• Теги
    • избранные теги
    • Компании779
      • Показать ещё
      Разное744
      • Показать ещё
      Страны / Регионы514
      • Показать ещё
      Люди434
      • Показать ещё
      Издания24
      • Показать ещё
      Формат19
      Международные организации38
      • Показать ещё
      Показатели15
      • Показать ещё
Объединенная авиастроительная корпорация
26 июля, 10:49

Украина добьет "Антонов" за два месяца

Авиаконцерн "Антонов", известный во всем мире, окончательно ликвидируют на Украине. Правительство Украины дало такое задание комиссии во главе с замминистра экономического развития и торговли Юрием Бровченко. "Антонов" будет остановлен в течение 2 месяцев.

26 июля, 10:11

Украина добьет "Антонов" за два месяца

Авиаконцерн "Антонов", известный во всем мире, окончательно ликвидируют на Украине. Правительство Украины дало такое задание комиссии во главе с замминистра экономического развития и торговли Юрием Бровченко. "Антонов" будет остановлен в течение 2 месяцев.

26 июля, 05:59

Поставки МС-21 начнутся в 2019 году

Анатолий Эдуардович Сердюков, индустриальный директор авиационного кластера госкорпорации Ростех, рассказал о недавно выпущенном Россией инновационном узкофюзеляжном самолете МС-21. Он заявил, что совместная работа ОАК и Ростеха позволит выйти на совокупный объем поставок МС-21 более 1000 самолетов до 2037 года. Лайнер выходит на самый емкий сегмент мирового рынка: в мире сегодня эксплуатируется около 15 тысяч самолетов, а суммарные потребности на ближайшие 20 лет составят примерно 25 тысяч. По словам Сердюкова, МС-21 с его летными характеристиками сможет, благодаря передовым технологиям и принципиально новым комплектующим, превзойти Boeing и Airbus.

26 июля, 05:35

На Украине создана спецкомиссия для ликвидации авиаконцерна "Антонов"

Правительством Украины была создана специальная комиссия для ликвидации авиастроительного концерна "Антонов". Постановление о созыве комиссии было опубликовано на сайте кабинета министров Украины, об этом стало известно во вторник, 25 июля. Главой ликвидационной комиссии назначен заместитель Министра экономического развития и торговли Юрий Бровченко.

26 июля, 00:12

МАКС-2017: мировое авиастроение становится «цивильнее» и «бесчеловечнее»

В день завершения международного авиационно-космического салона впечатлениями от него с «Аиф» поделились ведущие эксперты отрасли.

25 июля, 23:46

Сын Рогозина вошел в состав правления ОАК

Алексей Рогозин, вице-президент Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) и сын вице-премьера Дмитрия Рогозина, вошел в правление ОАК. Об этом говорится в пресс-релизе корпорации. Отмечается, что министр промышленности и торговли ...

25 июля, 22:58

МАКС-2017 и «Слон» вместо «Руслана»

В свете новых "приключений" украинского государственного концерна "Антонов", информация приведенная ниже, смотрится особенно актуально

25 июля, 21:59

Сын Рогозина вошел в совет директоров ОАК

Совет директоров ПАО "Объединенная авиастроительная корпорация" ввел в состав правления вице-президента по транспортной авиации Алексея Рогозина, который является сыном вице-премьера Дмитрия Рогозина

25 июля, 21:54

Сын Дмитрия Рогозина вошел в состав правления ОАК

Совет директоров ПАО «Объединенная авиастроительная корпорация» (ОАК) ввел в состав правления вице-президента по транспортной авиации Алексея Рогозина, сына вице-премьера РФ Дмитрия Рогозина. Таким образом, состав правления корпорации увеличился до 14 человек, передает «Интерфакс».

25 июля, 21:20

Сын Дмитрия Рогозина вошел в правление ОАК

Совет директоров ПАО "Объединенная авиастроительная корпорация" (ОАК) в третий раз переизбрал главу Минпромторга РФ Дениса Мантурова в качестве главы совета, следует из сообщения компании.

25 июля, 20:37

Алексей Рогозин вошел в правление ОАК

Совет директоров «Объединенной авиастроительной корпорации» (ОАК) ввел в состав правления корпорации вице-президента по транспортной авиации Алексея Рогозина — сына зампреда правительства Дмитрия Рогозина. Совет директоров ОАК переизбрал также главу Минпромторга Дениса Мантурова главой совета. Этот пост господин Мантуров занимается с июля 2015 года и переизбирается на него в третий раз, пояснили в ОАК. ОАК создана в 2006 году для консолидации конструкторских бюро и авиастроительных предприятий России. В состав холдинга входят ПАО «Компания "Сухой"», ПАО «Корпорация "Иркут"», АО «ОАК - Транспортные самолеты», ОАО «Ил», ПАО «Туполев», АО «Авиастар-СП». 91,2% акций ОАК принадлежит России, 5,1% — Внешэкономбанку 3,7% — частным акционерам.Подробнее о карьере сына Дмитрия Рогозина читайте в материале «Ъ» «Алексей Рогозин встал у…

25 июля, 19:24

Глава Минпромторга Мантуров остался на посту председателя совета директоров ОАК

Председателем Совета директоров Объединенной авиастроительной корпорации ("ОАК") избран министр промышленности и торговли России Денис Мантуров.

25 июля, 19:24

Глава Минпромторга Мантуров остался на посту председателя совета директоров ОАК

Председателем Совета директоров Объединенной авиастроительной корпорации ("ОАК") избран министр промышленности и торговли России Денис Мантуров.

25 июля, 19:09

Мантуров переизбран председателем совета директоров ОАК

Глава Минпромторга Денис Мантуров переизбран председателем совета директоров ПАО "ОАК". Об этом говорится в материалах компании. Мантуров является председателем совета директоров ОАК с июля 2015 года и избирается на этот пост в третий раз. Кроме того, совет директоров принял решение избрать в действующий состав правления Алексея Рогозина.

25 июля, 18:54

На музей по сусекам: в «начинку» Ту-144 ищут 100 миллионов

Комиссия КНИТУ-КАИ так и не определилась с победителем конкурса по созданию концепции казанского музея техники внутри самолета Ту-144. Вместо одного претендента в финал прошли целых два. И хотя стоимость заявленных проектов не превышает 60 млн рублей, ректор вуза Альберт Гильмутдинов намерен привлечь под музей-самолет порядка 100 млн рублей, притом что 20 млн уже потрачены. О том, кто прошел фильтр комиссии и что жюри не понравилось в претендентах, в репортаже «БИЗНЕС Online».

25 июля, 18:41

Сын Дмитрия Рогозина вошел в правление ОАК

Совет директоров ПАО "Объединенная авиастроительная корпорация" (ОАК) ввел в состав правления вице-президента по транспортной авиации Алексея Рогозина, сына вице-премьера РФ Дмитрия Рогозина. Таким образом, как пишет "Интерфакс", состав правления корпорации увеличился до 14...

25 июля, 15:22

Военную авиацию РФ душит финансовая петля

Вопреки казенному оптимизму главкома наши летчики многого недосчитаются

25 июля, 13:55

КАИ планирует привлечь в проект музея на базе Ту-144 порядка 100 млн рублей

100 млн рублей планируется привлечь в создание интерактивного музея на базе Ту-144 КНИТУ-КАИ. Об этом сегодня журналистам сообщил ректор вуза Альберт Гильмутдинов.

