• Теги
    • избранные теги
    • Люди22
      • Показать ещё
      Страны / Регионы65
      • Показать ещё
      Разное97
      • Показать ещё
      Формат10
      Компании19
      • Показать ещё
      Сферы5
      Издания2
      Международные организации5
      Показатели1
Михаил Бахтин
 Михаил Михайлович Бахтин(1895-1975)— известный русский ученый: философ, филолог, литературовед, теоретик культуры. Основные публикации работ Бахтина: «Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса» (1965, 1990), «Эстетика словесного творчества& ...

 Михаил Михайлович Бахтин(1895-1975)— известный русский ученый: философ, филолог, литературовед, теоретик культуры. Основные публикации работ Бахтина: «Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса» (1965, 1990), «Эстетика словесного творчества» (1979, 1986), «Работы 1920-х годов» (1994), «Проблемы творчества и поэтики Достоевского» (1994) и др. Определяющее влияние на формирование философских взглядов Бахтина оказали философские учения Канта, Кьёркегора, марбургской школы неокантианства, феноменологии.

Философский словарь / авт.-сост. С. Я. Подопригора, А. С. Подопригора. — Изд. 2-е, стер. — Ростов н/Д : Феникс, 2013, с 38.

+ + +

Бахтин Михаил Михайлович (1895/1975) — советский теоретик искусства, автор множества литературоведческих трудов, в том числе посвященных вопросам становления и изменения различных художественных форм. Бахтин был исследователем творчества Ф.М. Достоевского («Проблемы поэтики Достоевского»), в частности полифонической природы романов писателя. Среди других работ Бахтина выделяются «Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса...», « К философии поступка» и сборник статей под названием «Вопросы литературы и эстетики».

Гурьева Т.Н. Новый литературный словарь / Т.Н. Гурьева. – Ростов н/Д, Феникс, 2009, с. 30.

http://www.hrono.info/biograf/bio_b/bahtinmm.php

 

Развернуть описание Свернуть описание
18 августа, 21:09

Михаил Кильдяшов // "Завтра", №33, 18 августа 2016 года

НЕУВЯДАЕМАЯ РОЗАО романе Александра Проханова "Кочующая роза" (М.: Молодая гвардия, 1983 г.; М.: Московский рабочий, 1988 г.)Литературный процесс схож с процессом производственным. Это тоже поиск формы и выбор материала. Формы — прочной, вмещающей разнородные смыслы, выдерживающей давление и температуру времени. Материала — подлинного, без примесей фальши, добытого под толщами противоречий и сомнений, отделённого от всего второстепенного и сиюминутного.Сплав времени и слова вливается в форму. Она накаляется, расширяется, из последних сил сдерживает поток. Писатель укрепляет, увеличивает форму, усложняет её конструкцию. Рассказ и повесть уже малы, не охватывают всего опыта и переживаний. Требуется иная композиция, иной сюжет, иные отношения с действительностью. Так появляется роман.Далеко не каждый прозаик — рассказчик, очеркист, новеллист — способен стать романистом. И не потому, что ему не хватает жизненного опыта, таланта или терпения, а потому, что в таком творческом сознании реальность не готова сдетонировать. Роман — это всегда большой взрыв, распад жизни на атомы. И из этой расщеплённой Вселенной в романе рождается новая Вселенная, в ней возникает особый центр притяжения — образ, символ, идея.Именно поэтому Александр Проханов — безусловный романист, даже в своих ранних повестях и рассказах. Прохановский роман — это сеть с крупными ячеями, поставленная на реке жизни. Это пашня, на которой малое зерно вырастает в обильный колос. Это соборный колокол, отлитый по никому не ведомому секрету. Это златоверхий сказочный град, возникший со дна озера.Жизнь Проханова всеми своими силами стремилась к первому роману, одаривала автора "небывалым знанием и опытом". Журналистские блокноты с будущими очерками и тетради с набросками глав спаялись воедино, родили многогранный кристалл, стали "абсолютным контактом с новизной". Годы, люди, испытания стягивались в романе, как разрозненные материки к единому праконтиненту. Действительность бросила вызов писателю, и писатель принял его, посмотрел в глаза настоящему, которое "от нас всегда ускользает, размывается великим прошлым или великим будущим".У романистов сложные отношения с настоящим. По мысли Михаила Бахтина, роман — это "зона максимального контакта с настоящим (современностью) в его незавершенности". Так, в любом романе, даже историческом, писатель повествует о незавершённой реальности. Он ставит точку, а реальность продолжает писать, потому время всякого романа — настоящее продолженное. И главная задача романиста — опередить реальность хотя бы на одну букву, поведать в новом слове о новой, нарождающейся цивилизации: "Нарождается новое слово, новейшее. Новая реальность, из-под праха, из-под всех обветшалых мыслей, из-под всех бурьянов, могил. Я видел сегодня её рожденье. Эта реальность пустила корень в нефтяные пласты и недра, до самой мантии, магмы. А соцветьем уходит прямо в космос, в кометы, в спектры сияний. Она фантастична, свежа, молода, как бабочка в радужных отсветах. Земля, как бабочка, сбрасывает пыльный покров, старый кокон, вырывается, обновлённая, в мирозданье! Это надо пережить и увидеть!".Неслучайно первый роман Проханова "Кочующая роза" посвящён советской техносфере. Роман — это тоже конструкт со своими составными частями и сложным взаимодействием между ними. Техносферу Проханов начнёт изображать уже в первых книгах: "Иду в путь мой" и "Желтеет трава". Там, в рассказах и повестях, машина возникнет в деревенском патриархальном укладе, войдёт в природу, но не разрушит, не надорвёт её, а напротив, сольётся с ней в человеческом труде, умножит усилия человека, созидающего и постигающего природу.За "Кочующей розой" последует целый цикл техносферных романов: "Время полдень", "Место действия", "Вечный город". В них техносфера будет многолика, предстанет удивительными агрегатами и механизмами, фабриками, заводами и комбинатами, индустриальными городами и боевой техникой. Затем образ советской и постсоветской техносферы будет проступать практически во всех прохановских романах — метафизических, политических, военных. Но именно "Кочующая роза" станет первым масштабным осмыслением техносферы, её природы, её мистики, её философии.Русская литература всегда сторонилась машины, отторгала её, как живой организм отторгает имплантат. Противопоставляла её природе и духу, видела в ней только разрушительную силу и апокалиптические предвестия. В русской литературе машина явлена купринским "Молохом" — древним языческим богом, постоянно требующим жертв; адскими топками парохода из бунинского "Господина из Сан-Франциско"; демоническими жёлтыми окнами блоковской "Фабрики".Первые советские производственные романы не давали целостного представления о техносфере, а лишь фактологически описывали отдельные производственные процессы. Здесь машина была вырвана из природы, отделена от человека. Здесь на поверхности дышащей земли застывал безжизненный цемент. Здесь в невоплощённом образе замирала чёрная металлургия. Здесь был факт машины, но не идея машины.К 70-м годам советская техносфера предстала в литературе голым каркасом, скупым чертежом. Машина оказалась лишена эстетики: пластики, утончённости, цветов и оттенков. Чтобы сделать её фактом литературы, Проханову предстояло, во-первых, описать производственные процессы как нечто сакральное, как тайнодейство, как преображение материи, как преломление реальности: "Махина котельного зала, глухая и чёрная, вся в копоти, в ржавой коросте, будто выдралась из земли, в корнях, в перегное, вдавилась в небо. В ней не было видно людей, но вся она шевелилась, жила, продолжая движение вверх". Предстояло уподобить производственные процессы иным экстремальным процессам бытия, требующим решительности, балансирующим на грани жизни и смерти. Так производство уподоблялось боевым действиям, военному наступлению, где приходилось сражаться со стихией, преобразовывать природную силу земли в производственную энергию: "Город возникал тут мгновенно, как удары снарядов о землю. Удар — и из скопища барж, вездеходов, вагончиков возникла база геологов. Ещё удар — и караван сухогрузов забросил сюда энергетиков. Ещё удар — и выгрузились портовики и дорожники. Окапывались на плацдарме, начинали вести наступление, расширяя зону захвата. Город был результатом вторжения, неся в себе энергию и бронебойную силу. Оплавлялся о дикие земли, осыпался кладбищами искорёженной техники, выпускал в тайгу бетонные стрелы дорог".А во-вторых, необходимо было вочеловечить, одушевить машину, пустить по её венам живую кровь, сочленить её части подвижными суставами, настроить на нужный ритм сердцебиение мотора, наделить машину своим языком, своим чутким слухом: "Металлическая кровь снова разжижена, пущена в плавку. Распустила в себе все отжившие прежние формы. Вытопила дымом и гарью усталость от проделанной на земле работы. Она отольётся в новые формы, наполнит мир тысячью созданных механизмов".Но для вочеловечивания машины недостаточно было простого сравнения её с чем-то живым, недостаточно было словесных метафор. Прохановым была создана особая философия одушевления машины. Эта философия определённым образом перекликается с идеей органопроекции, развитой о. Павлом Флоренским в первой половине ХХ века. По о. Павлу, "орудия расширяют область нашей деятельности и нашего чувства тем, что они продолжают наше тело". Так техника, возникая в результате наблюдения человека за живой природой и собственным телом, расширяет физические границы и возможности тела: руки становятся сильнее, движения быстрее, зрение зорче: "…одолев бугорок, локомотив пошёл под уклон, а плеть состава повисла по ту сторону горки, живая и гибкая, натянувшись хрящами и жилами. Он дал слабый тормоз, чтобы разгрузить автосцепку. И состав накатился в страшном давлении, передавая его волной от вагона к вагону. Волна дошла до его рук и груди, и он снял перегрузку, отпустил тормоза. Он чувствовал обороты моторов, биение вагонов, колыхание рельефа. Сливал всё это в себе, сам превращаясь в движение". Граница между телом и машиной смещается или вовсе упраздняется: глаз продолжается в микроскопе, голос — в микрофоне, шаг — в автомобиле, поезде, самолёте, мысль — в письменности, книге, интернете.Отдельный человек становится гигантом, готовым распространиться на континенты и даже достичь космического пространства. Он не вживляет в себя машину, он продолжает себя в машине, он проецирует в мир через техносферу себя — свою мысль, свою судьбу, боль, тревогу или радость: "Подошёл к трубе, как к живой, тронул её ладонью. Из металла будто смотрят на меня людские глаза, дышат живые губы, говорят о чём-то невнятно. Будто те, кто родил трубу из огня и железа, переплавились в неё, и сейчас все они тут, под бледным северным небом. Я тянусь к ним, неведомым, прислонясь лицом, слушаю их голоса".Наивысшее проявление прохановской органопроекции — Космос. Микрокосм — человек соединяется с макрокосмом — Вселенной. Космос физический, в который была устремлена вся советская техносфера от мельчайшего винтика до оборонного завода, соприкасается в "Кочующей розе" Проханова с Космосом мистическим — Вселенским миропорядком: космосом русских сказок и легенд, философских идей и поэтических образов, церковных молитв и песнопений. Этот космос в виде сферы держит на ладони архистратиг Михаил.Космос ракеты как предчувствие возник в мистическом Космосе. Именно о нём грезили философы, писатели и художники в первые десятилетия ХХ века. Они, ещё не ведавшие ракет и спутников, прозрели образ Космоса в пространстве земли.Спустя полвека в "Кочующей розе" Проханов соединился с упованиями этих мечтателей. С философом Николаем Фёдоровым, говорившим о всеобщем воскрешении предков через философию общего дела и технический прогресс. Герой Проханова сквозь время, пространство и смерть прорубает небесный колодец к своему отцу, погибшему на войне, встречается с ним в звёздном сиянии: "Разделённые смертью, они продолжали питать друг друга живыми соками. От одного, как от угасшей звезды, все ещё шло тепло, тонкое излучение. А другой принимал его, отражал, усиливая эти сигналы".Техносферные романы Проханова населены потомками одухотворённых людей Андрея Платонова. В их венах течёт топливо, они ведают, где находится родина электричества, они способны остановить разрастающуюся пустыню и превратить её в прекрасный оазис: "…какой-то в каждом прорыв, свищ во вселенную. В какую хочешь душу сейчас загляни, то во тьме кромешной звёздочки замерцают. Подключены всем народом к гигантской звёздной розетке, тянем энергию, переводим в земное движение. Пуповиной, трубопроводом, из Галактики. Пьём, сосём небесное вымя, захлёбываясь млечностью. И колышемся, опьянев, между трёх океанов".Проханов посмотрел на мир глазами художника Кузьмы Петрова-Водкина. Перед взором нездешним красным всполохом мелькнул то ли хитон архангела, то ли грациозный конь у воды, то ли лоскут на руке убитого комиссара, то ли лепесток кочующей розы. Художник перевернул бинокль — протянул писателю: мир будто отошёл на несколько шагов назад, чтобы, как всё большое, быть увиденным на расстоянии: "Это было скольжение гигантских качелей. Равновесие грохочущих тонн, блестящей стальной колеи, высокого солнца и синей бездны. И он сам, со своими мыслями, был в этом ускользающем равновесии".В этом соединении Космоса технического с Космосом мистическим было будущее советской техносферы. Но она пошла по иному пути: постепенно вытеснила мечту, лишилась духа, прозрений, поэзии, свелась исключительно к физике. Оттого упадок техносферы был неизбежен. Проханов предчувствовал это, как художник пытался изменить направление движения машины в сторону сверхсмысла, прорыва за пределы земных измерений, старался напитать техносферу энергией через образы человека, природы и государства.В "Кочующей розе" не раз возникает образ человеческого тела, хрупкого и одновременно неумирающего, порождающего новую жизнь: "Однажды он видел, как мать и жена купают её, омывают хрупкое, словно полое, тело. И поразился — из этого тела вышли и мать, и он сам, и дети его во всём полнокровии сил. Вся разлитая многоликая жизнь — весь нынешний мир расцвёл и качался на этом слабом, умирающем корне, готовый от него отделиться". От этих телесных образов всё в романе наполняется жизнью. Кажется мягче и теплее металл, более плавным становится движение танков и самолётов. Будто в мире происходит особый круговорот жизни, будто дух вливается в творения рук человеческих. Жизнь из мира не убывает: прорастает в цветке, звучит в песне, таится в книге, сохраняется в памяти, таинственной звездой сияет в глазах младенца.Человек ищет в природе гармонию, чтобы воплотить и приумножить её в машине. Человек — "звено, воспроизводящее природу в культуру", и его задача не столкнуть, а примирить природу и цивилизацию, соединить их потенциалы. Нужно разгадать тайну природы, её пустынь, степей, океанов и ледников. Нужно проникнуть в её недра не для того, чтобы поработить, подчинить или истощить, а чтобы хотя бы на шаг приблизиться к Космосу: "Пустыня лежала, раскинув руки, дыша шелковистым телом, серебряно-иссушёнными травами. В её глубокие вены ввели иглы с раствором. На губы надели газовую маску. Её чрево набухло и жило, готовое уже разродиться. В нём таился чёрный живой младенец. А она, беспомощная, озарённая, лежала, ожидая своей доли".Постигаемая машиной природа всеми своими ландшафтами складывается в мегамашину — государство. В "Кочующей розе" важны не столько рычаги управления этой мегамашиной, сколько её строение, идеальные формы и контуры, пространство Родины и новые пути постижения и преодоления его. Так, в романе получает иное звучание один из любимых мотивов Проханова — жажда странствий: "Земля всегда влекла своим вечным возрождением, круговоротом вёсен и зим, беспредельностью своих горизонтов. Всегда людям хотелось взглянуть: что же там, за зарёй, за соседним лесом и лугом? И они собирались в путь, оставляя крестьянский рубленый двор, или стрелецкий посад, или тихую над прудом усадьбу. Отправлялись на новые земли, за тридевять известных, в тридесятую, неизвестную. По топям, по тропам, по гатям, звеня топором, скребя посохом камни, уходили они в горизонты. Поражались золочёному дереву пагод, гранитным бабам на песчаных буграх, зелёным изразцам на мечетях. Ночевали под звёздами азиатских пустынь, под сибирской льдистой Медведицей. Меняли ладью на лошадь, бросали павших коней, сдирали ноги о кремни неизвестных хребтов. Пока не дохнёт им в очи солёной и мохнатой пеной зелёный океан, не кинет к стопам заморскую водоросль. И они стояли на краю земли, седые, постаревшие в странствиях, опираясь на пищаль с растресканной перламутровой рукоятью, и солнце вставало из зелёных пучин. Уносили за три моря в котомке горстку родной земли. И потом уж чужие люди высыпали её им в изголовье. Невидящие, уснувшие навеки глаза наполнялись родной землёй, и дудник, вырастая из них, гудел на ветру песни родных деревень".Наш предок твёрдым и размеренным шагом преодолевал пространство, измеряя его не верстами, а годами собственной жизни. И в назначенный срок человека обгоняло время — жизнь оказывалась позади, а пространство оставалось непознанным. Но потомок ускорил своё движение и отвоевал у времени пространство. Перепоясал мегамашину-государство дорогами, пустил по живому телу родины от Дальнего Востока до Средней Азии артерии человеческих судеб. Сверхзвуковой самолёт уподобился одинокому белоснежному журавлю, а железнодорожная магистраль — "тугой струне, натянутой от Урала до океана".Пространство родины обрело четвёртое — временное — измерение. Возникла одновременность всего: прошлого, настоящего и будущего, степи, реки, и города. Возникла идея родины, её надвременное и надпространственное ядро. В первом романе Проханов ищет имя этой идеи. Пытается разглядеть его в глазах раненой чайки, расслышать в сладкозвучной женской песне, но находит пока лишь отзвуки и отсветы.В более поздних романах это имя просияет ослепительно, прозвучит упоительно — ИМПЕРИЯ. Но в "Кочующей розе" уже появится самое главное: душа империи. Невидимой силой она будет манить в неведомые пространства. Её, как самую чистую мечту, Проханов облечёт в вечную женственность, в хрупкий цветок, и главный герой романа будет стремиться за своей возлюбленной, не ведая, какая тайна в ней сокрыта. И кажется только, что если потеряешь эту женщину, всё рухнет, всё умолкнет, и останешься в вечном неведении, лишишься чего-то самого сокровенного, без чего не жили твои предки и без чего не родятся твои потомки.Думаешь, что ты взял в путь свой эту женщину, а на самом деле — она тебя влечёт, срывает с места, ускользая, указует направление туда, где смыкаются время и пространство.И по этой вечной, земной и небесной русской дороге сквозь морозы и зной кочует роза. Каждый её лепесток — это отдельная судьба. Реальность однажды сдетонировала, и роза стала центром притяжения нового мироздания, нового романа, новой техносферы. В бутоне этой розы сокрыта великая тайна. Из него струится свет мистического Космоса.

