Нобелевская премия
14 октября, 03:14

Умерла литературовед, экс-секретарь Шведской академии Сара Даниус

12 октября в возрасте 57 лет скончалась шведский литературный критик, литературовед, профессор эстетики в университете Сёдертёрна, доцент литературы в Упсальском университете Мария Сара Даниус. Она родилась 5 апреля 1962 года в городе Тебю. В 1986 году окончила Стокгольмский университет. В 1989 году в Ноттингемском университете получила степень магистра искусств в области литературоведения. В 1997 году ей была присуждена степень доктора философии в университете Дьюка, в 1999 году получила диплом доктора философии Уппсальского университета. Область научных интересов: взаимосвязи между литературой и обществом, творчество писателей Марселя Пруста, Гюстава Флобера и Джеймса Джойса.В своей докторской диссертации, защищенной в 1997 году и опубликованной в 2002 году в виде книги под названием Technology, Perception and Aesthetics, она рассматривает произведения Томаса Манна "Волшебная гора", Марселя Пруста "В поисках утраченного времени" и Джеймса Джойса "Улисс" в новом свете и считает, что эстетика этих работ неотделима от технологических достижений времени их написания. С 1986 года Даниус выступала как литературный критик на страницах шведской газеты Дагенс Нюхетер. С 2010 года является действительным членом Шведской королевской академии словесности.В марте 2013 года Даниус была избрана членом шведской Академии наук, сменив на этом посту шведского писателя и литературоведа Кнута Анлунда (1923—2012). Официальная церемония вступления Даниус в должность состоялась в академии 20 декабря 2013 года. В июне 2015 года была назначена секретарем академии, сменив Петера Энглунда и стала первой в Швеции женщиной, занимавшей этот пост. Честь объявления лауреата Нобелевской премии по литературе за 2016 год досталась Саре Даниус. В апреле 2018 года подала в отставку с поста постоянного секретаря Шведской академии, в связи с расследованием об утечке данных и домогательствах к женщинам, фигурантом которого являлся муж одного из членов Шведской академии. Даниус не стала напрямую связывать свой уход с расследованием, однако сообщила журналистам, что произошедшее уже оказало значительное влияние на Нобелевскую премию и речь идет «о большой проблеме».Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
14 октября, 00:00

Нобелевская премия: не читайте это!

Год назад шведские академики признали, что у них кризис и им нужна пауза. Прошел год. Объявлены имена новых лауреатов — сразу за два года. Ими стали австриец Питер Хандке и полька Ольга Токарчук. И выяснилось, что год прошел зря: академики, вместо того чтобы проделать работу над ошибками и переосмыслить происходящие в мире литературные процессы, просто затаились. Они по-прежнему живут в ими самими выстроенном литературном мире, вершины которого определяют соразмерно своим собственным представлениям о литературном величии.

Выбор редакции
14 октября, 00:00

Кислородное голодание, батарейки и звезды

Шведская академия объявила о присуждении Нобелевских премий в области медицины и физиологии, по химии и физике. Каждую премию разделили по трое ученых

13 октября, 19:00

По мнению астрофизиков, мы найдём инопланетян в течение 30 лет

8 октября, во вторник, космолог, которому была присуждена Нобелевская премия по физике, сказал, что он убежден, что внеземная жизнь существует и что мы, вероятно, найдем доказательства этого в течение 30 лет. Выступая на лондонском мероприятии в начале этой недели, 52-летний швейцарский исследователь Дидье Келоз предположил, что шансы найти жизнь за пределами нашей планеты достаточно велики. […]

11 октября, 12:21

Нобелевскую премию мира получил премьер-министр Эфиопии Абий Ахмед Али

  • 0

В Норвегии объявили лауреата Нобелевской премии мира. Им стал 43-летний премьер-министр Эфиопии Абий Ахмед Али (занимает этот пост с апреля 2018 года). Он награжден «за усилия по достижению мира и международного сотрудничества, в частности за решительную инициативу по разрешению приграничного конфликта с соседней Эритреей», сообщили представители Нобелевского комитета в Осло. Абий Ахмед Али - первый премьер-министр страны, принадлежащий к народу оромо, а также первый мусульманин на этом посту.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

11 октября, 12:00

Нобелевская премия по литературе: в этом году никто не скажет «Кто они такие?»

«Раз я не знаю этого писателя, то никто не знает» - история про наше время, а не про премию

Выбор редакции
10 октября, 14:33

Лауреатами Нобелевской премии по литературе за 2018 и 2019 год стали Ольга Токарчук и Петер Хандке

  • 0

Нобелевскую премию по литературе за 2018 год получила польская писательница Ольга Токарчук. Награду за 2019 год присудили австрийскому драматургу и прозаику Петеру Хандке. Токарчук получила премию «за нарративное воображение, которое с энциклопедической страстью представляет пересечение границ как форму жизни». Хандке отметили за «влиятельную работу, в которой с лингвистической изобретательностью он исследовал периферию и специфику человеческого опыта».Ранее в числе кандидатов на Нобелевскую премию по литературе назывались Нгуги ва Тхионго, Энн Карсон, Мариз Конде, Джан Сюэ, Харуки Мураками, Людмила Улицкая, Саша Соколов, Ольга Седакова, Джойс Кэрол Оутс, Маргарет Этвуд, Адонис, Сесар Айра, Милан Кундера, Виктор Пелевин, Кормак Маккарти, Нил Гейман, Джордж Р.Р. Мартин, Иэн Макьюэн, Джоан Роулинг, Том Стоппард, Дон Делилло, Исмаил Кадаре, Бэй Дао, Адам Загаевский, Мерилин Робинсон, Петер Надаш, Джеральд Марнейн, Исмаил Кадаре, Юй Хуа, Мирча Кэртэреску, Юн Фоссе, Хавьер Мариас, Эрнесто Карденаль, Стивен Кинг, Ко Ын, Yung Lean (Юнатан Леандёр Хостад), Ласло Краснахоркаи, Ёко Тавада, и др.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
09 октября, 13:03

Нобелевскую премию по химии присудили за разработку литий-ионных батарей

Нобелевскую премию по химии за 2019 год получат Джон Гудэнаф (John B. Goodenough), Стэнли Уиттингем (Stanley Whittingham) и Акира Ёсино (Akira Yoshino) за разработку литий-ионных аккумуляторов. Трансляция церемонии объявления лауреатов велась на сайте премии. lenta.ru/news/2019/10/09/chemistry/?utm_campaign=breaking-news&utm_medium=browser-notification&utm_source=push-notification

Выбор редакции
09 октября, 06:55

За что дали Нобелевку по химии в 2019 — ОБЪЯСНЕНИЕ

Почему их не надо выкидывать в обычный мусор и как они помогут борьбе с изменением климата

Выбор редакции
Выбор редакции
Выбор редакции
04 октября, 22:20

Названы фавориты Нобелевской премии по литературе 2019 года

Имя обладателя Нобелевской премии по литературе будет объявлено в Стокгольме 10 октября. В этом году будут присуждены сразу две премии, так как в прошлом году по причине скандала, связанного с мужем поэтессы Катарины Фростенсон из Шведской академии литературы, премия не присуждалась. Букмекеры лишь за две недели обнародовали свой традиционный рейтинг претендентов. На первом месте — 69-летняя канадская писательница и поэтесса Энн Карсон. Она известный эллинист, защитила диссертацию по творчеству уроженки острова Лесбос, античной поэтессы Сапфо, переводила многих античных авторов. В свои стихи Энн Карсон вводит классическую мифологию. По мотивам книги «Рассотворение» (Decreation: Poetry, Essays, Opera) о средневековой монахине-бегинке Маргарите Поретанской, которую в Париже сожгли на костре, и религиозном философе XX в. Симоне Вейль поставлен одноименный балет.Второе место в списке у француженки Мариз Конде. Она родом из Гваделупы — заморского департамента Франции. 81-летняя писательница — автор многочисленных романов, новелл, книг для детей и нескольких театральных пьес. В 2018 году ей присуждена «альтернативная нобелевская премия» «за исследование эпохи колониализма, ценностей традиций и культурного наследия». На третьей строке китаянка Джан Сюэ. На четвертой — японский автор Харуки Мураками. Замыкает пятерку наиболее вероятных обладателей награды российская писательница Людмила Улицкая. Чаще всего творчество Улицкой характеризуют как «семейный роман».Ранее в числе кандидатов на Нобелевскую премию по литературе назывались Нгуги ва Тхионго, Джойс Кэрол Оутс, Маргарет Этвуд, Адонис, Сесар Айра, Милан Кундера, Виктор Пелевин, Кормак Маккарти, Нил Гейман, Джордж Р.Р. Мартин, Иэн Макьюэн, Джоан Роулинг, Том Стоппард, Дон Делилло, Исмаил Кадаре, Бэй Дао, Адам Загаевский, Ольга Токарчук, Мерилин Робинсон, Петер Надаш, Джеральд Марнейн, Исмаил Кадаре, Юй Хуа, Мирча Кэртэреску, Юн Фоссе, Хавьер Мариас, Эрнесто Карденаль, Стивен Кинг, Ко Ын, Yung Lean (Юнатан Леандёр Хостад), Ласло Краснахоркаи, Ёко Тавада, Петер Хандке и др.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
23 сентября, 22:50

Если бы Нобелевскую премию давали по-честному...

  • 0

Агент Дональд прекрасен.«Я бы получил Нобелевскую премию за много разных вещей, если бы они давали ее по-честному, а они этого не делают.Они дали премию Обаме сразу после того, как он занял пост президента, и он сам не мог понять, за что он её получил. И знаете что? Это единственное, в чём я с ним согласен!» (с) Дональд ТрампТрудно не согласиться с Трампом в оценке раздачи Нобелевских премий в области "заслуг в деле сохранения мира". Политическая часть премии уже давно и успешно себя дискредитировала, а Обама был лишь одним из наиболее ярких примеров ее вырождения - смешно сказать, организатор нескольких агрессий и государственных переворотов, которые привели к большому числу смертей, получает авансом "Нобелевскую премию мира". Большего издевательства над здравым смыслом трудно было придумать. Трампу конечно не дадут, ибо он не из глобалистской тусовки.

Выбор редакции
Выбор редакции
07 августа, 17:14

Умерла лауреат Нобелевской премии по литературе Тони Моррисон

5 августа на 89-м году жизни скончалась американская писательница, лауреат Нобелевской премии по литературе 1993 года, обладательница Президентской медали Свободы Тони Моррисон (настоящее имя — Хлоя Арделия Уоффорд). Она родилась 18 февраля 1931 года в в Лорейн, Огайо. Вторая из четырёх детей в рабочей семье. С детства любила читать, среди её любимых авторов были Джейн Остин и Лев Толстой. Её отец, работавший сварщиком, в свободное время любил рассказывать истории из жизни чернокожих жителей Америки, что позже нашло отражение в книгах писательницы. В 1949 году Моррисон поступила в Говардский университет на специальность «английский язык и литература». Там она приобрела псевдоним «Тони» — производное от её второго имени Энтони, которое, по её словам, ей дали при переходе в католичество в 12-летнем возрасте.В 1953 году Моррисон окончила университет со степенью бакалавра, в 1955 году получила степень магистра в Корнеллском университете на основании магистерской диссертации о теме самоубийства в романах Фолкнера и Вирджинии Вулф. После окончания учёбы она стала преподавать английский язык в Университете Южного Техаса (англ.)русск. в Хьюстоне, штат Техас (1955—1957), затем вернулась работать в Ховард. В 1958 году она вышла замуж за своего сокурсника, ямайского архитектора, Гарольда Моррисона. У Тони и Гарольда родилось двое детей, Гарольд и Слэйд. В 1964 году супруги развелись. После этого Тони переехала в Сиракьюс, где работала редактором научных пособий в фирме «Random House». Спустя чуть больше года перешла на должность редактора в головном офисе издательства Random House в Нью-Йорке. Кроме того, в эти годы она преподавала в Йельском университете и Колледже Барда.Работая редактором, Тони способствовала популяризации афро-американской литературы, в частности таких авторов, как Генри Думас, Тони Кэйд Бамбара, Анджела Дэвис и Гэйл Джонс. На II Конгрессе американских писателей Моррисон призвала к активной борьбе против засилья массовой культуры, к объединению всех демократических сил в литературе США, при этом сильно критикуя американскую действительность: «For the Heroic Movement, 1981» (За героическое движение). В 1983 Тони Моррисон ушла из издательства. В 1984 получила должность профессора кафедры Альберта Швейцера в университете штата Нью-Йорк в Олбани. С 1989 года работала на кафедре Роберта Ф. Гоена в Принстонском университете. В 2006 году вышла на пенсию. Отмечена, среди прочего, Emerson-Thoreau Medal Американской академии искусств и наук (2016).К началу писательской карьеры Моррисон подтолкнуло участие в неофициальном кружке писателей и поэтов Говардского университета, который собирался для обсуждения произведений его членов. На одно из заседаний она пришла с рассказом о чернокожей девушке, страстно мечтавшей иметь глаза голубого цвета. Позднее этот рассказ послужил основой для первого романа Моррисон «Самые голубые глаза» (1970). В 1972 году опубликовала роман «Сула», который также повествует о нелёгкой судьбе молодой негритянской женщины. В 1973 году роман «Сула» выдвигался на Национальную книжную премию США. В 1987 году опубликовала роман «Возлюбленная» (Beloved), который получил в 1988 году Пулитцеровскую премию.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
25 мая, 12:12

Умер нобелевский лауреат, физик Марри Гелл-Манн

Ученый получил Нобелевскую премию в 1969 году

21 мая, 18:30

Названы лауреаты «азиатской Нобелевской премии» по астрономии, медицине и математике

В 2002 году китайский филантроп Шао Ифу учредил ежегодную международную премию для награждения ученых, чьи открытия оказали положительное влияние на человечество. Премия была названа его именем и, по традиции, ею награждают выдающихся людей из трех научных сфер: астрономии, медицины и математике. Победителям, помимо медали, выдается денежное вознаграждение в размере 1,2 миллиона американских долларов. Как и […]

10 мая, 14:26

Дмитрий Быков: "Джоан Роулинг - главный писатель нашего времени, независимо от жанра"