25 июля, 12:22

15 крупнейших оборонных компаний мира

Издание Defense News опубликовало рейтинг крупнейших оборонных предприятий мира.

25 июля, 12:22

15 крупнейших оборонных компаний мира

Издание Defense News опубликовало рейтинг крупнейших оборонных предприятий мира.

30 марта 2014, 10:22

Зависимость российского ВПК от Украины весьма велика

Сегодня пришло ожидаемое мной сообщение, что "Укроборонпром" заморозил поставки оружия и комплектующих в Россию. Таким образом, российскому ОПК нанесен серьезный урон - и это третья причина, по которой Россия просто обречена ввязаться в украинские разборки. На мои предупреждения представителям власти, что первым делом американцы запретят поставки ОПК России, следовали высокомудрые рассуждения и логические опровержения. Но сегодня это произошло.Было совершенно очевидно, что в результате запретов наши истребители останутся без ракет класса "воздух-воздух", боевые вертолеты - без двигателей, суда ВМФ - без силовых установок и т.д. И дублирующих производств, к сожалению, в России нет! Но это лишь одна из причин.Основная, что с экономической точки зрения единственный вариант для граждан обанкротившейся Украины не платит долги по чужим счетам - это выйти всеми своими территориями куда-угодно из несостоявшегося государства. Хоть в Лимпопо. Главное, чтобы Львовская область поняла это последней. Соскочившие долгов не имут! См. на пример крымчан. Правда только в составе России долговой вопрос можно урегулировать цивилизованно.Следующая причина - процесс избиения и угнетения русских, который не остановится на границах Украины и неизбежно перейдет на территорию России...Вот сегодняшнее сообщение (ЖЖ stbcaptain): "Врио генерального директора госконцерна "Укроборонпром" Юрий Терещенко (уже третий врио за этот месяц) заявил, "что до момента деэскалации украинско-российского конфликта поставки останутся в замороженном состоянии"."Вопрос, на который следует обязательно ответить — военно-техническое сотрудничество с Российской Федерацией. Уже сегодня по понятным причинам в Россию не поставляются оружие и военная техника. До момента деэскалации конфликта наши отношения останутся в замороженном состоянии. Да, мы понесем экономические потери, но разве разумно вооружать армию противника?", - пишет Терещенко."Убежден, что наши отношения с РФ, в том числе в сфере экономического и военно-технического сотрудничества, заслуживают рассмотрения и принятия решения на высшем государственном уровне, в Совете национальной безопасности и обороны Украины", - считает он.Напомним, 13 марта разразился скандал: выяснилось, что новоназначенная глава "Укроборонпрома" Валентина Дрозд, несмотря на неприкрытую агрессию со стороны РФ, продолжила поставлять России военное оборудование.14 марта Александр Турчинов уволил Валентину Дрозд, проработавшую в должности всего неделю, и назначил на ее место нардепа от "УДАРа" Сергея Аверченко.Спустя еще неделю, 21 марта, народный депутат, член парламентского комитета по вопросам нацбезопасности Юрий Сиротюк (ВО "Свобода") обратился к Аверченко с призывом немедленно прекратить поставки в Россию оружия и техники и пересмотреть все военные контракты с РФ.О реакции на данное обращение не сообщалось, однако уже 24 марта госконцерн возглавил бывший замглавы "Укрспецэкспорта" Юрий Терещенко. В свою очередь, ударовец Аверченко был переведен на должность руководителя Государственного управления делами.От себя добавлю, что нынешняя кадровая чехарда вряд ли будет способствовать хотя бы сохранению прежних доходов предприятий украинского ВПК от взаимовыгодного сотрудничества с РФ: при таком подходе поставлять выпускаемую ныне продукцию им будет просто некому.Ну, а Россия без особых проблем ускорит выполнение уже действующих программ по импортозамещению".Вот прогноз пятилетней давности о неизбежности дефолта и десуверенизации Украины: Сергей Губанов: «Долговая зависимость может привести к дефолту» №5 (8939) // 13 января 2009 г. Как уже сообщала «Вечерняя Одесса», месяц назад в Одесском государственном экономическом университете прошли традиционные ежегодные «Покрытановские чтения», посвященные памяти выдающегося ученого, одного из основателей одесской школы экономистов-теоретиков Анатолия Карповича Покрытана.Что стало темой заседания «круглого стола» и двух научных секций — догадаться несложно: мировой финансовый кризис и его последствия для экономики Украины. Почетным гостем «Покрытановских чтений» был авторитетный российский ученый, профессор, заместитель главного редактора журнала «Экономист» (Москва) Сергей ГУБАНОВ....С его мнением можно не соглашаться. Категорически не разделять точку зрения ученого на некоторые сегодняшние экономические и политические процессы. Пытаться опровергать всю цепочку умозаключений, ставших основой для того или иного вывода. Нельзя делать только одного: уподобляться жителям описанного Камю города, верившим в то, что нагрянувшая эпидемия чумы «рассосется» как-то сама собой...— Нынешняя ситуация, в которой оказались экономики многих стран мира, в том числе России и Украины, имеет ряд особенностей, — подчеркнул Сергей Губанов. — Во-первых, у глобального финансового кризиса есть причины не только экономические, но также системные, политические, идеологические, доктринальные. Соответственно, веер последствий будет гораздо более широким, чего уже сегодня нельзя недооценивать. Вторая особенность: кризис был предсказуем. Более того, специалистам — кстати, впервые за всю историю экономической науки — удалось «вычислить» срок его наступления.Наконец, нынешний экономический кризис — это кризис системы глобальной долларизации. Особо пострадавшими оказались как раз страны, наиболее зависимые от доллара. Среди них, к сожалению, и Украина, и Россия. Но надо четко понимать: наши страны страдают не столько из-за мирового финансового кризиса, сколько из-за отсталой структуры экономики, однобоко перекошенной в сторону добывающих и сырьевых отраслей.Хуже того, «сырьевой перекос» имеет системный характер. Экономическая система наших стран ориентирована на приток долларов, а не на внутренние источники роста. Поэтому она не в состоянии соединить добычу и переработку, стимулировать развитие обрабатывающей индустрии, рост высокотехнологичных секторов, создание современных компьютеризованных рабочих мест и выпуск наукоемкой продукции конечного спроса.Надо сказать, в России власть поначалу заняла позицию отрицания какого-либо влияния мирового кризиса на национальную экономику. Эта точка зрения доминировала долго, практически до середины октября 2008 года. Потом, хоть и с запозданием, все-таки возобладало признание реальности. В спешном порядке был разработан специальный план антикризисных действий. Российское руководство полагало, что, так как мировой кризис носит якобы монетарный характер, то и отвечать на него необходимо исключительно монетарными методами, например, вливанием долларов из валютных резервов в банковскую систему, дабы поддержать ее ликвидность.