• Теги
    • избранные теги
    • Международные организации61
      • Показать ещё
      Страны / Регионы438
      • Показать ещё
      Люди330
      • Показать ещё
      Разное316
      • Показать ещё
      Компании83
      • Показать ещё
      Издания34
      • Показать ещё
      Формат17
      Сферы16
      Показатели3
Неоконсерватизм
Неоконсерватизм
НЕОКОНСЕРВАТИЗМ (neoconservatism) — возникшее в 1970-е гг. идеологическое течение на Западе.   Приставку «нео» («новый») консерватизм получил в результате некоего обновления после довольно долгого перерыва, когда он потерял популярность. После Второй мировой вой ...

НЕОКОНСЕРВАТИЗМ (neoconservatism) — возникшее в 1970-е гг. идеологическое течение на Западе.

 

Приставку «нео» («новый») консерватизм получил в результате некоего обновления после довольно долгого перерыва, когда он потерял популярность.

После Второй мировой войны, победы СССР, успехов восстановлении страны, запуска первого спутника и человека в космос, проведения фестивалей молодежи, успеха национально-освободительных движений, во всем мире победу одерживала левая идеология.

Обновленный консерватизм интегрировал в себе все, что противостояло левому, т. е. оказался смесью традиционного консерватизма (без крайностей антисемитизма, фашизма, традиционализма, клерикализма) и либерализма. По меткому выражению И. Кристола, неоконсерватор — это «либерал, схваченный за горло реальностью». Зачастую еще вчера они были либералами и даже социал-демократами, но глобальные проблемы современности, углубление культурного и экономического кризиса, проблемы управляемости демократического государства заставили их мыслить по-новому.

Как ни парадоксально, но мыслить по-новому для многих означало мыслить консервативно. В сущности неоконсерватизм стал попыткой спасти либерально-демократические ценности консервативными средствами. Как пишет Кальтенбруннер, современные консерваторы «консервативны, потому что они либеральны».

Чтобы сохранить ценности свободы и демократии в современном мире, надо иметь серьезный противовес в лице сильного государства, способного противостоять партикуляризму отдельных социальных групп. Такое государство призвано обеспечивать сохранение традиционных ценностей, поддержку семьи, религии, образования, культуры. В широком смысле неоконсерватизм представляет собой целый спектр очень разных идейно-политических течений. Как говорил видный лидер германской социал-демократии В. Брандт, «сегодня консервативным характеризуется совершенно разное, подчас взаимоисключающее поведение».

Неоконсерватизм отличается тем, что интегрирует в качестве существенных многие либеральные ценности: например, уменьшение государственного регулирования; свободу частного предпринимательства. Если раньше консерваторы и либералы противопоставляли религию и свободу, то у неоконсерваторов сама свобода стала «религией», т. е. обязывающей нормой, со своим культом и жрецами, своими заклинаниями и формулами, внешними символами, которым поклоняются, ставят памятники, пропагандируют, насаждают.

В программе неоконсерваторов возрождение авторитета традиционных социальных институтов: семьи, школы, церкви, а также национального самосознания, индивидуальной свободы и единства нации, противостояние социальным программам, миграции, в интересах «коренных» наций, геополитический прагматизм во внешней политике.

Согласно одной типологизации неоконсерватизма, в нем выделяется 3 основных направления.

Во-первых, это либертаризм, как экономоцентрическое течение, представленное именами Ф. Хайека, М. Фридмана и всех, кто исповедует т. н. философию либертаризма. В ее основе лежит идея свободы индивида от всякого принуждения. Проблема справедливости и равенства рассматривается здесь через призму свободной конкуренции, в которую вступают свободные индивиды в условиях рыночной экономики: «Свободный рынок способен сам обеспечить каждому члену общества возможности для проявления своих способностей»; «Нет — социальной защите!».

Другое направление неоконсерватизма по сути является этноцентрическим. Наиболее яркое выражение оно находит в идеологии «новых правых» во Франции (прежде всего в лице их лидера А. де Бенуа) и ставит во главу угла проблемы культуры и этноса. С точки зрения «новых правых», европейская культура должна «вспомнить» о своих кельтско-германских корнях и освободиться от чуждого ей по духу влияния иудейско-христианской и арабской (исламской) традиции. В этом варианте неоконсерватизма ярко видно отличие от консерватизма старого, в котором к религии, особенно христианской, было позитивное отношение. Причем, чаще всего претензии предъявляются не религии как таковой, а христианству, которое, по мнению многих неоконсерваторов, породило в Европе XIX–XX вв. социализм и коммунизм.

В основе третьего и, очевидно, наиболее близкого к консерватизму ортодоксальному, течения остается верность традициям, вечным ценностям и институтам.

Неотрадиционалистам близки идеи, высказанные когда-то Э. Берком, Ж. де Местром и де Токвилем, однако они признают, что «каждое новое поколение нуждается в новом понимании консервативного», т. е. «того, как следует консервативно думать и действовать в данное время».

Для анализа общественных проблем они используют новейшие достижения политической и философской антропологии (А. Гелен), этологии (К. Лоренц), системных исследований (Н. Луман). Значительную роль в т. н. «консервативном наступлении» 1970–80-х гг. сыграл австрийский политолог Г.К. Кальтенбруннер, занимавший антиклерикальную позицию.

В работе «Трудный консерватизм» (1975) он сформулировал 6 основных принципов неоконсерватизма:

1. Преемственность (верность традициям, создание материальных и духовных условий сохранения духовного наследия и идентичности общества).

2. Стабильность (важнейшее условие сохранения ценностей в обществе все более нарастающих революционных изменений).

3. Порядок (гарант стабильности и преемственности, обеспечивающийся такими общественными институтами как семья, профессия, право, государство).

4. Государственный авторитет (сила, способная противостоять разрушительному влиянию групповых интересов и проводящая единую политическую линию).

5. Свобода (возможность индивидуальной и общественной инициативы — в рамках «авторитета и порядка».

6. Пессимизм (недоверие к планам строительства рая на земле, неверие в абсолютную справедливость и гармонию: «определенная доля пессимизма предохранит от иллюзии о счастье для всех, о достижении такого счастья путем реформ»).

Большие место в неоконсервативной мысли занимает творчество немецкого философа Г. Рормозера, призывавшего к консервативному контрнаступлению на левую идеологию, разрушающую, по его мнению, идентичность немцев, и либерализм, приведший к абсолютизации индивидуализма и атомизации общества. В книге «Кризис либерализма» (1994) Г. Рормозер обращается к учению Г. Гегеля о нравственном государстве, функция которого состоит не только в упорядочивании отношений внутри общества согласно определенным формальным правилам, но и в наделении общества неким духовным смыслом.

Предоставленное само себе, лишенное духовного смысла, противопоставляющее себя истории, государству и религии общество разлагается; а жизнь человека лишается иного смысла, кроме удовлетворения потребностей (см. Общество потребления). Для реактуализации гражданских добродетелей, по мнению Рормозера, необходим возврат к христианству. Немецкий ученый обращается к опыту России, считая дехристианизацию советского общества выпадением из истории, а мощное христианское возрождение в 1990-е гг. — признаком того, что Россия гораздо раньше многих стран вернулась на рельсы консерватизма.

На примере России Рормозер демонстрирует также неспособность либерализма справиться я тяжелыми кризисными ситуациями в экономике и социальной сфере: «либерализм функционирует лишь в условиях нормального положения, когда существует относительно высокий уровень благосостояния и сильное среднее сословие выступает в роли стабилизирующей силы».

Критикуя либерализм за его утилитарность, антиисторичность, идеологичность, притязания на всеобщность, Рормозер, тем не менее, подчеркивает, что новый консерватизм не должен повторять ошибок консерваторов 1920-х гг., а именно вырождаться в слепой антилиберализм, поскольку без таких элементов либерализма, как возможность личной инициативы, открытость общественных процессов, современное общество нежизнеспособно. Консерватизм должен стать для либерализма тем противовесом, который бы «постоянно поворачивал его лицом к действительности».

Неоконсерваторами были Р. Рейган, М. Тэтчер, Дж. Буш-ст., Дж. Буш-мл. и др.

Теоретики неоконсерватизма — Лео Страус, Г.-К. Кальтенбруннер, Г. Рормозер, С. Хантингтон, П. Бьюкенен. Академик

Неоконсерватизм в США... от Платона, Макиавелли и Троцкого до "Второго Пришествия"

Неоконсерватизм как идеология мировой гегемонии США

Американские неоконы в действии. Часть 1

 

Изображения, Вики

Развернуть описание Свернуть описание
23 марта, 08:46

Hysteria on the Left Over Russia Has Reached a Fevered Pitch

We first need to remember where this all started -- nearly a hundred years ago Trotsky was exiled from Russia; he packed his bags and headed for Mexico to start what is known today as the neocon movement. Their stated goal was to spread a brand of government via military means -- remaining in a state of revolution at all times. They are, essentially, communists masquerading as capitalists and they co-opted the republican party. Today, the children of the original neocons, like Bill Kristol, have hard-ons for Russia -- because it's in their blood. They can't help themselves. Now the left were always fans of the Soviet Union -- because communism appealed to them. If you recall, Ted Kennedy actually reached out to the Russians in the 80's to broker a deal with them in exchange for their help in undermining Reagan. It failed and Reagan ended up being the best leader since JFK. But ever since communism ended in Russia, the left have been very sore with them and have merged ideologies with the neocons to foment strife with them. Events transpiring in the Ukraine was the first excuse for these sleeper cells in our government to activate -- trying to lure Putin into an escalation. When Putin went into Syria, to defend his only deep water port in the Mediterranean and take out ISIS, who we armed and permitted to run wild about the region, we had Turkey shoot down their fighter jet followed by Secretary Kerry requesting that we send troops into Syria to support the 'rebels' -- who were/are terrorists. When John Podesta's emails were released, it was a massive embarrassment to the DNC and Hillary Clinton. Rumors of a child-pedo ring were running rampant and weird things started to happen -- such as the death of Seth Rich. Following Trump's victory, this narrative that Russia somehow hacked Podesta's emails and then delivered them to Wikileaks was energized to the tenth degree by the mercenary media, neocons, and the left. They've been using this feeble and easy to disprove narrative to undermine President Trump -- because he represents everything the establishment hates. They're impugning the honor and integrity of a military giant, one with advanced nuclear weaponry -- because their childish behavior demands it. Would you want your son drafted into a war to fight and die in Moscow because John "I don't need pizza now" Podesta's email box was hacked? Get the fuck out of here with these lunatics. I clipped this from the Russian 'echo-chamber' Infowars -- who did a good job documenting some of the more outlandish statements made by the left -- regarding Russia. These are not the actions and words of stable people. Content originally generated at iBankCoin.com

