• Теги
    • избранные теги
    • Разное1507
      • Показать ещё
      Страны / Регионы630
      • Показать ещё
      Люди796
      • Показать ещё
      Формат54
      Показатели216
      • Показать ещё
      Компании555
      • Показать ещё
      Международные организации127
      • Показать ещё
      Издания103
      • Показать ещё
      Сферы4
24 февраля, 22:41

Millionaire Migrants: Countries That Rich People Are Flocking To

In 2016, there was a 28% increase in millionaire migrants - rich people that moved to new countries. Here's the countries that they fled, and re-located to. The post Millionaire Migrants: Countries That Rich People Are Flocking To appeared first on Visual Capitalist.

24 февраля, 01:33

Press Briefing by Press Secretary Sean Spicer, 2/23/2017, #15

James S. Brady Press Briefing Room  2:58 P.M. EST MR. SPICER:  I was thinking about not doing a briefing today, and then I saw Reince Priebus and Steve Bannon give that talk and I thought they were infringing on my ratings, so we figured we had to do something to keep up our record. It’s been another busy day today.  This morning, after receiving his daily intelligence briefing, the President welcomed some of the world’s top business and manufacturing leaders to the White House to continue the administration’s effort to engage with the private sector to create jobs and expand opportunities for America’s workers.  The 24 CEOs spent the morning in working sessions with the Vice President, Cabinet members and key aides, and came together with the President to brief him on their discussions and recommendations. The group discussed the need to roll back burdensome regulations that are stifling economic growth.  The CEOs thanked the President for the actions that he’s already taken to address the issues, and the President pledged to do even more, both through the executive branch and by working with Congress to pass legislation that will help further economic growth and job creation. The business leaders recommended that the administration take a multifaceted approach to tax and trade policies, including tax reform, toward which Secretary Mnuchin said that progress is continuing to be made.  The President committed to working to lower taxes and level the playing field with other countries when it comes to trade and taxation. The group held a lengthy discussion about the need to invest in the American worker to prepare for the manufacturing jobs of the future, especially the key role of vocational schools in training the workforce of the 21st century.  The CEOs and administration officials agreed that public-private partnerships will be the cornerstone of a robust plan to rebuild the nation’s crumbling infrastructure.  The President committed to streamlining a permitting process that is holding back so many key projects.   At the end of the discussion, the group expressed their excitement for having a true partner in economic growth in the White House, and Andrew Liveris, the CEO of Dow Chemical, even said that this is probably the most pro-business administration since the Founding Fathers.  The President conveyed his intention to assemble the industry leaders on a regular basis to discuss progress towards these important goals.  A full list of the participants is available. This afternoon, the President spoke with Canadian Prime Minister Trudeau by phone.  We’ll have a readout on that call soon.  Right now, many of you just came from the President, who is involved in another listening session with leaders in the fight against domestic and international human trafficking, including representatives from International Justice Mission and United Way.  Their expertise will be invaluable to the President as he engages with members of Congress to raise awareness about, and push through, legislation aimed at preventing all forms of the horrific and unacceptable practice of the buying and selling of human lives. Human trafficking is a dire problem, both domestically and internationally.  And solving this epidemic is a huge priority for the President.  Dedicated men and women from across the federal government have focused on this for some time, and the President is committed to continue working with these organizations and departments.  A participant list for this listening session is also going to be available. The President this evening will attend a dinner with the Business Council.   Today in Mexico, Secretaries Tillerson and Kelly had productive meetings at the Cabinet level with officials from the Mexican government.  They were forward-looking meetings focused on finding common-ground ways to advance both of our countries’ security and economic wellbeing.  Both sides had a candid discussion on the breadth of challenges and opportunities as part of the U.S.-Mexico relationship. The conversation covered a full range of bilateral issues, including energy, legal migration, security, education exchanges, and people-to-people ties.  The parties also reiterated our joint commitment to maintaining law and order at our shared border by stopping potential terrorists and dismantling the transnational criminal networks that are moving drugs and people into the United States. Under this President there is no mistaking that rule of law matters along both sides of our border.  Both Secretary Tillerson and Secretary Kelly are meeting with President Peña Nieto this afternoon.  That will be a continuation of the productive dialogue that is setting our two countries down a pathway to greater security and long-term prosperity. Looking ahead to our upcoming schedule, tomorrow the President will welcome President of Peru for a working-level visit.  The President of Peru is in town for a separate visit and requested a meeting with the President.  There will be a spray at the top of that.  Further guidance will be provided later today.  The President will also speak at CPAC tomorrow.  I know the President is looking forward to addressing this group of conservative-committed individuals. Our nation’s governors are starting to gather in Washington this week for a meeting of the National Governors Association.  The President and the First Lady will welcome the governors to the White House on Sunday evening.  The Vice President and members of the Cabinet will also be in attendance.  While the governors are in town, they will be meeting with members of the Cabinet, White House staff, and other Secretaries including Kelly, Price, and Secretary Chao have also set up a series of meetings.   The President, Vice President, and senior White House staff will also participate in a portion of the business session of NGA’s winter meeting that takes place on Monday morning. Next week, of course, the President will give a joint session address before both Houses of Congress.  He’s currently working closely with the speechwriting team on presenting his vision to Congress and the American people.  I’ve got a few updates that I want to just -- as we’re now a few days out.  The theme of the address will be the renewal of the American spirit.  The address will particularly focus on public safety, including defense, increased border security, taking care of our veterans, and then economic opportunity, including education, job training, healthcare reform, jobs, and tax and regulatory reform. With that, I’d be glad to take a few of your questions.   Q    Two questions.  First, the White House said previously that that travel ban was pushed quickly out of necessity for national security, and now we’re hearing there’s these repeated delays while the new one is being drafted.  How do we reconcile those two talking points?  That’s question one. And then secondly, the President said today that the deportations taking place under his watch are a military operation.  Secretary Kelly said the military won’t be involved in deportations.  Did the President misspeak? MR. SPICER:  So I’ll take the latter first.  The President was using that as an adjective.  It’s happening with precision, and in a manner in which it’s being done very, very clearly.   I think we’ve made it clear in the past, and Secretary Kelly reiterated it, what kind of operation this was.  But the President was clearly describing the manner in which this was being done.  And so just to be clear on his use of that phrase.  And I think the way it’s being done, by all accounts, is being done with very much a high degree of precision and a flawless manner in terms of making sure that the orders are carried out, and it’s done in a very streamlined and efficient manner. I’m sorry, the first part was? Q    The first one was about the travel ban. MR. SPICER:  Yeah.  And I think, look, we have made it very clear that we believe that the first one was done in compliance with U.S. code and the authority granted to the President.  This time, the order is finalized.  What we are doing is now in the implementation phase of working with the respective departments and agencies to make sure that when we execute this, it’s done in a manner that’s flawless. And so it’s not a question of delaying, it’s a question of getting it right.  We’ve taken the Court’s opinions and concerns into consideration, but the order is finalized.  It’s now awaiting implementation.  What we want to do is make sure that we’re working through the departments and agencies so that any concerns or questions are handled on the front end.  But we are acting with appropriate haste and diligence to make sure that the order is done in an appropriate manner. Q    I want to ask you about a comment that the Treasury Secretary made today.  He was asked if we should assume that the tax plan that the President is about to roll out will take effect in 2018.  He said, and I’m quoting, “I think we’re looking at that.”  So my question to you is, would the President accept a tax proposal that deals with the timeline of implementation in 2018 but not 2017? MR. SPICER:  So, Secretary Mnuchin also made it very clear that his goal is to have this wrapped up by August and implemented.  The question is, or what you’re referring to is what year it actually takes place? Q    Right. MR. SPICER:  Right, so whether it’s retroactive to tax year 2017 or fiscal year '17.  And I think as the details get --  Q    (Inaudible.) MR. SPICER:  Yeah, we’ll have more details on that as it moves forward.  I think there’s two issues -- fiscal year '17 and calendar year '17.  And, for taxpayers, it’s obviously calendar year 2017 that they’re probably most concerned with, and I think the President, as we work with Congress, will have those details to be able to flush out. I want to go to our first Skype seat of the day.  Neil Vigdor with Hearst Connecticut Media Group. Q    Good afternoon, Sean.  Thanks for taking my question.  I appreciate it.  Connecticut’s governor directed police chiefs across the state Wednesday to avoid taking any special action against undocumented immigrants, including honoring immigration detainer requests from ICE.  What will the repercussions be for this state in terms of federal funding it receives from the Trump administration? And secondly, does the President’s executive order on sanctuary cities apply to those that are undeclared sanctuary cities? MR. SPICER:  Well, Neil, I think there’s a couple things.  The idea that Governor Malloy would not want the law followed as enacted by Congress or by the Connecticut legislature in any fashion seems to be concerning, right?  Whether you’re a governor or mayor or the President, laws are passed in this country and we expect people and our lawmakers and our law enforcement agencies to follow and adhere to the laws as passed by the appropriate level of government. So it’s obviously concerning, I think, and it’s troubling that that’s the message that he would send to his people and to other governors.  Because we are a nation of laws, and I think that people need to understand that whether it’s the laws that he passes as the Governor of Connecticut or the laws that are passed through Congress and signed by the President, there’s a reason that our democracy works.  It’s because the people speak, our representatives at every level pass a law, and the executive in that particular branch of government signs or vetoes it, and then we live by those rules.  And the idea that you can decide which laws to agree or not to agree with, or follow or not follow, undermines our entire rule of law. And so I would suggest that that is not a great sign to be sending to the people of Connecticut and the people of this country, that a particular governor chooses not to follow the duly-passed laws of this nation.   With respect to sanctuary cities, I think this is an area that the American people by huge amounts support.  They recognize their tax dollars shouldn’t be spent supporting programs and activities to which people are not entitled to.  And so I think the President has been very clear on this -- that if you are a sanctuary city, declared or undeclared, if you are providing benefits or services, we are going to do everything we can to respect taxpayers and ensure that your states follow the law. April. Q    Sean, on the bathroom issue, there was a different comment from the President about, you know, if people like Caitlyn Jenner wanted to use this bathroom in Trump Tower, she could now.  What’s happened? MR. SPICER:  No, I think that’s -- so just to be clear, the President was asked -- at one point Caitlyn Jenner was in Trump Tower, and he said, that’s great.  That’s consistent with everything he’s said.  It’s a states' rights issue.  And that’s entirely what he believes -- that if a state wants to pass a law or rule, or an organization wants to do something in compliance with the state rule, that’s their right.  But it shouldn’t be the federal government getting in the way of this.   I mean, if you look at this, the law that was passed in 1972 did not contemplate or consider this issue.  Number two, the procedure for this guidance letter that was done through the Obama administration was not properly followed.  There was no comment period.  There was no input from parents, teachers, students or administrators.  None.   So if we think about how this was implemented last administration, there was zero input, there was zero comment period offered.  Teachers and students never had any say in how this was implemented.  Number three, there’s a reason that the Texas court had this matter enjoined.  It’s because it didn’t follow the law and it had procedural problems. Four, as I mentioned, it’s a states' rights issue.  And then five is, I think that we do have to recognize that children do enjoy rights, from anti-bullying statutes that are in almost every state, and that there’s a difference between being compassionate for individuals and children who are struggling with something and wanting to make sure they’re protected, and how it’s being done.  And I think that the President has a big heart, as we’ve talked about in a lot of other issues, and there’s a big difference.  Personally, he addressed this issue when it came up with respect to one of his properties. But he also believes that that’s not a federal government issue.  It’s an issue left to the states, and it’s an issue that -- I mean, there’s a reason in August of last year that the court enjoined this, because it hadn’t followed the law and it hadn’t -- the procedure, the comment period and the solicitation of opinions and ideas wasn’t followed.  It was jammed down the process. And so we’re actually following the law on this one, and I think that’s the way it’s supposed to be done. John. Q    If I could just follow on what April said.  The Human Rights Campaign --  Q    I wasn’t finished, I’m sorry.   Q    Well, I’m following on your question.  Let me follow -- Q    I understand that, but -- MR. SPICER:  Why don’t we let April follow on and then we’ll get to John, Kristen and Brian.  Q    Yeah.  So I have one on -- I have something on another issue really fast, then John can do that.  On the HBCU executive order, we understand the executive order that’s coming out sometime later this month, it’s supposed to open -- you’re working out issues of opening an office specifically to take the HBCU initiative out of the Department of Education and bring it directly under the purview of the White House.  Who will be heading that?  Have you figured that out?  Have you also figured out how you will build that office out?  Because from what I understand, that is one of the big pieces of this. MR. SPICER:  Well, respectfully, that’s why it hasn’t been issued yet.  We’re working it through the process.  Obviously, that is something that we’re committed to getting done by the end of Black History Month.  So our days are numbered, but there’s a commitment by the President and the staff to really focus on this issue and give it the proper respect that it deserves.  So if you’ll bear with us a couple more days, I promise you we’ll have more to say on that. Q    So it will be a department with the full --  MR. SPICER:  No, no, I just want to be clear, I’m not going to get into the details.  Sort of my blanket statement on non-issued executive orders.  But I do know that there is a commitment by the President and the staff that he has been very clear with us that he wants that done by the end of this month for obvious reasons. Now John. Q    Let me get back to where we were.  The Human Rights Campaign, in responding to rescinding the guidance last night, said that this is not a states' rights issue, it’s a civil rights issue, and therefore is in the purview of the federal government.  Do you disagree that this a civil rights issue? MR. SPICER:  It’s not a -- it’s a question of where it’s appropriately addressed.  And I think there’s a reason -- like, we’ve got to remember, this guidance was enjoined last August by a court.  It hasn’t been enforced.  There was no comment period by anyone -- by the Human Rights Campaign, by teachers, parents, students.  Nobody had any input of this. And it seems to me a little interesting that if this was any other issue, people would be crying foul that the process wasn’t followed.  The reality is, is that when you look at Title IX, it was enacted in 1972.  The idea that this was even contemplated at that is preposterous on its face.  But that doesn’t mean that the President -- the President obviously understands the issue and the challenges that especially young children face.  He just believes that this is a state issue that needs to be addressed by states, as he does with a lot of other issues that we’ve talked about. And so this is -- we are a states' rights party.  The President on a lot of issues believes in these various issues being states' rights.  I don’t see why this would be any different.  And again, if you go through it, it’s not just -- it’s how the guidance was issued, it’s the legal basis on which it was ordered.  It fell short on a lot of stuff. It wasn’t us that did this; it was the court that stepped in and said that they hadn’t followed the procedure of the law back in August of last year and enjoin the case. Q    I understand all that, I’m just wondering if -- does the White House disagree with the position that this is a civil right? MR. SPICER:  Well, I think it’s not a question of whether it’s a civil right, it’s where is it appropriately addressed.  And as I noted, it’s appropriately addressed at the state level. Kelly. Q    Can I follow on that?  Sean, does the President believe, personally believe that any student who is transgender should be able to use the bathroom of their choice?  His personal belief? MR. SPICER:  The President believes it’s a states' rights issue.  And he’s not going to get into determining -- I understand what you’re asking, Kelly.  And I think that, as April pointed out, when the issue came to one of his own properties he was very clear.  But again, what he doesn’t want to do is force his issues or beliefs down -- he believes it’s a states' rights issue -- Q    But the public may want to know where the President is on this issue. MR. SPICER:  I understand that, and I think that he is very sympathetic to children who deal with that and that this is up to states and schools within a particular district to address how they want to accommodate that, and not sort of be prescriptive from Washington.  That’s what the President believes. Zeke. Q    Thanks, Sean.  You mentioned that this order was enjoined by a court and there was criticism about the process.  That exact same criticism has been levied on the administration’s first executive order, on the travel ban.  I mean, can you help us square the circle here?  Why are you relying on that same “enjoined by a federal court” criticism of the process for one but not the other? MR. SPICER:  Well, I think there’s a big difference.  There’s no way that you can read Title IX from 1972 -- anybody -- and say that that was even contemplated back then.  It just -- there’s nobody that is possibly suggesting that the law that was passed in 1972 did that. Number two, there was zero comment period put forward on this guidance, which is in violation of how it was executed, okay?  And so there’s a big difference -- hold on, hold, on let me answer the question, Zeke.  There is also a strong reading when you read 1182 U.S. Code that it is very clear that the President does have the authority. So they are very much apples and oranges issue.  One, it’s very clear that the President is told by Congress in U.S. code that he has the authority to do what’s necessary to protect the American people.  And there’s no way that anybody above a fifth grade reading level could interpret that different.  There is a difference between looking at a statute from 1972 and saying that something was complicated back then.   Not only that -- again, it’s a multifaceted thing.  When you look at how the guidance was issued, there was a zero comment period.  Nobody was able to weigh in on that situation back then.  And so when you’re talking about forcing schools to make a huge accommodation from the federal level, and schools, parents, teachers, kids were not able to have any input in that decision from Washington, I think it’s a very, very clear difference.   John Gizzi.   Q    Thank you, Sean.  Just going back two weeks, in a story that got relatively little attention at the time -- Chuck Cooper, a very distinguished lawyer, asked that his name be withdrawn when he was on the periphery of being named U.S. Solicitor General.  So my question is a two-parter.  First, can you confirm or deny the administration is now vetting Mr. Miguel Estrada, who was a former nominee for the Court of Appeals, as Solicitor General before the visa delay case gets to the Supreme Court? And second, Mr. Cooper said that he did not want to go through the same experience that Jeff Sessions, his good friend, did when he had the confirmation hearings and the vote in the Senate.  Does that make the President a little bit discouraged about getting the nominees he wants for some very important positions? MR. SPICER:  Well, thanks, John.  And I’d say - on the first part, as you know -- and I’ll give you the same answer we give executive orders -- we don’t comment on personnel decisions until they’re made, until they’re finalized.  So I’ve got nothing for that. On the second part, what I would say is that the President is very confident we have a deep bench of folks who -- during the transition, we talked about this -- a number of people who have expressed a huge interest in joining the President in fulfilling this agenda.  And that list is robust and long. However, that being said, I think for folks who have to go through the Senate confirmation and to watch what has happened to some of these fine individuals -- the delay tactics, the tearing apart of their personal lives -- it is discouraging for some of these people, I think, in terms of Mr. Cooper and others who are looking at the process saying, I would like to be part of this administration, help fulfill this vision and this agenda, but this is what I’m going to have go through. So while this is somewhat of an isolated case, I definitely understand what he’s talking about here.  And I think those are few and far between, but I think that when you realize what is happening largely at the expense of Senate Democrats, in terms of dragging these people through a very, very delayed and arduous process for purely political points, I think that there are some people who could look at the process and potentially say I don't want to serve. Luckily, we've not come to that beyond a handful of folks.  Largely, people have huge desire and are willing to make great sacrifice -- both financially and personally -- to serve in the administration because I think they understand what potential change this President is bringing to this country and to the city.  But I understand his point. Q    This morning, the President talked about, as he often does when he talks about immigrants, he talks about really bad dudes.   MR. SPICER:  Yeah. Q    You talked about precision.  The Homeland Security Secretary this morning insisted there won’t be mass deportation.  MR. SPICER:  Right.  Q    Is it the President’s intent or desire, as some advocates worry, that people who are here illegally with something as simple as a traffic violation, that those people will be subject to deportation?  Yes or no? MR. SPICER:  Well, I think everybody who is in this country for obvious reasons -- if you overstay a visa, if you commit a crime, you can't -- by the very nature of you not being legal, you can be subject to deportation.  That's by definition.  Being in this country is a privilege, not a right, if you are a visitor.  And I think we have a right to make sure that the people who are in this country are here for good and peaceful processes.   And as I’ve said over and over again, there is a big difference.  The President recognizes that there are millions of people in the country who are not here legally, and that we have to have a very systematic and pragmatic and methodical process of going through those individuals to make sure that the people who pose a threat to public safety or have a criminal record are the first that are gone. What we've done -- just to be clear -- is to untie the hands of ICE and Border Patrol agents and say, your job is to enforce the law -- first and foremost to figure out who poses a threat to us.  But in the previous administration their hands had been tied.  There was exception after exception after exception.  And the fact of the matter is, is that we have to -- we are a nation of laws, and we have to have a system of legal immigration that is respected. So I’m not going to be prescriptive in terms of what ICE’s job is.  But needless to say, their job and their mission is to protect the country and to enforce our borders and our immigration laws.  And the President has basically instructed them to carry out their mission.  And so the priorities, as we've discussed over and over and over again, is to do that is in accordance with the law but also prioritizes those people that pose a threat. I’m going to go to Roby Brock from the Talk Business & Politics in -- where is he from?  Arkansas.   Q    Thanks, Sean.  Roby Brock with Talk Business & Politics here in Arkansas, the home of the rowdiest town halls in the nation.   I have a question on medical marijuana.  Our state voters passed a medical marijuana amendment in November.  Now we're in conflict with federal law, as many other states are.  The Obama administration kind of chose not to strictly enforce those federal marijuana laws.  My question to you is:  With Jeff Sessions over at the Department of Justice as AG, what’s going to be the Trump administration’s position on marijuana legalization where it’s in a state-federal conflict like this? MR. SPICER:  Thanks, Roby.  There’s two distinct issues here: medical marijuana and recreational marijuana.   I think medical marijuana, I’ve said before that the President understands the pain and suffering that many people go through who are facing especially terminal diseases and the comfort that some of these drugs, including medical marijuana, can bring to them.  And that's one that Congress, through a rider in 2011 -- looking for a little help -- I think put in an appropriations bill saying the Department of Justice wouldn’t be funded to go after those folks.   There is a big difference between that and recreational marijuana.  And I think that when you see something like the opioid addiction crisis blossoming in so many states around this country, the last thing that we should be doing is encouraging people.  There is still a federal law that we need to abide by in terms of the medical -- when it comes to recreational marijuana and other drugs of that nature.   So I think there’s a big difference between medical marijuana, which states have a -- the states where it’s allowed, in accordance with the appropriations rider, have set forth a process to administer and regulate that usage, versus recreational marijuana.  That’s a very, very different subject. Shannon. Q    What does that mean in terms of policy?  A follow-up, Sean.  What does that mean in terms of policy? MR. SPICER:  Shannon.  Glenn, this isn’t a TV program.  We’re going to -- Q    What is the Justice Department going to do? MR. SPICER:  Okay, you don’t get to just yell out questions.  We’re going to raise our hands like big boys and girls. Q    Why don’t you answer the question, though? MR. SPICER:  Because it’s not your job to just yell out questions.   Shannon, please go. Q    Okay.  Well, first, on the manufacturing summit, was the AFL-CIO invited?  And then, yeah, I did want to follow up on this medical marijuana question.  So is the federal government then going to take some sort of action around this recreational marijuana in some of these states? MR. SPICER:  Well, I think that’s a question for the Department of Justice.  I do believe that you’ll see greater enforcement of it.  Because again, there’s a big difference between the medical use which Congress has, through an appropriations rider in 2014, made very clear what their intent was in terms of how the Department of Justice would handle that issue.  That’s very different than the recreational use, which is something the Department of Justice I think will be further looking into.   I’m sorry, Shannon, what was the first part? Q    Was the AFL-CIO invited to the manufacturing meeting today with the CFOs?  Because they are part of this manufacturing -- MR. SPICER:  Right.  I think this was just focused on people who actually -- they were not, I don’t believe, part of this one.  As you know, that we’ve had union representation at other meetings.  I think this was specifically for people who are hiring people and the impediments that they’re having to create additional jobs, hire more people.  And obviously, while the President values their opinion -- and that’s why they’ve been involved in some of the past -- this was specifically a manufacturing -- people who hire people, who manufacture, who grow the economy, who grow jobs.  And that is a vastly different situation. Andrei. Q    I specifically sat here next to John to have -- MR. SPICER:  One can see -- Q    You know me.  (Laughter.)  Thank you.  A question on Russia.  Secretary Tillerson and General Dunford have had meetings with their Russian counterparts.  Is the President pleased with the results of the meetings? MR. SPICER:  Yes. Q    And what comes next? MR. SPICER:  Yeah, both of them had an opportunity to meet with their counterparts in different locations, ironically on the same day.  I believe that was yesterday.  And they both had very, very productive discussions.  The President was very pleased with the outcome of that, and so I would refer you back to both General Dunford and Secretary Tillerson on those.   Q    You started discussing the where and when for the summit for the leaders meeting? MR. SPICER:  I don’t have any updates on that, but I’ll look into that.   Cecilia. Q    Sean, I just want to follow up.  I want to clarify, make sure I understand what you said.  You said, you will see greater enforcement of it?  MR. SPICER:  I would refer you to the Department of Justice -- Q    But you said, you said there will be greater enforcement. MR. SPICER:  No, no.  I know.  I know what I -- I think -- then that’s what I said.  But I think the Department of Justice is the lead on that.  It is something that you should follow up with them, but I believe that they are going to continue to enforce the laws on the books with respect to recreational marijuana versus -- Q    Okay.  And my real question if you don’t mind. MR. SPICER:  That first one was pretty real. Q    Ivanka Trump was in the White House today for a meeting on human trafficking.  She had this meeting on CEOs.  We saw her in a smaller session here at the White House today.  What exactly is her role here? MR. SPICER:  I think her role is to be helpful and provide input on a variety of areas that she has deep, passionate concerns about, especially in the area of women in the workforce and empowering women.  She is someone who has a lot of expertise and wants to offer that, especially in the area of trying to help women.  She understands that firsthand.  And I think because of the success that she’s had, her goal is to try to figure out -- and the understanding that she has a businesswoman -- to use her expertise and understanding to empower and help women have the same kind of opportunity and success that she’s had.  So --  Q    But still not a formal role? MR. SPICER:  No, nothing more than you’ve seen now.  I think, last night, the meeting that she had in Baltimore was one that was done on her own.  There’s areas that she’s cared very passionately about before her time in the White House, or before her father coming to the White House, rather.  And now that her father is in the White House, she continues to seek a platform that helps empower and lift up women, and give them opportunities and think of ways that they can be -- Q    Sean, thanks.  On the human trafficking meeting today, the President said, well, when you talk about solving this kind of problem, that’s a nice word, but it’s really -- he suggested that, more likely, he could just help out on that problem.  What’s his definition of success in this?  What’s his goal?  Is he looking at stronger criminal penalties? MR. SPICER:  Well, Dave, I think that’s, as I read out earlier, that the President understands that this is a serious problem both for adults, but particularly for children who are being sold both domestically and internationally, and it’s why we brought these groups in.  It’s to make sure that we figure out how do we make that number as close to zero as possible and that we institute policies both domestically, but then abroad, and working with our partners to figure out how do we combat the trafficking of people.   So it’s things that we can be forceful in terms of the rhetoric that the President uses, but also the enforcement tools that he uses both domestically and internationally. Trey. Q    Thanks, Sean.  Has the President been briefed at all on the situation at Standing Rock?  And is he concerned that a stand-off with protesters could slow down his executive orders on pipelines? MR. SPICER:  Our team has been involved with both the tribe and the governor there, and so we are not only -- we are constantly in touch with them.  And I think we feel very confident that we will move forward to get the pipeline moving.  And so we’ll have a further update on that, but I think we're in constant contact with the officials there.  Kristen. Q    Sean, thank you.  Two topics I’d like to ask, but I wanted to start off by following on the transgender directive.  Eight-two percent of transgender children report feeling unsafe at school.  So isn’t the President leaving some of these children open to vulnerable -- to being bullied at school? MR. SPICER:  No.  I mean, there are bullying laws and policies in place in almost every one of these schools. Q    Transgender children say their experience is --  MR. SPICER:  But I don't think -- hold on -- Q    -- not being able to use the bathroom that they feel comfortable using because of vulnerability to bullying. MR. SPICER:  But again, you're missing the point here, Kristen.  The President said literally it should be a state decision.  He respects the decision of the state.  So therefore --  Q    So respecting kids is a states’ rights issue? MR. SPICER:  No, no, that's not -- you're trying to make an issue out of something that doesn't exist.  It was the court who stopped this in August of last year.  So where were the questions last year in August about this?  It wasn’t implemented correctly, legally, and the procedure wasn’t followed because the court found, at the time, that it didn't have the authority to do that.  So you’re asking us why we're following the law that wasn’t followed.  And the reality is -- Q    Well, I'm asking you why you're reversing the Obama directive --  MR. SPICER:  Hold on.  No, no, we're not reversing it.  Hold on.  We're not reversing it.  That is a misinterpretation of the scenario.  The court stopped it.  It enjoined it in August of last year because it wasn’t properly drafted, and it didn't follow the procedures, and there was no legal basis for it in a law that was instituted in 1972.  So hold on -- for you to use those terms, frankly, doesn't reflect what the situation actually is and how it happened.  That's just -- so to talk about us reversing something that was stopped by the courts. Q    I understand that -- MR. SPICER:  No, no, but --  Q    -- but you're sending a message -- MR. SPICER:  No, we're not.  We're basically saying that it’s a states’ rights issue.  If a state choses to do it, as I mentioned to April, when this circumstance came up at one of the President’s own properties, he was very clear about his position on this.  So for you to turn around and say what message is the President saying, where was the message when he sent it last year?  I think the message shows that he’s a guy with a heart that understands the trouble that many people go through. But he also believes that the proper legal recourse for this is with the states.  He believes in the states’ ability to determine what’s right for their state versus another state.   Q    I understand what you're saying.  But the LGBTQ community yesterday said they felt --  MR. SPICER:  I understand what --  Q    -- that what they perceiving is that those kids are not being respected.    MR. SPICER:  But there’s a difference what people may or may not feel and the legal process and the law.  And the law right now doesn't allow for it under Title IX that was passed in 1972.  And the procedure wasn’t followed.  The court saw this in August of last year for a reason.  And all we're doing is saying that the proper place for this is in the states. And so for you to suggest what message is this sending, it’s very simple:  that it’s a states’ rights issue, and the states should enact laws that reflect the values, principles, and will of the people in their particular state.  That's it, plain and simple. Q    Moving on to Obamacare very quickly, former House Speaker John Boehner predicted that a full repeal and replace of Obamacare -- his words -- “is not going to happen.”  He went on to say, “Most of the framework of the Affordable Care Act, it’s going to be there.”  Do you think that he has a point?  Are you going to -- MR. SPICER:  Well, no, I think -- look, I think what we're going to end up with is something that I’ve talked about over and over again.  We're going to end up with a more accessible plan that will allow people to see more doctors, have more providers, and drive costs down.  Those are the two guiding principles that we're going to have in what the President is going to work with Congress to put forward on.  That's it, plain and simple. Yes. Q    Sean, on roads and highways in the United States, in many places around the country potholes and other issues are affecting the way in which Americans travel.  And the President has said he would fix these issues during the campaign.  What is the status on that?  And has the President spoken to heads of DOT or other people?  MR. SPICER:  Well, I think the President is starting to address that through the budget process we talked about yesterday.  It will be out in mid-March.  And so the infrastructure projects and priorities that the President has talked about -- whether it’s air control, and our airports, or the roads and bridges -- will be something that he’s going to work with DOT, but also talk about in his budget.  And you’ll see more in his joint address to Congress.  With that, Laurel Staples of KECI-NBC in Montana. Q    Montana has hundreds of miles of border with Canada.  And according to the U.S. Department of Transportation, almost 1 million people come across that border into Montana each year.  What are the administration’s plans to increase security on the Canadian border?  And does the administration have any plans to build a wall there?  (Laughter.)   MR. SPICER:  Well, we're obviously concerned -- thank you -- at all sorts of immigration in this country, whether it’s from our northern border or our southern border.  I think the President understands that our southern border is where we have more of a concern in terms of the number of people and the type of activity that's coming over there in terms of the cartels and drug activity.  But that doesn't mean that we're not paying attention to our northern border, as well.  And we will continue to both monitor and take steps necessary at our northern border to ensure the safety of all Americans. Yes, sir. Q    One question on the South China Sea and a follow-up on the Dakota Access Pipeline. This week was the first week, I believe, that the Trump administration launched freedom of navigation operations in the South China Sea.  Can you give us a sense of how frequently you are going to be doing those? And then on the Dakota Access Pipeline, a few weeks ago President Trump said he would try to negotiate a solution between the Standing Rock Sioux and Energy Transfer Partners.  Why hasn’t the President intervened and tried to initiate those negotiations yet? MR. SPICER:  So on the latter, our team has been in contact with all the parties involved.  They have been working and communicating back and forth.  So if we have an update on that -- but there has been work at the staff level between the parties. And then on the second -- on the first part, I’ve got no further update in terms of the frequency by which we will have stuff. Alexis. Q    Sean, in the Reuters interview with the President, he described again his interest in seeing the nuclear arsenal expand in the United States.  Can you describe what it is that the President has in mind -- the timeframe and how he would like to pursue that? MR. SPICER:  Yes, let’s just be clear.  He didn't -- what he was very clear on is that the United States will not yield its supremacy in this area to anybody.  That's what he made very clear in there.  And that if other countries have nuclear capabilities, it will always be the United States that has the supremacy and commitment to this. Obviously, that's not what we're seeking to do.  The question that was asked was about other people growing their stockpiles.  And I think what he has been clear on is that our goal is to make sure that we maintain America’s dominance around the world, and that if other countries cloud it, we don't sit back and allow them to grow theirs. Francesca. Q    Sean, a domestic policy question and then a foreign policy question, if you will.  You said yesterday that the President had named a task force on the voter fraud probe.  When did he name that task force specifically?  MR. SPICER:  I think two weeks ago he announced that Vice President Pence would lead that task force, and that the Vice President and his team were starting to look at members to do that. Q    So you were referring to the interview in which he said there would be a task force. MR. SPICER:  That's right.  Q    Not that something has happened since then. MR. SPICER:  That's correct.  Q    Okay.  And then on foreign policy, the President had said in his Saturday campaign speech that the Gulf States would be paying for that safe zone in Syria.  Which Gulf States was he referring to?  Have any committed to paying for that? MR. SPICER:  So if you look at the readouts that he’s had with several of the foreign leaders that is brought up and mentioned in almost every one of them.  And I think he’s talked about the financing of the safe zones and the commitment that they need to make to those.  And I think by and large, we've had widespread commitment.  When we have an update on -- and I think that's an issue that's going to be ongoing at the Secretary of State level, as well, where you saw Secretary Tillerson follow up on that with numerous folks. We will have further updates on the funding of safe zones as we go forward.  But there has been a general commitment by most of these heads of government to share in the President’s commitment to help fund these things. Can I go to Steve Gruber of WJIM in Michigan? Q    Thank you, Sean.  I greatly appreciate it.  I’d like to talk to you more about tax policy, if I may.  President Trump, of course, on the campaign trail talked a lot about tax policy and tax reform.  That hasn’t happened yet, as we know.  But I want to talk about something different.  That's the border adjustability tax.  With the manufacturers that were at the White House again today, states like Michigan, Pennsylvania, Wisconsin, others have a great concern about this tax, and there seems to be a disconnect between some of the CEOs, some of the Republicans on Capitol Hill and the President as to whether or not this is appropriate.   And I guess the question is:  Could this tax have a chilling effect on manufacturing at a time when places like Ohio, and Michigan, and the Upper Midwest are trying to jumpstart the economy with manufacturing jobs?  I wish for you to clarify, if you could, the President’s position. MR. SPICER:  Yes, Steve, thank you.  I think the President has been very clear from the beginning that there is no tax if companies manufacture in the United States.  We are one of only a handful of countries that doesn't tax the imports that come into our country.  Almost every other country operates their tax code under that system. And so what happens is we have a system by which companies abroad can send their products -- tax our products going into their country and institute an import tax, and then their products come into the United States with no import tax -- which, frankly, gives a disincentive to companies to stay in the United States, to manufacture in the United States, to hire in the United States.  And it tilts the field against the American worker. And so the President is looking at tax policy that encourages manufacturing and job creation in the United States.  And if you think about it --  Q    So where is he on this border adjustability tax?   MR. SPICER:  Hold on. Q    Where is he on this tax specifically?  MR. SPICER:  I understand that.  And I think that what he is doing is he met yesterday with his team on the budget.  He’s talked to Secretary Mnuchin and others who are working on a comprehensive tax reform plan.  And remember, Steve, this isn’t something that's been done since 1986.  And so as we look at it, part of that is to make sure that we lower our corporate tax rate, that we make it more attractive to manufacture and grow jobs in the United States, to make our companies more competitive with companies overseas that, frankly, have better tax treatment than our own companies who stay in the United States.  So creating more of a playing field that encourages manufacturing and growing and creating in the United States.   But make no mistake, if a company is in the United States already and expanding in the United States, it will be only to their benefit.  Actually, if you think about it right now, the way the current tax code works, it almost incentivizes companies from leaving the United States, manufacturing, and expanding overseas, and then sending their goods and services back to the United States, which undermines our own economy, it undermines our workers. Q    But the question is about components coming back in the United States being manufactured. MR. SPICER:  I understand, Steve.  Okay, I know that you're on the Skype, but we only do like one or two follow-ups.   But the answer is, is that he’s working towards comprehensive tax reform, and we’ll have a plan out within the next few weeks that will address that. Yes. Q    On the transgender guidance, the administration not only rescinded it, but sent a letter to the Supreme Court informing them about the change as they consider a related case.  Does the termination of the guidance present an administration position on the way the Supreme Court should rule? MR. SPICER:  I’m sorry, on?  Well, obviously, we’re -- I’m sorry -- removing the guidance clearly does.  The guidance that was put forward by the Obama administration, which clearly hadn’t been done in a proper way in terms of how they solicited, or, rather, didn’t solicit comments -- the guidance it puts forward obviously sends a signal to the Court on where the administration stands on this issue. Q    Can I ask you about Syria?  Two quick questions.  First, the talks have started again, peace talks in Geneva.  The man convening them, Staffan de Mistura, says he’s not detected a clear strategy on the political track from the administration.  So what is the President’s thinking on that?  And in particular, what’s his thinking on the future of President Assad, whether he can stay on in a transition or --  MR. SPICER:  I will refer you to the State Department on the status of the talks. Q    But the overall strategy comes from here.   MR. SPICER:  Right, I understand that.  And that’s one of the things that the President, whether it’s safe zones or how we deal with Syria and the problems that -- Q    What's the President thinking on Assad’s future?  Just the key points. MR. SPICER:  I understand that, thank you. Q    One other question then on Syria, if you don’t mind.  The fall of al-Bab in northern Syria, an important development on the battlefield, creates some space in that town that’s fallen to the Turks and opposition.  Is that the sort of space that the President would like to see a safe zone? MR. SPICER:  I don’t -- we’re not trying to be prescriptive right now in terms of the geographic location of a safe zone.  It’s something that -- right now, the President’s goal is to get commitments from other world leaders, both in terms of the funding and the commitment to share in how we do that. So I don’t want to get -- we’re not looking to be prescriptive today in how it’s done.  I think, overall, we need a greater commitment in the region to make sure that people are committed to a strategy and to safe zones to allow that to stop some of the human suffering that’s going on and create -- while the rest of the conflict ensues.  And I think that we’ve got to dual-track this -- deal with the conflict as a whole and how we address it, how we deal with ISIS in combatting it, but then we also have to -- there’s a humanitarian piece to this as well with respect to the safe zones. And I think that we were looking at both pieces of this as well. Q    Thanks, Sean.  Since the election, Secretary of State Rex Tillerson has expressed some disquiet about pulling out of the Paris agreement on climate change.  And the President has also heard from some world leaders about that.  Can you tell us, is the President still committed to pulling out of the Paris agreement on climate change? MR. SPICER:  I think I will leave that to Secretary Tillerson.  That’s a conversation that he’s having with him as far as where we are on that. Q    Sean, thank you very much.  I just have a follow-up to the Syria question first.  Do you have any timeline when it comes to when he wants to see those safe zones actually being built?  And I wanted to go back to the executive order on immigration.  You’ve talked about these dual-tracks, where you’re going to be doing the new executive order but also continuing to fight that in court.  Can you give us a status update on where that legal fight is and what we should see happening? MR. SPICER:  So with respect to the executive order, there are several courts that this is being fought in -- 10 or so -- and we continue to deal with that in all of those venues.  And then again, I guess, the only way to say this is, then obviously on the dual-track side we have the additional executive order that we’ve talked about earlier that will come out and further address the problems. We continue to believe that the issues that we face specifically in the 9th district -- 9th Circuit, rather, that we will prevail on, on the merits of that.  But on the other challenges that have come and the other venues and the others -- that we feel equally confident, as we did in Massachusetts and other venues.  So it’s not a single-track system.   And I’m sorry, I know you -- Q    Have you made a decision yet about the Supreme Court taking it there?  And then the other question was on the safe zones and the timeline. MR. SPICER:  So with respect to the Supreme Court, I mean, we’ve got to continue to work this through the process.  So right now it’s at the 9th Circuit.  That’s the primary problem that we are addressing.  And then we don’t have any timeline that I can announce today on Syrian safe zones. Q    I just want to follow up to this morning’s meeting.  And the President said that he gave authorization to a couple of countries to buy military equipment from the United States.  Which countries was he referring to?  And has he gone to Congress to ask for permission to do this? MR. SPICER:  We’ll follow up and get a list for you on that.   Jeff. Q    Sean, if I could ask again about the delay of the executive order until the next week.  Is the administration still trying to craft its legal argument to this to withstand scrutiny, or why again the delay?  I’m not sure I understand -- MR. SPICER:  Yeah, and I think I asked and answered this earlier.   Q    Sorry, I don’t understand the delay. MR. SPICER:  Okay, then I’ll explain it to you.  I think the President this time -- we were very careful to understand what the court’s concerns were and address them in the follow-up executive order.  With respect to when we’re going to announce it, part of this is to make sure that we work with the appropriate departments and agencies on the implementation of it to make sure that it is executed and it continues to be executed in a flawless manner, and that it meets the intent that it would serve. We understand the challenges that may come, and so we want to do this in a manner that makes sure that the Hill, other members of Congress, the appropriate agencies and departments are fully ready to implement this when it’s issued.  And so that’s it.  There’s really nothing more to it. Q    There also is some concern -- if I can follow up -- there also is concern inside the Justice Department and in Homeland Security by some officials this afternoon that we’re reporting that the White House is looking for them to help build this legal argument, to find a conclusion here. MR. SPICER:  No, that’s not -- basically, you’re saying that we did our due diligence.  We looked to the departments to ask them to review certain things.  So last week it was we rushed stuff; this week, you’re saying that we are taking our time and --  Q    Has it been more difficult than you thought it would be? MR. SPICER:  No, that’s not true.  I don’t think so.  And I think you using continued unnamed sources -- I think it actually is a -- it will be implemented flawlessly because we’ve done the right thing and gone to these individuals, sought feedback and guidance, and done this in an unbelievably comprehensive way to ensure that departments and agencies that are going to be executing and implementing this fully are aware of what’s happening.  But this has been done in a very, very comprehensive way.   Yeah, sorry. Q    Thank you, Sean.  Melanie Arter, CNSNews.com.  Former Labor Secretary nominee Andrew Puzder admitted that for a few years he unwittingly employed an illegal immigrant as a housekeeper.  Is this administration committed to holding employers accountable when they employ illegal aliens?  And how does the administration plan to do so? MR. SPICER:  Yeah, I think that was -- that issue was something that Mr. Puzder was very forthcoming on.  And when he recognized the situation that had occurred, he paid all the appropriate taxes and tried to help the individual go through the proper process.  And so, yeah, we’re going to continue to make sure that we hold individuals in compliance with the law.  And he did the right thing then, but whether it’s companies or individuals, I think, we are committed to making sure that people do what’s right.  Yes, ma’am. Q    Veronica Clearly, with Fox 5.  I have two questions.  Janet Evancho -- she sang the National Anthem -- she requested a meeting with the President.  Her sister is transgender.  Is he going to take that meeting, or meet with anyone from the transgender community during this conversation? MR. SPICER:  Yeah, I think the President would be welcome to meet with her. Q    The second question -- second question.  Steve Bannon today called the media the opposition party.  Last week, there was lots of conversation about the fake news and us being the enemy of the people.  Some have said that this is really just a branding of the media, where he did that in the primaries, branding “Little Marco” and “Lyin’ Ted”.  Is this -- MR. SPICER:  Well, no, that was the President.  Just to -- Q    Right, of course.  But is this a branding strategy to --  MR. SPICER:  No, I think that’s what Steve believes. Q    But this is real. MR. SPICER:  Absolutely, of course, it’s real.  I don’t think he’d go out -- Steve has been very clear about his position on the media and how he believes it distorts things.  So I don’t think there’s -- Q    From the whole administration? MR. SPICER:  No, no.  Hold on.  I just said that that is what Steve’s view is.  He’s made it several times, and I think he’s very clear on that. Sarah. Q    Thanks, Sean.  Back to the border adjustment tax.  President Trump has told Reuters that he does support some form of a border tax.  How does the President respond to critics that are saying the border adjustment tax will be passed on to lower-income and middle-class families in the form of higher prices for goods and higher prices for gas? MR. SPICER:  Well, I think if you look at holistically -- I mean, the first thing to understand is that there is no tax if you’re manufacturing in the United States, so there can be no higher cost.  But if you think about it right now, we have to look at this in a holistic way, which is, when a company chooses to leave our country and shed American jobs so they can move overseas, and then sell back to us at a lower price, there’s a big cost that comes to our economy and to our workers.  And so we’ve got to look at this comprehensively.   But if a company chooses to stay and grow in the United States, hire more people, it actually will be a net savings, if you think about it, because it will be the companies who are overseas, who have chosen to move out of the country who will face a higher cost under these kind of plans.   And that’s a big difference.  It will actually benefit consumers, benefit workers, and benefit out economy.  And that’s -- when you really think about the economic impact about that, that benefits our economy, it helps our American workers, it grows more jobs, it grows the manufacturing base.  And again, we are probably one of only a handful of developed countries that don’t have a tax system that looks at this.  And so right now, it’s America and American workers and American manufacturing that are the disadvantage of the current regulatory and tax system, not the other way around. Thank you, guys.  Have a great day.  We’ll touch base tomorrow in some way.  I will see you then.  Tune in to CPAC to see the President. END  3:52 P.M. EST #15-02/23/2017