Но сегодня уже стало очевидно, что природа кризиса — не только монетарная, что она более глубокая, так как затрагивает ресурсную, товарную часть экономики. Выяснилось, что ограничение спроса измеряется не нехваткой денег, а нехваткой ресурсов, товарной массы, реальных капиталовложений в виде машин, оборудования, рабочих мест.— Предсказывая более года назад приход «смутных» экономических времен, предлагала ли экономическая наука рецепты смягчения последствий неминуемого кризиса?— Безусловно. Когда стало ясно, что американская экономика входит в фазу рецессии, за которой последует кризис всей валютно-монетарной системы мира — ведь фиктивный биржевой капитал номинирован, в основном, в долларах, — ряд российских ученых выступил за совершение быстрого маневра, связанного с переходом от внешних источников экономического роста к внутренним, так как была видна неизбежность падения нефтяных цен.В частности, предлагалось запустить в серию новые самолеты, например ТУ-334 и ИЛ-96. Согласен, у них меньшая топливная эффективность по сравнению с зарубежными аналогами, ниже межремонтный ресурс авиадвигателей. Однако только за счет этой меры в авиастроении была бы обеспечена прибавка 50 миллиардов евро добавленной стоимости в год. В краткосрочной перспективе это дает эффект, достаточный для того, чтобы пережить снижение ВВП на 3-4 процента. Ведь самолеты — это товарная продукция. Замечу, что приведенные цифры не учитывают экономический эффект от авиаперевозок.В этой связи нельзя не вспомнить о совместном украинско-российском проекте по производству самолета АН-148. Это вполне конкурентоспособная машина, она востребована, занимает свою нишу на рынке авиаперевозок. Серийное производство АН-148 содействовало бы сохранению кооперационных связей между Украиной и Россией, поддержанию высокотехнологичного сектора экономики в наших странах.Следующая отрасль — электроэнергетическое машиностроение. Россия нуждается, как минимум, в удвоении объема производства электроэнергии. А это — колоссальная по объему программа (если выполнять ее за счет внутренних источников), которая обеспечит значительный прирост и товарной части ВВП, и добавленной стоимости, и количества рабочих мест, и экспортного потенциала страны.Рыбопромысловый флот — сегодня он работает под чужими флагами, морально изношенные суда лишены автоматизированной оснастки, средств спутниковой навигации и радиосвязи. Программа модернизации и построения собственного рыбопромыслового флота Украины и России — это тоже колоссальный проект объемом порядка 100 миллиардов евро.И таких примеров можно привести множество. Внутренние источники экономического роста лежат буквально на поверхности. Короче говоря, мы можем сами производить турбины, генераторы, трансформаторы, микропроцессоры, суперЭВМ, самолеты, корабли, скоростной магистральный транспорт, заниматься развитием цифрового телевидения, мобильной телефонии, системами спутниковой навигации и т.д.— Почему же это не делается?— Потому, что экономическая система настроена на максимизацию экспортно-сырьевой ренты. Не инновационной ренты, не наукоемкой ренты, за счет которой живут развитые страны, и даже не ренты обрабатывающей промышленности. Ведь что означает политика экспорта сырья? В первую очередь то, что собственная обрабатывающая промышленность пребывает в бездействии. А раз так, страна не в состоянии продуцировать рабочие места и наращивать платежеспособность населения. Долговая зависимость перерастает в технологическую. А технологическая зависимость приводит к постоянному воспроизводству долговой. Круг замыкается. Экономика, ориентированная на экспорт сырья, неминуемо приводит страну к перманентной долговой кабале.— Тем не менее, есть ли еще какие-то меры борьбы с долговой зависимостью? Каковы шансы в этом плане у России и Украины?— Россия ни у кого не хочет быть должником, и это сейчас самое главное для нас. Пусть не совсем действенные меры — с точки зрения рекомендаций экономической теории — были приняты, но они направлены на недопущение долговой зависимости. Да, корпоративный сектор имеет большой внешний долг, порядка 450 миллиардов долларов. Но государственный долг сегодня минимален, поэтому на Россию не могут оказывать давления ни Международный валютный фонд (МВФ), ни Вашингтон, ни Всемирный банк (ВБ), ни какой-нибудь другой внешний монетарный институт. Уверен, повторения августа 1998 года у нас не будет. Сегодняшняя политика означает стремление Кремля не допустить перерастания экономического кризиса в политический, в кризис вертикали власти.В Украине другая ситуация, мы смотрим на нее из России, и нас не радует то, что видим. Нам очень памятна такая ситуация, ибо сами проходили ее в 1990-е годы. Мы знаем, что такое долговая зависимость, что такое диктат иностранных монетарных институтов, что такое ежегодные меморандумы МВФ, что такое стабилизационная программа и что такое стабилизационные кредиты стэнд-бай, которые сегодня Украина взяла в размере 16,5 миллиарда долларов под единый пакет ультимативных требований Международного валютного фонда. Эти требования нам знакомы: сжатие национальной денежной массы, расширение долларовой денежной базы для обслуживания сырьевого экспорта и спекулятивного капитала, замораживание заработной платы и бюджетных социальных расходов, очистка бюджета от инвестиционных расходов и расходов по социальному обеспечению пенсионеров, студентов, малообеспеченных слоев населения, повышение цен и тарифов. Выполнение этих требований означает экономическую десуверенизацию Украины.Для России десуверенизация закончилась дефолтом 1998 года. Это был крах не российской государственности, не российской экономики, а крах системы, подчиненной условиям пресловутого «Вашингтонского консенсуса». На нынешний кризис Россия отвечает политикой суверенной демократии, одним из достижений которой стало сведение до минимума внешнего долга государства, притом в довольно сжатые сроки.Сегодня мы проводим собственную экономическую политику. Россия свободна от какого-либо внешнего диктата и не подписывает меморандумы с МВФ. Любые его попытки предложить форму меморандума классифицируются как посягательство на суверенитет России и на экономическую безопасность нашей страны.К сожалению, Украина не сделала выводов из российского недавнего печального прошлого. Очень больно наблюдать за тем, как растет пропасть между словом и делом у представителей украинской власти. С одной стороны, они утверждают, что Украина отстаивает и укрепляет свой государственный и политический суверенитет, а с другой — толкают страну на откровенную экономическую десуверенизацию, втягивая Украину в тяжелейшую долговую кабалу с самыми непредсказуемыми последствиями. Если не предпринять неотложных, а главное, действенных мер, такая кабала неминуемо приведет к дефолту государства.