию санкций отнеслись в Берлине. Как передает Deutsche Welle, глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер назвал случившееся «историческим успехом дипломатии», а министр экономики в правительстве Ангелы Меркель Зигмар Габриэль назвал отмену западных санкций против Ирана хорошей основой для возобновления германо-иранских экономических и финансовых отношений. «В условиях, когда перед всем ближневосточным регионом стоят огромные по своим масштабам вызовы и в нем царит сильная напряженность, я высказываю надежду, что тот дух сотрудничества, которым отмечены инициативы, увенчавшиеся заключением договора, найдет свое продолжение и в отношении других региональных проблем», – заявил глава МИД Франции Лоран Фабиус, подчеркнувший, что именно Париж внес весомый вклад в переговоры «шестерки». Укрепить «исторически дружественные» отношения с Ираном пообещал министр иностранных дел Японии Фумио Кисида, а МИД Южной Кореи выразил надежду, что пример Ирана «станет основой дальнейших совместных действий мирового сообщества» для ядерного разоружения на Корейском полуострове. Изменения баланса в регионе Главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии», политолог Аждар Куртов отметил в интервью газете ВЗГЛЯД, что опасения растущего влияния Ирана, которые озвучивают политики некоторых стран, являются не более чем намерениями части государств сохранить статус-кво и оставить за Ираном статус государства-изгоя, наделенного чертами некоего регионального зла. «Но из этого ничего не выйдет, – уверен эксперт. – Иран – страна с богатейшей историей и культурой, его государственность насчитывает больше двух с половиной тысяч лет». Иранцы, конечно же, имеют право на повышение своего статуса в решении региональных проблем. «Ну а как иначе? Страна, имеющая население в несколько десятков миллионов человек, имеющая огромные достижения в культуре, внесшая вклад не только в ближневосточную, но и в мировую цивилизацию, – отмечает Куртов. – Поэтому опасения, которые сейчас высказываются в адрес Ирана, чрезвычайно политизированы. Они основаны на том, что Иран вынашивает агрессивные планы в отношении своих соседей и Израиля. Но все эти обвинения являются надуманными». По его мнению, «опыт последних десятилетий показывает, что если у кого и есть планы экспансии, то не у Ирана, а у радикального суннитского ислама». «Иран после снятия санкций будет заинтересован в наращивании своего регионального влияния, но это произойдет благодаря тому, что у него есть для этого объективные основания. Он будет наращивать свою торговлю углеводородами, исправит диспропорции в своем хозяйстве, которые сложились в результате работы в режиме жесткой экономии, и станет участником решений важнейших вопросов в регионе. По крайней мере, он будет стараться. Но ведь эта задача стоит перед многими государствами, и отсюда отнюдь не возникает некая агрессивность Ирана. У этой страны есть региональные интересы, они состоят в том, чтобы создавать в окружающих государствах благоприятную обстановку и не допускать появления там антииранских политических сил. Никакой резкой подвижки в балансе сил я не вижу. Что касается этих изменений к российским интересам, то снятие санкций может привести к тому, что Иран сможет еще более активно участвовать в урегулировании сирийского конфликта. А здесь позиции Ирана и России во многом совпадают. Тегеран и Москва заинтересованы в том, чтобы прекратить кровопролитие в Сирии и чтобы фазу гражданской войны сменила фаза восстановления», – подытожил эксперт. Долгая дорога к сделке Напомним, 14 июля прошлого года Иран и «шестерка» международных посредников достигли исторического соглашения после 10 лет переговоров. Иран взял на себя обязательства избавиться от 98% обогащенного урана и не обогащать уран свыше 3,67% на протяжении 15 лет. При этом договоренности предусматривают, что санкции будут быстро введены вновь, если Иран нарушит условия сделки. 17 октября руководство Ирана уведомило МАГАТЭ о начале применения дополнительного протокола к соглашению, предоставив агентству больший доступ к своим данным по ядерной деятельности. На следующий день президент США Барак Обама поручил начать процесс отмены санкций против Ирана. На фоне подготовки к отмене санкций российское руководство предприняло шаги по углублению сотрудничества с Ираном. Эксперты отмечали, что когда Иран начнет экспорт нефти, у него появятся деньги на строительство объектов инфраструктуры и закупку импорта, после чего он станет еще более важным торговым партнером, а американские и европейские компании будут стремиться застолбить рынки в Иране, особенно энергетический. В то же время в конце декабря появились сообщения о готовящихся санкциях в отношении компаний и лиц, причастных к иранской программе создания баллистических ракет. Наблюдатели связывали эти процессы с внутриполитической ситуацией в Вашингтоне – часть сил пытается таким образом укрепить свои позиции. Одновременно сообщалось о морском инциденте: американские военные пожаловались на то, что иранские ракеты в ходе учебных пусков пролетели в относительной близости от американского авианосца. На этой неделе произошел еще один инцидент, грозивший осложнить отношения между Тегераном и Вашингтоном: власти исламской республики задержали недалеко от острова Фарси в Персидском заливе два катера с 10 моряками ВМС США. Их заподозрили в шпионаже: на острове, по некоторым данным, находится база Корпуса стражей Исламской революции, а катера этого проекта способны высаживать десант на необорудованное побережье. Однако инцидент обошелся без последствий: на следующий день моряков отпустили, а командующий иранскими ВС заявил, что это должно послужить Вашингтону уроком. Теги:  США, Иран, санкции, МАГАТЭ, атомная энергетика, ядерные технологии, Россия и Иран Закладки:

