• Теги
    • избранные теги
    • Компании1427
      • Показать ещё
      Люди301
      • Показать ещё
      Разное449
      • Показать ещё
      Издания252
      • Показать ещё
      Международные организации51
      • Показать ещё
      Страны / Регионы494
      • Показать ещё
      Формат33
      Показатели22
      • Показать ещё
      Сферы2
News Corp
News Corp
News Corporation (NYSE: NWS) — международный медиахолдинг подконтрольный Руперту Мердоку, который владеет, в частности, кинокомпанией 20th Century Fox, телеканалами Fox News, спутниковыми DTH операторами BSkyB, Sky Deutschland, Sky Italia, Foxtel, информационным агентством Dow Jones ( ...

News Corporation (NYSE: NWS) — международный медиахолдинг подконтрольный Руперту Мердоку, который владеет, в частности, кинокомпанией

20th Century Fox,

телеканалами Fox News,

спутниковыми DTH операторами BSkyB, Sky Deutschland, Sky Italia, Foxtel,

информационным агентством Dow Jones (включая службу Factiva),

а также газетами

The Wall Street Journal,

The Times,

The Sun,

New York Post.

 

В период предвыборной кампании поддерживает Республиканскую партию США.

22 июля Руперт Мердок объявил о своем уходе с поста директора двух компаний, входящих в News Corporation, - News International и Times Newspapers Holdings Limited. Причиной отставки называется предстоящая реструктуризация корпорации.

В 2013 году было создано 21st Century Fox а News Corporation сменил логотип. Вики.

 

...подконтрольная компании Вангард (?)

 

Сайт

Развернуть описание Свернуть описание
Выбор редакции
Выбор редакции
04 июля, 14:01

Без заголовка

  • 0

Расследование началось в ноябре 2010 года после заявления компании Foundem. Она обвинила Google в том, что в выдаче поисковика не отображались сведения о сервисе поиска товаров Foundem. Официальное расследование было возбуждено Еврокомиссией в 2012 году. Корпорация признана виновной в том, что  занимает доминирующее положение на рынке поисковых систем. Согласно данным Еврокомиссии, 90% всех поисковых запросов в Евросоюзе осуществляется пользователями через Google. Столь высокая доля на рынке подтверждается и иными данными: согласно сведениям statista.com, доля Google на мировом рынке поисковых систем в январе 2017 года составила 89,06%.  Однако сама по себе лидирующая позиция на рынке не является нарушением антимонопольного законодательства. Нарушение же, по мнению Еврокомиссии, состоит в том, что Google, занимая доминирующее положение на рынке поисковых систем, создает преимущество своему продукту на другом рынке – сервису поиска и сопоставления цен на товары Google Shopping. Комиссия посчитала, что Google при формировании результатов поиска по конкретному запросу потребителя выдает в качестве первых результатов предложения от Google Shopping, при этом безосновательно скрывая предложения конкурентов. В частности, даже сведения о самых крупных конкурирующих сервисах поиска товаров Google выдает только на четвертой странице результатов поиска. Необходимо отметить, что отображение предложений от Google Shopping в качестве топ-результатов на первой странице поиска играет определяющую роль, поскольку, согласно исследованиям, на первые 10 результатов поиска приходится 95% всех кликов пользователей. Тогда как на первый результат на второй странице поиска приходится уже не более 1% всех кликов. Стоит ли говорить о том, какой мизерный процент кликов приходится на результаты поиска, размещенные на четвертой странице? Подобная работа алгоритма Google дала ощутимый бизнес-эффект: если в 2006 году Google во внутренних документах, попавших в распоряжение Еврокомиссии, прямо указывала, что их сервис поиска товаров просто не работает, то начиная с 2008 года трафик и посещаемость сервиса Google Shopping существенно выросли (к примеру, в Великобритании трафик вырос в 45 раз с момента нарушения, в Германии – в 35 раз, в Нидерландах – в 29). При этом посещаемость аналогичных сервисов конкурентов показательно упала на 85% в Великобритании, на 92% — в Германии, на 80% — во Франции. Оценив данные обстоятельства, Еврокомиссия пришла к выводу, что Google оказывает негативное влияние на рынок, которое заключается не только и не столько в дискриминации конкурентов, сколько в ограничении доступа конечных потребителей к информации о возможных источниках приобретения товаров.         Позиция Google по данному делу сводится к следующему: - алгоритм поиска настроен таким образом, что выдает потребителям сведения о конкретных продавцах (а не непосредственно о Google Shopping), что, по словам главы юридического департамента Google Кента Уолкера, полностью отвечает интересам потребителей, которые в ответ на свой запрос хотят видеть предложение о конкретном товаре и его изображение, а не ссылку на другой поисковый сервис, где им придется заново вводить сведения о искомом продукте; - Google настаивает на том, что рынок сервисов поиска товаров нельзя оценивать отдельно от рынка торговых онлайн-площадок (таких как Amazon и eBay).  Далее корпорация ссылается на то, что Amazon является серьезным конкурентом, на долю которого приходится более 50% всех запросов от покупателей. При этом, согласно исследованиям, потребители, желающие купить товар, зачастую начинают свой поиск сразу с amazon.com, минуя поисковик Google. Однако Еврокомиссия с данными доводами не согласилась. Рекордно большой штраф В качестве наказания за допущенное нарушение Еврокомиссия назначила Google штраф $2, 73 млрд. Вся выручка Google (ее материнской компании Alphabet) за 2016 год составила $90 млрд. Говоря о размере штрафа, небезынтересен тот факт, что все самые крупные штрафы за свою историю Еврокомиссия назначала именно корпорациям из Кремниевой долины.   Год Компания Дело Сумма штрафа, € 2017 Google Дело Google Shopping 2 424 495 000 2009 Intel Дело о микросхемах для ПК (Intel фактически платила вознаграждение производителям компьютеров (таким как Acer, Dell, HP, Lenovo и NEC), а также крупнейшим розничным сетям, чтобы они отдавали предпочтение изготовлению и продаже тех компьютеров, на которых установлены микросхемы Intel, а не ее конкурента – ADM) 1 060 000 000 2008 Microsoft Дело о Windows Media Player (штраф за отказ исполнить решение Еврокомиссии по антимонопольному делу 2004 года (штраф 2004 года ниже в списке) 860 000 000 2004 Microsoft Дело о Windows Media Player (Microsoft признана виновной в злоупотреблении доминирующим положением, выразившемся в выпуске Windows с встроенным Windows Media Player) 497 200 000 2006 Microsoft Дело о Windows Media Player (штраф за неисполнение возложенной Еврокомиссией обязанности раскрыть информацию, необходимую для того, чтобы конкурирующие сетевые продукты могли полноценно взаимодействовать с настольной и серверной  версией Windows) 280 500 000    Предписание Помимо обязанности выплатить штраф Еврокомиссия обязала Google в течение 90 дней устранить допущенные нарушения. В случае если компания не исполнит предписание, ей грозит штраф в размере до 5% от дневной выручки Google (ее материнской компании Alphabet) за каждый день просрочки. Как видно из вышеприведенной таблицы, угроза применения данного штрафа реальна: к примеру, основной штраф для Microsoft за нарушение конкурентного законодательства ЕС в 2004 году составил €497,2 млн, а общий штраф за неисполнение указаний Еврокомиссии составил €1,14 млрд. Однако при столь высокой ответственности за неисполнение предписания Еврокомиссии самым главным недостатком данного предписания является то, что, обязуя Google устранить допущенные нарушения, регулятор не указывает, какие конкретно действия корпорация должна совершить и какой конкретный результат должен быть достигнут по результатам исполнения предписания. Такая практика Еврокомиссии представляется порочной, поскольку порождает правовую неопределенность не только для компании-нарушителя, но и для всего рынка в целом, что в конечном итоге оказывает негативное влияние на его инвестиционную привлекательность. Реакция рынка Курс акций компании Alphabet после появления новостей о принятом комиссией решении снизился на 2,86%. Но нашлись и довольные принятым решением: несколько американских компаний (среди которых News Corp, Getty Images, Oracle и Yelp) опубликовали письмо в поддержку европейского комиссара по вопросам конкуренции Маргарет Вестагер, выразив одобрение назначению Google штрафа за антиконкурентное поведение. Вероятно, желание этих компаний наказать Google отчасти вызвано тем, что по аналогичному расследованию американский регулятор (Федеральная торговая комиссия США) пришел к выводу, что в действиях Google отсутствуют нарушения. На вопрос, почему одни и те же действия являются нарушением на территории ЕС и не являются нарушением в США, представители Еврокомиссии пояснили, что доля Google на рынке интернет-поисковиков в Евросоюзе существенно выше, чем в США, где ощутимую конкуренцию Google составляют Bang и Yahoo. Последствия дела В качестве других неблагоприятных для Google последствий данного антимонопольного дела можно назвать следующие: - в ходе состоявшейся 27 июня пресс-конференции Маргарет Вестагер намекнула, что решение по Google Shopping имеет прецедентное значение и комиссия может прийти к аналогичным выводам в отношении других сервисов Google (таких как Google Maps и Images); - кроме того, все потребители и компании-конкуренты, пострадавшие от незаконных действий Google, теперь вправе обратиться в суд с исками к Google о взыскании убытков.  Больше антимонопольных проблем На текущий момент Еврокомиссия продолжает расследование еще по двум делам в отношении Google:дело сервиса контекстной рекламы AdSense, в рамках которого комиссия подозревает, что Google дискриминирует конкурирующие компании, не выдавая ссылки на их сайты и дело Android, по которому комиссия проверяет, не ограничивает ли Google использование приложений компаний-конкурентов на смартфонах с операционной системой Android.  Пока Еврокомиссия ведет расследование по делу Android, ФАС уже признала корпорацию Google виновной в нарушении требований закона, указав, что Google злоупотребляет своим доминирующим положением, ограничивая предустановку приложений компаний-конкурентов на телефоны с операционной системой Android. Дело было возбуждено на основании жалобы «Яндекса». Расследование заняло семь месяцев (Еврокомиссия исследует рынок по данному делу уже седьмой год). Размер назначенного Goоgle  штрафа составил 438 млн рублей. Объявлена война Кремниевой долине? Последнее время все чаще крупные американские компании обвиняются в нарушении законодательства Евросоюза. Каждый новый назначенный штраф бьет исторические рекорды. Наряду с антимонопольными проблемами Google, Intel и Microsoft можно вспомнить и о налоговых претензиях к корпорации  Apple, которую обязали выплатить налоги на сумму €13 млрд. Российский антимонопольный регулятор также не отстает от общемировой практики: завершены расследования по делу Android и по делу Apple о поддержании цен на iPhone. Означает ли это, что гигантам из Кремниевой долины объявлена война на континенте? В ответ на предположение о возможном конфликте интересов в комиссии по отношению к американским компаниям Маргарет Вестагер на пресс-конференции в минувший вторник указала, что статистика дел опровергает любые обвинения в предвзятости. Возможно, причина проблем мировых гигантов кроется в основном парадоксе любого конкурентного процесса:  по сути, целью любой конкуренции является достижение монополии. Когда компания начинает свою деятельность, ее естественным стремлением становится расширение доли присутствия на рынке. Государство за это компанию поощряет, поскольку ему также выгодно создание новых рабочих мест и получение налогов. Однако в какой-то момент, когда компания стала достаточно успешной  и занимает доминирующее положение на рынке, регулятор меняет правила игры и заявляет, что руководствоваться исключительно законами рынка уже недостаточно. Большой вопрос: не нарушает ли такое вмешательство естественные рыночные процессы?

