19 марта, 13:33

US REITs Continued To Rebound Last Week

Real estate investment trusts (REITs) in the US posted a second straight gain last week, topping performances for the major asset classes, based on a set of exchange traded products. Vanguard Real Estate (VNQ) jumped 1.3% for the five trading days through Mar. 16. Adding in the previous week’s gain translates into VNQ’s best two-week […]

18 марта, 18:10

Yet Another Chart That Screams "Look Out!"

  • 0

Authored by John Rubino via DollarCollapse.com, So many patterns that have held for decades seem to have broken down, leading to one of two conclusions: Either this time really is different in ways that appear to violate what used to be seen as iron-clad laws of finance, or those laws have been bent but will reassert themselves with a vengeance sometime in the future. The latest example is the relationship between corporate debt and default rates on that debt. Historically they’ve moved in the same direction, with higher debt levels leading to higher default rates. That makes intuitive sense because rising debt implies that borrowing is easier for less creditworthy companies who should be expected to default at a higher rate. But not this time: Here’s why default rates are subdued even as corporate debt levels hit records (MarketWatch) – U.S. corporate debt levels stand above crisis highs even as default rates among the most leveraged firms remain subdued. With an economy hitting its stride, it’s perhaps no surprise that the high-yield bond market is placid. The extent of the divergence between debt levels and defaults, however, is worrying to some analysts who feel rising corporate indebtedness will eventually catch out unwary investors and deflate the junk-bond market. But beyond complacency John Lonski, chief economist at Moody’s Capital Market Research, argued that globalization and the tendency of U.S. businesses to hoard cash as reasons why corporate debt levels may no longer move in sync with default rates and credit spreads. The high-yield default rate in the fourth-quarter of 2017 fell to 3.3%, even as U.S. nonfinancial-corporate debt ended in 2017 at 45.4% of GDP. This compares with a much higher default rate of 11.1% in the second quarter of 2009, with corporate debt levels at 45% of GDP. Granted, the current levels come with the economy in the eighth year of an expansion, while the second quarter of 2009 marked the final quarter of the longest and deepest U.S. recession since the Great Depression. The yield spread between high-yield bonds and safe government paper, as represented by the 10-year Treasury note narrowed to an average 3.63 percentage points in the fourth quarter of 2017, from an average 12.02 percentage points in the second quarter of 2009. The tight credit spreads reflects that borrowing costs are still close to historic lows, and that investors are demanding minimum compensation for holding arguably the riskiest debt in the bond market. Moody’s Analytics One answer “might be supplied by the ever increasing globalization of U.S. businesses where the more relevant denominator is not U.S. GDP, but world GDP” said Lonski. The fortunes of U.S. companies are now woven into the broader global economy. When commodity prices took a hit in 2015 and early 2016, crimping growth in China and other emerging markets, high-yield bonds were also slammed. With commodity prices on the rise and global growth making a comeback, it’s no mystery that issuers of high-yield bonds aren’t in any serious trouble. The tendency of U.S. corporations to accumulate cash could also be to blame. Lonski says net corporate debt to GDP, which subtracts total debt levels by the amount of cash in business balance sheets, was at a much more subdued 33.2%, well below the 45.2% seen in the broader debt to GDP measure. But the meaningfulness of this statistic may be limited by the “high concentration of cash among relatively few companies,” many of which are considered highly creditworthy. Tech companies like Apple and Microsoft have been the main components of this trend. In the past, such firms issued debt backed by the collateral of their overseas profits for share buybacks and other forms of shareholder remuneration. So has the correlation between corporate debt and defaults been broken for good or just for now? “Just for now” remains the most likely answer, since the business cycle is embedded in human nature rather than some kind of external constraint that we can evade with clever tricks. In fact, it’s clever tricks – most recently the fiat currency printing press — that fool us into thinking we control events that used to control us. And is it worth speculating about what might happen to restore those historical relationships – that is, cause a crisis that spikes junk bond defaults and causes corporate debt to start shrinking? Probably not, since there are so many candidates right now. Something will happen and the lines on the above chart will converge in the upper right corner – and then the bottom right.

16 марта, 10:17

Инвесторы вложили в акции рекордный объем средств

Для фондов акций вновь настали хорошие времена спустя несколько недель после первой коррекции за два года, пишет Bloomberg.

16 марта, 10:17

Инвесторы вложили в акции рекордный объем средств

Для фондов акций вновь настали хорошие времена спустя несколько недель после первой коррекции за два года, пишет Bloomberg.

15 марта, 19:06

Video: Junk Bonds, Stock Market & Interest Rates

Michael Pento interviews Jim Rogers. They discussed the U.S. Economy, precious metals, interest rates and... READ THE REST OF THE ARTICLE ON THE NEW WEBSITE: JIM ROGERS TALKS MARKETS  Jim Rogers is a legendary investor that co-founded the Quantum Fund and retired at age thirty-seven. He is the author of several books and also a financial commentator worldwide.

15 марта, 14:28

Последствия роста доходностей США: руководство для трейдеров

(Bloomberg) -- Не секрет, что рост стоимости заимствований в США может сильно взбудоражить глобальные финансовые рынки.Акции и мусорные облигации являются очевидными слабыми звеньями - этим рынкам, возможно, грозит новая распродажа. Коммерческая недвижимость и развивающиеся рынки также уязвимы. Вот вкратце что может произойти с разными классами...

15 марта, 13:40

Конгресс приблизился к изменению закона Додда-Франка

Москва, 15 марта - "Вести.Экономика". Сенат США одобрил смягчение банковского регулирования, приблизив конгресс к изменению закона Додда - Франка, принятого после мирового финансового кризиса 2007-2009 гг., сообщает Reuters.

15 марта, 09:36

Конгресс приблизился к изменению закона Додда-Франка

Сенат США одобрил смягчение банковского регулирования, приблизив конгресс к изменению закона Додда - Франка, принятого после мирового финансового кризиса 2007-2009 гг., сообщает Reuters.

15 марта, 09:36

Конгресс приблизился к изменению закона Додда-Франка

Сенат США одобрил смягчение банковского регулирования, приблизив Конгресс к изменению закона Додда-Франка, принятого после мирового финансового кризиса 2007-2009 годов, сообщает Reuters.