Писатель Дмитрий Быков написал статью о Джоан Роулинг для журнала "Дилетант", 2019. №5. Джоан Роулинг1Она обязательно получит Нобелевскую премию. Они нужны друг другу. Нобелевская премия неуклонно расширяет горизонты, обращает внимание на новые жанры, уже наградила документалистику и песню, скоро, я уверен, отметит и графический роман. Роулинг заслуживает того, чтобы её — сочинителя детской фантастики, то есть обитателя сразу двух гетто, — признали великим современным писателем. Собственно, дети — те, от кого зависит наше будущее, — её уже признали, да и продаётся она лучше, чем все современные сочинители бестселлеров; ни одна книга в мире ещё не распродавалась с такой скоростью, как последняя часть семилогии о Гарри Поттере, и ни один сценарий не вызывал такого ажиотажа, как «Фантастические твари». Но помимо кассового и массового успеха есть признание арбитров; и если оно осуществится в полной мере, Роулинг будет приятно.Как-никак она главный писатель нашего времени, независимо от жанра и даже, вы не поверите, от художественного качества, хотя оно у неё в большом порядке. Она написала Евангелие XXI века, в очередной раз пересказав самый великий — и, замечу, самый читаемый, потому что он порождает сплошь бестселлеры, — миф мировой литературы. Но Роулинг добавила к этому мифу важные новые акценты, ибо всякий раз, возвращаясь к нему, человечество привносит коррективы, приспосабливая этот сюжет к эпохе. И то, что разглядела Роулинг, даёт нам для самопознания уникальные возможности.Её биография — эталонная история успеха, словно её сочинял некто, заботящийся о наглядности. Как и Гарри Поттер, она родилась 31 июля (только на 15 лет раньше — в 1965 году). Её родители познакомились, когда им было по 18, — в поезде, и это тоже задаёт важный лейтмотив её судьбы. Они направлялись в Арброт с вокзала Кингс-Кросс, который впоследствии стал всемирно известным порталом в магический мир: с платформы 9 3/4 можно уехать в Хогвартс. По дороге Питер Джеймс Роулинг предложил озябшей Энн Волант своё пальто (вы не ошиблись, Волан де Морт унаследовал фамилию роулинговского деда по материнской линии, вполне приличного человека). Год спустя 19-летние родители Роулинг поженились (надо полагать, по залёту, как это у нас называется), родилась она, а два года спустя — её сестра Диана. Джо, как называли её родители (полным именем — Джоан, — только когда ругали), с детства сочиняла, много читала, предпочитая и в отрочестве литературу сказочную или фантастическую, на которую столь щедра британская словесность.Ещё её вдохновляла биография американской левой журналистки, антифашистки и одно время даже коммунистки Джессики Митфорд, в честь которой она даже назвала дочь; правду сказать, и сама Роулинг — человек весьма левых взглядов, сторонница и спонсор всякой социальной активности, и Гермиона Грейнджер — создательница правозащитной организации ГАВНЭ (Гражданская ассоциация восстановления независимости эльфов) — в этом смысле срисована с неё. В оригинале ассоциация называется SPEW — Society of the Promotion of Elfish Welfare. Страсть к подобным ироническим аббревиатурам применительно ко всяким левым затеям осталась у Роулинг по сей день — в «Смертельной белизне» против олимпиады в Лондоне возражает организация «ОТПОР», в которой, правда, очень неприятный лидер.Впрочем, Роулинг утверждает, что есть у них и другие сходства — некоторое ботанство, в частности. Она не пользовалась в школе особой популярностью, но училась очень хорошо. При этом, как всякий нормальный подросток, она прошла рок-стадию и панк-стадию, о чём, не особенно стесняясь, рассказывает в интервью. Когда Роулинг было 15, её матери поставили диагноз «рассеянный склероз», с которым она прожила больше 10 лет, то добиваясь ремиссии, то снова теряя подвижность и речь. Вероятно, болезнь матери и ссора с отцом (с ним она теперь не общается) были главными факторами, повлиявшими впоследствии на атмосферу «Гарри Поттера», мрачноватую для детской саги.После окончания Эксетерского университета, где она изучала европейские языки и классическую филологию, Роулинг устроилась на работу в «Международную амнистию», и это тоже важная характеристика её мировоззрения. Вскоре она с первым бойфрендом переехала в Манчестер и опять-таки в поезде — из Манчестера в Лондон — внезапно изобрела сюжет про мальчика, который не знает, что он великий волшебник. Ехать было долго, четыре часа, поезд всё время останавливался — дорогу там чинили или что, — и возблагодарим этот поезд, потому что за это время она успела всё придумать. Приехала бы в Лондон раньше — и отвлеклась, но тут вагон был битком, деваться некуда, и все основные сюжетные узлы будущей саги она сочинила здесь, стоя в давке и развлекая себя по мере сил детскими фантазиями.Идея ей сразу же показалась очень значительной. Ей кое-что хотелось записать, но ручки не было, а попросить она стеснялась. Она говорила потом, что многие из тогдашних замечательных придумок забылись, а то бы уж она размахнулась! (Пушкин вспоминал, что сцену у фонтана из «Бориса Годунова» начал импровизировать в полях, на лошади, и когда записал — всё получилось хуже; представляете, что бы это было, запомни он тот первый вариант!). Тем же вечером она взялась за первый том — «Гарри Поттер и философский камень», причём окончательный текст не имел ничего общего с тем летним наброском 1990 года. Круглые очки и фамилия достались Поттеру от Яна, товарища Роулинг по дошкольным играм. Но вы ведь всё это знаете?Вы наверняка помните, что с 1990 до 1997 года Роулинг считала себя «самой большой неудачницей из всех, кого знала». Что она уехала работать в Португалию, там неудачно вышла замуж и год спустя сбежала обратно в Лондон с маленькой дочкой на руках (по некоторым сведениям, муж её поколачивал, а потом выгнал; он приезжал потом просить прощения, пытался отобрать дочь — Роулинг пришлось прибегнуть к полицейской защите). Что с 1993 года она жила в Эдинбурге, где работала её сестра. Что многие главы первой книги написаны в кафе, куда она приходила с дочкой — потому что дочка лучше всего засыпала на прогулке, — и вы даже, очень возможно, бывали в кафе Nickolson's, где есть теперь мемориальная табличка (владельцем этого кафе был муж роулинговской сестры Дианы). Тысячи писателей едут туда присесть за тот самый столик у окна — в надежде написать бестселлер; лично я там был и даже съел «Хаггис», очень недурной. Это такой шотландский пудинг из требухи с крупой, воспетый еще Бернсом. Не знаю насчёт бестселлеров, а удовольствие я получил.А потом, когда в 1995 году книга была закончена, начался период редакционных отказов — их было 12, и лишь на тринадцатый раз ей повезло (трудно проверить теперь, апокриф это всё или действительно её судьба полна волшебных совпадений). Её агенты отправили текст в Bloomsbury — тогда сравнительно небольшое издательство с годовой прибылью около 10 миллионов долларов и специализацией на беллетристике и детской литературе (через четыре года сотрудничества с Роулинг прибыль достигала 100 миллионов в год). Книгу выцепил сорокатрёхлетний редактор Барри Каннингем, он выписал Роулинг аванс в 1.500 фунтов и предрёк большое будущее. У Каннингема тоже оказалось хорошее будущее: уже в 2000 году он открыл собственное издательство Chicken House.А дальше понеслось — «Гарри Поттер» стал самой продаваемой франшизой в истории книгоиздания, Роулинг превратилась в одну из богатейших женщин Британии (и самую влиятельную, по оценке ведущих редакторов на 2010 год). Поттеромания охватила мир, в 2000 году она добралась до России, и «Росмэн» купил первую книгу. Для маркетингового исследования был напечатан пробный тираж — 2.000 экземпляров в простой чёрной обложке. Весной 2000 года меня вызвал наш главный в «Собеседнике», Юрий Пилипенко, чьё чутьё на всё перспективное давно уже известно коллегам, и сказал: по этой книге скоро будут сходить с ума, это реально великая литература, читай. У меня была своя таргет-группа — десятилетняя дочь, которая проглотила первый том «Поттера» за ночь и повторила вердикт главного. «Поезжай в Англию, — сказала она, — и привези мне продолжение».Только тогда я прочёл сам и сказал — да, очень мило, такая себе Несбит (и тоже не ошибся — Роулинг её ценит), но посмотрим, что там дальше, и вообще не факт, что это большая литература. На презентацию пятого тома меня отправили в командировку в Лондон, весь город ходил в колпаках и с мётлами, а в полночь, когда начались продажи, меня чуть не сплющили в очереди; на клипере «Катти Сарк» была устроена детская викторина на знание вселенной Гарри Поттера, и выиграла её русская девочка, которую мать привезла из Питера. После первых страниц четвёртого тома — «Гарри Поттер и кубок огня» — я наконец примкнул к уверовавшим: да, ребята, это литература первого ряда. А после той сцены седьмого тома, где Гарри в момент своей как бы смерти встречается с Дамблдором в как бы вокзальном помещении, слыша всё время какой-то плач, а это плачет в нём часть души Волан де Морта, — мне вообще стало понятно, что Роулинг гений, нормальный такой гений, и я её пожизненный фанат. И разбирать вместе с детьми, как она это сделала, — одна из интереснейших филологических задач, которые мне приходилось решать.2Только ленивый не писал о евангельских коннотациях и параллелях «Гарри Поттера», некоторые из них просто очевидны — Роулинг вообще откровенный писатель и своего инструментария не прячет. Скажем, рождение Гарри Поттера тоже сопровождалось пророчеством — и избиением младенцев, ибо Волдеморту предсказали, что на исходе седьмого месяца родится волшебник, равный ему и своей силы не сознающий. Кстати, в Роулинг есть нечто от Сивиллы Трелони: когда она начинает пророчествовать, то сама не понимает, откуда к ней приходят слова и что она, собственно, говорит. У Сивиллы вдруг откуда ни возьмись прорезается грубый мужской голос. Роулинг в обычной, реалистической своей прозе — которую иногда даже ставит выше сказочной — не поднимается выше хорошего среднего уровня; иногда это отличная проза — и всё-таки мейнстрим, так умеют многие. Но когда она начинает выдумывать волшебные вещи, равных ей нет. Этот талант, судя по двум первым сериям новой франшизы («Фантастические твари»), никуда не девается и даже крепнет.Молния нового Евангелия ударила в неё случайно: сработала, конечно, её прекрасная филологическая подготовка, начитанность, знание европейской истории, латыни, даже алхимии (на начальном уровне), но на саму схему Роулинг набрела интуитивно, ничего такого не имея в виду. Дело в том, что все мировые бестселлеры написаны на один сюжет, решительно все — от Евангелия до приключений Шерлока Холмса. Человечество, рассказывая одну и ту же историю странствующего шута-плута-проповедника, понимает про себя что-то самое главное, и нам важно даже не то, в чём Роулинг следует традиции, а то новое, что она в эту историю привнесла, те принципиальные моменты, которые добавило в неё именно наше время. Это единственное зеркало, в которое человечеству дано посмотреться.Перечислим бегло те семь неизменных черт, которые в этой истории воспроизводятся.1. Она всегда выдержана в жанре высокой пародии, то есть использует и травестирует классические образцы — поскольку само учение главного героя (или та идея, которую он несёт в мир) всегда основана на ироническом переосмыслении действующих законов. Евангелие — высокая (то есть не снижающая, не издевательская) пародия на Ветхий Завет; «Гамлет» — жестокая пародия на хроники Саксона Грамматика, в которых Амнет как раз не рефлексирует и жестоко всех побеждает. Дилогия о Бендере — пародия на всю литературу Серебряного века. «Гарри Поттер» — пародия на всю британскую литературу о сиротках, побеждающих зло, на «Джейн Эйр» и всего Диккенса плюс на огромную литературу о британских закрытых школах.2. Герой является трикстером, то есть носителем прогресса, как доказал Марк Липовецкий, и всегда проповедует некую модернистскую идею, смягчающую и улучшающую нравы. В случае Поттера это идея, которую сама Роулинг формулировала неоднократно: в жизни необходимо делать выбор между простым и правильным, время простых решений и врождённых признаков закончилось, нельзя уважать себя за факт рождения в определённой семье и местности. Пришло время полукровок (и даже грязнокровок); человек ценен и важен тем, что он сам из себя сделал.3. Герой непременно умирает и воскресает, и это можно было предсказать уже с середины семитомника (я предсказал на третьей книге). Связано это с тем, что трикстерская сага обычно пишется в тёмные века, и герой одновременно напоминает о прекрасном прошлом и обещает будущее. Христос появляется во время упадка Рима, между Античностью и Возрождением; Гамлет между Возрождением и Просвещением; Холмс — между Просвещением и модерном. «Гарри Поттер» пришёлся на холодную войну, на торжество хаоса и обскурантизма, столь заметное сегодня во всём мире — особенно в России, в Штатах, в Британии. Вы спросите, а где же воскресение Гамлета? В самой жанровой природе пьесы: он умер, встал, раскланялся. Про Рейхенбахский водопад Холмса и воскрешение Бендера можно не вспоминать; черты трикстерского героя есть и у Штирлица.4. У героя непременно проблемы с отцом (и с семьёй в целом), потому что истинный его отец — Бог. Отец героя либо призрак, либо турецкоподданный, о котором ничего не известно; отец присутствует, но незримо, и функция его скорее символическая.5. Рядом с героем не может быть женщины (или она играет чисто служебную, тоже символическую роль). Причина в том, что этот герой всегда рушит мир, трансформирует его, а женщина, напротив, лепит гнездо. Пока Пер Гюнт, Уленшпигель или Насреддин странствуют — Сольвейг, Неле и Гюльджан ждут дома; они прекрасно справляются с ролью символа вечной верности, но попробуйте представить их рядом с героем, в бедствиях странствия! Именно поэтому любовная линия в саге о Поттере — самая слабая; Джинни Уизли не успевает вырасти в полноценного персонажа — и не могла бы. А Гермиона закономерно достаётся Рону.6. У героя обязательно есть Глуповатый Друг: апостолы у Христа, Санчо-Пансау Дон Кихота, Ватсон у Холмса — это возможность для читательской самоидентификации; мы смотрим на него их глазами, разделяем их недоумения и постепенно вместе с ними догадываемся о миссии. У Роулинг это Рон Уизли.7. В этом сюжете не обязательно, но почти всегда есть предатель, Иуда, двойной агент. И его наличие в евангельском сюжете говорит о человечестве нечто очень важное, поскольку именно вокруг этого предателя и разыгрываются главные страсти. Тенденция эпохи состоит в оправдании Иуды. Это происходит с начала XX века — у Гедберга Тора, у Леонида Андреева, потому что жить в сознании, что человечество предало Христа, невыносимо. Наверное, у Иуды были свои мотивы. Может быть, его обижали в детстве, а может быть, он как раз любил Христа больше всех и помог ему осуществить миссию. Ко всему арсеналу этих оправданий прибегает Роулинг, изображая Снейпа. Именно Снейп — самый неоднозначный и самый интересный персонаж семитомника, все люто хотят заполучить в ролевых играх именно эту роль, и дело даже не в том, что в фильме его играл Алан Рикман, большой актёр и любимец всех детей на площадке, — а в том, что там есть что играть. Сказал же Хабенский, сыграв Клавдия, что эта роль интересней Гамлета. Снейп, безусловно, искренне любил Тёмного лорда и желал служить ему.Снейпа спасла любовь к Лилли Поттер, и на сторону Дамблдора он перешёл только потому, что тот ему пообещал защитить любимую; он любит её, несмотря на то, что она вышла замуж за главного его мучителя, — а папа Поттера вёл себя со Снейпом не лучшим образом, и вообще банда мародёров, как они себя называли, состояла из людей талантливых, но не слишком благонравных. Короче, Снейп не злодей, он убил Дамблдора по его личной просьбе, он сам погиб, и вдобавок у него тот же патронус (лань), что и у Гарри Поттера. Но мне этот персонаж непобедимо противен, и сама тенденция оправдывать двойных агентов не слишком приятна. Проблема в том, что Роулинг не всегда пишет по собственной воле — ей как бы диктуют, и она видит то, что ещё не до всех дошло. Боюсь, что, по крайней мере, пять тенденций цикла о Поттере вносят существенный и не самый приятный вклад в самопознание человечества.Во-первых, ни одна битва сегодня не может быть выиграна без такого перебежчика, и я с особым филологическим любопытством — как-никак эволюция метасюжета интересует меня больше всего, ибо по ней действительно «что-то видно», — слежу за борьбой Навального с Кремлём. Кто из сислибов тянет на Снейпа? Кириенко? Кудрин? Сурков, который больше всего похож на этого персонажа по антуражу, но, думается, далеко не дотягивает по глубине? Кто-то должен быть, без него эту игру не выиграть. Со своей стороны и в стане Навального обязан быть свой Петигрю, в последнее время они начали понемногу расчехляться, но это только предвестия будущей бури.Во-вторых, Роулинг догадалась о том, что и сам вождь добра не без греха; сегодня не выживет чистое добро, потому что оно обязано содержать крестраж Тёмного лорда. Это делает его неуязвимым. Нет беспримесных героев и злодеев — в каждом герое есть своё злодейство, которое резонирует с Абсолютным злом и даёт шанс понять его, догадаться о его намерениях. Чтобы победить злодея, надо быть немного им.В-третьих, время Гриффиндора уходит, и на первый план выходит Слизерин. Роулинг точно почувствовала, что в основе успеха всякой эпопеи — четыре темперамента, как в случае с мушкетёрами, и евангелистов тоже было четверо; холерики-гриффиндорцы, чей негласный девиз — отвага и слабоумие, своё дело сделали. Сын Гарри Поттера определён Шляпой в Слизерин, и это не просто прихоть рассказчицы. Слизерин не зря делается главной силой эпохи, как Арамис не просто так пережил всех друзей; сангвиники-пуффендуйцы и флегмати- кикогтевранцы ещё скажут своё слово (и не зря из Пуффендуя происходит Ньют Саламандер, герой приквела), но сейчас время Слизерина. ХИТРОГО Слизерина, который никогда не действует в лоб, который страшно самолюбив и амбициозен, который состоит со злом в ещё более тесном родстве и особенно продвинулся в изучении тёмных искусств.В-четвёртых. Я люблю на лекциях спросить детей, в чём главная разница между евангельским сюжетом и мифом о Поттере. И поскольку дети сейчас умные, они иногда догадываются. В евангельском сюжете Сатана лично не участвует. Христос видел его низверженным с неба, Сатана искушал его в пустыне. Но Сатана напрямую в Евангелии не действует — он открыл лицо в последний век, и все мы это лицо увидели. О том, как он был низвержен, свидетельства у нас тёмные, разноречивые — многие вообще считают, что Господь с самого начала готовил себе противника и всё происходит по его замыслу.Несомненно одно: после первого своего поражения Сатана собрался с силами и теперь явился лично. Долгое время он прятался по крестражам, а теперь мы его видим воочию. Он явился в образе фашизма (Первая магическая война), теперь предстал в образе, наверное, ИГИЛа, запрещённого в России, понятное дело. Вторая магическая война в мире Хогвартса случилась в девяностые, но наш мир несколько отстаёт от магического, так что нам новый Армагеддон предстоит переживать вот примерно сейчас. Как говорил доктор Дымов, «этим пахнет».И в-пятых. Эта битва будет происходить в Хогвартсе, то есть вести её будут дети, и именно дети станут её главным объектом. Всё делается из-за них, зависит от них и коснётся их в первую очередь. Я не знаю, почему это так. Пока, к сожалению, эти закономерности предстоит нам постигать гадательно либо эмпирически. Но это так, и потому я сегодня уделяю преподаванию больше времени, чем литературе, а главная книга наступившего столетия пока детская.3Вы спросите: неужели для вас так реален магический мир Роулинг? Да что вы, любой ребёнок ориентируется в нём лучше меня, я не всё помню, я даже подозреваю, что сама она в этих пяти тысячах страниц и трёх сотнях персонажей сегодня путается. Не может один человек держать всё это в голове. Но для меня этот мир серьёзен, а свидетельства Роулинг авторитетны. Потому что у человечества есть один инструмент для самопознания — мифология и, как разновидность её, литература. В конце концов, великие эпосы прошлого тоже сочиняли конкретные люди. Для меня Роулинг стоит в одном ряду с Шекспиром и Сервантесом.Ей случайно удалось запечатлеть главные обстоятельства борьбы добра и зла на новом этапе; ей удалось отрефлексировать и предсказать определяющие черты нового времени — к таким пророкам стоит прислушиваться, сколь бы заурядными и даже неудачливыми ни выглядели они в молодости, сколь бы простым и незатейливым ни выглядел их моральный облик в зрелости. Джоан Роулинг — обычная англичанка средних лет, миловидная, состоятельная и счастливая во втором браке. Но она гениальный писатель, такое бывает. В этом есть и её собственная заслуга, но не главная. Главное — она не помешала Богу ей продиктовать новые скрижали.Обращение её к тридцатым годам, к эпохе Первой магической войны и, соответственно, к фашизму, — естественная вещь, потому что осмысление этого периода только начинается, как свидетельствует о том клип «Рамштайна» Deutschland, вызвавший такую бурю во всём мире. У нас, положим, этого осмысления боятся, прячутся от него за сакрализацию войны — но когда-нибудь и нам придётся осмысливать XX век, устанавливать историческую правду и открывать источники. И то, что Роулинг сегодня пишет историю Гриндевальда, — внушает и страх, и надежду. Пока это пятикнижие не опубликовано и даже не закончено, говорить о замысле в целом невозможно; но уже сегодня ясно, что зло, противостоящее нам в новом веке, ничуть не милосерднее, а может, ещё и страшнее.Гриндевальд — порождение европейской культуры, её болезненный зигзаг, своего рода раковая опухоль национального духа, и не зря в его биографии так много параллелей с немецкой историей прошлого столетия. То, что противостоит нам сегодня, вообще не имеет никакого отношения к древним корням: это чистое, самодовлеющее зло, без правил, целей и принципов, чистое наслаждение мерзостью, зло, которое ни перед чем не остановится, зло, у которого много союзников в Европе, Америке и России. Оно ещё не поднялось в полный рост. Но отделаться от поединка с ним мы не сможем, и прятаться некуда.Особенно интересна, на мой взгляд, её догадка про обскуры — она не перестала изобретать замечательные метафоры, сказочные ходы с глубокой подоплёкой. Обскур — это маг, которому запретили колдовать; одарённый ребёнок, чью одарённость стараются закрепостить, и она страшно мстит, вырываясь наружу катастрофами. Европа в начале XX века запретила себе всё чудесное, отдавшись на милость рационализму, голому материализму без надежды на чудо; запрещённая вера вырвалась наружу чудовищным фантомом, предложив вместо христианства новый магизм. Это болезненное отклонение человечества от его путей, и без осмысления этого вывиха нам не двинуться дальше. Похоже, весь XX век был своего рода обскуром, и возвращение к христианству — пусть и в фэнтезийной книжке — обещает нам избавление от этого морока.При этом будем иметь в виду, что Роулинг — политический писатель, и новый её роман «Смертельная белизна» (из цикла о сыщике Корморане Страйке) — тому яркое свидетельство. Это не самая сильная её книга, вопреки её собственному мнению, но это как раз вещь естественная: Дойл тоже надеялся, что его исторические сочинения смогут затмить Холмса, и Сервантес относился к своему пародийному роману поначалу снисходительно, а ценил, допустим, «Галатею».Это потом успех «Дон Кихота» доказал ему, что иногда пародия серьёзней пасторальной гуманистической утопии. Роулинг думает, что её детективная сага со временем сравняется в смысле популярности с детской — ну, посмотрим. На самом деле детективный сюжет в «Белизне» как раз довольно примитивный, а интересен там именно политический фон. И тут мы вспоминаем, что в «Гарри Поттере» тоже две главных локации: одна — Хогвартс, а вторая — Министерство магии.В описании магической бюрократии Роулинг язвительна и изобретательна, как Диккенс в описании британской судебной машины; вообще это традиция британской прозы — благородная, неравнодушная политизированность. Киплинг, при всём богатстве его красок, был певцом империи; Уайльд был её врагом, как и положено ирландцу; Шоу был честным и даже трогательным леваком, и Роулинг тоже весьма неравнодушна к современности. Брекзит она назвала Dumbassery, то есть идиотизмом, и прямо написала в твиттере: всякий раз, мол, как я выхожу из писательского кабинета, я не могу не видеть нарастающей глупости вокруг меня. Её оппонент, Арон Бэнкс, который топил за Брекзит, написал, что упоминание о кабинете кажется ему ужасно pretentious. На что Роулинг ответила ему по-русски, прозрачно намекая на связь фанатов дезинтеграции с Россией: «Ага, зато этот человек скромный аж некуда — деньги вкладывает не в писательские кабинеты, а в дорогие ланчи с подозрительно богатыми россиянами».Я очень рад, что ей не нравится Брекзит. Я очень рад, что она примерно понимает, с какими силами имеет дело, и ещё более рад, что она интересуется русским. Да это и было понятно — не зря у неё появляется Антонин Долохов, явно списанный с толстовского персонажа. Мне нравится, как она изображает магическую бюрократию, — и ещё больше нравится, как в «Смертельной белизне» выглядят министры Британии реальной. Неравнодушие к политике в писателе всегда привлекательно — именно потому, что настоящий писатель не может равнодушно смотреть на ложь и спекуляцию, не может поддерживать подонков, жонглирующих высокими словами. В этом есть что-то от старой доброй Британии, от добрых нравов, от fair play — сегодня мало что об этом напоминает, и Роулинг молодец, что не брезгует обращаться к этой самой современности. Она правильно поняла, что бороться сегодня надо за детей — в их среде она уже победила; осталось подождать, пока эти дети вырастут и спасут мир, если только мы не позволим кинуть их в жерло Третьей Магической войны.Сейчас Роулинг живёт в пригороде Эдинбурга со вторым мужем Нилом Майклом Мюрреем, 16-летним сыном и 14-летней дочерью от второго брака (старшая дочь живёт отдельно, ей уже 23). Она — первая женщина, по мнению Forbes, которая заработала миллиарды исключительно литературным трудом. Она для меня — своего рода патронус. Когда у неё была клиническая депрессия — а Роулинг вообще к ней склонна, как многие одарённые, ранимые и мнительные люди, — она выдумала дементоров: существ, вытягивающих из вас душу. Именно они — стражники Азкабана, в котором человек стареет и неузнаваемо меняется. Так вот, когда тебя осаждает дементор, отнимая у тебя способность радоваться жизни, — надо вызвать воспоминания о патронусе, и злобная тварь отступит. (Хорошо помню, кстати, как однажды мы всей семьёй ехали из Крыма на машине — и под Курском в фары стали попадать вертикальные столбы тумана: «Дементоры, — завопил Андрюша! — Дементоры!»Я ужасно рад, что мир Роулинг, в котором он рос с детства, для него совершенно реален.) Так вот, дементоры, случается, вольно бродят по российским просторам, и когда они подступают ко мне — я в числе нескольких своих патронусов вызываю Роулинг. Мало кто доказал нам с такой убедительностью, что добро всегда побеждает; что дно, на которое вы опустились, может стать твёрдым фундаментом, на котором вы построите свою жизнь; что, как сформулировала она же, на свете существуют упорный труд и волшебный успех, и первое часто приводит ко второму. Роулинг — одно из немногих свидетельств того, что в мире по-прежнему есть старые добрые правила и неотменимые чудеса, и даже если сегодняшняя Россия выглядит полным Дурмстрангом — это не окончательно и не навсегда.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
03 апреля, 13:18