Выбор редакции
04 июля, 14:01

Без заголовка

  • 0

Расследование началось в ноябре 2010 года после заявления компании Foundem. Она обвинила Google в том, что в выдаче поисковика не отображались сведения о сервисе поиска товаров Foundem. Официальное расследование было возбуждено Еврокомиссией в 2012 году. Корпорация признана виновной в том, что  занимает доминирующее положение на рынке поисковых систем. Согласно данным Еврокомиссии, 90% всех поисковых запросов в Евросоюзе осуществляется пользователями через Google. Столь высокая доля на рынке подтверждается и иными данными: согласно сведениям statista.com, доля Google на мировом рынке поисковых систем в январе 2017 года составила 89,06%.  Однако сама по себе лидирующая позиция на рынке не является нарушением антимонопольного законодательства. Нарушение же, по мнению Еврокомиссии, состоит в том, что Google, занимая доминирующее положение на рынке поисковых систем, создает преимущество своему продукту на другом рынке – сервису поиска и сопоставления цен на товары Google Shopping. Комиссия посчитала, что Google при формировании результатов поиска по конкретному запросу потребителя выдает в качестве первых результатов предложения от Google Shopping, при этом безосновательно скрывая предложения конкурентов. В частности, даже сведения о самых крупных конкурирующих сервисах поиска товаров Google выдает только на четвертой странице результатов поиска. Необходимо отметить, что отображение предложений от Google Shopping в качестве топ-результатов на первой странице поиска играет определяющую роль, поскольку, согласно исследованиям, на первые 10 результатов поиска приходится 95% всех кликов пользователей. Тогда как на первый результат на второй странице поиска приходится уже не более 1% всех кликов. Стоит ли говорить о том, какой мизерный процент кликов приходится на результаты поиска, размещенные на четвертой странице? Подобная работа алгоритма Google дала ощутимый бизнес-эффект: если в 2006 году Google во внутренних документах, попавших в распоряжение Еврокомиссии, прямо указывала, что их сервис поиска товаров просто не работает, то начиная с 2008 года трафик и посещаемость сервиса Google Shopping существенно выросли (к примеру, в Великобритании трафик вырос в 45 раз с момента нарушения, в Германии – в 35 раз, в Нидерландах – в 29). При этом посещаемость аналогичных сервисов конкурентов показательно упала на 85% в Великобритании, на 92% — в Германии, на 80% — во Франции. Оценив данные обстоятельства, Еврокомиссия пришла к выводу, что Google оказывает негативное влияние на рынок, которое заключается не только и не столько в дискриминации конкурентов, сколько в ограничении доступа конечных потребителей к информации о возможных источниках приобретения товаров.         Позиция Google по данному делу сводится к следующему: - алгоритм поиска настроен таким образом, что выдает потребителям сведения о конкретных продавцах (а не непосредственно о Google Shopping), что, по словам главы юридического департамента Google Кента Уолкера, полностью отвечает интересам потребителей, которые в ответ на свой запрос хотят видеть предложение о конкретном товаре и его изображение, а не ссылку на другой поисковый сервис, где им придется заново вводить сведения о искомом продукте; - Google настаивает на том, что рынок сервисов поиска товаров нельзя оценивать отдельно от рынка торговых онлайн-площадок (таких как Amazon и eBay).  Далее корпорация ссылается на то, что Amazon является серьезным конкурентом, на долю которого приходится более 50% всех запросов от покупателей. При этом, согласно исследованиям, потребители, желающие купить товар, зачастую начинают свой поиск сразу с amazon.com, минуя поисковик Google. Однако Еврокомиссия с данными доводами не согласилась. Рекордно большой штраф В качестве наказания за допущенное нарушение Еврокомиссия назначила Google штраф $2, 73 млрд. Вся выручка Google (ее материнской компании Alphabet) за 2016 год составила $90 млрд. Говоря о размере штрафа, небезынтересен тот факт, что все самые крупные штрафы за свою историю Еврокомиссия назначала именно корпорациям из Кремниевой долины.   Год Компания Дело Сумма штрафа, € 2017 Google Дело Google Shopping 2 424 495 000 2009 Intel Дело о микросхемах для ПК (Intel фактически платила вознаграждение производителям компьютеров (таким как Acer, Dell, HP, Lenovo и NEC), а также крупнейшим розничным сетям, чтобы они отдавали предпочтение изготовлению и продаже тех компьютеров, на которых установлены микросхемы Intel, а не ее конкурента – ADM) 1 060 000 000 2008 Microsoft Дело о Windows Media Player (штраф за отказ исполнить решение Еврокомиссии по антимонопольному делу 2004 года (штраф 2004 года ниже в списке) 860 000 000 2004 Microsoft Дело о Windows Media Player (Microsoft признана виновной в злоупотреблении доминирующим положением, выразившемся в выпуске Windows с встроенным Windows Media Player) 497 200 000 2006 Microsoft Дело о Windows Media Player (штраф за неисполнение возложенной Еврокомиссией обязанности раскрыть информацию, необходимую для того, чтобы конкурирующие сетевые продукты могли полноценно взаимодействовать с настольной и серверной  версией Windows) 280 500 000    Предписание Помимо обязанности выплатить штраф Еврокомиссия обязала Google в течение 90 дней устранить допущенные нарушения. В случае если компания не исполнит предписание, ей грозит штраф в размере до 5% от дневной выручки Google (ее материнской компании Alphabet) за каждый день просрочки. Как видно из вышеприведенной таблицы, угроза применения данного штрафа реальна: к примеру, основной штраф для Microsoft за нарушение конкурентного законодательства ЕС в 2004 году составил €497,2 млн, а общий штраф за неисполнение указаний Еврокомиссии составил €1,14 млрд. Однако при столь высокой ответственности за неисполнение предписания Еврокомиссии самым главным недостатком данного предписания является то, что, обязуя Google устранить допущенные нарушения, регулятор не указывает, какие конкретно действия корпорация должна совершить и какой конкретный результат должен быть достигнут по результатам исполнения предписания. Такая практика Еврокомиссии представляется порочной, поскольку порождает правовую неопределенность не только для компании-нарушителя, но и для всего рынка в целом, что в конечном итоге оказывает негативное влияние на его инвестиционную привлекательность. Реакция рынка Курс акций компании Alphabet после появления новостей о принятом комиссией решении снизился на 2,86%. Но нашлись и довольные принятым решением: несколько американских компаний (среди которых News Corp, Getty Images, Oracle и Yelp) опубликовали письмо в поддержку европейского комиссара по вопросам конкуренции Маргарет Вестагер, выразив одобрение назначению Google штрафа за антиконкурентное поведение. Вероятно, желание этих компаний наказать Google отчасти вызвано тем, что по аналогичному расследованию американский регулятор (Федеральная торговая комиссия США) пришел к выводу, что в действиях Google отсутствуют нарушения. На вопрос, почему одни и те же действия являются нарушением на территории ЕС и не являются нарушением в США, представители Еврокомиссии пояснили, что доля Google на рынке интернет-поисковиков в Евросоюзе существенно выше, чем в США, где ощутимую конкуренцию Google составляют Bang и Yahoo. Последствия дела В качестве других неблагоприятных для Google последствий данного антимонопольного дела можно назвать следующие: - в ходе состоявшейся 27 июня пресс-конференции Маргарет Вестагер намекнула, что решение по Google Shopping имеет прецедентное значение и комиссия может прийти к аналогичным выводам в отношении других сервисов Google (таких как Google Maps и Images); - кроме того, все потребители и компании-конкуренты, пострадавшие от незаконных действий Google, теперь вправе обратиться в суд с исками к Google о взыскании убытков.  Больше антимонопольных проблем На текущий момент Еврокомиссия продолжает расследование еще по двум делам в отношении Google:дело сервиса контекстной рекламы AdSense, в рамках которого комиссия подозревает, что Google дискриминирует конкурирующие компании, не выдавая ссылки на их сайты и дело Android, по которому комиссия проверяет, не ограничивает ли Google использование приложений компаний-конкурентов на смартфонах с операционной системой Android.  Пока Еврокомиссия ведет расследование по делу Android, ФАС уже признала корпорацию Google виновной в нарушении требований закона, указав, что Google злоупотребляет своим доминирующим положением, ограничивая предустановку приложений компаний-конкурентов на телефоны с операционной системой Android. Дело было возбуждено на основании жалобы «Яндекса». Расследование заняло семь месяцев (Еврокомиссия исследует рынок по данному делу уже седьмой год). Размер назначенного Goоgle  штрафа составил 438 млн рублей. Объявлена война Кремниевой долине? Последнее время все чаще крупные американские компании обвиняются в нарушении законодательства Евросоюза. Каждый новый назначенный штраф бьет исторические рекорды. Наряду с антимонопольными проблемами Google, Intel и Microsoft можно вспомнить и о налоговых претензиях к корпорации  Apple, которую обязали выплатить налоги на сумму €13 млрд. Российский антимонопольный регулятор также не отстает от общемировой практики: завершены расследования по делу Android и по делу Apple о поддержании цен на iPhone. Означает ли это, что гигантам из Кремниевой долины объявлена война на континенте? В ответ на предположение о возможном конфликте интересов в комиссии по отношению к американским компаниям Маргарет Вестагер на пресс-конференции в минувший вторник указала, что статистика дел опровергает любые обвинения в предвзятости. Возможно, причина проблем мировых гигантов кроется в основном парадоксе любого конкурентного процесса:  по сути, целью любой конкуренции является достижение монополии. Когда компания начинает свою деятельность, ее естественным стремлением становится расширение доли присутствия на рынке. Государство за это компанию поощряет, поскольку ему также выгодно создание новых рабочих мест и получение налогов. Однако в какой-то момент, когда компания стала достаточно успешной  и занимает доминирующее положение на рынке, регулятор меняет правила игры и заявляет, что руководствоваться исключительно законами рынка уже недостаточно. Большой вопрос: не нарушает ли такое вмешательство естественные рыночные процессы?

