• Теги
    • избранные теги
    • Люди28
      • Показать ещё
      Страны / Регионы9
      • Показать ещё
      Разное15
      • Показать ещё
      Компании3
      Сферы2
      Международные организации1
26 ноября, 08:05

«Академики в МВД, ФСБ, администрации президента – я этих фамилий не слышал, кто это такие?»

В среду президент России публично «разнес» главу РАН Владимира Фортова за то, что академия пополнилась госдеятелями из многочисленных госструктур. «Что мне теперь делать?» — риторически спросил Владимир Путин, заявив, что лично не советовал возводить чиновников в академики и членкоры. По просьбе «БИЗНЕС Online» известный ученый, директор Института океанологии РАН и экс депутат Госдумы РФ Роберт Нигматуллин дал свою оценку ситуации в академических кругах.

06 ноября, 09:00

Борис Кагарлицкий: «Российский правящий класс догадывается, что его хотят съесть»

«Вы просто поговорите с региональными чиновниками, спросите, чего они хотят. Вы редко найдете явных либералов», — рассказывает директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий. В канун 99-й годовщины Октябрьской революции «БИЗНЕС Online» беседует с ним о том, возможны ли тут исторические параллели, к чему приведут беспрецедентные выборы в США и станет ли Владимир Путин нашим аятоллой Хаменеи.

25 сентября, 19:00

Геополитика России и текущий момент

Как я уже неоднократно писал, сегодня любые исторические аналогии отношений России и США, почерпнутые из послевоенной истории, будут заведомо не адекватными, и не потому, что сегодня у России и США якобы нет идеологических противоречий, - их роль и раньше была сильно преувеличена, - а потому, что сегодня России и США и в геополитике просто нечего […]

30 июля, 23:29

Уникальные фотографии городов на Волге середины XX века

Оригинал взят у stalist в Уникальные фотографии городов на Волге середины XX векаЗдесь собраны фотографии фотокорреспондента журнала «Life» Говарда Сохурека, которые он сделал, во время своего путешествия по Волге, в 1958 году.Древняя церковь в Угличе.Богоявленский монастырь в УгличеПосетители в 600-летней церкви монастыря в УгличеФото церкви Спаса Преображения в УгличеНижегородский кремльЛюди гуляют по Нижегородскому кремлюПорт города КуйбышевБлок турбин Куйбышевской ГЭСПорт города КуйбышевЛ. И. Брежнев и. Михаил Суслов на открытии Куйбышевской ГЭССталинград. Памятник СталинуСтатуя Иосифа Сталина в СталинградеПамятник Сталинградской битвеЯрославль, вид от левого берега Которосли на стрелку и церковь Иоанна Златоуста в КоровникахВ Ярославле, на фоне Спасо-Преображенского монастыряНа фоне церкви Илии Пророка в ЯрославлеКазанский кремльИграющие дети. КазаньСретенская церковь. КишнемаВрата Сретенской церкви. КишнемаДома в пригороде УльяновскаСпасская церковь из села Спас-Вёжи в Ипатьевском монастыреКорабли в гавани ГорькогоДети играют в порту КостромыПл`с, тихое местечко для отдыха на берегу ВолгиПлёсЦерковь Иоанна Богослова в Ипатьевской слободе КостромыКруизный корабль на Волге

18 марта, 09:00

Бывший секретарь ЦК КПСС о Горбачеве

«Горбачёв был для нашей Родины жуком-короедом», – считает бывший секретарь ЦК КПСС Валентин Фалин 3 апреля 2016 года Валентину Фалину исполняется 90 лет. Валентин Михайлович знает практически все секреты международной и внутренней политики СССР. Он семь лет был Чрезвычайным и Полномочным Послом СССР в ФРГ (с 1971 по 1978 год). Затем четыре года проработал первым заместителем заведующего отделом международной информации ЦК КПСС. В 1982-м попал […]