15 марта, 00:45

This Isn't Your Grandfather's (1960s) Inflation Scare

Authored by Daniel Nevins via FFWiley.com, “This reminds me of the late 1960s when we experimented with low rates and fiscal stimulus to keep the economy at full employment and fund the Vietnam War. Today we don’t have a recession, let alone a war. We are setting the stage for accelerating inflation, just as we did in the late ‘60s.” —Paul Tudor Jones As soon as the GOP followed its long-promised tax cuts with damn-the-deficit spending increases (who cares about the kids, right?), you knew to be ready for the Lyndon B. Johnson reminders. And it’s worth remembering that LBJ pushed federal spending higher, pushed his central bank chairman against the wall (figuratively and, by several accounts, also literally) and eventually pushed inflation to post–Korean War highs. Inflation kept climbing into Richard Nixon’s presidency, pausing for breath only during a brief 1970 recession (although without falling as Keynesian economists predicted) and then again during an attempt at wage and price controls that ended badly. Nixon’s controls disrupted commerce, angered businesses and consumers, and helped clear a path for the spiraling inflation of the mid- and late-1970s. So naturally, when Donald Trump and the Republicans pulled off the biggest stimulus years into an expansion since LBJ’s guns, butter and batter the Fed chief, it should make us think twice about inflation risks—I’m not saying we shouldn’t do that. But do the 1960s really tell us much about the inflation outlook today, or should that outlook reflect a different world, different economy and different conclusions? I would say it’s more the latter, and I’ll give five reasons why. 1—Technology I’ll make my first reason brief, because the deflationary effects of technology are both transparent and widely discussed, even if model-wielding economists often ignore them. When some of your country’s largest and most impactful companies are set up to help consumers pay lower prices, that should help to, well, contain prices. 2—Globalization Globalization is another well-worn theme (I can hear the yawns), but it still gets overlooked. In the 1960s, developing countries hadn’t yet found much of a path to US consumers and businesses, such that America’s economy was protected from hundreds of millions of potential dollar-a-day workers. That’s no longer the case, and inflation fundamentals are no longer the same. As long as trade pathways remain open (watch the tariff war), policy makers should find it much harder to cook up inflation than they did fifty years ago. As a measure of globalization, the chart below shows imports of goods separated by whether they come from developed or emerging markets (imports from emerging markets being more likely to dampen inflation) and comparing 1965 to 2017: Of course, inflation responds not only to specific imports but also to the general threat posed by foreign competition. Nonetheless, the chart confirms the obvious—2018’s economy is less prone to inflation than the insular 1965 economy. 3—Private Debt Just as increasing debt brings spending forward (more today, less tomorrow), it also brings inflation risks forward (again, more today, less tomorrow). If you borrow enough to drive private debt-to-GDP ratios well above 100%—as modern, developed nations tend to do—that can set up a disinflationary counterweight to crush any rise in inflation. The mechanism works like this: Inflation rises The inflation increase spooks bond investors and the central bank, lifting interest rates higher. In an economy that’s heavy with private debt, the increase in rates puts a dent in spending while stifling further credit creation. As credit dries up, pricing power disappears and disinflationary forces overwhelm the initial impetus to inflation. In other words, in a debt-dependent economy, inflation breeds deflation. Where does that leave us in our discussion of whether the 1960s should influence the inflation outlook today? At a current reading of 150% of GDP, private nonfinancial debt is about two-thirds of GDP higher than it was in 1965, when it was only 84% of GDP. That’s relevant because 1965 was just before inflation began its ascent—core inflation climbed from 1.5% in 1965 to 3.1% in 1966 and 1967 and 4.7% in 1968. Private nonfinancial debt is also only 15% of GDP lower than it was in 2007, when it reached 165% of GDP, just before the global financial crisis seized up credit markets. You’ll surely interpret those figures in your own special way, but to me they make the 1960s–70s experience a reach for today’s economy. That’s not to say we won’t see another severe inflation–interest rate spiral at some time in the future—we could see exactly that when investors give up on America’s public finances and force a debt restructuring. But that’s unlikely to happen anytime soon. In my opinion, America won’t restructure her federal debt until the 2040s at the earliest, because the Treasury market has enough history, inertia and central bank sponsorship to overcome junk-bond fundamentals. I expect a few more contractions in private credit markets—either with or without the inflation increase included in the steps above—before bond traders start treating Treasuries like they treated subprime adjustable-rate mortgages ten years ago. 4—Wage Growth But how about a wage–price spiral—that’s how tax cuts and government spending increases should spark inflation, right? Maybe so, but once again the 1960s don’t travel well to the third millenium. In the 1960s, both sides of the wage-negotiation table operated differently than they do today. Wage earners bargained extra aggressively in the decades immediately after World War 2, thanks to union-friendly legislation in the 1930s and 1940s. In addition to annual pay gains of as much as 5% or more, they demanded substantial increases in pension and health benefits. And to make sure inflation volatility wouldn’t dilute their negotiating wins, they insisted on indexation—pay that automatically ratchets higher with each year’s inflation outcome. Wage payers, meanwhile, were confident they could both inflate and grow their way into higher wages. They drew that confidence from a dearth of foreign competition, a belief the economy was more resilient than ever before (some thought the “New Economics” embraced by John F. Kennedy and then LBJ would abolish the business cycle), and in some industries, protective regulations that have long since been dismantled. Even more importantly, wage payers were less profit-centric and more likely to apply a “stakeholder” approach to corporate governance. They protected the interests of each of their stakeholders, and wage earners were near the top of that list. In other words, higher wages didn’t send executives to the window ledge—companies just resolved to cover growing wage bills by selling more widgets while charging a higher price for each one. So in hindsight the 1960s practically ordered up a wage–price spiral, as if selecting a flavor from Howard Johnson’s 28 choices. Needless to say, conditions in 2018 aren’t quite the same. Compared to the 1960s, businesses are more likely to fight wage increases and less able to raise prices. And that’s not all, because the comparison should also consider how long it takes for a spiral to become established. I would say it takes quite a while, and here’s a chart that supports my position: The chart’s blue line shows wage growth increasing from close to 3% to about 4% during 1965, just ahead of the beginning of the rise in core inflation. By comparison, the red line shows wage growth stuck at 2.5% as of the last data release. In other words, inflation didn’t begin its 1960s climb until wage growth was about two-thirds higher than the current rate. Of course, productivity growth was also higher in the 1960s, but that doesn’t explain away the stability of wage inflation as of this writing. So what’s the bottom line when it comes to wage–price spirals? Well, the cool kids will continue to call for rising wages, as they’ve been doing for several years now. This may be the year they get it right, but I wouldn’t put too much of your own pay package behind that bet. In fact, I recommend waiting it out. Considering “spiral” is something of a misnomer (unless it comes from a commodity shock, cost-push inflation is more like a slow stroll), let’s wait for real evidence of rising wages before sounding any alarms. With the current expansion soon to be nine years old, there’s an excellent chance of the business cycle ending after only a mini-spiral—one similar to the last three expansions—or even no spiral at all. 5—The Circular Flow My final reason for discounting the 1960s might be the most important, because it gets at the types of imbalances that have triggered many high inflation episodes in world history. It relies on a variation on Monetarism that corrects for the Monetarists’ flawed treatment of money and banks. In particular, leading Monetarists based their theories on research connecting money supply growth to GDP growth (both real growth and inflation), but without realizing their data was mostly showing a connection between bank lending and GDP growth. Instead of allowing that bank loans bring money into existence, they modeled banks as conduits, not creators, of the “initial monetary impulse.” The Monetarists’ mistake wasn’t fatal, at first, because the monetary aggregates they followed, such as M2, correlated strongly with bank lending. But after the aggregates helped them predict inflation successfully in the late 1960s and 1970s, correlations weakened and the Monetarists’ forecasts became unreliable. Confusing? I recently covered this topic in detail, such as in last month’s “An Inflation Indicator to Watch.” In that 3-part article, I explained how we can spot both inflationary and disinflationary imbalances in the “circular flow,” referring to the circular relationship between spending and income. Here are the most important examples: Inflationary imbalances can arise when bank lending injects purchasing power into the circular flow, boosting spending above the prior period’s income. This is the piece that modifies Monetarism, by replacing the money measures Monetarists favor, such as M2, with measures that correlate more strongly with purchasing power and GDP, such as bank-created money. Disinflationary imbalances can arise when spending doesn’t adequately recycle back to income, opening a leak in the circular flow, which can happen, for example, when a country runs a substantial trade deficit. Putting the types of imbalances together, we can construct an indicator that gives us a birds-eye view of inflation risks. When the indicator rises, inflation risks are high, and when it falls, inflation is likely to be contained apart from cyclical volatility. Here are the indicator’s readings for the current expansion versus the 1960s expansion: The chart provides yet another perspective on differences between the 1960s and today. It shows that inflationary circular-flow patterns were prevalent in the 1960s, whereas patterns of recent years have been benign. (For diagrams that depict the patterns I’m describing, see “An Inflation Indicator to Watch,” or for even more background, see my recently published book, Economics for Independent Thinkers.) Conclusions For a variety of reasons, I don’t buy the argument that we’re about to take a 1960s–70s-style inflation ride. I get the LBJ comparisons, and I can appreciate them, but current policy makers should find it harder to lift inflation than at the post–WW2 high water mark for insularity, labor strength and stakeholder-friendly corporatism. Moreover, private debt levels and circular flow analysis both suggest any inflation increase would be short-lived. In other words, LBJ never faced America’s current mix of disinflationary forces, and those forces are no pushovers. *  *  * Author’s note: As far as I can tell, only two authors have written trade books that focus mostly on America’s 1960s, 1970s and early 1980s battle with high inflation: William Greider (Secrets of the Temple) and Robert Samuelson (The Great Inflation and Its Aftermath). Greider’s book was widely read and praised (I’ve cited it in past articles), whereas Samuelson’s didn’t receive the attention it deserved. Samuelson not only blamed inflation on the macroeconomics profession’s arrogance and ineptitude (not a good strategy for winning mainstream acceptance) but had the misfortune of releasing the hardcover just as the financial sector imploded in autumn 2008. In any case, both books helped inform my article above.

Выбор редакции
13 марта, 20:56

U.S. junk bonds exhibit stress, investors want stronger terms

NEW YORK (Reuters) - Cracks have been surfacing in the junk bond market.

Выбор редакции
13 марта, 18:22

The Most Confused Identity In Your Portfolio: High Yield Bonds

High yield bonds, AKA “junk” bonds, have an identity crisis. They show up in our portfolio under the category of “bonds”, but in reality, they move more like the stock market than the bond market. They have characteristics of both bonds and stocks – and may be an important part of your portfolio.

13 марта, 15:40

ЮАР планирует `вскоре' разместить евробонды на $3 миллиарда

(Bloomberg) -- ЮАР планирует привлечь на международном рынке до $3 миллиардов, стремясь воспользоваться относительно низкими ставками и большим спросом на высокодоходные облигации со стороны инвесторов."Мы вскоре воспользуемся благоприятными рыночными условиями, - сказал журналистам в Лондоне после встреч с инвесторами Тшеписо...