09 июля, 05:20

Погром на троих

Ровно 75 лет назад, 1 июля 1941 года, после занятия Львова немецкими войсками, в городе произошел чудовищный погром — издевательства, изнасилования и убийства тысяч евреев, в том числе женщин и детей. Что это было? И кто виноват — нацеленные на «окончательное решение еврейского вопроса» оккупанты? Объявившие о захвате власти украинские националисты — сами антисемиты, к тому же выслуживающиеся перед немцами? Или простые горожане, для которых погром уподобился средневековому карнавалу — когда можно смело позволить себе запретное и отдаться самым низменным инстинктам?

25 июня, 13:08

Запад осознал, что война с Россией для него плохо закончится

Запад все четче понимает, что обострение отношений с Россией закончится плохо в первую очередь для него, а не для России. Однако инерция холодной войны не дает НАТО нажать на тормоза. Председатель Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер заявил в пятницу об опасности обострения отношений с Россией. "Опасность того, что эскалация может привести к военным действиям, сегодня выше, чем за последние 25 лет или, возможно, с 80-х", - сказал он. По словам Ишингера, Запад должен проявлять "готовность к диалогу, готовность к деэскалации, возвращению к переговорам по контролю за вооружением, к строительству доверия". Таким шагом по деэскалации, считает Ишингер, могло бы стать введение безвизового режима с Россией. Подобные заявления немецкого дипломата подтверждают, что НАТО как плевало на интересы России, так и намерено продолжать на них плевать, считает член экспертного совета Института социально-экономических и политических исследований Алексей Зудин. "Вопрос ведь здесь состоит в том, кто первым выстрелит. Натовцы, конечно же, имеют в виду, что первыми выстрелят русские. Но любой российский политик скажет, что первым выстрелят натовцы. Причем не обязательно это может быть преднамеренный вооруженный конфликт", - сказал он "Ридусу". Если же смотреть не с позиции НАТО и не с позиции России, а, говоря словами литературоведа Михаила Бахтина, "с позиции вненаходомости", то видно, что именно НАТО и Запад с Москвой не считаются и используют создавшуюся геополитическую ситуацию для укрепления своего восточного фланга, говорит политолог. И в этих условиях военный конфликт действительно может начаться неспровоцированно - на что и обратил внимание Ишингер, который по должности обязан искать пути деэскалации в отношениях на европейском пространстве. Ранее с критикой в адрес НАТО выступил глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер. Он осудил учения НАТО в Восточной Европе и заявил, что сейчас не следует "накалять ситуацию громким бряцанием оружия и военными криками".(http://www.ridus.ru/news/...)

30 марта, 04:21

Возвращение призраков: почему Россия боится памяти о ГУЛАГе

Люди заговаривают собственный страх, унижения и потери переживанием «утраченной Империи», а память о репрессиях вытесняют иллюзией величия

24 марта, 19:03

Г. Иванкина. Цивилизация- это дикость?

Цивилизованность — это выстроенные табу, рамки, препоны. Это — планомерное отвергание в себе зоологического начала, это культивирование высоких помыслов. И снова Лотман: "Культура — вещь очень хорошая, конечно, но она нас всех и стесняет: не делай того, не делай этого, это стыдно делать". Культура (читай — цивилизованность) немыслима без понятий хорошо — плохо, прилично — дурно, да и вообще без самой важной для человечества дилеммы можно — нельзя. Цивилизованность — это когда в день рождения Гагарина вспоминают именно Гагарина; когда молодые люди обсуждают новинки науки и техники, а не бездумно тычут пальцами в экран модных гаджетов; когда человек смотрит в небо, мечтая там найти ответ на свои вопросы.

