• Теги
    • избранные теги
    • Компании1108
      • Показать ещё
      Страны / Регионы239
      • Показать ещё
      Разное375
      • Показать ещё
      Издания53
      • Показать ещё
      Люди78
      • Показать ещё
      Формат9
      Сферы8
      Показатели13
      • Показать ещё
      Международные организации10
      • Показать ещё
Мой Банк
17 ноября, 13:06

Как переехать в США

-=Текст предоставлен рекламодателем=-© Kate Fim PhotoЯ знал, что был рожден для чего-то большего, чем трешка на Чистых прудах, поэтому, как только я накопил достаточно денег, я купил билет в Сан-Франциско в один конец и, как подобает настоящему эмигранту, рванул в Америку.© Kate Fim PhotoТуристическая виза B-2, которую я получил, дает мне право полгода находиться в Штатах. Я прохожу таможенный контроль, вдыхаю солоноватый воздух и начинаю обратный отсчет. У меня есть 183 дня, чтобы придумать, как мне остаться в Золотом Штате.© Kate Fim PhotoДелу, конечно, время, но Golden Gate Bridge посмотреть тоже надо и на 10-й день прохождения всех самых туристических и не очень маршрутов я понимаю, что уже не могу представить свою жизнь без улыбающихся людей, океана, криков чаек и запаха успеха, эпицентром которого является Силиконовая долина.© Kate Fim PhotoПризнаюсь, я ожидал большего от офисов крупнейших мировых корпораций, но мне даже нравится эта спокойная атмосфера, в которой пафос и дешевые понты — уже прошлый век, ровно как и бензиновые автомобили.Я легко знакомлюсь с местными IT-монстрами в надежде присоединиться к их команде и продолжить свой путь программиста, но из-за отсутствия рабочей визы мы можем быть коллегами только покоряя волны.Все это время удержаться на плаву мне помогают заказы на фрилансе, но из-за разницы во времени я замечаю, что их становится все меньше, как и денег на мой карте. А из казавшегося мне почти бесконечным шестимесячного промежутка времени осталось чуть больше трех недель. Пора срочно найти легальный способ остаться в стране.На одном сайте прочитал историю о том, как программист получил О-1 визу, которая дается талантливым людям. «О, так это ж про меня!», — думаю я и начинаю изучать детали... Общие требования для визы O-1 выглядят очень устрашающе на первый взгляд. На второй тоже. Нужно соответствовать 3 из 8 критериев.«Ох, мне бы так зарабатывать», — думаю я, прощаясь с $400 за часовую консультацию с юристом, выхожу на улицу и начинаю прикидывать: ждать «гениальную» визу минимум 4 месяца, заплатить придется $8,000, а шансы ее получить примерно такие же, как выиграть в Вегасе, 50/50, а в случае «проигрыша» деньги никто возвращать не будет. Тяжкое бремя выбора берет на себя мой банк, который отвечает на запрос баланса лицевого счета печальным лаконичным сообщением: «У вас осталось $6,200».© Kate Fim Photo«Как? На что? Когда?» — эти вопросы набатом звучат в моей голове. «Нужно срочно что-то решать и прямо сейчас переходить в режим жесткой экономии», — думаю я, отменяя свой UBER и двигаясь в сторону автобусной остановки.© Kate Fim PhotoБезлимитный интернет в Старбаксе и сайт иммиграционной службы США — это сила! Я и не знал, что туристическую визу можно продлить еще на полгода. Записываю все необходимое в список дел: отправить в иммиграционную службу письмо и собрать документы, обосновывающие причину остаться. И хотя весь процесс напоминает головоломку, мне по силам решить ее не прибегая к помощи юристов.Вы замечали, что когда сильно чего-то ждешь, время тянется мучительно медленно? Каждое утро я начинаю с проверки почты в ожидании заветного ответа, который приходит только на 14-й день. «And she said yes» — так для меня прозвучало заветное «approved» в письме от миграционной службы! «Я остаюсь! Виза продлена! Как же все легко, если разобраться! Если подумать даже моя бабушка могла бы справиться с этой задачей». Я решил написать бота, который будет помогать людям остаться в Америке. Пускай он оформляет документы и заполняет все формы!© Kate Fim PhotoМесяц кода, Доктора Пеппера и Папы Джонса — я настолько увлечен работой, что забываю не только женщин, но даже серф.© Kate Fim Photo«Цукерберг, спасибо, что ты есть!» — говорю я вслух и нажимаю кнопку post. Теперь оценить мой Visabot могут в закрытой группе, где публикуют новых ботов. Минута, две, 10 — ни одного клика и сообщения. 15 минут — я уже начинаю переживать, закрываю крышку компьютера и нервно хожу из угла в угол. Моего терпения хватает на 20 минут и я вновь включаю компьютер: 10 сообщений и 50 просмотров!!! Спустя 24 часа подвожу итоги: моего бота оценили 3175 человек, я получил запрос от трех журналистов и 2 инвестора уже назначили мне дату и место встречи. Теперь-то я знаю, что такое американская мечта: это сильное желание, вера в свои силы, немного кода и, конечно, удача. А еще удача, когда у твоего друга есть крутая съемная квартира в Даунтауне, в которой можно сделать «успешные фотографии». А мне пока остается много работать, ведь я только в начале своего пути. Но главное, в чем я уверен, — я двигаюсь в правильном направлении.© Kate Fim PhotoЕсли нам с вами по пути, или вы просто хотите поддержать пса-стартапера-эмигранта, заходите на Продуктхант и голосуйте за мой проект Visabot. Продуктхант — это портал, где оценивают IT-продукты, и ребята из Силиконовой долины респектуют мне, что я там теперь есть!Перейти на сайт ПродуктхантА если у вас есть какие-то вопросы по поводу иммиграции в США, пишите мне на почту, с удовольствием отвечу и помогу! [email protected]

Выбор редакции
27 октября, 09:02

Борьба за жизнь и за квартиру: банк арестовал жильё больной раком петербурженки

Женщина вынуждена бороться с болезнью. Параллельно она судится с банком, чтобы отстоять своё единственное жильё. Родителям при этом о трудной ситуации Ирина не рассказывает, чтобы не расстроить пожилых маму и папу. Лайф встретился с героиней и приводит её монолог. Я приехала сюда из небольшого города. Единственного в своём роде в России. Я там родилась, выросла и жила до 38 лет. В какой-то момент я поняла, что мне хочется жить в большом городе. Сделала выбор — переехала. Муж, к сожалению, не поехал со мной, и через какое-то время я узнала, что он погиб в автомобильной катастрофе. Может быть, мы немного отошли друг от друга, не было такой яркой боли в тот момент. Но случилось, как случилось. Жизнь на этом не заканчивается. Ко мне приехал сын, решили обзавестись собственным жильём. Довольно быстро подыскали квартиру стоимостью 2 млн 650 тысяч. Когда я только приобрела эту квартиру, в 2008 году, я была так счастлива. Меня одолевало столько идей, мне казалось, я всё могу воплотить на этих 37 метрах. Жаль, что не всё удалось воплотить, но какие-то остатки от тех идей до сих пор ещё живы. Я взяла кредит на сумму 2 млн 200 тысяч. Поскольку у меня квартира изначально должна была покупаться за рубли, я была уверена, что мой кредитный договор будет рублёвым. Меня не смутило, что платежи выражены в валюте, поскольку ставка, которая использовалась в кредитном договоре, была привязана к среднему курсу иностранных валют.  Всё было хорошо, мы справлялись. В принципе, я рассчитала достаточно точно, чтобы кредит был посильным и не особенно ущемлял наши с ребёнком интересы. Но в 2013 году у меня обнаружили страшную болезнь — рак. Во время химии, не дай Бог, конечно, кому-то это испытать, я могла как-то нормально существовать два дня. Потом лежишь и думаешь, что лучше тебе было умереть. Нужна какая-то сумасшедшая мотивация для того, чтобы просто заставлять себя вставать, дышать, что-то делать, как-то бороться. Я помню, как-то перед операцией мне позвонила соседка и сказала, что у нас зацвёл куст розы, за которым я ухаживала. Меня увезли на машине перед операцией, я смотрела на эту розочку и утром пыталась рассказать об этом врачам, как она прекрасна. Меня обвинили в том, что я, наверное, перебрала феназепама. Я прошла две операции, три химиотерапии. Это, наверное, самое тяжёлое время. Я не могла работать, мы продавали имущество. Мы продали машину, которая числилась на мне, продавали что-то из вещей. Ребёнок работал. Я не знаю, чем он питался. Он приходил ко мне в больницу, я скармливала ему свой ужин, потому что видела, что он голодный. И в состоянии после химии я ездила в банк. Это было полуобморочное состояние. Я вносила эти деньги, которые мы каким-то трудом из своих средств и имущества добывали. Через некоторое время узнала, что мой банк продал мой кредит другому банку. К моменту продажи моего долга мной было выплачено уже более 3 млн рублей. Банк сказал, что я должна ещё 1 млн 200 тысяч рублей, причём в долларах. Каждый раз, когда приезжают мои родители, я ужасно боюсь, что оставлю какую-нибудь забытую вещь в квартире или документ, который наведёт их на мысль о моей болезни или о кредите, и они поймут, что в нашей жизни не всё так гладко, как мы пытаемся им показать. Мы им рассказываем о том, как у нас всё замечательно. Как удачно мы купили эту квартиру совсем недорого. Я очень боялась, что они заметят шов на моей шее, который остался после операции, я очень боялась разговаривать с ними по скайпу, когда после облучения плохо говорила. Мы смешно пытались скрыть асимметрию моего лица после операции. Я не владела левой рукой и говорила маме, что развиваю правое полушарие мозга для творческих способностей. Был наложен арест на квартиру, на мою пенсию в размере 30 процентов, на мою заработную плату. Пройдя сейчас два суда и участвуя в третьем, я понимаю, что у меня очень мало шансов против банка выиграть этот суд. Шанс остаться без квартиры лишает меня и просто шанса на выживание. У нас с детства всё равно остаётся в душе какая-то вера в сказку, в чудо. Есть огромная икона Николая Чудотворца, я хожу к этому святому и пишу ему записочки. Я ходила к нему перед операцией и писала, чтобы всё прошло как надо. Ходила перед каждой химией и облучением. А сейчас хожу, пишу, чтобы он помог мне выиграть суд. Мне кажется, что если стоять в центре самого высокого места в храме, то наши самые горячие заветные желания быстрее доходят до Бога, это работает как антенна.

20 октября, 19:16

Организатор блокады Крыма подтвердил наличие счетов в банке РПЦ

Связанный с крымско-татарским меджлисом бизнесмен Ленур Ислямов подтвердил, что в разное время получал кредиты или размещал средства в банке «Пересвет», на 49% принадлежащем Русской православной церкви (РПЦ). Об этом он рассказал в беседе с Forbes в четверг, 20 октября...

