• Теги
    • избранные теги
    • Люди380
      • Показать ещё
      Компании304
      • Показать ещё
      Разное507
      • Показать ещё
      Страны / Регионы246
      • Показать ещё
      Формат8
      Международные организации24
      • Показать ещё
      Показатели23
      • Показать ещё
      Издания4
      Сферы2
03 декабря, 17:02

Михаил Юрьев призвал снизить возраст совершеннолетия до 16 лет

  СЕРГЕЙ КОРОЛЁВ: ЛДПР внесла в Госдуму закон, который разрешает голосовать с 16 лет. У них там самые молодые депутаты, и говорят, что сейчас, в принципе, рано взрослеют подростки – почему нет. Здравая инициатива или всё-таки рановато? МИХАИЛ ЮРЬЕВ: Я считаю, что она не своевременная в таком контексте, а вообще абсолютно здравая. Поясню – ничего парадоксального в моих словах нет. Я считаю, что возраст совершеннолетия нужно снижать по всем вопросам до 16 лет. С.К.: По всем – имеется в виду что ещё? М.Ю.: Право голосовать, право покупать алкоголь, право продавать алкоголь – что угодно, любые права должны наступать в 16 лет. С.К.: Но и ответственность, как у взрослого. М.Ю.: Естественно. Конечно.     С. КОРОЛЁВ: Михаил Юрьев, как всегда, по пятницам, в нашей студии. Здравствуйте, Михаил Зиновьевич!  М. ЮРЬЕВ: Здравствуйте, Сергей! С.К.: Разрешите начать сразу с нефти. М.Ю.: Да.  С.К.: Вице-президент "Лукойла" рассказал о том, как президент России Владимир Путин принимал самое непосредственное участие в достижении соглашения ОПЕК о сокращении добычи нефти. Что конкретно он мог сделать, и как вы оцениваете результаты прошедшей в Вене встречи? М.Ю.: Возможно, господин Федун посвящён в высшие тайны государства. Видимо, за блистательные итоги выступления "Спартака", может, ещё за что-нибудь. Я такой информацией не владею. Тем не менее, представить себе формат участия президента вполне возможно. Наверняка даже и без его инициативы не обошлось в какие-то моменты, особенно при достижении тупиковых очередных ситуаций, которые у Саудовской Аравии возникают раз в минуту. Безусловно, выходили на нашего президента. Что бывает при вмешательстве лично президента мы видели на примере нашего союзника Эрдогана, который заявил, что целью операции турецкой и справедливой является свержение режима Асада, и после того, как ему позвонил Путин и неизвестно о чём говорил, Эрдоган заявил, что его неправильно поняли. Видимо, нечто подобное имело место и в результате с ОПЕК. Давайте так скажем, очень аккуратно – в нашей стране есть люди, имеющие прямое отношение к нефтегазовому сектору, которые всегда были противниками или крайне холодными сторонниками любой договорённости с ОПЕК по регулированию цен. Известно, что президент не разделял эту точку зрения. С.К.: Ваш прогноз полностью оправдался, вы заявляли в нашей эфире, я подтверждаю. Сейчас, может быть, кто-то нас в первый раз слышит. Михаил Юрьев прогнозировал победу Трампа – Трамп победил, Михаил Юрьев прогнозировал удачный исход переговоров ОПЕК – мы это видим, тоже подтверждается, и остаётся прогноз 60 долларов к концу года. М.Ю.: Я никогда не говорил ровно 60, так не бывает. С.К.: В районе 60-ти. М.Ю.: Да, в районе. Между пятьюдесятью и шестьюдесятью. Да ещё точнее, между пятьюдесятью пятью и шестьюдесятью пятью. Да, подтверждаю. Скорее всего, так и будет. А верность прогнозов – я считаю, что это должен быть отличительный стиль нашей передачи. О назначениях федеральных министров С.К.: Поддерживаю. Сразу к вопросам слушателей. Кстати, через пару минут мы примем "Счастливый звонок". М.Ю.: Шестой. С.К.: Давайте шестой. А пока вопрос: "Назначение нового министра – что это? Что важно при таком назначении? Предлагаемые цели, которые он ставит для достижения или бывшая работа в КБ "Россия" и учёба в Высшей школе экономики?" – вы понимаете, про Орешкина спрашивают. М.Ю.: Да, догадываюсь. У нас вроде новых министров не назначали за это время. С.К.: Самый молодой министр теперь. М.Ю.: Да, молодой министр. Но молодость, как известно, не является ни пороком, ни достоинством – это просто анкетное данное, которое в отличие от других анкетных данных, скажем, от пола, имеет тенденцию каждый год меняться. Я лично с Орешкиным не знаком, мы с ним по работе не пересекались. Ничего лично поэтому, никакого мнения, о нём не имею Михаил Юрьев В отношении вопроса нашего слушателя, что вообще важнее при кадровых решениях, скажу, аккуратно: к сожалению, бывают не очень штатные ситуации, когда на первом месте первоочередное значение приобретают факторы, которые не должны бы его приобретать – типа кто с кем рядом сидел на соседних горшках в детском саду. В 90-е годы, в основном, все назначения так и делались. Сейчас их всё меньше и меньше. Министр, не забывайте, это всё-таки исполнитель, он голова. И, соответственно, если это федеральный орган исполнительной власти, то его глава, в первую очередь, является исполнителем воли законодательной власти, президента, коллегиальной воли правительства или же решения председателя правительства. Конечно, у него есть простор и для стратегического мышления, особенно в МЭРе, который считается у нас главным, именно по стратегичности министерством. С.К.: А кто в нашей стране исполняет волю народа? А то вы говорите: "воля законодателей", "воля президента". М.Ю.: Я готов ответить.  Прямую волю народа не исполняет никто, и слава богу, потому что странам, где начинает исполняться прямая воля народа, это означает, что существовать им осталось 10-20 лет Михаил Юрьев   О платных парковках в Москве С.К.: "Михаил Зиновьевич, как вы можете оценить деятельность Максима Ликсутова?" – спрашивает слушатель. Вы понимаете, с чем связан вопрос? 200 рублей за час парковки. М.Ю.: Понимаю. Деятельность Максима Ликсутова в целом я оцениваю отрицательно. Не потому, что он не решает тех задач, которые перед ним поставлены – он их решает, и даже не могу сказать, что он их решает неэффективно, он их решает просто самым примитивным способом. Когда город не может вместить то количество машин, которые есть, проще всего пытаться разными способами сокращать количество ездящих машин. Оно, конечно, очень эффективно, только огромное количество наших граждан рассуждает примерно так: "В СССР всё было лучше. Единственное, что у меня сейчас машина есть, а тогда не было. А теперь и на машине ездить не могу – так идите вы на три буквы со своей властью", – и это достаточно серьёзный аргумент. А есть другой способ. Можно выстроить огромное количество эстакад, как в Хьюстоне, где четыре с половиной миллиона человек живёт, и где я ни разу в жизни в пробку не попадал, даже в час пик, и машин там больше на душу населения, чем в России. Но эстакады строить – это же деньги нужно. Это нужно думать, где их выкроить, но гораздо проще взять и запретить или фактически запретить ездить на автомобилях. Другое дело, что в качестве тактической, временной меры – я абсолютно поддерживаю дорогие парковки. Сейчас должны были бы строиться сотни километров эстакад, а на этом фоне нужно сказать: "Мы вводим на три года, фиксировано. После этого просто отпадёт нужда". Но как вы понимаете, у нас временно может быть только в том смысле, что сейчас 200 рублей, а потом, через три года, станет 400 – только в этом смысле временно. О запросах творческой интеллигенции С.К.: "Почему в этом году, – спрашивает вас слушатель, – три четверти послания президента посвящены внутренней политике, и лишь одна четверть – внешней?". М.Ю.: Это же довольно очевидно. Не забывайте, что послание президента – это вещь для внутреннего потребления. Это некий вариант обращения к нации, просто менее пафосный. А зачем обращаться к собственной нации по поводу внешней политики, по которой в стране сейчас существует абсолютный консенсус, близкий к 100%, не считая всякой предательской мразоты, типа нашей творческой интеллигенции, кучки крохотной. С.К.: Сегодня, кстати говоря, Владимир Путин встречался с творческой интеллигенцией в Петербурге. М.Ю.: Сочувствую ему. С.К.: В Петербурге прошёл V Международный культурный форум – много говорили о цензуре, о запретах, "Иисус Христос – Суперзвезда" – вспомнили эту скандальную историю, но уже комментировал и Мединский, и президент выразил удивление. Вроде уже выясняется, что и не запрещали. С вашей точки зрения, когда обращают внимание главы государства на такие вещи – это сигнал кому, для чего и зачем?  М.Ю.:  Творческая интеллигенция – это мощное лобби Михаил Юрьев С.К.: А что они лоббируют? М.Ю.: Себя они лоббируют. Себя и русофобию – что им ещё лоббировать? Что касается встречи президента – я действительно ему сочувствую. С.К.: "А разве культуру они не лоббируют?" – спрашивает слушатель. М.Ю.: Культуру в своём понимании. То есть если мошонки прибивать к мостовой – в этом смысле лоббируют. С.К.: Владимир Путин пообещал строго пресекать акции, нацеленные на срыв того или иного культурного мероприятия. М.Ю.: Абсолютно с ним согласен. Право запрещать те или иные акции и срывать их – это монополия правительства и государства. И естественно, никому государство не должно давать права осуществлять свои функции, так же как государство осуществляет суд и аресты, а частным образом это категорически запрещено – то же самое. С.К.: "Кроме творческой есть ещё и научная интеллигенция…", - пишет слушатель. М.Ю.: Это другое дело. С.К.: Это гораздо страшнее?" – спрашивает слушатель. М.Ю.: Нет. Она тоже сильно изгадилась в плане своего морального облика по сравнению с более старыми временами. С.К.: А хорошие-то кто тогда? Хорошая интеллигенция – это кто сегодня? М.Ю.: Учителя, врачи. С.К.: И всё? М.Ю.: Только их голоса не слышны. Да их в десятки раз больше, чем вот этих, креаклов. С.К.: А давайте вернёмся к посланию. М.Ю.: Но и среди учёных много приличных людей. С.К.: Так. И в культуре, может быть, всё-таки можно найти? М.Ю.: И в культуре полно приличных людей. Не их голоса слышны, и не их голоса задают атмосферу. С.К.: Вернёмся к посланию президента. М.Ю.: Давайте. С.К.: Самое важное, по версии Михаила Юрьева – что сказал президент, что бы вы выделили, кому и что главное?  М.Ю.:   Президент по сути сказал, хотя он таких слов не произносил, следующее: "Я определился – по крайней мере, пока я у власти – мы строим демократию такую, какая была в Америке до того, как там начался процесс доминирования взбесившегося либерализма Михаил Юрьев Но надо признать, что это был довольно эффективный, довольно удовлетворяющий народ и довольно симпатичный строй, по крайней мере, по сравнению с тем, что происходит сейчас. Хотя я его не считаю лучшим для России, но тем не менее, и худшим он не является. С.К.: А когда вы говорите, что это США образца нескольких десятков лет назад – так получается? М.Ю.: Да, потому что в Европе это было сильно раньше. С.К.: А вы не могли бы в двух словах всё-таки? Вы услышали это через что? Вы сказали сами, что напрямую президент этого не сказал, но дал понять... М.Ю.: Всё, что он говорил про уважение, про то, что будем слышать – это оно и есть. О назначении Мэттиса министром обороны США С.К.: "Бешеный пёс" Трампа – ещё одна тема, я хотел прокомментировать. М.Ю.: Да, министр обороны. С.К.: Джеймс Мэттис. "Отставной генерал морской пехоты станет главной Пентагона в новой администрации Трампа", – звучит устрашающе.  М.Ю.: Нет. Ну, почему? Военный не должен быть "плюшевым". Я не вижу тут ничего такого. С.К.: То есть это, скорее, страшилка опять журналистская? М.Ю.: Да нет, может его так коллеги и звали, мало ли почему. Может он когда-то кого-то из сослуживцев побил, например. Мы же не знаем. О понижении возраста совершеннолетия до 16 лет С.К.: Спрашивает вас многострадальный валютный ипотечник: "Что ждать по поводу ставки ФРС?" М.Ю.: Увеличится, 100%. С.К.: И рубль просядет? М.Ю.: Не думаю, что сильно. Думаю, что чуть-чуть. С.К.: ЛДПР внесла в Госдуму закон, который разрешает голосовать с 16 лет. У них там самые молодые депутаты, и говорят, что сейчас, в принципе, рано взрослеют подростки – почему нет. Здравая инициатива или всё-таки рановато? М.Ю.: Я считаю, что она не своевременная в таком контексте, а вообще абсолютно здравая. Поясню – ничего парадоксального в моих словах нет.  Я считаю, что возраст совершеннолетия нужно снижать по всем вопросам до 16 лет Михаил Юрьев С.К.: По всем – имеется в виду что ещё? М.Ю.: Есть такое понятие юридическое, которое называют дееспособность. С.К.: Паспорт, в общем, в 16 выдавать. М.Ю.: Да не в этом дело. С.К.: А что? М.Ю.: Право голосовать, право покупать алкоголь, право продавать алкоголь – что угодно, любые права должны наступать в 16 лет. С.К.: Но и ответственность, как у взрослого. М.Ю.: Естественно. Конечно. С.К.: То есть просто совершеннолетие с 16 лет? М.Ю.: Я так вам и сказал. Насчёт того, что рано взрослеют – это полная чушь, потому что ещё 200 лет назад все дворянские отпрыски мужеского пола обязаны были поступать на военную службу в 15 лет. На полноценную военную службу наравне со взрослыми. Каждый! Понимаете, каждый! В 15 лет. Вы сейчас много знаете молодых людей, которых можно помыслить на военной службе, а тем более в офицерском чине в 15 лет? С.К.: Ни одного. М.Ю.: Вот о чём и разговор. Так же, как и девочки: большинство молодых девушек в те времена, из высших сословий, рожали первого ребёнка лет в 15, и это считалось не рано. С.К.: Но тогда и жили мало, если по-серьёзному. М.Ю.: Большинство жило немного, а те, кто доживали – жили достаточно много. Биологически человек в 16 лет абсолютно готов к совершеннолетию. То, что при этом мозгов у него ещё мало, – простите, у половины людей и в 70 лет мозгов немного, и в 50, и в 30 Михаил Юрьев Народ вообще, в основной своей части в любой стране, не слишком умён, потому что ум и тот, который бог дал, заглушают алкоголем, заглушают тупым времяпрепровождением, нездоровой пищей и прочей ерундой. Поэтому я считаю, что надо делать. Если сделать же то, что предлагает ЛДПР, то это будет смешно. Голосовать я могу с 16 лет, а сигареты я не имею права купить – это такой же анекдот, как те, кто предлагают сделать продажу алкоголя с 21 года – вдумайтесь. То есть человека призвать в армию в случае войны и отправить на смерть, как героев-панфиловцев, можно, а сигареты ему продавать нельзя – вы не охренели, друзья? Поэтому, на мой взгляд, полное совершеннолетие – все права должны быть с 16 лет, а то что люди к этому не готовы – конечно, не готовы. Но когда у них появится, тогда со временем, за одно поколение, станут готовы – другого способа нет приучить к правам и обязанностям, только дать их.  О скандале Киркорова и Маруани С.К.: Очень громкий международный скандал: Киркоров – Маруани, наверное, вы понимаете в чём дело, и даже вы обратили на него своё внимание. Киркоров утверждает, что Маруани вымогал у него деньги, миллион долларов. М.Ю.: Подождите, но это не начало. Всё-таки преамбула-то не в этом. С.К.: А в том, что Киркоров украл у Маруани песню? М.Ю.: Да. Киркоров украл, причём, поскольку все мы помним популярную песню Киркорова "Ой, мама, шика дам", которая на самом деле является просто бессмысленным повторением турецкого текста известной песни, я даже не слушал, но мне верится, что действительно-таки украл в каком-то смысле. Может не в юридическом – это уже суд должен решать. Что вам сказать? Мы выше с вами говорили о качествах творческой интеллигенции – вот тут с обоих сторон ярко проявилось, что из себя представляет так называемая "творческая интеллигенция" – как выясняется, не только наша. Комментарии излишни. С.К.: Вопрос к вам, как к человеку, который хорошо знает Соединённые Штаты Америки, и их законодательство – теперь Маруани грозит, что он там будет решать, в тех судах? Это существенно будет отличаться от того, что он бы мог получить у нас в плане компенсации? М.Ю.: Не готов. Я никогда не участвовал в судах, как вы догадываетесь, по авторским правам, тем более на песни. Я и слушать-то их особо не слушаю, поэтому затрудняюсь сказать.  С.К.: "Михаил Зиновьевич, у народа хватит терпения, а то доходы падают, ЖКХ растёт, и так далее?" – пишет слушатель. М.Ю.: На таком уровне, чтобы остановить падение располагаемых доходов населения, я думаю, что на это хватит и решимости президента, и экономической конъюнктуры. Я думаю, что это всё стабилизируется в 2017 году, и наверное, даже начнёт очень медленно улучшаться. Проблема нашей экономики и нашей экономической политики не в этом. Проблема в том, что она принципиально не способна к тому рывку, в результате которого мы догоним или почти догоним ведущих игроков, ликвидировав то отставание, которое на сегодняшний день является нетерпимым хотя бы потому, что оно неспособно обеспечить нам ту роль в мире, которую мы уже взяли на себя. А насчёт того, чтобы перестали падать доходы – это, я думаю, в следующем году общими усилиями сделают, тем более что президент твёрдо решил, я думаю, что сделают.  С.К.: Чего нам ждать спустя сто лет? М.Ю.: С формальной точки зрения, никакой угрозы революции я не вижу: ни самодеятельной, ни импортированной извне Михаил Юрьев Я думаю, что в начале XX века Россия вступила в полосу революций в силу того, что её уклад перестал соответствовать реалиям, настрою общества и потребностей, и процесс поиска адекватного решения и нового уклада на несколько сотен лет не закончен. Социалистический эксперимент был крайне интересный, но он оказался неудачным, на мой взгляд, скорее всего, потому что он просто произошёл слишком рано.  С.К.: Давайте запустим голосование, и потом будем принимать звонки. По итогам программы вы поддерживаете Михаила Юрьева или нет? Все прогнозы сбываются – мы же в самом начале программы это обсудили и подтвердили. Две позиции важные, которые я бы отметил в сегодняшней программе. Основная мысль, основной итог, который выделил Михаил Зиновьевич по поводу обращения президента: мы движемся к американской демократии 30-летней давности. М.Ю.: Ну, или сорока там. С.К.: 30-40-летней давности, и это неплохо, – считает Михаил Юрьев. М.Ю.: Не худший вариант. С.К.: Не худший вариант. И второе – Михаил Юрьев предложил сделать возраст совершеннолетия с 16-ти, не с 18-ти. М.Ю.: Снизить. С.К.: Снизить возраст совершеннолетия до 16-ти. М.Ю.: А у нас сейчас он не 18, у нас он в чём-то 18, в чём-то – 21.  С.К.: "Что, по вашему мнению, необходимо поменять в экономической, финансовой политике России?" – слушатель спрашивает.  М.Ю.: Это очень долгий разговор. Я совершенно не готов в таком формате ответить, но скажу одной фразой. Экономическая политика нашей страны должна быть перестроена таким образом, чтобы её абсолютным приоритетом стал экономический рост Михаил Юрьев Сейчас это не просто не так, а это просто ровно наоборот.  С.К.: "Михаил Зиновьевич, ваш взгляд на развитие образования в нашей стране – как, по-вашему, оно должно дальше выстраиваться?" – слушатель спрашивает. М.Ю.: У меня один из детей учится в обычной муниципальной школе – не в специальной, не в частной – в обычной муниципальной школе. Самой обычной, поверьте мне. Причём в сельской местности ещё, я же в деревне живу. И я хочу сказать, что качество самой школы стало резко улучшаться: и учителя стали лучше по качеству, и работают они достаточно самоотверженно. Наверное, не все, но очень многие. Но в наше школьное образование должна вернуться обязательно идеологическая компонента – без того маразма, который был в Советском Союзе. Первая задача школы – воспитывать – и я абсолютно в этом уверен – гражданина своей страны и только во второй степени будущего жителя, который нуждается в знаниях и навыках. Я считаю, что прав президент, когда говорит, что есть большие успехи, но то, что ещё предстоит сделать, главное – не в ремонте школы, других материальных моментах, которые обсуждали, а именно в том, что нужно гораздо жёстче ставить идеологическое воспитание.  С.К.: "Михаил Зиновьевич, а золото будет расти?" – спрашивает Алекс. М.Ю.: Не должно. В краткосрочной перспективе не вижу. С.К.: Последний, наверное, звонок успеем принять. Коротко ваш вопрос? СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер! Михаил сказал, что в Америке сильно мощный бизнес. Интересно, а почему тогда в Детройте всё развалилось и город практически пустой, хотя он гремел своей продукцией автомобильной? М.Ю.: Сильный бизнес – это означает большое количество сильных предпринимателей, сильных рабочих, сильных инженеров, финансовой инфраструктуры, промышленной инфраструктуры. Но ведь всё это способно достигать тех или иных успехов в бизнесе только в том случае, когда это не противоречит объективным закономерностям. Если у вас становится такая торгово-финансовая политика, при которой у вас автомобили, произведённые в странах, где зарплата рабочего 200 долларов в месяц, и они продаются в вашей стране на тех же самых условиях, на которых продаются ваши собственные автомобили, где рабочий получает на конвейере 6-7 тысяч долларов в месяц – как вы с ним можете конкурировать? С.К.: Михаил Зиновьевич, останавливаю голосование. Сегодня за вас 89% аудитории, 11% проголосовали против. Полную версию программы "Юрьев День" с Михаилом Юрьевым слушайте в аудиозаписи.

26 ноября, 16:42

Состояние, близкое к инфаркту. Юрьев назвал главные проблемы экономики РФ

СЕРГЕЙ КОРОЛЁВ: Давайте поговорим о состоянии российской экономики. Игорь Шувалов, вице-премьер, сегодня объявил о том, что российская экономика вернулась в рабочее состояние. МИХАИЛ ЮРЬЕВ: Как трогательно!   С.К.: У меня есть другое заявление. Это заявление Сергея Глазьева, советника президента. Правда, потом Песков сказал, что это его личное мнение и к советнику президента это заявление не имеет отношения.   М.Ю.: Про академика говорите? С.К.: Академик экономики Глазьев сравнил состояние российской экономики с инфарктом. У вас есть ощущение, что одни драматизируют, а другие приукрашивают? Или Глазьев прав?    М.Ю.: Глазьев ближе к истине, чем Шувалов.   С.К.: Почему? М.Ю.: Потому что состояние российской экономики ближе к инфаркту, чем к рабочему состоянию. Конечно, сам по себе инфаркт — это преувеличение, но преувеличение не очень сильное. Насчёт возвращения в рабочее состояние — это сильное преувеличение в другую сторону.     С. КОРОЛЁВ: Много сегодня мучили Виктора Фёдоровича (Януковича. — Прим. редакции) журналисты. В частности, не жалеет ли он, что в своё время не отдал приказ, не ввёл военное положение, не действовал более жёстко, не применил силу. Он говорил: "Как бы мне ни тяжело сегодня, если вернуть время назад, я бы не смог подписать такой приказ. В то время Украина была пополам. Это было бы началом гражданской войны". С вашей точки зрения, зря он тогда не подписал этот приказ? М. ЮРЬЕВ: Вопрос, на мой взгляд, не имеет большого смысла, потому что, когда есть альтернатива спасать свою страну пролитием большой крови — своей, обращаю ваше внимание, не чужой — или не делать этого, человек — любой правитель — принимает решение всегда не из рациональных соображений, а из своей натуры. Как говорят в криминальном мире, из того, какой он масти. Янукович такой масти, что никогда ничего подобного он бы не сделал. Он человек, который не способен к резким решениям независимо от того, выгодно это или не выгодно, жалеет он об этом или не жалеет.  По очень образному выражению моего друга и коллеги Михаила Леонтьева, если бы Янукович ехал на танке, а на дороге лежал бы ёж, перекрывший этому танку дорогу, то каким-то непонятным образом Янукович на танке умудрился бы проиграть ежу Михаил Юрьев С.К.: И последний вопрос по поводу этого интервью. Много опять-таки шло отсылок к той точке невозврата, или как угодно её можно назвать, с точки зрения Виктора Януковича это соглашение — Тягнибок там участвовал, сам Янукович, Штайнмайер, Кличко, — которое подписали, и сразу после был обстрелян картеж. Он был вынужден уезжать из страны. Произошла смена власти, с его точки зрения, неправильная и неконституционная. К какой точке можно будет вернуться и вообще можно ли вернуться в истории с Украиной? М.Ю.: Ни к какой точке реально вернуться нельзя, так не бывает. В Писании ещё сказано, что нельзя дважды войти в одну реку. Но из этого не следует, что не надо этого требовать. Требовать может быть достаточно выгодно, но в реальности этого конечно никогда не произойдёт.  С.К.: Януковича поддержат российские власти, как вы считаете? М.Ю.: При каких-то условиях да, если нам это будет выгодно.    С.К.: А сейчас что? Мы разве его не поддерживаем, устраивая пресс-конференцию и так далее? М.Ю.: Что такое "поддерживаем"? Если под поддержкой понимается, что мы не даём украинским киллерам и диверсантам приехать его убить, тогда поддерживаем. В этом смысле тогда наша власть поддерживает любого человека, проживающего на территории РФ. Про состояние экономики России С.К.: Давайте оставим пока в покое. Посмотрим, чем эта история закончится. В понедельник вторая попытка, допросят его или нет. А пока вернёмся, что называется, к нашим баранам. Давайте поговорим о состоянии российской экономики. Игорь Шувалов, вице-премьер, сегодня объявил о том, что российская экономика вернулась в рабочее состояние. М.Ю.: Как трогательно!   С.К.: Я вот хотел узнать, что значит рабочее состояние российской экономики.   М.Ю.: Меня зовут не Игорь Иванович и фамилия моя не Шувалов. Я боюсь, что в роли толкователя выступить не смогу.    С.К.: А хотите я поподробнее скажу?    М.Ю.: Я здесь не вижу ничего рабочего в нынешнем состоянии. С.К.: У меня есть другое заявление. Это заявление Сергея Глазьева, советника президента. Правда потом Песков сказал, что это его личное мнение и к советнику президента это заявление не имеет отношения.   М.Ю.: Про академика говорите? С.К.: Академик экономики Глазьев. Он сравнил состояние российской экономики с инфарктом. У вас есть ощущение, что одни драматизируют, а другие приукрашивают? Или Глазьев прав?    М.Ю.: Глазьев ближе к истине, чем Шувалов.   С.К.: Почему? М.Ю.: Потому что состояние российской экономики ближе к инфаркту, чем к рабочему состоянию Михаил Юрьев Конечно, сам по себе инфаркт — это преувеличение, но преувеличение не очень сильное. Насчёт возвращения в рабочее состояние — это сильное преувеличение в другую сторону.      С.К.: Хорошо. Краткая характеристика нашей российской экономики сейчас. Как вы её видите? Как бы вы её охарактеризовали? М.Ю.: Очень низкая бизнес-активность, низкий уровень промышленного развития, целые товарные группы производятся только по импорту. Не производятся, а поставляются в Россию только по импорту. Причём из них не только те, которые традиционно являются импортными позициями для России, в которых мы всегда отставали — определённые электронные компоненты для приборов, такие позиции, как продукция химической промышленности, которой мы отродясь сами себя обеспечивали с 50-х годов. Видимо, надоело. Очень плохая структура экономики. Почти во всех отраслях существует абсолютное доминирование нескольких сверхкрупных игроков, в основном государственных, но и частные есть. Это очень плохо. Нет никакого доминирования среднего и малого бизнеса, которое характерно для экономики развитых государств практически в любом секторе, кроме, может быть, авиастроения. Наконец, последнее и самое главное — у нас чудовищно недомонетизирована экономика. Объём денежной массы в пропорции к ВВП, то есть удельный, у нас, как если бы у человека вместо пяти литров крови остался бы один. Мог бы он хорошо функционировать?  С.К.: Боюсь, что был бы при смерти. М.Ю.: Вот то же с нашей экономикой и происходит.  С.К.: Вас выслушал наш слушатель. Он пишет: "У экономики России рак в последней стадии". М.Ю.: У меня вложены деньги в две компании, которые уже выпускают очень приличное противораковое лекарство. Для меня это не приговор. Но пока плохо, да. Нужна интенсивная терапия, которую делать никто не хочет, потому что все эти либералы не врут, они не наймиты Вашингтона, они находятся в плену абсолютно ложной теории, но зато стоят за неё насмерть.            С.К.: "Михаил Зиновьевич, где обещанная нефть по 68 к декабрю?", — пишет слушатель. М.Ю.: Я сказал, к концу года будет. Сейчас ОПЕК пройдёт и будет. Слушайте, раньше меня спрашивали три месяца подряд, где обещанный президент Трамп. Я всех призывал подождать выборов. С.К.: Всё равно готовьтесь. Вопросы будут каждый раз. "Падение цен на нефть до 25 долларов за баррель не будет для России катастрофой", — заявила Эльвира Набиуллина. М.Ю.: Я как раз не вижу ничего плохого в этом заявлении, потому что центробанки, как и другие ведомства, отвечающие за макроэкономику, обязаны рассматривать разные сценарии, в том числе стрессовые. Это не значит, что они верят, что так будет, они должны понять, насколько жизнеспособным является их сектор даже в этом случае. Про премию руководителю "Почты России" С.К.: Давайте ещё пару вопросов, которые пришли. Затерял я. Такое было хорошее сообщение, представляете? М.Ю.: Своими словами скажите. С.К.: Там был вопрос про Страшнова, гендиректора "Почты России". Вас спрашивали, 100 миллионов премии для руководителя такого предприятия это нормально?    М.Ю.: Годовой?    С.К.: Да. Сто миллионов рублей, "Почта России". Мы знаем, в каком она состоянии, как быстро ходят письма, в каком виде предстают у нас почтовые отделения. М.Ю.: Знаете, я сам был недавно на почте. Я хочу сказать, что в вашем вопросе ответ уже содержится. С точки зрения размера предприятия, которым он руководит, эта премия совсем небольшая. В крупных американских компаниях получают и 10, и 20 миллионов долларов годовой премии. Это совершенно заурядно. Но работает наша почта так, что я не понимаю, за что вообще премировать, хоть 100 миллионами рублей, хоть 100 тысячами Михаил Юрьев Я просто не вижу предмета для премии. Я бы вообще-то депремировал или даже штрафовал. С.К.: Прокуратура возбудила дело. Посмотрим, закончится оно чем-то или нет. Пока проверка. М.Ю.: В любом случае незаконно выплаченная премия не является уголовным преступлением. Если там не подделаны документы, то ничего и не будет. С.К.: Ничего не найдёшь. "Ваше мнение о последствиях для Чубайса после завершения дела о хищениях в "Роснано"? Он ни при чём или дело в недоверии?" М.Ю.: Я не верю, что Чубайсу что-то будет, но надежда умирает последней. Так бы хотелось, чтобы ему что-то было за это, но боюсь, что вряд ли. С.К.: "Давайте про ФГУП "Почта России", где почтальонам платят по 11 тысяч рублей в Петербурге", — слушатель тоже возмущается. М.Ю.: Да, я слышал. Фантастически низкие зарплаты. О термине для нового витка отношений РФ и США С.К.: Следующий большой блок тем, как всегда, посвящён делам международным. Здесь уже были вопросы про Трампа. Во-первых, он вместе с Путиным и Ассанжем в числе лидеров в номинации "Человек года" в журнале Time. Вы бы кого наградили? М.Ю.: Я, как патриот, — Путина. С.К.: А на втором месте? М.Ю.: Там нет второго места. С.К.: Да, но тем не менее.   М.Ю.: А Трампа чего награждать? Он ещё пока ничего не сделал. С.К.: Программа из 100 дней есть, правильно? М.Ю.: Вы вспомните, какие программы у Ельцина были. Программы писать — дело нехитрое. С.К.: Пока он вас не разочаровывает? М.Ю.: Он меня не разочаровывает и не очаровывает. Пусть он что-то сделает для начала, тогда посмотрим. По результатам же судят людей.   С.К.: Давайте тогда про перезагрузку.    М.Ю.: Давайте. С.К.: В Кремле согласились с Трампом по поводу перезагрузки. Ему не понравилось слово. М.Ю.: Выражение.      С.К.: Ему не понравилось выражение? М.Ю.: Да.  Ему не понравилось, что его уже использовали Обама и Клинтон в бытность свою госсекретарём и уже одно это вызывает в нём негативную реакцию. В этом я с ним абсолютно солидарен Михаил Юрьев С.К.: Как бы вы назвали процесс возможного улучшения отношений между Россией и Штатами?   М.Ю.: А зачем гадать? Уже в 70-м году придумали — разрядка.    С.К.: А, разрядка — кстати, хорошее слово, никто ещё не предлагал его.   М.Ю.: Забыли просто.   О ракетных стрельбах Украины в Симферополе С.К.: К нему вернутся. Михаил Зиновьевич, вернёмся ненадолго к Украине. Вы знаете, что они замутили?   М.Ю.: Что?   С.К.: Они собираются проводить учения в Симферополе.                                                                                               М.Ю.: Да, знаю. Ракетные стрельбы.   С.К.: Ракетные стрельбы собираются проводить в Симферополе 1—2-го декабря. Росавиация уже была вынуждена сделать заявление, что если ничего не изменится, то будет закрыто воздушное пространство для наших же самолётов, мы не сможем туда летать. Я вспоминаю водную блокаду, которую они нам устраивали, я вспоминаю, что они с электричеством вытворяли. Вот теперь воздушная, так что ли? М.Ю.: Стрельбы — это же два дня. С.К.: Кто мешает продлить, устроить снова в самый неподходящий момент? М.Ю.: Увидите, кто и что помешает. С.К.: Вы считаете, что 1—2-го ничего не будет. Это ваш прогноз? Или будет? М.Ю.: Нет, будет. Но это не значит, что что-то залетит на территорию Крыма. Наши власти абсолютно правильно опасаются и принимают перестраховочные меры. Вы забыли, как украинцы сбили израильский пассажирский самолёт во время учебных пусков своей ракетой? Вы не помните? В начале 2000-х годов или в конце 90-х, не помню, который летел, кстати, в Россию, но это случайное совпадение. Всё, на борту никого в живых не осталось. С такими меткими стрелками из противовоздушных систем лучше на всякий случай…   С.К.: Дела не иметь. М.Ю.: Лучше подальше отходить. С.К.: Бречалов сегодня из Общественной палаты предложил выпустить онлайн-счётчики выполненных обещаний депутатов. Знаете, когда идут выборы, много чего говорится, а по факту потом люди остаются у разбитого корыта. Это было бы полезным делом, такие онлайн-счётчики, или это очередной популизм? М.Ю.: Я за них как за любую гласность. Это ведь не действие. Ты просто информируешь народ о реальном состоянии дел. От того, что поставят счётчики, количество выполненных обещаний не увеличится и не уменьшится Михаил Юрьев Оно какое-то. Может выясниться, что 90%, а может — 5%. Народ, я считаю, должен знать об этом. Если кандидат в депутаты, например, нагло врёт, пусть он потом убеждает народ, что по-другому нельзя, что все врут, что ложь во благо. Тень на плетень то зачем наводить? Да, я считаю, что это не самое главное дело в государстве, но вполне полезное. О колебаниях доллара и цены на нефть С.К.: "При Трампе ФРС явно повысит ставку. Насколько может обвалиться рубль, если нефть тоже сыграет?" — спрашивает слушатель. М.Ю.: Не думаю, что это окажет большое понижательное давление на рубль и нефть, потому что пока речь идёт о достаточно скромных повышениях ставки.  С.К.: "Так продавать, покупать доллары или ждать?" — спрашивает слушатель. Традиционный тоже вопрос. В каждую нашу программу приходит. М.Ю.:  Я не ожидаю больших скачков ни туда, ни сюда по паре доллар-рубль Михаил Юрьев С.К.: То есть ждать? М.Ю.: Продаёте вы, покупаете или ждёте, сильно большой разницы для вас в этих трёх сценариях не будет. Про отношения Турции с Евросоюзом и Россией С.К.: Турцию не пускают в Европу. М.Ю.: Это радует. С.К.: Эрдоган говорит в ответ: "Открою границы для мигрантов". Откроет? Пойдёт на это? М.Ю.: Почему нет? С.К.: Что тогда будет делать Меркель? М.Ю.: Приветствовать мигрантов. С.К.: Коротко, лаконично, ясно. Это ухудшение отношений Эрдогана с Евросоюзом реальное или мнимое? М.Ю.: Реальное. Я думаю, мы вносим и внесём свою лепту, чтобы оно стало ещё более реальным, а раскол ещё более глубоким. С.К.: А Эрдоган наш друг?    М.Ю.: Зачем друг? Для этого совершенно необязательно, чтобы он был нашим другом. Достаточно, чтобы он был нашим ситуативным союзником. Он им, безусловно, является. О повышении акцизов на алкоголь С.К.: У нас на этой неделе опубликован рейтинг самых пьющих регионов России. На первом месте Магаданская область. М.Ю.: Что ж вы удивляетесь? Понятно. Холодно. С.К.: Почему понятно? М.Ю.: На северах всегда много пили — холодно. С.К.: "Трезвая Россия". Кабардино-Балкария стала одним из лидеров рейтинга трезвости в то же время. М.Ю.: Мусульманская республика. С.К.: Чечня, Ингушетия, Дагестан тоже в лидерах. М.Ю.: В лидерах пьющих? С.К.: Трезвых. Это же рейтинг трезвости, я вам говорю. А вот рейтинг алкоголизма — это Чукотский АО, Коми, Магаданская область. М.Ю.: Всё закономерно. С.К.: Сейчас ещё посмотрю, что тут интересного, что бы вас удивило. Республика Карелия на шестом месте среди проблемных, Нижегородская область — девятое место — вроде центр России, недалеко от Москвы, а пьют. Почему? М.Ю.: Да кто их знает? С.К.: Вообще говоря, много сейчас инициатив. Повышать акцизы собираются в очередной раз, минимальную стоимость водки. М.Ю.: Я так понимаю, что только что отпустили наоборот?  С.К.: Нет. Шампанское собираются поднимать, и акцизы будут повышать в 2017 году. Это правильная политика, ведь в России алкоголь стоит существенно дешевле, чем в Европе? М.Ю.: В пропорции к зарплатам?    С.К.: Нет, я имею в виду абсолютные значения. М.Ю.: И какая разница? Абсолютные значения никого не волнуют. Важно в пропорции к зарплате. Не думаю, что у нас такой дешёвый алкоголь, но этот вопрос очень специальный, строится финансовая модель. Если не приведёт к падению спроса, то можно и поднять в конце концов. Всё-таки как ни крути — продукция не самая полезная. С.К.: "ЦБ тормозит инфляцию в ущерб экономике. Часть правительства разгоняет её тарифами ЖКХ, а ещё есть Минфин — Лебедь, Рак и Щука, так?" — спрашивает слушатель. М.Ю.: В общем, да. С.К.: По итогам программы вы поддерживаете Михаила Юрьева или нет? Запускаю голосование. Если кратко обобщить, мы Януковича обсудили — сбитый лётчик, но может быть нам полезен. Вряд ли какие-то из его заявлений политических во что-то воплотятся. Про Трампа рано пока судить и делать выводы. Что мы ещё с вами обсудили сегодня, Михаил Зиновьевич, напомните? Нефть. Все прогнозы в силе. 68 долларов к концу года — всё это вы уже слышали. Здравствуйте.   СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я тут платил за супругу налог на имущество и на автомобиль и выяснил, что у нас, оказывается, существует 45-я статья Налогового кодекса, запрещающая супругам платить налоги друг за друга. В то же самое время в Гражданском кодексе определения семьи нет, в Семейном кодексе определения семьи нет. Не кажется ли вам, что эти документы, которые писались, я имею в виду Гражданский кодекс, Налоговый и Семейный, писались в 90-е под диктовку людей, которые разрушают? М.Ю.: Я абсолютно с вами согласен. Я считаю, что понятие семьи косвенным образом должно не просто как определение, а как элемент законодательства войти во многое. Кроме возможности платить друг за друга должны появиться семейные счета, семейные общества с ограниченной ответственностью или акционерные общества как отдельная форма со своими особенностями регулирования Михаил Юрьев Я это всё поддерживаю. В моей книге "Третья империя" это всё описано как случившееся в будущем.   СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Смотрел бизнес канал, там бегущая строка: платина, сталь. Вроде все цифры нормальные. О каком инфаркте экономики вы говорите? Спасибо. М.Ю.: Вы смотрите цены на эти товары как на товары, но нормальная цена на товары не определяет хорошего состояния экономики, тем более что цены на сталь и платину, упомянутые вами, внутри России соответствуют мировым и определяются вовсе не на российских торговых площадках. Их определение происходит исходя не из самочувствия российской экономики, поэтому вопрос довольно странный.  С.К.: Было сообщение от слушателя: "Все империи разваливаются. Россия последняя осталась". Это правда? М.Ю.: Если бы слушатель внимательно изучил историю, он бы видел, что часто на месте одной империи возникает такая же другая, её же издание — версия 2.0. сплошь и рядом.    С.К.: А для России сегодня какая версия актуальна? М.Ю.: В России сейчас возрождается очередная империя — третья, четвёртая — зависит от того, как считать. С.К.: Подвожу итоги голосования. 94% наших слушателей сегодня вас поддержали, 6% проголосовали против. Полную версию программы "Юрьев день" с Михаилом Юрьевым слушайте в аудиозаписи.