02 марта, 00:19

Мемория. Михаил Горбачев

2 марта 1931 года родился Михаил Горбачев, первый и единственный президент СССР   Личное дело Михаил Сергеевич Горбачев (85 лет) родился в селе Привольное Медведенского района Ставропольского края (тогда Северо-Кавказский край) в семье Сергея Андреевича Горбачева и Марии Пантелеевны Гопкало. С 13 лет совмещал учебу в школе с работой в МТС и в колхозе. В десятом классе в 19 лет стал кандидатом в члены КПСС. В 1950 году окончил школу с серебряной медалью и поступил без экзаменов на юридический факультет  МГУ, который окончил с отличием. Здесь он встретил Раису Максимовну Титаренко, на которой женился 25 сентября 1953 года. По окончании университета работал заместителем заведующего Отделом агитации и пропаганды Ставропольского крайкома ВЛКСМ, затем первым секретарем крайкома ВЛКСМ. С марта 1962 года – парторг крайкома КПСС Ставропольского территориально-производственного колхозно-совхозного управления. В 1966 году был избран первым секретарем Ставропольского горкома КПСС. В 1971 стал членом ЦК КПСС; занимал эту должность до 1991-го. В 1974 году стал депутатом Совета Союза Верховного Совета СССР. До 1974 года входил в комиссию Совета Союза по охране природы, затем с 1974 по 1979 годы возглавлял Комиссию по делам молодежи Совета Союза Верховного Совета СССР. В ноябре 1978 года на пленуме ЦК КПСС был избран секретарем ЦК КПСС, после чего переехал в Москву. В 1980-м вошел в политбюро ЦК КПСС, затем возглавил Российское бюро ЦК КПСС.   М. Горбачёв на пресс-конференции в Рейкьявике, 1986 Фото: By RIA Novosti archive, image #359290 / Yuryi Abramochkin / CC-BY-SA 3.0 В 1985-м занял пост генерального секретаря ЦК КПСС. На этот пост после смерти Константина Черненко его выдвинул Андрей Громыко. В 1987-м провозгласил новый курс развития страны – перестройку. 1 октября 1988 года Михаил Горбачев занял пост председателя президиума Верховного Совета СССР, то есть стал совмещать высшие должности в партийной и государственной иерархии. 15 марта 1990 года на третьем внеочередном Съезде народных депутатов СССР Михаил Горбачев был избран президентом СССР. 15 октября 1990 года Горбачев был удостоен Нобелевской премии мира. Во время августовских событий 1991 года глава ГКЧП, вице-президент СССР Геннадий Янаев объявил о своем вступлении в должность исполняющего обязанности президента, сославшись на болезнь Горбачева. Президиум Верховного Совета СССР объявил данное решение фактическим отстранением Горбачева от власти и потребовал его отменить. По утверждению самого Горбачева и находившихся с ним лиц, он был изолирован в Форосе (некоторые из бывших членов ГКЧП отрицают этот факт). 24 августа 1991 года Горбачев объявил о сложении полномочий генерального секретаря ЦК, а в ноябре вышел из КПСС. В этом же месяце старший помощник генерального прокурора СССР, начальник управления генеральной прокуратуры СССР по надзору за исполнением законов о государственной безопасности Виктор Илюхин возбудил против Горбачева уголовное дело по статье 64 Уголовного Кодекса РСФСР («Измена Родине»). Основанием стало подписание Горбачевым постановлений Госсовета СССР о признании независимости Литвы, Латвии и Эстонии. Дело было закрыто на основании того, что решение было принято не лично президентом, а Госсоветом. Илюхин был уволен из органов прокуратуры. После подписания Беловежского соглашения о прекращении существования СССР и о создании СНГ Горбачев объявил о прекращении своей деятельности на посту президента СССР и подписал указ о передаче управления стратегическим ядерным оружием президенту России Борису Ельцину. 21 декабря 1991 года по решению Совета глав государств СНГ Горбачев получил пожизненные льготы: специальную пенсию, медицинское обеспечение всей семьи, личную охрану, государственную дачу, персональную машину. В декабре 1991-го создал «Горбачев-фонд» – международную неправительственную и  неприбыльную организацию, президентом которой является до сих пор.   Чем знаменит Архитектор перестройки – комплекса мер по переходу СССР к рыночной экономике. По мнению многих исследователей, именно эта стратегия привела в итоге к развалу Советского Союза. Инициатор антиалкогольной кампании, стартовавшей в 1985 году (авторами идеи были Егор Лигачев и Михаил Соломенцев, которых Горбачев активно поддержал). Результатом стал 45-процентный рост цен на алкогольные напитки, вырубание виноградников, исчезновение сахара в магазинах вследствие самогоноварения и ввод карточек на сахар.  По оценке председателя правительства СССР Николая Рыжкова, на «борьбе за трезвость» страна потеряла 62 миллиарда рублей. Первый (и последний) лидер СССР, сделавший ставку на улучшение отношений с Западом и добившийся на этом пути больших успехов. Одно из главных достижений внешней политики Горбачева – бессрочный Договор с США о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, вступивший в силу 1 июня 1988 года.   О чем надо знать Кандидатура Горбачева дважды рассматривалась для перехода на работу в КГБ. В 1966 году его предлагали на пост начальника управления КГБ Ставропольского края, но его кандидатура была отвергнута Владимиром Семичастным. В 1969 году Юрий Андропов рассматривал Горбачева как возможного кандидата на пост заместителя председателя КГБ СССР. Сам Горбачев считает, что Андропов ему покровительствовал и способствовал его переводу в Москву. По сторонним оценкам, Горбачеву симпатизировали Михаил Суслов и Андрей Громыко. 17 сентября 1978 года на станции Минеральные Воды состоялась «встреча четырех генсеков» – встретились ехавшие проездом в Баку Леонид Брежнев и сопровождавший его Константин Черненко с Михаилом Горбачевым как «хозяином» Ставрополья и Юрием Андроповым, который был на отдыхе. Кандидатуру Горбачева на пост секретаря ЦК КПСС одобрил лично Леонид Брежнев.   Прямая речь О предложении арестовать Ельцина, Шушкевича и Кравчука, сделанном Александром Руцким: «Не паникуй… У соглашения нет юридической основы… Прилетят, мы соберемся в Ново-Огарево. К Новому году будет Союзный договор!»  О целях «Горбачев-фонда»: «XXI век станет либо веком тотального обострения смертоносного кризиса, либо же веком морального очищения и духовного выздоровления человечества. Его всестороннего возрождения. Убежден, все мы – все разумные политические силы, все духовные и идейные течения, все конфессии – призваны содействовать этому переходу, победе человечности и справедливости. Тому, чтобы XXI век стал веком возрождения, веком Человека». О Путине: «Считает себя заместителем Бога, я уж не знаю, правда, по каким делам…» О выборах в России: «С нашими выборами не все в порядке, и наша избирательная система нуждается в серьезной корректировке».   7 фактов о Михаиле Горбачеве В 1949 году школьник Михаил Горбачев за ударный труд на уборке зерновых был награжден орденом Трудового Красного Знамени До избрания первым секретарем крайкома Горбачев собирался уйти в науку – сдал кандидатский минимум и написал диссертацию 1 мая 1986 года после аварии на Чернобыльской АЭС по указанию Горбачева с целью недопущения паники среди населения в Киеве и Минске и других городах республик были проведены первомайские демонстрации с риском для здоровья участвующих В 2015 году Горбачев признал, что антиалкогольная кампания в той форме, в которой она проводилась, была ошибкой Михаил Горбачев сыграл самого себя в фильме Вима Вендерса «Так далеко, так близко!» В 2004 году Горбачев получил премию «Грэмми» за озвучивание музыкальной сказки Сергея Прокофьева «Петя и волк», где ему составили компанию Софи Лорен и Билл Клинтон Горбачев является персонажем нескольких художественных фильмов, в частности, «Рокки 4», «Голый пистолет» и «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди»   Материалы о Михаиле Горбачеве Михаил Горбачев – «Время СССР» Михаил Горбачев: «Не надо было вводить трезвость, как топором по голове» Горбачев-фонд Статья о Михаиле Горбачеве в Википедии  

14 января, 18:26

"Шесть генеральных" в объективе Дмитрия Бальтерманца

Оригинал взят у skif_tag в "Шесть генеральных" в объективе Дмитрия БальтерманцаЭто даже посильнее микояновского "от Ильича до Ильича"...Иосиф Сталин Георгий Маленков Лаврентий Берия Анастас Микоян на трибуне стадиона Динамо2-я половина 1940-хПохороны Михаила Калинина. Москва1946 г.Похороны Андрея Жданова. Москва. Сентябрь1948 г.Иосиф Сталин в гробу. Из серии "Шесть генеральных". Март1953 г.Ушла эпоха. Новое лицо государства.Лето 1955Вы когда нибудь видели плачущего большевика? Может и видели...А вот смеющегося Михаила Суслова - навряд ли!Николай Булганин, Никита Хрущёв и Михаил Суслов 1955Взаимное кормление- обычай высшего кашмирского гостеприимства (Визит Никиты Хрущева в Индию)1956 г.1955Аргументы Никиты Сергеевича. Ташкент1961 г.Дорога к заключительному слову. Последний партийный съезд Н.Хрущева1961 г.В последний раз на трибуне Мавзолея. 1 мая1964 г.В первый раз без Хрущева (Алексей Косыгин, Леонид Брежнев и Анастас Микоян на трибуне Мавзолея). 1 мая1965Эпоха БрежневаНачало 1970-х гг.Широкая натура.Приезд Леонида Брежнева в Узбекистан. Из серии Шесть генеральных1979 г.Союз писателей. Шараф Рашидов и Леонид Брежнев1979 г.Не оглядываясь назад (Два Ильича)1981 г.Последнее награждение Леонида Брежнева1981 г.Похороны Леонида Брежнева. Ноябрь1982 г.Похороны Леонида Брежнева. На первом плане Юрий Андропов, за ним Константин Черненко. Из серии "Шесть генеральных". Ноябрь1982 г.Прощание. Ноябрь1982 г.В ожидании гостей (Первый официальный прием Константина Черненко). Из серии "Шесть генеральных"1984 г.

07 января, 11:54

Хедрик Смит "Русские". Глава XI. Комритуалы и комшутки. Продолжение.

