• Теги
    • избранные теги
    • Люди1052
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1128
      • Показать ещё
      Разное711
      • Показать ещё
      Издания134
      • Показать ещё
      Компании477
      • Показать ещё
      Формат27
      Международные организации104
      • Показать ещё
      Показатели60
      • Показать ещё
      Сферы2
23 мая, 11:43

Визит Моди в Россию даст толчок развитию коридора Север-Юг

Как ожидается, визит премьер-министра Индии Нарендры Моди в Россию, а затем, в начале июня, в Казахстан, для участия в саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), приведут к сдвигу с мертвой точки Международного транспортного коридора Север-Юг (МТСК) и других каналов сотрудничества. Индия рассматривает эти проекты как средство расширения своего влияния в регионе, где Китай уже "распростер свои крылья", добиваясь с помощью инициативы "Один пояс, один путь" (ОПОП) беспрецедентных возможностей сотрудничества с Европой.

23 мая, 10:36

Политики и звезды шоу-бизнеса шокированы «варварской атакой» в Манчестере

Взрыв в Манчестере потряс политическое сообщество и звезд шоу-бизнеса. Они выражают соболезнования жертвам, осуждают теракт, чувствуют свою ответственность и обещают принять меры предосторожности. Представители шоу-бизнеса и политики выразили ужас и сожаление в связи с теракт в Манчестере, передает The Guardian. Певица Ариана Гранде, на концерте которой произошел взрыв, так отреагировала на сообщения о жертвах атаки: «Опустошена. От всей души, мне так жаль. У меня нет слов». Певица Никки Минаж, подруга Арианы Гранде, написала: «Мое сердце болит за мою сестру Ариану и каждую семью, которая пострадала от этого трагического события в Соединенном Королевстве. Потеряны невинные жизни. Мне так жаль слышать это». Другая исполнительница Тейлор Свифт отметила: «Мои мысли, молитвы и слезы обращены ко всем тем, кто пострадал сегодня от манчестерской трагедии. Я шлю всю свою любовь». Новозеландская певица и автор песен Лорд заявила: «Каждый музыкант чувствует себя разбитым и ответственным сегодня – шоу должны быть безопасны для вас. Поистине, худший кошмар». Певицы Пинк и Дженнифер Лопес также подчеркнули, что их мысли и молитвы обращены к пострадавшим. «Я убит горем из-за того, что случилось сегодня в Манчестере», - написал британский певец и автор песен Гарри Стайлс. Исполнитель Бруно Марс отметил: «Никакие слова не могут описать, что я чувствую по поводу случившегося в Манчестере. Я не хочу верить, что мир, в котором мы живем, может быть так жесток». К звездам шоу-бизнеса присоединились и политики. Министр внутренних дел Великобритании Эмбер Радд заявила: «Мои мысли обращены ко всем тем, кто пострадал от этого варварского акта. Все подробности того, что конкретно произошло, все еще выясняются, но я горжусь полицией и оперативными службами, которые отреагировали на это трагический инцидент так быстро». Первый министр Шотландии Никола Стерджен назвала «душераздирающими» известия о «варварской атаке». Губернатор штата Нью-Йорк в США заявил, что он «убит горем» в связи с «ужасным взрывом», а также пообещал в качестве меры предосторожности усилить обеспечение безопасности и патрулирование в своем штате. Президент Франции Эммануэль Макрон выразил свои соболезнования пострадавшим и «их любимым». «Мы едины в борьбе с терроризмом» - отметил он. Его главная соперница на прошедших выборах Марин Ле Пен сказала, что бритнацам «выстрелили в сердце», и выразила им свою солидарность. «Целью была молодежь», - добавила она. Премьер-министр Канады Джастин Трюдо отметил, что канадцы «шокированы новостями об ужасной атаке в Манчестере». Его индийский коллега Нарендра Моди заявил, что «испытывает боль» в связи с терактом и осудил его. Председатель правительства Японии Синдзо Абэ также осудил атаку и подчеркнул солидарность Японии с британцами, указав, что был «глубоко шокирован» такими новостями. Председатель КНР Си Цзиньпин выразил «искренние соболезнования» пострадавшим в теракте и их семьям. Он также отметил, что китайский народ солидарен с британским в это тяжелое время. Напомним, на стадионе «Манчестер Арена», где проходил концерт певицы Арианы Гранде, прогремел взрыв. Сообщается о 22 погибших. Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй назвала произошедшее «страшным терактом» и заявила, что власти пытаются установить подробности.

23 мая, 08:34

Индуистский национализм: неудобная правда

Победа на выборах в Индии партии индусских националистов под руководством Нарендры Моди является одним из самых больших поражений – как моральных, так и интеллектуальных, которые потерпел западный либерализм со времён окончания холодной войны.

23 мая, 08:18

Мир соболезнует жертвам теракта в Манчестере

Подпишитесь на канал Россия24: https://www.youtube.com/c/russia24tv?sub_confirmation=1 Соболезнования в связи с терактом в Манчестере идут со всего мира. Слова поддержки народу и правительству Великобритании на своей странице в соцсети выразил президент Мексики Энрике Пенья Ньето, спикер палаты представителей США Пол Райан, премьер-министр Канады Джастин Трюдо и Индии Нарендра Моди. Последние новости России и мира, политика, экономика, бизнес, курсы валют, культура, технологии, спорт, интервью, специальные репортажи, происшествия и многое другое. Официальный YouTube канал ВГТРК. Россия 24 - это единственный российский информационный канал, вещающий 24 часа в сутки. Мировые новости и новости регионов России. Экономическая аналитика и интервью с влиятельнейшими персонами. Смотрите также: Новости в прямом эфире - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaQ73BA1ECZR916u5EI6DnEE Международное обозрение - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaSEmz_g88P4pjTgoDzVwfP7 Специальный репортаж - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaQLdG0uLyM27FhyBi6J0Ikf Интервью - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaReDfS4-5gJqluKn-BGo3Js Реплика - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaQHbPaRzLi35yWWs5EUnvOs Факты - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaR4eBu2aWmjknIzXn2hPX4c Мнение - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaST71OImm-f_kc-4G9pJtSG Агитпроп - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaTDGsEdC72F1lI1twaLfu9c Россия и мир в цифрах - https://www.youtube.com/playlist?list=PLLHjKKyQ4OaRx4uhDdyX5NhSy5aeTMcc4 Вести в субботу с Брилевым - https://www.youtube.com/playlist?list=PL6MnxjOjSRsQAPpOhH0l_GTegWckbTIB4 Вести недели с Киселевым - https://www.youtube.com/playlist?list=PL6MnxjOjSRsRzsISAlU-JcbTi7_a5wB_v Специальный корреспондент - https://www.youtube.com/playlist?list=PLDsFlvSBdSWfD19Ygi5fQADrrc4ICefyG Воскресный вечер с Соловьевым - https://www.youtube.com/playlist?list=PLwJvP0lZee7zYMGBmzUqNn16P71vHzgkU

23 мая, 07:52

Мир соболезнует жертвам теракта в Манчестере

Соболезнования в связи с терактом в Манчестере идут со всего мира. Слова поддержки народу и правительству Великобритании на своей странице в соцсети выразил президент Мексики Энрике Пенья Ньето, спикер палаты представителей США Пол Райан, премьер-министр Канады Джастин Трюдо и Индии Нарендра Моди.