На мой взгляд, главная проблема Украины в том, что экономический кризис перерос в общеполитический. В этом отличие от ситуации в России. Причем политический кризис связан не с внутренними партийными распрями, а с принципиальным выбором — либо Украина будет вассалом Вашингтона, либо станет самостоятельным суверенным государством, которое в любых начинаниях исходит, прежде всего, из собственных стратегических интересов. В качестве примера можно привести дискуссию вокруг вступления в НАТО. Украине откровенно навязывают турецкий вариант — сначала в НАТО, а лишь затем в Евросоюз, как-нибудь потом. Но тогда давайте вспомним финский вариант — в ЕС, но без НАТО. Опыт Финляндии, ряда других стран показывает, что можно быть членом европейского содружества и не состоять в рядах военного блока. Как мне кажется, для Украины финский вариант гораздо более соответствует провозглашенной концепции «незалежності».— Какие существуют рецепты преодоления кризиса? Как долго Россия и Украина будут выходить из экономического пике?— Россию ждут непростые испытания, поскольку принятые серьезные монетарные действия надо срочно дополнять немонетарными. Соответствующий план Кремлем готовится. В основе его — политика импортозамещения, она была первой реакцией и на дефолт 1998 года. Будет также программа ресурсной поддержки обрабатывающей промышленности, особенно стратегических и базисных предприятий. Ускоренными темпами пойдет формирование корпоративных структур, сопоставимых с международными транснациональными корпорациями по экономической мощи, масштабам производства и уровню технологий. Ведь Россия — рано или поздно — придет к государственно-корпоративному капитализму, причем по более социализированной европейской, а не американской модели.Об Украине: если Киев срочно не внесет серьезные коррекции в свою социально-экономическую и внешнюю политику, он за два-три года придет к государственному дефолту. Форсированное вступление в НАТО только катализирует этот процесс. Украину ждет масштабная спекуляция иностранного капитала на гривне: никто не знает, когда и на каком уровне остановится непредсказуемая стихийная девальвация национальной валюты. Сегодня в вашей стране отчетливо видно желание власть предержащих переложить все тяжести экономического кризиса и просчеты своей политики на простой народ. Ради чего? Ради выполнения требований МВФ и процветания американского капитала?Поэтому выход из кризиса предполагает применение комплекса политических и экономических мер, главными из которых является дедолларизация экономики (ибо нельзя обеспечивать покупательную способность сразу двух валют), объявление Украины страной нейтралитета — безъядерной и без баз НАТО, трансформация экономической системы в соответствии сМаастрихтскими соглашениями, определяющими системные критерии для стран-членов ЕС. Украине надо создавать мощный корпоративный сектор, объединять металлургические и сырьевые производства с машиностроительными предприятиями, возрождать обрабатывающую промышленность, высокотехнологичные сектора, что потребует восстановления разрушенных производственных и кооперационных связей с Россией и Беларусью. Скажу прямо: успешная экономическая кооперация между нашими странами гораздо быстрее, чем прохладные отношения, приведет и Украину, и Россию к интеграции с Евросоюзом.Интервью вел Олег СУСЛОВ". Источник: Вечерняя ОдессаОПК. Детали. Славянское братство по оружию. И деньгам Опубликовано: 25 Февраля 2014 "Совершенно секретно", No.3/298 Владимир ВОРОНОВ.На фоне событий на Майдане и триллера с выделением Януковичу кредита на 15 млрд долларов мало кто обратил внимание, что на предприятия ВПК Украины вдруг зачастили высокопоставленные российские чиновники.Инспекция на местахТак, в самом начале декабря 2013 года блицдосмотр ключевых объектов украинской «оборонки» совершил главный надзиратель российского ВПК, вице-премьер правительства РФ Дмитрий Рогозин. В частности, особый интерес у этого чиновника вызвали предприятия, связанные с ракетно-космической сферой, – днепропетровские Государственное предприятие (ГП) «Южный машиностроительный завод» им. А.М. Макарова» («Южмаш») и ГП «Конструкторское бюро «Южное» им. М.К. Янгеля». На «Южмаше» российскую делегацию интересовало сборочное производство ракетно-космической техники. Рогозин не обошел вниманием и украинское судостроение – николаевские «Черноморский судостроительный завод» (строительство больших кораблей) и ГП «Научно-производственный комплекс газотурбиностроения «Зоря» – «Машпроект» (силовые установки для боевых кораблей). Инспекции Рогозина подверглись и запорожские авиамоторные концерны – КБ «Ивченко-Прогресс» и «Мотор Сич» и жемчужина украинского авиастроения – киевское ГП «Антонов». Там г-н Рогозин обсудил проблему кооперации в производстве самолетов Ан-148/Ан-158 и график совместных работ по программе военно-транспортного самолета Ан-70, поднял и вопрос о возобновлении серийного производства Ан-124-100 «Руслан».Попутно российские чиновники неожиданно начали произносить прочувственные речи в адрес украинских оружейников: «Вот в Николаеве на верфях, – говорил Дмитрий Рогозин на «Эхе Москвы», – это «61 Коммунар», это Черноморский судостроительный завод – они стоят просто мертвые, заброшенные. Как в фильме «Сталкер» Тарковского… Если взять авиапром – он тоже никому не нужен…» А спасти украинский ВПК может, разумеется, только Россия: «Это для них вопрос выживания, у них других шансов нет… Альтернативы нет. То, что мы предлагаем, не имеет альтернативы. Это не вопрос компромисса, это вопрос выживания Украины». Но как только Украина пойдет навстречу России, «это все будет загружено заказами», так как «именно сейчас как раз мы можем загрузить украинские предприятия нашими общими заказами». Чуть ранее звучали намеки на то, что Россия может разместить на предприятиях ВПК Украины до 10 процентов своего гос-оборонзаказа: сейчас Министерство обороны РФ обязали производить закупки по низким ценам, а не по тем фантастическим, которые ныне ломит отечественный производитель, – вот, мол, можем то же самое закупать у украинской оборонки. Некоторые эксперты подсчитали, что украинская доля российского гособоронзаказа и вовсе может достичь аж 40 процентов – все одно, мол, мощности на Украине простаивают.И вот она, рука помощи? – Немалая часть кредита на 15 миллиардов долларов, выделенного Москвой в конце 2013 года для Киева, должна пойти, помимо прочего, и на поддержание украинской оборонки, быть может, даже львиная его доля.Вряд ли случаен и вброс серии материалов в СМИ, повествующих об ужасающем положении ВПК Украины: из них следует, что практически все предприятия украинской оборонки выживают лишь за счет российских контрактов, половину своей продукции военная промышленность Украины и вовсе производит для России, причем свыше 70 процентов комплектующих и сырья она получает из России. При этом никаких иллюзий относительно «европейских» перспектив своего ВПК на Украине не питает никто – в Европе своей военной промышленности выше крыши.Но и российская забота поистине умилительна – проявляют ее к своему конкуренту! И наивно было бы полагать, что Москвой движет альтруистическая забота об украинском ВПК – его жизнеспособности, прибыльности, подъеме, создании рабочих мест. Более логично выглядела бы попытка прибрать к рукам добро «конкурирующей фирмы», воспользовавшись кризисом власти и экономики на Украине. Что, казалось бы, частично подтверждают и выступления самого Рогозина: хотя он и сказал, что «мы не идем сейчас на то, чтобы брать на себя какие-то украинские заводы», но признал, что Объединенная двигателестроительная корпорация РФ уже «создает единый инженерный центр, к которому в виде СП присоединяется ГП «Ивченко-Прогресс» и концерн «Антонова», также создают СП с «Объединенной авиастроительной корпорацией».