Джордж Оруэлл настолько прочно ввёл понятие двоемыслия в наш политический лексикон, и потом этот термин настолько безудержно использовался, что превратился в выхолощенное клише, лишённое человечного смысла и содержания.Джордж ОруэллЕсли бы в тот период, когда я собирался в Москву, вы спросили меня, то я бы несомненно ответил, что оруэлловское двоемыслие было вымышленным преувеличением, далёким от реальности, или в худшем случае, одной из аберраций ужасного периода расцвета сталинизма, когда люди во имя спасения жизни готовы были говорить всё что угодно. Я считал, что в настоящий, менее жестокий период, это понятие несколько устарело.Поэтому меня так сильно сразило число интеллектуалов, которые частным образом были вне себя от сознания того, что повседневно практикуют двоемыслие и насколько глубоко оно проникло в жизнь. Один кудрявый архитектор в возрасте за тридцать, который, по его собственным словам, был образцовым верующим в энтузиазм молодёжи и только потом разочаровался из-за того, что он счёл цинизмом официоза партии, рассказал мне о том неловком чувстве, которое охватывало его при переходе от личной честности к публичному лицемерию.«Кто-то будет выступать перед группой людей и нести всю эту чепуху, а ты будешь сидеть и думать:«Зачем он это всё говорит, дурак ? Ведь он же всё понимает».Но когда тебя выбирают для того, чтобы выступить на одном из таких собраний, ты вдруг оказываешься точно в таком же положении и говоришь всё то же самое, повторяя, что написано в газетах.Нас долго учили, как выступать на собраниях, поэтому сейчас мы говорим точно так же, когда на людях открываем рты».Политсобраний нелегко избежать, как бы кто ни жаловался на то, что на них сгоняют насильно. Одна дама – математик пожаловалась мне, что пропуск еженедельной сессии, называющейся politgramota в её институте означает наложение официального выговора, что является серьёзным делом. «Иногда у нас выступают лекторы со стороны, а иногда наши институтские читают». – сказала она мне. « Мне нужно делать, например, отчёт, о компьютерах и решении проблем. Слава богу, это не политически насыщенная тема, но само собой, я должна говорить о роли компьютеров в социалистическом обществе. В нашем институте компьютеры работаю из рук вон плохо. Мне придётся лгать по этому поводу. Но что я могу поделать?»Заседание парткомаМеня также удивил тот факт, что некоторые писатели, журналисты или учёные с хорошими связями не только были очень недовольны участием в спектакле идеологического конформизма, но и охотно делились своей горечью с западным корреспондентом.Я помню, как один главный редактор объяснял мне свою позицию:«Очень сложно описать заседание парткома тому, кто на нем никогда не присутствовал.За пять минут до собрания люди будут шутить в коридоре, делать критические замечания, говорить о том, как плохо воюют арабы и как наша им военная помощь выбрасывается на ветер.Потом начинается заседание.Сигареты тушат.И те же самые люди поднимают руки в голосовании за осуждение Израиля и провозглашают победу арабов.Или кто-то разглагольствует о «третьем решающем годе пятилетки» и все будут с серьёзным видом торжественно слушать и повторять всё те же лозунги, зная, что они бессмысленны.Конечно это игра, но ты вынужден в неё играть». Я знал городских интеллигентов, которые прямо выражали своё недовольство этим навязываемым им конформизмом, устраивая частные пародии на политсобрания, и высмеивали экстравагантные пропагандистские празднества, устраиваемые в Кремле по знаменательным датам.Тем не менее, многие русские, не верящие во всю эту пропаганду, удивлялись наивности американцев.Я помню, как слышал от одного русского, работавшего с советской делегацией на Конгрессе миролюбивых сил в Москве в декабре 1973 года, выражение удивления по поводу искреннего идеализма американских делегатов.«Они воспринимают это так серьёзно», - говорил он. «Действительно верят, что могут что-то сделать и повлиять на политическое руководство. А мы все - циники, потому что знаем, что не изменится ничего. Я не хочу сказать, что американцам понравились все речи, пропаганду-то они раскритиковали. Они хотели больше практических дел. Но я хочу сказать: они ведь действительно верят в то, что могут делать политику. Неужели все американцы такие?» Тот факт, что я услышал такое откровенное признание в разочаровании от высокопоставленного члена советского истеблишмента, выросшего в партийной семье, вызвал во мне желание узнать, во что же на самом деле верят советские люди.Были ли их антирежимные шутки свидетельством пассивного ухода от идеологии или просто способом безопасно выпустить пар?Был ли этот индивидуальный цинизм признаком фундаментального неверия или более ограниченным выражением раздражения жаргоном и претенциозностью советской общественной жизни без признаков коррозии твёрдой веры в систему?Интеллектуалы от истеблишмента, составляли ли они особую породу, совершенно отличную от, скажем, просто членов партии, и их скепсис отражал скорее мнение узкого круга, чем более широкие настроения?Или же слияние идеологии и лояльности включает в себя параллельно веру и неверие?В конце концов, тот русский переводчик, что сказал, что русские не обращают внимания на помпезные партийные лозунги на зданиях, также твёрдо заявил: «Наш идеал, идеал социализма, народа, трудящегося на общее благо, намного лучше, чем ваша нацеленность на прибыль, даже если мы видим, что сейчас мы ещё далеки от этого идеала».Леонид БрежневИсторик, который вспоминал полнейшее безразличие отдыхающих в Кисловодске к речи Брежнева, транслировавшейся по радио в парке, предостерёг меня: «Не воспринимайте этого как признак сильного разочарования Брежневым. Народ не слишком-то на него ворчит». Заводской бригадир, вспоминавший, как он «за шкирку» тащил рабочих на политинформацию и пересказывал анекдоты, которые травили рабочие, произнёс и такую вещь: «Рабочие могут шутить, критиковать, но только против отдельных индивидуумов. Я никогда не слышал, чтобы кто-нибудь обвинил партию или систему».«Они могут рассказывать анекдоты про Хрущёва или Брежнева» - продолжил он, поправив очки и проведя натруженной ладонью по шевелюре – «Могут даже нарисовать карикатуру с человеком с большим животом и густыми бровями (Брежнев) в стенгазете* или могут передразнивать манеру Брежнева говорить, словно у него картошка во рту. Рабочие знают, что им позволено по таким поводам высказываться смелее, чем интеллигенции и не боятся этого делать. Они знают, что нужны экономике. Проблемы они видят, но винят дирекцию завода и официальных лиц, но не партию. А Ленин, несмотря на шутки о нём, остаётся вне критики. Всё, что он говорил, претворяется в жизнь».   Конечно, никакой стереотип не применим к членам 14-миллионной компартии.Невозможно сравнить позицию коммуниста за шестьдесят, пробывшего в партии большую часть жизни, выросшего при Сталине, испытавшего романтический пыл первых лет и боровшегося за выживание при сталинском терроре тридцатых годов, с молодым коммунистом около тридцати, который сталинизма лично и не нюхал, а родился в уже сложившейся системе.Никита Хрущев Коммунисты средних лет, взрослевшие, когда Хрущёв развенчивал Сталина, имеют особый кругозор, они менее склонны к иллюзиям, нежели поколение старше и моложе. Мне также показалось, что чем дальше едешь от больших политизированных городов типа Москвы и Ленинграда и глубже в провинцию, тем более вероятен шанс встретить много простого народа с меньшими идеологическими претензиями, но, вероятно, с более подлинными идеалами. Партийные apparatchiki с их особыми привилегиями и политическим прагматизмом людей организации очень сильно отличаются от рядовых рабочих и крестьян, отбираемых для членства в партии.Строительство Асуанской плотины в ЕгиптеЯ помню, как однажды пополудни мы пили в поезде пиво с чёрным от загара строителем, коммунистом с Украины. Для него партия служила допуском к такой работе, как строительство Асуанской плотины в Египте, где за три года он сделал большие накопления в сертификатных рублях и приобрёл право отоваривать их в специальных магазинах.Когда он вернулся, то накупил себе всяких предметов роскоши, включая «Волгу-седан», типа той, на которой ездят боссы.То есть членство в партии принесло материальную выгоду.В другой раз я посетил дом узбекского тракториста, осыпанного почестями Героя социалистического труда. Он тоже был членом партии. Но в нём было и нечто большее. Из него получился прямой, откровенный, простой крестьянин, который имел сильную веру в то, чем он занимается и в то что он и его товарищи совершили, в то, что происходило на его глазах: хлопковые поля, раскинувшиеся на полупустынной местности, известной под названием Голодная Степь. Социализм воздал ему почести предоставил ему и его семье скромный, уютный домик.Сейчас он живёт лучше, чем даже мог мечтать в то время, когда приехал в этот богом забытый угол Центральной Азии. Его вера была обращена в результаты, а не в лозунги и всё, что происходило за пределами его мира, его, казалось, не интересовало.«Громадная масса народ, независимо от того, члены партии они или нет, не думают о идеологии, они просто принимают вещи такими, как они есть»,- заметил один московский юрист.Это мнение я слышал много раз, в числе прочих от Геннадия, совхозного бухгалтера. Сам он растерял все иллюзии, но сказал, что его случай нетипичен, потому что он был человеком умственного труда. Простые люди, по его мнению, были достаточно умны, чтобы отличить пропаганду о советских достижениях в средствах массовой информации. «Но они всё ещё верят в систему». – сказал он. «Они ничего больше не знают, и принимают её».