23 мая, 07:39

Мир соболезнует жертвам теракта в Манчестере

Соболезнования в связи с терактом в Манчестере идут со всего мира. Слова поддержки народу и правительству Великобритании на своей странице в соцсети выразил президент Мексики Энрике Пенья Ньето, спикер палаты представителей США Пол Райан, премьер-министр Канады Джастин Трюдо и Индии Нарендра Моди.

Выбор редакции
23 мая, 06:25

Ariana Grande 'broken' as musicians react to Manchester terror attack

Singer whose concert was bombed says she is ‘so so sorry’ as figures from music world voice their shock and sympathyManchester Arena: police confirm 22 dead after explosion at Ariana Grande concert – latest updates Ariana Grande, whose concert at the Manchester Arena was targeted in an attack on Monday night, has joined other celebrities in expressing horror at the events.The American pop star, who was not hurt in the blast, tweeted that she was “broken” by news of casualties. Continue reading...

23 мая, 04:08

Теракт в Манчестере: подробности

Теракт в Манчестере (Великобритания) на стадионе "Манчестер Арена" произошел сегодня ночьютво время концерта американской певицы Арианы Гранде. Подробнее - в материале РБК-Украина. Теракт в Манчестере: погибли около 20 человек Теракт в британском городе Манчестере произошел во время концерта американской певицы Арианы Гранде на городском стадионе "Манчестер Арена"...

22 мая, 21:24

The Road To The Great Regression

César Renduels Menendez de Llano, Universidad Complutense de Madrid and Donatella Della Porta, Institute of Human and Social sciences, Scuola Normale Superiore, Florence This article examining the backlash against neoliberalism is the fifth instalment in our Globalisation Under Pressure series. In 1980, the novelist Martin Amis attended a meeting in Texas with Ronald Reagan, then in the midst of the campaign that would put him in the White House. Reagan liked to end his electoral activities with some audience Q+A. The more personal the question, Amis explained, the more Reagan enjoyed answering. Question: “Of all the people in America, sir, why you for President?” Reagan grins. Answer: “Well, I’m not smart enough to tell a lie.” Laughter, applause. Amis relays the exchange: ‘But why do you want it, sir?’ Reagan flexes his worn, snipped, tucked, mottled face. ‘This country needs a good Republican and I feel I can do the job. Why? I’m happy. I’m feeling good.’ Here he turns. ‘And I have Nancy to tuck me up at night.’ Laughter, applause, hats in the air. Anger, discontent and resentment Imagine this anecdote today. Were Donald Trump had asked the same question in 2016, it seems like he may have responded: “Because I’m unhappy. I’m feeling bad. And my relationship with my wife is catastrophic.” And surely his Republican audience would also have clapped, identifying now not with Reagan’s optimism but with Trump’s self-portrait of anger, discontent and resentment. Ronald Reagan, that carefree actor-president, may have been the last US leader to channel Americans’ good feelings about the free market. As Robert Putnam outlines in his famous investigation, Bowling Alone, civil society and social bonds in the US strengthened from the early 20th century until the 1970s, when the era of neoliberal reforms began. At that point, things quickly began to unravel. Historically speaking, the growth of mercantilism, en economic nationalism that seeks to enrich the state through trade and wealth accumulation, has always deteriorated social bonds, though that’s not necessarily a bad thing. The market also weakens relationships that are clientelistic, toxic or patriarchal. Problems arise when mercantilism becomes an expansive, generalised social dynamic, which is precisely what globalisation unleashed starting in the 1970s. After global economic crisis exposed the limits of the Fordist assembly line-style mass production model, the world veered sharply back toward the liberal, unregulated Manchester capitalism that had predominated before the second world war. The rest of the story, which is the subject of our new book The Great Regression, you know well. ‘A catastrophic level of social corrosion’ We often make the mistake of thinking that globalisation is a radical new phenomenon, both postmodern and futuristic. In fact, in his 1944 book The Great Transformation, historian Karl Polanyi was already explaining the political and social crises of the inter-war period as a reaction to the failures of the free market. From his perspective, the whole utopian idea of a self-regulating market was nihilistic and self-destructive, materially incompatible with the variety of human social life of humans. For the pragmatist Polanyi, the “free market” never existed and could never exist. To begin with, mercantilism as a financial system has always required aggressive state intervention, both to ease the pains of its flaws and to break people’s natural resistance to being dragged along by the coattails of their economy. Practically every government in the world has undertaken this process since the 1980s. In privatising public services, for example, they have created enormous business opportunities for local elites (Argentina being a prime example), stimulated rampant real estate speculation (just look at the UK) and used public resources to rescue the banking system from its own mistakes (remember Spain?). When mercantilistm reaches the catastrophic point at which it begins to corrupt all society, Polanyi says, then collective counter-movements emerge. These efforts to reestablish communal living can have radically different political orientations. The 20th century had the fascists, waging what Italian Marxist Antonio Gramsci dubbed “passive revolutions” that aspired to alter the economic and social machinery to preserve elite privileges. It also saw Roosevelt’s New Deal, Europe’s 1940s democratic socialist movements and Clement Attlee’s reformist Labour government in the UK (1945-1951). All these were anti-mercantlist projects inspired by democratisation, learning and egalitarianism. Anti-neoliberal counter reactions This history is a reminder that there is an old pattern to these shaky modern times. In the 21st century, counter reactions to globalisation have also been taking radically different forms. Early in the century, Latin America’s leftist governments challenged the neoliberal order, rejecting the Washington Consensus and building regional solidarity. Then, there were the Arab Spring uprisings of 2010 to 2013, which sought to deepen democracy in a region long dominated by dictators. The former was crushed and the latter has largely waned. But the innovative ideas developed in the anti-austerity protests of Iceland Greece, Spain and Portugal following the start of the European debt crisis in 2009 are still very much alive. What has everyone talking are developments on the opposite end of the ideological spectrum: Brexit, Trump, the extreme right, Islamic fundamentalism – neoliberal backlashes offering new solutions for global elites hoping to preserve their privileges in a turbulent international economy. It is early yet for an in-depth analysis of the current regressive phenomenon. But we can at least start asking the right questions. First, did economic discontent really fuel the rise of the modern right, as many claim? Data from the UK and the US indicate exactly the opposite. Not only – not even mainly – blue collar workers supported Brexit and Donald Trump; the rich and the educated did too. But it is misleading to blame the resentment of the declining middle class for the state of Western politics today. Money played a crucial role in right-wing victories in the US. Big business and well-funded think tanks, including the tobacco lobby and the billionaire Koch brothers, have funded the US Tea Party for years, and starting in 2015, they richly backed Trump. To mobilise the traditional conservative base of the Republican Party, cash was injected into media blitzes that spread simple messages, often lies, appealing to American fear. The great regression! Wages growth has stagnated since the 80s while productivity has skyrocketed. #auspol pic.twitter.com/tWdp035cVS— Volt-aire's: bastard (@MickKime) March 5, 2017 Money is not the whole story, but it is an important part of it and it has historic resonance. During Europe’s fascist and Nazi movements, regressive counter movements feigned solidarity with the 99 percent while clearly enjoying the support of the 1 percent. The market’s positive response to Trump’s victory may be a clear indication that this is happening again. So far, the new regressive movements are adopting very different forms to their left-wing recent predecessors in Latin America and Europe. They diverge not only ideologically – with cosmopolitanism on the one side and xenophobia on the other – but also in their organisational models. On the right, politics today is characterised by strong, personalised leadership: Recep Tayyip Erdoğan, Narendra Modi, Vladimir Putin and Donald Trump being prime examples. Recent progressive anti-neoliberal movements, on the other hand, have been mostly been defined by citizen participation. There’s no evidence (yet) that regressive movements are necessarily more successful than their progressive counterparts. Rather, in times of economic crisis, left-wing advances such as workers’ rights have been met with a powerful, well-funded resistance. The near-constant protest of Trump, Erdoğan or Orban confirm progressive counter-reactions are very much alive indeed. But they seem unlikely to put regressive movements out of business any time soon. One step forward, two steps back The mainstream progressive response to this reactionary challenge has been, primarily, nostalgia for Keynesian economics: increase public spending to stimulate the economy, boost demand and create employment, redistribute wealth to grow the economy, among other things. That’s a bad alternative. Keynes is dead and he’s not coming back. Everything about his era – from the post-second world war international relations system of Bretton Woods and the Soviet threat to the fast clip of economic expansion back then – is unthinkable today. Only in a few places has the popular response to the failure of the self-regulating free-market been to push for greater freedom and deeper democracy, rather than to retrench or reminisce. In addition to a timid normalisation of such activism around basic rights such as housing, a universal basic income, cooperativism and feminism, we have Portugal’s left-wing ruling coalition, Podemos in Spain and the Syriza government in Greece. Today, it is evident that Greece is not the European Union’s burden to bear but rather part of its salvation. Syriza has proposed an alternative to European financial metastasis by reclaiming fiscal sovereignty, battening down the markets, focusing on democratisation, and seeking continent-wide social solidarity. It’s noteworthy that virtually all rights-based anti-neoliberalism has come from peripheral or semi-peripheral nations: first Latin America a decade ago, and now southern Europe. All of them have faced fierce opposition from the rich West. It may be time to start thinking about the Global South not as a problem but as a solution to the great regression. The Great Regression, available in 13 languages, can be found online. César Renduels Menendez de Llano, Professor of Sociological Theory, School of Social Work, Universidad Complutense de Madrid and Donatella Della Porta, Dean, Institute of Human and Social sciences, Scuola Normale Superiore, Florence This article was originally published on The Conversation. Read the original article. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