02 марта, 13:28

История истории: Сага о средневековом человеке

Как исследование Арона Гуревича об истоках феодализма оказалось подрывным для государственной идеологии СССР

23 января, 06:14

Особенности зимней рыбалки по-сахалински

На Сахалине завершается промысел наваги. Хозяйства спешат воспользоваться теплой погодой, чтобы выловить всю положенную по квоте рыбу. Ее замораживают прямо на улице на импровизированных катках. Остров снабжает навагой сразу несколько регионов.

23 января, 06:14

Особенности зимней рыбалки по-сахалински

На Сахалине завершается промысел наваги. Хозяйства спешат воспользоваться теплой погодой, чтобы выловить всю положенную по квоте рыбу. Ее замораживают прямо на улице на импровизированных катках. Остров снабжает навагой сразу несколько регионов.

18 января, 18:05

Екатерина Великая на экране: историческая правда или торжество невежества?

В течение 2014–2015 годов по российскому телевидению были показаны два сериала, посвящённых Екатерине Великой. Сам факт создания такого рода телевизионного продукта, казалось, отвечает растущему интересу наших граждан к отечественной истории. Впрочем, ожидания, подкреплённые бойкой рекламой, не оправдались.

13 января, 19:02

ЕКАТЕРИНА ВЕЛИКАЯ НА ЭКРАНЕ: ИСТОРИЧЕСКАЯ ПРАВДА ИЛИ ТОРЖЕСТВО НЕВЕЖЕСТВА?

В течение 2014–2015 годов по российскому телевидению были показаны два сериала, посвящённых Екатерине Великой. Сам факт создания такого рода телевизионного продукта, казалось, отвечает растущему интересу наших граждан к отечественной истории. Впрочем, ожидания, подкреплённые бойкой рекламой, не оправдались.Портрет Екатерины II перед зеркалом. Худ. Виргилиус Эриксен. 1760-е годыВ царствование Екатерины Великой Россия решила вековую историческую задачу — утвердилась на берегах Чёрного и Азовского морей. Утвердилась, выдержав упорную борьбу с величайшей силой того времени — Османской империей и её верным вассалом Крымским ханством, давним и беспощадным разорителем русских земель.Осуществлённое Потёмкиным бескровное присоединение ханства к империи позволило приступить к заселению и хозяйственному освоению полупустынных причерноморских и приазовских земель. Один за другим вставали города, вставали селения, строились верфи, фабрики, прокладывались дороги.Был создан Черноморский военный и торговый флот. Через двадцать пять лет Россия заняла первостепенное место в торговле с Европой и той же Турцией как самый видный хлебопроизводящий партнёр.Потёмкинские деревни помогли успешно отразить агрессию почти всей континентальной Европы во главе с Наполеоном. Россия укрепила свой статус мировой державы. Неслучайно конкуренты и завистники нашей Родины не раз пытались захватить Крым, отбросить нас от Чёрного моря.Добровольное возвращение Крыма и Севастополя в «родную гавань» в 2014 году стало выдающимся историческим событием. Летом 2015 года в Севастополе в присутствии видных политических деятелей был торжественно заложен памятник князю Таврическому — Григорию Потёмкину, основателю города-героя.Два сериала, посвящённых Екатерине Великой и показанных в 2014 и 2015 годах по российским телеканалам, казалось, отвечают растущему интересу наших граждан к отечественной истории. Ожидания, подкреплённые бойкой рекламой, не оправдались.И первый сериал «Екатерина. Императрица», и второй сериал «Великая» посвящены молодым годам Екатерины и заканчиваются её вступлением на престол. Главная тема — «Великая» — оказалась отложенной на «потом».Знаменитая американская кинозвезда Анджелина Джоли недавно заявила о начале работы над сериалом о Екатерине и Потёмкине. А российские творческие работники дважды тратят огромные средства и занимают внимание миллионов телезрителей показом самого начала деятельности великой государыни.Как будет доказано, это не самый большой недостаток сериалов.По заснеженным российским полям в маленьком возке едет Ангальт-Цербстская принцесса София Фредерика, будущая Екатерина. Она учит русский язык, а её мать ворчит, недовольная тем, как скромно их принимают в России.Так начинается сериал «Екатерина. Императрица» (сценарий Арифа Алиева, режиссёры Александр Баранов и Рамиль Сабитов, худрук проекта Владимир Меньшов). В это самое время члены совета при императрице Елизавете Петровне горячо обсуждают важнейший государственный вопрос: кого выбрать в невесты наследнику престола?Сцена из телесериала «Екатерина Великая»Но это явная несуразица. Выбор уже сделан, иначе принцесса и её мать не появились бы в России. Дальше — больше. Пока члены совета спорят, возок наезжает на корягу (ох уж эти русские дороги!) и падает на бок. К счастью для России, будущая великая императрица не пострадала.Ей помогает выбраться из возка представительный мужчина. Наивная принцесса думает, что это её жених, и благодарит «его высочество». «Высочество» объясняет, что он не жених, а встречающий гостей князь Сергей Салтыков.Как известно, князей Салтыковых в России XVIII века не было. А мать Екатерины не могла досадовать на приём. Немецким гостьям была устроена государственная встреча. Встречал не восемнадцатилетний Салтыков, ещё не начавший свою придворную карьеру, а родственник императрицы красавец-камергер Семён Нарышкин. Путешествие совершалось не в жалком возке, а в роскошном доме на полозьях. Екатерина и её мать были потрясены встречей.Не станем приводить все исторические нелепости, которыми полон этот затянутый сериал. Отметим маленькую подробность, сразу же подрывающую доверие к происходящему на экране. Авторы отказались от париков — этой важной детали туалета лиц правящего класса. Лысины и современные причёски актёров, изображающих верхушку российского императорского двора, раздражают.Главной сюжетной линией являются взаимоотношения молодой Екатерины с мужем. Конечно, великий князь Пётр Фёдорович был не подарок. Но наследник российского престола, на виду у всех срывающий одежды с понравившейся ему фрейлины, невозможен.Невозможен и ставший императором Пётр III. Если в первых фильмах это законченный дегенерат, то в последних перед нами упрямый влюблённый, твердящий о разводе с Екатериной и предстоящей женитьбе на княгине Елизавете Воронцовой. Причём по лютеранскому обряду. В ответ на возражения он заявляет, что Воронцовы не кто-нибудь, а Рюриковичи.Если принять этот вымысел, то возникают большие неувязки. Не мог государь православной державы столь явно демонстрировать своё иноверие. Это во-первых. Во-вторых, телеэкранному Петру надо развестись с женой и… развести любовницу. Потому что Елизавета Воронцова могла титуловаться княгиней только по мужу. Незамужние девицы звались княжнами. Сообщаем теледрамаделам: Россия знала графов Воронцовых, отнюдь не Рюриковичей.Верхом невежества стал эпизод представления Петру III посланника прусского короля Фридриха II. Ни с того ни с сего муженёк Екатерины дарует вчерашнему неприятелю, развязавшему Семилетнюю войну, титул, о котором возмутитель европейского спокойствия не смел и мечтать. Называет его императором. Такие штучки должно квалифицировать как лютое невежество или как фальсификацию истории.Шестимесячное правление Петра III хорошо изучено. Знаменитый просветительАндрей Болотов, служивший в Петербурге адъютантом генерал-полицмейстера, часто видел императора. В своих мемуарах он пишет о его пьянстве, его речах в присутствии иностранных дипломатов, таких бессвязных, что стыдно было слушать. Муж Екатерины проводил время в развлечениях и пирах. Что же мы видим на экране?Не дождавшись развода с супругой, император приказывает её арестовать. ОднакоГригорий Орлов с братом, словно бравые мушкетёры Александра Дюма, со шпагами в руках убивают охрану и увозят Екатерину. На дворе, как гласят титры, конец апреля. Переворот произошёл 28 июня. По всем законам политики следовало найти беглянку и наказать мушкетёров. Но за два месяца никого не нашли.Узнав о перевороте, Пётр ІІІ бежит с любовницей в Ораниенбаум. Орловы грубо разлучают его с Воронцовой и заставляют подписать отречение. Затем вместе с Екатериной навещают графа Алексея Разумовского, которому покойная государыня Елизавета Петровна якобы завещала престол. Осторожный Разумовский сжигает завещание.А вот шлиссельбургский узник Иоанн Антонович наивно признаётся посетившей его Екатерине, что он законный император. Его тут же ликвидируют.Остаётся свергнутый Пётр, который почему-то содержится в театральном зале. Караульные офицеры просят его поиграть на скрипке, и во время концерта прямо на сцене Алексей Орлов душит бывшего императора удавкой.Историки разводят руками: Иоанн Антонович погиб через два года. Никакого завещания Елизаветы в пользу Разумовского не было и не могло быть. Свергнутого императора содержали под строгим караулом отнюдь не в театре. Наконец, уже двадцать лет назад было опубликовано блестящее исследование историка О.А. Иванова, доказавшего, что Алексей Орлов (будущий победитель турецкого флота при Чесме) не был убийцей Петра III.Создатели нового сериала «Великая», показанного в ноябре 2015 года по Первому каналу, в аннотации, предварявшей премьеру, громко заявили о преимуществе своей работы над прошлогодним конкурентом:«Познавательность и интересность этого шоу зашкаливают».Сценаристы Сергей Юдаков, Алексей Гравицкий, режиссёр Игорь Зайцевсдержали слово. Шоу зашкаливает. И, хотя снятые ими актёры носят парики, одна подробность сразу же свидетельствует о полном непонимании шоуменами того, чем они занимаются. При императорском дворе соблюдался строжайший этикет.Для подданных великая княгиня Екатерина была Императорским Высочеством. Когда её муж стал императором, она стала Императорским Величеством. В сериале же все кому не лень называют её запросто Екатериной Алексеевной. Но так можно было обращаться к министру культуры СССР Екатерине Фурцевой. И то не всегда!Парики не спасли сериал от вымыслов и нелепостей. Нам показывают, как палач подпаливает факелом прикованную к стойкам Екатерину.Жена наследника российского престола ужасно кричит, а императрица Елизавета Петровна безжалостно продолжает допрос. Помучив зрителей душераздирающей сценой, авторы сообщают, что это «сон». Правда, после таких снов телеэкранная Екатерина решает покончить с собой. Её спасает закадычная подруга княгиня Дашкова.Сама княгиня тоже хороша — отправляет на тот свет (травит) фельдмаршала графаПетра Шувалова, противника Екатерины. Хорош и другой фельдмаршал —Степан Апраксин. В Петербурге в своём дворце он из мушкета отстреливается от главы тайной канцелярии графа Александра Шувалова, брата отравленного Дашковой.Как уверяют нас авторы, обер-инквизитор империи пытался устроить Апраксину очную ставку с «Екатериной Алексеевной», но переборщил. Стрелка-фельдмаршала хватил удар.Так шоумены подают один из главных сюжетов своего шоу — опалу главнокомандующего действующей армией графа Степана Апраксина и канцлера графа Алексея Бестужева, чьи дела выдаются за грандиозный заговор в пользу Екатерины. Всё показанное — вздорный вымысел.Историки давно и подробно описали, как в условиях Семилетней войны и болезни императрицы Елизаветы Петровны обострилась борьба придворных группировок, усиленная интригами союзников.Сторонников Екатерины Апраксина и Бестужева отстранили от власти. Апраксин умер не в Петербурге, из мушкета не отстреливался. Бестужева сослали в свою деревню даже без конфискации имущества. Его сотрудники были освобождены из-под ареста и получили назначения вне столицы. Никого из них не пытали.Однако какое дело до Истории шоуменам? Они смакуют, как в мрачных казематах Александр Шувалов жестоко избивает не кого-нибудь, а самого наследника российского престола. Окунает его голову в чан с водой, чтобы он не мог дышать. Второе лицо в государстве подвергается пыткам не за какие-то заговоры и преступления, а за дурацкую шутку: облил холодной водой нескольких придворных во время приёма в парке.О самой Екатерине умолчим, потому что не она является героиней телешоу. Героем выведен глава «спецслужб» Александр Шувалов. Его власть столь велика, что Пётр III, сделавшись императором, не решился сместить своего истязателя. Более того, Шувалов сохранил властные полномочия и после переворота, возведшего на престол Екатерину, и даже пытался навязать императрице ограничения её самодержавной власти.На самом деле Александр Иванович Шувалов — фигура почти не заметная в наших летописях. Разумеется, он не истязал наследника престола, а княгиня Дашкова никого не травила. Восторженная восемнадцатилетняя сторонница Екатерины не являлась её близкой подругой. В 1783 году государыня назначила княгиню Екатерину Романовну президентом двух академий. Случай уникальный в истории науки.И эту просвещённую русскую женщину, друга Дидро, шоумены превратили в убийцу.Особенно отметим эпизод смерти свергнутого Петра III. Как известно, свидетели этого события молчали, а противоречивые донесения иностранных дипломатов основывались на слухах. Большинство склонялось к обвинению начальника стражи бывшего императора Алексея Орлова.В начале XIX века появилось подтверждение этой догадки. В письме императрице Алексей Орлов сам описал, как всё случилось. «Матушка, готов иттить на смерть, но сам не знаю, как эта беда случилась. Погибли мы, когда ты не помилущь Матушка, его нет на свете — но никто сего не думал и как нам задумать поднять руки на Государя, — но, Государыня, свершилась беда. Мы были пьяны и он тоже, он заспорил за столом с князем Федором¸ не успели мы рознять, а его уже и не стало. Сами не помним, что делали, но все до единого виноваты — достойны казни. Помилуй меня хоть для брата…». Двести с лишним лет почти все историки считали этот текст «неопровержимым доказательством» причастности Алексея Орлова к убийству Петра Фёдоровича. В 1995 году историк О.А. Иванов аргументированно доказал, что упомянутое письмо — подделка.Аллегория на победу Екатерины II над турками и татарами. Худ. Стефано Торелли. 1772 годШоумены не читают научных трудов. Они предпочитают собственные вымыслы фактам. Главное, чтобы шоу зашкаливало. Убийцей в сериале выведен старший брат Алексея Григорий. Он, именно он, любовник Екатерины, должен порешить её мужа. И зрителям показывают, как Григорий Орлов приносит бывшему императору скрипку (далась нашим шоуменам эта скрипка!), позволяет несчастному немного поиграть, после чего приканчивает его ножом, картинно вытащенным из-за голенища сапога.Красивейшего мужчину своего времени Григория Орлова, привлекавшего друзей благородным, рыцарским характером, шоумены превратили в неотёсанного драчуна и угрюмого пьяницу. В 1771 году Орлов совершил подвиг. Рискуя жизнью, он отправился в зачумленную Москву и восстановил там порядок. Екатерина повелела изготовить медаль с придуманным ею девизом: «Россия такого сына в себе имеет». Орлов вступился за верных сынов отечества. На медали вытеснено «Россия таковых сынов в себе имеет».Россия показана в телешоу страной грубых нравов, деспотизма, страшной жестокости. Точно так же нашу Родину изобразили конкуренты. В прошлогоднем сериале раскалённым железом пытают потерявшего своё влияние при дворе графаИоганна Лестока. Сценка щекочет нервы зрителей, а диктор важно сообщает о смерти Лестока, даже не подозревая, что граф пережил императрицу Елизавету, был прощён и возвращён из ссылки, прожил несколько лет при Екатерине.Раскалённым железом Лестока не пытали. Эти вымыслы кажутся мелочью по сравнению с вымыслами в шоу «Великая», бьющими все рекорды невежества. Глумление над отечественной историей с вереницей палачей, убийц, прелюбодеев, сводниц, интриганов следовало бы назвать телечеркизоном.Торжество невежества стоит больших денег. К оскорблению нашей Памяти шоумены привлекли множество лиц: госслужащих, профессиональных кинематографистов, телевизионщиков. Большинство даже не понимает, в какое грязное дело их вовлекли.Миллионам граждан России скармливают грубо скроенные, глумливые, невежественные блокбастеры. Как же нужны зрителю настоящая Екатерина, настоящие Орловы, Дашкова, Потёмкин и другие исторические герои. Нам есть чем гордиться и кого славить! Чтобы современная Россия успешно шла вперёд, государство просто обязано взять в свои руки создание кино- и телефильмов по отечественной Истории!Выдающийся русский мыслитель Михаил Бахтин сказал кратко и ясно:«Вперед может идти только Память!».Вячеслав ЛОПАТИН