19 ноября, 16:43

Юрьев: Весь либерально-экономический блок нужно отправить вслед за Улюкаевым

С. КОРОЛЁВ: Тогда другая новость, пожалуйста. Октябрь-2016 смотрим — это Росстат сегодня. Реальные доходы россиян сократились в годовом исчислении почти на 6% — это 5,9%. Это тревожный сигнал? Это много? М. ЮРЬЕВ: Этот сигнал не неожиданность. С.К.: Что с этим делать? М.Ю.: Есть тоже анекдот. В научно-исследовательском институте в советское время идёт конференция по научной организации труда. Все предлагают какие-то хитрые устройства сделать, эргономику, мебель рабочую поменять. Там выступает одна уборщица, старушка, говорит: "Я вот в 20-х годах, при НЭПе, работала в публичном доме в Одессе. Так там когда у мадам дела плохо шли, она не мебель меняла, а контингент". Поэтому на вопрос о том, что надо сделать с нашей экономикой, чтобы перестали падать доходы трудящихся, ответ: менять общий принцип организации экономики и, самое главное, не успокаиваться на Улюкаеве, а отправить вслед за ним — если не под домашний арест, то, по крайней мере, на написание мемуаров — весь либерально-экономический блок правительства. Они 25 лет у власти, но ничего кроме обделывания мы не видели — это называется так. Может, они и правы, но зачем же держать коня, который 25 лет портит борозду? Про коррупционный скандал вокруг Алексея Улюкаева С. КОРОЛЁВ: Михаил Зиновьевич, здравствуйте. М. ЮРЬЕВ: Здравствуйте, Сергей.   С.К.: Пятница — это вечер Михаила Юрьева. М.Ю.: Да. Все нормальные люди пьют, а мы с вами работаем. С.К.: Неправда, все вас ждут. "Сообщения начали приходить ещё в прошлом часе", — сказал Игорь Измайлов. Смотрите: "Михаил Юрьев, скажите, пожалуйста, как вы оцениваете арест Улюкаева?" М.Ю.: В таких случаях говорю, что ничего не могу сказать по поводу того, виновен или не виновен Улюкаев, потому что об этом нельзя догадываться, это можно только либо знать, либо не знать. Я не собираюсь повторять шаманских заклинаний, что только суд может решать. Если я хотя бы сам прочёл всё, что представлено в суд, и был при этом квалифицированным юристом, который может составить грамотное мнение, то у меня было бы мнение, но поскольку я не читал, я этого не знаю. Я могу дать оценку только политическую, и она будет сугубо положительной Михаил Юрьев У нас нельзя сказать, что с коррупцией совсем не борются. Борются. И в начале 2000-х боролись. Когда говорят, что очень вяло и условно, это правда. Вся борьба была на уровне взяточников ЖЭКа. Тоже, к сожалению, не всех, но всё же. Очень низка была должностная планка, выше которой человек становится неприкасаемым. Дальше она начала постепенно подниматься. Очередным витком, уровнем, который планка преодолела раньше, была должность губернатора. Одного, второго, третьего губернатора — при Ельцине совершенно невозможно себе представить — взяли и просто посадили в СИЗО с перспективой дальше поменять места отсидки. Министр министру тоже рознь, как вы понимаете, по неформальному влиянию. Формально любой министр в одинаковом статусе, кроме некоторых: обороны и так далее.    С.К.: Улюкаева на какое бы место поставили? М.Ю.: Это высокий. Традиционно это высокий статус, независимо от возможностей должностных, власти. Есть просто неписаная табель о рангах. Министр экономики в ней высоко стоит. Выше него стоят только специальные министры, которые являются членами Совета безопасности, обороны, ФСБ — их очень немного. В основном это те, которые не входят в правительство. Как в Конституции записано про силовые ведомства: "Не входят в правительство, но взаимодействуют с ним исключительно в части, касающейся материально-технических потребностей". То, что теперь эта должность независимо от самого Улюкаева не даёт неприкосновенности человеку, это означает, что неприкасаемых у нас совсем мало в стране осталось Михаил Юрьев Появляется реальная надежда, что, может быть, и с ними как-то разберутся. Я знаю заранее, что будут писать наши слушатели, особенно нигилистически настроенные. Их много, как и у любого другого канала. С.К.: Что же они будут писать? М.Ю.: Они будут писать: "Ну конечно, Юрьев в розовых очках. Посмотрите на Сердюкова, то же самое будет с Улюкаевым". Не то же самое. Есть такая грубая, но точная поговорка русская, что ему там кое-что делают в глаза — всё божья роса. Есть у нас много слушателей, их конфетами закармливай, а они всё равно будут говорить, что это дерьмо. С.К.: "Просто одна коррупция борется с другой", — пишет Андрей через Viber. М.Ю.: Я же говорил.   С.К.: А вы работали с Улюкаевым какое-то время?   М.Ю.: Я не работал с ним непосредственно, но мы одновременно зачислялись ещё в конце 91-го или в 92-м — не помню, в каком году, — советниками правительства: я — по промышленности, он — по финансам. Тогда и познакомились. В лицо знал, здоровался, но чтобы по работе пересекаться — нет.    С.К.: Сегодня защита обжаловала домашний арест бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева: вроде "чего его арестовали — он собирается работать со следствием?"    М.Ю.: Действительно. Подумаешь, украл два миллиона. С.К.: Ещё из последних новостей. Сегодня на Лайфе была статья подробная, правда, со ссылкой на источники, почему два миллиона. Многие удивлялись: какая смешная цифра. В сделке по приватизации "Башнефти" другие цифры фигурируют. Оказывается, говорили о сорока миллионах.   М.Ю.: Это всё неправильно. С.К.: Почему?    М.Ю.: Потому что два миллиона сами по себе уже были бы нормальной цифрой. Я сейчас поясню вам, в чём дело. Как устроен коррупционный рынок? С.К.: Как? М.Ю.: Кстати, и корпоративный рынок. Если бы он был не министром, а просто руководителем корпорации, которая помогала бы заключить какую-то частную сделку, было бы то же самое. Если бы от него зависело окончательное решение, кому продавать и за сколько, то тогда другое дело, то это бы стоило не два. С.К.: И не 40. М.Ю.: Это стоило бы 5—8% от сделки, и то если бы цена была не занижена. С.К.: Это рыночная взятка такая — 5—8%? М.Ю.: При чём тут взятка? В Америке сейчас это делают официально компании, которые ты нанимаешь для осуществления той или иной сделки.  С.К.: Посредник? М.Ю.: Да. В данном случае неважно — "Инвестбанк" и так далее. Я здесь вижу прямую аналогию. А если ещё продадут за заниженную цену, то взятка конкретно за покупку "Башнефти" могла бы вылиться и в единичку, и в полторашку в долларах. С.К.: Простите, миллиарда?   М.Ю.: Легко. Но в данном случае речь шла о создании благоприятного отношения. За это и два миллиона — красная цена. С.К.: Рубрика "Счастливый звонок". Начинайте набирать, чуть позже примем. Какой по счёту? Давайте восьмой сегодня, пусть постараются. М.Ю.: Седьмой уж тогда. С.К.: Договорились. Рано звонить. Я скажу, когда начинать. Пока сообщения ваши. "Простой вопрос: подставили его или нет?" М.Ю.: Этот вопрос совсем не простой, потому что понятие "подставили" не является ни юридическим термином, ни в бытовом языке не является точно определённым термином. Если вы имеете в виду, была ли эта операция изначально задуманной для того, чтобы вывести его на чистую воду, если он взяточник, то на официальном языке это называется провокацией, и она разрешена процессуальным кодексом до определённых рамок, например в случае вымогательства, которое в данном случае имело место. Тогда, безусловно, имело место то, что вы называете словом "подставили".  С другой стороны, простите, ему это кто-то силой всучивал, говорил, что если не возьмёшь два миллиона, мы твою семью убьём? Как можно заставить взять взятку человека, который не хочет брать взятку? Ну сome on, как говорят в Техасе Михаил Юрьев С.К.: "Дело Улюкаева — это кланы верхнего уровня по интересам, едят друг друга за сжимающийся пирог, — я цитирую нашего слушателя. — Скоро силовики возьмутся за простых граждан, будут хватать за лайки в соцсетях".    М.Ю.: Например, есть машина такая Mercedes-AMG 63 — очень хорошая машина, а про слушателя нашего не могу так комплементарно сказать, потому что не надо писать такую ахинею. С.К.: Тут ещё писали про цифру 37.   М.Ю.: Что цифра 37? С.К.: Это начало 37-го? М.Ю.: Если бы. Но, увы. С.К.: А почему нет? Почему это не выльется в полномасштабные репрессии? Вообще говоря, это хорошо было бы — репрессии? М.Ю.: Давайте определим, что вы называете словом "репрессии". Нельзя употреблять те термины, которые не имеют однозначной трактовки. Вот что вы называете словом "репрессии", чем они отличаются от нормального правосудия? С.К.: В моём понимании, если они направлены на коррупционеров, то ничем. М.Ю.: Нет, более широко. Обычно в политическом лексиконе репрессиями называются массовые судебные преследования людей, из которых все или большая часть заведомо невиновны в тех преступлениях, которые им инкриминируют, потому что если они виновны, то в чём, собственно? Это просто хорошая работа правоохранительных органов.  Где вы видите здесь наезд на невиновных? Ни в случае Улюкаева, ни в случае других событий, которые у нас происходят. Покажите мне. У нас вся проблема, что виновных не трогают Михаил Юрьев   С.К.: Иван пишет нам: "Юрьев точно много знает — у него связи в "Роснефти", — но молчит как рыба".   М.Ю.: А что я должен вам сказать? Да, в "Роснефти" я и председателя правления хорошо знаю. С.К.: Игоря Ивановича Сечина? М.Ю.: Да, 20 лет уже как. Вице-президент по связям с прессой — мой лучший друг. С.К.: Михаил Владимирович Леонтьев? М.Ю.: Да. С.К.: Вы, кстати говоря, наблюдали эту перепалку?    М.Ю.: Конечно. С.К.: Я понимаю, на чьей вы стороне, но тем не менее. Что там? Кто нервничает, из-за чего нервничает? М.Ю.: Матушкин решил пропиарить сам себя, лично, и выслужиться таким образом перед своим начальством. Сделал это таким способом, что, если его начальство не вздрючит по первое число, я крайне удивлюсь. А Леонтьев — своим издевательством в форме извинения. Это, знаете, как старый анекдот, когда один еврей назвал Рабиновича, другого еврея, дураком. Его суд обязал сказать, что Рабинович не дурак, и извиниться. Вот он в синагогу приходит: "Меня суд обязал — исполняю. Граждане, Рабинович не дурак". "Рабинович не дурак? Извините", — примерно таким было извинение Леонтьева.      С.К.: А сама сделка "Роснефть" — "Башнефть"? На мой взгляд — я, кстати, высказывал своё мнение в частной беседе, — "Роснефть" просто переплатила Михаил Юрьев Не недоплатила, а переплатила. Они слишком либерально считают эффект от синергии. Я не могу сказать, что я точно прав, но как представитель похожей отрасли могу сказать, что я бы считал консервативнее. Государство от этого выиграло однозначно. Скорее, получило больше, чем положено. Критерий же простой: Вагит отказался покупать за эту цену и правильно сделал. Почему, собственно, не было тендера? Потому что "Роснефть" послала заявку. Если бы "ЛУКойл" в своём ответном письме в правительство написал, что такая цена устраивает нас, были бы торги. Он сказал, что нет. Если один предлагает больше других — что бюрократию разводить. Вагит абсолютно правильно сделал. Он вообще экстраклассный как финансист, руководитель компании, стратег. Я очень высоко ценю его в этом качестве, поэтому считаю, что, скорее, я поступил бы как Сечин, только лучше.     С.К.: Государство покупает у государства. Получается же так, или я ошибаюсь? М.Ю.: Конечно, ошибаетесь.   С.К.: А как? "Роснефть" — государственная компания. М.Ю.: Да.   С.К.: "Башнефть"?   М.Ю.: Да, что покупает государство — естественно. Во-первых, начнём с того, что "Роснефть" никакая не государственная компания, а публичное акционерное общество.   С.К.: 100% акций которого… М.Ю.: Уже 75. С самого начала 75% принадлежит государству. Вы скажете, большое госпредприятие, например "РЖД", и акционерные общества в нашей стране действуют по совершенно разному законодательству. В чём разница принципиальная? Это хороший вопрос. Давайте его разберём быстро. Да, теоретически все деньги "Роснефти" являются деньгами государства в том смысле, что можно взять их и изъять, но это теория. Практика не такова. Почему? Потому что изъять ты не можешь 75%. Ты можешь изъять 100%, 25% из которых уйдёт частным акционерам, ВР например. Ты не готов, ради того, чтобы государство получило 330 миллиардов, ещё 110 взять и отдать ВР. Это как-то слишком щедро. Ты не можешь сделать по-другому — таковы законы, у нас правовое государство. Это первое. Второе: а как ты вообще будешь изымать? Принимать отдельный закон? Потому что у акционерного общества нельзя взять и изъять прибыль, а у "Роснефти" можно. Формально Госдума может принять такой закон, но его обжалуют по типу суда в Гааге, и это будет признано недействительным, нарушающим основы законодательства, в частности Гражданский кодекс. Наконец, третье и самое главное: "Роснефть" — государственная. Она купила "Башнефть", значит, на величину покупки "Башнефти", если бы она покупала за свои деньги, выросла бы её цена. На самом деле с точки зрения бухгалтерского баланса, конечно, нет, актив бьётся с пассивом, ты сколько-то потратил денег, своих или повесил на себя долг, и столько-то получил в актив. Практика всех слияний и поглощений на таком уровне в мире показывает, что любое поглощение такого рода увеличивает капитализацию компании больше, чем на величину изменения баланса Михаил Юрьев Да, досталось государственной компании, но 75% государственной компании "Роснефть" принадлежит правительству, которое завтра захочет продать тому же Алекперову, поговорив с ним ещё раз в автомобиле президента, к примеру. В этом случае оно получит просто больше за это. Эти деньги не только никуда не пропали, они увеличились. С.К.: "Почему начали с Улюкаева?" — спрашивает Антон. Почему именно с него? М.Ю.: Есть такой замечательный эпизод в каком-то из романов Анатоля Франса — не помню в каком, — там описываются 90-е годы XIX века. Социалисты участвуют в еврейском погроме — там дело Дрейфуса было, — и подходят к ним журналисты и говорят: "Как же так? Вы же за справедливость социальную, за трудящихся. Как же вы в таком участвуете?" Лидер этих социалистов на минутку смутился, а потом говорит: "Слушайте, всё равно начинать экспроприацию с экспроприаторов. Какая разница с кого?" С.К.: Сейчас мы примем седьмой звонок, как и обещали. Прямо сейчас рубрика "Счастливый звонок". Я уже вижу, вы звоните. Ваш вопрос Михаилу Юрьеву прямо сейчас в эфире Лайфа. Всё, принимаю. Здравствуйте. СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Андрей из Москвы. Согласно теории, любое укрупнение капиталистическое переводит капитализм в стадию олигархическую, что пагубно сказывается на развитии экономики, страны в целом. Согласны?   М.Ю.: Вы знаете, да, согласен. Считаю, что все преимущества капитализма и рынка лучше всего проявляются тогда, когда в каждом секторе рынка присутствуют сотни и тысячи средних и мелких игроков, а не когда присутствуют пять крупных. Но тенденция не только у нас, но и во всём мире на сегодняшний момент ровно обратная — укрупнение, хотя я с вами согласен. Это плохо, но мы идём в мировом тренде. "Трампизм" и "трампономика": интересы Америки превыше всего С.К.: Нам даже не пришлось делать паузу, чтобы ответить на этот вопрос. Александр спрашивает, каковы основные признаки "трампизма". Понятие "трампономика" сейчас широко обсуждают. Какой она должна быть?    М.Ю.: Хороший вопрос. Не что это такое, никто не знает, а какой она должна быть. Должна кому? Это всё-таки ерунда. Можно ответить на вопрос, какие основные будут направления экономической политики, которые Трамп, если он не передумает, с предвыборной кампании своего периода будет пытаться изменить. Это очень легко сказать в одной фразе: это абсолютный приоритет национальных экономических интересов любой страны, в данном случае Америки, над интересами мирового глобального капитала, даже той его части, конечными бенефициарами которой являются американские граждане Михаил Юрьев    С.К.: Следующий вопрос на эту же тему. "Как вы думаете, воплотится ли в реальность так называемая трампономика, уже приведшая к росту доллара и глобальным распродажам на рынках всего и вся?" М.Ю.: К росту доллара приведёт никакая не "трампономика", а просто повышение учётной ставки ФРС, о котором все знали. Теперь вопрос — когда. Уже очевидно, что будет в декабре. Тут простая закономерность: чем выше учётная ставка, тем сильнее валюта, про которую идёт речь. Не надо быть гением, чтобы это понимать. Что будет реализовано — сложный вопрос. Очень большая борьба предстоит. Всё это будет решаться в большей степени ситуативно. До какой-то степени, безусловно, Трамп вернёт к нормальному, здоровому протекционизму себя, в смысле Америку, и, как следствие, всех остальных, потому что все будут говорить: "Америка от нас отгораживается. Какого хрена мы от неё не должны отгораживаться?" Имеется в виду тарифными барьерами. Насколько это изменит лицо — как об этом можно сказать? Один мой начальник, к сожалению, уже ныне покойный, говорил, как вы помните, так: "Хотели как лучше, а получилось как всегда". Это не только к русским относится.    С.К.: "Михаил Зиновьевич, зачем вообще Трампу президентство? Ваше мнение? Его принципы соответствует вашим, они могут быть вашей мотивацией?" Трамп — я знаком с ним — ярко выраженный нарцисс по натуре. В хорошем смысле. Не так, как, бывает, женщины уродливые смотрят на себя в зеркало и говорят: "Какая красавица", — вместо того чтобы пойти в зал покачаться или ещё что-нибудь сделать Михаил Юрьев Он нарцисс в том смысле, что он собой восхищается, но сначала он добивается целенаправленно того, что дало бы ему повод собой восхищаться. Тем не менее я не могу сказать, что в человеке я такие вещи презираю, но я совершенно ими не обладаю. Я не балдею, если появляюсь на обложке какого-то журнала, а если меня кто-то узнаёт, когда я зашёл в кафе, мне только от этого дискомфортно. Про цены на нефть С.К.: "Михаил Зиновьевич блестяще предсказал победу Трампа, — пишет Иван, — а вот с нефтью 70—80 долларов за баррель к концу года не сбылось". Было 60, по-моему. М.Ю.: Иван, видимо, путает меня с другим мужчиной или выпил слишком много, когда меня слушал. Я говорил, что к концу года будет, скорее, 60, хотя говорил, что я уверен в диапазоне 50—60. Можете поднять старые передачи. Думаю, что так и будет — 60.     С.К.: Ещё не вечер, ещё не конец года. М.Ю.: За день до выборов про Трампа сказал, что он будет. С.К.: Про Трампа — да. М.Ю.: Это то же самое. Тоже вы говорили: "Ну теперь-то уже!" Нет, то же самое и с нефтью. Будет сейчас… С.К.: ОПЕК 28 ноября. М.Ю.: Да. И всё.    С.К.: И будет всё хорошо после 28-го. М.Ю.: Ничего не "хорошо".  60 — это совсем не рай на Земле. Более того, я вам скажу, что если на следующий год будет 60 долларов как средневзвешенная цена, большая часть наших граждан даже не заметит по экономическому положению России, но полегче будет Михаил Юрьев С.К.: Говорят, Ромни метит в госсекретари — тот, который нас смешивал с определённой субстанцией. М.Ю.: Нет, вы не путайте божий дар с яичницей — президента или кандидата в президенты, который является аналогом собственника предприятия, с министром, который является аналогом наёмного сотрудника предприятия. Разница между ними, как известно, в том, что собственник делает то, что он хочет, а наёмный сотрудник — что хочет собственник. В данном случае взгляды Ромни никакого значения иметь не будут. Он будет делать ровно то, что ему будет говорить Трамп.  Пока я знаю, что помощник по национальной безопасности — в Америке фантастически высокая должность, влиятельнее, чем госсекретарь. Пока уже дал согласие и назначен бывший начальник американской разведки, который всегда являлся одним из ярых сторонников совместных действий с Россией в Сирии Михаил Юрьев С.К.: Майкл Флинн, советник Трампа по вопросам национальной безопасности. М.Ю.: Я с ним незнаком, но внешне он мне нравится. У нас такие тоже есть. Военный такой и должен быть. С.К.: Смотрите, кто ещё определён. Конгрессмен Майк Помпео. М.Ю.: На генпрокурора. С.К.: Нет, это ЦРУ. М.Ю.: ЦРУ, наоборот, да. С.К.: И Джефф Сешнс — новый генпрокурор как раз — консерватор, юрист и разведчик — вот как это называется? М.Ю.: Кто там генпрокурор, нас с вами не волнует. Ехать в Америку, чтобы грабить супермаркет, — это меня крайне мало интересует. А руководитель ЦРУ? Не знаю, я ничего не знаю про этого конгрессмена. С.К.: Личный вопрос. Хотите — отвечайте, хотите — нет. М.Ю.: Из сексуальной сферы?   С.К.: Нет, вы что. М.Ю.: Не настолько личный.   С.К.: Не настолько, но личный. "Михаил Зиновьевич похудел, — пишет слушатель. — Это целенаправленно? Всё ли хорошо со здоровьем? Единомышленники переживают". М.Ю.: От нервных переживаний, не связанных с политикой. С.К.: Это уже лучше. М.Ю.: Вообще, да. Год назад я весил 113, сейчас — 91. С.К.: "Прокомментируйте, пожалуйста, какие планируются реформы у Сбербанка?" — просит Алексей. М.Ю.: Чего?    С.К.: Алексей, вы с кем-то путаете нашего гостя. М.Ю.: Я не интересуюсь Сбербанком. У меня даже нет ни одной их карты. С.К.: А почему так много вопросов? А, вот в чём дело. Сегодня Греф заявил о реформе Сбербанка. М.Ю.: Это его личное внутрикорпоративное дело. Зачем нам это обсуждать?  С.К.: Людей очень волнует, потому что главный банк. М.Ю.: Пусть лучше пойдут в пивную. С.К.: Сегодня у трёх банков лицензии отозвали. М.Ю.: Не у Сбербанка? С.К.: Нет, конечно. "При всех минусах, как лучше реализовать 50 тысяч рублей? Купить доллары, золото или на чёрный день оставить эти 50 тысяч?" Традиционный вопрос.   М.Ю.: Я дам традиционный ответ. Я не финансовый консультант, тем более бесплатный, народный. С.К.: 50 тысяч рублей! Он думает, что с ними сделать. Кстати, Палыч спрашивает, доллары стоит сейчас покупать? М.Ю.: Можно купить, наверное. С.К.: Вы же в рубль всё время советовали. Ставку будут поднимать. Золото купить — хороший способ, вряд ли прогадаете Михаил Юрьев Только золото, естественно, банковское — слитки покупайте, а не… С.К.: Счета. Знаете, счета рекламируют? М.Ю.: Счета не надо и не надо ювелирное золото. С.К.: "Последнее время думаю, что выбор Трампа связан с активно развернувшейся борьбой с коррупцией в России. Вот бы кто-нибудь подтвердил или опроверг". М.Ю.: Готов опровергнуть.  С.К.: Всё просто опровергается. М.Ю.: В огороде бузина, а в Киеве дядька. При чём тут одно к другому? Какая связь-то? Про бюджет на 2017 год С.К.: Давайте про бюджет. Сегодня Госдума приняла в первом чтении проект бюджета на 2017-й и плановый период 2018—2019 годов, хотя говорят, что будут сильно корректировать. Бюджет сложный. Доходы сокращаются, расходы, соответственно, тоже. М.Ю.: Хотя не так быстро. Расходы меньше сокращают, чем доходы, за счёт роста дефицита. С.К.: Правильно. Ожидаемый дефицит превысит два миллиона рублей. М.Ю.: Правила арифметики никто ж не отменял.   С.К.: Вы смотрели, изучали его? М.Ю.: По диагонали. С.К.: Я просто хотел спросить, насколько реалистичный этот бюджет? М.Ю.: Никогда бюджет в первом чтении не имеет смысла читать. Имеет смысл читать только во втором. С.К.: Тогда другая новость, пожалуйста. Октябрь-2016 смотрим — это Росстат сегодня. Реальные доходы россиян сократились в годовом исчислении почти на 6% — это 5,9%. Это тревожный сигнал? Это много? М.Ю.: Этот сигнал не неожиданность. С.К.: Что с этим делать? М.Ю.: Есть тоже анекдот. В научно-исследовательском институте в советское время идёт конференция по научной организации труда. Все предлагают какие-то хитрые устройства сделать, эргономику, мебель рабочую поменять. Там выступает одна уборщица, старушка, говорит: "Я вот в 20-х годах, при НЭПе, работала в публичном доме в Одессе. Так там когда у мадам дела плохо шли, она не мебель меняла, а контингент". Поэтому на вопрос о том, что надо сделать с нашей экономикой, чтобы перестали падать доходы трудящихся, ответ: менять общий принцип организации экономики и, самое главное, не успокаиваться на Улюкаеве, а отправить вслед за ним — если не под домашний арест, то, по крайней мере, на написание мемуаров — весь либерально-экономический блок правительства Михаил Юрьев Они 25 лет у власти, но ничего кроме обделывания мы не видели, — это называется так. Может, они и правы, но зачем же держать коня, который 25 лет портит борозду? С.К.: "Сколько стоит финансовая консультация Михаила Зиновьевича?" — спрашивает Иван. М.Ю.: Не занимаюсь. Я уже сказал, что вас узнал. С.К.: А когда книга выйдет? М.Ю.: Да у меня руки не доходят пойти, отвезти и передать деньги, и договор надо подписать. Выйдет, выйдет скоро. В смысле не книга, а второе издание. С.К.: Николай из Петербурга: "Прокомментируйте заявление Дворковича о продуктах, цене и качестве". Слышали это заявление? М.Ю.: Нет. С.К.: Тогда я вам прочту. М.Ю.: Давайте. С.К.: Пожалуйста, Дворкович. Знаете его? Аркадий Дворкович считает, что цены на продукты питания соответствуют нынешней ситуации. М.Ю.: Не понял. А как они могут не соответствовать ситуации?   С.К.: Полная цитата: "Конечно, всегда хочется, чтобы они были ниже, если говорить о покупателях. Но они ровно такие, какие мы можем себе позволить в настоящей ситуации". М.Ю.: В вопросе и ответе набор, как бы поделикатнее сказать, странностей. С.К.: Это он прокомментировал на Всемирном зерновом форуме в Сочи рост цен. М.Ю.: Ещё раз. Что значит "которые мы можем себе позволить"? У нас цены устанавливает не государство. Какая разница, что оно может себе позволить? С.К.: Что он тогда сказал? Странно, да?   М.Ю.: Во времена моей молодости это называлось "сказал — как пукнул в лужу". С.К.: "Какую ситуацию они создали, такие и цены". Когда цена на какой-то массовый продукт — это очень важно, не на нишевый, который один производитель в мизерных количествах делает, а на массовый продукт, каковыми являются продукты питания, — устанавливает рынок, то эти цены всегда соответствуют балансу спроса и предложения Михаил Юрьев  Если даже вы постараетесь, чтобы они были другими, они всё равно будут сбалансированы, просто по определению. Слишком дорогие будут меньше покупать, магазины будут сбрасывать цены, пока не начнут покупать. Если будут слишком низкие цены, всё будут расхватывать, магазины будут поднимать. Это происходит совершенно естественным образом. Цены являются нереальными только на те товары, в которые вмешивается государство, вводя на них акциз. Это алкоголь, табак. Можно понять это. Почему у нас теоретически считается, что акциз на вредные товары? Тем не менее у нас до сих пор акцизом облагаются легковые автомобили. Умом это понять нельзя. С.К.: Сотрудник Кремля Новиков поставил оперу, премьера. "Русалка", по-моему, если я не ошибаюсь. М.Ю.: Сотрудник Кремля поставил оперу в порядке выполнения служебных обязанностей? С.К.: Нет, это хобби, как Улюкаев писал стихи. М.Ю.: Я думал, тот прямо спел в кабинете. С.К.: В этой связи вопрос. М.Ю.: А неплохо. Представляете, отчитывается ведомство перед Думой в жанре арии. Это было бы креативно. С.К.: А оду читает на приёме у президента. М.Ю.: Да. Или сразу покаянный реквием. С.К.: Слушатель пишет: "Михаил Зиновьевич, кто будет вместо поэта Улюкаева?" М.Ю.: Не знаю и, если честно, не очень хочу знать. С.К.: Просят инсайт. М.Ю.: Это называется "знал бы — не сказал", но и не знаю. Мне только во вторник расскажут. На самом деле это не имеет большого значения. Вес министерства экономики — как я сказал, статус его велик, а реальный вес в системе власти не особо велик. Происходит это потому, что министерство экономики — это бывший Госплан, но Госплан в советской системе руководил всей экономикой, а в рыночной эти функции ушли, поэтому чем он занимается, не очень понятно. По идее, никакого министерства экономики не должно было быть. Его нет в развитых странах такого же типа, как мы. В Америке, допустим. Это должен быть соответствующий департамент в аппарате правительства Михаил Юрьев С.К.: "Вы чего? Где вы видели в правительстве либералов? Они в правительстве такие же либералы как Трамп — друг России". М.Ю.: Нет, это неправда. Весь экономический блок — это абсолютно убеждённые либералы, причём почти всех их я знаю лично. Могу сказать, что это не по службе, а по душе. С.К.: "Баню любите?" М.Ю.: Люблю. У меня даже дома есть баня. С.К.: Русская? М.Ю.: Да. А какая же ещё? С.К.: Финская сауна, сухая. А чем финская сауна отличается от русской бани? М.Ю.: Русская баня — это парная, где вы плещетесь. С.К.: Поддавать можно везде. И в финской тоже можно? М.Ю.: Нет. В финской нет каменки. Куда вы поддавать будете? "Поддавать" в смысле водки выпить — это можно. С.К.: Можно, но не нужно. М.Ю.: Делают же финны, как и не финны. С.К.: А кто стоит за Трампом? Интересный вопрос. М.Ю.: Никто не стоит. А интересно, кто стоит за Путиным? Это же дурацкий вопрос. Почему вы считаете, что кто-то за ним стоит, это он за другими стоит. С.К.: Всё. Запускаю голосование. У нас мало времени остаётся. Если вы поддерживаете Михаила Юрьева, значит, вы приветствуете арест Улюкаева. М.Ю.: Если он виновен, естественно. Этого я не знаю. С.К.: Это позитивный сигнал, скажем так. М.Ю.: Для меня — да. С.К.: Или вы голосуете против, вы готовы поспорить с Михаилом Юрьевым. М.Ю.: Мы только про Улюкаева говорили. С.К.: По остальным темам тоже и по поводу Трампа. Я же не могу пересказывать всю передачу. Зачем время тратить? М.Ю.: Не надо. У кого с памятью проблемы, пусть принимает препараты. С.К.: Голосование бесплатное, я его запустил. "Финская — на то и сухая, чтобы не поддавать", — пишет слушатель. Рыбалкой увлекаетесь?" Пошли личные вопросы. М.Ю.: Увлекаюсь, но последние годы больше концептуально, чем практически. С.К.: Здравствуйте. Как вас зовут? Ваш вопрос Михаилу Юрьеву. СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Михаил Зиновьевич. Александр, Москва. Скажите, пожалуйста, Улюкаев — начало конца или больше — прошу прощения — Шувалов? С.К.: А что вы имеете в виду "начало конца"? М.Ю.: Начало конца чего? СЛУШАТЕЛЬ: Начало конца правительства, о котором вы говорите, как и все, в негативном свете. М.Ю.: В чём отличие правосудия от репрессий? В репрессиях действительно был бы человек, как Сталин, который бы решил, будем ли ещё из правительства сажать. Если будем, то вот вам квота шесть человек, давайте быстро — человек ранга министров или вице-премьеров. В правосудии вопрос о том, будет ли посажен Шувалов, зависит от такой маленькой мелочи как "есть ли за Шуваловым какая-нибудь вина"? Причём вина не политическая, а уголовная. Я, простите, этот вопрос не знаю. Предъявленной точно нет, а в разработке — кто мне скажет? А если бы я даже знал, с чего бы я вам это говорил, пока эта разработка не доведена до конца? В этом смысле вопрос о том, последуют ли некоторые министры за Улюкаевым, зависит от одного единственного вопроса: насколько широко распространена коррупция в высших эшелонах нашего правительства. Мы этого, строго говоря, не знаем, а ощущение, чуйка пусть у вас будет своя Михаил Юрьев С.К.: А у вас? М.Ю.: И у меня будет своя. Я не думаю, что  наши сильно разойдутся, честно сказать. С.К.: Посмотрим. М.Ю.: Да. С.К.: Здравствуйте. СЛУШАТЕЛЬ: Сергей, Санкт-Петербург. Спасибо вам за передачу. Очень ждём возвращения "Главтемы". Вопрос следующий. Подскажите, правительство, как я понимаю, и Улюкаев в том числе, само не уйдёт. То правительство, о котором вы говорите, много раз говорили. Не способ ли это выдворить это правительство? М.Ю.: Простите, вы всё-таки немножко неправильно конституционно подходите. Я поясняю процедуру. Что значит "правительство само не уйдёт"? Ему не надо самому уходить. Если президент хочет отправить в отставку правительство, ему не надо убеждать премьера и других членов правительства: "Ну уйдите в отставку". Те: "Нет, не уйдём. Ну ладно, давайте нам хорошие отступные, тогда уйдём". Нет. Президент просто подписывает указ об отставке правительства. Правительство может о нём из газет узнать. От этого оно не станет менее действительным. Хотя я не думаю, что это повод для отставки правительства, чтобы вы поняли. Представьте, в отставку уйдёт Шойгу, Колокольцев Михаил Юрьев Они при чём? Может, они тоже в чём-то виноваты, но к этому точно никакого отношения не имеют: ни единомышленниками не являются, ни подельниками. За что уходить главе ФСБ, который и проводил эту операцию? Он тоже член правительства. Я думаю, что если ещё двух-трёх человек того же уровня посадят, то в общеполитическом плане вопрос отставки правительства безусловно встанет. По поводу вашего вопроса про "Главтему": сейчас мы меняем формат, скоро, мы надеемся, она начнёт выходить в новом формате. Каком? Пусть будет сюрприз. С.К.: Михаил Зиновьевич, не так много времени остаётся. Мы с вами обсуждали в перерыве тему, которая вам тоже близка, в которой разбираетесь. Сегодня стало известно, что 14-летняя жительница Британии решила заморозить своё тело — криозаморозка. Ей 14 лет всего, но она болеет раком и считает, что когда её разморозят, уже смогут победить неизлечимую болезнь и она ещё проживёт счастливую жизнь. Насколько это близко? М.Ю.: Ответить я не могу. Я хорошо знаю эту тему, я даже покупал в своё время одну калифорнийскую фирму, которая занималась этим криозамораживанием, потом продал. Пока не получается заморозить так, чтобы можно было разморозить и вернуть к жизни, ни одно животное млекопитающее. Это происходит из-за того, что внутри клеток, когда замерзает вода, которая является компонентом, образуются микрокристаллики льда, которые необратимо разрушают клеточное ядро. С этим борются, есть разные способы. Работают учёные, есть продвижение, но пока не решено. Кстати, в позднее советское время был открыт эффект, который не получил развития просто из-за того, что наука развалилась. Крайне интересный. Резко снижается повреждение клеток микрокристалликами льда, если воду в организме перед этим заменить — это очень легко — тяжёлой водой, которая в атомных реакторах. Она абсолютно нерадиоактивна и химически это то же самое, что обычная вода. Мой прогноз: это будет решено в течение 10—20 лет, научатся замораживать так, чтобы потом можно было размораживать. Естественно, после того, как первая мышка по телевидению будет показана — как её разморозили из глыбы льда и она ожила. Это вызовет бум на этом рынке. А когда будет изобретено, я не могу сказать, что те, кто заморожен неправильно, будут разморожены правильно. С.К.: 97% по итогам программы с вами, 3% проголосовали против. Михаил Юрьев в программе "Юрьев день". Ждём вас в следующую пятницу.