Но теория «прямого хапка» банальна и прямолинейна, равно как и версия, имеющая хождение среди киевских политологов, – что россияне хотят прибрать к рукам остатки украинской оборонки, дабы наконец придушить конкурентов. Начнем с того, что все действительно прибыльные проекты давно уже освоены олигархами самой Украины – или кто-то всерьез полагает, что ахметовы, фирташи, порошенко, добкины и кернесы не скушали всё это сами, решив по доброте душевной пригласить к пирогу россиян?!Весьма показательно, что проблемой кооперации ВПК двух стран активно занялись вовсе не алчные олигархи, а исключительно госчиновники. Деятели российского оружейного бизнеса вообще никакого энтузиазма не проявляют – им это откровенно неинтересно. Хотя бы потому, что их вполне устраивает ситуация, когда они могут диктовать ценовую политику на свои изделия, выкручивая руки военным. Кремль уже пообещал Киеву отдать часть своего гособоронзаказа, но руководству «Уралвагонзавода» или «Климова» эта идея, мягко говоря, не близка. Похоже, бизнес тут вообще ни при чем, и вопросы решаются сугубо государственные. Ужасающее положение ВПК Украины и его зависимость от восточного соседа – вещь очевидная. Но у этой медали есть и оборотная сторона: не только ВПК Украины зависим от России, но и ВПК России крайне зависим от украинской оборонки. Анонсируемая же кооперация жизненно необходима для решения неких очень важных задач – сейчас и сразу.Попробуем разобраться. В конце 2010 года в России анонсирована и затем утверждена Государственная программа вооружения на 2011–2020 годы, на финансирование планировали выделить около 20,7 триллиона рублей. Реализовать эту амбициозную программу первоначально рассчитывали руками исключительно своего ВПК (исключая разве лишь строительство вертолетоносцев типа «Мистраль»). Хотя уже изначально было очевидно, что политика «опоры на собственные силы» не очень реальна. 3 декабря 2012 года группа экспертов Общественного совета Военно-промышленной комиссии при Правительстве РФ представила аналитический доклад «Россия как импортер вооружений: вызовы и возможности», выводы которого гласили: создание полностью автономного российского ВПК невозможно в принципе. «Наши КБ сейчас перегружены работой. Мы даже не успеваем делать то, что заказывает Минобороны», – это рассказал в декабре 2013 года Дмитрий Рогозин. Невольно признавшись, что Москва интенсифицировала свои военно-промышленные контакты с Киевом не от хорошей жизни: ВПК России оказался не в состоянии самостоятельно реализовать программу перевооружения.«Мотор Сич», монополист«Сейчас мы ставим иностранные двигатели на вертолеты и самолеты, – говорит в интервью газете «Взгляд» генерал-полковник запаса Анатолий Ситнов, бывший начальник вооружения ВС РФ. – При этом, если завтра граница с этим государством закроется, все остановится». Неназванное генералом государство – Украина. А вот и более свежие факты: буквально только что запорожское ГП «Ивченко-Прогресс» получило из России техническое задание на создание авиадвигателя более мощного, чем АИ-222-25, которым оснащается учебно-боевой самолет Як-130. Поскольку, как сообщало информационное агентство «Интерфакс-АВН», планируемый к созданию в России легкий ударный самолет на базе учебно-боевого самолета Як-130 требует авиадвигателя повышенной тяги. Собственно же Як-130 оснащен двигателем АИ-222-25, специально под эту машину разработанным тем же «Ивченко-Прогресс», а выпускает его запорожский «Мотор Сич». В 2004 году российские авиа-моторостроители освоили производство этого двигателя, только выпускают его в количестве не слишком значительном, основным поставщиком продолжает оставаться «Мотор Сич», разработку модификации пришлось заказать тоже в Запорожье.Значение же «Мотор Сич» для нашей авиации трудно переоценить хотя бы потому, что на его движках летают практически все наши вертолеты, в том числе боевые: все модификации Ми-8, Ми-171, Ми-24, Ми-35, Ми-26, Ми-28, Ка-27, Ка-29, Ка-32, Ка-50, Ка-52… Часть этих двигателей производится (или собирается из поставляемых комплектующих) в России, но – лишь часть, и вовсе не большая. Лишь 18 декабря 2012 года целиком из российских комплектующих удалось собрать двигатель ВК-2500 для Ка-52 и Ми-28 – отечественную версию ТВ3-117ВМА, некогда разработанного «Мотор Сич» специально для Ка-50. Ранее основная часть деталей для ВК-2500 поступала в Россию с «Мотор Сич».Как известно, российские военные рассчитывают в довольно сжатые сроки получить свыше 1000 новых ударных вертолетов (не считая транспортных), а это уже не менее 3000 двигателей – по два основных на каждый вертолет и по меньшей мере один запасной. Но российский производитель со столь масштабным выпуском нового двигателя справиться пока явно не в состоянии: в 2013 году планировали выдать лишь 50 таких двигателей, но о том, что этого добились, победных рапортов так и не поступило. Но даже если все и идет по плану, для реализации вертолетной программы этого все равно недостаточно, еще и старые двигатели менять надо. Потому основной поставщик как ВК-2500 и комплектующих для его сборки, так и других двигателей для вертолетов ВВС России – по-прежнему украинский «Мотор Сич». Помимо этого остающийся производителем двигателей для эксплуатирующихся в ВВС России и наших гражданских авиакомпаниях самолетов: Ил-18, Ил-38, Ан-8, Ан-12, Ан-24, Ан-26, Ан-30, Ан-32, Ан-72, Ан-74, Ан-124, Ан-140, Ан-148, Бе-12, Бе-200, Як-40, Як-42…В составе ВВС России не менее 90 учебно-тренировочных самолетов L-39 Albatros, на которых все еще обучают летать будущих военных летчиков, – двигатели к ним тоже делает «Мотор Сич»… Помимо прочего, именно «Мотор Сич» основной производитель разного рода авиационных вспомогательных двигателей – для подачи воздуха, электропитания бортовой сети самолетов, обогрева салонов вертолетов и самолетов, запуска их основных двигателей… Похоже, что в сфере двигателей для вертолетов (и вышеназванных самолетов) зависимость российских авиаторов от украинских авиамоторостроителей критическая.Даже авиаотряд Президента России – Специальный летный отряд «Россия» Управления делами президента (УДП) — оказался зависим от украинского авиапрома! В 2012–2013 гг. Воронежский авиазавод построил по контракту с УДП два самолета Ан-148-100Е – их собирают в Воронеже – в немалой степени из украинских комплектующих. Для этих самолетов также дополнительно заказали (видимо, в качестве запасных) еще два двигателя Д-436-148 запорожского завода «Мотор Сич».А еще ВВС России кровно заинтересованы в военно-транспортных самолетах киевского ГП «Антонов». Особый интерес у военных – к совместному серийному производству Ан-70 и Ан-124: российский Ил-76 и его модификации эту нишу не закрывают, ничего же подобного тому, что конструируют «антоновцы», у наших авиаконцернов нет и не предвидится.