22 марта, 09:00

The Kagans Are Back; Wars To Follow

Authored by Robert Parry via The Strategic Culture Foundation, The Kagan family, America’s neoconservative aristocracy, has reemerged having recovered from the letdown over not gaining its expected influence from the election of Hillary Clinton and from its loss of official power at the start of the Trump presidency. Former Assistant Secretary of State for European Affairs Victoria Nuland, who pushed for the Ukraine coup and helped pick the post-coup leaders. (She is the wife of neocon theorist Robert Kagan.) Back pontificating on prominent op-ed pages, the Family Kagan now is pushing for an expanded U.S. military invasion of Syria and baiting Republicans for not joining more enthusiastically in the anti-Russian witch hunt over Moscow’s alleged help in electing Donald Trump. In a Washington Post op-ed on March 7, Robert Kagan, a co-founder of the Project for the New American Century and a key architect of the Iraq War, jabbed at Republicans for serving as “Russia’s accomplices after the fact” by not investigating more aggressively. Then, Frederick Kagan, director of the Critical Threats Project at the neocon American Enterprise Institute, and his wife, Kimberly Kagan, president of her own think tank, Institute for the Study of War, touted the idea of a bigger U.S. invasion of Syria in a Wall Street Journal op-ed on March 15. Yet, as much standing as the Kagans retain in Official Washington’s world of think tanks and op-ed placements, they remain mostly outside the new Trump-era power centers looking in, although they seem to have detected a door being forced open. Still, a year ago, their prospects looked much brighter. They could pick from a large field of neocon-oriented Republican presidential contenders or – like Robert Kagan – they could support the establishment Democratic candidate, Hillary Clinton, whose “liberal interventionism” matched closely with neoconservatism, differing only slightly in the rationalizations used for justifying wars and more wars. There was also hope that a President Hillary Clinton would recognize how sympatico the liberal hawks and the neocons were by promoting Robert Kagan’s neocon wife, Victoria Nuland, from Assistant Secretary of State for European Affairs to Secretary of State. Then, there would have been a powerful momentum for both increasing the U.S. military intervention in Syria and escalating the New Cold War with Russia, putting “regime change” back on the agenda for those two countries. So, early last year, the possibilities seemed endless for the Family Kagan to flex their muscles and make lots of money. A Family Business As I noted two years ago in an article entitled “A Family Business of Perpetual War”: “Neoconservative pundit Robert Kagan and his wife, Assistant Secretary of State Victoria Nuland, run a remarkable family business: she has sparked a hot war in Ukraine and helped launch Cold War II with Russia and he steps in to demand that Congress jack up military spending so America can meet these new security threats. Prominent neocon intellectual Robert Kagan. (Photo credit: Mariusz Kubik, http://www.mariuszkubik.pl) “This extraordinary husband-and-wife duo makes quite a one-two punch for the Military-Industrial Complex, an inside-outside team that creates the need for more military spending, applies political pressure to ensure higher appropriations, and watches as thankful weapons manufacturers lavish grants on like-minded hawkish Washington think tanks.   “Not only does the broader community of neoconservatives stand to benefit but so do other members of the Kagan clan, including Robert’s brother Frederick at the American Enterprise Institute and his wife Kimberly, who runs her own shop called the Institute for the Study of War.” But things didn’t quite turn out as the Kagans had drawn them up. The neocon Republicans stumbled through the GOP primaries losing out to Donald Trump and then – after Hillary Clinton muscled aside Sen. Bernie Sanders to claim the Democratic nomination – she fumbled away the general election to Trump. After his surprising victory, Trump – for all his many shortcomings – recognized that the neocons were not his friends and mostly left them out in the cold. Nuland not only lost her politically appointed job as Assistant Secretary but resigned from the Foreign Service, too. With Trump in the White House, Official Washington’s neocon-dominated foreign policy establishment was down but far from out. The neocons were tossed a lifeline by Democrats and liberals who detested Trump so much that they were happy to pick up Nuland’s fallen banner of the New Cold War with Russia. As part of a dubious scheme to drive Trump from office, Democrats and liberals hyped evidence-free allegations that Russia had colluded with Trump’s team to rig the U.S. election. New York Times columnist Thomas L. Friedman spoke for many of this group when he compared Russia’s alleged “meddling” to Japan’s bombing of Pearl Harbor and Al Qaeda’s 9/11 terror attacks. On MSNBC’s “Morning Joe” show, Friedman demanded that the Russia hacking allegations be treated as a casus belli: “That was a 9/11 scale event. They attacked the core of our democracy. That was a Pearl Harbor scale event.” Both Pearl Harbor and 9/11 led to wars. So, with many liberals blinded by their hatred of Trump, the path was open for neocons to reassert themselves. Baiting Republicans Robert Kagan took to the high-profile op-ed page of The Washington Post to bait key Republicans, such as Rep. Devin Nunes, chairman of the House Intelligence Committee who was pictured above the Post article and its headline, “Running interference for Russia.” Gen. David Petraeus posing before the U.S. Capitol with Kimberly Kagan, founder and president of the Institute for the Study of War. (Photo credit: ISW’s 2011 Annual Report) Kagan wrote: “It would have been impossible to imagine a year ago that the Republican Party’s leaders would be effectively serving as enablers of Russian interference in this country’s political system. Yet, astonishingly, that is the role the Republican Party is playing.” Kagan then reprised Official Washington’s groupthink that accepted without skepticism the claims from President Obama’s outgoing intelligence chiefs that Russia had “hacked” Democratic emails and released them via WikiLeaks to embarrass the Clinton campaign. Though Obama’s intelligence officials offered no verifiable evidence to support the claims – and WikiLeaks denied getting the two batches of emails from the Russians – the allegations were widely accepted across Official Washington as grounds for discrediting Trump and possibly seeking his removal from office. Ignoring the political conflict of interest for Obama’s appointees, Kagan judged that “given the significance of this particular finding [about Russian meddling], the evidence must be compelling” and justified “a serious, wide-ranging and open investigation.” But Kagan also must have recognized the potential for the neocons to claw their way back to power behind the smokescreen of a New Cold War with Russia. He declared: “The most important question concerns Russia’s ability to manipulate U.S. elections. That is not a political issue. It is a national security issue. If the Russian government did interfere in the United States’ electoral processes last year, then it has the capacity to do so in every election going forward. This is a powerful and dangerous weapon, more than warships or tanks or bombers. “Neither Russia nor any potential adversary has the power to damage the U.S. political system with weapons of war. But by creating doubts about the validity, integrity and reliability of U.S. elections, it can shake that system to its foundations.” A Different Reality As alarmist as Kagan’s op-ed was, the reality was far different. Even if the Russians did hack the Democratic emails and somehow slipped the information to WikiLeaks – an unsubstantiated and disputed contention – those two rounds of email disclosures were not that significant to the election’s outcome. Former Secretary of State Hillary Clinton and Sen. Bernie Sanders. (NBC photo) Hillary Clinton blamed her surprise defeat on FBI Director James Comey briefly reopening the investigation into her use of a private email server while serving as Secretary of State. Further, by all accounts, the WikiLeaks-released emails were real and revealed wrongdoing by leading Democrats, such as the Democratic National Committee’s tilting of the primaries against Sen. Bernie Sanders and in favor of Clinton. The emails of Clinton campaign chairman John Podesta disclosed the contents of Clinton’s paid speeches to Wall Street, which she was trying to hide from voters, as well as some pay-to-play features of the Clinton Foundation. In other words, the WikiLeaks’ releases helped inform American voters about abuses to the U.S. democratic process. The emails were not “disinformation” or “fake news.” They were real news. A similar disclosure occurred both before the election and this week when someone leaked details about Trump’s tax returns, which are protected by law. However, except for the Trump camp, almost no one thought that this illegal act of releasing a citizen’s tax returns was somehow a threat to American democracy. The general feeling was that Americans have a right to know such details about someone seeking the White House. I agree, but doesn’t it equally follow that we had a right to know about the DNC abusing its power to grease the skids for Clinton’s nomination, about the contents of Clinton’s speeches to Wall Street bankers, and about foreign governments seeking pay-to-play influence by contributing to the Clinton Foundation? Yet, because Obama’s political appointees in the U.S. intelligence community “assess” that Russia was the source of the WikiLeaks emails, the assault on U.S. democracy is a reason for World War III. More Loose Talk But Kagan was not satisfied with unsubstantiated accusations regarding Russia undermining U.S. democracy. He asserted as “fact” – although again without presenting evidence – that Russia is “interfering in the coming elections in France and Germany, and it has already interfered in Italy’s recent referendum and in numerous other elections across Europe. Russia is deploying this weapon against as many democracies as it can to sap public confidence in democratic institutions.” U.S. Secretary of State John Kerry, flanked by Assistant Secretary of State for European and Eurasian Affairs Victoria “Toria” Nuland, addresses Russian President Vladimir Putin in a meeting at the Kremlin in Moscow, Russia, on July 14, 2016. [State Department Photo] There’s been a lot of handwringing in Official Washington and across the Mainstream Media about the “post-truth” era, but these supposed avatars for truth are as guilty as anyone, acting as if constantly repeating a fact-free claim is the same as proving it. But it’s clear what Kagan and other neocons have in mind, an escalation of hostilities with Russia and a substantial increase in spending on U.S. military hardware and on Western propaganda to “counter” what is deemed “Russian propaganda.” Kagan recognizes that he already has many key Democrats and liberals on his side. So he is taking aim at Republicans to force them to join in the full-throated Russia-bashing, writing: “But it is the Republicans who are covering up. The party’s current leader, the president, questions the intelligence community’s findings, motives and integrity. Republican leaders in Congress have opposed the creation of any special investigating committee, either inside or outside Congress. They have insisted that inquiries be conducted by the two intelligence committees.   “Yet the Republican chairman of the committee in the House has indicated that he sees no great urgency to the investigation and has even questioned the seriousness and validity of the accusations. The Republican chairman of the committee in the Senate has approached the task grudgingly.   “The result is that the investigations seem destined to move slowly, produce little information and provide even less to the public. It is hard not to conclude that this is precisely the intent of the Republican Party’s leadership, both in the White House and Congress. …   “When Republicans stand in the way of thorough, open and immediate investigations, they become Russia’s accomplices after the fact.” Lying with the Neocons Many Democrats and liberals may find it encouraging that a leading neocon who helped pave the road to war in Iraq is now by their side in running down Republicans for not enthusiastically joining the latest Russian witch hunt. But they also might pause to ask themselves how they let their hatred of Trump get them into an alliance with the neocons. Russian President Vladimir Putin, following his address to the UN General Assembly on Sept. 28, 2015. (UN Photo) On Wednesday in The Wall Street Journal, Robert Kagan’s brother Frederick and his wife Kimberly dropped the other shoe, laying out the neocons’ long-held dream of a full-scale U.S. invasion of Syria, a project that was put on hold in 2004 because of U.S. military reversals in Iraq. But the neocons have long lusted for “regime change” in Syria and were not satisfied with Obama’s arming of anti-government rebels and the limited infiltration of U.S. Special Forces into northern Syria to assist in the retaking of the Islamic State’s “capital” of Raqqa. In the Journal op-ed, Frederick and Kimberly Kagan call for opening a new military front in southeastern Syria: “American military forces will be necessary. But the U.S. can recruit new Sunni Arab partners by fighting alongside them in their land. The goal in the beginning must be against ISIS because it controls the last areas in Syria where the U.S. can reasonably hope to find Sunni allies not yet under the influence of al Qaeda. But the aim after evicting ISIS must be to raise a Sunni Arab army that can ultimately defeat al Qaeda and help negotiate a settlement of the war.   “The U.S. will have to pressure the Assad regime, Iran and Russia to end the conflict on terms that the Sunni Arabs will accept. That will be easier to do with the independence and leverage of a secure base inside Syria. … President Trump should break through the flawed logic and poor planning that he inherited from his predecessor. He can transform this struggle, but only by transforming America’s approach to it.” A New Scheme on Syria In other words, the neocons are back to their clever word games and their strategic maneuverings to entice the U.S. military into a “regime change” project in Syria. The neocons thought they had almost pulled off that goal by pinning a mysterious sarin gas attack outside Damascus on Aug. 21, 2013, on the Syrian government and mousetrapping Obama into launching a major U.S. air assault on the Syrian military. But Russian President Vladimir Putin stepped in to arrange for Syrian President Bashar al-Assad to surrender all his chemical weapons even as Assad continued to deny any role in the sarin attack. Putin’s interference in thwarting the neocons’ dream of a Syrian “regime change” war moved Putin to the top of their enemies’ list. Soon key neocons, such as National Endowment for Democracy president Carl Gershman, were taking aim at Ukraine, which Gershman deemed “the biggest prize” and a steppingstone toward eventually ousting Putin in Moscow. It fell to Assistant Secretary Victoria “Toria” Nuland to oversee the “regime change” in Ukraine. She was caught on an unsecured phone line in late January or early February 2014 discussing with U.S. Ambassador to Ukraine Geoffrey Pyatt how “to glue” or “to midwife” a change in Ukraine’s elected government of President Viktor Yanukovych. Several weeks later, neo-Nazi and ultranationalist street fighters spearheaded a violent assault on government buildings forcing Yanukovych and other officials to flee for their lives, with the U.S. government quickly hailing the coup regime as “legitimate.” But the Ukraine putsch led to the secession of Crimea and a bloody civil war in eastern Ukraine with ethnic Russians, events that the State Department and the mainstream Western media deemed “Russian aggression” or a “Russian invasion.” So, by the last years of the Obama administration, the stage was set for the neocons and the Family Kagan to lead the next stage of the strategy of cornering Russia and instituting a “regime change” in Syria. All that was needed was for Hillary Clinton to be elected president. But these best-laid plans surprisingly went astray. Despite his overall unfitness for the presidency, Trump defeated Clinton, a bitter disappointment for the neocons and their liberal interventionist sidekicks. Yet, the so-called “#Resistance” to Trump’s presidency and President Obama’s unprecedented use of his intelligence agencies to paint Trump as a Russian “Manchurian candidate” gave new hope to the neocons and their agenda. It has taken them a few months to reorganize and regroup but they now see hope in pressuring Trump so hard regarding Russia that he will have little choice but to buy into their belligerent schemes. As often is the case, the Family Kagan has charted the course of action – batter Republicans into joining the all-out Russia-bashing and then persuade a softened Trump to launch a full-scale invasion of Syria. In this endeavor, the Kagans have Democrats and liberals as the foot soldiers.

20 марта, 18:25

Миллиардер Рокфеллер скончался в возрасте 101 года

Американский миллиардер Дэвид Рокфеллер скончался в США в возрасте 101 года, сообщила газета The New York Times.

20 марта, 17:53

Умер миллиардер Дэвид Рокфеллер

Главе Chase Manhattan банка был 101 год. Рокфеллер известен как один из первых и наиболее влиятельных идеологов глобализации и неоконсерватизма

20 марта, 17:48

В возрасте 101 года умер американский миллиардер Дэвид Рокфеллер

Американский миллиардер Дэвид Рокфеллер скончался в возрасте 101 года. Как передает RT со ссылкой на The New York Times, данную информацию подтвердил представитель семьи. Сообщается, что Рокфеллер скончался в понедельник, 20 марта, в своем доме Покантико-Хиллс в Нью-Йорке.

20 марта, 06:35

Mike Krieger Asks "Is Trump About To Massively Expand America's Imperial Wars?"

Authored by Mike Krieger via Liberty Blitzkrieg blog, Equal and exact justice to all men, of whatever state or persuasion, religious or political; peace, commerce, and honest friendship with all nations, entangling alliances with none. – Thomas Jefferson’s Inaugural Address, March 4, 1801 Many people voted for Donald Trump based on his pledge of “America First.” The idea behind this partly relates to the very legitimate concern that the U.S. Empire and its military-industrial-contractor benefactors have been squandering an enormous amount of treasure and tax money on foreign adventurism, funds which could be of much greater use at home helping struggling Americans, fixing our broken economy and infrastructure. I’m starting to become increasingly concerned that rather than winding down America’s foreign adventures, Trump and his team are preparing to expand them. The always excellent Robert Parry at Consortium News got me thinking about this with his recent post. Here are a few excerpts: The Kagan family, America’s neoconservative aristocracy, has reemerged having recovered from the letdown over not gaining its expected influence from the election of Hillary Clinton and from its loss of official power at the start of the Trump presidency.   Back pontificating on prominent op-ed pages, the Family Kagan now is pushing for an expanded U.S. military invasion of Syria and baiting Republicans for not joining more enthusiastically in the anti-Russian witch hunt over Moscow’s alleged help in electing Donald Trump.   In a Washington Post op-ed on March 7, Robert Kagan, a co-founder of the Project for the New American Century and a key architect of the Iraq War, jabbed at Republicans for serving as “Russia’s accomplices after the fact” by not investigating more aggressively.   Then, Frederick Kagan, director of the Critical Threats Project at the neocon American Enterprise Institute, and his wife, Kimberly Kagan, president of her own think tank, Institute for the Study of War, touted the idea of a bigger U.S. invasion of Syria in a Wall Street Journal op-ed on March 15.   Yet, as much standing as the Kagans retain in Official Washington’s world of think tanks and op-ed placements, they remain mostly outside the new Trump-era power centers looking in, although they seem to have detected a door being forced open.   On Wednesday in The Wall Street Journal, Robert Kagan’s brother Frederick and his wife Kimberly dropped the other shoe, laying out the neocons’ long-held dream of a full-scale U.S. invasion of Syria, a project that was put on hold in 2004 because of U.S. military reversals in Iraq.   But the neocons have long lusted for “regime change” in Syria and were not satisfied with Obama’s arming of anti-government rebels and the limited infiltration of U.S. Special Forces into northern Syria to assist in the retaking of the Islamic State’s “capital” of Raqqa.   In the Journal op-ed, Frederick and Kimberly Kagan call for opening a new military front in southeastern Syria:   “American military forces will be necessary. But the U.S. can recruit new Sunni Arab partners by fighting alongside them in their land. The goal in the beginning must be against ISIS because it controls the last areas in Syria where the U.S. can reasonably hope to find Sunni allies not yet under the influence of al Qaeda. But the aim after evicting ISIS must be to raise a Sunni Arab army that can ultimately defeat al Qaeda and help negotiate a settlement of the war.   “The U.S. will have to pressure the Assad regime, Iran and Russia to end the conflict on terms that the Sunni Arabs will accept. That will be easier to do with the independence and leverage of a secure base inside Syria. … President Trump should break through the flawed logic and poor planning that he inherited from his predecessor. He can transform this struggle, but only by transforming America’s approach to it.”   By the last years of the Obama administration, the stage was set for the neocons and the Family Kagan to lead the next stage of the strategy of cornering Russia and instituting a “regime change” in Syria.   All that was needed was for Hillary Clinton to be elected president. But these best-laid plans surprisingly went astray. Despite his overall unfitness for the presidency, Trump defeated Clinton, a bitter disappointment for the neocons and their liberal interventionist sidekicks.   Yet, the so-called “#Resistance” to Trump’s presidency and President Obama’s unprecedented use of his intelligence agencies to paint Trump as a Russian “Manchurian candidate” gave new hope to the neocons and their agenda.   It has taken them a few months to reorganize and regroup but they now see hope in pressuring Trump so hard regarding Russia that he will have little choice but to buy into their belligerent schemes.   As often is the case, the Family Kagan has charted the course of action – batter Republicans into joining the all-out Russia-bashing and then persuade a softened Trump to launch a full-scale invasion of Syria. In this endeavor, the Kagans have Democrats and liberals as the foot soldiers. Robert perfectly sets the stage for exactly how the neocons are attempting to push Trump into expanding these foolish imperial wars, specifically the war in Syria, which is actually just a proxy war against Russia. His warning takes on increased importance when viewed in the context of recent headlines about the Trump administration preparing to ramp up troop numbers in Syria. First, let’s take a look at an article published March 9th in The New York Times titled, U.S. Is Sending 400 More Troops to Syria: WASHINGTON — The United States is sending an additional 400 troops to Syria to help prepare for the looming fight for Raqqa, the capital of the Islamic State’s self-proclaimed caliphate, American officials said on Thursday.   The increase, which includes a team of Army Rangers and a Marine artillery unit that have already arrived in Syria, represents a near-doubling of the number of American troops there.   The United States military has declined to say how many troops it has deployed in Syria. The formal troop cap is 503, but commanders have the authority to temporarily exceed that limit.   "The exact numbers and locations of these forces are sensitive in order to protect our forces, but there will be approximately an additional 400 enabling forces deployed for a temporary period to enable our Syrian partnered forces to defeat ISIS in Raqqa,” Colonel Dorrian added.   Now, Marine artillery is being added, along with logistical support and training and protection in dealing with improvised explosive devises.   Gen. Joseph L. Votel, the head of the United States Central Command, told reporters on Thursday that he was open to asking for more conventional military units if they are needed.   Turning to other regions, General Votel said he agreed the Afghan conflict was stalemated and supported the appeal from the American commander in Afghanistan for additional troops. Now here’s where it gets a little weird. Less than a week after that article was published, the number of possible additional troops suddenly has surged to 1,000. The U.S. military has drawn up early plans that would deploy up to 1,000 more troops into northern Syria in the coming weeks, expanding the American presence in the country ahead of the offensive on the Islamic State’s de facto capital of Raqqa, according to U.S. defense officials familiar with the matter.   The deployment, if approved by Defense Secretary Jim Mattis and President Trump, would potentially double the number of U.S. forces in Syria and increase the potential for direct U.S. combat involvement in a conflict that has been characterized by confusion and competing priorities among disparate forces.  Makes you wonder what the troop levels will be in a week, a month or a year from now. What the heck is going on here and where is the U.S. Congress in all of this? When did we declare war on Syria? The whole thing stinks of neocon foreign policy infiltration into the Trump administration, and it makes me wonder whether America’s imperial wars will be expanded aggressively under Trump, contrary to what many had voted for. Let’s hope not, but as we learned under Obama, hope is not a strategy.

