• Теги
    • избранные теги
    • Показатели138
      • Показать ещё
      Страны / Регионы235
      • Показать ещё
      Международные организации34
      • Показать ещё
      Формат10
      Разное201
      • Показать ещё
      Сферы4
      Компании73
      • Показать ещё
      Люди55
      • Показать ещё
      Издания4
Объем ВВП, пересчитанный по ППС
Объем ВВП, пересчитанный по ППС
Основой международных сопоставлений является пересчет компонентов использования ВВП стран в единую валюту на основе паритетов покупательной способности (ППС). ППС представляет собой количество единиц валюты, необходимое для покупки сопоставимого стандартного набора товаров и услуг, который можно куп ...

Основой международных сопоставлений является пересчет компонентов использования ВВП стран в единую валюту на основе паритетов покупательной способности (ППС). ППС представляет собой количество единиц валюты, необходимое для покупки сопоставимого стандартного набора товаров и услуг, который можно купить за одну денежную единицу базисной страны. Результаты сопоставлений Глобального раунда выражены в долларах США. Объем ВВП, пересчитанный по ППС, показывает размеры национальных экономик в сопоставимом измерении. Данные по ППС представляют более полную и ясную картину об относительном размере экономики стран. Совокупный объем ВВП стран, принявших участие в Глобальном раунде по данным за 2011 год, составил 90,6 трлн. долларов, из которых на долю стран СНГ приходится 4,8%, Российской Федерации - 3,5%...По итогам Глобального раунда международных сопоставлений по данным за 2011 год паритет покупательной способности российского рубля составил 17,35 рубля за 1 доллар США.

Развернуть описание Свернуть описание
01 июня, 08:22

Украина: дизлайк по всем статьям

В Укронете появился ресурс, который задался просветительской целью рассказывать соотечественникам о реальном положении дел. Безусловно, очень благородная и в высшей степени полезная задача. От которой за версту несет сепаратизмом, ватничеством и колорадством. Осталось вычислить авторов и внести их на сайт «Миротворец».

31 мая, 07:00

Украина: дизлайк по всем статьям

В Укронете появился ресурс, который задался просветительской целью рассказывать соотечественникам о реальном положении дел. Безусловно, очень благородная и в высшей степени полезная задача. От которой за версту несет сепаратизмом, ватничеством и колорадством. Осталось вычислить авторов и внести их на сайт «Миротворец».Статья 17 графиков о том, в чем Россия лучше Украины, разумеется, абсолютно вредительская. Хотя и правдивая, отчего становится только хуже. Ибо в суровой информационной войне, которую нэнька ведет против собственных граждан, правда нужна не всегда. А если уж до конца откровенно, то только в мелких, гомеопатических дозах. Тщательно взвешенных специалистами из СБУ. Как по-вашему, какие чувства у свидомых патриотов может вызвать, например, сравнительный анализ ВВП по ППС, составленный на основании прогноза МВФ? Думаю, гневные. Ведь если впереди нет никаких перспектив, то даже сильные духом могут впасть в уныние. Могут схватиться за ближайший гранатомет и пальнуть, куда попало. И будут жертвы, которые лягут тяжким грузом моральной ответственности на составителей графика. А вот статья Почему в Украине не будет своего аналога Контакта в ближайшие 50 лет, из самого названия которой следует, что никаких перспектив в IT-отрасли у нэньки нет. Хотя каждый хлопец знает, что украинские IT-специалисты — лучшие в мире. И самые крупные компании вроде Google или Microsoft за ними гоняются, отталкивая друг друга локтями. Здесь тоже в качестве иллюстрации авторы разместили график популярности соцсетей. Как бы намекая, что украинской версии ВКонтакте предстоит конкурировать с монстрами интернета, в том числе российскими. И этой конкуренции им никогда не выиграть. Полный дизлайк и вечный бан. IP-адрес у сомнительного сайта вроде украинский, но эта уловка никого не сможет дезориентировать. Ясно, что авторы этой, с позволения сказать, продукции, на Украине не живут. Совершенно очевидно, что нэнька в очередной раз столкнулась с происками ГРУ, ФСБ и лично Путина. Потому что на Украине все знают: публиковать в открытом доступе факты, а тем более выстроенные в логическую цепочку и приводящие к мрачным выводам, громадяне ни за что не станут. По разным причинам, в том числе из соображений личной безопасности. Значит, сайт содержит публика, слабо осведомленная в укрореалиях. А именно, москали. Тянущие свои липкие щупальца к самому горлу незалэжной державы, как образно выразился на днях президент Порошенко. И сайт, и авторов, однозначно, — на гиляку. Эта музыка будет вечной.

16 апреля, 14:19

На чем мы выросли в 200-ых годах?

Господа, на днях анализировал статистику по Брикс.  Мы выросли весьма прилично за текущий период по отношению к остальным странам. Анализировал ВВП по ППС на душу населения/ Итого с 2002 по 2015: (2000 не брал из-за эффекта низкой базы) 1. РФ. Выросла с 8030 до 24450. То есть  на 300% 2. Бразилия. С 9470 до 15350. Итого  162% 3. Индия с 2182 до 6088. То есть 280% 4. Китай. С 3527 до 14238. Итого  403% 5. Южная Африка. С 8425 до 13135.  155% Как сами видите — нас по этому показателю делает только Китай. Поэтому возникает вопрос, а за чей счет банкет?  Это руководство хорошее или денег выиграли в нефтяную лотерею?  Отдельно хочется услышать мнение Krechetov  и drozd73 Cтавим плюсы, что бы узнать мнение людей,  и комментируем

03 апреля, 22:34

Экономика РФ снова падает. Почему это неудивительно?

Сегодня вышла свежая оценка темпов роста экономики от "Внешэкономбанка", и снова зафиксировано снижение. Почему российская экономика не смогла выбраться из рецессии?

31 марта, 14:00

ВВП России в мировом рейтинге за 2016 год

По версии МВФ:Номинальный ВВП - 12 место. По ППС ситуация чуть лучше - 6 место. Возглавляют же список крупнейших экономик по данным за прошлый год КНР ($19,7 млрд), США ($18,3 млрд) и Индия ($7,9 млрд). В пятерку также входят Япония ($4,8 млрд) и Германия ($3,8 млрд). Великобритания и Франция уступают РФ, занимая девятую и десятую строчки рейтинга соответственно. А на душу населения Россия занимает 66-е место.

27 марта, 08:42

Экономики СНГ в мировой табели о рангах

Авторитетное финансовое издание Global Finance опубликовало список богатейших и беднейших стран мира, составленный на основе данных Международного валютного фонда. Рейтинг позволяет составить представление о том, какого прогресса сумели достичь республики бывшего СССР за 25 лет, прошедшие после распада союза, и насколько теперь отличаются их экономики. В качестве основного показателя Global Finance, следуя устоявшейся международной практике, использует данные по размеру валового внутреннего продукта (ВВП) на душу населения, исчисленные по паритетам покупательной способности валют (ППС). В отличие от номинального ВВП, который отражает объем экономики в текущих ценах и зависит от колебаний курсов национальных валют, ВВП по ППС дает более адекватную картину, учитывающую стоимость товаров и услуг внутри страны. В расчете на душу населения этот показатель служит достаточно достоверным индикатором общего уровня экономического развития страны. Вместе с тем он не полностью отражает реальный уровень жизни, для которого используются другие показатели (уровень доходов, потребления, обеспеченность жильем и т.п.).

25 марта, 20:39

Топ-20 промышленных стран мира по ППС. Часть 1. ГОД 2016. (GrAG)

Объём промышленного производства в Китае 2,5 раза больше США!!! Когда в 2011 году Китай обогнал США по пром. производству, особого шума не было (по данным МВФ и ВБ по ППС). Сейчас, мол, у нас постиндустриальные и  информационные общества, поэтому «старомодная» промышленность «не катит». В 2014 МФВ и ВБ «признали» что Китай обошёл США и по ВВП по ППС. Шума тоже не было. Мол, в США население в 4-е раза меньше, поэтому и ВВП на душу населения в Китае в 4-е раза меньше штатовского. То есть штаты всё равно «круче».111 комментариев

14 марта, 16:50

Текст: Никакой сырьевой зависимости не существует ( Сергей Алексашенко )

Экономист Сергей Алексашенко продолжает серию публикаций «Маленькие эпизоды большого экономического пазла» на Открытой России. Сегодняшний эпизод — о странной политике Центробанка и о том, что пока Банк России судорожно удерживает свою ключевую ставку на безумно высоком уровне, ФРС США выходит на тропу войны. Ну, не смогла ... Как бы этого кому-то ни хотелось, но догнать Португалию у России не получилось. Росстат опубликовал результаты совместного с Евросоюзом и ОЭСР сопоставления ВВП и ППС (паритета покупательной способности) за 2014 год, который для российской экономики пока является «пиковым». Как свидетельствуют данные Росстата, объем ВВП по ППС на душу населения в России по итогам того года составил 88,4% от уровня Порт...