Среди интеллигенции, служащих, работников образования, учёных, хозяйственных руководителей и тех, кого зовут партийные apparatchiki, все те, кто составлячет теперь большинство членов советской компартии несмотря на всю пропаганду по поводу того, что она является партией рабочего класса* мотивы и позиции различаются куда сильнее и скептицизм является куда более распространенным. *Выходящий раз в две недели журнал «Партийная жизнь», писал в номере от 13 июля 1972 года, что 14.8 миллионов членов партии на 14,7 процентов состоят из колхозников, 40.7% - рабочих, и 44,6 «служащих» (от «белых воротничков» и выше).Но, как мне сказали в частной беседе партийные официальные лица, преувеличивают долю рабочего класса, потому что член партии считается «рабочим» в течение всей своей партийной карьеры, если вступил в партию в таком статусе. Так, к примеру, Брежнев и многие другие партийные руководители всё ещё числятся рабочими, хотя давно уже не относятся к рабочему классу (прим. Хедрика Смита). Под внешне непоколебимой поверхностью партийного единства, догматики-сталинисты стараются развернуть систему в одном направлении, тогда как прагматики-реформаторы пытаются уменьшить или свести на нет идеологическое воздействие и модернизировать советскую систему благодаря более рациональным методам планирования, управления, сельского хозяйствования, и порой даже ослабляя политический и культурный контроль или делая его более гибким. Но сила инерции и непреодолимая жажда партии к сосредоточению всей полноты власти в своих руках работают против этих реформаторов. Человеку со стороны невозможно оценить идеологический настрой и верования простого народа, находящегося в сердцевине советской системы и выносить о них обобщённые суждения.Но в частной обстановке советские люди, независимо от того, члены партии или нет, говорят о потере задора, об усилении материализма и оппортунизма, о росте коррупции и моральном разложении. «Когда ты слышал, как Хрущёв провозглашал:"Мы идём к победе коммунизма," -ты мог с ним не соглашаться, но ты по крайней мере чувствовал, что он сам в это верит», - сказал один важный редактор.Михаил Суслов«Подумать только, он сам был на дне общества. Сделал выбор, присоединился к революционному движению, когда ещё неясно было, кто победит. Он рисковал. Ты чувствуешь, что он верил. Даже такой человек, как Суслов (глава партийной идеологии, сейчас ему за семьдесят), возможно верит. Но эти в Политбюро: Полянский, Мазуров, Шелепин, Гришин, ты чувствуешь, что они все – просто циники. Единственное, чего они хотят – это власть, ничего кроме власти». «А как вы можете это ощутить?» - спросил я. «Это – нечто такое, что ты просто чувствуешь. Слышишь, что они в своих речах говорят, смотришь на их манеры, вслушиваешься в голос. Всё это ими делается гладко, по привычке, но без чувств, без убеждений».Русские часто смеются над попытками людей с Запада разделить партийных функционеров на либералов и консерваторов. Они настаивают на том, что властные клики, карьерные связи, семейные отношения и старые, прочно устоявшиеся соображения политической лояльности или соперничества являются куда более важными для того, чтобы предугадать течения политики партии, чем оттенки их якобы имеющихся политических предпочтений. Такие разделения делают КПСС похожей на Таммани Холл. «Куда важнее знать, кто был с Брежневым в Днепропетровске или на целине в старые времена, что то, является ли он консерватором или умеренным». – сказал один политолог, которому явно доставляло удовольствие препарировать политику государства. «Чей он человек? Брежнева? Косыгина? Кириленко? Суслова? Вот что считается».Что же касается идеологии пропаганды, то несколько московских интеллигентов, имеющих друзей, которые работают в аппарате ЦК КПСС, в средоточии советской власти, говорили мне о случаях, свидетельствующих о загнивании среди даже таких карьерных коммунистов. Один учёный рассказывал, что директор его института, одного из важнейших в Москве, пошёл просить дополнительного финансирования в отдел науки ЦК.Он нарисовал довольно мрачную картину состояния науки в его сфере и закончил свой доклад словами: «дела у нас плохи», имея в виду дела в институте. Директор института был поражён, как рассказывал потом коллегам, тем, что услышал в ответ от члена ЦК яркое опровержение всех хвастливых высказываний официальной пропаганды:« А где у нас хороши дела?»Имелась в виду вся страна… После трудного конкретного разговора, директор института вышел оттуда в изумлении от реализма партийных функционеров:«Они не дураки. Они всё понимают».Учёный сферы общественных наук рассказывал мне о своих друзьях в другом отделе ЦК, которые высмеивали между собой на работе политическую негибкость членов Политбюро. Один хорошо устроившийся советский журналист описал лесную прогулку, которую однажды совершил с одним высоким чином отдела культуры ЦК КПСС, в ходе которой этот последний стал в отчаянии рассказывать о коррупции в партии.«Возможно ли такое положение, что Папа и кардиналы церкви являются корыстными филистимлянами, а сама церковь может выдерживать испытания?»- вслух спросил этот чиновник.В других случаях манёвры предположительно умеренных, реалистически мыслящих партийных чиновников странным образом напоминали некоторых американских официальных лиц во время вьетнамской войны. Они шли на компромисс со своим частным мнением и таили его, надеясь на сдерживание политики.За исключением того, что здесь, в Москве, нет ни конгресса, нет ни прессы, куда можно что-то слить, нет общественного мнения, и меньше шансов повлиять на позицию верхов. Имеющие хорошие политические связи москвичи говорили о невидимом, но различимом расколе внутри структуры ЦК: на одном уровне были лидеры, которые держат ключевые властные позиции, на другом – apparatchiki, служащие помощниками людей во власти, но заслужившие репутацию слишком умных, слишком образованных для того, чтобы им были доверены высшие посты. Три разных человека, пристально наблюдающих внутренние политические манёвры, сказали мне, например, что когда в Политбюро образуется вакансия на высшем уровне, они обычно обращают свои взоры к провинции, а не продвигают москвичей из когорты карьеристов с налётом городского умничанья. В брежневский период, Динмухамед Кунаев, партийный босс из Казахстана (и друг Брежнева) пришёл в Политбюро. Константин Катушев, горьковский партийный босс, был отобран для того, чтобы стать национальным секретарем партии по отношениям с руководящими компартиями, Владимир Долгих был переведён из Красноярска, чтобы стать национальным секретарём по тяжёлой промышленности, Михаила Соломенцева взяли из Ростова и сделали премьером русской республики.** Мне сказали, что между партийными технократами с их kandidaty (имеется в виду степень кандидата наук, эквивалент американской Ph.D – прим.перев.) и руководителями отделов ЦК, взобравшихся по ступенькам партийной иерархии будучи простыми организаторами – протеже какого-либо влиятельного партийного патрона существует практически классовая ненависть. Один писатель рассказал мне о том, как его друзья из ЦК называли своего начальника отдела «политическим неандертальцем» и «колхозником из провинции», смеялись над его пролетарской привычкой носить под пиджаком свитер или пуловер вместо белой рубашки с галстуком и, тем не менее, буквально вскакивали в стойку «смирно», когда он входил в их кабинеты.«Им нужно было показывать ему своё уважение,» - сказал писатель. «От этого человека зависело, какое назначение они получат, поедут ли в загранкомандировку, улучшат ли свои квартирные условия».КПСС учит членов быть лояльными своему руководству намного эффективнее, чем это делает Уотергейтский Белый Дом Ричарда Никсона.Один учёный объяснил мне, на чём основываются его контакты с партийными кругами:«Человек со своими собственными идеями будет испытывать трудности, потому что суть игры состоит в том, чтобы понимать, чего хочет начальство, а ещё лучше - предугадывать его желания. Для работы плохо иметь репутацию человека, с которым трудно работать из-за того, что он много знает». Вместе с тем, как заверил меня один, уверенно идущий по партийной линии вверх амбициозный партийный журналист, которого я встретил в Мурманске, лояльность хорошо вознаграждается.Его собственным ощущением бы, что те функционеры, которые становятся местными руководителями благодаря связям, часто оказываются ни на что не годными.«Они – водопроводчики в душе», саркастически заметил журналист.«Но если только с ними не случится скандал типа любовной интрижки с дочерью секретаря обкома, их не выгонят с работы. На их заводе, в их театре дела могут идти из рук вон плохо, но «водопроводчика» просто переводят на другую работу, руководить симфоническим оркестром или колхозным рынком. Если это партиец, то его никогда не устраивают на должность ниже директорской. Вот так работает наша система».И тем не менее, спустя всего несколько минут, тот же самый молодой человек приятной наружности, хорошо одетый, с явно выраженным вкусом к ярким галстукам, любитель хорошеньких девушек, заговорил о своём продвижении по службе, о прекрасном для своих 30 лет посте, который он уже занимает и его слова о том, что «партия всё контролирует» звучали уже в положительном ключе, как и то, что у него тоже имеются «хорошие друзья».То есть элементы Таммани Холла привлекали и его.Именно вот этого приземленного коэффициента рядовой политики часто недостаёт в абстрактных представлениях о типичном советском коммунисте.* вот тут я сильно сомневаюсь, что рабочие на самом деле могли рисовать такие карикатуры, бригадир явно привирает для иностранного корреспондента – прим. перев.** разумеется, переводчик в курсе, что должность называлась «Секретарь ЦК КПСС по..., и можно было бы писать подробно, например, что должность Катушева звучала так: секретарь ЦК КПСС по связям с соцстранами, странами - членами СЭВ, странами - членами Варшавского договора, а русская республика – это РСФСР, но я счёл необходимым сохранить стиль автора.Начало:http://montrealex.livejournal.com/1206771.htmlhttp://montrealex.livejournal.com/1209106.htmlhttp://montrealex.livejournal.com/1212373.htmlhttp://montrealex.livejournal.com/1218940.html