17 марта, 21:56

Текст: Полноэкранный формат: как Бодрийяр предугадал появление Трампа ( Пепе Эскобар )

Это было и впрямь «трампотрясение». И последующие события не заставили себя долго ждать: остолбенев, весь мир в режиме реального времени круглосуточно внимает каждому слову, тираде, поглощая безумные всплески из «болота» и его различных плотоядных «чудовищ» и рукотворных болезнетворных микроорганизмов, порождённых «глубинным государством» или чем-то иным. Президентство Трампа, крайне впечатляющее — а для многих и единственное — шоу на земле. Можно обсуждать, идет ли ныне ужасная гражданская война между командой Трампа и фракциями влиятельного глубинного государства, сцепившимся с неокон-неолиберальной галактикой в представлении театра теней, или это нечто настоящее, подчёркивающее возможную остановку сердца Аме...

17 марта, 04:25

Paul Craig Roberts Warns "Revolutions Are Bloody, But So Is Doing Nothing"

Authored by Paul Craig Roberts, Graeme MacQueen, a university professor in Canada, calls attention to the American left’s inability to exercise imagination with regard to the reports of the Warren Commission and the 9/11 Commission. A collection of individuals and publications, somehow regarded as leftwing, has proven to be active agents for the conspiratorial state against true dissent. Most peculiar and disturbing is the tendency of left activists and leaders to join with state intelligence agencies in using the term “conspiracy theory” to dismiss those who raise questions about official state narratives.   There seems to be little awareness among these left critics of the history of the term. They seem not to realize that they are employing a propaganda expression, the function of which is to discourage people from looking beneath the surface of political events, especially political events in which elements of their own government might have played a hidden and unsavoury role. The United States no longer has a leftwing, and neither does Europe, Greece least of all, a country whose “leftwing” government has agreed that Greece’s creditors can loot and plunder the Greek people and the public assets of Greece in behalf of the One Percent. The British Labour Party is as rightwing as the Conservatives, and the French socialist party is more rightwing and much more acceptant of American overlordship than General Charles De Gaulle. In Germany the electorate has put in place as Chancellor of Germany a US puppet who represents Washington, not the German people. And she will continue to represent Washington, even if it means war with Russia. The leftwing, once a force that attempted to hold governments accountable, has merged with the American Empire. The American “left” has now joined with the military/security complex to deep-six the prospect of detente with Russia. As Counterpunch's John Feffer writes, It has all the hallmarks of a compelling thriller.   A U.S. president willing to put his reputation on the line in the interests of peace and prosperity prepares to reach out to Russia. The Kremlin shows some cautious interest. But before the president can propose anything substantial, his opponents do everything possible to derail his efforts.   Worse, this “deep state” of operatives within government — and political actors on the outside — leverages a full range of false accusations to smother the administration in the fog of scandal. The American leftwing has joined with the neocons, the presstitute media, and the military/security complex in a common agreement that anyone who favors better relations with Russia is a Russian agent or a dupe of Vladimir Putin. And if you know enough to doubt the Warren Commission and 9/11 Commission reports, you are a conspiracy kook and are put on Harvard’s list of purveyors of “fake news.” Everyone who does not agree with the Establishment’s line is “fake news.” And this is in a “democracy with free speech.” What a joke America has become! In other words, the “left” has accepted the neoconservative line that those who advocate peace with Russia, other than on US imposed terms, are traitors to America, including the President of the United States. Harvard University now has a PropOrNot type of list of suspect websites. All who favor normal relations with Russia are on the list. We have reached the point that even for Harvard University, no dissent from hating Russia is possible. This leaves war as the only option. Are you ready to die for the military/security complex’s enormous budget? That is all you will be dying for.

16 марта, 21:22

Rand Paul Responds To "Unhinged" McCain

On the heels of yesterday's McCain meltdown exclaiming that Rand Paul "is now working for Vladimir Putin," the Kentucky Senator released a short statement... "Currently, the United States has troops in dozens of countries and is actively fighting in Iraq, Syria, Libya, and Yemen (with the occasional drone strike in Pakistan). In addition, the United States is pledged to defend 28 countries in NATO. It is unwise to expand the monetary and military obligations of the United States given the burden of our $20 trillion debt." And then appeared on MSNBC's 'Morning Joe' to explain... he did not pull any punches (via RealClearPolitics)... GEIST: So, Senator, a little context around that. The vote was around putting Montenegro into NATO. What's your reaction to Senator McCain's characterization of your objection?   PAUL: You know, I think he makes a really, really strong case for term limits. I think maybe he's past his prime; I think maybe he's gotten a little bit unhinged.   I do think that when we talk about NATO, there can be a rational discussion about the pros and cons of expanding it. We currently have troops, combat troops, in about six nations. We have troops actively just stationed in probably a couple dozen others. We have a $20 trillion debt. And one of my favorite articles of the last couple years is one that talked about the angry McCains, and if they -- if we put active troops and got involved in combat where McCain wants us to be, they put a little angry McCain on the globe, on the map. And it's virtually everywhere. So his foreign policy is something that would greatly endanger the United States, greatly overextend us. And there has to be the thought whether or not it's in our national interest to pledge to get involved with a war if Montenegro has an altercation with anyone.   There's also another argument, is that when you ask the people of Montenegro, only about 40 percent or slightly less are actually in favor of this. They are close to Russia, they're close to being sort of, like Ukraine, in the transition from Europe to Asia. Perhaps it would be good to be like Switzerland and be more neutral and trade with both.   So, there's a lot of considerations but to call someone somehow an enemy of the state or a traitor might be considered by most reasonable people to be a little over the top.   GEIST: But Senator, you just called John McCain unhinged. You said he was past his prime. Why do you think so many other senators have voted in favor of this measure if it's so crazy?   PAUL: I think that there is a bipartisan consensus that's incorrect that we should have the whole world be in NATO. For example, if we had Ukraine and Georgia in NATO -- and this is something McCain and the other neocons have advocated for -- we would be at war now because Russia has invaded both of them.   And so I think having former satellites or former parts of the Soviet Union is NATO is very provocative. And you have to decide in advance whether you're ready go to war. If you guys are ready to send a million troops into Ukraine and fight World War III, you're going to do it without my support because I think that's a really foolish notion.   GEIST: Do you think, Senator, places like Albania and Croatia then should have been allowed into NATO in 2009?   PAUL: I think it's a real debate how big NATO should be and whether or not it's more provocative than good. And there's also the debate that the president brought up throughout the campaign, and that is we seem to be paying for all of it. Whenever there's a war fought, our soldiers fight it and our dollars pay for it. And so the 45 soldiers that Montenegro has I think are hardly an asset to our national security. And, really, our decisions need to be about our national security. And so I just don't think it enhances our national security to have Montenegro part of NATO. Paul makes a good point, and as Mike Krieger noted yesterday, the McCain outburst should alarm all Americans. McCain is accusing a fellow Senator of disloyalty and allegiance to a foreign power simply because he disagrees with him. It’s remarkably similar to what we saw Adam Schiff do a few months ago in an embarrassing interview with Tucker Carlson. It seems yelling “Russia” is simply the new strategy for clueless politicians when they can’t win an argument.

14 марта, 23:54

Пособники глобалистов: В Москве прошла сходка «шестой колонны» [Русский ответ]

Часто в наших материалах мы говорим о глобалистах. Неоконы, фонды Сороса, окружение семьи Клинтон, финансовые воротилы с Уолл-стрит – именно этих людей мир должен «благодарить» за кровь и хаос на Ближнем Востоке, в Новороссии и других местах. И часто нам задают вопрос: кто является представителем глобалистов в нашей стране? Сегодня мы поговорим об одном из самых ярких таких представителей – Веронике Крашенинниковой. Сайт Царьград ТВ: http://tsargrad.tv/ Подписывайтесь: https://www.youtube.com/tsargradtv Facebook — https://www.facebook.com/tsargradtv ВКонтакте — https://vk.com/tsargradtv Twitter — https://twitter.com/tsargradtv Одноклассники — http://www.ok.ru/tsargradtv