23 февраля, 15:43

Фондовый рынок: детали плана налоговых льгот могут стать известны сегодня

Дональд Трамп и топ менеджеры крупнейших и наиболее успешных компаний США проведут сегодня «мозговой штурм» в Белом Доме с целью выработать механизмы стимулирования экономического роста. Президент США уже провел несколько встреч с представителями бизнеса с целью стимулировать их к созданию новых рабочих мест и переносу производства на территорию США.  Пока точно не известно, будут ли сегодня оглашены какие-нибудь подробности реформирования налоговой системы США. Несколько недель назад на встрече с руководителями крупнейших авиакомпаний США, Трамп отметил, что разрабатываемые меры будут «феноменальными» с позиции благоприятствования ведению бизнеса.Сразу после этого заявления, акции существенно подросли, но затем ралли застопорились. Инвесторы ждут подробностей. Если сегодня они станут известны, то индексы могут отметиться масштабным ростом. Промышленный индекс Dow Jones (YM) на таких новостях может достичь отметки 21000 пунктов.Ежедневный видео обзор финансовых рынков «Утро с Forex Club»Каждое утро в 10:30 МСК за 3,5 минуты Вы получите ориентиры и торговые сигналы на предстоящий день. Установите Periscope на свой смартфон или планшет и подключитесь к аккаунту FXClubOfficial.Подключиться к Periscope Доу-Джонс, Трамп, индексы, Forex Club Времяи Страна Время и событие Событие и волатильность Прошлое Прогноз Факт Единицы пятница, 24 февраля 00:00 IND 00:00 Маха-Шиваратри   Банки закрыты в связи с празднованием Маха-Шиваратри. Исторические данные График Таблица 24h RUS 00:00 Официальный нерабочий день   Банки закрыты на выходной день. Исторические данные График Таблица 06:30 FRA 06:30 Валовой внутренний продукт (кв/кв) (первый квартал) % Отчёт по валовому внутреннему продукту (ВВП) оценивает совокупную стоимость всех товаров и услуг, произведенных экономикой страны. Считается основным индикатором активности и состояния здоровья национальной экономики. Рост показателя является позитивным фактором для EUR, а его снижение - негативным (или медвежьим). Исторические данные График Таблица 06:30 FRA 06:30 Валовой внутренний продукт (г/г) (первый квартал) % Отчёт по валовому внутреннему продукту (ВВП) оценивает совокупную стоимость всех товаров и услуг, произведенных экономикой страны. Считается основным индикатором активности и состояния здоровья национальной экономики. Рост показателя является позитивным фактором для EUR, а его снижение - негативным (или медвежьим).Официальный отчет(www.insee.fr) Исторические данные График Таблица 13:00 RUS 13:00 Валовой внутренний продукт за месяц (г/г) (январь) % Совокупная стоимость всех товаров и услуг, рассчитывается министерством экономики. Рост ВВП укрепляет курс российского рубля, сокращение - ослабляет. Исторические данные График Таблица 13:30 CAN 13:30 Индекс потребительских цен (м/м) (январь) -0.2 % -0,20% Прошлое значение - Прогноз - Фактическое значение Индекс потребительских цен (CPI), публикуемый Бюро статистики, отражает оценку ценовой динамики, полученную в результате сравнения розничных цен соответствующей корзины товаров и услуг. Инфляция снижает покупательную способность CAD. Банк Канады нацелен на достижение диапазона инфляции (1%-3%). В целом высокое значение показателя является предвестником повышения ставки и позитивным (или бычьим) фактором для CAD.Официальный отчет(www.statcan.gc.ca) Исторические данные График Таблица 13:30 CAN 13:30 Индекс потребительских цен (г/г) (январь) 1.5 % 1,50% Прошлое значение - Прогноз - Фактическое значение Индекс потребительских цен (CPI), публикуемый Бюро статистики, отражает оценку ценовой динамики, полученную в результате сравнения розничных цен соответствующей корзины товаров и услуг. Инфляция снижает покупательную способность CAD. Банк Канады нацелен на достижение диапазона инфляции (1%-3%). В целом высокое значение показателя является предвестником повышения ставки и позитивным (или бычьим) фактором для CAD.Официальный отчет(www.statcan.gc.ca) Исторические данные График Таблица 13:30 CAN 13:30 Базовый индекс потребительских цен (м/м) (январь) 0.2 % 0,20% Прошлое значение - Прогноз - Фактическое значение Базовый индекс потребительских цен, публикуемый Статистической службой Канады, отражает оценку ценовой динамики, полученную в результате сравнения розничных цен соответствующей корзины товаров и услуг без учета таких волатильных компонентов, как продукты питания, энергоносители, алкоголь и табачные изделия. Базовый CPI является ключевым индикатором определения уровня инфляции и изменения в трендах покупок. Официальный отчет(www.statcan.gc.ca) Исторические данные График Таблица 13:30 CAN 13:30 Базовый индекс потребительских цен от Банка Канады, м/м (январь) -0.3 % -0,30% Прошлое значение - Прогноз - Фактическое значение Базовый индекс потребительских цен публикуется Банком Канады и не учитывает такие волатильные компоненты, как фрукты, овощи, бензин, топливное масло, природный газ, проценты по ипотеке, междугородное транспортное сообщение и табачные изделия. Данный показатель считается ключевым индикатором инфляции в Канаде. В целом его высокие показатели предполагают ястребиную реакцию Банка Канады и потому являются позитивными (бычьими) для CAD. Официальный отчет(www.statcan.gc.ca) Исторические данные График Таблица 13:30 CAN 13:30 Базовый индекс потребительских цен от Банка Канады, г/г (январь) 1.6 % 1,60% Прошлое значение - Прогноз - Фактическое значение Базовый индекс потребительских цен публикуется Банком Канады и не учитывает такие волатильные компоненты, как фрукты, овощи, бензин, топливное масло, природный газ, проценты по ипотеке, междугородное транспортное сообщение и табачные изделия. Данный показатель считается ключевым индикатором инфляции в Канаде. В целом его высокие показатели предполагают ястребиную реакцию Банка Канады и потому являются позитивными (бычьими) для CAD.Официальный отчет(www.statcan.gc.ca) Исторические данные График Таблица 18:00 USA 18:00 Отчет Baker Hughes по активным нефтяным платформам в США   Данные Baker Hughes по числу активных буровых платформ в США являются важным индикатором активности нефтяного сектора. Когда вышка активна, она потребляет продукты и услуги, производимые и оказываемые для нефтяной отрасли. Также показатель активных платформ является опережающим индикатором спроса на продукты, необходимые для бурения. Релиз представляет собой данные исключительно буровым вышкам, задействованным на добыче нефти. Исторические данные График Таблица 20:30 AUS 20:30 Данные CFTC по чистому объему спекулятивных позиций с AUD K K K $ Еженедельный отчет “Commitments of Traders” (COT) предоставляет информацию о размере и направлении позиций, открытых трейдерами по фьючерсам на в основном на чикагской и нью-йоркской биржах. Данные о спекулятивных сделках на рынке Forex служат для определения силы текущего тренда и возможной смены настроения среди игроков по определенному активу. Исторические данные График Таблица 20:30 EMU 20:30 Данные CFTC по чистому объему спекулятивных позиций с EUR K K K € Еженедельный отчет “Commitments of Traders” (COT) предоставляет информацию о размере и направлении позиций, открытых трейдерами по фьючерсам на в основном на чикагской и нью-йоркской биржах. Данные о спекулятивных сделках на рынке Forex служат для определения силы текущего тренда и возможной смены настроения среди игроков по определенному активу. Исторические данные График Таблица 20:30 GBR 20:30 Данные CFTC по чистому объему спекулятивных позиций с GBP K K K £ Еженедельный отчет “Commitments of Traders” (COT) предоставляет информацию о размере и направлении позиций, открытых трейдерами по фьючерсам на в основном на чикагской и нью-йоркской биржах. Данные о спекулятивных сделках на рынке Forex служат для определения силы текущего тренда и возможной смены настроения среди игроков по определенному активу. Исторические данные График Таблица 20:30 JPN 20:30 Данные CFTC по чистому объему спекулятивных позиций с JPY K K K ¥ Еженедельный отчет “Commitments of Traders” (COT) предоставляет информацию о размере и направлении позиций, открытых трейдерами по фьючерсам на в основном на чикагской и нью-йоркской биржах. Данные о спекулятивных сделках на рынке Forex служат для определения силы текущего тренда и возможной смены настроения среди игроков по определенному активу. Исторические данные График Таблица 20:30 USA 20:30 Данные CFTC по чистому объему спекулятивных позиций с золотом K K K $ Еженедельный отчет “Commitments of Traders” (COT) предоставляет информацию о размере и направлении позиций, открытых трейдерами по фьючерсам на в основном на чикагской и нью-йоркской биржах. Данные о спекулятивных сделках на рынке Forex служат для определения силы текущего тренда и возможной смены настроения среди игроков по определенному активу. Исторические данные График Таблица 20:30 USA 20:30 Данные CFTC по чистому объему спекулятивных позиций с нефтью K K K   Еженедельный отчет “Commitments of Traders” (COT) предоставляет информацию о размере и направлении позиций, открытых трейдерами по фьючерсам на в основном на чикагской и нью-йоркской биржах. Данные о спекулятивных сделках на рынке Forex служат для определения силы текущего тренда и возможной смены настроения среди игроков по определенному активу. Исторические данные График Таблица 20:30 USA 20:30 Данные CFTC по чистому объему спекулятивных позиций с USD K K K $ Еженедельный отчет “Commitments of Traders” (COT) предоставляет информацию о размере и направлении позиций, открытых трейдерами по фьючерсам на в основном на чикагской и нью-йоркской биржах. Данные о спекулятивных сделках на рынке Forex служат для определения силы текущего тренда и возможной смены настроения среди игроков по определенному активу. Исторические данные График Таблица Условные обозначения Предварительный выпуск Обновленный выпуск Речь Отчет Ожидаемая волатильность Высокий Умеренная Низкий Отсутствует Факт 0.27 Лучше прогноза 0.27 Хуже прогноза YM

23 февраля, 11:14

Правительство готовит повышение ставки НДФЛ

Минфин, Минэкономразвития и Центр стратегических разработок Алексея Кудрина изучают варианты повышения НДФЛ для россиян. Как пишут «Ведомости» со ссылкой на слова ряда федеральных чиновников, все три ведомства согласны, что ставку нужно повышать. Так, в качестве одного из вариантов Минфин обсуждает повышение НДФЛ до 15%. Это можно компенсировать снижением с 30 до 21% ставки страховых взносов, которые можно установить на уровне 21%. При этом 6–8 процентных пунктов НДФЛ могут быть направлены в федеральный бюджет.

Выбор редакции
23 февраля, 05:00

Trump's Tax System Could Spark The Wave Of Self-Employment

The present income tax system in the US is bad: twisted, counterproductive, and too complex. Congress proposes changes. But will those changes actually make a better system?

