Выбор редакции
19 ноября, 14:58

Без заголовка

Бортко (КПРФ, но бэкграунд мы понимаем весь, не правда ли) внес в Думу законопроект о некоем "Конституционном совещании". Удивительный унисон с Малофеевым, с его абсурдными монархическими потугами на Учредительное собрание. Самое мимими: в законопроект "упаковано" (статья 21) что первым делом должен рассматриваться "проект Конституции, внесенный инициатором", т.е. самим Бортко. Какая милая, детская непосредственность.А вот теперь, мне, граждане, страшно. Россиюшка оказалась не дохлятиной, а интересным перспективным активом. И сейчас ее попробуют приватизировать. Пробовать будет потрясающий союз коммунистов и монархистов. То есть синтез православия и комунизма все же состоялся но не среди человеческих людей, а среди воров. А то что воры еще и использовали отличного режиссера Бортко - это только отягчающее обстоятельство.

18 ноября, 16:00

Полемика с Владиславом Сурковым. Декларация политического постмодернизма

Василий Щипков - преподаватель МГИМО, директор Русской экспертной школыСтатья Владислава Суркова «Кризис лицемерия», опубликованная на сайте RT, по существу является политической декларацией. Автор ищет пути сохранения существующего миропорядка и системы властных отношений, перестройки либерализма в идеологию нового типа, основанную на этике политического постмодернизма.Появление этой статьи — часть долгой дискуссии о кризисе либеральной идеологии и вариантах её демонтажа. Таких вариантов два.Первый связан с формированием в России новой, нелиберальной повестки, которая включает в себя поворот к традиционным ценностям, социальную ориентацию государства, стремление избавиться от статуса периферийной страны. Это направление было открыто делом «Юкоса» и окончательно сформулировано после возвращения Крыма. Смысл политических баталий этого периода заключался в том, что финансово сильные либералы пытались заставить Россию отказаться от родительских прав на традицию, сдать её в приют или музей. Но благодаря определённым усилиям традиция осталась дома. Её дальнейшее развитие — дело времени и народной заботы.Совсем иначе выглядит второй вариант демонтажа либерализма. Он связан с попыткой провести ребрендинг либерализма, подкорректировать риторику, поймать другой «стиль» — консервативный, националистический, монархический, евразийский или регионализм, цивилизационный реализм и так далее. Главное сохранить влияние на идеологию и политическую повестку. Так сегодня на наших глазах рождаются либерал-консерватизм, либерал-национализм, либерал-монархизм и проч.Внутренней точкой опоры для либерализма становится политическое преломление постмодернистской этики — политический постмодернизм. Этика постмодернизма своими истоками восходит ещё к философии номинализма. В ХХ веке, оформившись как устойчивый феномен, она подчиняет себе искусство, а теперь стремится овладеть сферой политики.Политический постмодернизм в России и остальном мире — это не массовая идеология, но способ мышления и политического действия либеральных элит. В его основе лежит идея о том, что не существует добра и зла, абсолютной истины, а власть завоёвывает тот, кто остаётся за границами морали, действует, не учитывая нравственные запреты, в соответствии с принципом тотальной свободы. В постмодернизме есть только одно табу — запрет запрещать.Кабинетные либералы и неолибералы, воспитанные примитивной логикой холодной войны, сегодня перестали справляться с толкованием текстов и проповедью — ключевыми функциями охранителей идеологической власти. Они теряют чувство истории и живую связь с публикой. И тут им на помощь приходят политические постмодернисты.Статья «Кризис лицемерия» — пример такой помощи. Это политическое воззвание к либеральным элитам и заявка на возвращение в «большую игру».Статья написана в подчёркнуто постмодернистской манере, для которой главным в тексте является то, что выходит за его пределы. Содержание же самого текста может быть сколь угодно неоднозначным и противоречивым. Автор критикует лицемерие через его оправдание, призывает вернуться к норме путём отказа от нормы, указывает причины кризиса в примитивной природе человеческого языка и утверждает, что только примитивизация спасёт мир. Текст построен на нестыковках и диалектических противоречиях, при которых «лицемерие», «простота», «норма», «нравственность» и само современное общество являются и благом и злом одновременно. Текст пульсирует джазовым свингом, жонглирует культурными ассоциациями, демонстрирует набор творческих аллюзий вплоть до эсхатологических мотивов. Но не содержит прямых оценок, автор их избегает, таковы правила жанра. Мысль подаётся ускользающей и неоднозначной.Политическая позиция откровенно выносится за границы текста. В. Сурков деконструирует современный политический дискурс с целью создать новый идеологический контекст, в котором авторская позиция будет существовать как бы отдельно от автора, не требую обоснований и доказательств.Статья представляет собой набор нескольких самостоятельных текстов, для разных аудиторий. Одним предлагается зарисовка о культурном кризисе западного мира, другим — призыв к действию: искать новые и безопасные формы идеологической мимикрии ради сохранения властных отношений и т.д.Текст Суркова не о том, что лицемерие плохо, а о том, что лицемерие хорошо и крайне необходимо именно сейчас. «Лицемерие», ведущее к кризисам, согласно автору, — это эффективное оружие политических «игроков», способ выживания и, одновременно, социальная неизбежность, способ отражения сложной «реальности», противоречивой «истины» и необходимый спутник человеческой истории. Автор призывает оберегать лицемерие от «кризиса» и лелеять его как инструмент сохранения власти. Лицемерие здесь не нравственная характеристика поступка, а метод политического действия и мышления, предлагающий быть вне нравственности, всегда действовать с позиции, которая находится между добром и злом, между «да/нет», плюсом/минусом, «правдой/ложью».Эта позиция возле нравственного ноля представляется автору укромной, безопасной серединой, идеальным местом для вечной маскировки и обретения земной власти.Сложно спорить с тем, что лицемерие нередко позволяло политикам оставаться над схваткой и держаться какое-то время на плаву. Но глубоко ошибочно представление, что это состояние — нейтральное, вовсе выключенное из нравственных координат. Нравственного нейтралитета не существует, здесь нет балансов хорошего и плохого. В нравственности нет ноля и нет полноценного «минуса», но есть только единица, и эта единица включает бесконечность. Так и между добром и злом нет промежутка, середины, потому что нет самостоятельного зла. Полноценно только добро. Зло — это степень искажения, отсутствия добра, допускаемая самим человеком.Принцип «лицемерия» реализуется только предательством правды. Поэтому превозношение постмодернистского «нейтралитета» ведёт не к миру, а к войне. А состояние «над схваткой», названное в статье методом «лицемерия», — это всего лишь эвфемизм понятия зла.Показательно, что сегодня в среде русских философов обсуждается идея о том, что традиция является не музейным экспонатом, а методом передачи социального опыта, то есть методом соединения эпох и поколений. Встречно оппоненты формулируют свою идею, свой «метод управления»: лицемерие, метод разделения и раскола социального и культурно-исторического пространства.Лицемерие пытается продлить себе жизнь, тщетно примеряя десятки новых образов, в том числе постмодернистский образ борьбы с лицемерием. Однако лицемерие — это ложь и отсутствие правды, оно побеждается отнюдь не техникой усложнения языковых игр, но только нравственным актом — прямым высказыванием, смелостью называть вещи своими именами.«Кризис лицемерия» — это манифест современного политического постмодернизма, посылающий сигнал: необходимо возглавить перестройку внешних форм уходящего либерального миропорядка, ставшего для всех очевидно нерабочим, с целью сохранить его внутреннее содержание. Объявляется конкурс на изобретение нового правдоподобного языка, на котором будет удобно лгать.В искусстве и литературе постмодернизм давно укрепился и стал доминирующим, а в области политики до сих пор действовал как метод вспомогательный, маргинальный или протестный. Впервые политические постмодернисты призывают действовать не «против», а «за». За сохранение либеральной идеологической модели современного мира и существующей системы распределения власти.Вера в эффективное лицемерие — это очередная квазирелигия либеральных элит, наследников постмодернистких миражей, из которых невозможно создать что-то реальное, потому что они есть не что иное, как отсутствие. Отсутствие традиции. Либерализм вместе со своей релятивистской этикой неизбежно уходит с исторической сцены.В этом смысле статья «Кризис лицемерия» глубоко реакционная. Она пытается сконструировать путь возвращения во власть на идеях, отживших свой век.Но мир уже другой.Василий ЩипковИсточник

17 ноября, 23:39

Юрий Болдырев в Политкафе ч.2

Юрий Болдырев отвечает на вопросы в “Политкафе”. Кто является электоральной базой НПСР? Как получается объединять монархистов и коммунистов? Есть ли у НПСР новая система? Каким должен быть баланс государственной и частной собственности? http://neuromir.tv/ помощь каналу http://neuromir.tv/info/donations/ первая часть здесь https://youtu.be/iLAUop9Wm-4 00:00:41 - Вопрос про Бабурина и ПДС НПСР 00:03:54 - Рассматриваете ли возможность работы старых политиков в новом правительстве? 00:07:18 - Есть ли у вас новая система? Кто будет выполнять в новой системе роль супервизора? 00:13:26 - Не нужно ли создать движение для продвижения идей? Что делать людям на местах? 00:19:34 - Как присоединится к НПСР? Куда идти? 00:22:01 - Как вы оцениваете шансы Грудинина, стать лидером КПРФ? 00:29:02 - Кто ваша электоральная база? 00:36:36 - Как вы оцениваете ваш электорат? 00:40:54 - Как относятся монархисты к государственной и частной собственности? Какой должен быть баланс государственного и частного капитала? 00:52:16 - Как монархисты и коммунисты уживаются? 00:55:24 - Как вы относитесь к закону, ограничивающему земельную собственность? 00:59:23 - Как вы относитесь к Швейцарской системе референдумов? 01:01:49 - Какая идея может объединить человечество? 01:05:37 - Заключительное слово Юрия Болдырева

17 ноября, 21:32

Белое слово: Возможен ли "Россоветский Имперосоюз"?

Православных монархистов часто упрекают в том, что они занимаются либо чистой реставрацией, либо мечтают о несбыточном. Не редко монархистам ставят в вину, что это происходит в обход советского периода... Сайт Царьград ТВ: http://tsargrad.tv/ Подписывайтесь: https://www.youtube.com/tsargradtv Facebook — https://www.facebook.com/tsargradtv ВКонтакте — https://vk.com/tsargradtv Twitter — https://twitter.com/tsargradtv Одноклассники — http://www.ok.ru/tsargradtv Новости телеканала Царьград: https://www.youtube.com/channel/UC84v7yS6sxkw5ylGG-0fNig/videos?view_as=subscriber

17 ноября, 16:23

Октябрь 1917-го: За или Против. Теледебаты. Колпакиди/Миронов

В столетнюю годовщину октябрьских событий мы обсуждаем последствия случившегося в нашей стране в начале XX века. В дискуссии сошлись историк Александр Колпакиди и кандидат исторических наук Иван Миронов. Поддержать канал ДеньТВ https://goo.gl/r6omnC #ДеньТВ #Ленин #Сталин #большевики #НиколайII #монархисты #ВеликийОктябрь #коммунисты #белые #красные #социализм #СССР #Рссийскаяимперия #Колпакиди #социальноерасслоение #история

15 ноября, 00:05

Особа, приближенная к императору. Как генерал-монархист царя сверг

3 (15 по новому стилю) ноября 1857 года родился русский генерал Михаил Алексеев, начальник штаба Верховного главнокомандующего, один из основателей Белого движения.