01 марта, 23:25

Бизнес-омбудсмен предлагает удвоить ВВП к 2035 году

Для новой экономической программы правительства Столыпинский клуб предложил использовать "Стратегию роста". Она предполагает переход к стабильному росту экономики при создании необходимых макро- и микроусловий, обеспечивающих легкое дыхание для бизнеса.

13 февраля, 00:00

Забыть Чаушеску

Мягкой кошачьей поступью Минфин плавно увеличивает размер госдолга. Согласно обнародованной финансовым ведомством долговой стратегии на ближайшую трехлетку, он вырастет с 13 (округляем) аж до 15 с хвостиком процентов ВВП. Много это или мало? По свежим данным международной финансовой статистики мы сделали выборку из 90 более или менее внятных стран мира. И посмотрели, существует ли связь между уровнем накопленного богатства стран и долговой нагрузкой их правительств. Оказалось, жесткой связи нет: в диапазоне стран, располагающих душевым ВВП по ППС от 10 до 50 тысяч долларов (у России почти 26), связь слабо положительная; единицы более богатых стран имеют уже долг в средним меньший, чем их более бедные коллеги по глобусу. Но вот что интересно: из 90 стран меньше России занимают только страны-нефтеэкспортеры (Кувейт, Саудовская Аравия, Оман и Нигерия) с примкнувшим к ним благополучным Гонконгом, долгое время живший под санкциями Иран, сознательно выбравший путь финансовой самоизоляции Узбекистан и горячие эстонские парни, практикующие политику бюджетной консолидации такой жесткости, что, почти обнулив дефицит еще после кризиса 2008 года, они лишили себя потребности в займах — вместе с почти шестой частью своей экономики.

08 февраля, 18:09

Либеральная рыночная экономика, как сферический конь в вакууме

Ресурс РБК опубликовал экономический прогноз для человечества до 2050 года, по версии глобальной аудиторской группы PwC. Из прогноза следует, что в ближайшие четверть века ВВП России будет расти в среднем на 2,2%, но в итоге наша страна все равно останется, как и сейчас, на шестом месте среди крупнейших экономик мира, поскольку ВВП соперников тоже будут подрастать равномерно и прямолинейно и нечего экстраординарного на планете не произойдет. Большего идиотизма даже специально не придумаешь. Для справки: PricewaterhouseCoopers (PwC) - это международная сеть компаний, предлагающих профессиональные услуги в области консалтинга и аудита. PwC существует на протяжении более 160 лет и входит в так называемую большую четвёрку аудиторских компаний. Штаб-квартира сети - в Лондоне (кто бы сомневался!). В США PwC присутствует как товарищество с ограниченной ответственностью и является третьей в стране частной организацией по объёму выручки. И вот аудиторы от PwC сегодня на полном серьезе дают долгосрочный прогноз, который перепечатал РБК: Место России Место России в десятке крупнейших экономик мира по паритету покупательной способности (ППС) не изменится к 2050 году; страна все так же будет занимать шестую строчку в глобальном топ-10, следует из доклада консалтингового агентства PricewaterhouseCoopers (PwC) под названием "Глобальная экономика в 2050 году". Если в 2016 году ВВП России по ППС составил $3,75 трлн, то к 2030 году он возрастет до $4,74 трлн, а к 2050 году - до $7,13 трлн. Однако за это время место страны в глобальном топ-10 не изменится, она останется на шестой строчке. В топе стран с крупнейшим ВВП по рыночному валютному курсу Россия поднимется с 11-й на 10-ю позицию - показатель возрастет с $1,268 трлн в 2016 году до $5,127 трлн в 2050-м. По прогнозу аналитиков PwC, до 2050 года Россия будет демонстрировать реальный рост ВВП на душу населения на уровне 2,2% в год. ВВП в пересчете на национальную валюту будет увеличиваться на 1,9% в год, а в пересчете на доллары США - на 4,2% в год, ожидают эксперты.​ E7 вместо G7 Глобальный ВВП по ППС будет расти со скоростью 2,6% в год и удвоится уже к 2042 году, следует из доклада. К 2050 году показатель достигнет $127,5 трлн, следует из оценок PwC. В целом расширение мировой экономики будет обгонять прирост населения Земли. Этому будет способствовать действие благоприятствующих экономическому росту режимов (исключающих долгосрочные протекционистские меры), а также отсутствие глобальных катаклизмов, несущих риски для человечества. Центр глобальной экономики продолжит смещаться от развитых стран Европы в страны развивающиеся - в Азии и за ее пределами. Последние продолжат выступать главным драйвером глобального роста. По своему экономическому росту они более чем вдвое обгонят G7, прогнозирует PwC. Рост семерки восходящих экономик (E7) - Бразилии, Китая, Индии, Индонезии, Мексики, России и Турции - в ближайшие 34 года составит 3,5 против 1,6% семерки развитых экономик: Канады, Франции, Германии, Италии, Японии, Великобритании и США. Размер совокупного ВВП E7 также вдвое превзойдет ВВП G7, считают эксперты. В 2015 году показатели почти сравнялись. Восходящие экономики смогут увеличить свою долю в мировом ВВП с 35 до 50% к 2050 году, тогда как доля G7, напротив, сократится до немногим более 20%. Китай останется лидером рейтинга экономик по ППС - к 2050 году на него придется 20% мирового ВВП, или $58,5 трлн. Следом за ним в топ-5 войдут Индия, США, Индонезия и Бразилия. Среди крупнейших экономик ЕС самой быстрорастущей станет Польша, ожидают эксперты PwC. После завершения переходного периода Brexit Великобритания сможет выйти на темпы роста, опережающие средний показатель в ЕС. В обозримом будущем развитые страны будут опережать развивающиеся по уровню доходов. Формирующиеся экономики способны преодолеть это отставание к 2050 году, если смогут реализовать свой потенциал роста. Для этого им нужно провести структурные реформы, чтобы улучшить макроэкономическую стабильность, диверсифицировать свои экономики за счет уменьшения их зависимости от природных ресурсов, а также увеличить эффективность политических и правовых институтов, считает PwC. А теперь разберем это на запчасти. Авторы исследований действовали по простому принципу - они тупо проэкстраполировали текущие графики роста ВВП ведущих стран. При этом даже в исходных данных накосячили. Из лени, по слабоумию или в результате сознательного мухлежа они игнорировали данные по 2016 году, где тренды по ВВП многих стран загнулись вниз. Но даже это не важно. Сам факт примитивного продлевания графиков на заданный период - грубейшая ошибка, каких даже первокурсники-троечники себе не позволяют. Это все равно, что предсказать: 12-летний школьник Вася сейчас весит 40 кило и имеет рост в 150 см. При этом в последние четыре года Вася подрастал на 5 см ежегодно и прибавлял в весе по 4,5 кг. Следовательно, через 100 лет Вася будет шустрым бодрячком ростом в 6,5 метров и массой в полтонны. Уже всем давно видно, что мир вступил в полосу тектонических перемен итоговый результат которых, мягко говоря труднопредстказуем. Но это не мешает аудиторской группе PwC выдавать прогноз на четверть века вперед. И это предсказание соответствует всем канонам либеральной модели экономики настолько идеально, что приближается у эталонному "сферическому коню в вакууме". Все неприятные факты и явления, которые даже не говорят, а прямо таки кричат о том, что реальной будет совсем иной - игнорируются. Либеральные аудиторы в Лондоне утверждают, что и через 10, и через 20 лет все останется, как4 сейчас: доллар единственная резервная, десятка стран с крупнейшими экономикам останется прежней и даже места внутри этой десятки особо не поменяются. Все, блин, равномерно и, сцуко, прямолинейно. И не важно, что через 5-10 лет многих из этой "десятки", вполне вероятно, и на географических картах не останется. Лично меня особо умилило предсказание взрывного роста для Польши. Возникло впечатление, что изначально там была написана Украина, но в последний момент ее все же вычеркнули. Подозревают, что лепившие этот прогноз ребята в Лондоне вовсе не клинические дебилы. Они умышлено выдали откровенную дезу. Потому что знают: адепты из секты "Свидетелей Невидимой Руки Рынка" сожрут любую туфту и не усомнятся. И парни в Лондоне не ошиблись. Либеральный ресурс РБК перепостил все до последнего знака и ни единым комментарием не усомнился. Ибо сказано: "Вы не рефлексируйте, вы распространяйте!". P.S. Аудиторскую группу PwC уже ловили на впартивании туфты.В апреле 2011 года руководство PricewaterhouseCoopers было вынуждено признать свою вину в проведении некачественного аудита индийской компании Satyam Computer Services. Оказалось, что аудиторы не заметили мошенническую схему, посредством которой руководство компании наносило многомиллионный ущерб её владельцу. PwC согласилась выплатить $7,5 млн штрафа американским регуляторам и $18 млн компенсации владельцу индийской компании. Александр Бортников(http://vg-news.ru/n/12663...)

