• Теги
    • избранные теги
    • Люди1880
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1196
      • Показать ещё
      Издания185
      • Показать ещё
      Компании278
      • Показать ещё
      Формат84
      Разное458
      • Показать ещё
      Международные организации129
      • Показать ещё
      Показатели13
      • Показать ещё
Выбор редакции
22 сентября, 10:03

22.09.2017 10:03 : Во Франции умерла самая богатая женщина в мире — дочь основателя компании L’Oréal Лилиан Бетанкур

Ей было 94 года. То, что Бетанкур действительно умерла, официально подтвердили лишь спустя два дня после смерти. До этого французские СМИ возмущались распространенной в «Твиттере», как казалось журналистам, фейковой новости о  кончине владелицы огромного состояния. Семья Лилиан Бетанкур подробно об обстоятельствах её смерти решила не рассказывать, подчеркнув лишь, что наследники продолжают поддерживать компанию L’Oréal. Известно, что несколько лет назад у богатейшей женщины планеты диагностировали болезнь Альцгеймера. Бетанкур родилась в семье французского химика Эжена Шюлле, который и основал известный едва ли не всему миру косметический бренд. Долгое время она непосредственно участвовала в управлении фирмой, однако пять лет назад покинула совет директоров. Это случилось после того, как в семье Бетанкур разгорелся громкий скандал. Наследники Лилиан потребовали в суде признать её невменяемой. Детям не понравилось, что госпожа Бетанкур завещала всё свое состояние близкому другу — фотографу и драматургу Франсуа-Мари Банье. С именем Лилиан Бетанкур был связан и политический скандал. По некоторм данным, Николя Саркози мог получить от наследницы L’Oréal деньги на предвыборную кампанию, злоупотребив доверием женщины и воспользовавшись её болезнью в корыстных целях.

15 сентября, 15:31

Путин созвонился с Макроном

О чем говорили президенты, пока неизвестно

14 сентября, 12:47

ЕС и миграционный кризис: тайные сценарии

  • 0

Итоги прошедшего в конце августа в Париже саммита по проблемам миграции из Африки, главными действующими лицами которого стали Эмманюэль Макрон и Ангела Меркель, показали нежелание Европейского союза искать эффективное, долгосрочное решение этой, пожалуй, ключевой на сегодняшний день европейской проблемы.

13 сентября, 17:41

The Education of Emmanuel Macron

‘Governing from the center does not produce the same enthusiasm and vitality as a start-up campaign.’

01 сентября, 10:30

Has France Been Bought By A State Sponsor Of Islamic Terrorism?

Authored by Drieu Godefridi via The Gatestone Institute, It is through these tax breaks that the Qataris are buying the "jewels" of France. The U.S. is not selling its defense companies to Qatar. Thanks to its huge gas and oil reserves, Qatar has the highest per capita income in the world and huge reserves of cash to invest everywhere, whereas France, thanks to 40 years of socialism, is in dire need of cash. The state of Qatar has been officially labelled as a "state sponsor of terrorism", and an active supporter of Islamic terrorist organizations such as the Muslim Brotherhood, al-Qaeda and the Islamic State -- not by Western governments, but by Saudi Arabia, the cradle of Islamic faith, and the other Islamic regimes of the region. Knowing the facts of Qatar -- 11000km2, one-third the size of Belgium, population 2.5 million -- the question may seem far-fetched: How could France, the great France, possibly be bought by a tiny state such as Qatar? For the single reason that, thanks to its huge gas and oil reserves, Qatar has the highest per capita income in the world and huge reserves of cash to invest everywhere, whereas France, thanks to 40 years of socialism, is in dire need of cash and has a tradition of corruptible officials, to say nothing of a propensity for "collaboration". On August 4, the English press -- not the French press -- revealed that French prosecutors are actively investigating two events: the awarding the 2022 World Cup of football (soccer) to Qatar, and the purchase by "Qatari Diar", a state-owned investment company, of a stake in the French utility firm Veolia. At the center of the investigation is former French President Nicolas Sarkozy. To be sure, Sarkozy has not been formally indicted (and he may never be), but the evidence is overwhelming. First, the World Cup. That the State of Qatar, known for decades for its active support of Islamic terror organizations, and with a temperature among the highest in the world -- in addition to zero tradition in the world of football -- was awarded the 2022 World Cup is, of course, a source of wonder ever since the award was announced by FIFA, the international governing body of football. French investigators are now looking into a meeting that took place between then-President Sarkozy, Michel Platini -- the French former president of the Union of European Football Associations (UEFA), who sat on the FIFA committee that chose Qatar -- and Qatari officials on November 23, 2010 (10 days before the vote). It is alleged that Platini was dead-set against Qatar and that Sarkozy urged him to change his mind: "They're good people." The "deal" is said to have been sealed when Qatar agreed to buy the biggest French soccer team, the Paris-Saint-Germain (PSG). It is alleged that huge bribes were paid by Qatar to high-ranking French officials, to secure these two deals: the World Cup and the Veolia investment. Although no evidence has yet been presented, the case would not have been opened by French prosecutors without it. In addition, no one has ever denied the meeting of November 23, 2010. In April 2010, the "Qatari Diar" fund bought a 5% stake in Veolia. Investigators are tracking 182 million euros suspected of having been used to bribe French officials. Investigators are also looking into a possible link between these two operations: Qatar investing in Veolia as a favor to France, possibly in exchange for France's support for Qatar to host the 2022 World Cup. France's then-President Nicolas Sarkozy (left) greets Qatar's then-Prime Minister Sheikh Hamad bin Jassim bin Jabor al-Thani (right) on March 19, 2011 in Paris, France. (Photo by Franck Prevel/Getty Images) It is doubtful if the French investigators will ever get to the bottom of these two cases. The judiciary in France has a long tradition of submitting to the government. Since 1789, the French judiciary has not even been an independent power -- as are the Legislative and the Executive -- but a mere authority with a more limited scope. It is revealing that these two investigations were exposed, not by the French press, but by the English press. What we already know for sure is the following: A state sponsor of terrorism, Qatar, was allowed to buy France's leading soccer team, Paris-Saint-Germain, with the help of then-president Nicolas Sarkozy. The former owner of the PSG was a private fund controlled in Europe by one of Sarkozy's close friends. There would have been no deal without the direct consent of Sarkozy -- that is the way France functions. A state sponsor of terrorism, Qatar, was not only allowed, but actively courted, by French officials to invest in some of France's largest companies, including defense companies, such as Veolia, as well as the Airbus parent company, European Aeronautic Defence and Space Company (EADS); the energy group EDF; the construction firm, Vinci; and the media and defense group Lagardère. A state sponsor of terrorism, Qatar, was actively supported in its 2022 bid for the World Cup by the government of France and Nicolas Sarkozy, who declared after the FIFA vote in 2010: "Sport does not belong to a few countries. It belongs to the world... I don't understand those who say that events should always be held in the same countries and the same continents." There is a significant part of the French political class that seems to consider the Embassy of Qatar in Paris some sort of automatic teller machine (ATM), as has been showed by renowned journalists Christian Chesnot and Georges Malbrunot in their book, Nos très chers émirs (Our Very Dear Emirs) and deplored by the new ambassador of Qatar in France, Meshaal al-Thani. Since 2008, a state sponsor of terrorism, Qatar, has benefited from a huge tax break in France: the exemption of profits on property sales. In France, profits on property sales are not only taxed at 19%, they are subject to a further CSG/CRDS and social tax (15.5%), resulting in a combined total minimum tax rate of 34.5%. The rule is the same for everyone, whether a person or a corporation. Everyone, that is, but the State of Qatar, when the administration of Nicolas Sarkozy decided to exempt it from the tax. As a result, Qatar's royal family and sovereign fund have since built up a huge portfolio of assets in France, one that dwarfs the portfolio of a state such as Saudi Arabia. Qatar's portfolio ranges from a Champs-Élysées mall to the Lido Cabaret. "Our deficit has destroyed our freedom," said Nathalie Goulet, a centrist senator from Lower Normandy, in 2013. "The Qataris are here to buy, while we are selling our family jewels." Which they did. Qatar and other Gulf states try to benefit from tax exemptions everywhere in the world, but this convergence of facts -- the selling of assets, sports clubs, defense companies and governmental representatives -- is unique to France. It is through these tax breaks -- this is only one of them -- that the Qataris are buying the "jewels" of France. Of course, the U.S. is also selling arms to the Qataris -- the U.S. has a military base in Al Udeid -- but the U.S. is not selling its defense companies to Qatar. We therefore probably do not even have to wait for the results of the latest investigations to note that France, particularly but not exclusively under the auspices of Nicolas Sarkozy, has literally been bought by a state sponsor of terrorism, Qatar. At the same time, Islam in France has been spreading. France has been deeply infiltrated by the Muslim Brotherhood terror organization, which is not categorized in France -- unlike the UK -- as a sponsor of terror. This organization, since it was overthrown by Egypt's current president, Abdel Fattah al-Sisi, is now the darling of Qatar. Without Qatar, the Muslim Brotherhood would be without a home-base. Given its huge financial, corporate and political dependence on Qatar, it is clear that France -- in the name of "stability" -- would not do anything to displease its darling. Although France is a member of NATO and a nuclear power, nowhere else in the West is Islamism so deeply embedded in the fabric of the institutions, mind and zeitgeist of a country as it is there. Even in the UK, you still find very powerful counter-powers (see the governmental report on the Muslim Brotherhood). Not in France. Consider the case of the Palestinian official Jabril Rajoub -- sentenced to life in prison in 1970 for throwing a grenade at an Israeli army vehicle, but released, along with others, in exchange for three Israeli soldiers taken hostage by the Popular Front for the Liberation of Palestine (PFLP). Rajoub is now chairman of the Palestinian Football Association -- another illustration of the deep infiltration of FIFA by Islamists and Jew-haters sponsored by Gulf States, beginning with Qatar. Would that position even be thinkable without France's sponsorship of Qatar in FIFA? Probably not. It is true that Qatar is buying assets from around the world, including politicians, not only in France. And it is true that the U.S. is also selling arms to the Qataris, as are many other countries. It is one thing, however, to sell arms, but another to sell your defense companies. It is one thing to be open to foreign investment, but another to give huge tax breaks to a state sponsor of terror so it can acquire the "jewels" of your country. It is also not an accident that the main face of Islamism in Europe, the Muslim Brother Tariq Ramadan (from his base in Oxford, England) now sees France as the future of Islam in Europe, and not the UK (still number 2 on the list). The U.S. and other countries may be selling things, but France is selling herself.