Выбор редакции
04 июля, 14:01

Без заголовка

  • 0

Расследование началось в ноябре 2010 года после заявления компании Foundem. Она обвинила Google в том, что в выдаче поисковика не отображались сведения о сервисе поиска товаров Foundem. Официальное расследование было возбуждено Еврокомиссией в 2012 году. Корпорация признана виновной в том, что  занимает доминирующее положение на рынке поисковых систем. Согласно данным Еврокомиссии, 90% всех поисковых запросов в Евросоюзе осуществляется пользователями через Google. Столь высокая доля на рынке подтверждается и иными данными: согласно сведениям statista.com, доля Google на мировом рынке поисковых систем в январе 2017 года составила 89,06%.  Однако сама по себе лидирующая позиция на рынке не является нарушением антимонопольного законодательства. Нарушение же, по мнению Еврокомиссии, состоит в том, что Google, занимая доминирующее положение на рынке поисковых систем, создает преимущество своему продукту на другом рынке – сервису поиска и сопоставления цен на товары Google Shopping. Комиссия посчитала, что Google при формировании результатов поиска по конкретному запросу потребителя выдает в качестве первых результатов предложения от Google Shopping, при этом безосновательно скрывая предложения конкурентов. В частности, даже сведения о самых крупных конкурирующих сервисах поиска товаров Google выдает только на четвертой странице результатов поиска. Необходимо отметить, что отображение предложений от Google Shopping в качестве топ-результатов на первой странице поиска играет определяющую роль, поскольку, согласно исследованиям, на первые 10 результатов поиска приходится 95% всех кликов пользователей. Тогда как на первый результат на второй странице поиска приходится уже не более 1% всех кликов. Стоит ли говорить о том, какой мизерный процент кликов приходится на результаты поиска, размещенные на четвертой странице? Подобная работа алгоритма Google дала ощутимый бизнес-эффект: если в 2006 году Google во внутренних документах, попавших в распоряжение Еврокомиссии, прямо указывала, что их сервис поиска товаров просто не работает, то начиная с 2008 года трафик и посещаемость сервиса Google Shopping существенно выросли (к примеру, в Великобритании трафик вырос в 45 раз с момента нарушения, в Германии – в 35 раз, в Нидерландах – в 29). При этом посещаемость аналогичных сервисов конкурентов показательно упала на 85% в Великобритании, на 92% — в Германии, на 80% — во Франции. Оценив данные обстоятельства, Еврокомиссия пришла к выводу, что Google оказывает негативное влияние на рынок, которое заключается не только и не столько в дискриминации конкурентов, сколько в ограничении доступа конечных потребителей к информации о возможных источниках приобретения товаров.         Позиция Google по данному делу сводится к следующему: - алгоритм поиска настроен таким образом, что выдает потребителям сведения о конкретных продавцах (а не непосредственно о Google Shopping), что, по словам главы юридического департамента Google Кента Уолкера, полностью отвечает интересам потребителей, которые в ответ на свой запрос хотят видеть предложение о конкретном товаре и его изображение, а не ссылку на другой поисковый сервис, где им придется заново вводить сведения о искомом продукте; - Google настаивает на том, что рынок сервисов поиска товаров нельзя оценивать отдельно от рынка торговых онлайн-площадок (таких как Amazon и eBay).  Далее корпорация ссылается на то, что Amazon является серьезным конкурентом, на долю которого приходится более 50% всех запросов от покупателей. При этом, согласно исследованиям, потребители, желающие купить товар, зачастую начинают свой поиск сразу с amazon.com, минуя поисковик Google. Однако Еврокомиссия с данными доводами не согласилась. Рекордно большой штраф В качестве наказания за допущенное нарушение Еврокомиссия назначила Google штраф $2, 73 млрд. Вся выручка Google (ее материнской компании Alphabet) за 2016 год составила $90 млрд. Говоря о размере штрафа, небезынтересен тот факт, что все самые крупные штрафы за свою историю Еврокомиссия назначала именно корпорациям из Кремниевой долины.   Год Компания Дело Сумма штрафа, € 2017 Google Дело Google Shopping 2 424 495 000 2009 Intel Дело о микросхемах для ПК (Intel фактически платила вознаграждение производителям компьютеров (таким как Acer, Dell, HP, Lenovo и NEC), а также крупнейшим розничным сетям, чтобы они отдавали предпочтение изготовлению и продаже тех компьютеров, на которых установлены микросхемы Intel, а не ее конкурента – ADM) 1 060 000 000 2008 Microsoft Дело о Windows Media Player (штраф за отказ исполнить решение Еврокомиссии по антимонопольному делу 2004 года (штраф 2004 года ниже в списке) 860 000 000 2004 Microsoft Дело о Windows Media Player (Microsoft признана виновной в злоупотреблении доминирующим положением, выразившемся в выпуске Windows с встроенным Windows Media Player) 497 200 000 2006 Microsoft Дело о Windows Media Player (штраф за неисполнение возложенной Еврокомиссией обязанности раскрыть информацию, необходимую для того, чтобы конкурирующие сетевые продукты могли полноценно взаимодействовать с настольной и серверной  версией Windows) 280 500 000    Предписание Помимо обязанности выплатить штраф Еврокомиссия обязала Google в течение 90 дней устранить допущенные нарушения. В случае если компания не исполнит предписание, ей грозит штраф в размере до 5% от дневной выручки Google (ее материнской компании Alphabet) за каждый день просрочки. Как видно из вышеприведенной таблицы, угроза применения данного штрафа реальна: к примеру, основной штраф для Microsoft за нарушение конкурентного законодательства ЕС в 2004 году составил €497,2 млн, а общий штраф за неисполнение указаний Еврокомиссии составил €1,14 млрд. Однако при столь высокой ответственности за неисполнение предписания Еврокомиссии самым главным недостатком данного предписания является то, что, обязуя Google устранить допущенные нарушения, регулятор не указывает, какие конкретно действия корпорация должна совершить и какой конкретный результат должен быть достигнут по результатам исполнения предписания. Такая практика Еврокомиссии представляется порочной, поскольку порождает правовую неопределенность не только для компании-нарушителя, но и для всего рынка в целом, что в конечном итоге оказывает негативное влияние на его инвестиционную привлекательность. Реакция рынка Курс акций компании Alphabet после появления новостей о принятом комиссией решении снизился на 2,86%. Но нашлись и довольные принятым решением: несколько американских компаний (среди которых News Corp, Getty Images, Oracle и Yelp) опубликовали письмо в поддержку европейского комиссара по вопросам конкуренции Маргарет Вестагер, выразив одобрение назначению Google штрафа за антиконкурентное поведение. Вероятно, желание этих компаний наказать Google отчасти вызвано тем, что по аналогичному расследованию американский регулятор (Федеральная торговая комиссия США) пришел к выводу, что в действиях Google отсутствуют нарушения. На вопрос, почему одни и те же действия являются нарушением на территории ЕС и не являются нарушением в США, представители Еврокомиссии пояснили, что доля Google на рынке интернет-поисковиков в Евросоюзе существенно выше, чем в США, где ощутимую конкуренцию Google составляют Bang и Yahoo. Последствия дела В качестве других неблагоприятных для Google последствий данного антимонопольного дела можно назвать следующие: - в ходе состоявшейся 27 июня пресс-конференции Маргарет Вестагер намекнула, что решение по Google Shopping имеет прецедентное значение и комиссия может прийти к аналогичным выводам в отношении других сервисов Google (таких как Google Maps и Images); - кроме того, все потребители и компании-конкуренты, пострадавшие от незаконных действий Google, теперь вправе обратиться в суд с исками к Google о взыскании убытков.  Больше антимонопольных проблем На текущий момент Еврокомиссия продолжает расследование еще по двум делам в отношении Google:дело сервиса контекстной рекламы AdSense, в рамках которого комиссия подозревает, что Google дискриминирует конкурирующие компании, не выдавая ссылки на их сайты и дело Android, по которому комиссия проверяет, не ограничивает ли Google использование приложений компаний-конкурентов на смартфонах с операционной системой Android.  Пока Еврокомиссия ведет расследование по делу Android, ФАС уже признала корпорацию Google виновной в нарушении требований закона, указав, что Google злоупотребляет своим доминирующим положением, ограничивая предустановку приложений компаний-конкурентов на телефоны с операционной системой Android. Дело было возбуждено на основании жалобы «Яндекса». Расследование заняло семь месяцев (Еврокомиссия исследует рынок по данному делу уже седьмой год). Размер назначенного Goоgle  штрафа составил 438 млн рублей. Объявлена война Кремниевой долине? Последнее время все чаще крупные американские компании обвиняются в нарушении законодательства Евросоюза. Каждый новый назначенный штраф бьет исторические рекорды. Наряду с антимонопольными проблемами Google, Intel и Microsoft можно вспомнить и о налоговых претензиях к корпорации  Apple, которую обязали выплатить налоги на сумму €13 млрд. Российский антимонопольный регулятор также не отстает от общемировой практики: завершены расследования по делу Android и по делу Apple о поддержании цен на iPhone. Означает ли это, что гигантам из Кремниевой долины объявлена война на континенте? В ответ на предположение о возможном конфликте интересов в комиссии по отношению к американским компаниям Маргарет Вестагер на пресс-конференции в минувший вторник указала, что статистика дел опровергает любые обвинения в предвзятости. Возможно, причина проблем мировых гигантов кроется в основном парадоксе любого конкурентного процесса:  по сути, целью любой конкуренции является достижение монополии. Когда компания начинает свою деятельность, ее естественным стремлением становится расширение доли присутствия на рынке. Государство за это компанию поощряет, поскольку ему также выгодно создание новых рабочих мест и получение налогов. Однако в какой-то момент, когда компания стала достаточно успешной  и занимает доминирующее положение на рынке, регулятор меняет правила игры и заявляет, что руководствоваться исключительно законами рынка уже недостаточно. Большой вопрос: не нарушает ли такое вмешательство естественные рыночные процессы?