07 февраля, 21:41

Прогноз PwC: Великобритания может стать самой быстрорастущей экономикой G7, несмотря на Brexit

Экономика Великобритании в долгосрочной перспективе может расти быстрее большинства крупных стран ЕС, несмотря на Brexit. Об этом говорится в докладе PwC "Мир в 2050 году". "Великобритания могла бы расти быстрее остальных крупных стран ЕС в долгосрочной перспективе. Великобритания удерживает свои позиции в рейтинге ВВП относительно хорошо, несмотря на сдерживающее влияние Brexit в среднесрочной перспективе", - отмечается в докладе. По прогнозам PwC, Великобритания опустится лишь на одну позицию (с 9 места в 2016 году до 10 места в 2050 году) в мировом рейтинге объема ВВП по паритету покупательной способности (ППС). Позиции Великобритании, по мнению аналитиков PwC, поддерживаются высоко прогнозируемой долей трудоспособного населения, так как страна остается открытой для талантливых людей со всего мира, несмотря на выход из ЕС. Для сравнения, Германия и Франция опустятся в рейтинге ВВП по ППС на 9 и 11 место соответственно, а Япония, скорее всего, выйдет из топ-5 к 2050 году. В этих странах причинами падения будут являться старение населения и медленный рост производительности труда, считают эксперты PwC. Информационно-аналитический отдел TeleTradeИсточник: FxTeam

07 февраля, 17:10

Титов представил Медведеву "Стратегию роста"

Сегодня на встрече с премьер-министром Дмитрием Медведевым Борис Титов, уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей, представил программу "Стратегия роста", которая была разработана экспертами Столыпинского клуба.

07 февраля, 11:59

Прогноз: 10 самых крупных экономик в 2030 году

PwC опубликовала прогноз самых мощных экономик в мире до 2030 г. Отчет называется "The long view: how will the global economic order change by 2050?", в нем оцениваются 32 страны и прогнозируется ВВП по паритету покупательной способности (ППС).

05 февраля, 17:42

Румынская коррупция.

В двух словах: Недавно в Румынии хотели протолкнуть поправку чтобы коррупционеры, которые причинили ущерб до 48 тыс долларов могли быть  амнистированы.  Вышло 200 тыс протестующих, поправку быстро отменили.  ВВП по ППС Румынии 22 тыс долларов. ВВП по ППС России  26 тыс долларов.  Средняя зп в Румынии после налогов около 450 евро. Средняя зп в РФ после налогов 400-450 евро. Вот и все что вам надо знать про перспективы РФ (перспективы Стран СНГ и Це Европы  =  переспективы РФ/2-3 ) Реально зауважал Румын.

05 февраля, 15:00

Конец эры глобализации и отличные предпосылки для возвращения Средневековья

А вот давайте-ка не будем говорить об итогах местных выборах. Они совсем неинтересны. Самая эпатажная оппозиция не могла выиграть, включая в головку списка человека, говорящего такое: «…я еще в «Кофеварке» нашего института говорил друзьям, как, мол, досадно, что Сталин не проиграл войну Гитлеру. Потому что все равно, в конце концов, союзники бы нас освободили, но тогда бы англичане и американцы установили бы у нас демократиюи сменили бы людоедский сталинский режим«. Это – профессор Андрей Зубов, историк. Что, не знающий, как примерно за месяц оккупации в одной Тульской «области было сожжено 625 деревень, 35955 домов в сельской местности, 134,5 кв.м жилой площади в городах и поселках…»? А в России этого не забудут. Никогда…А еще: более, чем десяток тысяч беженцев из Украины в одной лишь Тульской губернии – которых люди видят и с которыми общаются – сильно повышает тягу к какой-никакой, но стабильности, даже если придется резко ограничить потребление. Тем более, что альтернатива приведена абзацем выше. Поэтому мы поговорим о более забавных, хоть и куда более мелких, выборах – Berlin-Wahl 2016: SPD gewinnt, AfD fünftstärkste Partei, CDU schmiert ab. Правящая ХДС в Берлине (он земля, субъект федерации, как у нас Москва и Санкт-Петербург) потерпела поражение, хоть и осталась второй, с 18%.А победившая СДПГ (23% голосов) будет теперь строить коалицию с «Зеленой» и «Левой», каждая из которых получила по 16,5 процентов голосов. То есть – в столице самой успешной экономики Европы за условных антикапиталистов проголосовало более чем втрое больше избирателей, нежели за условных капиталистов из ХДС. Занятно, не правда ли? Это в Германии, где социальная ответственность бизнеса не пустой звук (это идет еще от средневековых цехов с их семейными отношениями мастеров с подмастерьями и учениками), это в стране, где было введено самое передовое рабочее законодательство Бисмарка.Почему же вдруг «полевела» земля Берлин? А вот похоже, что причину тут надо искать в прогрессе технологий. Какая – говоря самыми общими словами – экономическая модель ХДС? Это заложенная Der Alte, многолетним федеральным канцлером и основателем Христианско-Демократического Союза Конрадом Аденауэром социальная рыночная экономика, базирующаяся на высокоразвитой германской индустрии, выходящей на рынки сначала Западной Европы, а потом и всего мира. (Что и обеспечивает Атлантическая хартия, о которой мы ранее говорили.)Навоевавшейся в мировых войнах Германии хватало ума иметь низкие военные расходы, что обеспечивало – в сочетании с традиционным немецким качеством – высокий и стабильный уровень жизни экономному народу. Даже когда глобализация привела к выносу массовых рабочих мест в Юго-Восточную Азию, ФРГ сохранила традиционную занятость в машиностроении, химической промышленности и т.п. Глобализация пошла Германии на пользу – с 1990 по 2015 год ее ВВП по ППС вырос с $1 511 824,70 млн до $3 848 271,85 млн, и без того не бедствовавший бундесбюргер стал в 2,5 раза богаче.Ну, с приростом США втрое за этот же период, это не сравнится – но для развитого государства, не находящегося на вершине мир-экономики, очень и очень неплохо. Но – всему приходит конец. Приходит он и эре глобализации – Die Ära der Globalisierung steht vor dem Ende. Почему произошла глобализация экономики – дешевые океанские перевозки позволили гигантам-контейнеровозам – одному из чудес индустриального мира – крайне дешево перевозить товар из ЮВА, изобильной дешевым трудом, в Европу, где есть платежеспособный спрос.Но вот роботизация – о которой автор этих строк три последних года вопит, как в пустыне – делает автоматизированное производство более дешевым, чем ручной труд. Простейшая вещь – всем известные кроссовки. Ткань производится станком-автоматом. Робот режет детали, формует подошвы, склеивает и сшивает. Все это быстрее, дешевле и качественнее, чем вьетнамский белковый рабочий (вьетнамский – китаец заоблачно дорог!). Модельное производство также быстро и дешево, благодаря 3D-технологиям. И – экономятся деньги на перевозках, упрощается логистика.График четко отслеживает бурный рост глобализации в 90х, схлопывание пузырей доткомов и деривативов и нынешние тенденции роботизации…Результат? Результат тот, что фирма Adidas возвращает производство в Германию из Вьетнама. И – не она одна. Выше забавный график состояния глобализации. Так что, казалось бы, германским рабочим – чьи мужественные лица и натруженные кулаки мы видали на плакатах одной печально известной рабочей партии – только радоваться. Ан нет, не радуются… Потому, что заводы будут тотально автоматизированы. Кроссовки и прочее для людей будут шиться роботами без участия людей. Без вьетнамцев, но и без немцев.Тут вернемся опять к выборам – тем, что в земле Берлин. Пятое место заняла Alternative für Deutschland. Как не мазали оппоненты и примкнувшие к ним СМИ черными и грязными цветами эту партию малого и среднего бизнеса, она взяла 11,5%. На поверхность обычно выходит то, что партия эта не приветствует наплыв иммигрантов из Азии и Африки в Германию. Но мало кто видит, что пришедшие из реального бизнеса активисты этой партии просто понимают, что места в экономике Германии для беженцев – тем более с другой культурой – нет.ХДС когда-то тоже была создана людьми, пришедшими из реального бизнеса. Но – в другую, в индустриальную эпоху. Тогда прибывавшие в ФРГ DP, перемещенные лица, после непродолжительного обучения шли в шахты и на заводы, увеличивая валовой внутренний продукт страны. А рыночный спрос германским товарам обеспечивали Соглашения по углю и стали, потом превратившиеся в Общий Рынок, а затем в ЕС, и экспорт по всему миру. Теперь же другое – рабочих мест для новоприбывших в современной экономике не будет в принципе, ну а все офицеры знают – the devil finds work for idle hands to do… Но нонеший политик в армии не служил, отсюда и потехи, вроде новогодней в Кельне…Кстати, смутные времена предчувствуют и банкиры – Deutsche Bank has studied the last 35 years and says the next 35 don’t look so good. По прогнозам Deutsche Bank грядут тридцать пять тощих коров, которые вполне могут съесть тридцать пять коров тучных, то бишь экономические достижения глобализации, начиная с 1980 года. Они это объясняют старением населения Европы, с чем они связывают рост задолженностей и грядущую инфляцию. Но вот инфляции-то в Европе мы не видим. Даже наоборот, там постоянно говорят об опасности дефляции…Именно об этом говорят отрицательные процентные ставки. Помните, как Европа смеялась на русскими, хранящими деньги в стеклянных банках? Так там сейчас выгоднее забрать вклад налом, и размесить его в банковском сейфе, или в собственном хранилище. Ведь если у вас несколько сот тысяч евро на вкладе, то через год их станет меньше на величину отрицательной процентной ставки. Почему это происходит? У экономистов можно прочесть массу объяснений, но первопричина одна – реальной работы для людей все меньше. Труднее эти деньги заработать.А задолженность? Так она пустая, вздутые цены на недвижимость, на старые доски и холстины с размазанной по ним краской, на природные кристаллы, уступающие качеством синтетике… Деньги вложенные в заводы работают, все большее количество продукции производится со все меньшими издержками. С базисом все в порядке. А вот надстройка ему явно уже не соответствует. Унаследована она от индустриального общества, когда вдруг – из-за нужды в рабочих руках – на труд стала приходиться довольно большая часть общественного богатства.А до этого десятки веков основной формой капитала была земля. (Подробнее см. Т.Пикетти, «Капитал в XXIвеке».) И вот доминирование этой формы капитала формировало надстройку феодальных отношений. И весьма и весьма правдоподобным кажется вывод, что в ближайшем будущем, когда основной формой капитала станут роботизированные заводы и фермы, минимально нуждающиеся в рабочих руках, вернутся старые добрые Средние века, приход которых заметил Умберто Эко…Михаил Ваннах[link]

