• Теги
    • избранные теги
    • Люди1886
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1179
      • Показать ещё
      Издания192
      • Показать ещё
      Компании276
      • Показать ещё
      Формат84
      Разное461
      • Показать ещё
      Международные организации125
      • Показать ещё
      Показатели13
      • Показать ещё
23 июля, 05:37

Рейтинг Макрона упал на 10 пунктов

Результаты опросов французов свидетельствуют о том, что рейтинг популярности французского президента Эмманюэля Макрона снизился на 10% - до 54%. Об этом сообщает французская газета Journal du Dimanche. Отмечается, что на рейтинг Макрона повлиял кризис, связанный с военным бюджетом, обеспокоенность пенсионеров ростом социальным взносов, а также грядущая реформа права...

22 июля, 15:01

«Я же бабай, а бабаям интересно все»

О чем говорили летчики и их фанаты, ставшие таковыми только на этой неделе. Кто подарил единственной женщине-пилоту шикарный букет роз и почему русский по крови Николя говорит по-английски «с жутким акцентом». «БИЗНЕС Online» накануне побывал на автограф-сессии участников международного соревнования по авиаслалому Red Bull Air Race, а сегодня пообщался со зрителями, собравшимися на Набережной Казанки.

22 июля, 09:22

Призрачный остров. Власти Парижа хотят вернуть жизнь острову Ситэ

Собор Парижской Богоматери — самая посещаемая достопримечательность Франции. Но по вечерам, когда туристы разъезжаются, Ситэ вымирает.

15 июля, 00:48

В память о жертвах теракта 86 лазерных лучей осветили небо над Ниццей

В рамках церемонии в память о жертвах теракта в Ницце, произошедшего ровно год назад, небо над Английской набережной осветили 86 лазерных лучей — по числу погибших в этой трагедии. Также участники церемонии выпустили в небо 86 воздушных шаров. В Париже память жертв атаки почтили минутой молчания. Как сообщал Лайф, вечером 14 июня, спустя год после теракта, в Ницце состоялась церемония в память о погибших. В ней приняли участие в том числе президент Франции Эммануэль Макрон, его предшественники Франсуа Олланд и Николя Саркози. Теракт произошёл на Английской набережной в Ницце во время празднования Дня взятия Бастилии. Террорист врезался в толпу на грузовике. В результате погибло 86 человек.

14 июля, 23:09

В Ницце проходит траурная церемония в память о жертвах теракта

Президент Франции Эммануэль Макрон, его предшественники Франсуа Олланд и Николя Саркози на траурных мероприятиях в Ницце почтили память погибших при теракте на Английской набережной, сообщает AP. Напомним, в ходе нападения террориста 14 июля 2016 года в День взятия Бастилии погибло 86 человек. В память о жертвах нападения и пострадавших на набережной выложили слова национального девиза Французской Республики — "Свобода, равенство, братство". Через некоторое время на Английской набережной в память о жертвах оркестр Ниццы исполнит несколько произведений, и ровно в 22:34 по местному времени (время нападения) будет объявлена минута молчания, а в ночное небо будет направлено ровно 86 лазерных лучей. Также в церемонии примут участие филармонический оркестр и французские актёры, проживающие в Ницце.

14 июля, 22:26

В Ницце почтили память жертв теракта на Английской набережной

В Ницце в присутствии президента Франции Эммануэля Макрона почтили память жертв теракта на Английской набережной, произошедшего вечером 14 июля 2016 года. Тогда водитель грузовика протаранил толпу людей, собравшихся посмотреть фейерверк по случаю Дня взятия Бастилии.

14 июля, 19:04

14.07.2017 19:04 : В Ницце проходит церемония памяти жертв теракта, который произошел год назад

Присутствуют президент Франции Эммануэль Макрон вместе с супругой, а также бывшие лидеры страны Николя Саркози и Франсуа Олланд. Год назад сразу после праздничного салюта по случаю Дня взятия Бастилии в толпу зрителей на набережной на большой скорости въехал террорист за рулем грузовика. Погибли 86 человек.

12 июля, 23:49

Why Emmanuel Macron Dissed Donald Trump and Now Is Dining With Him

The French president made clear he’s not America’s lapdog—which gives him more leeway to work with his U.S. counterpart.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Дети на стройке: как Борис Минц встраивает наследников в бизнес

Борис Минц и сыновья превратили семейную компанию в крупнейшего в стране владельца первоклассных офисов.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