13 марта, 03:25

Jim Grant: "Uncomfortable Shocks" Lie Ahead As The Great Bond Bear Market Begins

Jim Grant, editor and founder of Grant’s Interest Rate Observer, is one of a handful of credit-market luminaries who have declared the end of the 30-plus-year bond bull market that began in 1981. Interest rates, Grant argues, probably touched their cycle lows during the summer of 2016. And as the secular bear market begins, investors who have uncritically accepted obvious aberrations like Italian junk bonds trading with a zero-handle will face a painful reckoning. "...and since interest rates are critical in the pricing of financial instruments, these distortions preceded the uplift in all asset values.. and the manifestation of this manipulation is in many ways responsible for what we are now seeing in the markets." So Grant explains in an interview with Erik Townsend, host of the MacroVoices podcast, where he shares his views on topics ranging from his opinion of the Fed Chairman Jerome Powell to inflation to the flawed logic of risk parity. Grant begins the interview by praising Powell, whom he prefers to former Fed Chairwoman Janet Yellen because Powell lacks a PhD and is able to communicate with lawmakers and the public in plain English - not tortured Fedspeak. Well, Jay Powell has one commanding credential. And that credential is the absence of a PhD in economics on his resume. I say this because we have been under the thumb of the Doctors of Economics who have been conducting a policy of academic improv. They have set rates according to models which have been all too fallible. They lack of historical knowledge and, indeed,  they lack the humility that comes from having been in markets and having been knocked around by Mr. Market (who you know is a very tough hombre). Jay Powell at least has worked in private equity. He knows a little bit about the business of buying low and selling high. Also he’s a native English speaker. If you listen to him, he speaks in everyday colloquial American English, unlike some of his predecessors. So I’m hopeful. But not so hopeful as to expect a radical departure from the policies we have seen. Moving on to market conditions, Townsend poses the question that credit-market analysts are probably sick of hearing from their clients: What, exactly, is driving this market? Is it Trump? Is it inflation? Is it the global reining in of intrusive central-bank stimulus? Believing that one man - even the most powerful man in the world - could have a unilateral impact on markets is almost an expression of arrogance. Instead, Grant believes credit markets turn on multidecade cosmic cycles - and that the bull cycle that began in 1981 has just about run its course... I’m a little bit more fatalistic. You know, we have come to accept that financial markets are driven by people and by policies and by personalities. And, what is Chairman Powell going to do? What will President Trump tweet next? As if they were in charge. Well perhaps sometimes they are not in charge. I have observed over the years that the bond markets have tended to move in generation-length cycles. Anywhere from 20 years to 35 years. This is not an ironclad law of physics, but it is an observation from the middle of the 19th century forward. So we have concluded (perhaps) the bull market in bonds that began in 1981 and that maybe ended in the early days of July 2016 (I think). So it might just be that interest rates are going up because they are going up. It sounds a little bit mysterious and indeed fatalistic, but I’m a little bit less inclined than others to assign causation to people and policies. Moving on, Townsend turns the discussion to risk parity funds, and what Grant describes as the “flawed” thesis that bonds are inherently less risky than equities… First, risk parity, as you know, is based on the proposition that bonds are inherently less risk-fraught and less volatile than equities. To someone who was around in the ‘60s and ‘70s and ‘80s, that proposition is somewhat contestable. But that’s the idea. … Now that may work in a gently trending market. It has not worked at certain times and junctures in which both stocks and bonds decline together. So my sense is that there’s a lot of money in risk parity and that a forceful rise in interest rates, a steep decline in bond prices, is going to force liquidation of some part of the risk parity portfolios. Now, Erik, you wonder how far it can go. People, I think, are arguing that it would be inexpedient if rates went a lot higher. They say impossible. What then actually mean is inconvenient. I forget now exactly what the size of the interest expense of the public debt is, about $400 billion. The government is paying 2.2 or something on its debt. Doubling of yields to 4-something and doubling of gross interest expense to $800 billion or so would certainly be an inconvenience. It would require very painful political choices. But, no, it is not impossible. So I think that, yeah, the stock market is going to run into trouble. It’s richly valued. But I don’t look for Armageddon. I look for higher rates, and I look for appropriately lower price-earnings multiples. And I look for a much higher interest bill on the part of the US Treasury. Having discussed the historical trajectory of nominal rates, Townsend and Grant move on to the next logical topic: A historical analysis of inflationary trends. As Grant explains, central bankers who are hoping for higher inflation should be careful what they wish for - because, historically, shifts from periods of low inflation to high inflation have been accompanied by uncomfortable shocks. Well, Erik, I happen to be in the inflation camp. I’m most humbly placed there. There are powerful arguments on both sides of the question. But something to bear in mind is that nobody issues a press release at the start of an inflationary cycle. It kind of creeps in on little cat’s feet. The 1960s are a case in point. In the early ‘60s there were four consecutive years – 1961 to 1962, ‘63, early ‘64 – in those years the measured rate of inflation in the CPI was, if memory serves, less than 2%. In fact in some years it was less than 1%. ...Suddenly, the US was mired in the Vietnam War, and the quiescent interest rates of the 1960s transitioned into 1970s-style stagflation. This historical example is just another reminder that macroeconomic trends can shift in unexpected and mysterious ways...and that central bankers hoping to catalyze an increase in inflation toward the 2% target should be careful what they wish for… Scrying these secular shifts in the direction of inflation and real interest rates isn’t always helpful, Grant points out. What is helpful, however, is to perform a simple risk-reward analysis of markets as they are: Think about the volume of debt rattling around the global economy, and the artificially suppressed level of interest rates, and ask yourself: Does this make any sense? Grant reminds listeners that the 'end of the bond bull market' does not necessarily mean disruptive change... "it took ten years for the long-dated Treasury to move from its low in 1946 of 2.25% to 3.25% in 1956..." but, as Grant points out, it's different now, "that was before risk parity and the leverage that is now in financial instruments surrounding the bond market." However, Grant warns that he "suspects the tempo of a bond bear market will indeed be faster now than it was in 1946-56." Later in the interview, Grant shared his view on the direction of gold, the dollar and the feasibility of long-term debt monetization by the Federal Reserve. Listen to the interview in its entirety below: *  *  * Once again Grant is correct in his diagnosis of the symptoms... and the prognosis - all of which reminds us of his rhetorical question - What will futurity make of the [so-called] Ph.D. standard [that runs our world]? Likely it will be even more baffled than we are. Imagine trying to explain the present-day arrangements to your 20-something grandchild a couple of decades hence - after the crash of, say, 2019, that wiped out the youngster's inheritance and provoked a central bank response so heavy-handed as to shatter the confidence even of Wall Street in the Federal reserve's methods... I expect you'll wind up saying something like this: "My generation gave former tenured economics professors discretionary authority to fabricate money and to fix interest rates. We put the cart of asset prices before the horse of enterprise. We entertained the fantasy that high asset prices made for prosperity, rather than the other way around. We actually worked to foster inflation, which we called 'price stability' (this was on the eve of the hyperinflation of 2017). We seem to have miscalculated."

12 марта, 15:30

Consider These 3 Mutual Funds From The Thrivent Portfolio

Below we share with you three top-ranked Thrivent mutual funds. Each has earned a Zacks Mutual Fund Rank #1 (Strong Buy)

11 марта, 18:05

The Global Economy's Wile E. Coyote Moment

Authored by Lakshamn Achuthan and Anirvan Banerji via Bloomberg.com, Our prediction last year of a global growth downturn was based on our 20-Country Long Leading Index, which, in 2016, foresaw the synchronized global growth upturn that the consensus only started to recognize around the spring of 2017. With the synchronized global growth upturn in the rearview mirror, the downturn is no longer a forecast, but is now a fact. The chart below shows that quarter-over-quarter annualized gross domestic product growth rates in the three largest advanced economies -- the U.S., the euro zone, and Japan -- have turned down. In all three, GDP growth peaked in the second or third quarter of 2017, and fell in the fourth quarter. This is what the start of a synchronized global growth downswing looks like. Still, the groupthink on the synchronized global growth upturn is so pervasive that nobody seemed to notice that South Korea’s GDP contracted in the fourth quarter of 2017, partly due to the biggest drop in its exports in 33 years. And that news came as the country was in the spotlight as host of the winter Olympics. Because it’s so export-dependent, South Korea is often a canary in the coal mine of global growth. So, when the Asian nation experiences slower growth -- let alone negative growth -- it’s a yellow flag for the global economy. The international slowdown is becoming increasingly obvious from the widely followed economic indicators. The most popular U.S. measures seem to present more of a mixed bag. Yet, as we pointed out late last year, the bond market, following the U.S. Short Leading Index, started sniffing out the U.S. slowdown months ago. Specifically, the quality spread -- the difference between the yields on junk bonds and investment-grade corporate bonds -- has been widening for several months. That happens because the rising default risk for junk bonds during economic slowdowns makes their yields climb faster than those of investment-grade bonds, which are less likely to default. Notably, the yield differential is now close to the widest it’s been since late 2016, when the consensus was much more nervous about the economy. All of this suggests that the consensus is again playing catch-up on the cyclical outlook, while international central banks, concerned about overheating, are even further behind, and mistaking last year’s synchronized growth upturn for a structural shift toward a “normal” economy. Of course, hawkish shifts in the face of economic slowdowns that policy makers don’t see coming rarely turn out well for the economy. The current situation is reminiscent of Wile E. Coyote and the Road Runner cartoons. Intent of chasing his nemesis, the coyote almost always misses a sharp turn in the road, running right over a cliff edge. He realizes too late that he’s in midair, and plunges into the chasm below. That’s the crux of the problem for international economies and markets in danger of being blindsided by the cyclical downturn in global growth.

11 марта, 15:00

Getting the Market Right: Alexander Green on Preferred Equities

Today on Getting the Market Right, Chief Investment Strategist Alexander Green explains what preferred equities are - and why they belong in your portfolio.

09 марта, 21:32

День инвестора ВТБ 2018 в Екб. Отчет о посещении.

Всем привет! Первый пост, так что сильно не пинать :)Будучи клиентом брокера ВТБ, а также владельцем небольшого пакета акций получил приглашение на День Инвестора ВТБ и решил в нем поучаствовать (первый раз на подобном мероприятии).День Инвестора проходил в 5* гостинице в центре Екатеринбурга в субботу 3 марта. Вход на мероприятие был свободный, требовалось только заранее зарегистрироваться через приложение или по телефону. На стойке регистрации очень щедро одаривали каждого посетителя стильным брендированным рюкзаком-сумкой, внутри которого лежали раздаточные рекламки и коробка с сувенирами (ежедневник, ручка, флешка). Место и время выбрали удачное, все мероприятие было организовано на хорошем уровне, начиная от раздаток и заканчивая кофе-брейками, организаторы явно не поскупились.   Контингент присутствовал разношерстный, начиная от людей посещающих мероприятия от скуки, любителей халявного реквизита, молодёжи – частных инвесторов, до солидного вида мужчин и женщин. В итоге зал был почти полностью заполнен.  В программу встречи входили выступления и дискуссии по следующим вопросам: — группа ВТБ: новый этап развития бизнеса и отношений с акционерами; — финансовые показатели группы ВТБ по итогам 2017 года; — новые инструменты, возможности и льготы для частных инвесторов; — взгляд аналитиков на фондовый рынок; — итоги объединения ВТБ и ВТБ 24; — продукты банка ВТБ для частных лиц и специальные предложения для акционеров.В первой части было рассказано о текущих делах ВТБ, истории, стратегии развития, причинах объединения ВТБ и ВТБ24. Также была презентация нового корпоративного стиля и общие слова об изменениях в дивидендной политике.  Далее были представлены финансовые результаты группы за 2017 год.  Приведу некоторые тезисы: — группа ВТБ выполнила поставленные цели в минувшем году, добившись существенного прогресса в выполнении трехлетнего стратегического плана; — продолжилось улучшение структуры фондирования; — усилены позиции на рынке розничных банковских услуг; — достигнут внушительный рост чистых комиссионных доходов; — успешная и безупречно выполненная реорганизация сделала ВТБ более эффективной структурой и повысила качество управления процессами.Банк представил сильные результаты, но при этом было видно к чему нужно стремиться. Забавный прозвучал комментарий про разницу рентабельности капитала со Сбером (8,3% против 24%).  После было рассказано о специальных предложениях для инвесторов. Самое интересное:-  скидка на депозитарное обслуживание, размер которой зависит от количества акций;-  скидки на страховые продукты, кредиты, ипотеку;-  бесплатное ведение Мультикарты ВТБ, пакета Привилегия.  Во второй части Дня Инвестора с презентациями выступали: — представитель Мосбиржи с рассказом о продуктах для инвестора, таких как облигации, ETF и т.д.; — от ВТБ Инвестиции был приведен взгляд на рынки капитала; — частный инвестор с рассказом о высокодоходных облигациях и их анализе. Общее впечатление от Дня Инвестора сложилось крайне положительное. По словам представителей, банк намерен изменить подход к работе с инвесторами, стать более открытым и прозрачным и дальше придерживаться объявленной стратегии развития. По итогам докупил немного акций себе в портфель.