22 мая, 17:57

Анонсировано участие канцлера Австрии в ПМЭФ

Канцлер Австрии Кристиан Керн примет участие в Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ), 2 июня он выступит на подиумной дискуссии вместе с президентом России Владимиром Путиным, сообщил официальный представитель главы Австрии Николай Мозер. Канцлера Керна в поездке будет сопровождать высокопоставленная делегация из австрийских бизнесменов и промышленников, передает ТАСС. В Кремле ранее заявляли, что на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) 1-3 июня ожидается очень интересная и обширная программа президента России Владимира Путина. Форум также посетят премьер Индии Нарендра Моди и генсек ООН Антониу Гутерреш.

22 мая, 10:37

India’s Reggae Resistance: Defending Dissent Under Modi - Witness

India’s Reggae Resistance: Defending Dissent Under Modi - Witness Indian musician Taru Dalmia is convinced his reggae sounds can play a role in political activism, and decides it's time to act when a wave of protests erupts at universities across India. To take his music into the hearts of rallies and communities, he raises money to build a giant sound system and hits the road. Taru hopes his hand-built stack of speakers can support protesters alleging that free speech is being suppressed under Narendra Modi's Hindu nationalist government. But he's uncertain how local artists and activists will react. Will they embrace his Jamaica-inspired music, or see him as a naive outsider out of touch with the country's politics? More from Witness on: YouTube - http://aje.io/witnessYT Facebook - https://facebook.com/AJWitness Twitter - https://twitter.com/AJWitness Instagram - https://instagram.com/ajwitness/ Website - http://aljazeera.com/witness

22 мая, 10:17

Визит индийского премьер-министра Моди в Россию должен будет дать толчок развитию экономического коридора Север-Юг

Как ожидается, визит премьер-министра Индии Нарендры Моди в Россию, а затем, в начале июня, в Казахстан, для участия в саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), приведут к сдвигу с мертвой точки Международного транспортного коридора Север-Юг (МТСК) и других каналов сотрудничестваThe post Визит индийского премьер-министра Моди в Россию должен будет дать толчок развитию экономического коридора Север-Юг appeared first on MixedNews.

22 мая, 10:17

Визит индийского премьер-министра Моди в Россию должен будет дать толчок развитию экономического коридора Север-Юг

Как ожидается, визит премьер-министра Индии Нарендры Моди в Россию, а затем, в начале июня, в Казахстан, для участия в саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), приведут к сдвигу с мертвой точки Международного транспортного коридора Север-Юг (МТСК) и других каналов сотрудничестваThe post Визит индийского премьер-министра Моди в Россию должен будет дать толчок развитию экономического коридора Север-Юг appeared first on MixedNews.