Судя по доступной информации, в авиационной сфере украинский ВПК производит еще много чего интересного. Например, управляемое авиационное вооружение: киевский концерн «Артем» выпускает ракеты класса «воздух–воздух» средней дальности Р-27 (ЭР1, Р1, ЭТ1, Т1) для самолетов МиГ-29, Су-27, Су-33, Су-34, Су-35. На данный момент «Артем» – единственный на постсоветском пространстве изготовитель ракет такого класса для этих машин. В киевском ЦКБ «Арсенал» разработаны инфракрасные (ИК) головки самонаведения (ГСН) для ракет Р-60, Р-60М, Р-73 ближнего воздушного боя. В активе того же «Арсенала» авиационные прицельные системы (для автоматического решения задач прицеливания пулеметно-пушечного вооружения и прицельного бомбометания), устанавливавшиеся на самолеты «МиГ», «Сухого», вертолеты «Камова» и «Миля». Там же производится нашлемная система целеуказания (НСЦ) «Щ-3УМ-11» – используется летчиками на самолетах типа Су-27, МиГ-29 совместно с ракетным комплексом Р-73, и НСЦ «Сура» — для самолета Су-30. Еще украинский авиапром производит всякую «мелочевку», типа парашютно-тормозных систем — для Су-24, Су-27, МиГ-29, гидро- и прочих приводов авиасистем — для Як-130, Ка-52, Ми-24, Ми-28, Ми-8/17, МиГ-27, МиГ-29, Су-27, Су-30, Су-34, Су-35, Ту-95, Ту-160.Не поплывем?Еще одна отрасль, где без Украины обойтись можно, но крайне сложно и себе дороже будет – военное судостроение. Согласно утвержденной Кремлем программе военного судостроения, до конца 2020 года ВМФ России должен получить 24 субмарины (восемь ракетных подводных крейсеров и 16 многоцелевых подводных лодок) и 54 надводных корабля различных классов. (По другим данным, речь идет о строительстве 40 субмарин – 10 атомных ракетоносцев, 10 атомных многоцелевых подводных лодок и 20 неатомных и не менее 65 надводных кораблей.) Общий объем ассигнований на реализацию госпрограммы вооружений 2011–2020 годов в части Военно-морского флота – пять триллионов рублей (порядка 166 миллиардов долларов), из них 47 процентов предусмотрено выделить на строительство новых кораблей. Однако на совещании 21 мая 2013 года в Сочи Владимир Путин обрушился на корабелов: по-прежнему «сохраняются проблемы со сроками и качеством выполнения заказов», «неоправданно затягивается строительство и передача военно-морскому флоту целого ряда атомных подводных лодок и надводных кораблей». По сути, сказано, что программа военного судостроения на грани срыва, о чем открытым текстом тогда заявил и вице-премьер Дмитрий Рогозин. Вскоре кураторы российского ВПК резко повысили свою активность на украинском направлении, зачастив на верфи Николаева.Прозаичное объяснение этого феномена в декабре 2013 года прозвучало уже из уст исполнительного директора ассоциации судостроителей Украины «Укрсудпром» Юрия Алексеева: в России банально отмечается нехватка построечных мест. Проще говоря, российские судостроители не в состоянии сами осилить грандиозную программу перевооружения своего флота. Прежде всего в части строительства авианосцев, крейсеров, специальных и вспомогательных судов – танкеров, ледовых буксиров и так далее. А на Украине имеются три судостроительных завода в одном лишь Николаеве, заводы в Херсоне, Керчи, Севастополе. «В России большая программа по строительству судов, и Украина могла бы помочь ее реализации, – информировал тот же Алексеев. – Украинские судостроительные заводы загружены не больше чем на 30 процентов». Что касается постройки авианосцев, по его словам, дело пока обстоит проблематично – нужны огромные инвестиции. Зато, по его словам, самое главное преимущество украинских судостроителей перед российскими – способность строить большие суда дедвейтом до 180 тыс. тонн: «Мы могли бы предложить партнерам постройку высоконасыщенных корпусов с последующей установкой на российских заводах вооружений и оборудования, имеющего секретные составляющие».А еще в Николаеве располагается «Зоря» – «Машпроект» — крупнейший в СНГ разработчик и изготовитель судовых газотурбинных двигателей (ГТД) для военных кораблей. Двигателями от «Зоря» – «Машпроект» оснащаются и многие корабли российского ВМФ (в частности, строящиеся фрегаты проекта 22350, фрегаты проекта 11356Р/М, проектируемые перспективные эсминцы проекта 21956). В России производство таких газовых турбин наладить так и не смогли, потому, если верить открытым источникам, 31 (из 54 запланированных) новый надводный корабль ВМФ России должен быть оснащен украинскими двигателями.Не взлетим?Другая сфера, где кооперация с ВПК Украины поистине критична для России, – ракетно-космическая отрасль. Как известно, после распада СССР треть всей советской космической промышленности осталась на территории Украины. Что-то, конечно, уже «умерло», что-то все еще функционирует. В частности, в Днепропетровске по-прежнему производят ракеты-носители «Зенит», окончательный отказ от которых для российского космоса, судя по всему, может оказаться весьма болезненным. Также на Украине производятся элементы систем управления для ракет-носителей «Протон», «Союз», «Космос», для «Международной космической станции». Известно, что все старты ракет-носителей для космических кораблей, начиная с полета Юрия Гагарина и до настоящего времени, производимые с космодромов «Байконур», Плесецк и Капустин Яр, обеспечиваются с участием аппаратуры начальной ориентации киевского ЦКБ «Арсенал». И вообще, на российских спутниках и космических аппаратах много украинского оборудования и приборов.Еще одна область российско-украинского сотрудничества – кооперация в области обслуживания межконтинентальных баллистических ракет (МБР) старого поколения (советского производства), по сей день составляющих основу ракетно-ядерной мощи России. В частности, РС-20 (он же РС-36М, а по классификации НАТО – SS-18 «Сатана») разработан в днепропетровском КБ «Южное» и производился на заводе «Южмаш» – специалисты «Южного» и «Южмаша» и поныне осуществляют гарантийный авторский надзор и анализ технического состояния российских ракет, участвуя в работах по продлению их сроков службы. Запчасти для МБР старого поколения также поставляет «Южмаш».И уже не секрет, что российская программа ядерного перевооружения «слегка» провисает: ракеты в шахтах стареют, невозможно до бесконечности продлевать срок эксплуатации «Сатаны», а твердотопливные РС-24 «Ярс» и особенно «Тополь-М» этой самой «Сатане» замена никакая – они кардинально уступают своему предшественнику по мощности и максимальной дальности доставки «груза». С ракетами для подводных лодок дела и вовсе обстоят неважно – та же «Булава», как известно, не летает, и новые ракетоносцы фактически безоружны. И сложно понять, как в деле создания новых тяжелых МБР Россия может обойтись без украинских ГКБ «Южное» и ПО «Южмаш».* * * Вот и объяснение резко усилившегося интереса Москвы к украинскому ВПК: без кооперации с украинскими предприятиями российская программа перевооружения, похоже, обречена на провал."Совершенно секретно"http://anna-news.info/node/14519