25 августа, 19:18

Macron needs more than makeup to be the new De Gaulle | John Lichfield

The preening young French president’s beauty budget will scandalise those on the minimum wage – and do nothing for his collapsing ratingsEmmanuel Macron’s legendary luck has fallen foul of his “look”. The Elysée Palace admitted yesterday that France’s youngest leader since Napoleon spent €26,000 (£24,000) on “cosmetic services” in his first three months in office. Why, one wonders, does a 39-year-old president need to spend more than €250 a day on makeup and makeup artists? It is not as if Macron has made multiple appearances on television or in public. Related: Macron keeps up appearances with €26,000 makeup bill since May Continue reading...

25 августа, 09:43

Macron Spent $30,000 On Makeup In Three Months

One year ago, when he was still president, Francois Hollande scandalized the establishment when it emerged that amid record unemployment, painful labor reforms, a sliding economy and the most serious social unrest in decades, the French president's personal hairdressed was getting paid a gross salary by the state of ~$11,000 per month (more than a European parliament member). As the media reported at the time, "the hairdresser, who the leaked contract names only as Oliver B, is set to earn half a million pounds over the course of Hollande’s current premiership, in exchange for being available at every waking moment and signing a contract promising not to speak about his position." The fact that this was probably not the best way to spend French taxpayers' money was confirmed this past summer, when Hollande's approval rating was so low, the socialist president did not even run for re-election: a first in French history. Sadly, this was lost on Hollande's former Minister of Economy - and current president - Emmanuel Macron who failed to learn from the mistakes of his former boss. According to French magazine Le Point, French President Emmanuel Macron spent €26,000 - over $30,000 - on makeup in his first three months as leader of the country. As Politico adds, "Macron’s personal makeup artist put in two claims for payment, one for €10,000 and another for €16,000, for doing his makeup during his travels and ahead of press conferences." When asked about this abuse of taxpayer funds, The Elysee Palace said in response: “We called in a contractor as a matter of urgency.” Still, aides said that spending on makeup would be “significantly reduced” in future, Le Point reported. It gets better: according to the report, the amount spent was less than under Macron’s predecessors. Francois Hollande, for example, was said to spend €30,000 per quarter on makeup, including the salary of a makeup artist.  Which means that in addition to his hairdresser who ran just under €10,000, the former French president spent over quarter million dollars in taxpayer funds every year to look good. One almost wonders why he left the French political scene with an approval rating in the single digits. As for Hollande's arguably even more vain predecessor, Nicolas Sarkozy spent slightly less on his makeup then Macron: €8,000 a month. The news comes as Macron’s popularity is plunging according to a new Harris Poll. Only 37% of voters approve of the job Macron is doing, down from a high of 57% after his election in May. Today's incident will not help his popularity. Macron's popularity collapse means that his fall from grace was even faster than that of Trump, although oddly enough, one will not read much, if anything, about that particular collapse in the objective and unbiased western press. It could be a problem for France, however, during the next election when that one third of eligible voters who did not vote for either Macron or le Pen, finally decide to vote against the establishment cadidate.

24 августа, 18:38

Сила привычки. Олланд снова решил сделать так, как Обама сказал

Здесь так еще с Николя Саркози повелось. Президент должен успеть сделать три дела: разочаровать всех...

29 июня, 23:05

У Vertu возникли финансовые трудности

По информации источников издания, Vertu значительно сократила производство смартфонов, а её сотрудники жалуются на задержку зарплаты. Кроме того, компания не перечисляет средства в пенсионный фонд и имеет задолженности перед поставщиками компонентов. Как отмечается, проблемы возникли вскоре после смены руководства. В марте 2017 года Vertu купил турецкий предприниматель Хакан Узан, который обещал инвестировать в развитие компании и помочь ей реализовать свой потенциал. По условиям сделки он должен был заплатить прежнему владельцу бизнеса Гарри Чену 50 млн фунтов стерлингов, однако обещанные деньги так и не поступили на счёт. В настоящий момент Чен судится с Узаном, обвиняя его в незаконном присвоении компании. Адвокаты турецкого предпринимателя утверждают, что задолженности Vertu покрывают значительную часть стоимости приобретения, а потому претензии бывшего владельца ничем не обоснованы. Как предполагает издание, судебный процесс по этому делу может затянуться на очень долгое время. Помимо прочего сообщается, что одним из первых действий Узана на посту руководителя Vertu стало увольнение всего высшего руководства компании. После этого на одну из ключевых должностей был назначен Жан-Чарльз Чарки — французский инвестиционный банкир, зять бывшего начальника штаба Николя Саркози, который ранее упоминался в СМИ в связи со спорными сделками в Африке.