13 марта, 09:00

The Empire Should Be Placed On Suicide Watch

Via The Saker, In all the political drama taking place in the USA as a result of the attempted color revolution against Trump, the bigger picture sometimes gets forgotten. And yet, this bigger picture is quite amazing, because if we look at it we will see irrefutable signs that the Empire in engaged in some bizarre slow motion of seppuku and the only mystery left is who, or what, will serve as the Empire’s kaishakunin (assuming there will be one). I would even argue that the Empire is pursuing a full-spectrum policy of self-destruction on several distinct levels, with each level contributing the overall sum total suicide. And when I refer to self-destructive behavior I don’t mean long-term issues such as the non-sustainability of the capitalist economic model or the social consequences of a society which not only is unable to differentiate right from wrong, but which now decrees that deviant behavior is healthy and normal. These are what I call “long term walls” into which we will, inevitably, crash, but which are comparatively further away than some “immediate walls”. Let me list a few of these: Political suicide: the Neocons’ refusal to accept the election of Donald Trump has resulted in a massive campaign to de-legitimize him. What the Neocons clearly fail to see, or don’t care about, is that by de-legitimizing Trump they are also de-legitimizing the entire political process which brought Trump to power and upon which the United States are built as a society. As a direct result from this campaign, not only are millions of Americans becoming disgusted with the political system they were indoctrinated to believe in, but internationally the notion of “American democracy” is becoming a sad joke. And just to make things worse, the US corporate media is finally showing its true face and now unapologetically shows the entire world that not only is it not in any way “fair” or “objective”, but that it is a 100% prostituted propaganda machine which faithfully serves the interests of the US “deep state”. A key element of the quasi constant brainwashing of the average American has always been the regular holding of elections. Nevermind that, at least until now, the outcome of these elections made very little difference inside the USA and non at all outside, the goal was never to consult the people – the goal has always been to give the illusion of democracy and people power. Now that the Democrats say that the Russians rigged the elections and the Republicans say that it was the Democrats and their millions of dead voters who tried stealing it, it become rather obvious that these elections were always a joke, a pseudo-democratic “liturgy”, a brainwashing ritual – you name it – but never about anything real. The emergence of the concept of 1% can be “credited” to the Obama Administration, since it was during Obama that the entire “Occupy Wall Street” movement took off, but the ultimate unmasking of the viciously evil true face of that 1% must be credited to Hillary with her truly historical confession in which she openly declared that those who oppose her are a “basket of deplorables”. We already knew, thanks to Victoria Nuland, what the AngloZionist leaders thought of the people of Europe, now we know what they think of the people of the USA: exactly the same thing. The bottom line is this: I don’t think that the moral authority and political credibility of the USA have ever been lower than today. Decades of propaganda by Hollywood and the official US propaganda machine have now collapsed and nobody buys that counter-factual nonsense anymore. Foreign policy suicide: let’s see what options there are to choose from. The Neocons want a war with Russia which the Trump people don’t. The Trump people, however, want, well maybe not a war, although that option is very much on the table, but at least a very serious confrontation with China, North Korea or Iran, and about half of them would also like some kind of confrontation with Russia. There is absolutely nobody, at least at the top, who would dare to suggest that a confrontation or, even worse, a war with China, Iran, North Korea or Russia would be a disaster, a calamity for the USA. In fact, serious people with impressive credentials and a lot of gravitas are discussing these possibilities as if they were real, as it the USA could in some sense prevail. This is laughable. Well, no, it it not. But it would be if it wasn’t so frightening and depressing. The truth is very, very different. [Sidebar: While it is probably not impossible for the United States to prevail, in purely military terms, against the DPRK in a war, the potential risks are nothing short of immense. And I don’t mean the risk posed by the North Korean nukes which, apparently, is also quite real. I mean the risk of starting a war against a country which has Seoul within conventional artillery range, an active duty army of well over one million people and 180’000 special forces operators. Let us assume for a second that the DPRK has no air force and no navy and an army composed of only 1M+ soldiers, 21k+ artillery pieces and 180k special forces. How do you propose to deal with that threat? If you have an easy, obvious solution, you have watched too many Hollywood movies. You probably also don’t understand the terrain.] But yes, the DPRK also has major wseaknesses and I cannot exclude that the North Korean armed forces would rapidly collapse under a sustained attack by the US and the ROK. I did not say that I believe that this would happen, only that I don’t exclude it. Should that happen, the US might well prevail relatively rapidly, at least in purely military terms. However, please keep in mind that any military operation has to serve a political goal and, in that sense, I cannot imagine any scenario under which the USA would walk away from a war against the DPRK with anything remotely resembling a real “victory”. There is a paraphrase of something Ho Chi Minh allegedly told to the French in the 1940s which I really like. It goes like this:” we kill some of you, you kill a lot of us, and then we win”. That is how a war with the DPRK would probably play out. I call this the “American curse”: Americans are very good at killing people, but they are not good at winning wars. Still, in the case of the DPRK there is at least a possibility of a military victory, even if at a potentially huge cost. With Iran, Russia or China there is no such possibility at all: a war with any of them would be a guaranteed disaster (I wrote about a war in Iran here and about a war with Russia too many times to count). So why is it that even though out of the 4 possible wars, one is a potential disaster and the 3 others are a guaranteed disaster, why is it that these are discussed as if they were potential options?! The reason for that can be found in the unique mix of crass ignorance and political cowardice of the entire US political class. First, a lot (most?) of US politicians believe in their own silly propaganda about the US armed forces being “the best” in “the world” (no evidence needed!). But even those who are smart enough to realize that this is a load of baloney which nobody outside the USA still takes seriously, they know that saying that publicly is political suicide. So they pretend, go along, and keep on repetitively spewing the patriotic mantra about “rah, rah, USA, USA, ‘Merica number one, we are the best” etc. Some figure that since the USA spends more on aggression that the rest of the planet combined, that must mean that the US armed forces must be “better” (whatever that means). To the birthplace of “bigger is better” the answer is self-evident. It is also completely wrong. Eventually, something crazy inevitably happens. Like in Syria were the State Department had one policy, the Pentagon another and the CIA yet another one. The resulting cognitive dissonance is removed by engaging in classical doublethink: “yes, we screwed up over and over, but we are still the best”. Ironically, that kind of mindset is at the core of the American inability to learn from past mistakes. If the choice is between an honest evaluation of past operations and political expediency, the latter always prevails (at least amongst civilians, US servicemen are often far more capable of self-critical evaluation, especially in ranks up to Colonel and below, the problem here is that civilians and generals rarely listen to them). The result is total chaos: the US foreign policy is wholly dependent on the US ability to threaten the use of military force, but the harsh reality is that every country out there which dared to defy Uncle Sam did that only after coming to the conclusion that the US did not have the means to crush it militarily. In other words, only the weak, which are already de-facto US colonies, fear the USA. Or, put differently, the only countries who dare to defy Uncle Sam are the strong ones (that was all quite predictable, but US politicians don’t know about Hegel or dialectics). And just to make it worse, there is no real US foreign policy. What there is is only the sum vector of the different foreign policies desired by various more or less covert “deep state” actors, agencies and individuals. That resulting “sum vector” is inevitably short-term, focuses on a quickfix approach, and unable to take into account any complexity. As for the US “diplomacy” it simply doesn’t exist. You don’t need diplomats to deliver demands, bribes, ultimatums and threats. You don’t need educated people. Nor do you need people with any understanding of the “other”. All you need is one arrogant self-enamored bully and one interpreter (since US diplomats don’t speak the local languages either. And why would they?). We saw the most compelling evidence of the total rigor mortis of the US diplomatic corps when 51 US “diplomats” demanded that Obama bomb Syria. The rest of the world could just observe in amazement, sadness, bewilderment and total disgust. The bottom line is this: there is no “US diplomacy”. The USA have simply let that entire field atrophy to the point were it ceased to exist. When so many baffled observers try to understand what the US policy in the Ukraine or Syria is, they are making a mistaken assumption – that there is a US foreign policy to being with. I would argue that the US diplomacy slowly and quietly passed away, sometime after James Baker (the last real US diplomat, and a brilliant one at that). Military suicide: the US military was never a very impressive one, certainly not when compared to the British, Russian or German ones. But it did have a couple of very strong points including the ability to produce a lot of technical innovations which made it possible to produce new, sometimes quite revolutionary, weapons. And if the US track record on ground operations was rather modest, the US did prove to be a most capable adversary in naval and aerial warfare. I don’t think that it can be denied that for most of the years following WWII the USA had the most powerful and sophisticated navy and airforce in the world. Then, gradually, things started getting worse and worse as the costs of the very expensive ships and aircraft shot through the roof while the quality of the produced systems appeared to be gradually degrading. Weapons systems which looked nothing short of awesome in the lab and test grounds proved to be almost useless once they to to their end user on the battlefield. What happened? How did a country which produced the UH-1 Huey or the F-16 suddenly start producing Apaches and F-35s?! The explanation is painfully simple: corruption. Not only did the US military industrial complex bloat beyond any reasonable size, it also cloaked itself in so many layers of secrecy that massive corruption became inevitable. And when I speak of “massive corruption” I am not talking about millions but billions or even trillions. How? Simple – the Pentagon claimed did not have the accounting tools needed to properly account for the missing money and that the money was therefore not really “missing”. Another trick – no bid contracts. Or contracts which cover all the private contractor’s costs, no matter how high or ridiculous. Desert Storm was a bonanza for the MIC, as was 9/11 and the GWOT. Billions of dollars got printed out of thin air, distributed (mostly under the cover of national security), hidden (secrecy) and stolen (by everybody in this entire food chain). The feeding frenzy was so extreme that one of my teachers as SAIS admitted, off the record of course, that he had never seen a weapons system he did not like or which he did not want to purchase. This man, whom I shall not name, was a former director of the US Arms Control and Disarmament Agency. Yes, you read that right. He was in charge of DIS-armament. You can imagine what the folks in charge of armament (no “dis) were thinking… With the stratospheric rise of corruption, the kind of US general which had to be promoted went from fighting men who remembered Vietnam (where they often lost family members, relatives and friends) to ass-kissing little chickenshits” like David Petraeus. In less than half a century US generals went from combat men, to managers, to politicians. And it is against this lackluster background that a rather unimpressive personality like General James Mattis can appear, at least to some, like a good candidate for Secretary of Defense. Bottom line: the US armed forces are fantastically expensive and yet not particularly well-trained, well-equipped or well-commanded. And while they still are much more capable than the many European militaries (which are a joke), they are most definitely not the kind of armed forces needed to impose and maintain a world hegemony. The good news for the USA is that the US armed forces are more than adequate to defend the USA against any hypothetical attack. But as the backbone of the Empire – they are close to useless. I could list many more types of suicides including an economic suicide, a social suicide, an educational suicide, a cultural suicide and, of course, a moral suicide. But others have already done that elsewhere, and much better than I could ever do myself. So all I will add here is one form of suicide which I believe the AngloZionist Empire has in common with the EU: a “Suicide by reality denial”: this is the mother and father of all the other forms of suicide – the stubborn refusal to look at reality and accept the fact that “the party is over”. When I see the grim determination of US politicians (very much including the people supporting Trump) to continue to pretend as if the US hegemony was here to stay forever, when I see how they see themselves as the leaders of the world and how they sincerely believe that they need to get involved in every conflict on the planet, I can only come to the conclusion that the inevitable collapse will be painful. To be fair, Trump himself clearly has moments of lucidity about this, for example when he recently declared to Congress Free nations are the best vehicle for expressing the will of the people — and America respects the right of all nations to chart their own path. My job is not to represent the world. My job is to represent the United States of America. But we know that America is better off, when there is less conflict — not more. These are remarkable words for which Trump truly deserves a standing ovation as they are the closest thing to a formal admission that the United States have given up on the dream of being the World Hegemon and that from now on the US President will no longer represent the interest of trans-national plutocracies but he will represent the interests of the American people. This sort of language is nothing short of revolutionary, whether Trump truly delivers on that or not. Unlike everybody else, Trump does not appear to suffer from “suicide by reality denial” syndrome, but when I look at the people around him (nevermind the prostitutes in Congress) I wonder if he will ever get to act on his personal instincts. Trump is clearly the best man in the Trump administration, he seems to have his heart in the right place and, unlike Hillary, he is clearly aware of the fact that the US armed forces are in a terrible shape. But a good heart and common sense are not enough to deal with the Neocons and the US deep state. You also need an iron will and a total determination to crush the opposition. Alas, so far Trump has failed to show either quality. Instead, Trump is trying to show how “tough” a guy he is by declaring that he will wipe out Daesh and by giving the Pentagon 30 days to come up with a plan to do this. Alas (for Trump), there is no way to crush Daesh without working with those who already have boots on the ground: the Iranians, the Russians and the Syrians. It is really that simple. And every American general knows that. Yet everybody is merrily plowing ahead is if there was some kind of possibility for the USA to crush Daesh without establishing a partnership with Russia, Iran and Syria first (Erdogan tried that. It did him no good. Now he is working with Russia and Iran). Will the good folks at the Pentagon find the courage to tell Trump that “no, Mr President, we cannot do that alone, we need the Russians, the Iranians and the Syrians”? I very much doubt it. So, yet again, we are probably going to see a case of reality denial, maybe not a suicidal one, but a significant one nonetheless. Not good. Who will be the Empire’s kaishakunin? Alexander Solzhenitsyn used to say that all states can be placed on a continuum which ranges from states whose authority is based on their power to states whose power is based on their authority. I think that we can agree that the authority of the USA is pretty close to zero. As for their power, it is still very substantial, but not sufficient to maintain the Empire. It is, however, more than adequate to protect the interests of the United States as a country provided the United States accept that they simply don’t have the means to remain a world hegemon. If the Neocons succeed in their attempt to overthrow or, failing that, at paralyzing Trump, then the Empire will have the choice between an endless horror or a horrible end. Since the Neocons don’t really need a war with the DPRK, which they don’t like, but which does not elicit the kind of blind hatred Iran does, my guess is that Iran will be their number one target. Should the AngloZionists succeed in triggering a war between Iran and the Empire, then Iran will end up being the Empire’s kaishakunin. If the crazies fail in their manic attempts at triggering a major war, then the Empire will probably collapse under the pressure of the internal contradictions of the US society. Finally, if Trump and the American patriots who do not want to sacrifice their country for the sake of the Empire succeed in “draining the DC swamp” and finally crack-down hard on the Neocons then a gradual transition from Empire to major power is still possible. But the clock is running out fast.

07 марта, 07:09

Бюджет без русских: кошмар Империи

Ту-95. Первый полёт совершён в 1952 г. Да, он может нести ядерное оружие. «Фольксваген Джетта» тоже может. Я считаю, нездоровую истерию вокруг России необходимо прекратить. Вероятно, этого не будет. По причинам внутренней и имперской политики Вашингтон и Нью-Йорк  опять манипулируют американской публикой, доводя её до военной горячки. Это глупо, неоправданно и опасно. Все эти глупости насчёт России, очевидно, часть атаки истэблишмента с целью избавиться от Трампа. Да, это человек непредсказуемый, противоречивый, часто высказывается, прежде чем хорошо подумать, он отступает от  многого из того, что обещал, и может быть недостаточно квалифицированным как президент —  но это не та причина, по которой Вашингтон и Нью-Йорк хотят от него избавиться. Дело в деньгах и власти, как и всё в Соединённых Штатах. Америкой правят Уолл-стрит, Пентагон, неоконы и Империя. Трамп покушается на их чашку риса.  Посмотрите:

04 марта, 01:38

Middlebury Professor Assaulted, Injured While Escorting Conservative Speaker

In the latest literal assault on free speech at an allegedly tolerant educational institution, a Middlebury College professor was injured by protesters on Thursday evening as she was escorting a controversial speaker from campus. She was treated at Porter Hospital and released, the Addison County Independent reported. The night's event unfolded in two parts. At first, Middlebury students forced conservative American Enterprise Institute scholar Charles Murray -  a political scientist who has been criticized for his views on race and intelligence - to stop his address before a campus audience Thursday night. Charles Murray looking at an audience of students who had turned their backs on him Murray was invited to speak on campus by a student group, and was set to talk about his 2012 book, “Coming Apart,” and how its analysis of the white-working class explains politics in the age of President Donald Trump. But most of the controversy over the scholar’s appearance at the Vermont-based school related to his 1994 book, “The Bell Curve,” which connected genetics with socioeconomic outcomes and has long been criticized by the Left as “racist.”  The Southern Poverty Law Center has called Murray a “white nationalist” who has used “racist pseudoscience.” According to the Burlington Free-Press, and as seen on the video below, student protesters in the audience refused to give Murray a chance to speak as they turned their backs to him, and chanted and shouted for several minutes before faculty members moved the scheduled speaker to a private room to deliver his address via livestream video without a live audience. Has to be ten minutes now Murray stands. student chant. #middlebury pic.twitter.com/61j1n4C94c — Nicole H DeSmet (@NicoleHDeSmet) March 2, 2017 Despite attempts by faculty and more tolerant students to restore normalcy, the protesters refused to compromise. “We need to foster a climate where we can listen and respect differences,” Middlebury’s dean of students Baishakhi Taylor said in an attempt to calm down the student protesters, according to the Burlington Free Press. “We don’t have to agree with everything. How do we engage in civil discourse?” Not even appeals to the anti-Trump sentiment would sway the crowd: Alexander Khan, a leader of the American Enterprise Institute Club which invited Murray to speak, tried to appeal to the crowd by citing the scholar’s criticism of Trump. Demonstrators jeered that that doesn’t matter because Murray is “still a racist.” However, it was what happened next that was more troubling. As noted above, after the initial chaos, college officials led Murray to another location and a closed circuit broadcast showed him being interviewed by Stanger, the Russell J. Leng ’60 Professor of International Politics and Economics. As Stanger, Murray and a college administrator left McCullough Student Center last evening following the event, they were “physically and violently confronted by a group of protestors,” according to Bill Burger, the college’s vice president for communications and marketing. Burger said college public safety officers managed to get Stanger and Murray into the administrator’s car. “The protestors then violently set upon the car, rocking it, pounding on it, jumping on and try to prevent it from leaving campus,” he said. “At one point a large traffic sign was thrown in front of the car. Public Safety officers were able, finally, to clear the way to allow the vehicle to leave campus." “During this confrontation outside McCullough, one of the demonstrators pulled Prof. Stanger’s hair and twisted her neck,” Burger continued. “She was attended to at Porter Hospital later and (on Friday) is wearing a neck brace.” Murray, who apparently was unhurt in the incident, is best known for his 1994 book, “The Bell Curve,” for which he was criticized for an assertion that people of different races have different economic outcomes because of their inherent difference in intelligence. The incident was so shocking it prompted even well-known neocon Bill Kristol to tweet: "What happened at Middlebury to Charles Murray threatens not just campus free speech, but free speech--indeed freedom in America--generally." What happened at Middlebury to Charles Murray threatens not just campus free speech, but free speech--indeed freedom in America--generally. — Bill Kristol (@BillKristol) March 3, 2017 He then said: "I may have missed them, but in light of Middlebury where are the statements by college presidents, scholars & writers defending free speech?" I may have missed them, but in light of Middlebury where are the statements by college presidents, scholars & writers defending free speech? — Bill Kristol (@BillKristol) March 3, 2017 In this particular case, Kristol is actually right, and one wonders if the tables were reversed and if a liberal speaker had been abused in similar fashion at one of America's top liberal colleges, just what would the media's reaction - which has largely ignored this incident - have been.

02 марта, 17:48

Командно-штабная игра на картах

В рамках проекта «Актуальный диалог» 27 февраля 2017 года состоялась беседа Ректора Школы Здравого Смысла, члена Союза писателей России, Ибрагимова Александра Гаруновича с Хазиным Михаилом Леонидовичем, преподавателем Школы Здравого Смысла, макроэкономистом, политологом, писателем, руководителем компании «Неокон», и Девятовым Андреем Петровичем, воином-интернационалистом СССР, постоянным заместителем директора института Российско-Китайского взаимодействия, основателем мировоззренческой Школы Небополитики, членом союза писателей […]

02 марта, 16:00

Мечта о Трампе

Многочисленным сторонникам Трампа прошедшая неделя далась нелегко. Что бы мы ни выбрали — впасть в полную панику или делать вид, что ничего не случилось, что-то случилось или случилось что-то значительное — но трехбуквенные агентства провели фактический переворот против Дональда Трампа, вынудив его отправить в отставку самого значимого советника по внешней политике и человека, который осмелился заявить, что […]

Выбор редакции
02 марта, 13:26

Закулисье поединка Трампа с глубинным государством

Слишком рано однозначно заявлять, что неоконы одолели Трампа. Мы находимся посреди яростного братоубийственного поединка между глубинным государством и американскими элитами.