14 ноября, 09:18

Гегель и платонический прыжок вниз

14 ноября 1831 года умер величайший философ-романтик всей мировой истории мысли Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770 – 1831 гг.). Хайдеггер наряду с Ницше считал Гегеля тем, кто завершает историю философии западного Логоса, является вершиной истории философии и философии вообще. Если Платон – философ начала, то Гегель и Ницше – философы конца. В этом смысле Гегель – суммарный философ. Все есть инобытие Другого Политическая философия Гегеля очень сложна. Она основана на его общей философской картине. Как мы видели, у каждой философии всегда имеется возможность вывести из себя политическое измерение. Как и Платон, Гегель в философии права делает это  жест – он берет свою философию и применяет ее к политике, то есть находит эксплицитно место политической философии в контексте всей своей философии. Через философию он объясняет политическую философию, и одновременно поясняет политику через ее метафизическое измерение. В этом отношении Гегель представляет собой классического философа, который сочетает политическую философию имплицитно. В этом смысле совершенно прав Хайдеггер, который говорит, что если мы поймет «Феноменологию духа», мы можем вывести из нее все остальное. В качестве чтения, как правило, предлагают два фундаментальных труда Гегеля: «Феноменология духа» и «Философия права». Основная идея Гегеля заключается в том, что изначально существует Субъективный Дух, «Дух для себя» (нем. der subjektive Geist). Этот пункт совпадает с теологическим тезисом о существовании Бога: Субъективный Дух – это Бог для себя. Для того, чтобы развернуть себя для Другого, этот Субъективный Дух проецирует себя в Объективный Дух (нем. der objektive Geist), в котором становится природа и материя. То есть, субъект проецирует себя в объект. Обратите внимание на фундаментальное отличие от картезианской топики, предопределяющей структуру Нового времени. Для Декарта существует дуализм между субъектом и объектом – Гегель же пытается снять этот дуализм и преодолеть гносеологический пессимизм Канта через пояснение материи или объекта из Духа. На самом деле, это не что иное, как развитие кантианской модели представления об абсолютном «Я», но взятое в динамической, диалектической модели. Если Фихте – это реакция на Канта, то Гегель – на Фихте, но в постоянном диалоге с Кантом и картезианством. Итак, Гегель утверждает, что существует Субъективный Дух, который развертывает себя через Объективный Дух через диалектическое отчуждение. Тезис – Субъективный Дух, Антитезис – Объективный Дух, или природа. Поэтому природа – это не природа. По Гегелю, ничто не тождественно самому себе, все есть инобытие Другого, поэтому это и называется диалектикой. Цикл исхода и возврата: Абсолютный Дух Иными словами, существует Субъективный Дух как таковой, который проецирует себя как Антитезис. И далее начинается история. Для Гегеля философия истории имеет фундаментальное значение, потому что история это не что иное, как процесс развертывания Объективного Духа, собирающегося на новом этапе своей духовной составляющей, которая лежит в его сути. Но первое действие Объективного Духа  - скрывать свою духовную характеристику, выдавать себя за материю или природу, а потом сквозь историю это инобытие Субъективного Духа, через человека и человеческую историю он возвращается к своей сути. Но это уже новая суть – уже не Субъективного Духа («Духа для себя») и не «Духа для другого», а «Духа в себе». То есть, он возвращается в самого себя через собственное отчуждение. Возникает цикл исхода и возврата – причем возврат по Гегелю имеет большее значение, чем исход. Исход создает предпосылки возврата, а возврат, пройдя весь цикл, возвращает самому себе Субъективный Дух, который становится Третьим Духом – Абсолютным Духом (нем. der absolute Geist). То есть, сначала Субъективный Дух, затем Объективный Дух и потом – Абсолютный Дух. Абсолютный Дух по Гегелю развертывается через человеческую историю и восходит к концу истории. Смысл истории – это осознание Духом самого себя через материю. Сначала Дух себя имеет, но не осознает, потом начинает себя осознавать, но не иметь. Природа сама по себе имеет предпосылки истории, потому что она – элемент истории. Отсюда история религии, история обществ, и в результате развертывания Духа сквозь историю он доходит до своей кульминации в конце истории, когда Дух полностью осознает и имеет себя: Тезис, Антитезис, Синтез. Поэтому история конечна. Это общая картина философии Гегеля, которая имеет много нюансов и сложностей. Таким образом, по Гегелю, история движется позитивно, но это иной позитивизм, нежели в философии Великой Матери. Титаническое начало предполагает, что сначала было меньше, а потом стало больше. Маркс в прочтении Гегеля убрал Субъективный Дух и сказал, что есть природа, которая совершенствуется. Тем самым он восстановил философию Великой Матери, согласно которой все растет из материи, из природы. Но Гегель – это не Маркс. У Гегеля этот рост, этот прогресс, это движение снизу вверх обосновано тем, что сначала был прыжок сверху вниз. Сначала Дух прыгает и падает в природу, и поэтому природа начинает расти, она – не что иное, как инобытие Духа. Антитезисом Духа является не просто его оппозиция – она также является им самим в снятом виде. Понятие «снятие» у Гегеля очень важное: Антитезис не уничтожает Тезис, он его снимает, вбирая в себя, а потом демонстрируя через Синтез. Поэтому Тезис не абсолютен, и Антитезис не абсолютен. Все они диалектически зависимы. Абсолютен только их Синтез, через который происходит и снятие Тезиса, и снятие Антитезиса. В этом смысл гегелевского понимания истории как развертывания Духа через фазы: Субъективный Дух (предысторический), Объективный Дух, который проявляется сквозь историю, и финально Абсолютный Дух, который проявляется через высшие напряжения истории, через создание некоего культурного социально-политического пика, пирамиды Духа, который наконец стал Абсолютным. Гегель и концепция немецкого государства При чем здесь политическая философия? Понятно, что в каком-то смысле история становится политической. Поэтому у Гегеля есть понятие эволюции политических систем, моделей и режимов как момента становления Абсолютного Духа. Политика и есть кристаллизация Синтеза. Политическая история есть движение Духа, чтобы стать Абсолютным. Политика есть история абсолютизации Духа. Между разными политическими формами Гегель устанавливает иерархию. С одной стороны, это эволюционистская иерархия, потому что каждый режим лучше предыдущего.  Но, в отличие от идеи Маркса, одновременно эта эволюция не является всего лишь отражением Антитезиса, это не развитие материи или природы. Это выявление Духа, который был изначально заложен в материи и природе. Соответственно, здесь нет материализма. Мы имеем дело со сложной схемой, которая сочетает в себе платоническую опцию (вначале был Дух, а не материя) и эволюционистскую модель (когда начинаем рассматривать историю с Антитезиса – и это уже напоминает идею Великой Матери). Маркс отрезал платоническую часть, поэтому перетолковал Гегеля в исключительно материалистическом ключе.  Но у Гегеля все сложнее. Еще один принципиальный момент у Гегеля: как он определяет политический конец истории. Что является пиком становления политической истории и выражения Абсолютного Духа. И тут Гегель говорит интересную вещь – о Пруссии и немецком государстве. У немцев не было государства, не было исторически этого выражения; поэтому немцы вбирают в себя логику мирового движения, и прусско-немецкое государство является выражением Абсолютного Духа. Вся история – это прелюдия к становлению Германии в XIX веке. Гегель говорил, что великие народы – те, что имеют либо великое государство, либо великую философию. Он говорил, что русские имеют великое государство, а немцы в XIX веке не имеют вообще никакого государства. Соответственно, у немцев должна быть великая философия – тогда будет и великое государство. Самое поразительное, что Гегель создал философию великого германского государства до того, как появилась Германия. Он измыслил такую версию, находясь в разрозненной Германии из княжеств, которые были чем угодно, но не мощным и сильным государством. Гегель собрал Германию, наделил ее интеллектуальной миссией, создал наряду с Фихте и Шеллингом идеалистическую романтическую концепцию германской государственности как выражение Духа, ставшего Абсолютным. Пиком и концом истории, по версии Гегеля, и становится немецкое государство. При этом он мыслил в качестве наиболее оптимальной формы политического устройства просвещенную монархию, в которой будут доминировать политические философы-гегельянцы, носители Синтеза всего мирового Духа, которые распознали логику мировой истории. Он сам себя считал пророком философии, человечества и Германии, и в каком-то смысле был мистиком. Методологически философия была абсолютно рациональной, но в предпосылках – иррациональной. Он обосновал идею того, что гражданское общество и французская революция и эпоха Просвещения вообще – еще один диалектический момент становления просвещенной монархии. Гражданское общество – это то, из чего вырастает монархия, снимающая гражданское общество. Он был мистическим монархистом, который рассматривал представление о логике истории как пути различных политических форм к русской монархии. Неудивительно, что эту идею взяли представители итальянского фашизма – в частности, теория итальянского государства Джованни Джентиле, который был гегельянцем. Поэтому, как ни парадоксально, ни фашизм, ни нацизм не могут быть рассмотрены как представители классического национализма. В этих двух мировоззрениях были некоторые элементы, которые не позволяют их рассмотреть как классические и даже радикальные формы европейского буржуазного национализма, потому что в данном случае добавление гегельянской инстанции в виде Субъективного Духа, и вся эта метафизика истории, которая была заложена Джентиле в основу теории итальянского фашизма – просто гегельянство, примененное к Италии. Гегель, несмотря на то, что считается классиком политической философии, представляет собой довольно сложный случай, составной. Таким образом, его политическая философия не отражает идеологию Третьего Пути, на основании метафизически усеченного гегельянства построена марксистская теория. То есть, "левое" гегельянство легло в основу Второй Политической Теории, а "правое" повлияло на некоторые особенности Третьей. Более того, гегелевская идея конца истории была применена его учеником Александром Кожевым[1], его последователем Фрэнсисом Фукуямой и другими философами к либеральной модели. Маркс применял "конец истории" к коммунизму, Джентиле – к государству, некоторые философы-гегельянцы – к торжеству либерального мирового порядка. Поэтому, говорят они, гражданское общество - не пролегомены к монархии (как считал сам Гегель), а пик развития человеческой цивилизации. Эту же идею взял за основу Фрэнсис Фукуяма, использовавший термин "конец истории". Этот термин Гегеля имел для него фундаментальное значение, поскольку означает конечный момент достижения Духом своей абсолютной стадии сквозь историю, диалектический момент возврата Духа к самому себе уже в самом себе и для самого себя – это Синтез. Таким образом, гегельянство мы находим во всех трех классических идеологиях современности; но это не означает, что он может быть квалифицирован с точки зрения какой-то одной из них. Гегель шире, чем все политические теории Модерна, и поэтому в них не попадает. Соответственно, в нем есть то, что было растащено на фрагменты тремя политическими идеологиями Модерна, и нечто, что туда не попало - например, идея изначального Субъективного Духа, который является предшествующим всякому движению снизу. Этот элемент изначального платонического прыжка, неоплатонизма, который потом переходит в более-менее прогрессивно-эволюционистские топики, позволяет не причислять Гегеля ни к философам современности, ни к политическим философам современности. Потому что парадигма Модерна, как мы видели, не предполагает никакого предшествующего материи компонента. Прочтение Гегеля – не либеральное, не марксистское и не фашистское – позволяет открыть в нем компоненты альтернативы Модерну и интегрировать его в Четвертую Политическую Теорию. Таким образом, через эти действия мы перемещаем Гегеля из эпохи Модерна, в которой он жил и мыслил, в некоторый иной контекст. Это иной Гегель, иная политическая философия Гегеля, где внимание акцентируется на платоническом прыжке вниз. Эта часть его философии политического воплощения не получила, да и не могла получить в рамках парадигмы Модерна. Но, тем не менее, может его получить в контексте Четвертой Политической Теории. [1] Русский философ Александр Кожевников, который после эмиграции сменил фамилию на Кожев  