29 июня, 15:15

Самые горячие и известные женщины-политики

Эти политические деятели несомненно заинтересует мужчин, даже совершенно не интересующихся политикой. Эти дамы – настоящие красавицы. Вероятно, скучные заседания и чтения с их участием становятся для окружающих гораздо интереснее. Мара Карфанья, Италия Мара Карфанья. Фото: icreative.am Мара Карфанья начинала как модель и шоугерл. В какой-то момент она чуть было не стала актрисой в фильмах жанра "мягкое порно", но вместо этого заняла место парламентария от партии Сильвио Берлускони "Вперед, Италия!". Однажды Берлускони, глядя на Мару, воскликнул даже: "Если б я не был женат, женился бы мгновенно!". Потом ему пришлось долго извиняться за это пред женой. С 2008 по 2011 год Мара Карфанья занимала пост министра по делам равных возможностей в правительстве Берлускони. Однако о результатах ее работы знают немногие итальянцы: большинство из них больше интересовались внешностью и личной жизнью министра, а не ее профессиональными качествами. Ева Кайли - Греция Ева Кайли Перед тем, как пойти в политику, Ева Кайли была успешной журналисткой и телеведущей. Но красивой и амбициозной девушке хотелось большего. В 2007 году, когда ей не было и 30-ти, она решила побороться за место в парламенте - и выиграла. Читайте также: В Астане мошенники предлагали госжилье по SMS>> Ева занимала кресло в парламенте с 2007 по 2012 год, успев побывать членом комитета по культуре и образованию, а затем - и комитета по обороне. В 2014 году она была избрана членом Европарламента, где занимает должность президента комитета по отношениям с парламентской ассамблеей стран - членов НАТО. Юнис Олсен - Сингапур Юнис Олсен Чтобы стать парламентарием, сингапурской модели и победительнице конкурса "Мисс Вселенная" не пришлось охотиться за голосами избирателей. Она была назначена парламентарием личным указом президента Сингапура Селлапана Раманатана. Впрочем, Юнис Олсен ничем не посрамила звание депутата. Девушка отличается высоким уровнем социальной ответственности: она активно участвует в социально значимых проектах, в том числе - в качестве волонтера. Хума Абедин - США Хума Абедин Хума Абедин - активистка Демократической партии и одна из ближайших соратниц Хиллари Клинтон. Из-за индо-пакистанского происхождения Хумы политические противники часто обвиняли ее в том, что она - иностранный агент влияния, пробившийся в стан демократов. Но Хума никогда не позволяла клеветникам столкнуть ее с избранного пути. Наталья Поклонская - Россия Наталья Поклонская Красавица-блондинка, занявшая пост прокурора Крыма, мгновенно превратилась в главный секс-символ российской политики. Теперь, когда Поклонская стала депутатом Государственной Думы РФ, ее законодательные инициативы не всем по душе. Но смотреть на Наталью Поклонскую - по-прежнему чистое удовольствие! Ванья Хадзович - Сербия Ванья Хадзович Несколько лет назад Ванья Хадзович, советник Министерства иностранных дел Сербии, прославилась на всю страну, снявшись в одном нижнем белье для одного из модных сербских журналов. Вокруг советницы внешнеполитического ведомства после публикации разгорелся нешуточный скандал, однако даже самые строгие ревнители нравственности не нашли, какие обвинения ей предъявить: снимки были вполне художественными, а сама Ванья - выше всяких похвал. Рашида Дати - Франция Рашида Дати Рашида Дати начинала политическую карьеру как пресс-секретарь Николя Саркози. А в 2007-м эта дама марокканско-алжирского происхождения стала первой арабкой во французском правительстве, заняв пост министра юстиции. В 2009 году Рашида Дати покинула пост министра юстиции, после чего стала депутатом Европарламента. Рашида - мать-одиночка, и ее личная жизнь стала предметом множества журналистских расследований, ни одно из которых, однако, не привело к успеху. Орли Леви - Израиль Орли Леви Орли Леви - влиятельный израильский политик. Она начинала как актриса и модель, однако пример отца убедил Орли, что ее таланты будут востребованы на политическом поприще. Читайте также: В аэропорту Алматы предложили построить терминал с бассейном и садом>> В 2009 году Орли впервые стала членом израильского парламента от партии "Наш дом - Израиль". Однако несколько лет спустя она порвала с партией и стала независимым парламентарием. Впоследствии она присоединилась к блоку "Ликуд", сторонником которого всю жизнь был и ее отец, известный политик Давид Леви. Руби Далла - Канада Руби Далла В 2004 году 30-летняя Руби Далла стала первой женщиной-сикхом в нижней палате канадского парламента. Впервые Рубил Далла вступила на путь политики в 10 лет, когда, возмутившись злодеяниями, творимыми индийской армией в отношении сикхов, написала письмо тогдашнему премьер-министру Индии Индире Ганди. Ответ премьер-министра на короткое время сделал девочку звездой. Однако потребовалось еще много лет, чтобы Руби решилась, отказавшись от карьеры мануального терапевта, стать профессиональным политиком. Что ж, на этом она явно не прогадала! Юри Фудзикава - Япония Юри Фудзикава Юри Фудзикава начала политическую карьеру в 27 лет, став членом городского совета города Хатинохе. Чтобы выиграть выборы, она выпустила видеоролик, в котором появилась в соблазнительном бикини. Трюк удался: избиратели были впечатлены и проголосовали за Фудзикаву. Много лет Юри Фудзикава входит во все мировые рейтинги самых сексуальных женщин-политиков. Впрочем, известна она и еще кое-чем: так, несколько лет назад Фудзикаву застали выходящей из отеля с женатым депутатом от другой партии. Разразился скандал. Впрочем, сама Фудзикава решительно отметала все обвинения, напрочь отрицая любые романтические связи с коллегами-парламентариями. Колинда Грабар-Китарович - Хорватия Колинда Грабар-Китарович Колинда Грабар-Китарович добилась самого высокого поста среди красавиц-политиков, став в 2015 году президентом Хорватии. Когда вскоре после избрания Колинды Грабар-Китарович на президентский пост в интернете получили широкое распространение откровенные снимки хорватского президента в бикини, разразился грандиознейший скандал! Однако вскоре выяснилось, что Колинда ни при чем: на фото была известная модель Коко Остин, похожая на хорватского президента почти как сестра-близнец. Хорватам осталось лишь вновь порадоваться тому, что с президентом им повезло во всех смыслах. Дачиана Сырбу - Румыния Дачиана Сырбу Дачиана Сырбу - политик и жена политика: ее муж Виктор Понта - бывший премьер-министр Румынии. Однако своей политической карьерой Дачиана обязана не ему, а собственным усилиям: она - известный юрист, впервые занявший кресло парламентария еще в 2004-м. Читайте также: Фермер из Актюбинской области обвинил депутата в захвате его земель>> Сегодня Дачиана Сырбу - член Европарламента и известный общественный деятель, уделяющий много внимание проблемам охраны окружающей среды и защиты детей. Алина Кабаева - Россия Алина Кабаева Звезда и секс-символ российского спорта в 2007 году поразила болельщиков, решив оставить спортивную карьеру ради политики. С 2007 по 2014 год Алина Кабаева была депутатом Государственной Думы РФ. А в 2014-м вновь решила резко сменить карьеру и стать медиа-менеджером. Сегодня Кабаева - председатель совета директоров холдинга "Национальная Медиа Группа" и ЗАО "Спорт-Экспресс". Элизабет Халсит - США Элизабет Халсит В 27 лет красавица Элизабет Халсит стала самым молодым парламентарием в истории законодательного собрания штата Невада. Однако два года спустя она была вынуждена отказаться от обязанностей парламентария, заявив, что, будучи матерью-одиночкой, не может тратить столь много времени на работу. Буквально через полгода после отставки Элизабет сделала выдающуюся заявку на продолжение публичной карьеры, появившись в бикини на страницах журнала Maxim и даже войдя в составленный редакцией список 100 самых сексуальных женщин года. Камилла Вальехо - Чили Камилла Вальехо Камилла Вальехо сделала себе имя в политике, возглавив студенческие протесты в Чили в 2011 году. Уже два года спустя, в 2013-м, решительная девушка заняла кресло в чилийском парламенте. Сегодня 29-летняя Камилла уже чувствует себя в большой политике как рыба в воде. Девушка - член Коммунистической партии Чили и, как она сама признается - яростная поклонница Че Гевары. Анна-Мария Галоян - Эстония Анна-Мария Галоян Экс-модель журнала Playboy Анна-Мария Галоян начинала политическую карьеру как лидер молодежного крыла Партии реформ, впоследствии проложив себе дорогу в парламент страны. Увы, политическая карьера у девушки не задалась. В 2011 году девушку обвинили в растрате общественных средств на сумму около 60 тысяч евро. Галоян сначала оправдывалась, затем сбежала в Лондон, претендуя на роль жертвы политических преследований. Британское правосудие на легенду не повелось: в 2015 году Галоян этапировали из Лондона прямиком в эстонскую тюрьму. Никита Клэструп - Дания Никита Клэструп 22-летняя датская студентка, модель и блогер Никита Клэструп выросла в семье политиков и с юности увлекалась политической деятельностью, участвуя в работе молодежного отделения партии "Молодые консерваторы". Вскоре она уже стояла во главе молодежного отделения "Молодых консерваторов" в Копенгагене. Увы, откровенные наряды Никиты и еще более откровенные съемки для датских мужских журналов не способствовали консервативному имиджу девушки. Так что полтора года назад она перешла в конкурирующую партию "Либеральный альянс". И хотя Никита провалила единственные муниципальные выборы, в которых принимала участие, она продолжает оставаться политической активисткой и верит, что у нее все впереди! Юлия Тимошенко - Украина Юлия Тимошенко Политическая карьера красавицы Юлии Тимошенко складывалась весьма неровно. От кресла премьер-министра до обвинений в коррупции и тюремного заключения - повороты на ее пути были воистину крутыми! Юлии Тимошенко, однако, не откажешь в том, что с первых шагов в политике она, несмотря на внешнюю хрупкость, всегда была настоящим бойцом, умеющим устоять при любых пертурбациях. Николь Минетти - Италия Николь Минетти Пышногрудая красавица Николь Минетти никогда не скрывала, что пришла в политику благодаря покровительству Сильвио Берлускони. Она много лет была его личной помощницей и постоянной подружкой, после чего он за верную службу выхлопотал девушке местечко в региональном парламенте. Однако покровительство Берлускони не пошло Николь впрок. Несколько лет спустя во время секс-скандала, связанного с именем бывшего итальянского премьер-министра, выяснилось, что именно бывшая ассистентка отбирала девушек для участия в печально знаменитых секс-вечеринках Берлускони. За поставки проституток на вечеринки Николь приговорили к трем годам тюремного заключения. Фото: icreative.am