22 мая, 10:17

Визит индийского премьер-министра Моди в Россию должен будет дать толчок развитию экономического коридора Север-Юг

Как ожидается, визит премьер-министра Индии Нарендры Моди в Россию, а затем, в начале июня, в Казахстан, для участия в саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), приведут к сдвигу с мертвой точки Международного транспортного коридора Север-Юг (МТСК) и других каналов сотрудничестваThe post Визит индийского премьер-министра Моди в Россию должен будет дать толчок развитию экономического коридора Север-Юг appeared first on MixedNews.

20 мая, 23:40

Why India's Attempt To Digital Will Fail

Authored by Jayant Bhandari via Acting-Man.com, India Reverts to its Irrational, Tribal Normal (Part XIII) Over the three years in which Narendra Modi has been in power, his support base has continued to increase. Indian institutions — including the courts and the media — now toe his line. The President, otherwise a ceremonial rubber-stamp post, but the last obstacle keeping Modi from implementing a police state, comes up for re-election by a vote of the legislative houses in July 2017.  No one should be surprised if a Hindu fanatic is made the next President. India is rapidly entering a new phase.   Indian Prime Minister, Narendra Modi on the cover of an Indian magazine in 2002, when he was the Chief Minister of the Indian province of Gujarat. During his reign in Gujarat, a civil-war like situation erupted, which seriously segregated the province’s society. It brought Hindus into a state of trance and excitement and provided them with the fake-security of the collective. Alas, wealth and civilization are created by an intense focus on value-addition, not from the short-term escapist excitement of mobs expressed through riots and rape. Destructive endeavors are a major vulnerability of poor societies, given their irrationality and lack of foresight and planning, and their short-sighted focus on high time-preference, pleasure-centered activities.   Modi, a major world-traveler, who has run around quite a bit to please foreign governments and win the support of identity-lacking non-resident Indians, is no longer going abroad with the same abandon. Historically and even today, whatever gained approval in the West is what Indians have looked up to. But Modi has matured. Modi has directed the attention of Indians to nationalism, Hindutava (fanatic Hinduism), the army, the flag, the anthem, and other superficial collective “causes” not underpinned any values or wealth-creating, civilization-producing objectives. Behind this is an empty arrogance pumped up by having grown relatively richer (still with GDP at a mere $1,718 per capita) over the last several decades due of the free gift of western technology. If all this reminds you of the early days of the Arab Spring, you are right on track  with respect to understanding what is happening in India.  India is an extremely irrational, superstitious and tribal society, which I have discussed in great detail in earlier articles, the last one of which is linked here.   War of Attrition Modi has infused so-called educated Indians with a sense of confidence and identity. It does not matter that this is all fake. To a man with a tribal, irrational mind incapable of thinking about tomorrow, throwing furniture onto the bonfire is not a problem, for today’s excitement is all that matters. Lacking empathy and compassion — another tribal “quality” — he pays no heed to the suffering of his fellow man.   It seems possible that Modi is focused on the wrong statistics [PT]   In the deeply irrational society of India, the institutions of liberty that the British  left behind were slowly but surely hollowed out. That had to happen, as the glue and the foundations of reason needed to sustain these institutions do not exist in Indian society. The tribal instincts of Indians are diametrically opposed to the concept of liberty. The concept of free speech, a remnant of the intellectual climate fostered by the British, survives for a small fraction of society – but even that is receding rapidly. Compared to what happened elsewhere in South Asia, the Middle East and Africa, India was — on a relative basis — a beneficiary of its ethnic diversity. This diversity ensured that a collective approach to destroying institutions of liberty and the rule of law worked only slowly, due to infighting. Isn’t it racist to call Indians irrational? Political correctness has indeed made people come to believe that we are all blank slates, which merely need to be reprogrammed through training. The reality has been quite different, as our everyday experience in this globalized world shows. Cultures are so resilient that even after people from these poor societies have migrated to the West, they not only fail to assimilate but more importantly, often regress. Modi’s focus is on centralizing Indian society, increase the State’s control over the individual, increase taxes and compliance, and force people’s attention on collective goals. The tribal instincts of Indians are finally getting the upper hand, as the institutions left by the British come to the end of their lives. India’s chaos means that its totalitarianism will not be like that of Nazi Germany, but similar to that of Zimbabwe. Modi’s totalitarian agenda also finds support among the IMF, the World Bank and the similar globalist institutions, which appear to be rather simplistic in their thinking. There is a strong belief among these institutions — as they lack understanding of the differences between cultures — that what works in the West must also work in India and other wretched societies. That may have been possible as long as the British ran India. Without them, fragmentation of the unnatural nation-state of India, or at least aggressive decentralization is the only practical option. In India where an organization of two people has one person too many, the forced centralization that Modi is undertaking is bound to lead to massive chaos, civil war, turmoil, and the eventual disintegration of India into its tribal constituents. India has chosen a painful path to revert to its tribal normal. Colonization by the British was the best thing that happened to what came to be known as India. Without the sanity provided by British supervision or the institutions left by them, Indian tribes will forever be engaged in a war of attrition against each other.   Yogi Adityanath, a Hindu fanatic and the new Chief Minister of Uttar Pradesh, the most populous province of India, distributing goodies, while security personnel restrain citizens from throwing themselves at his feet – a favor citizens gratefully bestow, and those in any kind of power expect. Does anyone really think India is “independent” or “democratic”?   Will digital technology alleviate their pain and drudgery? Or will it actually make it worse? (Photo credit: P. Sainath, whose work exposes the suffering of the otherwise invisible poor people of India)   Dysfunctional Organizations Have Become Worse On 8th November 2016, Modi declared 86% of the monetary value of India’s outstanding currency illegal. Even today, ATMs remain cashless. The banks are clogged with throngs of people. Small businesses — the backbone of India’s economy — keep failing, because people continue to avoid discretionary spending. People have suffered economically as the smooth flow of the economy was disrupted, and transaction costs for businesses have increased. Food prices have recovered a bit recently, but are still at about half their previous levels. Unfortunately, this is not because production has increased, but because demand has collapsed, with many of the poorest people likely unable to buy food.   A sign adorning the entrances of banks in India with depressing regularity. Photo credit: Ajay Verma / Reuters   India is one of the countries with the highest traffic-related deaths in the world. This happens despite its slow-moving traffic. India has been an utter failure in providing basic government services. Ambulances are often not available at all, or if they exist they are used for the private purposes of those in authority. In the rare cases when they do arrive, it takes them forever and even then they almost never have paramedics. They often refuse to take the injured to a hospital unless a close relative goes along. The hospitals are either ill-equipped or disinterested in taking such patients if they are not accompanied by a relative. If one is incapacitated in an accident for any reason, the chances of getting emergency aid are extremely low. One is quite likely to simply die on the roadside. The situation is similar with the police and other emergency service providers. The Indian government completely fails at its most important job.  