18 декабря 2013, 00:29

Удивительно толковое интервью. Даже странно, что на "Эхе..."

Дмитрий Рогозин: «Мне кажется, что у России и Украины гораздо больше шансов договориться, чем действовать по пути, по которому Украину толкают» С.БУНТМАН: Добрый вечер всем, кто нас слушает, в эфире программа «Арсенал». Ведущие сегодня студии Александр Куренной и Сергей Бунтман. А в гостях у нас Дмитрий Рогозин, вице-премьер правительства РФ, председательВоенно-промышленной комиссии.Но начнем не с Военно-промышленной комиссии, а с политической обстановки — насколько влияет на положение России, — вы ведь политик более широкий, чем узко-специальной, — ситуация на Украине.Д.РОГОЗИН: Это геополитика, это даже не политика, это гораздо более серьезная вещь. Собственно говоря, восточное партнерство, которое проводит Евросоюз, это политика, которую мы знаем еще со времен крестоносцев, поэтому все как бы по спирали.Вот сейчас тоже крестоносцы, которые с морковкой на щите и мы, с предложениями о промышленной кооперации, по сути дела, восстановлении того утерянного за последние 20 лет. Мне кажется, что у нас, безусловно, у России и Украины гораздо больше шансов договориться, чем действовать по пути, по которому Украину толкают, по сути дела, собственно, национал-предатели. Потому что ассоциация с ЕС и вступление в ЕС, как говорят в Одессе, две большие разницы.Ассоциация — это путь в очередь, у которой нет конца. То есть, ты берешь на себя обязательства, прежде всего, по поводу-де-индустриализации страны, в конечном счете, Украина превращается в страну, в которой будет, в лучшем случае, пшеница выращиваться и третьесортная европейская страна.Мы же понимаем, что суровая, циничная европейская цивилизация уважает только сильных, уверенных в себе, благополучных, поэтому для России Европа тоже не какой-то заказник, заповедник, куда мы никогда не пойдем. Нет, наоборот. Евросоюз большая часть Европы, мы тоже часть Европы, мы их рассматриваем в качестве стратегического партнера, но понимаем, что заходить в это общее большое европейское пространство можно только тогда, когда мы восстановим собственную промышленность, когда нам будет чем торговать, когда у нас появится интерес к покупкам чего-то более серьезного, чем просто продукты питания.Поэтому мы Украине говорим, что надо вести себя именно таким образом — с достоинством, разумением. Поэтому думаю, что последние дни — сейчас мы завершаем подготовку документов к одобрению двумя президентами, сегодня я встречался — только что к вам приехал из Дома правительства — встречался с делегацией украинских промышленников и чиновников, — возглавляет ее вице-премьер правительства Украины Юрий Бойко.Мы только что прошлись по досье по авиации, ракетно-космической промышленности, судостроению, по моторостроению, по атомной промышленности, и согласовали все последние буквы протокола.И если мы это реализуем, для Украины это просто реальный шанс восстановить тот мощнейший потенциал, который либо спит, либо во многом загублен, как, например, кораблестроение. Я был в Николаеве неделю назад — Николаев, Запорожье, Днепропетровск, Киев — мы так проехались, с юга до столицы.Вот в Николаеве не вервях — это «61 Коммунар», это Черноморский судостроительный завод — они стоят просто мёртвые, заброшенные. Как в фильме «Сталкер» Тарковского — примерно такое состояние.Поэтому если мы и возьмем сейчас на себя вопросы, связанные с оживлением промышленной кооперации с Украиной, то российские промышленники должны понимать, что им придется столкнуться с проблемами застоя, разрухи, которая наблюдается в украинской промышленности в течение последних десятилетий.С.БУНТМАН: Есть опасения со стороны Украины в потере, утрате суверенитета. Россия может сказать, что при такой-токооперации, интеграции, она не на словах, а на деле уважает украинский суверенитет?Д.РОГОЗИН: Потеря суверенитета, или частичная утрата суверенитета, или разделение суверенитета — это все то, что обычно происходит при интеграции того или другого государства в какую-то международную организацию. Скажем, вступление в ЕС это, безусловно, передача надгосударственным структурам части собственного суверенитета, или НАТО, например — это очевидно совершенно.То есть, право принимать решения по таким вопросам, как война и мир, по сути дела, передается в другую страну, в другой город — в Брюссель, в частности. Поэтому именно путь евроинтеграции это как раз путь, собственно говоря, к утрате Украиной не только части своего суверенитета, но и это путь к утрате промышленности, промышленной основы, налогооблагаемой базы.Я 4 года проработал в Брюсселе, я знаю эти людей — они очень прагматичные, жесткие, холодные, европейские политики. Для них Румыния — это страна, которая, извините, явно совершенно не в центре, а на задворках понимания ими смысла Европы, брюссельцами. А уж Молдавия, которая хочет вступить в Румынию — я имею в виду либералов кишинёвских, это вообще какой-то 4–5 круг, это такие аутсайдеры, такая глухая провинция, глухомань европейская, что ужас какой-то.С.БУНТМАН: Украине трудно стать такой глухоманью.Д.РОГОЗИН: Без промышленности она станет глухоманью.С.БУНТМАН: Насколько Россия может делами своими показать, что может способствовать восстановлению украинской промышленности.Д.РОГОЗИН: Да это для них вопрос выживания, у них других шансов нет. Я приведу пример — скажем, проекты «наземный старт», «морской старт». Программа «Днепр» — по космосу. Это, по сути дела, вопрос выживания крупнейшего предприятия Южмаш-завод и КБ «Южное» в Днепропетровске. Потому что сейчас у нас ест единственный крупный совместный проект — это ракета носитель «Зенит», которая на 70% состоит из российских комплектующих, на 30% — из украинских. Но эта ракета является основной для морского старта и это ракета основная для программы, которую мы сейчас отрабатываем вместе с Казахстаном — я был недавно в Астане, встречался с Назарбаевым, мы все вопросы согласовали.Поэтому, по сути дела, если этих проектов не будет, других проектов у Украины нет. То есть, этот завод надо закрывать и отправлять людей в очереди безработных, а все остальное, собственно говоря, это металлолом.Если взять авиапром — он тоже никому не нужен — нив Европе, нигде. Скажем, китайцы интересовались на ранних этапах украинским авиапромом, прежде всего даже не столько самолетами, сколько двигателями — это мотор СИЧ, завод Запорожья, «Ивченко» — «Прогресс», КБ очень хорошее, толковое. Но все антоновские самолеты являютсяроссийско-украинскими. АН-70 — самолет, который сейчас не запускается в производство, транспортный самолет, но он принадлежит России и Украине. То есть, на самом деле у Украины даже нет шансов найти какого-то другого партнера.С.БУНТМАН: А при восточном альянсе это все закроется?Д.РОГОЗИН: Это все будет загружено заказами. Более того, мы не идем сейчас на то, чтобы брать на себя какие-тоукраинские заводы, мы идем по другому пути, путь, мне кажется, очень разумный и подержан обеими сторонами — мы соединяем интеллект. То есть, например, Объединенная вдигателестроительная корпорация РФ создает единый инженерный центр, к которому, в виде СП, присоединяется «Ивченко-Прогресс» — это очень важно.Второй момент. Авиапром. КБ Антонова в Киеве и завод, который является фактически заводом-КБ, создают совместное предприятие с Объединенной авиастроительной корпорацией — Транспортные самолеты, это подразделение ОАК нашей корпорации. Они примерно равноценны. ОАК сам по себе больше, чем КБ Антонова, но транспортные самолеты, прежде всего, КБ Ильюшина, они входят с «антоновцами» в единый контакт и у нас уже появляется перспектива начала работы над крайне востребованным не только на российско-украинском рынке, а в Китае, Индии, — дальнемагистральный широкофюзеляжный самолет.Наши КБ сейчас перегружены работой. Мы даже не успеваем делать то, что заказывает Минобороны — слишком много заказов. И промышленность как бы раскачивается, раскручивается, но именно сейчас как раз мы можем загрузить украинские предприятия нашими общими заказами. И это для Украины единственный шанс. Это даст ей экономику, восстановит ее промышленный потенциал, даст ей деньги в бюджет — они почувствуют себя нормально, нормальными людьми, коими всегда были. Советские промышленники, работники большой, огромной советской индустрии, проживающие и работающие на территории Украинской Советской Социалистической Республики.