12 ноября, 13:58

Юрьев: Я заключал сделку с Трампом — он жёсткий, но разумный бизнесмен

СЕРГЕЙ КОРОЛЁВ: "Михаил Зиновьевич, всё-таки подскажите, Трамп договороспособный? Или наши ни в какую?" — пишет слушатель. МИХАИЛ ЮРЬЕВ: Наши с ним не начинали договариваться, поэтому в какую, ни в какую, пока сказать трудно. "Умеете ли вы играть на скрипке?" — Не знаю, не пробовал. Является ли Трамп договороспособным? Я торговался с ним один раз — делал дело. Он точно договороспособный. С.К.: Расскажите, как это было. М.Ю.: Зачем лишнее говорить? Нормально было. С.К.: Нет, я не прошу подробности, цифры, ещё что-то. Я прошу психологический портрет. М.Ю.: Нормальный, жёсткий в плане торговли, но абсолютно разумный. В какой-то момент переговоров он прямо говорит: "Мне хочется купить то, что вы предлагаете, и вы знаете, что мне хочется, поэтому что тут изображать? Но дальше определённых уступок я не пойду". Понимаю. Все остались довольны. С.К.: В итоге вы пошли на компромисс? Он пошёл? М.Ю.: Конечно. Когда обе стороны хотят, так всегда и бывает.       С. КОРОЛЁВ: Это "Юрьев день" на наших волнах. Михаил Зиновьевич, здравствуйте. М. ЮРЬЕВ: Здравствуйте, Сергей. С.К.: Знаете, мы всё время начинаем с каких-то таких геополитических тем, проблем, происшествий, ещё чего-то, а мне захотелось начать с хорошего. Хорошая новость есть! Сегодня Дмитрий Рогозин пообещал президенту Владимиру Путину, что "убийца боингов" — самолёт МС-21 — поднимется в воздух до марта. Есть у нас такая разработка. Это, как я понимаю, среднемагистральный лайнер МС-21. Он создаётся как альтернатива 737-му "боингу". Михаил Зиновьевич, хорошая же новость? М.Ю.: Название плохое. С.К.: МС-21? М.Ю.: Нет. "Убийца боингов". С.К.: Это журналисты. М.Ю.: Вот я их и критикую.  Кажется, что "убийцей боингов" всё-таки надо истребитель называть Михаил Юрьев С.К.: Это логично. М.Ю.: А гражданский самолёт никого не убивает, летит себе спокойно, деньги зарабатывает. Новость, конечно, хорошая. Я, честно сказать, не очень понимаю, почему мы сразу сунулись в этот самый конкурентный сегмент. Мне просто казалось, что с нашим опытом разработки больших самолётов, совсем больших, я имею в виду и "Руслан" грузовой, и... С.К.: Ил? М.Ю.: Я говорю про совсем большие самолёты. Я говорю в данном случае конкретно о "Руслане" — АН-124, — который только вооружения берёт 42 тонны на борт. Это я дилетантски рассуждаю. Просто удивительно, почему наши не подумали сначала пойти в нишу самых больших самолётов, которые самые престижные, но рынок, как ни странно, менее конкурентный, а сунулись в самую конкурентную нишу. Плюс у нас есть козырь. Его, конечно, тоже нелегко отработать, но тем не менее он есть: это хорошие отношения с Китаем. Я думаю, что Китай участвует с МС-21 каким-то боком. С.К.: Там с двигателями что-то связано. М.Ю.: Я не знаю. С.К.: Но что-то есть. М.Ю.: Это будет здорово работать, потому что будет означать, что наша геополитика будет приносить и экономические дивиденды. С.К.: А я ещё вспоминаю про такую авиакомпанию — "Добролёт". Она недолго просуществовала. М.Ю.: Лоукостер. С.К.: Да, который потом в "Победу" трансформировался. Почему? потому что в Крым полетел. Тут же сработала санкционная система. Самолёты, взятые в лизинг, компания не смогла больше использовать. Компания вынуждена была закрыться. По новой создали лоукостер под другим названием. Теперь он, заметьте, не летает в Крым, а наших-то нет самолётов сейчас альтернативных.   М.Ю.: Мне это напоминает, как один раз я участвовал в дискуссии, когда про стояние в Каноссе шла речь. Это XI век, войска императора. Папа, с которым они воевали, отлучил их от церкви. Император вынужден был трое суток вымаливать на коленях прощение у папы вместо того, чтобы взять его в плен и повесить, как он и собирался сделать. И один из участников спора мне доказывал: "Как же так? На этом примере видно, что власть — это доверие в первую очередь". На что я ему сказал: "Послушай, дорогой, ты не спятил? Если такой плохой король был, то что тут можно сказать? Ты выступаешь против главы католической церкви — военный поход. Ты заранее подумай, что он может сделать, и набери войска из варяжских дружин, сарацинской конницы, которые все либо язычники, либо мусульмане или православные на крайний случай, на которых отлучение папы римского не действует никак. Ты же знал заранее". Здесь можно ответить то же самое. Когда "Добролёт" полетел в Крым, он не знал, что существуют санкции для тех, кто летает в Крым? Он не мог именно на эти рейсы взять нелизинговые самолёты? А те, например, по которым лизинговые платежи уже выплачены, — они дешевле. В общем, с такими менеджерами враги не нужны. С.К.: "Убийцу боингов" завалит ледяной дождь и огненный снег", — пишет слушатель, комментируя, видимо, то, что последние сутки за окном. М.Ю.: Если про ледяной дождь я с ним соглашусь, то огненный снег — если он что-то употреблял.   С.К.: Пятница, вечер. Понимаете? М.Ю.: Я не осуждаю. Сейчас ехал, огненного дождя не видел.     О том, остались ли у Хиллари Клинтон шансы стать президентом США С.К.: Наши постоянные слушатели знают, что есть рубрика "Счастливый звонок". Коротко сейчас примем какой по счёту, Михаил Зиновьевич? М.Ю.: Четвёртый. С.К.: Здравствуйте. СЛУШАТЕЛЬ: Михаил Зиновьевич, короткий вопрос. На ваш взгляд, что может или должен сделать Трамп в своих политических шагах, чтобы против него был начат процесс импичмента, и может ли он в сегодняшней обстановке повторить судьбу Кеннеди? С.К.: Ух ты. М.Ю.: Судьбу Кеннеди в принципе повторить может кто угодно. Пуля, как говорится, дура, особенно из нынешних винтовок, когда можно за 2 километра попасть. Надеюсь, что Америка переросла это, тем более, кто и за что убил Кеннеди, до сих пор неизвестно. По крайней мере, нам неизвестно. Может, кому-то и известно. Что касается импичмента. Знаете, в Америке к этому относятся по-другому. Она всё-таки страна с другой ментальностью, более юридической даже на уровне рядовых людей, а уж тем более политиков. Там к этому относятся так, что это за реальное совершение уголовного преступления, а не политических ошибок. Не будет совершать уголовного преступления, никакого импичмента ему не грозит.    С.К.: Очень много вопросов по поводу Трампа. Давайте рассмотрим несколько сценариев. Первый — декабрь. Голосуют выборщики и выбирают не Трампа. Такое возможно? М.Ю.: Нет. С.К.: Прецеденты ведь есть. М.Ю.: Нет ещё раз. Такое невозможно, потому что выборщики по нынешним законам не имеют свободы воли, они обязаны голосовать так, как проголосовал, грубо говоря… С.К.: Штат. М.Ю.: Да, люди, которые их выбрали, потому они и являются выборщиками, а не депутатами. Такая же ситуация как на праймериз. Только там это в масштабах отдельной партии, а здесь это имеет силу непартийного, не части партийного устава, а общенационального закона, поэтому этот вариант невозможен. Если бы он был возможен, то, как вы догадываетесь, Клинтон бы не поздравляла Трампа с победой на выборах.  С.К.: Второй вариант — Трамп уходит сам. Например, он в декабре принимает решение: "Давайте-ка не буду я президентом". М.Ю.: Послушайте, ваши вопросы — вы, пожалуйста, не обижайтесь, — очень напоминают мне вас же. В медийных кругах мне рассказывали анекдот про то, как приходит человек с пришитым на лбу неким органом. Ему говорят: "А зачем вы это сделали?" — "Как почему? Во-первых, это красиво". Вот он уйдёт из-за чего, из-за того, что это красиво?   С.К.: Я смотрю сейчас протесты в США. М.Ю.: Ну и что? С.К.: Это к чему-нибудь сможет привести? Я к этому веду. М.Ю.: Нет. Сейчас вам поясню. Американская политическая система очень сильна. Это 250 лет без революций, причём 250 лет, за которые прошли две индустриализации Михаил Юрьев Это непростая вещь. Она, безусловно, сильна. Сильна она тем, что она абсолютно толерантна к довольно сильным проявлениям протестов. Не безразлична — никто никакого внимания не обращает. Обращают. Это считается абсолютно нормальным, потому что не перерастает ни в какие майданы, не приходит в голову разгонять людей. Происходит нечто совершенно штатное и нормальное. А когда люди участвуют в чём-то, что считается штатным, у них меньше мотивации взять и перейти границу, за которой их действия начинают считаться тяжким уголовным преступлением, как было на Украине. Понимаете, нет ни одного серьёзного человека в США, который считал бы, что это начало какого-то нештатного процесса. Там это считается абсолютно нормальной и естественной вещью.   О том, признают ли США Крым российской территорией   С.К.: "Так вот откуда слово "штатно", — пишет слушатель. Ладно, не будем играть сейчас со словами. "Морган Стэнли" оценил в 35% вероятность отмены санкций против России администрацией Трампа. Михаил Юрьев как оценивает такую вероятность? М.Ю.: На какой временной перспективе? Отмена в течение года, пяти лет, десяти лет? С.К.: У него четыре года срок первый. М.Ю.: В Америке, чтобы не избираться на второй раз, это возможно, как и у нас. С.К.: Давайте я спрошу про первый срок. В пределах четырёх лет.   М.Ю.: Я не берусь загадывать на четыре года, я могу сказать про первый год. С.К.: Давайте. М.Ю.: Существенно ниже, чем 35. С.К.: Тогда как будут развиваться наши отношения? М.Ю.: Никак. С.К.: Не переоцениваем ли мы Трампа? М.Ю.: А кто это "мы"? С.К.: Ну, Жириновский банкет закатил, многие радовались. М.Ю.: Секундочку, Жириновский Владимир Вольфович, насколько я его помню, вообще любит выпить-закусить. С.К.: Не просто так, а в честь победы Трампа. Ура! Мир, дружба, жвачка!   М.Ю.: Было бы желание — повод найдётся. Вы же мне этот вопрос задавали и до этого. С.К.: Вы сказали, ничего не изменится существенно.  Я всегда говорил, что победит Трамп и что ничего не изменится Михаил Юрьев В чём тогда моя позиция изменилась? С.К.: Зачем он тогда говорил, что подумывает о признании Крыма? М.Ю.: Может. С.К.: Признать? М.Ю.: Да. Я вполне допускаю, например, такую ситуацию, что Крым признают. На самом деле не признают, там это по-другому немножко происходит. Была абсолютно аналогичная ситуация. Мы, СССР, присоединили в 40-м году три прибалтийские республики. Америка не признала этот акт, заявила об этом и официально никогда не признавала их вхождение в состав СССР до конца. Никакого дипломатического документа, что теперь мы признаём, она не выпускала. Это не мешало ей поддерживать нормальные отношения с СССР, не хорошие, но нормальные, рабочие, в том числе американским должностным лицам приезжать в эти республики. То же самое и здесь. Признавать, что правильно сделала Россия, они, может, и не будут, а тихо внесут своё непризнание в перечень для себя фактически утративших силу решений. Это высоковероятно Михаил Юрьев Санкции снимать не будут. Зачем? Это подставляться. Поставьте себя на место Трампа. Вас и так упрекают в излишних связях с Россией. Вроде доказать не могут, но, знаете, как в анекдоте: ложечки нашлись, а осадок остался. Зачем вам это нужно? Что вы в результате всего этого добьётесь? Гораздо лучше не спешить с этим. Если вы видите, что сложился хотя бы полуконсенсус и хотя бы большинство в конгрессе и сенате начинает требовать — не большинство, но хотя бы многие, — можно будет вернуться. А так зачем подставляться? Не будет этого делать Трамп. И с прагматической точки зрения правильно сделает. Я сто раз говорил, что санкции — это благо. Самым большим благом для нас было бы их ужесточение Михаил Юрьев Поэтому я, как гражданин России, вообще считаю, что их никто не отменит. С.К.: Но и ужесточать наверно тоже не будут? М.Ю.: А куда ужесточать? У Америки почти нет с нами торговли. С.К.: Первая международная встреча, как вы считаете, с кем произойдёт у Трампа? Это ведь важно. М.Ю.: Понятия не имею и не считаю, что это так уж важно. С.К.: Мы писали про МS — Morgan Stanley — с перспективой 35%. Два года они обозначали. Слушатель говорит про отмену санкций, естественно.                                               М.Ю.: Я более скептически к этому отношусь. С.К.: Так, что у нас ещё? Заставят купить российские авиакомпании за господдержку. Это по поводу нашего самолёта. М.Ю.: Заставят и правильно сделают.   О будущей политике Трампа по отношению к Сирии и Украине С.К.: Давайте вернёмся к Трампу. У меня ещё два вопроса, которые, в связи с его избранием, естественно, повисают в воздухе, — это Украина и Сирия. М.Ю.: Не знаю по Сирии. Думаю, что по Сирии Трамп пока не выработал не только позиции, но и видения, будет вырабатывать Михаил Юрьев В принципе, бизнесмену по натуре это довольно легко, я по себе знаю. Ты чего-то не знаешь, а вникать в новую ситуацию, понять её — стандартная работа инвестора, регулярно встречается, поэтому, думаю, разберётся. Что касается Украины, то здесь я вижу самые большие шансы в продвижении, но шансы в каком смысле — просто сворачивание экономической, политической и военной поддержки Украины без всяких широковещательных жестов в нашу сторону, то есть санкции сохранять, а Украине поддержку снижать. Очень много слышал таких высказываний в Америке. В этом смысле это довольно благодатная вещь, поэтому я думаю так: ослабление поддержки Украины — почти гарантированная вещь, а вот степень ослабления? Хотелось бы надеяться — считаю, шансы на это неплохие, — что ослабление будет сильным. С.К.: То есть кранчик денежный будет закрываться?   М.Ю.: Да, в том числе и денежный, но не менее важен политический кранчик и военный. С.К.: Без этого кранчика что тогда будет происходить? М.Ю.: Не знаю. Я бы на вашем месте не спешил с однозначными выводами, что будет происходить. Дело в том, что киевский режим по самой жизни на Украине, хотя он дружит с Западом, больше всего напоминает Северную Корею.   С.К.: До такой степени? М.Ю.: Количественно не до такой, а качественно? С.К.: Подход. М.Ю.: И экономика, и хозяйственный уклад, социальная жизнь там настолько деградировали и упростились, что с ними уже мало что можно сделать. По принципу "С босого сапог не снимешь". Если у вас есть деревня, которая живёт натуральным хозяйством и как-то приспособилась, плохо живёт, но сделать что-то с ней очень сложно, не стирая её с лица земли. Вы ей перекроете снабжение, а она им и так не пользуется, потому что денег нет.   С.К.: Ладно, к Украине мы чуть позже вернёмся. Есть вопрос от слушателя: "Что лучше для России, сильная Америка или слабая?" Все вопросы, которые сегодня приходят, 99% — это Трамп. М.Ю.: Вопрос какой-то странный. Поскольку Америка никаким боком не является нашим союзником в реальном смысле этого слова, любая страна, кроме союзников, лучше чтобы была слабой для нас. Это совершенно естественно. Более того, если на секунду представить, что Америка становится слабой, а такое можно представить, только если нарастают внутренние противоречия — такое бывало. Для нас это было бы просто подарком небес. Мы пока к нему не очень готовы, но это был бы подарок небес, потому что остальной Запад слабый.  Эта давящая удавка на всём человечестве, на всей земле, ослабла бы. Чего ж тут плохого? Михаил Юрьев С.К.: "Михаил Зиновьевич, всё-таки подскажите, Трамп договороспособный? Или наши ни в какую?" — пишет слушатель. М.Ю.: Наши с ним не начинали договариваться, поэтому в какую, ни в какую, пока сказать трудно. "Умеете ли вы играть на скрипке?" — Не знаю, не пробовал.  Является ли Трамп договороспособным? Я торговался с ним один раз — делал дело. Он точно договороспособный Михаил Юрьев С.К.: Расскажите, как это было. М.Ю.: Зачем лишнее говорить? Нормально было. С.К.: Нет, я не прошу подробности, цифры, ещё что-то. Я прошу психологический портрет. М.Ю.: Нормальный, жёсткий в плане торговли, но абсолютно разумный. В какой-то момент переговоров он прямо говорит: "Мне хочется купить то, что вы предлагаете, и вы знаете, что мне хочется, поэтому что тут изображать? Но дальше определённых уступок я не пойду". Понимаю. Все остались довольны. С.К.: В итоге вы пошли на компромисс? Он пошёл? М.Ю.: Конечно. Когда обе стороны хотят, так всегда и бывает. О том, как Трамп повлияет на мировую и российскую экономику С.К.: Слушатель пишет: "За Трампом летит стая "чёрных лебедей". Вы понимаете, о чём он? М.Ю.: Нет. С.К.: "Чёрный лебедь", рынки, падение, акции... М.Ю.: Так.  Лучше бы за ним летела стая "белых лебедей" — так называют военные наши ТУ-160 Михаил Юрьев С.К.: Летит или нет? Всё рухнет теперь? Новый виток финансового кризиса?  М.Ю.: Нет. От самого факта избрания Трампа все успокоятся через неделю. Память современного социума очень недолгая, тем более когда оно накручено политтехнологами, которые сейчас быстро манатки пакуют. Но если Трамп начнёт в серьёзном масштабе осуществлять то, что он собирался, то на рынках будут изменения. Нельзя сказать, что они в целом упадут, просто акции тех гигантских компаний, для которых международная торговля является ключевой, пойдут несколько вниз. Особенно даже не столько международная торговля, а для которых принципиально важна система, которые истинно являются транснациональными, владеют производственными предприятиями по всему миру, для которых это важно для их политики корпоративной. Зато те компании, которые работают чисто на американский рынок, как Coca-Cola, General Motors, — они тоже немаленькие — они, наоборот, поднимутся. Какие будут изменения — чёрные или белые — я не знаю. Есть один момент: Трамп хочет, чтобы был сильный доллар. Сильный доллар в среднем означает более низкие цены на нефть Михаил Юрьев С другой стороны, Трамп в отличие от Обамы, который ненавидел энергетическую отрасль, очень хочет, чтобы Америка стала энергетически независимой, и понимает, что сейчас это возможно. Я вполне допускаю, что он вернётся к идее, которая тщательно прорабатывалась в 80-х годах в Америке, а именно — введение плавающего импортного тарифа на нефть, чтобы поддержать уровень цен на нефть внутри Америки не ниже определённого уровня. Это технически очень легко сделать. Посмотрим. Я не ожидаю никаких апокалипсисов. Я как американский бизнесмен: мне до одного места. С.К.: "Brent уже ниже 45, — пишет слушатель, — если ФРС ставку повысит, может, и 35 будет". М.Ю.: Это колебания. Вы поймите, я даже не к вам обращаюсь, а к нашим слушателям. Те факты, о которых вы пишете — политические новости, курс ФРС, — безусловно, на курс влияют, но вторично. Их влияние по сравнению с влиянием фундаментальных факторов — баланс, спрос, предложение, прогнозы по инвестициям и по производству — невелико. С.К.: "Когда девальвация рубля?" — спрашивает слушатель. М.Ю.: Когда-нибудь она произойдёт.  Вряд ли 300 лет рубль будет без девальвации. Но пока я не вижу никаких причин и признаков того, что он будет девальвировать Михаил Юрьев   С.К.: Что теперь Трампу делать с половиной населения, которая проголосовала против него? Как выясняется, в абсолютном числе у Хиллари больше голосов американцев, у Трампа меньше. М.Ю.: Это очень хороший вопрос, потому что, строго говоря, это даже не вопрос к тому, как работают демократические системы. Так работает любая политическая система. Он пришёл в результате избрания, а мог бы прийти в результате военного переворота. Не лично Трамп, а какой-нибудь другой правитель мог прийти комбинированным образом, как Гитлер, за которого, как известно, проголосовало 34% — больше всего, но меньше абсолютного. Он после этого узурпировал остаток власти. По-разному бывает. В любом случае когда какой-то лидер или партия приходит к власти любым способом, никогда не бывает так, чтобы все или почти все её любили. Дальше встаёт вопрос, что делать с теми, кто её не поддерживает. Можно пытаться их поголовно уничтожать, в чём преуспела советская власть, но не сталинская конструктивная советская власть, а чудовищная ленинская и постленинская в 20-х годах. В принципе, это, конечно, не метод, потому что чем меньше у тебя останется людей, тем менее могущественным будет твоё государство. Общий ответ на этот вопрос как в известной русской поговорке: взял силком, а стал милком. Ты приходишь, какая-то значительная часть народа была против тебя. Ты должен понимать, что среди них мало активистов, мало людей, для которых это просто жизненная установка. Большую часть людей можно переубедить действиями. Так и делаешь. А как по-другому?   С.К.: Слушатель пишет: "Вы разве не видите? Рубль уже падает. Вот и вся наша суверенность". Действительно, доллар теперь стоит на четыре рубля дороже. М.Ю.: Почему на четыре? С.К.: Это пишет наш слушатель. М.Ю.: Мало ли что пишет слушатель. С.К.: Давайте я посмотрю, я вам сейчас точно скажу. М.Ю.: Было 66 с чем-то? С.К.: 63 с чем-то было. 63,60. М.Ю.: 63 было до избрания. До избрания Трампа было 64, сейчас на два рубля поднялся. Он и больше колебался. Причём тут наша суверенность? Ни о чём просто. С.К.: Люди беспокоятся, сами понимаете. М.Ю.: Пусть выпьют 100 грамм и ложатся. С.К.: Вот вам Юрия совет: выпейте 100 грамм и не беспокойтесь. "А как же печатный станок ЦБ? — спрашивает слушатель. — Девальвации не избежать. Для покрытия дефицита напечатали более триллиона рублей, а по году напечатают все 2 триллиона". М.Ю.: Это очень хорошо. Я, как вы знаете, последовательно за это выступаю, только гораздо за более масштабную эмиссию. Эти 2,5 триллиона ни о чём, никакой опасности не несут. Это просчитано сто тысяч раз, причём считали те, кто скорее склонен сказать, что этого делать нельзя, поэтому им в данном случае можно верить.   О богатых и бедных в России   С.К.: Сергей Гурьев сегодня заявил, что в России больше миллиардеров, чем в других развивающихся экономиках. М.Ю.: В процентах к экономике. Это правда. С.К.: Эта доля миллиардеров в нашей стране непропорционально высока. М.Ю.: Соглашусь. С.К.: "Само по себе неплохо, — говорит Гурьев, — но большинство населения беспокоит вопрос, как эти богатые люди стали богатыми?" М.Ю.: Во-первых, это — на самом деле это ещё и плохо. С.К.: Почему? М.Ю.: Потому что это создаёт совершенно искажённое представление в бизнес-среде о деньгах. В Америке ты приходишь и говоришь: "Вот проект. Мы в течение нескольких лет мы заработаем 100 миллионов для акционеров". Ты можешь и с миллиардером говорить на эту тему, хотя это за несколько лет 100 миллионов на нескольких человек. Никто не скажет, что это маленькие деньги, что это неинтересно даже обсуждать. В России это будет стандартная реакция.  С.К.: Давайте дальше звонки принимать. Добрый вечер. СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Михаил Зиновьевич, давайте пофантазируем. Будь вы главой государства, России в частности, скажите, что нужно сделать — пять действий, — чтобы пропасть между сверхбогатыми и нищими была гораздо меньше? М.Ю.: Вы знаете, быстро для этой цели нельзя сделать ничего, точнее можно, конечно, можно и нужно. Если бы я был главой государства, которым я слава богу, не являюсь и считаю, что глава государства, который у нас есть, вполне адекватен занимаемому посту, я бы пересмотрел итоги большой приватизации. С.К.: Это всё? Это главное? М.Ю.: Это сильно снизило бы пропасть между сверхбогатыми и бедной частью за счёт резкого сокращения сверхбогатых. С.К.: Куда бы пошли эти деньги? В госбюджет? М.Ю.: Там никаких денег получить нельзя, они не в стране. С.К.: Передел собственности получается? СЛУШАТЕЛЬ: Да. Экономическая значимость такой меры близка нулю, если не отрицательна. Никаких иллюзий, что это было бы полезно для экономики, нет, но не хлебом единым жив человек. Для страны крайне важно, чтобы большинство населения считало, что мы живём в стране, стоящей на справедливом фундаменте Михаил Юрьев А как сейчас? Первоначальное накопление капитала. То есть ты предлагаешь построить дом, изначально построенный на обмане и воровстве, тогда и дом будет соответствующего качества. С.К.: Отменим большую приватизацию, пересмотрим итоги. Это ещё один тезис. М.Ю.: Я бы рассматривал, но это так долго рассказывать. У меня были конкретные предложения, как смягчить это. Я бы это сделал. Самое главное, что это не делается, потому что это плохо. Президент так и считает. Просто он не хочет больших потрясений. С.К.: 95% наших слушателей по итогам сегодняшней программы с вами, Михаил Зиновьевич, 5% проголосовали против. Я вас с этим поздравляю. М.Ю.: Плюрализм. Полную версию программы "Юрьев день" с Михаилом Юрьевым слушайте в аудиозаписи.

09 ноября, 10:02

Юрьев: Победа Трампа не изменит отношений с РФ, но договариваться будет проще

  Отношения России и США в случае победы Дональда Трампа принципиально не изменятся, хотя договариваться будет проще, заявил Лайфу бизнесмен Михаил Юрьев. — Общий настрой американского истеблишмента и высших классов очень антироссийский, это реально есть. В этом смысле иметь реально партнёрские отношения с Россией — двигаться против ветра. Это нереально. Не очень понятно, для чего им нужно. Отношения наши не станут лучше, но инструментально это сделает работу наших мидовцев или лично президента, в той части, где он сам этим занимается, легче. Трамп по натуре бизнесмен и склонен к каким-то жёстким, но договорённостям. В этом смысле легче будет, оснований ожидать прорыва в отношениях я не вижу, — уточнил Юрьев. Сегодня Трамп стал 45-м президентом Соединённых Штатов Америки.

05 ноября, 18:09

Михаил Юрьев: 4 ноября – настоящий праздник: польскую мерзоту выгнали из Кремля

  МИХАИЛ ЮРЬЕВ: День народного единства — это настоящий праздник. В каком смысле. Событие, годовщину которого мы празднуем, достойное. Польскую мерзоту выгнали из Кремля. Абсолютно политкорректно поступили. Не говоря о том, что этот праздник на самом деле очень удачная находка. Он же одновременно гражданский праздник, светский, он напоминает о событии, важном для истории страны: поляков выгнали, по сути дела, конец Смуты. Это же событие является религиозным православным праздником, называется День иконы Казанской Божьей Матери. Хотя событие одно и то же. В общем, для меня это праздник. Может быть, не такой, как 9 Мая, не самый главный, но, тем не менее, праздник.       С. КОРОЛЁВ: Михаил Юрьев в программе "Юрьев день", как всегда по пятницам, в нашей студии. Здравствуйте, Михаил Зиновьевич. М. ЮРЬЕВ: Здравствуйте. С.К.: У нас очень много слушателей проголосовали, видимо, действительно волнует тема — День народного единства. Я спрашивал: для вас это праздник, вы его принимаете, вы в него вкладываете смысл? 13% сказали "да". Нет, это просто выходной — 87%. Ваше отношение? М.Ю.: Нормальное. Не такое, как к празднику, который я реально не считаю праздником, — 12 июня. С.К.: День независимости. М.Ю.: Независимости непонятно от кого. Видимо, от самих себя. День народного единства — это настоящий праздник. В каком смысле.   Событие, годовщину которого мы празднуем, достойное. Польскую мерзоту выгнали из Кремля Михаил Юрьев Абсолютно политкорректно поступили. Не говоря о том, что этот праздник на самом деле очень удачная находка. Он же одновременно гражданский праздник, светский, он напоминает о событии, важном для истории страны: поляков выгнали, по сути дела, конец Смуты. Это же событие является религиозным православным праздником, называется День иконы Казанской Божьей Матери. Хотя событие одно и то же. В общем, для меня это праздник. Может быть, не такой, как 9 Мая, не самый главный, но, тем не менее, праздник. С.К.: 10 лет этому празднику. Он сравнительно молодой. 13% наших слушателей его понимают и принимают. Это свидетельство чего? Когда этот праздник приживётся, укоренится, станет более народным? М.Ю.: Две причины. Первая — общая, которая заключается в том, что у нас никакой идеологической работы не ведётся. Это наши враги внутренние и внешние постоянно упрекают, что пропагандистская машина Путина, цензура. На самом деле ситуация ровно обратная, никакой идеологической работы у нас не ведётся, никакой пропаганды у нас не ведётся. Это одна причина. С её помощью можно было бы ускорить естественный процесс принятия этого праздника внутрь народного сознания. Оно, конечно, и само собой произойдёт. А вторая причина заключается в том, что народ стал значительно менее грамотный и образованный, в том числе гораздо хуже стал знать историю. На самом деле не такой большой процент нашего населения знает, что происходило в начале XVII века в России.   О "Матильде" С.К.: Давайте примем "счастливый звонок". СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Уважаемая мадам Поклонская, бывшая прокурор и депутат, видимо, без среднего образования и с сомнительным высшим образованием, поставила в одну линейку Гитлера, Ленина и Мао Цзэдуна. Не кажется ли вам, уважаемый Михаил Зиновьевич, что, когда Хрущёв развенчал культ личности Сталина, который был наиболее популярен в Китае, она тоже нас толкает на десятилетия вперёд во вражде с этим государством? М.Ю.: Я не думаю, что вы правы. Действительно, Китай разругался с СССР в конце пятидесятых годов только потому, что счёл предательством решения XX съезда. Кстати, я довольно близок к этой оценке и сам. Это потому, что Мао Цзэдун считал Сталина величайшим лидером, своим учителем и так далее. Сейчас в Китае нет такого отношения к Сталину, поэтому представить себе, что от этого наши отношения с Китаем испортятся, трудно. Поклонская, я не знаю, какая она как прокурор. Из того, что читал, вроде бы уважение вызывает. Но своего мнения не имею. То, что, как публичному политику, ей бы сначала на тряпичных потренироваться. Несёт она такую пургу, что просто стыдно за неё. Взрослый человек говорит такую бредятину, которую говорит она. В частности, из последнего запомнилось её обличение фильма "Матильда". Когда её спросили, будет ли она смотреть фильм, она сказала, что не будет пачкаться. То есть пачкаться не будет, а просьбы закрыть пишет. Моё мнение такое, крымчанам повезло, что у них её убрали. С.К.: По поводу "Матильды"? М.Ю.: Что по поводу "Матильды"? Я не смотрел фильм. С.К.: Никто ещё не может смотреть его. М.Ю.: Так чего вы от меня мнение просите? С.К.: Так прокурорская проверка началась по запросу депутата Поклонской! М.Ю.: И что дальше? Я уже высказал, что я думаю о депутате Поклонской. С.К.: А что вы думаете об Алексее Учителе? М.Ю.: Обычный интеллигентский творец. Ещё один Райкин. С.К.: А вы-то сами будете смотреть этот фильм? М.Ю.: Нет, конечно. С.К.: Почему? М.Ю.: Я, может, чего-то не догоняю, но если из того немногого, что я прочёл, а это смесь заявлений Поклонской и ответов Учителя, я так понимаю, там роман молодого ещё не царя Николая II с балериной. По жанру это мелодрама, а я мелодрамы не смотрю.   О памятнике князю Владимиру в Москве С.К.: Сегодня открыли памятник князю Владимиру. Говорят, он станет визитной карточкой Москвы. Это, кстати, министр образования и науки России Ольга Васильева сделала такое заявление. Там и Владимир Путин выступал, и патриарх Кирилл. Вам понравился этот памятник, вы смотрели его уже по телевизору? М.Ю.: Картинку да. С.К.: Сама идея увековечить? М.Ю.: Мне всё нравится. В этом смысле мне всё нравится. Другое дело, что нужно понимать, что, может быть, большая часть наших граждан молодых и не знает об этом. Есть Киевская Русь, а есть Московская Русь. Между ними очень мало общего на самом деле Михаил Юрьев Кроме языка. Это совершенно разные по культуре, по ментальности державы. Мы наследники в чистом виде Московской Руси, которая является симбиозом монгольского умения управлять народами и исконных киевско-русских ментальности и уклада жизни. В этом смысле Владимир-креститель принёс равноапостольное православие на всю Русь. Но Москва просит поставить тогда уж и кого-нибудь из основателей Московской Руси. С.К.: Кого, например? М.Ю.: Ивана Калиту, если брать гражданских. Либо, если брать религиозных, митрополита Петра. Эта русская митрополия называлась "Престол в Москву". Или святителя Алексия, который, когда из-за мора вся великокняжеская семья умерла и остался малолетний будущий Дмитрий Донской, 20 лет фактически правил страной. С.К.: У нас есть памятник князю Владимиру. Чуть ранее в Орле открыли памятнику Ивану Грозному. Николай II в связи с Матильдой, со всей этой историей, о нём много говорят. С вашей точки зрения, самые сильные правители? Вы могли бы составить такой краткий список? М.Ю.: Конечно. Шорт-лист будет состоять из двух фамилий: Пётр Романов и Иосиф Сталин. Что тут гадать. С. К.: А сегодня нам какой образ ближе? Нам нужно к Петру Алексеевичу или к Иосифу Виссарионовичу? М.Ю.: Путин, безусловно, ближе к Петру I. Оба были великими модернизаторами. И оба умудрились, догнав, кое в чём и перегнать Михаил Юрьев Но Пётр вёл модернизацию копирующую. Его в этом излишне упрекают, но большое количество самобытных вещей было сохранено. И даже ошибки Пётр делал те же, что делает Владимир Владимирович. Например, в экономической сфере – пытался развить капитализм феодальными способами, в нашем случае — государственными способами. Так дела не делают. В этом смысле Владимир Владимирович ближе к Петру I, чем к Сталину. А кто из двоих долбился больших успехов? Сталин, естественно. Конец сороковых — начало пятидесятых годов — это период абсолютного рекорда по величию нашей страны за всё время её истории. С. К.: "Почему все молчат, что князь Владимир насадил новую религию, и это было политическое решение?" — пишет наш слушатель. М. Ю.: Как это? Что значит, все молчат? За то и славим, что насадил новую религию, больше ничего особенного он не сделал, никаких территорий новых не завоёвывал.   О законе о российской нации С.К.: День народного единства. Это сегодня мы празднуем. И на этой же неделе, так получилось, объявили о том, что в России может появиться закон о российской нации. Владимир Путин обратил на это внимание. Насколько такой закон сегодня необходим? Я так понимаю, речь идёт о выстраивании идеологии. И что это может быть? Как мы можем сами себя определить? Российская нация — что это такое? М.Ю.: Знаете, я сразу могу ответить. Когда я работал в Государственной думе, поступил законопроект "О северном оленеводстве". И мне, как заместителю председателя, расписали, я должен был прочесть, чтобы какое-то мнение высказать, чтоб сказать, куда дальше его пускать. Начинался он со слов: "Северный олень – это ценное промысловое животное, его разведение занимает важное место..." С.К.: Наверное, есть какой-то стандарт, как писать законы. М.Ю.: Короче, это всё бред. С.К.: Вы имеете в виду северного оленя или российскую нацию? М.Ю.: Не самого северного оленя как животное. Нормальное животное. Я имею в виду такого рода законы, они являются бредом. Когда-то Дума очень любила их принимать, сейчас, слава богу, переросла через это. Там закон "Об угле", "О нефти". По логике, надо принимать закон "О железе", "Об алюминии". И так далее. С.К.: О водке. М.Ю.: Да. Если этот закон о русской нации будет такой же, как законопроект о северном оленеводстве, то тогда никакого смысла в нём нет. Если это будет просто повторение самоочевидных бессмысленных мантр… Закон будет осмысленным, на мой взгляд,  только в одном случае. Лимонов Эдуард с коллегами работали, была там группа, законопроект аналогичного типа.   Они проделали очень большую работу и заложили очень, на мой взгляд, правильную исходную концепцию: принадлежность к русской нации определяется владением языком как родным Михаил Юрьев Что это не по крови, не по месту рождения, не по почве, не по гражданству, как принято в Европе. Тогда в этом есть большой смысл. С.К.: Единая нация – русская или российская? Тут многие привязываются к этому определению. Почему закон о российской нации? Мы опять будем россиянами? М.Ю.: Слово "русский" имеет два разных смысла. С одной стороны, это русский в этническом смысле, а с другой стороны, это русский по культуре. Я знаю даже несколько американцев здесь, которые абсолютно обрусели, по доброй воле решили здесь остаться. Не как Депардье, а вот реально здесь жить. И они в чистом виде стали русскими, хотя и говорят с акцентом некоторым, пройдёт ещё время, будут без акцента говорить. Когда говорят "российский", а не "русский", я понимаю, что имеется в виду: чтобы никто не опасался сразу, что татар будут записывать русскими. Такое бывало в нашей истории. Поэтому я ничего не имею против.  Для меня в слове "российский" ничего пренебрежительного нет. Мне это слово нравится Михаил Юрьев С.К.: А вы россиянин или русский? М.Ю.: Я себя русским считаю. Давайте так. Я россиянин, но при этом ещё и русский. С.К.: Стивен Сигал получил вчера гражданство. М.Ю.: Да. А я его очень часто вижу. Я не знаком, но чисто визуально вижу. С.К.: А ваше отношение к нему и Депардье схожее или разное? М.Ю.: У меня нет никакого отношения ни к тому, ни к другому. Я их как людей не знаю, кино тоже особо не смотрю.   О гуманитарном коридоре в Алеппо и ситуации в Сирии С.К.: Меняем тему. Слушатель пишет вам: "Что вы думаете о гуманитарном коридоре для террористов из Алеппо? Может, это делают для того, чтобы они ушли из Сирии и влились в оппозицию в Мосуле в Ираке?" М. Ю.: Вы же понимаете, что я бы не хотел отвечать на это публично: "Да, наверное, для этого". Даже если бы был полностью уверен. Скажем так, ход мыслей ваш достаточно логичен. С.К.: Гуманитарная пауза должна вот-вот закончиться очередная. К ней стоит возвращаться, продлевать? Этот формат как вам? М.Ю.: Это вопрос тактический. С.К.: А стратегически? М.Ю.: В нём нет стратегического содержания. Информационная компонента важна в современном мире, наша страна пытается не просто победить в военном столкновении прямом, как во время Великой Отечественной войны. Гораздо хуже соотношение сил сейчас, стараемся работать на всех фронтах, в том числе на информационном фронте. В равной степени понятно, что если военные доложат нашему президенту, что с такого-то по такой день в этом месте никак нельзя допускать гуманитарную паузу, потому что это создаст просто большие военные проблемы, я вас заверяю, найдутся политические объяснения, почему именно в этот день в этом месте гуманитарной паузы не будет. Ясно, что это всё вторично по сравнению с военными.  Важно понимать, что Алеппо будет взят. Курс на это решение принят, и Алеппо будет взят и очищен от всей это дряни Михаил Юрьев С.К.: А следующая остановка? М.Ю.: Стратегически – это конец войны. Взятие Алеппо и зачистка – это конец войны. Знаете, мы в школе учили, что Гражданская война шла с 1918 по 1920 год. А на самом деле и в 1921-м, и в 1922-м ещё были, можно считать, что аж до 1928-го были столкновения. Но это уже так, вдогонку. Основное кончилось. Вот так и здесь будет. Основная часть кончится со взятием Алеппо.  С.К.: "Трампу не позволят победить". Это я цитирую слушателя. "Почему я так говорю? Потому что на его стороне не осталось ни одной группы истеблишмента. Возможно, за исключением евангелистов, если их вообще считать истеблишментом". Заявление Джулиана Ассанжа. Всего несколько дней остаётся до президентских выборов в Штатах. Что называется, ваша оценка расстановки сил здесь и сейчас. М.Ю.: Никто точно не знает, я много раз это уже говорил. Пресса американская изовралась, причём они сами это понимают. Всё врут в свою пользу об опросах общественного мнения. Таким образом, настоящего опроса никто не знает результатов. Поэтому может быть что угодно.   Я по-прежнему считаю, что выиграет Трамп Михаил Юрьев Но говорить, что я это обещал, — нет, никому ничего не обещал. Ни нефть по 60, ни Трампа в качестве президента, я ж не Санта Клаус. В ответ на то, каково моё мнение, я готов поделиться, но обещать я не готов ничего. С.К.: Ваше мнение непоколебимо пока, несмотря на то, что сейчас происходит на нефтяном рынке. М.Ю.: Нет. Сейчас прошёл в узком кругу слух, что не договорятся. Я думаю, что договорятся. Диапазон между 55-ю и 60-ю долларами так и будет к концу года.   О будущем субъектов РФ после принятия закона о российской нации С.К.: Мы переходим к звонкам слушателей. Здравствуйте. СЛУШАТЕЛЬ: У меня вопрос такой. По поводу так называемой российской нации. Я сразу хочу сказать, что я это не приветствую. Но вопрос такой. Вы не считаете, что если мы хотим строить нацию российскую, тогда национальные республики надо отменить? Потому что получается, что эта нация титульная какая-то, а другие нации как бы второсортные. М.Ю.: Да. С вами абсолютно согласен. С.К.: Это какое-то переселение народов будет? Или новое территориальное деление будет? М.Ю.: Как когда Сталин выселил чеченцев в 1944 году. С.К.: Ему это припоминают. М.Ю.: Давайте серьёзно. Мне наплевать, кто кому что припоминает. Более того, я ничего не говорил о том, правильно это или неправильно. Я говорил совсем о другом. Когда он их выселил, там же не бурьян рос на месте Чеченской Республики! Была создана указом Грозненская область. Вот таков механизм и будет. Никто их не будет разгонять, никто их не будет переселять, они просто превратятся во что-то другое. Либо все субъекты будут называться республиками, либо республики станут называться областями. Это не значит, что кому-то будут запрещать называть улицы на татарском языке. Это и сейчас никому не запрещено. С. К.: Давайте ещё вопрос. Здравствуйте. СЛУШАТЕЛЬ: Во-первых, надо дать определение, что такое нация, что такое этнос. Потому что народ русский — это народ, который имеет территорию, культуру, промышленность. А этнос — это просто язык. М.Ю.: Слушатель в принципе прав. Определение нации в гуманитарных науках существует. Но на данный момент времени, в начале XXI века, консенсуса даже внутри научного сообщества нет. Поэтому начать по-хорошему надо с того, о чём говорит слушатель. Задаться вопросом, что мы понимаем под нацией. Такой довольно занятой человек, как Сталин, не считал зазорным для себя лично заниматься вопросом и писать статьи о том, что такое нация, о роли языка и так далее. С.К.: Ещё звонок. Здравствуйте. СЛУШАТЕЛЬ: Когда учреждали День народного единства, очевидно, считали, что это памятное событие может служить основанием для единения. Скажите, Романовы за 300 лет своего правления никогда эту дату ничем не отмечали, тем более как праздник. Ни один писатель и историк, начиная от Карамзина, Ключевского, Платонова, а Соловьёв вообще целый том написал о Смутном времени, ни слова не написал о празднике единения нации. Почему? М.Ю.: Ответ на ваш вопрос довольно парадоксален и прост одновременно. Потому что этот праздник праздновался как праздник Казанской Божьей Матери. С.К.: "Как вы думаете, Украина сможет увеличить добычу газа за счёт сланцевой разработки?" – спрашивает слушатель. М.Ю.: Нет. С.К.: Почему? М.Ю.: Сложная технология, требующая большого количества элементов бизнес-инфраструктуры, которой в Украине нет. Там вообще ничего нет. Ваш вопрос можно было бы опустить. Всё связанное с добычей нефти новыми способами. "Как вы думаете, Украина сможет...?" На любой такой вопрос мой ответ — нет. С.К.: Ещё звонок. Здравствуйте. СЛУШАТЕЛЬ: Я считаю самым лучшим праздником 9 Мая 1945 года, когда грузин, осетин плакали, целовались между собой. И это был действительно национальный праздник, нация победила, она чего-то стоила. М.Ю.: В любой стране, у любой нации существует ряд праздников. Причём это относится и к праздникам гражданским, и к праздникам религиозным. Есть много разных праздников, и они никогда не равны.  Есть самый главный праздник, есть второй по главенству. И так далее. Конечно, 9 Мая — это более важный праздник для нашей нации, чем 4 ноября Михаил Юрьев С.К.: Слушатель спрашивает: "Что с юанем?" М.Ю.: Нормально всё. С.К.: Стоит покупать? М.Ю.: А, в биржевом смысле. Я не биржевой аналитик. С.К.: К вам всё время вот так обращаются. Совета финансового просят наши слушатели. М.Ю.: Зависит от того, на какую вы перспективу. Если на среднесрочную, если хотите сделать вложение на несколько лет, можно покупать юани. На краткосрочную опасно. Потому что ухудшится ситуация, они его опять девальвируют. С.К.: Ещё звонок. Здравствуйте. С.К.: Ещё вопрос от слушателя. Здравствуйте. СЛУШАТЕЛЬ: Третье место в вашем списке: Александр III, Николай II или Николай I? М.Ю.: Третье место с большим отрывом от первых двух однозначно занимает Екатерина. Она была в тактическом смысле великой, Россия при ней очень усилилась. Она была похожа на Брежнева. На правителя, при котором всё идёт хорошо, но который закладывает стратегические мины на будущее развитие. Два закона, которые приняла Екатерина, — "Об усилении крепостничества" и "О дворянских вольностях" — позволили дворянам не служить, они определили падение того уклада жизни, который существовал. Полную версию программы "Юрьев день" с Михаилом Юрьевым слушайте в аудиозаписи.