08 октября, 21:13

Без заголовка

добавлю свои пять копеек как то так получается не знаю почему но самым надменным образом ведут себя как правило вчерашние колхозники получив какой то минимальной власти или закончив семь классов поэтому такое вот надменное поведение современных чиновников или нувориши что часто одно и тоже объясняется именно их колхозным происхождением это дети рабочих и крестьян из маленьких грязных городков или горных сёл поэтому больше всего на свете те же рабочие при совке ненавидели начальство там была настоящая ненависть детей начальников били поджидали в темном переулке и лупили в союзе вообще много дрались много больше чем сейчас такая вот классовая солидарностьПротив российской буржуазии закон мягок, как фаллос ветерана трудаВот и прошли долгожданные выборы в Госдуму. Здание на Охотном обживают новые депутаты, в рядах которых, очень надеемся, немало и таких, у которых еще осталась совесть. Именно на них в первую очередь рассчитана эта статья писателя Юрия Михайловича ПОЛЯКОВА.Каждый «народный» избранник просто обязан прочитать ее от начала до конца прежде чем бездумно нажимать на кнопку для голосования.1. ИНФОРМАЦИОННАЯ ТРАВМАТОЛОГИЯК нашей странной жизни привыкаешь как к отделению травматологии, куда угодил, поскользнувшись на мокрой московской панели. Полежишь день-другой на больничной койке и уже не видишь ничего странного в том, что у соседа справа нога на вытяжке торчит, как бушприт, а слева стонет мужик, замурованный в гипс по самые брови. Поясница у него, видите ли, чешется. Потом выпишешься, через пару месяцев зайдешь на контрольный осмотр, вручишь доктору-кудеснику коньяк, заглянешь мимоходом в свою былую палату и обомлеешь: боже ты мой, что за мрачный вернисаж увечий, переломов, смещений и травм, едва совместимых с жизнью!Примерно то же самое бывает со мной, когда на отдыхе или из-за срочной литературной работы я долго не смотрю телевизор, не залезаю в Интернет, не припадаю ухом к какому-нибудь охальному радиоэху, а потом возвращаюсь в отражённую реальность наших СМИ. «Нет, не может быть! И я здесь живу?! Паноптикум! Вот бывшего главу государственной корпорации «РусГидро» Е. Дода, топ-менеджера, можно сказать, с детства, взяли за то, что выписал себе лишние 73 миллиона рублей премии. Ему по закону полагалось 280 миллионов, а он себе накинул – пожадничал. И весь эфир, все телекомментаторы, начиная с Дмитрия Киселёва, виртуоза гневных эфирных рукоплесканий, вскипели: «Кошмар! 73 миллиона, это же миллион евро!» Минуточку, коллеги, сначала объясните мне: откуда у главы, по сути, госструктуры такая премия – 280 миллионов, помимо зарплаты? Он, что своим телом брешь в плотине закрыл и спас спящий город от потопа? Но даже за такой подвиг не многовато ли? Вон, вдове погибшего лётчика-героя на все про все, включая компенсацию невосполнимой утраты, в сто раз меньше дали. А ведь у нас не один такой Дод! И если сравнить доходы разных «додов» и «додиков» со средней зарплатой по стране, то, как поётся в романсе, «оружия ищет рука». Если б защитники Москвы зимой 1941-го узнали про то, что у наркома, скажем, тяжёлой промышленности зарплата в тысячу раз больше, чем у рабочего или инженера, история могла пойти другим путем. Патриотизм патриотизмом, а классовой обиды ещё никто не отменял. Изумляет отвага нашего президента, который принял вызов оборзевшего Запада, имея в тылу такую засаду, такую социальную западню!При развитом советском саботаже была иллюзия: чем нам больше платят, тем лучше мы работаем, но теперь она развеялась, как дым над крематорием. Конечно, до какого-то момента экономические стимулы работают, но едва превышена некая внятная норма, человек впадает в гедонистический ступор. Топ-менеджеры, у которых в бумажнике кредиток больше, чем орденских планок на кителе генералиссимуса, к порученному делу, как правило, относятся без особого фанатизма. Видимо, большие деньги отвлекают от работы. Иной скудный бюджетник куда бойчей, старательней и опытней. Взять хотя бы нашу сборную. Сапёры по заминированному полю передвигаются живее, чем асы кожаного мяча по газону с подогревом. А рискующим жизнью сапёрам таких миллионов не платят. Зато продувшим футболистам не слабо погулять так, чтобы всеми своими рулетками содрогнулось Монте-Карло: шампанского выхлебали на такую сумму, что детдомовцев страны год молоком поить можно. Увы, друзья, видимо, мы живём с вами в стране высокооплачиваемых пофигистов.Но мало того, что слой опузырившихся соотечественников имеет совершенно немотивированно высокие доходы, эти господа ещё очень сердятся, если кто-то начинает задавать вопросы про «бонусы» или «золотые парашюты». Мол, не ваше дело. А чьё? Или банковский топ-клерк сделан из другого генетического материала, нежели сельский врач? Помню, в каком-то телевизионном словопрении я обмолвился, что у нас в Отечестве, как в поговорке, «у одних щи пустые, а у других жемчуг мелок». Экклезиаст нашей либеральной экономики Е. Ясин аж затрясся: «Это неприлично считать чужой жемчуг!» «А кормить пустыми щами – прилично?» – возразил я.2. ЗАОФШОРЕННОСТЬВпрочем, с ними, большевиками-рыночниками, об этом спорить бессмысленно, ибо процесс «десовестизации», запущенный в конце 1980-х, сделал своё дело: «стыд в узде» давно никого не держит. Помните, четверть века назад нам говорили: «Долой советскую уравниловку! Давайте богатеть вместе!» «Давайте! Ура!» – обрадовались мы. Но вместе как-то не получилось, богатеют немногие вместо всех остальных. Конечно, я не ребёнок и понимаю: в мире всегда будут богатые и бедные, даже в осаждённом Ленинграде кто-то запивал стерлядь хересом. Помните жутковатую прозаическую зарисовку Ольги Берггольц о пышнотелой дамочке в блокадной бане? Но тут всё дело в мере и здравом смысле. Приведу пример. Может, допустим, один человек для своего удобства выкупить целое купе – съездить в Сочи? Конечно, ради бога! А вагон? Пожалуй. А целый поезд? Ну, если ему очень так хочется… А всю Северо-Кавказскую железную дорогу? Молчите? То-то и оно!Недавно руководитель опять же государственной монополии вдруг отказался дать отчёт о своих доходах: не хочу, мол, огласки, а то лишние разговоры пойдут! Хотел бы я посмотреть на советского министра, пожелавшего скрыть, с какой суммы он должен заплатить партвзносы. Посадить бы не посадили, но руководил бы он после этого только своей женой, если она беспартийная. Или вот случай: сынок тоже крупного государственного чиновника вдруг попросил гражданство в стране, объявившей нам санкции, да ещё вложил в экономику своего будущего отечества миллиард – не рублей, конечно. Догадываетесь, сколько на эти деньги добрых дел в России можно было бы совершить? Но в России жить неуютно, нет перед домами лужаек, которые подстригают триста лет. Так откуда же им взяться, лужайкам, если боярские да купеческие дети тратятся на английские газоны и швыряют миллионы, чтобы попасть на приём во дворец к бабушке Елизавете! Любая страна прочна своими традициями, но не в том случае, когда это традиция уводить деньги из страны, а потом и самим сматываться следом. Да, советская элита была зашоренной, а нынешняя – заофшоренная. Что хуже?Если бы солитёр обладал сознанием, он вряд ли сочувствовал бы тому организму, из которого высасывает соки. Российский капитал зачастую просто паразитирует на нашем Отечестве. Иной раз, чтобы докопаться, кому принадлежит тот или иной аэропорт, приходится проводить такие расследования, что сам Шерлок Холмс не выдержал бы и разбил свою скрипку о голову Ватсона. Я вот иногда иду мимо Царь-пушки и думаю: вдруг её уже купил какой-нибудь собственник, зарегистрированный на Сейшелах? Мы этого ещё просто не знаем. Узнаем, когда он пальнёт из неё в честь дня рождения своей любимой собачки.Вообще, заграница – какая-то чёрная дыра новой России. Если одновременно на всех яхтах, купленных нашими согражданами, настоящими, бывшими и ненастоящими, поднять государственные флаги РФ, то возникнет ощущение, будто наши неисчислимые прогулочно-морские захватили самые дорогие набережные мира. Я, конечно, против железного занавеса, достаточно и калитки, но если из твоего дома выносят что-то купленное на залоговом аукционе, можно, наверное, спросить: «А вы, собственно, куда это потащили?» Но нельзя: чужой жемчуг считать неприлично, даже если его выловили из твоих пустых щей. Увы, наша открытость привела к тому, что едва соберутся кого-нибудь по статье привлечь, а он, глядь, уж давно за рубежами, обзавёлся замком, виноградниками, спортивным клубом и остров себе в Эгейском море присматривает, никак не сторгуется. Яхты я уже упоминал.Наверное, следователи просто не знают, что подозреваемые имеют обычай скрываться от правосудия. Пресс-секретарь одного серьёзного органа всякий раз, сообщая по телевизору о бегстве за кордон очередного жулика, ну, так всегда печалится, словно от него самого молодая жена удрала. Конечно, беглеца объявляют в международный розыск, но это мне напоминает советский анекдот про неуловимого Джо, которого никто не ловит – на хрен нужен! Если бы Борис Абрамович Березовский аккуратнее повязывал свой шарфик, он бы до сих пор в международном розыске кайфовал. Ведь с Лондону, как и с Дону при царях-батюшках, выдачи нет.Недавно выяснилось: глава государственного унитарного предприятия «Антидопинговый центр» Г. Родченков, не рядовой, кстати, клерк, уничтожив допинг-пробы, смылся в Америку, где его, вероятно, ждали и было где вещички бросить. А мы руками разводим: ушёл, гад, ищи ветра в Манхеттене. Но я что-то не пойму: у нас ФСБ теперь расшифровывается как Федеральная служба безмятежности? Ведь кто-то же брал его на работу, кто-то отвечал за его деятельность, он кому-то подчинялся. Кому? Его курировали. Покажите – кто! Тоже удрал? Тогда покажите покровителей и этого удравшего. Нет, не показывают. Боятся, наверное, президента расстроить! Не бойтесь: у него и так лицо грустное… К тому же, в свете этого скандала иначе воспринимается и парад «гелендвагенов», который в Москве дали выпускники академии ФСБ, молодые бойцы невидимого фронта, выложив потом свои счастливые селфики в Мировой сети – ЦРУ на заметку. Ладно бы они так отметили поимку сотого шпиона, а то ведь в дипломах чернила ещё не просохли. Друзья моей молодости, лейтенанты 1970-х, свой выпуск в шашлычной «Утёс» отмечали, а домой на последнем троллейбусе добирались. Бред какой-то! И две изумленные тени – Дзержинского и Андропова – теперь, всхлипывая, бродят по ночным коридорам Лубянского дома.Иной раз припомнишь и обомлеешь, сколько бывших министров, губернаторов, мэров, депутатов, чиновников, бизнесменов, потомившись у кормила государственной галеры, подалось за рубеж и там осело! Здесь, значит, клевали, зобы набивали, а там гнезда свили, птицы божьи. Вот узнал, что у главного редактора популярной газеты семья давно на исторической родине обитает. Я, конечно, не еврей и многого не понимаю, но скажу так: если бы у меня вся родня была там, я бы больше интересовался программой партии «Ликуд», чем платформой «Единой России». Впрочем, там, очевидно, русскоязычному журналисту трудно найти себе работу, вот и приходится ишачить вахтовым методом, как на нефтяной вышке в тундре.Давно заметил одну особенность европейских столиц: чем дороже универмаг, тем больше там продавцов, говорящих по-русски. А я-то всегда думал, что, сожрав все в одном месте, перелетает на другое саранча, а не национальная элита. Года три назад, случайно попав в пятницу на вечерний лондонский рейс, я просто обалдел: узнаваемых государственных мужей и медийных физиономий в самолёт набилось не меньше, чем светочей русской мысли на «философский пароход». Только вот светочей насильно высылали с родины, а эти сами каждый уикенд отлетают – общечеловеческим воздухом подышать. Перелётная элита – особая примета новой России. Теперь с этим, конечно, сложнее, не оттого ли у многих олигархов и министров в глазах тоска людей, три года в отпуск не ходивших.3. ЦИНИЗМ КАК СЕМЕЙНАЯ ЦЕННОСТЬДалеко не случайно в последнее время все чаще «золотая молодёжь», дети-внуки олигархов, топ-менеджеров, чиновников, отчубучивают нечто возмутительное: то пешехода снесут, то дебош учинят, то компатриота в милицейской форме отлупят, то за границей напакостят… Однако каким бы громким и мерзким ни был скандал с отпрыском, состоятельные родители проявляют выдержку, граничащую с презрением, нанимают адвокатов и молчат, отвергая журналистов как вид. Во всяком случае, я ни разу не слышал от «предков» извинений за своих буйных чад, мол, простите, люди русские и нерусские, стыдно мне за моего обалдуя, накажу: будет сидеть на хлебе и воде, учиться в Петрозаводске, отдыхать в Крыму, деньги вкладывать в народные промыслы, а ездить на самокате. Нет, молчат, как партизаны в гестапо. Почему?Ну, во-первых, потому что общественное мнение у нас ещё так мало влияет на карьеру, статус и бизнес, что им можно пренебречь. Иначе министра спорта Мутко самого уже давно бы забили в какие-нибудь ворота. А во-вторых, и это главное: им в самом деле совсем не стыдно. Перед кем извиняться, перед нищебродами? В глубине души они считают: ну, поозорничал мальчик или девочка, так он (она) право имеет, это сын мой (дочь), наследник(ца) миллионов(ардов). Ненужное зачеркнуть. Такая вот мораль. Цинизм как семейная ценность. Или вы хотите, чтобы юные лоботрясы, наследники странно нажитых капиталов, переводили старушек через дорогу, а не устраивали на «зебре» жуткие ралли? Это ж так прикольно! Накажут? Кто? Они с младых когтей знают, что суд – это место, где ты можешь приобрести себе столько закона, насколько у тебя хватит денег. Папа не раз и не два откупался. Почему они должны иначе относиться к народу, терпящему такую социальную несправедливость, ведь бедный значит глупый. Им же не объяснили, что стать богаче – не значит стать лучше, хотя ехидный вопрос эпохи гибнущего социализма: «Если такой умный, почему такой бедный», давно пора на современный лад переформатировать бы: «Если ты такой честный, почему такой богатый?»Но больше всего лично меня задевает откровенный антипатриотизм российского капитала. Все остальное – производное. Мой знакомый виноторговец запил с горя, когда воротили Крым: у него просел бизнес. Уж как он ругался! Другой весьма состоятельный российский бизнесмен, получая в Кремле награду, в ответном слове первым делом заговорил о любви к своим среднеазиатским пенатам. Оно понятно, арык детства не забываем, но ведь вам, уважаемый, не знак «Золотого хлопкороба» наш президент вручает, а российский орден. Вроде бы ничего страшного, можно обожать свою историческую родину и все силы при том отдавать России, но почему-то сразу вспоминается миллиардный супер-отель, воздвигнутый в солнечной Турции на деньги, выкачанные из московского «Черкизона». Но хватит, довольно об этом, иначе кровь рязанских пахарей вскипит в моих жилах!Если человек – патриот, пусть и очень состоятельный, он никогда не будет зарабатывать здесь, а вкладывать там, речь, конечно, не о квартирке в Болгарии. Он не позволит своему отпрыску выдрючиваться перед согражданами. У родного очага не гадят. А если позволяет, значит, жить в «этой стране» не собирается. В семье человек, как рыбка в аквариуме, на виду. Когда для него главное – деньги, то всех людей, включая жён и подруг, он рассматривает с точки зрения вложения средств и извлечения прибыли. Для такого семья, хоть обвесь особняк иконами с Петром и Февронией в полный рост, не малая церковь, а надомный релакс-клуб. Иногда с элементами дорогого борделя. Не справился семейный персонал с постельно-детородными и представительскими функциями – можно уволить без выходного пособия, наняв кого-то помоложе и потрепетнее. Благо выросло целое поколение юных особ, нацеленных на рынок дорогих матримониальных услуг. Брачный сервис для состоятельных господ. А уж разводятся рублёвские пары, как собаки кость делят. Никого не стесняются.Но могло ли быть по-другому? Едва ли… Трудно себе представить, чтобы барин винился перед крепостными за то, что зашиб, проносясь на рысаках, зазевавшегося мужика. К нам, увы, снова вернулась та самая классовая спесь, с которой боролась вся отечественная литература, передовые моралисты, диссиденты, возмущавшиеся, что номенклатура катается на черных «Волгах» с колбасой в багажниках и без очереди получает квартиры. Но первое, что потребовали борцы «за нашу и вашу свободу», когда вернулись, так это квартиры и побольше. Солженицына даже в Серебряном бору поселили, где как раз и расположены дачи тех самых вождей, которым они писали гневно-наставительные письма. Кстати, советская власть по мере сил боролась с зажравшимися соратниками. Карьера функционера, замеченного в откровенно барском отношении к простым людям, могла быстро закончиться.