01 марта, 17:00

Неоконы победили Трампа

В провале Флинна дело вовсе не в разговорах советника по национальной безопасности с послом России. Всё намного глубже. Дело в России. Дело в Путине. Дело во взрывном росте влияния Китая и крупнейшей в мире зоне свободной торговли, которая в итоге протянется от Лиссабона до Владивостока. Дело в единственной в мире стране, которая препятствует планам Вашингтона […]

01 марта, 16:00

Трамп продолжит политику Обамы

Президент Трамп искусно встроился в политику глубинных государственных структур американского империализма. Вопреки случайным замечаниям о невмешательстве в заморские войны, Трамп следует по стопам своих предшественников. Хотя неоконы и либералы подняли крик и шум из-за связей Трампа с Россией, его «ереси» в отношении к НАТО и увертюр о мире на Ближнем Востоке, на деле он избавился от […]

01 марта, 06:30

Девятов А.П. Хазин М.Л. Командно-штабная игра на картах -27-02-2017

Командно-штабная игра на картах «Мост в будущее» Цикл интервью: "Актуальный диалог" Ректора Школы Здравого Смысла, Небополитика, члена Союза писателей России, Ибрагимова Александра Гаруновича. Беседа с Михаилом Леонидовичем Хазиным. Преподавателем школы здравого смысла, Макроэкономист, политолог, писатель, публицист. Руководитель компании "Неокон" Девятовым Андреем Петровичем Постоянный заместитель Директора института Российско-Китайского взаимодействия. Воин интернационалист СССР. Член союза писателей России. ПОМОЩЬ ШКОЛЕ ЗДРАВОГО СМЫСЛА http://shzs.info/about-school/rekvizity_perevodov_pomoshch_shkole.html http://shzs.info http://www.peremeny.ru/books/osminog/... http://www.neocon.su www.clubvi.ru ВСЕ КНИГИ ШКОЛЫ ЗДРАВОГО СМЫСЛА http://bookvenir.ru/magazin/folder/knigi-shkoly-zdravogo-smysla

22 февраля, 11:08

Текст: Связь Трампа с прошлым и возрождение левых ( Джеймс Петрас )

 «Подвергать всё сомнению» [Принцип философии Декарта] Введение Президент Трамп искусно встроился в политику глубинных государственных структур американского империализма. Вопреки случайным замечаниям о невмешательстве в заморские войны, Трамп следует по стопам своих предшественников. Хотя неоконы и либералы подняли крик и шум из-за связей Трампа с Россией, его «ереси» в отношении к НАТО и увертюр о мире на Ближнем Востоке, на деле он избавился от своего «рыночного гуманитарного» империализма и взялся за ту же воинственную политику, что и Хиллари Клинтон, его соперница из демократов. Поскольку ему недостаёт блестящей «демагогии» бывшего президента Обамы, ...

20 марта, 18:25

Миллиардер Рокфеллер скончался в возрасте 101 года

Американский миллиардер Дэвид Рокфеллер скончался в США в возрасте 101 года, сообщила газета The New York Times.

15 февраля, 12:55

Религиозные войны XXI века: ваххабиты и доминионисты в битве за будущее?

Дональд Трамп, бонвиван и «теплохладный» евангелист по вере, вряд ли сверяется с Библией в своей практической деятельности, но доминионисты из его окружения (как Майк Пенс, Джеймс Мэттис), скорее всего, видят в нём таран, который разломает укрепления, выстроенные левыми и правыми глобалистами, и таким образом «расчистит поле» - в том числе для борьбы, понимаемой в духе крестоносцев, с мусульманским миром

08 декабря 2016, 09:00

Конгресс боится, что Россия и Китай угрожают праву США на мировое "господство"

Несмотря на надежды всего мирового сообщества на "оттепель" в отношениях двух великих держав после победы Дональда Трампа на президентских выборах в США 8 ноября, американские элиты всё ещё не намерены прекращать антироссийскую риторику в вопросах ведения внешней и внутренней политики страны. Главным врагом Америки, по мнению ведущих политиков, так и остаётся Россия, особенно в связке с Китаем. Российские эксперты отмечают, что США пугает независимость РФ и Поднебесной, а надеяться на сильное улучшение российско-американских отношений нам не стоит. Комитет Сената США по вооружённым силам во вторник, 6 декабря, провёл заседание, посвящённое борьбе американцев с мировыми угрозами. На обсуждении вопросов обороны помимо сенаторов присутствовал и ряд экспертов в вопросах безопасности и военного дела, высказавших свои соображения по этой теме, которые не содержат и намёка на возможную "оттепель" в российско-американских отношениях. Наибольшим русофобством отличаются заявления старшего научного сотрудника "Проекта международного порядка и стратегии" Института Брукингса и по совместительству колумниста ведущего американского издания The Washington Post Роберта Кагана. Он называет возросшее мировое влияние России и Китая и их возможный союз самой большой угрозой, с которой Америке предстоит столкнуться в ближайшие десятилетия. По мнению Кагана, эта угроза важнее терроризма, поскольку она способна перевернуть весь мир. — Другие угрозы создают серьёзные проблемы и, в случае терроризма, требуют максимальной бдительности. Но только эти две великие державы обладают способностью перевернуть мировой порядок, который уже давно обеспечивал благополучие и безопасность американцев. Безошибочные гегемонистские амбиции Китая и России угрожают стабильности и безопасности в двух наиболее важных регионах — Восточной Азии и Китае, — заявил Роберт Каган в ходе заседания комитета. Колумнист WP отмечает, что Россия и Китай во многом похожи: оба государства представляют собой классический пример ревизионистских сил (недовольных своим положением на мировой арене. — Прим. Лайфа) и никогда ещё не были настолько сильно защищены от нападения извне, как сейчас. Кроме того, оба государства стремятся "восстановить свою гегемонию в регионах, где она была в прошлом": доминирование в Восточной Азии в случае Китая и в Восточной и Центральной Европе в случае России. — Будучи автократиями, оба государства чувствуют угрозу со стороны доминирующих на международной арене демократических сил и демократий на их границах, — считает Каган. — Обе страны рассматривают США в качестве главного препятствия на пути их амбиций и, следовательно, стремятся ослабить американское руководство международным порядком и безопасностью, стоящее на пути достижения того, что Россия и Китай считают своей судьбой. Несмотря на схожесть целей и наличие общего врага, две мировые державы, по мнению научного сотрудника Института Брукингса, различаются в методах достижения целей. Так, Китай сейчас "осторожен как никогда", он наращивает своё могущество в регионе за счёт усиления экономического влияния и роста военной мощи, которая используется в настоящее время как инструмент сдерживания и устрашения. Россия же ведёт себя "более агрессивно" — это выражается в её "нападениях" на Украину в 2014 году и Грузию в 2008-м, а также в переброске российских вооружённых сил в Сирию. Так называемая российская агрессия выражается и в ведении кибер- и информационных войн, и во "вмешательстве" в западные избирательные процессы "с целью дискредитации демократии". — Россия в какой-то мере является более слабой из этих двух великих держав, но она добилась большего успеха, чем Китай, в достижении своей цели — разделении и разрушении Запада, — считает Роберт Каган. После "обличительной" речи в сторону России и Китая колумнист Washington Post даёт совет новой американской власти: прекратить "отступление" внешней политики США от мирового господства, иначе страны Восточной и Центральной Европы и Восточной Азии будут захвачены Россией и Китаем. Каган также советует обратить особое внимание на расследование "российского вмешательства" в американские президентские выборы и в избирательные процессы в европейских странах. В обсуждении угроз в Комитете Сената США по вооружённым силам участвовал и генерал Джон Кин, председатель Института изучения войны, не раз призывавший к ужесточению санкций против России и более активной помощи украинскому народу. Его речь, в отличие от заявлений Кагана, не была полностью направлена на обвинение России, однако вопрос "агрессии" со стороны РФ всё же поднимался. Генерал Кин призвал взаимодействовать с Россией "через силу и решимость" — он считает, что нужно "не просто расширять военные возможности, но и заставить противника поверить, что они будут использованы против него". Кин добавил, что США должны вести диалог с Россией, но при этом не идти на уступки в спорных вопросах. Генерал также отметил, что США уже давно не имеет технологических преимуществ: Россия, Китай и в меньшей степени Северная Корея и Иран, развивают собственные технологии. В этой связи Джон Кин особо отметил российский танк "Армата", который не имеет аналогов в мире. Ещё одним экспертом на заседании Комитета по вооружённым силам выступил вице-президент Центра новой американской безопасности Шон Бримли. Он отмечает, что "обеспокоен, но не удивлён" поведением России и Китая, поскольку оба этих государства являются "значимыми международными субъектами, которые преследуют свои интересы". Бримли советует администрации Трампа сосредоточиться на средствах "поддержания мира посредством силы" с начала 2017 года. Предлагаемая им стратегия предполагает подачу сигналов на улучшение отношений, одновременно усиливая военное присутствие США в регионе. При этом Шон Бримли подчёркивает, что Владимир Путин Соединённым Штатам "не друг". Руководитель Центра изучения общественных прикладных проблем национальной безопасности Александр Жилин считает, что США в первую очередь пугает экономическая и политическая независимость России и Китая. — Фактически, Россия и Китай — практически единственные — не попадают под прямой диктат англо-саксов — американцев и Великобритании. Все остальные страны уже ограниченно независимы: они исповедуют консолидированную политику, у них нет возможности самостоятельно принимать решения по многим вопросам. Но дело не только в этом. Китай в 2017 году начинает реализацию программы пояса экономического развития нового Шёлкового пути, колоссальной программы, куда вложат более 8 трлн долларов. Россия тоже будет принимать участие в этом проекте, в том числе и двумя своими базами в Сирии, куда выходит морская часть этого проекта. Это всё является главным раздражителем для американцев, которые сейчас находятся в кризисе, — говорит эксперт. — Они рассматривают Россию и Китай как своих врагов. При этом ни Россия, ни Китай ни разу не предпринимали каких-либо мер для того, чтобы посягнуть хоть на какие-то приоритеты США. Получается, что страна, которая обеспечивает экономическую и политическую независимость, автоматически угрожает Соединённым Штатам, а это бред. Профессор кафедры теории и истории политики факультета политологии МГУ Сергей Черняховский придерживается схожего мнения, добавляя, что у США в Китае есть свой интерес. — Идея о том, что есть два конкурента США, которым нельзя ни в коем случае дать соединиться, очень старая и принадлежит ещё дипломату Генри Киссинджеру. Кроме того, Россия и Китай — это две страны, которые не зависят от США и отстаивают свои интересы. Скорее всего, с приходом к власти Трамп будет пытаться разделить союз ресурсов, военной мощи и технологий России и Китая, который кажется угрозой для США, и в этом нет ничего удивительного, — считает политолог. — Трамп, выступая, с одной стороны, за рационализацию отношений с нами, хочет наладить отношения с Китаем. Здесь есть конкретный интерес — китайская промышленность, которая составляет конкуренцию американской. Очень много товаров по технологиям Штатов производится в Китае, который забирает возможность получения прибыли из Америки. Трамп хочет этот вопрос пересмотреть, потому что его основная установка — это установление промышленной мощи Америки, создание рабочих мест. Российские эксперты сходятся во мнении, что ждать "глобального потепления" в отношениях России и США не приходится даже с избранием Трампа. — Я смотрю, как формируют команду Трампу — именно Трампу, потому что он формирует её не самостоятельно. Смотрю, кого назначат министром обороны США, этого Бешеного Пса (отставной генерал корпуса морской пехоты Джеймс Маттис. — Прим. Лайфа). И у меня нет никаких иллюзий по поводу радикального изменения взаимоотношений России и США. Тем более что мы отчётливо видим, как реагируют политические элиты на Трампа в Европе и других странах. Американский президент весьма ограничен в своих полномочиях, он будет вынужден выполнять поставленные перед ним условия. Я бы не стал испытывать иллюзий, что Трамп сможет решить что-то самолично. К тому же отношения с Россией умышленно обостряют везде — и по Украине, и по Сирии, и по Европе, — отмечает эксперт Александр Жилин. Политолог Сергей Черняховский придерживается мнения, что политика США в отношении России будет целиком и полностью зависеть от того, насколько мощной будет наша страна. — Если мы в конечном счёте будем сильными, тогда американцы будут считаться с нами. Будем обладать мощью и промышленным потенциалом, сопоставимым с мощью СССР, американцы будут считаться и советоваться с нами на каждом шагу и говорить что-то против только на уровне пропаганды, — объясняет он. — А если экономическая политика будет такой же, как в 90-е годы, то никто не будет нас рассматривать всерьёз.   Отметим, что на прошлой неделе стал известен бюджет Министерства обороны США на 2017 год. Главной "страшилкой" в финансовом документе американского ведомства вновь стала Россия: на сдерживание её "агрессии" выделяется самая большая сумма — $3,4 млрд, что почти в четыре раза больше, чем в 2016-м, когда сумма составила 789 млн долларов. Также в составе пятёрки главных угроз американской безопасности оказались упоминаемые и на заседании комитета сената Китай, Иран и Северная Корея.

25 октября 2016, 10:07

Дмитрий Перетолчин. "Кланы Америки". Константин Черемных

Дмитрий Перетолчин и аналитик Института динамического консерватизма Константин Черемных о том, кто стоит за американскими президентами и борьбе американских кланов, которая охватывает все властные структры США. #ДеньТВ #Перетолчин #Черемных #тайны #КланыАмерики #США #элиты #глобализация #манипуляциясознанием #сокращениенаселения #ХилариКлинтон #Обама #ЛеоШтраус #неоконы #демократы

06 октября 2016, 13:55

Ольга Капитонова. Борьба элит

Я исхожу из достаточно общепринятой идеи о том, что в мире западной элиты (наследовавшей в целом дух Рима) к 19-20 векам сложилось три основных узла - староевропейская (сейчас в относительном пассиве, но желающая отыграться - Ватикан, "кровь и почва", потомки 3-его Рейха т.д., они же "оценщики" по Девятову, назовем их Рыцарями; Британская - "первородные" англосаксы - великие колонизаторы во славу ее Величества и свою пользу, Ротшильды, Виндзоры и тд (все они же - "менялы" у Девятова, пусть называются Пиратами), и условные Рокфеллеры ("процентщики", назовем их Ковбоями) с США в качестве базы и кластера ТНК и финансистов, с долларовой системой Бреттон-Вудса-Ямайки, с Пентагоном в качестве самоокупающейся системы продвижения собственных интересов по всему миру и т.д. Плюс еврейский капитал, проникший во все структуры и его представители, сумевшие интегрироваться в элиту в течение нескольких веков и ее возглавить. Плюс фактор последнего времени типа китайцев, всяких там саудитов и т.д., создающих определенный фон для западной элиты. У нас не сложилось своей элиты в исторической преемственности, в чем, возможно, как наша слабость, таки и наша сила, посему, как я полагаю, нам не стоит брать на себя чужую карму через идею "Москва - Третий Рим".

21 июля 2016, 13:13

Большая удача. Турецкий мятеж и его последствия для России.