Выбор редакции
13 ноября, 19:23

Борис Колоницкий. #1917: Семнадцать очерков по истории Российской революции

Колоницкий Б.И. #1917: Семнадцать очерков по истории Российской революции. - СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2017. — 144 с.: ил. ISBN 978-5-94380-243-0.Считается, что история 1917 года изучена за 100 лет досконально, но вновь и вновь исследователи обращаются к тем далеким событиям. Почему убежденные монархисты подготавливали свержение монархии? Какую роль играют в революциях заговоры? Зачем нужно изучать слухи? Почему адмирал Колчак прославлял лейтенанта Шмидта? Как праздновали Пасху революционеры? Произошел бы Октябрь, если бы Ленин не дожил до него? Как можем мы в начале XXI века вспоминать историю 1917 года? Какие проблемы следует изучать современным ученым? Свои ответы на эти вопросы дает Борис Колоницкий, автор ряда исследований по истории русской революции.КорВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

13 ноября, 11:07

Как живучи стереотипы!

Один из наших философов утверждал:>Государство социальной справедливости и диктатура пролетариата несовместимы>Тезис сильный, но это все равно, что рассуждать о вилке и бутылке – несовместимы они или совместимы? Вот объяснение из популярной литературы:Сразу после Октября диктатура пролетариата (в союзе с крестьянством) понималась как власть абсолютного большинства, которая сможет поэтому обойтись без насилия – с таким основанием в Октябре отпускались под честное слово юнкера и мятежные генералы. По мере обострения обстановки упор делался на слове диктатура, и метафора использовалась для оправдания насилия. К неклассовому пониманию «диктатуры пролетариата» крестьяне были подготовлены, она воспринималась как диктатура тех, кому нечего терять, кроме цепей – тех, кому не страшно постоять за правду. Пролетариат был новым воплощением народа, несущим избавление – общество без классов.Между ветеранами и социальной базы партии большевиков возникло расхождение в понятиях, им придавали разные смыслы. Ленин в разных формах объяснял образованным марксистам-большевикам, что в реальности общество гетерогенно, оно состоит из разных общностей, и что в государстве правящая партия не может действовать согласно идеалам и интересам одного класса, что задача власти – разные общности соединить в союз. Актив партии воспринимал это с трудом, хотя различия интересов и ценностей разных групп были очевидны и видны сегодня. В тот момент опровергать догму Маркса и его классовую теорию диктатуры пролетариата было невозможно – для многих эта догма была предметом веры. Теоретический вопрос породил политический конфликт.Историк Б.Н. Земцов пишет: «В марте 1918 г. в статье “Очередные задачи Советской власти” Ленин высказал фактически контрреволюционную идею: “Революция, и именно в интересах социализма, требует беспрекословного повиновения масс единой воле руководителей трудового процесса”. Поэтому со стороны одного из членов большевистского правительства — Председателя Высшего Совета народного хозяйства РСФСР Н. Осинского — последовало быстрое и резкое возражение: “Мы не стоим на точке зрения «строительства социализма под руководством организаторов трестов». Мы стоим на точке зрения строительства пролетарского социализма — классовым творчеством самих рабочих, не по указке «капитанов промышленности». Ставя вопрос таким образом, мы исходим из доверия к классовому инстинкту, к классовой самодеятельности пролетариата. Иначе и невозможно его ставить. Если сам пролетариат не сумеет создать необходимые предпосылки для социалистической организации труда, — никто за него это не сделает и никто его к этому не принудит”. К осени 1918 г. органы местного самоуправления были вытеснены местными партийно-государственными органами, построенными на основе централизма. В среде большевиков с дооктябрьским стажем это вызвало сначала недоумение, а затем протест. Диктатура пролетариата воспринималась ими диктатурой по отношению к другим классам и социальным группам, по отношению же к самому пролетариату она представлялась системой самоуправления. Поэтому в 1919 г. вокруг Н. Осинского и его товарищей Т.Б. Сапронова, Б.М. Смирнова в РКП(б) сложилась группа “демократического централизма” (децисты). В декабре 1919 г. на VII съезде Советов РСФСР децисты получили большинство голосов по вопросу о советском строительстве, и съезд принимает их резолюцию, а не Ленина.После Гражданской войны фракционная борьба разгорелась с новой силой. Помимо децистов, зимой 1920-1921 гг. в РКП(б) возникла группа “рабочая оппозиция”» [Земцов Б.Н. Дискуссия о сущности пролетарского государства в 1919-1923 гг. // Известия УрФУ. Серия 2. Гуманитарные науки. 2016. Т. 18. № 2]. Дискуссии между большинством ЦК и «рабочей оппозицией» не получилось и обернулось фракционной борьбой. В 1922 г. возникла «рабочая группа», возглавляемая старыми большевиками-рабочими (Г.И. Мясниковым и др.). В начале 1923 г. Мясников от имени «Рабочей группы Российской коммунистической партии» выпустил манифест, в котором требовал восстановления политических свобод для всех политических течений «от монархистов до анархистов». В апреле 1923 г. на XII съезде РКП(б) группу объявили контрреволюционной. В мае Мясников был арестован.Недовольство отходом от классового подхода возникло не только в РКП(б) – меньшевики и эсеры называли поддержку отсталого мелкобуржуазного крестьянства вместо рабочего класса капитуляцией. И этот спор был очень длительным и жестким.Представление диктатуры в понятии классовой борьбы даже на уровне здравого смысла можно было принимать только как абстракцию Маркса – даже в примитивном обществе учредить диктатуру одной общности невозможно. Ленин писал: «Диктатуру пролетариата через его поголовную организацию осуществить нельзя. Ибо не только у нас, в одной из самых отсталых капиталистических стран, но и во всех других капиталистических странах пролетариат все еще так раздроблен, так принижен, так подкуплен кое-где (именно империализмом в отдельных странах), что поголовная организация пролетариата диктатуры его осуществить непосредственно не может. Диктатуру может осуществлять только тот авангард, который вобрал в себя революционную энергию класса» [Ленин Н. О профессиональных союзах, о текущем моменте и об ошибке тов. Троцкого. Собр. соч., т. 42]. Процесс гармонизации институтов государства с идеологией шел постепенно по множеству направлений образования и культуры, развития экономики и права. Каждое решение вызывало оппозицию и сложные дискуссии – до конца 1930-х годов.

09 ноября, 07:23

НАСЛЕДИЕ ОКТЯБРЯ: РАБОТА НАД ОШИБКАМИ

Безусловный общий лейтмотив всех, скорбящих по поводу Октябрьской революции 1917 года, от архаичных мумий монархистов до газообразных живчиков рыночного аферизма – это мотив БЕДЫ. Случилась беда, понимаете? Не шанс для человечества, не прорыв в новый мир, не рождение в кровавых муках нового мира – а просто катастрофа. Грубо говоря, «мы чай на веранде пили, а потолок упал». Дальше начинаются изыскательские работы клиострадальцев[1] – почему упал потолок на наше чаепитие? Конструкция ли неверна была или гниль подточила балки? Много ли было свободы, или наоборот – мало? Во всех дискуссиях общее одно: «как жаль, что крыша обвалилась!» Вот если бы там подпорочку подставили вовремя, или вот здесь бы гвоздик забили – тогда бы… А так вот, пожалуйста, «проиграли ХХ век»…

08 ноября, 17:10

Колонки: Егор Холмогоров: 12 ответов Захару Прилепину о Революции и Гражданской войне