28 июня, 13:02

Потребительское доверие во Франции резко выросло

Потребительское доверие во Франции выросло до самого высокого уровня за десятилетие после первого месяца президентства Эммануэля Макрона.

28 июня, 13:02

Потребительское доверие во Франции резко выросло

Потребительское доверие во Франции выросло до самого высокого уровня за десятилетие после первого месяца президентства Эммануэля Макрона.

23 июня, 22:01

Weekend Roundup: Spotlight On The Apprentice

It is where Donald Trump’s reality-TV persona from “The Apprentice” meets his presidency that he can make the most significant difference for the “left behind” constituencies that voted for him. Last week, President Trump issued an executive order calling for the doubling of funding for apprenticeship grants in the United States ― a key area, like infrastructure, where a consensus can be built across America’s divided politics. In an interview with The WorldPost this week, former U.S. Treasury Secretary Larry Summers makes Trump’s case: “We don’t do anything for people who don’t go to college. They are left to either sink or swim, and mostly they sink. I’m thinking here of the kind of vocational apprentice arrangements that Germany has implemented successfully.” Summers also argues for international economic policies that benefit the average person more than the global corporations, such as closing tax loopholes and shutting down tax havens as a priority over securing intellectual property protection for pharmaceutical companies. “Right now,” he says, “when we discuss the global economy, we mainly talk about things that improve ‘competitiveness’ and are painful to the regular worker.” Alongside greater investment in public higher education, on-the-job vocational training is essential to creating workforce opportunities not only in a global economy, but, more importantly, when faced with the perpetual disruptions of digital capitalism. As economist Laura Tyson points out, “about 80 percent of the loss in U.S. manufacturing jobs over the last three decades was a result of labor-saving and productivity-enhancing technological change, with trade coming a distant second.” Constantly adjusting to an ever-shifting recomposition of the knowledge-driven innovation economy is only possible if skills remain aligned to the needs of employers. Brookings Institution policy analyst Mark Muro thinks the president managed to get the big things right with his executive order. “In noting that a four-year college degree isn’t for everyone,” Muro writes, “he spoke reasonably about the potential of paid, hands-on workplace experiences that train workers and link them to employers. In addition, Trump rightly underscored the need for industry — rather than the government — to play the largest role in structuring those experiences.” Tamar Jacoby, president of Opportunity America, a Washington-based nonprofit working to promote economic mobility, concurs that industry, not government, knows best what skills they need. “After more than two years of unlikely promises — to restore coal mining, end offshoring and recreate the manufacturing jobs of a bygone era,” writes Jacoby, “the president is finally focusing on a solution that could make a difference for the working-class voters who elected him: skills.”  Writing from Munich on her way to an international gathering on apprenticeships, Jobs for the Future’s Nancy Hoffman emphasizes that the most successful programs “combine structured learning in a workplace with credit-bearing community college course-taking so that a student arrives at completion of the apprenticeship not just with job-related skills, but with a useable transferable credential as well.” Joshua Pearce, who heads Michigan Tech’s Open Sustainability Technology Lab, completes the picture. “A relatively minor investment in retraining,” he says, “would allow the majority of coal workers to switch to solar-related positions.” But not everyone is completely on board. McKinsey & Company’s Mona Mourshed offers a cautious note: only around 30 percent of youth employment programs have proven effective, according to World Bank estimates. “The hallmarks of an effective program,” she writes, “are employer engagement, a practice-based curriculum, student support services and a commitment to measuring results post-program.” Stanford University economist Eric Hanushek is even more skeptical that the U.S. can replicate the successful German model of apprenticeship, because failing K-12 schools in America are not providing young people entering the workforce with the requisite cognitive skills to effectively prepare them for an uncertain future. Bolstering vocational apprenticeship programs in the U.S. is imperative to enabling non-college-educated Americans to find work in a continually churning economy. But, clearly, much work will have to be done to realize that imperative itself. Other highlights in The WorldPost this week: Asian ‘Boat People,’ Once Opposed More Than Syrian Refugees Today, Speak Out  The Fastest-Growing Refugee Crisis Is The One You’ve Probably Heard The Least About How Obama Won The French Election It’s Been A Long, Crazy Year Since Britain’s Shocking Brexit Vote How The British Media Helps Radicalize People Against Islam Here’s What Happens When A President Doesn’t Have A Clear Foreign Policy WHO WE ARE     EDITORS: Nathan Gardels, Co-Founder and Executive Advisor to the Berggruen Institute, is the Editor-in-Chief of The WorldPost. Kathleen Miles is the Executive Editor of The WorldPost. Farah Mohamed is the Managing Editor of The WorldPost. Alex Gardels and Peter Mellgard are the Associate Editors of The WorldPost. Suzanne Gaber is the Editorial Assistant of The WorldPost. Rosa O’Hara is the Social Editor of The WorldPost. Katie Nelson is News Director at HuffPost, overseeing The WorldPost and HuffPost’s news coverage. Nick Robins-Early and Jesselyn Cook are World Reporters. EDITORIAL BOARD: Nicolas Berggruen, Nathan Gardels, Arianna Huffington, Eric Schmidt (Google Inc.), Pierre Omidyar (First Look Media), Juan Luis Cebrian (El Pais/PRISA), Walter Isaacson (Aspen Institute/TIME-CNN), John Elkann (Corriere della Sera, La Stampa), Wadah Khanfar (Al Jazeera) and Yoichi Funabashi (Asahi Shimbun). VICE PRESIDENT OF OPERATIONS: Dawn Nakagawa. CONTRIBUTING EDITORS: Moises Naim (former editor of Foreign Policy), Nayan Chanda (Yale/Global; Far Eastern Economic Review) and Katherine Keating (One-On-One). Sergio Munoz Bata and Parag Khanna are Contributing Editors-At-Large. The Asia Society and its ChinaFile, edited by Orville Schell, is our primary partner on Asia coverage. Eric X. Li and the Chunqiu Institute/Fudan University in Shanghai and Guancha.cn also provide first person voices from China. We also draw on the content of China Digital Times. Seung-yoon Lee is The WorldPost link in South Korea. Jared Cohen of Google Ideas provides regular commentary from young thinkers, leaders and activists around the globe. Bruce Mau provides regular columns from MassiveChangeNetwork.com on the “whole mind” way of thinking. Patrick Soon-Shiong is Contributing Editor for Health and Medicine. ADVISORY COUNCIL: Members of the Berggruen Institute’s 21st Century Council and Council for the Future of Europe serve as theAdvisory Council — as well as regular contributors — to the site. These include, Jacques Attali, Shaukat Aziz, Gordon Brown, Fernando Henrique Cardoso, Juan Luis Cebrian, Jack Dorsey, Mohamed El-Erian, Francis Fukuyama, Felipe Gonzalez, John Gray, Reid Hoffman, Fred Hu, Mo Ibrahim, Alexei Kudrin, Pascal Lamy, Kishore Mahbubani, Alain Minc, Dambisa Moyo, Laura Tyson, Elon Musk, Pierre Omidyar, Raghuram Rajan, Nouriel Roubini, Nicolas Sarkozy, Eric Schmidt, Gerhard Schroeder, Peter Schwartz, Amartya Sen, Jeff Skoll, Michael Spence, Joe Stiglitz, Larry Summers, Wu Jianmin, George Yeo, Fareed Zakaria, Ernesto Zedillo, Ahmed Zewail and Zheng Bijian. From the Europe group, these include: Marek Belka, Tony Blair, Jacques Delors, Niall Ferguson, Anthony Giddens, Otmar Issing, Mario Monti, Robert Mundell, Peter Sutherland and Guy Verhofstadt. MISSION STATEMENT The WorldPost is a global media bridge that seeks to connect the world and connect the dots. Gathering together top editors and first person contributors from all corners of the planet, we aspire to be the one publication where the whole world meets. We not only deliver breaking news from the best sources with original reportage on the ground and user-generated content; we bring the best minds and most authoritative as well as fresh and new voices together to make sense of events from a global perspective looking around, not a national perspective looking out. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