Елена Чуковская. "Нобелевская премия Пастернака"

Елена Цезаревна Чуковская (1931-2015) — советский и российский химик и литературовед, дочь Лидии Корнеевны Чуковской и литературоведа Цезаря Самойловича Вольпе. Кандидат химических наук. Лауреат премии Александра Солженицына. Ниже текст приводится по изданию: Воспоминания о Корнее Чуковском / Состав. и коммент. Е.Ц. Чуковская, Е.В. Иванова. — М.: Никея, 2012.Борис Пастернак и Корней Чуковский на совещании по детской литературе при ЦК ВЛКСМ. Фотография Б. Игнатовича. Январь 1936 годаНобелевская премия Пастернака23.Х.58 г. Сегодняшний день я должна описать для истории. Утром приехала Клара и сказала, что Борису Леонидовичу дали Нобелевскую премию. Я почувствовала такую радость, что кинулась ее обнимать и целовать. Он на хорошем взлете насыпал им соли на хвост. Клара рассказала, что в Союзе замешательство, все начальство разбежалось, несчастной секретарше звонят из Нью-Йорка и говорят, что хотят говорить с Пастернаком, а он на даче, и там нет телефона. Я говорю: «Дед, давай пошлем Борису Леонидовичу поздравительную телеграмму». Он: «Зачем, мы лучше сами пойдем и поздравим его». В час идем. У ворот две иностранные машины. Я предлагаю Деду вернуться, так как не люблю незнакомого общества, и к самому-то Пастернаку насилу заставила себя идти, а тут еще гости.— Как я ненавижу в тебе эту боязнь людей! Идем.Входим. К нам навстречу поднимается Пастернак, веселый, победоносный. Целует Деда и меня. Мы что-то бормочем. Кругом вспышки магния. В комнате находятся Зинаида Николаевна, незнакомая мне дама, трое мужчин, которых Пастернак представляет нам как корреспондентов «Пари матч», нью-йоркской газеты и МИДа. Пастернак увлекает нас в маленькую комнатку, где очень возбужденно рассказывает, что ни один из наших писателей, кроме Ивановых, не поздравил его и не был у него, а что вчера приходил Федин и сказал, что он даже не может поздравить Бориса Леонидовича, так как по поручению властей пришел предложить ему отказаться от премии. Пастернак отказался отказаться.Входим в гостиную. Корреспонденты беспрерывно снимают Деда с Пастернаком, как потом выясняется — для кино. Разговор странный. Вчера целый день у них были гости — французы, итальянцы, англичане. Зинаида Николаевна вдруг начинает говорить что-то конфиденциально Деду по-русски, махнув рукой на корреспондентов, — мол, они ничего не понимают, хотя они прекрасно говорят по-русски. Больше всего ее занимает вопрос, пустят ли ее в Швецию, и она много раз к нему обращается: «Корней Иванович, как вы думаете — меня-то пустят? Ведь должны пригласить с женой».Пастернак показывает пачку телеграмм — все из-за границы. Из Советского Союза — ни единой. 3.Н. несколько раз повторяет, что Нобелевская премия — это не за «Живаго» и не имеет политической окраски, так как ее хотели дать тогда, когда «Живаго» еще не был написан. Минут через пятнадцать, когда все уже ослеплены вспышками магния, корреспонденты благодарят и уходят. Мы сидим еще минут пятнадцать, пока Пастернак наверху пишет благодарность в Швецию и затем выходит опять.— Зина, я когда говорю что-нибудь, то говорю метафизически, а ты так прямо и брякаешь, так нельзя.Оказывается, еще до нас корреспонденты спросили его, есть ли у него приветствие от советского правительства, и он сказал, что вся корреспонденция идет на московскую квартиру и он еще не знает, а жена прямо ляпнула — ну конечно, нет, думаете, они нас поздравят?! Идем гулять. Борис Леонидович выходит с нами. Он говорит что-то об облаках, о том, что для него роман — это не политика, не выпады, а что-то совсем другое. Не хочет брать Зинаиду Николаевну с собой в Швецию. Расстаемся на углу... Брожу по аллее, как вдруг меня догоняет Дед. Он идет к Федину и просит зайти за ним минут через десять. Я отказываюсь. Все это происходит часов в пять вечера. Долго болтаюсь на улице, делать ничего не могу. Все время думаю, что будет дальше, и произношу в уме разные речи.Дача Пастернака в день объявления о присуждении ему Нобелевской премии. Слева направо: Е.Ц. Чуковская, К.И. Чуковский, Б.Л. Пастернак, 3.Н. ПастернакШесть часов, семь, восемь, девять. Деда нет. Так как еще ни разу за последние годы не было случая, чтобы он лег спать позже девяти часов и пришел домой позже восьми, то у нас дома страшное волнение. Катя звонит в разные места, разыскивая Деда, мы с Сашей идем к Федину. Там все заперто со всех сторон, и Деда, по-видимому, нет. Приходим домой в смятении. Наконец около десяти он приходит, страшно возбужденный, и сразу начинает рассказывать. Он зашел к Федину и стал его уговаривать: «Ведь у вас же есть литературное имя, не пятнайте его, ставя свою подпись под таким документом» (Федин сообщил ему, что завтра Пастернака в 12 часов дня будут исключать из Союза писателей за нарушение Устава и опубликование своих произведений за рубежом). Федин сказал, что уже ничего нельзя сделать. Дед предлагал ему завтра с утра ехать вместе к Фурцевой, но тот отказался.Оказывается, против Пастернака уже страшное негодование, так как Поликарпов приезжал к Федину, и когда Федин пошел к Пастернаку, то в это время Поликарпов ждал у него на даче ответа и самого Бориса Леонидовича, а тот либо не понял, либо не пожелал понять, но, в общем, не пришел разговаривать. Это переполнило чашу терпения. Узнав все это, Дед пошел опять к Борису Леонидовичу и предложил ему написать объяснительное письмо Фурцевой и изложил его примерный план. Пастернак взошел наверх и написал нечто обратное тому, что предлагал ему Дед: что «нельзя рубить топором. Смирение». Как сказал Дед — гениально, но совершенно противоположно тому, что нужно. Дед сказал, что этого отправлять нельзя, и ушел.Да, кроме того, за это время приходил Кома и сказал, что премия дана за «Живаго» и за продолжение традиций русских классиков. Я доказывала, что если бы вместо истерических и подстрекательских статей издали бы своевременно книжку стихов Пастернака, то было бы гораздо больше пользы для России.26.Х. В «Правде» продажная статья Заславского, от которой просто воняет. Говорят, что в городе демонстрации перед Союзом писателей: «Долой Иуду Пастернака». Люди, которые, как я уверена, не читали его ни строчки и, во всяком случае, того романа, против которого они, вернее, их настроили. Мне омерзителен сам метод. Это и есть фашизм. Хлебников: «Первая заглавная буква новых дней свободы так часто пишется чернилами смерти».Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

02 марта, 15:21

Быстротекущее-3

Сегодня ушёл из жизни Нобелевские лауреат Жорес Алфёрови отмечает своё 88-летие Нобелевский лауреат Михаил Горбачёв.