23 февраля, 01:48

Remarks by the Vice President to Fabick Cat Employees

Fabick Cat Factory Fenton, Missouri 2:46 P.M. EST   THE VICE PRESIDENT:  Thank you, Governor Greitens.  Would you give another round of applause for a great, new, dynamic governor here in Missouri inspiring people all across America with his leadership?  (Applause.)    Thank you for that kind introduction, Governor Greitens.  And congratulations on your election last year.  You're already off to the races, and President Trump and I thank you for your great leadership for the people of Missouri.  (Applause.)    Thank you all for coming out today.  It actually gets cold in Indiana in February.  (Laughter.)  But I guess it’s different here in Missouri.  I’m very honored that you all would take time in the middle of a busy week to hear a few words from me and on behalf of our great President.  And I do bring greetings on behalf of the 45th President of the United States of America, Donald Trump.  (Applause.)    And on his behalf I’m here, and on his behalf I’m also grateful to see in the audience a number of distinguished leaders.  Your great congresswoman representing Missouri with such great distinction -- Congresswoman Ann Wagner and Congressman Blaine Luetkemeyer are here.  Give them both a big round of applause.  (Applause.)  Thank you, it’s a privilege to have you here.   I also want to thank all the small business owners who are with us today, including our host Doug Fabick and the Fabick family -- 100 years in business here in Missouri creating jobs and opportunities.  (Applause.)  Congratulations.   I enjoyed our discussion earlier today, and I appreciate your candid feedback, Doug, and the candid feedback that we got from other business leaders and job creators all across this region.  And on that note, let me say thank you to all the great employees here at Fabick Cat for coming out today.  Hardworking men and women, you're the ones that make companies like this grow.  You are the strength in the American economy, and you're going to lead an American comeback.  (Applause.)   As President Trump has said so many times, it was too long that we had forgotten men and women in this country.  Well, the forgotten men and women, the men and women who carry this economy on their shoulders everyday are forgotten no more.  And on behalf of President Trump, I thank all the hardworking men and women of Fabick Cat who are here today.  Thanks for doing a great job for this country and this community.  (Applause.)    Now, before we get started I’d like to address something that happened here in St. Louis over the weekend.  On Monday morning, America awoke to discover that nearly 200 tombstones were toppled in a nearby Jewish graveyard.   Speaking just yesterday, President Trump called this a “horrible and painful” act, and so it was.  That along with other recent threats to Jewish community centers around the country -- he declared it all a “sad reminder of the work that still must be done to root out hate and prejudice and evil.”   We condemn this vile act of vandalism and those who perpetrate it in the strongest possible terms.  (Applause.)    And let me say it’s been inspiring to people all across this country to see the way the people of Missouri have rallied around the Jewish community with compassion and support.  You have inspired the nation with your kindness and your care.  (Applause.)    It just so happens three days ago, my wife and my daughter were overseas.  We saw firsthand what happens when hatred runs rampant in a society.  We were near Munich, Germany, where we visited the very first Nazi concentration camp ever to be constructed, a place called Dachau. We were accompanied by a survivor of Dachau, a 93-year-old man named Abba Naor, who told me he had arrived there as a 17-year-old boy.  He described, as we walked through that memorial, the hellish life he endured -- toiling away as a slave while those around were taken away, one by one, never to return.    By the grace of God, he survived, and now he tells his story so that the world will never forget.    But before we left, he spoke words that touched my heart and I’ll always carry with me throughout my life, and they resonate with this moment today.  He spoke of that hellish existence in the waning days of the war, and then he looked up at me with a smile, and he said:  “Then the Americans came.”  (Applause.)    He spoke of the kindness of those American soldiers who liberated that camp, and he pointed a finger at me and told me when you go back, you thank every one of those soldiers for what they did for me and for my people and for my country.    Would you join me in a round of applause for every man and woman here who has worn the uniform of a United States of America?  We are proud of you, and we are grateful to you.  (Applause.)    The American solider fought to end the hatred and violence against the Jewish people across Europe then, and as President Trump said yesterday, American will always, in his words, “fight bigotry, intolerance, and hatred in all its ugly forms” -- wherever it will arise.  That's the American way.  (Applause.)    Now, thank you for letting me share that from my heart.  But let me get on to what I came here to talk to you about.  It is great to be back in Missouri.  (Applause.)    I was here last September for a rally, and it was absolutely electric.  Two months later, the Show Me State showed America what it was made of when you helped make Donald Trump the 45th President of the United States of America.  Thank you, Missouri.  (Applause.)    The President and I will always be grateful for what you did for us and what you did for this country.  America’s small businesses were actually some of our biggest supporters.  Small business owners across the land saw in this businessman who would become President someone who had the ideas and the energy and the vision to make America great again.  Hardworking Americans who make small businesses successful, folks like everyone here today, rallied behind this cause, and we brought real change to our nation’s capital.     Fabick Cat is a true American success story.  As I mentioned before, a family-owned business owned and operated since its founding back in 1917.  Today -- thanks to all of you -- Fabick Cat has 1,100 employees at 37 locations throughout the Midwest.  So many people rely on what you do.  And, frankly, Doug, what you and the family has done here for a hundred years has made Missouri great, and it’s going to be a part of making America great again.  (Applause.)     And I want to tell you, to all the small business owners who are here today, just know that President Trump is your biggest fan.  (Applause.)  I’ll make you a promise:  President Trump is the best friend America’s small businesses will ever have.  (Applause.)  He asked me to be here today to tell you how much he appreciates what you do for the country.     Make no mistake about it, America finally has a President who’s going to support and fight for you every single day.  You know, both of us know that small businesses are the engine of our economy.  They’re the beating heart that creates jobs and prosperity and growth.     I grew up in a small business and in a small town, a family-owned business in Columbus, Indiana.  I went to work at one of my dad’s gas stations when I was only 14 years or age.  I was a gas station attendant.  For those of you under 30, just imagine.  (Laughter.)  Just imagine if when you pulled into a gas station, somebody ran out with their name on their shirt, pumped your gas, washed your windows, checked you tires and didn’t charge you any more money for it.  (Laughter.)  That’s what I did for a living, and I was proud to do it, proud to be a part of a family business, proud to be a part of small-business America.     As the world knows, the President grew up in a family business, too.  We both, I can tell you, know the sacrifices that are required to make a family small business work -- the long hours, the hard work.  And we both know this simple fact:  When small business is strong, America is strong, and the American economy thrives.  (Applause.)    That’s why President Trump wants to help you become stronger than ever before.  What he said on the campaign trail about strengthening small business is what we’re already doing in the White House.  On day one, we went right to work on a plan to cut taxes for working families, small businesses and family farms.  He signed legislation to roll back reams of red tape and regulation issued under the Obama administration.  He instructed every agency and department in Washington, D.C., also to identify two regulations to get rid of before they issue another ream of red tape.  We’re rolling back taxes and we’re rolling back red tape already in Washington, D.C., thanks to you.  (Applause.)     The President also knows that the rule of law is the heart of a growing free-market economy and he’s taken decisive action to end illegal immigration, strengthen our borders and uphold the immigration laws of America.  (Applause.)   And I’m glad to say businesses are already reacting to President Trump’s “buy American and hire American” vision with optimism, investment, and a belief in our country again.  Have you noticed it?  I mean, from GM, to U.S. Steel, to IBM, to so many other companies, they’re already announcing their intention to keep jobs here, to create news ones, tens of thousands of them.  As Ford Motor Company’s chief executive put it, even before the President took his oath of office, their investments are a “vote of confidence in the agenda of President Donald Trump.”  (Applause.)     So let’s talk about that agenda.  Let me say, if you take nothing else from what I tell you today, know this:  The nightmare of Obamacare is about to end.  (Applause.)  Despite the best efforts of liberal activists at many town halls around the country, the American people know the truth:  Obamacare has failed, and Obamacare must go.  (Applause.)     This failed law is crippling the American economy and crushing the American worker.  We all know the broken promises of Obamacare; they're almost too many to count.  They told you the cost of insurance would go down.  They told you if you like your doctor, you can keep them.  They told you your health plan -- you could keep that too.  Well, none of it was true.   Americans are now paying $3,000 more a year for health insurance on average.  Last year alone, premiums skyrocketed by a stunning 25 percent, and millions of Americans have lost their plans and their doctors since the outset of the Affordable Care Act.  Higher cost, fewer choices, worse care -- that's Obamacare.  And that's got to end.   Small businesses like those represented here today know exactly what I'm talking about.  The last few years it's been harder to get ahead.  Obamacare has only made it harder still -- if not impossible in some cases.  One of the business leaders I just talked to talked about the weight of Obamacare on his nearly 700 employees, and the difficulty that it's placed on them and on their families.  Obamacare is a job-killer and everybody in America knows it.  And we're about to change all that.  We're going to repeal Obamacare once and for all.  Get rid of its mandates and its taxes and its intrusion on your lives and on your businesses.  (Applause.)   And best of all, at the same time we repeal Obamacare, Obamacare is going to be replaced with something that actually works, something that brings freedom and individual responsibility back to American healthcare.  (Applause.)   Now, President Trump and I want every American to have access to quality and affordable health insurance, which is why we're designing a better law.  A market-driven law that reforms and improves how health care is provided in this country.  We're working right now with leaders in Congress to lower the cost of health insurance by giving Americans the freedom to purchase health insurance across state lines the way you purchase life insurance and the way you purchase car insurance.  (Applause.)   We're working with Congress to make sure that Americans with preexisting conditions have health insurance and don't have any fear of losing that health insurance.  And we're working with Congress to give states the flexibility -- Governor Greitens, where'd you go?  We're working with Congress to make sure we give states and governors like your great governor the flexibility they need to care for the least fortunate and their healthcare needs the way it will work in Missouri and the way that will work in each individual state.  (Applause.)   Despite the scare tactics from the liberal left, the President and I are committed -- make it clear here -- we're committed to an orderly transition to a better healthcare system in America -- one that lowers the cost of health insurance, unleashes innovation, and puts the American people first.  In all those concepts -- innovation, putting people first -- those are all the same principles that got Fabick Cat to 100 years.  And it's what actually works in American business.  And we truly do believe those free-market principles -- individual responsibility and a consumer choice -- can make the best healthcare system in America married to the best health insurance system in America, as well.  (Applause.)   If they can work for America's business, they’ll work in American healthcare.   But our agenda doesn't just stop there.  I'll guarantee there isn't anyone here who can make sense of America's tax code, including me.  (Laughter.)  There's an old joke that says the tax code is about 10 times the size of the Bible but with none of the good news.  (Laughter and applause.)   It's a good line, but it's hardly a laughing matter.  Truth is, our country's tax system these days penalizes success.  It makes it far too hard for hardworking people and small businesses to achieve the American Dream.  It takes too much money out of your pockets.  It stifles job growth, wage growth, economic growth, and every other type of growth you need to get ahead.   Now, rest assured, when President Trump and I get done, before we get to this summertime, we're going to cut taxes across the board for working families, small businesses, and family farms -- and get this economy moving again.  (Applause.)   We want you to keep more of your hard-earned money, plain and simple.  You know how to spend your paycheck better than any politician in Washington, D.C., ever could.  By the same token, you also know how to run your businesses and your own lives better than any bureaucrat -- that's why, as I mentioned before, we're going to keep on working together, and President Trump and I are going to keep rolling back senseless regulations that are strangling businesses and stifling our country's potential.   Everyone here knows the tremendous burden of red tape and regulation.  Complying with these monstrous costs costs time and money to businesses that would be better spent hiring more good people and growing businesses and improving worker benefits.  Our administration is working with Congress to repeal these job-killing, big-government regulations issued in the last administration in particular.  We're going to rein in unelected bureaucrats so they can't cripple the economy from the comfort of their taxpayer-funded desks in Washington, D.C.  (Applause.)   And before I close, if you haven't noticed it yet, let me remind you that we actually all elected a builder as the 45th President of the United States.  (Applause.)  And under President Donald Trump, we're going to rebuild America.  (Applause.)  President Trump has called attention to our nation's crumbling infrastructure like no contemporary person in public life.  Rest assured, we're going to work with the Congress to make historic investments in infrastructure so that we have the best roads, the best bridges, the best highways, and the best airports in the best nation on Earth.  (Applause.)   Every dollar we invest in infrastructure is a dollar we invest in America's future and in our prosperity.  And when we do that, let's be clear:  We're going to rebuild America, and we're going to hire American, and we're going to buy American when we rebuild this country.  (Applause.)  We're going to rebuild America with American workers and American tools.  (Applause.)   In fact, I'm pleased to announce President Trump has already taken action in this regard.  Some of you may have noticed, just last month, after years of senseless delays, President Trump authorized the construction of the Keystone pipeline and the Dakota pipelines for our energy future and to create American jobs.  (Applause.)  That's what it means to rebuild our infrastructure and put America back to work.   So, ladies and gentlemen, make no mistake about it.  Our economy is going to grow faster than ever before and faster than you can imagine.  We're already hearing from those who oppose these policies, though.  People are out there opposing tax cuts, opposing slashing outdated regulations, opposing repealing Obamacare, and most of all, they seem to want to oppose the President's effort to give power back to the American people.  We're hearing from these people every day, and the national media is more than willing to give them a platform each and every day.   So all I ask of all of you here in Missouri is let America hear from you.  (Applause.)   In the days ahead, I promise you, President Trump and I are going to work with the Congress and we're going to drive forward our best efforts to turn this country around, create good-paying jobs at home, and a safer and more prosperous America.  But America needs to hear from small business, from hardworking Americans who work in small business.  The people who know we can do better.  The people who know we can be more prosperous and know we can get this economy working for every American again.   So let your voice be heard.  Talk to a neighbor over a backyard fence.  Stop somebody at the grocery store.  Get online, on Facebook, send an email to a friend.  But just send them a note and say, I ran into Mike the other day -- (laughter) -- they're doing exactly what they said they were going to do, and I believe it works.  And we need to support this President and this administration.  That's what you've got to tell them.  (Applause.)   So thanks for coming out on this sunny day in February.  (Laughter.)  As my friend and our President likes to say, with boundless faith in the American people and faith in God who has ever watched over this land -- (applause) -- we will make America safe again.  We will make America prosperous again.  And with your help, and with God's help, and with this great new President, we will make America great again.   Let's go get it done.  Thank you.  God bless you, Missouri.  (Applause.) END 3:08 P.M. EST  

23 февраля, 00:00

It's 31 Years Since the Last Tax Overhaul. Here's Why.

Albert Hunt, BloombergPresident Donald Trump has promised the most comprehensive overhaul of the tax system since 1986. That was when a Republican president joined forces with a Democratic House of Representatives and a Republican Senate to lower personal income-tax rates and simplify a messy and outdated tax system. Today, Republicans control both houses of Congress as well as the White House. Democrats agree with them that the system has once again become messy and outdated. So in theory it should be easier to reach agreement now than it was then.

22 февраля, 21:45

Политика: Россия спасает Донбасс углем

Россия сделала важный и крайне дорогостоящий шаг, призванный спасти ключевые металлургические предприятия Донбасса. Поставки коксующихся углей из Украины, критически важные для расположенных в ДНР заводов, прекращены в результате украинской блокады. Теперь кокс пойдет из России – иначе, как говорят в ДНР, без работы останутся сотни тысяч людей и «Донбасс просто умрет». Москва решила начать поставки коксующегося угля напрямую в самопровозглашенные Донецкую и Луганскую народные республики, сообщил в среду газете ВЗГЛЯД источник в российском энергетическом секторе. Такое решение принято на фоне организованной Киевом блокады Донбасса. Блокада, которую проводят радикальные украинские националисты, в том числе депутаты Верховной рады, проводится под лозунгом «нельзя торговать с сепаратистами». В результате на Украину прекращены поставки донецкого энергетического угля и под угрозой оказалось производство электричества на крупнейших ТЭЦ страны. Правительство Украины даже вынуждено было ввести чрезвычайное положение в энергетике. И вот теперь, по сути, такое же чрезвычайное положение введено и в непризнанных республиках Донбасса, только не из-за энергетического, а из-за коксующегося угля. Политизация кокса Приветствуя подобное решение Москвы, донецкий политолог Роман Манекин сказал, что в республиках рассчитывают на эту помощь, потому что в одиночку Донбасс не вытянет. «Это громадная нагрузка на Россию, но это сейчас единственное спасение. Хоть бы нам хватило сил пережить эту весну», – сказал Манекин газете ВЗГЛЯД. Он напомнил, что экономика Донбасса, его угольно-металлургический комплекс составляли основу экспорта всей Украины. Но после 2014 года сложилась ситуация, при которой политическая власть оказалась в руках ДНР, а экономическая осталась в юрисдикции Киева. «Если бы экономические рычаги тоже перешли под юрисдикцию ДНР, то предприятия лишились бы экономической субъектности и не смогли бы заключать договоры с поставщиками на Украине, потеряли бы рынки сбыта – Мариуполь и Одессу. На протяжении трех лет власти ДНР были вынуждены считаться с присутствием на подконтрольной территории предприятий, которые им не подчиняются и не платят налоги. Думаю, в ближайшее время состоится введение внешнего государственного управления на самых крупных предприятиях ДНР, создание управляющего холдинга», – предположил эксперт, добавив, что «отмашка о начале национализации уже дана». Все финансы текли в Киев Создание холдинга Манекин считает чрезвычайно рискованной, но важной задачей. «И в 2014 году в республике ставили вопрос о национализации, но потом от этой идеи отказались, потому что в противном случае вообще вся экономика Украины была бы порвана на куски в течение месяца. Однако сегодня ситуация иная. После введения Украиной блокады уже 9 тыс. жителей ДНР остались без работы. А если блокада продолжится, то без работы могут в ближайшее время остаться сотни тысяч, – предупредил эксперт. – Если не запустить работу местных предприятий с переориентацией поставок продукции в Россию, то могут пострадать миллионы людей и на этом история экономики Донбасса может быть вообще закончена». Глава министерства промышленности и торговли ДНР Алексей Грановский сообщил газете ВЗГЛЯД, что о национализации в данном случае говорить нельзя, но от более подробных комментариев уклонился. В то же время другой источник газеты ВЗГЛЯД, близкий к руководству ЛДНР, пояснил: хотя донбасские предприятия получат российский уголь, рассчитаться за него будет нечем, поскольку заводы остаются под контролем различных украинских магнатов и все расчеты проходят через Киев. «Таким образом, сам Порошенко и иже с ним дают Донбассу сигнал к национализации предприятий», – говорит источник, добавив, что Киев просто не оставляет донецким и луганским предприятиям другого выхода. Напомним, накануне остановились из-за блокады Енакиевский металлургический завод и предприятие «Краснодонуголь», входящие в горно-металлургическую группу «Метинвест» Рината Ахметова. После того как организаторы блокады остановили движение на перегоне Ясиноватая–Скотоватая, ввоз сырья и вывоз готовой продукции с этих предприятий оказался невозможным. Теперь работы рискуют лишиться около 150 тыс. жителей самопровозглашенных республик. Еще 10 февраля парламент ЛНР принял в первом чтении поправку в закон о налоговой системе, которая предусматривает: все предприятия, работающие, но не зарегистрированные в ЛНР, будут национализированы. Касается это и предприятий Ахметова. Об этом заявил глава республики Игорь Плотницкий. А в среду его коллега из ДНР Александр Захарченко заявил, что Енакиевский металлургический завод власти могут запустить вновь и без участия украинской стороны. Без кокса работы не будет Казалось бы, Донецкий бассейн является крупнейшим производителем угля, как коксующегося, так и энергетического, из-за чего же тогда возник дефицит? Однако коксующиеся угли добывают далеко не на всех шахтах. На территории под контролем ДНР такой уголь в основном добывался на шахте имени Засядько. Однако эта шахта метаноопасная и там регулярно происходили взрывы. Кроме того, у шахты были проблемы с менеджментом, шахтеры устраивали забастовки. Остальные шахты на территории ДНР – антрацитные, то есть добываемый там уголь идет на топливо электростанций и не годится для коксующихся печей. Особенность коксующихся печей в том, что они должны работать без остановки, в противном случае печь придется только разбирать и строить заново. Но на строительство новых печей денег нет. Коксующиеся угли идут в качестве дополнения при варке сталей. Но сбыт металла сейчас затруднен. Но коксующийся уголь все равно нужен. Без него коксохимы закроются, люди останутся без работы и «Донбасс просто умрет». «Остальные шахты с коксующимися углями находятся тоже в Донбассе, но на территории Украины. Большой Донбасс – это замкнутый производственный цикл. Когда украинская сторона заблокировала железные дороги, специальные марки углей перестали поступать в достаточном количестве в ДНР, в частности на Макеевский и Ясиновский коксохим. Чтобы эти печи не погасли, сейчас приходится в оперативном плане завозить эти угли из России. Это бессмысленно с точки зрения рентабельности. Это очередные траты России за Минск-2. Но иного способа нет, потому что если печь остановится, а запасов осталось на два-три дня, то печь придется разобрать и ничего с ней больше не сделаешь никогда», – отметил эксперт, добавив, что денег на строительство новых печей нет, кредиты банки не выдают, потому что «Порошенко вывел все деньги отсюда». Теги:  уголь, Россия и Украина, Новороссия, Донбасс, ДНР, ЛНР

22 февраля, 11:50

Налоговое бремя будет перенесено с бизнеса на население

Налоговый маневр, который разрабатывается в правительстве, может вызвать падение доходов и рост цен. Решиться на него оно сможет только после выборов 2018 года

22 февраля, 09:31

Греки протестуют против новых реформ, согласованных с кредиторами

Около 5 тысяч человек прошли маршем по улицам Афин во вторник вечером , протестуя против дополнительных реформ, на которые согласились власти под давлением международных кредиторов. Лишь при этом условии они будут и далее финансировать Грецию. Новые реформы, которые еще предстоит обсудить, могут затронуть пенсионную и налоговую системы, а также рынок труда. Кредиторы утверждают, что это поможет стабилизировать бюджет страны. А протестующие говорят, что и так уже еле сводят концы с концами. … ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: http://ru.euronews.com/2017/02/21/thousands-gather-for-athens-anti-austerity-protest euronews: самый популярный новостной канал в Европе. Подписывайтесь! http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=euronewsru euronews доступен на 13 языках: https://www.youtube.com/user/euronewsnetwork/channels На русском: Сайт: http://ru.euronews.com Facebook: https://www.facebook.com/euronews Twitter: http://twitter.com/euronewsru Google+: https://plus.google.com/u/0/b/101036888397116664208/100240575545901894719/posts?pageId=101036888397116664208 VKontakte: http://vk.com/ru.euronews

21 февраля, 19:01

Study on tax reporting mechanism

SHANGHAI will conduct a study on setting up a new reporting system for individual income tax and cut costs for companies in its reform of fiscal and tax policies, government officials said yesterday. The

21 февраля, 16:58

Главы компаний США выступили за удорожание импорта

Более десяти руководителей ряда крупнейших промышленных предприятий США призвали законодателей полностью пересмотреть налогообложение корпораций и принять спорное предложение, которое приведет к снижению стоимости экспорта, но увеличит стоимость импорта.

21 февраля, 16:58

Главы компаний США выступили за удорожание импорта

Более десяти руководителей ряда крупнейших промышленных предприятий США призвали законодателей полностью пересмотреть налогообложение корпораций и принять спорное предложение, которое приведет к снижению стоимости экспорта, но увеличит стоимость импорта.

21 февраля, 16:36

Реформа налоговой системы в России напугала экспертов

Инициатива Минэкономразвития РФ, посвященная проведению налоговой реформы, может привести к росту цен и разбалансировке пенсионной системы в стране

21 февраля, 16:35

Сергей Миронов провел брифинг для парламентских журналистов

Председатель Партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ, руководитель фракции "СР" в Госдуме Сергей Миронов провел брифинг для парламентских журналистов. Депутат начал свое выступление со слов соболезнования родным и близким постоянного представителя РФ при ООН Виталия Чуркина, который ушел из жизни накануне. Как рассказал депутат, 22 февраля в Госдуме состоится "правительственный час" с участием Министра обороны РФ Сергея Шойгу. "Этот "правительственный час" пройдет в открытом режиме. Министр выступит с отчетом, будут заданы вопросы от фракций. Уверен, будет интересно", – сообщил он. Что касается итогов деятельности рабочей группы под руководством Ивана Мельникова (Первый заместитель Председателя ГД – Прим. ред.) по оценке накопившихся в ГД законодательных инициатив, то, по словам Сергея Миронова, работа проведена серьезная. Предложения рабочей группы по изменению регламента ГД Сергей Миронов в целом оценил положительно. В тоже время, по его мнению, предложение о том, что при переходе из Госдумы в Совет Федерации или обратно депутат теряет право представлять внесенную им ранее законодательную инициативу, не соответствует Конституции, где сказано, что члены СФ и депутаты ГД имеют равные права с точки зрения законодательной инициативы. Кроме того, политик не согласен со слишком малым сроком для включения соавторов законодательной инициативы. "Увеличение числа подписантов идет до бесконечности и, конечно, нужно срок ограничить. Рабочая группа Ивана Мельникова предложила семь дней – этого мало. Я предложил минимум две недели", – сказал депутат. Как рассказал Сергей Миронов, рабочая группа продолжит свою работу и дальше, раз в квартал будет докладывать о результатах. "Мы увидим резкое сокращение огромного портфеля законодательных инициатив", – пояснил политик. Депутат напомнил собравшимся, что 20 февраля отмечался всемирный День социальной справедливости. "СР подготовила перечень проблем, которые больше всего волнуют наших избирателей, – рассказал он. – На первом месте люди видят очень большую разницу между своими доходами и ценами на продукты питания, на тарифы ЖКХ, капитальный ремонт. Второе, что людей волнует, – это многочисленные несправедливости в системе здравоохранения: фактическая платность многих услуг, недоступность качественного медицинского обслуживания. Также беспокоит граждан кредитное рабство: проблема космических процентов микрофинансовых организаций, деятельность коллекторских агентств. Кроме того, граждан волнует несовершенство налоговой системы – и богатые, и бедные платят одинаковые проценты подоходного налога, проблема коррупции, низкие пенсии, стипендии и заработная плата", – сообщил политик, отметив, что эти проблемы стоят очень остро для большинства граждан нашей страны. По его словам, СР будет регулярно составлять и публиковать в интернете топ-10 несправедливостей нашего общества, сигнализируя в том числе Правительству о том, где нужно принимать срочные меры. Также Сергей Миронов сказал, что Указ Президента Владимира Путина о признании паспортов жителей ДНР и ЛНР – шаг в верном направлении. "Напомню, что Партия СР еще в мае 2014 года признала ДНР и ЛНР. Уверен, что будущее у этих республик такое же, как у Южной Осетии, Абхазии и Приднестровья", – заявил депутат.

20 февраля, 22:30

Восторженный дурак в конце концов обязательно кое-куда вступит. Обеими ногами.

"Нерушимые нормы ЕС" - это грабли, на которые наступают все новички" Почему, наблюдая за событиями на Украине, латвийский общественный деятель и кандидат в Депутаты Европарламента Нормунд Озолиньш испытывает раздражение - в материале портала "Окно в Россию"- А действительно, почему? Мы же в Латвии вступили в ЕС – и, как мне помнится, ликующих по поводу этого события тоже хватало…- Да потому что мы уже успели вкусить всех «прелестей» европейского сожительства. А вдохновенные лица украинцев, которые со слезами на глазах рассказывали, как сильно им хочется вступить в Евросоюз и как славно они заживут в ЕС, начали просто угнетать – да с чего они вдруг решили, что ЕС находится у Бога за пазухой?Для того, чтобы относиться к скоропалительному вступлению в ЕС с большой опаской, не требуется даже особого ума – достаточно внимательно прочитать условия приема в Евросоюз новых стран и ознакомиться с невеселым опытом тех, кого «вступили» в ЕС в последние годы.- Но ведь эти правила становятся известны только после вступления, не так ли?- Не так. Потому что правила вступления в ЕС ни от кого не скрываются, их всегда можно узнать заранее. Перед вступлением в ЕС все страны-кандидаты подписывают обязательства придерживаться единой общеевропейской политики в той или иной сфере, иметь функционирующую рыночную экономику, а ее производители — быть «достаточно конкурентоспособными» для работы в условиях Евросоюза. В рыночной сфере условиями вступления в ЕС являются отказ от «мягких» банковских ограничений, сокращение дефицита госбюджета, отмена государственной монополии на экспорт, свободное вступление на рынок, отмена субсидий на реализуемые товары, приватизация предприятий, автономное положение Центрального банка, введение эффективной налоговой системы. - Звучит красиво. Я бы даже сказал – привлекательно. А выражения типа «свободный рынок», «отмена государственной монополии» вообще заставят прослезиться любого либерала… - Но ведь на деле всё получается с точностью «до наоборот»! При вступлении старые члены ЕС навязывали новичкам весьма суровые условия. Они касались ограничения производства в сельском хозяйстве, промышленности. Причём нередко это делалось скрытым путём – через жёсткие стандарты. Если поросёнка кормят не по рациону или расписанию ЕС, его отбраковывают, и продать его даже на внутреннем рынке уже весьма проблемно, зачастую вовсе невозможно. Если форма, цвет и размер помидора, огурца или горошины не соответствуют стандартам ЕС – продукция отбраковывается и уничтожается. - А еще я слышал, что предлогом для закрытия свинофермы может стать отсутствие у свинок… игрушек! - Именно так – по крайней мере, именно этой причиной пригрозили закрытием ряду литовских свиноферм.А что получается в результате слепого следования правилам ЕС? Нашу страну наводнили импортными продуктами питания далеко не лучшего качества, вытеснив наши собственные, которые намного вкуснее и здоровее. ЕС диктует, какие овощи и фрукты нам следует ввозить в свою страну. Первое ограничение, которое получила Латвия после вступления в ЕС – бананы. Мы стали их покупать в рамках европейских квот и только по жёстким ценам ЕС. Дорогие и далеко не лучшего качества.Мы получили идиотские стандарты на форму и размер овощей и фруктов, которые разрешено продавать в магазинах. Кривой огурчик или небольшое яблоко – не товар! А нереально идеальной формы фрукты, накачанные химией так, что не гниют месяцами – это именно то, что мы должны радостно есть… К тому же Латвия, так как на Западе нас причисляют к странам третьего мира, не получает продуктов высшего качества – только второго сорта и ниже (кто не верит, может посмотреть ценники в любом супермаркете – мелкими буковками практически на каждом написано «2 сорт»). Печально также, что почти все торговые сети в нашей стране чужие.- Магазины – чужие, продукты – невкусные и дорогие… Кстати, откуда возникают такие «запредельные» цены на продукты первой необходимости – хлеб, молоко, например? - В первые годы пребывания в Евросоюзе у всех стран Балтии были излишки запасов сельскохозяйственных продуктов: молочных, мясных, овощей, вина. Все это изобилие было накоплено до вступления в ЕС и своим наличием сдерживало цены на продукты. Но хитрые брюссельцы на это придумали штрафы – в 2007 году Еврокомиссия оштрафовала Литву, Латвию и Эстонию на 3,182 млн евро каждого. Основания – при переговорах вступающие страны обязались не создавать запасов продуктов. .. А взять то же квотирование молока – нельзя производить молочной продукции больше, чем разрешил Брюссель. Это сделано для того, чтобы в ЕС, дескать, не было перепроизводства. Какой же это свободный рынок? А ведь это самое перепроизводство неизбежно вызвало бы снижение цен на молочную продукцию. Но цены растут, а коров больше разводить не разрешают. Да и к самому нашему молоку у чиновников ЕС есть большие претензии, оно тоже не укладывается в европейские стандарты качества – слишком уж… жирное. - А латвийского сахара и вовсе больше нет… - При вступлении в Евросоюз Латвия лишилась всех своих сахарных заводов – в Лиепае, Екабпилсе, Елгаве. Они полностью покрывали внутренний рынок, качество продукции было намного выше привозного сахара и они обеспечивали работой 330 крестьянских хозяйств, не считая прочих смежных отраслей. Вообще-то сахар раньше производился в 23 странах ЕС, а теперь закрыты все заводы в Латвии, Португалии, Ирландии, Болгарии и Словении – так в ЕС избавляются от конкурентов. С 2009 года Рига пытается получить право вновь производить сахар. В Брюссель было направлено предложение по открытию хотя бы одного сахарного завода, но Еврокомиссия постановила – появление сахарных заводов в Латвии исключено. Не надо забывать и квоты на ловлю рыбы: огромное количество рыболовецких судов были отправлены в металлолом, а рыбаки были вынуждены покидать страну в поисках новой работы. - Получается невеселая картина: транснациональные еврокорпорации медленно и верно убивают местного производителя. А на этот счет что говорят самые гуманные европейские законы? - По нормам ЕС государство не имеет права поддерживать отдельно взятого производителя. Государство может помочь предприятиям только в трёх случаях: в инновационных программах, программах защиты природы и… в закрытии предприятия. В итоге, как показала практика, вступление в ЕС в любой стране приводит к закрытию производств, ликвидации сельского хозяйства, вырезанию скота, выпиливанию леса и разграблению иностранными компаниями прочих природных ресурсов. Более того, если всё-таки назло Брюсселю начать засевать пустующие поля, то на этот случай у ЕС предусмотрен так называемый «налог соответственности», которым власти страны обязаны облагать непокорных крестьян и отчислять его Брюсселю, но тогда вырученные за урожай средства не покрывают затрат. И это не единственный барьер в ЕС: помимо всего прочего, страны ЕС перечисляют 75% сумм удержанных пошлин в бюджет Евросоюза, оставляя себе только 25% на административные расходы. Колоссальные суммы таможенных сборов утекают в Брюссель мимо национального бюджета. Сырьевые товары - топливо, минеральные продукты, металлы, пластмассы и изделия из них, химпродукты - после вступления Латвии в ЕС поступают к нам по значительно более высоким ценам. При этом они тоже квотируются. И еще один нюанс: помимо того, что ЕС уничтожил нашу промышленность, те предприятия, которые ещё каким-то чудом остаются на плаву, реализуя свою продукцию вне рынков ЕС (к примеру, в той же России или Китае), вынуждены мириться с более высокими пошлинами на свою продукцию. А это также не способствует их процветанию. - Странная ситуация получается: Евросоюз «заточен» под разорение новичков? - Именно так! К примеру, ещё одним эшелоном защиты рынка ЕС от производителей стран-«новичков» являются непомерно высокие цены на электроэнергию и энергоносители. Это также кардинально увеличивает себестоимость продукции, делая её неконкурентноспособной. Во всех действиях в отношении стран-«новичков» чётко просматривается желание западных партнёров полностью ликвидировать даже теоретическую возможность что-то развивать в энергетической сфере. К примеру, Болгария была экспортёром электроэнергии – она продавала электричество в Турцию, Грецию, Македонию, Албанию, Италию. Это было возможно благодаря единственной в стране атомной электростанции «Козлодуй». Как только Болгария начала переговоры о вступлении в ЕС, сразу получила жёсткое условие: она должна закрыть сначала 4 энергоблока из 6 на АЭС, а позже и вовсе ликвидировать станцию. Все условия были выполнены. Теперь Болгария покупает электроэнергию на внешнем рынке в разы дороже её реальной стоимости.Далее ещё интереснее – водопровод и канализация проданы французам, электросети чехам, австрийцам и немцам, медные рудники ушли к бельгийцам. Рудник по добыче золотой руды продали канадской фирме, и теперь государство получает лишь 2 процента от объёма. Но весь учёт добычи засекречен, и от какой суммы считают эти 2 процента - неизвестно.Уничтожено также сельское хозяйство Болгарии. Когда-то «лучшая в мире помидорная республика» не производит помидоры вовсе! До 80 процентов всех овощей и фруктов привозные, а Болгария превратилась в самую нищую страну Европы.Греция производила более 1,3 млн тонн хлопка в год, а сейчас ей выделили квоту только на 782 тысячи тонн. До вступления в ЕС у Греции был положительный внешнеторговый баланс по сельхозпродуктам, но затем греки получили квоты, введённые, чтобы не было перепроизводства товаров (иначе штраф – не забыли?). Итог: производство вина и оливкового масла оказались в состоянии клинической смерти – вроде еще есть, но не функционируют. За каждую вырубленную стрему (10 соток) платили по 720 евро, которые, в сущности, были просто «проедены». Но при получении денег требовалось подписать обещание навсегда отказаться от выращивания винограда и оливок. Также серьёзно пострадало судостроение. Немцы пожелали забрать эти заказы себе. В итоге многие судостроительные предприятия Греции закрылись. Теперь, по данным статистики, 70% греков жалеют о вступлении в Евросоюз. Граждане Греции уверены, что причиной нынешнего плачевного экономического состояния экономики страны стали реформы проводимые по требованию ЕС, особенно, в сельском хозяйстве.Небольшие страны – такие, как Латвия - и вовсе скоро могут самоликвидироваться, так как молодёжь практически вся в поисках работы уезжает на запад. Детей рожать просто некому. - Если я Вас правильно понимаю, то Вы вообще не рекомендуете украинцам даже думать о ЕС?- Решение, вступать или не вступать в Евросоюз, могут принять только сами жители Украины. Но хотелось бы порекомендовать им, как в известных анекдотах, «задумываться о последствиях». Чтобы не получилось, как в известной миниатюре Михаила Жванецкого: «Одно неловкое движение – и вы уже… в ЕС». Страны Западной Европы, принимая на таких кабальных условиях новых членов, до сих пор превращали их в рынки сбыта для своей продукции и услуг. Взамен предлагалось долговое рабство посредством доступных кредитов через крупные западные банки и неограниченную миграцию рабочей силы, чтобы оставшиеся без работы люди могли устроиться чернорабочими либо «девочками по вызову» в западных странах и перечислять часть заработка к себе на родину. Почему Украина должна вдруг стать исключением из этого правила?Именно поэтому «Большая Украинская Мечта» о скорейшем вступлении в ЕС сегодня напоминает неуклюжую попытку наступить на чужие грабли. Осталось только соотнести крепость собственного лба с толщиной рукоятки европейских грабель…

20 февраля, 09:05

Печальная история Гавайского королевства. Как островная монархия была присоединена к США

В 1959 году Гавайские острова стали пятидесятым штатом США. К этому статусу архипелаг, расположенный в Тихом океане, шел полвека. Ведь еще в конце XIX века Гавайские острова были независимым королевством, пытавшимся строить собственную внешнюю и внутреннюю политику.