31 октября, 18:18

Вопрос об уничтожении мирного населения на войне. ГлавТема

ГлавТема (ГлавРадиоОнлайн) - главное аналитическое шоу страны, вещающее только на YouTube в прямом эфире. Оставляйте свое мнение в комментариях. Официальный сайт Главной Темы: Главтема.рф Официальный сайт Клуба Империя: РуИмперия.рф VK: https://vk.com/glavradionline Facebook: http://www.FB.com/GlavRadioOnline Twitter: http://Twitter.com/Profilaktica Instagram: https://www.instagram.com/glavtema_glavradioonline/ Одноклассники: http://www.ok.ru/group/glavtema Podcast: http://glavradioonline.podfm.ru/ ЖЖ: http://glavtema.livejournal.com/ Анализируем главные темы каждый четверг в 21:00: цена на нефть, политика, экономика, кризис, прогнозы, бизнес, третья мировая, война в Сирии, Украина, Донбасс, США Главная Тема - это программа о том, как должно быть. Программа ранее называлась "ГлавРадио", и была культовым радио-шоу на Маяк и Вести ФМ. Позже проект стал выходить в прямом эфире на YouTube, и тем самым обрел независимость от цензуры и редакционной политики. Канонический состав ГлавТемы: Михаил Юрьев - крупный бизнесмен, публицист; Михаил Леонтьев - журналист, вице-президент компании Роснефть; Анатолий Кузичев - теле и радиоведущий, журналист. #ГлавТема #ГлавРадиоОнлайн

29 октября, 17:10

Михаил Юрьев: В кого ни плюнь — все Райкины!

СЕРГЕЙ КОРОЛЁВ: "Райкин" пишете с маленькой буквы? МИХАИЛ ЮРЬЕВ: В смысле? С.К.: Фамилию Райкин. М.Ю.: Ну да, таких Райкиных у нас легион. Это правда.  В кого ни плюнь — все Райкины. К чему я клоню. Мне уже довелось говорить, но тем не менее я повторю, потому что публика с этим вроде согласилась. Для нашей же аудитории повторю следующую вещь: иногда полезно какие-то явления, не то чтобы очень сложные, но многоплановые, называть простыми словами просто для ясности. В каждом социуме, в каждом обществе большие группы населения имеют какие-то функции. Не то чтобы им кто-то поручил это дело, оно само собой так получается. Крестьяне, владельцы, работники супермаркетов, перерабатывающие предприятия — те, кто нас кормит, промышленность нас вещами снабжает, армия и полиция нас защищает. Эта разнообразная творческая интеллигенция: Райкины, Акунины, Быковы — вся эта публика, кто они? Конечно, кто-то поэт, а в целом, простыми словами? С.К.: Интеллигенция. М.Ю.: Нет, по функциям кто они? Эти кормят, эти защищают. Эти что делают? С.К.: Они должны духовно питать. М.Ю.: Да смешно. Какое "духовно"? Это всё пустые слова.        С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте, Михаил Зиновьевич. М. ЮРЬЕВ: Здравствуйте, Сергей. С.К.: По всем фронтам нас обвиняют в том, что мы не делали, фабрикуются кадры. Вы сейчас слышали, Мария Захарова объясняла эту историю с якобы обстрелянной школой в Идлибе, в результате чего погибли 26 человек, в том числе 22 ребёнка. Ладно бы это просто пресса писала, выступает министр иностранных дел Франции и назначает виновными конкретные страны, конкретных людей. Что происходит? М.Ю.: Это очень многих людей нервирует, им кажется, что происходит что-то очень важное и пугающее, — из вашего вопроса следует. На самом деле ничего не происходит. Ничего за этим не последует. Как ничего не последует за всеми упрёками нас в бомбардировке детей в Сирии или в Ираке, потому что пока Запад не готов начинать с нами мировую войну из-за Сирии Михаил Юрьев Не готов и точка, даже если бы мы там всех детей, но мы вообще никого не трогаем. Это всё вымысел. Но даже если бы всех собрали и расстреляли, они всё равно не готовы ради этого. Вы скажете, а если они завтра будут готовы, им не нужны будут отмазы в виде того, что мы разбомбили какую-то школу. С.К.: Повод-то всегда нужен. М.Ю.: И какой же повод нашла часть западной цивилизации под названием Германия 22 июня 1941 года? Какой был повод? Никакого! Не нужно им это. Это миф. Им никаких поводов не нужно. Знаете, когда им нужны поводы? Когда они не собираются воевать, им просто нужно нам нервы потрепать. А ты не давай себе трепать. Не давать себе трепать нервы в первую очередь означает не путём затыкания рта тому, кто говорит. Это, конечно, хороший способ, но если ты можешь заткнуть ему рот. Мы не можем. Это объективная ситуация. Надо свой социум и в первую очередь свои элиты выстраивать так, чтобы на них это не оказывало никакого впечатления. Потому что на кого это тогда будет оказывать впечатление? На истеблишмент и на сами западные страны? Они и так целиком русофобские в этом смысле. Ещё сто школ разбомбят, даже будут в это верить. Ничего не изменится. Их градус русофобии максимален, он не может увеличиться. В этом смысле говорят ли они для своих — это всё направлено на наших. И не на граждан, потому что граждане у нас не покупают это. С.К.: Элита? М.Ю.: На предательские части наших элит. Я не хочу сказать, что она у нас вся предательская — так не бывает и не может быть, сейчас не 90-е годы, — но значительная часть, кстати, в аппарате Министерства иностранных дел не в наименьшей степени. Если посмотреть кадры, там доля кадров, выдвинувшихся, не просто работающих, а выдвинувшихся в 90-е годы — в пору национал-предательства, очень велика по сравнению с рядом других ведомств.   С.К.: Что же нам вообще не рассказывать об этом? М.Ю.: Я приведу вам такой пример. На протяжении последних нескольких веков, когда медицина уже стала наукой, люди страдали от язвы желудка — болезнь не смертельная, но неприятная. Был выработан целый ряд рекомендаций, как и что делать, чтобы она купировалась. Потом, буквально 15—20 лет назад, на нашей с вами жизни выяснилось, что это всё-таки вызывается бактерией, такой очень специфической бактерией, к которой только специальные антибиотики подходят, которыми и стали лечить. На самом деле все врачи знают, что это неправильно. Антибиотики антибиотиками, но то, что никто не полагается целиком на старые способы, это хорошо, а то, что их совсем забыли, — это неправильно. Почему я это сказал? У нас такая же ситуация. На протяжении десятилетий во время СССР базой нашей государственной политики в части снижения негативного воздействия западной информационной войны… С.К.: Машины. М.Ю.: Машины, да. Надо было не машину затыкать, а переформатировать собственный социум так, чтобы он был невосприимчив Михаил Юрьев Техническими средствами глушили передачи. Сейчас это нереально сделать, но тем не менее. Частично воспитывали сам социум так, чтобы, по крайней мере, никто вслух не мог сказать, что согласен с иностранной точкой зрения. Эти способы работали плохо, как мы знаем. Они привели к краху режима в 91-м. И был взят другой способ, аналогичный лечению антибиотиком, более эффективный, — наоборот, полная открытость. Он действует, но это не значит, что старый надо забывать. Сейчас пришло время для нас опять обратиться, не забывая про открытость, к переформатированию социума. Кстати, в большой степени у нас это и сделано. Так сказать, Запад говорит, а степень веры нашего населения тому, в чём нас упрекает Запад, если не считать группы оторванных от реальности интеллигентов, близка к нулю.     Про выступление Константина Райкина на съезде Союза театральных деятелей России С.К.: "Добрый вечер, — пишет нам слушатель, — по теме Райкина, пожалуйста". С.К.: Вопрос понятен. Есть точка зрения Райкина, есть, соответственно, иная точка зрения, которую выразил Хирург, и сегодня вечером Рамзан Кадыров поддержал Хирурга. М.Ю.: Мне не надо, у меня у самого такая. С.К.: "Райкин" пишете с маленькой буквы? М.Ю.: В смысле? С.К.: Фамилию Райкин. М.Ю.: Ну да, таких Райкиных у нас легион. Это правда.   В кого ни плюнь — все Райкины Михаил Юрьев К чему я клоню. Мне уже довелось говорить, но тем не менее я повторю, потому что публика с этим вроде согласилась. Для нашей же аудитории повторю следующую вещь: иногда полезно какие-то явления, не то чтобы очень сложные, но многоплановые, называть простыми словами просто для ясности. В каждом социуме, в каждом обществе большие группы населения имеют какие-то функции. Не то чтобы им кто-то поручил это дело, оно само собой так получается. Крестьяне, владельцы, работники супермаркетов, перерабатывающие предприятия — те, кто нас кормит, промышленность нас вещами снабжает, армия и полиция нас защищает. Эта разнообразная творческая интеллигенция: Райкины, Акунины, Быковы — вся эта публика, кто они? Конечно, кто-то поэт, а в целом, простыми словами? С.К.: Интеллигенция. М.Ю.: Нет, по функциям кто они? Эти кормят, эти защищают. Эти что делают? С.К.: Они должны духовно питать. М.Ю.: Да смешно. Какое духовно? Это всё пустые слова.  Они развлекатели и ничего больше. Они клоуны профессиональные Михаил Юрьев С.К.: От Киркорова чем отличаются? М.Ю.: Ничем. С.К.: Как его зовут? Баскова. М.Ю.: Ничем. Абсолютно ничем. Ни Акунин, ни Быков. Это всё развлекатели. Это те, чья единственная функция в социуме, которая не государством порученная, которую они сами взяли. С.К.: А чтобы подумать — есть такие? М.Ю.: Подумать — это не работа, не профессия. Хотите, вы думайте, я думаю. С.К.: Писать. Писатель, который не развлекает. М.Ю.: Вы опять не понимаете. С.К.: Нет. М.Ю.: Вы очень хороший вопрос, Сергей, задаёте. Он субъективно может считать, что он спасает человечество. На самом деле он просто развлекает публику. Нет у него других функций, потому что функции — это то, за что тебе публика, социум платит деньги, на которые ты можешь жить.  Соответственно, вы скажете или другой скажет: "А что тут плохого?" Ну и развлекатели нужны, иначе жизнь станет скучной. С.К.: Хлеба и зрелищ. М.Ю.: Да. С.К.: И клоуны в этом смысле нужны. Ничего в этом слове нет плохого. Нужны. Только с какого хрена мы с вами должны придавать какое-то значение, что эти развлекатели ещё несут, кроме своей основной функции развлекать нас? Это тоже самое, что стриптизёрша начнёт делать заявления на политические темы. Скажешь: "Милая, мы на тебя пришли посмотреть, а не послушать твои рассуждения о Сирии, посмотреть, как ты раздеваешься. Так ты давай, продолжай". Вот так и они. С. К.: "Райкин — обычный приспособленец, все роли которого остались в прошлом, скоморох, претендующий на роль театрального гуру", — наш слушатель пишет через WhatsApp. "За Райкиных браво, Михаил Зиновьевич", — пишет другой слушатель через WhatsApp. А вам не нравится он как актёр, как режиссёр? М.Ю.: Поймите, что я пытаюсь сказать. Хороший актёр Райкин, гениальный актёр Райкин или никакой актёр Райкин — не имеет никакого значения. Во всех трёх случаях он всё равно развлекатель Михаил Юрьев Никаких оснований у меня прислушиваться к мнению развлекателей по поводу государственной политики нет. Вот вы представьте себе — извините за прямолинейность, — есть такая профессия — ассенизаторы, дерьмочисты, по-другому говоря, которые тоже нужны. Без них мы захлебнёмся в этой субстанции. Представьте себе, что, пользуясь тем, что профессия нужная, кто-то из ассенизаторов сказал: "Слушайте, какого хрена вы тут обсуждаете у себя там, Захарову подключаете, Глазьева вызываете, с Юрьевым беседуете? Вы нас слушайте, дерьмочистов. Как мы скажем, так и будет". С чего вдруг? Да, ты нужен обществу дерьмо вывозить. Ну и что? То же самое про всю эту творческую интеллигенцию.    С.К.: Подождите, а если этот дерьмочист считает, что государство мешает ему работать, мешает ему дерьмо правильно вывозить? М.Ю.: Да, считает. С.К.: Он же об этом жалуется. Не про Сирию говорит Райкин, он говорит: "Мне государство мешает". Правда, он не привёл примеров. М.Ю.: Он не говорит, что государство ему мешает. На самом деле одному из политиков прошлого, по-моему Дизраэли, принадлежит замечательное высказывание: "О чём бы ни говорил публичный политик, на самом деле он говорит о деньгах". Райкин говорил, хоть и не является политиком, ровно об этом. Он не говорил, что государство ему мешает, он говорил, а, по сути, дела кричал: "Государство не готово мне давать столько же денег без всяких условий, сколько давало раньше". Я вообще считаю, какого хрена ему раньше давали? Милый друг, почему ты считаешь, что тебе кто-то что-то должен? Ты считаешь сам, что ты хороший театральный режиссёр. "Хороший" — означает развлекатель, что ты нравишься публике. Если ты нравишься публике, у тебя будет самоокупаемость. Ты же хочешь получать деньги, потому что хочешь, если тебя публика ни в грош не ставит, тем не менее быть на плаву? Это возможно. Ты тогда подлизывай тем, кто деньги даёт. По-другому деньги никогда не дают и правильно делают. Посмотрите, очень многие корпорации транснациональные, у нас в меньшей степени как раз, а вот в Америке… С.К.: Это не очень бьётся, потому что "подлизывай государству" — это одно, а "подлизывай конкретным чиновникам, которые нас самих не всегда устраивают"... М.Ю.: У нас  в Министерстве культуры целый ряд министров, не Мединским, кстати, набранные, но это даже не важно, пусть даже им, находятся под следствием о коррупции, с высокой степенью вероятности будут признаны виновными и сядут. Позвольте полюбопытствовать. У нас только в Министерстве культуры это не изжито? Во всех других министерствах у нас прямо полная честность, прозрачность и гласность? Или у нас в других министерствах, которые никакого отношения к творческой интеллигенции не имеют, воруют ничуть не меньше? С.К.: Должно искусство говорить об изъянах государства? М.Ю.: Нет.  Искусство должно развлекать людей, если хочет. Не хочет, пусть не развлекает Михаил Юрьев С.К.: Комедия? М.Ю.: Пусть идут и танцуют около шеста, если им хочется. С.К.: Комедия или что? М.Ю.: Чем хотят. Это то же самое, если бы я сказал, что автомобильная промышленность должна производить и продавать людям машины. Вы бы сказали: "Джипы или седаны?" Какие народ хочет. Ты должен сам установить, что будет продаваться, то и производить. Если ты народ убедишь в том, что народу интереснее всего не комедии и трагедии смотреть, а исключительно фарсы на тему "государство недодаёт нам денег", если на это будет вал откликов, то хорошо. С.К.: Вал откликов, вал. М.Ю.: У кого? С.К.: У нас даже сообщений вал. М.Ю.: Серьёзно? С.К.: Да. М.Ю.: Позвольте полюбопытствовать. Если такое количество людей поддерживают позицию Райкина… С.К.: Нет, дело не в этом. Необязательно поддерживают. М.Ю.: Меня интересуют те, кто поддерживает. Не надо считать голоса тех, кто говорит, какого хрена я должен жить с этим Райкиным на свободе рядом, а тех, кто поддерживает, если их много. Давайте мыслить современно. У нас есть такая прекрасная вещь, которая называется краудфандинг, очень современная, продвинутая. С.К.: Сбросьтесь. Я понял. М.Ю.: Конечно. Зачем тебе деньги от государства, если массовое количество людей тебя в стране поддерживает? Пусть по чуть-чуть дадут. Но они тебе ничего не дадут по понятным причинам: потому что ты на хрен никому не сдался. С.К.: По вашей логике, министерство культуры вообще надо закрыть. Кому тогда помогать, если народ сам выберет, проголосует рублем, купит билет? М.Ю.: Это очень просто. Существует два вида заработка денег. Один — когда ты делаешь свою основную деятельность. В случае с развлекателями — когда ты развлекаешь народ. Если ты делаешь это так, что народу нравится, он готов за это платить, это даёт тебе возможность существовать, как любой скоморошеской группе в Средние века. Ничего за это время не изменилось. Но, кроме того, возможна совершенно параллельно, в другой плоскости и другая модальность заработка денег. Государство может сказать: "Это вы, пожалуйста, мы не лезем и не мешаем. Но вы знаете, нам очень хочется, у нас есть такая цель, может, умная, может, глупая. Вам какая разница? Мы хотим, чтобы общество гораздо больше знало и с энтузиазмом относилось к программе мелиоративных работ в верховьях Иртыша. Бред какой-то несу, но неважно. Вот за освещение именно этого мы готовы платить, хотя народу это, может, и неинтересно. У нас свои цели, не связанные в данном случае с интересами народа. Это, между прочим, называется product placement, когда это делается легально. Это абсолютно легальная процедура. Не мне вам это рассказывать. В этом смысле государство именно это и делает. Оно говорит: "Если вы будете показывать нормальные семьи, нормальную позицию гражданскую, мы готовы за это дать денег. Мы не заставляем вас, не хотите — не показывайте, делайте фильм "Левиафан". Только тогда на наши деньги не претендуйте на бюджетные. С.К.: "Когда Песков предложил Хирургу извиниться, а Хирург отказался, не значит ли это, что власть уже не нуждается в поддержке низов? — спрашивает слушатель. М.Ю.: Я прекрасно знаю эту ситуацию. Я на это отвечу, с чего вы решили, что Песков высказывал в этом вопросе не свою личную позицию? Я думаю, что в вопросе именно того, чтобы Залдостанов извинился, не в целом "давайте жить дружно", а именно про это, у меня есть основания считать, что он высказал свою личную позицию.   О налоге на вклады и о пособии по бедности С.К.: Прежде чем перейдём к финальной части нашей программы, Михаил Зиновьевич, в режиме блиц несколько экономических тем. Наши слушатели тоже просили. У нас есть несколько инициатив и идей обложить вклады налогом. М.Ю.: Объясняю. Реально никак интересы людей особенно это не затронет. Почему? Дело в том, что вы хотите дать деньги в рост, давайте называть вещи своими именами. Один вариант сделать это — положить деньги на депозит, другой вариант — купить облигации, например, государственные. По существующим правилам оценки надёжности заёмщиков, рейтингов — во всём мире они абсолютно одинаковые... У любого даже самого лучшего и крупного банка в какой-то стране рейтинг всегда на ступеньку ниже, чем суверенный федеральных облигаций этой страны, поэтому федеральные облигации, которые пытается продать Минфин, с которыми конкурирует, он этого и не скрывает. Когда люди кладут деньги на депозит — это просто конкуренция. Он вам оставляет пути: вы можете купить облигации, доходы от них изначально не будут облагать налогом, их надёжность выше по определению самого надёжного банка, например Сбербанка. Таковы правила банковского рейтинга. Это правильно, потому что если в стране будет ситуация, при которой не будут возвращаться деньги по государственным облигациям, а это возможно только в случае революции, то смею вас заверить, в Сбербанке вы тоже ничего не получите в этом случае. Нельзя сказать, что это попытка решить свои вопросы за счёт населения. Население здесь не страдает, но выглядит это не очень красиво. Государство, выходя на рынок и вступая в конкурентные соревнования с другими агентами, начинает с того, что административным ресурсом пытается удушить конкурентов. Тогда уж не занимайся рыночными действиями, если ты только так умеешь.     С.К.: Следующая инициатива — пособие по бедности. М.Ю.: С точки зрения классического капитализма, голой эффективности, когда цена не важна, а важна только эффективность, это конечно неправильно, не нужно никаких пособий по бедности. Но, как говорится, сердце не камень, кровь не вода.   Это не наш путь. Наш путь — всё-таки строить царство справедливости Михаил Юрьев Хотя, что такое царство справедливости, я много раз говорил. В отличие от любви это не так уж и понятно. Не дать умереть бедным — это уж точно относится к категории справедливости, поэтому я это и поддерживаю. С.К.: Говорят, что эту выплату и найдут с помощью налога на доходы от банковских вкладов. И последний вопрос о перспективах рубля. Было очень много прогнозов. Говорят, печатный станок условно включили, потому что эмиссия в этом году больше. М.Ю.: Я читал, что сказал Кудрин. Я думаю с большой грустью, что, видимо, у Алексея начинаются какие-то болезни центральной нервной системы, потому что человек он очень высокопрофессиональный. Я просто идеологически с ним не согласен, но тут он несёт такое, что я просто не могу поверить. Дело в том, что дословно он в одном известном интервью сказал, что такие-то вещи будут сделаны. Имеется в виду ситуация с роснефтегазовскими акциями. Компании используют на это валюту, которую они продадут Центробанку прямо или косвенно, Центробанк под неё эмитирует рубли, значит, это будет покрываться эмиссионным доходом. Это бред. Знаете почему? Потому что эмиссионным источником пополнения бюджета считается по общепринятым представлениям только так называемая пустая, необеспеченная эмиссия. Если вы эмитируете 10 триллионов рублей из-за того, что у вас валюты добавилось на 10 триллионов рублей или золота, например, то это не эмиссия. Формально это эмиссия, но это не эмиссия как что-то опасное. Это абсолютно безопасная эмиссия, её так всегда и делают. С.К.: "Доллары сейчас имеет смысл покупать?" — слушатель спрашивает. М.Ю.: Я думаю, сейчас имеет смысл покупать рубли. Нефть точно вырастет, причём вырасти может скачкообразно, если ОПЕК что-то решит. Судя по всему, вознамерился решить. Нефть подскочит скачкообразно, рубль, соответственно, менее скачкообразно тоже укрепится. Думаю, сейчас имеет смысл рублёвые вклады делать.  О финансировании театров и творческой интеллигенции СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Михаил Зиновьевич, для вас и для всей публики хочу прежде всего про театр сказать быстренько и вопросик. У топ-10 ведущих театров, по мнению одного из художественных руководителей, вся выручка и меценатство занимает лишь 25% в самый лучший сезон от всего, что выделяет бюджет. Это, во-первых. Несмотря на экономические сложности, из бюджета Москвы в этом году выделен 81 миллиард рублей более чем на 30 театров. В связи с этим вопрос. Не кажется ли вам, что Райкин, уповая на то, что найдётся какой-то меценат, это добродетель порока в виду того, что его самого потом могут вышибить из театра, не говоря о том, что вся хозяйственная деятельность и репертуар будут зависеть от него? Спасибо большое.  На наших меценатов российских где сядешь, там и слезешь Михаил Юрьев Ни про кого не слышал, чтобы кто-то из деятелей искусства, кроме женского пола, как-то серьёзно поправили свои финансовые дела за счёт меценатских денег. Вы подняли в первой части очень важный вопрос. Ни в каком театре больше 25% затрат не покрывают выручку. Давайте я задам по-другому вопрос. Если в какой-то деятельности выручка мала для потребностей, это означает не то, что кто-то ей мешает быть большой, это означает, что людям не очень интересно платить эти деньги. А если людям не очень интересно платить эти деньги, какого хрена мы должны это поддерживать? С.К.: Давайте ещё один звонок. Здравствуйте.   СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я хотела реплику небольшую Михаилу Зиновьевичу сказать. Он говорил, что крестьяне кормят, те, кто промышленники, вещи производят, а творческая интеллигенция является только развлекательной. Думаю, что у творческой интеллигенции есть свои функции — заставить людей подумать о тех вещах, которые они говорят. М.Ю.: Это не функция. Функция — это то, за что люди готовы платить свои деньги, как за еду, защиту от внешнего и внутреннего врага, как за вещи, которые производит промышленность. Если людям что-то не нужно, то это не функция. Сами по себе, как частные лица, они могут попытаться обратить внимание на наши недостатки, но это не их функция. С.К.: 92% сегодня, по итогам программы, проголосовали за вас, Михаил Зиновьевич, 8% проголосовали против. Полную версию программы "Юрьев день" с Михаилом Юрьевым слушайте в аудиозаписи.

28 октября, 18:10

Что делать с информационной войной? ГлавТема

ГлавТема (ГлавРадиоОнлайн) - главное аналитическое шоу страны, вещающее только на YouTube в прямом эфире. Официальный сайт Главной Темы: Главтема.рф Официальный сайт Клуба Империя: РуИмперия.рф VK: https://vk.com/glavradionline Facebook: http://www.FB.com/GlavRadioOnline Twitter: http://Twitter.com/Profilaktica Instagram: https://www.instagram.com/glavtema_glavradioonline/ Одноклассники: http://www.ok.ru/group/glavtema Podcast: http://glavradioonline.podfm.ru/ ЖЖ: http://glavtema.livejournal.com/ Анализируем главные темы каждый четверг в 21:00: цена на нефть, политика, экономика, кризис, прогнозы, бизнес, третья мировая, война в Сирии, Украина, Донбасс, США Главная Тема - это программа о том, как должно быть. Программа ранее называлась "ГлавРадио", и была культовым радио-шоу на Маяк и Вести ФМ. Позже проект стал выходить в прямом эфире на YouTube, и тем самым обрел независимость от цензуры и редакционной политики. Канонический состав ГлавТемы: Михаил Юрьев - крупный бизнесмен, публицист; Михаил Леонтьев - журналист, вице-президент компании Роснефть; Анатолий Кузичев - теле и радиоведущий, журналист. #ГлавТема #ГлавРадиоОнлайн

27 октября, 14:59

ГлавТема №97. 5 лет в эфире! Сирия. Кризис Евросоюза. Заявление Райкина

ГлавТема (ГлавРадиоОнлайн) - главное аналитическое шоу страны, вещающее только на YouTube в прямом эфире. Официальный сайт Главной Темы: Главтема.рф Официальный сайт Клуба Империя: РуИмперия.рф VK: https://vk.com/glavradionline Facebook: http://www.FB.com/GlavRadioOnline Twitter: http://Twitter.com/Profilaktica Instagram: https://www.instagram.com/glavtema_glavradioonline/ Одноклассники: http://www.ok.ru/group/glavtema Podcast: http://glavradioonline.podfm.ru/ ЖЖ: http://glavtema.livejournal.com/ 0:00:35 Начали вдвоём с анонса прибытия тов.Леонтьева 0:03:35 О возвращении к истокам. Как должно быть в Главтеме 0:06:00 Про Сирию. Как всё начиналось в 2011 0:11:10 Что такое Сирия? Историческая справка 0:16:20 Каковы шансы США взять Мосул? 0:20:40 Россия не торгует Сирию против Украины 0:22:00 Как должно быть. Насколько приемлемы жертвы населения 0:26:15 О чем тов. Юрьев беседовал с тов. Путиным 0:30:50 Как тов. Юрьев был Красным Папой 0:34:35 Украинская версия Третьей Мировой 0:37:00 Явление Михал-свет-Владимирча 0:37:50 Про Сирию, американский ВПК, Россию и Венесуэлу 0:43:35 Про информационное вундерваффе 0:45:50 Про российские авианосцы на экспорт 0:49:00 Штурмом Масула Обама насрал себе в карман 0:53:16 Про Украину. Олени. Пушкин. КВН 0:57:10 Порошенко - ответственный липецкий предприниматель 1:07:10 Человеконенавистнические взгляды тов. Юрьева 1:09:30 Европа тихо булькает 1:17:35 Про виртуальное разрешение европейского кризиса 1:23:25 Про речь Константина Райкина 1:30:30 Ровно обратное мнение тов. Юрьева 1:36:55 Эмоции Спасибо Адаму Кацапенко за список тем! Анализируем главные темы каждый четверг в 21:00: цена на нефть, политика, экономика, кризис, прогнозы, бизнес, третья мировая, война в Сирии, Украина, Донбасс, США Главная Тема - это программа о том, как должно быть. Программа ранее называлась "ГлавРадио", и была культовым радио-шоу на Маяк и Вести ФМ. Позже проект стал выходить в прямом эфире на YouTube, и тем самым обрел независимость от цензуры и редакционной политики. Канонический состав ГлавТемы: Михаил Юрьев - крупный бизнесмен, публицист; Михаил Леонтьев - журналист, вице-президент компании Роснефть; Анатолий Кузичев - теле и радиоведущий, журналист. #ГлавТема #ГлавРадиоОнлайн