13 декабря 2015, 04:21

Позитивные итоги Года литературы в России

Мой пост "Неутешительные итоги Года литературы в России" широко разошелся по соцсетям и вызвал бурный отклик. Однако ряд моих друзей попросил меня подвести и позитивные итоги уходящего года, а, надо признаться, они тоже есть. Поэтому здесь приведен обзор лишь положительных, на мой взгляд, событий (без лишнего официоза, разумеется). Дополнения, как всегда, приветствуются!Позитивные итоги Года литературы в России- Светлана Алексиевич стала лауреатом Нобелевской премии по литературе. Текст ее нобелевской лекции можно прочесть здесь- Заработал сайт просветительского проекта Arzamas с бесплатными курсами лекций по истории, литературе, искусству, антропологии и философии. Проект создали бывший главный редактор журнала «Большой город» Филипп Дзядко и основатель «Теорий и практик» Данила Перушев.- В ноябре в Москве состоялось учредительное собрание Гильдии словесников (председатель Сергей Волков) – новой ассоциации, объединяющей всех, кто творчески работает со словом: учителей, преподавателей, учёных-филологов, библиотекарей, писателей, музейщиков, журналистов.- В Новосибирске появился новый образовательный независимый проект для филологов «Открытая кафедра»- Открыт интернет-портал Национальной электронной библиотеки- Учреждена литературная премия памяти Леонида Филатова- Состоялся мждународный симпозиум к стодвадцатилетнему юбилею со дня рождения Михаила Бахтина и в память сороколетия со дня его смерти- В декабре выйдет новая экранизация "Семьи вурдалака" А.К. Толстого- Заработал сайт, посвященный 80-летию академика Андрея Зализняка- 20-22 апреля 2015 года в Старой Руссе прошли ХVII Международные Апрельские юношеские чтения «Произведения Ф.М. Достоевского в восприятии читателей XXI века»- В Кисловодске открылся музей Солженицына- В Новосибирске горожане вышли на площадь перед оперным театром на митинг "За свободу творчества". С резолюцией митинга можно ознакомиться здесь- В Петербурге появится новая литературная премия «Живая книга»- Юлий Ким стал лауреатом премии "Поэт" 2015 года- Заработал сайт, посвященный личным дневникам ХХ века- В Палевском саду открыли памятник Ольге Берггольц- Академик Вячеслав Иванов стал лауреатом премии имени Н.В. Гоголя- Заработал портал «Люди в культуре» - первый некоммерческий проект, посвященный трудоустройству в культурной сфере. Сайт предоставляет площадку для публикации бесплатных объявлений о вакансиях, грантах, стажировках, волонтёрствах и событиях для работников культурной сферы и тех, кто стремится в неё попасть.- Учрежден научно-популярный журнал "Живая история"- В Петербурге завершились съемки фильма «Хармс», который посвящен известному русскому писателю- Президентская библиотека приступает к переводу в электронную форму более 100 уникальных документов из архива Всероссийского музея А.С. Пушкина. Решение об этом принято в преддверии Пушкинского дня России в рамках соглашения о сотрудничестве между Всероссийским музеем А.С. Пушкина и Президентской библиотекой. Среди материалов, представленных для оцифровки, автографы и документы известных литераторов: Якова Грота, Василия Жуковского, Антона Дельвига, письма графа Франсуа Ксавье де Местра к князьям Голицыным, рукописные тетради и записные книжки Ивана Панаева, Константина Злобина, Ивана Голенищева-Кутузова. Также в электронную форму будет переведена серия карт и планов сражений русско-турецкой войны 1828 года.- 28 июня в Москве прошла первая конференция Вольного исторического общества (ВИО). На ней российские ученые – представители социогуманитарных дисциплин обсудили вопросы трансляции исторического знания в современной России и наметили основные направления работы- Библиотека Новороссийска приняла на работу кота- Анна Наринская инициировала создание благотворительного книжного клуба- В Вологде впервые в истории города найдена берестяная грамота- На портале «Культура.рф» появилась всероссийская афиша культурных мероприятий- Государственная публичная историческая библиотека России выложила в свободный доступ коллекцию "Русская футуристическая книга" из 145 сканов книг 1910-х - 1930-х гг.- В Петербурге появился журнал "Археология русской смерти"- В Твери появилась мемориальная доска Осипу Мандельштаму- В Амстердаме установлен памятник Осипу и Надежде Мандельштам- В Нижнем Новгороде установили памятник Жюлю Верну- «Мемориал» выпустил книгу памяти «Убиты в Катыни»- В Новосибирске установили памятник Тарасу Шевченко- Лекция А.А. Зализняка о берестяных грамотах, МГУ, 1 октября 2015 г.- В России появился первый памятник Андрею Белому- Возрожден журнал Бориса Стругацкого «Полдень, XXI век»- Сатирические журналы 1905-1917 гг. выложены в свободном доступе в интернете- Вышел "Словарь перемен – 2014"- Архив номеров журнала "Юность" за 1963-2015 гг. размещен в интернете- В Саранске открыли первый в России памятник философу Бахтину- Заработал сайт Вольного исторического общества- Создано издательство-лаборатория «Красная ласточка»- Огромный архив российских газет XVIII - XXI вв. выложен в сеть- Выходят в свет первые тома полного собрания сочинений Стругацких__________________________Также по соответствующим тегам в моем журнале вы можете узнать, какие интересные книги вышли в этом году, какие литературные премии были присуждены и какие конференции были проведены.Наконец, можно поучаствовать в опросе и выбрать лучшего российского писателя из ныне живущих.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

Выбор редакции
03 декабря 2015, 17:55

Rambler&Co уволил всю редакцию журнала «Афиша»