15 сентября 2016, 07:56

Monsanto в Европе и революция в России

Bayer наконец-то купил Monsanto! Казалось бы, в первую очередь это проблема для европейских фермеров. Чего волноваться нам? (14.09.2016)«Expert Online» Немецкий концерн Bayer объявил о заключении сделки с американским производителем генно-модифицированных семян и гербицидов Monsanto по цене $128 за акцию. Советы директоров обеих компаний единогласно одобрили слияние. ...Выручка объединенной структуры по итогам 2015 года могла бы достигнуть 23 млрд евро. После объединения компании будут совокупно контролировать около 30% мирового урожая. Акции Bayer на фоне информации о сделки прибыли 2,2%, Monsanto подорожали на 0,2%. (конец цитаты) Но с того дня, как 30% рынка сельхозпродукции окажутся под контролем двух фирм, в недалеком прошлом участвовавших в человеконенавистнических проектах: первая входила в концерн IG Farben (владел 42,5 % акций компании, которая производила Циклон Б), а вторая производила «Агента «оранж» для британской и американской армий, который распылялся с самолетов для уничтожения растительности на территории повстанцев. Неудивительно, что корпорации-носители такого прошлого теперь объединились в своей борьбе с населением планеты.

14 декабря 2015, 17:54

Марин Ле Пен в последний раз предупреждает

Во втором туре региональных выборов во Франции партия «Национальный фронт» набрала рекордные 6 миллионов 820 тысяч голосов избирателей. Однако «Национальный фронт», получивший в первом туре большинство в шести регионах (из 13), не смог победить ни в одном из них во втором. Для ус...

28 июля 2015, 15:18

Казнь Сейфа Аль-Ислама и трагическая судьба других детей Каддафи

Ливийский суд вынес смертный приговор сыну Муаммара Каддафи. 43-летний Сейф аль-Ислам приговорен к расстрелу за преступления против мирных граждан. В ходе гражданской войны в Ливии погибли два сына Каддафи. Его вдова, два других сына и дочь бежали в Оман.

23 марта 2015, 09:46

Саркози и Ле Пен обошли социалистов на региональных выборах во Франции

Елизавета Антонова Правоцентристский блок Николя Саркози и «Национальный фронт» набрали 32,5 и 25,35% соответственно и обошли социалистов по итогам первого тура выборов в советы департаментов во Франции Французский политик Николя Саркози Фото: REUTERS 2015 Возглавляемый Николя Саркози блок во главе с партией «Союз в поддержку народного движения» лидирует по итогам первого тура выборов в советы департаментов во Франции, сообщает сайт телеканала France 24. Голосование прошло во Франции в воскресенье, 22 марта. Блок бывшего президента Франции, по последним данным, получил 32,5% голосов. Второе место заняла ультраправая партия «Национальный фронт» под руководством Марин Ле Пен с 25,35%. Комментируя результаты выборов, Ле Пен призвала правительство Франции, возглавляемое социалистом Манюэлем Вальсом, подать в отставку. Правящая Социалистическая партия заняла третье место с 22% голосов. Таким образом, партии удалось избежать полного разгрома, отмечает издание. Второй тур выборов пройдет 29 марта. Обозреватели France 24 отмечают, что для Ле Пен результаты оказались не самыми впечатляющими. Ее «Национальному фронту» прочили первое место на выборах и не менее 30% голосов. Проигрыш правоцентристам, как отмечает телеканал, подрывает надежды Ле Пен стать серьезным претендетом на победу на президентских выборах 2017 года. Непопулярность нынешнего правительства социалистов связана прежде всего с его неспособностью выполнить предвыборные экономические обещания, в том числе снизить уровень безработицы, которая сейчас достигает 10%. Ультраправые победили в первом туре в 43 из 98 департаментов страны. Второй тур состоится в следующее воскресенье, 29 марта. Саркози уже исключил, что его блок объединится с партией Ле Пен. По словам бывшего президента, «Национальный фронт» «не решит проблемы Франции, а только усугубит их».

22 сентября 2014, 01:34

Саркози решил вернуться в большую политику, чтобы "спасти" Францию

Николя Саркози сообщил, что у него нет иного выбора, кроме как вернуться в большую политику, так как Франция зашла в тупик. Экс-президент выдвинет свою кандидатуру на пост председателя главной оппозиционной партии Франции - "Союза за народное движение".

01 июля 2014, 18:54

Le скандал: Николя Саркози под стражей

Новость номер один во Франции. Николя Саркози . под стражей. Бывшего президента задержали для дачи показаний, подозревают в коррупции. Впервые в истории современной Франции задержан бывший глава государства. В отношении лидера страны (хоть и с приставкой экс) . беспрецедентный шаг.

11 ноября 2012, 23:35

Василий Смирнов/ Контрразведка готовит «Дело Мистралей»?