Александр НагорныйВсего в одну ночь уложился кровавый, широкомасштабный и абсолютно неудачный мятеж военных в Турции, мятеж против действующего президента и правительства. Казалось бы, вспыхнул и прошёл, как молния, растворяясь в тумане времени. Но нет. Подобный военный заговор с такими человеческими жертвами не исчезает просто так, а только набирает силу в рамках тех последствий, которые он несёт для Турции, да и для всех сопредельных стран. Со всей определённостью можно уже сейчас заключить, что он ещё долго будет давать о себе знать как в жизни самой Турции, так и любого государства. Крупномасштабные изменения мы вскоре увидим в мировом балансе сил и, несомненно,в развитии всей мировой обстановки. Мировое сообществоуже сейчас ощущает грозовые перемены как в отношениях США и Турции, так и Европейского союза и Турции. Звонок Путина Эрдогану, безусловно, обозначает новую, позитивную фазу во взаимоотношениях Москвы и Анкары. Во всяком случае, договорённость о встрече о многом говорит.Конечно, реализация потенций, возникших после сорванного заговора, - дело рук ведущих политических деятелей. Но сейчас эта кардинальная возможность имеется. И мы попытаемся порассуждать на эту очень деликатную тему. Наши аналитики дали довольно объёмную картину произошедших событий. Но мы позволим несколько уточнить базовые итоги, как они видятся с позиции сегодняшнего дня. Зададим основные вопросы, касающиеся этой событийной вспышки.Вопрос первый. Почему мятеж?1.На обстановку и на само решение группы турецких военных действовали самые разные факторы и побудительные мотивы. Но базовая среди причин всё же относилась к коренному противоречию между Эрдоганом и стоящими за ним исламистскими силами и армией, которая со времён Ататюрка являлась конституционным гарантом сохранения политической системы Турции в рамках светского государства. Дело в том, что Эрдоган вместе со своими соратниками всё последнее десятилетие медленно, но неуклонно двигал турецкое общество и турецкое государство к объёмной, если не сказать тотальной исламизации. Такая стратегия неизбежно наталкивалась на жёстко отрицательную позицию армии и силовых структур, которые были поставлены ещё Ататюрком, чтобы сдерживать и предотвращать этот процесс. Причём сделано это Ататюрком было в конституционном порядке. Следовательно, и армия, и часть светского общества всё время испытывали острое недовольство действиями Эрдогана, которой практически вплотную подошёл к конституционному пересмотру в пользу жёстко централизованной президентской республики. Здесь сходились его узкополитические интересы со стратегической установкой перевода Турции на исламистские рельсы. Референдум, вероятнее всего, должен вскоре состояться. А сейчас он пройдёт со свистом. За пересмотром конституции надо ожидать в пределах 3-5 лет полную исламизацию Турецкой республики. Армия теряет свою конституционную власть, а либеральная интеллигенция входит в жёстко регламентируемое религиозное общество.2.Второй наиболее значимой причиной произошедших событий был разворот Эрдогана к позитивным отношениям с Россией и Израилем за несколько недель до мятежа. Данная ситуация после кризиса в российско-турецких отношениях чрезвычайно не понравилась как «вашингтонскому обкому», так и его наиболее близким турецким офицерам и генералам, которые заранее договаривались о развёртывании исламистской партизанской войны на Кавказе. Вашингтоном в обстановке победы Хиллари Клинтон была запланирована линия атаки российского Закавказья через Турцию, которая брала на себя ответственность за переброску исламских экстремистов на Кавказ и их снабжение. Это, несомненно, входило в американский стратегический план удара по РФ с разных направлений (Кавказ, Украина, Средняя Азии и Сирия), а затем и внутренней дестабилизации. Без участия политического руководства Турции, и в первую очередь турецкой армии, весь план разваливался. И поскольку Эрдоган затеял (и не думал отказываться) сближение с РФ, то его надо было срочно «валить». Что и было сделано в большой спешке. А спешка и предусмотрительность Эрдогана, менявшего свои места ночёвки, привели к плохо скоординированному перевороту.Вопрос номер два. Роль США – и, если она была, до какой степени Вашингтон был вовлечён?На первый взгляд, такое начинание было невозможно без консультаций части военных Турции с натовскими верхами и своими спецслужбистскими кураторами в Вашингтоне. Слишком тесные связи, слишком много агентуры накопилось за долгие 70 лет после Второй мировой войны. Но в этом случае возникает определённое несоответствие между визитом Керри в Москву с установкой договариваться по Сирии и Украине и самим путчем. Госсекретарь был явно не при делах, когда растерянно ночью проводил вместе с Лавровым пресс-конференцию по завершении переговоров с российской стороной и прежде всего Путиным. Ещё более растерянным он выглядел в Вашингтоне, отрицая участие США в мятеже. Тогда возникает предположение, что Обама и Керри были просто не в теме, говоря языком плаката. А вот турецкие заговорщики не могли не координировать свои действия с американскими спецслужбами. Тогда вырисовывается другой вопрос: о степени участия США и разбалансированности действий левиафана, сложнейшего аппарата единственной сверхдержавы.Нам просто следует уяснить, насколько глубоко Вашингтон был погружён в готовящуюся операцию. Вовлечение, несомненно, было, но именно со стороны аппарата, ориентирующегося на неоконов и на жёсткую схему по отношении к России.Самый верх Вашингтона мог не знать до конца о планируемых инициативах. Но средний эшелон, безусловно, был в курсе дел и осуществлял помощь. Отсюда вытекает и разборка внутри военной машины США со стороны Обамы и Керри. Но громких выводов делать не будут. А вот провалившийся аппарат сделает всё для того, чтобы неугодного политического деятеля, то есть Эрдогана, убрать. В таких провальных случаях спецслужбистская машина всё равно в конечном итоге будет работать на снос неугодного деятеля, и об этом Эрдоган знает и осознаёт всю опасность своего положения. Ссориться с Вашингтоном сразу и до конца он не будет, но будет стремиться изо всех сил себя страховать по другим линиям, ища новых союзников и соратников. И здесь могут пригодиться связи с РФ и с КНР. Возникает пунктир нового мощнейшего союза.Осмелимся предположить, что в складывающейся обстановке возможны два варианта. Либо небольшие изменения без кардинальных прорывных перемен – в том случае, если Россия и Турция по каким-то причинам замрут на месте и не сумеют правильно оценить всю привлекательность текущего момента. Либо возможность структурного прорыва, который будет базироваться на новом подходе как Москвы, так и Анкары к текущим проблемам (Сирия) и ко всей стратегической ситуации, складывающейся в мире. Это, безусловно, отбрасывание старых конфликтов и наслаивающихся противоречий. Дело в том, что среди заговорщиков были преимущественно те политические элементы, которые стояли за сбитым российским самолётом, и которые взаимодействовали с неоконами США и строили планыширокомасштабного наступления на российский Кавказ и, совместно с бандеровским Киевом, на российские внутренние области. Теперь же, после первого прямого разговора Путина с Эрдоганом, ареста в Турции последователей неоконов, возникает возможность поразительного и чёткого манёвра Москвы совместно с Эрдоганом по урегулированию в Сирии с применением тех методик, которые были использованыв своё время в Ливане. Без раздела Сирии на куски, но с жёсткими рамками и границами различных районов. Латакия остаётся в руках алавитов вместе с Дамаском при защите РФ, а Турция получает значительное влияние во всех других областях при совместной борьбе с террористическими группами. Тем самым алавиты заняли бы важные приморские районы, а сунниты взяли под эгидой Турции нефтяные прииски и стратегически важную пустыню, в то время как курды остались бы в своих землях. Государство бы оставалось Сирией, но имелоконфедеративный характер. Тем самым Турция и Россия прекратили бы братоубийственную и религиозную войну с выдавливанием из региона Запада как такового. Конечно, это очень приблизительный план, но именно сейчас и в ближайшие месяцы Путин может сделать решающий манёвр, что полностью исключит схему партизанских войн против России. Бог или высший разум покровительствует России и Путину, но и Россия с русскими должны жёстко работать, чтобы победить.Вопрос номер три. А что будет дальше в мировой политике?Совершенно ясно, что Эрдоган качественно укрепит свои внутренние позиции, проведёт кардинальную чистку в армии и спецслужбах, осуществит референдум и в течение года-полутора закрепит новую политическую структуру государства. В этот период у него проявятся серьёзные осложнения как с ЕС, так и с США. Уже сейчас руководство ЕС заявило «о необоснованных арестах» турецких заговорщиков, а Эрдоган тут же поставил вопрос относительно восстановления смертной казни, что выводит их отношения на крупные противоречия идеологического характера. Со стороны Анкары последовало и требование о выдаче руководителя заговора. Является он им или нет – длянас не важно. Но противоречие возникло. И тут же была закрыта американская авиабаза в Инжерлике.Все эти наслоения стратегического порядка будут максимально сказываться на турецкой активности в Сирии и вообще на Ближнем Востоке. Придётся Анкаре по-новому отлаживать концепцию возрождения Османской империи и расширения своего военно-политического влияния. Несомненно, Турция будет вынуждена и станет искать новые развязки существующих проблем и противоречий. Нетрудно представить, что США, принимавшие то или иное участие в подготовке путча и имеющие на руках Гюлена, войдут в фазу сложного взаимодействия с Эрдоганом и его структурой. Всё это позволяет увидеть контуры позитива для российской внешней политики.Вопрос номер четыре. А что Россия и Кремль, куда они могут продвинуться?Здесь, грубо говоря,есть две дороги для российской политики. Либо продолжить напряжённость с Анкарой, критикуя её совместно с Западом за нарушение прав человека и необоснованные аресты, а в пропаганде вести замаскированный накат на Эрдогана, как это делали «Эхо Москвы» и другие либеральные издания. Иными словами, присоединиться в этом к ЕС и США, надеясь, что это позволит смягчить подход Запада к России, поможет её включению в консорциум «благородного семейства». Но ведь не включат, а Путина не реабилитируют за Крым и будут всё равно наносить удары с территории, подконтрольной Киеву. Поэтому такая линия маловероятна.Второй путь у Путина и Москвы складывается совсем неожиданно и, можно сказать, парадоксально. Резкое и качественное сближение с Анкарой. Возврат к совместным крупномасштабным проектам. Поворот к стратегическому взаимодействию и включение Турции в ШОС, создание тройственного союза по Шёлковому пути. Всё это даёт две стратегические возможности русской дипломатии. Во-первых, сорвать план развязывания партизанской войны на Кавказе за счёт исламских экстремистов, что ломает и всю американскую стратегическую игру. А во-вторых, сделать резкий разворот к урегулированию в Сирии, что позволит нам иметь свою позицию на Ближнем Востоке и разобраться с бандеровским Киевом. Кстати, Москва уже двинулась в этом направлении со звонком Путина Эрдогану. Но предстоит ещё немало сделать для реализации подобной новой схемы. Русские должны работать засучив рукава и стремиться к новым вершинам. И здесь Турция с Эрдоганом может стать нашим базовым трамплином в борьбе с мировым и отечественным либерализмом.Источник

03 июля 2016, 13:10

Три гарпии вернулись!

Три гарпии вернулись! CounterPunchСША Автор: Пепе Эскобар Рубрика: След Анаконды Это были времена, когда Ливия («мы пришли, мы увидели, он умер») предложила миру кровавый гуманитарный империалистический спектакль, звездами которого выступили Три Американских Гарпии: Хиллари Клинтон, Саманта Пауэр и Сьюзан Райс; на самом-то деле их было четыре — если учесть наставницу и единомышленницу Хиллари, — Мадлен Олбрайт.

24 июня 2016, 00:01

Дипломаты СГА присягают своей бывшей начальнице

«51 U.S. Diplomats Urge Strikes Against Assad in Syria» + ««Давайте скорее бомбить Сирию». О письме 50 американских дипломатов начальству» + «State Department Draft Dissent Memo on Syria» + ««Пусть рухнут наши отношения с Россией». К требованию Госдепа послать ракеты на Сирию».

03 мая 2016, 19:01

КАНДИДАТ В ПРЕЗИДЕНТЫ ХИЛЛАРИ КЛИНТОН

Приведённый ниже материал - интервью биографа Хиллари Клинтон Дианы Джонстон, данное итальянской газете Il Giornale.Интервью настолько интересно, что мы приводим его тут целиком, без изъятий.Особое внимание надо обратить на то, что вcё, изложенное ниже, не есть мнение итальянского СМИ или итальянских официальных кругов, известных своей доброжелательностью в отношении России.Это мнение американского журналиста, хорошо знакомого как с самой Х. Клинтон, так и с американской "политической кухней" изнутри, т.е. предметно и профессионально.И потому безусловно заслуживает внимания.Другой важный момент здесь в том, что практически всё, изложенное в этом интервью, соответствует действительности, и любой, кто интересуется международной политикой, с лёгкостью это подтвердит.Итак, вот это интервью:"С Клинтон на посту президента будет мировая война"Окружающие Хиллари Клинтон неоконсерваторы и оказывающие ей поддержку крупные олигархи могут подтолкнуть ее к развязыванию войны, пишет Маттео Карниелетто в материале, опубликованном в газете Il Giornale.Карниелетто взял интервью у автора биографии Хиллари Клинтон Дианы Джонстон. В частности, она напомнила, что Хиллари родилась в 1947 году в семье республиканца. Отец всегда играл доминирующую роль и, вероятно, передал ей свои нереализованные амбиции. Философия Хиллари всегда основывалась на агрессивном характере американской мечты. Хиллари прекрасно чувствует себя в окружении миллиардеров, а они - в ее компании. Методистка, она демонстрирует свою религиозность, используя ее как средство поддержки, рассказала Джонстон.По словам автора биографии, роль Хиллари Клинтон в дестабилизации положения на Ближнем Востоке была огромной. "Если есть военный вариант, она его поддерживает. Она голосовала за вторжение в Ирак в 2003 году, и она гордится тем, что несет ответственность за разрушительную войну в Ливии, поскольку был уничтожен диктатор: если в Ливии дела пошли плохо, дескать, это потому, что Соединенные Штаты должны были сделать больше, а не меньше. Она всегда требовала агрессивных действий против Асада в Сирии, а ее враждебность в отношении Ирана не имеет границ. Все это сделало ее любимицей сторонников Израиля. Любой враг Израиля - враг США", - отмечает Джонстон.По ее убеждению, Хиллари является сторонницей жесткой антироссийской политики. "Внешняя политика - порождение агрессивной стороны американской мечты. Америка - лучшая, самая сильная и наверняка будет доминировать, если применит силу. Клинтон уверена: если США действуют, они наверняка победят. Что касается России, то Хиллари полностью подписывается перед преобладающей в Вашингтоне трактовкой о том, что Америка "одержала победу в холодной войне"."Идеология Хиллари служит интересам ВПК и финансистам, которые извлекают из этого выгоду, - поясняет биограф. - Ее враждебность к России является следствием холодной войны, когда военная мощь США строилась в противовес вражеской Москве. Но я думаю, что в значительной степени она стала плодом врожденной враждебности в отношении всего, что не является американским или не признает американскую гегемонию. Приход к власти российского лидера, защищающего интересы России, был воспринят в Вашингтоне как предательство истории"."Владимир Путин, - продолжает Джонстон, - стал явным препятствием для негласной политики обретения экономического контроля над огромными ресурсами России. Есть и стратегическое объяснение враждебности к России, изложенное в книге Збигнева Бжезинского "Великая шахматная доска" (1997 год): гегемония Соединенных Штатов зависит от разрушения единства между Западной Европой и Россией. Нынешняя внешняя политика США была разработана с целью возведения "железного занавеса" для изоляции России, в особенности от ее естественного торгового партнера Германии. Были объединены мотивации идеологического, экономического, психологического и стратегического характера для осуществления антироссийской пропагандистской кампании, пугающей и не основывающейся на реальных фактах. Говорить, что Россия является "угрозой", - чистая фантазия. Но НАТО, окружающее российские границы, реально. Хиллари Клинтон использует как фантазию, так и реальность", - считает собеседница издания.Хиллари часто лжет, продолжает ее биограф. Одним из ярких примеров стал ее рассказ на съезде Демократической партии в 2008 году о том, что во время официального визита в Боснию ее обстреляли снайперы. Нашлись свидетели и видеоматериалы, разоблачающие эту версию. Позднее Хиллари, отвечая на вопросы журналистов, сказала, что человек, которому приходится много говорить, может допустить ошибки. Собеседница корреспондента также рассказала, что Хиллари очень часто, чтобы не отвечать на неудобные вопросы, начинает смеяться или кашлять.Если Хиллари победит на президентских выборах, какие сценарии откроются для Соединенных Штатов? Вряд ли можно надеяться, что Хиллари выполнит то, о чем говорит, считает Джонстон. "Но то, что она говорит, вызывает тревогу: она грозит наращивать американское вмешательство в Сирии против Асада, что спровоцирует конфликт с Россией. Она угрожает разорвать нормальные отношения с Ираном, оказывать полную поддержку Израилю против палестинцев, угрожает бескомпромиссной враждебностью России. Будущее полно сюрпризов", - полагает биограф Клинтон. Власть американского президента ограничена: он должен удовлетворять главенствующую олигархию. "Но в данном случае олигархия поддерживает Хиллари. Она будет окружена неоконсерваторами и либеральными политиками - сторонниками интервенции, которые могут побудить ее к развязыванию войны".Больше всего следует опасаться "активности" Хиллари, ее готовности применять военную силу вместо дипломатии, ее дуалистическое видение мира, поделенного на "друзей" (те, что поддерживают Соединенные Штаты) и "врагов" (кто угодно, в зависимости от обстоятельств). "Она будет наращивать военную мощь НАТО против России до тех пор, пока по причине какого-либо инцидента не начнется Третья мировая война, - сказала Джонсон. - Я не предвещаю это. Я всего лишь пытаюсь предупредить Европу. Только ваш отказ от политики войны Соединенных Штатов может иметь решающее значение".http://inopressa.ru/article/28...