29 ноября 2015, 00:01

Чем новый сериал «Тихий Дон» отличается от предыдущих экранизаций романа?

29 ноября на канале «Россия-1» состоится премьера нового многосерийного сериала «Тихий Дон».

21 ноября 2015, 00:00

Мемория. Михаил Суслов

21 ноября 1902 года родился Михаил Суслов, главный идеолог брежневской эпохи.   Личное дело Михаил Андреевич Суслов (1902 –1982), родился в селе Шаховское Хвалынского уезда Саратовской губернии (ныне Ульяновская область) в бедной крестьянской семье. Родители не имели для собственного маленького хозяйства даже собственной лошади, из-за чего его отец, Андрей Андреевич Суслов, подрабатывал на нефтепромыслах в Баку, а в 1916 году собрал артель плотников и отправился в Архангельск. В 1918 году Михаил Суслов вступил в ряды сельского Комитета бедноты, в 1920 году — в комсомол, а уже в 1921 году стал членом коммунистической партии и в том же году по путевке партийной организации приехал в Москву и поступил на Пречистенский рабфак, Окончив рабфак,  в 1924 поступил в Московский институт народного хозяйства им. Г.В.Плеханова, одновременно вел преподавательскую работу в столичных текстильном институте и химическом техникуме. Закончил институт в 1928 году, а с 1929 года был зачислен в аспирантуру Экономического института Коммунистической Академии. Тогда же начал читать курс политэкономии в Московском университете и в Промышленной академии. В 1931 году по окончании института постановлением ЦК ВКП(б) был «распределен» инспектором в аппарат Центральной контрольной комиссии ВКП(б) и Наркомата рабоче-крестьянской инспекции, в 1933 выезжал в составе комиссий для проведения чисток (проверок лояльности коммунистов партийному руководству) Уральской и Черниговской партийных организаций. С 1934 по 1936 – член Комиссии советского контроля при СНК СССР. В 1936 году Суслов стал слушателем Экономического института Красной профессуры, который готовил новую «партийную интеллигенцию». В 1937 в составе группы партийных и советских работников был командирован в Ростовскую область для «укрепления» областной партийной организации, все руководство которой оказалось репрессировано, и проведения «очистительной работы» по «искоренению врагов народа». До февраля 1939 работал заведующим отделом, третьим, а затем вторым секретарем Ростовского обкома партии. В 1939–1944 первый секретарь Орджоникидзевского (Ставропольского) крайкома ВКП(б). Одновременно в 1941–1943 был  членов Военного совета Северной группы войск Закавказского фронта и организатором партизанского движения во время оккупации Ставропольского края. За время руководства краем провел мобилизацию крестьян на ускоренное строительство Невинномысского оросительного канала, отдал приказ о взрыве Казанского кафедрального собора в Ставрополе, организовывал помощь органам НКВД в проведении в 1943 году депортации карачаевского народа. В  конце 1944 был переброшен в Литву. Стал председателем Бюро ЦК ВКП(б) по Литовской ССР, являвшегося фактически чрезвычайным и полновластным органом управления республикой. Бюро было уполномочено на ведение работы по ликвидации последствий войны и борьбу с многочисленными отрядами «лесных братьев» - противниками коммунизма. Проводил политику беспощадных чисток партийно-государственного аппарата от инакомыслящих, насильственной коллективизации сельского хозяйства, занимал жесткую позицию по отношению к местной интеллигенции, считая ее проповедником литовского национализма. В марте 1946 года Суслов был переведён в аппарат ЦК ВКП(б) и получил должность руководителя отдела внешней политики (внешних сношений) ЦК. По предложению Сталина, в 1947 на пленуме ЦК ВКП(б) был утвержден членом Оргбюро ЦК и секретарем ЦК партии, отвечавшим за работу средств массовой информации. Занимал должность начальника Управления пропаганды и агитации ЦК КПСС. В 1949–1951 годах был главным редактором газеты «Правда». В 1949 был одним из главных организаторов пышного празднования 70-летия Сталина. Принял активное участие в подготовке ХIХ съезда ВКП(б), разработав несколько вариантов речи Сталина на съезде (окончательную редакцию сделал сам вождь). Свидетельством укрепившегося доверия Сталина стало включение Суслова в 1952 в состав расширенного Президиума ЦК КПСС. После смерти Сталина и возвышения Маленкова, у которого с Сусловым отношения не сложились, он  был выведен из Президиума ЦК КПСС. В развернувшейся в середине 1950-х годов внутрипартийной борьбе за власть Суслов занял сторону Хрущева, выступив против сподвижников покойного вождя. При этом он руководствовался, в основном, карьерными мотивами. На июльском пленуме ЦК КПСС 1955 года Суслов был возвращен в состав Президиума ЦК. В Президиуме, а затем в Политбюро он по-прежнему отвечал за идеологию. В ходе Венгерского восстания 1956 года Суслов вместе с А.И.Микояном возглавил советскую делегацию, прибывшую в Будапешт для переговоров с венгерскими руководителями и после неудачи переговоров настоял на решении о вводе советских войск в Венгрию. По воспоминаниям Хрущева, Микоян противился вводу и использованию советских войск, а Суслов, напротив, придерживался жесткой позиции. В начале 1960-х годов Хрущев отстранил Суслова от непосредственного руководства идеологической работой в партии и государстве, доверив это дело Л.Ф.Ильичеву, назначенному председателем соответствующей Комиссии ЦК КПСС. Суслову было поручено заниматься вопросами связей КПСС с коммунистическими и рабочими партиями других стран.   Михаил Суслов В июле 1963 после  ухудшения советско-китайских отношений он возглавил советскую делегацию на переговорах с представителями компартии Китая, но не сумел добиться примирения. Результаты переговоров и суть разногласий с китайцами изложил в докладе на февральском (1964) пленуме ЦК КПСС. Как вспоминал один из авторов проекта доклада Ф.М.Бурлацкий, это выступление было личным поручением Н.С.Хрущева, потребовавшего «решительно осудить устами Суслова культ личности». А уже на октябрьском пленуме ЦК КПСС в том же 1964-м году Суслов выступал с докладом  об ошибках и необходимости замены Н.С.Хрущева. После смещения Н.С.Хрущева, Суслов фактически стал вторым после Брежнева человеком по влиянию в партии и государстве. Как член Политбюро и второй секретарь ЦК КПСС он вел заседания Секретариата ЦК партии, отвечал за все вопросы идеологической политики в стране, за руководство деятельностью средств массовой информации, цензуру, культуру и искусство, высшее образование и школу, отношения государства и религиозных организаций. Михаил Суслов скончался от инсульта 25 января 1982 года - за несколько месяцев до смерти Леонида Ильича Брежнева. Похоронен в Москве на Красной площади у Кремлевской стены.   Чем знаменит Михаила Суслова называют «серым кардиналом» советского строя и «Победоносцевым Советского Союза». Он играл огромную роль в руководстве КПСС и СССР со второй половины 1950-х годов до своей кончины, являлся главным идеологом коммунистической партии. Он стоял на позициях самого ортодоксального толкования марксизма, неприятия любого отклонения от него, беспощадной идеологической войны с буржуазной идеологией. Будучи ближайшим соратником Н.