Материал для уголовного дела по «Оборонсервису», послужившего поводом для отставки Анатолия Сердюкова с должности министра обороны, собирала военная контрразведка ФСБ России. У теперь уже бывшего главы Минобороны «были трения с ФСБ», подтверждают сегодня «Ведомости». По некоторым сведениям, нынешнее уголовное дело представляет собой лишь «надводную часть айсберга». Намного более интересными могут оказаться материалы, собранные контрразведкой в ходе ревизии международных контактов бывшего министра.  Напомним, что Анатолий Сердюков являлся последовательным сторонником закупок зарубежных вооружений и военной техники, за что постоянно критиковался в России. Практически каждый контракт такого рода сопровождался скандалами и намеками на наличие в нем коррупционной составляющей. Самым громким, долгоиграющим и дорогостоящим для России был скандал вокруг закупки у Франции абсолютно ненужных нам, по мнению экспертов, вертолетоносцев «Мистраль». Контракт стоимостью в несколько миллиардов евро был пролоббирован лично тогдашним президентом Франции Николя Саркози и одобрен лично тогдашним президентом России Дмитрием Медведевым.   По мнению редактора авторитетного журнала Moscow Defense Brief Константина Макиенко, масштабные межгосударственные проекты по закупке вооружений часто сопровождаются «комиссионными». Со сделки минимальной стоимостью в 1,2 млрд. евро даже 1% составит 12 млн. евро. Макиенко также напоминает, что изначально цена контракта с французами предполагалась на уровне 980 млн. евро. А для французских ВМС такие корабли строятся и вовсе за 400 млн. евро, то есть в три раза дешевле той суммы, за которую «Мистраль» в конечном счете продали России. Но «произошло вмешательство политического руководства России, в лице бывшего президента Медведева, которое обязало Министерство обороны заключить этот контракт в двухнедельный срок... Таким образом... российский налогоплательщик потерял 220 млн. евро», - отмечал в связи с этим эксперт. Если прямые потери для российской казны, по оценкам экспертов, могли составить 220 млн. евро, то какими могли быть «комиссионные», и кому они могли предназначаться - вполне себе предмет для пристального изучения контрразведчиками. Стоит отметить, что практика «особого мотивирования» сделок на самом высоком государственном уровне российским бизнесменам и покровительствующим им чиновникам как минимум хорошо знакома. Ведь совсем недавно президент Белоруссии Александр Лукашенко внезапно признался, что один из считающихся близких к Дмитрию Медведеву коммерсантов предлагал ему «откат» в 5 млрд. долларов за льготные условия приватизации ряда белорусских предприятий. По некоторым сведениям, российские контрразведчики уже давно собирали материал о злоупотреблениях и вероятных коррупционных схемах, сопровождавших подписание контракта по «Мистралям». Но дать ход этому делу не представлялось возможным, поскольку это нанесло бы серьезный репутационной удар не только по Анатолию Сердюкову, но и по Дмитрию Медведеву, сменившему пост президента РФ на кресло премьер-министра. Однако, бесконечно замалчивать эту ситуацию также не представлялось возможным. Тем более, что встречное расследование внезапно начали и французские спецслужбы, проводящие в настоящее время пристальную ревизию деятельности бывшего президента Франции Николя Саркози. Более того: французская сторона на неформальном уровне уже якобы изъявила желание придать огласке некую документальную информацию о том, почему именно руководство Минобороны РФ при деятельном непротивлении Дмитрия Медведева в ходе сделки по «Мистралям» не только не помешало нанесению экономического ущерба Российской Федерации, но и непосредственно способствовало этому.  Символично, что свой последний зарубежный визит в статусе министра обороны Анатолий Сердюков совершил именно во Францию. На минувшей неделе, когда в России уже вовсю разгорался скандал вокруг «Оборонсервиса», Сердюков в Париже расхваливал французскую экипировку, бронетехнику и боеприпасы. Там же министром как ни в чем не бывало обсуждалась скандальная закупка у французов пятидесяти «генеральских вертолетов» Eurocopter, о которой в сентябре подробно писала газета «Московский Комсомолец». Нельзя исключать, что одной из истинных целей этой «прощальной» поездки Сердюкова в Париж была попытка заблокировать или хотя бы отсрочить развитие скандала по «Мистралям». Одной лишь контрразведке теперь может быть известно, какие условия этого и с кем именно могли обсуждаться. Как бы то ни было, но дело «Оборонсервиса» как формальный повод для отставки Анатолия Сердюкова представляется довольно удачным. В отличие от ожидаемого в ближайшее время скандала вокруг «Мистралей», оно не наносит прямого непосредственного удара по репутации Дмитрия Медведева. К тому же, после отставки Сердюкова его можно сделать «крайним» по любым вновь открывшимся обстоятельствам, - т.е. вероятные разоблачения французов лично для премьера теперь будут уже не так страшны. Пока, впрочем, глава правительства не спешит окончательно «сдавать» своего многолетнего соратника и подопечного. Окружение Дмитрия Медведева уже распространило информацию о том, что Анатолий Сердюков подал прошение об отставке сам (а не был уволен), и что его деятельность на посту министра в целом оценивается премьером позитивно. «Сердюков был эффективным министром обороны, это проявилось в ходе преобразований, которые он проводил в вооруженных силах», сказал Медведев, комментируя отставку министра.