23 июня, 22:01

Weekend Roundup: Spotlight On The Apprentice

It is where Donald Trump’s reality-TV persona from “The Apprentice” meets his presidency that he can make the most significant difference for the “left behind” constituencies that voted for him. Last week, President Trump issued an executive order calling for the doubling of funding for apprenticeship grants in the United States ― a key area, like infrastructure, where a consensus can be built across America’s divided politics. In an interview with The WorldPost this week, former U.S. Treasury Secretary Larry Summers makes Trump’s case: “We don’t do anything for people who don’t go to college. They are left to either sink or swim, and mostly they sink. I’m thinking here of the kind of vocational apprentice arrangements that Germany has implemented successfully.” Summers also argues for international economic policies that benefit the average person more than the global corporations, such as closing tax loopholes and shutting down tax havens as a priority over securing intellectual property protection for pharmaceutical companies. “Right now,” he says, “when we discuss the global economy, we mainly talk about things that improve ‘competitiveness’ and are painful to the regular worker.” Alongside greater investment in public higher education, on-the-job vocational training is essential to creating workforce opportunities not only in a global economy, but, more importantly, when faced with the perpetual disruptions of digital capitalism. As economist Laura Tyson points out, “about 80 percent of the loss in U.S. manufacturing jobs over the last three decades was a result of labor-saving and productivity-enhancing technological change, with trade coming a distant second.” Constantly adjusting to an ever-shifting recomposition of the knowledge-driven innovation economy is only possible if skills remain aligned to the needs of employers. Brookings Institution policy analyst Mark Muro thinks the president managed to get the big things right with his executive order. “In noting that a four-year college degree isn’t for everyone,” Muro writes, “he spoke reasonably about the potential of paid, hands-on workplace experiences that train workers and link them to employers. In addition, Trump rightly underscored the need for industry — rather than the government — to play the largest role in structuring those experiences.” Tamar Jacoby, president of Opportunity America, a Washington-based nonprofit working to promote economic mobility, concurs that industry, not government, knows best what skills they need. “After more than two years of unlikely promises — to restore coal mining, end offshoring and recreate the manufacturing jobs of a bygone era,” writes Jacoby, “the president is finally focusing on a solution that could make a difference for the working-class voters who elected him: skills.”  Writing from Munich on her way to an international gathering on apprenticeships, Jobs for the Future’s Nancy Hoffman emphasizes that the most successful programs “combine structured learning in a workplace with credit-bearing community college course-taking so that a student arrives at completion of the apprenticeship not just with job-related skills, but with a useable transferable credential as well.” Joshua Pearce, who heads Michigan Tech’s Open Sustainability Technology Lab, completes the picture. “A relatively minor investment in retraining,” he says, “would allow the majority of coal workers to switch to solar-related positions.” But not everyone is completely on board. McKinsey & Company’s Mona Mourshed offers a cautious note: only around 30 percent of youth employment programs have proven effective, according to World Bank estimates. “The hallmarks of an effective program,” she writes, “are employer engagement, a practice-based curriculum, student support services and a commitment to measuring results post-program.” Stanford University economist Eric Hanushek is even more skeptical that the U.S. can replicate the successful German model of apprenticeship, because failing K-12 schools in America are not providing young people entering the workforce with the requisite cognitive skills to effectively prepare them for an uncertain future. Bolstering vocational apprenticeship programs in the U.S. is imperative to enabling non-college-educated Americans to find work in a continually churning economy. But, clearly, much work will have to be done to realize that imperative itself. Other highlights in The WorldPost this week: Asian ‘Boat People,’ Once Opposed More Than Syrian Refugees Today, Speak Out  The Fastest-Growing Refugee Crisis Is The One You’ve Probably Heard The Least About How Obama Won The French Election It’s Been A Long, Crazy Year Since Britain’s Shocking Brexit Vote How The British Media Helps Radicalize People Against Islam Here’s What Happens When A President Doesn’t Have A Clear Foreign Policy WHO WE ARE     EDITORS: Nathan Gardels, Co-Founder and Executive Advisor to the Berggruen Institute, is the Editor-in-Chief of The WorldPost. Kathleen Miles is the Executive Editor of The WorldPost. Farah Mohamed is the Managing Editor of The WorldPost. Alex Gardels and Peter Mellgard are the Associate Editors of The WorldPost. Suzanne Gaber is the Editorial Assistant of The WorldPost. Rosa O’Hara is the Social Editor of The WorldPost. Katie Nelson is News Director at HuffPost, overseeing The WorldPost and HuffPost’s news coverage. Nick Robins-Early and Jesselyn Cook are World Reporters. EDITORIAL BOARD: Nicolas Berggruen, Nathan Gardels, Arianna Huffington, Eric Schmidt (Google Inc.), Pierre Omidyar (First Look Media), Juan Luis Cebrian (El Pais/PRISA), Walter Isaacson (Aspen Institute/TIME-CNN), John Elkann (Corriere della Sera, La Stampa), Wadah Khanfar (Al Jazeera) and Yoichi Funabashi (Asahi Shimbun). VICE PRESIDENT OF OPERATIONS: Dawn Nakagawa. CONTRIBUTING EDITORS: Moises Naim (former editor of Foreign Policy), Nayan Chanda (Yale/Global; Far Eastern Economic Review) and Katherine Keating (One-On-One). Sergio Munoz Bata and Parag Khanna are Contributing Editors-At-Large. The Asia Society and its ChinaFile, edited by Orville Schell, is our primary partner on Asia coverage. Eric X. Li and the Chunqiu Institute/Fudan University in Shanghai and Guancha.cn also provide first person voices from China. We also draw on the content of China Digital Times. Seung-yoon Lee is The WorldPost link in South Korea. Jared Cohen of Google Ideas provides regular commentary from young thinkers, leaders and activists around the globe. Bruce Mau provides regular columns from MassiveChangeNetwork.com on the “whole mind” way of thinking. Patrick Soon-Shiong is Contributing Editor for Health and Medicine. ADVISORY COUNCIL: Members of the Berggruen Institute’s 21st Century Council and Council for the Future of Europe serve as theAdvisory Council — as well as regular contributors — to the site. These include, Jacques Attali, Shaukat Aziz, Gordon Brown, Fernando Henrique Cardoso, Juan Luis Cebrian, Jack Dorsey, Mohamed El-Erian, Francis Fukuyama, Felipe Gonzalez, John Gray, Reid Hoffman, Fred Hu, Mo Ibrahim, Alexei Kudrin, Pascal Lamy, Kishore Mahbubani, Alain Minc, Dambisa Moyo, Laura Tyson, Elon Musk, Pierre Omidyar, Raghuram Rajan, Nouriel Roubini, Nicolas Sarkozy, Eric Schmidt, Gerhard Schroeder, Peter Schwartz, Amartya Sen, Jeff Skoll, Michael Spence, Joe Stiglitz, Larry Summers, Wu Jianmin, George Yeo, Fareed Zakaria, Ernesto Zedillo, Ahmed Zewail and Zheng Bijian. From the Europe group, these include: Marek Belka, Tony Blair, Jacques Delors, Niall Ferguson, Anthony Giddens, Otmar Issing, Mario Monti, Robert Mundell, Peter Sutherland and Guy Verhofstadt. MISSION STATEMENT The WorldPost is a global media bridge that seeks to connect the world and connect the dots. Gathering together top editors and first person contributors from all corners of the planet, we aspire to be the one publication where the whole world meets. We not only deliver breaking news from the best sources with original reportage on the ground and user-generated content; we bring the best minds and most authoritative as well as fresh and new voices together to make sense of events from a global perspective looking around, not a national perspective looking out. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