11 июня 2016, 01:30

Академик Иван Павлов. Лекция "О русском уме" (1918)

Весной 1918 рода знаменитый русский ученый, лауреат Нобелевской премии в области медицины и физиологии (1904) академик Иван Павлов выступил в Петрограде с двумя публичными лекциями “Об уме вообще и русском в частности”. Мотивом этих лекций, во его словам, было “выполнение одной великой заповеди, завещанной классическим миром последующему человечеству... Заповедь эта очень коротка, она состоит из трех слов: “Познай самого себя”, выполняя классическую заповедь, я вменил себе в обязанность попытаться дать некоторый материал к характеристике русского ума”.О русском умеМилостивые государи! Заранее прошу меня простить, что в гнетущее время, которое мы все переживаем, я сейчас буду говорить о довольно печальных вещах. Но мне думается или, вернее сказать, я чувствую, что наша интеллигенция, т.е. мозг родины, в погребальный час великой России не имеет права на радость и веселье. У нас должна быть одна потребность, одна обязанность - охранять единственно нам оставшееся достоинство: смотреть на самих себя и окружающее без самообмана. Побуждаемый этим мотивом, я почел своим долгом и позволил себе привлечь ваше внимание к моим жизненным впечатлениям и наблюдениям относительно нашего русского ума. Три недели тому назад я уже приступил к этой теме и сейчас вкратце напомню и воспроизведу общую конструкцию моих лекций. Ум - это такая огромная, расплывчатая тема! Как к ней приступить? Смею думать, что мне удалось упростить эту задачу без потери деловитости. Я поступил в этом отношении чисто практически. Отказавшись от философских и психологических определений ума, я остановился на одном сорте ума, мне хорошо известном отчасти по личному опыту в научной лаборатории, частью литературно, именно на научном уме и специально на естественнонаучном уме, который разрабатывает положительные науки.Рассматривая, какие задачи преследует естественнонаучный ум и как задачи он эти достигает, я, таким образом, определил назначение ума, его свойства, те приемы, которыми он пользуется для того, чтобы его работа была плодотворна. Из этого моего сообщения стало ясно, что задача естественнонаучного ума состоит в том, что он в маленьком уголке действительности, которую он выбирает и приглашает в свой кабинет, старается правильно, ясно рассмотреть эту действительность и познать ее элементы, состав, связь элементов, последовательность их и т.д., при этом так познать, чтобы можно было предсказывать действительность и управлять ею, если это в пределах его технических и материальных средств. Таким образом, главная задача ума - это правильное видение действительности, ясное и точное познание ее. Затем я обратился к тому, как этот ум работает. Я перебрал все свойства, все приемы ума, которые практикуются при этой работе и обеспечивают успех дела.Правильность, целесообразность работы ума, конечно, легко определяется и проверяется результатами этой работы. Если ум работает плохо, стреляет мимо, то ясно, что не будет и хороших результатов, цель останется не достигнутой. Мы, следовательно, вполне можем составить точное понятие о тех свойствах и приемах, какими обладает надлежащий, действующий ум. Я установил восемь таких общих свойств, приемов ума, которые и перечислю сегодня специально в приложении к русскому уму. Что взять из русского ума для сопоставления, сравнения с этим идеальным естественнонаучным умом? В чем видеть русский ум? На этом вопросе необходимо остановиться. Конечно, отчетливо выступает несколько видов ума.Во-первых, научный русский ум, участвующий в разработке русской науки. Я думаю, что на этом уме мне останавливаться не приходится, и вот почему. Это ум до некоторой степени оранжерейный, работающий в особой обстановке. Он выбирает маленький уголочек действительности, ставит ее в чрезвычайные условия, подходит к ней с выработанными заранее методами, мало того, этот ум обращается к действительности, когда она уже систематизирована и работает вне жизненной необходимости, вне страстей и т.д. Значит, в целом это работа облегченная и особенная, работа далеко идущая от работы того ума, который действует в жизни. Характеристика этого ума может говорить лишь об умственных возможностях нации.Далее. Этот ум есть ум частичный, касающийся очень небольшой части народа, и он не мог бы характеризовать весь народный ум в целом. Количество ученых, я разумею, конечно, истинно ученых, особенно в отсталых странах, очень небольшое. По статистике одного американского астронома, занявшегося определением научной производительности различных народов, наша русская производительность ничтожная. Она в несколько десятков раз меньше производительности передовых культурных стран Европы. Затем, научный ум относительно мало влияет на жизнь и историю. Ведь наука только в последнее время получила значение в жизни и заняла первенствующее место в немногих странах. История же шла вне научного влияния, она определялась работой другого ума, и судьба государства от научного ума не зависит. В доказательство этого мы имеем чрезвычайно резкие факты. Возьмите Польшу. Польша поставила миру величайшего гения, гения из гениев - Коперника. И, однако, это не помешало Польше окончить свою политическую жизнь так трагически. Или обратимся к России. Мы десять лет назад похоронили нашего гения Менделеева, но это не помешало России прийти к тому положению, в котором она сейчас находится. Поэтому, мне кажется, я прав, если в дальнейшем не буду учитывать научного ума.Но тогда каким же умом я займусь? Очевидно, массовым, общежизненным умом, который определяет судьбу народа. Но массовый ум придется подразделить. Это будет, во-первых, ум низших масс и затем - ум интеллигентский. Мне кажется, что если говорить об общежизненном уме, определяющем судьбу народа, то ум низших масс придется оставить в стороне. Возьмем в России этот массовый, т.е. крестьянский ум по преимуществу. Где мы его видим? Неужели в неизменном трехполье, или в том, что и до сих пор по деревням летом безвозбранно гуляет красный петух, или в бестолочи волостных сходов? Здесь осталось то же невежество, какое было и сотни лет назад. Недавно я прочитал в газетах, что, когда солдаты возвращались с турецкого фронта, из-за опасности разноса чумы хотели устроить карантин. Но солдаты на это не согласились и прямо говорили: “Плевать нам на этот карантин, все это буржуазные выдумки”.Или другой случай. Как-то, несколько недель тому назад, в самый разгар большевистской власти мою прислугу посетил ее брат, матрос, конечно, социалист до мозга костей. Все зло, как и полагается, он видел в буржуях, причем под буржуями разумелись все, кроме матросов, солдат. Когда ему заметили, что едва ли вы сможете обойтись без буржуев, например появится холера, что вы станете делать без докторов? - он торжественно ответил, что все это пустяки. “Ведь это уже давно известно, что холеру напускают сами доктора”. Стоит ли говорить о таком уме и можно ли на него возлагать какую-нибудь ответственность?Поэтому-то я и думаю, что то, о чем стоит говорить и характеризовать, то, что имеет значение, определяя суть будущего, - это, конечно, есть ум интеллигентский. И его характеристика интересна, его свойства важны. Мне кажется, что то, что произошло сейчас в России, есть, безусловно, дело интеллигентского ума, массы же сыграли совершенно пассивную роль, они восприняли то движение, по которому ее направляла интеллигенция. Отказываться от этого, я полагаю, было бы несправедливо, недостойно. Ведь если реакционная мысль стояла на принципе власти и порядка и его только и проводила в жизнь, а вместе с тем отсутствием законности и просвещения держала народные массы в диком состоянии, то, с другой стороны, следует признать, что прогрессивная мысль не столько старалась о просвещении и культивировании народа, сколько о его революционировании.Я думаю, что мы с вами достаточно образованны, чтобы признать, что то, что произошло, не есть случайность, а имеет свои осязательные причины и эти причины лежат в нас самих, в наших свойствах.Однако мне могут возразить следующее. Как же я обращусь к этому интеллигентскому уму с критерием, который я установил относительно ума научного. Будет ли это целесообразно и справедливо? А почему нет? - спрошу я. Ведь у каждого ума одна задача - это правильно видеть действительность, понимать ее и соответственно этому держаться. Нельзя представить ум существующим лишь для забавы. Он должен иметь свои задачи и, как вы видите, эти задачи и в том, и в другом случае одни и те же. Разница лишь в следующем: научный ум имеет дело с маленьким уголком действительности, а ум обычный имеет дело со всей жизнью. Задача по существу одна и та же, но более сложная, можно только сказать, что здесь тем более выступает настоятельность тех приемов, которыми пользуется в работе ум вообще. Если требуются известные качества от научного ума, то от жизненного ума они требуются в еще большей степени. И это понятно. Если я лично или кто-либо другой оказались не на высоте, не обнаружили нужных качеств, ошиблись в научной работе, беда небольшая. Я потеряю напрасно известное число животных, и этим дело кончается. Ответственность же общежизненного ума больше. Ибо, если в том, что происходит сейчас, виноваты мы сами, эта ответственность грандиозна.Чрезвычайное сосредоточение мыслиТаким образом, мне кажется, я могу обратиться к интеллигентскому уму и посмотреть, насколько в нем есть те свойства и приемы, которые необходимы научному уму для плодотворной работы. Первое свойство ума, которое я установил - это чрезвычайное сосредоточение мысли, стремление мысли безотступно думать, держаться на том вопросе, который намечен для разрешения, держаться дни, недели, месяцы, годы, а в иных случаях и всю жизнь. Как в этом отношении обстоит с русским умом? Мне кажется, мы не наклонны к сосредоточенности, не любим ее, мы даже к ней отрицательно относимся. Я приведу ряд случаев из жизни.Возьмем наши споры. Они характеризуются чрезвычайной расплывчатостью, мы очень скоро уходим от основной темы. Это наша черта. Возьмем наши заседания. У нас теперь так много всяких заседаний, комиссий. До чего эти заседания длинны, многоречивы и в большинстве случаев безрезультатны и противоречивы! Мы проводим многие часы в бесплодных, ни к чему не ведущих разговорах. Ставится на обсуждение тема, и сначала обыкновенно и благодаря тому, что задача сложная, охотников говорить нет. Но вот выступает один голос, и после этого уже все хотят говорить, говорить без всякого толку, не подумав хорошенько о теме, не уясняя себе, осложняется ли этим решение вопроса или ускоряется. Подаются бесконечные реплики, на которые тратится больше времени, чем на основной предмет, и наши разговоры растут, как снежный ком. И в конце концов вместо решения получается запутывание вопроса.Мне в одной коллегии пришлось заседать вместе со знакомым, который состоял раньше членом одной из западноевропейских коллегий. И он не мог надивиться продолжительности и бесплодности наших заседаний. Он удивлялся: “Почему вы так много говорите, а результатов ваших разговоров не видать?” Дальше. Обратитесь к занимающимся русским людям, например к студентам. Каково у них отношение к этой черте ума, к сосредоточенности мыслей? Господа! Все вы знаете - стоит нам увидеть человека, который привязался к делу, сидит над книгой, вдумывается, не отвлекается, не впутывается в споры, и у нас уже зарождается подозрение: недалекий, тупой человек, зубрила. А быть может, это человек, которого мысль захватывает целиком, который пристрастился к своей идее! Или в обществе, в разговоре, стоит человеку расспрашивать, переспрашивать, допытываться, на поставленный вопрос отвечать прямо - у нас уже готов эпитет: неумный, недалекий, тяжелодум!Очевидно, у нас рекомендующими чертами являются не сосредоточенность, а натиск, быстрота, налет. Это, очевидно, мы и считаем признаком талантливости; кропотливость же и усидчивость для нас плохо вяжутся с представлением о даровитости. А между тем для настоящего ума эта вдумчивость, остановка на одном предмете есть нормальная вещь. Я слышал от учеников Гельмгольца, что он никогда не давал ответа сразу на самые простые вопросы. Сплошь и рядом он говорил потом, что этот вопрос вообще пустой, не имеет никакого смысла, и тем не менее он думал над ним несколько дней. Возьмите в нашей специальности. Как только человек привязался к одному вопросу, у нас сейчас же говорят: “А! Это скучный специалист”. И посмотрите, как к этим специалистам прислушиваются на Западе, их ценят и уважают как знатоков своего дела. Не удивительно! Ведь вся наша жизнь двигается этими специалистами, а для нас это скучно.Сколько раз приходилось встречаться с таким фактом. Кто-нибудь из нас разрабатывает определенную область науки, он к ней пристрастился, он достигает хороших и больших результатов, он каждый раз сообщает о своих фактах, работах. И знаете, как публика на это реагирует: “А, этот! Он все о своем”. Пусть даже это большая и важная научная область. Нет, нам это скучно, нам подавай новое. Но что же? Эта быстрота, подвижность, характеризует она силу ума или его слабость? Возьмите гениальных людей. Ведь они сами говорят, что не видят никакой разницы между собой и другими людьми, кроме одной черты, что могут сосредоточиваться на определенной мысли как никто. И тогда ясно, что эта сосредоточенность есть сила, а подвижность, беготня мысли есть слабость.Если бы я с высот этих гениев спустился к лаборатории, к работе средних людей, я и здесь нашел бы подтверждение этому. В прошлой лекции я приводил основание о своем праве на эту тему. Уже 18 лет, как я занимаюсь изучением высшей нервной деятельности на одном близком и родном для нас животном, на нашем друге - собаке. И можно себе представить, что то, что в нас сложно, у собаки проще, легче выступает и оценивается. Я воспользуюсь этим случаем, чтобы показать вам это, показать, что является силой - сосредоточенность или подвижность. Я передам вам результаты в ускоренной форме, я просто опишу вам конкретный случай.Я беру собаку, никакой неприятности я ей не делаю. Я ее просто ставлю на стол и изредка подкармливаю, и при этом делаю над ней следующий опыт. Я вырабатываю у нее то, что принято называть ассоциацией, например я действую ей на ее ухо каким-нибудь тоном, положим, в течение 10 секунд и всегда вслед за этим кормлю ее. Таким образом после нескольких повторений у собаки образовывается связь, ассоциация между этим тоном и едой. Перед этими опытами мы собак не кормим, и такая связь образуется очень быстро. Как только пускается наш тон, собака начинает беспокоиться, облизываться, у нее течет слюна. Словом, у собаки появляется та же реакция, какая обычно бывает перед едой. Говоря попросту, у собаки вместе со звуком возникает мысль об еде и остается несколько секунд, пока ей не дадут есть.Что же выходит при этом с разными животными? А вот что. Один сорт животных, сколько бы вы опыт ни повторяли, относится совершенно так, как я описал. На каждое появление звука собака дает эту пищевую реакцию, и так остается все время - и месяц, и два, и год. Ну, одно можно сказать, что это деловая собака. Еда - дело серьезное, и животное к нему стремится, готовится. Так обстоит дело у серьезных собак. Таких собак можно отличить даже в жизни; это спокойные, несуетливые, основательные животные.А у других собак, чем дольше вы повторяете этот опыт, тем больше они становятся вялыми, сонливыми, и до такой степени, что вы суете в рот еду, и только тогда животное дает эту пищевую реакцию и начинает есть. И все дело в вашем звуке, потому что, если вы этого звука не пускаете или пускаете его лишь на секунду, такого состояния не получается, этого сна не наступает. Вы видите, что для некоторых собак мысль об еде даже в течение одной минуты невыносима, им уже требуется отдых. Они устают и начинают спать, отказываясь от такого важного дела, как еда. Ясно, что мы имеем два типа нервной системы, один крепкий, солидный, работоспособный, а другой - рыхлый, дряблый, очень скоро устающий. И нельзя сомневаться, что первый тип является более сильным, более приспособленным к жизни. Перенесите это же на человека и вы убедитесь, что сила не в подвижности, не в рассеянности мысли, а в сосредоточенности, устойчивости. Подвижность ума, следовательно, недостаток, но не достоинство.