19 февраля, 20:05

Что такое налоги, как они формируются в Беларуси и нужен ли нам налог на богатство: интервью профессора Михаила Ковалева

Новости Беларуси. Помните знаменитый фокус со шляпой, откуда можно было достать кролика, платок, букет цветов и прочие социальные блага, переходя на бюрократический лексикон. В случае с государством, а точнее государственной налоговой системой, которая, разумеется, во всех странах разная, такие фокусы не проходят. Чтобы из бюджетной шляпы что-то достать, нужно туда это «что-то» положить.

19 февраля, 18:13

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА ПРАВИТЕЛЬСТВА ПО ОТНОШЕНИЮ К НАРОДУ

Оригинал взят у ded6442 в ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА ПРАВИТЕЛЬСТВА ПО ОТНОШЕНИЮ К НАРОДУДеньги в бюджете – «тю-тю», шансов на улучшение – мало… Когда днище государственного корабля по имени «Россия» стало откровенно скрести о мель, вместо смены лоцманов решено было сбрасывать грузы и пассажиров – авось облегчение «приподнимет».Многолетие бессмысленной работы в налоговой сфере привело к тому, что при плоской шкале налогообложения фискальная нагрузка на физические лица достигла уровня 43-48 процентов доходов по прямым и обязательным платежам и поборам во внебюджетные фонды. Это дополняется косвенными поборами: налоги на недвижимость и транспорт, акцизы, платежи за госуслуги…То есть почти 50% денег человек не получает – ему их только «дают подержать». При этом дискуссия на тему «как усовершенствовать налоговую систему» продолжается. По большей части она показывает, что большинство участников не имеют представления не только о тонкостях экономической науки, но даже о её азах.Прежде всего, налоговая сфера рассматривается участниками дискуссии (а среди них и депутаты ГД РФ, и сенаторы, и вице-премьер Ольга Голодец, и министр финансов Антон Силуанов, и теперь Орешкин, наверное, добавится) не как система регулирования отношений, а как система питания государства.Предполагается некое «таинство» богатства, которое неизвестно где и неизвестно как образовавшись, оказывается в руках частных лиц. А уже эти частные лица делятся (или не делятся) с государством, выступающим в данной схеме «паразитом в страдательным залоге»...Но на самом-то деле (очевидно же!) всё не так – и даже наоборот! Ведь не люди же дают блага государству, а государство даёт блага людям! Не граждане платят зарплату стране, а страна гражданам! Не мы решаем, сколько будет получать президент, а президент решает, сколько будем получать мы...Спросите – как? А вот как: предоставляя (или не предоставляя) гражданам защищённую ресурсную и инфраструктурную базу своей территории, организуя их труд по обработке сырья и обмен продуктами обработки.Если этого нет – то ничего нет. Если верхи ждут от низов денег (в виде налогов) так же, как низы ждут от верхов денег в виде материальной помощи – тогда остаётся только ждать, пока рак на горе свистнет!Предлагаемая налоговая схема подобна тому, что фермер ждал бы от картофельной ботвы налогов в виде части клубней, не озаботившись ни посадкой, ни поливом, ни удобрением, ни уборкой картофеля! То есть фермер перешёл бы к первобытному собирательству, охотясь на дикорастущую картошку вместо её культивирования…Важно понять министерскому и депутатскому корпусам совсем уж букварную истину экономики: богатый человек – это не тот, у кого мало взяли, а тот, кому много дали.Это совершенно очевидная и совершенно азбучная истина, потому что с нищего можно взять мало, или совсем ничего – но он при этом как был нищим, так и останется. От ноля можно забрать 1%, а можно и 99%, всё равно и то, и другое будет нолём.Поэтому все эти рассуждения про налоги прогрессивные или непрогрессивные – для неграмотных людей. В жизни ведь не так, что богатый дядя делает 100% богатства своими руками, а потом 70% отдаёт бездельникам. В жизни вот как: он хапнул всё, другим ничего не досталось. И те, кому сперва ничего не досталось – получают блага от государства через посредничество богатого дяди, самого себя обложившего со страху прогрессивной шкалой…То есть чтобы распределять богатство – нужно сперва понимать, хотя бы в общих чертах, откуда оно берётся. Наши же экономисты, выученики Гайдара, считают, что богатые люди свои сверхдоходы извлекают непосредственно из себя, через задний проход, или ещё какую-нибудь дырочку телесного цвета.То есть богачи – в версии экономической науки от Гайдара и Кудрина – умеют какать деньгами. А бедняки не умеют. И учиться не хотят, и в этом их историческая вина перед Родиной, либеральными реформами и собственными потомками.Сколько раз уже все эти умники, до Медведева включительно, поучали бедноту: надо завести свою фирму, поменять место работы на более высокооплачиваемое, начать зарабатывать по-человечески!Но злые бедняки – наверное, чтобы насолить либеральному блоку в правительстве РФ – упорно не хотят богатеть. Процветающих семейных фирм не открывают, места работы с нищенской оплатой отстаивают вплоть до голодовок – вместо того, чтобы пойти и устроиться на «хорошую работу»!Я даже уже и не знаю, кто должен работать с такой картиной мира в умах либеральных министров – экономист или сразу психиатр…Ну ведь очевидно же всем – вначале всё наше богатство принадлежит государству, правящей группе, власти. Потом она начинает его раздавать: одному много даёт, и он богатый; другому мало – он бедный; третьему кукиш – он бомжует; и т.п.Представление же о том, что люди специально не хотят «много зарабатывать», искусственно консервируют свою бедность, злонамеренно не делают крупных покупок – пришло из какой-то альтернативной вселенной.За исключением редких, патологических личностей – человек беден не по собственному желанию, а по отсутствию возможности. Ему не дали – вот он и беден. А другому дали – вот он и стал богат. А не дали бы – был бы таким же бедным, как и все бедняки…И потому вопрос ключевой не в том – много или мало налогов берут с богатых. Вопрос в самом происхождении их богатства, вопрос в том, почему им так много дали?Сколько с них взять, 13% или 70% – вопрос уже десятый. А вопрос первый – чем и как объясняется их положение фаворитов, позволяющее иметь в нищей стране такие личные сверхдоходы, которые они, конечно же, не заработали сами, которые им дала власть, в которою они инкорпорированы.Я совершенно не против богатых людей. Я против тех, кто, получив от государства и власти максимум ресурсов – прожирают их тупо и эгоистично, не развивая выданного им властью дела, не заботясь о росте отданных им источников всяческого материального богатства.Государство же, руководимое подобными обалдуями, полагает, что эти безответственные паразиты не дарами его нагло пользуются, а сами, через задний проход, выделяют из себя материальные сокровища.И вместо строгого спроса с людей, которым дали кладези, государство начинает канючить у них налоги, словно побирушка, что и стыдно, и нелепо, и смешно.Примитивность ума даёт искажённую картину экономической реальности, в которой вместо производства богатств их начинают делить, словно они метеоритами с неба падают. Получается что-то вроде «завода без цехов», состоящего из одной бухгалтерии. Или что-то вроде агрохолдинга без земли, с одними только складами и амбарами…Я думаю, даже школьник, даже ребёнок поймёт, что если завод состоит из одной бухгалтерии, то в железном сейфе этой бухгалтерии денег будет всё меньше, меньше, а потом они совсем кончатся.И произойдёт эта кончина вовсе не потому, что деньги «неправильно» делили между «работниками» – а в первую очередь по причине отсутствия цехов.Делить-то можно как угодно – взимать по плоской или прогрессивной шкале налоги – но сперва нужно понять, откуда взялось делимое, из чего складываются те доходы, которые ты облагаешь налогами по той или иной шкале.Ведь от того, что платить 90% с миллиона всё равно выгоднее, чем 1% с копейки – тоже никуда не уйти. И потому важен не процент налога, а величина исходного дохода человека.А доход этот человек не может «выкакать», чтобы там ни пригрезилось поборнику малого бизнеса Медведеву – этот доход человеку может дать (или не дать) государство, власть, распределяющая потоки благообразующих ресурсов на своей территории!Богатство наших богачей во многом (если не во всём) связано с нетребовательностью к ним со стороны властей. Если бы у них за снижение производственных показателей собственность конфисковывали – они бы куда больше вкладывали в станки и куда меньше в яхты с футбольными клубами.Если бы их реально сажали за невыплату работникам МРОТ, а МРОТ бы сделали тысяч 50 рублей – все их сверхдоходы разбежались бы на оплату труда необходимого для дела персонала.Пока же всё их богатство стоит на разрешённой государством и поощряемой государством бедности масс. Богатство образуется из окружающей бедности, как пар образуется из нагревания воды.Оно стоит на МРОТ, который в 2 раза ниже прожиточного минимума и даже в таком виде не всегда выплачивается работнику. Оно стоит на готовности людей, брошенных на произвол судьбы государством, наниматься за гроши и работать много, даже порой качественно – за низкое и смешное вознаграждение.Нужно понять, что богатый человек – это не ослик из сказки, какающий золотом. Богатый человек – это шофёр, водитель ресурсно-инфраструктурной машины, управляющий движением «заводов, газет, пароходов». Так вот: за руль этой машины сажает власть, государство. И должно сажать не просто так: без права врезаться во что попало, без права уклонятся с маршрута, рисковать жизнью и здоровьем пассажиров и т.п.Наша историческая трагедия в том, что лимузин по имени «Россия» попал в руки алкоголика Ельцина. Будучи алкоголиком, он дрых на заднем кресле, а посаженные им за руль водители (богатые люди) – рулили, куда хотели, использовали машину как свою собственную, но не берегли её от вмятин и поломок – памятуя, что она всё же казённая…Эта традиция продолжается и сегодня. Государство буквально плющит дикое сочетание богатства и безответственности: трёхлетний бюджет страны свёрстан жёстко, на грани возможного, при этом уверенности, что будут выполнены доходные параметры, нет. Всё привязано к нефти – как будто кроме труб у нас в стране ничего больше нет, а самое главное – как будто все безрукие!И рассчитывают, что введение 30-процентного налога на 5 процентов сограждан с официальными доходами свыше 100 миллионов рублей в год принесёт госказне не меньше 200 миллиардов рублей. А полная конфискация этих 5% сколько принесёт? Не пробовали считать?Это и превращает все разговоры о наполнении бюджета в непонятную и нелепую гомозу: ведь делят шкуру неубитого медведя, хотят взыскать деньги в готовом виде, нимало не задумываясь – откуда они вообще берутся.Налоговая система должна регулировать отношения – передавая ресурсы из неэффективных рук в эффективные, в этом её смысл. Она должна давить на мёртвый, рентный доход – и наоборот, поощрять доход живой, предпринимательский, увеличивая привлекательность живого активного дела перед мертвой стрижкой купонов с депонированных капиталов.Налоги позволяют государству изымать свои доверенности (деньги) из рук, вредных для его развития и передавать эти доверенности в руки, полезные для его развития. Ведь главный смысл денег с казённым гербом – помочь готовыми благами процессу создания новых благ, накормить уже выпеченным хлебом тех, кто сеет хлеб будущего урожая!Нас же пытаются уверить, будто главная цель государства – собрать с населения те бумажки, которое оно же, это же самое государство напечатало и оно же перед этим населению роздало!Это как если бы я бегал за собственной подписью, сам себя умоляя подписать бумагу, и самому себе в этом отказывая…При такой шизофрении у государства никогда не будет денег – собирай их по плоской шкале, или прогрессивной, сделай налоги тяжёлыми или лёгкими, без разницы.Государство должно организовать и свой собственный доход, и доход семейных бюджетов своих граждан, оперируя для этого разными инструментами, включая и налоговые поборы.Если же видеть в государстве систему, бесхитростно обирающую граждан, перед этим загадочным и непонятным образом самостоятельно обретших блага (Как?! Вне территории?! Вне юрисдикции?!) – тогда мы потеряем государство. Как, впрочем, и всё остальное…Источник

19 февраля, 08:50

Рафаэль Хакимов: «Путин сказал: «Татары против – праздника Куликовской битвы не будет»

Тема происхождения и развития татарской нации в центре внимания второй части интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online» директора Института истории им. Марджани Рафаэля Хакимова. Кроме того, он рассказал, какую записку написал Путину по просьбе Суркова, почему не смог бы выучить татарский по современным учебникам и выполнил ли завет отца «не становиться чиновником».

21 декабря 2016, 10:00

Андрей Кобяков: Непреодолимое давление олигархического лобби на Медведева

В четверг, 15 декабря, премьер-министр Дмитрий Медведев дал традиционное интервью российским телеканалам. В частности, премьер сообщил, что в правительстве России не собираются отменять плоскую шкалу налога на доходы физических лиц (НДФЛ), пишет «Российская газета».«Так называемая плоская шкала у нас существует уже давно. И я считаю, что она сыграла огромную роль в обелении доходов. Многие забыли, что в 90-е годы у нас была прогрессивная шкала. Значительная часть вознаграждений и в крупных компаниях, и мелких компаниях, и государственных структурах, в частных структурах выплачивалась в конвертах. Просто чтобы не платить государству налоги. В настоящий момент каждый год происходит увеличение налоговой базы НДФЛ. Этот налог не падает, а растет. Просто потому что люди думают, этот налог надо платить, он умеренный, он нормальный», — отметил Д.Медведев.При этом он отметил, что не исключает перехода к прогрессивной шкале НДФЛ в будущем. «Я не могу исключить, что когда-то государство вернется к обсуждению и этого вопроса. Но в настоящий момент вопрос изменения налога на доходы физических лиц, то есть подоходного налога, в повестке дня не стоит», — пояснил он.При этом премьер не опроверг возможность повышения ставки НДФЛ. «Мы сейчас готовим наши предложения», — сказал он. Премьер-министр отметил, что большим повышение не будет. «Что же касается конкретных цифр — дайте правительству возможность поработать. Очевидно, что эти изменения не должны быть существенными. Если вообще будут», — заверил глава правительства.Заявление Дмитрия Медведева проанализировал в интервью «Русской народной линии» известный экономист, кандидат экономических наук, доцент МГУ Андрей Кобяков:Никто не спорит, что при использовании плоской шкалы налогообложения легче и удобнее собирать налоги — бухгалтерия осуществляет автоматические отчисления денежных средств. При прогрессивной шкале налогообложения бухгалтер не может быть уверенным в том, что выплачиваемая им сумма за любой дополнительный заработок, гонорар за лекцию или статью, не перейдет в следующую степень шкалы. Поэтому подобные нестыковки придется сверять в конце налогового года с помощью декларации. Но удивительно, что в 90-е годы эту работу выполняли, а теперь не могут?! Разве в стране сократили сотрудников налоговой инспекции?! Насколько мне известно, для увеличившегося штаба налоговиков возводят современные великолепные и прекрасно оснащенные здания.Разве нельзя нагрузить работников налоговой системы работой или ввести декларации?! Неудобство — сомнительный аргумент. В таком случае, почему от прогрессивной шкалы налогообложения не отказываются в Германии, Франции, США или Швеции? Подобная практика существует во всем мире, но никто не использует аргументы, приведенные Дмитрием Медведевым.История появления прогрессивного налогообложения связана с серьезными подвижками в социальной идеологии, не имеющей отношения к либерализму. Прогрессивная шкала явилась результатом распространения социал-демократических идей регулирования экономики, активного имущественного выравнивания и социальной поддержки малоимущих граждан. Я удивлен, что Дмитрий Медведев ссылается на 90-е годы, ведь проблемы возникали не из-за существования прогрессивной шкалы, а из-за повсеместной неуплаты налогов.Период становления новой налоговой системы сопровождался активным уклонением граждан от выплаты пошлин. В сфере финансов, корпораций и фирм совершалось множество правонарушений из-за огромного количества операций с наличными средствами и свободного хождения доллара по стране. В те времена еще не были установлены кассовые аппараты, отсутствовало законодательство, которое регулировало бы эту сферу, не говоря уже о существовании эффективной системы контроля. Но спустя 25 лет рыночных реформ Дмитрий Медведев констатирует, что российская налоговая система как институт, система служащих и действующих механизмов, неэффективна и несовершенна?! Премьер фактически заявляет, что за 25 лет мы так и не создали эффективную систему налогового контроля.Даже в самых развитых странах существует практика уклонения от уплаты налогов. Но это не является оправданием для игнорирования создания важного общественного инструмента и института перераспределения доходов. Вопрос введения прогрессивной шкалы налогообложения давно назрел, ибо он имеет государственное и общественное значение. Нынешняя плоская система налогообложения была введена на какое-то время для выведения из тени доходов граждан.Однако ныне существует богатая история уплаты налогов. Резкие изменения показателей зарплаты или доходов компании должны становиться поводом для проверки. Например, человек на протяжении нескольких лет имеет определенный стабильный доход и вдруг резко сокращается его зарплата. Это повод устроить соответствующую проверку и усомниться в честности. Например, подобным образом в США проверяют таксистов – сложно считать выручку, но существуют нормативы. Все прекрасно понимают, какой должен быть минимальный денежный доход для осуществления этой деятельности, учитывая оплату бензина, собственный труд и т.д. На Западе работники налоговой инспекции подсаживаются в такси и начинают наблюдать за водителем, правильно ли он проводит кассовые операции. На этом фоне наш премьер прямо заявляет, что российские налоговые службы не готовы заниматься этой работой.Дмитрий Медведев предъявляет заниженные требования к одному из важнейших институтов в стране, дескать, налоговая служба не сможет контролировать уплату налогов. Перефразируя его аргумент, можно смело заявить, что государство не должно строить дороги из-за воровства денежных средств – не досыпали песка или использовали не те материальные ресурсы. Разве нам теперь отказаться от строительства дорог или все же улучшить систему контроля строительства дорог, проверять качество и стоимость используемого материала?! Вопрос контроля исполнения не может служить аргументом для отказа от важной функции государства.Не может человек на посту премьера не понимать суть налоговой проблемы. Никто не заставляет его разбираться в математических формулах для экономических прогнозов. Но я не верю, что он не знает, как должна работать налоговая система и налоговые инспекторы. На Медведева оказывает мощное идеологическое давление лобби состоятельных людей. По этой причине у нас не вводится налог на роскошь, несмотря на его многолетнее обсуждение. Почему депутаты до сих пор не решили этот вопрос?! Почему не вводится налог для наследников крупных состояний, как происходит во всех странах?!За словами премьера скрывается обманчивое ощущение. Напомню, длительное время подогревались иллюзии, что низкие налоги для физических лиц помогут привлечь иностранных специалистов для работы в России. Но весь налоговый потенциал давно себя исчерпал – кто желал, тот давно приехал. Я не думаю, что при перемене системы сбора налогов иностранцы сорвутся с места, забросив налаженный бизнес и успешную карьеру. Подобное объяснение не может быть весомым аргументом в принятии решения введения прогрессивной шкалы налогообложения. В каждой налоговой системе существуют издержки. Цена вопроса явно несопоставима с эффектом от введения прогрессивных налогов.Премьеру должно быть известно, что в стране зашкаливает уровень неравенства. В истории России еще никогда не было такого уровня неравенства, как в нынешнее время. В открытом доступе можно найти множество аналитических материалов на эту тему. Я неоднократно писал статьи про неравенство.Для большинства жителей России введение прогрессивной шкалы налогообложения смягчит острую проблему неравенства, несправедливости и нищеты. Премьер приводит странную аргументацию технического характера, которая не может служить оправданием бездействия в налоговой системе.https://izborsk-club.ru/11667

29 мая 2016, 19:00

А.Кобяков и М.Калашников: Оруэлл с «георгиевской» лентой

А.Кобяков и М.Калашников: Оруэлл с «георгиевской» лентойhttps://youtu.be/775S2oCSOFsПредседатель правления Института динамического консерватизма Андрей Кобяков и Максим Калашников – о том, как нынешняя власть продолжит погружать РФ в экономический мрак. Ждать ли еще одной «маленькой победоносной войны»? Разделится ли Саудовская Аравия? Верить ли посулам о скором подъеме экономики? Антиутопия на марше.