Indians simply do not have the capacity (given their irrationality) to build and maintain such basic organizations. This happens even when they spend massive amounts in order to maintain such organizations. India has almost never undertaken a big project and completed it. None of this has discouraged the dreamer Modi. The demonetization effort, in which the government  merely had to replace old notes with new ones, has been an utter failure. It is an ongoing pain which has left the economy in shambles, despite the rosy growth figures reported by the government.   Asian bureaucracies compared: a score of 10 is the worst possible (it means your country is drowning in red tape and corruption). India has a score of 9.21 – making it a world leader in red tape. [PT]   The Realities of Going Digital in India Over a billion people in India have no access to internet. When it is available, it is often very slow. Electricity is unreliable. Bank websites are extremely unwieldy. To make an online transaction, the login process is usually very complicated, often requiring several steps and verification codes sent as text messages. More than a month ago, I paid online for a flight ticket from Delhi to London. The money left my account, but I never got the ticket. It was virtually impossible to get in touch with the Indian company I had bought the ticket from. When I did finally manage to contact them, they told me that they had refunded the money. The bank says it never got the refund. Of course, I have had to personally visit the bank every time and spend a long time waiting to talk to someone. In this electronic day and age, more than a month after the event, no-one knows where my money is. It is hard to pinpoint who deserves the blame. Indians are extremely unskilled, uneducated (despite paper certificates aiming to prove otherwise), and lack work ethics. They almost never have passion for their jobs or an interest in providing  good services to their clients. This is the main feature characterizing many Indian companies. Management and owners lack professionalism and are singularly focused  on the bottom-line, by hook or by crook, eschewing true value-addition.   And then a discovery was made amid the rubble and the ruins – let’s focus on that… [PT]   I know many people who refuse to use an ATM card. People refuse to make credit or debit card transactions, as they cannot trust the system. Many years ago my Indian credit card company refused to reverse an unauthorized charge. When I asked them to cancel my card, they upgraded my card and imposed a yearly fee. I had no choice but to stop making payments to end a never-ending cycle of problems. Given the risks involved, many people simply walk down to the bank branch to make an online transaction, which obviously defeats the whole purpose of going digital. When Indians buy something online, they tend to use the “cash on delivery” option, a unique option for buyers in India, where people have no work ethics or trust in each other.   Both the lack of trust and the lack of digital infrastructure are reflected by the fact that 98% of all consumer transactions in India are carried out in cash. Yes, banning most outstanding cash currency was probably a tad disruptive… [PT] – click to enlarge.   Virtually anyone one meets in India is perplexed about the charges banks impose on accounts these days. There are non-agreed fees and commissions that appear regularly, and on top of those, service taxes are charged. There are tens of charges which no one knows the reason for or is able to explain. Bank employees favor you with a blank stare when you ask them for an explanation. Even Modi fans finds themselves boiling in anger when their bank statements arrive. India’s attempt to go cashless will fail. India’s e-commerce companies will fail. The skills and ethics required to run big organizations simply do not exist in India. In the meantime, the forceful imposition of cashless transactions will only succeed in imposing massive costs on society.   Other Forced Digitalization Will Fail There has been much talk about the newly imposed national ID system, Aadhaar, and the GST system that is expected to be rolled out in a few months.   Errors are an all too common feature of digital India. Aadhaar is used for purposes it was allegedly not intended for.   Aadhaar will fortunately not lead to a Nazi-style police state. India is too chaotic and undisciplined for that. India will be a Zimbabwe-style police state. The stated purpose of Aadhaar was to provide assistance to the poorest people in  society. You often see them sitting outside bank branches, begging to get the equivalent of a few dollars that are due to them, for the money often isn’t in their accounts or simply untraceable. Mistakes and disappeared money that should be highly unlikely happen all the time in India, as the kind reader by now surely understands, given India’s cultural underpinnings.  Data breaches and leakages from the Aadhaar system are becoming everyday news. Even in a perfect system, which is anyway not possible, Indians will still engage in data breaches for bribes, etc., as they simply do not have respect for their own professions or pride in what they do.  Despite the fact that it is unconstitutional, India’s government is making Aadhaar compulsory for filing tax returns, using government services, salary payments, etc.   A rather perceptive cartoon about the Aadhaar card. In the meantime India’s Supreme Court has ruled that Aadhaar cannot be made mandatory. The government seems set on ignoring this ruling and is pressing ahead with the scheme anyway. [PT]   India’s much talked about GST system is to roll out in July. GST will impose a massive need to create audit trails. The simple movement of a good by a transporter to someone’s house will require an electronic document to be produced. Couriers who have so far not had any involvement in this process will be entrapped. Similar e-way bills will have to be created as goods moves from  couriers to trucks or change hands in any other way. These documents will have limited validity, so if a person has a possession of a good for more than a certain time while it is in transit, a new e-way bill will need to be created. Any movement of inventory within the same company will have to be documented and filed. Even very small companies will have to file three documents every month and another document every year. No one knows for sure how GST will be implemented. I doubt that the government itself actually knows it — in fact, of course they don’t. It will definitely create a new wave of chaos and many aspects will likely need to be reversed. India has a serious skills shortage. Indian companies can e.g. not find skilled accountants. Most will find the costs associated with implementing such a rigorous system far too high anyway. Increased demand for tax officers and accountants will reduce the pool of workers available for productive activities.   Anxiety is a Way of Life in India India’s attempt to go digital will fail. Digital cash will fail. E-commerce companies will fail. In India, the national ID-card system, Aadhaar, will fail. The GST system will likely fail, or it will at least create massive problems in implementation. All these programs will impose huge costs on the economy and the well-being of entrepreneurs, including the wretched poor in the large informal economy. India is looking for totalitarian solutions to deal with problems created by totalitarianism and tribalism. India is trying to use the the facade of the technologically advanced West hoping that the packaging will automatically deal with the lack of inner substance. Fail even with respect to superficial issues seems preordained India’s government cannot provide basic services to its people. Ambulances are conspicuous by their absence. But Modi wants to move on to doing bigger things. In the last 70 years of independence, Indians have systemically destroyed the institutions of the rule of law that the British had bestowed on the country.     Cash is king in India, in every respect – click to enlarge. There is a lot of pain and no gain facing India. If they had any sense they should be begging the British to return and rule the country. That is the only option apart from chaos, disintegration, and eventual never-ending tribal infighting among the fragments.