04 июля, 14:01

Проблема Google: за что его штрафуют на миллиарды

Еврокомиссия приняла решение по делу Google, признав компанию виновной в нарушении требований конкурентного законодательства и назначив беспрецедентный штраф в размере €2,42 млрд

Выбор редакции
04 июля, 14:01

Без заголовка

  • 0

Расследование началось в ноябре 2010 года после заявления компании Foundem. Она обвинила Google в том, что в выдаче поисковика не отображались сведения о сервисе поиска товаров Foundem. Официальное расследование было возбуждено Еврокомиссией в 2012 году. Корпорация признана виновной в том, что  занимает доминирующее положение на рынке поисковых систем. Согласно данным Еврокомиссии, 90% всех поисковых запросов в Евросоюзе осуществляется пользователями через Google. Столь высокая доля на рынке подтверждается и иными данными: согласно сведениям statista.com, доля Google на мировом рынке поисковых систем в январе 2017 года составила 89,06%.  Однако сама по себе лидирующая позиция на рынке не является нарушением антимонопольного законодательства. Нарушение же, по мнению Еврокомиссии, состоит в том, что Google, занимая доминирующее положение на рынке поисковых систем, создает преимущество своему продукту на другом рынке – сервису поиска и сопоставления цен на товары Google Shopping. Комиссия посчитала, что Google при формировании результатов поиска по конкретному запросу потребителя выдает в качестве первых результатов предложения от Google Shopping, при этом безосновательно скрывая предложения конкурентов. В частности, даже сведения о самых крупных конкурирующих сервисах поиска товаров Google выдает только на четвертой странице результатов поиска. Необходимо отметить, что отображение предложений от Google Shopping в качестве топ-результатов на первой странице поиска играет определяющую роль, поскольку, согласно исследованиям, на первые 10 результатов поиска приходится 95% всех кликов пользователей. Тогда как на первый результат на второй странице поиска приходится уже не более 1% всех кликов. Стоит ли говорить о том, какой мизерный процент кликов приходится на результаты поиска, размещенные на четвертой странице? Подобная работа алгоритма Google дала ощутимый бизнес-эффект: если в 2006 году Google во внутренних документах, попавших в распоряжение Еврокомиссии, прямо указывала, что их сервис поиска товаров просто не работает, то начиная с 2008 года трафик и посещаемость сервиса Google Shopping существенно выросли (к примеру, в Великобритании трафик вырос в 45 раз с момента нарушения, в Германии – в 35 раз, в Нидерландах – в 29). При этом посещаемость аналогичных сервисов конкурентов показательно упала на 85% в Великобритании, на 92% — в Германии, на 80% — во Франции. Оценив данные обстоятельства, Еврокомиссия пришла к выводу, что Google оказывает негативное влияние на рынок, которое заключается не только и не столько в дискриминации конкурентов, сколько в ограничении доступа конечных потребителей к информации о возможных источниках приобретения товаров.         Позиция Google по данному делу сводится к следующему: - алгоритм поиска настроен таким образом, что выдает потребителям сведения о конкретных продавцах (а не непосредственно о Google Shopping), что, по словам главы юридического департамента Google Кента Уолкера, полностью отвечает интересам потребителей, которые в ответ на свой запрос хотят видеть предложение о конкретном товаре и его изображение, а не ссылку на другой поисковый сервис, где им придется заново вводить сведения о искомом продукте; - Google настаивает на том, что рынок сервисов поиска товаров нельзя оценивать отдельно от рынка торговых онлайн-площадок (таких как Amazon и eBay).  Далее корпорация ссылается на то, что Amazon является серьезным конкурентом, на долю которого приходится более 50% всех запросов от покупателей. При этом, согласно исследованиям, потребители, желающие купить товар, зачастую начинают свой поиск сразу с amazon.com, минуя поисковик Google. Однако Еврокомиссия с данными доводами не согласилась. Рекордно большой штраф В качестве наказания за допущенное нарушение Еврокомиссия назначила Google штраф $2, 73 млрд. Вся выручка Google (ее материнской компании Alphabet) за 2016 год составила $90 млрд. Говоря о размере штрафа, небезынтересен тот факт, что все самые крупные штрафы за свою историю Еврокомиссия назначала именно корпорациям из Кремниевой долины.   Год Компания Дело Сумма штрафа, € 2017 Google Дело Google Shopping 2 424 495 000 2009 Intel Дело о микросхемах для ПК (Intel фактически платила вознаграждение производителям компьютеров (таким как Acer, Dell, HP, Lenovo и NEC), а также крупнейшим розничным сетям, чтобы они отдавали предпочтение изготовлению и продаже тех компьютеров, на которых установлены микросхемы Intel, а не ее конкурента – ADM) 1 060 000 000 2008 Microsoft Дело о Windows Media Player (штраф за отказ исполнить решение Еврокомиссии по антимонопольному делу 2004 года (штраф 2004 года ниже в списке) 860 000 000 2004 Microsoft Дело о Windows Media Player (Microsoft признана виновной в злоупотреблении доминирующим положением, выразившемся в выпуске Windows с встроенным Windows Media Player) 497 200 000 2006 Microsoft Дело о Windows Media Player (штраф за неисполнение возложенной Еврокомиссией обязанности раскрыть информацию, необходимую для того, чтобы конкурирующие сетевые продукты могли полноценно взаимодействовать с настольной и серверной  версией Windows) 280 500 000    Предписание Помимо обязанности выплатить штраф Еврокомиссия обязала Google в течение 90 дней устранить допущенные нарушения. В случае если компания не исполнит предписание, ей грозит штраф в размере до 5% от дневной выручки Google (ее материнской компании Alphabet) за каждый день просрочки. Как видно из вышеприведенной таблицы, угроза применения данного штрафа реальна: к примеру, основной штраф для Microsoft за нарушение конкурентного законодательства ЕС в 2004 году составил €497,2 млн, а общий штраф за неисполнение указаний Еврокомиссии составил €1,14 млрд. Однако при столь высокой ответственности за неисполнение предписания Еврокомиссии самым главным недостатком данного предписания является то, что, обязуя Google устранить допущенные нарушения, регулятор не указывает, какие конкретно действия корпорация должна совершить и какой конкретный результат должен быть достигнут по результатам исполнения предписания. Такая практика Еврокомиссии представляется порочной, поскольку порождает правовую неопределенность не только для компании-нарушителя, но и для всего рынка в целом, что в конечном итоге оказывает негативное влияние на его инвестиционную привлекательность. Реакция рынка Курс акций компании Alphabet после появления новостей о принятом комиссией решении снизился на 2,86%. Но нашлись и довольные принятым решением: несколько американских компаний (среди которых News Corp, Getty Images, Oracle и Yelp) опубликовали письмо в поддержку европейского комиссара по вопросам конкуренции Маргарет Вестагер, выразив одобрение назначению Google штрафа за антиконкурентное поведение. Вероятно, желание этих компаний наказать Google отчасти вызвано тем, что по аналогичному расследованию американский регулятор (Федеральная торговая комиссия США) пришел к выводу, что в действиях Google отсутствуют нарушения. На вопрос, почему одни и те же действия являются нарушением на территории ЕС и не являются нарушением в США, представители Еврокомиссии пояснили, что доля Google на рынке интернет-поисковиков в Евросоюзе существенно выше, чем в США, где ощутимую конкуренцию Google составляют Bang и Yahoo. Последствия дела В качестве других неблагоприятных для Google последствий данного антимонопольного дела можно назвать следующие: - в ходе состоявшейся 27 июня пресс-конференции Маргарет Вестагер намекнула, что решение по Google Shopping имеет прецедентное значение и комиссия может прийти к аналогичным выводам в отношении других сервисов Google (таких как Google Maps и Images); - кроме того, все потребители и компании-конкуренты, пострадавшие от незаконных действий Google, теперь вправе обратиться в суд с исками к Google о взыскании убытков.  Больше антимонопольных проблем На текущий момент Еврокомиссия продолжает расследование еще по двум делам в отношении Google:дело сервиса контекстной рекламы AdSense, в рамках которого комиссия подозревает, что Google дискриминирует конкурирующие компании, не выдавая ссылки на их сайты и дело Android, по которому комиссия проверяет, не ограничивает ли Google использование приложений компаний-конкурентов на смартфонах с операционной системой Android.  Пока Еврокомиссия ведет расследование по делу Android, ФАС уже признала корпорацию Google виновной в нарушении требований закона, указав, что Google злоупотребляет своим доминирующим положением, ограничивая предустановку приложений компаний-конкурентов на телефоны с операционной системой Android. Дело было возбуждено на основании жалобы «Яндекса». Расследование заняло семь месяцев (Еврокомиссия исследует рынок по данному делу уже седьмой год). Размер назначенного Goоgle  штрафа составил 438 млн рублей. Объявлена война Кремниевой долине? Последнее время все чаще крупные американские компании обвиняются в нарушении законодательства Евросоюза. Каждый новый назначенный штраф бьет исторические рекорды. Наряду с антимонопольными проблемами Google, Intel и Microsoft можно вспомнить и о налоговых претензиях к корпорации  Apple, которую обязали выплатить налоги на сумму €13 млрд. Российский антимонопольный регулятор также не отстает от общемировой практики: завершены расследования по делу Android и по делу Apple о поддержании цен на iPhone. Означает ли это, что гигантам из Кремниевой долины объявлена война на континенте? В ответ на предположение о возможном конфликте интересов в комиссии по отношению к американским компаниям Маргарет Вестагер на пресс-конференции в минувший вторник указала, что статистика дел опровергает любые обвинения в предвзятости. Возможно, причина проблем мировых гигантов кроется в основном парадоксе любого конкурентного процесса:  по сути, целью любой конкуренции является достижение монополии. Когда компания начинает свою деятельность, ее естественным стремлением становится расширение доли присутствия на рынке. Государство за это компанию поощряет, поскольку ему также выгодно создание новых рабочих мест и получение налогов. Однако в какой-то момент, когда компания стала достаточно успешной  и занимает доминирующее положение на рынке, регулятор меняет правила игры и заявляет, что руководствоваться исключительно законами рынка уже недостаточно. Большой вопрос: не нарушает ли такое вмешательство естественные рыночные процессы?