09 марта, 21:05

Housing Liquidity Crisis Looms: Debt Deflation Follows

Authored by Mike Shedlock via MishTalk, A liquidity crisis in housing is on the way. Non-banks are at the center of the storm. The Brookings Institute says a Liquidity Crises in the Mortgage Market is on the way. This is in guest post format. What follows are key snips from a 68-page Brookings PDF. This article isn't very long. My comments follow. Abstract Nonbanks originated about half of all mortgages in 2016, and 75% of mortgages insured by the FHA or VA. Both shares are much higher than those observed at any point in the 2000s. We describe in this paper how nonbank mortgage companies are vulnerable to liquidity pressures in both their loan origination and servicing activities, and we document that this sector in aggregate appears to have minimal resources to bring to bear in a stress scenario. We show how these exact same liquidity issues unfolded during the financial crisis, leading to the failure of many nonbank companies, requests for government assistance, and harm to consumers. The extremely high share of nonbank lenders in FHA and VA lending suggests that nonbank failures could be quite costly to the government, but this issue has received very little attention in the housing-reform debate. Nonbank Stress There is now considerable stress on Ginnie Mae operations from their nonbank counterparties: “. . .Today almost two thirds of Ginnie Mae guaranteed securities are issued by independent mortgage banks. And independent mortgage bankers are using some of the most sophisticated financial engineering that this industry has ever seen. We are also seeing greater dependence on credit lines, securitization involving multiple players, and more frequent trading of servicing rights and all of these things have created a new and challenging environment for Ginnie Mae. . . . In other words, the risk is a lot higher and business models of our issuers are a lot more complex. Add in sharply higher annual volumes, and these risks are amplified many times over. . . . Also, we have depended on sheer luck. Luck that the economy does not fall into recession and increase mortgage delinquencies. Luck that our independent mortgage bankers remain able to access their lines of credit. And luck that nothing critical falls through the cracks. . . ” Nonbank Share in $Billions GSEs and Ginnie Mae Although both the GSEs and Ginnie Mae guarantee mortgage-backed securities, there are a number of essential differences. In particular, Ginnie Mae servicers are exposed to greater liquidity strains, and a greater risk of absorbing credit loss, than GSE servicers. Guarantee and Issuance of Securities Guarantee and issuance of securities Both the GSEs and Ginnie Mae provide a guarantee to their mortgage-backed securities (MBS) investors that they will receive their payments of interest and principal on time. One crucial difference between these institutions, though, is who issues the underlying securities. The GSEs purchase loans from mortgage originators and issue the securities themselves. For Ginnie Mae MBS, financial institutions originate or purchase mortgages and then issue securities through the Ginnie Mae platform. In both cases, the loans in the securities have to meet certain underwriting standards and other requirements. The GSEs set the standards for the loans in their pools. For Ginnie Mae pools, the standards are set by the government agency that provides the insurance or guarantee on the mortgage (Federal Housing Administration, Veterans’ Administration, Farm Service Agency, Rural Housing Service, or Office of Public and Indian Housing). Insurance Against Credit Risk Another crucial difference between the GSEs and Ginnie Mae is who bears the credit risk associated with mortgage default. As shown in figure 3, for loans in GSE pools, the mortgage borrower takes the initial credit loss (in the form of her equity in the house), followed by the private mortgage insurance (PMI) company (if the mortgage has PMI), and then the GSE. For loans in Ginnie Mae pools, the mortgage borrower is again in the first-loss position, followed by the government entity that guarantees or insures the loan. However, the Ginnie issuer/servicer — unlike in the GSE case — is expected to bear any credit losses that the government insurer does not cover. Ginnie Mae covers credit losses only when the corporate resources of the issuer/servicer are exhausted. Loss Priority Servicing Strains Figure 12 shows the share of all mortgages in 2016 that were originated by nonbanks and insured by the FHA or VA. Servicers with heavy concentrations may be more vulnerable to servicing-advance strains. Consequences of a Nonbank Mortgage Company Failure In the event of a failure of a nonbank mortgage company, there are three main types of parties who would bear losses: (1) consumers; (2) the U.S. government and, by extension, taxpayers; (3) the nonbanks, their shareholders, and their creditors. If nonbank failure resulted in a reduction in mortgage origination capacity, it is not clear that other financial institutions would extend credit on the same terms to these borrowers, or perhaps even extend credit at all. This contraction in mortgage credit availability has the potential to be a significant drag on house prices. *  *  * Mish Comments The Brookings article is 68 pages long. The above snips capture the essence of their liquidity crisis claim but they provide much more detail. Shocks Coming Nonbanks are vulnerable to macroeconomic shocks, rising interest rates, home price declines and job losses, often with a bare minimum down payment. This is happening while debt-to-income DTI ratios are on the rise and median FICO scores are dropping. This is hardly surprising given homes are not affordable. Failure is a Given Brookings provides the failure hierarchy, and failure is a given. To keep the latest bubble going, nonbanks kept lowering and lowering credit standards as home prices kept rising and rising. This is a recipe for disaster, and disaster is at hand. Housing Collapse Coming Four days ago, before I saw the Brookings article, I commented Housing Collapse Coming Right Up. The Brookings article reinforces my opinion. Meanwhile, overdue debt is at a seven-year high. Distressed debt surged 11.5% in the fourth quarter. ​The Financial Times also notes "More Americans are also falling behind on their mortgages, for which problematic debt levels rose 5.2 percent over the same period to $56.7 billion." Deflationary Debt Trap Setup These numbers are huge deflationary. When credit expands there is inflation. When credit contracts (think defaults, bankruptcies, mortgage walk-away events), debt deflation occurs. Here's my definition of inflation: An increase in money supply and credit, with credit marked to market. Deflation is the opposite: A decrease in money supply and credit, with credit marked to market. Looking Ahead Credit card delinquencies are priced as if they will be paid back. They won't. As soon as recession hits, defaults and charge-offs will mount. In turn, this will reduce the amounts banks will be willing to lend. Subprime corporations who had been borrowing money quarter after quarter will find they are priced out of the market, unable to roll over their debt. In a fiat credit-based global setup, this is how the real world works. Unanimous Opinions Seldom are opinions nearly unanimous. This is one of those times. Nearly everyone is looking for "inflation". We have it! It's in home prices, junk bond prices, and equity prices. The equity bubble is about to burst. For discussion, please see Sucker Traps and the Arithmetic of Risk. Rear View Mirror Inflation We have so much inflation that Inflation is in the Rear-View Mirror. The inflation economists expect to happen, already has happened, in stocks, in home prices, in junk bonds. They don't see it because they do not understand what inflation really is. Debt Deflation Coming Up I expect another round of asset-based deflation with consumer prices and US treasury yields to follow.

09 марта, 20:24

US Stocks Suffered "Massive" Outflows As The S&P Jumped

Add one more paradox to a market that seemingly refuses to follow any logic. In a week in which the S&P did not suffer one down day despite the "Cohn Gone" scare and Trump's trade war announcement, US stocks suffered "massive" - in Reuters' words - outflows, according to BofA analysts and EPFR data, which found that investors rushed into government bonds and other safer assets. Yet while investors bailed on stocks, someone else was clearly buying, as seen by the S&P's weekly performance.  How is this possible? Two words - stock buybacks. Looking at the past week, as investors allocated modest capital to European, Japanese and EM funds (+0.1$BN, +$4.1BN and +$0.8BN respectively), they pulled money out of the US at a frantic pace, redeeming $10.3 billion from U.S. equity funds. The risk-off mood drove investors to put money into the safest of venues, money market funds, whose assets jumped to $2.9 trillion, the highest level since 2010. Gold also saw inflows of $0.4 billion. Confirming that retail investors were spooked by trade war fears, U.S. small caps "were sheltered from the storm" and enjoyed a tiny $0.03 billion in inflows, offset by $10.1 billion in large-cap outflows. That said, Trump's backing down and exempting of Canada and Mexico from the final tariffs announced late on Thursday eased investors fears, while news the U.S. president would meet with North Korean President Kim Jong Un caused crude prices to rise. "US-DPRK detente suggests protectionism can remain at "bark" not "bite" stage," argued strategists. Still, BofA's Michael Hartnett is less sanguine, pointing out that "as QE ends, protectionism begins." He adds that the upcoming "war on Inequality" will be fought via Protectionism, Keynesianism, Redistribution, and warns that with "monetary & fiscal policy now spent" it leaves markets to discount Protectionism, even as global tariffs are very low (for now as shown below). This is offset by the US-DPRK détente, which suggests that "protectionism can remain at “bark” not “bite” stage." Furthermore, as we noted earlier another latent risk is the imminent end of QE: with just 116 trading days until SPX enters the longest bull market all-time, "bullish QE is peaking as Fed/ECB/BoJ have bought $11tn of financial assets since LEH" while in 2018 the Fed will sell $400bn in assets, the ECB tapers in Sept, and by year-end Fed/ECB/BoJ asset purchases turn -ve YoY. The approaching end to quantitative easing also caused outflows from rate-sensitive credit markets, driving BAML's "Bull & Bear" indicator of market sentiment down to 6.8, down from 7.6 in the previous week. The indicator's 10-point scale ranges from most bearish at zero to most bullish at 10. It's not just equities: junk bond outflows are also accelerating, with redemptions for eight straight weeks and $3.1BN redeemed in the latest week, while investment grade inflows continue to lose momentum as IG bonds remain some of the worst YTD performers amid rising rates. Yet nothing appears able to dent what is going on in the tech sector: while global tech funds did slip last week, losing $0.2 billion, they have drawn in record inflows of $42 billion so far this year, even as the market cap of U.S. tech stocks already dwarfs the combined market cap of emerging markets' and euro zone equities. Finally, going back to the growing risk of protectionism, here Hartnett writes that the ideal fund to capitalize on global trade war would be: "long “stagflation”…long cash, commodities, real estate, equity volatility, growth defensive sectors e.g. health care " There was some good news for long-suffering carbon-based fund managers: the silver lining was that active management continued its comeback, if only for the time being - actively managed funds saw their biggest inflows year-to-date since 2013.