Выбор редакции
20 мая, 15:09

India announces policy for strategic partnerships in defense

MUMBAI (Reuters) - India on Saturday finalised a policy that would allow local private companies to work with foreign players to make high-tech defense equipment, in a boost to Prime Minister Narendra Modi's bid to cut reliance on imports.

18 мая, 15:18

Текст: Шелковые путы: Индийский слон не влез в китайский пояс ( Lenta.ru )

На саммит «Один пояс — один путь», прошедший на днях в китайской столице, собрались лидеры 30 стран. Все государства Южной, Восточной и Юго-Восточной Азии прислали своих представителей, за исключением одного — Индии. Премьер-министр Нарендра Моди направленное ему приглашение демонстративно проигнорировал, а вместе с ним и другие индийские чиновники и бизнесмены. Пекин получил ясный сигнал: в Нью-Дели недовольны. Чем именно китайское руководство не угодило южному соседу? В субботу, 13 мая, бригада пакистанских рабочих заканчивала расширение участка дороги возле порта Гвадар, конечной точки коридора КНР — Пакистан (CPEC), проекта стратегической важности, который должен дать Китаю прямой выход в Индийский океан. Рабочие не обратили вниман...

18 мая, 14:57

Apple (AAPL) Commences iPhone Assembling Operations in India

Per media reports, Apple Inc (AAPL) has finally commenced assembling operations in India.

18 мая, 11:02

Кабмин Индии одобрил строительство десяти ядерных реакторов (Ctavr)

НЬЮ-ДЕЛИ, 17 мая – РИА Новости. Кабинет министров Индии в среду одобрил строительство 10 тяжеловодных ядерных реакторов, общая мощность которых составит 7 тысяч мегаватт, говорится в пресс-релизе правительства. Принимая важное решение для ускорения национальной ядерной программы Индии и придавая импульс национальной ядерной промышленности, кабмин под председательством премьер-министра Нарендры Моди одобрил строительство 10 блоков отечественных реакторов на тяжелой воде для Индии. Общая выработка реакторов будет 7 тысяч мегаватт", — говорится в пресс-релизе. 36 комментариев

18 мая, 08:02

Шелковые путы: Индийский слон не влез в китайский пояс (ko_mon)

На саммит «Один пояс — один путь», прошедший на днях в китайской столице, собрались лидеры 30 стран. Все государства Южной, Восточной и Юго-Восточной Азии прислали своих представителей, за исключением одного — Индии. Премьер-министр Нарендра Моди направленное ему приглашение демонстративно проигнорировал, а вместе с ним и другие индийские чиновники и бизнесмены. Пекин получил ясный сигнал: в Нью-Дели недовольны. Чем именно китайское руководство не угодило южному соседу — разбиралась «Лента.ру».21 комментарий

04 ноября 2016, 08:15

Китай силой остановил строительство канала в Индии

Военнослужащие Китая и Индии заняли позиции друг напротив друга, после того как китайские войска вчера остановили строительство оросительного канала на территории приграничной области Ладакх в северном индийском штате Джамму и Кашмир, сообщает NDTV.