ПИСАТЕЛЬ ЮРИЙ ПОЛЯКОВ : ПОЧЕМУ "ЭЛИТА" СЧИТАЕТ НАС БЫДЛОМВ 1995 году кинорежиссёр Пётр ТОДОРОВСКИЙ снял конъюнктурный фильм «Какая чудная игра». По сюжету, группу советских студентов чекисты расстреляли без суда и следствия лишь за то, что они слушали по радио «вражьи голоса». На самом деле за такое максимум могли исключить из комсомола4. «КАПЧВАНСТВО»Бытовало даже слово-приговор «комчванство». За коммунистическое чванство могли намять холку, снять с поста, исключить из партии. Но я почти не помню, чтобы у нас кого-то пожурили за «капиталистическое чванство». Разве Хакамаду, которой до сих пор не забыли, как она в голодные 1990-е советовала шахтёрам собирать грибы и ягоды. При прочих недостатках советские руководители были довольно скромны в быту.Если вам однажды доведётся увидеть уцелевшие цековские дачи, вы очень удивитесь, насколько там все просто и непритязательно. У бизнесмена с тремя палатками у Курского вокзала фазенда покруче будет. Дача Сталина, первого лица в государстве, не идёт ни в какое сравнение с поместьем какого-нибудь нефтяника или газовика в смокинге. Конечно, стандарты роскоши с тех пор изменились, но не настолько же! Да что там говорить, я ещё помню, как директор завода (отец моего друга) и его подчинённый слесарь-ударник жили на одной лестничной площадке дома, этим самым предприятием построенного. Причём у работяги квартира была больше, так как он и в смысле производства детей оказался ударником. Но где же прошлогодний снег?И ещё одно наблюдение в тему. Иногда по каналу «Россия-24» я смотрю интервью с нашими олигархами, людьми тёртыми, сильными, умными, по-своему обаятельными, однако исполненными самоуважения, переходящего в самообожание. Известен случай, когда секретарь райкома, чей портрет поместили на первой полосе «Правды», сошёл с ума от гордости. А эти вот держатся, хотя все время в топах «Форбса». Скажу честно, в слова олигархов я не вслушиваюсь: о своём бизнесе они сообщают примерно столько же, сколько умная невеста жениху о своём добрачном сексуальном опыте. Интересней смотреть на журналиста, уж как он трепещет, извивается, угождает вопросами, будто в случае промашки его расстреляют вместе с семьёй. Я, знаете ли, застал советскую журналистику и скажу прямо: корреспондента, с таким подобострастием говорившего даже с самым высоким партийным чином, коллеги просто бы подняли на смех, да и сам чин позвонил бы главному редактору: «Ты мне, слушай, больше этого лизуна не присылай!»5. КЛАССОВАЯ ЛЮБОВЬКак справедливо утверждал Остап Бендер, нарочно нервируя вора Корейко, все крупнейшие состояния созданы преступным путём. И был прав. Ильф с Петровым, описывая грандиозные аферы скромного служащего «Геркулеса», представить себе не могли, что фактически провидят пути становления нового российского капитализма. В 1990-е богател тот, кто преступал мораль, долг и нарушал закон: махинации с ваучерами и гуманитарной помощью, жульнические залоговые аукционы, распил бюджета, фальшивые авизо, вороватые фонды, рейдерские захваты, откаты, торговля государственными интересами за рубежом, губернаторскими постами и депутатскими мандатами… Это было, отчасти и осталось. Ельцин и его команда целенаправленно создавали такие условия, чтобы невозможно было разбогатеть, не нарушив уголовный кодекс. Власть повязала бизнес беззаконием, а бизнес получил взамен узаконенную несправедливость. Неправедные деньги поддержали неправую власть. Да что я вам, в самом деле, рассказываю, вы же все эти годы не на орбитальной станции провели!В итоге, общесоюзные промышленные гиганты попали в руки типам, удивительно похожим на отрицательных персонажей советского сериала «Следствие ведут знатоки». А реформы, которые проводили люди, упрекавшие коммунистов за коллективизацию и раскулачивание, пошли по пути «рассереднячивания» народа. Под голосистые проклятия в адрес суровой сталинской индустриализации нам в 90-е подсунули самый жестокий, жульнический и архаичный путь к рынку. Эту модель с помощью СМИ и экспертов Высшей школы экономики буквально навязали обществу, до того 70 лет жившему в условиях относительной, но все же социальной справедливости.Да, советский достаток был равномерно скуден, но нам хотя бы объясняли, почему живём невзрачно: деньги идут на космос, на гиганты пятилеток, на армию, на счастливое детство, на науку, на поддержку прогрессивного человечества… А в 1990-е, когда не было ни космоса, ни армии, ни строек, ни науки, ни счастливого детства, ни прогрессивного человечества, куда шли деньги от той же нефти? На ударное создание класса богатых? На построение коммунизма по обочинам Рублёвки? А зачем мне и ещё ста сорока миллионам россиян этот богатый класс? Нам-то какая с того радость? Сажают их редко, под домашний арест и то ненадолго. Не успеешь порадоваться, выпустили, а то и амнистировали, как Сердюкова. На «панельных дискуссиях форумов», видимо, думают, что мы все забыли, простили и считаем их богатство естественным, заслуженным, даже священным. «Как не так! – сказал Архип, с злобной улыбкой взирая на пожар…» И если уж ставить памятник Гайдару, как иногда предлагают, то в виде резиновой куклы, которой может дать между мелких глаз любой пострадавший прохожий.Сколько снято примирительных киношек, призванных убедить нас, что богатые плачут не только, когда платят налоги или откупаются от закона. Сюжеты этих трогательных лент примерно одинаковые: очень богатый, очень честный и очень одинокий красавец-мужчина в поисках любви и доброй мачехи для своей трудной дочери-подростка колесит на «бентли» по русской глубинке, пьёт с простыми мужиками, умиляется скромности селян, крепости народных характеров и находит-таки счастье в скромном лице сельской библиотекарши или учительницы, невинной, как лабораторная мышь, но с формами Анастасии Волочковой. Их счастью пытается помешать мафия, продажные менты или бывшая хищница-жена, похожая на говорящую пудреницу, но нанятый киллер промахивается, а коррумпированного полковника осаживает честный генерал в исполнении Аристарха Ливанова или Бориса Токарева. И влюблённые падают в ночные зеленя… Не путать с «зеленью»!Однако мало внушить пиплу, что богатство облагораживает. Чтобы претворить классовую ненависть в классовую любовь, как воду в вино, надо ещё убедить, будто попытка построить справедливое общество однажды уже привела к чудовищному совку, который пора бы забыть, да пережитый ужас стучит в грудь, в основном престарелых советских мажоров. Сколько снято сериалов и картин про кошмары той власти: про то, как внук члена Политбюро изнасиловал балерину Большого театра, бедняжка пошла в милицию, а её упрятали в дурдом. Или про то, как неосторожно пошутивших студентов взяли и без затей по 58-й статье расстреляли. Причём снял эту чушь режиссёр, прекрасно знавший, что студента ВГИКа Н. Рыбникова (впоследствии народного артиста СССР) за такой же розыгрыш просто отругали по комсомольской линии. Зачем маститый кинематографист врал? А вы про партийность и классовость искусства совсем забыли? Напрасно… Мы имеем дело с хорошо оплачиваемым социальным заказом. Задача – убедить всех, особенно молодёжь, в том, что тогда было совсем плохо, а теперь не совсем. Убеждать в том, что теперь совсем хорошо, даже за большие деньги никто не берётся, а при социализме брались. Парадокс!Кстати, обратите внимание: в последние лет двадцать престижные литературные премии чаще всего присуждаются писателям, которые без устали кошмарят читателей жуткими безобразиями социализма, чаще вымышленными. Подросла творческая молодёжь, при старом режиме фактически не жившая, но успешно освоившая уникальный жанр жёсткого антисоветского фэнтези, чуть не написал «порно». Ладно бы просто дёргали мёртвого советского льва за усы, так нет: эти авторы мне напоминают своего рода диггеров, плодотворно поселившихся в прямой кишке покойного царя зверей. Любопытно, что денежные фонды этих, заточенных на антисоветизм премий пополняются не без помощи власти, умеющей попросить бизнес о небольшой культурной услуге. Когда же наконец кремлёвские звезды договорятся с кремлёвскими орлами?Конечно, капитализма без классовой розни не бывает. Но чаще почему-то говорят о нелюбви бедных к богатым, забывая, что чувство это взаимное. А вот кто кого не любит больше – это ещё вопрос. Помню, в каком-то телеспоре, кажется, на «Суде истории» речь зашла о событиях октября 1993-го. Режиссёр Павел Лунгин, выходец из семьи знатных советских кинематографистов и обладатель французского, кажется, паспорта, автор беспримерного фильма «Олигарх», вспомнил, какие ужас и отвращение он испытал, встретив тогда на улицах Москвы орды отвратительных красно-коричневых. Так пресса именовала людей, выступавших против разрушения экономики и погрома страны под видом реформ и нового политического курса. С тем, что возмущение было справедливым, а действия властей, включая расстрел парламента, даже за давностью лет не имеют оправдания, теперь никто не спорит: ну, погорячились от чистого сердца, зато страну сохранили. Однако осадок, а именно – отвращение к справедливо возмутившемуся народу – у них остался. Тому же Лунгину даже в голову не приходит, что он тоже мог вызывать отвращение у «красно-коричневых», если не своим видом, то уж точно – фильмами.6. БЛУДНЫЕ ДЕТИНазывается это антагонизм. И как бы нувориши не убеждали себя и других, мол, просто бог первичного накопления поцеловал их в темечко, никто не верит. Все отлично понимают: нельзя за символическую сумму, занятую у казны же, или за наволочку грязных ваучеров купить комплекс, который страна строила две пятилетки, а потом его обанкротить, выгнав рабочих и открыв рынок западным фирмам. Мы что, не помним стрельбу 90-х и кладбищенские кварталы, где лежат не успевшие или не захотевшие выхватить свой кольт?! Ладно, если бы почти задарма получив себе общую собственность, они её приумножали, наращивали, поднимали страну, можно было бы и придавить жабу справедливости. Так ведь нет, наоборот, транжирят, рушат, свинячат, сплавляют за границу, изображая там северных махараджей, а потом чуть что, как дети к няньке, бегут за помощью к власти: «Спасите – кризис! Мой банк вот-вот лопнет!» А вы думали, капитализм – это рождественская подушка, под которой всегда подарки? У Диккенса банкроты вешались, а наши бегут в Кремль, и президент принимает их, как рембрандовский отец блудных детей. Взрослыми они становятся, только когда возят гуртами в Куршавель девок и за наши деньги дворцы в Ницце скупают.Да ещё при этом считают нас быдлом, Почему? Мне понятно: тех, кто смиряется с несправедливостью, всегда сначала презирают, а потом очень удивляются, если те вдруг забузят. Так было в первую русскую революцию, когда только в Московской губернии сожгли чуть не половину помещичьих усадеб. Выводов тогда не сделали. Понятное дело: инородцы смутили мирных селян. В Первой конной, наверное, тоже одни инородцы воевали. Бабель, например… Увы, классовое чванство до добра не доводит. Наша история учит этому, учит, даже не указкой – оглоблей, а все не впрок.Недавний скандал на Дальнем Востоке с невыплатами работникам рыбного комбината показал: «капчванство», рвачество, цинизм хозяев жизни неистребимы. Они могут жертвовать на храмы, синагоги, мечети, соблюдать посты, даже, если очень провинились, стадион городу подарить, но при этом морить и гнобить тех, кто на них вкалывает. Как бы много у них всего ни было, им всегда кажется, что у них мало, а как бы мало у нас ни было, им всегда кажется, что у нас много. Увы, классовый эгоизм сидит в человеке на биологическом уровне. В ту дальневосточную историю вмешался Путин. А если бы не вмешался? Законы тяготения нельзя заменить натянутой верёвкой, даже очень прочной. Вот такой ё-мобиль…7. ОТКУДА ДРОВИШКИ?Почему-то считается, что происхождение капитала не имеет никакого значения. Имеет! У меня в одной пьесе есть фраза, которую неизменно зрители награждают аплодисментами: «Украсть не стыдно, а спросить, откуда столько денег, неприлично! Почему?» Я бы к каждому дорогому лимузину на лобовое стекло прилепил плакат: «А ты объяснил обществу происхождение своих богатств?» Объяснит, компенсирует, покается, докажет, что, пользуясь нашей с вами частью народной собственности, он принёс обществу пользу, пусть едет дальше. Наивно? Даже смешно? Возможно. «Не укради!» – тоже вроде сказано без затей, однако иногда работает. Западные миллиардеры давно стараются не раздражать рядовых налогоплательщиков наручными часами, стоящими дороже кремлёвских курантов. Классовый мир хрупок.В нашей народной традиции большие деньги всегда воспринимались как тяжкая ноша, крест и ответственность. Не случайно была так развита благотворительность. Накопленное долгими и тяжкими трудами дарили родному городу, отдавали монастырям, богадельням… Кому жертвуют нынешние нувориши? Я не знаю. Впрочем, про одну щедрость помню: купленные яйца Фаберже были показаны соотечественникам. Не подарены, как это сделал Третьяков, а лишь предъявлены. Помню, у «младореформаторов» часто проскакивала мысль: мол, неважно, как заработаны начальные деньги, пусть даже криминально (а иначе их и добыть-то нельзя), зато во втором или третьем поколении миру явятся цивилизованные предприниматели. Со временем стало очевидно: как заработаны деньги – это не пустяк, не «виньетка ложной сути», это очень важно! Прогнозы, мол, через поколение внуки диких капиталистов станут новыми Морозовыми и Мамонтовыми, не оправдываются. Увы! В семье трамвайного щипача фасон одежды оценивают только с точки зрения доступности карманов.Но главная беда в том, что несправедливость, злоупотребления и аморализм 1990-х, включая прямое предательство государственных интересов, – все это так и осталось не осуждённым, хотя бы морально. Меня часто спрашивают: «Тебе-то легче будет, если ославят (даже не осудят) всю эту ваучерную гоп-стоп-компанию?» «Да, легче, и не только мне!» Прошлое зло, так и не названное своим именем, нам мешает жить сегодня. Простите за мрачное сравнение, но это, как упырь, не пригвождённый по легкомыслию осиновым колом: продолжает бродить вокруг нас, кусая здоровых, нормальных, бесконечно воспроизводя себе подобных. Когда новобранцам бизнеса и госслужбы говорят ныне, что теперь мы живём и работаем по-честному, без офшоров, откатов, взяток, они ухмыляются: «Эге, сами-то хапнули так, что защёчные мешки до земли висят, отделались отеческим «ай-ай-ай, понастроили вилл, а нас, значит, за лохов держите!» От такой ухмылки совсем недалеко до момента, когда молодого перспективного губернатора со светящимися пальчиками ведут на нары.То же самое в нашей политической жизни. События 1993 и 1996 годов в общественном сознании остались молчаливым признанием того, что победителей не судят, даже если они ради укрепления демократии разбомбили собственный парламент, переизбрали в президента, взвинтив никакой рейтинг, вечного отпускника с ядерным чемоданчиком. Помните про «крепкое рукопожатие» Ельцина? Так вот, оно до сих пор нам «каменной десницей» сдавливает глотку. Едва приятель-либерал начинает мне жаловаться на авторитаризм власти, я его спрашиваю: «Ты же радовался, когда расстреливали Белый дом? Терпи. Согрешить легко – лечиться потом долго…» Кто в итоге выиграл? Только те, кто боялся ответственности за содеянное и сворованное. Казалось бы, теперь, через двадцать лет, когда иных уж нет, а те долечиваются, ошибку можно, нужно признать и осудить совершённое, чтобы в нашей политической жизни такого больше не было. А вот и нет, нас исподволь с помощью лукавых СМИ убеждают: ничего не поделаешь, так история распорядилась. История распорядилась сжечь миллионы евреев в печах. И что теперь – забыть да простить? Но мне снова показывают в «ящике» Чубайса, со слов которого можно подумать, что в коробке из-под ксерокса он нёс России светлое будущее. Лучше бы не донес! Тактическое враньё в политике возможно и даже порой неизбежно, но стратегическое вранье – это путь в пропасть.Тогда, в 1990-е под палёную водку и разговоры о свободе в нашу жизнь почти мгновенно вернулись хорошо известные по классике нравы капитализма. А вы думали, мировая литература из вредности бичевала буржуазную мораль? Нет, она-то знала, о чём говорит. Однако теперь никуда не денешься, мы живём в мире взбесившихся денежных знаков. Можно, конечно, ещё раз попытаться построить социализм, рыночный, да еще с человеческим лицом, однако, судя по благодушной физиономии бессменного Геннадия Зюганова, дело это в ближайшие годы бесперспективное. Остаётся лишь облагораживать козью морду капитализма с его рогами и копытами. Диких сограждан, даже очень богатых, надо одомашнивать, «патриотизировать», чтобы не смели паразитировать, воспитывать, даже дрессировать с помощью общественного мнения и закона, который у нас в отношении небедных граждан пока мягок, как фаллос ветерана труда.Есть, впрочем, и третий путь – революция. Сначала справедливость на руинах, затем долгое восстановление поголовья середняков, мещанские канарейки, занавески, герани… И, наконец, внуки победивших революционеров становятся буржуа.«Как не так! – сказал Архип, с злобной улыбкой взирая на пожар…»использованы материалы: http://www.eg.ru/daily/melochi/56316/