22 октября, 19:46

Ленивые, богатые и просто безработные. Юрьев поддержал налог на тунеядство

  СЕРГЕЙ КОРОЛЁВ: С вашей точки зрения, насколько налог на тунеядство логичен и необходим? МИХАИЛ ЮРЬЕВ: Во-первых, мне уже приходилось говорить здесь, у нас в студии, что я эту меру полностью поддерживаю. Именно в социально-экономической сфере я не так много с чем согласен в правительственной политике нашей, но в том вопросе согласен полностью. На мой взгляд, абсолютно не имеет ни малейшего значения вопрос о том, почему человек не работает. Не работает ли он, потому что не может найти работу, или не работает он потому, что не хочет, или не работает он просто потому, что у него есть деньги и ему не надо работать, или не работает он потому, что на самом деле работает, но просто "в серую" или "в чёрную", и, соответственно, в документах это не отражается — какая разница, если от него не поступает средств на социальную инфраструктуру, которой он же и будет пользоваться. Я не очень понимаю, какая может быть логика. Почему я должен платить за него, а он должен пользоваться бесплатно? Полную версию программы "Юрьев день" с Михаилом Юрьевым слушайте в аудиозаписи. С. КОРОЛЁВ: Михаил Юрьев в студии. Михаил Зиновьевич, здравствуйте! М. ЮРЬЕВ: Здравствуйте! С.К.: Давайте сразу начнём с темы, которая недавно получила такое широкое продолжение, хотя говорят об этом уже продолжительное время. Я говорю о налоге на тунеядство. Валентина Матвиенко высказывалась, а вот сегодня дровишек подкинул глава Минтруда Максим Топилин, потому что он назвал конкретную сумму. Говорит, если человек не работает, пусть платит 20 тысяч рублей в год на те самые социальные расходы, которые государство за него вынуждено нести. Сразу обрушились с критикой на это заявление министра. Не все, конечно же. С вашей точки зрения, насколько налог на тунеядство логичен и необходим? М.Ю.: Во-первых, мне уже приходилось говорить здесь, у нас в студии, что я эту меру полностью поддерживаю. Именно в социально-экономической сфере я не так много с чем согласен в правительственной политике нашей, но в том вопросе согласен полностью. На мой взгляд, абсолютно не имеет ни малейшего значения вопрос о том, почему человек не работает Михаил Юрьев Не работает ли он потому, что не может найти работу, или не работает он потому, что не хочет, или не работает он просто потому, что у него есть деньги и ему не надо работать, или не работает он потому, что на самом деле работает, но просто "в серую" или "в чёрную", и, соответственно, в документах это не отражается, — какая разница, если от него не поступает средств на социальную инфраструктуру, которой он же и будет пользоваться. Я не очень понимаю, какая может быть логика. Почему я должен платить за него, а он должен пользоваться бесплатно? С.К.: А если это человек без определённого места жительства, у которого этих денег нет? Такие люди есть, согласитесь. М.Ю.: Я ваш вопрос уточняю. То есть не по бумагам, не рублёвский житель — таких очень много, — который, приехав на своём "майбахе", представит справку, что у него нет денег, а вы имеете в виду на самом деле нет? С.К.: Да, конечно. М.Ю.: Это же очень просто. Опыт такого рода существовал ещё в средневековом Китае. С.К.: Это вы о чём? М.Ю.: Средневековый Китай, который достиг в экономическом смысле тогда гигантских успехов, был на голову выше в тот момент — это вторая половина первого тысячелетия. Его экономическое могущество базировалось на сословии так называемых налоговых крестьян. То есть государство каждой крестьянской семье по достижении совершеннолетия мужчиной выдавало надел, строго описанный в законе, и он должен был каждый год за это что-то платить. Это и составляло основу государства. Так вот, там было сказано, что если он не может платить — не проблема: он или кто-то из мужчин — членов семьи идёт на государственные работы типа строительства Великой Китайской стены и отрабатывает там. Да никаких вопросов нет! Или вы скажете, что у нас это нереально? Почему? С.К.: Говорят, что это может затронуть до 30 миллионов человек. Именно так эксперты оценивают "серый"... рынком не назовёшь. Но как это назвать? М.Ю.: Сектор. С.К.: "Серый" сектор, да. М.Ю.: Я не могу комментировать эту цифру, потому что она ведь на чём-то основана, на каких-то расчётах, которые я не видел, но я вполне допускаю, что они правы. Обращаю ваше внимание и внимание наших слушателей на то, что я назвал четыре категории людей, которые подпадают под определение. Гипотетически подпадают. Если говорить про одну из них, четвёртую, про тех, которые на самом деле работают, но это нигде не оформлено, — как только выяснится, что они должны платить, очень многие из них вернутся "в белую", придут к своему работодателю и скажут: платите мне "в белую", потому что мне иначе невыгодно, или повышайте мне зарплату на размеры этого налога. А если повышать на размер налога, то какой смысл тогда ему "в серую" платить? Тогда работодателю лучше ему платить "в белую", он, по крайней мере, это с налогооблагаемой базы спишет. С.К.: Подождите, 20 тысяч на 12 месяцев — это тысяча с небольшим в месяц. Может, и повысит — не такая это большая сумма. Я про "белую" и "чёрную" зарплаты. М.Ю.: Подождите, но у нас всё-таки основная часть людей трудящихся не миллион в месяц зарабатывает. С.К.: Это тоже верно. Я просто пытаюсь понять. Допустим, сейчас человек получает в конверте, работодатель платит в конверте. Появляется этот налог. Заартачились сотрудники, говорят: чего мы будем платить? Ну, хорошо, давайте установим вместо твоих ста тысяч, которые ты у меня получаешь, десять, будем с них платить налоги — или сколько там МРОТ сейчас, минимальный размер — 7500, — а остальное также в конверте будут платить, как и раньше. И что государство получит? М.Ю.: Вы просто затрагиваете другую проблему. С.К.: Просто это не обосновывает, почему нужно это делать. М.Ю.: Не слышите меня, Сергей. Вы правы абсолютно, так будет, и так есть. Огромное количество компаний, в которых зарплаты платятся "серые", в конвертах — на самом деле люди в списках значатся и получают "белую" зарплату, но просто значительная часть их зарплат платится "в серую". Это есть, и предлагаемая мера никак не затронет этот сектор, но зачем же проявлять такой детский максимализм? Вот у нас есть теневой сектор, часть из него, кто совсем "в чёрную" получает, часть, кто частично так, частично так. Но хотя бы первую половину мы, так сказать, "поддавим" — уже неплохо. С.К.: "А мне непонятно, — пишет слушатель, — за что платить. За продажные суды, за отвратительную медицину, за коррумпированную полицию? Расскажите, за что платить? Государство эти деньги отправит на развитие или залатает дыры в своём бюджете?" М.Ю.: Есть много вещей, которые мы совершенно не ценим, пока они у нас есть. Например, вы дышите и нисколько от этого не радуетесь, не получаете никакого удовольствия, а вот зажми вам нос и горло, а после этого отпусти — как вы балдеть будете от первых же вдохов.  Я вас заверяю, если вам запретить пользоваться нашей отвратительной медициной, продажной полицией, коррумпированными судами, то вы взвоете так, что будет слышно на всех окрестных улицах Михаил Юрьев С.К.: У нас есть, кстати, рубрика "Счастливый звонок". Через несколько минут примем. Пятый, кто дозвонится, задаст свой вопрос Михаилу Юрьеву. Здравствуйте! Как зовут и ваш вопрос? СЛУШАТЕЛЬ: Алексей, Москва. Скажите, пожалуйста, а если не из чего платить? Про домохозяек мне интересно. Вот в действительности не из чего платить. Из чего будут платить? М.Ю.: Мне кажется, что мы этот вопрос уже затрагивали. С.К.: Обязательные работы государство предложит. М.Ю.: Есть два варианта на самом деле. Первый вариант — это обязательные работы. Мне он кажется вполне разумным. Ну как обязательные: не хочешь — не плати, но если хочешь, но тебе просто нечем — поди туда-то и отработай. Это не должно носить характера "под конвоем". А есть ещё второй вариант, более жестокий, я против него, но, в принципе, тоже вполне логичный. Нечем платить или не хочешь платить — да не вопрос, не плати, только не пользуйся тогда. Тогда ты заносишься в базы данных, что ты не имеешь права этим пользоваться. Только тогда уж надо быть последовательным: не только что тебя лечить не будут — и дети твои не будут в школу ходить бесплатно, а полиция не будет тебя защищать. С.К.: А это как? М.Ю.: А вот так. Сверяется — у них же планшеты у всех. С.К.: То есть по вызову конкретно этого человека не поедет полиция? М.Ю.: А вы кто? Сейчас выезжаем. А! Секундочку. С.К.: А скорая? М.Ю.: И скорая. Теоретически так. Это жёстко, я против этого, но это логично. С.К.: Но это негуманно. М.Ю.: Вы платите, я плачу, а он не платит — это гуманно? Что из меня идиота делать? Ты что, лучше меня, друг? С какого хрена ты должен не платить, а я платить? Чем ты лучше меня? Михаил Юрьев Если чем-то лучше — объясни, докажи. С.К.: "А не достанет ли людей власть подобными законами? Не пойдут ли люди греться от покрышек?" — пишет Дмитрий через Viber. М.Ю.: Это что значит? С.К.: Где у нас покрышки жгли? Не у нас, на Украине, кажется, жгли покрышки. М.Ю.: То есть не поедут ли люди на Украину? Пусть едут. С.К.: Нет, он имел в виду, здесь не начнут ли жечь. М.Ю.: Революцию? С.К.: Да. М.Ю.: Я неудачный человек, с которым это обсуждать. Я считаю, что от любой революции есть одно, но очень действенное средство. С.К.: Какое? М.Ю.: Пулемёты по углам площади и огонь на поражение. С.К.: Дальше. "Если зарплата идёт на карту, но там мизерный оклад, большая часть идёт премии, это "белая" или "серая" зарплата?" — спрашивает слушатель. М.Ю.: "Белой" зарплатой считается то, что попадает в бухгалтерию, то есть то, что идёт совершенно официально. Наличными она при этом платится или на карту, не имеет ни малейшего значения, важно, что вы расписываетесь за столько, сколько вы реально получили. Или я вопрос, может, не понимаю? С.К.: Я тоже не очень понял, но вот другой слушатель с вами спорит: "Вы что, первый раз на свет родились? Вся торговля по такой системе работает. Продавец оформлен на зарплату в 10 тысяч, остальное — премия — 30 тысяч и больше, и таких примеров очень много". М.Ю.: Вы затрагиваете вопрос о соотношении постоянной и переменной части зарплаты, то есть оклада и премии. Это не имеет никакого отношения к вопросу "белой" и "чёрной" зарплаты, потому что у вас может и оклад, и премия быть "чёрными", а могут быть "белыми". И оклад, и премия могут быть "белыми". Иными словами, это не то, что премия всегда "чёрная", а оклад всегда "белый", поэтому вы просто путаете два разных вопроса. С.К.: "Неужели мы должны следить за бухгалтерией? Я дурак, я не знаю, какая у меня зарплата, на складе работаю, читать не умею", — слушатель пишет. М.Ю.: Если вы не юродствуете, а на самом деле читать не умеете, у меня к вам отличный совет: научитесь. С.К.: Давайте ещё пару звонков, потому что у нас телефон обрывается. Люди хотят высказаться. М.Ю.: Давайте. Я за. С.К.: Добрый вечер! СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день! С.К.: Вы поддерживаете налог на тунеядцев? СЛУШАТЕЛЬ: Нет. Я его категорически не поддерживаю, и мне интересно — я только включил радио, — что за тип там у вас сидит? М.Ю.: Да что такое? Вы почему на личности переходите? Вы объясните, почему вы не поддерживаете? Логика ваша в чём? Аргументы приведите. С.К.: А вы платите налоги? СЛУШАТЕЛЬ: Я достаточно плачу налогов. С.К.: А чего вы тогда боитесь? СЛУШАТЕЛЬ: Если я буду безработным, я вот этого платить не буду в любом случае, тем более что социалкой я пользуюсь вообще никакой. С.К.: Тогда чего вы боитесь, если вы не пользуетесь социалкой? Вы себе противоречите. СЛУШАТЕЛЬ: Потому что, я так понимаю, со всех собирают. С.К.: Кончились аргументы у человека. М.Ю.: Вы знаете, Сергей, на самом деле все, кто против этого налога, — у них у всех одна логика. Я хочу пользоваться, но я не хочу платить. Пусть за меня платят другие. А хочется сказать: хрен вам, дорогие товарищи!  О гуманитарной паузе в Алеппо С.К.: Давайте к серьёзным темам. М.Ю.: Да уж куда серьёзнее. С.К.: Гуманитарная пауза в Алеппо. Она продолжается, она продлена ещё на завтра. По вашим прогнозам, как долго ещё её будут продлевать, и для нас это всё-таки благо, или не нужно было на это идти? М.Ю.: Я бы опасался так говорить, что не нужно идти. Когда речь идёт про такие тонкие материи, как, например, война в Сирии, то надо понимать, что наш президент, когда принимает решение, помимо того что у него могут быть свои видения ситуации, другие, чем у нас, надо понимать, что он обладает огромным массивом информации, секретной, в том числе разведданными. Я имею в виду в данном случае не только военную разведку, а и политическую разведку, которая сообщает, что на самом деле задумывают лидеры западных стран. А я, и вы, и наши слушатели, ею не обладают, поэтому как я могу сказать, правильно мы берём эту паузу или нет? Я могу сказать более осторожно, что Запад, когда мы себя ведём исходя из гуманных соображений, цивильно, он старается этим воспользоваться совершенно нагло, цинично и беспардонно для достижения своих целей. Но из этого совершенно не следует, что нам не надо на это идти, потому что я вполне допускаю, что наше руководство знает что-то такое, из-за чего оно на это идти вынуждено. Скорее всего, так оно и есть.  О том, как не перегнуть палку с введением налога на тунеядство С.К.: "Если раньше я работал по 10—12 часов, по выходным, получал зарплату "белую" и не обращался к врачам, а кто-то в это время не работал и лечился за мой счёт, то спустя некоторое время ситуация может измениться: я стану безработным. Так что же, мне теперь умирать без медпомощи?" М.Ю.: Хороший, между прочим, вопрос. Я сторонник введения такого налога, но вот умирать без медпомощи — давайте не будем перегибать палку, никто не собирается доходить до таких крайностей Михаил Юрьев Может, конечно, есть какие-то уроды в стране, но я не думаю, что их значимое количество. Теперь по существу вопроса. Я думаю, что наш слушатель очень правильно ставит вопрос, и для того, чтобы этот закон был разумен и чтобы люди понимали, что он — как римляне ещё говорили про закон, каким должен быть любой закон — суров, но справедлив, для этого нужно продумать и, безусловно, ввести в него соответствующие пункты именно о том, о чём пишет наш слушатель, что если человек серьёзные, не фиктивные суммы платил ранее, то это должно снимать с него необходимость платить налог, по крайней мере, на протяжении какого-то достаточно значительного времени. С.К.: Да. Другой слушатель о том же пишет: "Почему бы тогда в обратную сторону не сделать? Я ничем за год не воспользовался: ни в полицию не обращался, детей у меня нет, в поликлинику не хожу. Пусть мне вернут 20 тысяч рублей". М.Ю.: Нет. Про возвращать — это никто не будет, потому что, вы же поймите, это не вопрос желания или нежелания. Как устанавливается штатная численность полиции, например, или врачей, учителей? С.К.: На душу населения. М.Ю.: Конечно. И в этом смысле то, что вы есть, а равным образом и ваши соседи по району и микрорайону, оно автоматически приводит к тому, что численность полиции в этом месте увеличивается и зарплата на них, и материально-техническое обеспечение, — деньги на это уже потрачены. Но то, о чём написал наш предыдущий слушатель, которого вы цитировали, это очень-очень правильное соображение. О переговорах "нормандской четвёрки" и выполнении минских соглашений   С.К.: Итоги переговоров в Берлине, "нормандская четвёрка": Порошенко, Меркель, Олланд и Путин. Встречались, причём, они, получается, в трёх форматах: сначала без Путина, втроём, а потом без Порошенко, тоже втроём, и серединка — все вчетвером. Успели обсудить и Украину, и Сирию. Как прокомментируете результат? М.Ю.: Да нет никаких результатов. Что тут комментировать? С.К.: Как же? Гуманитарная пауза в Сирии появилась. Сейчас говорят о Мариуполе — активизировались боевые действия в Донбассе. М.Ю.: И это вы считаете результатом мирного процесса? С.К.: Я не знаю. Минский процесс абсолютно мёртв Михаил Юрьев Есть мнения, что он был мёртв ещё до того, как его подписали. Я, в принципе, с этим согласен, но уж то, что он давно мёртв, это не вызывает никаких особых сомнений, по-моему, ни у кого, ни с одной из противоборствующих сторон. Означает ли это, что нам нужно выходить из него и в нём не участвовать? Нет, не означает, потому что очень часто необходимо делать вид, что ты в чём-то участвуешь, и просто дожидаться своего момента. Я хочу всем нашим слушателям напомнить один эпизод из нашей с вами истории российской. Была Крымская война, которая закончилась в 1856 году, по которой, как известно, Россия никакой территории не потеряла, но крайне унизительно, да и в военном смысле плохо, потеряла право и подписала это, потеряла право иметь флот на Чёрном море и имеющийся флот вынуждена была уничтожить, а новый не заводить. И Александр II, как только заступил на престол — безусловно, это известно из мемуаров, — с самого начала ставил себе задачу это дело каким-то образом денонсировать. Но он умел терпеливо ждать. Прождать ему пришлось не так уж и долго, меньше 15 лет, и в самом конце Франко-прусской войны 1870 или 1871 года — не помню, когда точно, — в тот момент, когда Франция была оккупирована Пруссией и ей было — а Франция была главным застрельщиком Крымской войны, — когда ей было совсем не до того, а Пруссия вообще никогда не участвовала против нас — она тогда была нашим если не союзником, то симпатизантом, этот договор был в одностороннем порядке денонсирован Российской империей, и никто не пикнул, потому что был правильно выбран момент. То есть надо уметь ждать, и в этом смысле я не могу сказать, что я считаю, что Путин неправильно себя ведёт, поддерживая эти абсолютно мертворождённые, бессмысленные и никому не нужные минские соглашения. Другое дело, что в них содержится большая угроза. С.К.: Нам, России? М.Ю.: Нашей стороне, да. Там же в чём смысл: мы должны будем отдать по минским соглашениям под контроль им участок границы российско-украинской после того, как они выполнят определённые политические решения. Отдавать им границу нельзя — просто они растерзают новороссийские республики Михаил Юрьев Весь расчёт на то, что они свои политические условия, которые за ними записаны, никогда не выполнят. А вдруг соберутся и выполнят? Так что же, им теперь границу отдавать? Вот в этом есть определённая угроза, но, видимо, наши власти знают ситуацию и твёрдо уверены, что те не выполнят и можно этого не опасаться, но пока, похоже, что так оно и есть. С.К.: Вы слышали, как Надежда Савченко прокомментировала "нормандские переговоры"? М.Ю.: Слышал, но напомните. Это же не важно, слышал ли я. С.К.: Говорит, что после таких переговоров Петру Алексеевичу нужно позвать обратно Виктора Фёдоровича и уступить ему своё кресло. М.Ю.: Образно. И ещё раз повторяю. Нам не нужно, чтобы они пошли на выполнение своих политических решений. Если пойдут, так можно и границу отдать. Нельзя, потому что они на них пойдут, получат обратно контроль над границей и тут же всё отыграют назад. Это как генерал Чарнота, знаете, купцу говорил: "Я бы, Парамоша, ради того, чтобы тебя расстрелять, даже в большевики записался. Записался бы, тебя шлёпнул, и обратно бы сразу выписался". Ровно так и будет себя вести киевская власть.  О гибели Моторолы С.К.: Вернёмся в Донбасс. Там на этой неделе простились с Моторолой: он трагически погиб в результате теракта. И вы знаете, какая волна пошла негатива, понятное дело, на той стороне, на Украине, но ещё и, как всегда, в наших социальных сетях? М.Ю.: Нет. Я не читаю наши социальные сети, поэтому никак не могу знать, какая там пошла волна позитива или негатива. С.К.: Хорошо. А вы сами как восприняли эту весть? Он был символом? Одним из символов, как любой герой, военный, героический военный. Но герои обычно погибают — в этом смысле это горько, но это жизнь Михаил Юрьев С.К.: Но не на поле боя погиб он. М.Ю.: Это приравнено к тому, что на поле боя. В конце концов, когда полицейский погибает при исполнении — тоже можно сказать, что это не на поле боя. С.К.: А сравнивают, наоборот, что в спину выстрелили. Вот если бы на поле боя, лицом к лицу. М.Ю.: Начинается. А вот выстрелили или взорвали? Вот если бы с алебардой вышли... Что за бред вообще?! Извините, конечно, я понимаю, что вы просто цитируете. Смешно. Поэтому я хочу сказать, что, как смерть любого героя во время войны, это, с одной стороны, и горько, горечь утраты, а с другой стороны, гордость за то, что человек прожил яркую и красивую жизнь, и другие люди, молодые особенно, стискивают зубы и решают внутри себя, даже если они вслух этого не скажут, что "я постараюсь быть не хуже". О назначении Виталия Мутко вице-премьером С.К.: Давайте теперь к событиям в нашей стране. Я анонсировал эту тему, кадровые перестановки в правительстве: у нас появился новый вице-премьер Виталий Мутко. Его место, место министра спорта, занял бывший заместитель Виталия Леонтьевича Павел Колобков. С вашей точки зрения, что теперь ждёт российский спорт? М.Ю.: Я думаю, что российский спорт не ждёт ничего. С.К.: Как-то вы грустно вздохнули. М.Ю.: Ничего нового не ждёт.  Кадровая политика — в отличие от внешней политики в Сирии где-нибудь — нашего руководства страны не вызывает у меня ничего, кроме омерзения Михаил Юрьев С.К.: А тогда у меня другой вопрос. Про спорт я понял, но Мутко будет курировать ещё туризм и молодёжную политику. Возможно, там будут прорывы? М.Ю.: Прорывы вниз, да, наверное, будут. Прорывы в плохую сторону вполне допускаю. После того, что произошло с российским спортом за время руководства им Мутко... Мы обгадились по всем фронтам, просто по всем. И если честно, я не понимаю, почему за это человека, пусть даже чисто формально, надо повышать. От меня это как-то ускользает, видимо, я не дорос до понимания величия замысла такого. Пинком под задницу! Это я, заметьте, гуманно подхожу. В сталинские времена это было бы не "пинком под задницу", а это было бы суд, конвой и работа на свежем воздухе. С.К.: Видимо, других нет, предположу. Не знаю. М.Ю.: Других нет, чем Мутко? С.К.: Да. А может быть, туда попадают и становятся такими, как Мутко? Если у нас нет никого, кроме Мутко, тогда надо просто звонить Обаме и сдаваться срочно Михаил Юрьев С.К.: Я думаю, мы пока подождём. М.Ю.: Если мы подождём сдаваться, значит есть получше, чем Мутко. С.К.: Михаил Зиновьевич, сегодня очень много вопросов, поэтому я прошу в режиме блиц. М.Ю.: Давайте, попробую. С.К.: Пока почитаю, а потом будем принимать звонки. "Лучшие умы США работают в финансовой сфере, лучшие умы КНДР работают в военной сфере. Смогут ли американцы "отмахаться" долговыми бумагами от ракет КНДР?" М.Ю.: Ракеты КНДР не угрожают и в ближайшие сто лет угрожать США не смогут, поэтому вопрос немножко абстрактный. С.К.: "Когда ждать обвала рубля?" М.Ю.: Пока не вижу никаких для этого причин. Это не значит, что его никогда не будет, но, исходя из сегодняшних реалий, не просматриваю. С.К.: "Зиновьич, — пишет слушатель — прям так и пишет, — а не ваш ли дедушка переворот устраивал в 1917 году? За пулемёт-то сами встанете или попросите кого-нибудь?" М.Ю.: Один из дедушек и одна из бабушек устраивали, да. Но дедушка за это был расстрелян в 1938 году. С.К.: Я думаю, остальное без комментариев оставим. М.Ю.: Встану ли сам за пулемёт? С.К.: Да. М.Ю.: Если будет правильная власть, против которой будет Майдан, конечно, встану. Если кто-нибудь позовёт — с удовольствием, ещё и деньги заплачу, чтобы меня пустили. С.К.: Слушатель говорит, что насчёт Мутко вы ошибаетесь, была удачная Олимпиада — в Сочи. М.Ю.: Да. Подождите. Я, когда говорил, понимал, что этот вопрос будет, но вы должны понимать следующее. С.К.: Ещё и проведение чемпионата выиграли в 2018-м. Те средства, которые мы вбухали в проведение Олимпиады, но то, что мы её сумели нормально провести при таких средствах, — это несколько снижает личные заслуги министра спорта Михаил Юрьев Кроме того, подготовкой к Олимпиаде занимались персонально и отвечали персонально — куча народа. От Германа Грефа — хотя какое он имеет отношение к спорту, но он каждодневно отчитывался по ходу подготовки олимпийских объектов нашему президенту, и президент лично занимался, поэтому не вижу оснований приписывать это Мутко. С.К.: Последний вопрос в нашем блице. Третий раунд дебатов Клинтон и Трампа. Опять спрашиваю вас: кто победил, с вашей точки зрения? М.Ю.: А как можно сказать? Мне уже приходилось говорить о том: американские средства массовой информации настолько изоврались, о чём сами американцы постоянно и говорят, и это относится и к тем, кто проводит опросы общественного мнения, что понять теперь, как реально настроена американская публика, до момента выборов будет нереально. С.К.: Так получается, что российская тема стала едва ли не основной на этих выборах. Или это только нам так кажется? М.Ю.: Нет, это действительно так. С.К.: Это почему, с вашей точки зрения? М.Ю.: В США не лучшая ситуация в экономике. Соответственно, выносить экономику во главу — а правят-то демократы, и Клинтон будет трудно, — или нужно тогда полностью отмежёвываться от того, что делал Обама, но это не принято немножко внутри партии. А что выносить во главу? Вот только это и выносится. С.К.: Я по традиции в конце программы запускаю телефонное голосование. По итогам эфира вы поддерживаете Михаила Юрьева или нет? Я полагаю, что самая спорная тема — это налог на тунеядство у нас будет в этом эфире, а в остальном — внешняя политика, скорее. Вы поддерживаете курс президента. В кадровых вопросах, как вы сказали? М.Ю.: Не поддерживаю, мягко выражаясь. С.К.: Очень мягко выразился Михаил Юрьев. М.Ю.: Только я хочу вас поправить. Извините уж, пожалуйста, Сергей, что я разделяю и поддерживаю внешнюю политику не президента, а ту внешнюю политику, которую поддерживает явно и очевидно подавляющая часть населения нашей страны. С.К.: Поехали. Ваши вопросы Михаилу Юрьеву в прямом эфире, принимаем звонки. Как зовут, откуда и говорите. Вы в эфире, здравствуйте! СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер! Я писал СМСку. Подскажите, пожалуйста, как так получается, что Путин говорит, что нужно освободить самозанятых людей от налогов — то есть меня, — а правительство говорит, что нужно меня налогом обложить? С.К.: Каким налогом? Вы же платите налог как самозанятый человек? Вы будете платить налоги. СЛУШАТЕЛЬ: Нет. М.Ю.: Вопрос на самом деле очень правильный.  У нас есть целый ряд инициатив, предлагающих освободить от налогов или частично освободить от единого социального налога в фонд оплаты труда целый ряд категорий. Самозанятых предполагается полностью освободить Михаил Юрьев С.К.: Но не навсегда же. М.Ю.: Малые предприятия пока, в определённых секторах, например IT, это уже действует: платят половинный налог определённое количество лет. Когда я говорил, что я поддерживаю, — я поддерживаю это как идею. А дальше должна быть проведена конкретная и качественная законотворческая работа, которая учтёт все эти нюансы. О памятниках Владимиру Крестителю и Ивану Грозному С.К.: Здравствуйте! СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер! Михаил Зиновьевич, за последнее время тема памятников всё-таки не сошла: скоро на Боровицком холме откроется памятник Красному Солнышку. Как вы всё это объясняете? С.К.: Уже поставили памятник вроде. СЛУШАТЕЛЬ: Чем это объяснить? Отсутствием целенаправленной внутренней политики? Попыткой угодить всем слоям общества? И как вы думаете, очередь до Дзержинского дойдёт или нет? М.Ю.: Хороший вопрос. Я думаю, что вы правильно говорите. Я думаю, что это желание угодить всем слоям общества, в чём, по большому счёту, ничего уж особенно плохого нет. Если говорить о моих личных взглядах, то памятник Владимиру Крестителю я, безусловно, поддерживаю Михаил Юрьев Правда, конечно, ему бы в Киеве стоять, но Киев, видите, временно отпал от нашей страны. А памятник Маннергейму… С.К.: Подождите, была доска Маннергейму, памятника не было. М.Ю.: Какая разница? Примерно одно и то же, чего мы придираемся? Памятный знак. Я был счастлив, когда его демонтировали. С.К.: А Иван Грозный? М.Ю.: Иван Грозный — поддерживаю.  С.К.: Здравствуйте! СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Налог на тунеядство — это переложенный штраф управленцев за свою деятельность на обычных людей. Люди не от хорошей жизни не работают или имеют плохое образование. Управление — это игра в долгую, они разводят гадость, а потом люди должны ещё и за это отвечать. Токарь за свой штраф заплатил, человек где-то на работе проштрафился — заплатил. М.Ю.: Вы правы только отчасти. Конечно, есть категория людей, которые очень хотели бы работать, но не могут найти работу, и в этом вина, действительно, скорее не их, но только для нынешней России это не очень характерный случай. Не случайно у нас трудятся уже не миллионы, а десятки миллионов гастарбайтеров, потому что наши не очень хотят работать Михаил Юрьев Основная часть тех, кто потенциально будет платить этот налог, если его введут, это либо те, кто работать не хотят, либо основная часть даже не они, а те, кто прекрасно себе работают, просто получают "в чёрную" зарплату и не платят с неё ничего. С.К.: Здравствуйте! СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Михаил Зиновьевич, скажите, пожалуйста, Россия делится на индивидуалистов и патерналистов. Вы ездите на "бентли", я на "ситроене", как вы зарабатываете деньги — меня не волнует, как я зарабатываю деньги — не должно вас волновать. И патерналисты, которые пытаются нас учить жить: запрещают нам сайты, запрещают нам выставки и так далее... Вы себя к кому относите, индивидуалистам или патерналистам? Не кажется вам, что в России патерналисты побеждают? М.Ю.: На самом деле, вы правильно говорите. Это противостояние характерно для современного мира, совершенно не только для России. Моё мнение находится где-то посредине.  Я не солидаризуюсь ни с одной из крайностей, и если говорить конкретно, про налог, например, на тунеядство, мне абсолютно безразлично, как человек зарабатывает, если он не наркотики возит, — ты только плати Михаил Юрьев С.К.: Поставим точку, сегодня, по крайней мере. 75% за вас, 25% проголосовали против. Я не помню такого результата, Михаил Зиновьевич.

15 октября, 14:48

Михаил Юрьев: Хиллари Клинтон — слабый игрок, типичный пример "ботана-отличника"

СЕРГЕЙ КОРОЛЁВ: Вопрос от слушателя: "Михаил Зиновьевич, вы часто говорили, что шансы Трампа выиграть велики. Не изменилось ли ваше отношение, ведь в Америке брошены все силы, чтобы не допустить этого?". Очевидно, имеются в виду скандалы последние, связанные с Трампом, с женщинами. МИХАИЛ ЮРЬЕВ: Они были брошены с самого начала, и даже ещё до того, как они были брошены, было понятно, что они будут брошены. В этом смысле ничего нового я для себя не вижу. Мнения своего не изменил. Трамп просто намного сильнее, чем Клинтон, и сильнее как игрок, во всех смыслах. В этом смысле политика от бизнеса ничем не отличается. Сильнее как личность, сильнее как игрок. Кто такая Клинтонша? Клинтонша — это отличница, типичный пример "ботана-отличника". Такие никогда сильными игроками не бывают ни в чём. И, соответственно, это будет проявляться во всём, и я думаю, что у него припасены на самый последний момент достаточно серьёзные козыри против неё. Поэтому я считаю, что его шансы достаточно велики, но, как известно, всё-таки, это не вполне предсказуемая вещь — я никогда не говорил, что он точно пройдёт.   С. КОРОЛЁВ: Михаил Зиновьевич сейчас окажется в нашем эфире. Более того, вы сможете его наблюдать. Он, к сожалению, не добрался до студии, но на связи по скайпу. Михаил Зиновьевич, вы с нами? М. ЮРЬЕВ: Я с вами, да. Здравствуйте! С.К.: Михаил Зиновьевич, я предлагаю начать с Украины. Сегодня там праздник — День защитника Отечества. Много резких заявлений сделал Порошенко, активизировались боевые действия в Донбассе. Нападают, стреляют со стороны так называемой АТО, войск антитеррористической операции. Но и звучат резкие заявления со стороны Германии. Нормандский формат на грани срыва. Встреча на следующей неделе не подтверждается. Ваш прогноз — как будут развиваться события? М.Ю.: Германия с Францией и другие европейские страны, как Америка, могут сколько угодно говорить, что нормандский формат находится на грани срывы, как и все Минские соглашения — это правда. Они не на грани срыва, они давно сорваны Украиной, почти сразу после их подписания Михаил Юрьев Но тем не менее они никогда не пойдут на то, чтобы прервать этот процесс, потому что этим они просто развяжут руки России. Зачем им это надо? С.К.: Тогда что? М.Ю.: Вся современная внешняя политика, на 99%, в мире делается в вялотекущем режиме, потому что воли ни у кого нет, женское начало в демократических странах доминирует. На то чтобы ударить кулаком по столу или двинуть войска ни у кого не хватает духу, и поэтому будет продолжаться ровно это: под шаманские заклинания, что "шеф, усё пропало", тем не менее всё будет продолжаться прямо так, как есть. С.К.: Что-то изменится с приходом нового президента США? М.Ю.: Смотря кто это будет. С.К.: Давайте рассмотрим два варианта. Собственно, их пока два: Трамп и Клинтон. М.Ю.: Я думаю, что если будет Клинтон, то ничего не изменится. Всё будет примерно так же, как сейчас: на словах более агрессивно, чем на деле. Не потому, что она более миролюбива, чем кажется, а потому что на самом деле внешняя политика Обамы и так достаточно агрессивна по своей сути, и такой будет оставаться. А риторика будет ещё более агрессивная. Если придёт Трамп — риторика, наоборот, станет менее агрессивная, а существо вопроса, я думаю, останется ровно таким же и в случае Трампа.   Я не думаю, что выборы в Америке могут серьёзно повлиять на ситуацию с Украиной Михаил Юрьев Американский истеблишмент реально считает, что он отколол Украину от России и превратил её в системного врага в России, считает это своим величайшим геополитическим достижением за последние 30 лет. Поэтому они добром от этого не отступятся. С.К.: У нас рубрика "счастливый звонок". Как всегда, в начале программы, основной вал ваших звонков — в конце часа, а пока примем пятый. Михаил Зиновьевич, тут сообщение через Telegram от слушателя: "Когда мы публично поддерживаем Трампа, мы хотим геморроя Америке? Трамп будет без конца бодаться с конгрессменами, им будет не до внешней политики — таков наш интерес?" — спрашивает Владимир. М.Ю.: Во-первых, давайте определимся, наш — это чей? Официальные власти Российской Федерации, естественно, не поддерживают Трампа, как они не поддерживают и никакого кандидата на должность главы ни одного иностранного государства. Наша внешняя политика всегда отличалась корректностью — мы не лезем в то, что заведомо не наше дело. Конечно, Трамп несколько более симпатичен именно на уровне эстетики и эта симпатия в случае властей объясняется просто тем, что есть серьёзная надежда, небезосновательная, что он бизнесмен по натуре, и что с ним, как с любым бизнесменом, можно договариваться. Это будет тяжёлый торг, но можно договориться, а с Обамой договориться, например, нельзя. Это не вопрос, что мы готовы к чему-то или нет, он просто недоговороспособен. Есть сильные подозрения, что Клинтон будет ещё более недоговороспособна.  А широким массам — нам с вами — Трамп более симпатичен, потому что уж очень омерзительна Клинтонша Михаил Юрьев С.К.: Вопрос от слушателя: "Михаил Зиновьевич, вы часто говорили, что шансы Трампа выиграть велики. Не изменилось ли ваше отношение, ведь в Америке брошены все силы, чтобы не допустить этого?". Очевидно, имеются в виду скандалы последние, связанные с Трампом, с женщинами. М.Ю.: Они были брошены с самого начала, и даже ещё до того, как они были брошены, было понятно, что они будут брошены. В этом смысле ничего нового я для себя не вижу. Мнения своего не изменил. Трамп просто намного сильнее, чем Клинтон, и сильнее как игрок, во всех смыслах Михаил Юрьев В этом смысле политика от бизнеса ничем не отличается. Сильнее как личность, сильнее как игрок. Кто такая Клинтонша? Клинтонша — это отличница, типичный пример "ботана-отличника Михаил Юрьев Такие никогда сильными игроками не бывают ни в чём. И, соответственно, это будет проявляться во всём, и я думаю, что у него припасены на самый последний момент достаточно серьёзные козыри против неё. Поэтому я считаю, что его шансы достаточно велики, но, как известно, всё-таки это не вполне предсказуемая вещь: я никогда не говорил, что он точно пройдёт. О том, какой будет Третья мировая война С.К.: Сегодня в соцсетях очень активно обсуждают статью Илью Варламова — есть такой блогер, журналист известный. Статья называется "Почему Россия проиграет войну США". Три предложения буквально прочитаю, потому что это конец и, по сути, вывод. Он пишет: "Вас пугали Третьей мировой войной? Как вы её себе представляете? Радиоактивный пепел, космические лазеры, роботы? Нет, — говорит автор. — Третья мировая война уже началась. Это война за мозги, и мы здесь проигрываем". Прав Варламов или нет? М.Ю.: Все разговоры о гибридных войнах, работе с массовым сознанием, как о чём-то новом — это всё выдумки, это является вообще проявлением очень любопытной тенденции в современном мире, когда мыслители современного мира пытаются из всех сил всем доказать, что современный мир невиданно отличается от всего, что было раньше. Например, я помню статью Фридмана, финансиста, который писал про новую экономику и поколение "индиго", что вот сейчас, когда невиданный расцвет инновационной экономики — какой расцвет, помилуйте? Какая инновационная экономика? Какие айфоны по сравнению с временами, когда прокладывали железные дороги? В те времена экономика была несоизмеримо более инновационной. То же самое и в этом вопросе. Работа с массовым сознанием, в том числе с массовым сознанием противника, началась с начала XX века, и во времена СССР и Третьего рейха это всё было развито несоизмеримо сильнее, чем сейчас. И является эта часть войны между державами одним из компонентов, который может иметь достаточно большой вес, пока пушки молчат, но как только заговорят пушки, он отходит на десятое место.  О будущем евро и Евросоюза С.К.: Михаил Зиновьевич, говорят, нас, страну, имеется в виду, ждут три года жёсткой экономии, и 40 долларов — цена, которая заложена в этот трёхлетний бюджет. Насколько он реалистичен, с вашей точки зрения? М.Ю.: Давайте поймём, что есть два разных вопроса. Первое — сколько на самом деле будет стоить нефть, а второе — поскольку мы точно этого не знаем, какую цифру надо закладывать. Я думаю, что средняя цена нефти будет выше 40 долларов, хотя я согласен, что высокая она не будет в связи с новыми технологиями, песчаными, о которых я много раз говорил, сланцевой добычи в Америке, но тем не менее я думаю, что она будет, всё-таки 50—60 — в этом диапазоне, а не 40. Но я согласен с Минфином в том, что они 40 закладывают. В конце концов, давайте с вами поймём, если мы сверстали под 40 и все расчёты под 40 сделали по расходной части, а нефть будет 60 и денег в бюджет придёт значительно больше. Но они же не испарятся, есть стандартная ситуация: если денег поступает по доходным статьям больше, чем запланировано, они будут, никто их не украдёт — это всё абсолютно прозрачная процедура. Так что думаю, нефть будет дороже, но подход Минфина одобряю консервативный. С.К.: Консервативный подход — это заниженная, с вашей точки зрения, цена на нефть. А снижение расходов в образовании, в здравоохранении, в обороне — это правильная политика? М.Ю.: Вы считаете, что у вас в течение трёх лет денег будет столько-то — вы же не можете истратить, кроме как очень временно, лучше этим не злоупотреблять, вы же не можете истратить больше, чем у вас есть. Вот сколько у вас есть, под столько вы своих расходы выстраиваете, и тут единственное, что можно критиковать — это кто-то скажет: "Я бы сильнее снизил на образование, лишь бы было побольше подводных лодок". А кто-то скажет наоборот: "Давайте лучше на образование не будем снижать, тогда наши конструкторы вообще что-нибудь изобретут, как вот эта новая электромагнитная пушка, что-нибудь крутое, а подводных лодок пусть будет совсем меньше". Вот это можно дискутировать. А в том, что сумма должна быть такая, сколько у тебя дохода — а как по-другому, а где ещё взять? С.К.: Отдельно на санкциях давайте остановимся. Во-первых, в этом бюджете не предполагается отмена санкций. Наверное, правильно не предполагается. Сейчас прокомментируете, да? М.Ю.:  Скорее всего, режим санкций будет сильно ужесточаться Михаил Юрьев С.К.: Там ещё есть, что ужесточать? М.Ю.: Конечно. К настоящим санкциям пока ещё никто не подошёл. Всё, что до сих пор, — это так, ерунда. Настоящие санкции — это торговая блокада. С.К.: То есть? От SWIFT нас отключают, или ещё что-то пострашнее? М.Ю.: Нет. Торговая блокада — это гораздо более простая вещь. Это сейчас американцы, допустим, запрещают своим компаниям, а равно любым иностранным компаниям, работающим с американскими технологиями, официально поставлять нам товары из сферы нефтегазодобычи. А вот представьте себе, что американским компаниям и иностранным компаниям, работающим с американскими технологиями или с американским капиталом, будет запрещено поставлять в Россию вообще какие-бы то ни было товары и покупать у России какие-бы то ни было товары. Вот это называется торговая блокада. С.К.: Кстати, президент, когда говорил на эту тему на форуме "Россия зовёт!", обратил внимание, что санкции оказывают влияние на российскую экономику именно через ограничения на передачу технологий. О каких технологиях в первую очередь идёт речь, с вашей точки зрения? М.Ю.: В первую очередь, естественно, о технологиях добычи нефти и газа из неканонических и трудноизвлекаемых источников, то есть шельфа, глубоководных, сланцевых и так далее. Потому что где ещё запрещена передача технологий? В военной сфере и сфере двойных применений — так она там и до санкций никогда не была разрешена. В этом смысле ничего не изменилось. Я, кстати, согласен с президентом только отчасти. Что за проблема — разработать свою технологию для таких вещей, например, как сжижение газа — то, что мне хорошо знакомо. Поверьте мне, что это простая вещь. Это очень большие заводы, огромные размеры, капиталовложения, но сама технология разработана в 30-х годах, в 40-х. Кстати, первыми разработаны они в СССР старшим Капицей, отцом недавно скончавшегося телеведущего, лауреатом Нобелевской премии. Поэтому, на самом деле, многие вещи, которые так мы технологии покупаем за границей, тоже никаких особых проблем нет разработать самим. Какие-то, конечно, лучше покупать просто в силу того, что международное разделение труда всегда выгодно всем странам. С.К.: "Михаил Зиновьевич, почему падает евро и когда это прекратится?" — возмущается слушатель. М.Ю.: Я готов ответить, но не понимаю его возмущения. Если он, конечно, нам не из Европы пишет, и не является сам европейцем. С.К.: А может, он евро покупал для сохранности? М.Ю.: А возмущаться-то чего? Пожалуйся на жизнь, а возмущаться-то чего? С.К.: Это я так сказал, подумал по тону, с которым написано это сообщение. Я подумал, что он возмущается. М.Ю.: На самом деле кто-то из великих экономистов прошлого — не буду врать, не помню кто, сказал, там речь шла, конечно, про свободно конвертируемые торгующиеся валюты — что валюта любого государства — это как его акции. Чем сильнее экономика государства, тем выше курс обменный его валюты в отношении других валют. В современном мире это верно только отчасти, потому что многие страны наоборот стараются целенаправленно снизить курс своей валюты ради повышения конкурентоспособности своей экономики, но в основном оно всё равно так и есть. Если посмотреть с этой стороны, то почему слушателя возмущает, что евро падает. Вот если бы экономика Европы была бы на подъёме по сравнению с американской, китайской, а евро бы падало — вот тогда действительно, это какое-то жульничество. Экономика Европы находится в такой заднице, что удивительно, что евро ещё сильнее не падает Михаил Юрьев С.К.: В большей заднице, чем российская экономика? М.Ю.: В сравнимой, вполне сравнимой. С.К.: Михаил Зиновьевич, вы в прошлом или в позапрошлом эфире высказывались по поводу перспективы евро. На ближайший год вы говорили, что эта валюта будет существовать, но в каком-то более длительном периоде вы не советовали покупать евро. Вы не могли бы конкретизировать свой прогноз по поводу этой валюты? М.Ю.:  Я считаю, что в исторической перспективе у евро, как валюты, то есть у Маастрихтского соглашения, как и у Евросоюза в целом, никакой перспективы нет Михаил Юрьев С.К.: Сколько лет? М.Ю.: Слушайте, это же гадание. Это зависит от каких-то нюансов. Но я не уверен, что евро будет существовать через пять лет, хотя и не могу сказать, что уверен, что не будет. А вот что через 15 не будет существовать — в этом практически уверен. О том, когда не станет оппозиции в Сирии С.К.: 15 лет — всё, зафиксировал. Дальше поехали. Вопросы наших слушателей. Сирия. Слушатель спрашивает: "Что там с Сирией будет, по вашему мнению, в ближайшие годы?". Интересный вопрос. М.Ю.: На этот вопрос я не рискну сделать прогноз, потому что здесь очень много зависеть будет от субъективного фактора, каковой называется политика Америки. Всем любителям кричать "Путин слил" понятно, что мы не отступимся от поддержки законного сирийского режима и правильно сделаем. Но дело в том, что занятая нами позиция, имеет один "недостаток". Никакого недостатка на самом деле ни для нас, ни для сирийцев, в нём нет. Занятая нами позиция довольно однозначно ведёт к поражению полному, силовому, физическому и исчезновению в качестве организованной силы всей сирийской оппозиции в течение ближайших года-двух. Вообще-то, это очень хорошо, но это никак не устраивает главных миролюбцев планеты — Америку, и если, например, придёт Клинтон, я не исключаю, что она начнёт боевые действия реальные против нас или пусть это называется против сирийской армии — это то же самое, что против нас. А дальше такие вещи уже трудно планировать. Это зависит от того, у кого в последний момент нервы крепче окажутся. С.К.: А вы читали интервью Асада "Комсомолке"? М.Ю.: Не читал. С.К.: Если кратко, то он предупреждает об угрозе Третьей мировой войны из-за того, что сейчас разворачивается в его стране. М.Ю.: Но это не он один, про это очень многие пишут. Но именно про Третью мировую не знаю. Но начало войны между Россией и США вполне возможно. Хотя, всё-таки, думаю, что нет Михаил Юрьев Я вам скажу вещь, которая может показаться немножко парадоксальной. Если она начнётся, это будет исключительно вина, как ни смешно, наша, ельцинского периода. Дело в том, что американцы настолько привыкли за 90-е годы к тому, что у нас никогда не хватит духу послать их подальше и нажать кнопку, что они могут на этом построить свою политику, хотя мы давно уже совершенно другие. Но им так не хочется в это верить, что многие из них и не верят. С.К.: Голосование запускаю по итогам эфира. Вы поддерживаете Михаила Юрьева или нет, вы против, готовы поспорить? Если подытожить, прогнозы сегодня какие были? Нефть на ближайшие три года 50—60 долларов, Трамп победит на выборах президента США и евро исчезнет через 15 лет. Правильно я подытожил ваши сегодняшние прогнозы? М.Ю.: Я думаю, что через 15 лет, но я практически уверен, что сильно раньше исчезнет. С.К.: Но через 15 — точно. М.Ю.: Я никогда не говорил, что Трамп победит. Я говорил, что у него большие шансы победить.  С.К.: Большие шансы, хорошо. Вы меня поправили. Остаются большие шансы у Трампа — правильно? М.Ю.: Такие же, как и были. О выходе Шотландии из Великобритании С.К.: Добрый вечер! СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Владислав. Тут говорили по поводу евро — всё-таки, наверное, выход Великобритании тоже влияет на евро, ведь фунт тоже ведь упал. А вопрос у меня по поводу как раз Великобритании. Она выходит сейчас из ЕС, но ведь Лондон предупреждали, что если он будет выходить, значит Шотландия будет проводить опять референдум. И вот сейчас в Шотландии уже готовится новый референдум, Шотландия ведь проголосовала за ЕС, остаться. Скажите, пожалуйста, в этот раз всё-таки Шотландия выйдет из Великобритании или опять останется? М.Ю.: Когда голосование заканчивается результатом 48-59% против 51-52% — очень трудно давать какие-то однозначные прогнозы. Вполне может быть так, как вы говорите. Но я вам открою одну страшную тайну. У нас сильно преувеличивают страх британской элиты по выходу Шотландии. Это сто лет назад была бы трагедия, пока у них было имперское мышление.  Выйдут и выйдут. Нельзя сказать, что это кого-то особенно пугает Михаил Юрьев С.К.: Здравствуйте! Ваш вопрос Михаилу Юрьеву. О политике Трампа в отношениях с Россией, если он станет президентом СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Как вы считаете, если Трамп приходит на место президента Америки, то у нас могут коренным образом поменяться взаимоотношения или будет всё то же самое, только в ослабленной или усиленной форме. Трамп говорил, что он готов вместе с Россией победить терроризм, что он быстро решит все вопросы с Путиным и обо всём договорится, то есть полностью поменяются взаимоотношения по сравнению с тем, что сейчас.  М.Ю.: Скажу так. Не верю в то, что что-то измениться драматически, даже если Трамп этого будет очень хотеть, в чём я тоже совершенно не уверен. Всё-таки правитель любой страны, даже король или царь, не говоря уже про выбранного демократической процедурой президента, очень зависит от мнения политического истеблишмента. Он просто не может его игнорировать, и это правильно: если он начинает его игнорировать — смотрите судьбу Хрущёва. Американский истеблишмент очень русофобен пока, нужно сначала это изменить Михаил Юрьев До этого я не верю, что что-то может радикально измениться. С.К.: 92%, Михаил Зиновьевич, сегодня с вами. Я желаю вам скорейшего выздоровления. Передаю привет от всех наших слушателей. Полную версию программы "Юрьев День" с Михаилом Юрьевым слушайте в аудиозаписи.