Непосредственное общение с действительностьюГоспода! Второй прием ума - это стремление мысли придти в непосредственное общение с действительностью, минуя все перегородки и сигналы, которые стоят между действительностью и познающим умом. В науке нельзя обойтись без методики, без посредников, и ум всегда разбирается в этой методике, чтоб она не исказила действительности. Мы знаем, что судьба всей нашей работы зависит от правильной методики. Неверна методика, неправильно передают действительность сигналы - и вы получаете неверные, ошибочные, фальшивые факты. Конечно, методика для научного ума - только первый посредник. За ней идет другой посредник - это слово.Слово - тоже сигнал, оно может быть подходящим и неподходящим, точным и неточным. Я могу представить вам очень яркий пример. Ученые-натуралисты, которые много работали сами, которые на многих пунктах обращались к действительности непосредственно, такие ученые крайне затрудняются читать лекции о том, чего они сами не проделали. Значит, какая огромная разница между тем, что вы проделали сами, и между тем, что знаете по письму, по передаче других. Настолько резкая разница, что неловко читать о том, чего сам не видел, не делал. Такая заметка идет, между прочим, и от Гельмгольца. Посмотрим, как держится в этом отношении русский интеллигентский ум.Я начну со случая, мне хорошо известного. Я читаю физиологию, науку практическую. Теперь стало общим требованием, чтобы такие экспериментальные науки и читались демонстративно, предъявлялись в виде опытов, фактов. Так поступают остальные, так веду свое дело и я. Все мои лекции состоят из демонстраций. И что же вы думаете! Я не видел никакого особенного пристрастия у студентов к той деятельности, которую я им показываю. Сколько я обращался к своим слушателям, столько я говорил им, что не читаю вам физиологию, я вам показываю. Если бы я читал, вы бы могли меня не слушать, вы могли бы прочесть это по книге, почему я лучше других! Но я вам показываю факты, которых в книге вы не увидите, а потому, чтобы время не пропало даром, возьмите маленький труд. Выберите пять минут времени и заметьте для памяти после лекции, что вы видели. И я оставался гласом вопиющего в пустыне. Едва ли хотя бы один когда-либо последовал моему совету. Я в этом тысячу раз убеждался из разговоров на экзаменах и т.д.Вы видите, до чего русский ум не привязан к фактам. Он больше любит слова и ими оперирует. Что мы действительно живем словами, это доказывают такие факты. Физиология - как наука - опирается на другие научные дисциплины. Физиологу на каждом шагу приходится обращаться к элементам физики, химии. И, представьте себе, мой долгий преподавательский опыт показал мне, что молодые люди, приступающие к изучению физиологии, т.е. прошедшие среднюю школу, реального представления о самих элементах физики, химии не имеют. Вам не могут объяснить факта, с которого мы начинаем жизнь нашу, не могут объяснить толком, каким образом к ребенку поступает молоко матери, не понимают механизма сосания.А механизм этот до крайности прост, вся суть в разнице давления между атмосферным воздухом и полостью рта ребенка. Тот же закон Бойля-Мариотта лежит в основе дыхания. Так вот, совершенно такое же явление проделывает сердце, когда оно получает кровь венозной системы. И этот вопрос о присасывающем действии грудной клетки - самый убийственный вопрос на экзамене не только для студентов, а даже и для докторов. (Смех.) Это не забавно, это ужасно! Это приговор над русской мыслью, она знает только слова и не хочет прикоснуться к действительности. Я иллюстрирую это еще более ярким случаем. Несколько лет назад профессор Манассеин, редактор “Врача”, посылает мне статью, полученную им от товарища, которого знает как очень вдумчивого человека. Но так как эта статья специальная, то он и просил меня высказать свое мнение. Работа эта называлась: “Новая движущая сила в кровообращении”. И что же? Этот занимающийся человек только к сорока годам понял это присасывающее действие грудной клетки и был настолько поражен, что вообразил, что это целое открытие. Странная вещь! Человек всю жизнь учился и только к сорока годам постиг такую элементарную вещь.(1) Манассеин Вячеслав Авксентьевич (1841-1901), клиницист, общественный деятель, профессор Военно-медицинской академии в Петербурге, редактор журнала “Русский врач”.Таким образом, господа, вы видите, что русская мысль совершенно не применяет критики метода, т.е. нисколько не проверяет смысла слов, не идет за кулисы слова, не любит смотреть на подлинную действительность. Мы занимаемся коллекционированием слов, а не изучением жизни. Я вам приводил примеры относительно студентов и докторов. Но почему эти примеры относить только к студентам, докторам? Ведь это общая, характерная черта русского ума. Если ум пишет разные алгебраические формулы и не умеет их приложить к жизни, не понимает их значения, то почему вы думаете, что он говорит слова и понимает их.Возьмите вы русскую публику, бывающую на прениях. Это обычная вещь, что одинаково страстно хлопают и говорящему “за”, и говорящему “против”. Разве это говорит о понимании? Ведь истина одна, ведь действительность не может быть в одно и то же время и белой, и черной. Я припоминаю одно врачебное собрание, на котором председательствовал покойный Сергей Петрович Боткин. Выступили два докладчика, возражая друг другу; оба хорошо говорили, оба были хлесткие, и публика аплодировала и тому, и другому. И я помню, что председатель тогда сказал: “Я вижу, что публика еще не дозрела до решения этого вопроса, и потому я снимаю его с очереди”. Ведь ясно, что действительность одна. Что же вы одобряете и в том и в другом случае? Красивую словесную гимнастику, фейерверк слов.Возьмите другой факт, который поражает сейчас. Это факт распространяемости слухов. Серьезный человек сообщает серьезную вещь. Ведь сообщает не слова, а факты, но тогда вы должны дать гарантию, что ваши слова действительно идут за фактами. Этого нет. Мы знаем, конечно, что у каждого есть слабость производить сенсацию, каждый любит что-либо прибавить, но все-таки нужна же когда-нибудь и критика, проверка. И этого у нас и не полагается. Мы главным образом интересуемся и оперируем словами, мало заботясь о том, какова действительность.Абсолютная свобода мыслиПерейдем к следующему качеству ума. Это свобода, абсолютная свобода мысли, свобода, доходящая прямо до абсурдных вещей, до того, чтобы сметь отвергнуть то, что установлено в науке, как непреложное. Если я такой смелости, такой свободы не допущу, я нового никогда не увижу. Есть ли у нас эта свобода? Надо сказать, что нет. Я помню мои студенческие годы. Говорить что-либо против общего настроения было невозможно. Вас стаскивали с места, называли чуть ли не шпионом. Но это бывает у нас не только в молодые годы. Разве наши представители в Государственной Думе не враги друг другу? Они не политические противники, а именно враги. Стоит кому-либо заговорить не так, как думаете вы, сразу же предполагаются какие-то грязные мотивы, подкуп и т.д. Какая же это свобода? И вот вам еще пример к предыдущему. Мы всегда в восторге повторяли слово “свобода”, и когда доходит до действительности, то получается полное третирование свободы.Привязанность мысли к идее и беспристрастностьСледующее качество ума - это привязанность мысли к той идее, на которой вы остановились. Если нет привязанности - нет и энергии, нет и успеха. Вы должны любить свою идею, чтобы стараться для ее оправдания. Но затем наступает критический момент. Вы родили идею, она ваша, она вам дорога, но вы вместе с тем должны быть беспристрастны. И если что-нибудь оказывается противным вашей идее, вы должны ее принести в жертву, должны от нее отказаться. Значит, привязанность, связанная с абсолютным беспристрастием, - такова следующая чепривязанность мысли к той идеерта ума. Вот почему одно из мучений ученого человека - это постоянные сомнения, когда возникает новая подробность, новое обстоятельство. Вы с тревогой смотрите, что эта новая подробность: за тебя или против тебя. И долгими опытами решается вопрос: смерть вашей идее или она уцелела? Посмотрим, что в этом отношении у нас. Привязанность у нас есть. Много таких, которые стоят на определенной идее. Но абсолютного беспристрастия - его нет. Мы глухи к возражениям не только со стороны иначе думающих, но и со стороны действительности. В настоящий, переживаемый нами момент я не знаю даже, стоит ли и приводить примеры.Обстоятельность, детальность мыслиСледующая, пятая черта - это обстоятельность, детальность мысли. Что такое действительность? Это есть воплощение различных условий, степени, меры, веса, числа. Вне этого действительности нет. Возьмите астрономию, вспомните, как произошло открытие Нептуна. Когда расчисляли движение Урана, то нашли, что в цифрах чего-то недостает, решили, что должна быть еще какая-то масса, которая влияет на движение Урана. И этой массой оказался Нептун. Все дело заключалось в детальности мысли. И тогда так и говорили, что Леверье кончиком пера открыл Нептун. То же самое, если вы спуститесь и к сложности жизни. Сколько раз какое-либо маленькое явленьице, которое едва уловил ваш взгляд, перевертывает все вверх дном и является началом нового открытия. Все дело в детальной оценке подробностей, условий. Это основная черта ума. Что же? Как эта черта в русском уме? Очень плохо. Мы оперируем насквозь общими положениями, мы не хотим знаться ни с мерой, ни с числом. Мы все достоинство полагаем в том, чтобы гнать до предела, не считаясь ни с какими условиями. Это наша основная черта.Возьмите пример из сферы воспитания. Есть общее положение - свобода воспитания. И вы знаете, что мы доходим до того, что осуществляем школы без всякой дисциплины. Это, конечно, величайшая ошибка, недоразумение. Другие нации это отчетливо уловили, и у них идут рядом и свобода и дисциплина, а у нас непременно крайности в угоду общему положению. В настоящее время к уяснению этого вопроса приходит и физиологическая наука. И теперь совершенно ясно, бесспорно, что свобода и дисциплина - это абсолютно равноправные вещи. То, что мы называем свободой, то у нас на физиологическом языке называется раздражением то, что обычно зовется дисциплиной - физиологически соответствует понятию “торможение”. И оказывается, что вся нервная деятельность слагается из этих двух процессов - из возбуждения и торможения. И, если хотите, второе имеет даже большее значение. Раздражение - это нечто хаотическое, а торможение вставляет эту хаотичность в рамки.Возьмем другой животрепещущий пример, нашу социал-демократию. Она содержит известную правду, конечно, не полную правду, ибо никто не может претендовать на правду абсолютную. Для тех стран, где заводская промышленность начинает стягивать огромные массы, для этих стран, конечно выступает большой вопрос: сохранить энергию, уберечь жизнь и здоровье рабочего. Далее, культурные классы, интеллигенция обыкновенно имеют стремление к вырождению. На смену должны подыматься из народной глубины новые силы. И конечно, в этой борьбе между трудом и капиталом государство должно стать на охрану рабочего.Но это совершенно частный вопрос, и он имеет большое значение там, где сильно развилась промышленная деятельность. А что же у нас? Что сделали из этого мы? Мы загнали эту идею до диктатуры пролетариата. Мозг, голову поставили вниз, а ноги вверх. То, что составляет культуру, умственную силу нации, то обесценено, а то, что пока является еще грубой силой, которую можно заменить и машиной, то выдвинули на первый план. И все это, конечно, обречено на гибель, как слепое отрицание действительности.У нас есть пословица: “Что русскому здорово, то немцу - смерть”, пословица, в которой чуть ли не заключается похвальба своей дикостью. Но я думаю, что гораздо справедливее было бы сказать наоборот: “То, что здорово немцу, то русскому - смерть”. Я верю, что социал-демократы немцы приобретут еще новую силу, а мы из-за нашей русской социал-демократии, быть может, кончим наше политическое существование. Стремление научной мысли к простотеСледующее свойство ума - это стремление научной мысли к простоте. Простота и ясность - это идеал познания. Вы знаете, что в технике самое простое решение задачи - это и самое ценное. Сложное достижение ничего не стоит. Точно так же мы очень хорошо знаем, что основной признак гениального ума - это простота. Как же мы, русские, относимся к этому свойству? В каком почете у нас этот прием, покажут следующие факты. Я на своих лекциях стою на том, чтобы меня все понимали. Я не могу читать, если знаю, что моя мысль входит не так, как я ее понимаю сам. Поэтому у меня первое условие с моими слушателями, чтобы они меня прерывали хотя бы на полуслове, если им что-нибудь непонятно. Иначе для меня нет никакого интереса читать. Я даю право прерывать меня на каждом слове, но я этого не могу добиться. Я, конечно, учитываю различные условия, которые могут делать мое предложение неприемлемым. Боятся, чтобы не считали выскочкой и т.д.Я даю полную гарантию, что это никакого значения на экзаменах не будет иметь, и свое слово исполняю. Почему же не пользуются этим правом? Понимают? Нет. И тем не менее молчат, равнодушно относясь к своему непониманию. Нет стремления понять предмет вполне, взять его в свои руки. У меня есть примеры попуще этого. Чрез мою лабораторию прошло много людей разных возрастов, разных компетенций, разных национальностей. И вот факт, который неизменно повторялся, что отношение этих гостей ко всему, что они видят, резко различно. Русский человек, не знаю почему, не стремится понять то, что он видит. Он не задает вопросов с тем, чтобы овладеть предметом, чего никогда не допустит иностранец. Иностранец никогда не удержится от вопроса. Бывали у меня одновременно и русские, и иностранцы. И в то время, как русский поддакивает, на самом деле не понимая, иностранец непременно допытывается до корня дела. И это проходит насквозь красной нитью через все. Стремление к истинеСледующее свойство ума - это стремление к истине. Люди часто проводят всю жизнь в кабинете, отыскивая истину. Но это стремление распадается на два акта. Во-первых, стремление к приобретению новых истин, любопытство, любознательность. А другое - это стремление постоянно возвращаться к добытой истине, постоянно убеждаться и наслаждаться тем, что то, что ты приобрел, есть действительно истина, а не мираж. Одно без другого теряет смысл. Если вы обратитесь к молодому ученому, научному эмбриону, то вы отчетливо видите, что стремление к истине в нем есть, но у него нет стремления к абсолютной гарантии, что это - истина. Он с удовольствием набирает результаты и не задает вопроса, а не есть ли это ошибка? В то время как ученого пленяет не столько то, что это новизна, а что это действительно прочная истина. А что же у нас? А у нас прежде всего первое - это стремление к новизне, любопытство. Достаточно нам что-либо узнать, и интерес наш этим кончается. (“А, это все уже известно”). Как я говорил на прошлой лекции, истинные любители истины любуются на старые истины, для них - это процесс наслаждения. А у нас - это прописная, избитая истина, и она больше нас не интересует, мы ее забываем, она больше для нас не существует, не определяет наше положение. Разве это верно?Смирение мыслиПерейдем к последней черте ума. Так как достижение истины сопряжено с большим трудом и муками, то понятно, что человек в конце концов постоянно живет в покорности истине, научается глубокому смирению, ибо он знает, что стоит истина. Так ли у нас? У нас этого нет, у нас наоборот. Я прямо обращаюсь к крупным примерам. Возьмите вы наших славянофилов. Что в то время Россия сделала для культуры? Какие образцы она показала миру? А ведь люди верили, что Россия протрет глаза гнилому Западу. Откуда эта гордость и уверенность? И вы думаете, что жизнь изменила наши взгляды? Нисколько! Разве мы теперь не читаем чуть ли не каждый день, что мы авангард человечества! И не свидетельствует ли это, до какой степени мы не знаем действительности, до какой степени мы живем фантастически!Я перебрал все черты, которые характеризуют плодотворный научный ум. Как вы видите, у нас обстоит дело так, что в отношении почти каждой черты мы стоим на невыгодной стороне. Например, у нас есть любопытство, но мы равнодушны к абсолютности, непреложности мысли. Или из черты детальности ума мы вместо специальности берем общие положения. Мы постоянно берем невыгодную линию, и у нас нет силы идти по главной линии. Понятно, что в результате получается масса несоответствия с окружающей действительностью. Ум есть познание, приспособление к действительности. Если я действительности не вижу, то как же я могу ей соответствовать? Здесь всегда неизбежен разлад. Приведу несколько примеров.Читать полностьюВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