02 декабря 2015, 22:07

Иран считает тему "военных аспектов" ядерной программы закрытой после доклада МАГАТЭ

Замглавы МИД страны отметил, что в докладе нет даже упоминания о том, что Тегеран уклонялся бы от исполнения своих обязательств по Договору о нераспространении ядерного оружия

15 сентября 2015, 11:46

Итоговый доклад МАГАТЭ по аварии на АЭС Фукусима. Инфографика.

МАГАТЭ опубликовало итоговый доклад по аварии на АЭС Фукусима. В докладе, состоящем из 6 технических томов, представлена содержательная всесторонняя информация об аварии, радиационной обстановке, мерах защиты, последствиях для здоровья, мерах по реабилитации территорий... Обобщенная информация из доклада представлена в т.ч. и на русском изыке. (читать).Качественно составленный доклад даёт полное представление о причинах трагедии и её уроках. В частности видно, что большой экономический ущерб вследствие затрат на реализацию защитных мер и ликвидацию последствий аварии обеспечили, не считая стрессов переселения и утраты имущества, гарантированную защиту здоровья персонала и населения: "Ни у работников, ни у населения не было выявлено ... (и) не ожидается сколько-нибудь заметного роста числа осложнений со здоровьем, вызванных воздействием радиации ...". Получается, что радиация воспринимается населением гораздо опаснее, чем есть на самом деле. Это же утверждают и наши ученые из ИБРАЭ РАН. Так стоит ли так "огород городить"?Инфографика из доклада: РИС. 4.4. Замеры содержания эквивалента амбиентной дозы в воздухе (в мкЗв/ч),обусловленного осаждением из выбросов, распространившихся в районах ксеверо-западу от станции [189]. !!!

14 июля 2015, 16:50

6 фактов о переговорах по ядерной программе Ирана

Долгожданная сделка между Ираном и "шестеркой" заключена. Ей предшествовали длительные переговоры, которые не раз были на грани срыва. При этом соглашение имеет огромное значение для мировой политики, экономики и, конечно же, рынка нефти.