06 октября, 18:01

Ё-мобиль и перелётная элита

О классовой спеси и социальной справедливости1. ИНФОРМАЦИОННАЯ ТРАВМАТОЛОГИЯК нашей странной жизни привыкаешь как к отделению травматологии, куда угодил, поскользнувшись на мокрой московской панели. Полежишь день-другой на больничной койке и уже не видишь ничего странного в том, что у соседа справа нога на вытяжке торчит, как бушприт, а слева стонет мужик, замурованный в гипс по самые брови. Поясница у него, видите ли, чешется. Потом выпишешься, через пару месяцев зайдешь на контрольный осмотр, вручишь доктору-кудеснику коньяк, заглянешь мимоходом в свою былую палату и обомлеешь: боже ты мой, что за мрачный вернисаж увечий, переломов, смещений и травм, едва совместимых с жизнью!Примерно то же самое бывает со мной, когда на отдыхе или из-за срочной литературной работы я долго не смотрю телевизор, не залезаю в Интернет, не припадаю ухом к какому-нибудь охальному радиоэху, а потом возвращаюсь в отражённую реальность наших СМИ. «Нет, не может быть! И я здесь живу?! Паноптикум! Вот бывшего главу государственной корпорации «РусГидро» Е. Дода, топ-менеджера, можно сказать, с детства, взяли за то, что выписал себе лишние 73 миллиона рублей премии. Ему по закону полагалось 280 миллионов, а он себе накинул – пожадничал. И весь эфир, все телекомментаторы, начиная с Дмитрия Киселёва, виртуоза гневных эфирных рукоплесканий, вскипели: «Кошмар! 73 миллиона, это же миллион евро!» Минуточку, коллеги, сначала объясните мне: откуда у главы, по сути, госструктуры такая премия – 280 миллионов, помимо зарплаты? Он, что своим телом брешь в плотине закрыл и спас спящий город от потопа? Но даже за такой подвиг не многовато ли? Вон, вдове погибшего лётчика-героя на все про все, включая компенсацию невосполнимой утраты, в сто раз меньше дали. А ведь у нас не один такой Дод!И если сравнить доходы разных «додов» и «додиков» со средней зарплатой по стране, то, как поётся в романсе, «оружия ищет рука». Если б защитники Москвы зимой 1941-го узнали про то, что у наркома, скажем, тяжёлой промышленности зарплата в тысячу раз больше, чем у рабочего или инженера, история могла пойти другим путем. Патриотизм патриотизмом, а классовой обиды ещё никто не отменял. Изумляет отвага нашего президента, который принял вызов оборзевшего Запада, имея в тылу такую засаду, такую социальную западню!При развитом советском саботаже была иллюзия: чем нам больше платят, тем лучше мы работаем, но теперь она развеялась, как дым над крематорием. Конечно, до какого-то момента экономические стимулы работают, но едва превышена некая внятная норма, человек впадает в гедонистический ступор. Топ-менеджеры, у которых в бумажнике кредиток больше, чем орденских планок на кителе генералиссимуса, к порученному делу, как правило, относятся без особого фанатизма. Видимо, большие деньги отвлекают от работы. Иной скудный бюджетник куда бойчей, старательней и опытней. Взять хотя бы нашу сборную. Сапёры по заминированному полю передвигаются живее, чем асы кожаного мяча по газону с подогревом. А рискующим жизнью сапёрам таких миллионов не платят. Зато продувшим футболистам не слабо погулять так, чтобы всеми своими рулетками содрогнулось Монте-Карло: шампанского выхлебали на такую сумму, что детдомовцев страны год молоком поить можно. Увы, друзья, видимо, мы живём с вами в стране высокооплачиваемых пофигистов.Но мало того, что слой опузырившихся соотечественников имеет совершенно немотивированно высокие доходы, эти господа ещё очень сердятся, если кто-то начинает задавать вопросы про «бонусы» или «золотые парашюты». Мол, не ваше дело. А чьё? Или банковский топ-клерк сделан из другого генетического материала, нежели сельский врач? Помню, в каком-то телевизионном словопрении я обмолвился, что у нас в Отечестве, как в поговорке, «у одних щи пустые, а у других жемчуг мелок». Экклезиаст нашей либеральной экономики Е. Ясин аж затрясся: «Это неприлично считать чужой жемчуг!» «А кормить пустыми щами – прилично?» – возразил я.2. ЗАОФШОРЕННОСТЬВпрочем, с ними, большевиками-рыночниками, об этом спорить бессмысленно, ибо процесс «десовестизации», запущенный в конце 1980-х, сделал своё дело: «стыд в узде» давно никого не держит. Помните, четверть века назад нам говорили: «Долой советскую уравниловку! Давайте богатеть вместе!» «Давайте! Ура!» – обрадовались мы. Но вместе как-то не получилось, богатеют немногие вместо всех остальных. Конечно, я не ребёнок и понимаю: в мире всегда будут богатые и бедные, даже в осаждённом Ленинграде кто-то запивал стерлядь хересом. Помните жутковатую прозаическую зарисовку Ольги Берггольц о пышнотелой дамочке в блокадной бане? Но тут всё дело в мере и здравом смысле. Приведу пример. Может, допустим, один человек для своего удобства выкупить целое купе – съездить в Сочи? Конечно, ради бога! А вагон? Пожалуй. А целый поезд? Ну, если ему очень так хочется… А всю Северо-Кавказскую железную дорогу? Молчите? То-то и оно!Недавно руководитель опять же государственной монополии вдруг отказался дать отчёт о своих доходах: не хочу, мол, огласки, а то лишние разговоры пойдут! Хотел бы я посмотреть на советского министра, пожелавшего скрыть, с какой суммы он должен заплатить партвзносы. Посадить бы не посадили, но руководил бы он после этого только своей женой, если она беспартийная. Или вот случай: сынок тоже крупного государственного чиновника вдруг попросил гражданство в стране, объявившей нам санкции, да ещё вложил в экономику своего будущего отечества миллиард – не рублей, конечно. Догадываетесь, сколько на эти деньги добрых дел в России можно было бы совершить? Но в России жить неуютно, нет перед домами лужаек, которые подстригают триста лет. Так откуда же им взяться, лужайкам, если боярские да купеческие дети тратятся на английские газоны и швыряют миллионы, чтобы попасть на приём во дворец к бабушке Елизавете! Любая страна прочна своими традициями, но не в том случае, когда это традиция уводить деньги из страны, а потом и самим сматываться следом. Да, советская элита была зашоренной, а нынешняя – заофшоренная. Что хуже?Если бы солитёр обладал сознанием, он вряд ли сочувствовал бы тому организму, из которого высасывает соки. Российский капитал зачастую просто паразитирует на нашем Отечестве. Иной раз, чтобы докопаться, кому принадлежит тот или иной аэропорт, приходится проводить такие расследования, что сам Шерлок Холмс не выдержал бы и разбил свою скрипку о голову Ватсона. Я вот иногда иду мимо Царь-пушки и думаю: вдруг её уже купил какой-нибудь собственник, зарегистрированный на Сейшелах? Мы этого ещё просто не знаем. Узнаем, когда он пальнёт из неё в честь дня рождения своей любимой собачки.Вообще, заграница – какая-то чёрная дыра новой России. Если одновременно на всех яхтах, купленных нашими согражданами, настоящими, бывшими и ненастоящими, поднять государственные флаги РФ, то возникнет ощущение, будто наши неисчислимые прогулочно-морские захватили самые дорогие набережные мира. Я, конечно, против железного занавеса, достаточно и калитки, но если из твоего дома выносят что-то купленное на залоговом аукционе, можно, наверное, спросить: «А вы, собственно, куда это потащили?» Но нельзя: чужой жемчуг считать неприлично, даже если его выловили из твоих пустых щей. Увы, наша открытость привела к тому, что едва соберутся кого-нибудь по статье привлечь, а он, глядь, уж давно за рубежами, обзавёлся замком, виноградниками, спортивным клубом и остров себе в Эгейском море присматривает, никак не сторгуется. Яхты я уже упоминал.Наверное, следователи просто не знают, что подозреваемые имеют обычай скрываться от правосудия. Пресс-секретарь одного серьёзного органа всякий раз, сообщая по телевизору о бегстве за кордон очередного жулика, ну, так всегда печалится, словно от него самого молодая жена удрала. Конечно, беглеца объявляют в международный розыск, но это мне напоминает советский анекдот про неуловимого Джо, которого никто не ловит – на хрен нужен! Если бы Борис Абрамович Березовский аккуратнее повязывал свой шарфик, он бы до сих пор в международном розыске кайфовал. Ведь с Лондону, как и с Дону при царях-батюшках, выдачи нет.Недавно выяснилось: глава государственного унитарного предприятия «Антидопинговый центр» Г. Родченков, не рядовой, кстати, клерк, уничтожив допинг-пробы, смылся в Америку, где его, вероятно, ждали и было где вещички бросить. А мы руками разводим: ушёл, гад, ищи ветра в Манхеттене. Но я что-то не пойму: у нас ФСБ теперь расшифровывается как Федеральная служба безмятежности? Ведь кто-то же брал его на работу, кто-то отвечал за его деятельность, он кому-то подчинялся. Кому? Его курировали. Покажите – кто! Тоже удрал? Тогда покажите покровителей и этого удравшего. Нет, не показывают. Боятся, наверное, президента расстроить! Не бойтесь: у него и так лицо грустное… К тому же, в свете этого скандала иначе воспринимается и парад «гелендвагенов», который в Москве дали выпускники академии ФСБ, молодые бойцы невидимого фронта, выложив потом свои счастливые селфики в Мировой сети – ЦРУ на заметку. Ладно бы они так отметили поимку сотого шпиона, а то ведь в дипломах чернила ещё не просохли. Друзья моей молодости, лейтенанты 1970-х, свой выпуск в шашлычной «Утёс» отмечали, а домой на последнем троллейбусе добирались. Бред какой-то! И две изумленные тени – Дзержинского и Андропова – теперь, всхлипывая, бродят по ночным коридорам Лубянского дома.Иной раз припомнишь и обомлеешь, сколько бывших министров, губернаторов, мэров, депутатов, чиновников, бизнесменов, потомившись у кормила государственной галеры, подалось за рубеж и там осело! Здесь, значит, клевали, зобы набивали, а там гнезда свили, птицы божьи. Вот узнал, что у главного редактора популярной газеты семья давно на исторической родине обитает. Я, конечно, не еврей и многого не понимаю, но скажу так: если бы у меня вся родня была там, я бы больше интересовался программой партии «Ликуд», чем платформой «Единой России». Впрочем, там, очевидно, русскоязычному журналисту трудно найти себе работу, вот и приходится ишачить вахтовым методом, как на нефтяной вышке в тундре.Давно заметил одну особенность европейских столиц: чем дороже универмаг, тем больше там продавцов, говорящих по-русски. А я-то всегда думал, что, сожрав все в одном месте, перелетает на другое саранча, а не национальная элита. Года три назад, случайно попав в пятницу на вечерний лондонский рейс, я просто обалдел: узнаваемых государственных мужей и медийных физиономий в самолёт набилось не меньше, чем светочей русской мысли на «философский пароход». Только вот светочей насильно высылали с родины, а эти сами каждый уикенд отлетают – общечеловеческим воздухом подышать. Перелётная элита – особая примета новой России. Теперь с этим, конечно, сложнее, не оттого ли у многих олигархов и министров в глазах тоска людей, три года в отпуск не ходивших.3. ЦИНИЗМ КАК СЕМЕЙНАЯ ЦЕННОСТЬДалеко не случайно в последнее время все чаще «золотая молодёжь», дети-внуки олигархов, топ-менеджеров, чиновников, отчубучивают нечто возмутительное: то пешехода снесут, то дебош учинят, то компатриота в милицейской форме отлупят, то за границей напакостят… Однако каким бы громким и мерзким ни был скандал с отпрыском, состоятельные родители проявляют выдержку, граничащую с презрением, нанимают адвокатов и молчат, отвергая журналистов как вид. Во всяком случае, я ни разу не слышал от «предков» извинений за своих буйных чад, мол, простите, люди русские и нерусские, стыдно мне за моего обалдуя, накажу: будет сидеть на хлебе и воде, учиться в Петрозаводске, отдыхать в Крыму, деньги вкладывать в народные промыслы, а ездить на самокате. Нет, молчат, как партизаны в гестапо. Почему?Ну, во-первых, потому что общественное мнение у нас ещё так мало влияет на карьеру, статус и бизнес, что им можно пренебречь. Иначе министра спорта Мутко самого уже давно бы забили в какие-нибудь ворота. А во-вторых, и это главное: им в самом деле совсем не стыдно. Перед кем извиняться, перед нищебродами? В глубине души они считают: ну, поозорничал мальчик или девочка, так он (она) право имеет, это сын мой (дочь), наследник(ца) миллионов(ардов). Ненужное зачеркнуть. Такая вот мораль. Цинизм как семейная ценность. Или вы хотите, чтобы юные лоботрясы, наследники странно нажитых капиталов, переводили старушек через дорогу, а не устраивали на «зебре» жуткие ралли? Это ж так прикольно! Накажут? Кто? Они с младых когтей знают, что суд – это место, где ты можешь приобрести себе столько закона, насколько у тебя хватит денег. Папа не раз и не два откупался. Почему они должны иначе относиться к народу, терпящему такую социальную несправедливость, ведь бедный значит глупый. Им же не объяснили, что стать богаче – не значит стать лучше, хотя ехидный вопрос эпохи гибнущего социализма: «Если такой умный, почему такой бедный», давно пора на современный лад переформатировать бы: «Если ты такой честный, почему такой богатый?»Но больше всего лично меня задевает откровенный антипатриотизм российского капитала. Все остальное – производное. Мой знакомый виноторговец запил с горя, когда воротили Крым: у него просел бизнес. Уж как он ругался! Другой весьма состоятельный российский бизнесмен, получая в Кремле награду, в ответном слове первым делом заговорил о любви к своим среднеазиатским пенатам. Оно понятно, арык детства не забываем, но ведь вам, уважаемый, не знак «Золотого хлопкороба» наш президент вручает, а российский орден. Вроде бы ничего страшного, можно обожать свою историческую родину и все силы при том отдавать России, но почему-то сразу вспоминается миллиардный супер-отель, воздвигнутый в солнечной Турции на деньги, выкачанные из московского «Черкизона». Но хватит, довольно об этом, иначе кровь рязанских пахарей вскипит в моих жилах!Если человек – патриот, пусть и очень состоятельный, он никогда не будет зарабатывать здесь, а вкладывать там, речь, конечно, не о квартирке в Болгарии. Он не позволит своему отпрыску выдрючиваться перед согражданами. У родного очага не гадят. А если позволяет, значит, жить в «этой стране» не собирается. В семье человек, как рыбка в аквариуме, на виду. Когда для него главное – деньги, то всех людей, включая жён и подруг, он рассматривает с точки зрения вложения средств и извлечения прибыли. Для такого семья, хоть обвесь особняк иконами с Петром и Февронией в полный рост, не малая церковь, а надомный релакс-клуб. Иногда с элементами дорогого борделя. Не справился семейный персонал с постельно-детородными и представительскими функциями – можно уволить без выходного пособия, наняв кого-то помоложе и потрепетнее. Благо выросло целое поколение юных особ, нацеленных на рынок дорогих матримониальных услуг. Брачный сервис для состоятельных господ. А уж разводятся рублёвские пары, как собаки кость делят. Никого не стесняются.