23 июня, 19:56

Текст: Одна нога здесь, другая – в НАТО или шпагат без аплодисментов ( Дмитрий Джангиров )

«Если в доме горит свет, это еще не повод стучать в двери» Президент Франции Николя Саркози — Президенту Украины Виктору Ющенко по поводу заявлений последнего о готовности Украины вступить в НАТО (2008 год). Согласно известной теории Хантингтона, по Украине проходит линия «цивилизационного разлома». И этот теоретический тезис мы сегодня вполне ощущаем на практике. Не претендуя на лавры упомянутого мэтра геополитики, автор позволит себе предположить, что этот самый разлом порождает некую «ловушку времени», которая является первопричиной перманентных анахронизмов при принятии стратегических решений. Так, к тому моменту, когда Украина сделала первый шажок к евроинтеграции, в виде урезанной Ассоциации, символическог...

23 июня, 18:20

Юлия Мостовая: "Журналисты — это разведчики. Переходя на другую сторону, мы предаем своих"

Это интервью, взятое Еленой Холоденко, широко разошлось в Сети. И нам в редакции показалось, что читателям бумажной версии ZN.UA оно тоже может оказаться небезынтересным.

22 июня, 16:10

Электронная переписка Хиллари Клинтон свидетельствует о том, что Муаммар Каддафи был убит из-за попытки создать новую валюту, обеспеченную золотом

Одно из 3 тысяч писем Хиллари Клинтон, опубликованное Госдепартаментом в канун Нового года (идеальное время, когда настоящие новости могут "тихо умереть", никем не замеченные), содержит доказательства того, что стремление НАТО к свержению Каддафи было обусловлено, во-первых, желанием не допустить возникновение африканской валюты, обеспеченной золотом, а во-вторых - гигантскими нефтяными запасами Ливии.  Это электронное письмо было направлено тогдашнему госсекретарю США Хиллари Клинтон ее неофициальным советником Сиднеем Блюменталем. Послание было озаглавлено "Клиент Франции и золото Каддафи".Вот что по этому поводу пишет журнал Foreign Policy: "Письмо свидетельствует о том, что президент Франции Николя Саркози возглавил нападение на Ливию, преследуя пять конкретных целей: завладеть ливийской нефтью, обеспечить сохранение влияния Франции в регионе, укрепить репутацию Саркози внутри страны, утвердить французскую военную мощь и, наконец, предотвратить рост влияния Каддафи на страны так называемой "франкоязычной Африки".Самым поразительным является длинный раздел, в котором подробно характеризуется колоссальная угроза, которую золотые и серебряные резервы Каддафи, составляющие приблизительно "143 тонны золота и примерно такое же количество серебра", представляют для французского франка, который на сегодняшний день является основной африканской валютой.В другом разделе электронного письма содержится информация, подтверждающая, что у НАТО имелись скрытые мотивы для уничтожения ливийского государства: "Это золото накапливалось до нынешних беспорядков и предназначалось для учреждения панафриканской валюты, основанной на ливийском золотом динаре. Этот план предусматривал создание альтернативы французскому франку во всех франкоязычных африканских странах".(Комментарий к источнику: по мнению компетентных специалистов, это количество золота и серебра оценивается более чем в 7 миллиардов долларов. Сотрудники разведслужбы Франции раскрыли этот план вскоре после начала мятежа, и это стало одним из факторов, повлиявших на решение Николя Саркози о нападении Франции на Ливию. По словам упомянутых компетентных специалистов, планы Саркози были обусловлены следующими задачами:- получить большую долю в ливийской нефтяной индустрии;- усилить влияние Франции в Северной Африке;- улучшить внутреннюю политическую ситуацию в самой Франции;- дать французским военным возможность вновь подтвердить свои позиции в мире;- отреагировать на обеспокоенность советников Саркози по поводу долгосрочных планов Каддафи по вытеснению Франции с позиции доминирующей державы в франкоязычной Африке).Итак, как только французская разведка раскрыла планы Каддафи, связанные с учреждением ливийского золотого динара, они решили инициировать кампанию против него, поскольку уже накопили достаточно веские, по их собственному мнению, причины для его свержения.К сожалению, Каддафи ранее предостерегал Европу (в своих "пророческих" телефонных переговорах с Тони Блэром), что его падение спровоцирует рост исламского экстремизма на Западе. Увы, это предостережение было оставлено без внимания. Ведь, в конце концов, что могут значить несколько человеческих жизней во Франции и Ливии, когда существует более крупная цель, достижение которой способно наполнить карманы политиков и элиты?mixednews.ru/archives/120467(http://asheepnomore.net/2...)

22 июня, 16:10

Вячеслав Моше Кантор о трагедии в Лондоне: "Мы осуждаем эту кровавую и бесчеловечную атаку"