25 ноября 2013, 12:39

Иран и «шестерка» подписали историческое соглашение по ядерной программе

Министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф на переговорах в Женеве (Фото Рейтер) В воскресенье в Женеве представители Ирана и шести ведущих стран в области атомной энергетики подписали историческое соглашение по ядерной программе ИРИ. Правда, в итоговом документе отмечается, что это всего лишь первый шаг на пути к урегулированию проблемы. Итак, вот о чем договорились обе стороны вчера в Женеве. Тегеран обязуется из имеющегося урана, обогащенного до 20%, оставить половину в оксидной форме в качестве рабочего запаса для производства топлива для Тегеранского исследовательского реактора. Оставшаяся часть должна быть обеднена до 5%. Кроме того, Иран отказывается от обогащения урана свыше 5%, а также берет на себя обязательство не наращивать мощности по обогащению ядерного топлива на своих реакторах в Натанзе и Араке и на объекте Форду. Инспекторы Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) получат ежедневный доступ на упомянутые объекты и смогут ознакомиться с данными аппаратуры наблюдения, а также с тем, какое количество материала там имеется. Кроме того, будет открыт доступ к объектам по производству компонентов центрифуг и местам их складирования, а также урановым шахтам и заводам по переработке урановых руд. Все научно-исследовательские работы с ядерным топливом будут проводиться отныне под тщательным наблюдением МАГАТЭ и не будут нацелены на увеличение запасов обогащенного урана. Тегеран в течение трех месяцев с момента подписания документа передаст МАГАТЭ информацию, включая данные о своих планах в отношении ядерных объектов, описание каждого здания на каждом ядерном объекте, описание масштабов работ, производящихся на каждом объекте, задействованном в ядерной деятельности, информацию по урановым шахтам и заводам по переработке урановых руд, а также информацию по исходному материалу. «Шестерка» посредников, в свою очередь, обязуются приостановить деятельность, направленную на снижение объемов экспорта иранской нефти-сырца, и допускает возврат финансовых средств, полученных Ираном с продажи углеводородов, но удерживаемых за рубежом. «Для таких продаж нефти приостанавливается действие санкций ЕС и США в отношении сопутствующих страховых и транспортных услуг», — отмечается в документе. США и ЕС обязуются приостановить действия санкций в отношении экспорта иранских нефтепродуктов и в отношении сопутствующих продаже нефти услуг (страхование, транспортировка, финансовые услуги). Будут ослаблены и санкции на операции с золотом и драгоценными металлами, а также в отношении иранской автомобильной промышленности. Помимо прочего, «шестерка» посредников не будет инициировать в СБ ООН и ЕС введение против Ирана новых санкций, связанных с ядерной деятельностью. «Администрация США, действуя согласно соответствующим полномочиям президента и конгресса, воздержится от введения новых санкций, связанных с ядерной деятельностью», — говорится также в документе. В СМИ уже появилась информация, что США «разморозили» активы Ирана на 6 миллиардов долларов. Как отмечается в документе, стороны намерены закончить обсуждение и начать претворение в жизнь заключительного этапа на пути создания всеобъемлющего договора не позднее чем через год после подписания женевского соглашения от 24 ноября. Финальный шаг отменит в полном объеме санкции СБ ООН, многосторонние и национальные санкции, введенные в связи с ядерной деятельностью, включая шаги по доступу в области торговли, технологий, финансов, энергетики. К указанному сроку стороны также должны будут выработать и согласовать программу по обогащению урана с определенными параметрами. Кроме того, Иран будет сотрудничать с другими странами и международными организациями в ядерной области, включая вопросы по приобретению современных легководных энергетических и исследовательских реакторов и соответствующего оборудования, поставки современного ядерного топлива, а также согласованные научно-исследовательские работы.  