Но могло ли быть по-другому? Едва ли… Трудно себе представить, чтобы барин винился перед крепостными за то, что зашиб, проносясь на рысаках, зазевавшегося мужика. К нам, увы, снова вернулась та самая классовая спесь, с которой боролась вся отечественная литература, передовые моралисты, диссиденты, возмущавшиеся, что номенклатура катается на черных «Волгах» с колбасой в багажниках и без очереди получает квартиры. Но первое, что потребовали борцы «за нашу и вашу свободу», когда вернулись, так это квартиры и побольше. Солженицына даже в Серебряном бору поселили, где как раз и расположены дачи тех самых вождей, которым они писали гневно-наставительные письма. Кстати, советская власть по мере сил боролась с зажравшимися соратниками. Карьера функционера, замеченного в откровенно барском отношении к простым людям, могла быстро закончиться.4. «КАПЧВАНСТВО»Бытовало даже слово-приговор «комчванство». За коммунистическое чванство могли намять холку, снять с поста, исключить из партии. Но я почти не помню, чтобы у нас кого-то пожурили за «капиталистическое чванство». Разве Хакамаду, которой до сих пор не забыли, как она в голодные 1990-е советовала шахтёрам собирать грибы и ягоды. При прочих недостатках советские руководители были довольно скромны в быту. Сопоставляя их блага и привилегии с доходами и «бонусами» нынешних чиновников, включая гомерические «премии», так и хочется спросить, когда вернут из ремонта крейсер «Аврора». Если вам однажды доведётся увидеть уцелевшие цековские дачи, вы очень удивитесь, насколько там все просто и непритязательно. У бизнесмена с тремя палатками у Курского вокзала фазенда покруче будет. Дача Сталина, первого лица в государстве, не идёт ни в какое сравнение с поместьем какого-нибудь нефтяника или газовика в смокинге. Конечно, стандарты роскоши с тех пор изменились, но не настолько же! Да что там говорить, я ещё помню, как директор завода (отец моего друга) и его подчинённый слесарь-ударник жили на одной лестничной площадке дома, этим самым предприятием построенного. Причём у работяги квартира была больше, так как он и в смысле производства детей оказался ударником. Но где же прошлогодний снег?И ещё одно наблюдение в тему. Иногда по каналу «Россия-24» я смотрю интервью с нашими олигархами, людьми тёртыми, сильными, умными, по-своему обаятельными, однако исполненными самоуважения, переходящего в самообожание. Известен случай, когда секретарь райкома, чей портрет поместили на первой полосе «Правды», сошёл с ума от гордости. А эти вот держатся, хотя все время в топах «Форбса». Скажу честно, в слова олигархов я не вслушиваюсь: о своём бизнесе они сообщают примерно столько же, сколько умная невеста жениху о своём добрачном сексуальном опыте. Интересней смотреть на журналиста, уж как он трепещет, извивается, угождает вопросами, будто в случае промашки его расстреляют вместе с семьёй. Я, знаете ли, застал советскую журналистику и скажу прямо: корреспондента, с таким подобострастием говорившего даже с самым высоким партийным чином, коллеги просто бы подняли на смех, да и сам чин позвонил бы главному редактору: «Ты мне, слушай, больше этого лизуна не присылай!»5. КЛАССОВАЯ ЛЮБОВЬКак справедливо утверждал Остап Бендер, нарочно нервируя вора Корейко, все крупнейшие состояния созданы преступным путём. И был прав. Ильф с Петровым, описывая грандиозные аферы скромного служащего «Геркулеса», представить себе не могли, что фактически провидят пути становления нового российского капитализма. В 1990-е богател тот, кто преступал мораль, долг и нарушал закон: махинации с ваучерами и гуманитарной помощью, жульнические залоговые аукционы, распил бюджета, фальшивые авизо, вороватые фонды, рейдерские захваты, откаты, торговля государственными интересами за рубежом, губернаторскими постами и депутатскими мандатами… Это было, отчасти и осталось. Ельцин и его команда целенаправленно создавали такие условия, чтобы невозможно было разбогатеть, не нарушив уголовный кодекс. Власть повязала бизнес беззаконием, а бизнес получил взамен узаконенную несправедливость. Неправедные деньги поддержали неправую власть. Да что я вам, в самом деле, рассказываю, вы же все эти годы не на орбитальной станции провели!В итоге, общесоюзные промышленные гиганты попали в руки типам, удивительно похожим на отрицательных персонажей советского сериала «Следствие ведут знатоки». А реформы, которые проводили люди, упрекавшие коммунистов за коллективизацию и раскулачивание, пошли по пути «рассереднячивания» народа. Под голосистые проклятия в адрес суровой сталинской индустриализации нам в 90-е подсунули самый жестокий, жульнический и архаичный путь к рынку. Эту модель с помощью СМИ и экспертов Высшей школы экономики буквально навязали обществу, до того 70 лет жившему в условиях относительной, но все же социальной справедливости.Да, советский достаток был равномерно скуден, но нам хотя бы объясняли, почему живём невзрачно: деньги идут на космос, на гиганты пятилеток, на армию, на счастливое детство, на науку, на поддержку прогрессивного человечества… А в 1990-е, когда не было ни космоса, ни армии, ни строек, ни науки, ни счастливого детства, ни прогрессивного человечества, куда шли деньги от той же нефти? На ударное создание класса богатых? На построение коммунизма по обочинам Рублёвки? А зачем мне и ещё ста сорока миллионам россиян этот богатый класс? Нам-то какая с того радость? Сажают их редко, под домашний арест и то ненадолго. Не успеешь порадоваться, выпустили, а то и амнистировали, как Сердюкова. На «панельных дискуссиях форумов», видимо, думают, что мы все забыли, простили и считаем их богатство естественным, заслуженным, даже священным. «Как не так! – сказал Архип, с злобной улыбкой взирая на пожар…» И если уж ставить памятник Гайдару, как иногда предлагают, то в виде резиновой куклы, которой может дать между мелких глаз любой пострадавший прохожий.Сколько снято примирительных киношек, призванных убедить нас, что богатые плачут не только, когда платят налоги или откупаются от закона. Сюжеты этих трогательных лент примерно одинаковые: очень богатый, очень честный и очень одинокий красавец-мужчина в поисках любви и доброй мачехи для своей трудной дочери-подростка колесит на «бентли» по русской глубинке, пьёт с простыми мужиками, умиляется скромности селян, крепости народных характеров и находит-таки счастье в скромном лице сельской библиотекарши или учительницы, невинной, как лабораторная мышь, но с формами Анастасии Волочковой. Их счастью пытается помешать мафия, продажные менты или бывшая хищница-жена, похожая на говорящую пудреницу, но нанятый киллер промахивается, а коррумпированного полковника осаживает честный генерал в исполнении Аристарха Ливанова или Бориса Токарева. И влюблённые падают в ночные зеленя… Не путать с «зеленью»!Однако мало внушить пиплу, что богатство облагораживает. Чтобы претворить классовую ненависть в классовую любовь, как воду в вино, надо ещё убедить, будто попытка построить справедливое общество однажды уже привела к чудовищному совку, который пора бы забыть, да пережитый ужас стучит в грудь, в основном престарелых советских мажоров. Сколько снято сериалов и картин про кошмары той власти: про то, как внук члена Политбюро изнасиловал балерину Большого театра, бедняжка пошла в милицию, а её упрятали в дурдом. Или про то, как неосторожно пошутивших студентов взяли и без затей по 58-й статье расстреляли. Причём снял эту чушь режиссёр, прекрасно знавший, что студента ВГИКа Н. Рыбникова (впоследствии народного артиста СССР) за такой же розыгрыш просто отругали по комсомольской линии. Зачем маститый кинематографист врал? А вы про партийность и классовость искусства совсем забыли? Напрасно… Мы имеем дело с хорошо оплачиваемым социальным заказом. Задача – убедить всех, особенно молодёжь, в том, что тогда было совсем плохо, а теперь не совсем. Убеждать в том, что теперь совсем хорошо, даже за большие деньги никто не берётся, а при социализме брались. Парадокс!6. БЛУДНЫЕ ДЕТИНазывается это антагонизм. И как бы нувориши не убеждали себя и других, мол, просто бог первичного накопления поцеловал их в темечко, никто не верит. Все отлично понимают: нельзя за символическую сумму, занятую у казны же, или за наволочку грязных ваучеров купить комплекс, который страна строила две пятилетки, а потом его обанкротить, выгнав рабочих и открыв рынок западным фирмам. Мы что, не помним стрельбу 90-х и кладбищенские кварталы, где лежат не успевшие или не захотевшие выхватить свой кольт?! Ладно, если бы почти задарма получив себе общую собственность, они её приумножали, наращивали, поднимали страну, можно было бы и придавить жабу справедливости. Так ведь нет, наоборот, транжирят, рушат, свинячат, сплавляют за границу, изображая там северных махараджей, а потом чуть что, как дети к няньке, бегут за помощью к власти: «Спасите – кризис! Мой банк вот-вот лопнет!» А вы думали, капитализм – это рождественская подушка, под которой всегда подарки? У Диккенса банкроты вешались, а наши бегут в Кремль, и президент принимает их, как рембрандовский отец блудных детей. Взрослыми они становятся, только когда возят гуртами в Куршавель девок и за наши деньги дворцы в Ницце скупают.Да ещё при этом считают нас быдлом, Почему? Мне понятно: тех, кто смиряется с несправедливостью, всегда сначала презирают, а потом очень удивляются, если те вдруг забузят. Так было в первую русскую революцию, когда только в Московской губернии сожгли чуть не половину помещичьих усадеб. Выводов тогда не сделали. Понятное дело: инородцы смутили мирных селян. В Первой конной, наверное, тоже одни инородцы воевали. Бабель, например… Увы, классовое чванство до добра не доводит. Наша история учит этому, учит, даже не указкой – оглоблей, а все не впрок.Недавний скандал на Дальнем Востоке с невыплатами работникам рыбного комбината показал: «капчванство», рвачество, цинизм хозяев жизни неистребимы. Они могут жертвовать на храмы, синагоги, мечети, соблюдать посты, даже, если очень провинились, стадион городу подарить, но при этом морить и гнобить тех, кто на них вкалывает. Как бы много у них всего ни было, им всегда кажется, что у них мало, а как бы мало у нас ни было, им всегда кажется, что у нас много. Увы, классовый эгоизм сидит в человеке на биологическом уровне. В ту дальневосточную историю вмешался Путин. А если бы не вмешался? Законы тяготения нельзя заменить натянутой верёвкой, даже очень прочной. Вот такой ё-мобиль…7. ОТКУДА ДРОВИШКИ?Почему-то считается, что происхождение капитала не имеет никакого значения. Имеет! У меня в одной пьесе есть фраза, которую неизменно зрители награждают аплодисментами: «Украсть не стыдно, а спросить, откуда столько денег, неприлично! Почему?» Я бы к каждому дорогому лимузину на лобовое стекло прилепил плакат: «А ты объяснил обществу происхождение своих богатств?» Объяснит, компенсирует, покается, докажет, что, пользуясь нашей с вами частью народной собственности, он принёс обществу пользу, пусть едет дальше. Наивно? Даже смешно? Возможно. «Не укради!» – тоже вроде сказано без затей, однако иногда работает. Западные миллиардеры давно стараются не раздражать рядовых налогоплательщиков наручными часами, стоящими дороже кремлёвских курантов, Классовый мир хрупок.В нашей народной традиции большие деньги всегда воспринимались как тяжкая ноша, крест и ответственность. Не случайно была так развита благотворительность. Накопленное долгими и тяжкими трудами дарили родному городу, отдавали монастырям, богадельням… Кому жертвуют нынешние нувориши? Я не знаю. Впрочем, про одну щедрость помню: купленные яйца Фаберже были показаны соотечественникам. Не подарены, как это сделал Третьяков, а лишь предъявлены. Помню, у «младореформаторов» часто проскакивала мысль: мол, неважно, как заработаны начальные деньги, пусть даже криминально (а иначе их и добыть-то нельзя), зато во втором или третьем поколении миру явятся цивилизованные предприниматели. Со временем стало очевидно: как заработаны деньги – это не пустяк, не «виньетка ложной сути», это очень важно! Прогнозы, мол, через поколение внуки диких капиталистов станут новыми Морозовыми и Мамонтовыми, не оправдываются. Увы! В семье трамвайного щипача фасон одежды оценивают только с точки зрения доступности карманов.Но главная беда в том, что несправедливость, злоупотребления и аморализм 1990-х, включая прямое предательство государственных интересов, – все это так и осталось не осуждённым, хотя бы морально. Меня часто спрашивают: «Тебе-то легче будет, если ославят (даже не осудят) всю эту ваучерную гоп-стоп-компанию?» «Да, легче, и не только мне!» Прошлое зло, так и не названное своим именем, нам мешает жить сегодня. Простите за мрачное сравнение, но это, как упырь, не пригвождённый по легкомыслию осиновым колом: продолжает бродить вокруг нас, кусая здоровых, нормальных, бесконечно воспроизводя себе подобных. Когда новобранцам бизнеса и госслужбы говорят ныне, что теперь мы живём и работаем по-честному, без офшоров, откатов, взяток, они ухмыляются: «Эге, сами-то хапнули так, что защёчные мешки до земли висят, отделались отеческим «ай-ай-ай, понастроили вилл, а нас, значит, за лохов держите!» От такой ухмылки совсем недалеко до момента, когда молодого перспективного губернатора со светящимися пальчиками ведут на нары.То же самое в нашей политической жизни. События 1993 и 1996 годов в общественном сознании остались молчаливым признанием того, что победителей не судят, даже если они ради укрепления демократии разбомбили собственный парламент, переизбрали в президента, взвинтив никакой рейтинг, вечного отпускника с ядерным чемоданчиком. Помните про «крепкое рукопожатие» Ельцина? Так вот, оно до сих пор нам «каменной десницей» сдавливает глотку. Едва приятель-либерал начинает мне жаловаться на авторитаризм власти, я его спрашиваю: «Ты же радовался, когда расстреливали Белый дом? Терпи. Согрешить легко – лечиться потом долго…» Кто в итоге выиграл? Только те, кто боялся ответственности за содеянное и сворованное. Казалось бы, теперь, через двадцать лет, когда иных уж нет, а те долечиваются, ошибку можно, нужно признать и осудить совершённое, чтобы в нашей политической жизни такого больше не было. А вот и нет, нас исподволь с помощью лукавых СМИ убеждают: ничего не поделаешь, так история распорядилась. История распорядилась сжечь миллионы евреев в печах. И что теперь – забыть да простить? Но мне снова показывают в «ящике» Чубайса, со слов которого можно подумать, что в коробке из-под ксерокса он нёс России светлое будущее. Лучше бы не донес! Тактическое враньё в политике возможно и даже порой неизбежно, но стратегическое вранье – это путь в пропасть.Тогда, в 1990-е под палёную водку и разговоры о свободе в нашу жизнь почти мгновенно вернулись хорошо известные по классике нравы капитализма. А вы думали, мировая литература из вредности бичевала буржуазную мораль? Нет, она-то знала, о чём говорит. Однако теперь никуда не денешься, мы живём в мире взбесившихся денежных знаков. Можно, конечно, ещё раз попытаться построить социализм, рыночный, да еще с человеческим лицом, однако, судя по благодушной физиономии бессменного Геннадия Зюганова, дело это в ближайшие годы бесперспективное. Остаётся лишь облагораживать козью морду капитализма с его рогами и копытами. Диких сограждан, даже очень богатых, надо одомашнивать, «патриотизировать», чтобы не смели паразитировать, воспитывать, даже дрессировать с помощью общественного мнения и закона, который у нас в отношении небедных граждан пока мягок, как фаллос ветерана труда.Есть, впрочем, и третий путь – революция. Сначала справедливость на руинах, затем долгое восстановление поголовья середняков, мещанские канарейки, занавески, герани… И, наконец, внуки победивших революционеров становятся буржуа.«Как не так! – сказал Архип, с злобной улыбкой взирая на пожар…»Юрий Поляковs

01 сентября, 20:43

Чем обернётся заморозка пенсий для тех, кто отказался быть молчуном?