Защита Ленина и большевистского порядка в новой статье Захара Прилепина настолько характерна, что посвященные ей пункты невозможно оставить без разбора, как в идейном, так и в фактическом плане. Рассмотрим их, сохраняя авторскую нумерацию. Великий Октябрь к своему столетию потерпел сокрушительное поражение. Это поражение состоит в том, что даже те люди, которые сегодня занимаются апологетикой большевистского переворота, никогда не используют для его оправдания апелляцию к собственным ценностям, программе и слоганам большевиков. Никто не говорит о том, что Октябрь открыл путь к построению социализма и коммунизма во всем мире, никто не выражает счастья по поводу того, что сокрушена была власть буржуазии и царских приспешников и возникла власть трудящихся. Никто не говорит, что было покончено с поповским мракобесием и воссиял свет безбожной мысли, никто не настаивает, что большевики дали землю крестьянам, заводы – рабочим, а народам – мир. Вся красная апологетика строится на разных формах оправдания октябрьского переворота, большевизма и советской власти в рамках чужеродных большевизму ценностных систем. Патриотической, националистической, конспирологической, народнической, даже православной. Фактически это софистическая манипуляция гегелевским «Хитрым разумом». Большевики хотели одного, но на деле получилось совсем другое, но именно это неосознанное благо и есть подлинная выгода от революции. Часть подобной апологетики была изобретена еще в 1920-е годы национал-большевиками разных фракций от Устрялова (Ленин объективно патриот и государственник, а белые объективно агенты иноземных сил в виде Антанты) до Клюева (большевики высвободили силы народной, допетровской, керженской Руси). Общая цена всем этим формам апологетики видна была из того, что всех, кто прославлял большевизм не в марксистко-ленинской логике, расстреляли (Устрялова, Клюева) или пересажали как врагов (Карсавина, Савицкого, Шульгина). Большевики охотно использовали сменовеховство в своих интересах, но сменовеховского видения своей исторической миссии как патриотов, собирателей нации, хранителей государства и т.д., разумеется, совершенно не разделяли. Почему люди вообще сегодня занимаются красной апологетикой? Отчасти из ригидности. В 90-е годы над Русью летали и корячились бесенята, которые орали, что они освободили нас от Ленина, коммунистов и наследия революции, а под это дело чистили нам карманы. И так как этот грабеж обосновывался антикоммунизмом, то естественно оказался востребован дискурс просоветской апологетики, которая лишала права шарить по нашим карманам. Фактически апология советской власти была апологией социального государства, общенародной собственности, созданной трудом людей советской эпохи, апологией армии, космонавтики, ВПК, флота, научно-исследовательских институтов и т.д. И это было логично. И, к моему стыду, был период, когда я сам, никогда не переносивший Ленина на дух, чем-то подобным занимался. Особенно популярен был сталинистский извод этой апологетики – мол, революция была ужасна, но пришел Сталин и молча поправил все... Вообще-то уже проехали. Сегодня перед русским обществом новые задачи, в которых политическая канонизация большевизма, ленинизма и сталинизма не друг, а враг нашего будущего. Но это не значит, что восторженная апологетика большевизма во имя русского патриотизма, народного блага, даже национальных и христианских ценностей не закончена. С такого рода апологией выступил и Захар Прилепин в статье «12 пунктов про Революцию и Гражданскую войну». Его защита Ленина и большевистского порядка настолько характерна, что посвященные ей пункты невозможно оставить без разбора, как в идейном, так и в фактическом плане. Рассмотрим их, сохраняя авторскую нумерацию. 1. «Большевики не свергали царя. Большевики свергли либерально-западническое Временное правительство». На самом деле, большевики были наиболее категоричными сторонниками свержения самодержавия среди всех русских оппозиционных партий, они исключали возможность сохранения монархии даже в конституционной форме и были последовательными республиканцами. «Российская социал-демократическая рабочая партия ставит своей ближайшей политической задачей низвержение царского самодержавия и замену его демократической республикой», – гласила программа РСДРП, принятая на 2-м съезде партии, том самом, где сторонники Ленина составляли большинство, почему и прозвались большевиками. Большевики не сыграли крупной роли в свержении монархии только потому, что к февралю 1917-го партия была еще очень слаба. Зато они с лихвой компенсировали это упущение убийством царской семьи, которое, помимо отвратительности жестокого и мучительного убийства юных девушек, больного ребенка и слуг, и было подлинным свержением русской монархии. Отречение Николая II в марте 1917-го, как отмечают многие историки и правоведы, было юридически ничтожно и обратимо, а вот факт смерти необратим и против него не поспоришь. 2. Прилепин, утверждая, что борьбу белых против красных начали февралисты (Корнилов, Алексеев, Савинков), задает риторический вопрос: «Люди, выступающие против большевиков и Ленина, действительно считают, что России было бы лучше, если б весь XX век ею управляли либералы, революционеры, практиковавшие террористические методы, и генералы, изменившие присяге?» К сожалению, большинство наших читателей и по сей день недостаточно знакомы с историей антибольшевистского сопротивления, а потому вполне может поверить этому утверждению. Но истине оно не соответствует. Лидеры, бывшие настоящими иконами Белого движения, – генералы Дроздовский, Марков, Каппель, Юденич, Кутепов – были убежденными монархистами. Из верховных руководителей белых только Деникин всегда оставался последовательным республиканцем. До конца непроясненной остается позиция адмирала Колчака. Остальные в той или иной мере высказывались в пользу монархии. Причем, несмотря на недовольство представителей Антанты, Белое движение по ходу своей борьбы непрерывно «правело» и двигалось ко все более выраженному монархизму, вплоть до Земского собора во Владивостоке в 1922 году. Генерал Корнилов: «Я никогда не был против монархии... я – казак. Казак настоящий не может не быть монархистом». Генерал Алексеев: «Нормальным ходом событий Россия должна подойти к восстановлению монархии». Генерал Врангель: «Царь должен явиться только тогда, когда с большевиками будет покончено». Республиканец Деникин признавал, что половина его армии была монархистами. Чтобы честно ответить, действительно было бы лучше, чтобы Россией вместо большевиков весь ХХ век правили либералы, отставные эсеры-бомбисты и изменившие Государю генералы, достаточно задать следующие уточняющие вопросы: – Стал бы террорист эсер Савинков проводить всеобщую коллективизацию, раскулачивание крестьян, высылку людей, у которых была отобрана земля и имущество, в зону вечной мерзлоты, где они умирали от голода? – Стал бы изменивший монархии генерал Корнилов создавать систему концентрационных лагерей, охватывающих всю страну, в которую люди бы отправлялись за рассказанный о Корнилове анекдот или за хищение колосков в устроенном Савинковым колхозе? – Стал бы несомненный левацкий негодяй Керенский отдавать приказы не подвозить хлеб в голодающие области Малороссии, Кубани и Поволжья, а напротив, препятствовать голодающим покидать районы бедствия? – Стал бы республиканец Деникин подписывать списки казнимых на сотни имен и утверждать запросы местных отделений охранки на повышение лимитов на расстрел? – Стал бы чудовищный в своей либеральной пошлости Милюков закрывать церкви, расстреливать монахов, священников, епископов, юродивых, срывать с детских шей кресты и вскрывать для «освидетельствования» святые мощи? Честный ответ на эти вопросы покажет, насколько власть невероятно подлых и гнусных февралистов была бы для России предпочтительней власти большевиков. Даже самые жесткие авторитарные правые режимы не сравнимы по масштабу жертв и разрушений с левыми тоталитарными. Пиночет – не Пол Пот. О том, почему даже февралисты были лучшим выбором по сравнению с коммунистической властью, говорит пример 90-х годов. В те годы новейшим февралистам оказывалось ожесточенное сопротивление, политическое, идейное, а временами и силовое, со стороны национально-патриотических сил. И в итоге не прошло и десяти лет, как российский «феврализм» закончился, добровольно отрекшись от власти в пользу Путина, начавшего восстановление государственности. Почему мы думаем, что в 20-е было бы иначе? 3. «Сторонники идеи о том, что революция была совершена на деньги немецкие и британские, должны каким-то образом объяснить для начала самим себе, получили ли искомую выгоду первые и вторые, с какой целью и первые, и вторые участвовали в интервенции против Советской России, если большевики были их агентами». Никто и никогда не подозревал большевиков в том, что они действовали в интересах стран Антанты. Английской агентурой, вероятно, были февралисты, свергнутые большевиками. Ленин же и его соратники рассматриваются, и не без оснований, как агентура германская. Никаких минимально значимых столкновений между большевиками и германской армией, оккупировавшей по Брестскому миру значительную часть России, никогда не было. До последнего дня германской монархии Ленин и его правительство были абсолютно лояльны Германии, каковая пользовалась огромными выгодами от соглашения с большевиками – высвободила с Восточного фронта большую часть армии и бросила в наступление на западном, снабжалась с «Украины» продовольствием... Что не в коня был корм, это уже никак не Ленина вина. В соблюдении своего германского контракта наш Ильич был удивительно пунктуален, фактически изнасиловав даже собственную партию ради ратификации Брестского мира. Достаточно вспомнить, что 1 марта 1918 года большевики безропотно сдали немцам освобожденный от петлюровцев 8 февраля в результате рабочего восстания Киев. Насколько долгосрочным был большевистски-германский альянс, показывает тот факт, что он быстро восстановился и при новых республиканских властях Германии, несмотря на то, что они подавили все попытки захвата власти поддержанными из Москвы коминтерновцами. 4. «Памятуя о том, что часть аристократии была изгнана из России, вместо которой пришли, как у нас иные любят говорить, «кухарки и бандиты», стоит отдавать себе отчёт, что Ленин тоже был дворянином, равно как и множество виднейших большевистских деятелей и руководителей партии» (далее следуют ссылки на дворянское происхождение Ленина, Орджоникидзе, Маяковского и даже чекиста Глеба Бокия). Нет ничего нового в том, что представители аристократии встают на сторону антиаристократических движений. Тут можно привести массу исторических примеров, начиная со знаменитого афинянина Перикла и до герцога Филиппа Орлеанского. Сами приводимые Прилепиным имена показывают, что количество дворян среди вождей большевиков было пренебрежимо мало (особенно если исключить из их списка пропитанных ненавистью ко всему русскому и считавшихся в Российской империи априори революционерами польских шляхтичей наподобие Дзержинского). Степень «потомственности» дворянства Ленина тоже преувеличивать не следует – Илья Николаевич был сыном мещанина и получил чин, дававший право на потомственное дворянство, только семь лет спустя после рождения Володи. Отношения между большевиками и дворянством определялись не отдельными личностями, а политической философией большевизма, сущность которой составлял принцип классовой борьбы, а дворяне, равно как и духовенство, и буржуазия, и зажиточные крестьяне, рассматривались как классовые враги, подлежащие уничтожению. 5. «В Красной армии служило 75 тысяч бывших офицеров (из них 62 тысячи – дворянского происхождения), в то время как в Белой около 35 тысяч из 150-тысячного корпуса офицеров Российской империи)». Приводимые Прилепиным цифры являются произвольным вымыслом, запущенным советским исследователем Кавтарадзе в книге «Военные специалисты на службе Республики Советов 1917–1920 гг.». Эти спекуляции опровергнуты в фундаментальном исследовании С.В. Волкова «Трагедия русского офицерства». Кавтарадзе произвольно суммировал такие совершенно разные категории, как: 1) 8 тысяч офицеров, добровольно пошедших на службу большевикам во время формирования войск антигерманской «завесы» весной 1918 года, то есть желавших продолжить борьбу с врагом, но обманутых большевиками. Значительная их часть покинула Красную армию, а то и присоединилась к белым; 2). Около 48 тысяч бывших офицеров, призванных в Красную армию в 1918–1920 годах, зачастую с применением насилия; 3). Около 14 тыс. пленных белых офицеров, поступивших в Красную армию ради сохранения жизни. Эти бывшие офицеры составляли, по разным подсчетам, от четверти до трети всего комсостава Красной армии, причем их доля неуклонно снижалась, так как большевики не доверяли военспецам. Манипуляцией является и названная численность офицерского корпуса Российской империи в 150 тысяч, – на самом деле это численность находившихся в строю офицеров действующей армии, в то время как в число тех, кто служил большевикам, включаются все офицеры, где бы они ни находились в 1918 году – в тылу, госпитале и т.д. По подсчетам Волкова, численность офицерского корпуса на конец 1917 года составляла 276 тысяч, так что количество всех пошедших к красным офицеров не составляло и четверти от этого числа. Для сравнения: в Белом движении приняло участие 170 тысяч офицеров (больше, чем Прилепин насчитал их всего), из которых 55 тысяч (на 20 тысяч больше, чем Прилепин насчитал белых офицеров в целом) погибли в боях с большевизмом и примерно столько же оказались в эмиграции. «Вы все еще хотите, – вопрошает Прилепин, – поговорить о том, как кухарки и сиволапые бандиты обманом и нахрапом победили белолицых и прекрасных русских дворян, не изменивших присяге и верных императору?» О качестве пошедшего к большевикам офицерства следует поговорить отдельно. К 1917 году командный состав русской армии подразделялся на две большие группы: первая – кадровые офицеры Императорской армии, подобные Рощину из «Хождения по мукам» А.Н. Толстого. Эта категория очень серьезно пострадала во время Первой мировой, когда в её начальный период была выбита значительная часть кадрового офицерства (что и предопределило кризис дисциплины в императорской армии). Вторая – офицеры производства военного времени, такие как поэты Николай Гумилев и Александр Блок, Телегин из того же «Хождения», пресловутый прапорщик Крыленко и т.д. Офицеры второй категории были, по сути, обычными интеллигентами в погонах, не обладавшими ни кастовым военным сознанием, ни зачастую серьезной военной подготовкой. К концу войны редкий грамотный человек был не при погонах. Генерал Гурко с пренебрежением говорил об офицерстве, «вышедшем из среды банщиков и приказчиков». Значительная часть из них, прапорщики, не слишком отличалась и от солдатской массы, и от штатских, из рядов которых они недавно вышли. Подавляющее большинство покрасневшего офицерства составляли именно офицеры производства военного времени. Кадровые офицеры составляли в Красной армии не более 6% комсостава. В Википедии фигурирует список из 385 царских генералов, служивших в Красной армии. Даже если принимать его на веру без критики, то необходимо осознавать, что уже на лето 1916 года в императорской армии было около 4 тысяч генералов, а к концу 1917-го их стало еще больше. В Красную армию пошло служить не более 10% генералитета. В их числе практически не было командиров высшего звена времен Первой мировой – по большей части это были либо штабные генералы (такие как Михневич, Маниковский, Зайончковский), либо лихие полковники, выслужившие генеральские чины на войне. Еще более характерно то, что самостоятельного командования этим генералам большевики практически не поручали, держа их в качестве спецов-консультантов и плотно окружая всевозможными комиссарами. Редким исключением был генерал-майор Ольдерогге, добивавший армию Колчака в Сибири осенью 1919 года. Еще более показательна судьба большинства царских генералов и обер-офицеров, пошедших на службу к большевикам. Они были уничтожены в 1931 году по сфабрикованному ОГПУ делу «Весна». В рамках этого дела были арестованы 3000 человек. Упомянутый Ольдерогге и многие другие – расстреляны. В 1937–1938 годах были расстреляны и те арестованные по данному делу, кто сперва получил лишь тюрьму и ссылку: крупнейший военный теоретик Свечин, генералы Сытин, Верховский, Морозов... Так что либо советская власть набрала в Красную армию врагов и служили они ей неискренне, либо большевики сознательно уничтожили поверивших им и решившимся служить совнаркому из любви к Родине офицеров и генералов. 