04 июля, 11:51

Google и геополитика

СМИ продолжают обсуждать конфликт между европейскими антимонопольными службами и компанией Google, которой они во вторник выставили рекордно большой штраф. Сейчас внимание комментаторов сместилось с фактической ситуации к обобщениям. Американские издания упрекают ЕС в том, что он больше заботится об интересах своих производителей, чем о благе пользователей. Google, пишет Wall Street Journal, годами использовал свою мощную поисковую систему, чтобы продвигать свои новые сервисы, в том числе картографические и новостные. С одной стороны, это вписывалось в его сферу компетенций – помогать пользователям находить и выбирать наиболее релевантную для них информацию. С другой стороны, такая экспансия теперь поставила Google под удар. Удар состоит в решении Еврокомиссии, которая может поставить границы деятельности компании, на протяжении двух десятилетий не знавшей практически никаких ограничений. Google со своей стороны, конечно, сопротивляется. Он считает несправедливым, что антимонополисты атаковали именно его, игнорируя при этом другие аналогичные компании вроде Amazon. Здесь, объясняет WSJ возникает дилемма. Европейские антимонополисты, в конечном счете, выступают против дальнейшего усовершенствования поисковых возможностей Google, потому что часть этих возможностей пересекается со сферой деятельности его конкурентов. Иными словами, Google может лишиться возможности предлагать пользователям то, что, по его мнению, им подходит лучше всего.   Идея. Композиция из лампы и доски / pixabay.com Суть конфликта в том, что ЕС считает приоритетом сохранение рыночной конкуренции, а не предпочтение пользователей, которые сервисы Google нравятся. WSJ приводит мнение экспертов, которые сетуют на бескомпромиссную позицию ЕС. В США интересы пользователей ставятся выше рыночной конкуренции. Если монополизация происходит в интересах потребителей, конкуренцией можно пренебречь. Эти два разных подхода лежат в основе разногласий между американскими и европейскими антимонополистами. Характерно, что многие американские конкуренты Google (в их числе корпорация News Corp, которой принадлежит сам WSJ) сосредоточились на лоббировании кампании против Google именно в ЕС. Bloomberg пишет, что проблема вообще не в Google, а в антимонопольных службах в ЕС и США, точнее в конфликте между ними, который даже выходит за пределы антимонопольной проблематики. Автор описывает свой опыт общения с сервисом Google, который позволил ему заказать авиабилеты, не сходя со страницы с результатами запроса, и также напомнил о гостинице, в которой автор ранее останавливался. Автор подчеркнул, что в этой ситуации его мало беспокоило отсутствие приватности, зато радовали скорость и удобство. Неудивительно, что конкуренты с менее удобными сервисами жалуются на Google за то, что он их обгоняет. И со стороны Google гораздо осмотрительнее предлагать в своем поисковике именно свои сервисы, потому что в них он в наибольшей степени уверен. Но для конкурентов вроде сервиса Expedia, который автору не нравится, Google – это просто агрессивный монополист. На самом деле Expedia жаловалась на него не только в ЕС, но и в США. Но американская комиссия постановила, что даже если некоторые поисковые методы Google и вредят отдельным конкурентам, это компенсируется тем, насколько Google усовершенствовал свой продукт на благо пользователям.   Туристы в Европе / pixabay.com Европейские антимонополисты заботятся, прежде всего, о своих производителях, которые подверглись угрозе со стороны производителя внешнего. В перспективе ЕС может также обратиться и против других монополистов, которые приветствуются в США, - в том числе мишенью может стать Amazon. К «Амазону» уже были претензии в связи с тем, как он контрактуется с издательствами, но он сам быстро согласился на изменение своих конкурентных стратегий. Таким образом, конфликт европейских антимонопольных служб с Google, считает автор, - это симптом конфликта между европейскими и американскими антимонопольными службами. Это, в свою очередь, переводит ситуацию в сферу геополитического противостояния между странами. Ранее аналогичный конфликт имел место в связи со слияниями компаний, но потом он мирно разрешился. Сейчас перед этими службами возникла новая задача – согласовать противоречия между тем, что законно в США и противозаконно в ЕС.

Выбор редакции
02 июля, 09:00

Forget Murdoch. It’s social media that’s really pulling the strings

As Ofcom opens another chapter in the Murdoch bid saga, the European commission is looking forward, at Facebook and Google, not backThere’s a certain weary, and very British, circularity to the saga of Sky TV (episode 97). A “quasi-judicial” culture secretary – once Jeremy Hunt, now Karen Bradley – arrives in the Commons looking distinctly queasy-judicial. She recites long chunks of an Ofcom verdict on a new Murdoch bid to buy the whole shooting match that either strings out the process or stops the clock yet again. Bradley, it seems, is minded to accept the Ofcom verdict on Sky and media plurality. Unless the Swizz Family Rupert give further binding oaths, she’ll refer the merger to the Competition and Markets Authority.Which is where that very British bit comes in. For who’s chairman of the CMA, the mighty regulator (phase two) that will examine the findings of Ofcom, the mighty regulator (phase one)? Why, it’s our old friend David Currie, now Lord C of Marylebone – the first and very dominant chairman of Ofcom. This parcel will duly pass back and forth inside a closed little circle of experts and chums as further time passes by. Of-comings and goings. Continue reading...

30 июня, 18:26

Новости компаний: Основная стратегия Google Alphabet (GOOG) находится под угрозой со стороны ЕС, - WSJ

Компания Google преуспела в запуске новых сервисов из своей мощной поисковой системы, такой как онлайн-путешествия, карты и новости, чтобы облегчить поиск информации для пользователей. Теперь такая экспансия, ключевая стратегия Google, находится под угрозой, отмечает WSJ. Регулирующие органы Европейского союза на этой неделе впервые заключили, что поисковая система Google была монополией и оштрафовали компанию на $2.71 млрд. за то, что она рекламировала свои торговые объявления над объявлениями конкурентов. По словам аналитиков, регуляторы заявили, что решение стало прецедентом для будущих случаев, проложив путь для ряда подобных действий против других продуктов Google, таких как инструменты для поиска рейсов, отелей, фотографий и новостей. Такие действия обуздали бы компанию, которая уже несколько десятилетий не знала границ своего роста. За все 13 лет с момента его публичного размещения в 2004 году, в течении которых мы следим за Google "мы никогда не были так обеспокоены, как после этого решения", - написал аналитик Macquarie Capital Бен Шахтер (Ben Schachter) на этой неделе. Регуляторы во вторник обязали Google изменить свои результаты поиска в ЕС, чтобы дать другим сайтам, сравнивающим цены, более высокое положение на странице с результатами поиска, хотя предложения этих компаний могут быть не столь релевантными запросам, как у Google. Компания Google, входящая в Alphabet Inc. (GOOG), заявила во вторник, что изучит решение ЕС и рассмотрит апелляцию. WSJ сообщает, что компания отказалась комментировать данную статью. "Наша поисковая система спроектирована таким образом, чтобы обеспечить наиболее релевантные результаты", - заявлял Google в 2015 года регуляторам ЕС. "Это не 'благоприятствование'- это предоставление нашим клиентам и рекламодателям то, что они считают наиболее полезными". Аналитики говорят, что, наказывая Google, ЕС отдает приоритет рыночной конкуренции над обслуживанием клиентов. Регуляторы ЕС "заявляют, что, если Google улучшит свои сервисы ... тогда эти улучшения наносят ущерб конкурентам несправедливо", - сказал г-н Шактер из Macquarie. Эта позиция "может резко ограничить способность Google предлагать то, что она рассматривает как наиболее релевантную информацию в потенциально длинном списке категорий", - сказал он. В двух других случаях, связанных с программным обеспечением смартфонов Android от Google и его рекламной сетью под названием AdSense, европейские регуляторы заявили, что они уже пришли к выводу, "что Google злоупотребляет доминирующим положением". Google отрицает обвинения. Ожидается, что в следующем году будут приняты решения. Google запустила свою поисковую систему в конце 1990-х годов в виде списка из 10 синих ссылок на веб-страницы, релевантных запросам пользователей. За два десятилетия Google изменил результаты поиска, предложив инструменты для поиска всего от рабочих мест до сантехники и финансовой информации. Поисковая система теперь также предоставляет тексты песен, тесты для определения скорости интернета и прямые ответы на вопросы пользователей, такие как "Какой размер солнца?". Такие изменения часто сокращают трафик на конкурирующие сайты, что ущемляет их способность предлагать качественные предложения. Критики также утверждают, что сервисы Google иногда не так хороши, как у конкурентов, например, обзоры ресторанов Yelp Inc. или инструмент поиска полетов Expedia Inc.. Затронутые компании годами возмущались. "Мы строили поиск для пользователей, а не веб-сайтов, и независимо от того, что мы делаем, всегда будут какие-то веб-сайты, которые недовольны тем, где они занимают место", - заявил в 2011 году глава Alphabet Эрик Шмидт в Сенате США, когда Федеральная торговая комиссия (FTC) проводила расследование в отношении Google за антимонопольные нарушения. В 2013 году FTC отказался предъявить обвинения, несмотря на рекомендаций некоторых сотрудников FTC. По словам Пола Галланта (Paul Gallant), аналитика по вопросам технологической политики компании Cowen & Co., FCC отдает приоритет эффекту для потребителей над конкуренцию на рынке. "В США готовы терпеть некоторый ущерб конкуренции, если потребители выиграют в конце", - сказал он. Но эта защита потерпела неудачу с антимонопольными регуляторами ЕС, которые больше заботятся эффекте монополии для мелких конкурентов, сказал г-н Галлант. Расхождения между американскими и европейскими регуляторами объясняют почему многие конкуренты Google в США, включая Yelp, Oracle Corp. и News Corp (владелец The Wall Street Journal) сосредоточили усилия на лоббировании в ЕС. Жалоба News Corp в ЕС заключается в том, что Google незаконно вытаскивает контент с веб-сайтов News Corp, чтобы использовать их в результатах поиска. Аналогично, компания Getty Images Inc. жаловалась, что Google незаконно вытаскивает фотографии со ее сайтов для инструмента поиска изображений Google. В прошлом году Google одержала победу в судебном процессе в Великобритании, поданном британской картографической фирмой, которая обвинила Google в несправедливом благоприятствовании собственным картам в результатах поиска. Суд постановил, что картографический продукт Google не навредил конкуренции. Такие действия Google задумывались того, чтобы увеличить полезность ее поисковой системы, которая заставляет пользователей возвращаться и кликать на рекламные объявления, которые генерируют большую часть выручки компании. Авиакомпании, гостиницы и ритейлеры также платят Google за перенаправление пользователей с его инструментов поиска рейсов, отелей и покупок. "В Google абсолютно уверены, что все, что они сделали в процессе эволюции собственного бизнеса, - это улучшение качества обслуживания потребителей. Это не значит, что они не виновны в проблемах конкуренции, но именно поэтому этот случай может быть трудно урегулировать", - сказал Галлант. "Это не просто тактика Google. Это религия для Google". На текущий момент акции Alphabet (GOOG) котируются по $917.05 (-0.08%).Источник: FxTeam