25 ноября 2013, 07:22

Геополитические сдвиги. Иранская тема

Соглашение с Ираном – вероятно, самое значительное геополитическое событие последних 10 лет. Тектонические сдвиги достаточно масштабны, чтобы на них не обратить внимание. Что все это может означать? США и союзники дают задний ход. Совсем недавно главным приоритетом во внешнеполитических переговорах США/членов блока НАТО между ближневосточным регионом была воинствующая риторика с попыткой решения всех вопросов силовым вмешательством, прямыми угрозами и давлением. Все эти односторонние санкции, военные интервенции, ковровые бомбардировки и прочие инструменты геноцида и подавления. После сирийского инцидента силовые методы вмешательства не приносят желаемого эффекта не только из-за непропорционально огромных военных расходов, а из-за снижения поддержки и лояльности мировой общественности для военных операций. Та опасная грань, где потеря морального облика, авторитета может приобрести неконтролируемый характер. Метод вломиться с парадного входа, громко вышибив дверь ногой, оказался достаточно рискованным, даже не смотря на старательные усилия мировых СМИ изобразить Башара Асада кровавым диктатором, которому срочна нужна терапия в виде залпа несколько сотен крылатых ракет.С наскоку и так просто не получилось - Сирия оказалась крепким орешком. После испытательного полигона в Ливии пару годами ранее и издевательством над безоружным Каддафи, очередная попытка военной интервенции в несколько более подготовленную и защищенную со всех фронтов Сирию, смотрелась как акт искусственного навязывания войны, даже у персонажей с полной либерастией головного мозга. Поддержка военных действий в Сирии была не просто наименьшей в современной истории, но реакция общественности была прямо противоположной в виде - как агрессор в лице США пытается навязать собственные правила игры в регионе. Хотя изначально машина пропаганда работала последние 15 лет по направлению, что мировой полицейский США спасает мир от злобных диктаторов и террористов из Африки и Ближнего Востока. А теперь Сирия и Ливия в роли мучеников, которых обижают дядьки с большими стволами? Процесс демократизации начал давать сбои.  Подложные документы, фейковые доказательства по якобы использованию хим.оружия смотрелись как плохо подготовленный спектакль. Череда проколов с чрезмерно агрессивной риторикой сыграли прямо противоположный эффект. Ожидали поддержки, а получили общемировой осуждение, оказавшись идиотами и с поджатами хвостами вынуждены были ретироваться со сцены, дав ходу дипломатическим переговорам с участием России. Почему так получилось? Могу предположить, что избыточная самоуверенность США и вассалов по контролю общественного мнения привела к тому, что нескольких плохо сфабрикованных репортажей на центральных СМИ оказалась недостаточно, чтобы уничтожить еще одну страну. Тщательнее надо было работать... Нельзя сказать, что в этой шахматной партии США проиграли. В глазах прогрессивного человечества они после Сирии смотрелись лжецами, подонками, агрессорами и провокаторами, но они смогли сделать главное – обезоружить Сирию, пусть даже ценой мирового порицания и потери части авторитета. Теперь при подготовке очередной интервенции фактор риска в лице хим.оружия уходит, с другой стороны отсутствует формальный предлог под "демократизацию" Сирии, но думаю, что нибудь придумают. Например, устроят теракт в Нью Йорке, Лондоне или Берлине, выложив «доказательства», что это злобные террористы- сирийцы хулиганят – вот и предлог под турне эскадрильи из авианосных групп в сторону берегов Сирии. Но не сейчас. Да, это задний ход. Ставки стали слишком высоки и процесс переговоров зашел далеко, чтобы отступить. Теперь геополитическая стратегия меняется от ультиматумов, ликвидации и подавления в сторону дипломатического обсуждения. Сначала обезоружить, потом ударить. Сделали в Сирии с хим.оружием, могут сделать в Иране с ядерным оружием. Но также все это означает, что придется сделать ребут (перезагрузку) машины пропаганды, выстраивать оплот мирового зла заново. Судя по всему, этот процесс отложили на отдаленную перспективу. Точно не ближайшие 2-3 года. Что сделали в Иране? Из материала РИА Новости ----- 1. Тегеран обязуется из имеющегося урана, обогащенного до 20%, оставить половину в оксидной форме в качестве рабочего запаса для производства топлива для Тегеранского исследовательского реактора. Оставшаяся часть должна быть обеднена до 5%. 2. Иран отказывается от обогащения урана свыше 5%, а также берет на себя обязательство не наращивать мощности по обогащению ядерного топлива на своих реакторах в Натанзе и Араке и на объекте Форду. 