20 января, 09:00

Мир расслаивается на касты

Вначале — новости из передовой экономики мира США. До президентских выборов американцам сообщалось, что последствия «мировой рецессии» преодолены, а благосостояние рабочего и среднего класса растёт рекордными темпами — хотя и не достигло ещё, конечно, уровня 2000 г. Сейчас выборы уже позади, и американцам сообщают, что не всё, если разобраться, так уж здорово. В частности, отмечает […]

11 января, 05:36

Коротко о главном(Андрей Мовчан) - обязательно и всепропальщикам и урапатреотам

carnegie.ru/2016/12/29/ru-pub-66503 Всем рекомендую к прочтению целиком. Реально мало кто прочтет и 10%. Выдержки В 2017 году не стоит ожидать от российской экономики существенных сюрпризов — как негативных, так и позитивных.Самым слабым звеном в ближайшие годы будет российская банковская сфера.Весьма вероятно, что правительство пойдет на значительную эмиссионную программу с параллельным закрытием трансграничного движения капитала, ограничением валютных операций и контролем за ценами. Однако этого не случится до президентских выборов 2018 годаФактически к 2008 году бюджет России на 65–70% состоял прямо или косвенно из доходов от экспорта углеводородов13, 14, а корреляция темпов роста ВВП, доходов федерального бюджета и размеров резервов с изменениями цены на нефть достигла 90–95%К осени 2016 года Россия пришла с сокращением долларового эквивалента ВВП на 40% по сравнению с 2013 годом (падение примерно на 15% в реальных рублевых ценах). Падение доходов домохозяйств, безусловно, является беспрецедентным21, однако и оно пока вернуло россиян на уровень доходов 2007 года, то есть во времена в целом стабильные. Подушевой ВВП в России в 2016 году составит около 8,2 тыс. долларов. В списке стран это конец седьмого десятка, рядом с Турцией, Мексикой и Суринамом, а с ВВП по ППС Россия окажется в начале шестого десятка — вместе с Латвией, Казахстаном, Чили, Аргентиной.Эти показатели скромны, но еще далеки от катастрофических: зона «цветных революций», в которой находились в моменты дестабилизации Египет, Сирия, Украина, Колумбия, Индонезия, Тунис и подавляющее большинство других стран, переживших периоды нестабильности, начинается на отметке около 6 тыс. долларов подушевого номинального ВВП Россия все больше страдает от нехватки трудовых ресурсов, они сокращаются в силу естественных демографических причин на 0,5% в год.Реальный капитал российской банковской системы неизвестен.Количество банков в России сокращается примерно на 10% в год, сегодня число функционирующих — уже ниже 50045 При этом концентрация активов очень высока, на топ-5 банков приходится около 56% активов всей банковской системы, на топ-50 — 88%46Совокупный капитал банковской системы сегодня формально не превышает 9 трлн рублей48. Теоретически даже полная рекапитализация системы сегодня России по плечуНа конец 2015 года показатели подушевого ВВП в России соответствуют в реальных ценах уровню 2006 года, уровень средней зарплаты — 2007 годуВ таком темпе у России еще есть куда отступать: на пике падения в 1999 году, когда казалось, что еще шаг — и экономика развалится, подушевой ВВП был ниже на 21%, а средняя зарплата на 40% уровней 2016 года. Расчеты показывают, что государство сможет в течение трех-четырех лет удерживать первичный дефицит бюджета на уровне около 3 трлн рублей (50 млрд долларов, 4% ВВП в год). Рост государственного внутреннего долга на 1,5−2 трлн рублей в год (2−2,5% ВВП) в течение пяти-шести лет как минимум не будет угрожать бюджету избыточным ростом процентных расходов, а остаток дефицита можно будет покрыть использованием Резервного фонда (на середину 2016 года еще осталось 38 млрд долларов) и ликвидной части Фонда национального благосостояния еще примерно в течение трех лет. Экономика сокращается — население не реагируетСредняя зарплата в России хотя и снизилась довольно существенно по сравнению с 2008−2010 годами, все еще остается значительно выше, чем в странах, являющихся основными конкурентами России с точки зрения размещения трудоемкого производства.Читайте!

10 января, 09:04

Прибалтийские политики выдают свои постсоветские страны за Скандинавию

Прибалтийские политики – политики комплексующие.

30 декабря 2016, 08:00

Экономические итоги 2016 года в сравнении с итогами РИ, РСФСР и РФ

Бывший помощник Путина Андрей Илларионов опубликовал любопытные экономические и демографические итоги с которыми Россия подошла к 2017 году. Я их преобразовал в наглядные диаграммы. Начнем с населения России в процентах от общемировой численности:Данные начинаются с 1885 года и завершаются 2016-м, что хорошо показывает динамику развития или деградации.Далее % ВВП России (все нынешних границах) в общемировом ВВП:Пик приходится на 1938 и 1961 год. На 2016 год приходится минимум.ВВП на душу населения от общемирового уровня принятого за 100%:Пик вновь приходится на советский период, на 1961 и 1989 годы. В 2016 году уровень ниже среднего.Данные в цифровом виде:Россия в % к миру Показатели/Годы 1885 1913 1922 1938 1942 1961 1989 1998 2008 2016 Население 4,22 5,00 4,56 4,75 4,57 3,94 2,84 2,49 2,13 1,99 ВВП по ППС 4,69 5,16 2,01 6,08 3,44 6,13 4.44 1,96 2,51 1,94 ВВП на душу населения по ППС 114,0 103,2 44,0 127,9 75,3 155,8 156,0 78,4 119,7 97,3 Источник: расчет по данным А.Мэддисона, МВФ, Мирового Банка и ФСС России.Таким образом, сегодняшняя Россия – это страна с численностью населения и величиной ВВП, составляющими менее 2% от соответствующих мировых показателей, с душевым ВВП ниже среднемирового уровня.