Вячеслав Моше Кантор, президент Европейского еврейского конгресса (ЕЕК), осудил атаку на прихожан мечети на севере Лондона, произошедшую в ночь на понедельник, 19 июня. В результате наезда фургона на выходящих из мечети людей один человек погиб, ещё десять получили ранения."В Лондоне снова произошла трагедия, целью жестокого нападения террориста стали верующие у мечети на севере Лондона, - заявил Вячеслав Моше Кантор. - Мы осуждаем эту кровавую и бесчеловечную атаку, целью которой, очевидно, было усиление напряжённости в Великобритании. Мы скорбим и сочувствуем всем невинным жертвам террора"."Атака на одну религию является атакой на все религии. Представители всех народов и конфессий должны сплотиться в противостоянии глобальному злу - террору", - подчеркнул президент ЕЕК.* * *Европейский еврейский конгресс (ЕЕК) учрежден в 1986 году и является единственным представительским органом еврейских общин всей Европы. ЕЕК работает с национальными правительствами, институтами Европейского Союза и Советом Европы. Штаб-квартира ЕЕК расположена в Брюсселе. ЕЕК объединяет и координирует работу более 40 национальных еврейских общин в Европе, насчитывающих более двух миллионов евреев. С июня 2007 года Президентом Европейского еврейского конгресса является Вячеслав Моше Кантор. Он был переизбран на этот пост в декабре 2008, ноябре 2012 и январе 2016 года на четырёхлетний срок.Подробнее: www.eurojewcong.org/about-us/ejc-president.html происшествия/катастрофы Thu, 22 Jun 2017 21:22:23 +0700 Russiannew 523827 После сигнала ОНФ в Кирове была ликвидирована свалка отходов I класса опасности http://news2.ru/story/523826/ Спустя неделю, после того, как активисты проекта ОНФ "Генеральная уборка" обнаружили в Костино свалку ртутных ламп в поселке Костино, на границе с лесным массивом, свалка была ликвидирована специализированным предприятием.Всего со свалки была вывезена 451 ртутная лампа.Напомним, несколько куч ртутных ламп, шин и другого мусора были свалены рядом с газовыми распределителями. Особую опасность представляло то, что лампы находились неподалеку от птицефабрики и садоводческих товариществ."Мы благодарим местные власти за оперативную реакцию на наш сигнал. Сейчас мы проверяем еще несколько сигналов о местонахождении ртутных ламп, которые мы получили от жителей г. Кирова. И напоминаем всем жителям города - такие лампы можно совершенно бесплатно сдать в свою управляющую компанию", - рассказал эксперт проекта ОНФ "Генеральная уборка" в Кировской области Дмитрий Сергеев. из жизни Thu, 22 Jun 2017 21:03:53 +0700 ОНФ Кировская область 523826 Кировские активисты ОНФ взяли на контроль ситуацию с опасной детской площадкой http://news2.ru/story/523825/ В региональное отделение Общероссийского народного фронта в Кировской области обратились жители дома по улице Преображенская, 103 в Кирове с жалобой на опасную детскую площадку в их дворе. Активисты Центра ОНФ по мониторингу благоустройства городской среды в Кировской области взяли ситуацию на контроль.Опасной площадка стала из-за находящейся рядом строящегося жилого дома. Забор строительной площадки вплотную примыкает к детскому городку. Часть забора накренилась над детской горкой. В заборе имеются дыры, через которые дети могут попасть на стройплощадку, где вырыт глубокий котлован и торчит острая арматура. В козырьке забора дыры, сквозь которые стройматериалы могут упасть на головы детей. С другой стороны строительной площадки часть забора и вовсе отсутствует. Школьники часто перебираются через глубокий ров и забираются в строящееся здание, подвергая себя опасности. Единственный сторож, дежурящий на объекте, воспрепятствовать этому не может.С просьбой проверить стройку и обеспечить безопасность детей местные жители обращались и в городскую администрацию, и в надзорные ведомства, и к застройщику. Однако результатов это не дало. Сколько еще продлится стройка, неизвестно. Объект должны были сдать еще в 2015 г. По информации представителей ОНФ, застройщик объекта фактически является банкротом, поэтому ожидать от него добровольного исполнения своих обязательств сложно."Изначально согласно разрешительной документации, на этом месте должно было быть малоэтажное административное здание. Потом каким-то образом оно превратилось в 17-этажный жилой дом, который загораживает свет близлежащему дому, а незавершенная стройка создает опасность для здоровья детей. От горадминистрации и надзорных органов жители получают только отписки. Активисты ОНФ возьмут ситуацию на контроль. Мы готовим обращение в Госстройнадзор с просьбой проверить опасную стройку и обеспечить безопасность детей", - рассказала эксперт Центра ОНФ по мониторингу благоустройства городской среды в Кировской области Алена Чеснокова.Региональное отделение ОНФ будет держать ситуацию на контроле, пока все нарушения не будут устранены. из жизни Thu, 22 Jun 2017 20:23:57 +0700 ОНФ Кировская область 523825 Электронная переписка Хиллари Клинтон свидетельствует о том, что Муаммар Каддафи был убит из-за попытки создать новую валюту, обеспеченную золотом http://news2.ru/story/523824/ Одно из 3 тысяч писем Хиллари Клинтон, опубликованное Госдепартаментом в канун Нового года (идеальное время, когда настоящие новости могут "тихо умереть", никем не замеченные), содержит доказательства того, что стремление НАТО к свержению Каддафи было обусловлено, во-первых, желанием не допустить возникновение африканской валюты, обеспеченной золотом, а во-вторых - гигантскими нефтяными запасами Ливии.  Это электронное письмо было направлено тогдашнему госсекретарю США Хиллари Клинтон ее неофициальным советником Сиднеем Блюменталем. Послание было озаглавлено "Клиент Франции и золото Каддафи".Вот что по этому поводу пишет журнал Foreign Policy: "Письмо свидетельствует о том, что президент Франции Николя Саркози возглавил нападение на Ливию, преследуя пять конкретных целей: завладеть ливийской нефтью, обеспечить сохранение влияния Франции в регионе, укрепить репутацию Саркози внутри страны, утвердить французскую военную мощь и, наконец, предотвратить рост влияния Каддафи на страны так называемой "франкоязычной Африки".Самым поразительным является длинный раздел, в котором подробно характеризуется колоссальная угроза, которую золотые и серебряные резервы Каддафи, составляющие приблизительно "143 тонны золота и примерно такое же количество серебра", представляют для французского франка, который на сегодняшний день является основной африканской валютой.В другом разделе электронного письма содержится информация, подтверждающая, что у НАТО имелись скрытые мотивы для уничтожения ливийского государства: "Это золото накапливалось до нынешних беспорядков и предназначалось для учреждения панафриканской валюты, основанной на ливийском золотом динаре. Этот план предусматривал создание альтернативы французскому франку во всех франкоязычных африканских странах".(Комментарий к источнику: по мнению компетентных специалистов, это количество золота и серебра оценивается более чем в 7 миллиардов долларов. Сотрудники разведслужбы Франции раскрыли этот план вскоре после начала мятежа, и это стало одним из факторов, повлиявших на решение Николя Саркози о нападении Франции на Ливию. По словам упомянутых компетентных специалистов, планы Саркози были обусловлены следующими задачами:- получить большую долю в ливийской нефтяной индустрии;- усилить влияние Франции в Северной Африке;- улучшить внутреннюю политическую ситуацию в самой Франции;- дать французским военным возможность вновь подтвердить свои позиции в мире;- отреагировать на обеспокоенность советников Саркози по поводу долгосрочных планов Каддафи по вытеснению Франции с позиции доминирующей державы в франкоязычной Африке).Итак, как только французская разведка раскрыла планы Каддафи, связанные с учреждением ливийского золотого динара, они решили инициировать кампанию против него, поскольку уже накопили достаточно веские, по их собственному мнению, причины для его свержения.К сожалению, Каддафи ранее предостерегал Европу (в своих "пророческих" телефонных переговорах с Тони Блэром), что его падение спровоцирует рост исламского экстремизма на Западе. Увы, это предостережение было оставлено без внимания. Ведь, в конце концов, что могут значить несколько человеческих жизней во Франции и Ливии, когда существует более крупная цель, достижение которой способно наполнить карманы политиков и элиты?mixednews.ru/archives/120467(http://asheepnomore.net/2...)

15 сентября 2016, 07:56

Monsanto в Европе и революция в России

Bayer наконец-то купил Monsanto! Казалось бы, в первую очередь это проблема для европейских фермеров. Чего волноваться нам? (14.09.2016)«Expert Online» Немецкий концерн Bayer объявил о заключении сделки с американским производителем генно-модифицированных семян и гербицидов Monsanto по цене $128 за акцию. Советы директоров обеих компаний единогласно одобрили слияние. ...Выручка объединенной структуры по итогам 2015 года могла бы достигнуть 23 млрд евро. После объединения компании будут совокупно контролировать около 30% мирового урожая. Акции Bayer на фоне информации о сделки прибыли 2,2%, Monsanto подорожали на 0,2%. (конец цитаты) Но с того дня, как 30% рынка сельхозпродукции окажутся под контролем двух фирм, в недалеком прошлом участвовавших в человеконенавистнических проектах: первая входила в концерн IG Farben (владел 42,5 % акций компании, которая производила Циклон Б), а вторая производила «Агента «оранж» для британской и американской армий, который распылялся с самолетов для уничтожения растительности на территории повстанцев. Неудивительно, что корпорации-носители такого прошлого теперь объединились в своей борьбе с населением планеты.