21 августа 2017, 20:33

Приключения Теслы: "Долговые облигации этой компании отвратительны, но лохи хавают" (alexsword)

Последний квартальный отчет был настолько ужасен (Тесла обновила рекорды по прожиранию сбережений инвесторов), что, похоже, пересилил даже настырную пропаганду. Ее акции обвалились почти на 10% за неделю, а облигации (которым присвоен мусорный статус), на которые и без того был обещана солидная 5.3% процентная доходность при выпуске (официальная инфляция в США составляет сейчас 1.7%) тоже поплыли вниз - текущие котировки идут из расчета 5.75% доходности. Комментарии профессиональных спекулей: 48 комментариев

10 июля 2016, 07:55

Zerohedge.com: Начало Великого рыночного отлива

Автор Charles Hugh-Smith. Инвестор в обычных условиях всегда стоит перед выбором одного из двух классов активов: рискованные активы (инвестиции с большими рисками и большей потенциальной доходностью), к которым относятся акции, и безрисковые активы (инвестиции с меньшей доходностью и меньшим риском),…читать далее →

23 июня 2015, 15:15

Рынок корпоративного долга США абсолютно неликвиден

Недавно стало очевидно, что некоторые из крупнейших мировых финансовых менеджеров обеспокоены тем, что может произойти, когда массовый выход инвесторов из фондов облигаций столкнется с совершенно неликвидным вторичным рынком корпоративного долга.

05 марта 2015, 22:28

У сланцевых компаний США начались проблемы с долгами

Американские сланцевые компании стали испытывать проблемы с обслуживанием своих долгов. American Eagle Energy оказалась на пороге дефолта по облигациям, проданным в августе 2014 г.

28 ноября 2014, 09:54

Наступление ОПЕК на американскую сланцевую революцию

 Решение ОПЕК оставить квоты на добычу без изменения, несмотря на все надежды нефтяных "быков", привело к резкому падению цен на "черное золото". Это, конечно, удар по традиционным экспортерам, вот только ОПЕК ставит своей целью уничтожить сланцевую промышленность США. 12 стран-экспортеров картеля договорились, что будут придерживаться общего уровня добычи на уровне 30 млн баррелей. В результате стоимость фьючерсов в США упала до минимума с мая 2010 г. В пятницу утром нефть марки Brent торгуется немногим выше $72 за баррель. Угроза для США Падение цен на нефть ощутимо повышает риски банкротства американских сланцевых компаний. Уже сейчас стоимость нефти ниже минимального выгодного уровня для многих сланцевых проектов, тем более что многие из них уже обременены большими долгами. Начнем с того, что средний доход от буровых работ в 2012-2014 гг. составил $59 млрд, что близко к 2010-2011 гг., а вот расходы составили $136 млрд. Зияющую пропасть между расходами и доходами можно было закрыть только за счет увеличения долга. Уже при $75 за баррель рост производства замедлится на 200 тыс. баррелей, а учитывая лаг в 4-6 месяцев, сокращение роста во второй половине 2015 г. достигнет 650 тыс. баррелей в сутки в годовом выражении.   Старший аналитик по нефти в Sanford C. Bernstein Нил Беверидж отмечает, что для большинства сланцевых проектов экономически невыгодной будет цена в $68 за баррель. Сейчас спреды и доходности CDS на облигации некоторые компаний растут очень быстро, что означает ожидания их скорого банкротства со стороны рынка. В свои операции энергетические компании США инвестировали с 2011 г. $1,5 трлн за счет увеличения долга. На выпущенные долговые ценные бумаги энергетических компаний в настоящее время приходится более 15% американского рынка "мусорных" облигаций, тогда как 10 лет назад показатель не превышал 5%. Сначала пострадают маленькие компании, занимающиеся разведкой и добычей, поскольку им необходимо много капитала для производства. Чем ниже стоимость нефти, тем сильнее компании будут стараться сокращать свои расходы, а это означает значительное сокращение темпов разведки и бурения. В отличие от обычных скважин, которые могут показывать стабильные темпы в течение длительного времени, сланцевые нефтяные и газовые скважины показывают сильный начальный импульс добычи в течение первых нескольких лет, а затем добыча стремительно падает. В среднем за три года добыча падает на 60-91%. То есть достаточно всего 1,5-2 лет без достаточного количества новых скважин, чтобы добыча сократилась как минимум в два раза. Вице-президент "ЛУКойла" Леонид Федун предупреждает о рисках разрушения сланцевой промышленности в 2016 г. "В 2016 г., когда ОПЕК завершит задачу по очистке американского маржинального нефтяного сектора, цены на нефть вновь начнут расти, - сказал он. – Сланцевый бум находится на одном уровне с бумом дот-комов. Сильные игроки останутся, но слабые исчезнут". Вряд ли волна дефолтов американских нефтедобывающих компаний приведет к еще одному финансовому кризису, подобному тому, который был в 2008 г., но нефтяной сектор страны столкнется с серьезными проблемами. Дилемма ОПЕК Для ОПЕК будет самым сложным пережить эти 1,5-2 года. Алжир, Бахрейн, Иран, Ирак, Ливия, Оман, Венесуэла, Йемен и Саудовская Аравия просто не смогут сбалансировать свои бюджеты при ценах на них в $80 за баррель, но Саудовская Аравия, например, сможет выдержать низкие цены какое-то время за счет денежных запасов. У властей Венесуэлы, судя по всему, уже началась паника. Так, например, президент Венесуэлы Николас Мадуро сказал, что страна будет бороться за восстановление цен до справедливого уровня, который, по его мнению, составляет $100 за баррель. Стоит учитывать, что страны ОПЕК не могли сократить добычу по еще одной причине. Сокращая добычу, они снижают свои нефтегазовые доходы, а это уже бьет по экономике и социальной стабильности.  Инфографика Средняя цена рентабельности нефти ОПЕК Рождаемость в арабских нефтедобывающих странах была заоблачной на протяжении многих лет, и тот факт, что в такой стране, как Саудовская Аравия, около 50% населения моложе 20 лет, имеет огромное значение. При этом, конечно же, король и остальной правящий класс значительно старше. Столкновения поколений можно избежать только с помощью "сытой жизни" для молодежи, а это означает сильный внутренний спрос на нефть. При этом в той же Саудовской Аравии для многих молодых людей просто нет работы, поэтому есть риски поддержки различных экстремистских течений со стороны молодых людей. И это опасно для власти. Арабская весна показала, что может произойти, если население недовольно властью, даже несмотря на устойчивые позиции последней, поэтому рисковать и сокращать социальные программы никто не будет. И есть еще один интересный факт. Даже тот скромный уровень сотрудничества между странами ОПЕК, который был характерен для организации до недавнего времени, был разрушен из-за действий Саудовской Аравии. ОПЕК уже 54 года, и, судя по происходящему, срок существования организации подходит к концу. Уже сейчас ясно, что интересы отдельных стран начали отличаться от интересов всей ОПЕК слишком сильно. И эта разница только растет в последние дни. Дальнейшее разрушение ОПЕК достаточно простой процесс, и тенденции, которые мы наблюдаем сейчас, характерны для него.  3 ЭТАПА РАЗРУШЕНИЯ ОПЕК Этап 1: увеличить добычу сырой нефти. Этап 2: низкие цены на нефть. Этап 3: правительства будут стараться сделать все возможное, чтобы сохранить контроль над обществом. Этап 3а: рост доллара США.  И это не экономический вопрос, а вопрос политической необходимости. Вряд ли этот процесс полностью обратим.