23 сентября 2015, 08:43

Вероятные новые налоги для российских нефтяных компаний

22.09.2015Из презентации Роснефти видно, что нетбэк (то что достается экспортеру нефти после налогов) сильно вырос, из-за того что пошлины рассчитываются от долларовых цен. Парадоксально, но при падении цен на нефть нефтяники стали больше зарабатывать, в отличие от бюджета. Поэтому и ножницы Силуанова хотят отнять эту сверх прибыль. А надо было правительству просто лишь мыслить в рублях, а не долларах.http://vk.com/public60212189?w=wall-60212189_9569222.09.2015"Проект бюджета на 2016 год предусматривает сохранение резервов в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Окончательного решения по повышению ставки НДПИ нет",- отметил журналистам глава Минфина Антон Силуанов по окончании совещания у президента России Владимира Путина, посвященного подготовке бюджета на 2016 г."Минфин рассчитывает изъять в 2016 году из дополнительной девальвационной выручки у нефтяников 605 млрд рублей. В течение трех лет эта цифра варьируется, но она базируется около этой суммы. Мы исходили из того, что объем выручки с учетом производственных затрат за последнее время, то есть за 2014 и 2015 годы, существенно увеличился исходя из новых курсовых соотношений рубля и доллара, а учитывая значительные вычеты из той формулы, которая сегодня применяется при расчете НПДИ и соотнося с ростом издержек, который значительно ниже тех объемов вычетов, которые в результате новых курсовых соотношений получаются, мы считаем возможным эту формулу расчета НДПИ скорректировать", - сказал Силуанов. Об этом передает ТАСС.Ранее Минфин представил свои предложения по дополнительному изъятию девальвационной прибыли у нефтяного сектора и, в частности, уточнения формулы расчета НДПИ. Проект бюджета на 2016 г. предусматривает цену на нефть в размере $50 за баррель."Были выслушаны предложения министерства энергетики, опасения, риски в части наличия средств для инвестиционных программ. Было проведено обсуждение, но окончательного решения еще нет", - отметил А.Силуанов.http://www.vestifinance.ru/articles/6261022.09.2015Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской заявил, что предлагаемой Минфином дополнительное увеличение налоговой нагрузки для добывающих компаний может привести к сокращению инвестиций в геологоразведку и отмене новых проектов.Минприроды не поддержит предложения Минфина по увеличению НДПИ на нефть для добывающих компаний: это может привести к сокращению инвестиций в геологоразведку и отмене новых проектов, заявил журналистам министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской."Надо посмотреть внимательно, но мы, скорее всего, не будем поддерживать это предложение. Мы не согласны будем с Минфином", — сказал Донской. При этом он уточнил, что его ведомство официально еще не получало предложений Минфина по увеличению выплат по НДПИ."Это будет тяжелая ситуация, когда в сегодняшних условиях у нефтяников инвестиции будут снижаться? с увеличением государственного изъятия (средств — ред.) через НДПИ. Естественно, это будет сказываться на геологоразведке, то есть будут нужны еще дополнительные меры поддержки и стимулирования", — пояснил Донской.Он отметил, что на работу добывающих компаний негативное влияние уже оказывают западные санкции. "Если еще и дополнительные увеличения налоговой нагрузки на компании (ввести — ред.), естественно, новые проекты будут пересмотрены, и вполне возможно, что компании не будут их реализовывать", — добавил Донской.http://ria.ru/economy/20150922/1273262890.html22.09.2015Президент попросил правительство рассмотреть повышение налогов на нефтяников, нефтяники в свою очередь предлагают взять деньги у газовиковПрезидент предложил проработать вопрос о направлении в бюджет дополнительных доходов, которые экспортеры получают из-за девальвации рубля. Когда Путин в 2014 г. обещал не повышать налоговой нагрузки до 2018 г., некоторые чиновники признавали, что при необходимости объяснение росту налогов найдется. Это же изъятие выигрыша от девальвации, так поступают во всем мире, находит объяснение участник обсуждений.Экспортеры, о которых говорил Путин, – нефтяники, единодушны чиновники нескольких ведомств. По словам одного из участников обсуждения, принципиальное решение о повышении налогов уже принято, вопрос лишь в суммах и способе.Отрасль социально ответственная, готова поделиться, главное – посчитать потери, говорит чиновник, близкий к Минэнерго. Риски падения добычи, о которых предупреждает Минэнерго, будут анализироваться, пообещал Силуанов.Нефтяники предлагают свой план спасения – повысить налоги на добычу газа, рассказали два чиновника финансово-экономического блока, чиновник Минэнерго и подтвердил высокопоставленный чиновник. Это только идея, подчеркивает один из них, поддержит ли ее правительство, пока непонятно. На совещании присутствовал президент «Роснефти» Игорь Сечин, он принес с собой презентации «Роснефти», которые собрался раздать.Сечин отказался комментировать, как повышение налогов повлияет на компанию: «Не всегда для решения таких вопросов нужна публичность». Молчал он и на совещании, говорят его участники.Нефтяники, напоминает один из чиновников, всегда говорят, что нужно увеличить изъятия налогов у газовиков. В 2014 г. Сечин жаловался первому вице-премьер Игорю Шувалову, что у «Роснефти» налоговая нагрузка в 2013 г. составила 58,4% выручки, у «Газпрома» – 31,7%, а у «Новатэка» – 29,6%.Доходы бюджета 2016 г. при цене нефти в $50 за баррель составят около 13 трлн руб., сказал Силуанов, расходы превысят 15,2 трлн руб. Минфин предлагал жесткие меры: повысить пенсионный возраст, индексировать пенсии всего на 4%, не платить пенсии работающим пенсионерам с заработком выше 500 000 или 1 млн руб. Мягкий вариант позволит сократить расходы на 769,3 млрд руб., жесткий – на 1,304 трлн. Но дополнительные налоги от нефтегазовой отрасли могут оплатить отказ от столь жесткой политики.Для нефтяников приготовлены два варианта. Жесткий – изменение формулы НДПИ – принесет в бюджет около 600 млрд руб. в 2016 г. Мягкий – приостановка снижения экспортных пошлин (налоговый маневр предусматривает их снижение в течение трех лет и рост НДПИ). Если ставка сохранится в 2016 г. на уровне 42% от стоимости нефти, а не опустится до 36%, бюджет, по оценкам Минфина, «заработает» примерно 150 млрд руб. Силуанов вчера сказал, что будет настаивать на изъятии 600 млрд руб. Первая мера приведет к падению добычи нефти вплоть до 30 млн т (прогноз Минэнерго на 2015 г. – 531,9 млн), оценивает один из чиновников. Это самые пессимистичные оценки, говорит чиновник Минэнерго. Скорее всего, нефтяникам придется раскошелиться, но на меньшую сумму – от 60 млрд до 100 млрд руб., ожидают два чиновника.Девальвационная прибыль на газовом рынке есть только у «Газпрома», у него монополия на экспорт газа, напоминает один из чиновников. «Газпром» забирает всю девальвационную прибыль независимых производителей, отмечает другой чиновник. Представитель «Газпрома» не ответил на запрос.Налоговая нагрузка на «Газпром» (без НДС) в первом полугодии 2015 г. составляла 28% без учета страховых взносов с фонда оплаты труда, вместе с ними – 32%, подсчитал портфельный управляющий GL Financial Group Сергей Вахрамеев, а у «Роснефти» – около 47%. Но «Газпром» выполняет и социальную функцию – внутренние цены на газ ниже экспортного нетбэка (экспортная цена за вычетом расходов на пошлину и транспортировку), это дополнительная нагрузка на газовую монополию, напоминает Вахрамеев. «Газпрому» еще нужно построить «Силу Сибири» и «Северный поток – 2», напоминает второй чиновник.По оценке Минфина, нефтяники заработают на девальвации около 400 млрд руб. Текущая очищенная от налогов выручка от добычи тонны нефти при цене $50 примерно на 1700 руб. выше, чем при средней цене $95 в 2014 г., подтверждают данные нефтегазового центра EY. Рост прибыли и рост издержек непропорционален, подчеркнул вчера Силуанов. Через изменение формулы НДПИ Минфин может забрать около половины этой суммы.Больше всех пострадает «Сургутнефтегаз» – у компании нет месторождения с льготами по НДПИ, меньше всех – «Лукойл» из-за большого количества таких проектов, оценили аналитики Альфа-банка. Увеличение налоговой нагрузки ударит по малым и средним независимым нефтяным компаниям сильнее, чем по вертикально-интегрированным, опасается гендиректор саратовской «Юкола нефти» Евгений Макеев, под угрозой сокращения или даже замораживания окажутся перспективные проекты.«Что важнее – стратегические инвестиции или покрытие текущего дефицита бюджета?» – риторически вопрошает чиновник. «Лучше увеличить инвестпрограммы, чем забирать в бюджет», – отзывается высокопоставленный чиновник.Политически проще повысить налог на нефтяников – это не затронет широкие слои населения, не вызовет таких протестов, как повышение пенсионного возраста или сокращение расходов на здравоохранение и образование, рассуждает Владимир Тихомиров из БКС, но повышение налогов приведет к снижению экономической активности в отрасли. Скорее всего – и это то, чем правительство и Кремль занимаются последние четыре месяца, – будет компромиссный вариант, полагает он: частично срежут социальные расходы, но пенсии могут повысить даже больше, чем сейчас предлагает Минфин.22.09.2015Путин поручил подумать об изъятии «девальвационных» доходов экспортеровПрезидент призвал правительство проработать этот вопрос, но действовать «предельно аккуратно», чтобы не ослабить экономику компанийПрезидент России Владимир Путин поручил правительству подумать над тем, как пополнить бюджет за счет направления в него доходов компаний-экспортеров, полученных ими благодаря падению курса рубля.«Напомню, что мы приняли решение не увеличивать налоговую нагрузку на бизнес. Вместе с тем прошу правительство проработать вопрос направления в бюджет дополнительных доходов, получаемых нашими экспортерами в результате девальвации рубля», — сказал Путин в ходе прошедшего сегодня совещания с членами правительства и руководством парламента (цитата по РИА Новости).Глава государства особо подчеркнул, что действовать при изъятии у экспортеров части их доходов нужно «предельно аккуратно» — так, чтобы сохранить их инвестиционные возможности.Ранее сообщалось, что Минфин предложил внести изменения в расчет ставки НДПИ на нефть, с тем чтобы повысить долю отходящей государству выручки от продажи нефти.Одновременно с этим Путин указал на необходимость снизить зависимость федерального бюджета от нефтяных котировок и призвал повысить эффективность расходов бюджета, в том числе за счет скорейшего перехода на адресный принцип социальной поддержки малоимущих слоев населения. Президент подчеркнул, что в первую очередь поддерживать нужно тех, кто действительно нуждается в такой помощи.«Мы знаем с вами, что ситуация в экономике непростая, но она не критическая. Нам нужно принять выверенные решения, имеющие своей целью укрепление экономического потенциала страны. Для этого у нас все есть», — сказал Путин (цитата по ТАСС).Глава государства также отметил, что работа по подготовке бюджета 2016 года выходит на завершающий этап и в октябре документ должен быть внесен в Госдуму.Представители «Газпром нефти», «Роснефти» и ЛУКОЙЛа отказались от комментариев. Как сообщил РБК источник в ЛУКОЙЛе, только из-за перспективы повышения НДПИ компания будет вынуждена заплатить в бюджет $1,3 млрд — как минимум 10% от инвестиционной программы компании. Изъять эти средства можно за счет сворачивания проектов по разведке и освоению небольших месторождений в Восточной Сибири, на Каспии и Балтике, говорит источник. Если же реформа Минфина включит в себя еще и заморозку снижения экспортных пошлин (оно планировалось в ходе налогового маневра ежегодно), то сумма окажется еще выше. Как сообщил РБК источник в «Роснефти», Игорь Сечин в ходе совещания у Владимира Путина высказывался против инициатив Минфина. http://top.rbc.ru/economics/22/09/2015/560146839a794715980f59d220.09.2015Минфин предлагает изменить формулу расчета НДПИ на нефть, чтобы увеличить поступления в бюджет — на 609 млрд руб. за 2016 год и еще на 1 трлн руб. за 2017–2018 годы. Это грозит остановкой проектов и падением добычи, предупреждают нефтяникиНа прошлой неделе прошло совещание у премьера Дмитрия Медведева, на котором Минфин предложил внести изменения в расчет ставки НДПИ на нефть, сообщили РБК два источника в правительстве и подтвердил сотрудник одной из нефтяных компаний, знакомый с предложениями ведомства. Базовая ставка НДПИ сейчас рассчитывается по формуле, в составе которой есть актуальная текущая цена на нефть, уменьшенная на $15 по актуальному курсу. Начиная с 2016 года этот вычет ($15) Минфин предлагает зафиксировать в рублевом эквиваленте по курсу доллара за 2014 год (с индексацией по инфляции ежегодно) вместо среднего курса доллара к рублю за текущий налоговый период. В таком случае не облагаемая налогом часть цены нефти, выраженная в рублях, станет меньше (см. врез).Для вычета предлагается взять курс доллара в 43,8 руб. в 2016 году (вместо прогнозируемых 63,5 руб.), 47,1 руб. в 2017 году (вместо 64,8 руб.) и 49,8 руб. в 2018 году (вместо 65,8 руб.). Это следует из материалов Минфина, с которыми удалось ознакомиться РБК.Это приведет к значительному сокращению вычета (15*курс доллара): в 2016 году он составит лишь 657 руб. вместо ожидаемых 953 руб. на баррель, в 2017 году — 707 руб. (ожидалось 972 руб.), в 2018-м — 747 руб. (вместо 987 руб.). А это означает дополнительные доходы для бюджета: 609 млрд руб. в следующем году и еще 525 млрд руб. и 476 млрд руб. в 2017 году и в 2018 году соответственно.При нынешней системе расчета налога государство забирает в виде НДПИ и экспортной пошлины от 35% при низких ценах на нефть (ниже $40 за баррель) до 48% (выше $110) выручки, следует из материалов Минфина. В случае корректировки формулы налоговые изъятия составят 45–47% от выручки (см. рисунок).Если предложение Минфина будет принято, сборы по НДПИ увеличатся примерно на 10%, сообщил Интерфакс со ссылкой на свои источники. По данным агентства, на прошлой неделе Минфин прислал свое предложение в Минэнерго, которое запросило реакцию компаний. Источники в двух нефтяных компаниях подтвердили РБК, что получили это предложение. Как сообщил РБК источник в одной из крупных нефтяных компаний, по предварительным подсчетам, корректировка формулы НДПИ обойдется «Роснефти» дополнительно в 200 млрд руб. налогов в год, ЛУКОЙЛу — в 100 млрд. Дополнительные платежи в бюджет могут привести к заморозке новых перспективных проектов, особенно небольших и средних месторождений, в том числе в Восточной Сибири, предупреждает собеседник РБК.Новая формула может ударить и по зрелым месторождениям Западной Сибири, где и так сокращается добыча, и по нефтепереработке, считает директор Small Letters Виталий Крюков: снизится маржа НПЗ, что поставит крест на их модернизации. Крюков сомневается, что это предложение пройдет. Лоббисты нефтяных компаний во главе с президентом «Роснефти» Игорем Сечиным постараются донести до президента губительные последствия дальнейшего изменения налоговой системы для отрасли. Ведь с падением добычи нефти снизится и налоговая база для государства. К тому же попытка изменить налоговое законодательство со стороны фискальных органов идет вразрез с обещаниями президента, что в ближайшие годы налоговую систему для отрасли менять не будут, напоминает источник в крупной нефтяной компании.http://top.rbc.ru/business/20/09/2015/55fee7e59a79476fcd4e981221.09.2015Для закрытия дыр в дефицитном бюджете правительство хочет использовать "девальвационные" доходы нефтяников. Минфин предлагает повысить НДПИ и экспортную пошлину, изъяв у компаний дополнительную маржу, которую они получили из-за падения курса рубля. В результате бюджет получит 400-500 млрд руб. дополнительных доходов в год, что позволит сохранить часть резервов до 2019 года. Для нефтяников такой рост налогов может вылиться в сокращение инвестиций примерно на 20%Минфин на днях неожиданно предложил существенно увеличить налоговую нагрузку на нефтяную отрасль, повысив ключевой налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и экспортную пошлину на нефть, рассказали "Ъ" источники, знакомые с ситуацией. Эта идея была высказана на совещании у премьера Дмитрия Медведева 18 сентября. Речь идет о том, чтобы при расчете ставок НДПИ и пошлины применять к одному из параметров формул — вычету (минимальному необлагаемому налогом уровню цены на нефть) — не текущий курс рубля к доллару, а некий условный курс. Так, в 2016 году предлагается применять средний курс 2014 года, индексированный на инфляцию 2015 года,— 43,8 руб. за доллар. В дальнейшем курс индексируют на прогнозную инфляцию предыдущего года: в 2017 году он составит 47,1 руб., а в 2018 году — 49,8 руб. за доллар. Это значительно ниже реального прогнозного курса Минфина на 2016-2018 годы, который составляет соответственно 63,5 руб., 64,8 руб. и 65,8 руб. за доллар. Поскольку к вычету ($15 за баррель) применяется более низкий курс рубля, чем к прочим компонентам формулы, реальная рублевая ставка НДПИ и пошлины вырастет. Это принесет федеральному бюджету, по оценке Минфина, дополнительно 609 млрд руб., 525 млрд руб. и 476 млрд руб. в 2016-2018 годах соответственно (см. график). Но снизятся поступления налога на прибыль от нефтяников, что в основном ударит по региональным бюджетам.Суть вычета в том, что он отражает себестоимость добычи нефти на действующих месторождениях.По логике Минфина девальвация рубля в конце 2014 года создала комфортные условия для нефтекомпаний: их налоги существенно снизились, а рублевые расходы на поддержание добычи мало изменились. Так, во втором квартале вычет в рублевом выражении составлял 790 руб. на тонну, тогда как себестоимость добычи осталась на уровне 440 руб. В итоге фактически нефтекомпании РФ сейчас чувствуют себя с точки зрения налоговой нагрузки лучше, чем при цене нефти $90 за баррель. Поэтому Минфин, который активно ищет источники покрытия дефицита бюджета, предлагает изъять часть маржи, сформировавшейся из-за девальвации. Дополнительные 400-500 млрд руб. нетто-доходов бюджета в год позволят министерству сохранить хотя бы часть средств Резервного фонда и ФНБ, иначе все резервы могут быть исчерпаны уже к 2018 году.По расчетам "Ъ" в результате налоговая нагрузка по НДПИ и экспортной пошлине "Роснефти" вырастет в 2016 году на 250 млрд руб., ЛУКОЙЛа — на 98 млрд руб., "Сургутнефтегаза" — на 72 млрд руб., "Газпром нефти" — на 54 млрд руб. EBITDA нефтяников может снизиться на 17-20%, что приведет к эквивалентному снижению инвестиций (собеседники "Ъ" в отрасли оценивают возможное сокращение капвложений на 20-25%). Поскольку вырастет как НДПИ, так и пошлина, эффект на внутренние цены нефтепродуктов должен оказаться нейтральным. В Минфине, Минэнерго и компаниях отказались от комментариев.Идея Минфина противоречит как тренду последних десяти лет, так и планам ведомства: еще в июне министр Антон Силуанов говорил, что в ближайшие три года налоговая нагрузка на бизнес расти не должна. Налоги на нефтяную отрасль с 2006 года снижались как за счет роста вычета (он увеличился с $8 до $15 за баррель), так и за счет льгот по НДПИ и экспортной пошлине для отдельных месторождений. Более того, нефтяники в последние годы говорили о необходимости дальнейшего снижения налогов, чтобы поддержать добычу. "Ситуация понятна: бюджету очень нужны деньги, а, кроме нефтянки, взять их негде",— констатирует один из собеседников "Ъ". А поскольку вопрос бюджета в текущей ситуации является острополитическим, то громких протестов от нефтяников не будет, считают источники "Ъ". "Тяжелее всего придется "Роснефти", потому что у нее довольно большой валютный долг",— добавляет один из них. Собеседник "Ъ", близкий к "Роснефти", признал, что рост налогов может "существенно" сказаться на компании: возможно, ей придется отменить или отложить ряд проектов. Обсуждение предложения Минфина продлится как минимум до конца октября.http://www.kommersant.ru/doc/281481020.09.2015Цена нефти в 2016 году может опуститься до $30 за баррель, расходы надо сокращать за счет госслужащих и пенсионеров, а доходы повышать за счет нефтяников. С такой повесткой правительство во вторник пойдет к президентуГотовимся к $30–35, считаем из $50Самый негативный сценарий падения нефтяных цен в 2016 году, который сейчас обсуждается в Белом доме, составляет $30–35 за баррель. Министр финансов Антон Силуанов 11 сентября на совеща​​нии у премьер-министра Дмитрия Медведева предложил подготовить стресс-сценарий макропрогноза на 2016 год исходя из этих цифр, рассказали РБК два высокопоставленных правительственных чиновника. По их словам, на том же совещании назывались и другие оценки: по версии министра экономики Алексея Улюкаева, негативный сценарий — не ниже $40 за баррель (представитель Минэкономразвития подтвердил это РБК), по версии представителя ЦБ — $35 за баррель. (В тот же день, 11 сентября, ЦБ опубликовал официальный прогноз, где указано, что «рисковый сценарий — сохранение среднегодового уровня цены на нефть ниже $40 за баррель в 2016–2018 годах»; представитель ЦБ объяснил на совещании, что банк делал стресс-тест исходя из $35, но не стал называть цифру, чтобы «не пугать народ», говорит собеседник РБК).На совещании премьер-министр согласился с необходимостью делать стрессовый сценарий исходя из $35–40 за баррель. Причем на совещании говорили, что этот вариант имеет все шансы сбыться, продолжает источник РБК. Напомним, что в сентябре 2014 года Минэкономразвития предложило ориентироваться в 2015 году на негативный сценарий — $91 за баррель и курс доллара 40 руб. В середине нынешнего года этот сценарий из стрессового превратился в фантастический.Раздеть нефтяниковБазовый сценарий, исходя из которого нужно считать бюджет, у двух основных министерств тоже различается: Минэкономразвития считает, что в 2016 году среднегодовая цена нефти будет $50 за баррель, Минфин — что $45 за баррель.На совещании у премьер-министра министр Силуанов назвал два приоритета бюджетной политики, говорит собеседник РБК: это сохранение к концу 2018 года в резервном фонде не менее 2 трлн руб. и сокращение бюджетного дефицита на 1 п.п. ВВП в год. В 2016 году дефицит должен составить 2,8–2,9%, расходы в реальном выражении — сохраниться на уровне 2015 года и составить 15,2 трлн руб.Это отличается от того, что сейчас записано в основных направлениях бюджетной политики (ОНБП, приняты в июне): там предусмотрен рост бюджетных расходов в 2016 году на 700 млрд руб. до 15,9 трлн руб. и дефицит в 2,4% ВВП. Дефицит предлагалось закрыть 1 трлн руб. из резервного фонда. В июне правительство согласилось, что резервный фонд будет почти опустошен к концу 2018 года.Поскольку приоритеты изменились (фонд не трогать), Минфин предлагает взять деньги у нефтяников. Бюджетное правило, которое мешало это сделать (сперва пришлось бы потратить резервы) на 2016 год будет отменено — на прошлой неделе правительство внесло в Госдуму соответствующий законопроект. Предлагается изменить формулу расчета НДПИ в пользу государства так, чтобы допдоходы бюджета в 2016 году составили 609 млрд руб.Прогноз Минэкономразвития на 2016 годВВП: +0,8%Курс доллара: 63–63,7 руб./$Инфляция декабрь к декабрю: 6,8%Реальные зарплаты: +0,1%Розничный товарооборот: +0,7%Инвестиции: -1,5%В том числе инвестиции частного сектора: -1%При нынешней системе расчета налога государство забирает в виде НДПИ и экспортной пошлины от 35% при низких ценах на нефть (ниже $40 за баррель) до 48% (выше $110) выручки, следует из материалов Минфина. В случае корректировки формулы налоговые изъятия составят 45–47% от выручки при любой цене на нефть. О своих планах Минфин доложил премьер-министру на совещании 11 сентября и уведомил нефтяные компании 18 сентябряПорезать госслужащихУтвержденное в июне сокращение расходов Минфин предлагает продолжить. Вариантов нового секвестра на 700 млрд руб. есть два.Основной вариант — сокращение индексации страховой пенсии в 2016 году до 4–4,5% вместо положенной по закону о пенсиях индексации на инфляцию пред​ыдущего года (сейчас прогноз декабрь-2014 к декабрю-2015 — 12,2%). Это предложение Минфин пытается провести через правительство с весны. Социальный блок правительства отказывается по этому вопросу договариваться даже о компромиссах. Министр Улюкаев 18 сентября сообщил, что считает разумным предложение Минфина индексировать пенсии в 2016 году на 4%, и заявил, что поддержал бы это решение в текущих экономических условиях. «Другого выхода не видит и премьер-министр», — говорит собеседник РБК.Если основной вариант не пройдет, Минфин предлагает провести новое линейное сокращение расходов на 10% (порезать все, кроме защищенных статей). По расчетам министерства, 1% сокращения расходов дает около 70 млрд руб.Свои предложения по прогнозу и бюджету правительство собирается доложить президенту Владимиру Путину 22 сентября. Пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова сказала РБК, что «работа над бюджетом продолжается, потому пока без комментариев». Представитель Минэкономразвития сообщил, что прогноз будет дорабатываться после принятия окончательных решений по индексации пенсий, зарплат и тарифов. Представитель Минфина от комментариев отказался. http://top.rbc.ru/economics/20/09/2015/55febc7d9a7947604b8d3ff407.08.2015Sberbank CIB оценил вклад экспортеров в новое ослабление рубля Для выплаты дивидендов экспортеры продали в два раза меньше валюты, чем ожидалось. В результате в совокупности с падением нефтяных цен дивидендный сезон не смог оказать рублю поддержкиhttp://top.rbc.ru/money/07/08/2015/55c4894f9a7947cd63cfe8e027.05.2015На радость акционерам: как выплаты дивидендов повлияют на курс рубля В этом году российские компании выплатят 875 млрд руб. дивидендов. Это приведет к временному снижению курса доллара, а затем рубль опять упадет, прогнозирует Sberbank CIBhttp://top.rbc.ru/money/27/05/2015/55656f899a79470d06e12088- - - - - - -http://www.sberbank-cib.ru/- - - - - - -Начало "Момента Истины" для российской нефтянки:i/ В отличие от зарубежных частных нефтяных компаний, которые выживали в одиночку, всю нефтяную отрасль РФ поддерживало государство.ii/ Благодаря господдержке (девальвация) в РФ образовалась настоящая нефтяная аномалия: при падении цен на нефть Добыча нефти в РФ в январе-августе 2015 года выросла на 1,3%iii/ Девальвация и рост доходов привели к тому, что топ-менеждеры нефтяных компаний стали планировать рост добычи и даже угрожать ОПЕК нефтяным потопом.Напрямую встал вопрос о пределах девальвационной гонки, на которую рассчитывали топ-менеждеры нефтяных компаний в своих надеждах на перманентную, безусловную и благую "невидимую руку" государства. 10 Сентябрь 2015 Доклад Сечина на конференции в Сингапуре 06-07.09.2015 http://iv-g.livejournal.com/1228486.html 08 Сентябрь 2015 Считалочки: рубль-доллар http://iv-g.livejournal.com/1227296.html iv/ Мною показана еще в начале 2014 г. следующие зависимости для российской нефтянки13 Январь 2015 iv_g: О нефтедобыче в России по официальным данным http://iv-g.livejournal.com/1139959.html Рисунки из "Анализ некоторых показателей нефтедобычи в России 2000-2013 годов" // Журнал «Нефтегазовое дело», 2014, №2, С.178-187.https://img-fotki.yandex.ru/get/15595/81634935.f4/0_b74a5_51575131_XLСитуация с конца 2014 по 2015 выбивалась из этой закономерности, благодаря сверхдоходам от девальвации.v/ Снижение добычи в РФ должно быть и эти цифры можно получить при детальном анализе отчетов нефтяных компаний

08 сентября 2015, 21:26

Какой планшет предложит Amazon за $50?

Американская Amazon, владеющая крупнейшим в мире одноименным онлайн-сервисом по продаже товаров и услуг, планирует выпустить планшет, стоимость которого не превысит $50. Такой информацией с изданием The Wall Street Journal поделились анонимные источники.

08 сентября 2015, 19:30

Корженевский: как жить без бюджетного правила

На прошлой неделе стало известно, что правительство далее будет планировать финансы не на три, а лишь на один год вперед. Сегодня все обсуждают отмену так называемого бюджетного правила. Об этом рассуждает экономический обозреватель Николай Корженевский.

02 сентября 2015, 20:16

ИГОРЬ СЕЧИН: РАЗУМНОЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

Максим КалашниковИГОРЬ СЕЧИН: РАЗУМНОЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕПравительство делает все, чтобы в РФ разразился дефицит бензина и погибла нефтепереработка. Но кто остановит эту «пятую колонну»? Глава «Роснефти» Игорь Сечин предупредил руководство РФ, что в результате редкостного по либеральному идиотизму «налогового маневра» страна может получить дефицит бензина в 2017 году. Что ж, предупреждение верное: Партия дела трубила об этом еще в 2014-м. Теперь приходит расплата. Но Минфин РФ готовится нанести новый удар по переработке нефти. Кто остановит эту операцию по подрыву страны изнутри? ПОСЛЕДСТВИЯ ОТКРОВЕННОГО САБОТАЖА«…В письме Путину, направленном 15 июля (РБК ознакомился с его копией), Сечин сетует на губительные, по его мнению, для российской нефтепереработки последствия действующего с 1 января 2015 года налогового маневра и просит Путина поддержать отрасль новыми льготами. Президент «Роснефти» констатирует убыток или, по крайней мере, «резкое падение доходности» в первом квартале 2015 года по ряду НПЗ.По словам топ-менеджера, если не ввести дополнительные льготы, Россия может столкнуться с дефицитом бензина на внутреннем рынке до 5 млн т в год к 2017 году при сохранении нынешнего уровня потребления. Привести к таким последствиям, как следует из письма Сечина, может полная остановка проектов модернизации НПЗ крупных нефтяных компаний либо их существенное затягивание…»http://top.rbc.ru/business/04/08/2015/55c0d4099a7947d330e914beИтак, в чем смысл пресловутого «налогового маневра», который Партия дела во главе с Константином Бабкиным считает откровенным вредительством врагов народа? В том, что экспортная пошлина на вывоз сырой нефти из РФ снижается с 59% до 30%. Но зато повышается проклятый налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) – с 493 до 959 рублей за тонну. Мы говорили, что тем самым правительство Медведева (руками Минфина) наносит удар производителям РФ (да и всей стране) ниже пояса. Почему? Такой «маневр» стимулирует не переработку нефти внутри страны, а ее усиленный вывоз на Запад и в КНР. То есть, усиливается уязвимый, сырьевой характер экономики РФ, ее колониальность. Во-вторых, увеличение НДПИ означает удорожание топлива на внутреннем рынке, ибо теперь не иностранный покупатель платит за риоретение русских углеводородов (через таможенные пошлины), а собственно русские. Что означает удорожание горючего в РФ? Удар по производительному сектору, транспорту, торговле, ЖКХ, по бюджетам всех уровней и по карманам граждан. Более того, такой «маневр» ведет к закрытию ряда мощностей по переработке нефти в РФ, что усугубляет сырьевой статус страны. Об этом предупреждали специалисты на специальном круглом столе в Торгово-промышленной палате РФ в декабре 2014 года.https://youtu.be/LtTETIwvBjEМы тогда настаивали на нашей альтернативе.Первое: упразднить НДПИ и акцизы на топливо, взамен подняв вывозные пошлины на СЫРУЮ нефть и отменив возврат НДС за ее экспорт. Для этого, если надо, выйти из ВТО. Смысл всего – стимулировать полную и глубокую переработку нефти в стране, поощрить экспорт готовых изделий из нефти, снизить цену горючего в самой РФ – и тем стимулировать развитие реального сектора, агропрома. Второе: осуществить настоящий налоговый маневр – ввести прогрессивную ставку обложения личных доходов при одновременном снижении налогов на предприятия. Тем самым мы дестимулируем показное сверхпотребление топ-менеджеров и акционеров и в «нефтянке», и в остальных отраслях. Время блестяще подтвердило нашу правоту. И то, что И.Сечин теперь рисует те же последствия вредительского «налогового маневра», укрепляет нашу решимость добиваться своего. Теперь Сечин настаивает на льготных ставках по кредитам на перевооружение нефтеочистительных заводов, на льготах для глубокой переработке «черного золота». Но здесь его вряд ли ждет успех, пока во главе Центробанка стоит Набиулина, Минфина – Силуанов, а Минэкономики – Улюкаев. Ибо это – одна «банда монетаристов-неолибералов». НОВЫЙ УДАР При этом Минфин внес законопроект о введении нового налога на нефтяников: на добавленный доход (НДД). Ставка сего НДД составит 70%. Налоговая база будет определяться расчетной выручкой от добычи сырья за вычеом расчетных транспортных затрат, экспортной пошлины и НДПИ, а также фактических операционных расходов и капитальных вложений. При этом НДД начинает взиматься только тогда, когда окупятся все затраты компании плюс она получит фиксированную доходность по денежному потоку в размере 6%. Введение НДД предусматривает ОДНОВРЕМЕННОЕ сохранение экспортной пошлины на нефть, налога на прибыль и НДПИ.Таким образом, у нефтяников будет отбираться буквально все. Могу побиться об заклад: «расчетные» капитальные вложения, свободные от НДД, окажутся намного меньше необходимых. Минфин ради пополнения дырявого бюджета станет драть с ТЭКа третью шкуру. Народу это подадут так: все равно манагеры и акционеры компаний роскошествут – так отберем у них деньги. В реальности это приведет лишь к одному: к тому, что НДД, сложившись с НДПИ и акцизами, еще больше раздует цены на топливо в РФ, удушая реальный сектор экономики и вызывая инфляцию издержек. При этом новых НПЗ в РФ не появится: это обеспечит прежний «налоговый маневр», недоступность кредитов для строительства заводов и высасывание собственных средств нефтекомпаний Минфином. Нет, чтобы предложить Кремлю отказаться от проведения архидорогого ЧМ-2018 по футболу и универсиды-2019 – Минфин норовит зарезать единственную «дойную корову» бюджета, ТЭК. Что в итоге? К столетию начала Смуты-1917 (в 2017-м) страна получит нехватку топлива, необходимость импортировать его, крах промышленности, аграриев, городских хозяйств, рекордный спад экономики – и новую смуту. Делается все, чтобы РФ рухнула в ходе новой Холодной войны с Западом, чтобы народ взорвался и вышел на площади. Интересно, этого добиваются господа из Минфина? Вместе с Центробанком? И Минэкономики? ПРОЗАПАДНЫЙ ПЕРЕВОРОТ В РФ НА «МЕДЛЕННОМ ОГНЕ»Считаю, что Минфин РФ, Минэкономики (правительство Медведева) вместе с Центробанком играют на взрыв страны изнутри и на свержение Путина. Причем очень умело. В глаза ВВП они глядят преданно, едят глазами начальство, божатся в безграничной преданности, а на деле медленно и верно подрывают экономику страны. Именно ползуче, небыстро, но систематически. Так лягушку, посадив в горшок с водой комнатной температуры, варят на медленном огне. Она привыкает-привыкает – а потом вода закипает, и лягушенция гибнет. Теперь в роли квакушки – Владимир Путин и его силовики. Потому что поспорить могу: в случае переворота и появления какого-нибудь президента Навалоходорковского все нынешние руководители Минфина, Минэкономики и ЦБ РФ останутся на своих местах. Они же с Кудриным и Грефом – из одного монетаристского, прозападного клана, созданного Гайдаром и Чубайсом («отцами-основателями»). Покойный-то Гайдар в свое премьерство все время в посольство США бегал. А Чубайс работал в теснейшем контакте с американцами. Вплоть до Ларри Саммерса, замглавы минфина США. Надеюсь, глава «Роснефти» понимает, кого задевает. В этом конфликте Партия дела будет на стороне нефтяников. Хотя мы –партия несырьевой индустрии и агропромышленников, тут наши интересы сходятся. Ибо Партии дела необходимы и низкие цены на горючее, и как можно более глубокая переработка нефти внутри страны. Нам выгодно, чтобы нефтяные компании заказывали технику нашим машиностроительным заводам. Нам выгодно, чтобы аграрии получили дешевое горючее. Нам хорошо, если по мере удешевления топлива и электричества станут падать издержки наших машиностроительных заводов. Да и транспортные затраты перестанут пухнуть, как на дрожжах. В идеале сегодня нужно добиться решительной чистки Центробанка и правительства РФ от монетаристов и «гайдаро-чубо-либералов». Но это – отдельная тема. Пока же нужно выступать единым фронтом против истинных саботажников и пятой колонны, на фоне коей Навальный и Касьянов – просто детский сад. Такая чистка возымеет эффект «спускового крючка». ...