Новости «Журнал "Афиша" закрыт, редакция уволена и сейчас договаривается о компенсации», — добавила ее коллега Нина Назарова. Холдинг уволил всю команду, в том числе главного редактора Даниила Трабуна, подтвердил Трабун изданию The Village. «Мы сейчас находимся в подвешенном состоянии. Вопрос решается», — сказал экс-главред о будущей судьбе издания. Помним, любим, гордимся, будем передавать по наследству Фото опубликовано Sergei Prostakov (@prostotakov) Дек 3 2015 в 6:56 PST В комментариях к посту Маркиной бывший главный редактор портала «Йод» Станислав Мудрый предложил всем, «кому нужна работа», присылать резюме на его электронный адрес. Источники портала TJournal, близкие к редакции «Афиши», рассказали, что части сотрудников предложили перейти на удаленную работу из-за смены концепции издания. Однако многие сотрудники восприняли это сообщение как новость об увольнении. Сейчас журналистам предложено разработать новую концепцию журнала для выхода раз в три месяца. Между тем, главный редактор медиа «Афиши» Екатерина Дементьева сообщила «Дождю», что Трабун сохранит свой пост и будет работать вместе с Филиппом Бахтиным и Максимом Никаноровым. Управляющий директор «Афиши» Варвара Мельникова 1 декабря рассказала, что бумажная версия «Афиши» в 2016 году будет выходить вместе с новой командой и раз в квартал, а не раз в месяц, как раньше. Каждый из четырех номеров, которые выйдут в следующем году, будет иметь собственную концепцию. Кроме того, издание представит новые продукты.«Сейчас мы работаем над новой концепцией развития бренда "Афиши" и собираем новую команду. К нам уже присоединились ребята из журналов Esquire, Maxim, и, я надеюсь, с нами останутся лучшие люди из действующей команды "Афиши". Одно из направлений новой стратегии — возвращение былой дерзости и актуальности печатному журналу», — сообщила Мельникова.С конца 2014 года перестали выходить печатные версии журналов «Афиша-Мир» и «Афиша-Еда». В октябре «Афиша» объявляла о прекращении выпуска бумажных путеводителей с 2016 года. Главред Maxim назвал шуткой статью о хороших и плохих геяхСтатья «Геи, которых мы уважаем», которая вышла в журнале Maxim, носила шуточный характер и авторы подчеркнули это, сообщил главный редактор издания

01 декабря 2015, 15:57

Мавзолей либеральной утопии

Любопытства ради я зашел в девятиэтажное здание замысловатой, легкой архитектуры, выросшее недавно в деловых кварталах Екатеринбурга – «Ельцин-центр». Поделюсь впечатлениями. Запись Мавзолей либеральной утопии впервые появилась Рабкор.ру.

Выбор редакции
25 ноября 2015, 21:14

В Саранске открыли первый в России памятник философу Бахтину

Первый в стране памятник Михаилу Бахтину открылся в Саранске к 120-летию великого философа и литературоведа XX века. Бронзовый монумент работы народного художника РМ Николая Филатова появился в сквере на территории центрального кампуса Мордовского госуниверситета: ученый встречает студентов, сидя в кресле (одна нога у философа была ампутирована) с неизменной папиросой, рядом - стопка книг.Фото: Николай Гагарин /РГЖизненный путь Михаила Бахтина - типичная судьба русского интеллигента, не вписавшегося в рамки тоталитарной эпохи и угодившего в жернова репрессий. После ссылки в Казахстан ему было запрещено жить в больших городах. На четверть века - с 1945 по 1969 год - пристанищем ученого стал маленький провинциальный Саранск, где ему предложили работу в главном вузе республики. По иронии судьбы, первым домом Бахтина здесь стало здание бывшей городской тюрьмы. Позднее ученый с женой Еленой Александровной переехали в квартиру на Советской, 31.- Прошло почти 60 лет, но его лекции я помню до сих пор, - рассказал кандидат философских наук Михаил Глебочкин. - Он заходил в аудиторию на костылях, ставил их в угол. Вдохновенно жестикулируя, Михаил Михайлович порой сбивал костыли на пол, но ни он сам, ни слушатели не замечали этого. Иногда мы, студенты, несли его по лестнице на руках. Читал лекции по памяти, дословно цитируя не только стихи, но и огромные куски прозы. У него не было никаких конспектов и записей - в то время это было небезопасно, учитывая его биографию.http://www.rg.ru/2015/11/24/reg-pfo/bahtin-anons.htmlВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

25 ноября 2015, 18:52

От Бахтина до Ельцина

Пока всё внимание переключено на события в Сирии, тихо состоялись два, на мой взгляд, показательных и связанных между собой события. Это открытие в Саранске памятника Михаилу Бахтину и открытие в Екатеринбурге Ельцин-Центра. Почему связанных, спросит меня читатель? Что общего между провинциальным литературоведом и бывшим президентом России? Ответ я дам чуть позже. А пока подробности про открытие памятника. В Саранске открыли памятник всемирно известному философу, литературоведу, лингвисту Михаилу Бахтину, сообщает ИА REGNUM. Автором скульптуры стал мордовский скульптор Николай Филатов. Памятник высотой 2,7 метра выполнен из бронзы и установлен на постамент из балтийского гранита. Мероприятие приурочено к 120-летию со дня рождения Михаила Бахтина. Ученый впервые начал работать в мордовском вузе в 1936 году. Затем с 1945 по 1961 год Бахтин преподавал на историко-филологическом факультете Мордовского педагогического института (с 1957 года — Мордовский университет, ключевой гуманитарный вуз советской Мордовии), был доцентом, заведующим кафедрой русской и зарубежной литературы. В Саранске философ подготовил к публикации книги, принесшие ему мировую известность — «Проблемы поэтики Достоевского», а также «Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса». А в Екатеринбурге открылся Ельцин-Центр, сумевший проглотить прорву денег за время своего строительства. Как призналась дочка Ельцина, Татьяна Юмашева, в интервью РБК: «На выкуп здания, на переоборудование, реконструкцию и прочие работы мы получили от государства 4 млрд 980 млн руб. Еще 2 млрд руб. государство нам выделило в виде кредита, который мы должны возвращать».Радует, что одновременно и в противовес этому движением «Суть времени» был открыт Анти-Ельцин-Центр в виде выставки «История ельцинизма». Подробно об этом мероприятии можно прочитать в журнале artemijv Екатеринбург, Дом купца Осокина, 25.11.2015. «Суть Времени» Афиша выставки «История ельцинизма»Так что же объединяет эти два события? А вот что: советские диссиденты, влюбленные в Бахтина, в итоге привели к власти Ельцина. Разработки Бахтина по смеховой культуре карнавала послужили интелектуальной основой для ликвидации нашей страны. Насмешку превратили в смертельное оружие. Анна Кудинова в серии статей, посвященных Бахтину, раскрывает его как идеолога разрушения:«...С. Кургинян называет Бахтина «интеллектуальным снарядом сверхкрупного калибра», целью — «КПСС как секулярную красную церковь», а пушкой, которая должна была выстрелить по цели этим интеллектуальным снарядом, — Ю. В. Андропова. Пушка выстрелила. Выстрел имел сокрушительные последствия. Вся перестройка шла под знаком бахтинской карнавализации».Бахтин начал , Ельцин завершил.

25 ноября 2015, 13:00

Форсайт-конференция 2015. Сессия 1: «Научно-технологический форсайт» — продолжение

19.11.2015 Foresight Conference 2015. Session 1: S&T Foresight (after coffee break) Chair: Philip Shapira, Georgia Institute of Technology (GeorgiaTech), USA, and University of Manchester, UK Speakers (in the order of speaking) Joshua Polchar, OECD Directorate for Science, Technology and Innovation. Multilingual meta-scanning on the next production revolution Ozcan Saritas, Pavel Bakhtin, Anna Sokolova, HSE ISSEK, Russia. Technology trendspotting Ilya Kuzminov, HSE ISSEK, Russia. Text mining: full-text analysis and ontology building Jose Cordeiro, Singularity University, USA, and Venezuela Node of The Millennium Project. State of the Future Index by the Millennium Project Председатель: Филипп Шапира, Технологический институт Джорджии, США; Университет Манчестера, Великобритания Спикеры (в порядке выступления) Джошуа Полчар, Директорат по науке, технологиям и инновациям ОЭСР. Презентация «Многоязыковое метасканирование: сигналы новой производственной революции» Oздчан Саритас, Павел Бахтин, Aнна Соколова, ИСИЭЗ НИУ ВШЭ. Презентация «Мониторинг технологических трендов» Илья Кузьминов, ИСИЭЗ НИУ ВШЭ. Презентация «Текст-майнинг: анализ полнотекстовых источников и построение онтологий для целей форсайта» Хосе Кордейро, Университет сингулярности, США; венесуэльское подразделение проекта «Миллениум». Презентация «Индекс «Состояние будущего» в проекте «Миллениум»

Выбор редакции
24 ноября 2015, 19:48

Памятник Михаилу Бахтину открыт в Мордовии

В эти дни отмечается 120-летие со дня рождения знаменитого ученого-лингвиста, литературоведа и философа. В Мордовском государственном университете имени Огарева проводятся мероприятия, посвященные этой дате.

24 ноября 2015, 15:10

Знакомьтесь, новый президент Аргентины (видео)

Вчера на президентских выборах в Аргентине одержал победу Маурисьо Макри. Событие освещалось нашими СМИ, вскользь были показаны и победные танцы.Затем попалась на глаза статья в блоге Новый президент Аргентины. Кого выбрали аргентинцы? (подборка малоизвестных фактов), рекомендую к прочтению.В России как никакой стране должно быть это знакомо, подобный карнавал мы уже видели в 90-х, и он едва не кончился крахом нашего государства и его полным порабощением:Перед нами был результат целенаправленной работы Михаила Бахтина, который работал на раскрепощение низа с целью обрушения советской смысловой вертикали и запуска Перестройки.Подробно об этом можно почитать в статье "Раскрепощение низа".