08 октября, 15:50

Михаил Юрьев: РФ может молчать в ответ на заявления США, за неё шумят "Тополя"

СВЕТЛАНА АНДРЕЕВСКАЯ: Михаил Зиновьевич, мне не даёт покоя то, что Керри хочет начать расследование военных преступлений. Я, конечно, обыватель в этом смысле и дилетант — но, мне кажется, это достаточно серьёзное заявление, после которого должны быть хоть какие-то последствия.   МИХАИЛ ЮРЬЕВ: Нет. Какие-то, вне всякого сомнения, будут, но будут ли они очень серьёзными — сомневаюсь. Я не вижу принципиального отличия — такая риторика лежит вполне в русле американской риторики последней пары лет. С.А.: Вы сравниваете с Югославией это? М.Ю.: Нельзя сравнивать маленькую, но гордую страну Югославию и великую державу Российскую Федерацию. С.А.: Но тоже гордую. М.Ю.: По сию пору может, если только это взбредёт нам в голову, всю остальную землю покрыть ровным слоем жжёного стекла вулканического. Да, поэтому есть некоторая разница с Сербией. Даже для тех, кто очень любит сербов. С.А.: Почему мы молчим тогда? Почему мы ничего не делаем? М.Ю.: Мы можем себе позволить молчать. Потому что за нас наши "Тополя" говорят, шумят. Полную версию программы "Юрьев день" с Михаилом Юрьевым слушайте в аудиозаписи.   С. АНДРЕЕВСКАЯ: Михаил Юрьев у нас в студии. Михаил Зиновьевич, но эту тему мы не можем так оставить, по поводу того, что себе позволяют США. Всё-таки, я вернусь к военным преступлениям. Мне не даёт покоя то, что Керри хочет начать расследование военных преступлений. Я, конечно, обыватель в этом смысле и дилетант — но, мне кажется, это достаточно серьёзное заявление, после которого должны быть хоть какие-то последствия.   М. ЮРЬЕВ: Нет. Какие-то, вне всякого сомнения, будут, но будут ли они очень серьёзными — сомневаюсь. Я не вижу принципиального отличия — такая риторика лежит вполне в русле американской риторики последней пары лет. С.А.: Вы сравниваете с Югославией это? М.Ю.: Нельзя сравнивать маленькую, но гордую страну Югославию и великую державу Российскую Федерацию. С.А.: Но тоже гордую. М.Ю.: По сию пору может, если только это взбредёт нам в голову, всю остальную землю покрыть ровным слоем жжёного стекла вулканического. Да, поэтому есть некоторая разница с Сербией. Даже для тех, кто очень любит сербов. С.А.: Почему мы молчим тогда? Почему мы ничего не делаем? М.Ю.:  Мы можем себе позволить молчать. Потому что за нас наши "Тополя" говорят, шумят Михаил Юрьев С.А.: Но только вот мир, мне кажется, этого не слышит. М.Ю.: Да. Вы правы, такая проблема есть. Заключается она в следующем. Между 1950 каким-нибудь и 1990 годом мир жил под угрозой ядерной войны, и в неё реально верили. Ну как, если один из министров обороны США сошёл с ума от страха и с криком "Русские идут!" выбросился из окна в Америке в 60-е годы. С.А.: Ужас какой-то! М.Ю.: Конечно, нервы могут у любого человека не выдержать. Вопрос не в этом. Это значит, что человек это воспринимал всерьёз, и как сотни миллионов других людей и у нас, и на Западе. А за прошедшие 20 лет произошла одна довольно страшная вещь: поскольку ядерная война отступила на какое-то время, вроде там мир-дружба одно время была с Россией, пока мы там лежали, по другим ли причинам — это не важно, но это отступило, и люди перестали этого боятся. То есть так его припри к стенке, особенно человека недалёкого, неумного, скажи: "Ну, у России же есть? — Ну, да, есть, наверное". В актуальной части сознания у него этого нет, у недалёких людей. А поскольку уровень политиков на Западе, особенно в Европе, стремительно падает, мне трудно представить, чтобы не только во времена Наполеона, чтобы во времена даже Первой мировой войны, чтобы во французском истеблишменте были люди, подобные Олланду. А сейчас есть, как видите, и ничего. И в этом смысле они могут уже не так бояться, но, думаю, что инстинкт самосохранения своё возьмёт. С.А.: У вас работает инстинкт самосохранения? Вы всё-таки человек умный, бизнесмен. Вы себе какие-то пути отхода уже запланировали? М.Ю.: Пути отхода от смерти? С.А.: Нет. Пути отхода от этой ситуации, от этой "войны". М.Ю.: А как я могу от неё отойти, подумайте сами? От моего дома, с одной стороны, полтора километра до дома нашего сегодняшнего юбиляра, а с другой стороны — два километра до центра управления ракетными войсками стратегического назначения. С.А.: Хорошее вы место себе выбрали. М.Ю.: Я точно никуда не убегу. С.А.: А в США не убежите? М.Ю.: Я — русский. А зачем мне бежать в США? Можно ещё куда-нибудь там, в Папуа Новую Гвинею — у меня там хорошие отношения. Зачем? Я — русский. С.А.: Что бы ни случилось, вы останетесь в России? М.Ю.: Что делать? Вечно жить всё равно нигде не будешь, даже если в другой стране. А я не такой уж молодой человек, пожил уже. С.А.: Просто в социальных сетях, когда какое-то заявление наподобие этого, не только по поводу политики, но и по поводу социальных каких-то наших проблем, все пишут: "Пора уезжать. Надо сваливать". М.Ю.: А вы не тех читаете. С.А.: Я читаю всех по долгу службы, понимаете. Но много таких людей, которые "всё, надо бежать". М.Ю.: Я уж не говорю о том, что бежать некуда. С.А.: Бежать-то есть всегда, просто в какие места... М.Ю.: Это только кажется. С.А.: Да? М.Ю.: Да. Зверь, когда бежит от загонщика на охотника, ему тоже кажется, что он убегает в безопасность, а на самом деле ровно наоборот. Но я говорю даже не про это, я говорю про то, что есть русская поговорка: "Баба с возу — кобыле легче".  Вот эти, которые пишут "надо сваливать" — ну и сваливайте! Свалили бы уж, и ладно, мы бы вздохнули посвободнее Михаил Юрьев С.А.: Я сегодня не запустила "Счастливый звонок", но только по причине того, что такая важная тема, и я была счастливчиком, который задал вам первый вопрос. Теперь для слушателей. "Счастливый звонок", поздно лучше, чем никогда. Третий или четвёртый — какой вы выберете? М.Ю.: Бог Троицу любит.     О вероятности ядерной войны и о том, как спастись от неё С.А.: Давайте, третий. Здравствуйте! СЛУШАТЕЛЬ: Вечер добрый! Я прямо растерялся. Насколько стабилен мир? Михаил сказал о том, что с 45-х, 50-х годов до 90-х годов жили в состоянии тревожности, опасности, особенно люди, которые разбираются в этом более-менее, не простой обыватель, не простые люди, смертные. Насколько стабилен мир? Без ядерного оружия, без ядерного вмешательства. С.А.: Ещё скажите: сколько мы ещё проживём — вообще будет отлично. М.Ю.: Нет, вопрос понятен. СЛУШАТЕЛЬ: Сколько проживём в относительной стабильности, в относительном мире? Спасибо большое! М.Ю.: Андрей, я всё понял. Вопрос вы задаёте, мне кажется, очень по существу. Давайте теперь на секунду представим себе, что ядерное оружие исчезло или, что гораздо легче себе представить, что от него создана достаточно надёжная оборона — что, кстати, вообще не за горами. Насколько я понимаю по тактико-техническому заданию, которое выдано, вроде там, мне говорили, всё нормально идёт — система С-500, в принципе, если их наклепать достаточное количество дивизионов, не даст пролететь ни одной вражеской боеголовке. Возможно, что это вообще довольно скоро будет. И вот представьте себе: хорошо это или плохо? Нет, конечно, когда у нас есть защита, а у врага нет — то это, конечно, очень хорошо. А если у всех есть? С.А.: Она же у всех есть? М.Ю.: Пока её ни у кого нет. С.А.: Что у США тоже нет, что ли? М.Ю.: Противоракетной обороны? С.А.: Да. М.Ю.: Конечно нет. С.А.: Серьёзно? М.Ю.: Вы в каком мире живёте вообще? С.А.: Я, видимо, в своём мире живу. М.Ю.: Я вам завидую. Там, наверное, хорошо. С.А.: Я не верю, что у США нет противоракетной обороны, Михаил Зиновьевич, правда. М.Ю.: Есть, но её эффективность невелика. С.А.: А чего они столько денег-то тратят на свою оборонку, чего же они не сделают? М.Ю.: Здрасьте! А у нас, конечно, денег никогда не тратят. С.А.: Но у них же больше бюджета уходит. М.Ю.: Сколько могут "распилить", столько "пилят". Нет. Смотрите, они же стараются её создать. Они какую-то создают, эффективность её очень низка, даже если она будет работать. То есть при запуске ста ракет с российской территории одновременно — а мы можем гораздо больше запустить — ну, собьёт она двадцать — это довольно много считается. Причём совершенно не факт, что собьёт, но больше точно не собьёт. Особенно, если считать не в ракетах, а в боеголовках, в разделяющихся головных частях. Поэтому нет, сейчас нет. Но, предположим, она появилась, а это значит, что нет ядерного оружия. Если от него есть защита, это то же самое, что его нет. Сможем ли мы сказать: "Ну, вот теперь можно вздохнуть" — ровно наоборот. Ровно наоборот, потому что стратегическая ядерная война — это, всё-таки, особый вид войны — в том смысле, что на нём воюют не только армии, а в нём армии вообще не воюют. В нём воюют непосредственно территории и население каждой из воюющих сторон. Любой политик, любой государственный руководитель, принимая решение о начале атомной войны, естественно, понимает, что он лично, его семья, если останутся в живых — что совершенно не факт — жизнь им обеспечена не очень весёлая и приятная Михаил Юрьев Но кроме тех, кому нравятся фильмы типа Mad Max — вот для тех только хорошая. Всем остальным тяжёлая и неприятная. С.А.: А знаете скольким людям нравится этот фильм? Огромное число. М.Ю.: Да. С.А.: Сколько премий этот фильм вообще получил! М.Ю.: Понятно. Но, знаете, как тот Гиви, которого спрашивают: "Гиви, ты любишь помидоры?" Говорит: "Кушать люблю, а так нет". Вот смотреть фильм любят, а чтобы самим жить — это немножко другое.  С.А.: А вы смотрели же фильм, наверное? М.Ю.: Смотрел, да, когда-то. Так вот, к чему я это — к тому, что как только исчезает ядерное оружие, то возникает две вещи. Во-первых, в обычной войне — да, она тоже жестокая, но в ней-то воюет не население с территорией, в ней воюют армии, войска. Причём все военные специалисты мира сходятся на том, что боестолкновения сегодняшнего и завтрашнего дня между высокотехнологичными противниками будут гораздо более малолюдными. Не будет миллионных армий, как во время Великой Отечественной войны. С.А.: Ваш сценарий просто ужасен. М.Ю.: Да не мой, опять за рыбу деньги, не мой сценарий. С.А.: Ваш это сценарий — вы сейчас говорите об этом. М.Ю.: Да. Так вот, к чему я вам это говорю — и вот он думает: "Так, ну слушай, на крайний случай разобьют нас русские — хорошо, войдут сюда, арестуют меня, но цивилизованно — это тебе не по радиоактивной пустыне бродить". И потом думают: "Это по ядерным боеголовкам у нас с Россией паритет, а по обычным войскам мы чисто количественно её в восемь раз превосходим — начинаем". Тогда не так страшно: понижается уровень страха, и легче начать войну. Поэтому на самом деле вопрос Андрея был очень по существу. Я думаю, что пока никаких других сдерживателей скатывания человечества в мировую войну, кроме ядерного оружия, сопоставимого с ним по эффективности, пока нет. С.А.: Говорим сейчас о Сирии, о последних словах Керри и о войне, которой не будет, как говорит Михаил Зиновьевич. М.Ю.: Пока. С.А.: Но сколько, пока? М.Ю.: В этом году не будет. С.А.: А в следующем? М.Ю.: И в следующем не будет. А лет через 5—10 будет. С.А.: Прямо такая наземная война? М.Ю.: Думаю, может, и надводная тоже. С.А.: А что, тогда готовиться пора уже? М.Ю.: А мы что, по-вашему, не готовимся? С.А.: Бункеры никто себе не строит повально. М.Ю.: Войну на дальних подступах встречают. Знаете, например, в Древнем Риме, в отличие от всех крупных городов того времени, не было стен крепостных, потому что римляне говорили: "Наши стены — это наши легионы". Так и у нас. Наши бункеры — это наши подводные лодки ракетоносные и шахты с "Тополями Михаил Юрьев С.А.: А ещё бы что-нибудь? М.Ю.: Но это же секретные вещи. Наверняка делается ещё что-нибудь. С.А.: Подождите. Я говорю конкретно про человека. Вот вы себе какой-нибудь бункер построите или построили уже? М.Ю.: Нет. Ни то, ни другое. С.А.: А ваши знакомые? М.Ю.: Тоже нет. С.А.: Ваши друзья? М.Ю.: Нет. С.А.: Они ничего не боятся? М.Ю.: Я только с нормальными общаюсь. С.А.: А что здесь ненормального? Дети, внуки. М.Ю.: И что? С.А.: Хотят защитить свою семью. Что здесь плохого? М.Ю.: Но при ядерной войне не защитишь. С.А.: А, вот так вот. Зря я вас оптимистом назвала, конечно. М.Ю.: Я реалист. С.А.: Давайте, ещё один счастливчик. Здравствуйте! СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! У меня одна небольшая реплика по поводу войны и вопрос. Есть такой фильм, он называется "Тринадцать дней", с Кевином Костнером. Он про Карибский кризис. Там тогда уже была проблема, Кеннеди говорил Макнамаре: "Но Пентагон нам будет, в конце концов, подчиняться или нет?!" Начали тогда стрелять по кораблям по нашим, которые шли на Кубу. Уже тогда у них проблема была. С.А.: То есть? И сейчас проблема есть — вы это хотите сказать?     О похищениях россиян агентами США СЛУШАТЕЛЬ: Я не знаю, подчиняется Пентагон Белому дому или нет. Тогда уже не подчинялся. А вопрос такой. Сегодня наш МИД говорил по поводу похищения наших людей, чтобы, кто уедет за границу — не только в США, — опасались похищений. И вообще, нужно как-то опасаться. Как вы к этому относитесь — что уже просто похищают наших граждан и увозят в Америку судить? М.Ю.: Плохо отношусь. Было бы странно, если бы вам ответил, что отлично отношусь, "так держать". Конечно, плохо отношусь. Конечно, не надо сгущать краски, это не то, что по Москве идёшь и думаешь: дойдёшь ли до цели или тебя по дороге американцы похитят. Скорее, речь идёт, во-первых, о случаях похищения из третьих стран. Во-вторых, идёт речь всё-таки в основном про лиц специфических родов занятий. Вспомните Бута — позиция российской дипломатии, что он незаконно задержан и предан суду в Америке. Не возьмусь судить — дело даже не в этом. Но, допустим, у меня нет никаких оснований сомневаться в позиции МИД собственной страны. Допустим, незаконно. Но, обращаю внимание, что человек занимался торговлей оружием международной и только ею — это никто и не отрицает. Но это называется, если ты занимаешься торговлей оружием, чего ты в Таиланде делаешь без дивизии охраны? С.А.: А это, думаете, только бесстрашие? М.Ю.: Я не знаю. Я бы не стал, например. Есть такая поговорка: "Тому, кто живёт в хрустальном доме, не надо бросаться камнями". Но если ты таким специфическим делом занимаешься, ты же понимаешь, что ты многим перейдёшь дорожку — тогда по крайней мере из своей страны носа не кажи, хотя бы из Москвы не высовывайся. Михаил Юрьев Но я не знаю. По крайней мере скажу так — вот я, русский, который часто бывает за границей — что-то совсем мне не страшно, что меня похитят американцы с целью судить, потому что, во-первых — а за что судить-то, собственно говоря? С.А.: Здесь же говорят, что они беспределом занимаются. М.Ю.: Хорошо. По беспределу меня-то за что судить? С.А.: Но, может, найдут, Михаил Зиновьевич? Откуда я знаю. М.Ю.: За неуплату налогов — я их плачу вроде. С.А.: Исправно? М.Ю.: Да. И там, и у нас. С.А.: Кстати, а история с Трампом и тем, что он не платил 18 лет налогов и был освобождён, — это всё ерунда? М.Ю.: Нет. С ним эти скандалы происходят регулярно. Американское налоговое законодательство очень сложное. Не запутанное как у нас, а просто сложное. То есть на каждый вид налога огромное количество оговорок: кто от него частично или полностью освобождён, кто из этих освобождённых на самом деле не освобождён и так далее. У них есть такая позиция, и она, видимо, правильная, что в нюансах налоговых просто человек сам для себя разобраться не может. С.А.: И поэтому что он делает? М.Ю.: Нанимает специализированного налогового юриста. С.А.: А они его обманывают, в свою очередь? М.Ю.: Почему они его обманывают? С.А.: Но там же много тоже историй, что бухгалтер там убежал. М.Ю.: Я про такое не слышал. С.А.: Тяжело разобраться. М.Ю.: Я про такое не слышал. Про многих слышал, кто обманывает государство и, как правило, садится за это, а вот чтобы юрист обманывал клиента по части налогов — я аккуратно скажу: я про такое не слышал. Так вот, соответственно, когда то, что регулярно вскрывается про Трампа, — это не какое-то очевидное жульничество, а это пользование некими лазейками. Ну, нельзя ответить на вопрос: законно или нет — только если они будут предметом разбирательства в суде, но суд этот будет идти лет шесть, независимо от его исхода. Поэтому ни о чём. С.А.: Понятно, не интересно. Не стоит. М.Ю.: Ни о чём.  Об укреплении экономики и повышении пенсий С.А.: Сегодня вообще как-то против России много новостей было. В Германии сказали, что всё-таки будут новые санкции против нашей страны. М.Ю.: Да. С.А.: Что будет с нашей экономикой после этого пакета санкций? М.Ю.: Это проще ответить. Это укрепит нашу экономику. С.А.: В очередной раз. М.Ю.: Конечно. К сожалению, не так уж и сильно. Было бы очень хорошо, если бы санкции, иными словами, усиливающийся режим изоляции от внешней торговли, если бы он мог дать нам совсем сильный такой положительный эффект Михаил Юрьев Совсем сильного не получается, но некий даёт, безусловно. Посмотрите на наше сельское хозяйство. С.А.: Я смотрю на данные Росстата, хотя, наверное, вы будете говорить, что не надо смотреть, но я всё-таки посмотрю на них. М.Ю.: Посмотрите. С.А.: Смотрю на заявление Голодец, которая говорит, что у нас пять миллионов нищих — это последнее. М.Ю.: И что дальше? С.А.: Это всё укрепление экономики? Но экономика, как следствие, — это благосостояние граждан, нет? М.Ю.: Подождите. Вы сами себя послушайте со стороны. Может ли быть при укреплении экономки пять миллионов нищих — конечно, если до этого было десять, например. С.А.: Вот я к чему и веду. М.Ю.: К чему вы ведёте? С.А.: То есть мы просто не знаем, что было раньше, правильно? М.Ю.: Почему не знаем? Вот вы сегодня посмотрели, а если покопаетесь в Интернете, то найдёте там и раньше. Я обращаю ваше внимание на нюансы русского языка.  Если я сейчас говорю, как и многие наши правительственные чиновники, что экономика укрепилась в результате санкций, — это не значит, что она стала очень сильной и находится в хорошем состоянии Михаил Юрьев С.А.: Но я это и не говорю. М.Ю.: Укрепилась — означает, что она стала сильнее и лучше, чем была до введения санкций. Это "лучше" всё равно может быть неприемлемо низко. Я ведь ровно об этом и сказал, что эффект санкций положительный. Он, к сожалению, не такой уж и большой, но он очевидно положительный. С.А.: Средняя пенсия к 2019 году будет 14 600 рублей. М.Ю.: Да. С.А.: При сильной экономике такое возможно? Хорошо, при растущей экономике, при укрепляющейся экономике России такое возможно? Это нормальный ход? М.Ю.: Сколько вы сказали?  С.А.: 14 600 рублей. М.Ю.: 14 тысяч. Сейчас я объясню, почему я спрашиваю. Это соответственно 250 долларов примерно по нынешнему курсу. С.А.: Да. М.Ю.: Я не могу точнее посчитать. С.А.: Или 200 евро. М.Ю.: Для меня такой валюты вообще не существует, поэтому 250 долларов. С.А.: Хорошо, 250 долларов. М.Ю.: Доллар — это плохо, но это реально. А евро — это симулякр вообще. С.А.: Этот симулякр всё равно живёт и развивается. М.Ю.: Любой симулякр сколько-то времени живёт. С.А.: Что-то долго он живёт. М.Ю.: Это вам так кажется. Зомби тоже живут какое-то время.  С.А.: Но я не видела зомби ни разу. М.Ю.: В фильмах. Так вот, 250 долларов — это мало для страны с развитой экономикой. При этом не заблуждайтесь, не думайте, что европейские или американские пенсионеры получают прямо уж так совсем больше Михаил Юрьев В Великобритании пенсия 500 фунтов, в Германии пенсия 700 евро, и это считается одной из самых высоких в Евросоюзе. Но всё-таки не 250.  С.А.: И льготы у них, наверное, есть, или я тоже здесь ошибаюсь? М.Ю.: В смысле льготы? С.А.: Какие-то льготы есть, социальные обязательства государства перед пенсионерами? М.Ю.: Кроме пенсии? С.А.: Да. Того, чего нет у нас? М.Ю.: В Европе — я не специалист. В Америке нет. В Америке вообще нет никакого понятия, как льготы. Там какая-то часть населения получает — я имею в виду кроме денежных выплат — продовольственные талоны, которые можно только на продовольствие истратить, но у нас вроде это сейчас тоже со следующего года вводят. С.А.: Да. С 2018-го, по-моему. Они немножко отложили. М.Ю.: На самом деле очень сомнительная мера, потому что ты их можешь истратить только на еду, но у них тут же возникает вторичный рынок, и во многих городах — это сами американцы пишут — до трёх четвертей получающих талоны тут же идут и обменивают их на наркотики. Потому что там рынок образуется, а те потом при большой системе это всё как-то обналичивают. Так вот, возвращаясь к пенсиям. Конечно, 250 долларов — это мало, но, обращаю ваше внимание, у нас курс доллара изменился за год в два раза. С.А.: Скоро ваш прогноз сбудется, дай бог. М.Ю.: Да не в этом дело. Изменился за год в два раза. Это значит, что может измениться и обратно за год в два раза. Я имею в виду, что та же пенсия 14 с половиной тысяч рублей. С.А.: Четырнадцать шестьсот. М.Ю.: При изменении в два раза курса это будет уже пятьсот долларов, то есть вполне уровень европейских развитых стран. С.А.: Замглавы Минфина Алексей Лавров сегодня сказал, что в следующем году из Резервного фонда будет использовано более триллиона рублей и, таким образом, он будет исчерпан. Здесь какие последствия? Стоит бояться, пугаться или тоже не обращать внимания на это? М.Ю.: Но вы жили много лет до того момента, как Резервный фонд создали, и ничего апокалиптического не происходило. Создали кубышку в тучные годы, а дальше — кислые годы настали, её истратили. В следующем году истратят окончательно, будем жить так, как жили ещё до того, как начали первую кубышку наполнять. С.А.: Ничего не изменится вообще? М.Ю.: Что-то изменится, но ничего драматически нет. О русофобах С.А.: Тогда и не будем больше эту тему. Столько много плохого сегодня. Пока звонки, а потом я уже к сообщениям перейду. Здравствуйте! СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер! Дайте, пожалуйста, оценку последнему выражению Нарусовой по поводу русского народа, который надо снять, убрать с территории России. С.А.: Это когда? Извините, пожалуйста, я тоже удивлена.  М.Ю.: Это кто сказал? СЛУШАТЕЛЬ: Нарусова. Игорь Измайлов возмущался, кричал тут. Представьте, если бы сказала убрать еврейский народ — какой бы визг поднялся бы. Ваше мнение скажите, пожалуйста. М.Ю.: Мне больно произносить то, что я сейчас произнесу, потому что в своё время Людмила Нарусова была депутатом Госдумы того же созыва, где я был заместителем председателя — у меня всегда были с ней нормальные отношения, да и человек была с виду вполне нормальный — но я считаю, что человек, который делает такие заявления, — повторяю, я сам не слышал, — если такое было сказано, то человека этого нужно либо лечить, либо совершить с ним конституционно запрещённые действия, а именно побои насильственного характера. С.А.: 13 апреля 2015 года. Людмила Нарусова: "Русских нужно истребить". О лютой ненависти к русскому народу вдовы бывшего губернатора Санкт-Петербурга известно давно. М.Ю.: А она сама разве не русская? С.А.: Хочется верить, что она русская. М.Ю.: Мне не хочется ни во что верить. С.А.: Знаете, семейное древо как-то я сейчас, наверное, не смогу разузнать. М.Ю.: Собчаков? С.А.: Да. М.Ю.: Ну, короче, я высказал своё отношение. С.А.: Да, она это в "Твиттере" писала, но давно. М.Ю.:   Из тех, кто является русофобами, половина является сумасшедшими, а вторая половина является мерзавцами и сволочами, и очень хочется просто взять и сломать им что-нибудь Михаил Юрьев Но я полностью отдаю себе отчёт в том, что это действие неконституционное, неправильное, и мы так делать не будем. С.А.: Она сенатором стала, знаете? М.Ю.: И что с того? С.А.: Нет, я просто вам для информации. М.Ю.: Да и бог бы с ней. О том, что делать, если у вас вдруг появился миллион рублей С.А.: Здравствуйте! СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день! Случись что самое страшное, вы в центре событий останетесь. С.А.: В России, так и говорите, Виктор. М.Ю.: Я сказал жёстче. Не в центре, а в эпицентре. СЛУШАТЕЛЬ: Да, но там по поводу географических местоположений не будем уточнять. Подскажите, такие мысли у меня бродят в голове: я как бы человек тоже уже не молодой — мне 35 лет, есть двое детей. Как вы посоветуете: купить, например, для них квартиру где-то на острове в Испании — я так, в принципе, готов встретить всё самое страшное, — или всё-таки бункер для них где-нибудь здесь вырыть? Как вы думаете? М.Ю.: Во-первых, с чего вы решили, что остров в Испании будет безопасным? Я искренне надеюсь, что нет. С.А.: Вообще, от воды подальше в таких ситуациях. М.Ю.: Да не в этом дело. Я искренне надеюсь, что после ядерной войны Европа просто перестанет существовать. Но если говорить серьёзно, то я считаю, что от судьбы не уйдёшь — ни бункер — я знаю, что есть "выживальщики" всякие, но мне это всё не близко: ни остров, ни бункер. Слушайте, вы бы подумали о том, раз вы немолодой человек уже в 35 лет, что пройдёт ещё лет через 50—60, как наука будет развиваться, но всё равно же помирать придётся. Ну, 70 — вечно жить на Земле всё равно никто не будет. А если вы думаете, что когда становишься старше, мысль о том, что ты уже пожил, помирать легче становится — так вы заблуждаетесь. Это надо помнить, что вечно жить всё равно никто не будет.   С.А.: В "Вайбере" вас спрашивает слушатель. В прошлой передаче он спрашивал у вас, что делать с миллионом рублей: "Спасибо за ответ! Уже начал". А теперь начальник просил спросить, что делать с миллионом долларов в России. Спасибо!  М.Ю.: Понятно. После этого придёт владелец и спросит, что делать с миллионом векселей Сбербанка, которые каждый по миллиону. С.А.: Смотрите, что вы устроили здесь. На вас люди зарабатывают. М.Ю.: Да. В современном мире финансовых инструментов таких, которые бы давали какую-то реальную доходность при минимальных рисках, не существует Михаил Юрьев Прикладываются усилия финансовым рынком, чтобы так все думали, что есть, а на самом деле таких инструментов нет. Есть инструменты либо высокодоходные, но рискованные — это аналог того, что вы можете пойти поставить свой миллион в казино — в принципе, можете и выиграть — бывает, люди выигрывают. Но больше шансов, конечно, что не выиграете. Либо которые являются абсолютно надёжными — тоже не абсолютно. Вот являются ли абсолютно надёжными, например, государственные облигации США? У них высшая степень рейтинга. При 20-ти триллионном долге. Пока надёжные, а там бог его знает. Поэтому я считаю, что единственный способ для тех, кто не верит в то, что скоро будет ядерная война — и правильно не верит, чего об этом думать, — нужно вкладывать в собственный бизнес. На миллион долларов можно открыть не что угодно, но много разных малых бизнесов. Малых с формальной точки зрения. Если это какая-то общественно-полезная вещь, на которую есть спрос, то это значит, он будет вам приносить прибыль даже когда всё остальное вокруг рухнет, потому что тем, что людям нужно, они будут пользоваться. Но если вы верите в то, что ядерная война будет, тогда… С.А.: Живите на полную. Потратьте миллион долларов не себя. М.Ю.: Нет. Консервы и патроны. С.А.: Давайте голосование запустим — вы согласны с Михаилом Юрьевым или нет? Здравствуйте! СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день! Скачок нефти до 52 уже — это тренд на рост к 60-ти, как Михаил Зиновьевич говорил, или же это просто краткосрочно, сейчас опять опустится ниже 50-ти? М.Ю.: На самом деле если вы посмотрите на поведение нефтяного рынка в любой отрезок месячный на протяжении последних, скажем, двух лет, то вы увидите, что есть два разных паттерна на кривой. Есть микроколебания, которые носят, в основном, спекулятивный характер и которые вполне могут привести обратно к 47-ми на какое-то непродолжительное время, но на это накладывается второй паттерн так, что эти колебания-то колеблются, но всё это в целом немножко растёт. Поэтому я думаю, что это одновременно и спекулятивный чисто выброс, который завтра может смениться обратным, но уже ненадолго, но одновременно это и проявление общей тенденции на рост к 60-ти к концу года, от какового прогноза я совершенно не отказываюсь. О дне рождения Владимира Путина  С.А.: Сегодня вы упомянули своего соседа. Оказывается, в полутора километрах от вас юбиляр живёт? М.Ю.: Да. Даже чуть меньше. С.А.: Мы говорим о Владимире Путине — сегодня 64 года ему. М.Ю.: Да, я понимаю. С.А.: Поздравления? М.Ю.: Конечно, поздравляем, да. О чём разговор? С.А.: А что пожелаете? М.Ю.: Человек, находящийся в такой ситуации и на такой должности, как он, что бы он из себя ни представлял как человек, он становится со страной связанным неразрывно. И в этом смысле крайне мало отличается от того, как если бы это был царь прежних времён. Хотя он честно, демократично избранный президент, но это в данном случае на степень единения и общности судьбы себя и страны уже не влияет. В том числе и благодаря поведению Запада, который он прекрасно понимает, что если он завтра решит уйти — он решит, народ решит, не имеет значения — то просто спокойно пожить ему и дожить, как он Ельцину, ему никто не даст.   Поэтому, соответственно, когда человек так связан судьбами со страной, то хотелось бы ему пожелать, чтобы страна процветала, и он вместе с ней Михаил Юрьев Конечно, я понимаю, что это звучит как одесский тост, что выпьем за наших мужей, чтобы мы им были здоровенькие. С.А.: А что? Честно. М.Ю.: Но как по-другому скажешь? Ведь там миллиарды ему нужны только в воспалённом воображении коррупцеискателей, так сказать, а так-то — зачем нужны деньги тому, кто всё равно живёт за фэсэошным забором. С.А.: Мы присоединяемся к вашим поздравлениям. Голосование останавливаю. Михаил Зиновьевич, 95% сегодня с вами, 5% — нет. М.Ю.: А знаете, почему так много? С.А.: Почему? М.Ю.: Потому что не обсуждали социальные вопросы, по которым может быть мнение коммунистическое.