14 апреля 2016, 23:21

Стиглиц: что не так с отрицательными ставками?

За лауреатом Нобелевской премии Джозефом Стиглицем уже давно закрепилось амплуа скептика, который ни при каких условиях не согласится с тем, что мировая экономика стала восстанавливаться после кризиса 2008 года.

12 октября 2015, 21:08

Награда за бедность: за что вручили Нобелевскую премию по экономике

Премию памяти Альфреда Нобеля по экономике получил Энгус Дитон — «за анализ потребления, бедности и благосостояния». РБК объясняет, что именно стоит за этой формулировкой

09 октября 2015, 10:21

Нобелевская премия для Алексиевич — черная метка для Лукашенко

Пишущая на русском языке писательница известна своими русофобскими взглядами, она неоднократно высказывалась о «российской оккупации Украины».

09 октября 2015, 06:45

Про лавреатку. Добилась.

Оригинал взят у hmelnicky в Про лавреаткуПочем ненависть к России?Как белорусская писательница Алексиевич бьется за Нобелевскую премиюЯкобы белорусская писательница Светлана Алексиевич нынче ездит по всей Европе и митингует против Владимира Путина. По сути, она призывает к войне с Россией. Проблемы Беларуси ее мало интересуют, ибо и Европа ничего не знает о Беларуси, а быть маленькой белорусской диссиденткой Алексиевич не хочется. Она спит и видит, чтобы ее и впрямь выдвинули вновь на Нобелевскую премию. И даже присудили ее.Самое страшное, что такое в нынешней Европе возможно. И потому процентов девяносто этих пламенных проповедей новой войны Алексиевич посвящает России. С чего бы это?«Рейтинг Путина зашкаливает. До оккупации Крыма довольны деятельностью президента были 27%, а сейчас — 67% населения. После долгих лет унижения все хотят „маленькой победоносной войны“. Все настроены на реванш за 1991 год. Поражает, что даже молодежь заражена имперскими амбициями. „Классный мужик Путин, — это первое, что я услышала на московском вокзале. — Севастополь — русский город. Крым должен быть наш“…»Вот это главное в ее выступлениях. Неистовая воительница не против Путина выступает, а против «рабского русского народа», и не скрывает, не стыдится этого. Она воспитывает в европейском обществе ненависть не к конкретному неугодному властителю, а ко всему русскому.Похоже, белорусский народ ее давно уже не интересует. Впрочем, она же признает, что ее бабка по матери, украинка, ненавидела ее отца-москаля. И она на стороне бабки.«Один итальянский ресторатор вывесил объявление «Русских не обслуживаем». Это хорошая метафора. Сегодня мир снова начинает бояться: что там в этой яме, в этой бездне, которая обладает ядерным оружием, сумасшедшими геополитическими идеями и не владеет понятиями о международном праве. Я живу с ощущением поражения.Романтика 90-х, чувство того, что скоро начнется новая удивительная жизнь — откуда мы это взяли? Мы не знали мир, не знали ничего о людях… И все произошло не так, как мы представляли. Я была в Москве и испытала сильное потрясение. Умные интеллектуалы, писатели разделяют эту ненависть, патриотический угар… Это страшно. Вообще, мне кажется, мой читатель на Западе стремится понять. А здесь я часто слышу, что мое творчество унижает и оскорбляет Россию. Как говорил Лимонов: «У нас была великая эпоха». Но мои книги абсолютно о другом. У нас была кровавая эпоха. Мы вышли из этой крови, вылезли из ямы. И мы, вероятно, все еще больны. В общем, мне кажется, будет большая война. Я думаю, что империя еще не ушла…"Недавно эта литераторша неизвестно по каким причинам вернулась из Европы, где жила больше десяти лет, в Беларусь. Тем самым она признала, что никто ее оттуда и не выгонял, живет себе под крылом батьки Лукашенко преспокойненько.«Я вернулась, потому что очень соскучилась… 11 лет я жила в разных странах Европы — существует очень мощная поддержка и солидарность писателей всего мира. Я вернулась, потому что мне как писательнице важно дышать этим воздухом, разговаривать с этими людьми, видеть их»…Дышит белорусским воздухом, а пишет с ненавистью о России и русском народе. Зачем?Видимо, ей натовские хозяева объяснили: чтобы всерьез претендовать на Нобелевскую премию, ей надо жить там, в Беларуси. А писать о России, куда Алексиевич регулярно ездит.И ведь, я понимаю, что это делается всерьез, и вполне может быть, что лютая русофобка впрямь получит Нобелевскую премию по литературе.Самое парадоксальное, что как литератор Светлана Алексиевич достаточно посредственный. По сути и пишет не прозу, а документальные очерки на заданную тему. То об Афганистане — «Цинковые мальчики», беря интервью у воевавших ребят. То о женщинах на войне — «У войны не женское лицо». То о Чернобыле — «Чернобыльская молитва». То о перестройке — «Время секонд хэнд».Темы отбирались самые важные, и подход был всегда антирусский, отстраненный. Это загадка, почему ее определили не «смелой журналисткой», а — писательницей, хотя она за всю жизнь ничего художественного и не написала. И с каждой книгой Алексиевич становилась все более враждебной к России и к русскому народу.В то же время о своей родной Беларуси ничего не писала. Называет себя белорусской писательницей, но пишет только на русском языке, другого не знает. «Да, я пишу на русском языке, но во многих странах родившиеся в одной стране пишут, например, на немецком или в Ирландии пишут на английском. Я думаю, эти процессы нельзя так резко очертить, как хочется нам в Беларуси — или ты белоруска, или ты русская. Тем более в современном мире… На протяжении 20 лет мне задают один и тот же вопрос… Я очень болею за белорусский язык и культуру, и очень хотела бы, чтобы это была отдельная независимая страна, и чтобы она уцелела в этом надвигающемся кошмаре, и мы ничего не можем сделать.Но я родилась в то время, когда существовала эта утопия, я шла за ней, и утопия говорила на русском языке. Сделать то, что я сделала, на белорусском языке было невозможно. Я занималась всем огромным советским миром".Занимается этим советским миром и сейчас, добивает его.Белорусский масштаб явно не для нее, маловат. Очень быстро она почувствовала, что белорусская тема мир не интересует, важнее — Россия. Россия, увиденная с заднего хода, чужими глазами, но знающими все русские подробности. Она и не скрывала: «Я всегда чувствую себя белорусской, но воспитана я на русской культуре. Все книги, которые я написала — это мировоззрение — невозможно было бы сделать в рамках белорусской культуры. У нас говорят, что белорусский взгляд не выше осиного гнезда. Мы маленькая нация, которую всегда русские уничтожали…»Вот тебе сразу же и объяснение, почему пишет лишь о большой имперской России, и объяснение, почему ненавидит ее. «Я с детства помню как бабушка рассказывала про Голодоморы, как не любила моего отца-москаля…Там всегда была нелюбовь. Она была на всех уровнях. Ведь почему не было большого партизанского движения на Украине? Потому что все тихо поддерживали бандеровцев. И даже после войны, когда я слушала рассказы о крестьянах… Бабушка меня маленькую тащит на поле, они там собирают эти бураки (свекла — ред.)… и им копейки платили. За все лето работы два мешка чего-нибудь привезут — и все. Так что не за что было любить…»Масштаб ненависти рос с притязаниями на Нобелевскую премию, которую получить можно только на антирусской основе. Увы, зря надеются наши русофобы, те же Дмитрий Быков или Михаил Шишкин, до Нобеля их русофобия не дорастет, они все же чересчур русские, а вот взгляд у Светланы Алексиевич и на самом деле абсолютно чуждый на Россию, хоть и мелковатая фигура будет для премии, но давали и более ничтожным писателям. Ненависти к самому Путину для премии маловато, мало ли было разных правителей на Руси? Надо ненавидеть сам народ. Что Светлана Алексиевич и делает. «Вы знаете, я опять недавно была в России. Люди этому верят, говорят „что там у хохлов“, „эти хохлы“. …И то, что 86% поддерживают Путина, я хочу вам сказать, что это правда. Они искренне его поддерживают. Они унижены, обмануты сегодня, а он дает то, что давала коммунистическая идея — что-то великое. Я думаю, что русская культура очень склонна к сверхидеям. Так произошло во время революции, это происходит сейчас — опять русская культура стала жертвой этой сверхидеи. Опять подключается церковь…»Алексиевич прямо пишет, что сама тяга к величию замысла, к большим идеям у русского народа недопустима. Надо жить лишь потребительскими ценностями, как в Европе и делают. А что-то великое они всегда ненавидят, вот и ненавидят нынче все русское.«Мы имеем дело с русским человеком, который за последние 200 лет почти 150 лет воевал. И никогда не жил хорошо. Человеческая жизнь для него ничего не стоит, и понятие о великости не в том, что человек должен жить хорошо, а в том, что государство должно быть большое и нашпигованное ракетами. На этом огромном постсоветском пространстве, особенно в России и Беларуси, где народ вначале 70 лет обманывали, потом еще 20 лет грабили, выросли очень агрессивные и опасные для мира люди…». Значит, их пора уничтожать…А заодно писательница «с мировой известностью» начинает заигрывать и со своим былым недругом Лукашенко, натравливая его на Россию. «10 лет назад Лукашенко мечтал, что будет хозяином Руси. Это уже похоронено. Он уже понимает, что так никогда не будет. Я вижу, что сейчас начинается трагедия Беларуси. И личная трагедия Лукашенко. Ему уже не раз намекнули, „батька, определись, или ты с нами или — в Европу“. Но никто его, конечно, туда не пустит…Кремль не пустит… Конечно. Они сейчас начинают его душить. Они не дали ему никаких денег. Они не дали ему никаких нефтепродуктов, как это было раньше. Он, я думаю, скоро оседлает и национальную идею. Лукашенко никогда не говорил о том, что мы должны говорить по-белорусски, а теперь — говорит. И министр образования говорит. Этого ничего раньше не было. Я думаю, что он чувствует опасность. На наших глазах эта трагедия ведь развивалась. Он видел, как Путин грязно играет…»Вместе с ненавистью к русскому народу, Алексиевич прививает и ненависть к православию, обязательно во всех своих сегодняшних беседах и интервью добавляя грязные слова или о патриархе Кирилле, или вообще о русской церкви.«А Путин, похоже, пришел надолго. Опрокинул людей в такое варварство, такую архаику, средневековье. Вы знаете, это надолго. И еще церковь в этом участвует… Это не наша церковь. Церкви нет. Церковь сегодня — это один из институтов власти…»Вот так и создаются в мире новые литературные кумиры. Думаю, если этот американский проект Алексиевич удастся осуществить, Нобелевская премия будет навсегда покрыта позором. Ибо давать премию человеку, откровенно расистских взглядов, унижающему один из великих народов мира, это значит — унижать и саму премию. Для нее весь русский народ, включая и либеральную интеллигенцию, это «коллективный Путин».«Почему наше страдание не конвертируется в свободу, достоинство? Это рабство, которое сидит в людях, этот Сталин, который мгновенно сейчас возродился. Сейчас полное возрождение Сталина. Уже 5 его музеев по России. Сейчас будут обсуждать памятник Дзержинскому — вернуть или нет на Лубянку. Я думаю, что это имеет глубокие исторические корни. Опыта свободы в России не было. Люди не знают, что это такое. У меня в книжке есть история, когда мы в Смоленске, в какой-то деревне. 10 утра. Мужики уже сидят под магазином. Ну и начали говорить о свободе. Мы как инопланетяне были. „Какая свобода? Че ты несешь? Водка — какая хочешь: Путинка, Горбачевка… Есть бананы, колбаса — это и есть свобода“. Речь идет о коллективном Путине…»Самое унизительное то, с каким мазохизмом ту же Светлану Алексиевич пропагандируют и издают в самой России. Недавно целый пятитомник издали. Очевидно, от избытка несвободы в себе.http://svpressa.ru/culture/article/128116/Еще о ней же:Манипулятор, играющий на болиАндрей Рудалев о новой методике воспитания ненависти к Россииhttp://svpressa.ru/politic/article/127049/

08 октября 2015, 17:07

Алексиевич и дао войны

Удивляюсь, как дружно оживились оппозиционные активисты в связи с вручением Нобелевской премии по литературе С.АлексиевичУдивляюсь, как вознегодовали многие патриотично настроенные.Странно -- радоваться надо.Нобелевский комитет, и последовательно выступающая антивоенно Алексиевич может и не читали "Дао войны"а надо бы) Война - это путь обмана. Когда должен ввести в бой свои силы, притворись бездеятельным. Нападай там, где он не приготовился.Или вперед там, где он не ожидает.Смени знамена врага на наши, смешай его колесницы со своими и задействуй их вместе. высшее пресуществление войны - разрушить планы врага; затем - разрушить его союзы; Вот пять признаков, из которых можно узнать о победе:кто знает врага и знает себя, не окажется в опасности и в ста сражениях. Тот, кто не знает врага, но знает себя, будет то побеждать, то проигрывать. Тот, кто не знает ни врага, ни себя, неизбежно будет разбит в каждом сраженииНепобедимость заключена в самом себе; возможность победы зависит от врага.Поэтому тот, кто преуспел в войне, может сделать непобедимым себя, но не обязательно может заставить врага покориться.Поэтому сказано, что стратегию победы над врагом можно познать, но не всегда можно применить.Притворный беспорядок рождается из порядка; видимость страхарождается из мужестваТому, кто первым приходит на поле сражения и ожидает врага, будетлегко; тот, кто приходит после и должен спешить в бой, будет утомлен.Поэтому тот, кто преуспел в войне, подчиняет других и не даетподчинить себя

07 октября 2015, 14:04

Вопрос науки. Нобелевская премия по химии

В Стокгольме присудили Нобелевскую премию по химию. Ее получат швед Томас Линдал и двое американцев, Пол Модрич и Азиз Шанкар, за изучение механизма восстановления ДНК. Гости специального выпуска программы "Вопрос науки" обсуждают достижения ученых, избранных Нобелевским комитетом. Будьте в курсе самых актуальных новостей! Подписка на офиц. канал Россия24: http://bit.ly/subscribeRussia24TV Последние новости - http://bit.ly/LatestNews15 Вести в 11:00 - https://bit.ly/Vesti11-00-2015 Вести. Дежурная часть - https://bit.ly/DezhChast2015 Большие вести в 20:00 - http://bit.ly/Vesti20-00-2015 Вести в 23:00 - https://bit.ly/Vesti23-00-2015 Вести-Москва с Зеленским - https://bit.ly/VestiMoskva2015 Вести в субботу с Брилёвым - http://bit.ly/VestiSubbota2015 Вести недели с Киселёвым - http://bit.ly/VestiNedeli2015 Специальный корреспондент - http://bit.ly/SpecKor Воскресный вечер с Соловьёвым - http://bit.ly/VoskresnyVecher Поединок - https://bit.ly/Poedinok2015 Интервью - http://bit.ly/InterviewPL Реплика - http://bit.ly/Replika2015 Агитпроп - https://bit.ly/AgitProp Война с Поддубным - http://bit.ly/TheWar2015 Военная программа Сладкова - http://bit.ly/MilitarySladkov Россия и мир в цифрах - http://bit.ly/Grafiki Документальные фильмы - http://bit.ly/DocumentalFilms Вести.net - http://bit.ly/Vesti-net Викторина с Киселевым - https://bit.ly/Znanie-Sila

Выбор редакции
06 октября 2015, 14:31

Вопрос науки. Нобелевская премия по физике

Нобелевский комитет объявил имена лауреатов Нобелевской премии по физике. Триумфаторами стали японец Такааки Каита и канадец Артур Б. Макдональд. Гости специального выпуска программы "Вопрос науки" обсуждают достижения ученых, избранных Нобелевским комитетом. Будьте в курсе самых актуальных новостей! Подписка на офиц. канал Россия24: http://bit.ly/subscribeRussia24TV Последние новости - http://bit.ly/LatestNews15 Вести в 11:00 - https://bit.ly/Vesti11-00-2015 Вести. Дежурная часть - https://bit.ly/DezhChast2015 Большие вести в 20:00 - http://bit.ly/Vesti20-00-2015 Вести в 23:00 - https://bit.ly/Vesti23-00-2015 Вести-Москва с Зеленским - https://bit.ly/VestiMoskva2015 Вести в субботу с Брилёвым - http://bit.ly/VestiSubbota2015 Вести недели с Киселёвым - http://bit.ly/VestiNedeli2015 Специальный корреспондент - http://bit.ly/SpecKor Воскресный вечер с Соловьёвым - http://bit.ly/VoskresnyVecher Поединок - https://bit.ly/Poedinok2015 Интервью - http://bit.ly/InterviewPL Реплика - http://bit.ly/Replika2015 Агитпроп - https://bit.ly/AgitProp Война с Поддубным - http://bit.ly/TheWar2015 Военная программа Сладкова - http://bit.ly/MilitarySladkov Россия и мир в цифрах - http://bit.ly/Grafiki Документальные фильмы - http://bit.ly/DocumentalFilms Вести.net - http://bit.ly/Vesti-net Викторина с Киселевым - https://bit.ly/Znanie-Sila