24 ноября 2015, 15:09

В Саранске открыли первый в России памятник философу Бахтину

Первый в стране памятник Михаилу Бахтину открылся в Саранске к 120-летию великого философа и литературоведа XX века. Бронзовый монумент работы народного художника РМ Николая Филатова появился в сквере у Мордовского госуниверситета, где ученый, вернувшись из ссылки в Казахстан, проработал четверть века

23 ноября 2015, 10:47

Е.М. Мелетинский. Заметки о творчестве Достоевского

«Жизненный опыт все больше подталкивал меня к мысли о бессмысленности жизни.Падение догмы способствовало развитию в моем мироощущении элементовэкзистенциализма, может быть, в духе Камю, хотя я тогда еще не читал ни Камю, нидругих экзистенциалистов… И, может быть, – думал я, – если у меня хватит силыне опустить глаза перед Хаосом жизни, то я смогу, без лишних иллюзий, вноситьсознательный смысл в свою жизнь и в жизнь людей, меня окружающих».Е.М. МелетинскийМелетинского ранее читал только по теме мифологии, а именно «Поэтику мифа» и «Происхождение героического эпоса». Тут же увидал его работу о Достоевском и решил, чтобы немного переключиться на другие темы, прочесть. Редкий случай, когда не дочитал и бросил. Почему? Но сначала о чем книга.1. О чем книгаАннотация гласит:«В книге средствами типологического анализа представлены произведения Достоевского в качестве объекта исторической поэтики. Автор выявляет архетипические и мифологические структуры, используемые для передачи новых, современных писателю значений. Объектом рассмотрения являются три романа Достоевского — «Преступление и наказание», «Бесы», «Братья Карамазовы», — выступающие, таким образом, как итог длительного стадиального развития литературной традиции»И наверно, это правильно, но даже с учетом того, что посмотрел в словаре значение всех слов, не могу сказать, что прочитанное мной сильно с аннотацией совпадает. Точнее формально все так, но после прочтения аннотации я представлял себе немного иное содержание. В моем прочтении книга делится на две части. Первая, о месте Достоевского в литературе своего времени, как отечественной, так и европейсчкой. Автор показывает как определенные образы, сюжеты и темы разрабатывались до Достоевского и какую форму они приняли у него. И это была, наверно, наиболее интересная для меня часть книги. Во второй части разбираются уже конкретные романы Достоевского.Где-то с середины, начинаешь себя ловить на мысли: а зачем я вообще это читаю? И если в первой части понятна задача автора, он показывает место и связь с литературной традицией романов Достоевского, то вторая - это какое-то "акынское" описание романов на своеобразном научном языке Мелетинского. Одно такое описание читать еще интересно, но последовательно — утомительно. На мой взгляд, это как раз тот случай, когда книга не для широкого читателя не потому, что она сложна, но потому, что она несет описательную задачу. Автор описывает в терминах определенного языка что-то для того, чтобы потом другой исследователь на базе подобных, скрупулезных описаний что-то понял и создал какое-то новое знание. То есть текст написан как бы для исследователя, а не читателя, хотя и тут есть у меня осторожные сомнения в «уровне». Но это уже дело не мое, это пусть специалисты решают.2. Кто авторЕлеаза́р Моисе́евич Мелети́нский (22 октября 1918, Харьков — 16 декабря 2005, Москва) — советский и российский филолог, историк культуры, доктор филологических наук, профессор. Основатель исследовательской школы теоретической фольклористики. Непосредственный участник создания энциклопедических изданий «Мифы народов мира» и «Мифологический словарь».Во время Великой Отечественной войны окончил курсы военных переводчиков, воевал на Южном фронте, где выходил из окружения, затем на Кавказском фронте. 7 сентября 1942 был арестован по обвинению в антисоветской агитации и измене Родине. 16 октября 1942 г. военным трибуналом был приговорен к 10 годам ИТЛ с последующим поражением в правах сроком на 5 лет и конфискацией имущества (ст. 58-10 ч. 2 и 58-1б УК РСФСР). 15 мая 1943 был освобожден из тюремной больницы в Овчалах, недалеко от Тбилиси, по состоянию здоровья.Вновь арестован в период антисемитской кампании (1949). Провёл полтора года в следственных тюрьмах (пять с половиной месяцев в одиночной камере), приговорён к десяти годам лишения свободы. Освобождён из лагеря и реабилитирован только осенью 1954 года.Е.М. Мелетинский. Петрозаводск, середина 50 х гг.3. Чем и кому полезнаОпять же, как сказано в аннотации: «Для литературоведов, культурологов и широкого круга читателей». Еще, наверно, книга - просто находка для ленивых учащихся, которым «не читая» хочется судить и о Достоевском, и писать наукообразные работы. Ну а я считаю, что это книга для МНС, которые хотят стать ВНС, то есть это первичный рабочий материал, вроде археологического отчета о раскопках.В.М. Гацак, К.В. Чистов, В.А. Бахтина, Е.М. Мелетинский. 1999 г.4. НедостаткиМелетинский вообще склонен к самоповторам. Чтение «Поэтики мифа» и «Происхождения героического эпоса» вызывало у меня постоянные приступы дежа-вю. Они пересекаются временами практически абзацами. С точки зрения науки это, наверно, и нормально, но когда читаешь, то очень бросается в глаза. У Лосева, к примеру, я подобного не встречал. Что же касается «Заметок о творчестве Достоевского», то вот пример:«Следует еще подчеркнуть, что развенчание «героя» поддерживается тем, что омерзительный разрушитель Петр Верховенский подается как тень «героя» (в юнговском смысле, ср. Смердякова при Иване Карамазове), как его двойник, как его «половина», «обезьяна». Петр Верховенский признает, что сам он шут, но не хотел бы, чтоб шутом была «главная половина моя».» (стр. 17)«В действительности, как уже сказано, именно Петр Верховенский является «двойником» Ставрогина, он сам называет себя «червяком», его «обезьяной». «Я на обезьяну мою смеюсь», — говорит Ставрогин. Верховенский сам готов быть шутом, но не допускает шутовства для главной своей половины, т. е. для Ставрогина.» (стр. 114)«Петр Верховенский — двойник («обезьяна», «червяк») Николая Ставрогина — лишен внутренних психологических противоречий и метаний; он сознательный и активный деятель социального хаоса, некоторые видимые противоречии в его поведении и манерах — плод откровенного лицемерия.» (стр. 122)Сам же читать я бросил после:«Высказывались предположения, что если и есть в «Бесах» пророческий элемент, то он указывает на немецкий фашизм, однако близость фашизма и советского коммунизма теперь не вызывает сомнения»Для меня подобные высказывания — это приговор. Хотя по теме мифологии никуда от Мелетинского не денешься, придется читать и перечитывать, но его литературные откровения для меня обесцениваются, бо если автор разницы не видит между фашизмом и “советским коммунизмом”, то что он тогда вообще видит? И как различать когда говорит ученый, а когда озлобленный антисоветчик?Мелетинский, Латынина, Аверинцев5. ВердиктНе дочитал. Первая часть интересна для общего развития и расширения литературного кругозора, остальное читать по необходимости.

28 января 2015, 22:27

Симпозиум, посвященный 120-летию со дня рождения Михаила Бахтина (Венгрия)

28 – 29 мая 2015 г. Литературо- и Культуроведческий Институт Университета Паннон совместно с Академической Комиссией Венгерской Научной Академии г. Веспрема и Института Изучения Языков и Культуры Университета Монаш организует международный симпозиум к стодвадцатилетнему юбилею со дня рождения Михаила Бахтина и в память сороколетия со дня его смерти.  Михаил Бахтин (1895–1975) является одним из самых часто цитируемых оригинальных мыслителей двадцатого века, который оказал исключительное влияние на формирование дисциплин изучения человеческой природы. Вся многослойность и важность этого влияния еще так и не была до конца раскрыта богатыми и широкоохватывающими исследованиями. Его произведения в большинстве университетов являются частью процесса изучения гуманитарных наук. Самая известная его работа – полифоническая модель романа, разработанная им для описания прозаических произведений Достоевского – содержит ключевые мотивы воззрения ученого и мыслителя. Эти мотивы – диалог, многоязычие, речевые жанры, двуголосое слово (карневализация, хронотоп) – выходя далеко за рамки литературоведения, охватывают области философических, эстетических, языковых, коммуникативно-теоретических и культурно-теоретических дискурсов. Данную обширную продуктивность, очевидно, можно объяснить такой укладкой, что Бахтин переосмысливает предметы разъясняющих наук, сопровождающиеся изолированием, с позиции модальности жизненной событийности, посредством чего «исследует» не только мысль и ее объект, но и формирует культуру мышления. Находки, разгадки и концепции Бахтина по этой причине также влияли и на начавшиеся во второй половине двадцатого века исследования семиотики, теории прозы, поэтики, риторики, нарратологии, культуры семиотики и культурологии, а также широко и на лингвистическую сферу. Полный спектр его работ мы так и не смогли оценить до последнего момента по той причине, что часть его трудов была доступна только в форме рукописей. В период 1996–2012 гг. было издано семь томов произведений Бахтина на русском языке, содержащих также и критические замечания, параллельно с этим были опубликованы тексты со спорным авторством. Таким образом, стало возможным создать обширную картину его творчества, и подвергнуть его детальному изучению. Прочитать до конца теоретические труды Бахтина означает сегодня то же самое, как если бы через ракурс некоторых ключевых проблем переосмыслить процессы формирования лингвистики, философии и изучения литературы начиная с 20-х годов прошлого века до наших дней, а также заново поставить их актуальные вопросы. На сегодняшний день уже и так понятно, что Бахтин сделал попытку перешагнуть через гносеологическое и феноменологическое мышление, когда инициировал толкование диалога в качестве методологического принципа в области гуманитарных наук. В результате этого человеческое мышление переместилось в горизонт онтологии, субъект которого – согласно аргументации Бахтина – «бытие, раскрываемое в высказывании и в речи», которое не уступает принуждениям, не может быть сковано, а свободно раскрывается перед нашими познавательными поступками. Предлагаемые для обсуждения темы: - Теория поступка Бахтина и традиция философской антропологии (Kierkegaard, Scheler, Cassirer, Buber и другие) - Место Бахтина в современной теории литературы и в философском дискурсе (Ricœur, Levinas, Merleau-Ponty, Lacan, Frye, Mamardashvili, Jauss, Gadamer и другие) - Слово, знак, троп, символ – аспекты семиотики и лингвистики - Лингвистические и металингвистические аспекты высказывания и языковой гибридности (многоязычие, перевод и т.д.) - Теория жанров художественных произведений (от речевых жанров до романа) - Культура смеха - Нарративная идентичность и диалогическая идентичность (теории субъекта) - Поэтика и герменевтика двуголосого слова - Искусство прозы Достоевского - Продуктивность взгляда Бахтина в толковании литературных произведений Языки симпозиума: английский, русский. Дата проведения симпозиума: 28 – 29 мая 2015 г. Место проведения: Веспрем (Венгрия), Университет Паннон, ул. Вар 20. Заявки и участие: Просим подавать заявки на английском и русском языках. Просим включить в заявку название выступления и краткое описание (аннотация) объемом не более 300 слов или 3000 знаков, имя автора и принадлежность к научной организации, почтовый и электронный адрес. Заявки просим отсылать на имя Гезы Хорват Horváth Géza ([email protected]) или Каталин Ситар Szitár Katalin ([email protected]) в формате ВОРД WORD. Срок подачи заявок: 1 марта 2015 г. Ответы на заявки мы разошлем до 1-го апреля 2015 г. Регистрационный взнос: 100 ЕВРО Важнейшие сроки: 1 марта: подача заявок 1 апреля: регистрация заявок, ответ 15 апреля: утверждение заявок 28-29 мая: конференция: Интернет-страничка конференции: http://magyarweb.uni-pannon.hu/index.php/hu/irodalom-es-kulturatudomanyi-muhely/bakhtin-after-cognition  

06 мая 2013, 23:55

КАРНАВАЛИЗАЦИЯ КАРНАВАЛА (часть 1)