07 октября, 22:01

Михаил Юрьев: Если война и начнётся, то её развяжет явно не заявление Керри

Полную версию беседы Лайфа с Михаилом Юрьевым слушайте в аудиозаписи. Заявление Джона Керри о преступлениях войск РФ и Сирии не способно развязать войну, госсекретарь США не может самостоятельно принимать такие решения, заявил в прямом эфире Лайфа экономист Михаил Юрьев. — Думаю, что это не очень вероятно, что война будет, главным образом потому, что в такой ситуации американцам незачем начинать эту войну. Вся внешняя политика Вашингтона, она исключительно привязана к президентской кампании. Им нужны выгодные пропагандистские ходы или что-нибудь, что ими можно представить. Будет ли война, не зависит от заявлений. Зависит от того, вылетят ли с соответствующими приказами военные бомбардировщики. Не Керри будет войну начинать, если она начнётся, — сказал Михаил Юрьев. Говоря о вероятности обострения ситуации, он отметил, что это практически нереально. — Мы обсуждаем, насколько вероятно, что США примут решение начать военные действия, по сути, против России. В любом случае, даже если американцы уничтожат целиком наши военные базы, потери у них будут огромные. Для предвыборной кампании это значит, что Хиллари никогда не пройдёт, даже если у Трампа инфаркт случится, — добавил Михаил Юрьев. Ранее официальный представитель МИД России Мария Захарова заявила в эфире Лайфа, что, перед тем как в чём-то обвинять РФ, США было бы неплохо расследовать собственные преступления в Ираке, Ливии и Афганистане. Сегодня госсекретарь США Джон Керри потребовал расследовать действия России в Сирии как военные преступления. — Россия и [сирийский] режим должны не только объяснить миру, почему они продолжают бомбить больницы и медучреждения, женщин и детей, — сказал Керри. Кроме того, он обвинил сирийские власти в нападении на госпиталь, в результате которого погибло 20 человек и 100 получили ранения.

03 октября, 17:50

Будут ли изменения в экономической политике? ГлавТема

ГлавТема (ГлавРадиоОнлайн) - главное аналитическое шоу страны, вещающее только на YouTube в прямом эфире. Официальный сайт Главной Темы: Главтема.рф Официальный сайт Клуба Империя: РуИмперия.рф VK: https://vk.com/glavradionline Facebook: http://www.FB.com/GlavRadioOnline Twitter: http://Twitter.com/Profilaktica Instagram: https://www.instagram.com/glavtema_glavradioonline/ Одноклассники: http://www.ok.ru/group/glavtema Podcast: http://glavradioonline.podfm.ru/ ЖЖ: http://glavtema.livejournal.com/ Анализируем главные темы каждый четверг в 21:00: цена на нефть, политика, экономика, кризис, прогнозы, бизнес, третья мировая, война в Сирии, Украина, Донбасс, США Главная Тема - это программа о том, как должно быть. Программа ранее называлась "ГлавРадио", и была культовым радио-шоу на Маяк и Вести ФМ. Позже проект стал выходить в прямом эфире на YouTube, и тем самым обрел независимость от цензуры и редакционной политики. Канонический состав ГлавТемы: Михаил Юрьев - крупный бизнесмен, публицист; Михаил Леонтьев - журналист, вице-президент компании Роснефть; Анатолий Кузичев - теле и радиоведущий, журналист. #ГлавТема #ГлавРадиоОнлайн

01 октября, 21:28

Нефть по $60 и падение доллара до конца года: экономический прогноз от Юрьева

Полную версию передачи "Юрьев день" слушайте в аудиозаписи. С. КОРОЛЁВ: Тогда вопрос: "Пора ли закупать доллары? Уже предрекают девальвацию в четвёртом квартале". М. ЮРЬЕВ: Не вижу никаких причин, по которым доллар пойдёт вверх. Если брать чисто рыночные тенденции, думаю, что до конца года доллар пойдёт вниз. Это связано просто-напросто с тем, что ОПЕК твёрдо решил, Саудовская Аравия, любыми способами добиться повышения цен на нефть — задача эта решаемая, они этого добьются. На больше или на меньше, но цена на нефть, безусловно, будет идти вверх, что 100% приведёт к падению доллара относительно рубля, если только Центробанк не будет его поддерживать Михаил Юрьев Будет поддерживать, тогда он медленно будет падать, но расти в отношении рубля — я просто не вижу с чего вдруг. С.К.: Мы плавно перешли к неформальной встрече ОПЕК. Заявили о договорённостях по заморозке нефтедобычи, но никак они документально пока не оформлены. М.Ю.: В ОПЕК даже если и документально оформлены, цена этому невелика. С.К.: Это ничего не значит? М.Ю.: Конечно. С.К.: Но сама новость, естественно, подстегнула рынок, сразу 49 долларов, потом, правда, чуть-чуть отыграла опять вниз. Что, с вашей точки зрения, ждать дальше и снова, в очередной раз? 60 долларов в декабре — это ваш прогноз, он остаётся в силе? М.Ю.: Да. С.К.: После встречи ноябрьской в ОПЕК это произойдёт? М.Ю.: Декабрь, хотим мы этого или не хотим, наступает обычно после ноября. Да, это правда — тут этого не избежать. С.К.: Но причина в этом или просто холода наступят? М.Ю.: И то, и другое. Тут очень трудно отделить, потому что всё это наступит одновременно, но мне было понятно ещё год назад, когда в начале года, когда я этот прогноз делал, что в какой-то момент Саудовская Аравия одумается и начнёт пытаться переменить ситуацию на рынке. А она меняется – это вопрос желания только исключительно.

30 сентября, 17:54

М. Юрьев о госдолге США. ГлавТема

ГлавТема (ГлавРадиоОнлайн) - главное аналитическое шоу страны, вещающее только на YouTube в прямом эфире. Официальный сайт Главной Темы: Главтема.рф Официальный сайт Клуба Империя: РуИмперия.рф VK: https://vk.com/glavradionline Facebook: http://www.FB.com/GlavRadioOnline Twitter: http://Twitter.com/Profilaktica Instagram: https://www.instagram.com/glavtema_glavradioonline/ Одноклассники: http://www.ok.ru/group/glavtema Podcast: http://glavradioonline.podfm.ru/ ЖЖ: http://glavtema.livejournal.com/ Анализируем главные темы каждый четверг в 21:00: цена на нефть, политика, экономика, кризис, прогнозы, бизнес, третья мировая, война в Сирии, Украина, Донбасс, США Главная Тема - это программа о том, как должно быть. Программа ранее называлась "ГлавРадио", и была культовым радио-шоу на Маяк и Вести ФМ. Позже проект стал выходить в прямом эфире на YouTube, и тем самым обрел независимость от цензуры и редакционной политики. Канонический состав ГлавТемы: Михаил Юрьев - крупный бизнесмен, публицист; Михаил Леонтьев - журналист, вице-президент компании Роснефть; Анатолий Кузичев - теле и радиоведущий, журналист. #ГлавТема #ГлавРадиоОнлайн

29 сентября, 13:55

ГлавТема №96 Запрет абортов. Переговоры по Сирии. Решение ОПЕК

ГлавТема (ГлавРадиоОнлайн) - главное аналитическое шоу страны, вещающее только на YouTube в прямом эфире. Официальный сайт Главной Темы: Главтема.рф Официальный сайт Клуба Империя: РуИмперия.рф VK: https://vk.com/glavradionline Facebook: http://www.FB.com/GlavRadioOnline Twitter: http://Twitter.com/Profilaktica Instagram: https://www.instagram.com/glavtema_glavradioonline/ Одноклассники: http://www.ok.ru/group/glavtema Podcast: http://glavradioonline.podfm.ru/ ЖЖ: http://glavtema.livejournal.com/ 0:00:35 Начали вдвоём с оправданий за опоздание 0:02:00 Повестка дня 0:04:00 Про запрет абортов и бэбибоксы 0:11:30 Как должно быть 0:19:00 Общественная дискуссия по вопросу абортов 0:32:50 Сирия. Удар США 0:39:30 Как джолжно быть в Сирии 0:44:30 Как принято в большом бизнесе 0:47:20 На примере ичкерийского терроризма 0:51:20 Матерный анекдот в цензурном изложении 0:55:00 Прямой конфликт с США не вероятен 0:57:20 Скайпотелефон. Ирина из Канады. Будущее МЗЮ 1:03:00 Спор на пузырь о смене состава правительства 1:04:15 Скайп. Владимир. Краснодар. Победить США 1:06:10 Про межгосударственное соперничество 1:09:40 Математической модели максимального госдолга нет 1:12:10 Можем экономически обыграть Америку 1:14:50 Внутренние дела США оттаются эхом в вечности 1:20:15 Тов. кузичев служил на Тихоокеанском флоте 1:21:00 Таки про дебаты недопрезидентов США 1:25:15 Про особенности голосования в США на примере РФ 1:32:50 Скайп.Александр. Германия. Про RT 1:36:45 Про малазийский Боинг 1:42:55 Про решение ОПЕК и уровни нефтедобычи 1:50:45 Состояние мировой экономики: Всё в порядке! Падаю) 1:51:40 Про Роснефть, Охотское море и поиск нефти 2:00:45 Скайп. Евгений. Чего ждать от выборов в ГД? Какие силы есть? 2:07:35 Возврат к государственной экономике 2:09:30 Грядут перемены снизу Спасибо Адаму Кацапенко за список тем! Анализируем главные темы каждый четверг в 21:00: цена на нефть, политика, экономика, кризис, прогнозы, бизнес, третья мировая, война в Сирии, Украина, Донбасс, США Главная Тема - это программа о том, как должно быть. Программа ранее называлась "ГлавРадио", и была культовым радио-шоу на Маяк и Вести ФМ. Позже проект стал выходить в прямом эфире на YouTube, и тем самым обрел независимость от цензуры и редакционной политики. Канонический состав ГлавТемы: Михаил Юрьев - крупный бизнесмен, публицист; Михаил Леонтьев - журналист, вице-президент компании Роснефть; Анатолий Кузичев - теле и радиоведущий, журналист. #ГлавТема #ГлавРадиоОнлайн

25 сентября, 09:25

Россия без налогов. Юрьев объяснил, какой сбор помог бы развитию бизнеса в РФ

М. ЮРЬЕВ: Налоги в России не являются лимитирующим фактором для развития бизнеса. Они очень невелики, по сравнению с налогами, например в США и Европе. Просто невелики. Ну, не всё можно сравнивать, например, у них нет НДС, но есть налог с продаж. Но их сравнивать не очень легко. У них и объекты разные обложения. Но, в общем и целом, у нас совершенно незапретительный уровень налогов. Единственное, что я бы предложил, что имеет для бизнеса очень большой смысл, в Америке налоги устроены так: вот ты начал дело, американец ты или иностранец – не имеет значения, ты вложил в него 10 миллионов долларов, к примеру, у тебя есть какой-то корпоративный налог. Всё это хорошо, но только ты его платить начинаешь только после того, как совокупная прибыль твоей фирмы превысит то, что ты вложил, плюс проценты обычные банковские за это время. То есть это ты себе вернул деньги. Пока ты не вернул вложенное, тебя не облагают вообще ничем и никак. Р. КАРИМОВ: Мы к этому можем прийти? М. Ю.: Думаю, что да. Я считаю, что вот это было бы очень полезно, потому что это всё равно относится только к новым бизнесам. То есть можно не опасаться, что "Лукойл" перестанет платить или "Роснефть". Нет. Это относится только к новым бизнесам. И это, конечно, очень стимулирует, и это очень удобно. Но в остальном сами размеры налогов, ну, я поклонник и давно считаю, что нужно отменить НДС в пользу налога с продаж, потому что налог на добавленную стоимость естественно стимулирует не добавлять стоимость, просто по определению. Но, тем не менее, ещё раз повторяю, сдерживает развитие бизнеса в нашей стране что угодно, только не уровень налогов. Полную версию программы "Юрьев день" с Михаилом Юрьевым читайте ниже и слушайте в аудиозаписи. Р. КАРИМОВ: Михаил Зиновьевич, рад приветствовать вас. Здравствуйте! М. ЮРЬЕВ: Здравствуйте. Р. К.: Ну что, начнём. Выборы прошли. Нас догнали будни. Традиционная рубрика "Счастливый звонок". СЛУШАТЕЛЬ: Партия "Единая Россия" набрала относительное конституционное большинство. Но абсолютное конституционное большинство, не пришедшее на выборы и проголосовавшее за другие партии, не поддержало ЕР. Как вы считаете, справедливо ли, что у них будут полномочия менять Конституцию? М. Ю.: Не устаю каждый раз напоминать, что справедливость вообще, в отличие от любви, – это категория не божественная, а человеческая. И всегда люблю приводить пример, вот например, с прогрессивным подоходным налогом, который, по счастью, нам обещали, что с 2019 года 100% не будет. Но важно, что есть люди, которые считают, включая меня, что прогрессивный налог – это грабёж средь бела дня и вопиюще несправедливо. А другие есть люди, не менее честные в том числе и не менее умные, которые считают, что отсутствие прогрессивного налогообложения – самая большая несправедливость, которая в мире бывает. Причём, и те и другие присутствуют как в очагах самого что ни на есть капитализма, так и здесь. Так что же справедливо? Поэтому в данном случае ответить вам я могу только по аналогии. Вот есть некоторые системы, в которых демократия, правда, такая специфическая, но всё-таки демократия, то есть выборность всех органов власти, нормально работает и не приносит никаких эксцессов. Это корпоративное управление в акционерных обществах. Там, правда, ни один человек – один голос, а одна акция – один голос, то есть если у вас тысяча акций — у вас тысяча голосов, но, тем не менее, всё же своего рода демократия. Везде в корпорациях от Нью-Йорка до Австралии действует один принцип: всегда считается относительное большинство Михаил Юрьев Если ты акционер, но не хочешь голосовать, это твои проблемы. Во-первых, почему тебя должен кто-то заставлять, а, во-вторых, почему твой голос, твои предпочтения, которые всё равно неизвестны, если ты не голосуешь, должны на что-то влиять. Поэтому я думаю, что этот принцип, по которому конституционное большинство, что оно считается, дескать, от пришедших, а не от общего явившегося, ну, да, кто не хочет являться, они говорят: "Нам неинтересна политическая жизнь". То есть большинство считается от тех, кому интересна. Я, в общем, никаких особых проблем здесь не вижу. Другое дело, что я вас прошу не забывать, что от Госдумы, куда были выборы, в нашей стране, по счастью, зависит очень мало что. Про результаты выборов Р. К.: Но, смотрите, насчёт явки, вот Памфилова, например, сегодня сказала, что недостаточна была вот эта информационная кампания. То есть мы недостаточно оповестили всех. М. Ю.: Да, но надо не забывать, что это личное мнение Памфиловой, и это даже не позиция ЦИК. Р. К.: С другой стороны, многие наши слушатели говорили, что не пойдут на выборы, и объясняли это тем, что вот "мы разочарованы в честности". То есть подорвано доверие было Чуровым. И Памфилова не сможет восстановить это доверие. В данном случае разные мнения? М. Ю.: Я считаю, что последнее – это вы попадали на московскую интеллигентщину и петербургскую ещё, то есть уже в какой-нибудь Самаре или Челябинске намного лучше с интеллигенцией в том смысле, что её меньше. Это я не считаю каким-то здравым объяснением. А здравое объяснение очень простое. А это везде и всегда так. Если вы посмотрите во всех странах, где демократия давно, вы увидите, например, в Америке, где она работает, на мой взгляд, лучше всего из современного мира, то мы увидим закономерность. Во-первых, явка низкая всегда и постоянно на выборах в федеральные органы власти, а во-вторых, чем меньше уровень выборов, тем выше явка Михаил Юрьев Самая большая явка у Америки уже много десятилетий наблюдается на местных выборах, на выборах в штат – меньше, на выборах федеральных – ещё меньше, ровно как у нас. Вторая закономерность заключается в том, что на выборах в коллегиальные органы власти, будь то муниципальный совет или законодательное собрание штата, в нашем случае областная дума и федеральная, вот на одном и том же уровне выборы персонально первого лица, то есть президента страны, губернатора области или штата, всегда собирают более высокую, существенную явку, чем выборы в коллегиальные органы управления. Опять, везде так. Если мы попадаем в общую закономерность, зачем искать какие-то другие объяснения, если везде так. Скорее всего, причины ровно такие же, что значительной части населения просто это неинтересно, они считают, что справятся и без них. Р. К.: Многие задавались вопросом, почему деревня голосует за ЕР? Город голосует в основном за оппозицию, системно или нет.      М. Ю.: Это в каком же городе победоносно прошли парнасовцы? Р. К.: Нет, либералы вообще не смогли получить и одного процента. М. Ю.: Так зачем же вы тогда вводите в заблуждение наших слушателей и говорите, что город голосует за оппозицию? Это за какую такую оппозицию? Р. К.: За "Яблоко" голосуют. М. Ю.: Много? Р. К.: Да. За Партию роста. М. Ю.: Сколько? Р. К.: Вот за Партию роста больше одного процента. М. Ю.: Меньше. Р. К.: Нет, больше. У "Яблока" – два. М. Ю.: Меньше двух. Р. К.: Ну почему? М. Ю.: Ну потому, что такие официальные цифры ЦИК, я не знаю, почему. Р. К.: Так, смотрим, "Яблоко" – 1,99%. М. Ю.: Ну, я же сказал, что меньше двух. Р. К.: "Коммунисты России" – 2,27%, Партия пенсионеров – 1,73%, "Родина" – 1,51%, Партия роста – 1,29%  . М. Ю.: Ну и что? Где тут блестящий результат? Р. К.: В основном вот эти цифры подарил город, не деревня. М. Ю.: Это провальные цифры! Р. К.: Это понятно. Но не деревня дарила эти цифры. М. Ю.: Эти цифры – это ноль. Ну, вы чего, смеётесь надо мной и над слушателями? Эти цифры – это вариации нуля. Всё, что меньше пяти процентов, особенно меньше трёх, – это вариации нуля Михаил Юрьев Как можно говорить, что город за них голосует? Ну, зачем вы так? Р. К.: Ну, хорошо, по явке давайте, давайте с другой стороны смотреть. Деревня – явка больше, чем в городе. М. Ю.: Ну, им идти ближе. Вам не приходила такая мысль в голову? Р. К.: Не факт. Я смотрю по себе, мне тоже недалеко идти. М. Ю.: Кому-то в городе недалеко, кому-то подальше, в деревне – всем близко, если эта деревня не является реально уже давно посёлком городского типа, только не переименована. Ну вы чего? Что тут обсуждать? В деревне меньше развлечений, более скучно. А всё какое-то развлечение – пойти и себя показать, на народ посмотреть. Какие тут ещё вопросы? Почему деревня голосует за ЕР? А за кого, по-вашему? Ведь такой вопрос подразумевает обязательно подтекст: мы-то были в полной уверенности, что деревня проголосует за Партию роста, а вдруг она проголосовала за ЕР. Вот, мол, почему такое отклонение от ожиданий? Нет никакого отклонения от ожиданий. Почему деревне голосовать за ЕР? Совершенно не могу понять. Вот из каких соображений? Я вам больше скажу, если вы посмотрите на результаты экономические за последние четыре года, это же у нас электоральный цикл в нашей стране, то вы увидите, что в целом они, конечно, очень прискорбные, но единственная отрасль, которая развивается сверхдинамично, – это производство продовольствия, то есть, другими словами, сельское хозяйство, с которым тесно связана жизнь жителей села. Ну и почему же им не голосовать-то за ЕР? Р. К.: Я вам транслирую сообщения слушателей, которые говорят, что деревня умирает, деревни голодают. Транслирую сообщения — вот вам ответ. Я тоже вижу деревни, где есть работа. Это правда. М. Ю.: Ну, где-то нету работы, безусловно. И что дальше? Где-то в городе нет работы. Р. К.: И всё равно эта деревня голосует за правящую партию. М. Ю.: Ну и что? Нормально. Я не могу понять, на что мне отвечать. Мне кажется, всё это вполне естественно. Р. К.: Хорошо. Вот слушатели пишут: "Мне домой звонили и спрашивали, пойду ли я голосовать. А самое удивительное, что некоторым абонентам разных сотовых операторов присылали сообщения с указанием номера участка. И в соцсетях сразу начинали писать: "Откуда у них мой номер? Имеют они право присылать или нет?". М. Ю.: Ну а почему бы не присылать? Р. К.: Наоборот, спасибо. М. Ю.: Мне ничего не присылали, например. Р. К.: Вот, а кому-то прислали. И ничего страшного. Лично я, например, благодарен. М. Ю.: Вот человек говорит, откуда меня нашли. Возникает вопрос: а ты в федеральном розыске, что ли? Что ты скрываешься-то?     Р. К.: Вот есть какая-то такая паранойя. М. Ю.: Вообще, психически люди не очень здоровы многие. Ну что из этого? О слежке и любовницах Р. К.: Была новость на этой неделе в газете "Коммерсант" с отсылкой на свои источники IT-отрасли, спецслужбах, разных ведомствах, "Коммерсант" написал: ФСБ хочет в режиме онлайн дешифровывать переписку всех пользователей. В этом случае Минкомсвязи и Минпромторг предлагали распространить эту дешифровку в продолжение "пакету Яровой и Озерова" только на отдельных персонажей, которые попали в поле зрения правоохранительных органов. Это всё газетная статья. Насколько этому можно доверять, на ваш взгляд? М. Ю.: Думаю, что можно, потому что в Америке действует система "Эшелон", которая ровно делает то, что предлагает ФСБ, то есть записывает повально всё, и дальше роботы по ключевым словам, не могу вам сказать, насколько эффективно, просто не знаю, выискивают там то, что нужно. Не готов обсуждать ни я, ни, думаю, что подавляющее большинство наших слушателей техническую сторону, то есть насколько реально, эффективно, насколько имеет смысл. Для этого надо быть точно профессионалом, которым я не являюсь. Единственный вопрос, который здесь является не профессиональным, вопрос, насколько это соответствует правам человека. Я думаю, что вполне соответствует. Я, например, обнаружил у себя в офисе когда-то давно прослушку, по сию пору не знаю чью, но по здравому размышлению подумал: а чем она мне мешает-то? Я всё равно ничего такого не обсуждаю: как свергнуть президента или как ограбить банк — потому что не собираюсь. Так и что мне скрывать? Р. К.: Люди опасаются за свою коммерческую тайну. Так писали наши слушатели. М. Ю.: Если человек обсуждает конфиденциальные коммерческие вопросы по телефону, то ему нужно психическое здоровье поправлять, а не бизнесом заниматься Михаил Юрьев Р. К.: Хорошо. Компромат. То есть если он с любовницами переписывается, тот же бизнесмен. М. Ю.:  Для кого это является компроматом в современном мире? Р. К.: Для супруги этого бизнесмена, например. М. Ю.: Какого вы высокого мнения о морали в наших семьях! Р. К.: Писал бизнесмен нам, предприниматель: "Вот я этого могу опасаться". Может быть, конечно, с иронией, но есть же. М. Ю.: Он опасается, что его жена узнает о том, что у него есть любовница? Не имей любовницу. Р. К.: Либо партнёры. М. Ю.: А партнёрам-то что до того? Р. К.: Может быть, он извращенец какой-нибудь?! М. Ю.: Если бы партнёры узнали, что у него есть любовник, – это бы ещё куда ни шло. А если любовница – ну и что, партнёры? Будут, как говорил Сталин: "Что делать будем? Завидовать будем". Р. К.: Да. Ещё одна тема. Самозанятым предложат выйти из тени, объявив налоговые каникулы в течение двух лет. Об этом Владимир Путин сказал. Как вы оцениваете это? М. Ю.: Никак, потому что дьявол, как говорится, кроется в деталях. Я хочу посмотреть текст закона. Что значит самозанятым? Будет ли по этому постановлению или указу президента, когда оно выйдет, любой самозанятый человек, то есть у которого нет работодателя, но при этом он платит налоги, любой такой человек будет считаться, независимо от доходов, самозанятым или с ограничениями? Если любой, тогда я тоже самозанятый, и поскольку налогов плачу много, то с удовольствием буду платить мало хотя бы два года, а уже приятно. А если выяснится, что это относится к полутора человекам в стране, как у нас часто бывает, то есть тут невозможно ответить на вопрос без знания деталей документов. Р. К.: А как нужно сделать? Мы можем это вкратце сказать сейчас? Вот какие определить границы? М. Ю.: Никак. Налоги в России не являются лимитирующим фактором для развития бизнеса. Они очень невелики, по сравнению с налогами, например, в США и Европе Михаил Юрьев Просто невелики. Ну, не всё можно сравнивать, например, у них нет НДС, но есть налог с продаж. Но их сравнивать не очень легко. У них и объекты разные обложения. Но, в общем и целом, у нас совершенно незапретительный уровень налогов. Единственное, что я бы предложил, что имеет для бизнеса очень большой смысл, в Америке налоги устроены так: вот ты начал дело, американец ты или иностранец – не имеет значения, ты вложил в него 10 миллионов долларов, к примеру, у тебя есть какой-то корпоративный налог. Всё это хорошо, но только ты его платить начинаешь только после того, как совокупная прибыль твоей фирмы превысит то, что ты вложил, плюс проценты обычные банковские за это время. То есть это ты себе вернул деньги. Пока ты не вернул вложенное, тебя не облагают вообще ничем и никак. Р. К.: Мы к этому можем прийти? М. Ю.: Думаю, что да. Я считаю, что вот это было бы очень полезно, потому что это всё равно относится только к новым бизнесам. То есть можно не опасаться, что "Лукойл" перестанет платить или "Роснефть". Нет. Это относится только к новым бизнесам. И это, конечно, очень стимулирует, и это очень удобно. Но в остальном сами размеры налогов, ну, я поклонник и давно считаю, что нужно отменить НДС в пользу налога с продаж, потому что налог на добавленную стоимость естественно стимулирует не добавлять стоимость, просто по определению. Но, тем не менее, ещё раз повторяю, сдерживает развитие бизнеса в нашей стране что угодно, только не уровень налогов. Р. К.: А вот эта процедура сама, налоговые каникулы, чтобы выйти из тени, вот это что за система? Насколько она оптимальная? Вот почему постоянно говорят о налоговых каникулах? Действительно ли помогает это властям в первую очередь, чтобы те или иные бизнесмены, гаражные в первую очередь, выходили из тени? М. Ю.: Ну, у нас, нет. Вы знаете, что у нас уже были две налоговые амнистии, а результаты обеих близки к нулю. Я и в мире не знаю особенно случаев, когда бы это помогало. Но, тем не менее, идея властей понятна, что многие по-прежнему налогов не платят, давайте мы их легализуем, потом они уже сами как-то привыкнут к легальному положению и будут платить. Я не вижу ни большого смысла, ни большого вреда в этой идее. Р. К.: "Был "Лукойл" – станет "Лукайл", – пишет слушатель. "Скажите, что ваши пророчества сбылось и прямые рейсы в Нью-Йорк отменили", – пишет слушатель. М. Ю.: Нет, прямые рейсы в Нью-Йорк не отменили. Это смешно и не соответствует действительности. Только "Дельта" отменила, а "Аэрофлот" летает. Но отменились, например, с первого октября прямые рейсы в Хьюстон сингапурские, что меня лично волнует. Но это же связано с одной вещью, тут никакой политики нет – ну, не набирается нужное количество пассажиров. Р. К.: "Кудрин станет премьером в 2018 году после выборов?" – спрашивает слушатель. М. Ю.: А не приходило ли слушателю в голову, что это зависит от того, кто на президентских выборах выиграет? Р. К.: Ну, слушателю, видимо, всё понятно. Про Всемирное антидопинговое агентство Р. К.: Ещё одна тема: и перемирие в Сирии. Девятого сентября Лавров и Керри пришли к консенсусу по поводу режима тишины, ожидали, что начнёт работать совместный центр спустя несколько дней, но 16 сентября коалиционные силы нанесли авиаудар по правительственным войскам в районе города Дейр-эз-Зор. Много погибших. В ночь на вторник гумконвой ООН обстреляли. Были тоже уничтожены грузовики, и погибли мирные граждане. Вашингтон признал факт удара по правительственным войскам. И тут же сейчас обвиняют Россию в ударе по гумконвою, вернее, то, что Россия не проследила за сирийскими войсками, которые в это время обстреливали гумконвой. Это всё было ожидаемо для вас? М. Ю.: Для меня, конечно. Я много раз говорил, что никаких договорённостей с Америкой в Сирии не нужно, что, вообще, каждый раз, когда Россия пытается решить проблемы международные путём международных конференций и конгрессов, начиная от Парижского конгресса после русско-турецкой войны и кончая минскими соглашениями по Украине. Всегда мы оказываемся в пролёте, всегда у нас крадут победу или не дают нам её одержать. Это не наша сильная сторона – участие в этих переговорах, тем более что у нас сейчас такие геополитические оппоненты, которые обманут с вероятностью, приближающейся к 100%. Надо добиваться победы путём физического уничтожения противника, тем более что это террористы, по которым даже не верёвка, а кол заострённый плачет Михаил Юрьев И, соответственно, потом можно и переговариваться после расквартирования правительственных гарнизонов по всей территории Сирии, потом можно с американцами о чём-то и договориться: о соблюдении прав геев на этой территории или ещё о чём-нибудь. Р. К.: То есть вообще никакого диалога вести не надо о том, кто какие коридоры берёт? М. Ю.: Зачем? Всё равно обманут. Ну, вот в бизнесе есть хорошее правило: если есть компания, которая тебя обманула один-два раза, на третий раз ты с ней дела просто не имеешь. Ты не посылаешь киллеров, не судишь, просто не имеешь с ней дела. Р. К.: С третьего раза? М. Ю.: Кто с третьего, кто со второго. Ну а с двадцатого-то уж точно не нужно. Р. К.: В любом случае, на Смоленской площади сидят не дураки. Почему они ведут эти переговоры, почему они пытаются? М. Ю.: Дураков вообще не много из тех, кто что-то в жизни добился. А есть ещё вопрос политической ориентации. На Смоленской площади сидят не дураки, но либералов и западнофилов там сидит очень немало, не судите всех по Лаврову и Захаровой. Р. К.: Хорошо. Понял. Итак, МОК опроверг слухи о создании собственной антидопинговой организации вместо WADA. Ранее в СМИ появилась информация, что МОК якобы намерен создать организацию, ответственную за чистоту спорта. Ну, и тут же, конечно, продолжает хакерская группа публиковать разоблачения на спортсменов, которым WADA разрешала применять допинг в терапевтических целях. Как вы всё это видите? М. Ю.: Я вижу, что это всё проявление некой общей закономерности, которая очень в большой степени имеет место в современном мире, а именно, когда есть какие-то организации, в которых, если это политические организации, просто путём официальным демократическим происходит какая-то легитимизация их деятельности. Власть в своей нише всё больше и больше перетекает к организациям, которые никакой легитимности не имеют. Таковой является WADA Михаил Юрьев Она приобрела гигантскую власть. Вы знаете, что эта организация просто частная? Частная организация, которую никто не выбирал, никто не назначал. Р. К.: Живёт на взносах. М. Ю.: Это, как у нас говорится, суд решать будет, на что она живёт. Р. К.: Ну, это не секрет, об этом и Мутко говорил. М. Ю.: Это вы считаете, и Мутко ваш считает, что это не секрет. А я вот, например, зная жизнь, думаю, что если они, не имея никаких на это законодательных основ, то есть по своему совершенно субъективному решению, каким-то из спортсменов разрешают применение допинга, а каким-то нет, а это огромный бизнес, то, думаю, что живёт она на разные источники. Это абсолютно то же самое, что, например, брюссельские органы ЕС. В каждой из европейских стран есть правительство, которое худо ли бедно ли, честно ли нечестно ли, с высокой или низкой явкой, но всё-таки избраны населением, а брюссельские власти никто не избирал. Тем не менее, всё больше и больше власти переходит к ним. Вот такая же ситуация в спорте с WADA. Это общая закономерность в современном мире, с которой нужно безжалостно бороться, но только бороться никто, кроме нас, не будет, Китай, может быть, ещё. Р. К.: Традиционное голосование запускаю. По итогам сегодняшней передачи вы согласны с Михаилом Юрьевым или нет? Звоните и голосуйте.  Несколько вопросов от слушателей: "А не пора ли Китаю продемонстрировать себя и подогнать свои корабли к Сирии?" М. Ю.: А спрашивающий хорошо географию представляет? Где Китай и где Сирия?! Это примерно то же самое, как мы подгоним корабли к какому-нибудь локальному конфликту в Боливии. Ну, для чего нам это нужно? Р. К.: "Украина, зима, газ. Как пройдёт будущая зима?" – спрашивает слушатель. М. Ю.: Так же, как и всегда. Р. К.: "Когда же перехотят с деньгами валить за бугор?" М. Ю.: В одном из двух случаев: или у нас будет город-сад, а Запад будет в это время лежать в руинах, то есть туда просто не будет иметь смысла ехать с деньгами. А если будет сохраняться ситуация, что там за счёт многолетнего ограбления всего остального мира жизнь побогаче, то валить будут ровно столько времени, пока власть будет делать этот вал возможным. Р. К.: Давайте принимать звонки. СЛУШАТЕЛЬ: Ваш гость утверждает, что у нас нет никаких заградительных налогов. Это категорически не так. Вот, к примеру, вы захотели купить в той же Германии десять станков нормальных по 800  тысяч евро каждый. Вот вы их купили на восемь миллионов евро. Вы можете попытаться ввезти их в Россию и заплатить 18% НДС, плюс пять процентов за электронику. Это ещё два миллиона евро в минус. И вы окажетесь с этими станками просто на выходе из таможни. Либо вы спокойно за 150—200 тысяч евро едете на солнечный берег Испании и там строите своё производство, делаете что-нибудь инновационное. Соответственно, либо товарищ намеренно лжёт, либо банально некомпетентен. М. Ю.: Это, видимо, обо мне. Зато звонящий нам слушатель просто дурак. Поясняю, потому что только дурак может сравнивать. В Германии ты покупаешь станок за 800 тысяч евро, а в Испании ты построишь за 150 тысяч, хотя каждый станок стоит 800. Ну, если человека Бог обидел умом, бог бы и с ним. Если говорить серьёзно, то ввозные пошлины ты платишь всегда в любой стране. Что касается НДС, ну, вот этот вот деятель не понимает, но дело в том, что они же всё покупаются, как Duty Free. Поэтому пусть он голову не морочит! Р. К.: Ещё звонок. СЛУШАТЕЛЬ: Я в августе путешествовал от Москвы до Перми, потом до Самары. Приходилось общаться со многими людьми. Вот на теплоходе 300 человек было. Конечно, выборочно, но никто не сказал доброго слова о ЕР. Кроме того, в Интернете полно роликов, как вкидывается по тысяче бюллетеней. И вот ко мне приходили до выборов и спрашивали: пойду я туда или нет. Вы уверены, что действительно ЕР нормально победила на выборах? М. Ю.: Да, уверен. Тот феномен, о котором вы говорите, он известен во всех странах, и он связан просто с тем, что активное, иногда его называют агрессивное, меньшинство всегда более слышно. То есть тот, кто активно против ЕР, не любит власть, он обычно об этом громко заявляет, по крайней мере, в тех странах, где за это ничего нет, как у нас. И их голос на теплоходе ли, в деревне ли, в микрорайоне ли города он очень слышен вам. Те, кто ходит голосовать за "Единую Россию", они обычно не кричат об этом, просто тихо идут и голосуют Михаил Юрьев Поэтому до голосования вы их не слышите. Поэтому всё, что вы сказали, это любимая присказка наших либералов. Всё это чушь собачья. И никаких оснований считать, что результаты выборов не соответствуют действительности, у меня нет. Р. К.: Итоги голосования подводим. 88% наших слушателей скорее поддерживают сегодня господина Юрьева. 12% — против. У нас в студии был Михаил Юрьев. Спасибо.

23 сентября, 16:39

М. Леонтьев о допинговой войне. ГлавТема.