Выбор редакции
30 июня, 10:35

Cardinal Pell is entitled to the presumption of innocence. Unlike some people | First Dog on the Moon

According to News Corp everyone is entitled to the presumption of innocence unless they are not Sign up here to get an email whenever First Dog cartoons are publishedGet all your needs met at the First Dog shop if what you need is First Dog merchandise and prints Continue reading...

Выбор редакции
30 июня, 07:22

Wall Street Journal to cut back print outside the US

News Corp-owned newspaper to focus on digital subscriptions in Europe and Asia

30 июня, 01:26

Inside Jared Kushner’s circle of trust

Trump’s son-in-law and aide has acquired a circle of political advisers, but he still talks daily to his closest New York confidants — including his father, Charles Kushner.

29 июня, 22:42

Минкульт Британии выразил обеспокоенность возможной покупкой телекомпании Sky холдингом 21st Century Fox

Министр культуры Великобритании Карен Брэдли заявила, что сделка по покупке телекомпании Sky американским холдингом 21st Century Fox должна быть отправлена на рассмотрение антимонопольного регулятора. Власти страны опасаются, что в случае закрытия сделки Руперт Мердок получит слишком большое влияние над британскими СМИ. «Murdoch Family Trust (трастовый фонд, через который миллиардер владеет как Fox, так и News Corp.— “Ъ”) станет третьим по величине поставщиком новостей после BBC и ITN и получит уникальный доступ к телевидению, радио, газетам и интернету. Отчет Ofcom показывает, что в случае этой сделки под влиянием семейного траста Мердока окажутся все ключевые новостные платформы»,— заявила госпожа Брэдли. Такое заявление было сделано по итогам трехмесячного расследования британского медиарегулятора Ofcom. В результате Минкульт заявил, что, скорее всего, эта сделка будет направлена на рассмотрение в антимонопольные органы Британии. Окончательное решение по этому поводу будет принято до 14 июля.Напомним…