С. Хрущева, Суслов стал одним из организаторов заговора против него. Суслов принимал самое деятельное участие и в выработке внешнеполитического курса СССР. Он твердо стоял за введение войск Варшавского Договора в ЧССР во время «Пражской весны». Он был в числе узкого круга членов Политбюро ЦК КПСС, принявших в 1979 решение о вводе советских войск в Афганистан. Ему же в 1980–1981 было поручено возглавить комиссию ЦК КПСС по выработке политики по отношению к революционным событиям в Польше. В 1948 году Михаил Суслов стал главным идеологом и вдохновителем кампании борьбы «с безродным космополитизмом», «буржуазным низкопоклонством перед Западом». При Брежневе Суслов был инициатором гонений на интеллигенцию, поднявшуюся после хрущевской «оттепели», имел репутацию догматика и консерватора. С его именем связаны разгром редакции журнала «Новый мир», выдворение из СССР А.И.Солженицына, ссылка А.Д.Сахарова, застой в развитии общественных наук в стране. Несмотря на то, что о Суслове говорили и писали мало, и сам он старался держаться в тени, не занимая никаких высоких постов, он был похоронен с такими официальными почестями, с какими после марта 1953 года не хоронили в Москве ни одного из высших руководителей партии и государства. Он был удостоен (в ряду всего нескольких партийных деятелей, таких, как Калинин, Жданов, Сталин, Ворошилов) похорон в Некрополе у Кремлевской стены, в отдельной могиле, на которой вскоре был воздвигнут памятник. Церемония похорон транслировалась в прямом эфире по всей территории СССР, а в стране был объявлен трехдневный траур.   О чем надо знать Хотя Суслова и назвали в некрологе «крупным теоретиком партии», на самом деле он не внес в партийную теорию ничего нового. За свою 35-летнюю деятельность на ответственных постах в ЦК партии Суслов не написал ни одной книги, а собрание его «сочинений» в трех небольших томах представляет собой набор сплошных идеологических штампов. Речи, которые ему как члену Политбюро регулярно приходилось произносить, готовились сотрудниками аппарата. В докладах, которые Суслов делал регулярно на Всесоюзных совещаниях идеологических работников, он всегда обходил наиболее острые и злободневные вопросы. Редактируя свои выступления, он полностью убирал как восхваления, так и порицания Сталина или Хрущева, исключал примеры преступной деятельности Молотова и т.п. «Суслов как идеологический руководитель партии был воспитан и сложился именно в сталинский период и печать догматизма, боязнь самостоятельности и оригинальности сохранились у него на всю жизнь. Главным стремлением Суслова с первых же его шагов на поприще идеологии было не допустить какой-либо идеологической ошибки, то есть не вступить в противоречие с текущими политическими установками директивных инстанций. Он хорошо знал, что посредственность и серость идеологических выступлений никем не преследуется, тогда как одна лишь "идеологическая ошибка" может привести к концу всей политической карьеры», - так объясняет «бесцветность» текстов Суслова историк Рой Медведев. Неудивительно, что сборники речей и статей Суслова практически не пользовались спросом в книжных магазинах. Их первый тираж в 100 тысяч экземпляров не расходился более двух лет, несмотря на то, что в СССР было не менее миллиона работников, профессионально занимающихся проблемами идеологии и общественными науками. Любопытно, что один из главных помощников Суслова, Воронцов, - был собирателем поговорок и афоризмов. Но при подготовке речей Суслова ему не удалось ни разу вставить в его тексты что-нибудь интересное из своей коллекции.   Прямая речь Рой Медведев о Суслове: «Почти всю свою жизнь он проработал в аппарате партии. Он был, как и Маленков, прежде всего "аппаратчиком", но, пожалуй, еще более искусным. Суслов поднимался вверх по ступеням партийной иерархии медленнее других, 33-летний Молотов был уже одним из секретарей ЦК РКП(б), так же как и 33-летний Каганович. Микоян в 33 года был наркомом и кандидатом в члены Политбюро. Маленков в свои 33 года заведовал одним из самых важных отделов ЦК ВКП(б). Между тем как 33-летний Суслов был рядовым инспектором Центральной контрольной комиссии. Но Суслов закончил свою почти 80 - летнюю жизнь не скромным пенсионером и не почетным членом ЦК, а человеком, облеченным огромной властью и занимающим второе место в нашей партийной иерархии». Об аскетизме Суслова: «В личной жизни Суслов был подчеркнуто скромен и аскетичен. Не имел и не стремился получить ученые звания и степени, не выступал с собственными научными трудами. Как вспоминал бывший работник аппарата ЦК КПСС Ф.Ф.Петренко, "два раза в год Суслов имел обыкновение вызывать к себе главного бухгалтера ЦК, открывать перед ним ящик стола, где лежала зарплата за последние шесть месяцев, и большую часть ее отдавать в партийную кассу"». Об отношении к искусству: «Суслову явно не нравилось все то, что как-то поднималось над общим средним уровнем. Известно, например, что Суслову очень не пришелся по душе роман Вс. Кочетова "Чего же ты хочешь?". Слишком откровенный сталинизм Кочетова шокировал Суслова. Но Суслова крайне раздражали и песни В. Высоцкого, пьесы Театра на Таганке. Суслов долго не разрешал к прокату фильмы "Гараж" Э.Рязанова и "Калину красную" В.Шукшина». О смерти Суслова: «Смерть Суслова вызвала много толков и прогнозов, но было не так уж много людей, которые испытывали чувства горя и сожаления, проходя мимо гроба в Колонном зале Дома Союзов или наблюдая за торжественной процедурой похорон по телевизору. На небольшом кладбище у Кремлевской стены уже не так много свободных участков. Но для Суслова нашли место рядом с могилой Сталина».   6 фактов о Михаиле Суслове Суслов избирался депутатом Верховного Совета СССР всех созывов, начиная с 1937 года, был членом Президиума Верховного Совета СССР в 1950-1954 годах, а с 1954 года – председателем Комиссии по иностранным делам Совета Союза Верховного Совета СССР. Суслову дважды присваивалось звание Героя социалистического труда, он был награжден пятью орденами Ленина, а также орденами Октябрьской Революции и Отечественной войны 1 степени. В 1965 - 1966 годах в партии началась интенсивная кампания по реабилитации Сталина. Однако в конце 1969 года Суслов «зарубил» уже почти полностью подготовленный проект реабилитации Сталина в связи с его 90-летием. Своего сына Суслов назвал Револием, дочь - Майей. Большинство правительственных автомобилей двигались по отведенной для них полосе вместе с машинами сопровождения на скорости до 120 километров в час. Но Суслов не разрешал своему шоферу превышать скорость в 60 километров. В 1982 году в память о Михаиле Суслове в Москве были открыты мемориальные доски на здании Московского института народного хозяйства им. Г. В. Плеханова в Замоскворечье, на здании факультета журналистики МГУ на Моховой улице и на фасаде дома № 19 по улице Большая Бронная. Доска на здании МГУ была снята в 1989 году.   Материалы о Михаиле Суслове Михаил Андреевич Суслов. Р. А. Медведев Суслов в энциклопедии «Кругосвет» Статья о Михаиле Суслове в Википедии