13 июля 2015, 10:42

Нефть

Разговаривал со знакомым нефтяником из компании входящей в "Роснефть"- Ну, что крадёте, как во все времена?(Ранее, до поглощения Роснефтью, компания, где он работает принадлежала ТНК-BP)- Ага. Даже больше. Тупо гоним нефть на Запад под видом мазута.- А, по переработке?- Тоже объёмы и глубина переработки падают на глазах, вместо высокооктанового топлива гоним на Запад БГС (прямогонный бензин) из-за более низкой вывозной пошлины. Такое впечатление, что опять в 90-е вернулись. Похоже, что люди тупо хотят украсть сколько смогут и соскочить.Вот такое мнение, которое, собственно, если поразмыслить, больше касается не нефти, а "ближнего круга". И не доверять которому у меня нет оснований, особенно с учётом того, что происходит в Правительстве РФ:Ранее правительство предполагало, что с 2015 года нефтяники будут платить экспортную пошлину на мазут в размере 100% от нефтяной ставки (сейчас на нефть платится около $385 за тонну, а на мазут -- 66% от этой суммы). Теперь Минэнерго настаивает на плавном повышении пошлины: с 2015 года -- 80%, с 2016 года -- 90%, с 2017 года -- 100%, объясняя это тем, что при уплате 100% уже с 2015 года маржа переработки на НПЗ с высоким выходом мазута может стать отрицательной, а производство бензинов сократится на 1-4 млн тонн.Об этом Минэнерго и Минфин договорились в конце июня на совместном совещании с "Роснефтью", которая опасалась, что может больше всего пострадать от роста пошлины на мазут.

17 января 2015, 08:18

Как быстро выйти из кризиса

От редакции. Мы публикуем полную версию статьи нашего автора Михаила Юрьева, напечатанной на днях в «Известиях». Ещё более расширенная версия будет опубликована в ближайшем выпуске альманаха «Однако» – с учётом мнений и вопросов, которые выскажут автору наши читатели по ходу обсуждения. Сейчас, а я пишу эту статью в начале января 2015 года, рассуждать о том, что делать с нашей экономикой, стало гораздо легче, чем год назад. Потому что многое стало явным практически всем: что либеральная модель а-ля рюс не работает, что Запад твёрдо решил нас удушить, отсюда и фокусы на нефтяных и валютных рынках, и что поэтому модель экономики надо менять быстро и глубоко. Всё это никому теперь не надо доказывать. Но также фактом является то, что в плане экономики мы ничего полезного не сделали за последние 14 тучных лет (тем более за 90-е), так сказать, «лето красное пропели», и времени у нас в обрез. Точнее: и власть сделала не так уж мало полезного, и ещё больше сам бизнес в части создания материальных и нематериальных инфраструктур и норм поведения ― никто вредительством не занимался (точнее, почти никто). Но всего этого категорически недостаточно. Поэтому теперь, поскольку иронизировать «так поди же, попляши!» мы не можем ― это ведь наша собственная страна и жизнь, – мы вынуждены придумывать форсированные варианты выхода из кризиса, прекрасно понимая, что здесь, как в технике, форсированный двигатель всегда хуже штатного. Но времени, увы, нет. И это очень плохо, потому что большинство наших проблем носит не макро- и даже не микроэкономический характер, а институциональный, а менять институты не может быть быстрым делом по самой природе человеческого социума. Значит, нужно реализовывать стратегии, дающие ограниченный, но быстрый результат, позволяющий выскочить из удавки Запада и дающий время на передышку. Её, впрочем, надо будет императивно использовать на проведение институциональных реформ, потому что если мы и её «пропоём», то уж точно плясать придётся. Другой ограничительной рамкой является политическая: нельзя допускать резкого ухудшения благосостояния граждан, а если в каких-то аспектах это неизбежно, то в других должно иметь место явно заметное улучшение. Потому что, хотя рейтинг Путина вроде и высок (впрочем, именно Путина, а не власти в целом) и оранжевые угрозы осознанны и санированы, власть ещё довольно слаба, и не надо её испытывать на прочность экономическими стресс-тестами. Валютное регулирование Самое первое, что надо сделать, ― это сразу и одномоментно ввести мягкое валютное регулирование. Что это означает? Все субъекты ― и юридические лица, и физлица-предприниматели, и просто частные лица ― лишаются права иметь валютные счета, а также приобретать наличную валюту. 100% валютной выручки экспортёров должно быть продано на рынке в течение небольшого времени (детали определит ЦБ), во время которого она блокирована и не может быть использована. Займы банков клиентам и другим банкам в валюте запрещаются, в том числе зарубежным. Всем субъектам экономики, в том числе банкам, запрещается извлекать доходы за счёт спекуляций валютой. Любые сделки в иностранной валюте запрещаются. Ценники в рознице и записи в договорах в валюте, у.е., а также в рублях с индексацией по курсу валют запрещаются. Ввоз в страну наличной валюты запрещается, в том числе иностранцам, если кто-то везёт, продает её здесь же прямо в аэропорту/на вокзале или в пункте перехода. Вывоз наличной валюты, как и её переводы через «Вестерн юнион» и аналогичные компании, также запрещается. Продажа частными лицами валюты запрещается, но наказываться нарушитель должен не тюрьмой, а штрафом (в случае мигрантов ещё и депортацией) ― не надо криминализировать и коррумпировать этот процесс. Всё это без каких-либо исключений, то есть как сейчас акцизы, по которым, напоминаю, институт льгот в принципе не предусмотрен. Займы за рубежом также запрещаются, но здесь могут быть исключения по странам, но не по заёмщикам (то есть можно разрешить занимать, например, в Китае, но нельзя разрешить занимать за рубежом только, например, «Газпрому»). Почти такая же ситуация с инвестициями за рубеж. Этот запрет также не должен быть абсолютным, но не только по странам, но и по компаниям ― в интересах государства вполне возможно, чтобы кто-то типа «Газпрома» или «Роснефти» проинвестировал в одну из европейских стран, это может быть частью важной закулисной политической договорённости. А про остальных печалиться не надо, что им не разрешат инвестиции на Запад, и не потому только, что не будет утечки капитала, но и потому, что наши бледнолицые братья всё равно с высокой вероятностью всё отнимут. С другой стороны, если компании или предпринимателю надо что-то купить за рубежом, оплатить какую-либо услугу или выплатить проценты либо тело по взятому ранее за рубежом кредиту, они свободно приобретают на рынке валюту для этого, ни у кого не спрашивая разрешения (ЦБ отрегулирует вопрос с выплатами по валютным кредитам внутри страны). Но режим счёта, на который она оседает, транзитный, после небольшого времени, если она не проплачена оттуда, она принудительно продаётся Центральным банком, а владелец счёта штрафуется пропорционально количеству валюты ― первый раз необременительно, далее серьёзно. Компания несёт ответственность, включая уголовную, за нецелевое по сравнению с декларированным использование этой валюты, притом не только должностные лица, но и конечные бенефициары. Если же компания не раскрыла конечных бенефициаров, ей просто не разрешается законом приобретать валюту. Самый естественный способ проконтролировать это ― ввести лицензирование импортных операций и не давать лицензий без этого, в США стопроцентно сделали бы именно так. Я бы, однако, не стал у нас это вводить ― и так регулирования выше крыши, а просто поручил бы Финмониторингу бдеть. Они работают серьёзно, крупные утечки точно предотвратят. Далее, если гражданин едет за границу ― нет проблем, езжай, твоя рублёвая кредитная карточка всё оплатит, даже снятие наличных в тамошних банкоматах (в рамках разумного лимита, разумеется). В общем, и для компаний, и для людей: оплачивать в валюте что угодно за рубежом или для импорта ― пожалуйста, копить в валюте ― обойдётесь. Отдельный вопрос ― покупка валюты для репатриации прибыли иностранными инвесторами. Для прямых инвесторов, уже совершивших капитальные вложения в постройку/перевооружение объектов реального сектора, надо проводить юридический анализ ― будет ли являться запрет приобретения валюты для репатриации основанием для выигрыша ими иска в суде о компенсации ущерба вследствие изменений правил игры. Да и не факт, что стоит так уж дестимулировать прямых инвесторов, хотя в основном это, конечно, сборочные и смесевые производства. Наилучшим способом мне представляется принятие документа, в соответствии с которым репатриация прибыли в валюте (точнее, не она, а само приобретение валюты для этого) для таких предприятий, прямо по прилагаемому списку, временно замораживается на период действия экономических санкций со стороны соответствующих стран. Как говорит Франция о передаче «Мистралей», мы не против, но пока не сложились условия. То есть будут отменены санкции ― получите право репатриировать прибыль и соответственно купить валюту для этого, в том числе и за прошедший период. Кстати, я бы так же поступил и с корпоративными долгами зарубежным кредиторам ― заморозил бы их до «сложения условий». А чтобы не обвалили курс единовременными большими покупками, когда условия сложатся, продавать им её для этого не на рынке, а по рыночному курсу через банк-агент правительства, каковым у нас является ВЭБ, которому её продаст ЦБ. Только для таких предприятий надо очень внимательно следить за тем, чтобы они не прятали прибыль в лицензионные платежи головной компании и/или покупку у неё компонентов или услуг по заведомо завышенным ценам. За этим и без введения валютного регулирования надо следить, это и сейчас необходимо, потому что кроме утечки валюты (что сейчас разрешено) ещё и незаконно падает налогооблагаемая база. На это есть Финмониторинг, который, судя по ряду косвенных признаков, вполне нормально работает, но явно недогружен серьёзными государственными задачами. Следует, однако, помнить, что коль скоро это будет привязано к отмене санкций, то понятно, что здесь речь идёт о предприятиях из западных стран, ну и из офшоров, хотя там бенефициары не столько западные, сколько наши ― ну так решение о деофшоризации уже принято. А китайские, например, предприятия никак пострадать не должны, как и предприятия из других стран БРИКС. Хотя со временем, не особо уже спеша, нужно будет проработать новый здравый порядок взаимной репатриации прибыли с этими странами: почему индийское предприятие в России должно репатриировать прибыль в долларах США, если российская валюта рубль, а индийская ― рупия? Но всё, что изложено в предыдущем абзаце, касается только прямых инвесторов в реальный сектор. Всем портфельным иностранным инвесторам, всякого рода фондам покупка валюты должна быть запрещена. То есть хочешь входить на российский рынок ― входи, покупай рубли (потому что внутри России сделки не в рублях невозможны), зарабатывай, например, на акциях или бондах (но не на валюте и валютных инструментах!), но только если ты хочешь копить в рублях. Я бы вообще закрыл для них Россию, пользы от них ноль, вреда много, но это требует более радикального пересмотра законодательства, а это время. Для текущих целей достаточно и вышеизложенного. Что касается фондов из незападных стран, этот вопрос надо проработать, но большой проблемой это не будет ― их объёмы невелики. Многие задают вопрос: почему вы называете всё это мягким регулированием? Я здесь использую общепринятую терминологию. Жёстким валютным регулированием называется режим, как в позднем СССР – с монополией внешней торговли государства, множественными валютными курсами, полной неконвертируемостью национальной валюты и т.п. А то, что я здесь описал, со свободой внешнеэкономической деятельности, с ограниченным, но свободным валютным рынком, с внутренней конвертируемостью национальной валюты ― мягким. В США ещё используются термины «контроль над движением товаров» (имеется в виду во внешней торговле) ― для жёсткого, и «контроль над движением капитала» ― для мягкого. Почему я не предлагаю жёсткое валютное регулирование, как многие наши здравые экономисты, точнее, весьма немногие, выжившие после тотальной либеральной зачистки? Я вовсе не считаю его принципиально неприемлемым, но не вижу госаппарата того профессионального качества и честности, который может его осуществить, ― объём государственной работы и возможность злоупотреблений при нём очень велики. А при мягком ― нет, все коммерческие решения принимаются хозяйствующими субъектами. Притом оно вообще очень легко администрируется, опыт всех его элементов у ЦБ есть, времени на подготовку и раскачку нужно минимум (я оцениваю его в два месяца). К тому же я вообще сторонник минимально необходимых воздействий. Где можно без общего наркоза ― лучше обходиться местным, где можно вообще без операции ― лучше обходиться таблетками. Введение жёсткого валютного регулирования всё же сродни ампутации. А мягкое ― это таблетки. Потому что теряют и компании, и люди от введения этого? Да ничего, в сущности, ― импортировать товары и услуги могут, за границу ездить и покупать там могут. Разрешение на всё это спрашивать как не были должны, так и не будут. Есть только чисто психологический аспект, как лет 15–20 назад, когда начали вводить зарплатные карточки: нас заставляют, жаловались многие. А вам-то что? Ну, как же, а если мне наличные нужны? Так идите и снимите. Да, но как-то… В результате все привыкли, никто из получающих зарплату на счёт (а это половина работающих в стране) не считает, что его нагнули и ущемляют, и все деньги снимать в день получки никто не бежит. Так будет и с валютным регулированием. Компании могут сказать нечто чуть более рациональное: мы не знаем, какой курс будет на рынке через полгода, возникают курсовые риски. Так купите хедж, как делает в США любой импортер, например, из Европы. К тому же курс рубля пойдёт сильно вверх, это однозначно просчитывается. Потому что спрос на валюту упадёт (часть нынешних сделок окажутся запрещёнными или невозможными), а предложение вырастет (экспортеры и покупатели валюты не смогут скапливать её на своих счетах). Правда, общий объём приходящей в страну и продаваемой валюты пока падает из-за падения нефтяных цен, ну так и рубль при этих ценах на нефть вырастет не до 30, как раньше, а до 40–42, что, естественно, снижает и импорт, и как следствие покупку валюты. Пока сохраняется нынешняя ублюдочная структура экономики с её сверхзависимостью от нефти, рубль будет неизбежно падать при падении нефтяных цен. Никакое валютное регулирование не может этому воспрепятствовать ― оно лишь обеспечит, чтобы его падение не было неадекватным и чтобы не возникало паники, которой иначе воспользуются для ещё большего его обрушения. А что мы выиграем? Стабилизируется и начнёт расти рубль. Банки начнут все средства тратить на кредитование, потому что альтернативная халява в виде спекуляции валютой закончится, а на чём-то зарабатывать же надо. Прекратится отток капитала, перестанут падать резервы. На самом деле они начнут расти даже при низких нефтяных ценах, потому что в результате введения вышеописанного рубль начнёт укрепляться слишком быстро, что нам сейчас не очень выгодно, а способ предотвращения этого ― покупка валюты Центральным банком. Но всё это свободный рынок, а то, что происходит с нами в последние месяцы, есть результат вовсе не рыночной стихии, а целенаправленной атаки на нас. Притом даже не спекулятивной, с целью заработать, как в своё время Сорос на фунт, а чисто политической атаки наших врагов ― США и их прихвостней (других врагов у нас в мире нет) ― с целью нас уничтожить. Так вот, введение валютного регулирования драматически ограничивает их возможности по атаке на нашу финансовую систему. Нет, обвалить цены на нефть они по-прежнему могут, и нам от этого плохо, но это и для них не «гуд». Потому что, во-первых, саудиты и их коллеги и сами стонут от таких цен, долго они их не выдержат, их бюджет, даже скорректированный под 40-миллиардный дефицит, свёрстан под 80 долларов за баррель, а не под 14 долларов, как в 1986 году. А во-вторых, потому что в отличие от 1986 года США сейчас сами самый большой в мире производитель нефти, больший, чем и Саудовская Аравия, и Россия. Причём нефть там дорогая по себестоимости. А считать, что американские власти могут плевать на интересы собственной нефтяной индустрии и её лобби, ― верх наивности. Да, президент Обама радостно заявляет, что низкие нефтяные цены выгодны США, потому что население меньше платит за бензин, но не сомневаюсь, что ему вскоре всё объяснят. Производители того самого бензина и объяснят. То есть нефтяные цены хороши как недолгая артподготовка, а саму атаку по их стратегии осуществляет финансовый сектор. И вот изложенное выше является укреплением, которое эта атака преодолеть не в силах. Поэтому их пятая колонна в нашей стране, в том числе в правительстве, и заходится таким истошным воем при словах о валютном регулировании. Так что на вопрос, а на какое время его надо вводить, я бы ответил ― навсегда. Но главное не в этом, а в том, о чём речь пойдёт далее. Кредитная эмиссия Если меня попросят назвать одну самую большую проблему российской экономики, я, не задумываясь, назову не административный произвол и коррупцию, не отсутствие адекватной правовой системы, не слабость возникшей на грабеже государства элиты, а нехватку денег в экономике, особенно средних и длинных. Какая разница, как работают органы, если нет крови? Всегда считалось, что для адекватного функционирования коэффициент монетизации должен составлять 80–120% ВВП, но это давно устарело ― в Европе он действительно составляет около 110%, но в Китае почти 200%, а в США под 300% (официально 60%, но у них просто другое соотношение разных агрегатов, при пересчёте с одинаковыми подходами получается около 300%). В России между 40% и 50%. Казалось бы, комментарии излишни, но они всё же нужны. Нехватка денег выражается в России в первую очередь не в увеличении доли бартера в экономике, как это положено по классической теории, а в нехватке кредита. Эта нехватка выражается как в запретительных процентных ставках по нему, так и в очень большой трудности получения кредита всеми предпринимателями и компаниями, кроме самых крупных, даже по этим ставкам. Можно сколько угодно говорить о том, что процентная ставка складывается на конкурентном рынке и отражает у нас тот факт, что хороших заёмщиков мало и давать некому, но бывают рынки продавца, а бывают покупателя. Так вот, наш рынок банковских кредитов ― ярко выраженный рынок продавца, что и позволяет банкам изгаляться над заёмщиками, а не бегать за ними. Когда «вас много, а я одна» ― тогда, конечно, зачем давать кому-либо кроме «Газпрома». Только важно понимать, что у нас это следствие не малого количества банков, а нехватки денег. Притом нехватка кредита приводит и к отсутствию развития бизнеса, и к ограничению спроса на всё, и к ещё одному менее заметному последствию. В условиях нехватки любого ключевого ресурса всегда происходит консолидация. Это значит, что вместо большого количества игроков их оказывается мало, но очень крупных ― у нас так и есть, и это в первую очередь следствие нехватки денег (хотя и административного давления тоже). А это, как любой снижающий конкуренцию фактор, приводит к ограничению развития и к росту цен. Притом высокие ставки, и напрямую их повышают через инфляцию издержек. Так нехватка денег и как её следствие высокие ставки оказываются не анти-, а проинфляционным фактором. Главный аргумент противников увеличения объёмов денежной массы и кредитования ― деньги назавтра окажутся на валютном рынке, с понятными последствиями для курса. Даже весьма серьёзные экономисты утверждают, что раз есть большой отток капитала, то, значит, имеющейся денежной массы вполне достаточно, иначе её оттягивал бы внутренний рынок. Вот окрепнет доверие к национальной валюте и вообще к своей стране, тогда и понадобится больше денег, как в Китае. В принципе, они правы. Но для того, чтобы понять, чего стоит эта правота, представим себе, что официально разрешили грабежи, похищение людей, работорговлю и оборот любых наркотиков. А потом скажут, ну вот, видите, в основном этим и занимаются, а не работой. Ну да, занимаются именно потому, что можно, а перекрой все эти возможности ― и начнут работать. Это, собственно, и произошло при переходе от раннего Средневековья к развитому. Так и в нашем примере: если можно всё обратить в валюту и вывезти из страны, так и будут делать, а перекрой ― и займутся нормальной коммерцией, как-то же зарабатывать надо. Понятно, что корень всего ― малое доверие к своей стране, что совсем неудивительно после 30 лет пораженческой и русофобской пропаганды, в том числе в государственных СМИ и даже из уст должностных людей государства. Ну так если сидеть и ждать, пока это изменится, оно никогда и не изменится. А перекроем нежелательные направления активности, вынудим тем самым работать и зарабатывать в желательных для страны направлениях ― так она от этого усилится во всех смыслах, там и доверие появится. Собственно, так и в упомянутом Китае было, да и сейчас есть ровно так. Поэтому вторым направлением выхода из кризиса, причём главным, является запуск печатного станка. Я специально использую эти резкие слова, иначе их всё равно выскажет кто-то из оппонентов. И их не надо стыдиться, ведь нам всего лишь нужно вернуться к нормальному состоянию денежного обращения. А введённое валютное регулирование не позволит деньгам хлынуть на валютный рынок! Это и есть его главное последствие и назначение. Правда, надо понимать, что часть денег устремится туда даже при невозможности спекулятивных валютных операций ― для законного импорта. И объёмы эти будут велики просто потому, что ввезти что-то и продать интеллектуально и организационно гораздо легче, чем что-то новое произвести и продать (хотя тоже нелегко, не заблуждайтесь). Хотя бы потому, что производство ещё надо создать. Именно поэтому мы считаем производство более высоким родом бизнеса, чем торговлю. Правда, здесь речь идёт о торговле спекулятивной, а гипермаркет или логистический центр ничем от завода принципиально не отличаются. А значительный рост импорта нам не нужен, даже из дружественных стран. Правда, лучший ограничитель импорта ― валютный курс, который, как я уже сказал, 30 рублей за доллар больше не будет, хотя бы потому, что нефтяные цены отскочат, но не до 105 долларов за баррель. Но тем не менее мне представляется, что при включении кредитной эмиссии вложение средств в импорт надо дестимулировать по отношению к вложениям внутри страны ― не сильно, но слегка. Увеличивать пошлины плохо, это дестимулирует импорт исключительно путём подорожания, что не есть хорошо, потому что значительный его объём для нас пока неизбежен, и это разгонит инфляцию. Предлагается не удорожить его, а осложнить путём введения предоплаты предполагаемого налога с прибыли при импорте. Это аналогично тому, что банк при выдаче кредита не увеличит ставку, но поднимет требование к обеспечению ― это ограничит круг заёмщиков, но не приведёт к увеличению издержек. Здесь, видимо, должно быть изъятие для импортирующих средства производства и сырьё по списку товарных групп. Другой способ ― ввести раздельный учёт и разные нормативы для банков в части выдачи потребительских кредитов для приобретения отечественных и импортных товаров (услуг), это надо делать в любом случае. Итак, мы достаточно серьёзно перекроем пути попадания денег на валютный рынок, после чего можно начинать собственно эмиссию. Я считаю, её объём за 2–3 года нужно довести до 30 трлн рублей нарастающим итогом, то есть ещё столько же, сколько есть сейчас, иными словами, довести агрегат М2 денежной массы до 60 трлн рублей. Если бы это было сделано в одночасье сейчас (то есть не учитывая возможное изменение ВВП и дефляторы), это всё равно было бы в процентах к ВВП ниже, чем в Европе. Тем не менее, тут надо проявлять осторожность, и на первые полгода-год я бы установил лимит 10–15 трлн. Происходить это должно так: ЦБ выдаёт всем желающим банкам (вариант ― всем из первых двух сотен официального рейтинга или с каким-то иным формальным ограничением списка) кредиты в размере, привязанном к величине капитала либо активов (например, два капитала, или четверть активов, по отчётности последнего квартала). Главное, чтобы ни в ЦБ, ни в правительстве не определяли на персональном уровне, кому сколько дать. Придётся, естественно, пересмотреть ряд нормативов ЦБ, например, достаточности капитала, чтобы это не входило в противоречие. Принципиально важно, что они должны выдаваться не под залог ликвидных активов, как у нас было всегда, и даже не под залог выданных кредитов, как начали сейчас, а просто под баланс банка ― контроль над банковской системой у нас достаточно профессиональный, чтобы не допустить масштабных злоупотреблений. Кредиты должны выдаваться на срок 3–10 лет, возможно, по нормативу: такой-то процент от общей суммы ― на 3 года, такой-то ― на 5 лет, такой-то ― на 10 лет, естественно, с правом досрочного погашения без штрафов. Но непременно с платежами, начиная с первого года, хотя бы по процентам, иначе банки будут рассматривать это как халяву. Процентная ставка должна находиться в диапазоне 3–4%, возможно, с дифференциацией по сроку, а возможно, и по некоторым формальным параметрам банка-заёмщика, определяющим его надежность. Важно, однако, не создавать ни малейших преференций «госбанкам» ― Сбербанку, ВТБ, ВЭБу и Россельхозбанку. Они и так занимают несуразно большое место в нашей банковской системе, выпивая из неё буквально все соки (притом никакой их вины в том нет ― это объективная ситуация), и хорошо бы как раз использовать предполагающиеся изменения для естественного снижения их места на рынке, которое, впрочем, всё равно останется большим. ЦБ также должен будет определить порядок переходного периода, а именно: что делать с уже действующими депозитными и кредитными договорами, особенно ипотечными, где ставка сильно выше, потому что как результат кредитной эмиссии такого масштаба и с такими параметрами рынок процентных ставок найдёт новое равновесие в области 5–7%. Можно вначале и регулировать маржу, скажем, 2,0–2,5%, но ненадолго ― не более года, потом сама уравновесится. Денег станет много, конкуренция за заёмщика возрастёт, это будет рынок покупателя. По обеспеченности кредитов со стороны заёмщика ЦБ тоже придётся несколько снизить требования, не доводя это конечно до абсурда, ― главным образом, это должно касаться нормативов проектного финансирования и кредитования стартапов, за последние государство может и принять на себя часть ответственности. Один процесс точно пойдёт естественным путём ― взятие кредитов для замещения уже взятых под более высокую ставку. Ему не надо мешать, наоборот, он полезен для экономики, потому что деньги в размере тела кредита всё равно останутся в обороте. Наверное, вначале ЦБ должен будет также на небольшое время ввести нормативы распределения полученных от него банками средств между кредитованием бизнеса, ипотеки и остальных видов кредитования физлиц (потребительское кредитование, нецелевое кредитование и т.п.). При этом потребительское кредитование любых импортных товаров и услуг должно быть как сильно ограничено прямыми нормативами, так и стать очень дорогим через нормы резервирования. Вызовет ли это всплеск инфляции, как утверждают либералы (впрочем, исключительно наши ― американские только так и борются с кризисами)? Думается, нет; если и будет, то небольшой. Потому что та часть, которая пойдёт на кредитование бизнеса, а она, на мой взгляд, должна составлять не менее 70–75%, является инфляционно малоопасной, как любые капитальные вложения. Зато не будет инфляции издержек, себестоимость всего в стране понизится за счёт существенного снижения платежей по кредитам (это не гарантирует снижения цен, но это антиинфляционная мера). Плюс к тому сразу начнёт сильно расти круг хозяйствующих субъектов, особенно как результат этой меры и ещё нижеописанных, а это ― увеличение конкуренции. Ну и, наконец, анализ показывает, что в прошлом (первая половина 90-х) эмиссия приводила к гиперинфляции в большой степени через попадание значительной её части на валютный рынок, обвальное падение рубля и, соответственно, удорожание импорта, а это мы перекрываем. А вот положительный эффект будет ошеломляющим, это многократно бывало в истории, так что гадать не надо. Тут как с витаминами: если у вас витамина достаточно или даже не хватает, но чуть-чуть, то от того, что вы его начнёте принимать, ярко выраженного эффекта не будет. Но вот если у вас критический авитаминоз… Если человеку с цингой в последней стадии дать витамин С, то лежащий при смерти встанет и пойдёт, а через пару дней побежит. Нет причин полагать, что наша экономика прореагирует иначе. Экономическая свобода Зададимся вопросом: есть ли у населения России экономическая свобода? Вроде странный вопрос: частное предпринимательство разрешено, почему же нет? Но старый советский принцип «Я имею право? – Да, имеете. – Так я могу? – Нет, не можете» никто не отменял. Если каким-то образом измерить трудности начала нового бизнеса в России (не регистрации ― это малая часть, а всего комплекса действий до начала его функционирования), то эта величина будет многократно больше, чем, например, в США. Почему именно? Одну причину мы разобрали, малую доступность кредита. Другая часть ― малый платёжеспособный спрос потенциальных клиентов ― также в большой степени связана с малой доступностью кредита, особенно для B-to-B бизнеса. На следующем месте с небольшим отрывом идёт разрешительная система. Вроде бы никаких разрешений для открытия бизнеса не надо, но это вообще, а дальше начинается. Хочу открыть кафе ― ну, так это же кафе, общественное питание, особый случай, лицензия нужна. И ещё отдельная ― на алкоголь. Ладно, тогда магазин лучше открою (заметьте, я самые распространённые бизнесы называю, не экзотические). Ну, это продукты, особый случай. Ладно, тогда производство небольшое открою. Ну, это экология, особый случай. В результате оказывается, что почти все случаи особые, придумать не особый проблема, и он-то как раз и будет экзотическим. Одни бизнесы нуждаются в лицензии как виды деятельности, причём до анекдота доходит: например, чтобы врачу или нескольким врачам открыть практику, надо получить лицензию. Когда я рассказываю об этом в США врачам, они мне просто не верят. Как же так, говорят, но ведь государство уже вручило вам лицензию после получения диплома?! У них, кстати, так и формализовано ― сразу после диплома молодой врач (или юрист, то же самое) получает общенациональную лицензию на право работать врачом, а дальше на основании её в том штате, где решил поработать, получает в безусловном порядке за неделю лицензию штата. Другие бизнесы вроде бы и не требуют лицензии (некоторое время назад проредили, слава богу), но для открытия объекта нужны десятки разрешений. Не надо только думать, как многие наши публицисты, что это специально для того, чтобы вымогать взятки. Это смешно ― законы и нормы принимают в одном месте, а взятки берут совсем в других. На самом деле это в основном психологическая инерция советской системы плюс твёрдая убеждённость любого государственного, регионального или муниципального чиновника в том, что весь бизнес поголовно жулики и дураки (что, может, и недалеко от истины), а госслужащие все ответственны и высокопрофессиональны (без комментариев). И вообще государство стоит тонкой цепью штыков, отделяющих страну от хаоса. Я бы с последним и согласился, но никак не в вопросе открытия кафе или продовольственного магазина. Вот вы прикиньте, если бы профилактический санэпидконтроль вообще бы не существовал, неужели прямо в каждой точке общепита травили бы от души? Нет, конечно, уголовную ответственность ведь никто не отменял, садиться никому не хочется. В XIX веке не было никакого санэпидконтроля, но, судя по мемуарам, никто, идя в трактир с семьёй, не прощался и завещание не оставлял. Зевнуть, конечно, могут, ну так и санврач может, даже без всякой коррупции (которая, впрочем, тоже не изжита). А больше будут травиться в количественном аспекте? Наверное, больше, хотя вряд ли намного. Зато высвободилось бы значительное количество ресурсов, и экономической свободы у предприимчивой части населения прибавилось бы. Как в своё время изобретатели супермаркетов, магазинов самообслуживания. Им говорили: воровать же будут, вы разоритесь! А они отвечали, а мы конкретно подсчитали, сколько в среднем будут воровать, и это немного, на продавцах гораздо больше сэкономим. И так и вышло. Как вы можете человеческое здоровье мерить на деньги, возмутятся оппоненты. А я отвечу: если на одной чаше весов понос, а на другой экономическое преуспевание страны, я выбираю второе. Вообще почему-то в вопросах борьбы с гораздо более опасными правонарушениями, к примеру имущественными преступлениями, никому не приходит в голову делать упор на профилактику, например, приковывать кассира к рабочему месту, чтобы он не мог украсть и убежать. Его страх перед 5 или 8 годами тюрьмы всем кажется достаточным сдерживающим фактором. Чем отличается открытие кафе, я не понимаю. Наоборот, там кроме страха сесть, от чего теоретически можно откупиться (что для бизнесмена тоже не сахар), есть ещё опасение того, что пару человек расскажут знакомым, что их пронесло, и к тебе ходить перестанут ― и тут уж, кому занесешь? Да и посмотрите, сколько у нас пожаров происходит, с жертвами в том числе, как в «Хромой лошади». Сильно этому препятствует, что они разрешение противопожарное получали? Нет уж, все эти фобии носят иррациональный характер, и борьбу следует переносить на страх перед тюрьмой. В Америке так и устроено, во всяком случае, во всех процветающих штатах, а наши люди боятся тюрьмы ничуть не меньше американцев и понимают, что загремят туда, как миленькие. Раз так, то надо драматически уменьшить количество требуемых разрешений. Тот же ресторан надо открывать без единого разрешения. Вместо этого надо свести правила по каждому разделу (санитарно-эпидемиологический, противопожарный, экологический, строительный и т.д.) в единый свод и брать подписку с конечного бенефициара, что ознакомлен с ответственностью за нарушение вот этого. В большой степени это и так существует ― например, СНиП (строительные нормы и правила). А если не захотят раскрывать конечного бенефициара (хотя в малом бизнесе это редкий случай), так пусть и получают все разрешения. При этом надо создать рабочие группы по каждому виду правил и пересмотреть их, отведя на это жёсткое время типа года, ― многие из них устарели уже 20 лет назад. Только не надо слушать представителей профильных ФОИВ ― они будут только тормозить эту работу. Экспертов в стране и без них достаточно. Лицензируемых видов деятельности должно остаться считанные единицы. И те в основном должны даваться человеку, а не компании, раз и навсегда, как врачебная практика в упомянутом примере или водительские права (по-английски они, кстати, называются лицензией). То же и про разрешение на открытие объекта. Эта работа многократно декларировалась как необходимая, многое даже и сделано, но явно недостаточно. Возможно, кризис и нужен для того, чтобы завершить этот процесс. А если в какой-либо отрасли или в каком-либо регионе в силу специфики будет всё-таки уж совсем страшно положиться на страх предпринимателя перед наказанием, можно вводить обязательное страхование профессиональной и/или гражданской ответственности. Страховой рынок вполне созрел для этого, а государственные надзорные органы ― для контроля над этим. А барьером для входа в бизнес это является гораздо более терпимым. Что касается административного произвола и коррупционного вымогательства, то это вопросы институциональные, и любая самая успешная борьба с ними не может носить антикризисного характера в силу потребного для этого длительного времени. Единственное, что можно сделать, ― создать отдельную службу по защите бизнеса, в первую очередь малого и среднего (большой сам кого хочешь защитит), и не в виде всяческих омбудсменов, а как обычную спецслужбу с оперативными подразделениями, группами физзащиты и так далее. Тоже давно обсуждалось. Большого результата это не даст, но некий даст, а психологический, при правильной подаче в СМИ, ― ещё больший. Зато это можно сделать быстро, и все действующие спецслужбы будут счастливы: новые ресурсы и карьерные возможности, людей ведь не с улицы туда набирать будут. Импортозамещение и реиндустриализация Импортозамещение как процесс можно разделить на две группы. Первая: когда оно происходит при наличии соответствующих условий путём дозагрузки имеющихся мощностей. Это не дело государственной политики, во всяком случае, микроэкономической ― при низком курсе рубля и доступности кредитов бизнес их и сам догрузит, а чем именно, сообразит лучше государства. Так было в 1998–1999 годах, но сейчас, к сожалению, резервы этого невелики, иначе бы не пришлось писать эту статью. А вторая группа ― это где для импортозамещения надо создавать новые мощности. Здесь бизнес тоже раскачается, но на это может уйти 10–15 лет даже при самых благоприятных условиях (которых нет), потому что, как говорится, принятие решения по любой крупной инвестиции есть поединок между трусостью и алчностью. И побеждает в нём чаще, увы, первое. Особенно когда у страны за спиной нет 250 лет капитализма, за которые бывало разное, но государство ни разу ничего не экспроприировало. Это, как вы понимаете, не про нас. Если фактор времени важен, а он критичен, коль скоро нас хотят удавить, то государство не может сидеть в стороне под мантры «рынок сам все устроит». Устроит, но будет уже поздно. Поэтому необходимо заказать по методу аутсорсинга конъюнктурные исследования по отраслям: какие заводы имеет смысл построить для замещения импорта и потом на их основе принять решения. По моему опыту, такую работу можно сделать за полгода. Критерии должны быть следующие: а) объём импорта соответствующей продукции; б) страна(ы) ― источники импорта (хуже всего США, на другом полюсе Китай); в) страна(ы), где можно приобрести соответствующий завод (приоритетный перечень тот же); г) доступность сырья по странам; д) отдача на капитал, потребный для возведения; е) полезность для общей технологической культуры российской промышленности; ж) наличие рынков для экспорта. Когда всё это по всему спектру импорта будет сведено, следует создать общий приоритетный список. А уж из него выбирать сверху столько позиций, сколько не жалко денег, в зависимости от нефтяных цен, например. Учитывая масштабы, это решение президента. Контракты следует заключать с консалтинговыми фирмами, специализирующимися на разработке новых бизнесов. Даже если и не доверять им выбор поставщика оборудования и переговоры с ним, они нужны для того, чтобы взамен потраченных денег появился не завод, а целая корпорация, готовая к работе на рынке. С маркетингом, сервис-центрами, корпоративной структурой и т.д. Да и выбор модельного ряда ― не совсем дело поставщика самого завода, тому, в общем-то, без разницы, что выпускать в переделах возможностей оборудования. В общем, подходить надо как к бизнес-проекту, а не заводу. В этом отличие от покупки заводов во времена СССР. И такую корпорацию очень легко продать, например, через продажу акций, особенно когда она выйдет на текущую прибыль. А продавать её надо, потому что построить за миллиарды, осознавая угрозу, до того как раскачаются купцы, ― дело государства. А эксплуатировать уже работающий актив ― нет. Притом все знают, что успешно реализованный бизнес-проект в промышленности продаётся за существенно большие деньги, чем было затрачено. Это для тех, кто грудью встанет на защиту государственных денег от самого государства. А ведь ещё и большой налогоплательщик появится. Строго говоря, это не является антикризисной, то есть быстродействующей мерой ― большой завод раньше, чем за пять лет, не построить. Но тем больше оснований начинать это сейчас, поскольку противостояние с Западом надолго, даже если основная часть или даже все санкции будут сняты в 2015 году (в чём я сильно сомневаюсь). К тому же стройка такого масштаба ― сама по себе большой вклад в ВВП. И атмосферу «движухи» создаст лучше чего угодно другого, а её очень не хватает. Налоги Выскажу соображение, которое большинству (кроме специалистов, конечно) покажется странным: налоги у нас небольшие, и уж точно не являются лимитирующим фактором в экономике. Тем не менее, поверьте мне как ведущему бизнес в США: они у нас невелики по совокупному бремени для предпринимателя. (НДС, правда, является весьма вредным налогом для экономики в целом, так как, облагая добавленную стоимость, он стимулирует её не добавлять. И его, конечно, надо менять – возможно, на налог с розничных продаж, возможно, на налог с оборота или на что-то иное. Это как раз власть давно прорабатывает. Но мера эта никак не антикризисная ― безумие менять во время кризиса основной налог на нечто малопривычное. Да и результат это даст лишь в среднесрочной перспективе, даже в случае успеха). Но это что касается собственно налогов ― в узком смысле. А вот взносы в социальные фонды со ставкой около 30% (впрочем, они сейчас тоже называются налогом, единым социальным) ― это бич, особенно для малого и среднего бизнеса. Для крупных компаний типа естественных монополий и приближающихся к ним он крайне мало заметен, поскольку доля оплаты труда в их выручке и прибыли относительно невелика. А для малого и среднего бизнеса, особенно для стартапов, он номер один по гнёту. Не в последнюю очередь потому, что когда вы создаёте новый бизнес, то до начала операционного периода прибыли и добавленной стоимости ещё нет, потому что ещё нет продаж и соответственные налоги никто вам не начисляет. А ЕСН вы уже должны платить, так как люди нужны и на этапе подготовки. В общем, в полном объёме никто в стартапах его не платит и платить не собирается (обходятся чёрными зарплатами), да и не только в стартапах. Но это ещё одно препятствие для входа в бизнес ― многие не хотят быть нарушителями прямо со старта. Нельзя сказать, что власть не подозревает об этой проблеме, более того, даже действовала 14% ставка ЕСН для определённых категорий малого бизнеса и дала весьма положительный результат в части легализации зарплат. Но, как и многого другого, в кризис этого недостаточно. Представляется, что надо на три года отменить ЕСН для всех плательщиков, кроме крупных, для которых это не принципиально. Или как паллиатив ― только для всех новых предприятий. Естественно, чем-то это надо компенсировать в бюджете, скорее всего, пересмотреть траты. Это всё же лучше, чем строить высокоскоростную трассу Москва ― Казань, при всём моём уважении к железнодорожному транспорту и к Республике Татарстан. Только для подрядчиков и их бенефициаров не лучше. Хотя это предложение описано для стройности в разделе «Налоги», его место по смыслу ― в разделе «Экономическая свобода». Потому что существующий порядок лишает предпринимателей, реальных и потенциальных, не столько денег ― приспосабливаются как-то, а именно свободы. *** Заключение растягивать не хочу. Думаю, что если это реализовать, в январе 2016 года Россию уже будет не узнать. Президент у нас по своему складу человек противоположный понятию «авантюрный» и поэтому рискованных решений без крайней нужды принимать не любит. Но это пока не наступает критическая ситуация ― тогда, как мы знаем из опыта, решительности ему не занимать. А она наступила. Будем надеяться.