04 июня 2014, 12:42

Федрезерв напуган поведением рынков

Чиновники из Федеральной резервной системы начинают задаваться вопросом, а не является ли спокойствие рынка признаком того, что инвесторы попросту потеряли страх и чувство риска. По их мнению, это может привести к образованию пузырей и волатильности.  Индекс Dow Jones с начала года вырос всего на 1%, спокойно консолидируется после бурного роста в прошлом году. Индекс волатильности VIX уже 74 недели подряд находится ниже своего долгосрочного среднего значения, в эту зону он не опускался с докризисных времен 2006-2007 гг. Более того, спреды доходностей корпоративных облигаций и трежерис составляют всего 1%, чего также не наблюдалось с июля 2007 г. Иными словами, за вложение в облигации компаний инвесторы требуют всего на 1% больше, чем за вложение в казначейские бумаги, то есть они практически не видят разницы. Чем меньше этот спред, тем, грубо говоря, инвесторы более бесстрашны. В связи с этим, собственно говоря, в ФРС и забеспокоились: ведь если инвесторы начинают принимать на себя неоправданный риск, это может привести к непоправимым последствиям, таким же как финансовый крах 2008 г. Ясно, что такая озабоченность регулятора может серьезно повлиять на решение о повышении процентной ставки.   Уильям Дадли Президент Федерального резервного банка Нью-Йорка "Волатильность на рынках необычайно низкая. Я беспокоюсь, что люди будут принимать на себя гораздо больший риск, чем он есть на самом деле, ведь в период низкой волатильности они чувствуют себя спокойно и не воспринимают опасность всерьез".  Одним из ярких примеров принятия инвесторами чрезмерного риска может служить объем номинированных в долларах так называемых "мусорных" облигаций. В прошлом году он составил $366 млрд, двое превысив показатель докризисного 2007 г. Озабоченность высказал и глава ФРБ Далласа Ричард Фишер. Он, в частности, отметил, что низкая волатильность - это хорошо, так как это похоже на то, что инвесторы уверены, что ставки будут оставаться низкими вечно. Тем не менее многие чиновники больше склонны говорить о рисках, чем что-то делать для их предотвращения. Монетарные власти слишком боятся нарушить хрупкое восстановление экономики. Вместе с тем, несмотря на рост стоимости рисковых активов, некоторые чиновники не видят в этом серьезной угрозы для финансовой стабильности всей системы. Ближайшее заседание Федеральной резервной системы состоится в июне, где, как ожидается, будет принято решение о продолжении сокращения программы выкупа активов, но ставки, скорее всего, останутся на рекордно низком уровне. Сейчас Федрезерв находится между двух огней: с одной стороны, они намерены следовать своему плану и держать ставки низкими, до тех пор пока инфляции не достигнет целевого уровня в 2%, а рынок труда покажет признаки выздоровления, с другой стороны, ФРС опасается, что текущая политика имеет побочные эффекты в виде искажения восприятия рисков, о которых говорилось выше. Что думает рынок Участники рынка потеряли страхНу а рынок, похоже, переоценивает обещания Федрезерва держать ставки на нулевом уровне в течение "длительного периода времени". Так, фьючерсные контракты, которые торгуются на Chicago Mercantile Exchange, показывают, что участники рынка ожидают ставку по федеральным фондам на уровне 0,6% в декабре 2015 г., что ниже прогноза самого ФРС в 1%. На конец 2016 г. инвесторы ожидают ставку в 1,6%, что также ниже прогноза регулятора в 2,2%. Вообще ситуация крайне спорная, в 2013 г. ФРС уже сделала сюрприз рынкам, когда начала обсуждать сокращение QE, тогда реакция рынков была крайне бурной. Фондовые индексы спикировали вниз, ставки по облигациям устремились вверх. Отчасти, такой реакции в ФРС боятся и сейчас. В том же 2013 г., например, распродажи коснулись и ипотечных облигаций, что в конечном счете негативно сказалось на восстановлении рынка жилья. Глава ФРБ Канзас-Сити Эстер Джордж, как и г-н Фишер, скептически относится к мягкой монетарной политике и настаивает на более агрессивном повышении ставок. Но он остается в меньшинстве. О том насколько в действительности Фед обеспокоен поведением рынков и их участников, вполне возможно, станет ясно сразу после июньского заседания регулятора. Раз эта тема стоит на повестке дня, то и вероятность ее обсуждения крайне высока.

23 мая 2014, 11:10

Мечты об энергетической безопасности США разбиты

  Сланцевое "чудо" США неожиданно получило серьезный удар, после того как правительство страны объявило о пересмотре оценки извлекаемых запасов нефти в самой крупнейшей формации в США. Технически извлекаемые запасы сланцевых нефтяных ресурсов широко разрекламированной формации Монтерей в Калифорнии ранее были обозначены на уровне 13,7 млрд баррелей, но ранее на этой неделе их оценка снижена всего лишь до 600 млн баррелей, то есть оказалась на 96% ниже. Таким образом, Монтерей лишилась звания одной из крупнейший сланцевых формаций, и даже если предположить, что все эти 600 млн баррелей удастся добыть сразу, то это закроет потребности США только на 33 дня. И это при том, что при добыче такой нефти традиционно фиксируются большие экологические и инфраструктурные убытки. Причины снижения оценок достаточно просты. Первоначальные данные были просто догадками, которые основывали на заявлениях компаний, а не на реальных результатах. Теперь с достаточным количеством тестовых скважин потенциал формации Монтерей стал понятен, и он очевидно намного меньше, чем предполагалось. Мечты властей Калифорнии, связанные с этим проектом, также не сбудутся. Количество предполагаемых рабочих мест снизилось с 2,8 млн до 112 тыс., а объем налоговых поступлений сократится с $24,6 млрд до $984 млн. Графика: Doug Stevens / L.A. Times Graphics Но самое интересное, что всего за одну ночь все сланцевые запасы США сократились более чем в 2 раза с 24 млрд баррелей до примерно 11 млрд баррелей. И сама по себе такая ситуация неудивительна, так как вся история со сланцевой революцией в США воспринималась экспертами критически. Не было секретом то, что лучшие месторождения разрабатывались в первую очередь, так как это легче и дешевле. Остальные месторождения были не такими крупными, более дорогостоящими и менее рентабельными, и люди из нефтяной промышленности знали или предполагали это. Кроме этого, каждая геологическая формация имеет свои особенности, поэтому многие эксперты изначально предполагали, что Монтерей не обладает такими запасами, как Баккен или Игл-форд. Но ситуация с Монтерей заслуживает отдельного внимания. Оценку в 13,7 млрд баррелей в 2011 г. сделала компания Intek из Вирджинии. То есть практически неизвестная компания, на сайте которой нет никакой информации об используемых технологиях для оценки запасов, представила данные, которые потом опубликовало Министерство энергетики США (Energy Information Administration, EIA) и которые стали основой для формирования национальной мечты о "нефтяной независимости". И неожиданно эти данные оказались ненадежными. Компания Occidental Petroleum, которая планировала начать добычу в формации Монтерей, основываясь на данных Intek, прилагает большие усилия, чтобы выйти из проекта сейчас. Теперь стоит ждать дальнейшего сокращения оценки запасов по другим месторождениям. И инвесторы также должны быть осторожны. Вся шумиха о сланцевых перспективах страны была связана с дешевым капиталом с Уолл-стрит, где заметны явные признаки перегрева. Финансовые результаты американских компаний, добывающих сланцевый газ, за 2013 годДо сих пор сланцевые компании, даже с самым высоким кредитным риском, не сталкивались с проблемами при привлечении капитала. Но теперь инвесторы будут мыслить критически и осторожно. В целом независимые производители нефти в США тратят при добыче $1,5 за каждый $1 дохода, который они получили в этом году. И тратят они больше, чем получают, с 2010 г. После таких четырех лет свободные денежные потоки оказались сильно отрицательными. Так, например, компания Rice Energy Inc. в течение трех месяцев в этом месяце привлекла $900 млн, и это на $150 млн больше, чем планировалось. Неплохо для первого выпуска облигаций, правда? И это при том, что компания четыре года подряд теряла деньги, пробурив менее 50 скважин. На каждый заработанный $1 Rice Energy в 2014 г. будет тратить $4,09. Продолжать бурение удается при финансовой поддержке, так как инвесторы верят в историю со сланцевой нефтью, но четыре года – это достаточный срок, для того чтобы кто-нибудь задал очевидный вопрос: когда все усилия по бурению сланцевых месторождений наконец начнут генерировать положительный свободный денежный поток? Никогда – таким будет ответ на этот вопрос. В то время как рынок высокодоходных облигаций вырос в 2 раза с 2004 г., объем привлеченных средств компаниями по разведке и добычи вырос в 9 раз, свидетельствуют данные Barclays. Это именно то, что поддерживает сланцевую революцию и позволяет компаниям тратить деньги значительно быстрее, чем они их зарабатывают. "Люди теряют дисциплину. Они прекращают считать. Они прекращают вести учет. Они просто мечтают, и это то, что происходит со сланцевым бумом", - отмечает директор по инвестициям Peritus Asset Management Тим Граматович. Ситуация с Монтерей должна наглядно показать, что любые разговоры о том, что США могут экспортировать какой-либо объем нефти, останутся только разговорами. Страна все еще импортирует более 7 млн баррелей в сутки, и маловероятно, что удастся возместить этот объем за счет внутренней добычи. Сокращение запасов Монтерей делает воплощение мечты о нефтяной независимости гораздо менее вероятным. Эксперты МЭА прогнозируют, что затраты американских нефтедобытчиков к 2035 г. составят более $2,8 трлн, объемы добычи по сланцевым месторождениям при этом достигнут своего пика в 2025 г. По оценкам МЭА, расходы стран Ближнего Востока за этот же период будут более чем в три раза ниже, а объемы добытой нефти – в три раза больше. А это значит, что американская нефть просто не будет конкурентоспособной.  Ссылки по теме Оценка запасов нефти в США снижена на 40% Сланцевое отрезвление США Есть и еще один контекст этой новости, который заключается в том, что глобальные энергетические ресурсы все сложнее получить, особенно на фоне действий Китая, который активно работает с перспективными поставщиками энергоносителей, заключая долгосрочные контракты. И, судя по всему, тренд на долгосрочное постепенное увеличение цен на энергоресурсы будет запущен в ближайшее время. Учитывая то, как много надежд и политических амбиций было связано со сланцевым бумом в США, сокращение оценки запасов Монтерей сейчас является одним из важнейших событий в мире.

20 декабря 2013, 23:40

Объем эмиссии "мусорных" облигаций достиг рекорда

Иллюстрация: Tim Foley / Barron's Глобальный объем “мусорных” облигаций в 2013 г. составил $476,5 млрд. Объем эмиссии высокодоходных облигаций с кредитным рейтингом ниже инвестиционного уровня достиг абсолютного рекорда.  Глобальный объем “мусорных” облигаций в 2013 г. составил $476,5 млрд. Тем самым объем эмиссии высокодоходных облигаций с кредитным рейтингом ниже инвестиционного уровня достиг абсолютного рекорда. По данным одного из ведущих информационных провайдеров, компании Dealogic, объем эмиссии спекулятивных облигаций в 2013 г. вырос на 12% по сравнению с 2012 г. В Европе был отмечен резкий скачок в выпуске высокодоходных бумаг: компании с кредитными рейтингами ниже инвестиционного выпустили облигации на сумму $121,9 млрд. Это на 54% больше показателей 2012 г. В США объем эмиссии "мусорных" облигаций немного снизился по сравнению с предыдущим годом – $259,5 млрд. Это на 6% меньше рекордного для США значения в $274,8 млрд. На долю США и ЕС приходится около 80% от общего объема глобального выпуска спекулятивных облигаций. К подобным бумагам относятся долговые обязательства с рейтингом “BB+” или ниже по версии рейтингового агентства Standard & Poor's, “Ba1” или ниже по версии агентства Moody’s, “BB+” или ниже – по версии агентства Fitch. Подобные облигации обладают значительно более высокими рисками дефолта по сравнению с облигациями инвестиционного уровня, однако они зачастую привлекают инвесторов более высокими уровнями доходности. Большинство экспертов отмечают, что увеличение глобального объема "мусорных" облигаций произошло на фоне сохранения сверхмягкой монетарной политики в США и ЕС. По ряду прогнозов, такие факторы, как сворачивание стимулирования со стороны ФРС США, а также введение норм к собственному капиталу Basel III, в дальнейшем будут накладывать определенные ограничения на объемы выпуска как "мусорных" облигаций, так и долговых обязательств инвестиционного уровня.