21 ноября 2015, 00:00

Мемория. Михаил Суслов

21 ноября 1902 года родился Михаил Суслов, главный идеолог брежневской эпохи.   Личное дело Михаил Андреевич Суслов (1902 –1982), родился в селе Шаховское Хвалынского уезда Саратовской губернии (ныне Ульяновская область) в бедной крестьянской семье. Родители не имели для собственного маленького хозяйства даже собственной лошади, из-за чего его отец, Андрей Андреевич Суслов, подрабатывал на нефтепромыслах в Баку, а в 1916 году собрал артель плотников и отправился в Архангельск. В 1918 году Михаил Суслов вступил в ряды сельского Комитета бедноты, в 1920 году — в комсомол, а уже в 1921 году стал членом коммунистической партии и в том же году по путевке партийной организации приехал в Москву и поступил на Пречистенский рабфак, Окончив рабфак,  в 1924 поступил в Московский институт народного хозяйства им. Г.В.Плеханова, одновременно вел преподавательскую работу в столичных текстильном институте и химическом техникуме. Закончил институт в 1928 году, а с 1929 года был зачислен в аспирантуру Экономического института Коммунистической Академии. Тогда же начал читать курс политэкономии в Московском университете и в Промышленной академии. В 1931 году по окончании института постановлением ЦК ВКП(б) был «распределен» инспектором в аппарат Центральной контрольной комиссии ВКП(б) и Наркомата рабоче-крестьянской инспекции, в 1933 выезжал в составе комиссий для проведения чисток (проверок лояльности коммунистов партийному руководству) Уральской и Черниговской партийных организаций. С 1934 по 1936 – член Комиссии советского контроля при СНК СССР. В 1936 году Суслов стал слушателем Экономического института Красной профессуры, который готовил новую «партийную интеллигенцию». В 1937 в составе группы партийных и советских работников был командирован в Ростовскую область для «укрепления» областной партийной организации, все руководство которой оказалось репрессировано, и проведения «очистительной работы» по «искоренению врагов народа». До февраля 1939 работал заведующим отделом, третьим, а затем вторым секретарем Ростовского обкома партии. В 1939–1944 первый секретарь Орджоникидзевского (Ставропольского) крайкома ВКП(б). Одновременно в 1941–1943 был  членов Военного совета Северной группы войск Закавказского фронта и организатором партизанского движения во время оккупации Ставропольского края. За время руководства краем провел мобилизацию крестьян на ускоренное строительство Невинномысского оросительного канала, отдал приказ о взрыве Казанского кафедрального собора в Ставрополе, организовывал помощь органам НКВД в проведении в 1943 году депортации карачаевского народа. В  конце 1944 был переброшен в Литву. Стал председателем Бюро ЦК ВКП(б) по Литовской ССР, являвшегося фактически чрезвычайным и полновластным органом управления республикой. Бюро было уполномочено на ведение работы по ликвидации последствий войны и борьбу с многочисленными отрядами «лесных братьев» - противниками коммунизма. Проводил политику беспощадных чисток партийно-государственного аппарата от инакомыслящих, насильственной коллективизации сельского хозяйства, занимал жесткую позицию по отношению к местной интеллигенции, считая ее проповедником литовского национализма. В марте 1946 года Суслов был переведён в аппарат ЦК ВКП(б) и получил должность руководителя отдела внешней политики (внешних сношений) ЦК. По предложению Сталина, в 1947 на пленуме ЦК ВКП(б) был утвержден членом Оргбюро ЦК и секретарем ЦК партии, отвечавшим за работу средств массовой информации. Занимал должность начальника Управления пропаганды и агитации ЦК КПСС. В 1949–1951 годах был главным редактором газеты «Правда». В 1949 был одним из главных организаторов пышного празднования 70-летия Сталина. Принял активное участие в подготовке ХIХ съезда ВКП(б), разработав несколько вариантов речи Сталина на съезде (окончательную редакцию сделал сам вождь). Свидетельством укрепившегося доверия Сталина стало включение Суслова в 1952 в состав расширенного Президиума ЦК КПСС. После смерти Сталина и возвышения Маленкова, у которого с Сусловым отношения не сложились, он  был выведен из Президиума ЦК КПСС. В развернувшейся в середине 1950-х годов внутрипартийной борьбе за власть Суслов занял сторону Хрущева, выступив против сподвижников покойного вождя. При этом он руководствовался, в основном, карьерными мотивами. На июльском пленуме ЦК КПСС 1955 года Суслов был возвращен в состав Президиума ЦК. В Президиуме, а затем в Политбюро он по-прежнему отвечал за идеологию. В ходе Венгерского восстания 1956 года Суслов вместе с А.И.Микояном возглавил советскую делегацию, прибывшую в Будапешт для переговоров с венгерскими руководителями и после неудачи переговоров настоял на решении о вводе советских войск в Венгрию. По воспоминаниям Хрущева, Микоян противился вводу и использованию советских войск, а Суслов, напротив, придерживался жесткой позиции. В начале 1960-х годов Хрущев отстранил Суслова от непосредственного руководства идеологической работой в партии и государстве, доверив это дело Л.Ф.Ильичеву, назначенному председателем соответствующей Комиссии ЦК КПСС. Суслову было поручено заниматься вопросами связей КПСС с коммунистическими и рабочими партиями других стран.   Михаил Суслов В июле 1963 после  ухудшения советско-китайских отношений он возглавил советскую делегацию на переговорах с представителями компартии Китая, но не сумел добиться примирения. Результаты переговоров и суть разногласий с китайцами изложил в докладе на февральском (1964) пленуме ЦК КПСС. Как вспоминал один из авторов проекта доклада Ф.М.Бурлацкий, это выступление было личным поручением Н.С.Хрущева, потребовавшего «решительно осудить устами Суслова культ личности». А уже на октябрьском пленуме ЦК КПСС в том же 1964-м году Суслов выступал с докладом  об ошибках и необходимости замены Н.С.Хрущева. После смещения Н.С.Хрущева, Суслов фактически стал вторым после Брежнева человеком по влиянию в партии и государстве. Как член Политбюро и второй секретарь ЦК КПСС он вел заседания Секретариата ЦК партии, отвечал за все вопросы идеологической политики в стране, за руководство деятельностью средств массовой информации, цензуру, культуру и искусство, высшее образование и школу, отношения государства и религиозных организаций. Михаил Суслов скончался от инсульта 25 января 1982 года - за несколько месяцев до смерти Леонида Ильича Брежнева. Похоронен в Москве на Красной площади у Кремлевской стены.   Чем знаменит Михаила Суслова называют «серым кардиналом» советского строя и «Победоносцевым Советского Союза». Он играл огромную роль в руководстве КПСС и СССР со второй половины 1950-х годов до своей кончины, являлся главным идеологом коммунистической партии. Он стоял на позициях самого ортодоксального толкования марксизма, неприятия любого отклонения от него, беспощадной идеологической войны с буржуазной идеологией. Будучи ближайшим соратником Н.