Выбор редакции
22 июня, 23:14

Press Gaggle by Principal Deputy Press Secretary Sarah Sanders

James S. Brady Press Briefing Room 1:26 P.M. EDT MS. SANDERS:  Good afternoon.  This morning, the President continued his week of events highlighting technology and how it will continue to contribute to the economy of the future by bringing leaders in the industry to the White House to discuss emerging technologies.  The President met with them after they participated in working groups separated by topic -- unmanned aircraft systems, 5G wireless connectivity, and financing -- where he saw firsthand how these important technologies are reshaping modern life. Throughout this week, the administration has been putting the spotlight on the technologies that will improve the lives of every American, from cell towers as small as pizza boxes, to data analysis that helps our farmers and ranchers get their biggest yields, and having productive discussions with the industry on how government can both help them get there and take advantage of these incredible achievements for the American people. Tomorrow, the President will focus on an issue that can have important responsibility to address, and that's caring for our nation's veterans.  The President will be signing the VA Accountability Act, an important step in fulfilling the commitment he made when he signed an executive order on accountability for VA employees who fail our veterans. As the President has said many times, we must never tolerate substandard care for our nation's heroes, and this bill will provide the VA with the tools it needs to improve the care and services that veterans receive.  And he's glad to be signing it tomorrow morning. This morning, the Senate released the discussion draft of its healthcare bill.  The President is pleased to see the process moving forward swiftly in Congress, and he looks forward to seeing a finalized bill on his desk so that we can finally repeal and replace Obamacare before it completely collapses. Just yesterday, another insurer announced that it's pulling out of Obamacare exchanges.  Anthem is leaving the exchanges in Indiana -- the state in which the company was actually born and is currently headquartered -- and also in Wisconsin. Finally, I want to welcome Alex Pfeiffer to his first White House briefing.  Alex is young, so he might need some help from a few of his colleagues to help him with this process.  And with that, ladies and gentleman, I'll take your questions. Kevin. Q    Thank you, Sarah.  I'm just curious about the President's revelation by way of Twitter that he has no knowledge of any tapes -- didn't have any tapes, doesn't have any possession of any tapes.  What can you tell the American people about why he decided to sort of make the inference, at least at some point, that maybe there would be tapes? MS. SANDERS:  Look, I think the President's statement via Twitter today is extremely clear.  I don't have anything to add beyond the statement itself. Q    Can I follow up really quickly on the wall?  I was at the rally last night.  The President seemed to get great reaction to the idea that the wall was moving forward.  And he mentioned the possibility of solar as a means to not only pay for the wall itself but also to enhance the wall.  Can you sort of help me unpack that idea?  Is this something that he’s been kicking around for quite some time?  He said it was the first time he’d made it publicly known. MS. SANDERS:  I think it’s something he’s considering.  It's certainly nothing final, but just an idea that he is considering and reviewing.  Nothing more than that at this point. Q    I have a healthcare question but I just want to follow up on Kevin’s questions on the tapes situation.  I get that the tweet is speaking for itself, but I’m curious why it took so long, 41 days, for this to be laid to rest, and whether the President is recording any Oval Office conversations. MS. SANDERS:  You guys asked for an answer; he gave you one.  He said he would have it to you by the end of this week, which he did.  And beyond timing of that, I can’t really speak anything further. Q    And any Oval Office recordings? MS. SANDERS:  I’m not aware of anything.  I think his statement here is pretty clear. Q    But I’m asking more generally, just not specifically to Comey, but, again, he -- MS. SANDERS:  Not that I’m aware of, Hallie. Q    So no Oval Office recordings that you’re aware of? MS. SANDERS:  Not that I’m aware of. Q    And then on healthcare, I just want to know a couple of things on that.  Is the President confident that he will have something to sign in the next few weeks? MS. SANDERS:  I don’t think we’re as focused on the timeline as we are on the final product.  We’re looking for the best bill possible, and we’re going to continue being part of technical assistance and providing that with both House and Senate members as we work to get the best bill we can. Q    And just on that final product, the President -- this Senate bill, by analysis so far, cuts Medicaid.  It doesn’t look like it will cut deductibles for folks.  Does that have enough heart?  Does the President think that is a bill that is not mean? MS. SANDERS:  I haven’t had that conversation but I do know that he made a statement earlier that said this is a negotiation, and so he’s going to continue that process with both House and Senate members and his administration until we get the best bill that we can, and that will be the one that he signs. Q    So he's open to changes. MS. SANDERS:  John. Q    Sarah, what was the President doing with this?  I mean, he let it go on for 41 days, as Hallie referred to.  That tweet 41 days ago seemed to be, you know, a very kind of ominous message to Comey -- “he better hope there are no tapes.”  And then he was asked repeatedly during the intervening weeks whether or not the tapes existed.  You were asked many times.  Sean was asked.  Why the game?  What was he doing? MS. SANDERS:  I don’t know there was a game.  Again, he’s answered the question.  He gave a timeline and the frame that -- which he would, and he did that.  He said by the end of this week and he’s done that. Q    Do you have a sense for -- what was behind the original suggestion from him 41 days ago that there may be tapes? MS. SANDERS:  Look, I think it was pretty clear in that original statement that he hoped for his sake.  And that was, I think, the very intention.  And he’s laid out his position on whether or not he personally was involved in that in his tweet today. Q    Thank you, Sarah.  Back to the original tweet, did the President intend to threaten James Comey with that tweet? MS. SANDERS:  Not that I’m aware of.  I don’t think so. Q    And so why -- again, why was he compelled for the deadline to be this week, to clear it up? MS. SANDERS:  I mean, that was -- has been laid out, I believe, also by Congress that they wanted an answer by the end of this week.   Peter. Q    Sarah, if I can, the tweet ultimately, we know, according to James Comey, led him to share the memos publicly, which led to the hiring of the special counsel, Robert Mueller, which ultimately led to the reports that the President himself is being investigated for possible obstruction of justice.  Does the President regret the tweet? MS. SANDERS:  I don’t think so.   David. Q    Then broadly, he said -- you can’t say whether there are any Oval Office recordings, but he did say that “[I] did not make, and do not have, any such recordings.”  Did he ever have recordings of conversations with James Comey? MS. SANDERS:  Again, not that I’m aware of. Q    Let me ask about healthcare, if I can, quickly.  On healthcare, the President said when he first became a candidate after coming down the escalator, he tweeted, “The Republicans who want to cut SS & Medicaid are wrong. A robust economy will Make America Great Again!”  So if cutting Medicaid was wrong when he was a candidate, why is it right in the new Republican Senate bill? MS. SANDERS:  I don’t believe that the President has specifically weighed in that it’s right to cut Medicaid.  I know one of the big parts of discussion is giving states flexibility.  And again, the President hasn’t weighed in specifically on any specific measure in this bill, and, as he said earlier, this is a negotiation between the House and the Senate and we’re going to play a part in that. Q    Does the President still believe there should be no -- MS. SANDERS:  I’m sorry, guys, can you -- one at a time. Q    Does the President still believe, as he did as a candidate, that there should be no cuts to Medicaid? MS. SANDERS:  I haven’t had a specific conversation to see if there is an update to that, but I do know that he wants to protect that as much as possible. David. Q    What specifically will the White House be doing with the Senate as this healthcare moves forward?  You mentioned technical assistance.  What does that entail? MS. SANDERS:  I think -- I know members of OMB, Treasury, and certainly members of the HHS and senior staff have been involved in the process.  They’re going to continue to do that.  This has been one of those things where, from the very beginning, we’ve wanted all the stakeholders involved.  And we’re going to continue to do that until we get the best piece of legislation.  Q    Will the President be involved, or is he going to wait for the conference committee, which, presumably, will -- MS. SANDERS:  I know he’s been involved by having members of his administration -- I think it would be hard to deny the fact they’re an extension of the administration when you have Cabinet secretaries and senior-level staffers that are in meetings and conversations regarding the legislation. Q    Thank you, Sarah.  Twelve days ago, the President announced a press conference in two weeks on his entire ISIS strategy.  Can we expect a press conference in the coming days? MS. SANDERS:  I’ll have to get back to you on a specific date for when that might be. Q    Thanks, Sarah.  I wanted to ask you just -- about some of the reaction from the left that we’ve seen this week.   MS. SANDERS:  I’m sure it’s friendly. Q    Well, our microphones caught a woman who was dragged off from McConnell’s office this morning.  She was screaming, “My child is going to die, and my family is going to die, but they don’t give a damn about it.”  Senator Chris Murphy of Connecticut said this week, “The Democrats are going to lie down on the train tracks” to stop this bill from passing.  What do you make of all that?  What’s your reaction to that? MS. SANDERS:  I certainly think that not just Republicans, but I think any American would certainly not support something that allows a child to die.  And the goal is, again, to look for the best healthcare possible that actually provides care -- not just gives insurance but actually provides care.  That’s been a goal from the administration on the front end, and we’re looking for ways to do that. Right now, we know Obamacare is not sustainable.  It is literally collapsing under itself.  Providers are pulling out every single day out of states.  We are down to multiple counties that don’t have providers.  And we are working day in, day out to make sure we have the best piece of legislation possible. If Democrats really cared, they would try to be involved in the process.  They said from day one that they didn’t want to be in the conversation if it had anything to do with repealing and replacing Obamacare.  I think that it’s sad that they’ve chosen to play partisan politics instead of trying to have a seat at the table. Matthew. Q    Thanks, Sarah.  The intelligence community has concluded that the DNC hack was part of a Russian plot to disrupt and influence the 2016 election.  I’m wondering, after the President’s tweet this morning, why does he continue to dispute that finding and call the hack a “hoax”?  And then a follow-up, if I may. MS. SANDERS:  I believe that the President said even back in January -- and I’ll read the statement from then -- that he thinks it’s a disgrace, thinks it’s an absolute disgrace.  “As far as hacking, I think it was Russia, but I think we also get hacked by other countries and other people.”   I think he’s made it clear and been consistent that while everyone agrees the result of the election wasn’t influenced, he thinks that it probably was Russia.  And I think that regardless, President Trump has made it clear that we have to protect the integrity of the electoral system.  That’s one of the reasons he’s a strong advocate for voter I.D. laws and why he’s also put in place a voter election commission -- integrity commission chaired by the Vice President, which I think shows the level of importance he’s placed on that to make sure that the integrity of all of our elections, particularly moving forward, are as sound and correct as possible. Q    So then -- thank you.  Just a broader follow-up on that.  So like I said, this morning he called the hack a “hoax.”  He hasn’t accepted the popular vote tallies.  You guys have been touting jobs numbers that he used to call “fake.”  You won’t tell us where he stands on climate science.  So I’m wondering, why does the President choose to accept certain facts, but dispute and reject others? MS. SANDERS:  I’m not aware that he accepts certain facts.  I think we accept all the facts. Q    But like the popular vote totals, climate science.  You still haven’t told us where he stands on that. MS. SANDERS:  Look, the President won the election.  I don’t know why we have to continue debating this.    Q    I'm not debating that point. MS. SANDERS:  The Democrats lost because they didn’t have a message.  They had a poor candidate.  We had a message.  And the President won.  I’m not really sure what fact we’re disputing here.  There’s only one winner and he was it. Jeff. Q    Sarah, going back to the tweet, it happened before this gaggle started.  Is the President concerned that surveillance is being conducted against him at the White House? MS. SANDERS:  I don’t know specifically if there’s a direct concern.  I do know that he’s concerned with the number of leaks that do come out of our intelligence community.  I think all Americans should be concerned with that. Q    He did make clear in that tweet that he didn’t have any recordings, but he raised the prospect that there -- somebody else might have them. MS. SANDERS:  Again, I think that it’s very clear what he meant there, but as far as surveillance -- Q    But who else would have them, I guess? MS. SANDERS:  -- I wouldn’t know, Jeff.   Mike. Q    Two questions.  First on healthcare, if I can.  Since the President won’t be weighing in specifically on any of the details of the Senate bill, can you help explain what his role will be exactly during at least this Senate phase of the process?  Will he be whipping for votes to pass the Senate bill, even if he doesn’t necessarily agree with everything that’s in it, just to try to advance the process along?   MS. SANDERS:  We’ll keep you updated as his involvement takes place.  Again, right now, I know that he’s got a large number of members of his administration that are involved in the process and continuing in those conversations. Q    Sarah, another question, if I can.  The President is meeting today with the International Olympic Committee.  Can you talk a little bit about what that meeting is for, and will he use it as a chance to lobby for Los Angeles’s bid for the Olympics? MS. SANDERS:  I know he’s certainly supportive of the committee, and we plan to have a read out after the meeting.  I don’t want to get head of that before it takes place. Q    By the committee, you mean the bid?  Or the -- MS. SANDERS:  I mean, obviously, the committee itself -- and again, we'll have a readout for you after the meeting takes place.  I won't get ahead of that. Q    Sarah, yeah, listen, I want to -- if you don’t mind, I want to go back to what Jeff was asking you a moment ago.  I know you say this tweet is clear, but it talks about recently reported electronic surveillance, intercepts, unmasking.  Is that activity that is being carried out by the CIA, the FBI, or other U.S. law enforcement agencies?  Is that what his reference is to? MS. SANDERS:  I think those are questions you'd have to ask those law enforcement agencies, whether or not they're engaging in those activities. Q    But it's the President who has tweeted this.  The President is the one who has actually put this information out. MS. SANDERS:  I think there's public record that talks about surveillance, that talks about unmasking.  We know those practices take place.  I think if you're asking about specific instances, you'd have to refer to those agencies. Q    Can I ask one follow-up on China?  The President tweeted obviously the other day that the Chinese had failed to change the situation with respect to North Korea.  I just wonder, in light of that, given how he had put China at the center of his North Korea strategy, what the next steps are.  How does the U.S. bring pressure to bear on North Korea, if the Chinese are not willing to help? MS. SANDERS:  Look, I think the President has been extremely clear on this process.  Of course, he hopes to work with China and continue to work with them to put pressure on North Korea.  But if that doesn’t work, then the President has been clear that he will do whatever it takes to protect America. Q    Are there any more details on that?  Any details on what that would be? MS. SANDERS:  The President is never going to outline his strategy in a public way, but I think he's been clear that he would certainly do what it takes to protect American citizens. Q    Thank you, Sarah.  Two questions.  First on healthcare.  The Senate wants to vote in less than a week, or in about a week.  Can you say whether the President supports the bill as it is right now?  Because we don’t know how many changes can be made in the course of a week. Q    Again, I think he wants to bring the stakeholders to the table, have those conversations, and we'll get back to you as we go through that process.  But I think right now we're in a negotiation process. Jordan. Q    Does the President think that the process on healthcare is moving too fast then, if he wants to take time and talk to people?  I mean, they're talking about having a vote next week.  I mean, this may be like the -- MS. SANDERS:  I mean, we've been talking about reforming healthcare for a number of years.  I don’t think it's moving too fast when it's been nearly eight years. Q    Sarah, if the healthcare bill changes from what it is now, by the time it gets to the President's desk, will the President support a bill that funds Planned Parenthood? MS. SANDERS:  I'm not sure.  I'd have to get back to you on that question. Q    Hasn't he that he wouldn’t support a bill that does?  MS. SANDERS:  He has.  I would have to get back to you on his specific mentality of the bill. Q    Well, let me ask you this:  If the bill allows the use of healthcare tax credits to buy coverage for abortion, would he support that? MS. SANDERS:  Not that I'm aware of.  But again, I think it would have to be in the context of the larger legislation.  I can't speak to a hypothetical on one piece of the bill. Q    I wanted to ask more about the China question that Mark Landler brought up.  Can you tell us more when you say the President will do what it takes with regard to North Korea?  So that would mean a military option.  Can you tell us more -- MS. SANDERS:  I think he's said all along that we're not taking any options off the table, but we're not going to broadcast what those might be. Hunter. Q    Thank you, Sarah.  The intelligence community has been pretty unified and adamant that the Russian interference in the election was a very real and serious issue.  Yet the President just called it a "Dem hoax."  Does he believe that members of the intelligence community are colluding with the Democrats, or did collude with the Democrats?  And what would he do about that? MS. SANDERS:  I believe the reference in the hoax is about the fact that they're trying to delegitimize his win in the election process, and less about the hack itself.  I think he's said several times now that he believes that Russia was part of it, but also, some of those same members have said that they don’t think it influenced the election.  And I think that's what a lot of this process is about; it's about trying to make excuses for why Democrats lost.  And the President, I think, has been pretty clear on where he stands with that. Zeke. Q    Sarah you just directed Mark's -- his questions about the President's tweet earlier to the various intelligence agencies.  Is the President accusing elements of the U.S. government of wiretapping the Oval Office? MS. SANDERS:  That's not what I said.  I said if he was asking about specific instances, he would have to ask them. Q    So, specifically, does the President believe he's being surveilled in the Oval Office? MS. SANDERS:  Not that I'm aware of. Q    Why is he tweeting about it? MS. SANDERS:  Because he was asked if he had tapes, and he was answering that question. John. Q    Thank you, Sarah.  A question and a follow-up.  In his speech last night, the President said that several of the major news corporations are not telling the truth to the American people.  Are you willing to name any of those corporations?  And also, are you keeping a list and following corporations that may not be telling the truth? MS. SANDERS:  I think there are quite a few instances where there have been false reports out there, and I would be happy when I'm not standing up here to help provide a list to you, John. Q    All right.  And the other thing is, are you keeping this list ongoing? MS. SANDERS:  I don’t have like a folder on my computer for it.  But I certainly think we've got some knowledge of very specific instances that have taken place. Q    Are you going to release them? MS. SANDERS:  I'll let you know. John. Q    Thanks a lot, Sean -- Sarah.  Were you given a heads up in any context -- MS. SANDERS:  We look pretty different.  (Laughter.)  But, you know.   Q    It's off-camera. MS. SANDERS:  Hey, John, if you're looking for instances of fake news, there's a good one for you.  (Laughter.)  I'm Sarah. Q    Were you given a heads up about the President's tweet? MS. SANDERS:  Yes. Q    And was the General Counsel given an opportunity to vet what the President tweeted out? MS. SANDERS:  I'm not sure.  I'd have to double-check on that.    Q    Sarah, the President talked last night about Governor Branstad going to China to become the ambassador.  Is it consistent with the President's pledge to drain the swamp that he's giving so many of these first wave of ambassadorships to political supporters and campaign donors? MS. SANDERS:  Look, I think it's pretty traditional that you would have somebody supportive of you and your agenda to go out and be an ambassador to speak on behalf of the administration.  And Terry Branstad is somebody who has, I think, some of the best qualifications that you could have to send there.  He's got a personal relationship with senior-level members of the Chinese administration, as well as a very strong understanding of trade practices given his background.  And I think he's a perfect fit for that role. Alex. Q    Is legal status for DACA beneficiaries on the table?  Has the White House conducted its review of the program? MS. SANDERS:  As of right now, that's still under review and I don’t have any announcements on the specifics of the program at this time. Q    Bloomberg reported that the President first raised the prospect of tapes strategically to make sure that Comey told the truth.  Is that your understanding of the President's motivation for tweeting about it?  And does he feel it was effective? MS. SANDERS:  I'm sorry?  Can you speak -- I can't hear -- Q    Do you want me to repeat the whole thing? MS. SANDERS:  Yeah, sorry.  No, the air -- It's hard to hear. Q    Bloomberg first reported that the President first raised the prospect of tapes strategically to make sure that Comey told the truth.  Is that your understanding of the President's motive for tweeting that?  And does he feel it was effective? MS. SANDERS:  I certainly think that the President would hope that the former director would tell the truth.  But I think that it was more about raising the question of doubt in general.   Thanks, guys. END  1:47 P.M. EDT   