6. «Гражданскую войну устроили белые...». Первым актом Гражданской войны в России стал насильственный захват большевиками власти в Петрограде и Москве, сопровождавшийся, к примеру, артобстрелом Кремля, узурпация власти. Автор, очевидно, предполагает, что все граждане бывшей Российской империи должны были подчиниться этой узурпации на том основании, что в столице какой-то съезд советов объявил о переходе власти в руки некоего совнаркома. Если всякий, силой захвативший власть, тем самым имеет право на безоговорочное подчинение, то совершенно непонятно, что майор Прилепин делает в рядах армии ДНР – по его же логике типичных мятежников, не подчиняющихся самозахватной власти в Киеве и «устроивших» войну тем, что решили не сдаваться майданным узурпаторам. «Была осуществлена интервенция четырнадцатью (14!) странами – и в такой ситуации сваливать жертвы Гражданской войны на одних большевиков – несусветная дичь». Представлять большевиков защитниками России от интервентов – давний пропагандистский ход. Интервенция стран Антанты имела в виду локализовать последствия отпадения важнейшего союзника в разгар Мировой войны и заключения его узурпаторским правительством сепаратного мира. Ни Англия, ни Франция, ни США не пытались захватить часть российской территории, не предпринимали военных попыток свергнуть большевиков (а такие попытки были бы, скорее всего, успешными), крайне скупо поддерживали антибольшевистское сопротивление и крайне настойчиво требовали с него золото. Весной 1919-го Антанта и вовсе приняла решение отказаться от военного вмешательства в Гражданскую войну в России. Никакой угрозы большевистскому режиму ни одна из «интервенций» не представляла. 7. «Первые законы, которые приняли пришедшие к власти большевики, не носили никакого репрессивного характера. Большевики явились во власть в качестве невиданных идеалистов, освободителей народа и, в самом лучшем смысле слова, демократов». 27 октября (9 ноября) был принят «Декрет о печати», четвертый по счету из декретов советской власти. В нем обосновывались и вводились критерии для репрессивных запретов органов «буржуазной» печати совнаркомом. Таких критериев введено было три: призывы «к открытому сопротивлению или неповиновению Рабочему и Крестьянскому правительству» (т.е. непризнание узурпаторов законной властью); попытки посеять «смуту путем явно клеветнического извращения фактов» (т.е. любая информация, которую большевики считают для себя невыгодной); призывы «к деяниям явно преступного, т.е. уголовно наказуемого характера» (в условиях отсутствия на тот момент уголовного кодекса – призывы к любым неугодным совнаркому действиям). В дальнейшем в течение ноября и декабря накал проповеди насилия в декретах советской власти неуклонно нарастает: Конфискация частных типографий и запасов бумаги (17 ноября – здесь и далее новый стиль), введение государственной монополии на объявления (20 ноября), требования арестов и «революционного суда народа» для всякого, кто «вредит народному делу» (18 ноября), прямой запрет на переговоры и посредничество с «вождями контрреволюционного восстания» (8 декабря), приказ об аресте руководства кадетов как «партии врагов народа» (11 декабря). Вот такие «в самом лучшем смысле слова демократы». 8. «Столкнувшись с возможностью распада империи и сепаратистскими движениями на национальных окраинах, большевики немедленно изменили тактику и стремительно собрали империю, в итоге окончательно потеряв только Финляндию и Польшу, нахождение которых в составе России и ныне кажется неактуальным и чрезмерным. При всём желании, большевики не могут именоваться «разрушителями империи» – они всего лишь именовали свои наступательные походы «интернациональными», однако результатом этих походов было традиционное российское «приращивание земель». В прославляемой Прилепиным «Декларации прав и народов России» четко зафиксировано «право народов России на свободное самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельного государства». Выходит, большевики были обычные лицемеры – как только народы реально попытались воспользоваться провозглашенным правом, те тут же «немедленно изменили тактику» и занялись «приращиванием земель». Очень напоминает отношение большевиков к любым другим правам. Но и никаких земель большевики, разумеется, не приращивали. К моменту окончания Гражданской войны на Дальнем Востоке они потеряли Прибалтику, Западную Украину и Западную Белоруссию, признанные за Польшей по Рижскому мирному договору, Бессарабию, отторгнутую Румынией. Всё это Сталин вернул в 1939 году никак не благодаря большевизму, а благодаря Мировой войне и договоренностям с Гитлером (и ничего из этого, кроме районов, возвращенных из состава Эстонии и Латвии, в границах собственно советской России не оказалось). По дороге потерялся аж до 1944 года Урянхайский край, ныне Тува. Навсегда были потеряны в 1921 году, благодаря Московскому и Карсскому договорам с «другом Кемалем», области Западной Армении: Карс, за который столько раз лили кровь русские солдаты, и гора Арарат. Признавая независимость Финляндии, Ленин щедрым жестом признал за ней Выборг, отбитый еще Петром Великим у шведов. В 1940 году Выборг вернулся в состав России только благодаря маршалу Маннергейму – его отчаянное сопротивление советским войскам привело к тому, что Сталину, вместо договора с марионеточной Финляндской Демократической Республикой Куусинена, по которому СССР дарил ей половину Карелии и проводил границу южнее Выборга, пришлось заключить полноценный мир на жестких условиях. Ни единого приращения русской земли большевики не сделали до самого занятия Львова в ходе сталинского «освободительного похода». Но вот только Львов вошел бы в состав Российской империи, если бы царя не свергли. А в сталинском варианте он оказался отравленным подарком, заразившим Украину самой радикальной бандеровщиной. 9. «Царя нет – это раз. Есть белые генералы, которые в целом были готовы на вышеизложенный расклад и распил страны, – это два. И есть большевики, которые этому раскладу и распилу противостояли». Апология ленинской национально-территориальной политики дается Прилепину особенно мучительно. Тут и повторение либерального тезиса о том, что «все империи распадаются», и апелляция к соглашению Англии и Франции «о разделе зон влияния в России». Начнем с явной подмены. Белые сражались за единую и неделимую Россию. Это был главный лозунг и главная цель Белого движения. И Колчак, и Деникин, и Врангель категорически отказывались от признания сепаратистских образований на территории Российской империи. Как уже говорилось выше, трактовать соглашение Англии и Франции от 23 декабря 1917 года, которым устанавливались зоны ответственности союзных держав на юге России, в условиях продолжающейся Мировой войны как «раздел России между Англией и Францией» нет никаких оснований. Автору может сколько угодно не нравиться тезис о том, что именно большевизм заложил атомную бомбу под единство России. Но ничего нельзя поделать с тем фактом, что именно большевиками создана была в 1920 году «Киргизская АССР», переименованная в 1925 году в Казахскую, причем её столицей до 1925 года был Оренбург – так изощренно мстили большевики Оренбургскому казачьему войску за непокорство. Чудо, что в итоге этот русский город был исключен из состава Казахстана и остался в РСФСР. Многим другим частям Южной Сибири повезло в этом смысле гораздо меньше. Везде, где могла, создавала советская власть республики с правом отделения и автономии, формировала «титульные нации», выделяла им средства на развитие, конструировала им историю и впаривала им латинский алфавит (к которому сегодня с такой помпой возвращается Назарбаев). Об этом есть прекрасная книга Терри Мартина «Империя «положительной деятельности». Нации и национализм в СССР в 1923–1939». Отец-основатель украинского сепаратизма Михаил Грушевский в роли президента Академии Наук УССР смог осуществить то, о чем он даже и не мог мечтать в роли президента Украинской Народной Республики, – превратить миллионы малороссийских крестьян в «украинцев». Украинизация была магистральной политикой советской власти в 1920–1930-е годы и никогда в полной мере не прекращалась и позднее. Да, Сталин местами эти процессы притушил (хотя именно он вместо АССР создал Казахскую, Киргизскую, Карело-Финскую, которую, по счастью, упразднил Хрущев, союзные республики), но никогда полностью за советский период они не заглохли. И эти искусственно сформированные коммунистами границы «рванули» в 1991-м благодаря либералам. Кто больше виновен в падении? Тот, кто долго и трудолюбиво подпиливал ножки стула, или же тот, кто со всего размаху уложил на него свой афедрон? 10. «Патриарх Тихон предал большевиков анафеме, говорят нам. Нельзя большевиков поддерживать поэтому. Но ведь патриарх Тихон и Белое движение не благословил, не принял». Патриарх Тихон предал анафеме не большевиков, а всех, кто творит кровавые расправы над Церковью и верующими людьми, ее защищающими, кто убивает священников, грабит храмы, обдирает иконы, оскверняет священные сосуды. А вот собственно большевиков как таковых патриарх сурово обличал в своем послании от 13 (26) октября 1918 года, и его слова бьют наотмашь, в том числе и по Прилепину: «Великая наша Родина завоевана, умалена, расчленена, и в уплату наложенной на нее дани вы тайно вывозите в Германию не вами накопленное золото». «Никто не чувствует себя в безопасности; все живут под постоянным страхом обыска, грабежа, выселения, ареста, расстрела. Хватают сотнями беззащитных, гноят целыми месяцами в тюрьмах, казнят смертью часто без всякого следствия и суда, даже без упрощенного, вами введенного суда. Казнят не только тех, которые перед вами в чем-либо провинились, но и тех, которые даже перед вами заведомо ни в чем не виновны, а взяты лишь в качестве «заложников», этих несчастных убивают в отместку за преступления, совершенные лицами не только им не единомышленными, а часто вашими же сторонниками или близкими вам по убеждению». «Сначала под именем «буржуев» грабили людей состоятельных, потом под именем «кулаков» стали уже грабить более зажиточных и трудолюбивых крестьян, умножая, таким образом, нищих, хотя вы не можете не сознавать, что с разорением великого множества отдельных граждан уничтожается народное богатство и разоряется сама страна». Так что уже совсем не важно, поддерживал ли Белое движение патриарх, находившийся в руках большевиков и в постоянной смертельной опасности, или не поддерживал. 11. «Большевики произвели национализацию промышленности – более всего они ущемили интересы крупного капитала, отдав предпочтение интересам трудящихся. Более всего в Гражданской войне был заинтересован, образно выражаясь, российский список «Форбс»...». Не совсем понятно – интересам каких конкретно трудящихся отдали приоритет большевики? Рабочих, которые были обречены на несколько лет разрухи, голода, остановившихся заводов? Крестьян, взвывших от террора комбедов и продразверстки, а потому поднявших затравленное газами Тамбовское и многие другие восстания? При «эксплуататорах» экономика России росла на 8% в год, а при власти советов больше десятилетия нагоняла призрак самой себя из 1913 года. Что же касается «членов российского списка «Форбс», то за вычетом убитого при загадочных обстоятельствах в 1918 году в Москве богатейшего человека России Н.А. Второва прочие эмигрировали и скончали живот свой в Париже или Монако. 127-метровая яхта М.И. Терещенко «Иоланда» была в 1920-е годы самой большой яхтой в мире. Как в то же самое время жили пролетарии, освобожденные от гнета эксплуататоров и царского социального законодательства, хорошо описал сам певец большевицкой власти Маяковский: «сидят впотьмах рабочие, подмокший хлеб жуют». Впрочем, это были еще цветочки. Вместо города-сада их в ближайшем будущем ожидала система принудительного труда, которая и стала главным сталинским «ноу-хау» в ходе индустриализации. Не имея возможности сконцентрировать достаточно капитала для полноценного осуществления задуманных на пятилетку планов, товарищ Сталин нашел решение – он свел практически к нулю цену другого производственного фактора, труда. Впервые в истории была проведена современная индустриализация на базе рабского труда. Большевики и в самом деле уничтожили частный капитал. Единственным капиталистом осталось государство. И теперь уже не предприниматели, а оно вело переговоры с трудящимися, подкрепляя свои слова чекистским маузером. В то время как их собратья в Европе и Америке добивались всё более выгодных условий оплаты труда, оформления системы социального государства, русские рабочие десятилетиями оставались на рабском положении и еще считали, что им повезло, если их не перевели из рабов встречного плана в рабы ГУЛАГа. 12. «В Гражданской войне победил, в первую очередь, русский народ. Русская революция, случившаяся 7 ноября 1917 года, – и заслуга, и победа, и трагедия русского народа. Он несёт за неё полную ответственность, и он вправе гордиться этим великим свершением, изменившим судьбу человечества». Не буду спорить с тем, что в Гражданской войне победил именно русский народ. Не поддержи слишком многие русские большевиков, активно или покорностью, никакие латышские стрелки и китайские добровольцы не даровали бы Ленину и его шатии победы.  Вот только победил русский народ сам себя. И ту свою часть, что осмелилась выступить за честь, правду Божию, страдающее Отечество – единую и неделимую Россию. Такая победа обрекла практически всех, кто склонился перед большевизмом, на десятилетия нищеты, террора, рабства, зощенковского быта. Для этих людей единственным утешением в быту была надежда, что они мучатся ради великих свершений, ради Большого Проекта. Им никто не напомнил, что совсем недавно царская Россия осуществила один из самых грандиознейших проектов в истории человечества – всеконтинентальную магистраль Транссиб. И сделала это без всякого напряжения сил, не платя за инфраструктурный прорыв десятками тысяч человеческих жизней. Каждое человеческое сообщество, в том числе и русский народ, имеет набор базовых ценностей и целей: духовные – распространение своего мировидения, своей веры, укрепление самобытности, оригинального творческого начала в национальной культуре; материальные – улучшение благосостояния и увеличение численности народа; политические и геополитические – увеличение своего ареала обитания и безопасности границ. В достижении всех без исключения этих целей русский народ в ХХ веке провалился именно благодаря большевистскому перевороту. Православие пережило жесточайшее гонение, поставившее Русскую Церковь на грань уничтожения. Оригинальность русской культуры, достигшей высшего расцвета на рубеже XIX–XX веков, начала насильственно стираться. Русские люди были обречены на десятилетия ужасающей нищеты, террора, голода и провал в невообразимых размеров демографическую яму. Закончился большевистский период стремительным сжатием границ, сужением ареала обитания русских и превращением нашего народа даже в России в людей второго сорта. Если это – «победа», то главное не победить себя таким же образом еще раз. Теги:  революция, Владимир Ленин, гражданская война, общество, коммунизм, Октябрьская революция