09 октября 2016, 09:30

Андрей Кобяков. ДРАКОН, ОРЕЛ И МЕДВЕДЬ

Авторский доклад Изборскому клубу Будущее Русского мира как субъекта геоэкономики будет зависеть от активных усилий России по формированию третьего полюса силы       Авторский доклад Изборскому клубу Будущее Русского мира как субъекта геоэкономики будет зависеть от активных усилий России по формированию третьего полюса силы   Новый расклад сил в новом контексте Возвышение Востока на фоне заката Запада – чрезвычайно модная тема в СМИ, в научной, специальной и популярной литературе, в профессиональных дискуссиях и в телевизионных ток-шоу, вот уже два-три десятилетия непременно преподносимая как «горячая новость», интерес и внимание к которой не ослабевают, а только все более усиливаются. Почему со временем она лишь «горячее», становится понятным, если задаться вопросом, а что в этой «новости» действительно нового. Смещение центра тяжести в мировых процессах – постоянное явление в исторической жизни человечества. Сама история цивилизаций, параллельно с развивающимися или приходящими на смену друг другу, говорит об этом. Периоды, когда Восток по уровню экономической активности и богатству многократно превосходил Запад, не раз имели место и в глубокой древности, и в ещё сравнительно недавней истории человечества. Собственно, именной такой была историческая реальность как минимум до промышленной революции в Англии (которая впоследствии стала общезападным феноменом). Учёные, специализирующиеся на исторических экономических сопоставлениях, отмечают, что, основываясь на современных показателях, например, Индия того периода превосходила Англию на порядок, в частности, по показателю валового внутреннего продукта (ВВП) в расчете на душу населения. И даже ещё спустя 100 лет, то есть к моменту образования Британской империи, по уровню накопленного богатства Восток оставался далеко впереди Запада, хотя по показателям текущего производства и производительности труда Запад уже вырвался в лидеры. Таким образом, может представляться, что нынешнее, начавшееся несколько десятилетий назад возвышение Востока воспроизводит ситуации, которые уже не раз бывали в истории: ничто не ново... Однако это не так. Как нельзя дважды войти в одну и ту же реку, так же обстоят дела и с рекой Истории. Благодаря развитию транспортных, военных и коммуникационных технологий наш мир стал гораздо компактнее, а основанная на этих технологиях интенсивность торговых, финансовых, информационных, да и непосредственно физических взаимодействий стран, народов, экономических систем и отдельных людей вышла на уровень, не имеющий аналогов в мировой истории. Количественные изменения породили совершенно новое качество. Финансовые процессы, происходившие в древности в Индии или Персии, в Японии или Китае, были автономны и практически никак не отражались на других регионах мира. Более того, люди, в том числе и профессиональные финансисты, жившие в других регионах, могли об этих процессах просто вообще ничего не знать. Сегодня какой-нибудь обвал на бирже в Сингапуре или Гонконге мгновенно сказывается на поведении инвесторов и спекулянтов в Лондоне и Нью-Йорке. Торговля между отдаленными друг от друга регионами либо не существовала, либо имела эпизодический характер, осуществлялась в очень узком сегменте товаров, не приводя к сколь-нибудь существенной конкуренции для местных производителей и никак не сказываясь на ценах местных товаров. Сегодня уровень производственной, технологической и торговой конкуренции вырос настолько, что маленькая оплошность компании немедленно приводит к вытеснению её с рынка, география производства товаров все время меняется, а развитие специализации и кооперации привело к тому, что определение национальной идентичности того или иного конечного товара становится подчас нерешаемой юридической проблемой с учётом географического разнообразия составляющих его компонентов. Дальние военные походы и в древности, и в Средние века временами осуществлялись и даже были весьма масштабными, но с точки зрения современных военных реалий они долгое время оставались не столь уж и «дальними», и уж, во всяком случае, по понятным причинам их нельзя было отнести к мгновенным событиям: они требовали очень длительной подготовки, а сами военные кампании затягивались на многие десятилетия. Сегодня для подлёта межконтинентальных баллистических ракет требуются немногие часы, а для крылатых ракет средней дальности – иногда десятки минут. Разрушительная сила и современная точность даже неядерного вооружения таковы, что при массированном их применении последствия могут быть сопоставимыми с ограниченной ядерной войной. Мир стал иным. Мир стал больше – население земного шара только за последние 100 лет выросло на порядок и продолжает расти. В результате этого резко обостряется борьба за ресурсы экономического развития – энергию, минералы, лес, воду, землю, рынки, причём уже непосредственно в глобальном масштабе. Мир стал меньше – какое-то важное событие или изменение ситуации в одном конце земного шара почти мгновенно вызывает реакцию и приводит к изменениям в другом его конце. В этом контексте анализ расклада мировых экономических сил и среднесрочный прогноз его динамики позволяют не просто выделить господствующие количественные тенденции и тренды, но и дать основания для предвидения масштабных качественных метаморфоз в геополитике и геоэкономике. Для нас также принципиально важно, что этот анализ и прогноз задаёт объективные рамки для обсуждения вопроса о будущем месте Русской цивилизации в мире, о пресловутом «окне возможностей» – о том, что в силах изменить в свою пользу наша страна, а что нет и какими должны быть направления наших усилий. Без задания этих объективных рамок все рассуждения на данную тему имеют характер пустого фантазирования, произвольно варьирующего между крайностями «непременно светлого» или, напротив, «беспросветно мрачного» будущего, поскольку определяются не жёсткой реальностью, не «упрямыми фактами», а индивидуальными субъективными пристрастиями участников дискуссии. Пора снимать затемнённые очки – вне зависимости от того, в какой тон окрашены их стекла, – розовый или чёрный.     Методические замечания Для оценки расклада мировых экономических сил и его изменения во времени я пользовался данными всемирно известного независимого компаративиста (специалиста по межстрановым сопоставлениям) профессора Гронингенского университета Ангуса Маддисона (Angus Maddison), а именно его получившими популярность таблицами с данными по ВВП различных стран, регионов и мира в целом в неизменных ценах (в долларах 1990 года) с учётом паритета покупательной способности (ППС) валют с Рождества Христова и заканчивая 2008 годом (профессор А. Маддисон скончался в феврале 2010 года). На 2015 и 2030 годы в данном докладе сделана прогнозная экстраполяция на основе этих данных. Данные А. Маддисона представляются мне гораздо более репрезентативными и менее спорными по сравнению с соответствующими базами данных МВФ и Всемирного банка, в которых весьма заметна политическая ангажированность. В частности, обе эти базы были радикально пересмотрены после 2005 года, и пересмотр был осуществлён совершенно очевидно в угоду политической конъюнктуре, так как на основе старых баз данных Китай обгонял США уже около 2006-2007 годов, о чём я писал на сайте «Мировой кризис – хроника и комментарии» ещё в 2005 году. Позволю себе привести несколько цитат из той публикации. «К концу 2005 года Китай заготовил для мирового сообщества сенсацию. Сначала сведём информацию, изложенную в сообщениях агентства Reuters от 19, 20 и 22 декабря. Национальное бюро статистики Китая (НБС КНР) провело «первую экономическую перепись» страны, в которой было задействовано 13 млн человек – сборщиков информации. По результатам переписи НБС пересмотрело данные о ВВП Китая за 2004 год. Он оказался на 16,8% больше по сравнению с ранее публиковавшимися официальными данными и составил 15,99 трлн юаней. Пересмотрены также и данные ВВП Китая за 2004 год, выраженные в долларах – с 1,67 трлн долларов до 1,93 трлн долларов. При этом для пересчёта в доллары использовался официальный курс юаня на конец 2004 года (8,276 юаня за доллар). На основании этих данных делаются выводы, что экономика Китая в результате пересмотра переместилась якобы с шестого на четвёртое место – оттеснив Великобританию и Италию, но всё ещё уступая США, Японии и Германии. Также делается вывод о том, что ВВП на душу населения в результате пересмотра составил около 1500 долларов вместо 1272 долларов. Заявлено, что в ближайшее время будут произведены перерасчёты данных о ВВП в ретроспективе начиная с 1993 года. Эксперты отмечают, что уже сейчас понятно, что в результате пересчёта годовые темпы роста ВВП окажутся двузначными (в процентах) как