С. ЭРЛИК: Я думаю, что те отклики и реакции, которые мы сейчас имеем на выступление Ольги Юрьевны, свидетельствуют о том, что народ уже немного устал от действий, которые производятся с пенсионной системой, с пенсионными накоплениями граждан, граждан никто не спрашивает. Мы надеялись, что идём к демократизации пенсионной системы, то есть человек может выбрать себе страховщика, участвовать или не участвовать в накопительной системе. Собственно, такое право выбора и было предоставлено гражданам. Больше половины граждан, застрахованных лиц, выбрали накопительную систему. И. И.: Что значит "выбрали"? Я ничего не выбирал. С. Э.: Если вы ничего не выбирали, то, по выражению Михаила Юрьевича Зурабова, вы — "молчун". А если вы "молчун", то, соответственно, у вас есть страховая часть, накопительной части у вас не будет. Она была в пенсионном фонде, но в конечном счёте она будет вместе со страховой частью. На сегодняшний день всё это направляется на текущие выплаты сегодняшним пенсионерам, а если бы вы сделали шаг... Полную версию программы "Экономика по-русски" с Сергеем Эрликом читайте ниже и слушайте в аудиозаписи.  И. ИЗМАЙЛОВ: Доброе утро. С нами сегодня Сергей Эрлик, первый вице-президент НАПФ — Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов. Сергей Николаевич, приветствую вас. С. ЭРЛИК: Добрый день. И. И.: Вы догадываетесь, почему мы вас пригласили? Ольга Голодец вчера много чего наговорила странного, и в частности сказала, что накопительная часть пенсии будет заморожена. Заморозка будет — к этому свелось её заявление. Она говорит, что трансферт в пенсионный фонд не запланирован, лимиты выведены за пределы. Хотелось бы, чтобы вы пояснили, какие лимиты, какой трансферт, это продолжение заморозки или это новая заморозка? И в целом накопительная часть для чайников, потому что люди, которым до пенсии далеко, говорят друг другу и себе: "Пенсии не будет, ха-ха". С. Э.: Если говорить о предыстории, то, конечно, в своё время РФ столкнулась с проблемой, когда для выплат пенсионерам не хватало средств в бюджете. В то время мы жили в распределительной пенсионной системе, и в то время было принято решение, что нужно, чтобы работающие граждане как-то откладывали себе ещё и деньги на пенсию. И таким образом была сформирована накопительная система, точнее идея накопительной системы. С того времени прошло уже более десятка лет, но, к сожалению, реформирование пенсионной системы продолжается ежедневно. В течение последних трёх лет мы имеем новое понятие в пенсионном лексиконе — "заморозка пенсионных накоплений". Если мы отрешимся от пенсионной тематики и будем говорить в целом, то заморозка предусматривает то, что деньги какое-то время лежат в замороженном виде, а потом они должны как-то вернуться. И. И.: Что значит "вернуться"? Они лежат, их никто не трогает, а "вернуться" понимаешь, словно их там нет. С. Э.: Так вот если их нет, надо сказать, что деньги просто отняли, а не заморозили. Потому что если заморозили, значит, у государства не хватает в этом году какой-то суммы денег для того, чтобы трансферт, о котором говорила Ольга Юрьевна, направить в бюджет. Не хватает денег. В этом году их как бы заморозили, а в следующем году вернули, потому что пережили эту сложную ситуацию. А здесь получается, что деньги отняли и людям ничего не вернули. Заявление, о котором вы сказали в начале нашей передачи, собственно говоря, уже комментировалось на разных уровнях, и на эту тему высказался Дмитрий Сергеевич Песков, президент национальной ассоциации Константин Угрюмов. На самом деле Ольга Юрьевна — уважаемый человек и занимает высокий пост в правительстве, но тем не менее её мнение и решение не является решением о заморозке или не заморозке пенсионных накоплений. Это решение отнесено к прерогативе правительства, и только решением правительства это может быть сделано. 23 сентября в Москве состоится Московский международный финансовый форум, на котором будет выступать Дмитрий Анатолиевич Медведев, и в его выступлении мы ожидаем новых сообщений на эту тему. Я думаю, что те отклики и реакции, которые мы сейчас имеем на выступление Ольги Юрьевны, свидетельствуют о том, что народ уже немного устал от действий, которые производятся с пенсионной системой, с пенсионными накоплениями граждан, граждан никто не спрашивает. Мы надеялись, что идём к демократизации пенсионной системы, то есть человек может выбрать себе страховщика, участвовать или не участвовать в накопительной системе. Собственно, такое право выбора и было предоставлено гражданам. Больше половины граждан, застрахованных лиц, выбрали накопительную систему. И. И.: Что значит "выбрали"? Я ничего не выбирал. С. Э.: Если вы ничего не выбирали, то, по выражению Михаила Юрьевича Зурабова, вы — "молчун". А если вы "молчун", то, соответственно, у вас есть страховая часть, накопительной части у вас не будет. Она была в пенсионном фонде, но в конечном счёте она будет вместе со страховой частью. На сегодняшний день всё это направляется на текущие выплаты сегодняшним пенсионерам, а если бы вы сделали шаг… И. И.: Это же мои деньги, почему они направляются пенсионерам? С. Э.: Потому что пенсионеры должны получать пенсию. У нас и во всём мире в страховой пенсионной системе есть принцип солидарности поколений, когда работающие поколения содержат тех, кто уже… И. И.: Нет, я не против, но тогда не надо называть это моей накопительной или чем-то там. Оставьте эту систему такой, какая она всю жизнь была в понимании людей: мы платим налоги и из них выплачиваются пенсии, сейчас это людям понятно. А когда людям говорят, что: "Вы платите налоги и себе откладываете на пенсии, но мы эти деньги берём и тратим, а вы ничего не получите", то людям уже не очень понятно. С. Э.: Тогда несколько слов о том, как формируется эта система. Работодатель уплачивает страховые взносы в Пенсионный фонд РФ. Из 22% фонда заработной платы 16% идёт на страховую часть, а 6% на накопительную. В случае если человек не выбирает накопительную часть, то все эти деньги идут на страховую часть и, собственно говоря, вся страховая часть у всех граждан нашей страны является отложенной выплатой. Сегодня вы не говорите: "Платите мне пенсию". Оно является отложенной выплатой, и поэтому она идёт автоматически: фиксируются обязательства перед вами, а сами деньги идут на выплаты пенсионерам. Если же у человека есть накопительная часть, собственно, в этом-то предмет всего сыр-бора, то это реальные деньги человека. Если человек выбирает один из негосударственных пенсионных фондов, туда переводятся реальные деньги, и эти реальные деньги идут на финансирование тех или иных проектов, вкладываются в финансовые инструменты — работают на экономику России. И. И.: Так и пропадают деньги. С. Э.: Почему? Да, в последнее время были случаи, когда пропадают деньги, но они связаны с тем, что был отбор негосударственных пенсионных фондов в систему гарантирования. И. И.: Сколько негосударственных пенсионных фондов закрылось с 2000 года? С. Э.: Закрылось по какой причине? Есть фонды, которые объединились. И. И.: Сколько полностью ушли с рынка? С. Э.: В 2000 году было порядка 400 фондов, а на сегодняшний день меньше 100 фондов. И. И.: 300 НПФ ушли с рынка, и после этого нам говорят о какой-то прозрачности, о том, что наши деньги не пропадут. 300 негосударственных пенсионных фондов вместе с деньгами людей. С. Э.: Нет, деньги людей сохранились. Те деньги, которые были в системе обязательного пенсионного страхования, по этой части пенсии субсидиарную ответственность несёт государство и сам Пенсионный фонд. И. И.: Правильно ли я понимаю? Важно прояснить, что эти 300 пропавших НПФ, которые стимулировали людей вкладывать деньги, инвестировали деньги своих вкладчиков. Кто-то тупо положил в банк под процент, кто-то в обход закона просто уводил эти деньги в землю, другие активы, также мы знаем, что у нас закрылось более 100 банков, в том числе с пенсионными деньгами. И теперь это бремя ложится на государство? То есть деньги пропали, а в итоге их выплачивает государство? С. Э.: Вы задали вопрос о 2000 годе. В 2000 году ещё не существовало государственной системы обязательного пенсионного страхования. Тогда были эти небольшие фонды, которые обслуживали крупные корпорации, и там были корпоративные пенсии людей. С 2004 года фонды начали участвовать в системе обязательного пенсионного страхования. Поэтому если говорить о цифрах, то таких фондов было чуть больше 100. На сегодняшний день фондов, после того как Центробанк провёл детальную проверку и они включены в систему гарантирования вкладов и допущены к этой работе, 48 Сергей Эрлик Те фонды, которые не прошли проверку, передают свои средства в государственную систему, возвращают в Пенсионный фонд России. Да, вы правы в том, что было несколько случаев, несколько фондов, которые действительно разорились, но это не носило массового характера. Это фонды Мотылева, вы, наверное, слышали о них. Всего десятка полтора фондов — это те фонды, в которых граждане могут называться пострадавшими лицами. И. И.: Они же всё равно по принципу экономики занимаются инвестированием денег. Любые инвестиции с 2004 года, когда было громадное количество всплесков и падений нашей экономики и кризисов, всегда небезопасны, а с учётом произошедшего эти деньги и вовсе не могли не пропасть. С. Э.: Я не могу сказать, что деньги пропали. Были убытки у фондов, но они уже отыграны фондами. Если посмотреть отчёты, статистику на сайтах негосударственных пенсионных фондов, вы увидите, что фонды уже не только восполнили потери, которые были… И. И.: За счёт вновь пришедших? С. Э.: Нет, за счёт инвестирования средств, потому что в результате инвестирования мы получаем доходы и они распределяются на счета граждан. Те потери, которые были получены, скажем, в 2008 году, уже отыграны фондами, и на сегодняшний день говорить о дефиците не приходится. И. И.: Я вам транслирую тот поток недоверия, который приходится слышать всюду относительно пенсий и пенсионных фондов, в частности некоммерческих. Вы говорите, что потери отыграли, но экономика в общем в весьма печальном состоянии. В чём залог успеха и как это чудесным образом смогли сделать не пенсионные фонды, вернув себе деньги, да ещё и заработав? С. Э.: Смотрите, сейчас даже если просто положить деньги на депозит, вы всё равно получаете порядка 10% дохода. И если мы считаем 2008 год, то с 2008 года уже прошло около 10 лет. И. И.: Во-первых, там не было всегда 10%, а во-вторых, сколько банков закрылось опять-таки. С. Э.: Может быть, где-то кто-то в каком-то банке что-то и потерял, но, по крайней мере, Центробанк определил список банков, которые являются максимально надёжными, и пенсионные фонды вкладывают свои деньги именно в эти самые надёжные банки. И. И.: Смотрите, я хитрый предприниматель, у меня есть пенсионные деньги. Что я сделаю? Я отдам их в маленький банк, с которым у меня есть какие-то дружественные соглашения или вообще в мой банк, выведу их оттуда в землю, в Багамы, не знаю во что, и банк этот тю-тю. Как мы видим, любит делать Центробанк? Он сначала месяцами и годами предупреждает, а потом закрывает. Понятно, что там уже пусто. И кто вернёт эти деньги будущим пенсионерам? С. Э.: Я уже назвал цифру 48 НПФ, которые вошли в систему гарантирования. Фонды, которые вошли в систему гарантирования, если произойдёт неудачное инвестирование средств, если они вложат эти средства в какой-то инструмент, о котором вы говорите, то государство вернёт эти деньги. Почему государство вернёт эти деньги? Потому что государство в лице Центробанка практически в ежедневном режиме осуществляет контроль и надзор за тем, куда вкладываются деньги, и если видят, что это какое-то рисковое вложение, то… И. И.: То они предупреждают как "Мастер-Банк". Говорят: "Мы месяцами и годами знали, что там происходит, а потом выяснилось, что там денег нет". С. Э.: Это уже вопрос к Центробанку, если они так контролировали. Но я вам скажу, что мы на работе НПФ ощущаем, что это очень жёсткий контроль, он постоянный, и все эти потери и банкротства НПФ происходили как раз в период, когда Центробанк очень жёстко чистил рынок НПФ. После того как эта чистка закончилась, я полагаю, что подобных вещей ждать уже не приходится. 48 наиболее надёжных фондов, которые отобраны, получили знак качества от Пенсионного фонда России Сергей Эрлик Это крупные, надёжные фонды, и сейчас ЦБ очень жёстко прописывает все требования. Мы как саморегулируемая организация тоже получаем целый ряд полномочий и функций от Центробанка по контролю и надзору, у нас сформировано и контрольное управление, и дисциплинарный комитет, который занимается этими вещами. И. И.: Многие экономисты писали о том, что в целом это пирамида, которая по определению может функционировать нормально, потому что всегда текущие и последующие выплаты будут зависеть от вновь приходящих туда финансов, от того, что приходили молодые и платили, накапливали и так далее. С. Э.: Я понимаю вас так, что люди говорят о пирамиде в государственном масштабе. И. И.: Скорее пирамиде как технологии, которая может функционировать, только если будет постоянный приток новых людей, делающих взносы. С. Э.: Это не связано непосредственно с деятельность НПФ. Речь идёт о том, что сейчас, когда, например, произошла подмена индексации пенсии разовой выплатой, на этом бюджет сэкономил больше триллиона рублей. И. И.: На том, что не проиндексировали, сэкономили больше триллиона рублей? С. Э.: Да, потому что будет выплачено порядка 250 миллиардов, а если бы была индексация, то порядка полутора триллионов людям нужно было бы выплатить за этот трёхлетний период, с точки зрения среднесрочной бюджетной перспективы. И. И.: Мы вернёмся к индексации и пирамиде. С. Э.: Сейчас пострадавшими являются не только пенсионеры, которые сейчас недополучат часть пенсии, но и те люди, которые через какое-то время тоже выйдут на пенсию, потому что, если бы пенсия тоже индексировалась, она бы постоянно росла. А если вам просто в конверте дали денег, то это никак не отражается на вашей заплате — она какой была, такой и осталась, налог каким был, таким и остался. И. И.: Соответственно, следующая индексация будет происходить не от уже проиндексированной, а уже от старой? С. Э.: Да. И. И.: Прекрасно. Вы, наверное, правы в том, что тут нет разницы, государственная или негосударственная сама система, то есть вновь приходящих в систему людей будет меньше. Что будет происходить тогда? С. Э.: Мы много уже говорили на эту тему, и экономисты, правительство предупреждали о том, что есть серьёзные опасения. Если демографическая ситуация складывается таким образом, что количество выходящих на пенсию существенно превышает тех людей, которые включаются в трудовую деятельность, то это ведёт к тому, что нагрузка на бюджет будет увеличиваться ещё больше. И. И.: Молодёжь, которая вступает в трудовую деятельность, начинает использовать современную загрузку, которую тяжело вывести в налоговое поле, и это довольно серьёзно снижает взносы. С. Э.: Да, это одна из проблем, с которой сейчас сталкивается ПФ России. Этот дефицит бюджета ПФ России во многом и связан не с тем, что не хватает средств и надо забрать накопительную часть у граждан, а с тем, что мы существенно недособираем денег с тех людей, которые должны платить эти страховые взносы. Поэтому было бы очень правильно не закрывать накопительную часть, а, наоборот, развивать её, потому что развитие накопительной системы год за годом начинает снижать нагрузку на государственный бюджет и перекладывать эту нагрузку на самого человека, на плечи работодателя. И. И.: Понимаете, в чём проблема? Накопительная часть может быть в абстракциях, но у людей нет денег здесь и сейчас. Мы же видим статистику, когда люди вынуждены снижать траты на еду, на Первое сентября, на продукты — куда им ещё откладывать? С. Э.: В этом вы правы, потому что вы сейчас сказали ключевую вещь, на которой завязана вся пенсионная система. Почему у нас так плохо с пенсионной системой? Да потому что у нас зарплаты низкие, потому что люди живут от зарплаты до зарплаты. Мало того что они просто не доверят, так им ещё и не из чего это откладывать. Поэтому первый путь формирования нормальной системы — это рост заработной платы. А рост зарплаты, как вы сегодня говорили, тоже связан с экономикой государства. То есть если экономика будет развиваться, зарплаты будут расти и люди будут более активно участвовать в системе. Сейчас правительство говорит: "Давайте мы закроем накопительную систему и переведём её в добровольный формат". Но мы с вами прекрасно понимаем, что перевод в добровольный формат — это крест на этой системе. И. И.: Конечно. У кого есть деньги, они не будут