21 июня, 16:22

Why it is Good Idea to Hold Zillow Group (ZG) Stock for Now

Zillow Group Inc. (ZG) is one such stock, which investors need to hold on to if they are looking to reap long-term benefits.

20 июня, 23:00

Will Strategic Efforts Lead Publishing Stocks to Growth?

Will Strategic Efforts Lead Publishing Stocks to Growth?

16 июня, 13:00

Donald Trump and Rupert Murdoch: inside the billionaire bromance

Trump has been good business for the media mogul, but their association goes back decades and stems from one thing: ‘These men value only power’The alliance between Donald Trump and Rupert Murdoch has never been stronger. In April, the Australian-born media mogul topped the New York Times’ list of Trump’s key advisers outside the White House, identified as someone the president speaks to “on the phone every week”. Last month the paper revised that upward to “almost every day”, although the White House denies this.At a recent speech in New York to mark a second world war battle in which the US fought alongside Australia, Trump was welcomed on stage by the News Corp chief. Continue reading...

14 июня, 09:51

Why Is News Corp (NWSA) Up 5.1% Since the Last Earnings Report?

News Corp (NWSA) reported earnings 30 days ago. What's next for the stock? We take a look at earnings estimates for some clues.

Выбор редакции
13 июня, 19:36

Russian courts sentence protesters arrested at anti-corruption rallies

Rights group says 1,700 people detained in Moscow and St Petersburg during protests called by opposition leader Alexei NavalnyRussian courts have started to hand down jail terms to demonstrators arrested at a series of anti-corruption protests across the country on Monday.Several protesters in Moscow and St Petersburg were on Tuesday sentenced to 15 days in jail, including Ilya Yashin, the opposition leader and political partner of Boris Nemtsov, who was murdered in 2015. Continue reading...

27 ноября 2014, 09:05

ЕС vs США: Google предлагают разбить на куски

Европейский парламент готовится к обсуждению странного вопроса: "стоит ли разделить компанию Google на несколько отдельных сервисов?" У американских коллег сама идея вызывает все возможные негативные эмоции - от недоумения до негодования.  Показать "Кузькину мать" Европарламент не способен разрушить Google. В конце концов, штаб-квартира компании находится в США, и кроме американских властей структуру ее бизнеса никто не может изменить. Но в Европе продолжается антимонопольное расследование деятельности Google, в рамках которого политики и чиновники придумывают новые способы ограничения экспансии американцев на своей территории. На таком фоне действия Европарламента являются скорее намеком на продолжение преследования зарубежного интернет-гиганта. Законотворцы могут поддержать идею отделения поисковика Google от других фирменных сервисов. Если это произойдет, американцы должны получить четкий сигнал, отражающий позицию властей Евросоюза. До сих пор центральное место в расследовании занимали именно антимонопольщики из Еврокомиссии. В Америке на выпад со стороны европейцев уже отреагировали сразу два правительственных комитета. Их представители, сенаторы Рон Уайден и Оррин Хэтч заявили: "Это предложение и другие подобные ему идеи способствуют строительству стен, а не мостов. При этом не учитываются в полной мере те негативные эффекты, которые могут навредить торговым отношениям США и ЕС". В США считают, что Европа нарушает принцип открытых рынков. Говорится также о "политизации" процесса. Действующие лица Интересно, что против разделения Google выступает Гюнтер Эттингер. Да, тот самый Гюнтер Эттингер, который раньше отвечал за энергетику и присутствовал на переговорах между Украиной и Россией по газу. Теперь он еврокомиссар по вопросам цифровых технологий. Эттингер уверен, что бить Google на части никто не будет. Кто же тогда решил голосовать? Это Андреас Шваб, представитель консервативного крыла Европарламента и испанец Рамон Тремоза, представляющий интересы Каталонии. Эти политики утверждают, что усилия Еврокомиссии пока не оправдали себя, а поведение Google на рынке Старого Света напоминает монополизм. "До сих пор Google отказывалась придумать какие-либо идеи, способные изменить ситуацию и снять претензии со стороны Еврокомиссии. Вместо этого компания продолжала вести дела как ей заблагорассудится. Таким образом она давит на конкурентную среду, что вредит европейским потребителям и бизнесу", - считают Шваб и Тремоза.  Ссылки по теме Мердок: "Google – шайка пиратов" Европа забывает, Google хочет вспомнить все Google наконец договорилась с европейскими властями В самой Еврокомиссии произошли перестановки. Хоакин Альмуния отправился в отставку, и его место заняла Маргрете Вестегер. Интересно, какую позицию займет она и как далеко готова будет пойти ради обеспечения свободной конкуренции на интернет-рынке в том виде, в каком эту конкуренцию видят консерваторы из Европарламента. Битва за правду или зависть? В данный момент 90% поисковых запросов в Европе приходится на Google. В 2010г. конкуренты подали жалобу на американского игрока, объявив, что он мешает им развиваться. Речь идет в частности о рекламе и выгодном положении партнеров в поисковых результатах. Напомним, что ранее медиа-магнат Руперт Мердок сделал громкое заявление по поводу Google. С помощью исполнительного директора News Corp Роберта Томсона он попытался донести до антимонопольных органов мысль о том, что Google отдает предпочтение своим сайтам-партнерам. Если пользователь вбивает запрос в поисковик, то якобы получает именно те результаты, которые принесут Google максимальное количество денег. Подобные претензии озвучивались и раньше, но News Corp сформулировала их, пожалуй, максимально жестко. Отметим, что Google все-таки пытается найти мирное решение. Так в начале этого года компания согласилась выводить в результатах поиска рекламные объявления, предоставляемые конкурентами.