минимум за весь последний десятилетний период. По оценкам главного экономиста НБС КНР Яо Цзинюаня, в 2005 году экономический рост в стране составит около 9,5% (не менее 9,3%). Уже на следующий день после сенсационного заявления Китай распространил 32-страничный документ под названием «Мирный путь развития Китая» (China's Peaceful Development Road), цель которого – успокоить международное сообщество (и, прежде всего, США), встревоженное угрозой, исходящей от стремительно растущей китайской мощи. В документе даже сменился лексикон: вместо ранее широко использовавшегося выражения «peaceful rise» (мирный подъём, восхождение, возвышение) применено «peaceful development» (мирное развитие). Видимо, в нынешних условиях (после пересмотра данных о ВВП) слова о восхождении и возвышении начинают звучать слишком вызывающе и амбициозно для западной публики, повергая её в шок. Главный тезис документа: не надо пугаться развития Китая – оно не несёт с собой угроз миру, а, напротив, представляет дополнительные возможности для роста мировой экономики». Однако «все растиражированные агентством Reuters расчёты необходимо «слегка» подправить – на величину разрыва официального курса и курса, рассчитанного на основе паритета покупательной способности. На этот счёет существуют различные оценки – особенно в отношении Китая. Обратимся к данным Всемирного банка (World Bank), ибо их расчёты показателей на основе PPP (Purchasing Power Parity – паритета покупательной способности) в глазах «экспертного сообщества» имеют, пожалуй, самое «респектабельное» реноме. Итак, World Development Indicators 2005. В 2003 году ВВП в Китае по официальному курсу – 1416,8 млрд долларов, а по курсу, рассчитанному на основе PPP, – 6410 млрд долларов (на душу, соответственно, 1100 и 4980 долларов). Таким образом, официальный курс юаня занижен по сравнению с паритетным, по данным Всемирного банка, чуть более чем в 4,5 раза (4,525 раза). В 2004 году это соотношение осталось примерно таким же. Проведём нехитрые подсчёты. 1,93 трлн долларов (новые данные о ВВП Китая в 2004 году по официальному курсу) умножаем на 4,525. Получаем 8,733 трлн долларов. Таким образом, Китай занимает уже второе место, а не четвёертое, уступая только США (около 11 трлн долларов). Заметим, что по размеру ВВП Китай превосходит Японию (3,629 трлн долларов), Германию (2,279 трлн долларов) и Великобританию (1,643 трлн долларов) вместе взятые и почти равен суммарному ВВП этой тройки плюс Франция (1,652 трлн долларов). Теперь учтём рост ВВП Китая в 2005 году ещё на 9,5%. Получим 9,563 трлн долларов. Что же получается? Если отнять из ВВП США приписную (или вменённую) ренту, то есть расчётную величину, применяемую в американской системе национальных счетов, равную условной арендной плате собственников жилья самим себе, а также сделать поправку на манипуляции с гедонистическими индексами цен, окажется, что китайская экономика больше американской (как, впрочем, и любой другой в мире). Но и этот результат, напомню, был получен лишь на основе весьма умеренных оценок паритетного курса юаня Всемирным банком. Между тем, по ряду других оценок, паритетный курс юаня занижен не в 4,5 раза, а в 6-8 раз. И это означает, что экономика Китая больше американской уже далеко не первый год, а так примерно уже годков с десять!!!» «Как всё, что делает Китай, нынешняя сенсация напоминает хорошо спланированную операцию. Данные опубликованы в тот момент, когда все аналитические службы – и частные, и государственные – находятся на рождественских каникулах. Таким образом, до общественного мнения (да и для лиц, принимающих решения) информация будет доходить так сказать «дозами» – такими, чтобы избежать слишком сильного шока публики, а также панических и истерических реакций политического истэблишмента Запада. Но час прозрения назначен, и результатом этого прозрения станет осознание абсолютно иной геополитической реальности – новой картины мира. Конец «Pax Americana», как и было сказано»[1]. Однако признавать новую реальность международные финансовые институты, контролируемые Соединёенными Штатами, очень не хотели, поэтому в угоду стремительно стареющему и теряющему былую мощь глобальному гегемону МВФ и Всемирный банк пошли на беспрецедентный и, без преувеличения, скандальный пересмотр своих баз данных, который коснулся только одной страны – Китая: в новых базах данных экономические показатели для Китая были уменьшены почти в два раза! Правда, скорость передвижения Китая в мировых табелях о рангах столь велика, что даже сильно отретушированная картина, получаемая на основе манипулятивно отредактированных данных международных сопоставлений МВФ – Всемирного банка, уже не позволяет замаскировать реальное положение дел. Согласно новым данным МВФ, Китай превзошел США по показателю ВВП с учетом ППС в апреле 2014 года. В соответствии с данными А. Маддисона, это произошло около 2010 года – то есть в промежутке между оценками, сделанными на основе «старой» и «новой» баз данных МВФ и Всемирного банка (так что данные сравнительной экономической статистики профессора Маддисона можно считать вполне умеренными).     Наша страна в мировой экономике: вниз по лестнице В послевоенный период и вплоть до начала 1980-х годов СССР стабильно удерживал долю в мировой экономике около 9,5%, при этом доля главного геополитического конкурента – США медленно, но неуклонно снижалась – с более чем 30% сразу после Второй мировой войны до примерно 20-21% в начале 1980-х (то есть разрыв сокращался в пользу СССР) (см. графики 1 и 2). Однако застойные явления в советской экономике в 1980-е годы одновременно с фактором ускоренного роста Китая и Японии (в Японии – вплоть до 1990 года; в 1991 году в этой стране начался кризис, после чего развитие практически остановилось и началась стагнация, длящаяся до сих пор) привели к тому, что к моменту развала СССР по своей доле в мировой экономике он опустился со 2-го на 4-е место (график 3). Отметим, что на момент окончания существования СССР как единого государства доля России (в составе СССР, то есть в нынешних границах, без учёта недавнего присоединения Крыма) в мировой экономике составляла более 4,2%, и по этому показателю РФ занимала 5-е место, уступая помимо первой «тройки» (США, Японии и Китаю) ещё и объединённой Германии, хотя и незначительно (у РФ – 4,2%, у Германии – 4,7%). Дальнейшие десять лет сложились для России трагично: страна в условиях мирного времени (1990-е) в результате «шоковой терапии» безграмотных (если не сказать вредительских) либеральных экспериментов, по недоразумению названных «реформами», испытала экономический обвал, сопоставимый с хозяйственными бедствиями Великой Отечественной войны. В результате в абсолютных показателях (в терминах ВВП по ППС в долларах 1990 года) российская экономика вернулась на уровень 1990 года лишь в 2006-2007 годах, то есть уже в «тучные нулевые годы», перед самым началом глобального финансового кризиса, при этом удельный вес России в мировой экономике снизился с 4,2% до 2,5%, и по этому показателю наша страна опустилась с 5-го на 8-е место (график 4). С учётом анемичного состояния экономики в 2012-2014 гг. (с затуханием темпов роста до практически полной его остановки), а также с учётом экономического спада в 2015 году более чем на 3%, по итогам 2015 года Россия опустилась на 10-е место с долей около 2,0%, пропустив вперёд себя Бразилию и Италию. Причём «снизу» (11-е и 12-е места) её подпирают быстроразвивающиеся экономики Индонезии и Южной Кореи, которые при сохранении нынешних тенденций имеют высокие шансы обойти Россию уже в ближайшие два-три года.     