08 ноября, 16:27

«Александра Фёдоровна». Бежал ли Керенский из Петрограда в женском платье?

История про женское платье закрепилась за Александром Керенским навечно.

08 ноября, 00:02

Как поймать перо жар-птицы?

Почему через 100 лет после революции будущее России остаётся неопределённым.

07 ноября, 20:51

России не стоит отказываться от имперских амбиций

Помощник главы СДД о выборе нашей страны и ее независимости перед Западом

07 ноября, 11:18

Большевики сами виноваты в том, что на них «повесили всех собак»

Понятно стремление победителей Октября 1917-го преувеличить свои заслуги, как понятно и желание их противников списать все беды исключительно на большевиков. Но не большевики разрушили и «убили историческую Россию». В стране за 12 лет случилось три революции, в двух из которых роль сторонников Ленина не прослеживается, зато ярко представлена роль самой массовой партии – эсеров, представляющих интересы самого массового сословия – крестьянства.

Выбор редакции
07 ноября, 10:45

Красные и белые. Алексей Родзянко: как власть утекала из рук

Для президента Американской торговой палаты в РФ Алексея Родзянко история России - это еще и история семьи. Он - прямой потомок Михаила Родзянко, имя которого многими монархистами связывают с отречением от престола Николая II. После разгрома Белого движения, по приглашению короля Александра, Михаил Родзянко нашел убежище в Югославии. И умер в Белграде в 1924 году.

07 ноября, 08:06

Политика: Большевики сами виноваты в том, что на них «повесили всех собак»