3. Инспекторы Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) получат ежедневный доступ на упомянутые объекты и смогут ознакомиться с данными аппаратуры наблюдения, а также с тем, какое количество материала там имеется 4. Кроме того, будет открыт доступ к объектам по производству компонентов центрифуг и местам их складирования, а также урановым шахтам и заводам по переработке урановых руд. 5. Все научно-исследовательские работы с ядерным топливом будут проводиться отныне под тщательным наблюдением МАГАТЭ и не будут нацелены на увеличение запасов обогащенного урана. 6. Тегеран в течение трех месяцев с момента подписания документа передаст МАГАТЭ информацию, включая данные о своих планах в отношении ядерных объектов, описание каждого здания на каждом ядерном объекте, описание масштабов работ, производящихся на каждом объекте, задействованном в ядерной деятельности, информацию по урановым шахтам и заводам по переработке урановых руд, а также информацию по исходному материалу. Что получит Иран? 1. США и ЕС обязуются приостановить действия санкций в отношении экспорта иранских нефтепродуктов и в отношении сопутствующих продаже нефти услуг (страхование, транспортировка, финансовые услуги). 2. Будут ослаблены и санкции на операции с золотом и драгоценными металлами, а также в отношении иранской автомобильной промышленности. 3. Помимо прочего, "шестерка" посредников не будет инициировать в СБ ООН и ЕС введение против Ирана новых санкций, связанных с ядерной деятельностью. 4. Власти США в воскресенье разморозили иранские активы на сумму 8 миллиардов долларов после достижения договоренности в Женеве по ядерной проблематике. http://ria.ru/world/20131124/979336308.html#ixzz2lcZ8KblN 5. Как отмечается в документе, стороны намерены закончить обсуждение и начать претворение в жизнь заключительного этапа на пути создания всеобъемлющего договора не позднее чем через год после подписания женевского соглашения от 24 ноября. 6. Финальный шаг отменит в полном объеме санкции СБ ООН, многосторонние и национальные санкции, введенные в связи с ядерной деятельностью, включая шаги по доступу в области торговли, технологий, финансов, энергетики ------ Почему на это пошли США? более ли менее понятно. Допустив феерический провал в Сирии, стало понятно, что лучше прижать тисками дипломатическим путем, чтобы ослабить сейчас, но ударить, как нибудь потом – в долгосрочной перспективе. Почему на это пошли в Иране? Во-первых, новый президент значительно более лоялен к США и по некоторым источникам, находящиеся, в так называемой разработке американских спец.ведомств, получивший поддержку за договороспособность. Во-вторых, экономическая обстановка в Иране оставляет желать лучшего, поэтому отмена санкций, блокады и разморозка иранских активов может несколько стабилизировать обстановку. Что с Израилем с Саудовской Аравией? Израиль играл в регионе роль разведчика, информатора, координатора, занимаясь технической поддержкой. Саудовская Аравия готовила террористов, снабжала оружием. Вышли ли они из под контроля с попытками проявления самостоятельности и независимости? Пока трудно сказать. Нефть. С нефтью мало что изменится. Фактор Ирана и Ближнего Востока играл определенную роль, не доминирующую. На цены по нефти играют несколько глобальных факторов – ограничение операций прайм дилеров на рынке комодитиз по внутренней договоренности с ЦБ и политиками для устранения пузырей на товарных активах, чтобы исключить разрушающие последствия на экономику от роста цен – это со стороны ограничения роста. А со стороны ограничения падения– нефтяные лобби, снижение количества дешевой, легко извлекаемой нефти и сланцевый проект, инвестиции в который теряют смысл при цене ниже 100. Поэтому три года в диапазоне 95-120 по Brent и 80-110 по WTI.  Однако, спрэд между brent и wti может начать сходиться. Не сразу и не в ноль но до среднего уровня за квартал в 3-6 баксов может стабилизироваться. Текущее значение 15 баксов, а исторически brent почти всегда был дешевле WTI. А так можно сказать успех дипломатии. Сделать то, что прошлым функционерам не удавалось, даже использовав целый арсенал санкций и угроз. Да, круто, что уж говорить. Мощно сработали. Год назад предположить, что Иран откажется от ядерной программы, выложив все пароли, явки и карты на стол? Это было безумием. Мир меняется. Да, неожиданно... США получили многое от Ирана, почти все, что хотели. А что получил Иран? Ничего. Лишь частично компенсировал то, что эти негодяя у него забрали в прошлые несколько лет. Это тоже самое, как если бы у вас украли имущество и активы с намерением вернуть эти активы после ряда требований с вашей стороны. Безумие!! Очередная демонстрация, как США могут грабить мир, делая вид, что делают добро. Ядерное оружием - гарантии ненападения. Устранение ядерного оружие означает, что теперь они с Ираном могут делать все, что захотят. В долгосрочной перспективе Ирану надо было слать всех этих политических гопников и прохвостов лесом и продолжать обогащать уран. 