Лукавый уловляется в лукавстве своемОб истоках перестроечного карнавалаВ том, что произошло в Перестройку с сознанием граждан, общественной моралью, представлениями о чести, долге и так далее, особая роль принадлежит специфическим трудам философа Михаила Бахтина, разработавшего теоретические основы подрыва иерархии духовных ценностей в условиях моноидеологического общества с позиций так называемой смеховой культуры. Мы здесь не претендуем на изложение этой весьма сложной философской проблематики. Об этом можно прочитать в работах С. Е. Кургиняна и М. Кантора, где эти вопросы обстоятельно рассмотрены. А здесь нам хотелось бы попытаться проанализировать возникшую за последние годы коллизию, состоящую в том, что данный подход, еще называемый «карнавализацией», успешно применённый против нашей страны в Перестройку, уже некоторое время работает отчасти и против тех, кто его запустил.Сам по себе карнавал изначально являлся частью народной культуры. На самом деле, у него сложный генезис – там есть и языческие корни, и даже христианские  составляющие. Появившись примерно в X веке, он приобрел за тысячу лет богатую и многообразную традицию. В теории Бахтина суть карнавала сводится в основном к конкретной его составляющей, а именно – к «инверсии двоичных противопоставлений»: королем объявляется шут, епископом – сквернослов и богохульник, «верх становится низом, голова — задом и половыми органами (материально-телесный низ, по терминологии Бахтина)» (http://philosophy.ru/edu/ref/rudnev/b126.htm, Руднев В. Словарь культуры XX века. М.: Аграф, 1997).Классический карнавал, вообще говоря, не несет в себе исключительно негативного содержания, но при соблюдении двух важнейших условий. Во-первых, он должен быть ограничен во времени и пространстве. Во-вторых, в разгар любого подобного действа остаются вещи неприкасаемые. Собственно, оба условия взаимоувязаны. Бесконечный карнавал, в конце концов, доберется до тех духовных основ, осмеяние и разрушение которых влечет за собой превращение общества в стадо, а человека – в дикаря. А на компрометацию ключевых ценностей должно быть наложено сразу неотменяемое табу: можно посмеяться над священником-пьяницей, но нельзя смеяться над Богом – карнавал не должен перетекать в сатанинский обряд. В противном случае на следующий день жизнь уже не вернется в прежнее русло. В Перестройку эти правила были демонтированы. Например, если можно посмеяться над плохо выговаривающим слова генсеком, то почему нельзя смеяться над партией, не снимающей больного генсека с его поста? А затем – над идеей, эту партию породившей? А после – над всеми теми ценностями, которые в сознании граждан связаны с этой партией и ее идеями – альтруизмом, самопожертвованием, трудом, героизмом и прочим? Генсек – партия – идеология – общечеловеческие ценности. Само по себе построение ложное и шельмовское, однако вопрос даже не в том, чтобы эту цепочку разорвать логически, а в том, чтобы были понятия, изначально выведенные из-под угрозы любых посягательств.Кстати, в качестве ещё одного примера перестроечного выворачивания узловых понятий наизнанку можно вспомнить знаменитое горбачевское: «общечеловеческие ценности выше классовых интересов». Типичное жульничество, ибо классовые (имеются в виду, естественно, угнетаемые классы) ценности – это прямая проекция общечеловеческих ценностей на реальные условия классового общества, то есть в данных условиях они друг другу и не противоречат. Соответственно, отступление от классовых ценностей в классовом обществе есть отступление от общечеловеческих. Что, собственно, и произошло.Итак, смех, находясь в соответствующих рамках, – неотъемлемая часть культурной традиции, прежде всего, народной. Если эти рамки нарушаются случайно или намеренно – смех становится смертоносен. В Перестройку эти рамки были намеренно уничтожены, и протестный потенциал смеховой культуры, также глубоко уходящий корнями в народную традицию, весь был направлен на уничтожение всего советского, а потом и общечеловеческого. Два карнавалаКак уже было сказано, запущенные в Перестройку в массовом сознании процессы, окормляемые рождённой в тиши спецслужбистских кабинетов карнавализацией, спустя годы стали встречать сопротивление классической народной смеховой культуры, всегда содержащей протестный заряд. В данном случае протест оказался направлен против некоторых насаждаемых в последние 25 лет ценностных иерархий, о которых скажем чуть ниже. Это сопротивление не оказывает решающего влияния на протекающие процессы, но отчетливо прослеживается.Этот условный «народный карнавал» (по сути, это – аналог балагана, площадного действа в XXI веке) использовал и средства бахтинского карнавала – карнавала агрессии.  Народный смеховой протест позаимствовал из перестроечных конструктов, прежде всего, то, что соответствовало постсоветским, крайне специфическим реалиям, – криминализацию всего образа жизни, а также культуру «материально-телесного низа». Последняя, к слову, сопровождала народный юмор всегда и в изрядных количествах. В отличие от бахтинской карнавализации, утверждающей полное торжество низа над верхом (всего материально-телесного надо всем идеальным, духовным), в классическом народном юморе подобные «инверсии двоичных противопоставлений» обязательно имеют ограничения, выход за которые пресекается самим традиционным укладом или общественной моралью. Как правило, в обычных обстоятельствах человек – не враг сам себе.Поэтому очень важно сказать, что здесь ни в малейшей степени не пойдет речь о каком-либо оправдании подобных гуманитарных технологий. Это – как оказалось, мощнейшее идеологическое, культурное, информационное оружие, которое не только принесло колоссальный вред нашей стране (попросту ее уничтожив), но и весь мир поставило на грань катастрофы. Но коль скоро сама карнавализация в XXI веке стала оружием, то, как и любое оружие, она может разить любую из противоборствующих сторон. И это оружие стало элементом необъявленной народной войны (в широком смысле слова), чем в известной степени оно и являлось изначально.При всей внешней схожести, карнавал спецслужбистский и карнавал народный соотносятся примерно как автомат в руках палача-оккупанта и вилы в руках подстерегающего его партизана.Конечная цель технологов карнавализации – это уничтожение смысловых констант, стирание различий между истиной и ложью, добром и злом и, в конечном итоге, расчеловечивание. В создаваемом хаосе сильные мира сего собираются творить антропологически новый мировой порядок, в котором, кроме них, нет места больше никому.Подлинная народная смеховая культура – это, как правило, реакция на систему угнетения, несправедливости, на социальный деспотизм и тому подобное. В подобном народном протесте нет простроенных, многоэтапных стратегий – он реагирует на притеснения сегодняшнего дня, опираясь на коллективное мироощущение, внутреннее понимание должного и отторжение бесчеловечного.Карнавализация политикиВозвращаясь к карнавализации как спецметоду агрессии, отметим, что хотя это оружие не единственное в арсенале постмодернистких деятелей, данная технология сыграла и продолжает играть большую роль. Все эти бесконечные гельманы, артгруппы, пусирайты и тому подобные акционисты – если и не прямые наследники, то уж совершенно точно последователи бахтинского учения де-факто. Да и в самих белоленточных протестах, которые обильно сопровождаются псевдохудожественными акциями от contemporary-art, наблюдается подобного же рода бессмыслица, причем в не менее гротескных и утрированных формах, чем у их пуси-единомышленников. Тут вам и Миша 2% против жуликов и воров; тут вам и Рыжков против родной для него партии власти; тут вам и разоблачитель чужих распилов Навальный, в перерывах между собственными попилами ратующий за тунисский сценарий в России; тут вам и Божены с Латынинами, воспевающие цивилизованность и западные ценности, но призывающие перестать кормить инвалидов и лишить избирательного права бюджетников; тут вам и Собчак, взывающая к российскому народу, который тут же называет генетическим отребьем – перечислять далее нет смысла, поскольку всё это на виду и на слуху в чудовищных количествах.Очевидно одно – все эти политические спектакли строятся на тех же принципах карнавализации. Вместо вменяемого политического процесса с его публичными составляющими (идеология, оценки, диалог, стратегия, программы) – публичный, нарочитый, навязчивый бред. Какие-либо крупицы здравого смысла, элементарной последовательности суждений, элементарной логики исключаются из этого политического театра абсурда полностью. С одной стороны, им объективно нечего сказать. С другой – карнавализация политики с точки зрения её разработчиков самоценна.Кстати, самоопределение белоленточного движения и всех им подобных оранжевых эксцессов в разных странах именно как «революций» само по себе является «инверсией двоичных противопоставлений», ибо это есть клокочущая ненавистью контрреволюция, отягощенная патологией либерал-фашизма. Революция – это всегда рывок вперёд, оранжевые клоунады – это первый конный разъезд тех сил, которые готовят чудовищный откат назад по шкале истории.Вероятно, если бы широкие слои общества приняли это мракобесие в 2012 году, то обратной дороги уже не было бы. Карнавал в этом случае окончательно перерастал в черную мессу. Политически – белоленточники, получи они власть безраздельно, действовали бы молниеносно и абсолютно разрушительно. Психологически – люди, не воспрепятствуй они этому а феврале-марте 2012, скорее всего, оказались бы окончательно сломлены. Процесс, который «пошел» в 1985, был бы завершен в 2012.Однако на этот раз нового витка политической буффонады народ не принял. А неприятие в народе откровенной глупости находит отражение и  в его смеховой культуре. Но об этом ниже.Постперестроечное отрезвлениеКазалось бы, как только в Перестройку были сняты все ограничения на критику, сатиру, переоценку и пр, то дальше – полная свобода в выборе объекта: можно осмеять чиновника-взяточника, а можно – героя Гражданской войны. Вроде все в равном положении. На деле оказалось не так – это стало игрой в одни ворота. Можно было смеяться только над советским, разрушать и топтать только советские идеалы. Совокупное советское – оно одно было выставлено на всеобщее поругание и осмеяние как небывалое уродство, как единственный источник бед, как нечто, препятствующее нормальной жизни, которую следует строить по «правильным» западным лекалам. А вместе с советским, как мы уже сказали, уничтожению подлежало и вообще все высокое, идеальное и духовное, место которого в сознании отныне должен был занять «материально-телесный низ» и в узком, и в широком смысле слова.Таким образом, в конструкциях перестроечных гуманитарных спецтехнологов осталось место для неприкосновенного. Скомпрометировав абсолютно все советское, спецтехнологи сумели соорудить в сознании граждан запрет на какое-либо порицание или осмеяние совокупной современной западной культуры. Это породило полное внутреннее отторжение практически любой критики в адрес западного образа жизни. Это стало, так сказать, неприличным в приличном обществе! Абсолютно некритическое восприятие западной культуры, ценностей, образа жизни (в том виде, в каком его преподносили перестроечные идеологи, разумеется) приводило ко все новым элементам абсурда: например, к обсуждениям на полном серьезе (!) фильмов со Шварценеггером или Брюсом Ли в среде позднесоветской перестроечной интеллигенции. Отметим особо: те же люди параллельно могли обсуждать Булгакова или Бродского, сохраняя тот же градус серьезности. Среди причин, приведших к подобным казусам, есть и другие, но мы сейчас говорим об основной.