Выбор редакции
20 декабря 2013, 22:40

Объем эмиссии "мусорных" облигаций достиг рекорда

Глобальный объем мусорных облигаций в 2013 г. составил 476,5 млрд долларов. Объем эмиссии высокодоходных облигаций с кредитным рейтингом ниже инвестиционного уровня достиг абсолютного рекорда.

20 марта 2013, 12:56

Кипрская “стрижка” депозитов не прошла. Дальнейшие сценарии.

продолжаю следить за кипрской темой...Решение Парламента КипраПарламент Кипра вчера отклонил принятие введение налога на депозиты (deposit tax), тем самым не выполнив необходимое условие для получения транша помощи от Тройки (МФВ, ЕЦБ, ЕС) в 10 млрд евро.Что это значит?Кипрский кризис остается неразрешенным, так как deposit tax является необходимым условием для получения спасительного транша помощи. Начинается этап очень сложных и затяжных переговоров с Тройкой. Делегация из властных структур Кипра отправилась в Москву, проигнорировав указание Меркель о ведении переговоров исключительно с представителями Тройки.Тем временем банки Кипра остаются закрытыми, экономическая активность страны парализована. Возможно, банки будут закрыты до 26 марта.Представители Кипра и ЕЦБ разрабатывают планы по контролю над движением капитала на случай массового изъятия средств с банковских счетов.Крайние сроки?В качестве deadline часто указывается 3 июня, когда Кипру будет необходимо погасить обязательства по облигациям в 1,4 млрд евро. Дальнейшие сценарии?1. Будет ли ЕЦБ фондировать кипрские банки?После вчерашнего голосования в Парламенте Кипра, ЕЦБ сделал неоднозначное заявление о том, что “подтверждает свое обязательство о предоставлении необходимой ликвидности в рамках существующих правил”.После того как в июне 2012 г. после серии понижения кредитных рейтингов Кипра его облигации перешли в состав “мусорных”, они перестали использоваться в качестве обеспечения под операции РЕПО. Это вынудило кипрские банки обратиться к так называемым операциям ELA (Emergency Liquidity Assistance), предоставляемым Банком Кипра. В рамках операций ELA, национальный центральный банк может фондировать местные коммерческие банки по более высоким ставкам и только с разрешения Совета Управляющих ЕЦБ. Если регулятор примет решение приостановить операции ELA, банковская система Кипра будет полностью парализована.Посредством программы ELA (Emergency Liquidity Assistance) активно фондируются банки Греции. Информации по поводу объемов ELA ЕЦБ почти не раскрывает. Считается, что ELA учитывается в строке баланса ЕЦБ под названием “Other claims on euro area credit institutions denominated in euro”, составляющим согласно данным на 15 марта 70,1 млрд евро. Для утверждения программы необходимы голоса 2/3 Совета Управляющих ЕЦБ (15 из 23 голосов).2. Будет ли Россия предоставлять помощь Кипру?Министр Финансов Кипра Саррис находится с визитом в Москве. Президент страны Анастасиадис  провел телефонные переговоры с Президентом Путиным. По разным оценкам в структуре банковской системы Кипра на российских резидентов приходится от  четверти до трети всех депозитов (см. ниже в разделе Цифры и факты).Существует мнение, что Кипр предложит Москве в обмен на 20% налог на депозиты российских резидентов долю в национальной газовой компании Кипра и места в советах директоров в ключевых банках страны.Российские газовые компании (Новатэк, Газпром) ведут активные переговоры с Кипрской стороной по вопросу своего участия в  разработке газовых месторождений на шельфе Кипра.Также предполагается, что на переговорах будет обсужден вопрос о пролонгации российского кредита Кипру на 2,5 млрд евро.Конкретных решений пока не принято, но их стоит ожидать в самое ближайшее время.3. Будет ли повторное голосование и принятие deposittax?Этот вариант вполне возможен. Важно обозначить договоренности с Москвой, решить вопросы по судьбе российских капиталов. Затягивать с решениями нельзя, так  экономика Кипра по сути остается парализованной.4. Пойдет ли на уступки Тройка?Вопрос с deposit tax оценивается в 5,8 млрд евро (0,06% ВВП Еврозоны). Сумма крайне незначительная с экономической точки зрения, но велика “политическая” составляющая. Кроме этого остро стоит вопрос о том, каким образом предоставить стране помощь в 17 млрд евро (70% ВВП Кипра), но при этом держать под контролем  ситуацию с долгом (может вырасти до 140% ВВП к 2014 г.).Каким образом можно обойти эту проблему?Выделить помощь в размере 17 млрд евро, но значительно увеличить сроки возврата и понизить процентную ставку.Использовать механизм ESM или другое для прямой рекапитализации банковДопустить дефолт по некоторым госзаймам.5.     Покинет ли Кипр Еврозону?Если не выполнятся все вышеуказанные условия и не будет найден компромисс, такой вариант возможен (хоть и очень маловероятен). Времени на разговоры немного. Кипрским банкам требуется рекапитализация. ЕЦБ продолжает предоставлять банкам Кипра необходимый объем ликвидности не только для предотвращения возможности из банкротства, но и для обеспечения бесперебойных межбанковских платежей внутри Евросистемы. Однако, если 2/3 голосов Совета Управляющих ЕЦБ примет решение о прекращении действия программы ELA, то кипрские банки станут неплатежеспособными.Более того, страхи по поводу deposit tax с высокой вероятностью приведут к началу bank run из кипрских банков. В случае, если ЕЦБ перекроет “кислород” банковской системе Кипра, спасти банки и гарантировать сохранность депозитов будет представляться невозможным.В таком случае, Кипр покинет состав Еврозоны, объявит дефолт по большей части суверенных обязательств, введет в обращение свою национальную валюту. Так как долг Кипра в большей части принадлежит нерезидентам, дефолт не поспособствует повышению интереса к новой валюте со стороны международных инвесторов. Запустится инфляционный процесс, что окончательно добьет слабую экономику Кипра.Сгладить процесс может предоставление кредита со стороны России.ПредысторияКипр нуждается в 17 млрд евро внешней помощи. На прошедших выходных Кипр и Тройка договорились о пакете финансовой помощи, предоставление которой базируется на следующих пунктах:Объем помощи от Тройки – 10 млрд евроВедение налога на депозиты, который должен принести в казну Кипра 5,8 млрд. евро, со следующими характеристиками:-  6,75% налог на депозиты объемом до 100 000 евро-  9,9% налог на депозиты объемом свыше 100 000 евро (согласно расчетам Goldman Sachs, на них приходится 2/3 всех кипрских депозитов).-  Налог не распространяется на депозиты кипрских банков за пределами страны-  Операции кипрских банков в Греции будут осуществляться греческими банками и не будут обложены налогом. Это очень важно, так как кипрские банки имеют под управлением значительные греческие активы.-  В обмен на депозитный налог, пострадавшим вкладчикам предлагается подарить акции кипрских банков.Налоги на доходы корпораций поднимаются с 10% до 12,5%.Налоги на доходы от депозитов планируется довести до 20-25%.Договоренность о снижении доли банковского сегмента в экономике до среднеевропейского уровня (по отношению к ВВП) к 2018 г. Сегодня активы банковской системы Кипра к ВВП составляют около 716%.Приватизационная программа должна пополнить казну на 1,4 млрд евро.Почему deposit tax?Решение по введению налога на депозиты было принято по двум основным причинам.Во-первых, ключевая немецкая оппозиционная партия Социальных Демократов выразила явное негодование по поводу спасения немецкими налогоплательщиками капиталов российских олигархов. Правительство Германии не может принять решение о предоставлении Кипру помощи в Бундестаге без голосов социал-демократов.Во-вторых, МВФ подчеркнул, что долговая нагрузка на страну станет неподъемной для экономики, если Кипр получит 17 млрд евро в форме кредитов. Таким образом, чтобы сократить объем спасительного транша, можно выбирать из следующих вариантов:Реструктуризировать долг по “греческому” варианту;Списать часть долга банков;Изъять часть средств с банковских депозитов.Списать госдолг не получится, так как большая его часть находится под английским правом (согласно которому приоритетным для кредитора и суверенного заемщика является решение суда) и не может быть реструктуризирована. Долговая нагрузка кипрских банков низкая, банки в значительной степени полагаются на  фондирование через депозиты.Остается haircut депозитов. Но реакция населения и остального мира на подобное решение оказалась крайне негативной. Bun run из кипрских банков может привести к тому, что для их рекапитализации понадобится куда больше заявленных 10 млрд евро. По оценкам кипрского ЦБ, банки страны могут потерять более 10% от их депозитной базы в течение нескольких дней, если налог на банковские вклады будет принят.В этом случае ЕЦБ может помочь кипрским банком закрыть гэп посредством специальной программы фондирования  Emergency Liquidity Assistance (ELA), которой активно пользуются греческие банки (это не стандартные LTRO и MRO). Тем не менее, деньги ELA вряд ли смогут перекрыть эффект bunk run и дальнейшее сокращения кредитования экономики. Безработица подскочит, потребительский спрос упадет и экономика продолжит сжиматься. Предлагаемое повышение налога на доходы от депозитов никак не поспособствуют стабилизации ситуации. Конечным результатом такого развития ситуации может стать выделение очередного транша экстренной помощи извне или реструктуризация долга.Тем не менее, значительного влияния на внешние рынки (в частности на Еврозону) кипрская история  иметь не будет. Размеры экономики и масштаб банковских проблем крайне мал по меркам Еврозоны. Важен сам прецедент введения налога на депозиты. Но политики уверяют, что кипрская ситуация – исключительная в своем роде и не распространится на другие страны. Если начнутся волнения среди испанских и итальянских вкладчиков и запустится bank run в странах PIIGS и рост доходностей гособлигаций, то в ситуацию вмешается ЕЦБ c операциями OMT.Продолжение в предыдущем посте в ЖЖ: http://d-shagardin.livejournal.com/86297.html