10 октября 2015, 01:28

Scofield: Б. Обама и Х. Клинтон против Vanguard

Отъезды генерала Абдул Рашида Дустума в Турцию состоялись в мае 1997 года и в декабре 2008 года. Фактически в это время Турция выступила против проектов кампании Вангард в Афганистане. Как это объяснить? С 03.01.1995 г. по 01.06.1997 г. послом США в Турции был Марк Гроссман (Marc Isaiah Grossman). Бывшая переводчица ФБР Сибил Эдмондс (Sibel Edmonds) в интервью журналу «Американский консерватор» заявила: «[Марк] Гроссман стал представлять интерес уже в начале расследования. Будучи послом США в Турции [1994-97 гг.], он был лично связан с тайными агентами, как правительства Турции, так и преступных групп.

23 июля 2015, 22:39

Англосаксонская модель мира и ее возможные альтернативы

Семинар-клуб «Универсум». Организатор Андрей Ильич Фурсов, директор Института системно-стратегического анализа. Доклад Дмитрия Михеева. Комментарии Андрея Фурсова и Сергея Савельева. Запись ИАЦ Миръ http://www.youtube.com/user/IACMir

31 мая 2015, 21:16

Движущие силы в политике США

О скрытых и явных процессах, а также об изменениях в политической жизни США беседуют Дмитрий Перетолчин и политолог Константин Черемных

17 марта 2015, 17:30

Американский олигарх против мира в Палестине.

Шелдон Адельсон (Sheldon Adelson) – богатый спонсор Израиля и Биньямина Нетаньяху.О последнем выступлении израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху в Конгрессе США мы должны знать только одно – присутствие на галерее посетителей одного мужчины - Шелдона Адельсона.Он - магнат азартных игр и крёстный отец правых республиканцев. Кандидаты в президенты от обеих партий выстраиваются в очередь, чтобы поцеловать его руку. Кланяясь и расшаркиваясь, они вымаливают его благословение в виде подписанных им чеков. Беспартийный Центр за ответственную политику (Center for Responsive Politics) и Центр за общественную интеграцию (Center for Public Integrity) утверждают, что во время выборов 2012 года Адельсон и его жена Мириам (чей кошелёк прославился недавно, свалившись с галереи на голову демократического конгрессмена) заплатили 150 млн. долларов республиканцам и их сторонникам, в том числе 93 млн. долларов лояльному к плутократам super PAC Карла Роува (Karl Rove) American Crossroads, Congressional Leadership Fund, Republican Jewish Coalition Victory Fund, Winning Our Future (super PAC поддержки Ньюта Гингрича (Newt Gingrich)) и Restore Our Future (super PAC поддержки Митта Ромни (Mitt Romney)).И всё же, мы не знаем обо всех «тёмных деньгах», вложенных Адельсонами в политику, так как мы не имеем на это права. Как и дорогие квартиры в Нью-Йорке, купленные олигархами, которые прячутся за ширмами легальных организаций, тёмные деньги позволяют нашим политикам смыть отпечатки пальцев с подписанных чеков спонсоров-миллиардеров.Но Шелдон Адельсон не просто так сидел в галерее Палаты Представителей – он дёргал за ниточки, которыми управляет Соединёнными штатами. Шелдон Адельсон – богатый спонсор Израиля и своего идеологического партнёра Биньямина Нетаньяху. Хотя законы о финансовом реформировании предвыборных кампаний в Израиле строже, чем в США, Адельсон смог и их купить, что историк и журналист Гершом Горенберг (Gershom Gorenberg) назвал «однозначно пагубным» влиянием.Адельсон владеет ежедневными газетами Israel Hayom и Makor Roshon (религиозной право-сионистской направленности), а также новостным веб-сайтом NRG. Газета Israel Hayom раздаётся бесплатно для распространения его жёсткой точки зрения. На следующий день после переизбрания Обамы, на первой полосе этой газеты появился заголовок: «США проголосовали за социализм».Ещё важнее то, что он использует свои газеты для постоянной пропаганды Нетаньяху и его ультраправой Likud Party, под властью которой Израиль всё ближе и ближе приближается к теократии. Как считает экономист Моми Дахан (Momi Dahan) из Еврейского университета, «де-факто, само существование таких газет как Israel Hayom – однозначное нарушение закона, так как Адельсон предоставляет своему кандидату практически неограниченные информационные ресурсы».Шелдон поддерживает тесные отношения с Рупертом.На самом деле, приближаясь к израильским выборам 17 марта, Адельсон увеличил тираж Israel Hayom на 70%. Администрация газеты пишет, что увеличение коснулось, в основном, рекламы, но газета Ha’aretz считает по-другому: «Некоторые политики убеждены, что дополнительный тираж – один из пунктов бизнес плана, направленного на переизбрание Нетаньяху». И выступление Нетаньяху перед Конгрессом США накануне выборов – просто совпадение, не так ли? «Я искренне сожалею, что некоторые чувствуют, что моё присутствие здесь носит политической характер», - сказал Нетаньяху конгрессменам. – «Этого никогда не было в моих планах». Ну конечно.Гершом Горенберг считает, что премьер-министр «наслаждается выгодой наличия в его лагере ведущей газеты, которая изображает мир с точки зрения его правительства – мир, в котором Израиль окружён врагами (включая президента США); мир, в котором цель мирных переговоров – разрушение Израиля; мир, в котором левые израильтяне действуют в сотрудничестве с врагами, и даже те правые, которые выступают против Нетаньяху, готовят переворот, используя выборы».Таким образом, Нетаньяху пользуется плодами деятельности Адельсона - его мощной пропагандистской машиной в Израиле и его кампанией по сбору денег в США. В совокупности, эти машины позволяют Нетаньяху узурпировать американскую внешнюю политику, так как он управляет Конгрессом США, который сделали услужливым миллионы долларов Адельсона, придерживающегося правой точки зрения по Израилю и Ближнему Востоку.Итак, вот что мы имеем. Этот казиношный магнат – не только неофициальный вождь республиканской партии США («он и его золотые правила»), но и некоронованный король Израиля – Давид с печатным станком и чековой книжкой, вместо рогатки и камня. Всё это всплыло во время выступления Нетаньяху. США не могут определять своё будущее, так как американская политика на Ближнем Востоке и большинство в Конгрессе находятся под каблуком у другой страны.Подобно королю Мидасу, Шелдон Адельсон определяет вопросы войны и мира в самом нестабильном регионе мира. Именно этот человек, выступая в 2013 году в еврейском университете Иешуа в Нью-Йорке, осудил президента Обаму за дипломатические переговоры с Ираном, и предложил сбросить на иранцев атомную бомбу, превратив их землю в пустыню. «Поймите! Следующим должен быть Тегеран. То есть, мы говорим о бизнесе. Вы хотите быть уничтоженными? Идите вперёд, займите жёсткую позицию и продолжайте использовать своё ядерное оружие».О последнем выступлении израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху в Конгрессе США мы должны знать только одно – присутствие на галерее посетителей одного мужчины. Мы все – его заложники.Авторы - Билл Мойерс (Bill Moyers) и Майкл Уиншип (Michael Winship).Билл Мойерс – ведущий еженедельной общественной телевизионной передачи Moyers & Company. Мойерс получил 35 премий Эмми, 9 премий Пибоди, премию за достижения в течение жизни Национальной академии телевидения. Он является почётным доктором изящных искусств Американского института кино за 40 лет журналистской работы на радио.Майкл Уиншип – ведущий автор Moyers & Company и президент Гильдии сценаристов восточной Америки.Источник: How an American Billionaire Stands in the Way of Mideast Peace, Bill Moyers, Michael Winship, AlterNet, March 6, 2015.____________ ____________

11 января 2015, 17:18

ЦНАБ (CNAS) – демократический оплот колониального империализма (Ястребы США против Обамы)