Неприкасаемость всего западного продержалась довольно долго. Более или менее заметные ростки антизападных настроений в широких слоях населения появились к концу 1990-х. Это можно связывать с двумя факторами – это, во-первых, разочарование результатами почти десятилетия реформ (социально-экономические проблемы, военные, этнические и пр. конфликты), освященных культом Запада, и, во-вторых, непонятная для широких слоев граждан операция НАТО в Югославии. «Непонятная» именно потому, что она вываливалась из пропагандистской концепции новых отношений между Россией и Западом, которую соорудили перестроечные идеологи. Эта концепция гласила: нас отделяет от Запада только коммунизм, и, признав его ошибочность, мы немедленно становимся частью благополучной западной цивилизации, где нас давно все ждут. Россия «под эту марку» сдала всё. Результата – ноль: Россия и Запад, как вкопанные, оставались на своих местах. Больше того: та же Югославия была еще ближе к Западу во всех смыслах, и наши граждане об этом знали всегда. И вдруг – силовая акция на совершенно ровном, с точки зрения российского большинства, месте. «А где же обещанная интеграция? Она же должна выглядеть как-то иначе?» – недоумевали граждане.Главным, наверное, был все-таки социально-экономический аспект. В Перестройку люди искренне поверили в образы, созданные на экране Ричардом Гиром и Джулией Робретс; находили необъяснимую прелесть даже в показах трущоб и изнанки западной жизни, демонстрируемых в многочисленных боевиках; прельстились возможностью чудесного решения всех проблем с помощью кашпировских или мавродиев. А спустя какое-то время стали постепенно и неохотно осознавать, что лично для них обещанное благоденствие западного образца не наступает, и что это – отнюдь не случайность и не временные трудности.Приходится признать, что как бы сильно не были дезориентированы советские люди в Перестройку, такой идейный слом зиждился на приземленных вещах. В двух словах это можно представить как процесс, длившийся к началу Перестройки уже пару десятилетий, – процесс смены мировоззрения с коммунистического на кулацко-мещанское с его идеалом «уютного буржуазного быта». Тяга к накопительству, потребительству и халяве –  все это в сознании граждан пришло на смену вере и неукротимому стремлению в светлое коммунистическое будущее со всеми его высоконравственными, духовными и, по сути, христианскими обертонами. В результате произошло то, что справедливо названо «продажей первородства за чечевичную похлебку». Исследование причин, по которым, начиная с 1950-60-х гг мещанское мировоззрение стало вытеснять коммунистическое, – вопрос отдельный, гораздо более сложный, и он выходит за рамки этой заметки (см., например, СВ-38).Так или иначе, первый этап отрезвления, пожалуй, стал наступать в конце 1990-х. Граждане еще не разуверились в капитализме как таковом, но прелесть и обаяние западного образа жизни в сознании многих стала соседствовать с неприятием Запада как политического актора. Что всегда было очень важным для русского менталитета? Обостренное чувство справедливости. А поведение Запада с этой нравственной категорией становилось несовместимым слишком явно. Да и не только с этой категорией.И вот здесь тема безупречности всего западного потеряла свою неприкосновенность. Исчез внутренний барьер, самоцензуировавший любое посягательство в адрес западного (мы совки – нам вообще лучше молчать, а там – Великая Цивилизация Чистых Сортиров). Чуть раньше пошатнулась вера в непогрешимость отдельных фигур реформаторов, не в последнюю очередь благодаря поведению их флагмана – Ельцина. Но на тот момент еще не была подорвана вера в главное достижение перестройки – в капитализм.Второй этап отрезвления, уже отчетливо носящего некапиталистический характер, можно увязать с кризисом 2008, что окончательно взорвалось в 2010 результатами голосований в программах «Суд времени». Кризис 1998 еще можно было списать на то ли больного, то ли пьяного Ельцина, на чьи-то просчеты, вообще на эффект «первого блина». Но в 2008 был уже спортивный, подтянутый, прекративший (или, как минимум, сильно притушивший) войну на Кавказе Путин, а также почти десятилетие «вставания с колен», вроде бы выздоравливающего капитализма, во что многим очень хотелось верить, и во что старались верить изо всех сил. И потом: одно дело – 7 лет неудачных экспериментов после завершения перестроечного этапа обещаний мгновенного обогащения всех и каждого, и совсем другое – 17 лет. Нависало ощущение того, что обычно называют системным кризисом, пытаясь избежать последнего слова – «катастрофа».Формирование новых запросовНо все-таки отсчет неприятия перестроечных идеалов (если их можно так назвать) начинается, как это ни символично, именно на рубеже тысячелетий. Сюда же стали вплетаться и технические факторы. В частности, в нарастании патриотических настроений заметную роль сыграло появление Интернета. С одной стороны, он является порождением американской военной машины (военной – и в узком, и в широком смысле слова) со всеми вытекающими. С другой стороны, Интернет дал возможность на значительную аудиторию транслировать те идеи и взгляды, проникновение которых в СМИ исключалось полностью. Появился доступ к альтернативным официозу источникам информации – если не текущей, то хотя бы информации аналитического и исторического характера. Сегодня для любого гражданина доступно: несколько ссылок, несколько часов чтения, и миф о сталинских репрессиях для этого гражданина просто перестает существовать. Зато немедленно возникает другая картина – чудовищной перестроечной лжи, беспрецедентной по своим масштабам и фантастической, ничему несоразмерной наглости. Впрочем, мы несколько забегаем вперед по времени.В начале же 2000-х появляется все больше вопросов к поведению Запада у простых граждан. Почему мы сочувствуем жертвам т.н. мирового терроризма в Нью-Йорке, а американцы не спешат признавать ичкерийских бандитов международными террористами? Почему защищать свои национальные интересы западным странам можно хоть в Югославии, хоть в Афганистане, а нам нельзя даже воспрепятствовать разгулу басаевских банд на собственной территории? Почему после всех обещаний и заверений нас вообще никуда так и не приняли – ни в ЕС, ни в НАТО, ни в Шенген?! Целая серия вопросов бесконечно наивных, но именно так они были сформулированы перестроечными деятелями и в таком виде были ими вбиты в головы граждан. С другой стороны, этих вопросов не было бы, если б только Запад вел себя по отношению к России искренне или хоть сколько-нибудь последовательно с точки зрения навязанных им же в перестройку представлений.Вот в этот момент и возникает почва для того, что мы здесь называем «контркарнавализацией» или «карнавализацией карнавала». Наряду с еще длящимся нежеланием признавать советское прошлое, в широких массах появляется запрос на переоценку и переосмысление деятельности и личностей либералов из числа наиболее отмороженных, и олигархов-беспредельщиков, и на критику двусмысленного до открытой враждебности Запада. Поскольку на широкую аудиторию в официальной пропаганде и в СМИ этот запрос по понятным причинам не мог быть удовлетворен ни в серьезном аналитическом ключе (за редкими исключениями, такими как отчетливо антиамериканские трех- пятиминутные комментарии «Однако»), ни даже в художественном или ироническом, возникает желание услышать «хоть на что-нибудь» в этом духе. Чем-нибудь в этом духе оказывается, по существу, классический народный фольклор. Здесь еще раз особо выделим слово «классический», т.е. фольклор, не смоделированный в неких лабораториях 5 управления или в Лэндли, а являющийся подлинно народным, сформулированный в широких массах, отвечающий их интересам, близкий и понятный простому человеку.«Неприкосновенность аннулирована»По названным причинам новая, стихийная карнавализация естественным образом оказалась направлена против либерально-западных ценностей. Характерной их особенностью является чудовищная ложь, на нелепом нагромождении которой они воздвигнуты. В этом их и сила, и слабость.Сила – потому что, приняв «страшную правду» о 60 млн. репрессированных из 170 млн. населения, человеку становится трудно вернуть собственное мышление в русло логики и здравого смысла. Пока он находится под властью этого информационно-пропагандистского гипноза, ему можно заливать в голову фантастику любого качества. Слабость – потому что, если только на какой-либо дискуссионной площадке удается сколько-нибудь уравнять в правах либерально-перестроечный дискурс с коммунистическим, то первый из названных рассыпается в прах. Т.е. если только в первом приближении попытаться рассмотреть их как две противоборствующие точки зрения, которые должны не приниматься на веру, а подтверждаться документами, фактами и здравым смыслом, то либералы начинают терпеть сокрушительные поражения. Что, опять же, было ярчайшим образом продемонстрировано в телевизионных передачах «Суд времени» и «Исторический процесс».Известная мысль Черчилля о том, что «демократия – худшая форма правления, но ничего лучше не придумано», – много лет служит идеальным прикрытием наперсточников от политики: как бы признав недостатки, они, тем не менее, все оставляют на своих местах. Как только утверждение «ничего лучше не придумано» перестает быть аксиомой, так очень быстро становится очевидным неправомерность самого существования подобных буржуазных «демократий» с их либеральными ценностями.Что касается этого противостояния у нас в стране сегодня, то это выглядит еще более выпукло. Либералы за четверть века нагородили таких несуразных идеологических, пропагандистских, политических, экономических и всех прочих конструкций (собственно, отметились во всех сферах жизни общества, экономики, культуры и государства), что спасти их от разоблачения мог только абсолютный запрет на уравнивание в сознании либерального и советского. Совокупное либеральное должно быть абсолютно неприкосновенным; должен существовать глубокий внутренний запрет, носящий неотменяемый характер. В том числе либерально-западные ценности должны были быть выведены и из-под удара народной смеховой культуры.Какие-то элементы сатиры время от времени возникали на ТВ. Например, программа НТВ «Куклы». Однако это было сугубо превентивной (вот смотрите: мы позволяем посмеяться над собой), а не действенной мерой по двум причинам. Во-первых, это был юмор строго дозированный и выхолощенный – ни одна глубокая, по-настоящему волнующая людей проблема не могла быть затронута, сама ценность демократии даже не обсуждалась. Под удар попадали конкретные политики – Ельцин, Явлинский и тд, причем высмеивались как бы даже и не особо зло (это вам не скетчи с Лениным в другой популярной программе 1990-х «Городок»), в целом сохраняя основные политические черты их образов, принятые во всех СМИ. Во-вторых, все, что связывалось в сознании с советским (собственно, это сам Зюганов и антураж вокруг этого персонажа), высмеивалось в тысячи раз яростнее, злее и выставлялось во столько же раз отвратительнее. То есть заданное в Перестройку соотношение между советским и либеральным сохранялось.Однако заезженная и лукавая формула: «при демократии вы можете открыто смеяться над Президентом, а в совке были репрессии и тоталитаризм», – работает только, если рты граждан можно заткнуть колбасой или убедительно оную пообещать. С ухудшением социальной обстановки, или с утратой жизненной перспективы, или когда белоленточникам надо вытащить народ на улицы, эта формула перестает удовлетворять очень многих. В конце концов, большинство волнуют нарастающие как снежный ком проблемы сегодняшнего дня, а не однообразное и бесплодное разоблачение репрессий 80-летней давности. И одновременно это приоткрывает дверь для более вдумчивого рассмотрения вопроса: а так ли все-таки хороша эта «демократия»? точно ли она лучше, чем «совок»?Таким образом, лишить в сознании людей либеральный дискурс статуса «неприкосновенности» становится важной задачей. И определенную роль тут играет народная смеховая культура, которая становится одновременно и стихийным следствием разочарования в либерально-западных ценностях, и усиливающим это разочарование фактором, и фактором, побуждающим к переосмыслению. Заметим, что появление подобного юмора крайне симптоматично, ибо народный фольклор не смеётся над тем, во что народ свято верит.