07 марта 2016, 16:07

Бутон Лотоса: Индия в современном мире

Конец 2015 года ознаменовался официальным визитом премьер-министра Индии Нарендры Моди и его переговорами в Кремле с президентом Российской Федерации Владимиром Путиным. Содержание и результаты этих переговоров, которые сопровождались встречей с представителями деловых кругов двух стран, пока остаются известными только в общем виде, без детализации, однако ясно, что сотрудничество между Москвой и Дели выходит на новый, гораздо более высокий уровень, который стороны официально определили как «специальное привилегированное стратегическое партнёрство». Учитывая наличие у России «стратегического союза» с КНР, а также активно идущий процесс нормализации индийско-китайских отношений, можно сказать, что «тройной союз» между Индией, Китаем и Россией, о возможности которого впервые заявил Евгений Примаков после его знаменитого «разворота над Атлантикой» в 1999 году, — состоялся. Надо сказать, что на тот момент идея Примакова выглядела утопичной — прежде всего, по причине несоответствия уровня индийско-китайских отношений ни уровню российско-китайских, ни уровню российско-индийских отношений. Однако все эти направления трёхстороннего сотрудничества за истекшие 15 лет получили мощную положительную динамику, и прежде всего это касается отношений между Пекином и Дели. Проблемные моменты никуда не исчезли, а их немало. Есть пограничный вопрос, взаимные территориальные претензии. Есть проблема далай-ламы и пребывания тибетских беженцев на территории Индии, хотя Индия безоговорочно признала китайский суверенитет над Тибетом. Наконец, есть проблема сотрудничества Пекина и Исламабада, для Индии чрезвычайно болезненная. Но и правительство Манмохана Сингха, и нынешнее правительство Нарендры Моди, невзирая на их различную партийную принадлежность, курс на всестороннее развитие отношений с КНР проводили весьма последовательно и успешно. Китай за эти годы стал крупнейшим внешнеторговым партнёром Индии, активно идёт политическое взаимодействие двух стран в рамках ШОС и БРИКС, и в этих условиях «слабой стороной» большого евроазиатского треугольника стали выглядеть уже российско-индийские отношения. Именно поэтому им был нужен новый импульс, которым и стали достигнутые на переговорах Путина и Моди соглашения. Один лишь перечень направлений сотрудничества, озвученный российским президентом, выглядит весьма впечатляюще. Здесь и атомная энергетика: «При содействии России возводится АЭС «Куданкулам»: первый энергоблок станции был введён в строй в июне 2014 года; считаные недели остаются до запуска второго энергоблока; намерены в ближайшее время приступить к сооружению третьего и четвёртого; идут переговоры по пятому и шестому энергоблокам. Достигнута договорённость о выделении индийской стороной ещё одной площадки под строительство энергоблоков… причём будут использоваться новейшие реакторы ВВЭР-1200 и поставки нефти для индийских нефтеперерабатывающих заводов: в объёме 10 миллионов тонн ежегодно в течение 10 лет; и другие энергетические проекты: «Газпром» в текущем году экспортировал в Индию пять крупных партий сжиженного природного газа, реализуются крупные проекты в тепло- и гидроэнергетике. Компания «Силовые машины» завершила поставки и ввела в эксплуатацию оборудование для гидроэлектростанций «Тери» и «Балимела», ТЭС «Конасима». Ведётся строительство «под ключ» трёх блоков ТЭС «Сипат». Специально было отмечено Путиным и такое специфическое направление, как добыча и обработка алмазов: «Россия — крупнейшая в мире алмазодобывающая страна, 27 % мировой добычи, а Индия — лидер в области изготовления бриллиантов, 65 % производства. Почти половина поставок российского сырья приходится как раз на Индию». В данной связи, наверное, стоит заметить, что в БРИКС помимо Индии и России входит также ЮАР, откуда ведёт свои корни бриллиантовая «империя» семейства Оппенгеймеров De Beers. «Мы также условились запускать новые совместные проекты в таких высокотехнологичных сферах, как авиастроение, автомобилестроение, металлургия, фармацевтика, химическая промышленность. Обсудили перспективы участия российского бизнеса в реализации индийской программы импортозамещения, она так и называется — «Делай в Индии». Видим в этом дополнительную возможность для создания совместных предприятий, передачи технологий, производства продукции с высокой добавленной стоимостью», — отметил российский президент, отдельно указав на важность сотрудничества двух государств в военной и военно-технической сферах: «Эталонным образцом такого взаимодействия является совместное создание ракетных комплексов «БраМос». Начато уже крупносерийное производство противокорабельных ракет в интересах индийских военно-морских сил. Не менее перспективным считаем обсуждение проектов разработки многофункционального истребителя и многоцелевого транспортного самолёта». Также была отмечена важность регулярного проведения совместных сухопутных, военно-морских и военно-воздушных учений «Индра». Видимо, не исключается и взаимодействие в сфере космических технологий, где Индия обладает долгосрочной и весьма амбициозной программой развития, по вопросам информационной безопасности и т. д. Особого внимания заслуживает заявление российского лидера о том, что Индия является «одним из наиболее достойных кандидатов» на место еще одного постоянного члена Совета Безопасности ООН. То, что Владимир Путин заговорил о такой возможности впервые и применительно к Индии, означает лишь одно: реформа ООН уже стоит на повестке дня мировой политики, и она не за горами. Как известно, другими претендентами на аналогичный статус являются ФРГ и Япония — два финансово-экономических гиганта, потерпевших поражение во Второй мировой войне, чьи кандидатуры в Совет Безопасности поддерживают и продвигают — правда, очень осторожно — США, Великобритания и Франция. И публичное выдвижение президентом РФ «индийской альтернативы» является очень сильной политической инициативой. Прежде всего, это станет признанием той роли, которую Индия как часть Британской империи играла во Второй мировой войне, выступая на стороне Объединённых Наций. Во-вторых, это в полной мере отражает экономический вес современной Индии, который значительно превосходит показатели ФРГ и Японии, По итогам 2014 года, как следует из доклада Всемирного банка, Индия занимала третье место в мире по размеру своей экономики, рассчитанному исходя из паритета покупательной способности (7,4 трлн долл.), Япония — четвёртое (4,6 трлн долл.), а Германия — шестое (3,7 трлн долл.). Франция при этом была лишь девятой (2,57 трлн долл.), а Великобритания — десятой (2,56 трлн долл.). Для сравнения: Россия в списке Всемирного банка занимает пятое место с показателем 3,75 трлн долл. (при ВВП по обменному курсу 1,2 трлн долл.), а Китай вышел в лидеры с 18 трлн долл. Индийский ВВП на душу населения увеличился почти в 4 раза, с 452 долл. в 1991 году до 1608 долл. в 2014 году, при этом характеризующий степень социального неравенства коэффициент Джини тоже вырос, но незначительно — примерно с 31 до 35. В России данный показатель, кстати, больше 42, а в Китае он еще выше — около 47. Общий объём индийского экспорта в 2014 году составил 342,5 млрд долл., импорта — 508,1 млрд долл., при этом по итогам 2014 года лидером зарубежных поставок было топливо (19,6 %), Индия является 5-м в мире экспортёром нефтепродуктов. Следующие позиции занимают продукция лёгкой промышленности и сырьё для неё (13,9 %), химические товары (13,1 %), драгоценные металлы и камни (12,8 %), продовольствие (10,4 %), транспортные средства (8,2 %), металлопродукция (8,1 %) и продукция общего и специального машиностроения (7,9 %). Внешний долг, государственный и корпоративный, достаточно быстро растёт и достиг 3,8 трлн долл., или 51,3 % ВВП, общий государственный долг (включая и внутренний) — 3,9 трлн долл. Однако и эти показатели выглядят значительно лучше японских и немецких. Экономика Индии в 2014 году выросла на 7,3 %, в этом году ожидается рост на 6,8 %, что значительно превосходит показатели США, ЕЭС и Японии и лишь немного уступает Китаю. Сегодня Индия — это мощная ядерная (с 1975 года) и космическая (с 1980 года) держава, которая способна производить практически весь спектр товаров и услуг, необходимых для самодостаточной современной экономики. Разумеется, этот взлёт Индии, пока находящейся «в тени» китайского взлёта, не мог состояться «сам по себе». Он