ГлавТема (ГлавРадиоОнлайн) - главное аналитическое шоу страны, вещающее только на YouTube в прямом эфире. Официальный сайт Главной Темы: Главтема.рф Официальный сайт Клуба Империя: РуИмперия.рф VK: https://vk.com/glavradionline Facebook: http://www.FB.com/GlavRadioOnline Twitter: http://Twitter.com/Profilaktica Instagram: https://www.instagram.com/glavtema_glavradioonline/ Одноклассники: http://www.ok.ru/group/glavtema Podcast: http://glavradioonline.podfm.ru/ ЖЖ: http://glavtema.livejournal.com/ Анализируем главные темы каждый четверг в 21:00: цена на нефть, политика, экономика, кризис, прогнозы, бизнес, третья мировая, война в Сирии, Украина, Донбасс, США Главная Тема - это программа о том, как должно быть. Программа ранее называлась "ГлавРадио", и была культовым радио-шоу на Маяк и Вести ФМ. Позже проект стал выходить в прямом эфире на YouTube, и тем самым обрел независимость от цензуры и редакционной политики. Канонический состав ГлавТемы: Михаил Юрьев - крупный бизнесмен, публицист; Михаил Леонтьев - журналист, вице-президент компании Роснефть; Анатолий Кузичев - теле и радиоведущий, журналист. #ГлавТема #ГлавРадиоОнлайн

02 сентября 2015, 09:04

Вторая сланцевая революция. ЭКСКЛЮЗИВ. М. Юрьев. ГлавРадиоОнлайн

ГлавРадиоОнлайн - главное аналитическое шоу страны. Подписывайте на канал и социальные сети, чтобы быть в курсе главных мнений на актуальные события. VK: https://vk.com/glavradionline | Facebook: http://www.FB.com/GlavRadioOnline | Twitter: http://Twitter.com/Profilaktica | Instagram: https://instagram.com/glavradio/ | Одноклассники: http://www.ok.ru/group/53709307183359 Podcast: http://glavradioonline.podfm.ru/ | "ГлаврадиоОнлайн" (Главрадио). Знаменитое информационно-аналитическое шоу, взорвавшее в своё время эфир Маяка и Вестей. Теперь - уникальный интернет-формат, в котором эксклюзивная информация от инсайдеров бизнеса, политики и медиа приходит к вам напрямую. Без купюр, цензуры, редакционной политики, без оглядки на приличия и на обстоятельства. Самые важные новости обсуждают: Анатолий Кузичев - журналист, генеральный продюсер КоммерсантЪ FM Михаил Леонтьев - журналист, публицист, автор и ведущий программы "Однако", вице-президент корпорации Роснефть Михаил Юрьев - публицист, бизнесмен, политик, бывший зампред ГД РФ. Прямая трансляция шоу - в сети Интернет каждый четверг в 21.00 по московскому времени. Только на канале "ГлавРадиоОнлайн". Вы можете стать не только зрителем, но и участником шоу! Дозванивайтесь в прямой эфир по телефону или skype, высказывайте своё мнение и задавайте вопросы. Телефон прямого эфира: +7 (495) 538 3839 Skype в студии: GlavRadioOnline

17 января 2015, 08:18

Как быстро выйти из кризиса

От редакции. Мы публикуем полную версию статьи нашего автора Михаила Юрьева, напечатанной на днях в «Известиях». Ещё более расширенная версия будет опубликована в ближайшем выпуске альманаха «Однако» – с учётом мнений и вопросов, которые выскажут автору наши читатели по ходу обсуждения. Сейчас, а я пишу эту статью в начале января 2015 года, рассуждать о том, что делать с нашей экономикой, стало гораздо легче, чем год назад. Потому что многое стало явным практически всем: что либеральная модель а-ля рюс не работает, что Запад твёрдо решил нас удушить, отсюда и фокусы на нефтяных и валютных рынках, и что поэтому модель экономики надо менять быстро и глубоко. Всё это никому теперь не надо доказывать. Но также фактом является то, что в плане экономики мы ничего полезного не сделали за последние 14 тучных лет (тем более за 90-е), так сказать, «лето красное пропели», и времени у нас в обрез. Точнее: и власть сделала не так уж мало полезного, и ещё больше сам бизнес в части создания материальных и нематериальных инфраструктур и норм поведения ― никто вредительством не занимался (точнее, почти никто). Но всего этого категорически недостаточно. Поэтому теперь, поскольку иронизировать «так поди же, попляши!» мы не можем ― это ведь наша собственная страна и жизнь, – мы вынуждены придумывать форсированные варианты выхода из кризиса, прекрасно понимая, что здесь, как в технике, форсированный двигатель всегда хуже штатного. Но времени, увы, нет. И это очень плохо, потому что большинство наших проблем носит не макро- и даже не микроэкономический характер, а институциональный, а менять институты не может быть быстрым делом по самой природе человеческого социума. Значит, нужно реализовывать стратегии, дающие ограниченный, но быстрый результат, позволяющий выскочить из удавки Запада и дающий время на передышку. Её, впрочем, надо будет императивно использовать на проведение институциональных реформ, потому что если мы и её «пропоём», то уж точно плясать придётся. Другой ограничительной рамкой является политическая: нельзя допускать резкого ухудшения благосостояния граждан, а если в каких-то аспектах это неизбежно, то в других должно иметь место явно заметное улучшение. Потому что, хотя рейтинг Путина вроде и высок (впрочем, именно Путина, а не власти в целом) и оранжевые угрозы осознанны и санированы, власть ещё довольно слаба, и не надо её испытывать на прочность экономическими стресс-тестами. Валютное регулирование Самое первое, что надо сделать, ― это сразу и одномоментно ввести мягкое валютное регулирование. Что это означает? Все субъекты ― и юридические лица, и физлица-предприниматели, и просто частные лица ― лишаются права иметь валютные счета, а также приобретать наличную валюту. 100% валютной выручки экспортёров должно быть продано на рынке в течение небольшого времени (детали определит ЦБ), во время которого она блокирована и не может быть использована. Займы банков клиентам и другим банкам в валюте запрещаются, в том числе зарубежным. Всем субъектам экономики, в том числе банкам, запрещается извлекать доходы за счёт спекуляций валютой. Любые сделки в иностранной валюте запрещаются. Ценники в рознице и записи в договорах в валюте, у.е., а также в рублях с индексацией по курсу валют запрещаются. Ввоз в страну наличной валюты запрещается, в том числе иностранцам, если кто-то везёт, продает её здесь же прямо в аэропорту/на вокзале или в пункте перехода. Вывоз наличной валюты, как и её переводы через «Вестерн юнион» и аналогичные компании, также запрещается. Продажа частными лицами валюты запрещается, но наказываться нарушитель должен не тюрьмой, а штрафом (в случае мигрантов ещё и депортацией) ― не надо криминализировать и коррумпировать этот процесс. Всё это без каких-либо исключений, то есть как сейчас акцизы, по которым, напоминаю, институт льгот в принципе не предусмотрен. Займы за рубежом также запрещаются, но здесь могут быть исключения по странам, но не по заёмщикам (то есть можно разрешить занимать, например, в Китае, но нельзя разрешить занимать за рубежом только, например, «Газпрому»). Почти такая же ситуация с инвестициями за рубеж. Этот запрет также не должен быть абсолютным, но не только по странам, но и по компаниям ― в интересах государства вполне возможно, чтобы кто-то типа «Газпрома» или «Роснефти» проинвестировал в одну из европейских стран, это может быть частью важной закулисной политической договорённости. А про остальных печалиться не надо, что им не разрешат инвестиции на Запад, и не потому только, что не будет утечки капитала, но и потому, что наши бледнолицые братья всё равно с высокой вероятностью всё отнимут. С другой стороны, если компании или предпринимателю надо что-то купить за рубежом, оплатить какую-либо услугу или выплатить проценты либо тело по взятому ранее за рубежом кредиту, они свободно приобретают на рынке валюту для этого, ни у кого не спрашивая разрешения (ЦБ отрегулирует вопрос с выплатами по валютным кредитам внутри страны). Но режим счёта, на который она оседает, транзитный, после небольшого времени, если она не проплачена оттуда, она принудительно продаётся Центральным банком, а владелец счёта штрафуется пропорционально количеству валюты ― первый раз необременительно, далее серьёзно. Компания несёт ответственность, включая уголовную, за нецелевое по сравнению с декларированным использование этой валюты, притом не только должностные лица, но и конечные бенефициары. Если же компания не раскрыла конечных бенефициаров, ей просто не разрешается законом приобретать валюту. Самый естественный способ проконтролировать это ― ввести лицензирование импортных операций и не давать лицензий без этого, в США стопроцентно сделали бы именно так. Я бы, однако, не стал у нас это вводить ― и так регулирования выше крыши, а просто поручил бы Финмониторингу бдеть. Они работают серьёзно, крупные утечки точно предотвратят. Далее, если гражданин едет за границу ― нет проблем, езжай, твоя рублёвая кредитная карточка всё оплатит, даже снятие наличных в тамошних банкоматах (в рамках разумного лимита, разумеется). В общем, и для компаний, и для людей: оплачивать в валюте что угодно за рубежом или для импорта ― пожалуйста, копить в валюте ― обойдётесь. Отдельный вопрос ― покупка валюты для репатриации прибыли иностранными инвесторами. Для прямых инвесторов, уже совершивших капитальные вложения в постройку/перевооружение объектов реального сектора, надо проводить юридический анализ ― будет ли являться запрет приобретения валюты для репатриации основанием для выигрыша ими иска в суде о компенсации ущерба вследствие изменений правил игры. Да и не факт, что стоит так уж дестимулировать прямых инвесторов, хотя в основном это, конечно, сборочные и смесевые производства. Наилучшим способом мне представляется принятие документа, в соответствии с которым репатриация прибыли в валюте (точнее, не она, а само приобретение валюты для этого) для таких предприятий, прямо по прилагаемому списку, временно замораживается на период действия экономических санкций со стороны соответствующих стран. Как говорит Франция о передаче «Мистралей», мы не против, но пока не сложились условия. То есть будут отменены санкции ― получите право репатриировать прибыль и соответственно купить валюту для этого, в том числе и за прошедший период. Кстати, я бы так же поступил и с корпоративными долгами зарубежным кредиторам ― заморозил бы их до «сложения условий». А чтобы не обвалили курс единовременными большими покупками, когда условия сложатся, продавать им её для этого не на рынке, а по рыночному курсу через банк-агент правительства, каковым у нас является ВЭБ, которому её продаст ЦБ. Только для таких предприятий надо очень внимательно следить за тем, чтобы они не прятали прибыль в лицензионные платежи головной компании и/или покупку у неё компонентов или услуг по заведомо завышенным ценам. За этим и без введения валютного регулирования надо следить, это и сейчас необходимо, потому что кроме утечки валюты (что сейчас разрешено) ещё и незаконно падает налогооблагаемая база. На это есть Финмониторинг, который, судя по ряду косвенных признаков, вполне нормально работает, но явно недогружен серьёзными государственными задачами. Следует, однако, помнить, что коль скоро это будет привязано к отмене санкций, то понятно, что здесь речь идёт о предприятиях из западных стран, ну и из офшоров, хотя там бенефициары не столько западные, сколько наши ― ну так решение о деофшоризации уже принято. А китайские, например, предприятия никак пострадать не должны, как и предприятия из других стран БРИКС. Хотя со временем, не особо уже спеша, нужно будет проработать новый здравый порядок взаимной репатриации прибыли с этими странами: почему индийское предприятие в России должно репатриировать прибыль в долларах США, если российская валюта рубль, а индийская ― рупия? Но всё, что изложено в предыдущем абзаце, касается только прямых инвесторов в реальный сектор. Всем портфельным иностранным инвесторам, всякого рода фондам покупка валюты должна быть запрещена. То есть хочешь входить на российский рынок ― входи, покупай рубли (потому что внутри России сделки не в рублях невозможны), зарабатывай, например, на акциях или бондах (но не на валюте и валютных инструментах!), но только если ты хочешь копить в рублях. Я бы вообще закрыл для них Россию, пользы от них ноль, вреда много, но это требует более радикального пересмотра законодательства, а это время. Для текущих целей достаточно и вышеизложенного. Что касается фондов из незападных стран, этот вопрос надо проработать, но большой проблемой это не будет ― их объёмы невелики. Многие задают вопрос: почему вы называете всё это мягким регулированием? Я здесь использую общепринятую терминологию. Жёстким валютным регулированием называется режим, как в позднем СССР – с монополией внешней торговли государства, множественными валютными курсами, полной неконвертируемостью национальной валюты и т.п. А то, что я здесь описал, со свободой внешнеэкономической деятельности, с ограниченным, но свободным валютным рынком, с внутренней конвертируемостью национальной валюты ― мягким. В США ещё используются термины «контроль над движением товаров» (имеется в виду во внешней торговле) ― для жёсткого, и «контроль над движением капитала» ― для мягкого. Почему я не предлагаю жёсткое валютное регулирование, как многие наши здравые экономисты, точнее, весьма немногие, выжившие после тотальной либеральной зачистки? Я вовсе не считаю его принципиально неприемлемым, но не вижу госаппарата того профессионального качества и честности, который может его осуществить, ― объём государственной работы и возможность злоупотреблений при нём очень велики. А при мягком ― нет, все коммерческие решения принимаются хозяйствующими субъектами. Притом оно вообще очень легко администрируется, опыт всех его элементов у ЦБ есть, времени на подготовку и раскачку нужно минимум (я оцениваю его в два месяца). К тому же я вообще сторонник минимально необходимых воздействий. Где можно без общего наркоза ― лучше обходиться местным, где можно вообще без операции ― лучше обходиться таблетками. Введение жёсткого валютного регулирования всё же сродни ампутации. А мягкое ― это таблетки. Потому что теряют и компании, и люди от введения этого? Да ничего, в сущности, ― импортировать товары и услуги могут, за границу ездить и покупать там могут. Разрешение на всё это спрашивать как не были должны, так и не будут. Есть только чисто психологический аспект, как лет 15–20 назад, когда начали вводить зарплатные карточки: нас заставляют, жаловались многие. А вам-то что? Ну, как же, а если мне наличные нужны? Так идите и снимите. Да, но как-то… В результате все привыкли, никто из получающих зарплату на счёт (а это половина работающих в стране) не считает, что его нагнули и ущемляют, и все деньги снимать в день получки никто не бежит. Так будет и с валютным регулированием. Компании могут сказать нечто чуть более рациональное: мы не знаем, какой курс будет на рынке через полгода, возникают курсовые риски. Так купите хедж, как делает в США любой импортер, например, из Европы. К тому же курс рубля пойдёт сильно вверх, это однозначно просчитывается. Потому что спрос на валюту упадёт (часть нынешних сделок окажутся запрещёнными или невозможными), а предложение вырастет (экспортеры и покупатели валюты не смогут скапливать её на своих счетах). Правда, общий объём приходящей в страну и продаваемой валюты пока падает из-за падения нефтяных цен, ну так и рубль при этих ценах на нефть вырастет не до 30, как раньше, а до 40–42, что, естественно, снижает и импорт, и как следствие покупку валюты. Пока сохраняется нынешняя ублюдочная структура экономики с её сверхзависимостью от нефти, рубль будет неизбежно падать при падении нефтяных цен. Никакое валютное регулирование не может этому воспрепятствовать ― оно лишь обеспечит, чтобы его падение не было неадекватным и чтобы не возникало паники, которой иначе воспользуются для ещё большего его обрушения. А что мы выиграем? Стабилизируется и начнёт расти рубль. Банки начнут все средства тратить на кредитование, потому что альтернативная халява в виде спекуляции валютой закончится, а на чём-то зарабатывать же надо. Прекратится отток капитала, перестанут падать резервы. На самом деле они начнут расти даже при низких нефтяных ценах, потому что в результате введения вышеописанного рубль начнёт укрепляться слишком быстро, что нам сейчас не очень выгодно, а способ предотвращения этого ― покупка валюты Центральным банком. Но всё это свободный рынок, а то, что происходит с нами в последние месяцы, есть результат вовсе не рыночной стихии, а целенаправленной атаки на нас. Притом даже не спекулятивной, с целью заработать, как в своё время Сорос на фунт, а чисто политической атаки наших врагов ― США и их прихвостней (других врагов у нас в мире нет) ― с целью нас уничтожить. Так вот, введение валютного регулирования драматически ограничивает их возможности по атаке на нашу финансовую систему. Нет, обвалить цены на нефть они по-прежнему могут, и нам от этого плохо, но это и для них не «гуд». Потому что, во-первых, саудиты и их коллеги и сами стонут от таких цен, долго они их не выдержат, их бюджет, даже скорректированный под 40-миллиардный дефицит, свёрстан под 80 долларов за баррель, а не под 14 долларов, как в 1986 году. А во-вторых, потому что в отличие от 1986 года США сейчас сами самый большой в мире производитель нефти, больший, чем и Саудовская Аравия, и Россия. Причём нефть там дорогая по себестоимости. А считать, что американские власти могут плевать на интересы собственной нефтяной индустрии и её лобби, ― верх наивности. Да, президент Обама радостно заявляет, что низкие нефтяные цены выгодны США, потому что население меньше платит за бензин, но не сомневаюсь, что ему вскоре всё объяснят. Производители того самого бензина и объяснят. То есть нефтяные цены хороши как недолгая артподготовка, а саму атаку по их стратегии осуществляет финансовый сектор. И вот изложенное выше является укреплением, которое эта атака преодолеть не в силах. Поэтому их пятая колонна в нашей стране, в том числе в правительстве, и заходится таким истошным воем при словах о валютном регулировании. Так что на вопрос, а на какое время его надо вводить, я бы ответил ― навсегда. Но главное не в этом, а в том, о чём речь пойдёт далее. Кредитная эмиссия Если меня попросят назвать одну самую большую проблему российской экономики, я, не задумываясь, назову не административный произвол и коррупцию, не отсутствие адекватной правовой системы, не слабость возникшей на грабеже государства элиты, а нехватку денег в экономике, особенно средних и длинных. Какая разница, как работают органы, если нет крови? Всегда считалось, что для адекватного функционирования коэффициент монетизации должен составлять 80–120% ВВП, но это давно устарело ― в Европе он действительно составляет около 110%, но в Китае почти 200%, а в США под 300% (официально 60%, но у них просто другое соотношение разных агрегатов, при пересчёте с одинаковыми подходами получается около 300%). В России между 40% и 50%. Казалось бы, комментарии излишни, но они всё же нужны. Нехватка денег выражается в России в первую очередь не в увеличении доли бартера в экономике, как это положено по классической теории, а в нехватке кредита. Эта нехватка выражается как в запретительных процентных ставках по нему, так и в очень большой трудности получения кредита всеми предпринимателями и компаниями, кроме самых крупных, даже по этим ставкам. Можно сколько угодно говорить о том, что процентная ставка складывается на конкурентном рынке и отражает у нас тот факт, что хороших заёмщиков мало и давать некому, но бывают рынки продавца, а бывают покупателя. Так вот, наш рынок банковских кредитов ― ярко выраженный рынок продавца, что и позволяет банкам изгаляться над заёмщиками, а не бегать за ними. Когда «вас много, а я одна» ― тогда, конечно, зачем давать кому-либо кроме «Газпрома». Только важно понимать, что у нас это следствие не малого количества банков, а нехватки денег. Притом нехватка кредита приводит и к отсутствию развития бизнеса, и к ограничению спроса на всё, и к ещё одному менее заметному последствию. В условиях нехватки любого ключевого ресурса всегда происходит консолидация. Это значит, что вместо большого количества игроков их оказывается мало, но очень крупных ― у нас так и есть, и это в первую очередь следствие нехватки денег (хотя и административного давления тоже). А это, как любой снижающий конкуренцию фактор, приводит к ограничению развития и к росту цен. Притом высокие ставки, и напрямую их повышают через инфляцию издержек. Так нехватка денег и как её следствие высокие ставки оказываются не анти-, а проинфляционным фактором. Главный аргумент противников увеличения объёмов денежной массы и кредитования ― деньги назавтра окажутся на валютном рынке, с понятными последствиями для курса. Даже весьма серьёзные экономисты утверждают, что раз есть большой отток капитала, то, значит, имеющейся денежной массы вполне достаточно, иначе её оттягивал бы внутренний рынок. Вот окрепнет доверие к национальной валюте и вообще к своей стране, тогда и понадобится больше денег, как в Китае. В принципе, они правы. Но для того, чтобы понять, чего стоит эта правота, представим себе, что официально разрешили грабежи, похищение людей, работорговлю и оборот любых наркотиков. А потом скажут, ну вот, видите, в основном этим и занимаются, а не работой. Ну да, занимаются именно потому, что можно, а перекрой все эти возможности ― и начнут работать. Это, собственно, и произошло при переходе от раннего Средневековья к развитому. Так и в нашем примере: если можно всё обратить в валюту и вывезти из страны, так и будут делать, а перекрой ― и займутся нормальной коммерцией, как-то же зарабатывать надо. Понятно, что корень всего ― малое доверие к своей стране, что совсем неудивительно после 30 лет пораженческой и русофобской пропаганды, в том числе в государственных СМИ и даже из уст должностных людей государства. Ну так если сидеть и ждать, пока это изменится, оно никогда и не изменится. А перекроем нежелательные направления активности, вынудим тем самым работать и зарабатывать в желательных для страны направлениях ― так она от этого усилится во всех смыслах, там и доверие появится. Собственно, так и в упомянутом Китае было, да и сейчас есть ровно так. Поэтому вторым направлением выхода из кризиса, причём главным, является запуск печатного станка. Я специально использую эти резкие слова, иначе их всё равно выскажет кто-то из оппонентов. И их не надо стыдиться, ведь нам всего лишь нужно вернуться к нормальному состоянию денежного обращения. А введённое валютное регулирование не позволит деньгам хлынуть на валютный рынок! Это и есть его главное последствие и назначение. Правда, надо понимать, что часть денег устремится туда даже при невозможности спекулятивных валютных операций ― для законного импорта. И объёмы эти будут велики просто потому, что ввезти что-то и продать интеллектуально и организационно гораздо легче, чем что-то новое произвести и продать (хотя тоже нелегко, не заблуждайтесь). Хотя бы потому, что производство ещё надо создать. Именно поэтому мы считаем производство более высоким родом бизнеса, чем торговлю. Правда, здесь речь идёт о торговле спекулятивной, а гипермаркет или логистический центр ничем от завода принципиально не отличаются. А значительный рост импорта нам не нужен, даже из дружественных стран. Правда, лучший ограничитель импорта ― валютный курс, который, как я уже сказал, 30 рублей за доллар больше не будет, хотя бы потому, что нефтяные цены отскочат, но не до 105 долларов за баррель. Но тем не менее мне представляется, что при включении кредитной эмиссии вложение средств в импорт надо дестимулировать по отношению к вложениям внутри страны ― не сильно, но слегка. Увеличивать пошлины плохо, это дестимулирует импорт исключительно путём подорожания, что не есть хорошо, потому что значительный его объём для нас пока неизбежен, и это разгонит инфляцию. Предлагается не удорожить его, а осложнить путём введения предоплаты предполагаемого налога с прибыли при импорте. Это аналогично тому, что банк при выдаче кредита не увеличит ставку, но поднимет требование к обеспечению ― это ограничит круг заёмщиков, но не приведёт к увеличению издержек. Здесь, видимо, должно быть изъятие для импортирующих средства производства и сырьё по списку товарных групп. Другой способ ― ввести раздельный учёт и разные нормативы для банков в части выдачи потребительских кредитов для приобретения отечественных и импортных товаров (услуг), это надо делать в любом случае. Итак, мы достаточно серьёзно перекроем пути попадания денег на валютный рынок, после чего можно начинать собственно эмиссию. Я считаю, её объём за 2–3 года нужно довести до 30 трлн рублей нарастающим итогом, то есть ещё столько же, сколько есть сейчас, иными словами, довести агрегат М2 денежной массы до 60 трлн рублей. Если бы это было сделано в одночасье сейчас (то есть не учитывая возможное изменение ВВП и дефляторы), это всё равно было бы в процентах к ВВП ниже, чем в Европе. Тем не менее, тут надо проявлять осторожность, и на первые полгода-год я бы установил лимит 10–15 трлн. Происходить это должно так: ЦБ выдаёт всем желающим банкам (вариант ― всем из первых двух сотен официального рейтинга или с каким-то иным формальным ограничением списка) кредиты в размере, привязанном к величине капитала либо активов (например, два капитала, или четверть активов, по отчётности последнего квартала). Главное, чтобы ни в ЦБ, ни в правительстве не определяли на персональном уровне, кому сколько дать. Придётся, естественно, пересмотреть ряд нормативов ЦБ, например, достаточности капитала, чтобы это не входило в противоречие. Принципиально важно, что они должны выдаваться не под залог ликвидных активов, как у нас было всегда, и даже не под залог выданных кредитов, как начали сейчас, а просто под баланс банка ― контроль над банковской системой у нас достаточно профессиональный, чтобы не допустить масштабных злоупотреблений. Кредиты должны выдаваться на срок 3–10 лет, возможно, по нормативу: такой-то процент от общей суммы ― на 3 года, такой-то ― на 5 лет, такой-то ― на 10 лет, естественно, с правом досрочного погашения без штрафов. Но непременно с платежами, начиная с первого года, хотя бы по процентам, иначе банки будут рассматривать это как халяву. Процентная ставка должна находиться в диапазоне 3–4%, возможно, с дифференциацией по сроку, а возможно, и по некоторым формальным параметрам банка-заёмщика, определяющим его надежность. Важно, однако, не создавать ни малейших преференций «госбанкам» ― Сбербанку, ВТБ, ВЭБу и Россельхозбанку. Они и так занимают несуразно большое место в нашей банковской системе, выпивая из неё буквально все соки (притом никакой их вины в том нет ― это объективная ситуация), и хорошо бы как раз использовать предполагающиеся изменения для естественного снижения их места на рынке, которое, впрочем, всё равно останется большим. ЦБ также должен будет определить порядок переходного периода, а именно: что делать с уже действующими депозитными и кредитными договорами, особенно ипотечными, где ставка сильно выше, потому что как результат кредитной эмиссии такого масштаба и с такими параметрами рынок процентных ставок найдёт новое равновесие в области 5–7%. Можно вначале и регулировать маржу, скажем, 2,0–2,5%, но ненадолго ― не более года, потом сама уравновесится. Денег станет много, конкуренция за заёмщика возрастёт, это будет рынок покупателя. По обеспеченности кредитов со стороны заёмщика ЦБ тоже придётся несколько снизить требования, не доводя это конечно до абсурда, ― главным образом, это должно касаться нормативов проектного финансирования и кредитования стартапов, за последние государство может и принять на себя часть ответственности. Один процесс точно пойдёт естественным путём ― взятие кредитов для замещения уже взятых под более высокую ставку. Ему не надо мешать, наоборот, он полезен для экономики, потому что деньги в размере тела кредита всё равно останутся в обороте. Наверное, вначале ЦБ должен будет также на небольшое время ввести нормативы распределения полученных от него банками средств между кредитованием бизнеса, ипотеки и остальных видов кредитования физлиц (потребительское кредитование, нецелевое кредитование и т.п.). При этом потребительское кредитование любых импортных товаров и услуг должно быть как сильно ограничено прямыми нормативами, так и стать очень дорогим через нормы резервирования. Вызовет ли это всплеск инфляции, как утверждают либералы (впрочем, исключительно наши ― американские только так и борются с кризисами)? Думается, нет; если и будет, то небольшой. Потому что та часть, которая пойдёт на кредитование бизнеса, а она, на мой взгляд, должна составлять не менее 70–75%, является инфляционно малоопасной, как любые капитальные вложения. Зато не будет инфляции издержек, себестоимость всего в стране понизится за счёт существенного снижения платежей по кредитам (это не гарантирует снижения цен, но это антиинфляционная мера). Плюс к тому сразу начнёт сильно расти круг хозяйствующих субъектов, особенно как результат этой меры и ещё нижеописанных, а это ― увеличение конкуренции. Ну и, наконец, анализ показывает, что в прошлом (первая половина 90-х) эмиссия приводила к гиперинфляции в большой степени через попадание значительной её части на валютный рынок, обвальное падение рубля и, соответственно, удорожание импорта, а это мы перекрываем. А вот положительный эффект будет ошеломляющим, это многократно бывало в истории, так что гадать не надо. Тут как с витаминами: если у вас витамина достаточно или даже не хватает, но чуть-чуть, то от того, что вы его начнёте принимать, ярко выраженного эффекта не будет. Но вот если у вас критический авитаминоз… Если человеку с цингой в последней стадии дать витамин С, то лежащий при смерти встанет и пойдёт, а через пару дней побежит. Нет причин полагать, что наша экономика прореагирует иначе. Экономическая свобода Зададимся вопросом: есть ли у населения России экономическая свобода? Вроде странный вопрос: частное предпринимательство разрешено, почему же нет? Но старый советский принцип «Я имею право? – Да, имеете. – Так я могу? – Нет, не можете» никто не отменял. Если каким-то образом измерить трудности начала нового бизнеса в России (не регистрации ― это малая часть, а всего комплекса действий до начала его функционирования), то эта величина будет многократно больше, чем, например, в США. Почему именно? Одну причину мы разобрали, малую доступность кредита. Другая часть ― малый платёжеспособный спрос потенциальных клиентов ― также в большой степени связана с малой доступностью кредита, особенно для B-to-B бизнеса. На следующем месте с небольшим отрывом идёт разрешительная система. Вроде бы никаких разрешений для открытия бизнеса не надо, но это вообще, а дальше начинается. Хочу открыть кафе ― ну, так это же кафе, общественное питание, особый случай, лицензия нужна. И ещё отдельная ― на алкоголь. Ладно, тогда магазин лучше открою (заметьте, я самые распространённые бизнесы называю, не экзотические). Ну, это продукты, особый случай. Ладно, тогда производство небольшое открою. Ну, это экология, особый случай. В результате оказывается, что почти все случаи особые, придумать не особый проблема, и он-то как раз и будет экзотическим. Одни бизнесы нуждаются в лицензии как виды деятельности, причём до анекдота доходит: например, чтобы врачу или нескольким врачам открыть практику, надо получить лицензию. Когда я рассказываю об этом в США врачам, они мне просто не верят. Как же так, говорят, но ведь государство уже вручило вам лицензию после получения диплома?! У них, кстати, так и формализовано ― сразу после диплома молодой врач (или юрист, то же самое) получает общенациональную лицензию на право работать врачом, а дальше на основании её в том штате, где решил поработать, получает в безусловном порядке за неделю лицензию штата. Другие бизнесы вроде бы и не требуют лицензии (некоторое время назад проредили, слава богу), но для открытия объекта нужны десятки разрешений. Не надо только думать, как многие наши публицисты, что это специально для того, чтобы вымогать взятки. Это смешно ― законы и нормы принимают в одном месте, а взятки берут совсем в других. На самом деле это в основном психологическая инерция советской системы плюс твёрдая убеждённость любого государственного, регионального или муниципального чиновника в том, что весь бизнес поголовно жулики и дураки (что, может, и недалеко от истины), а госслужащие все ответственны и высокопрофессиональны (без комментариев). И вообще государство стоит тонкой цепью штыков, отделяющих страну от хаоса. Я бы с последним и согласился, но никак не в вопросе открытия кафе или продовольственного магазина. Вот вы прикиньте, если бы профилактический санэпидконтроль вообще бы не существовал, неужели прямо в каждой точке общепита травили бы от души? Нет, конечно, уголовную ответственность ведь никто не отменял, садиться никому не хочется. В XIX веке не было никакого санэпидконтроля, но, судя по мемуарам, никто, идя в трактир с семьёй, не прощался и завещание не оставлял. Зевнуть, конечно, могут, ну так и санврач может, даже без всякой коррупции (которая, впрочем, тоже не изжита). А больше будут травиться в количественном аспекте? Наверное, больше, хотя вряд ли намного. Зато высвободилось бы значительное количество ресурсов, и экономической свободы у предприимчивой части населения прибавилось бы. Как в своё время изобретатели супермаркетов, магазинов самообслуживания. Им говорили: воровать же будут, вы разоритесь! А они отвечали, а мы конкретно подсчитали, сколько в среднем будут воровать, и это немного, на продавцах гораздо больше сэкономим. И так и вышло. Как вы можете человеческое здоровье мерить на деньги, возмутятся оппоненты. А я отвечу: если на одной чаше весов понос, а на другой экономическое преуспевание страны, я выбираю второе. Вообще почему-то в вопросах борьбы с гораздо более опасными правонарушениями, к примеру имущественными преступлениями, никому не приходит в голову делать упор на профилактику, например, приковывать кассира к рабочему месту, чтобы он не мог украсть и убежать. Его страх перед 5 или 8 годами тюрьмы всем кажется достаточным сдерживающим фактором. Чем отличается открытие кафе, я не понимаю. Наоборот, там кроме страха сесть, от чего теоретически можно откупиться (что для бизнесмена тоже не сахар), есть ещё опасение того, что пару человек расскажут знакомым, что их пронесло, и к тебе ходить перестанут ― и тут уж, кому занесешь? Да и посмотрите, сколько у нас пожаров происходит, с жертвами в том числе, как в «Хромой лошади». Сильно этому препятствует, что они разрешение противопожарное получали? Нет уж, все эти фобии носят иррациональный характер, и борьбу следует переносить на страх перед тюрьмой. В Америке так и устроено, во всяком случае, во всех процветающих штатах, а наши люди боятся тюрьмы ничуть не меньше американцев и понимают, что загремят туда, как миленькие. Раз так, то надо драматически уменьшить количество требуемых разрешений. Тот же ресторан надо открывать без единого разрешения. Вместо этого надо свести правила по каждому разделу (санитарно-эпидемиологический, противопожарный, экологический, строительный и т.д.) в единый свод и брать подписку с конечного бенефициара, что ознакомлен с ответственностью за нарушение вот этого. В большой степени это и так существует ― например, СНиП (строительные нормы и правила). А если не захотят раскрывать конечного бенефициара (хотя в малом бизнесе это редкий случай), так пусть и получают все разрешения. При этом надо создать рабочие группы по каждому виду правил и пересмотреть их, отведя на это жёсткое время типа года, ― многие из них устарели уже 20 лет назад. Только не надо слушать представителей профильных ФОИВ ― они будут только тормозить эту работу. Экспертов в стране и без них достаточно. Лицензируемых видов деятельности должно остаться считанные единицы. И те в основном должны даваться человеку, а не компании, раз и навсегда, как врачебная практика в упомянутом примере или водительские права (по-английски они, кстати, называются лицензией). То же и про разрешение на открытие объекта. Эта работа многократно декларировалась как необходимая, многое даже и сделано, но явно недостаточно. Возможно, кризис и нужен для того, чтобы завершить этот процесс. А если в какой-либо отрасли или в каком-либо регионе в силу специфики будет всё-таки уж совсем страшно положиться на страх предпринимателя перед наказанием, можно вводить обязательное страхование профессиональной и/или гражданской ответственности. Страховой рынок вполне созрел для этого, а государственные надзорные органы ― для контроля над этим. А барьером для входа в бизнес это является гораздо более терпимым. Что касается административного произвола и коррупционного вымогательства, то это вопросы институциональные, и любая самая успешная борьба с ними не может носить антикризисного характера в силу потребного для этого длительного времени. Единственное, что можно сделать, ― создать отдельную службу по защите бизнеса, в первую очередь малого и среднего (большой сам кого хочешь защитит), и не в виде всяческих омбудсменов, а как обычную спецслужбу с оперативными подразделениями, группами физзащиты и так далее. Тоже давно обсуждалось. Большого результата это не даст, но некий даст, а психологический, при правильной подаче в СМИ, ― ещё больший. Зато это можно сделать быстро, и все действующие спецслужбы будут счастливы: новые ресурсы и карьерные возможности, людей ведь не с улицы туда набирать будут. Импортозамещение и реиндустриализация Импортозамещение как процесс можно разделить на две группы. Первая: когда оно происходит при наличии соответствующих условий путём дозагрузки имеющихся мощностей. Это не дело государственной политики, во всяком случае, микроэкономической ― при низком курсе рубля и доступности кредитов бизнес их и сам догрузит, а чем именно, сообразит лучше государства. Так было в 1998–1999 годах, но сейчас, к сожалению, резервы этого невелики, иначе бы не пришлось писать эту статью. А вторая группа ― это где для импортозамещения надо создавать новые мощности. Здесь бизнес тоже раскачается, но на это может уйти 10–15 лет даже при самых благоприятных условиях (которых нет), потому что, как говорится, принятие решения по любой крупной инвестиции есть поединок между трусостью и алчностью. И побеждает в нём чаще, увы, первое. Особенно когда у страны за спиной нет 250 лет капитализма, за которые бывало разное, но государство ни разу ничего не экспроприировало. Это, как вы понимаете, не про нас. Если фактор времени важен, а он критичен, коль скоро нас хотят удавить, то государство не может сидеть в стороне под мантры «рынок сам все устроит». Устроит, но будет уже поздно. Поэтому необходимо заказать по методу аутсорсинга конъюнктурные исследования по отраслям: какие заводы имеет смысл построить для замещения импорта и потом на их основе принять решения. По моему опыту, такую работу можно сделать за полгода. Критерии должны быть следующие: а) объём импорта соответствующей продукции; б) страна(ы) ― источники импорта (хуже всего США, на другом полюсе Китай); в) страна(ы), где можно приобрести соответствующий завод (приоритетный перечень тот же); г) доступность сырья по странам; д) отдача на капитал, потребный для возведения; е) полезность для общей технологической культуры российской промышленности; ж) наличие рынков для экспорта. Когда всё это по всему спектру импорта будет сведено, следует создать общий приоритетный список. А уж из него выбирать сверху столько позиций, сколько не жалко денег, в зависимости от нефтяных цен, например. Учитывая масштабы, это решение президента. Контракты следует заключать с консалтинговыми фирмами, специализирующимися на разработке новых бизнесов. Даже если и не доверять им выбор поставщика оборудования и переговоры с ним, они нужны для того, чтобы взамен потраченных денег появился не завод, а целая корпорация, готовая к работе на рынке. С маркетингом, сервис-центрами, корпоративной структурой и т.д. Да и выбор модельного ряда ― не совсем дело поставщика самого завода, тому, в общем-то, без разницы, что выпускать в переделах возможностей оборудования. В общем, подходить надо как к бизнес-проекту, а не заводу. В этом отличие от покупки заводов во времена СССР. И такую корпорацию очень легко продать, например, через продажу акций, особенно когда она выйдет на текущую прибыль. А продавать её надо, потому что построить за миллиарды, осознавая угрозу, до того как раскачаются купцы, ― дело государства. А эксплуатировать уже работающий актив ― нет. Притом все знают, что успешно реализованный бизнес-проект в промышленности продаётся за существенно большие деньги, чем было затрачено. Это для тех, кто грудью встанет на защиту государственных денег от самого государства. А ведь ещё и большой налогоплательщик появится. Строго говоря, это не является антикризисной, то есть быстродействующей мерой ― большой завод раньше, чем за пять лет, не построить. Но тем больше оснований начинать это сейчас, поскольку противостояние с Западом надолго, даже если основная часть или даже все санкции будут сняты в 2015 году (в чём я сильно сомневаюсь). К тому же стройка такого масштаба ― сама по себе большой вклад в ВВП. И атмосферу «движухи» создаст лучше чего угодно другого, а её очень не хватает. Налоги Выскажу соображение, которое большинству (кроме специалистов, конечно) покажется странным: налоги у нас небольшие, и уж точно не являются лимитирующим фактором в экономике. Тем не менее, поверьте мне как ведущему бизнес в США: они у нас невелики по совокупному бремени для предпринимателя. (НДС, правда, является весьма вредным налогом для экономики в целом, так как, облагая добавленную стоимость, он стимулирует её не добавлять. И его, конечно, надо менять – возможно, на налог с розничных продаж, возможно, на налог с оборота или на что-то иное. Это как раз власть давно прорабатывает. Но мера эта никак не антикризисная ― безумие менять во время кризиса основной налог на нечто малопривычное. Да и результат это даст лишь в среднесрочной перспективе, даже в случае успеха). Но это что касается собственно налогов ― в узком смысле. А вот взносы в социальные фонды со ставкой около 30% (впрочем, они сейчас тоже называются налогом, единым социальным) ― это бич, особенно для малого и среднего бизнеса. Для крупных компаний типа естественных монополий и приближающихся к ним он крайне мало заметен, поскольку доля оплаты труда в их выручке и прибыли относительно невелика. А для малого и среднего бизнеса, особенно для стартапов, он номер один по гнёту. Не в последнюю очередь потому, что когда вы создаёте новый бизнес, то до начала операционного периода прибыли и добавленной стоимости ещё нет, потому что ещё нет продаж и соответственные налоги никто вам не начисляет. А ЕСН вы уже должны платить, так как люди нужны и на этапе подготовки. В общем, в полном объёме никто в стартапах его не платит и платить не собирается (обходятся чёрными зарплатами), да и не только в стартапах. Но это ещё одно препятствие для входа в бизнес ― многие не хотят быть нарушителями прямо со старта. Нельзя сказать, что власть не подозревает об этой проблеме, более того, даже действовала 14% ставка ЕСН для определённых категорий малого бизнеса и дала весьма положительный результат в части легализации зарплат. Но, как и многого другого, в кризис этого недостаточно. Представляется, что надо на три года отменить ЕСН для всех плательщиков, кроме крупных, для которых это не принципиально. Или как паллиатив ― только для всех новых предприятий. Естественно, чем-то это надо компенсировать в бюджете, скорее всего, пересмотреть траты. Это всё же лучше, чем строить высокоскоростную трассу Москва ― Казань, при всём моём уважении к железнодорожному транспорту и к Республике Татарстан. Только для подрядчиков и их бенефициаров не лучше. Хотя это предложение описано для стройности в разделе «Налоги», его место по смыслу ― в разделе «Экономическая свобода». Потому что существующий порядок лишает предпринимателей, реальных и потенциальных, не столько денег ― приспосабливаются как-то, а именно свободы. *** Заключение растягивать не хочу. Думаю, что если это реализовать, в январе 2016 года Россию уже будет не узнать. Президент у нас по своему складу человек противоположный понятию «авантюрный» и поэтому рискованных решений без крайней нужды принимать не любит. Но это пока не наступает критическая ситуация ― тогда, как мы знаем из опыта, решительности ему не занимать. А она наступила. Будем надеяться.