С. Хрущева, Суслов стал одним из организаторов заговора против него. Суслов принимал самое деятельное участие и в выработке внешнеполитического курса СССР. Он твердо стоял за введение войск Варшавского Договора в ЧССР во время «Пражской весны». Он был в числе узкого круга членов Политбюро ЦК КПСС, принявших в 1979 решение о вводе советских войск в Афганистан. Ему же в 1980–1981 было поручено возглавить комиссию ЦК КПСС по выработке политики по отношению к революционным событиям в Польше. В 1948 году Михаил Суслов стал главным идеологом и вдохновителем кампании борьбы «с безродным космополитизмом», «буржуазным низкопоклонством перед Западом». При Брежневе Суслов был инициатором гонений на интеллигенцию, поднявшуюся после хрущевской «оттепели», имел репутацию догматика и консерватора. С его именем связаны разгром редакции журнала «Новый мир», выдворение из СССР А.И.Солженицына, ссылка А.Д.Сахарова, застой в развитии общественных наук в стране. Несмотря на то, что о Суслове говорили и писали мало, и сам он старался держаться в тени, не занимая никаких высоких постов, он был похоронен с такими официальными почестями, с какими после марта 1953 года не хоронили в Москве ни одного из высших руководителей партии и государства. Он был удостоен (в ряду всего нескольких партийных деятелей, таких, как Калинин, Жданов, Сталин, Ворошилов) похорон в Некрополе у Кремлевской стены, в отдельной могиле, на которой вскоре был воздвигнут памятник. Церемония похорон транслировалась в прямом эфире по всей территории СССР, а в стране был объявлен трехдневный траур.   О чем надо знать Хотя Суслова и назвали в некрологе «крупным теоретиком партии», на самом деле он не внес в партийную теорию ничего нового. За свою 35-летнюю деятельность на ответственных постах в ЦК партии Суслов не написал ни одной книги, а собрание его «сочинений» в трех небольших томах представляет собой набор сплошных идеологических штампов. Речи, которые ему как члену Политбюро регулярно приходилось произносить, готовились сотрудниками аппарата. В докладах, которые Суслов делал регулярно на Всесоюзных совещаниях идеологических работников, он всегда обходил наиболее острые и злободневные вопросы. Редактируя свои выступления, он полностью убирал как восхваления, так и порицания Сталина или Хрущева, исключал примеры преступной деятельности Молотова и т.п. «Суслов как идеологический руководитель партии был воспитан и сложился именно в сталинский период и печать догматизма, боязнь самостоятельности и оригинальности сохранились у него на всю жизнь. Главным стремлением Суслова с первых же его шагов на поприще идеологии было не допустить какой-либо идеологической ошибки, то есть не вступить в противоречие с текущими политическими установками директивных инстанций. Он хорошо знал, что посредственность и серость идеологических выступлений никем не преследуется, тогда как одна лишь "идеологическая ошибка" может привести к концу всей политической карьеры», - так объясняет «бесцветность» текстов Суслова историк Рой Медведев. Неудивительно, что сборники речей и статей Суслова практически не пользовались спросом в книжных магазинах. Их первый тираж в 100 тысяч экземпляров не расходился более двух лет, несмотря на то, что в СССР было не менее миллиона работников, профессионально занимающихся проблемами идеологии и общественными науками. Любопытно, что один из главных помощников Суслова, Воронцов, - был собирателем поговорок и афоризмов. Но при подготовке речей Суслова ему не удалось ни разу вставить в его тексты что-нибудь интересное из своей коллекции.   Прямая речь Рой Медведев о Суслове: «Почти всю свою жизнь он проработал в аппарате партии. Он был, как и Маленков, прежде всего "аппаратчиком", но, пожалуй, еще более искусным. Суслов поднимался вверх по ступеням партийной иерархии медленнее других, 33-летний Молотов был уже одним из секретарей ЦК РКП(б), так же как и 33-летний Каганович. Микоян в 33 года был наркомом и кандидатом в члены Политбюро. Маленков в свои 33 года заведовал одним из самых важных отделов ЦК ВКП(б). Между тем как 33-летний Суслов был рядовым инспектором Центральной контрольной комиссии. Но Суслов закончил свою почти 80 - летнюю жизнь не скромным пенсионером и не почетным членом ЦК, а человеком, облеченным огромной властью и занимающим второе место в нашей партийной иерархии». Об аскетизме Суслова: «В личной жизни Суслов был подчеркнуто скромен и аскетичен. Не имел и не стремился получить ученые звания и степени, не выступал с собственными научными трудами. Как вспоминал бывший работник аппарата ЦК КПСС Ф.Ф.Петренко, "два раза в год Суслов имел обыкновение вызывать к себе главного бухгалтера ЦК, открывать перед ним ящик стола, где лежала зарплата за последние шесть месяцев, и большую часть ее отдавать в партийную кассу"». Об отношении к искусству: «Суслову явно не нравилось все то, что как-то поднималось над общим средним уровнем. Известно, например, что Суслову очень не пришелся по душе роман Вс. Кочетова "Чего же ты хочешь?". Слишком откровенный сталинизм Кочетова шокировал Суслова. Но Суслова крайне раздражали и песни В. Высоцкого, пьесы Театра на Таганке. Суслов долго не разрешал к прокату фильмы "Гараж" Э.Рязанова и "Калину красную" В.Шукшина». О смерти Суслова: «Смерть Суслова вызвала много толков и прогнозов, но было не так уж много людей, которые испытывали чувства горя и сожаления, проходя мимо гроба в Колонном зале Дома Союзов или наблюдая за торжественной процедурой похорон по телевизору. На небольшом кладбище у Кремлевской стены уже не так много свободных участков. Но для Суслова нашли место рядом с могилой Сталина».   6 фактов о Михаиле Суслове Суслов избирался депутатом Верховного Совета СССР всех созывов, начиная с 1937 года, был членом Президиума Верховного Совета СССР в 1950-1954 годах, а с 1954 года – председателем Комиссии по иностранным делам Совета Союза Верховного Совета СССР. Суслову дважды присваивалось звание Героя социалистического труда, он был награжден пятью орденами Ленина, а также орденами Октябрьской Революции и Отечественной войны 1 степени. В 1965 - 1966 годах в партии началась интенсивная кампания по реабилитации Сталина. Однако в конце 1969 года Суслов «зарубил» уже почти полностью подготовленный проект реабилитации Сталина в связи с его 90-летием. Своего сына Суслов назвал Револием, дочь - Майей. Большинство правительственных автомобилей двигались по отведенной для них полосе вместе с машинами сопровождения на скорости до 120 километров в час. Но Суслов не разрешал своему шоферу превышать скорость в 60 километров. В 1982 году в память о Михаиле Суслове в Москве были открыты мемориальные доски на здании Московского института народного хозяйства им. Г. В. Плеханова в Замоскворечье, на здании факультета журналистики МГУ на Моховой улице и на фасаде дома № 19 по улице Большая Бронная. Доска на здании МГУ была снята в 1989 году.   Материалы о Михаиле Суслове Михаил Андреевич Суслов. Р. А. Медведев Суслов в энциклопедии «Кругосвет» Статья о Михаиле Суслове в Википедии