24 ноября 2013, 09:15

Лавров: Мы согласны признать право Ирана на мирный атом

Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что по итогам переговоров «шестерки» международных посредников по урегулированию иранской ядерной программы и Тегерана была достигнута договоренность, по которой Иран имеет право на разработку мирного атома на определенных условиях. По словам министра, договоренность между «шестеркой» и Тегераном позволит ослабить санкционное давление на Иран. Подписывайтесь на RT Russian - http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=rtrussian RT на русском - http://russian.rt.com/ Vkontakte - http://vk.com/rt_russian Facebook - http://www.facebook.com/RTRussian Twitter - http://twitter.com/RT_russian Livejournal - http://rt-russian.livejournal.com/

12 февраля 2013, 16:23

Иран завершил работы по изготовлению ядерного топлива - МИД ИРИ

Иран преобразовал часть обогащенного урана в ядерное топливо для исследовательского реактора в Тегеране. "Соответствующие работы произведены, о чем проинформировано Международное агентство по атомной энергии", цитирует информационное агентство ИРНА заявление официального представителя МИД ИРИ Рамина Мехманпараста. Сообщение об изготовлении ядерного топлива поступило накануне начинающегося здесь сегодня очередного раунда переговоров представителей Тегерана с делегацией МАГАТЭ по иранской ядерной программе. По материалам: ИТАР-ТАСС

15 января 2013, 22:51

Верховный аятолла Ирана ввел запрет на ядерное оружие

Религиозный указ Верховного лидера Ирана о запрещении ядерного оружия является обязательным для иранского правительства. Об этом сообщило во вторник, 15 января, министерство иностранных дел, предполагая, что указ должен закончить дискуссия по поводу того, что Тегеран занимается разработками атомного оружия. Представитель министерства Рамин Мехманпараст заявил, что Запад должен понять значение для всего Ирана указа аятоллы Али Хаменеи. "Нет ничего выше, чем фетва, изданная самим Верховным лидером, она определяет основу для нашей деятельности в области ядерных технологий", - отметил дипломат. "Когда высшая юридическая инстанция и власть, осуществляющая руководство всей страной издает фетву, мы все обязаны неукоснительно ее соблюдать", - добавил он. Комментарии Мехманпараста прозвучали за день до начала нового раунда переговоров в Тегеране с представителями Международное агентство по атомной энергии. Речь на них вновь пойдет о спорной ядерной программой Исламской республики. Вашингтон и его союзники обвиняют Иран в использовании своей гражданской ядерной программы в качестве прикрытия для разработки ядерного оружия. Иран отвергает эти обвинения, заявляя, что его программа носит мирный характер и направлена на производство электроэнергии и производства радиоизотопов для лечения больных раком. Аятолла Хаменеи, который принимает окончательное решение по всем государственным делам в Иране, заявил в прошлом году, что Тегеран не стремится обладать ядерным оружием. Он назвал обладание таким оружием "грехом", а также "бесполезным, вредным и опасным". (http://www.mignews.com/ne...)