15 марта 2013, 13:00

Уолл-стрит рекордными темпами продаёт "мусорные" облигации

Нью-Йорк — банкиры Уолл-стрит продают спекулятивные высокодоходные облигации с рекордной скоростью. Это вызывает опасения, что они продают долговые обязательства, которые вскоре могут потерять стоимость.Банки израсходовали более 93 миллиардов долларов на урегулирование последствий кризиса 2008 года, в том числе судебные иски и штрафы за предполагаемую дезориентацию инвесторов в отношении ипотечных продуктов.В этот раз всё по-другому, говорят банкиры.По данным Bloomberg, банки Уолл-стрит в этом году уже выдали гарантии на размещение высокодоходных долговых бумаг на сумму 89,6 миллиарда долларов, это на 36 процентов больше, чем в тот же период 2012 года.В прошлом году сумма продаж $433 млрд. стала историческим максимумом для этого класса активов, а комиссионные с этой суммы составили $6 миллиардов.JPMorgan Chase, Deutsche Bank, Citigroup и Bank of America получают наибольшую выгоду от подъёма рынка, когда средняя гарантийная комиссия почти в три раза больше, чем при продаже более кредитоспособных облигаций.При этом, согласно Morningstar Inc., в прошлом году  инвесторы паевых фондов и торгуемых инвестиционных фондов вложили в  высокодоходные облигации 33 миллиарда долларов, что на 55 процентов больше, чем в 2011 году.Как говорят банкиры, риски для инвесторов состоят не столько в кредитоспособности облигаций, сколько в ставках-ориентирах по государственным займам, которые в конечном итоге должны подняться после спада до тридцатилетнего минимума. Темпы покупок контрольных пакетов акций компаний с привлечением заёмных средств, с выпуском высокорисковых облигаций для финансирования приобретений, далеки от уровней 2006 и 2007 годов. Теперь большая часть новых долговых обязательств образована компаниями, рефинансирующими по меньшим ставкам.«Инвесторы и гаранты размещения займов на этом рынке демонстрируют кредитную дисциплину,  — говорит глава нью-йоркского отдела высокодоходного фондового рынка в Credit Suisse Group Марк Ворм. Согласно  Bloomberg, эта компания занимает шестое место в мире среди гарантов размещения выпусков ценных бумаг. — Ситуация с процентными ставками, вероятно, представляет сегодня наибольший риск».Чтобы поддержать рост экономики, Фед  в течение четырёх лет удерживал ставки по краткосрочным займам почти на нулевом уровне и покупал облигации американского казначейства и ипотечные облигации, чтобы довести ставки по долгосрочным займам до рекордно низкого уровня.По данным Merrill Lynch, низкие процентные ставки повысили спрос на высокодоходные долги и подняли цены на высокорисковые долларовые облигации до рекордных 105,9 цента на доллар в прошлом месяце.Крупнейшие банки Уолл-стрит извлекают наибольшую прибыль из комиссионных, связанных с продажами спекулятивных,  или «мусорных» облигаций (здесь: высокорисковые, высокодоходные облигации, используемые для выкупа своих собственных корпораций и компаний, находящихся накануне банкротства; прим. mixednews.ru). Десять основных гарантов в прошлом году получили 45 процентов переданных долговых прав и обязательств. JPMorgan, лидирующий с 2009-го, в этом году управляет 70 фирмами на мировом рынке, на втором месте Deutsche Bank, за ним следует Citigroup.В этом месяце Консультативный комитет по казначейским ссудам — группа ведущих  банкиров и инвесторов под председательством Мэтью Замеса — представил доклад председателю ФРС Бену Бернанке. В докладе было выражено предостережение о том, что политика центрального банка может привести к раздуванию пузыря спекулятивных облигаций и других активов. По словам знакомых с дискуссией лиц, Бернанке отмёл эти опасения. Представитель ФРС Мишель Смит отказалась от комментариев.Гарантирование размещения долговых бумаг, как инвестиционного класса, так и спекулятивных, в прошлом году было одной из наиболее быстрорастущих статей дохода для девяти крупнейших инвестиционных банков мира и составило от 40 до 63 процентов объёма доходов компаний от консультирования и гарантирования. Банки получили в среднем 1,4 процента комиссионных по выпущенных в прошлом году долларовым высокодоходным долговым обязательствам, что почти в три раза больше размера комиссионных 0,54 процента на все выпуски ценных бумаг инвестиционного класса.Премия 600 000 долларов Управляющие финансовых организаций на рынке заёмного капитала получили премии в размере от 600 тысяч долларов, сказала глава отдела финансовых услуг нью-йоркской рекрутинговой фирмы Boyden Global Executive Search Ltd. Жанна Брантовер. Эти выплаты не идут в сравнение с тем, что было возможно до кризиса 2008 года, потому что компенсация сейчас сильнее привязана к результатам деятельности компании.«Теперь уже невозможно получать огромные премии только за то, что вы приписаны к определённому отделу фирмы, — говорит Брантовер. — Они уже не получают по 10 миллионов долларов. Они получают хорошие деньги, большие деньги, но не то, что было раньше».Рынок высокорисковых облигаций был разработан в 1970-х годах с целью оказать помощь финансовым компаниям, не способным продавать долговые обязательства инвестиционного класса. На протяжении большей части истории рынка процентные ставки снижались, что способствовало росту цен на облигации. Доходность по 10-летним казначейским облигациям — эталон, по которому часто оценивают высокорисковые облигации — упала с 15,8 процентов в 1981 году до сегодняшних 1,88 процента.Гаранты размещения ценных бумаг и инвесторы говорят, что не знают, что может произойти, если доходность по казначейским облигациям поднимется на один или два процентных пункта. «Я в этом бизнесе уже 40 лет, и реальность такова, что у нас никогда не было подобной ситуации, поскольку она полностью сфабрикована Федрезервом, — говорит президент компании Holland & Co. Майкл Холланд, управляющей более чем 4-миллиардными активами. — Стоимость ценных бумаг изменяется, как цены в онлайн-торговле».Вследствие повального увлечения интернет-акциями, так называемыми «dot-com»,  индекс Nasdaq Composite вырос более чем в три раза с конца 1997-го до пикового значения в марте 2000 года, только затем, чтобы упасть на 77% к сентябрю 2002-го. В последующие годы жилищно-кредитный пузырь более чем в два раза раздул объём рынка ипотечных ценных бумаг с конца 2004-го до середины 2007-го (по данным Федрезерва), только затем, чтобы лопнуть, когда цены на жильё упали.В обоих случаях в адрес банков, получивших прибыль от выставления ценных бумаг на рынок, впоследствии звучали обвинения в искажении рисков и содействию потерям инвесторов.Пять самых крупных эмитентов высокорисковых облигаций в прошлом году продали ценных бумаг более чем на 30 миллиардов долларов, а такие фирмы, как CIT Group Inc., CC Media Holdings Inc. и Sprint Nextel Corp., обналичили бумаги во время бурного роста рынка. Пятёрка крупнейших эмитентов этого года уже сделала займы почти на 13 миллиардов в долговых обязательствах,  гарантируемых крупными банками, в частности, JPMorgan и Банк Америки.Начало кризиса?Повышение спроса означает смягчение условий по срокам выплаты для некоторых долгов. Согласно Moody’s Investors Service, заёмщики продают спекулятивные ценные бумаги с более мягкими условиями по меньшей мере уже два года. Понижение рейтинга компаний с наименьшей кредитоспособностью  в прошлом году превысило повышение рейтинга в первый раз с 2009 года.Компания Legal & General Group, управляющая примерно 3,5 миллиардами в высокорисковых облигациях по всему миру, отказалась от примерно трёх четвертей сделок, предложенных рынком в этом году, из опасения, что некоторые компании делают слишком крупные займы, и долги могут потерять стоимость, говорит Стэнли Мартинес, занимающийся анализом высокодоходных кредитов для этой корпорации.«Часть высокодоходных ссуд и срочных облигаций 2013 и 2014 годов послужит сырьём для цикла неплатежей в 2015 и 2016-м, — сказал Мартинес. — Я совершенно уверен в этом. Но пока ещё время не пришло».Ссылка

15 марта 2013, 06:29

Уолл-стрит рекордными темпами продаёт «мусорные» облигации

Крупнейшие банки Уолл-стрит извлекают наибольшую прибыль из комиссионных, связанных с продажами спекулятивных, или "мусорных" облигаций Читать далее →

07 марта 2013, 13:57

На рынке "мусорных" бондов зреет обвал

Портфельные менеджеры делают ставку на снижение "мусорных" облигаций. Денежные потоки в последнее время активно поступают в фонды ETF, которые шортят высокодоходные облигации.Сейчас ставки против высокодоходных облигаций достигли максимума за последние 5 лет, а значит, вполне возможно, что на этом сегменте рынка назревают серьезные распродажи, пишет Financial Times.Короткие позиции по ETF от BlackRock и State Street, инвестирующие в "мусорные облигации", за последние несколько недель росли стремительными темпами и достигли самого высокого уровня с октября 2007 года.За последние несколько лет инвесторы привыкли брать на себя риск инвестиций в наименее надежные облигации, причем предпочитают делать это через ETF, так как в этом варианте издержки минимальны. Немаловажная причина выбора "мусорных" облигаций - доходность. В условиях нулевых процентных ставок вложения в надежные активы не приносят желаемого дохода.Спрос на такого рода инструменты привел к снижению доходностей по ним до исторических минимумов. Впрочем, спред с американскими казначейскими облигациями, по историческим меркам, не показал такого сужения.