01 января 2015, 07:47

Инвестиции в ценные бумаги станут более привлекательными для россиян

Инвестиции на фондовом рынке для граждан РФ в новом году станут более привлекательными: с 1 января вступают в силу нормы закона "О рынке ценных бумаг" и Налогового кодекса, которые вводят в российское законодательство понятие "индивидуальный инвестиционный счет" (ИСС), по которому можно будет совершать операции с ценными бумагами и получать налоговые вычеты. ИСС, согласно новым нормам, можно открывать в управляющей компании. Максимальная сумма взноса на счет — 400 тысяч рублей в год, минимальный срок — три года. Если владелец счета решит вывести деньги или активы со счета, его придется закрывать, а все полученные налоговые вычеты — возвращать. Причет открыть новый счет можно будет только через пять лет после закрытия прежнего. Налоговый кодекс предусматривает два вида инвестиционных налоговых вычетов для владельцев ИСС. Первый вариант — вычет на сумму денежных средств, внесенных налогоплательщиком в налоговом периоде на индивидуальный инвестиционный счет. То есть, открыв счет на максимальные 400 тысяч, собственник, представив в налоговую службу справку о сумме внесенных средств, может вернуть НДФЛ на 52 тысячи рублей. Второй вариант предполагает, что инвестор не получает вычет на взнос, но весь его доход, полученный по операциям с инвестиционным счетом, в конце трехлетнего периода освобождается от уплаты НДФЛ. Этот вариант может быть полезен активным трейдерам, чей доход от операций с бумагами за три года будет выше суммы внесенных на ИСС средств.

10 ноября 2014, 13:29

Импортный НДС против бегства капитала

Хорошо, не можете оперативно и честно возмещать, сделайте НДС по импорту так же как внутри - обезьяньим. Оскорбительно? Импортный НДС. Платится по мере таможенной очистки. Оптовая партия импортного товара заходит на таможенный склад и выдаётся по мере таможенной очистки, по мере потребности-реализации импортёром... Просто и понятно. А внутри страны? Вроде так же? Не так. Импортёр платит зарубеж поставщику без НДС, а НДС платит только после поставки-растаможки, и то по мере потребности-реализации... Внутри - уплати НДС поставщику сразу, вместе с оплатой чистой безналоговой стоимости. Отличие по факту события: - внутренний НДС платится по первому событию. - импортный НДС по факту даже не поставки, а по факту таможенной очистки. Если таможенная очистка является первым событием, а оплата импорта вторым, то отличия с внутренним НДС нет. Но чаще наоборот - оплата импорта идёт первым событием, особенно в периоды неустойчивости курса нац.валюты... Всё, после этого равная конкуренция с импортом невозможна - внутри страны требуется оборотных средств на 1/6,6 больше. 1/6,6 - при ставке налога 18% или 1/6 - при ставке 20%. Это очень много и очень долго: третье десятилетие на одной шестой суши вымораживается одна шестая оборотных средств. Выбивается отечественное производство и торговля отечественным товаром. И чем длительнее и сложнее отечественная технологическая цепочка и логистика, тем безысходнее ситуация: поди-ка найди ещё 1/6 на год? А на пять-десять? Кто остаётся? Правильно, труба. Вертикально-интегрированные экспортёры и импортёры - им нет нужды молотить внутри своих структур дебетовый и кредитовый НДС, нет нужды замораживать оборотные при несвоевременном возмещении либо при необоснованном отказе в возмещении налога. Проблемы бы не было, имей торговля отечественным товаром и отечественное производство автоматическое возмещение НДС. Хорошо, не можете оперативно и честно возмещать, сделайте НДС по импорту так же как внутри - обезьяньим. Оскорбительно? А сколько трат уходит за кордон под видом предоплат? Которые вообще никогда не будут отоварены и не будут растаможены - трансграничные плательщики потом умирают или ввозят льготный воздух, не облагаемый НДС. Вот и утечка капитала под видом вакуум-воздушного импорта. Необходимо предоплату зарубеж совместить с авансированием НДС на казённый счёт. Ввёз товар - средства с этого счёта пошли на уплату импортного НДС. Не ввёз товар и/или обанкротился? Деньги в казне бесконечно подождут. Получишь предоплату обратно? Тогда получишь обратно аванс. Выгоды от авансирования НДС по импорту: 1. Относительно сравняются условия оборота иностранных и отечественных товаров, особенно технологически и логистически сложных. Отностительно потому, что если в юрисдикции иностранного поставщика оперативно возмещается НДС, то он всё равно сохранит некоторое преимущество перед производителем в юрисдикции с несовершенной системой НДС. 2. Перекрывается канал увода капитала зарубеж реальным сектором. Особенно во время валютной паники. Придётся выбирать: а) Выгнать деньги за кордон с замораживанием одной шестой до момента таможенной очистки. б) Выгнать деньги за кордон с потерей одной шестой - если отоваривание средств не планируется. в) Найти товар внутри страны с замораживанием 1/6, но с правом дебетового зачёта НДС по факту платежа как первого события. НДС принимается к вычету даже если товар ещё не поставлен - как обычно, как для всех внутри страны. Разумеется, утечка капитала из реалсектора второстепенна. Перостепенна утечка из финсектора. Но уравняйте хотя бы администрирование налога на внутреннюю доб.стоимость против импортной добавленной стоимости - отечественное производство вздохнёт. Первостепенный объём утечки капитала несут долговые операции, в том числе: - кредитно-депозитные, проценты, облигации; - валютообменные - тут валюта как суть долги иностранных центробанков; - прямые инвестиции или возврат, репатриация прибыли от инвестиций; - трансграничные операции с акциями - тут акции как долги/обязательства эмитента перед акционерами. Утечку фин.капитала можно перекрыть не запретительными пошлинами, как предлагает С. Глазьев, и ещё больше усложнить и без того натянутые отношения с партнёрами. А поощрительно - налогом на добавленный долг. К сожалению, это пока невероятно - нет понимания Добавленного Долга как экономической величины, равного и даже более влиятельного фактора, чем Добавленная стоимость. __________________ P.S. Я неоднократно критиковал порядок администрирования налога и утверждаю этот порядок как чистую диверсию против отечественного производства. Против выступает огромная масса популистов-критиков НДС как самого принципа: налог с разности между входной и выходной стоимостью, дескать, сложен и несправедлив, даёшь налог с продаж. За истёкшие десять лет нашёлся лишь один полноценный критик принципа НДС - это господин Тверковский. Он отметил негатив НДС при амортизации. У нас состоялась конструктивная дискуссия, где я поначалу полностью признал его утверждение, но пересмотрел позицию и согласился только в части амортизации, восполняемой собственными силами внутри предприятия. А потому нахожу этот недостаток малозначительным по сравнению с недостатками любых других налогов и по сравнению с недостатками действующего порядка администрирования НДС. 

01 октября 2014, 19:00

Бизнес поддержал предложение Минфина по страховым взносам

Фото: Екатерина Кузьмина/РБК Елена Малышева при участии Марии Макутиной Экономисты отмечают, что перекладывание нагрузки на граждан уменьшит их реальные заработные платы и в результате – замедлит экономический рост Министр финансов Антон Силуанов предложил после 2018 года обязать граждан самостоятельно уплачивать обязательные страховые взносы. Бизнес поддерживает эту меру – она снизит налоговую нагрузку на предприятия, и просит реализовать ее как можно раньше. Но экономисты отмечают, что перекладывание нагрузки на граждан уменьшит их реальные заработные платы и в результате – замедлит экономический рост. Предложив в среду перераспределить нагрузку между предприятиями и их работниками, Антон Силуанов упирал на международный опыт и целесообразность снижения налоговой нагрузки на бизнес. Но реализацию этого предложения сразу отложил на период после 2018 года, напомнив, что до этого времени правительство решило не менять принципиальных подходов к налоговой нагрузке. «Временные рамки названы примерно», – пояснила РБК помощник министра Светлана Никитина: пока Минфин считает, что в этом направлении надо двигаться, и предлагает такую идею к обсуждению. Сегодня платежи, которые выполняет работодатель, несколько абстрактны для граждан, говорит Никитина. «Будет правильно, если это будет персонифицировано», – отмечает она. Но конкретные предложения, как и что делать, нуждаются в подробном обсуждении: в правительстве, на экспертных площадках, «социальный блок обязательно должен высказаться». Пресс-секретарь вице-премьера Ольги Голодец, отвечающей за социальные вопросы, отказался от официальных комментариев: предложение еще не формализовано. В беседе с журналистами Силуанов предложил переносить нагрузку постепенно, начиная с «2-3-4%», снизив, например, до 26% (с нынешних 30%) для работодателей, а 4% переложив на граждан. Перенос нагрузки – это правильно, считает вице-президент «Деловой России» Николай Остарков. «Чем больше взносов будет возлагаться на физлицо, тем мы будем ближе к страховой природе взноса. Ведь это должно быть оплатой некого страхового продукта – полиса, подобного ОСАГО», – говорит он. С другой стороны, надо снимать с предприятий несвойственные им функции «страхового агентирования», заметил представитель бизнеса. Он призывает не ждать до 2018 года: это очень поздно. «Можно переходить поэтапно, через персонифицированный учет, через использование банковских счетов, или пилотные варианты опробовать, но начинать нужно с 2016 года, а в 2015 году – потренироваться», – предлагает он. Идея министра финансов понятна, учитывая сложную экономическую ситуацию и необходимость снятия нагрузки с предпринимателей, говорит глава Всероссийского союза страховщиков Игорь Юргенс. Однако «просто переложить платежи на население – не сработает», – считает он. «Это означает, что чего-то они не досчитаются», ведь администрировать взносы граждан сложнее, чем бизнеса, указывает Юргенс. В ФНС по этому вопросу официально отказались от комментариев. Эта идея давно обсуждается на различных совещаниях, но конкретных документов пока нет, сообщил РБК источник, близкий к правительству. По его словам, главный аргумент «за» – это формирование более ответственного отношения людей, но говорить только о страховых взносах странно: тогда и налоги люди должны платить за себя сами. Вторая проблема в том, что при перераспределении нагрузки неизбежно ее увеличение на граждан: зарплату на сумму взноса компенсировать будет некому. «Это не очень соотносится с конституционным принципом России как социального государства», – считает Юргенс. За переносом нагрузки на граждан понадобится «грандиозная реформа» медицинского и других видов страхования. Кроме того, это означает поворот экономического вектора к производству от стимулирования потребления, продолжил экономист. «Это все большие вопросы: в классической демократии, как во Франции, такой вопрос мог бы снести правительство», – полагает он. Несправедливым предложение назвала и первый зампред комитета Госдумы по бюджету Оксана Дмитриева из-за возможного сокращения зарплат. «Цены на нефть не растут, золотой дождь не капает, в этой ситуации государство ущемляет не олигархов, а старается экономить на гражданах», – сказала депутат. «Это нормальная международная практика, когда часть страховых взносов платит работник, в некоторых странах вообще не существует платежей, которые платит работодатель», – возражает экономист ЭЭГ Александра Суслина. Но в развитых странах «немного другой уровень госуслуг», добавляет она, и налогоплательщики хорошо знают свои права. «У нас отношение к налогам непонятное: народ даже не знает, платит он что-то или нет», – говорит она. Снижение социального бремени на бизнес снизит издержки на оплату труда и теоретически может способствовать повышению конкурентоспособности – при условии хороших институтов. Но повышения зарплат при перераспределении нагрузки ждать не приходится, говорит Суслина: «снизится реальная зарплата людей, снизится потребительский спрос», а именно за счет последнего у нас сейчас идет экономический рост. «В нормальной ситуации в стране это вполне может способствовать увеличению зарплаты. А в условиях кризиса – просто легче станет предпринимателям», – отмечает Остарков из «Деловой России». Минфин, вероятно, рассчитывает, что снижение нагрузки на бизнес простимулирует рост больше, чем его снизит уменьшение потребления, но это спорно, заключает Суслина.

23 сентября 2014, 18:22

Сравнение налогов на доходы работников

В какой стране самые высокие налоги на персональные доходы? Специфика налогооблажения везде разная и зависит от целого ряда составляющих. Например, есть ли муж/жена, количество детей, особые льготы и так далее. Под налогами подразумевается – налог на доход от центрального и/или муниципального (местного) правительства + соц.отчисления со стороны работника и работодателя. Соц.отчисления предполагают взносы в фонд социального страхования, обязательное медицинское страхование и обязательные пенсионные отчисления. Например, для России. Ставка на доход плоская – 13% для всех. Социальные взносы равны 30% и включают: • в Пенсионный фонд РФ – 22%; • в Фонд социального страхования РФ - 2,9%; • в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования - 5,1%; Все обязательные соц.сборы и налоги в фонде оплаты труда в России: 100-100*((100*0.87)/(100*1.3))=33.1% - это и есть эффективная налоговая ставка. Т.е., если человек получается на руки 30 тыс руб (средняя чистая зарплата по стране, где 34.5 тыс начисленная з/п), то расходы работодателя в фонд оплаты труда составляют 44.7 тыс руб = 30 тыс / (1-0.33). Но как в других странах? Для стандартизации и возможности межстранового сопоставления следующий вариант – работник холост и без детей в отсутствии спец.льгот. Определенная сложность со спецификой пенсионных отчислений и медицинской страховки. Например, для США соц.страховка со стороны работников 6.2% + еще 1.45% Medicare, но пенсионные выплаты в основном добровольные и еще медицинская страховка, которая формально добровольная, но на деле обязательная в силу особенностей систему здравоохранения. Т.е. на деле на соц.отчисления работник платит значительно больше, чем 7.5% от своего дохода. Итак, сравнительная таблица типов и видов налогов для различного уровня дохода. 100% в столбце - это средний доход в стране. 67% - это соответственно 67% от среднего уровня дохода и так далее.  Для США средний доход за 2013 год составляет около 48500 долларов. При этом доходе работник платит примерно 16.9% подоходного налога и еще 7.7% соц.отчислений – в сумме 24.6%. Т.е на руки получает примерно 75% от 48500. При годовом доходе в 67% от среднего, т.е. 32500 долл, налоги составят 21.5%, а при доходе в 167% от среднего по стране (81000), налоги будут примерно 30.5%. Но в реальности больше, учитывая медицинскую страховку и пенсионные отчисления. Т.е. чистая эффективная ставка налогов и сборов (обязательных и добровольных) колеблется в пределах от 37% до 45% для среднего дохода по стране. Соответственно чистый располагаемый доход большинства работников в США около 30 тыс долларов в год. Самые высокие налоги во Франции, Германии и Италии. Доля обязательных налогов и сборов в ФОТ под 50%. В США и Англии около 30-33%. Но это без коммерческой мед.страховки и пенсионного обеспечения. Реально, еще значительно выше. Еще раз подчеркну, здесь не учтен добровольный пенсионный план (что особо развито в США и Европе) и коммерческая мед.страховка. В России 33%, но с учетом пенсионного обеспечения. Налоги ниже, чем в России только в Мексике и Корее.  Сравнительная диаграмма подоходных налогов.  Плоская шкала в Венгрии и России. Минимальная вилка (ставка налога для дохода в 67% и 167% от среднего по стране) в Эстонии, Польше, Турции. Наибольшая дифференциация в Нидерландах, Бельгии, Германии и Швеции. Самые высокие налоги в Дании и Бельгии. Самые низкие налоги в Польше, Корее и Японии. Сравнительная диаграмма подоходных налогов и сборов со стороны работника.  Именно на эту величину следует корректировать средний доход по стране. Наибольшие налоги в Бельгии, Германии и Дании. Наименьшие налоги в России, Корее, Словакии и Мексике. Сравнительная диаграмма обязательных налогов и сборов в фонде оплате труда. Как дорого обходится работник работодателю?  Здесь Россия расположена рядом с Японией, США и Великобританией, но во второй половине списка. Есть страны, где и под 60% налогов )) Данные из OECD и собственные источники, расчеты. 

25 июля 2014, 13:02

О богатых и налогах

 Депутаты ГД предлагают повысить налог на россиян со сверхдоходами. Сверхдоходы это более 1 млн рублей в месяц. Пока это только законопроект и не факт, что его примут. Я же хотел немного о другом, напомнить, а может и сообщить тем, кто не знал, удивительный факт в контексте данной законотворческой инициативы. Процитирую РГ: "По расчетам разработчиков, общее число граждан, которые попадут под повышенный налог, составит не более 0,2 процента социально активного населения, но при этом их совокупный доход составляет более трети всех доходов населения страны." А теперь в цифрах. Дано: Население РФ 143,7 млн. отсюда Общие доходы граждан РФ за 2013 год 44165,6 млрд руб. отсюда Итак, простыми математическими вычислениями получаем, что около 287 тысяч человек из 143,7 миллионов граждан России получают доход в размере 14721,9 млрд рублей в год. Если упростить и взять среднее (что само по себе конечно не правильно,ибо расслоение по доходам есть и в этой группе) то мы получим что среднегодовой доход гражданина из этой группы равен примерно 51млн рублей в год или 4,25 млн. рублей в месяц. Стоит отметить, что это официальная статистика, а есть еще оффшоры и теневые доходы, которые никто не отменял. Поэтому можно смело умножать минимум на два, я так думаю. Но будем отталкиваться от официальных цифр. Теперь давайте представим, что этим гражданам предложат отдавать в 2 раза больше налогов. Как вы думаете будут они это делать? Я думаю нет. Среди моих знакомых есть люди попадающие под данный закон, первой реакцией одного из них была фраза: "Ну вот, только все начали понемногу из тени выходить". Причем это фраза человека находящегося по величине доходов на самом дне группы из 287 тыс человек. Я могу с уверенностью гарантировать, что 99% из вышеназванной группы попытаются занизить свои доходы насколько это возможно и уйти в тень. И то если данный законотворческий акт будет принят ГД, что на мой взгляд вряд ли,  либо примут с такими поправками, что он не будет работать. Какой дурак будет добровольно резать себе доходы имея лоббистов в ГД. Что еще я бы хотел отметить. Когда 0,2%  населения имеет влияние на всю страну это очень и очень плохо, потому, что преследуя свои интересы они могут оказывать существенное влияние на внутреннюю и внешнюю политику страны. А им очень легко выкрутить яйца посредством их активов, которые размещены на западе. Впрочем все это давно и подробно обсуждено. Выход из этого один - лишить данную группу влияния, сделать это можно несколькими путями. Проблема одна, для этого нужна политическая воля и сила, которая сможет это проделать. На данный момент нет ни того, ни другого. Одни суррогаты. К сожалению. 

14 февраля 2014, 01:35

ОЭСР предлагает глобальный обмен данными по офшорам

  Организация экономического сотрудничества и развития предложила создать глобальную систему автоматизированного обмена данными об офшорных банковских и брокерских счетах.  PDF В опубликованном пресс-релизе ОЭСР отмечается, что свое согласие на участие в работе данной системы предоставили уже более 40 стран. Официальное представление данной системы министрам финансов стран “Большой двадцатки” состоится на их встрече 22-23 февраля в Сиднее. В разработанном документе установлены базовые принципы обмена финансовой информацией об офшорных счетах между налоговыми ведомствами различных стран. Данная система была разработана к саммиту стран "Большой восьмерки" в июле 2013 г. По итогам саммита главы стран "восьмерки" в рамках в борьбе с уклонением от уплаты налогов и налоговыми преступлениями подписали Лох-Эрнскую декларацию. (Lough Erne Declaration, PDF). Вопрос о создании системы, о которой объявили в подписанной декларации ОЭСР, идет под первым номером:  G8: глобальная налоговая система будет изменена "Налоговые власти по всему миру должны обеспечить автоматический обмен информацией, чтобы бороться с уклонением от уплаты налогов".