05 октября 2015, 14:07

Вопрос науки. Нобелевская премия по физиологии и медицине

Нобелевский комитет объявил имена лауреатов премии по физиологии и медицине в этом году. Премия присуждена ирландцу Уильяму Кэмпбеллу, японцу Сатоси Омуре и китаянке Юю Ту. Гости специального выпуска программы "Вопрос науки" обсуждают достижения ученых, избранных Нобелевским комитетом. Будьте в курсе самых актуальных новостей! Подписка на офиц. канал Россия24: http://bit.ly/subscribeRussia24TV Последние новости - http://bit.ly/LatestNews15 Вести в 11:00 - https://bit.ly/Vesti11-00-2015 Вести. Дежурная часть - https://bit.ly/DezhChast2015 Большие вести в 20:00 - http://bit.ly/Vesti20-00-2015 Вести в 23:00 - https://bit.ly/Vesti23-00-2015 Вести-Москва с Зеленским - https://bit.ly/VestiMoskva2015 Вести в субботу с Брилёвым - http://bit.ly/VestiSubbota2015 Вести недели с Киселёвым - http://bit.ly/VestiNedeli2015 Специальный корреспондент - http://bit.ly/SpecKor Воскресный вечер с Соловьёвым - http://bit.ly/VoskresnyVecher Поединок - https://bit.ly/Poedinok2015 Интервью - http://bit.ly/InterviewPL Реплика - http://bit.ly/Replika2015 Агитпроп - https://bit.ly/AgitProp Война с Поддубным - http://bit.ly/TheWar2015 Военная программа Сладкова - http://bit.ly/MilitarySladkov Россия и мир в цифрах - http://bit.ly/Grafiki Документальные фильмы - http://bit.ly/DocumentalFilms Вести.net - http://bit.ly/Vesti-net Викторина с Киселевым - https://bit.ly/Znanie-Sila

23 марта 2015, 12:30

Главная беда нашей науки - невостребованность

Жорес АлферовВыдающийся российский ученый, лауреат Нобелевской премии по физике, академик Жорес Алферов отметил недавно свое 85-летие. В интервью корреспонденту РИА Новости Виктории Ивановой Алферов рассказал о том, какие, по его мнению, направления надо развивать в российской науке и с кем из зарубежных партнеров отечественные ученые должны активно сотрудничать.— Жорес Иванович, какие направления могут быть приоритетными с точки зрения развития российской науки?— Междисциплинарное обучение и междисциплинарные исследования — это то, в чем мы можем и должны выиграть. Например, в области бионаномедицины. Самое главное — здоровье человека. Физика дала здравоохранению очень много — сначала были открыты рентгеновские лучи, потом родились ультразвуковая диагностика, компьютерная томография.На стыках рождается и еще родится очень много нового и очень важного. Этот подход должен отразиться и на образовании — надо очень широко учить молодежь основам физматнаук и информатике и одновременно с этим учить основам биологии и медицины. Физическое образование у нас всегда было хорошее, теперь надо подтянуть в других областях. Мой проректор Михаил Владимирович Дубина, доктор медицинских наук, он мне всегда говорит: "Жорес Иванович, физики с вашей кафедры гораздо быстрее осваивают биологию и медицину, чем медики с моей могут освоить физику". Это трудно, но нужно.Основная беда российской науки — это невостребованность научных результатов нашей экономикой и обществом. Когда наука нужна, находится и финансирование, и все прочее.Один из министров Саудовской Аравии сказал, что каменный век кончился не потому, что возник дефицит камня, и век нефти кончится не потому, что иссякнет нефть. Каменный век закончился потому, что изменились технологии и на смену камню пришли другие материалы. На смену той энергетике, которая существует сегодня, придет новая энергетика, потому что новые технологии окажутся и эффективнее, и экономичнее. Но чтобы они были в стране, нужно развивать экономику — прежде всего, на основе высокотехнологичных отраслей промышленности, которые были в стране раньше.— Насколько нынешняя сложная геополитическая ситуация сказывается на отечественной науке? С кем России надо активнее развивать партнерство в исследованиях?— Текущая геополитическая ситуация, я думаю, на российской науке пока непосредственно не сказывается. Научно-технологический прогресс второй половины ХХ века полностью определялся соревнованием советских и американских ученых. Я всегда это подчеркивал, и в годы холодной войны тоже. Очень жаль, что это соревнование закончилось. Благодаря ему научные исследования и в Советском Союзе, и в США шли широким фронтом практически во всех областях науки.Это сотрудничество чрезвычайно важно и сегодня, несмотря на так называемый брейн-дрейн, несмотря на отъезд из России специалистов. Мы унаследовали широту исследований и, в общем, довольно высокий уровень научной квалификации, который пока еще не упал катастрофически.— Мы встретились с вами в Париже, и я не могу не спросить вас о сотрудничестве России и Франции. Как вы оцениваете его важность в научной области?— С французами нужно и должно сотрудничать. Здесь были неплохие физические школы, здесь был великий Фредерик Жолио-Кюри. Во Франции, по-моему, 60% электроэнергии производится атомными станциями, но при этом на них, слава богу, нет крупных заметных происшествий. Французы должны благодарить за это созданную Жолио-Кюри технологическую школу, которая в том числе занимается и подготовкой кадров. Ему же принадлежат замечательные слова, которые я люблю цитировать: "Каждая страна должна внести свой вклад в сокровищницу мировой цивилизации развитием научных исследований. Если она этого не делает, она превращается в колонию".Мы традиционно сотрудничаем с французскими коллегами в ряде отраслей, но, конечно, фронт научного взаимодействия с Соединенными Штатами Америки у нас всегда был значительно шире.— Вы сопредседатель консультативного научного совета "Сколково". Как, по вашему мнению, развивается этот проект?— Многие ждали от этого проекта чего-то похожего на новосибирский Академгородок или Зеленоград, но "Сколково" не задумывался как подобный им центр и не должен им быть. Это совершенно разные проекты. В "Сколково" много недостатков, но я всегда подчеркивал, что "Сколково" — это не территория, это идеология.Сегодня для нас самая важная задача — развивать новые технологии, чтобы этот сектор нашей экономики стал играть все более важную роль. Для этого нужно использовать все средства. В первую очередь создавать стартап-компании, которые могут рождать новые технологии.И пусть ребята, которые эти стартапы создали, хорошо заработают. Слава богу! Вот это и есть идеология "Сколково", и это нужно поддерживать. И наша задача как консультативного научного совета — увидеть, предложить и поддержать такого сорта работы. Мы это делаем, и есть успехи. Эту сколковскую философию должны перенять и в Академгородке, и в Зеленограде, и в других сохранившихся у нас научных центрах.— Как вы оцениваете работу Сколковского технологического университета, в котором инженерное образование и научные исследования будут объединены с основами предпринимательства?— Изначальная идея была, в принципе, нормальная — создать новый тип института, университета. Но выбрали неправильный способ. Хотели так: мы заплатим MIT (Массачусетскому технологическому университету в США — ред.), а он нам все сделает. Хотя зарубежные коллеги по нашему консультативному научному совету — и американцы, и немцы — сразу говорили: прежде всего, создавать такой институт нужно на основе российских вузов, используя вдобавок опыт и MIT, и Стэнфорда, и, возможно, других.Я согласен с этим. Не потому, что я патриот российских вузов, хотя я таким являюсь. Причина другая: чтобы создать что-то у нас, нужно базироваться на том, что у нас уже есть, приложив к этому зарубежный опыт. Ведь в образовании тоже должны происходить изменения, они рождаются в творческих муках, и мы знаем и пробуем эти методы. Поначалу мнение нашего консультативного научного совета осталось без внимания, но со временем к нам все-таки немного прислушались и были созданы научно-учебные центры в Новосибирском университете и в нашем Академическом университете.http://www.dynacon.ru/content/articles/5050/

01 декабря 2014, 16:42

ВЫГОДУ ОТ НАУКИ ПОЛУЧАЕТ ТОТ, КТО ТРАТИТСЯ НА НЕЕ

 Жорес Алферов В российской науке – масса проблем. Много говорится о необходимости увеличить финансирование, бороться с «утечкой мозгов», нежеланием выпускников работать в российских научных учреждениях. Однако все это – лишь следствие. А причина кроется в том, что научные результаты не нужны ни в экономике, ни в обществе. Такую точку зрения высказал депутат Госдумы, вице-президент Российской академии наук, член Изборского клуба, лауреат Нобелевской премии Жорес Алферов.По его мнению, это связано с тем, как развивается экономика в России. «Когда наука нужна власти, то находятся деньги и открываются возможности ее развивать. А когда наука не востребована, то у нее возникает масса проблем, – подчеркнул он. – Известную долю оптимизма вселяет колоссальная талантливость российского народа, который, когда нужно, может горы свернуть».Глубинная причина заключается в том, что наша экономика сегодня построена на сырье. Но и в этой сфере очень многое изменилось за минувшие четверть века, в том числе в углеводородных технологиях. Бурное развитие получило то, что мы называем информационными технологиями, микроэлектроника, программное обеспечение, сказал нобелевский лауреат.Сегодня мы – на обочине технологического развития. «Я еще раз хочу сказать, что надо менять экономическую модель развития общества», – заявил Ж.Алферов, предположив возможность возвращения Госплана. В любом случае, стратегическое планирование в России должно быть.В целом же он высказался против реформ. «Нам нужно развивать то, что мы имеем, но у нас последнюю четверть века под реформами понимают прежде всего слом всего, что было», – указал он, подчеркнув, что много ломали после Октябрьской революции.Недавнюю реформу Академии наук он оценил как «кошмарное событие». «Вот бюджет на 2015 год и далее: Федеральное агентство научных организаций (ФАНО) – 94 млрд рублей, Российская Академия наук – 3,5 млрд рублей», – сказал он.Сегодня Академия наук – это некая организация, члены которой получают стипендию. Говорят, будто Академия наук имеет право проводить экспертизу. А как мы можем проводить экспертизу, когда все институты, лаборатории находятся в ФАНО, откуда мы ежедневно получаем по 10-15 бумаг, на которые сразу должны отвечать. Если на них отвечать, то больше ничем заниматься нельзя.Эффективность научных институтов определяется по прошествии большого промежутка времени, сказал Ж.Алферов. Гранты – это поддержка молодых ученых. Национальный научный фонд США поддерживает исследования молодых ученых, но основа американской науки – это базовая финансовая поддержка. National Magnetic Lab Массачусетского технологического университета имеет отдельную строку в бюджете. У нас в советские времена тоже существовало заметное базовое финансирование.Ж.Алферов обратил внимание на важность развития научных школ, указав, что все российские нобелевские лауреаты были сотрудниками трех институтов: Физического института им Лебедева, Института физических проблем им. П.Капицы и Ленинградского физтеха. Институтов в стране – сотни, а все лауреаты вышли из трех институтов. Это говорит о том, что для работ нобелевского класса нужны научные школы.В США, где лауреатов намного больше, и в Беркли, и в Калифорнийском технологическом институте, и в университете Санта-Барбары есть сформировавшиеся научные школы.Однако возрождение научных школ – дело очень непростое и требует, чтобы наука была востребована. Любая Нобелевская премия, когда она связана с прикладным использованием открытий, одновременно является демонстрацией роли фундаментальных исследований.Светодиоды на гетероструктурах были сделаны очень давно, в 1968 году, но они работали только в инфракрасной и красной областях. Сегодняшней премии за голубые светодиоды предшествовали фундаментальные исследования о поведении примесей в широкозонных полупроводниках, которые провел Исаму Акасаки. А затем Сюдзи Наканмура и Хироси Омано применили это в голубых светодиодах.Голубой свет можно сразу преобразовать в белый, получится лампочка. Так возникло и стало быстро развиваться светодиодное освещение.Однако наряду с этим «нобелевку» присуждают и за фундаментальные исследования. Ну какое практическое применение может быть у бозона Хиггса? А в прошлом году Питер Хиггс получил за него Нобелевскую премию, подчеркнул Ж.Алферов.Говоря о так называемой «утечке мозгов», он указал, что уезжают ученые из всех стран, не только из России. И едут все в Соединенные Штаты, потому что там заниматься наукой лучше. Вопрос не только в финансировании. Важно и то, что результаты исследований там востребованы, и научные школы развиваются. Наука интернациональна, нет ни российской, ни американской физики. Есть просто физика.«Но если наука интернациональна, то доход от нее – национален – подчеркнул он. – Выгоду от нее получают те страны, которые тратятся на нее и развивают. Поэтому и у нас науку надо по-настоящему развивать».По материалам сайта ras.ru http://dynacon.ru/content/articles/4307/ 

10 ноября 2014, 17:32

Биология и информатика: в ожидании третьего прорыва?