Вашингтон не проводит единую внешнюю политику - он действует противоречиво и лишь в ответ на внешние вызовы, а «либеральные ястребы» объединяются вокруг генерала Дэвида Петреуса и Центра новой американской безопасности (ЦНАБ). Тьерри Мейсан представляет нам этот мозговой центр, который сегодня играет ту же роль, что и Проект нового американского века при Буше – обеспечивать американскую экспансию и доминирование над всём миром. Сирийский кризис, выход из которого был предложен ещё во время первой конференции в Женеве в июне 2012 г., продолжается, несмотря на все соглашения, заключённые с США. По-видимому, администрация Обамы не подчиняется президенту, и она разделена на две политические линии: с одной стороны, империалисты, склонные к разделу мира с Китаем и, возможно, с Россией (это позиция президента Обамы), а, с другой стороны, империалистические экспансионисты, объединившиеся вокруг Хиллари Клинтон и генерала Дэвида Петреуса. Ко всеобщему удивлению, отставка директора ЦРУ и госсекретаря после переизбрания Барака Обамы не только не положила конец разногласиям в администрации, но и обострила их. Именно экспансионисты возобновили войну против Корейской народной республики под предлогом кибер-атаки против Sony Pictures, якобы предпринятой Пхеньяном. Президент Обама, в конечном счёте, согласился с их доводами и подписал декрет о «санкциях». Представляется, что сторонники имперской экспансии первоначально объединились вокруг Центра новой американской безопасности, который в Демократической партии играл роль ту же самую роль, что и Проект нового американского века (а сегодня также и Foreign Policy Initiative) в Республиканской партии. Важную роль они играли и во время первого мандата Барака Обамы, и по некоторым данным образовали «глубинное государство», откуда продолжают дёргать за верёвочки. Либеральные ястребы Центр новой американской безопасности был создан в 2007 г. Куртом Кэмпбеллом и Мишель Флурнуа. Ранее оба эти интеллектуала работали в Центре стратегических и международных исследований (ЦСМИ - Center for Strategic and International Studies). В нём спустя два месяца после событий 11 сентября они руководили публикацией книги To Prevail : An American Strategy for the Campaign Against Terrorism (Всё для победы: американская стратегия по борьбе с терроризмом) [1]. В книге развивалась идея о том, что необходимо атаковать не только террористические группировки, о чём говорил президент Буш, но и государства, если им самим не удавалось эти группировки уничтожить на своей территории. Вдохновившись работами оперативной группы по борьбе с терроризмом из ЦСМИ, они выступали за значительное увеличение разведывательных агентств для наблюдения за всем миром. Короче, Кэмпбелл и Флурнуа принимали официальные представления о терактах и оправдывали «войну против терроризма», которая на целое десятилетие погрузила в траур весь мир. В 2003 году Кэмпбелл и Флурнуа вместе с другими тринадцатью демократами-интеллектуалами подписали документ под названием Progressive Internationalism : A Democratic National Security Strategy (Прогрессивный интернационализм: демократическая стратегия национальной безопасности) [2]. Этот манифест поддерживал все войны после 11 сентября и критиковал дипломатическую слабость президента Буша. После выборов кандидата-демократа в 2004 г. подписанты намеревались продвигать американский имперский проект (сторонником которого был Джордж Буш-младший) при этом критикуя его за то, что он оказывал пагубное влияние на руководителей, и, в частности, сеял сомнения среди союзников. Всем подписантам тогда приклеили ярлык «либеральных ястребов». ЦНАБ Во время своего создания в 2007 г. ЦНАБ выражал стремление обновить американскую стратегическую мысль после Комиссии Бейкера-Гамильтона и отставки министра Обороны Дональда Рамсфельда. На открытии центра присутствовали такие лица как Мадлен Олбрайт, Хиллари Клинтон и Чак Хейгел. В ту пору Вашингтон пытался выпутаться из трясины, в которую он попал в Ираке. Кемпбелл и Флурнуа выступали за военное решение, которое позволило бы американским войскам продолжать оккупировать Ирак, не истощая при этом свои силы. Для продолжения имперской экспансии американский империализм должен был прежде всего выработать определённую антитеррористическую стратегию, которая позволила бы сократить численность американских войск в Ираке. Нет никакого противоречия в том, что Кемпбелл и Флурнуа работали совместно с генералом Дэвидом Петреусом, которого только что назначили командующим военной Коалицией в Ираке, потому что он был автором пособия по предотвращению смуты в сухопутных войсках США. Они склоняют на свою сторону австралийского эксперта Дэвида Кикуллена, который станет гуру генерала Петреуса и разработчиком плана Surge (Удар). Согласно этому плану переориентация иракских повстанцев должна осуществляться путём использования двух факторов (пряник и кнут): с одной стороны, платить деньги боевикам, которые перейдут на сторону агрессора и будут устанавливать порядок на своей территории, а, с другой стороны, оказывать на них принудительное воздействие путём временного усиления военного присутствия США. Эта стратегия будет успешно использована: страна вначале погружается в фазу интенсивной гражданской войны, а затем после глубокой разрухи она медленно возвращается в состояние покоя. Но на самом деле частичная переориентация иракского сопротивления стала возможной лишь потому, что оно было организовано на племенной основе. Весь этот период ЦНАБ и генерала Петреуса водой не разлить. Килкуллен становится сначала советником Петреуса, а затем госсекретаря Кондолизы Райс. Сплав этот настолько прочен, что полковник Джон Нейгл, советник Петреуса, станет президентом ЦНАБа после того, как Кемпбелл и Флурнуа войдут в администрацию Обамы. Особенность ЦНАК состоит в том, что он является мозговым центром демократов, но с ним сотрудничают и в него входят республиканские ястребы. Впрочем, он не отказывается от встреч и дебатов с членами Проекта нового американского века. Финансирование центра осуществляется производителями вооружений и компаниями, сотрудничающими с оборонным ведомством (AccentureFederal Services, BAE Systems, Boeing, DRS Technologies, Northrop Grumman), финансовыми компаниями (Bernard L. Schwartz Investments, Prudential Financial), фондами (Carnegie Corporation of New York, The William and Flora Hewlett Foundation, PloughsharesFund, Smith Richardson Foundation, ZakFamily Charitable Trust) и иностранными правительствами (Израиль, Япония, Тайвань). Во время предвыборной кампании Кемпбелл и Флурнуа издают для будущего президента рекомендации The Inheritance and the Way Forward (Наследие прошлого и путь в будущее) [3]. Начиная с периода президентства Буша они ставят под сомнение принцип «превентивной войны» и использование пыток. Кроме того, они выступают за переориентацию войны с терроризмом с тем, чтобы избежать «столкновения цивилизаций», которое могло бы лишить Вашингтон его мусульманских союзников. Администрация Обамы После избрания президентом Барак Обама поручает Мишель Флурнуа контроль за перестройкой оборонного ведомства. По логике, она становится заместителем министра Обороны по политической части, то есть она должна вырабатывать новую оборонную стратегию. Она при этом считается вторым лицом в министерстве и распоряжается бюджетом в 200 миллионов долларов. Курт Кемпбелл, в свою очередь, назначается в госдепартамент и руководит в нём отделом по Дальневосточному и Тихоокеанскому регионам. И Кемпбелл, и Флурнуа придерживаются стратегии типа «оплот». Согласно этой стратегии США должны готовиться к будущему столкновению с Китаем. С этой точки зрения, они должны постепенно передислоцировать свои вооружённые силы из Европы и Большого Среднего Востока на Дальний Восток. ЦНАБ настолько популярен, что его сотрудники скоро войдут в состав администрации Обамы: Ренд Бирс станет секретарём госбезопасности, Эштон Картер, замминистра Обороны по закупкам, а затем министр Обороны, Сьюзан Райс, представитель ООН, а затем советник по национальной безопасности, Роберт Уорк, заместитель министра Обороны и далее: Шон Бримли, специальный советник министра Обороны, а затем директор по планированию в Совете национальной безопасности, Прайс Флойд, ассистент помощника министра Обороны по связям с общественностью, Элис Хант, специальный ассистент в министерстве Обороны, Колин Кал, ассистент министра Обороны по Ближнему Востоку, затем советник по национальной безопасности при вице-президенте, Джеймс Миллер, заместитель помощника министра обороны США по вопросам политики, Эрик Пирс, заместитель министра Обороны, ответственный за связи с Конгрессом, Сара Сьюэлл, назначена в 2014 году заместителем госсекретаря по вопросам демократии и прав человека, Уэнди Шерман, назначена в 2011 году заместителем госсекретаря по политическим вопросам, Викрам Сингх, специальный советник министра обороны по Афганистану и Пакистану, Гейл Смит, директор по развитию и демократии при Совете национальной безопасности, Джеймс Стейнберг, заместитель госсекретаря, Джим Томас, заместитель помощника министра Обороны США по финансам, Эдвард (Тед) Уорнер III, советник министра Обороны по контролю над вооружениями. В настоящее время ЦНАБ уже готовит программу для будущего президента США. Влияние ЦНАБ Мишель Флурнуа всё время стремилась занять пост министра Обороны, но не была допущена на эту должность в 2012 году, так как считалось, что она слишком тесно связана с Израилем. Однако сегодня она присутствует почти во всех инстанциях министерства Оброны, занятых планированием: она является членом научного Совета Обороны (Defense Science Board), политического Совета Обороны (Defense Policy Board) и консультативного президентского совета по разведке (President’s Intelligence AdvisoryBoard). Видно, что все её политические рекомендации учитываются как по «Большому Среднему Востоку», так и по Дальнему Востоку. ЦНАБ поддержал усилия Уэнди Шермана по возобновлению дипломатических отношений с Тегераном. Было отчётливо заявлено, что проблема Ирана в большей степени связана не с ядерным вопросом, а с экспортом иранской революции. Им была предложена серия чрезвычайно суровых мер по урезанию иранских трубопроводов в Африке, Латинской Америке и на Ближнем Востоке [4]. В отношении Сирии ЦНАБ считает, что невозможно свергнуть власть в республике в короткий срок. Поэтому он выдвинул «стратегию турникета» : использовать сложившийся против Исламского государства консенсус и принудить все вовлечённые в конфликт государства оказать давление на Дамаск и оппозиционные формирования для того, чтобы добиться военной деэскалации, при этом не вступая в коалицию с президентом аль-Ассадом против Исламского государства. Будут предприняты усилия по включению в состав правительства республики представителей проатлантической оппозиции и предоставлению гуманитарной и материально-технической помощи в районы, занятые повстанцами, с тем, чтобы привлечь к ним внимание. После того, как проатлантисты войдут в правительство, их задача будет состоять в том, чтобы распознать все секреты государственного аппарата, чтобы после этого уничтожить его. Но главная цель этого плана состоит в том, чтобы потребовать для повстанцев, которые отказываются войти в правительство, всю сирийскую пустыню. А эта пустыня представляет около 70% всей территории, и в ней расположены основные газовые месторождения [5]. Особое внимание в ЦНАБ уделяется Интернету. Речь идёт об ограничении правительственной цензуры с тем, чтобы облегчить контроль со стороны АНБ [6]. Вместе с тем там обеспокоены тем, что народный Китай защищает себя от шпионажа со стороны АНБ [7]. В тихоокеанском регионе ЦНАБ выступает за сближение с Индией, Малазией и Индонезией. С этой целью разработан план совершенствования механизма, направленного против Северной Кореи. Ответственные лица ЦНАБ из бывшего органа по сотрудничеству демократов с республиканскими неоконсерваторами постепенно превратился в главный исследовательский центр колониального империализма. Кроме Курта Кемпбелла и Мишель Флурнуа в состав администрации входят: генерал Джон Аллен, командующий Коалицией сил по борьбе с ИГИЛ, Ричард Эрмитейдж, бывший помощник госсекретаря, Ричард Данциг, вице-президент компании Rand Corporation, Джозеф Либерман, бывший пресс-секретарь израильского Сената, генерал Джеймс Маттис, бывший командующий ЦентрКома. ЦНАБ и в дальнейшем будет развиваться, потому что теперь он является главным мозговым центром, способным повлиять на оборонный бюджет и перевести экономику страны на военные рельсы. [1] To Prevail: An American Strategy for the Campaign Against Terrorism, Csis Significant Issues Series, CSIS, ноябрь 2001. [2] Progressive Internationalism: A Democratic National Security Strategy, Институт прогрессивной политики (Progressive Policy Institute), 30 октября, 2003 г. [3] The Inheritance and the Way Forward, Курь Кемпбелл, Мишель Флурнуа, ЦНАБ (CNAS), 2007. [4] Pushback Countering the Iran Action Network, Скотт Модель и Дэвид Ашер, Центр новой американской безопасности (Center for a New American Security), сентябрь 2013 г. [5] The Tourniquet. A Strategy for Defeating the Islamic State and Saving Syria and Iraq, Марк Линч, Центр новой американской безопасности (Center for a New American Security), октябрь 2014. А также How This Ends. A Blueprint for De-Escalation in Syria, Дафна Ранд и Николас Герас, Центр новой американской безопасности (Center for a New American Security), ноябрь 2014 г. « Американский «мирный план» для Сирии », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Al-Watan (Сирия), Сеть Вольтер, 1 января 2015. [6] Bringing Liberty Online. Reenergizing the Internet Freedom Agenda in a Post-Snowden Era, Ричард Фонтен, Центр новой американской безопасности (Center for a New American Security), сентябрь 2014 г. [7] Warring State: China’s Cybersecurity Strategy, Эми Чанг, Центр новой американской безопасности ( Center for a New American Security), декабрь 2014г. http://www.voltairenet.org/article186374.html

27 августа 2014, 12:50

Шелдон Адельсон: Король неоконов

От редакции: Неоконсерваторы – один из самых живучих образов американской политики в российском коллективном бессознательном, начиная с прихода нового тысячелетия. В годы первого срока Владимира Путина с ними пытались дружить, а в стране создавать нечто похожее. При Джордже Буше-младшем неоконсерваторы «были на коне», поставляя кадры для Белого дома и администрации, зачинали войны в Афганистане и Ираке. Фиаско в последнем военном предприятии заставило их покинуть государственную службу, а всеобщее на тот момент времени презрение – расколоться на группы, которые зачастую враждовали друг с другом. Не раз и не два неоконсерватизм объявляли «закончившемся», казалось, с полным на то основанием и по объективным причинам. Но нет – перебегая от республиканцев к демократам, меняя «места дислокации» с заслуживающим уважение мастерством, сеть неоконов, даже в расколотом на фракции состоянии, является крупнейшим игроком при формировании американской внешней политики. И сегодня мы предлагаем читателям Terra America возможность познакомиться с человеком, долгие годы стоящим за неоконами, их главным споносором и покровителем, одним из самых влиятельных «торговцев властью» в США – Шелдоном Адельсоном, в очерке Константина Черемных.                  *** Сенатор Джон Маккейн как-то раз сравнил Барака Обаму с солдатом, ушедшим в самоволку. И вот почему. 17 июля, когда упал малазийский «Боинг», Обама отправился не в Пентагон, а на партийное рекламное мероприятие в штат Делавэр, а оттуда в Нью-Йорк – на аналогичное собрание. Узнав об истории с самолетом от Владимира Путина (крушение случилось во время беседы), Обама стал бить тревогу, задумался – будто ждал, не случится ли что-нибудь еще. Намекал же накануне Дик Чейни на «новое 11 сентября». Только по пути из Делавэра в Нью-Йорк Обама отзвонился Порошенко и Наджибу Раззаку из самолета, причем борт N1 под предлогом звонков изменил маршрут. Зигзагами, будто путая следы, Обама прибыл в Нью-Йорк, где первым делом отыскал Байдена и обсудил с ним одновременно а) крушение «Боинга» и б) начало наземной операции в секторе Газа. И только после этого позвонил премьеру Нидерландов.   Был ли резон для Обамы (и редакции New York Times заодно) связывать «Боинг» и Газу в один сюжет? Да. Рухнувший «Боинг» очень технично вытеснил военные приключения  Биньямина Нетаньяху в Газе из числа самых горячих новостей.  Заодно поведав миру, что «главный злодей нашего времени – это Путин». Еще две недели, усилиями Валентина Наливайченко и украинской диаспоры, Украина отвлекала мир также от иракского и ливийского сюжетов. Головорезы из ИГИЛ, между тем, заслуживали более пристального внимания, чем шумного, которое они в итоге получили. Хотя о предводителе ИГИЛ, Абу Бакре аль-Багдади, можно было узнать не только как о «чудовищном экстремисте». Колумнист La Stampa Джордано Стабиле писал: «В 2009 году, по завершении "умиротворения", аль-Багдади был отпущен на свободу. Согласно одной из версий, имела место его встреча с генералом Дэвидом Петреусом. Генерал объяснял ему секреты "длительных" военных побед»... Или вот еще один любопытный сюжет тех дней, оставшийся в тени. О признании Иракского Курдистана независимым хлопочет только одно лицо – все тот же премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. Израиль принял танкер с курдистанской нефтью. СМИ Израиля уже обосновали курдскую независимость исторически и идеологически. И очень популярно разъяснили, что курды полезны «не только ради нефти», но и ради создания «неприятностей» Ирану. К удобному для той же цели ИГИЛ сторонники Ликуд тоже оказались на тот момент времени поразительно толерантны: в Алжире, как сообщает Algérie360, израильтяне, например, оказывают медпомошь боевикам ИГИЛ. Уже бывший премьер-министр Ирака Нури аль-Малики считает, что провинцию Киркук курды столь легко взяли под контроль, поскольку договорились с ИГИЛ. Курды этого сговора и не отрицают и посмеиваются над аналитиками, которые их пугают «ежом» халифата. Малики должен хорошо помнить, как еще в 2007 году по американским СМИ прокатилась серия статей, где предлагалось его убрать его заменить его Ийядом Аллави. Пиар-контракт был заказан фирме Barbour, Griffith and Rogers (ныне BGR Holdings LLC). Эта же фирма по контракту с Курдской демократической партией еще в июле 2004 года пиарила присоединения Киркука к Иракскому Курдистану. Вице-президент BGR Holdings Брэд Блейкман в 2008 году возглавил Freedom’s Watch – знаменитое агитационное НПО, бомбардировавшее редакции и конгрессменов призывами продолжить войну в Ираке. Финансировал же Freedom’s Watch истинный герой «американского Закулисья» – Шелдон Адельсон. Человек, который является неучтенной в публичном пространстве значимой фигурой всего этого глобального конфликта. И не замечать ее попросту опасно. Шелдон Адельсон. Главный спонсор Биньямина Нетаньяху и блока Ликуд, а в 2012 году – избирательной кампании Ньюта Гингрича в США, организатор первого мероприятия в поддержку Джеба Буша (23 марта 2014). Адельсон полной рукой «одаривал» американских неоконсерваторов десятилетиями и содержал их СМИ – самый состоятельный американский еврей и самый щедрый в истории США политический донор. Из «щекотливого» в биографии: его старший сын умер от передозировки наркотиков, младший сын и супруга лечились от наркотической зависимости. Сам он в суде признался, что «сидит на метадоне». Адельсон никогда не занимался нефтью. Его отрасль – игорный бизнес, который больше связан с другими рынками. Игорно-отельные мощности Адельсона расположены в Лас-Вегасе, на Аомыне (Макао) и в Сингапуре. Бакшиш на Аомыне (Venetian Macao – шестое по величине здание в мире) платится, естественно, местным китайским чиновникам. Адельсон требовал сатисфакции от Democratic Congressional Campaign Committee, заявившего, что «республиканцы пополняют свою кассу деньгами китайских проституток». К делу такое заявление не пришьешь. Как и неоднократно мелькавшие в прессе ссылки на анонимных представителей полиции, уверенных что «кто-то из бонз мирового игорного бизнеса» является крупнейшим работорговцем планеты. Зато предназначение крупных центров развлечений и досуга в оффшорных автономиях Азии известно любому интересующемуся. А способы «поставок» в такие центры – вопрос уже не шуточный.   О цели войны в Газе сказал сам господин Нетаньяху. «Мы боремся с туннелями», - сказал он. «Через них (через Филадельфийский коридор – границу Египта с Газой) чего только не тащат – средства связи, наручники, наркотики…». «Рынок наручников» – на совести Нетаньяху. Но вот на рынках наркотиков и «живого товара» (специализация курдских теневиков в Европе) избыток туннелей – это демпинг. Спор между Израилем, ФАТХ и ХАМАС 16 июля состоял в том, кто же «сидит» на этом теневом транзите. «Коварный» ХАМАС предлагал передать весь Филадельфийский коридор под контроль международных сил – как в Косово. А еще ХАМАС предлагал построить в Газе порт и аэропорт. При таком раскладе сама Газа стала бы в потенциале новым Аомынем или Эйлатом. И кто бы тогда срывал куш? Шимон Перес уже назвал главного врага (заодно и главного лоббиста проекта) – это Катар. И разве не с «катарскими» ИГИЛ воюют в Ливии за аэропорт и за контейнерный (а не нефтяной) порт Мисурата? Затем наступает злосчастное 17 июля, и агентство Bloomberg разоблачает Джеба Буша в тайном оффшорном бизнесе в Гонконге и Хайнане. После чего губернатор Хайнаня был уволен, а шансы Джеба (спонсируемого Адельсоном) попасть на президентские выборы 2016 года стали таять. А 26 июля в Париже госсекретарь США Джон Керри поддержал идею порта и аэропорта в Газе – в присутствии главы МИД Катара. После чего адельсоновская «Исраэль ха-йом» изобличила Керри в «предательстве Израиля»… Генерал Гарольд Грин, раньше времени решивший обсуждать в Кабуле щекотливейший вопрос транзита через Мазари-Шариф, погиб, так как не понял, что такие вопросы вне его компетенции, и решаются они не во благо «абстрактных интересов» Соединенных Штатов, а по воле и в интересах вполне конкретного человека. И теперь вы его знаете. Черемных Константин

28 декабря 2012, 02:58

Запад планировал события на Ближнем Востоке с 2005 года

Известный востоковед и общественный деятель Вячеслав Матузов о событияx на Ближнем Востоке и Сирии на круглом столе, организованом агентством РИАновости 2 марта 2011.