во многом был определён высочайшим качеством индийских политических, экономических и культурных элит, которые сформировались в противоборстве и взаимодействии с британской метрополией. Инфраструктуру современной Индии: железные и автомобильные дороги, порты, электроэнергетику и т. д., — создавали англичане, университеты создавали англичане, подготовка конституции независимой Индии началась ещё в 30-е годы, когда стало ясно, что ни в статусе колонии, ни в статусе доминиона Индию Лондону удержать не удастся. Английский язык является одним из государственных языков на территории Индии, которая продолжает оставаться членом Содружества Наций под эгидой британской королевы. Более того, главой Секретариата Содружества с 2008 года является представитель Индии Камалеш Шарма. Изображения Елизаветы II до сих пор можно встретить на индийских почтовых марках, канадцы строят в Индии АЭС, финансовые операции крупного индийского бизнеса традиционно ведутся через Лондон, а интересы государств, входящих в Содружество Наций, взаимно представляют не послы, а «High Commissioners». Но в декабре 1947 года, когда в результате реализации «плана Маунтбеттена», или «плана 3 июня», возникла современная Республика Индия, казалось, что это государственное образование является искусственным и в ближайшей перспективе может развалиться если не на 584 княжества, которые существовали на её территории до британского завоевания, то на 20–30 мелких и конфликтующих между собой государств. Однако этого не произошло. Более того, с каждым годом внутрииндийское единство становится всё более прочным, чему способствуют не только перечисленные выше социально-экономические достижения страны. Важнейшую роль в индийском «нацбилдинге» играют радио, телевидение, интернет и кино. Например, феномен Болливуда вообще не имеет прецедента в современном мире, а по уровню развития информационных технологий Индия является единственной страной, сопоставимой с США. Чрезвычайно важна также активная вовлечённость её жителей в политические процессы. Численность индийских избирателей превышает сегодня 600 миллионов человек, это больше всего населения Евросоюза. И явка на парламентских выборах 2014 года составила 66,4 % — то есть за кандидатов более чем десяти партий проголосовало около 400 миллионов индийцев. Несмотря на национальную электронную систему голосования, никаких бумажных бюллетеней в Индии, которую по праву именуют крупнейшей демократией современности, давно нет, — на избирательные участки выстраивались огромные очереди. Поскольку грамотны далеко не все, на мониторах, помимо названий партий, высвечивались и их символы. У Бхарата Джанатия Парти (БДП) это был лотос, у Партии Конгресса — ладонь, у коммунистов — серп и молот и так далее. И люди вполне осознанно голосовали за эти символы. Конечно, после победы БДП весьма сильны были опасения того, что возникнут сложности с мусульманским меньшинством, составляющим около 13 % населения Индии. Тем более что с именем Нарендры Моди связываются не только очень активные и успешные экономические реформы в штате Гуджарат, главой правительства которого он был начиная с 2001 года, но и грандиозные столкновения на конфессиональной почве, произошедшие там в 2002 году, когда погибло около двух тысяч человек. А Индия — это не только крупнейшая демократия мира, но и третье по численности живущих в нём мусульман государство мира, после Индонезии и Пакистана. В Индийском метарегионе, если считать только Индию, Пакистан и Бангладеш, проживает около 450 миллионов мусульман — почти треть мировой уммы. Так что игнорировать или приуменьшать значение «мусульманского фактора» для Индии категорически нельзя. Но Моди, став премьер-министром, постоянно подчёркивает свою лояльность к мусульманам внутри страны и пытается нормализовать отношения с Пакистаном. Так, он пригласил на свою инаугурацию премьер-министра Пакистана Наваза Шарифа — и тот приехал в Дели наряду с другими лидерами Южно-Азиатской ассоциации регионального сотрудничества (СААРК). Кстати, на обратном пути из Москвы индийский премьер сделал остановку не только запланированную — в Кабуле, но и неожиданную — заехав в Лахор к Навазу Шарифу. Надо сказать, это свидетельствует о том, что индийские элиты в настоящее время значительно изменились: на смену прежним лидерам, как правило, получавшим образование в Великобритании и в целом исповедовавшим «британский стиль» в политике, приходит новое поколение, ярким представителем которого является как раз Нарендра Моди. Конечно, Индия, в силу своего геополитического положения, активно наращивает свой оборонный потенциал, прежде всего — военно-морской (6000 км береговой линии заставляют обезопасить себя прежде всего от угроз с моря, которые, как показал теракт 2008 года в Мумбаи (Бомбей), вполне реальны). Однако за последние годы Индия всё менее склонна «проецировать» именно военную силу за пределы своих национальных границ, предпочитая использование политических, дипломатических, финансово-экономических и других «мягких» факторов влияния. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть на список военных конфликтов, в которых принимала участие Индия с момента провозглашения независимости: 1947–1949 годы — первая «пограничная» война с Пакистаном, раздел Кашмира. 1950 год — индийские войска временно введены в Непал. 1961 год — освобождение Гоа. 1962 год — пограничная война с Китаем. 1965 год — вторая война с Пакистаном. 1971 год — третья война с Пакистаном. Образование государства Бангладеш на территории Восточного Пакистана. Индийские войска временно введены на территорию Бангладеш и Шри-Ланки. 1983 год — начало боевых столкновений с Пакистаном на леднике Сиачим (Сячэнь). 1984 год — операция «Голубая звезда» (против сикхских сепаратистов). 1987–1990 годы — миротворческие силы Индии направлены в Шри-Ланку. 1988 год — ввод военного контингента на Мальдивские острова. 1999 год — «Каргильский» конфликт в штате Джамму и Кашмир. Как можно видеть, нынешний «мирный» период в истории Индии стал уже более длительным, чем период 1971–1983 гг., «золотой эры» Индиры Ганди, в которую входит и первая победа Джаната Парти в 1977 году, прервавшая монопольное правление Индийского национального конгресса. Впрочем, речь идёт прежде всего о смене методов достижения целей, но не о смене самих целей. Как гласил размещенный на официальном сайте посольства Индии в России материал: «географические территориальные границы и стратегические рубежи Индии не совпадают». К категории «стратегических рубежей», по мнению автора данного текста, следовало относить Афганистан, Пакистан, Бангладеш, Мьянму (Бирму), Тибет и Непал. «Даже если Южная Азия имеет те (политические. — Т. Ш.) очертания, которые сложились сегодня,… её следует рассматривать как некое географически определённое и стратегическое единство». То есть эти государства рассматриваются не столько в качестве объектов для собственно индийской экспансии, сколько в качестве своеобразного «пояса безопасности», необходимого для эффективного нациестроительства, поскольку внутренние сепаратистские движения и социально-экономические проблемы представляют для Индии гораздо большую опасность, чем любая возможная внешняя агрессия. Приход к власти Норендры Моди, выходца из бедной семьи и низкой касты, который считает своей главной задачей решить проблему бедности, изменить в лучшую сторону экономическое положение в стране, — это свидетельство того, что нынешние индийские элиты следуют «золотому правилу» политики, согласно которому внешняя политика любой страны призвана обеспечивать прежде всего её внутреннее развитие. Несомненно, Индия видит своё будущее в расширении своего «neighborhood», то есть «соседства». Возможно — через мирное объединение с Бангладеш и Пакистаном. Но это — весьма отдалённая, хотя и вполне вероятная перспектива. Пока же геополитическая энергия Индии почти на сто процентов направлена не вовне, а внутрь собственной территории. И «тройной союз» с Россией и Китаем полностью отвечает её национальным интересам, а потому является долгосрочной и стабильной внешнеполитической программой. Сегодня трудно сказать, сколько ещё может продлиться подобное состояние вещей: 15, 25 или 50 лет, но совершенно очевидно, что бесконечным оно не будет. И не исключено, что миру уже к середине XXI века придётся столкнуться с ещё одним глобальным «центром силы» в лице Индии. Татьяна Шаумян, Журнал "Изборский клуб", 2016 № 1