Автор: Александр Канапин, к.б.н., глава Отделения вычислительной геномики Кафедры онкологии Оксфордского университета, представитель России в консорциуме ELIXIRВ альтернативной версии истории человечества, представленной в культовом аниме середины 1990-х «Shinseiki Evangelion», землян в 2015 г. ожидает очередной апокалипсис, который готовят ученые, занимающиеся геномикой, клонированием и биоинформатикой. Авторы называют его «третьим ударом» (Third Impact).В середине прошлого века Игорь Тамм, выдающийся физик, лауреат Нобелевской премии, утверждал, что наступающий век будет веком биологии – подобно тому, как XX век был веком физики. Если говорить о привлечении общественного внимания, то ученый, безусловно, оказался прав. Но так ли это с точки зрения прорывов в науке? По аналогии с аниме «Evangelion» можно сказать, что два «удара» или, точнее, прорыва уже состоялись. Ждет ли нас третий прорыв, который может дать принципиально новые знания в фундаментальной науке и принести новые лекарства и методы лечения в практическую медицину?Рассмотрим одну из бурно развивающихся отраслей научного знания – биоинформатику. Как и во многих подобных ей междисциплинарных областях, довольно трудно дать ей строгое определение. В рамках настоящего обзора под биоинформатикой мы будем понимать применение информационных технологий для анализа биологических данных. В альтернативной версии истории человечества, представленной в культовом аниме середины 1990-х «Shinseiki Evangelion», землян в 2015 г. ожидает очередной апокалипсис, который готовят ученые, занимающиеся геномикой, клонированием и биоинформатикой. Авторы называют его «третьим ударом». Ждет ли нас третий прорыв, который может дать принципиально новые знания в фундаментальной науке и принести новые лекарства и методы лечения в практическую медицину?В альтернативной версии истории человечества, представленной в культовом аниме середины 1990-х «Shinseiki Evangelion» («Евангелион нового поколения»), землян в 2015 г. ожидает очередной апокалипсис, который готовят ученые, занимающиеся геномикой, клонированием и биоинформатикой. Авторы называют его «третьим ударом» (Third Impact).В середине прошлого века Игорь Тамм, выдающийся физик, лауреат Нобелевской премии, утверждал, что наступающий век будет веком биологии – подобно тому, как XX век был веком физики. Если говорить о привлечении общественного внимания, то ученый, безусловно, оказался прав. Но так ли это с точки зрения прорывов в науке? По аналогии с аниме «Evangelion» можно сказать, что два «удара» или, точнее, прорыва уже состоялись. Ждет ли нас третий прорыв, который может дать принципиально новые знания в фундаментальной науке и принести новые лекарства и методы лечения в практическую медицину?Рассмотрим одну из бурно развивающихся отраслей научного знания – биоинформатику. Как и во многих подобных ей междисциплинарных областях, довольно трудно дать ей строгое определение. В рамках настоящего обзора под биоинформатикой мы будем понимать применение информационных технологий для анализа биологических данных.Цифры в биологии: от гороха Менделя до персональных геномовИсторически биология складывалась как описательная наука. Например, существенной частью работы Чарльза Дарвина как биолога в его экспедициях были иллюстрации, изображение различных видов животных. С появлением возможности оцифровывать изображения анализ графической информации вернулся в биологию в новом аспекте. В определенном смысле первым биоинформатиком можно считать Грегора Менделя, поскольку он использовал количественные данные для решения чисто биологической задачи: подсчитывая число горошин, имеющих различный фенотип в ряду поколений, он смог сформулировать законы наследственности.Постепенно в биологии появлялось все больше параметров, которые можно было «пересчитать», и к статистической генетике добавились исследования динамики популяций, кинетики биохимических реакций и других процессов, протекающих в биологических системах. Хрестоматийно известная модель системы «хищник – жертва» была одним из первых примеров использования математики для моделирования биологических процессов. Существенным компонентом в этом развитии стало использование численных методов в биофизике для моделирования структуры и динамики биополимеров – белков и нуклеиновых кислот.Такие вычисления, безусловно, требовали значительных компьютерных мощностей, но о выделении биоинформатики в отдельную дисциплину речь не шла до середины 1980-х годов. Первым упоминанием термина «биоинформатика» в названии научной статьи считается работа «Новые направления в биоинформатике» («New Directions in Bioinformatics»), вышедшая в 1989 г.Игорь Тамм, выдающийся физик, лауреат Нобелевской премии, утверждал, что наступающий век будет веком биологии – подобно тому, как XX век был веком физикиВ 1980-х годах в развитии разных наук и технологий наблюдались два тренда: во-первых, стали доступны в больших масштабах (сотни и тысячи) первые последовательности белков и нуклеиновых кислот, во-вторых, появились персональные компьютеры, позволившие биологам анализировать новые типы данных, справиться с которыми вручную было уже сложно. Например, программа PC/GENE, написанная швейцарским биоинформатиком Амосом Байрохом, работала на простейшем персональном компьютере PC/XT с тактовой частотой процессора 4 МГц и позволяла делать практически все, что было тогда нужно молекулярному биологу. Примерно тогда же (1986 г.) А. Байрох создал банк данных белковых последовательностей SwissProt, который и сегодня сохраняет свой статус всемирно известного и надежного информационного ресурса.Не отставали и российские ученые и программисты. Можно вспомнить некоторые из пакетов программ, которые были созданы в начале 1990-х годов и по своей функциональности и инновационности не уступали зарубежным аналогам: GeneBee (МГУ), VOSTORG (Институт цитологии и генетики СО РАН), Samson (Институт математических проблем биологии, г. Пущино) и др. Информационные технологии перестали быть уделом программистов и математиков, что привело к расширению круга биологических задач, решаемых с помощью компьютеров.Таким образом, к середине 1990-х годов биоинформатика заняла достойное место среди других отраслей знания. Признание ее значимости мировой научной общественностью было отмечено появлением мировых центров – «трех китов» биоинформатического мира: Европейского института биоинформатики (European Bioinformatics Institute, EBI, 1992), Национального центра биотехнологической информации США (National Centre for Biotechnological Information, NCBI, 1988 г.) и Банка данных ДНК Японии (DNA Data Bank of Japan, DDBJ, 1986 г.). Следует отметить, что такой «взрывной» рост объема данных касался (и касается в основном до сих пор) преимущественно молекулярной биологии. Биополимеры, хранящие наследственную информацию (ДНК), а также те, которые выступают как непосредственные инструменты в биохимических реакциях в клетке (белки), можно представить как последовательность символов – своего рода букв в том или ином алфавите. Такого рода информация очень легко формализуется для хранения и обработки в вычислительных системах.Объемы данных в современной биологической науке таковы, что без применения информационных технологий их анализ практически невозможен. Наступающая эпоха персональных геномных данных, когда генетический код практически любого человека будет прочитан, делает роль биоинформатики еще весомее.Бессмертны ли телевизоры, или о рекламной наукеДень 26 июня 2000 г., безусловно, вошел в историю не только науки, но и всего человечества: на совместной пресс-конференции Б. Клинтон и Т. Блэр объявили о публикации первой версии генома человека. Ученые в целом трезво оценивали ситуацию, понимая, что прочитанная последовательность генома, все три миллиарда букв-нуклеотидов – это лишь начало. Даже само название статьи, в которой были опубликованы исследования генома, – «Первоначальное секвенирование и анализ генома человека» («Initial Sequencing and Analysis of the Human Genome») – подчеркивало предварительность полученных данных. Авторы прямо заявляли о том, что представляют черновую версию генома человека, предварительные результаты анализа данных. В отличие от ученых политики были настроены гораздо более оптимистично. Так, президент Б. Клинтон, завершая торжественную часть, заметил, что скоро мы будем жить по 150 лет, а наши внуки будут знать слово «рак» только как название созвездия.Однако уже через 3–4 года наступило разочарование. Многие ученые стали говорить о «геномном пузыре», напоминающем «пузыри» биржевых спекуляций. Большинство из них признало, что практического использования этого открытия в медицине придется ждать еще долго, что для этого понадобится не только терпение, но и понимание того, что можно сделать с этими данными.circos.ca Предварительные результаты картирования генома. ENCODE Гены, которые кодируют белки, составляют лишь около 1% от всего генома. Поэтому представлять себе, что получение информации обо всех белках и их генах способно радикально улучшить ситуацию и привести к прорывам в области создания новых лекарств и методов лечения, было бы не вполне правильным.Классический пример – муковисцидоз, наследственная болезнь, вызываемая мутацией в одном из генов, кодирующих регуляторные белки. Примечателен заголовок статьи, опубликованной в журнале «Nature», – «Один ген и двадцать лет» («One Gene, Twenty Years»). Он как бы подчеркивает тот факт, что даже в таком, казалось бы, простом случае, когда известна конкретная «поломка» в гене, вызывающая болезнь, мы все еще далеки от победы над этой болезнью. А если учесть, что большинство заболеваний связано не с одним, а со многими генами, то от радужных надежд на быстрый успех в медицинском применении открытий, связанных с геномом человека, почти ничего не остается.Через три года после публикации генома человека был создан международный консорциум ENCODE (Encyclopedia Of DNA Elements). Главной целью проекта стало детальное описание всех генов и других элементов генома, создание своего рода карты или энциклопедии. В 2012 г. предварительные результаты картирования были опубликованы в большой обзорной статье и в 29 дополнительных статьях, посвященных отдельным биологическим проблемам.По сути, участники консорциума попытались понять, какой функции соответствует тот или иной участок генома человека. Используя экспериментальные техники и методы биоинформатики, они обнаружили, что около 80% последовательности ДНК генома может быть прочитано, и на ее основе может быть синтезирована РНК (этот процесс называется транскрипцией). Если же этот участок хромосомы не считывается, он может быть модифицирован химически, чтобы выполнять функции регулятора, включая или выключая считывание тех или иных участков геномной ДНК. Авторы исследований провели также эволюционный анализ, сравнив между собой геномы различных видов приматов и млекопитающих, и пришли к следующему выводу: если один и тот же участок ДНК похож у разных видов животных, это означает, что в процессе эволюции он изменяется слабо или не изменяется совсем. Следовательно, функция данного участка важна для функционирования клетки или всего организма в целом.Проект ENCODE был, безусловно, важным шагом в исследовании генома человека. Прочитав геном, ученые записали буквы, из которых он состоит. Теперь нужно было понять, какие слова записаны этими буквами, понять фразы этого языка. Однако биологические системы отличаются беспрецедентной сложностью структуры и организации протекающих в них процессов, что исключает возможность простых и быстрых решений.Публикация данных ENCODE вызвала бурное обсуждение в научной среде. Одна из наиболее ироничных и обсуждаемых статей называлась «О бессмертии телевизоров, или что такое “функция” в геноме человека (по евангелию от ENCODE, без эволюции)» («On the Immortality of Television Sets: “Function” in the Human Genome According to the Evolution-Free Gospel of ENCODE»). Авторы статьи резонно замечали, что в публикациях консорциума ENCODE непомерно раздута функциональная сторона проблемы, что утверждение о функциональной значимости 80% генома человека основано на логически противоречивых допущениях, не принимающих в расчет положения теории молекулярной эволюции и другие фундаментальные биологические постулаты.innovaworld.ru Устройство для чтения ДНК (мини- секвенатор) Если функциональность участков генома не поддерживается естественным отбором, они будут накапливать повреждающие мутации и перестанут функционировать. Абсурдная альтернатива этому утверждению, принятая в качестве позиции авторами ENCODE, заключается в том, что они полагают, будто бы повреждающие мутации могут происходить в участках генома, имеющих функциональное значение. Это утверждение равносильно тому, что телевизор, предоставленный сам себе, будет так же работоспособен через миллион лет, поскольку он не будет ржаветь, изнашиваться, подвергаться воздействию разрядов статического электричества или землетрясений.Не преуменьшая глобального значения проектов «Геном человека» и ENCODE, все же следует различать то, что часто называют «рекламной наукой» («publicity science»), и реальное научное знание, которое и ведет к практическому применению открытий.Биологические системы невероятно сложны, и описать простыми словами и уравнениями законы их функционирования пока удается лишь для достаточно простых ситуаций. Дело здесь не только в том, что компьютерные мощности отстают от темпов, с которыми новые технологии производят биологические данные (например, секвенирование нового поколения – next-gen sequencing). Проблемы, с которыми сегодня сталкиваются математики, во многом схожи с теми, которые обнаруживались в физике при смене классической парадигмы на квантовую.Одна из интересных работ по философии науки так и называется: «Математика – новый микроскоп для биологии, только лучше; биология – новая физика для математики, только лучше» («Mathematics Is Biology’s Next Microscope, Only Better; Biology Is Mathematics’ Next Physics, Only Better»). Автор статьи профессор Дж. Коэн описывает десять основных вызовов, с которыми сталкиваются биологи и математики. По его мнению, необходимость анализировать и моделировать сложные биологические системы, от клеток до биоценозов, может привести к созданию новых теорий и алгоритмов в математике и вычислительной технике. Нынешняя ситуация, считает ученый, аналогична той, которая сложилась в физике в начале XX века и привела к созданию квантовой механики и теории относительности.Будущее где-то рядом: от генов к лекарствамИтак, можно сказать, что два прорыва уже состоялись: геном человека и ENCODE. Что можно ожидать в ближайшем будущем – нового прорыва или стагнации?Одним из наиболее заметных изменений в экспериментальной молекулярной биологии стало открытие относительно дешевых методов секвенирования последовательностей ДНК и РНК. Сегодня прочтение полного генома человека может стоить около 1000–1500 долл., при этом цена быстро снижается. Такой прогресс связан с появлением технологий секвенирования нового поколения (Next-Generation Sequencing, NGS). Основной игрок в данном сегменте рынка – компания «Illumina», ее серьезные противники – «Pacific Biosciences» и «Life Technologies» с технологией Ion Torrent. В большинстве этих методик геном разбивается на короткие фрагменты (длиной несколько сотен букв-нуклеотидов), которые очень быстро прочитываются тем или иным физико-химическим способом. Таким образом, геном человека представляется как файл, содержащий несколько десятков миллионов коротких фрагментов.Однако технологии развиваются, и одним из многообещающих выглядит подход, разрабатываемый компанией «Oxford Nanopore». Данная технология еще не вышла из стадии первых тестов, но уже привлекла к себе внимание не только ученых, но и средств массовой информации. Оказалось, что геном можно читать почти целиком, используя USB-устройство, не намного превышающее по размеру обычную флеш-карту. В теории эта технология позволяет прочитывать более длинные фрагменты генома (до 100 тыс. нуклеотидов), но пока точность такого прочтения составляет около 10%. Мини-секвенатор лишь считывает первичные данные, а основная вычислительная работа происходит на облачном сервере компании.microbialchronicles.com Ждет ли нас биоинформатический апокалипсис: большие данные и биобезопасность Прочтение последовательностей генома как набора коротких фрагментов имеет свои ограничения. Пока не существует алгоритмов, способных собрать полную последовательность генома человека из миллионов коротких фрагментов, прочитанных секвенаторами. Поэтому применяемый сегодня анализ называют ресеквенированием. В этом случае все фрагменты генома сравниваются с некой базовой последовательностью, своего рода канонической версией генома, собранной из геномов нескольких людей. Конечно, такая последовательность будет некоторым обобщением, а не реальным геномом конкретного человека. В свою очередь, в процессе ресеквенирования фрагменты индивидуального генома сравниваются с канонической версией, и таким образом находятся различия, которые могут характеризовать именно этого человека или, если сравнивать между собой несколько индивидуальных геномов, группу людей (например, страдающих определенной наследственной болезнью).Ресеквенирование ДНК позволяет понять устройство генома. Для того чтобы узнать, как он работает, используются другие методики, в том числе секвенирование РНК (RNA-Seq). Эта методика помогает определить, «включен» ли в клетке тот или иной ген, производит ли он РНК, на которых синтезируется белок, выполняющий ту или иную функцию. Методики иммунопреципитации хроматина (Chromatin Immuno Precipitation, ChIP) дают возможность понять, как происходит регуляция работы генов, как тот или иной белок «включает» либо «выключает» работу генов, подстраивая работу клетки или организма под изменения внешних условий.Секвенирование – не единственный способ получения биологических данных. Большое распространение получили так называемые биочипы, или ДНК-микрочипы (microarrays). Эта технология была впервые применена к анализу геномов в лаборатории академика А. Мирзабекова и с тех пор широко используется как достаточно дешевая альтернатива методам секвенирования, особенно в медицинской диагностике. Она позволяет быстро определить, несет ли геном пациента мутацию, которая будет влиять на успешность лечения его тем или иным лекарством.Можно также назвать методики, которые непосредственно подсчитывают количество тех или иных молекул в клетках, в частности, технологии нанострун или количественные методы анализа белков с применением масс-спектрометрии.Вернулись в «большую биологию» и рисунки. Компьютерный анализ изображений используется не только в таких очевидных случаях, как диагностика рака по морфологии клеток и тканей, но и в изучении динамики биохимических реакций в клетках на молекулярном уровне.Все перечисленные методики производят огромное количество данных самых разных типов. Разумеется, их обработка, анализ и хранение невозможны без применения компьютеров, и биоинформатика играет здесь первостепенную роль. С одной стороны, речь идет о разработке новых алгоритмов для анализа и интеграции гетерогенных данных. С другой стороны, необходимо решать чисто инженерные проблемы организации хранения и доступа к данным разной степени защищенности (например, к клиническим). Иными словами, третий прорыв (Third Impact) в биоинформатике многие связывают с тем, что называется «Большие данные» (Big Data).* * *Один из основных вызовов, с которыми сталкивается биоинформатика в условиях прогресса в области методик секвенирования геномов, сформулирован в форме своеобразного мема профессором Джорджем Черчем – «геном за тысячу, его интерпретация за миллион» («1K Genome and 1M Interpretation»). Объемы данных растут, но, к сожалению, понимание того, что за ними стоит, все еще очень далеко от того, что необходимо для практического использования, прежде всего в медицине. Во многом это обусловлено тем, какие данные производят современные технологии. Последовательность генома дает статичную картину. Это описание того, с каким набором генетических инструкций родился тот или иной человек. Как эти инструкции будут работать в течение его жизни, какие из них проявят себя (и в какой степени), а какие вообще не будут включены – все это зависит от огромного количества внешних факторов. К тому же из-за того, что сборка de novo полного генома человека из фрагментов секвенирования пока невозможна, анализ данных сводится преимущественно к поиску различий между людьми и через эти различия – к объяснению функции того или иного участка генома. Признаки могут быть либо нейтральными (цвет глаз, группа крови, средний рост), либо патологическими (та или иная наследственная болезнь). Различия в том или ином гене (говоря шире, в участке генома) связаны с тем или иным внешним признаком, и таким образом можно понять его функциональную роль. Безусловно, здесь «Большие данные» имеют большое значение. Чем больше пациентов с той или иной болезнью будет проанализировано, тем надежнее будет статистика, и тем точнее удастся определить генетические маркеры, соответствующие данному заболеванию. Неудивительно, что в настоящее время генетическая диагностика переживает новый бум.Однако от разработки метода диагностики до его внедрения в широкую клиническую практику проходит достаточно много времени. Первые клинические тесты с использованием секвенирования нового поколения были официально одобрены американским агентством по контролю над пищевыми продуктами и лекарственными препаратами (FDA) всего лишь год назад. Это связано с тем, что до сих пор генетические тесты обнаруживают лишь наиболее очевидные и легко объясняемые признаки. Количество пока еще не перешло в качество, и обилие данных о новых участках генома, связанных с патологическими или нормальными признаками, не дает достаточных оснований для прорыва в получении нового биологического знания. Ситуация похожа на ту, которая возникла с прочтением генома человека: ученые просто каталогизируют признаки, приписывая их к разным участкам генома. Это относится не только к секвенированию, но и к другим способам получения данных, таким как биочипы, масс-спектрометрия, анализ изображений. Накопление новой информации происходит лавинообразно, и многое из нее уже получает практическое применение.Оптимизм внушает тот факт, что биология всегда развивалась от накопления данных к их обобщению. Остается надеяться на то, что прорыва придется ждать недолго. Без биоинформатиков, этих «бухгалтеров от биологии», он сейчас невозможен. Источник: РСМД