14 декабря 2015, 17:54

Марин Ле Пен в последний раз предупреждает

Во втором туре региональных выборов во Франции партия «Национальный фронт» набрала рекордные 6 миллионов 820 тысяч голосов избирателей. Однако «Национальный фронт», получивший в первом туре большинство в шести регионах (из 13), не смог победить ни в одном из них во втором. Для ус...

28 июля 2015, 15:18

Казнь Сейфа Аль-Ислама и трагическая судьба других детей Каддафи

Ливийский суд вынес смертный приговор сыну Муаммара Каддафи. 43-летний Сейф аль-Ислам приговорен к расстрелу за преступления против мирных граждан. В ходе гражданской войны в Ливии погибли два сына Каддафи. Его вдова, два других сына и дочь бежали в Оман.

23 марта 2015, 09:46

Саркози и Ле Пен обошли социалистов на региональных выборах во Франции

Елизавета Антонова Правоцентристский блок Николя Саркози и «Национальный фронт» набрали 32,5 и 25,35% соответственно и обошли социалистов по итогам первого тура выборов в советы департаментов во Франции Французский политик Николя Саркози Фото: REUTERS 2015 Возглавляемый Николя Саркози блок во главе с партией «Союз в поддержку народного движения» лидирует по итогам первого тура выборов в советы департаментов во Франции, сообщает сайт телеканала France 24. Голосование прошло во Франции в воскресенье, 22 марта. Блок бывшего президента Франции, по последним данным, получил 32,5% голосов. Второе место заняла ультраправая партия «Национальный фронт» под руководством Марин Ле Пен с 25,35%. Комментируя результаты выборов, Ле Пен призвала правительство Франции, возглавляемое социалистом Манюэлем Вальсом, подать в отставку. Правящая Социалистическая партия заняла третье место с 22% голосов. Таким образом, партии удалось избежать полного разгрома, отмечает издание. Второй тур выборов пройдет 29 марта. Обозреватели France 24 отмечают, что для Ле Пен результаты оказались не самыми впечатляющими. Ее «Национальному фронту» прочили первое место на выборах и не менее 30% голосов. Проигрыш правоцентристам, как отмечает телеканал, подрывает надежды Ле Пен стать серьезным претендетом на победу на президентских выборах 2017 года. Непопулярность нынешнего правительства социалистов связана прежде всего с его неспособностью выполнить предвыборные экономические обещания, в том числе снизить уровень безработицы, которая сейчас достигает 10%. Ультраправые победили в первом туре в 43 из 98 департаментов страны. Второй тур состоится в следующее воскресенье, 29 марта. Саркози уже исключил, что его блок объединится с партией Ле Пен. По словам бывшего президента, «Национальный фронт» «не решит проблемы Франции, а только усугубит их».

11 ноября 2012, 23:35

Василий Смирнов/ Контрразведка готовит «Дело Мистралей»?

Материал для уголовного дела по «Оборонсервису», послужившего поводом для отставки Анатолия Сердюкова с должности министра обороны, собирала военная контрразведка ФСБ России. У теперь уже бывшего главы Минобороны «были трения с ФСБ», подтверждают сегодня «Ведомости». По некоторым сведениям, нынешнее уголовное дело представляет собой лишь «надводную часть айсберга». Намного более интересными могут оказаться материалы, собранные контрразведкой в ходе ревизии международных контактов бывшего министра.  Напомним, что Анатолий Сердюков являлся последовательным сторонником закупок зарубежных вооружений и военной техники, за что постоянно критиковался в России. Практически каждый контракт такого рода сопровождался скандалами и намеками на наличие в нем коррупционной составляющей. Самым громким, долгоиграющим и дорогостоящим для России был скандал вокруг закупки у Франции абсолютно ненужных нам, по мнению экспертов, вертолетоносцев «Мистраль». Контракт стоимостью в несколько миллиардов евро был пролоббирован лично тогдашним президентом Франции Николя Саркози и одобрен лично тогдашним президентом России Дмитрием Медведевым.   По мнению редактора авторитетного журнала Moscow Defense Brief Константина Макиенко, масштабные межгосударственные проекты по закупке вооружений часто сопровождаются «комиссионными». Со сделки минимальной стоимостью в 1,2 млрд. евро даже 1% составит 12 млн. евро. Макиенко также напоминает, что изначально цена контракта с французами предполагалась на уровне 980 млн. евро. А для французских ВМС такие корабли строятся и вовсе за 400 млн. евро, то есть в три раза дешевле той суммы, за которую «Мистраль» в конечном счете продали России. Но «произошло вмешательство политического руководства России, в лице бывшего президента Медведева, которое обязало Министерство обороны заключить этот контракт в двухнедельный срок... Таким образом... российский налогоплательщик потерял 220 млн. евро», - отмечал в связи с этим эксперт. Если прямые потери для российской казны, по оценкам экспертов, могли составить 220 млн. евро, то какими могли быть «комиссионные», и кому они могли предназначаться - вполне себе предмет для пристального изучения контрразведчиками. Стоит отметить, что практика «особого мотивирования» сделок на самом высоком государственном уровне российским бизнесменам и покровительствующим им чиновникам как минимум хорошо знакома. Ведь совсем недавно президент Белоруссии Александр Лукашенко внезапно признался, что один из считающихся близких к Дмитрию Медведеву коммерсантов предлагал ему «откат» в 5 млрд. долларов за льготные условия приватизации ряда белорусских предприятий. По некоторым сведениям, российские контрразведчики уже давно собирали материал о злоупотреблениях и вероятных коррупционных схемах, сопровождавших подписание контракта по «Мистралям». Но дать ход этому делу не представлялось возможным, поскольку это нанесло бы серьезный репутационной удар не только по Анатолию Сердюкову, но и по Дмитрию Медведеву, сменившему пост президента РФ на кресло премьер-министра. Однако, бесконечно замалчивать эту ситуацию также не представлялось возможным. Тем более, что встречное расследование внезапно начали и французские спецслужбы, проводящие в настоящее время пристальную ревизию деятельности бывшего президента Франции Николя Саркози. Более того: французская сторона на неформальном уровне уже якобы изъявила желание придать огласке некую документальную информацию о том, почему именно руководство Минобороны РФ при деятельном непротивлении Дмитрия Медведева в ходе сделки по «Мистралям» не только не помешало нанесению экономического ущерба Российской Федерации, но и непосредственно способствовало этому.  Символично, что свой последний зарубежный визит в статусе министра обороны Анатолий Сердюков совершил именно во Францию. На минувшей неделе, когда в России уже вовсю разгорался скандал вокруг «Оборонсервиса», Сердюков в Париже расхваливал французскую экипировку, бронетехнику и боеприпасы. Там же министром как ни в чем не бывало обсуждалась скандальная закупка у французов пятидесяти «генеральских вертолетов» Eurocopter, о которой в сентябре подробно писала газета «Московский Комсомолец». Нельзя исключать, что одной из истинных целей этой «прощальной» поездки Сердюкова в Париж была попытка заблокировать или хотя бы отсрочить развитие скандала по «Мистралям». Одной лишь контрразведке теперь может быть известно, какие условия этого и с кем именно могли обсуждаться. Как бы то ни было, но дело «Оборонсервиса» как формальный повод для отставки Анатолия Сердюкова представляется довольно удачным. В отличие от ожидаемого в ближайшее время скандала вокруг «Мистралей», оно не наносит прямого непосредственного удара по репутации Дмитрия Медведева. К тому же, после отставки Сердюкова его можно сделать «крайним» по любым вновь открывшимся обстоятельствам, - т.е. вероятные разоблачения французов лично для премьера теперь будут уже не так страшны. Пока, впрочем, глава правительства не спешит окончательно «сдавать» своего многолетнего соратника и подопечного. Окружение Дмитрия Медведева уже распространило информацию о том, что Анатолий Сердюков подал прошение об отставке сам (а не был уволен), и что его деятельность на посту министра в целом оценивается премьером позитивно. «Сердюков был эффективным министром обороны, это проявилось в ходе преобразований, которые он проводил в вооруженных силах», сказал Медведев, комментируя отставку министра.