вкладывать, а у кого их нет, вкладывать нечего. А что позволяло индексировать пенсии в предыдущее годы? С. Э.: Предыдущие годы, как выражаются некоторые экономисты, были тучными. Наше государство получает основную часть доходов за счёт продажи энергоносителей, и, когда цена этих энергоносителей снизилась в 2—2,5 раза, доходная часть бюджета сжалась в 2—2,5 раза. Поэтому если раньше можно было проводить индексацию и тогда говорить о том, что мы индексируем страховую часть, и нам неважно, будет там накопительная или нет, — мы её будем индексировать по уровню инфляции. Но нет, мы гораздо раньше, чем прогнозировали экономисты, пришли к состоянию, что государство уже не может индексировать по инфляции. И. И.: Потому что нефть упала больше чем в два раза. С. Э.: Нефть упада, да. И вообще все эти политические санкции привели к тому, что государство сейчас уже не может справиться со своими обязательствами с точки зрения индексации. Но нельзя затягивать петлю на шее ещё дальше. То есть если мы будем продолжать индексировать пенсии, то мы придём к такой ситуации, когда внутренние обязательства государства перед своим гражданами по пенсионной теме будут такими, что государство не сможет их исполнить, и правительство это понимает. И. И.: Вопрос доверия к этой системе как к таковой. Если спросить человека на улице, в офисе, дома или где угодно — эта система призвала заботиться о пенсии человека или призвала сделать так, чтобы кто вне работы, украл как можно больше денег? С. Э.: Безусловно, если делать объективный анализ, то я бы не стал обращаться к людям на улице, потому что если мы спросим на улице, довольны ли люди своей заработной платой, то, наверное, ответ тоже будет очевидным. И. И.: Понимаете, это негосударственная финансовая структура, которая собирает деньги, у которой затраты на обслуживание этих денег, и не очень понятно, с чего она может прибавлять и преувеличивать эти деньги в условиях существующей экономики у нас. А если говорить о мировой экономике, то там дела ещё хуже: мы видим отрицательные ставки в западных банках и по вкладам тоже. Когда люди несут деньги в банк, они ещё и доплачивают за то, чтобы эти деньги полежали в каких-то акциях или ещё что. И какая же ситуация и у нас. За счёт чего приумножение кроме как вновь поступающих? Какой стимул человеку, коммерсанту, который работает 5—10 лет, что-то приумножать, когда у него стимул заработать как можно больше самому и куда-то отвалить? С. Э.: Мы не пионеры в этом вопросе. Весь мир живёт с негосударственными пенсионными фондами. И. И.: Да, и мы видим, к чему это приводит во всём мире. С. Э.: Нет, ни к чему плохому это не приводит — весь мир получает пенсии через НПФ. Безусловно, в Америке был случай крушения одного крупного НПФ, были ещё некоторые случаи в мире, но сама система существует. И. И.: Никто не знает, куда вкладывать деньги. У нас на счетах госкорпораций лежат триллионы, и они их никуда сейчас не инвестируют. С. Э.: Потому что сейчас государство говорит: "У нас нет денег, но мы готовы их передать". Сейчас в НПФ находится более двух триллионов денег. И. И.: Лежит громадное количество денег, которые не работают в экономике. С. Э.: Да. То есть задача государства-то как раз и создать механизм. Государство нуждается в деньгах, и пенсионеры нуждаются в деньгах, нужно просто создать эффективно работающий механизм. Например, у нас была конференция по строительству автодорог. Вы знаете, что у нас строятся платные дороги и нас призывали вкладывать туда деньги. И когда я говорю: "Давайте, мы готовы вложить деньги — инфляция + 2—3%, чтобы наши пенсионеры могли получать какой-то доход", мне говорят: "Мы хотим, чтобы вы нам дали за 3%". Тогда я просто говорю: "Вы сходите в банк и попробуйте взять себе кредит за 3%". Государство тоже не хочет брать на себя ответственность за те деньги, которые я передам на строительство этой дороги, потому что государство, устраивая механизм государственного частного партнёрства, не всегда хочет отвечать за тот или иной проект. У наших чиновников есть две болезни: нежелание брать на себя ответственность и попытка как-то отодвинуть её от себя, а второе, как сказал Леонид Рошаль, — это крайне низкий уровень профессионализма. Это вещи, с которыми мы сталкиваемся на каждом шагу. Поэтому я бы не хотел, чтобы граждане, в частности вы, сейчас выразили эту точку зрения, видели в НПФ мошенников. У государства есть система: мы отчитываемся, нас контролируют и мы живём в этих условиях. Если кто-то украл, значит, плохо контролировали. И. И.: Так же и с банками. С. Э.: Да. Но надо понимать, что на сегодняшний день в России более 1000 банков. Нужно России такое количество банков? Наверное, нет. И. И.: А в США сколько банков? Несколько тысяч. С. Э.: А сколько денег в США? И. И.: Если мы говорим о рыночной экономике и хотим, чтобы она работала, нужны банки — везде экономика работает с банками. Невозможно же, чтобы один Сбербанк всех кредитовал. С. Э.: Это крайняя точка зрения. Речь же не идёт о том, чтобы свести все к Сбербанку. Речь идёт о том, что есть много карманных банков, есть банки, которые нарушают соответствующую финансовую дисциплину, и с этими банками проводится работа. Такая же работа проводится и со страховыми компаниями, и с пенсионными фондами — со всеми игроками, которые работают на финансовом рынке. Это не значит, что все эти игроки воры или проходимцы. Закон о НПФ позволял тем людям, которые участвуют в этой работе, брать на своё содержание 15% от дохода. То есть мы со своими гражданами, которые приходили к нам в качестве клиентов, были в одной лодке. Если мы больше заработали, то 85% отдали гражданам и 15% оставили на своё содержание. И. И.: Как пирамида. С. Э.: Почему? Если вы миллион положили, мы не от миллиона берём 15%, а мы кроме миллиона 100 000 заработали, и 85% мы вернули к миллиону нашим гражданам. И. И.: На чём можно заработать? Насколько мы понимаем, государством были поставлены жёсткие условия перед НПФ в том числе о возможности инвестировать — куда попало нельзя было нести деньги. Инструменты, которые доступны, позволяли говорить о цифрах, которые вы приводите? С. Э.: Правительство издало постановление № 63, где чётко определило перечень инструментов, куда фонды могут инвестировать свои деньги. Безусловно, если бы не было ограничений, с одной стороны можно было бы больше заработать, с другой стороны можно было бы потерять. Сейчас есть жёсткий перечень, куда можно. Понятно, что заработать 40—50%, как это было возможно когда-то, фонды не могут. В рамках этой системы можно зарабатывать 8—15%. И. И.: Вопрос в том, на чём зарабатывать. Сейчас рискованно инвестировать в производство, есть какой-то риск. Кроме как торговать валютой, наверное, не приходится говорить о каких-то процентах, и то, если у тебя есть сведения, какой курс будет установлен на завтра. Нефть упала, куда вкладываться? С. Э.: Зарабатывают на облигациях, у которых есть купон, на депозитах, которые вкладывают. Соответственно, квалифицированные управляющие смотрят на состояние рынка и вкладываются и в акции, хотя это наиболее рисковый инструмент. Поэтому сказать, что мы не можем заработать, это не так.  Мы не всегда можем переиграть инфляцию — это правда. Сергей Эрлик И. И.: Вот. И хватает ли этих заработанных денег, чтобы содержать весь аппарат работающих специалистов, связанных со спецификой инвестирования? С. Э.: Сокращение количества НПФ — это, с одной стороны, и та тема, о которой вы сейчас говорите, потому что сейчас маленьким фондам всё труднее выполнять требования ЦБ, потому что нужна соответствующая сумма своего капитала в структуре денег фонда. Нужно создать современную IT-систему, которая бы позволяла в режиме онлайн работать с клиентами, передавать отчётность, передавать отчётность в Центробанк. Это и система риск-менеджмента, который существует в фонде, и внутренний контроль — всё это требует затрат. И, конечно, маленькие фонды не могут потянуть такую нагрузку и вынуждены либо сдавать лицензии, либо сливаться с более крупными фондами и как-то выживать в этих условиях. И. И.: Кстати, тенденции, о которых вы говорите: означает ли это, что как на банковском рынке, на рынке НПФ останутся тоже крупные игроки, те же самые банки. Мы знаем, что многие с первой линейки создали у себя НПФ, тоже собирают под своими известными марками. Они тоже остаются как более устойчивые, потому что при них банки вроде. С. Э.: Я думаю, что тенденция будет именно такой, о которой вы говорите, то есть сокращение НПФ будет продолжаться. Будут ли это игроки под зонтиком финансовой корпорации? Ну, наверное, в значительной степени — да, потому что люди, которые занимаются банковской деятельностью, пытаются создать полный функциональный цикл, где были бы и привлекаемые деньги от граждан, и была бы система кредитований, депозитов. То есть многосторонний финансовый холдинг — это идеальная конструкция для финансовой корпорации. Здесь, конечно же, будет идти речь о добросовестности. И в связи с тем, что сейчас фонды стали коммерческими организациями, возникает два центра интересов. Есть центр интересов акционеров, которые хотят получать максимальную прибыль, и есть центр клиентов, которые хотят получать пенсии более высокие. Поэтому задача ЦБ и национальной ассоциации создать такие условия для игроков, чтобы соблюдался баланс интересов, чтобы мы видели не только, как акционеры реализуют свои пожелания с точки зрения роста своего бизнеса, но и интересы клиентов. Мы видим, что и пенсии растут, и процесс идёт двусторонний — движение и в ту, и в другую сторону. И. И.: Люди спрашивают: "Расскажите про деньги молчунов, которые лежат в ВЭБе. Похоже, от них скоро ничего не останется, так как доходность в ВЭБе ниже инфляции в два раза". И ещё: "В России было 1250 банков, а сегодня около 650, значит, остальные могли обанкротиться с нашими пенсионными деньгами". Этот аспект мы затрагивали, а вот что по поводу ВЭБа? С. Э.: По поводу ВЭБа могу сказать, что именно в такой постановке вопроса деньги, конечно, не пропадают, несмотря на то что они ниже инфляции зарабатывают денег. Но, конечно же, по покупательной способности мы не догоняем, и это на сегодняшний день относится ко всему нашему пенсионному рынку, к сожалению. На сегодняшний день в тех условиях, которые сложились сейчас с точки зрения экономики государства, мы не можем обыграть инфляцию, и это факт, с которым мы столкнулись. Поэтому я могу сказать слушателю, что по покупательной способности мы немного потеряли, ВЭБ потерял, но "молчуны" всегда проигрывают, потому что активные люди всегда добиваются большего в жизни, чем те, которые молчат. И. И.: Ну, "молчуны" — это сознательная позиция в отношении пенсии сейчас. Это недоверие к частным к системам, какое-то доверие к государству. Потому что люди знают, что государство даст какую-то копейку в любом случае, а частное обанкротится, разворует и так далее. Я говорю, что приходится слышать по этому поводу. И на выходе мы видим, что инфляция съедает, и человек проигрывает в любом случае фактически. С. Э.: Ну да. Понимаете, мы можем рассматривать две ситуации. Можно отказаться от накопительной системы и пытаться жить в старых условиях, но в СОБЕСе мы уже жили. И учитывая то, о чём мы говорили, — демографическую ситуацию, состояние экономики и эти экономические спады и подъёмы, когда в одно время есть, что платить, в другое нечего — чтобы избежать этих вещей, всегда смешанная пенсионная система является более устойчивой. Здесь она не зависит от доверия граждан. Один американский художник говорил, что очень горько, когда тебя обманывают, но ещё горше жить в состоянии недоверия. И. И.: Вы правы, так жить действительно невозможно, тем более нас постоянно уверяют, что система планирования проклятая и ничего не позволяла сделать. Сегодня, первого сентября, наверняка родится много маленьких граждан, которые когда-то выйдут на пенсию. Что мы им предложим сегодня с учётом того, что всё больше людей заглядывают в будущее и говорят, что впереди роботизация, впереди повышение срока жизни человека за счёт достижения принципиальных историй в диагностике и точечных лекарствах, экономика, связанная с "интернетом вещей", когда человеку не надо будет выезжать из дома. Могут быть разные футурологические вещи, но они просчитываются. Зачем нашей стране и другим странам долгоживущий человек, когда нет денег на содержание? Если человек будет жить не 70 лет, а 100, кто будет кормить его 30 лет? Государству это, наверное, не очень нужно. С. Э.: Если он будет жить 100 лет, то на пенсию его будут отправлять в 80. И. И.: Но не факт, что он сможет работать до 80, всё же не быстро делается. В какое-то время в переходный период человек, наверное, сможет жить дольше, но ресурсы… С. Э.: Я к тому, что чем больше человек живёт, тем позже он выходит на пенсию — существует такая зависимость в других государствах мира. Сейчас у нас ведётся разговор на эту тему. Если люди будут жить дольше, то они будут больше работать. Если мы спросим у прохожих на улице, очень ли они надеются, что государство будем платить им больше, ответ будет "нет". Поэтому главный тезис, который бы я адресовал тем маленьким гражданам, которые появятся на свет, и их родителям, — думать о своей пенсии самому, не надеяться, что добрый дядя или государство будет сильно о тебе заботиться. Сейчас мы уже переходим к системе персональной ответственности человека за свою жизнь, за своё будущее, потому что какое-то время мы жили в государстве, где провозглашалось, что о тебе будет заботиться государство, тебя будут учить, лечить и так далее. Сейчас это надо забывать. И. И.: Проблема в том, что люди это помнят и забывать не то что не будут — не хотят этого делать, потому что есть другой опыт. С. Э.: Это не значит, что было плохо — было по-другому, и мы жили в других условиях, мир был другим. Сейчас мир меняется, и мы живём в другом мире, а те люди, которые сегодня родятся, они будут жить в совершенно другом мире. Безусловно, тренд идёт в ту сторону, что нужно самому думать о себе. Конечно, есть масса возможностей. Их, наверное, больше в центре, меньше на периферии, потому что, когда приезжаешь в отдалённые районы страны и говоришь, что нужно вкладывать деньги в пенсионную систему, они воспринимают это как один из возможных вариантов вложения денег. Когда с москвичом или в Петербурге говоришь на эту тему, они отвечают: "У меня масса возможностей. Я могу участвовать в паевых фондах, покупать акции". То есть люди с каждым годом становятся более финансово грамотными и они видят большой спектр вложения, приращения денег. Поэтому я думаю, что если мы не будет говорить в целом об экономике, а будем говорить только о пенсионной системе, то, безусловно, будущее здесь именно за индивидуальными пенсионными планами. То есть когда ты сам себе лично откладываешь деньги на пенсию. Сохранить деньги со 100%-ной гарантией невозможно, то есть если вы положите под матрас, их могут украсть, если вы купите дом, он может сгореть и так далее. То есть нет 100%-ной гарантии. Но если вы, выбрав себе определённое направление, будете по нему идти, то я вас уверяю, что вы будете одним из более успешных людей по этому направлению. Я хотел бы, чтобы наши слушатели уже понимали, что в России будет существовать несколько финансовых институтов — это банки, и если человеку нужны какие-то краткосрочные вложения, то можно пойти в банк. Но если вы хотите накопить денег на пенсию, где долгий период инвестирования, то вся практика свидетельствует о том, что ПФ всегда переигрывают банки с точки зрения доходности на длинных промежутках времени. И. И.: Мы привыкали вкладывать в квартиры, а через 10 лет это будет совсем не тот инструмент. С. Э.: Я призываю к тому, чтобы, вкладывая в квартиру, идя в банк, люди не забывали о том, что нужно сходить в ПФ, потому что риски существуют везде, но ПФ — это специалисты, которые существуют именно для этого. И. И.: Сообщение: "Интересно звучит, что надо забывать о заботе государства. Я сейчас работаю, мне до пенсии далеко, но с меня идут отчисления в Пенсионный фонд. Я бы рад откладывать, но что откладывать? Получается, я содержал пенсионеров, а когда сам стану пенсионером, буду лапу сосать". С. Э.: В данной ситуации мы должны вернуться к тому, с чего начали. Если будет существовать накопительная система, то эти деньги будут собственность гражданина. Если деньги останутся у государства, то нынешняя пенсионная формула предполагает, что человеку будут начисляться определённые баллы за то, что он отработал время. Сколько будет стоить балл на момент выхода на пенсию, никто не знает. И. И.: Реформы нескончаемы. Спасибо. В студии был Сергей Эрлик, первый вице-президент НАПФ.