Встречая юбилей Октябрьской революции, мы по-прежнему пребываем в плену мифов, причем как советских, так и антисоветских. В общественном сознании они переплелись настолько, что отделить одни от других – задача нетривиальная. Где же та грань, которая мешает нам относиться к событиям 1917 года рационально и трезво? Историю пишут победители. В этом смысле не стала исключением и партия большевиков, присвоив себе прямо или косвенно ключевую роль в развитии революционного процесса. Нельзя сказать, что советская историография прямо утверждала, будто, например, революция 1905 года происходила при руководящей и направляющей роли Коммунистической партии. Однако описание тех событий снабжалось цитатами из Ленина настолько обильно, что волей-неволей возникало ощущение присутствия вождя мирового пролетариата на всех ключевых поворотах разгорающегося кризиса. Он происходящее описывал, комментировал, советовал, спорил с непосредственными участниками и критиковал их действия. В свою очередь, массовая культура рассказывала не столько о самих революционных процессах, сколько о действиях большевиков на их фоне. В музеях Ленина по всей стране гораздо больше внимания было уделено истории газеты «Искра», нежели экономике и политике революционного периода. А в литературе и кинематографе центральной фигурой раз за разом оказывался пламенный большевик – агитатор и организатор, смело и в одиночку выходящий со словом правды к массам, вокруг которых кипела и бурлила революция. Против истины Советы не грешили, и большевик в подавляющем большинстве случаев действительно отважно выходил к массам один – слишком мала была тогда численность ленинской партии. Но победители явно смещали акценты.  Пример из того же ряда – Февральская революция. Согласно советской историографии, партия большевиков сразу же начала разъяснять трудящимся ее буржуазный характер и призывать к созданию советского правительства, хотя все было несколько сложнее. Что же касается революционного брожения в армии, то именно ленинцы объясняли солдатам империалистический характер идущей бойни, а их агитаторы трудились на фронте не покладая рук. И так далее в том же духе. Неудивительно, что именно большевики к концу XX века в умах наших сограждан стали главной действующей силой истории начала столетия. Поэтому в конце 80-х, а особенно после 1991 года ей досталось за все – и за посеянную смуту, и за пожатую бурю. Шокирующий фильм-откровение своего времени – лента Станислава Говорухина «Россия, которую мы потеряли» (тот самый, что первым заявил на всю страну о счастливой дореволюционной России с ее цветущей экономикой и стремительно растущим населением, не знавшим нужды и кормившим половину Европы) начинался такими словами: «Россия... Так уж получилось, что мы ничего не знаем о ней. Поэтому, наверное, и живем так трудно и так глупо... История России, которой мы учились в школе, написана услужливыми лакеями, спешившими угодить своим хозяевам. Как раз тем, кто растоптал и разграбил эту страну. Ее убийцам. История России написана ее убийцами». Убийцы – это, разумеется, большевики, что прямо следует из контекста высказывания. Так на смену советской мифологии пришла мифология антисоветская. На первом этапе она во многом была обусловлена политическими мотивами – задачей делегитимизации советского строя. Если большевики сделали своим ниспровергателям такой подарок, прописав свою роль буквально во всех исторических процессах, странно бы было им не воспользоваться. В итоге образ истории пересматривался не в сторону рационального анализа и исторической достоверности, а «от противного» – от советской историографии к историографии с противоположным знаком. Конечно, сводить все к политике означало бы чрезмерно упрощать. В конце концов, подавляющее большинство советских людей просто не знало другой истории, так как источники, представляющие точку зрения противников большевиков, в СССР банально не публиковались. Вадим Кожинов вспоминал, что диссидентствующая советская публика была искренне уверена, будто Белая армия сражалась исключительно «За веру, царя и Отечество», и люди чтили память Корнилова и Колчака, полагая их истинными монархистами. Последовавшее за этим отрезвление было тяжелым: оказывается, монархистов у «белых» преследовала контрразведка. Увы, на поверхности эмиграции плавала пена злобных антибольшевистских сочинений, а не серьезных исторических исследований. Потому, например, у Александра Солженицына, который при желании мог бы ознакомиться с воспоминаниями непосредственных участников Февральской революции, ответственность за хлебный бунт в Петрограде возлагается на большевизированных пекарей, решивших придержать муку, а не на расстройство транспортного сообщения в стране. Ставший уже анекдотичным пример высказывания «Большевики свергли царя» смешон лишь на первый взгляд – и лишь для тех, кто потрудился разобраться в отечественной истории. Обычно за «Россией, которую мы потеряли» сразу следует переворот тех самых большевиков, которые «убили историческую Россию». Через 100 лет после революции в сетевых дискуссиях нетрудно найти эмоциональные восклицания, подобные такому: «Товарищи коммунисты! Сколько раз вам говорить: поражение в Первой мировой войне Россия потерпела не под руководством Николая Второго, а под руководством Ленина и Троцкого, заключивших Брестский мир!». То есть Февральская революция, отречение императора, «Приказ номер 1» – целый пласт исторических событий – банально выпадают из поля зрения. В действительности Ленин комментировал ход Первой русской революции из эмиграции, вернувшись в Россию лишь в ноябре 1905 года. Большевики не играли в тех событиях определяющей роли уже потому, что численность их партии к тому моменту не превышала 14 тысяч членов (для сравнения: численность партии эсеров оценивалась в десятки тысяч человек). В Петербургском совете рабочих депутатов, в руках которого осенью 1905 года оказалась реальная власть в стране, заседали меньшевики, эсеры и будущие конституционные демократы. Большевики же недооценили роль Советов и заявили, что готовы работать в организации, претендующей на политическое руководство массами, только при условии принятия Советом социал-демократической программы и подчинения директивам партии. Февральскую революцию большевистская партия встретила фактически обезглавленной: Русское бюро Центрального Комитета РСДРП(б) было разгромлено, его руководители находились или в эмиграции, или в ссылке. Ленин не предсказывал революции и не ожидал ее – буквально за месяц до февральских событий он писал: «Мы, старики, может быть, не доживём до решающих битв грядущей революции». По состоянию на февраль 1917 года численность РСДРП(б) оценивалась в 24 тысячи человек на всю страну. В Петроградском совете рабочих и солдатских депутатов, которому восставшие 27 февраля вручили власть, большевиков были буквально единицы – к их голосу большинство, представленное эсерами и меньшевиками, просто не прислушивалось. Антивоенная агитация большевиков на фронте и в тылу не шла ни в какое сравнение с аналогичной агитацией самой массовой революционной партии – эсеровской. «Приказ номер 1» действительно произвел наиболее разрушительное воздействие на армию, но издан он был, разумеется, не большевиками, а эсеро-меньшевистским Петросоветом в марте 1917 года, Сегодня (и это, опять-таки, наследие советской историографии) принято считать, что именно большевики последовательно выступали за поражение своего правительства в империалистической войне, призывая к миру «без аннексий и контрибуций», в то время как меньшевики и эсеры заняли позицию «оборончества». Между тем все тот же эсеро-меньшевистский Петросовет издал манифест «К народам мира». В нем, обращаясь к «товарищам-пролетариям и трудящимся всех стран», «оборонцы» с радостью констатировали поражение своего правительства и призвали народы воюющих стран свергать власть у себя для установления мира и прекращения войн, захватов и насилий. То есть с подобных позиций выступали не только большевики. Меньшевики и эсеры писали в своем Манифесте еще в марте 1917-го: «Мы призываем вас: сбросьте с себя иго вашего самодержавного порядка подобно тому, как русский народ стряхнул с себя царское самовластие; откажитесь служить орудием захвата и насилия в руках королей, помещиков и банкиров, и дружными объединенными усилиями мы прекратим страшную бойню, позорящую человечество и омрачающую великие дни рождения русской свободы». В конце марта 1917 года положения манифеста «К народам мира» подтвердило буржуазное Временное правительство. Не от большого желания, а под революционным давлением «снизу», но подтвердило. Идем далее. Большевистский «Декрет о мире», принятый после Октября, являлся логическим продолжением декрета «К народам мира». Он не объявлял о выходе России из войны, а предлагал «всем воюющим народам и их правительствам начать немедленно переговоры о справедливом демократическом мире» без захватов и контрибуций, выражая готовность рабоче-крестьянского правительства к началу таких переговоров. Большевистский «Декрет о земле» опирался на земельную программу эсеров, составленную на основе приговоров и наказов крестьян. А декрет о введении восьмичасового рабочего дня опирался на требования рабочих – о восьмичасовом рабочем дне Петросовет заявил уже 23 марта 1917 года. Феномен большевиков заключался не в том, что они несли за собой особые, принципиально отличные от всех других политических сил России идею и программу. Их феномен заключался в том, что они были единственными, кто последовательно шел к реализации основных требований революции. Когда свою неспособность к осуществлению реформ продемонстрировали и либералы Временного правительства, и социалисты Петросовета, поддержку обрели именно большевики. Но произошло это лишь во второй половине 1917 года. Понятно стремление победителей Октября 1917-го преувеличить свои заслуги, как понятно и желание их противников списать все беды исключительно на большевиков. Но не большевики разрушили и «убили историческую Россию». В стране за 12 лет случилось три революции, в двух из которых роль сторонников Ленина не прослеживается, зато ярко представлена роль самой массовой партии – эсеров, представляющих интересы самого массового сословия – крестьянства.  Историческую Россию не убивал никто – в нашей стране произошла Революция. И это неотъемлемая часть ее истории – истории развития страны. Теги:  Владимир Ленин, история России, юбилей, 1917, Февральская революция, памятная дата, Октябрьская революция

Выбор редакции
06 ноября, 23:10

Победная катастрофа 1917-го

Фефелов и Душенов. Выпуск № 58. К 100-летию Великой Русской Революции. Поддержать программу: Номер карты Сбербанка: 4274 2755 0005 7830 PayPal: [email protected] Другие платёжные системы https://goo.gl/zmH3n6 #ДеньТВ #Душенов #Сталин #Ленин #СССР #Троцкий #ВеликийОктябрь #1917й #историяРоссии #Российскаяимперия #Русскоецарство #Русь #монархисты #большевики #НиколайII

06 ноября, 19:00

Кто победил бы сегодня на выборах в Учредительное собрание?

«К 100-летию событий 1917 г. Фонд Андрея Первозванного реализовал проект «Россия 1917. Образы будущего». Партнеры проекта «Россия 1917. Образы будущего»: Российское военно-историческое общество, Российское историческое общество, МГИМО МИД РФ, МГОУ, МГУ имени М. В. Ломоносова, Российское общество «Знание», фонд целевого капитала «Истоки». Генеральный информационный партнер — издательский дом «Комсомольская Правда».Миссия проекта просветительская, направлена на представление позиций основных политических сил 1917 г. по ключевым вопросам тогдашней повестки дня.Проект обращен к самым широким общественным слоям, но особый акцент делается на привлечение к нему молодежи и студенчества.Проект состоит из трех составляющих: 1) Интернет; 2) Работа с вузами; 3) Экспертная сессия.ИнтернетИсходя из главной задачи проекта — просветительской, на страницах Фонда в социальных сетях ВКонтакте и Facebook, в течение 10 недель, начиная с 9 марта, посетителям ежедневно представлялись позиции ведущих политических сил той эпохи (большевиков, меньшевиков, эсеров, левых эсеров, кадетов, октябристов, монархистов и анархистов) по ключевым вопросам развития государства и общества 100 лет назад. В частности, были рассмотрены следующие вопросы: 1) аграрный вопрос; 2) отношение к войне; 3) политическое устройство; 4) экономическая модель; 5) национальный вопрос; 6) социальное равенство; 7) Россия в мире; 8) мировоззренческие основания.Для создания эффекта интерактивности, а также для привлечения молодёжи к участию в проекте на страницах фонда в соцсетях ВКонтакте и Facebook, а также на сайте информационного партнера проекта, издательского дома «Комсомольская правда» (KP.ru), было запущено виртуальное голосование в Учредительное собрание «Чья позиция Вам ближе?». Суть его состояла в следующем: посетители, ознакомившись с программами политических сил, голосовали за ту партию, чья позиция казалась им ближе.Итоги голосования: в общем голосовании в соцсетях ВКонтакте и Facebook проголосовали 30 045 человек.В сети ВКонтакте: в общей сложности проголосовали 26 083 человек. Левые эсеры — 1,6%, октябристы — 4,1%, эсеры — 4,4%, меньшевики — 4,7%, кадеты — 11,5%, анархисты — 12% монархисты — 26,7%, большевики — 35%.Следует отметить, что голоса распределялись по-разному в зависимости от возраста голосовавшего, его пола, а также страны проживания.По гендерному признаку:среди мужчин (80,5% от общего числа), за анархистов — 12,5%, за монархистов — 25,7%, за большевиков — 36,6%;среди женщин (19,4% от общего числа) за кадетов — 14,4%, за большевиков — 28,6%, за монархистов — 30,7%.По возрасту:от 18 до 35 лет (58% от общего числа) кадеты — 14,4%, большевики — 28,6%, монархисты — 30,7%;старше 35 лет (21,4% от общего числа) анархисты — 9,4%, монархисты — 27%, большевики — 43,3%.По странам:Пользователи из России (72,4% от общего числа): кадеты — 11.2%, монархисты — 27,6%, большевики — 36%.Пользователи из Белоруссии (2,4% от общего числа): анархисты — 17,3%, монархисты — 21,5%, большевики 27,3%.Пользователи из Украины (7,6% от общего числа): анархисты — 20,4%, монархисты — 25,5%, большевики — 27,7%.В сети Facebook:октябристы — 0,5%, левые эсеры — 0,7%, меньшевики — 0,7%, эсеры — 1,7%, анархисты — 3,4%, кадеты — 9%, монархисты — 34,9%, большевики — 49,1%.На сайте KP.ru проголосовали 2,3 тыс. человек;анархисты — 1%, левые эсеры — 3%, меньшевики — 4%, октябристы — 5%, эсеры — 9%, монархисты — 17%, кадеты — 18%, большевики — 43%.Комментарии: в соцсети ВКонтакте — более 1600 комментариев; в соцсети Facebook и на сайте KP.ru — более 600 комментариев. Лидерство большевиков во всех опросах обуславливает и тематику комментариев посетителей. Спорили о роли большевиков в истории нашей страны. Жаркие споры вызывает и советская история в целом. Многие пользователи переводят споры в сегодняшний день, ищут параллели и различия в политическом развитии сегодня. Не менее интенсивно посетители сайтов обсуждали и различные партии, и их программы, а также высказывали суждения об общей гибельности конфликта».Источник.Большинство наблюдается у большевиков*. А вот такие итоги были в 1918 году:Обидно, да, антисоветчикам?* - странно, что на официальных выборах в РФ сейчас побеждает "Единая Россия" - аналог тогдашних кадетов.