18 июня 2013, 23:55

G8: глобальная налоговая система будет изменена

Лидеры стран "Большой восьмерки" подписали декларацию по улучшению прозрачности глобальной налоговой системы, предложив внести существенные изменения в налоговое законодательство. Главы G8 призвали к кардинальным изменениям в существующих корпоративных налоговых правилах и договорились положить начало систематическому и автоматизированному контролю над тем, где именно транснациональные корпорации получают свои прибыли и где они платят с них налоги. В рамках взаимодействия стран "восьмерки" в борьбе с уклонением от уплаты налогов и налоговыми преступлениями была подписана Лох-Эрнская декларация (ссылка на загружаемый PDF-файл с сайта британского правительства).Декларация состоит из 10 пунктов. LOUGH ERNE DECLARATION 1. Налоговые власти по всему миру должны обеспечить автоматический обмен информацией, чтобы бороться с уклонением от уплаты налогов.2. Страны должны внести изменения в свое налоговое законодательство, в случае если оно позволяет компаниям переводить полученные прибыли через границы для уклонения от уплаты налогов. Транснациональные корпорации должны отчитываться перед налоговыми властями в том, какие именно налоги и с каких прибылей они платят.3. Компании должны обладать информацией о своих владельцах. Налоговые и правоохранительные органы должны обладать свободным доступом к этой информации.4. Развивающиеся страны должны обладать информацией и возможностями, необходимыми для сбора причитающихся им налогов, и другие страны должны помогать им в этом. 5. Ресурсодобывающие компании должны отчитываться о своих налогах перед властями. Власти должны публиковать информацию о доходах от сбора налогов с данных компаний.6. Ресурсы должны добываться законным путем, а не расхищаться со спорных территорий и “горячих точек”.7. Сделки с земельными участками должны быть прозрачными, и при этом должны уважаться права собственности местного населения.8. Власти должны отказаться от протекционистских мер и принять новые торговые обязательства, которые создали бы новые рабочие места и стимулировали рост глобальной экономики.9. Власти должны сократить бюрократический аппарат на своих границах и обеспечить более свободное и быстрое движение товаров между развивающимися странами. 10. Власти должны публиковать информацию по законам, бюджетам, расходам, национальной статистике, о выборах и государственных контрактах таким образом, чтобы эта информация была бы легкодоступной для чтения и повторного использования, с тем чтобы граждане могли призвать их к ответственности. Стоит отметить, что в документе содержится много действительно декларативных заявлений, которые будет крайне непросто реализовать на практике и которые могут натолкнуться на серьезное сопротивление в парламентах отдельных стран.При этом многие страны в том или ином виде продолжают вести протекционистскую политику и вряд ли смогут отказаться от нее в угоду глобальной экономики, в то время когда рабочие места необходимы гражданам внутри страны, а не за ее пределами. Однако при этом у подписанной декларации уже есть и реальные последствия. ОЭСР автоматизирует обмен данными о налогах Это внедрение механизма автоматического обмена данными, предложенного Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Сам механизм пока еще находится на стадии разработки, однако он основан на уже действующих программах передачи и обмена данных. Лидеры G8 заявили, что внедрение подобной автоматической системы необходимо, чтобы сократить степень офшоризации экономик.

11 апреля 2013, 20:07

Гармонизация, конкуренция и налоговый альтруизм

Президент Олланд не смутился скандальными происшествиями в его правительственной команде и перешел в атаку на офшоры.  По сообщениям СМИ, Олланд только что объявил, что Франция подготовит свой собственный список райских уголков и будет их чернить, стыдить и наказывать. Из солидарности с важной правительственной задачей по сбору налогов самый богатый француз Бернар Арно публично отказался от претензий на гражданство Бельгии. Будет терпеть 75% налог на свои и чужие миллионные доходы. Посмотрим, не уговорят ли Депардье вернуться :) Люксембург и Австрия заявили, что готовы открыть банковские секреты как часть нового этапа сотрудничества в борьбе с уклонением от налогов. Эти события не просто курьезные разбирательства во Франции и ее окрестностях, они отражают изменения в глобальной экономике и имеют отношение ко всем странам.Франция и Германия, похоже, пытаются начать вторую мировую войну против налоговой конкуренции за налоговую гармонизацию.Повышение налогов на богатых можно рассматривать как правильную (справедливую и невредную) коррекцию структуры налогообложения. А можно как результат бессилия правительств расплатиться по своим безответственным обещаниям.Поток новостей из Японии и перечитывание заметки Даниэла Гроса толкнули к мысли о том, что бабушки Японии сейчас тоже пригорюнились и думают, как им поступить. Объясняя, почему во время финансового кризиса еврозоны инвесторы с доверием относились к Бельгии, Грос обратил внимание на разницу между госдолгом резидентам и нерезидентам. С резидента правительство теоретически всегда может собрать налоги. В его условном примере у правительства госдолг (облигации) на 100% ВВП, кредитором является один резидент. Правительство облагает его налогом на богатство в размере 50% и ополовинивает свой госдолг. Это, конечно, конфискация, но проблема большого госдолга решена. Кругман часто говорит, что проблемы и не было, потому что бельгийцы были должны бельгийцам :) С НЕрезидентами правительству так поступить труднее.Простой пример и революция в экономической политике Японии ставят перед "госпожами Ватанабе" вопросы. Проявить ли патриотизм и позволить Банку Японии и правительству перераспределить активы резидентов в пользу дырявого бюджета? Или же попытаться защитить свои активы от обещаной инфляции внутри страны? Или же отправить свои кровные в офшорный райский Сингапур от налогового греха в Японии?Первая мировая война против офшоров прошла в 1990-е годы под эгидой ОЭСР. Она закончилась докладом "Недобросовестная налоговая конкуренция: растущая глобальная проблема" и составлением черного списка стран, отказывавшихся от кооперации (в вики на русском об этом здесь). Была проделана большая работа по зачистке офшоров, и к маю 2009 года в черном списке стран не осталось.Заметим, что итогом первой войны против райских уголков стала не победа над легальной оптимизацией налогов (tax avoidance), а всемирная борьба с преступлениями, включая отмывание денег и, после 11 сентября в США, против финансирования терроризма.  Более свежие инициативы по обмену информацией направлены на борьбу с нелегальным уходом от налогов.  То, что нелегально в одной стране, очень часто не является преступлением с точки зрения других стран.  Выручка от противозаконной экономии на налогах в России, например, часто не будет считаться преступной в других странах. Гармонизация налогов это смелая задача.  Ее сторонники хотели бы, чтобы во всех странах платили похожие налоги или хотя бы не опускались ниже общепринятого высокого минимума. Пока с гармонизацией налогов прогресс был ограничен довольно слабыми решениями внутри Европейского союза.  Как показала ситуация с Кипром, стремление к гармонии живет.Что же делать сейчас заработавшим себе на жизнь тяжелым честным трудом? Сингапур пока еще надежное место, не зря ведь у министра в правительстве Олланда недавно обнаружился тайный счет в этой стране :). В некоторых ситуациях даже убрать свою корзинку подальше от правительства может быть недостаточно. Своих резидентов оно все равно способно обложить налогами, если, конечно, правительство сильное и у него длинные руки, как, например, в США. В таких ситуациях некоторые даже решают поменять гражданство, как это сделал Билл Браудер. Потом создать себе конторку в Гернси и зарабатывать потихоньку, отстаивая права миноритариев. Или поступить, как Эдуардо Саверин, перебравшись в 2011 году в Сингапур.Поскольку Олланд не первый задумался о налоговой конкуренции между странами, он мог бы ознакомиться с обзором обширной экономической литературы по теме.  А потом уже решать, хватит ли у него силенок заставить (или убедить) другие страны в справедливости французских налогов.

20 февраля 2013, 18:26

С российского «нефтегазового титаника» за 17 лет вывезли как минимум 2,5-3 трл долл.

На днях был опубликован крайне примечательный и важный для понимания сути происходящих в стране процессов доклад, в котором американская некоммерческая организация Global Financial Integrity (по крайней мере, формально некоммерческая) предприняла очередную попытку оценить масштабы вывоза капитала из России за последние 17 лет «перестроечного» погрома. Как и следовало ожидать, цифры оказались удручающие – за последние 17 лет в Россию и из России в рамках только незаконных операций было ввезено или вывезено свыше 40% ВВП страны.Речь идёт о докладе организации GFI, которая была создана по инициативе Центра Международной Политики (Center for International Policy). Который в свою очередь является одним из наиболее авторитетных американских мозговых центров (think-tank) либерального толка. Большинство руководителей материнской организации (CIP) являются выходцами из Государственного департамента США и Белого Дома.Безусловно, не стоит во всём, всегда и безоговорочно доверять организациям с сомнительной репутацией. Тем более той из них, которая не скрывает своей аффилированности с Государственным департаментом США, Белым Домом и в качестве своей миссии ставит «отстаивание внешнеполитических интересов США в мире на основе кооперации, демилитаризации и уважения к правам человека». Совершенно очевидно, что за красивыми вывесками скрывается вполне чёткое намерение продвигать и отстаивать интересу американского управляющего класса – военно-политических элит, финансовой олигархии с Уолл-Стрит и ТНК.Однако доклад, посвящённый вопросу оценки масштабов законного и незаконного вывоза капитала из России, а также структуры и состава вывозимых активов, оказался тем приятным исключением из правил, который вызывает доверие. По-крайней мере, авторам исследования удалось подготовить весьма качественный и хорошо проработанный материал. Они не скатились в набившие оскомину обвинения России в «не цивилизованности» и не свели всю критику к обвинениям режима в недемократичности и авторитарности. Большой заслугой экспертов является то, что при обосновании своих оценок и выводов они ссылаются на официальные данные Банка России, оценки МВФ и прочие статистические материалы. Редкий случай, когда «агентами госдепа» приводятся хорошие цифры.Эксперты организации сумели с цифрами в руках, показав источники полученной информации и детально описав методологию проведённых оценок, высветить крайне неприглядную ситуацию в российской финансовой системе. По большому счёту, американские экономисты лишь в очередной раз подтвердили и без того хорошо известный российской общественности факт, что Россия за годы «либерального погрома» и псевдорыночных преобразований превратилась в «дойную корову» мировой экономики и проходной двор для криминального капитала.Да, как будет показано далее, многое в их оценках осталось за кадром – начиная от невидимых хищений при экспорте и импорте товаров и услуг и заканчивая фиктивными операциями при уплате процентов и дивидендов. Однако общий вектор движения оказался правильным – в теле российской экономики имеется огромная финансовая «чёрная дыра», несовместимая с нормальным существованием государства и уж тем более модернизацией экономики.Согласно оценкам экспертов организации, которые детально изложены в таблицах с указанием первичных источников статистической информации, за период 1994-2011гг. совокупный нелегальный ввоз и вывоз капитала частным сектором из России и в Россию составил порядка 782,5 млрд. долл. Или приблизительно 43,5 млрд. долл. в среднем по итогам каждого года. При этом крайне тяжёлая ситуация складывается с так называемым незаконным вывозом капитала за пределы России, который за рассматриваемый период составил 211,5 млрд. долл., или 11,8 млрд. долл. в среднем ежегодно.Согласно оценкам экономистов GFI, речь идёт о трансграничном перемещении «грязных» денег, т.е. денежных средств, полученных в результате заказных убийств, криминальной деятельности, уклонения от уплаты налогов и коррупции. Из этих 211,5 млрд. долл. нелегального вывоза капитала как минимум 63,8% (или 135 млрд. долл.) покинуло страну по каналам безналичных денежных переводов.Особенно пристального внимания заслуживает оценка специалистов GFI масштабов незаконного вывоза капитала из России в рамках фиктивной внешнеторговой деятельности и нарушений тарифного законодательства. Согласно расчётам экспертов организации, только за период 1994-2011гг. в рамках незаконных операций и нарушений таможно-тарифного законодательства при экспорте товаров из России нелегальным образом было вывезено за рубеж (главным образом в оффшорные юрисдикции и «налоговые гавани») свыше 145,8 млрд. долл.Это эквивалентно 40% федерального бюджета России в 2012г. и составляет порядка 300% совокупных затрат правительства на поддержку национальной экономики (менее 1,784 трлн. рублей), а также практически в 3 раза превышает суммарные затраты федерального правительства на финансирование науки и образования (615,2 млрд.), здравоохранения (616,9 млрд.), защиты окружающей среды (22,3 млрд.), спорта (44,1 млрд.), СМИ (75,4 млрд.), культуры (91,5 млрд.) и находящегося в аварийном состоянии ЖКХ (154,8 млрд.).Одновременно с этим, за счёт манипуляций и искажения товарных накладных при импорте товаров незаконным образом за пределы России отечественным бизнесом было вывезено не менее 397,1 млрд. долл. Другими словами, в связи с весьма низким качеством работы таможенной службы и высокой степенью коррупциогенности внешнеэкономических операций только по самым скромным оценкам российская экономика, а, следовательно, и рядовые граждане, теряют более 23,3 млрд. долл. ежегодно (свыше 700 млрд. рублей).По экспертным оценкам независимых экономистов, в том числе Национального антикоррупционного комитета, только на фиктивных операциях во внешней торговле Россия ежегодно теряет не менее 1,5-2 трлн. рублей. На которые можно было бы удвоить федеральные расходы федерального бюджета на поддержку отечественной промышленности, наукоёмких производств, сельского хозяйства, ракетно-космических производств и т.д.Если бы российские таможенники воровали бы хотя бы треть от указанной суммы (им бы и этого хватило для роскошной жизни и демонстративного потребления в фешенебельных странах), то оставшихся денег хватило бы, чтобы в 2 раза нарастить расходы федерального правительства на финансирование приоритетных направлений социально-экономической политики. А также дать мощный стимул структурно-технологической модернизации на основе современного технологического уклада и передовых научных достижений. Без этих средств невозможно профинансировать планы по модернизации инфраструктуры и форсированному развитию наукоёмких производств.Другими словами, колоссальные по своим масштабам финансовые ресурсы, которые на протяжении «рыночных преобразований» и разграбления государственного имущества (начиная от ваучерной приватизации и кредитно-залоговых аукционов и заканчивая пирамидой долгов ГКО-ОФЗ) вывозились крупным олигархическим  капиталом, криминальными структурами, коррумпированными чиновниками и обычными предпринимателями в оффшоры, затем возвращались обратно в экономику России под видом иностранных инвестиций. Предварительно сменив паспорт и поменяв гражданство. Что позволяло не только легализовывать преступные доходы, полученные на территории России и уклоняться от уплаты налогов, но и получать налоговые льготы как иностранному капиталу.Этот тезис наглядно подтверждается официальными цифрами Росстата, согласно которым крупнейшими иностранными инвесторами в российскую экономику являются отнюдь не крупные экономически развитые страны, обладающие передовыми производственными и управленческими технологиями. Крупнейшими инвесторами в Россию являются оффшорные гавани, которые выполняют функции «прачечной» и налогового рая, где российский капитал, в большинстве случаев приобретённый в результате незаконной предпринимательской деятельности и разворовывания государственного имущества, меняет свою прописку и возвращается обратно в Россию под видом респектабельных иностранных инвестиций.На долю излюбленного российскими олигархами, мафиозными структурами и коррупционерами Кипра приходится более 22,2% (78,5 млрд. долл.) накопленных иностранных инвестиций в Россию, на долю Нидерландов – 16,8% (59,2 млрд.), на долю Люксембурга – 11,2% (39,8 млрд.). Даже эксперты GFI были вынуждены признать, что при своих нынешних масштабах оффшоризация экономики представляет собой серьёзную угрозу макроэкономической стабильности и расшатывает и без того обескровленную финансовую систему России.При этом ключевым инструментом нелегального вывода активов из России авторы доклада считают использование учрежденных российскими коммерческими структурами дочерних компаний в Европе и ряде оффшорных зон, которые позволяют вывозить капитал и деньги из страны под видом экспортно-импортных операций.В последние годы на первое место и среди получателей, и среди источников российских прямых иностранных инвестиций вышел Кипр. По мнению исполнительного директора GFI Раймонда Бейкера, "Россия уже долгое время использует республику в качестве "прачечной" по отмыванию незаконных средств". Стоит поправить господина Бейкера – российские резиденты используют ещё десяток других оффшорных юрисдикций для целей легализации преступных доходов.Всего на налоговые гавани приходится порядка 70% суммарного притока «иностранного» капитала в Россию. Оффшоры – это составная часть российской деиндустриализированной «экономики трубы», которая помогает правящему классу извлекать максимум прибыли от распродажи минерального сырья и злоупотребления своим монопольным положением, а также прокручивания поступающих в страну нефтедолларов и иностранных кредитов.Согласно оценкам организации, по итогам одного лишь 2011г. масштаб незаконного трансграничного движения капитала из России и в Россию составил порядка 1,726 трлн. рублей. Что эквивалентно 14,3% федерального бюджета и 2,7% ВВП страны. Это огромная сумма, которая каким-то чудесным образом проходит перед глазами российских регулирующих и контролирующих органов, а также спецслужб и силовых ведомств.Другими словами, перед глазами многочисленной армии «борцов с коррупцией» и контролирующих органов (Минфина, Банка России, ФСФР и т.д.) ежегодно перемещается колоссальный объём незаконного капитала и криминальных активов, которые просто невозможно не заметить. Однако правительственные чиновники хранят олимпийское молчание и, такое чувство, вообще не обращают внимания на превращение России в проходной двор для криминальных капиталов.Не менее интересной представляется оценка экспертов GFI размера и роли теневого сектора экономики. Согласно приведённым расчётам, которые во многом опираются на экспертные оценки МВФ спроса на наличные денежные средства,  в теневом секторе российской экономики в 2011г. находилось приблизительно 35% ВВП страны. Это эквивалентно 20 трлн. рублей или консолидированному бюджету России. Экстраполируя тренд, можно сказать о том, что по итогам 2012г. в теневом секторе находилось порядка 22,1 трлн. рублей.Напомним, что в 2011г. Росстат оценил долю «серой» экономики, которая не включает в себя незаконную предпринимательскую деятельности и криминальный бизнес (работорговлю, проституцию, торговлю наркотиками и оружием и т.д.), как минимум в 16% ВВП. При это только по официальным оценкам в теневом секторе экономики трудится свыше 13 млн. россиян, что эквивалентно 17% экономически активного населения.Однако в данном случае оценки официального статистического ведомства выглядит попыткой выдать желаемое за действительное – по оценкам МВФ в тени находится как минимум 47-50% российской экономики. Именно такой объём экономической деятельности осуществляется с нарушением налогового, таможенного, миграционного и прочего законодательства. Вполне вероятно, что речь может идти и вовсе о 70-80% российской экономики, которые в той или иной степени нарушают действующее законодательство и ведут часть своей хозяйственно-экономической деятельности за пределами правового поля, т.е. «в тени».Да, безусловно, нынешние показатели масштабов незаконной экономической деятельности и уклонения от уплаты налогов не сопоставимы с показателями 1994-1995гг., когда на долю теневой экономики приходилось свыше порядка 77% ВВП страны. Однако опасения внушает слом тенденции на снижение удельного веса «серой» и «чёрной» экономической деятельности – по сравнению с 27,7% в 2009г. 35% в 2011г. выглядят угрожающе. Последние инициативы властей по повышению социальных сборов,  приватизации бюджетной сферы, урезанию масштабов государственной поддержки национальной экономики и хронический дефицит денег в экономике провоцируют уход предприятий «в тень».Единственное, что косвенно радует в докладе, так это то, что Россия отнюдь не одинока в списке «дойных коров». Согласно оценкам экспертов GFI, сделанных на основе изучения данных платёжных балансов и внешнеторговой статистики большинства развивающихся стран, по итогам 2010г., объём средств, незаконно вывезенных из развивающихся стран, вырос на 13,6%, и достиг 858,8 млрд. долларов. Это лишь немного уступает рекордным 871,3 млрд., которые были вывезены из развивающихся экономик накануне глобального финансово-экономического кризиса в 2008 году. Всего же за период 2001-2010гг. совокупный объём незаконного вывоза капитала достиг 5,9 трлн. долларов."Астрономические суммы грязных денег продолжают утекать из развивающегося мира в офшорные налоговые гавани и на счета банков развитых стран", - отметил директор GFI Рэймонд Бэйкер.Оценки российских экспертовСтоит сказать, что оценки легального и нелегального вывоза капитала российскими резидентами из России, сделанные экспертами GFI, в общем и целом совпадают с результатами тех расчётов, которые делали целый ряд видных отечественных экономистов. Причём нужно отметить, что аналогичная работа велась и ведётся в России на протяжении последних как минимум 15 лет целым рядом авторитетных учёных из РАН, а также независимыми экономистами и экспертами.Единственное, что в чём можно упрекнуть американских экономистов, так это в недооценке творческого потенциала российских коррумпированных чиновников и масштабов теневого сектора экономики. Судя по всему, реальные масштабы незаконного вывоза капитала из России за период 1994-2011гг. как минимум в 2,5 раза превышают аналогичные показатели экспертов GFI и достигают 550-600 млрд. долл.Согласно официальным данным Банка России, за период 1994-2011гг. совокупный чистый вывоз капитала частным сектором  из России в оффшорные гавани и фешенебельные страны превысил отметку в 343,2 млрд. долл. Если сюда добавить чистый отток капитала по итогам 2012г., то эта цифра станет эквивалентной 400 млрд. долл.Отдельного внимания заслуживает беспрецедентный по своим масштабам незаконный вывоз капитала, масштабы которого на протяжении последних 5 лет достигают 35-42 млрд. долл. ежегодно. Согласно официальным данным платёжного баланса Банка России, за период 1994-2012гг. накопленный нелегальный вывоз российского капитала за рубеж в рамках фиктивной внешнеэкономической деятельности превысил отметку в 345,1 млрд. долл.В данном случае речь идёт о невозврате экспортной валютной выручки, непоступлении товаров и услуг в счёт предоплаты по импортным контрактам, фиктивным операциям на финансовом рынке и с ценными бумагами и т.д. При этом подавляющая часть убытков российской экономики от незаконного вывоза капитала в рамках указанной внешнеэкономической деятельности была обусловлена избыточной либерализацией внешнеэкономического законодательства, необдуманным демонтажем валютного регулирования и контроля, а также и ослаблением финансового надзора.Об этом отчётливо говорят данные Росстат - за период 2001-2011гг. свыше 130,5 млрд. долл. покинули России при полном попустительстве чиновников Минфина, Банка России и целой армии «борцов с коррупцией» в рамках фиктивных операций с ценными бумагами.И после всего этого правительственные чиновники на полном серьёзе рассуждают о необходимости создания «международного финансового центра в Москве». Судя по всему, это в чистом виде попытка ряда коррупционеров демонтировать остатки финансового контроля и закрепить статус-кво, чтобы никто и никогда не смог даже при желании перекрыть каналы выкачивания из России финансовых ресурсов и обескровливания экономики.Одновременно с этим ещё как минимум 135,4 млрд. долл. было вывезено российскими резидентами в оффшорные гавани в рамках откровенно незаконных и криминальных операций. Этот отток средств за рубеж был зафиксирован Банком России в статье «чистые пропуски и ошибки» платёжного баланса, однако не был им идентифицирован. В данном случае речь идёт о вывозе за рубеж и легализации доходов, полученных преступным путём - прибылей коррупционеров, криминальных структур, монополистов, олигархов и прочих экономических паразитов.Другими словами, согласно официальным данным самого Банка России, за период 1994-2012г. незаконным образом из России было вывезено не менее 480,6 млрд. долл., из которых 71,8% пришлись на так называемые «серые схемы» по уклонению от уплаты налогов и пошлин. А 28,2% составил вывоз криминальных активов от незаконной предпринимательской деятельности.Ещё порядка 358,4 млрд. долл. составили накопленные за последние 18 лет чистые инвестиционные убытки России от уплаты процентов по иностранным кредитам и займам, выплаты дивидендов иностранным акционерам, рентных платежей и прочих доходов на капитал.Принимая во внимание, что даже по оценкам самих чиновников (в частности депутата Госдумы от «Единой России» Евгения Фёдорова) свыше 95% всех крупных российских компаний зарегистрированы в оффшорных юрисдикциях и налоговых гаванях, можно говорить о том, что существенная часть платежей по кредитам, займам и дивидендам осуществляется в рамках аффилированных друг с другом юридических лиц.Неудивительно, что фиктивное кредитование зарегистрированными в оффшорах материнскими компаниями российских дочерних предприятий с целью выкачивания процентных платежей уже давно стало одним из весьма действенных инструментов по вывозу прибылей в оффшоры, минимизации налогооблагаемой базы и уклонения от уплаты налогов внутри России.В этой связи можно предположить, что как минимум 20% всего накопленного отрицательного сальдо счёта баланса инвестиционных доходов является завуалированной формой незаконного вывоза капитала в налоговые гавани. В таком случае речь может идти ещё как минимум о 71,7 млрд. долл., вывезенных российскими гражданами и организациями за рубеж с нарушением действующего налогового и тарифно-таможенного законодательства.Авторы доклада открыто указывают на то, что сотни крупных российских корпораций создали свои собственные "карманные банки" для управления финансовой документацией и обеспечения крупных денежных трансфертов, которые позволяют га вполне законных основаниях заниматься уклонением от уплаты налогов, отмыванием преступных доходов и обналичиванием средств. По словам Раймонда Бейкера, руководителя проекта GFI и одного из составителей документа, "когда вы управляете экспортирующей стороной, импортирующей стороной, а ваш собственный банк проводит такие сделки, вам может очень многое сойти с рук. То, что мы наблюдаем, - следствие плохого государственного управления"."Государство потеряло сотни миллиардов долларов, которые можно было бы использовать для инвестиций в здравоохранение, образование и инфраструктуру. В то же время, более половины триллиона долларов незаконно перетекли в российскую теневую экономику, разжигая тем самым преступность и коррупцию", - говорит Бейкер.Одновременно с этим нужно иметь в виду, что далеко не всегда и не во всех случаях таможенной службе, Банку России и органам статистики удаётся зафиксировать незаконные внешнеэкономические операции и адекватно отразить их в своих отчётах. Например, в России (как и в большинстве других стран мира) широко распространена практика искусственного занижения цен на экспортируемые товары и услуги при одновременном завышения цен на импортируемые из-за рубежа товары и услуги.Такого рода манипуляции с документацией позволяют минимизировать налоговые платежи внутри страны и осуществить концентрацию прибылей в оффшорных юрисдикциях с льготным налогообложением. Как правило, подобного рода операции вообще не отражаются в тех статьях платёжного баланса, в которых ведётся учёт незаконного движения капитала. В большинстве случаев подобного рода операции проходят незамеченными (в том числе благодаря коррупционным отношениям с контролирующими и регулирующими органами власти) и отражаются как вполне благонадёжный экспорт и импорт товаров и услуг.Напомним, что за период 1994-2012гг. совокупный объём экспорта товаров из России составил не менее 4,186 трлн. долл., что эквивалентно практически 200% ВВП России по текущему обменному курсу. Тогда как масштабы импорта товаров достигли 2,588 трлн. долл. Если предположить, что в рамках манипуляций с товарными накладными и нарушений тарифно-таможенного законодательства всего лишь 10% от внешнеторговых операций были осуществлены с нарушением действующего законодательства, а сами средства были выведены в оффшорные юрисдикции, то окажется, что как минимум 677 млрд. долл. составили убытки российской экономики от нарушений во внешней торговле товарами.Приблизительно аналогичная ситуация складывается с внешней торговлей услугами, которые также превратились в весьма действенный инструмент нелегального вывоза капитала под видом оказания фиктивных услуг. По экспертным оценкам, в рамках фиктивных договоров об оказании консультационных, аудиторских, посреднических, финансовых и прочих услуг из России за рассматриваемый период времени было вывезено не менее 150 млрд. долл.Таким образом, реальные масштабы незаконного вывоза капитала из России в рамках фиктивной внешнеэкономической деятельности и операций по легализации преступных доходов существенно превышают оценку экспертов GFI в 211,5 млрд. долл. за период 1994-2011гг. Скорее всего, уместно говорить как минимум о 1-1,2 трлн. долл., незаконно вывезенных с территории России в оффшорные юрисдикции и налоговые гавани. Как минимум  345,6 млрд. долл. составил только учтённый Банком России незаконный вывод активов за рубеж в рамках внешнеэкономической деятельности.Ещё 135,4 млрд. долл. пришлось на вывоз откровенно криминальных активов по статье «чистые пропуски и ошибки» платёжного баланса. Не менее 150 млрд. долл. было выведено за рубеж в рамках осуществления платежей по предоставленным кредитам и займам, а также выплаты дивидендных доходов иностранным акционерам, аффилированным с российскими компаниями и банками.  Ещё приблизительно 650 млрд. долл. было недополучено во внешней торговле товарами, а 150 млрд. в рамках торговли услугами за счёт манипуляций с таможенной документацией и искажения цен на товары и услуги.При этом, если учесть упущенные доходы, недополученные прибыли и негативные последствия для российской экономики от снижения производственной, инвестиционной и потребительской активности (с учётом мультипликативного эффекта), то реальные потери только от незаконного вывоза капитала в оффшорные гавани и фешенебельные страны за последние 17-18 лет может превысить годовой ВВП России и достичь 2,5-3 трлн. долл.До тех пор, пока в российской экономике и финансовой системе будет иметь место такого масштабов дыра, через которую ежегодно законно и незаконно утекает порядка 150-200 млрд. долл., Россия будет оставаться «дойной коровой» и сырьевой колонией транснационального капитала. Уже сегодня отчётливо видно, и в руководстве страны это начинают понимать, что российский деиндустриализированный «нефтегазовый титаник» постепенно идёт на дно.Жуковский Владислав.

15 января 2013, 16:51

Отток капитала из Франции за два месяца - €53 млрд

Осенью во Франции был зафиксирован всплеск оттока капитала на фоне того, что президент Франсуа Олланд инициировал повышение налогов и активизировал свою кампанию против богатых.Свежие данные от Банка Франции показывают резкое повышение оттока в октябре и ноябре, зарегистрированное платежной системой Европейского центрального банка Target2, пишет издание The Telegraph.Чистый отток капитала за два месяца составил 53 млрд евро, говорит глава Henderson Global Investors Саймон Ворд. И это тот самый период, когда президент анонсировал повышение налогов, а отношения власти и местного бизнеса достигли коллапса. Ключевой показатель денежного предложения во Франции (реальный M1 за 6 месяцев) сокращается с рекордным ускорением, с тех пор как Олланд победил на выборах в мае. В итоге он упал до тех уровней, которые не наблюдались с 2008 г. Кредитно-денежные показатели сигнализируют о том, что ситуация во Франции более серьезна, чем в Италии или Испании. "Если собрать все вкупе, становится ясно, что произошло значительное падение доверия и фонды стали выводить деньги из страны", - заключил Ворд.Хотя во Франции пока нет серьезного риска долгового кризиса, она имеет максимальный уровень безработицы среди молодежи за два года, который достиг 27%. Экономика может отправиться в рецессию еще до того, как Париж воплотит сужение бюджетных расходов на 2% ВВП в этом году, которое должно произойти в рамках договоренностей с ЕС. Специалисты считают, что "двойной удар" в виде повышения налогов и сокращения госрасходов может составить ядовитую смесь для экономики в 2013 г.