22 июля, 11:16

Туркмения экономит валюту, ограничив к ней доступ

Крупнейший экспортёр газа в Центральной Азии Туркмения ограничила доступ к иностранной валюте для местных компаний и физических лиц в ответ на резкое падение экспортной выручки, сообщили туркменские предприниматели, работающие за рубежом. К валютному контролю государства, как правило, прибегают в кризисы, опасаясь истощения резервов. Ашхабад не раскрывает информацию о резервах, поэтому масштаб проблемы сложно оценить. Центральный банк и министерство финансов не ответили Рейтер.

11 июля, 14:55

Ё-мобиль и перелётная элита

Писатель Юрий Поляков о классовой спеси и социальной справедливости

Выбор редакции
05 июля, 17:15

Сетелем Банк запустил мобильное приложение для Android и iOS

Сетелем Банк запустил мобильное приложение «Мой Банк», сообщается в пресс-релизе кредитной организации.

22 июня, 09:50

Экс-бенефициар ООО «Мой Банк» предлагает наказывать и ЦБ за крах банков

Бывший бенефициар ООО Мой Банк , расплатившийся полностью с кредиторами, Глеб Фетисов предложил наказывать всех участников процесса за крах или отзыв лицензии у банка, включая Центробанк РФ. Практически всех ключевых топ-менеджеров банка назначает Банк России, пишет Фетисов в Forbes. Если следовать логике ужесточения ответственности за действия, приводящие к банкротству банка или отзыву у него лицензии, тогда надо наказывать всех. И представителей Банка России (у каждого банка из первой сотни есть специальные кураторы из ЦБ, призванные держать руку на пульсе), ведь они настолько запустили ситуацию в проблемном банке, что после отзыва лицензии дыра в капитале превысила 60 млрд рублей. И топ-менеджеров таких банков. И владельцев предприятий-заемщиков, которые подсунули кредитному комитету недостоверную отчетность ради желанного кредита . По словам экс-банкира, власти побудили компании раскрыть своих бенефициаров, а затем взяли в оборот уже самих конечных собственников, относясь к ним как к живым мишеням . И в результате бенефициары становятся крайними , ответственными, в частности, за вывод средств вкладчиков: на всех документах стоят подписи руководителей банка, а судят бенефициара . Засуживая бенефициаров, власть отказывается от базовых корпоративных принципов, которые сама же внедряла все эти годы, в частности, от принципа ограниченной ответственности собственника за действия топ-менеджеров компании, поясняет Фетисов. Есть законы, запрещающие собственникам напрямую вмешиваться в деятельность предприятия, подменяя собой правление. Хочешь контролировать компанию, делай это законным способом путем принятия решений на совете директоров, на общем собрании акционеров или участников .

Выбор редакции
22 июня, 09:23

Фетисов: «Уже сам факт покупки банка приравнивается к мелкому хулиганству»

Сам факт покупки банка в России приравнивается к мелкому хулиганству, а продажа кредитной организации и классический банкинг тянут на мошенничество в особо крупном размере, что отбивает желание всерьез вкладываться в российский банковский сектор. Об этом пишет в колонке Forbes Глеб Фетисов, проходящий по делу о мошенничестве с активами Моего Банка.

Выбор редакции
22 июня, 08:45

Фетисов: за банкротство банка или отзыв у него лицензии надо наказывать и ЦБ

За действия, приводящие к банкротству банка или отзыву у него лицензии, надо наказывать всех, в том числе представителей Банка России. Об этом пишет в колонке Forbes экс-сенатор Глеб Фетисов, проходящий по делу о мошенничестве с активами Моего Банка. По словам бывшего банкира, собственник бизнеса, тем более банковского, без одобрения и шагу ступить не может.

22 июня, 04:51

Глеб Фетисов: "Уже сам факт покупки банка приравнивается к мелкому хулиганству"

Специально для Forbes миллиардер, проходящий по делу о мошенничестве с активами «Моего банка», написал колонку об уголовном преследовании бизнесменов

Выбор редакции
14 апреля, 20:40

Тиньков: «Я выкупаю акции с рынка, потому что мой банк будет расти»

Олег Тиньков не планирует продавать Тинькофф Банк, а, напротив, ведет выкуп акций с рынка. Об этом владелец Тинькофф Банка заявил в ходе встречи Speakers Nights в Школе управления «Сколково».

Выбор редакции
06 апреля, 17:58

не знаю как Альфа увеличила прибыль в 12 раз..но вот банк в котором работаю я

в общем мысль такая. у маленьких, и тех кто не гос, банков маржа в этом году будет дай всевышний процента 3-4. Мы (мой банк-работодатель) кредиты новые не выдаем! только авто-кредит на китайский хлам под 30% не знаю кто берет-это отдельная песня. но вот как сейчас обстоит дело-пассивы в виде остатков на счетах 40702 — это короткие деньги и единственное им применение — своп, мбк, и депозит в цб. чтобы остатки оставались а еще и повышались приходится делиться с юриками %% по счетам в итоге от 10%-10,5% остается банку 4,5-6%. и если ЦБ снизит ставку- то станет очень тяжело) и в итоге мы к концу года можем недосчитаться еще доброго десятка банков по экономическим причинам) еще одна кормушка- которая хоть что-то дает валютообменка. но чтобы она кормила нужны движухи как январе! люди должны забыть про детей и родных и стоять в очередях! а у тут уже 3 недели тухляк- народу уже не страшно- кто хотел- то все уже сделал. сейчас игроманы ловят движ на 1 рупь и идут обратно в обменник — фиксяца и НЕ ПЛАТЯТ налог)) в питере открываются точки таких гигантов банковского рынка как чувашпромкредитбанк- я даже о таком не знал)) понятно что ребята франшизу продали и хотят получить свой кусок пирога- но поздно уже! обменники уже стоят ± 5 коп к бирже при условии что эти левые обменники берут валюту под 10-14% годовых (мне один знакомый сказал у них клиент крутить так) в общем еще месяц такой тоски-и всем смерть! движ будет в июле- если верить графикам погашения долгов от ЦБ

05 апреля, 13:50

Экс-глава УЕФА Платини: все мои счета известны властям

Скандал вокруг создания футболистами и чиновниками офшорных фирм для уклонения от налоговых обязательств, обрастает подробностями. Отстраненный от футбольной деятельности президент УЕФА Мишель Платини, чье имя значится в скандальной хронике, заявил, что его счета известны властям Швейцарии.

Выбор редакции
28 марта, 19:51

«Мой Банк» Глеба Фетисова ликвидирован на основании решения суда

Агентство по страхованию вкладов (АСВ) исключило «Мой Банк» бывшего сенатора Глеба Фетисова из реестра банков — участников системы страхования вкладов. Об этом сообщается на сайте агентства. Согласно данным Единого государственного реестра юрлиц (ЕГРЮЛ), банк был ликвидирован в начале марта на основании решения арбитражного суда. Мой Банк лишился лицензии в январе 2014 года. За несколько месяцев до этого Глеб Фетисов продал свою долю в банке. Однако после отзыва лицензии СК РФ возбудил дело по факту вывода и хищения активов банка, а бывшего сенатора обвинили в мошенничестве.Фетисова арестовали в феврале 2014 года, в марте предъявили обвинение, а в конце года обвинили еще по пяти новым эпизодам, связанным с предоставлением кредитов Моим Банком. Размер ущерба составил 1,9 млрд рублей.В апреле 2014 года арбитраж признал Мой Банк банкротом. Конкурсным управляющим назначили АСВ. Позже Глеб Фетисов выкупил долги Моего Банка…

Выбор редакции
28 марта, 17:56

«Мой банк» экс-сенатора Фетисова ликвидирован на основании решения суда

Агентство по страхованию вкладов исключило московский "Мой банк" экс-сенатора Глеба Фетисова из реестра банков - участников системы страхования вкладов, говорится в сообщении госкорпорации. Согласно данным Единого государственного реестра юрлиц (ЕГРЮЛ), банк был ликвидирован 10 марта на основании решения арбитражного суда.

19 февраля, 10:30

«Мой банк» отказался от иска к «Продуктам питания»

Арбитражный суд Москвы прекратил производство по делу в рамках иска Агентства по страхованию вкладов от имени ООО Мой банк . АСВ пыталось взыскать с калининградского ООО Продукты питания комбинат , ООО Продукты питания Инвест и ООО Фростмикс более 4,1 млн долларов США по договору кредитной линии, кредитному договору и ипотеке. Как сообщает портал Rugrad.eu, причиной для прекращения производства стал отказ ООО Мой банк от заявленных исковых требований в полном объеме. Иск на 205 млн рублей был предъявлен Продуктам питания - одному из крупнейших мясопереработчиков Калининградской области - в мае 2015 года. Всего с июня 2014 года в отношении ООО Продукты питания комбинат было подано 28 исков.

05 февраля, 08:30

«Мой банк» добился подтверждения законности прекращения дела о банкротстве

Девятый арбитражный апелляционный суд подтвердил законность прекращения производства по делу о банкротстве ООО Мой банк , отклонив жалобу физического лица. Напомним, Арбитражный суд Москвы в августе по заявлению Агентства по страхованию вкладов (АСВ) конкурсного управляющего ООО Мой банк прекратил производство по делу. Как сообщает РАПСИ, представитель АСВ заявил в суде, что была погашена задолженность перед кредиторами в размере 16,1 млрд рублей, из них 15,1 млрд рублей третьим лицом FFF Holdings B.V. В июле 2015 года АСВ опубликовало в едином реестре сведений о несостоятельности сообщение, в котором говорилось, что обязательства перед кредиторами на сумму 15,1 млрд рублей исполнила нидерландская компания FFF Holdings B.V., связанная с экс-сенатором Глебом Фетисовым. Представитель АСВ сообщил на заседании арбитражного суда в августе, что в деле о банкротстве остались не до конца рассмотренными пять требований кредиторов на общую сумму около 13 млн рублей. После прекращения дела о банкротстве эти требования будут рассмотрены в порядке искового производства, ответчиком выступит FFF Holdings. ЦБ отозвал лицензию у банка в конце января 2014 года. Как пояснил регулятор, Мой банк проводил высокорискованную кредитную политику, связанную с выдачей ссуд, не генерирующих денежный поток. Такие ссуды составляли две трети кредитного портфеля банка.