30 января, 13:49

Уроки лесного мудреца. Памяти В.И. Карпца

За семь лет тесного общения я сроднился с ним настолько, что теперь чувствую себя в определенной мере ответственным за то, чтобы его необъятное наследие не пропало втуне и было надлежащим образом истолковано

21 января, 07:00

Подборка по истории Гражданской войны

Оригинал взят у arctus в Содержание. То, что важно знать. И немного интересного(кроме последних 5 записей)1. О событиях начала XX в. в России. Красные, Белые, Монархисты.2. «Россия, которую мы потеряли»3. Вторая мировая, Великая Отечественная4. Блокада5. Мифы, фальшивки6. Современная Россия7. На злобу дняСсылки.1. О событиях начала XX в. в России. Красные и Белые.Количество царских офицеров в Красной и Белой Армиях. ЦифрыСловами белого генерала Я.Слащёва. За что воевали белыеБелые были орудием Запада в борьбе против России. ОбъективноНесостоявшийся удар ген. Слащёва по РККА в северной ТаврииБелые признали независимость Прибалтики, Польши и Финляндии - Колчак и ЮденичИнтервью Керенского 1953г. Независимость национальным окраинамМ. Булгаков о долгожданных большевиках, Петлюре и ватеНе принято говорить, что Брусилов стал красным генераломВойков и источники, которыми питаются Киселёв, Пушков, Брилёв etc. - саморазоблачения Беседовского.Т.н."Русский исход". Князь Трубецкой просит власти Севастополя установить памятник Врангелю - о значении фразы «Русский исход» в устах эмигрантов и местных НТСовского толка деятелях.Официальная позиция Церкви по «екатеринбургским останкам»Большевики и убийство Николая II. Собираем материалы. Следователь СК В. Соловьёв. Часть IЧасть IIОдин эпизод из жизни монархиста Маннергейма - о мнимом монархизме МаннергеймаМифы о Маннергейме. Любовь к России - 2-я часть о МаннергеймеЗа что ставить памятники Белым генералам? - искренний, нериторический вопросЭлита Русской Императорской Армии защищала Отечество в рядах Красной АрмииЧасть IIЧасть IIIМонархисты за большевиков (первая часть)Монархисты за большевиков (вторая часть)Посчитаем. Репрессировать в Крыму в 1920-м было некого - все ушли В.И. Ленин не видел Октября в январе 1917-го. ЦюрихРусское офицерство. Решающий вклад в свержение Николая IIЦерковь выступила против дома Романовых в Феврале 1917-гоКого «анафемствовал» патриарх Тихон в январе 1918 гПетлюра отдал полякам Западную Украину 21.04. 1920 г. Предатель? Нет - геройМиф о борьбе большевиков с верующими. С календарями праздников- Учредительное собраниеУчредительное собрание было распущено из-за потери легитимности. Кворум.Учредительное собрание. Отношение монархистов к его роспуску.Иностранные интервенты в России 1918-1921 гг. Забыли? Вот они«На знаменах Белой Идеи было начертано: к Учредительному Собранию». Белые и МонархияЧем Белые намеревались расчитаться с Антантой за помощь - о договоре Врангеля с Францией- Колчак Колчак реально бросил черноморский флот во время войны. И поехал в СШАКак попал в Россию А.В. Колчак - британский офицер с декабря 1917-гоВ правовой плоскости России Колчак - преступник. И никаких досок"Колчак - двойной агент" - говорил полковник Э.М. Хауз, американский политик, советник президента ВильсонаЗа какие заслуги собираются повесить памятную доску А.Колчаку в Петербурге. Часть IЗа какие заслуги собираются повесить памятную доску А.Колчаку в Петербурге. Часть втораяПамяти адмирала Макарова» японского поэта Исикавы ТакубокуО зверствах Колчака свидетельствуют его же союзники, напримерКолчак и граф Игнатьев. Один увёл золото из России. Другой наоборот. РазницаАдмиралъ Колчак. Из протоколов допросаСенатор Мизулина высказалась за памятник Колчаку в Омске. Лучше бы молча* * *Возвращение дореволюционных топонимов. Январь 1944-гоПри Сталине была многоукладная экономика Часть I Часть II- КрасновПетр Краснов изменил России с немцами еще в 1918-мИзменник П.Краснов: "Казаки! Русские враждебны нам" 2. «Россия, которую мы потеряли» "Экономическая мощь" Российской Империи к 1914 году Реформа 1861 года была де-факто ограблением крестьян"Реформа 1861 года была де-факто ограблением крестьян". Продолжение."Реформа 1861 года была де-факто ограблением крестьян". Сравнение с отменой рабства в США"Промышленность и с/x Российской Империи на 1913 год в цифрах. Мощь только в фантазиях"Россия начала ХХ в. - «мы cамая бедная из культурных стран». ПотреблениеБлеф "Русского экономического чуда" начала ХХ в. Доход на душу населенияФинансовый крах Российской Империи - долговая яма, в которую села Россия перед 1-й МировойСтолыпинский галстук. Лев Толстой о 20 повешенных крестьянахОт Царя - Гучкову: "Алло! Скончался ли Александр Иванович?"К набросу Д. Киселёва о проливах в "Вестях недели"3. Вторая мировая, Великая Отечественная, Катынь1941 год глазами немцев. Березовые кресты вместо железныхНерусские русские каратели и их немецкие хозяева. Фон ПаннвицСколько можно лгать про Женевскую конвенцию?Катынь. 52 вопроса к обвинителям СССР. Часть I (1-27)Часть II (28-52)Катынь. Фальшивая "записка Шелепина". Сканы Новые факты к разоблачению Катынских подделок. Польские и русские учёные против ГеббельсаКак Сталин вежливо "отцепил" "Правительство Польши в изгнании" 02.08.44. Стенограмма переговоровКак Сталин «отцепил» Рузвельта по статусу Прибалтики. Вежливо, вескоСталин с Черчиллем и Рузвельтом как с детьми. Не улизнёшь. ТегеранСталин о русском народе помимо известного тоста 1945 гСталин объяснял многие вещи так просто и ясно, что запоминалось на всю жизнь - приёмный сын Артём о Сталине«Сталин, взяв митрополита под руку, как настоящий иподиакон...»Что говорил Сталин об Америке на самом делеСпокойно! Сталин был на месте и 22 июня и 21-го ect. ПоминутноФеликс Эдмундович Дзержинский - славный сын России4. Блокада"Петербург должен исчезнуть с лица земли" Фашисты об участи ЛенинградаБлокада Ленинграда. Финский вклад5. Мифы. Фальшивки.Сколько казаков было в РИ. Возможно ли уничтожить миллионыПравда и мифы о ленинских высказыванияхСнимаем покровы с "14 цитат Ленина от которых стынет кровь"Правда и мифы о сталинских высказываниях"В СССР у колхозников не было паспортов". Эмоции и реальность"Ленин немецкий шпион". В.И. Ленин сам о фальшивке Г. АлексинскогоВсе призывы к "захоронению Ленина" - от лукавого. И вот почемуЛенин и Религия. Отношение к верующим Ленин и религия. Отношение к верующим (продолжение)Ленин и религия (продолжение 2)Расстрелять побольше попов". ФальшивкаФальшивка. Письмо В.И. Ленина В.М. Молотову об изъятии церковных ценностейВСЕ цитаты Ленина со словом "РАССТРЕЛЯТЬ"Что говорил Сталин об Америке на самом делеЧисло священников не дотянуло до цифры расстрелянных сотен тысячНовые факты к разоблачению Катынских подделок. Польские и русские учёные против ГеббельсаО тезисе "большевики разложили армию". Это фейкПосчитаем. Репрессировать в Крыму в 1920-м было некого - все ушли Фальшивые источники автора "Красного террора"Фейк Бутовского полигона. Нет жертв и доказательств расстреловА.Рогинский из «Мемориала» признался - они замалчивают правду3 853 900 осужденных по политическим мотивам за все 73 года советской власти Приговорённых к расстрелу в СССР - десятые доли процента(0,16)Прощаемся с фальшивкой о 2.000.000 изнасилованных немокМиф о Бутовском полигонеФейк Бутовского полигона. Нет жертв и доказательств расстрелов - исследуем «проект Бутово» по материалам авторов проекта.Бутовский полигон. Еще к исследованию фальшивки - причастные к поддержанию мифа раскрываются самиИ ещё один штрих к фальшивке - разбираем статью "Бутовский полигон, археология расстрелов",Мёртвые души Бутовского полигона6. Современная РоссияCводки : Нюрнберг 2.0 над СССР и Россией, как правопреемницей Беловежье и холопство. Стенограммы телефонных разговоров Ельцина и Горбачева с Д.Бушем. Православные святые о нынешних временах. Украина.Православные святые о нынешних временах. Турция и Россия .Мифы Перестройки. КибернетикаЭкономическая война против России - прямая аналогия с событиями 80-х. Часть I. Цены на нефтьЧасть II. Газопровод, кредиты санкцииКак "газета от 31 декабря 2010 года" года виделась из 31 декабря года 1959 глазами советских людей Украинский эпос. Киборги.7. СССРТбилиси-1956. Грузия встала за СталинаМассовые беспорядки в Тбилиси в марте 1956 г. Роль В/Ч 32198. Территориальная целостность РоссииКарельский перешеек. Российский - и никаких претензий быть не может Крещение карел. Для адептов "свободной Ингрии"Курилы не трожьте - наши. История Курильских острововКурилы не трожьте - наши. История Курил. Договоры8. После наката ведущих СМИ на ВойковаНаталья Солженицына, Мифы и Факты - c цифрами репрессий 21-53 гг.«Грязные убийцы Александр I и Екатерина II» - ответ Д. Киселёву после его голословных обвинений Войкова в убийстве семьи Романовых.Лагерь на Соловках создали белые. Д.Киселёву. - ответ Д.Киселёву после его обвинений большевиков в открытии концлагерей на Соловках.Оценим цифры репрессий, отталкиваясь от С.Брилёва (Вести в субботу) - ответ С.Брилёву на его голословное «ну, в каждой семье, и это не преувеличение, есть либо раскулаченные, либо посаженные, либо расстрелянные.» "Эхо Москвы" в ипостаси гнезда нетерпимости и ненависти