Поэтому еще раз говорю — шансов нет. Альтернативы нет. То, что мы предлагаем, не имеет альтернативы. Это не вопрос компромисса, это вопрос выживания Украины. И те, кто этого не понимают, кто на Майдане стоит, они не понимают самого простого. Им кажется, что их кто-то не пустил в ЕС, им даже не объяснили, что их и не собирались брать в ЕС, им предложили встать в очередь в предбанник, а вовсе не попариться в самой баньке.С.БУНТМАН: Связанное с этим Приднестровье, которое оказывается зажатым между Молдавией и Румынией. Такая «территория нигде», инкрустация.Д.РОГОЗИН: Что касается понимания огромных проблем, с которыми может столкнуться Приднестровье, а это полмиллиона жителей, из них около 200 тысяч — граждан РФ, примерно 70 тыс. — граждане Украины. Всеостальные-либо граждане Молдовы, либо люди с паспортами самого Приднестровья, непризнанное республики.Вовлечение Кишинёва, Молдовы, в ассоциацию с ЕС, уже через год-полтора поставит экономику Приднестровья на грань выживания, потому что фактически они окажутся в экономической изоляции. И естественно, Россия, и как международно признанный посредник в переговорах, гарант стабильности в этом регионе и просто как страна, огромное количество граждан которой проживают за ее пределами в Приднестровье — мы думаем о том, как спасти наших людей.Я думаю, что в ближайшее время руководство страны рассмотрит вопросы, связанные с Приднестровьем, и не только с Приднестровьем-то есть, рассмотрит вопросы итогов Вильнюсского саммита. Я, как специальный президент России по Приднестровью, соответствующие предложения подготовил, внес их президенту, — думаю, они будут рассмотрены. Потом, я думаю, мы поговорим о тех экономических решениях, которые позволят нам не дать Приднестровью быть задушенным.А.КУРЕННОЙ: Верну разговор в российские реалии. На прошлой неделе состоялось оглашение послания президента Федеральному собранию. И в первый раз за долгий срок президент коснулся тематики военной, ВПК, — что для вас было в этой части послания самым важным? Какой тезис вы отметили бы для себя?Д.РОГОЗИН: Я внимательно слушал все послание, безусловно, оно было очень конкретным и интересным. Но шкурно меня заинтересовали два вопроса, за которые я либо напрямую отвечаю, либо отвечаю в большой степени.Первый вопрос — это, конечно, тезис президента о том, что огромные средства, которые мы вкладываем сейчас в обеспечение Вооруженных сил самым современным оружием — эти средства идут, прежде всего, на раскрутку оборонной промышленности. Но важно сделать так, чтобы после 2020 г., когда мы выйдем из этой госпрограммы вооружений, беспрецедентно богатой — это как бы компенсация того, что мы вообще не платили промышленности и не снабжали армию и флот современным оружием.Так вот когда мы выйдем из этого прцоесса, крайне важно, чтобы раскрученный маховик нашей промышленности не стал работать вхолостую. То есть, заказов снова нет, а уже предприятия переразмерены, людей уже набрали, все закупили, и в итоге получится конверсия № 2, которая, по сути дела, самым негативным опытом у нас в памяти с горбачевских времен отражается.Поэтому мы должны подготовить предложения — как сделать так, чтобы этого не произошло. Здесь напрашиваются два решения. Первое — это, конечно, расширение экспорта вооружений. То есть, надо не только упрочить второе место, которое держит сегодня Россия после США как ведущий экспортер вооружений, военной и спецтехники за рубеж.Но это на самом деле расширение географии и объемов. Надо в несколько раз увеличить эти объемы. Это чрезвычайно сложная задача, но чрезвычайно важная. Потому что, по сути дела, что такое военные технологии — это, прежде всего, технологии. Слово «технологии» здесь важнее. Это технологии, которые мы будем поставлять за рубеж, значит, мы будем навязывать определенные стандарты свои технологические, будем демонстрировать высокий уровень интеллекта российской науки и высокий технологический уровень самих предприятий. Вот эта задача должна быть ершена.Но еще более важной задачей является другая. Это задача гражданской конверсии. Я имею в виду, прежде всего, здесь трансферт технологий. Надо научиться не лопатой делать на предприятиях, которые делают электронику — как это предлагалось в рамках программы конверсии. А надо научиться делать уже сейчас наращивая объемы гражданской продукции на самих оборонных предприятиях.Например, если мы делаем спутники, то понятно, это спутники дистанционного зондирования земли, картография, коммуникация, навигация, — это все уже итак делаем. А, например, на предприятиях, которые делают СВЧ-технологии, например, радарные системы, целеуказания — уже сейчас уровень технологий таких предприятий таков, что там можно развернуть производство современной медицинской техники.Например, на Уральском оптико-механическом заводе Екатеринбурга — я был там недавно, мне показывали не только аппаратуру для вертолетов, которая позволяет ночью вертолету видеть все — цели, маршрут движения, но там уже производят — боюсь их неправильно назвать — люльки, капсулы доля младенцев, для вынашивания детей. И они это делают на мировом уровне, там качество как в Германии.С.БУНТМАН: И способны делать в достаточном количестве?Д.РОГОЗИН: Способы насыщать рынок. То же касается атомной промышленности. В Снежинске, Челябинская область на границе с Свердловской — там у нас второй по мощи ядерный центр — один в Сарове, второй в Снежинске — там уже в полный рост разворачиваются программы атомной, ядерной медицины. Это возможность профилактики, раннего установления того или другого заболевания, вопросы, связанные с лечением, которое может быть основано на тех открытиях, которые мы имеем в области изучения атомной энергии и тех же СВЧ-технологий.То есть, такие вещи мы должны делать и пестовать именно сейчас с тем, чтобы к 2020 г. мы смогли бы легко часть оборонных предприятий сделать супер-предприятиями, которые будут наполнять прилавки наших магазинов высокими технологиями, высокими по качеству продуктами.С.БУНТМАН: Это когда произойдет насыщение военными заказами?А.КУРЕННОЙ: Но с 2020 года и новая программа.С.БУНТМАН: Но до 2020 это одноразовый такой бросок.Д.РОГОЗИН: Поэтому мы сейчас и рассчитываем вложения в оборонную промышленность. Мы стараемся не создавать так называемые «горбы», финансовые пики. До сих пор программа вооружения, которая была написана до 2011 г. предполагала, что пик финансирования оборонных предприятий, новых технологий и поставки вооружения — он совпадет с 2016–17 гг. Сейчас мы выстроили более мягкую кривую, которая уже не содержит в себе пиков.То есть, она сама по себе уже рассчитана так, чтобы предприятия постепенно наращивали свою мощь и одновременно смогли их снижать в рамках неких мобилизационных задач.С.БУНТМАН: Финансировать то, что способно.Д.РОГОЗИН: И задача, которая была в послании сформулирована, мы ее восприняли не только серьезно, мы к ней готовы.С.БУНТМАН: Задача — не новость, вы ее выполняете.Д.РОГОЗИН: Она не нова, но теперь политически сформулирована. Поэтому если раньше это были наши воззрения на то, как лучшим образом построить наше дело, то теперь это сформулированные главой государства, при всех задачи, — она сфокусирована на ВПКомиссию. То есть, уже, извините, не отвертеться. Вторая задача…Д.РОГОЗИН: Думаю, вы все обратили на это внимание — тезис о том, что надо развивать восточную часть страны, это известная мысль, идея президента Путина, неоднократно он ее высказывал раньше, и на заседании Госсовета и даже в общении с членами правительства, со мной — мы тоже с ним беседовали на эту тему — он искренне считает, и я с ним абсолютно солидарен, что на востоке, именно весь Тихоокеанский регион — это 21-й век для России. Потому что там сосредоточены все великие державы.На западе нам искать особенно нечего, а вот на востоке — Китай, Индия, США, Канада, Япония, две Кореи, другие гиганты — Индонезия, и так далее. И там мы, с точки зрения нашей промышленности, ничем не ограничены, там Тихий океан — вышел. И все.Читать целиком