Сдвиги в соотношении экономических сил Для целей анализа расклада собственно мировых экономических сил мы сгруппировали некоторые страны и регионы следующим образом. До 1990 года мы рассматриваем в качестве самостоятельной, весьма высокоинтегрированной силы группу советского блока (СССР + страны СЭВ + Югославия + КНДР); также в качестве единой силы мы предлагаем рассматривать и Западную Европу (а не только страны ЕС). После 1990 года (и до 2030 года) в качестве самостоятельной силы мы выделяем всю Европу (Западную, Восточную и страны Прибалтики). Также в качестве самостоятельной единицы в раскладе мировых экономических сил мы выделили Северную Америку (США + Канада + Мексика) из-за высокой степени интеграции этих экономик и ведущего положения капитала США в них. В течение первых трёх послевоенных десятилетий расклад основных экономических сил на мировой арене сложился таким образом (см. графики 5 и 6). В основных чертах данный расклад характеризовался высокой степенью стабильности: наблюдалось незначительное снижение доли Северной Америки (с 30,5% в 1950 году до 25% в 1975-1980 гг.) в силу более быстрого (в том числе восстановительного послевоенного) роста в некоторых других регионах мира. В частности, существенно укрепила своё положение в мировой табели о рангах экономика Японии (с 3% до 7,6%). Доли «советского блока» (около 13,5%), Западной Европы (25-56%) и Китая (4,6-4,8%) практически не менялись. К 1990 году произошли более видимые изменения (график 7). Советский блок существенно снизил свою долю («эпоха застоя») – с 13,5% до 10,3%. Доля Японии достигла своего исторического максимума (8,6%). Китай начал проводить реформы (начало реформ Дэн Сяопина обычно датируется 1979 годом), которые привели к резкому экономическому ускорению, в результате доля Поднебесной выросла очень существенно – с 4,8% до 7,8%. Доля Северной Америки (около 25%) не изменилась: главная экономическая сила региона пережила серьёзный кризис во второй половине 1970-х, сменившийся весьма мощным подъёмом времён «рейганомики» в 1980-е. Доля Западной Европы снизилась с 25% до 22% – в отличие от США кризис 1970-х годов в этом регионе сменился не подъёмом, а весьма анемичным ростом. С началом нового тысячелетия и вплоть до периода активной фазы глобального финансового кризиса (2008-2009 гг.) расклад мировых геоэкономических потенциалов претерпел уже кардинальные изменения (график 8). Доля Европы снизилась ещё на 3 процентных пункта (до 19,3%), причём реальный масштаб падения удельного веса европейской экономики ещё более ярко выражен, если учесть, что состав региона в нашем сопоставлении количественно увеличился за счёт прибавления стран Восточной Европы и стран Прибалтики. Доля Северной Америки также снизилась на 3 процентных пункта (до 22%). Доля Японии снизилась в полтора раза – с 8,6% до 5,7%. Основной причиной снижения этих долей был уверенный ускоренный рост «новых» азиатских экономик, прежде всего Китая. Доля Китая в мировой экономике выросла радикально: к концу 2008 года она поднялась почти до 18% (!), вплотную приблизившись к США (исходя из данных А. Маддисона, заканчивающихся 2008 годом, и данных о темпах роста в последующие годы эти экономики сравнялись в районе 2009-2010 годов). Обращает на себя внимание и начало восхождения индийской экономики (с 4% в 1990 году до 6,7% в 2008 году; а по сравнению же с 1975 годом эта доля удвоилась). Среди главных факторов этого периода также был распад СССР, после чего экономика РФ погрузилась в тяжелый длительный кризис, лишь с 1999 года сменившийся относительно ускоренным ростом. Итогом этого стало то, что доля РФ, на момент распада СССР составлявшая 4,25% от мировой экономики, снизилась до 2,5%, и, таким образом, наша страна перестала играть сколь-нибудь существенную роль в глобальном раскладе экономических сил. По итогам 2015 года соотношение основных экономических сил в мире выглядит следующим образом (график 9). С учётом того, что за период с начала активной фазы глобального экономического кризиса в 2008-м и до конца 2015 года экономики Северной Америки, Европы и России (в последней – в том числе и из-за начавшейся в 2015 году открытой рецессии) в абсолютном измерении практически не изменились, это означает, что их доли в мировой экономике снизились, соответственно, до 18,5%, 15,5% и 2,0%. Доля Китая – самой крупной экономики мира – к окончанию 2015 года выросла до 23,8%, а доля Индии – до 7,3%.     Снова двухполюсный мир? Однако самые радикальные изменения произойдут, согласно нашему прогнозу, за следующие 15 лет. В предлагаемом прогнозе до 2030 года сделана попытка смоделировать расклад мировых экономических сил и определить место в нём России с учётом весьма оптимистических (с точки зрения нашей страны) предположений. В частности, среднегодовые темпы роста для российской экономики заложены на практически максимальном уровне (+5,5% в год). Предполагается также, что темпы роста китайской экономики должны замедлиться с 7,5% до 3,5% в конце периода, и, таким образом, среднегодовые темпы, заложенные в прогноз для этой страны, также составляют 5,5%. Аналогичные темпы роста (+5,5%) мы предполагаем и для Индии (потенциальные темпы для этой экономики выше, но, как показывает практика, они отличаются нестабильностью). Для остальных важных экономически сил заложены следующие прогнозные среднегодовые темпы роста на этот период: Европа (+1,5% в год), Северная Америка (+2,5%), Япония (+1,0%), вся мировая экономика (+3,25% в год). Тогда глобальный геоэкономический расклад будет выглядеть в 2030 году следующим образом (график 10). Как видим, к 2030 году расстановка экономических сил в мире примет качественно иной характер: в мире появится явно выраженный гегемон – Китай, доля которого в глобальной экономике превысит даже уровень, который имели США сразу после Второй мировой войны. С учётом этих обстоятельств становится понятным стратегический смысл стремления США к организации Трансатлантического партнерства с Европой. К 2030 году по объёму ВВП Китай превзойдет Северную Америку и Европу, вместе взятые. Даже если предположить, что затухание темпов роста в Китае пойдёт быстрее (и среднегодовые темпы за 2016-2030 гг. составят не 5,5%, а 5,0%), то и в этом случае доли в мировой экономике Китая и Трансатлантической зоны свободной торговли (Европа + США + Канада + Мексика) будут примерно равны. Таким образом, нынешняя стратегия США по созданию Трансатлантического партнёрства – это и есть, по сути, план образования двухполюсного мира, «мира на двоих», где одним из полюсов будет «объединённый Запад» (Северная Америка + Европа), а другим – Китай.     Третья сила Потеснить кого-то за геополитическим шахматным столом и стать полноценным игроком в предстоящей партии нашей стране уже никак не удастся. Тихо и незаметно отсидеться в сторонке – тоже. Стать, в зависимости от обстоятельств, пешкой, важной фигурой или главным трофеем в чужой шахматной партии – варианты для России совсем не подходящие. Во всех этих вариантах не просматривается не только намёка на восстановление собственной геоэкономической субъектности, но и на сохранение относительного суверенитета. Однако окончательный приговор истории ещё не вынесен. В этой на первый взгляд безысходной ситуации у России всё ещё сохраняется возможность организации асимметричной контригры, связанной с формированием некоей «третьей силы», пусть и не равной двум первым. Потенциал этой «третьей силы», с учётом прогнозных расчётов, может выглядеть таким образом (таблица 1). Первый вариант в качестве «третьей силы» (самостоятельного полюса, имеющего влияние на мировые процессы) несостоятелен: Россия со странами экс-СССР (без Прибалтики) в 2030 году будет иметь примерно такую же долю в мировой экономике, как Индия в 1990 году, и в два раза меньшую, чем у Японии в том же 1990 году. Эта доля даже меньше доли Российской Федерации на момент распада СССР. Второй вариант практически так же мало состоятелен, как и первый: интеграция постсоветского пространства с включением в это объединение Турции, Ирана и Сирии позволяет выйти только на долю примерно 6,5% в мировой экономике – это примерно столько же, сколько у Индии в 2008 году, и на треть меньше, чем у Японии в 1990 году. Правда, в такой конфигурации можно претендовать на относительную самодостаточность, то есть на формирование весьма автаркичного (относительно замкнутого в воспроизводственном отношении) «мира-экономики»: такое объединение будет в 2030 году располагать численностью населения 500-600 млн человек, что достаточно для организации оптимального по своим размерам рынка с учётом необходимого уровня концентрации промышленного производства (экономии на издержках с учётом масштабов производства). Правда, этот рынок (по общей численности потребителей) будет всё же существенно уступать объединённому рынку Европы и Северной Америки, не говоря о Китае. Только третий вариант – вариант интеграции вышеуказанных стран с Индией позволяет рассчитывать на формирование альтернативного глобального полюса силы, хотя даже он будет по объединённому экономическому потенциалу практически в два раза уступать Китаю. Четвёртый и пятый варианты не могут представлять собой интеграционные объединения – как в силу очень большого числа стран, так и в силу географической удалённости Латинской Америки. В то же время указанные страны и регионы могут в ряде вопросов, касающихся принципов будущего мироустройства, находить общий язык и выступать с единых согласованных позиций, тем самым позиционируя себя в качестве «третьей силы», способной изменить расклад сил в противостоянии первых двух полюсов силы. Однако следует иметь в виду, что геополитическая ориентация Латинской Америки или арабского мира и их согласованные позиции (действия) будут во много зависеть от того, состоится ли третий полюс (третий вариант), или мир будет иметь двухполюсную конфигурацию – в случае двухполюсного мира более вероятно отсутствие единства и лишь тактические и не очень устойчивые альянсы с одной из двух доминирующих сил в мире.     «Окно возможностей»: оптимизм, пессимизм и реализм Здесь следует сделать ряд важных оговорок. Задача, которая ставится в данном докладе, – оценить потенциал «окна возможностей» для России, в том числе с учётом собственных активных действий. Поэтому для нашей страны я вполне сознательно заложил темпы роста, по сути, максимально возможные исходя из предположения о позитивных сдвигах в экономической политике, которые только и смогут обеспечить указанные темпы роста (в «пассивном», инерционном варианте эти темпы окажутся гораздо ниже, поскольку нынешняя модель экономического развития в России себя полностью исчерпала). То есть в отношении России сделанная оценка имеет характер скорее даже нормативного (целевого), а не трендового (экстраполяционного) прогноза, а изложенный сценарий, несмотря на его жёсткость, следует рассматривать как построенный на основе «оптимистического реализма» (или «реалистического оптимизма»). Кроме того, следует иметь в виду, что темпы роста главного на данный момент мирового игрока – Китая, от которого радикальным образом будет зависеть расклад мировых сил, по оценкам ряда китайских экспертов, могут оказаться и существенно больше, чем в нашем прогнозе. Например, профессор Исследовательского института государственного развития при Пекинском университете Лу Фэн полагает, что Китай располагает потенциалом для сохранения «средневысокого темпа роста» ВВП (около 7%) в течение ещё 20 лет. Хотя китайский профессор говорит лишь о потенциале, который ещё надо суметь реализовать, мне данная оценка представляется всё же завышенной и скорее её следует рассматривать как благое пожелание. Тем не менее и игнорировать такие оценки не стоит. Таким образом, если усилия по перестройке российской хозяйственной модели окажутся недостаточными или неэффективными (что, должен признать, представляется весьма высоковероятным), а период сохранения экстенсивных факторов развития Китая и, соответственно, высоких темпов роста окажется более продолжительным (что теоретически возможно, хотя представляется мне менее вероятным), «окно возможностей» для России окажется ещё уже, чем в вышеприведённом анализе и прогнозе. Оценивая прочитанное, читатель также должен иметь в виду, что мы сознательно ограничили прогнозный горизонт 2030 годом, поскольку, чем длиннее период прогнозирования, тем менее надёжным становится применение экстраполяционного метода. Хотя применённый нами прогнозный подход основан не на чистой экстраполяции (мы закладываем сценарные гипотезы относительно изменения темпов роста), тем не менее указанная закономерность остаётся верной, так как на более длинных периодах прогнозирования возрастает вероятность нелинейных процессов, случайных событий, субъективных (политических) факторов, способных изменить логику не только экономических, но даже исторических процессов, поэтому и сами гипотезы относительно динамики темпов роста объективно становятся всё менее обоснованными и надёжными. В этой связи следует отметить ещё одно важное обстоятельство, которое позволяет сделать ряд принципиальных выводов на более отдалённую перспективу. Закладывая среднегодовые темпы роста ВВП Китая на период 2016-2030 гг. на уровне 5,5%, мы исходили из того, что в течение ближайших 15-20 лет у этой страны остаются ещё существенные резервы развития за счёт чисто экстенсивных факторов роста (например, за счёт миграции в города рабочей силы из сельской местности вплоть до достижения «нормального» – на уровне 70% – уровня урбанизации страны; такая миграция сопровождается значительным повышением производительности общественного труда в силу более эффективных – механизированных – видов деятельности, связанных с городским расселением). Однако наличие этих факторов постоянно сокращается, поэтому китайская экономика уже сталкивается (и данная тенденция будет продолжаться) со снижением темпов роста. Цифра 5,5% (среднегодовой темп роста на период 2016-2030 гг.), как уже было отмечено выше, получена как средняя между 7,5% (темпы роста ВВП Китая на уровне двух-трёх прошлых лет) и 3,5%, которые, как нам представляется, будут характерны для Китая уже около 2030 года. Это означает, что к 2030-2035 гг. темпы роста Китая не будут превышать среднемировые темпы экономического роста. Таким образом, доля Китая около 32-35% (третья часть мировой экономики), видимо, окажется максимумом, после чего она не будет больше увеличиваться – сначала стабилизируется на этом уровне, а затем, скорее всего, даже будет снижаться. В то же время некоторые страны и регионы (Индия, Южная Азия, некоторые страны Юго-Восточной Азии, возможно, Африка и пр.) после 2030 года будут сохранять немалые возможности для ускоренного развития за счёт наличия экстенсивных факторов и, соответственно, иметь темпы экономического роста существенно выше среднемировых. Это обстоятельство чрезвычайно важно для осознания потенциала «третьей силы» уже за пределами прогнозного горизонта 2030 года: этот потенциал будет возрастать. Иными словами, усилия по созданию третьего геоэкономического полюса, которые следует затратить в ближайшие 15 лет, впоследствии окупятся сторицей. Всё сказанное выше задаёт рамки того «окна возможностей», которое объективно существует для России, если она стремится сохранить роль самостоятельного субъекта, а не объекта геоэкономических отношений. Это окно, как вытекает из проведённого анализа, очевидно, отнюдь не столь широкое, как могут себе представлять некоторые «оптимисты», не очень осведомлённые в межстрановых экономических сопоставлениях, опирающиеся на ностальгические воспоминания о былой роли и возможностях СССР. Причём это окно возможностей действительно могло быть иным – даже с учётом распада СССР и советского блока. 25 лет российская экономика практически топчется на месте. Если бы вместо этого на вооружение в России была принята модель управляемого развития, аналогичная «азиатским» (японское, корейское, сингапурское, китайское «чудо»), и темпы роста весь 25-летний период «реформ» были бы ускоренными – на уровне 6-7% годовых, то есть примерно в два раза выше среднемировых, то доля России в мировой экономике по сравнению с 1990 годом могла бы увеличиться практически вдвое и составлять на данный момент 8-8,5% – такой удельный вес в глобальной экономике, несомненно, предполагал бы субъектность и совершенно другие возможности по организации третьего геоэкономического полюса. Однако история не знает сослагательного наклонения. И нужно понять, что такой уровень возможностей для России утрачен окончательно – и в силу этого необоснованный оптимизм совершенно не оправдан. Несмотря на это, не следует впадать и в другую крайность. Я не могу согласиться с утверждениями, что России уготован только подчинённый статус в международных экономических отношениях, что она может быть только частью какого-то другого полюса, региональной (или глобальной) системы более высокого уровня, не имея никаких шансов на собственную геоэкономическую субъектность. Шансы на это сохраняются, и в основном они будут связаны, как было сказано выше, с усилиями по созданию «третьей силы» совместно с другими амбициозными странами, которых также не устраивает статус сателлита или вассала при том или ином мировом гегемоне. Но шансы эти небезграничны, время объективно работает не на нас, и успех или неуспех будет прежде всего определяться активными действиями по реализации существующих возможностей. Приступать же к их реализации надо прямо сейчас, немедленно.     Сколачивание своей группировки В одной из своих статей я уже писал, что в условиях идущих в мире интеграционных процессов «геоэкономическое противостояние не исчезает, а всё явственнее переходит с межстранового уровня на уровень борьбы макрорегионов. Что в уличных драках, что в глобальных «разборках» бесполезно поодиночке пытаться противостоять сплочённой группе – надо сколачивать собственную. Направление и характер современной интеграции позволяют сделать вывод не столько об оптимизации экономических пропорций и процессов в глобальных масштабах, сколько об оптимизации форм международного экономического соперничества»[2]. В современном мире границы блоков определяются не столько военно-политическими соглашениями, сколько соглашениями о торговле, таможенной политикой и принципами валютного регулирования, принятыми в тех или иных странах. И в этом свете становится яснее значимость единого таможенного пространства и такого проекта, как ЕАЭС, для стран, которые он объединяет, при условии, конечно, что единые таможенные границы перерастут в границы финансовые, как это уже ранее произошло с ЕС. Речь идёт о том, чтобы объединить производительные силы в рамках единой системы тарифов и регулирования, что позволит создать более ёмкий рынок. Однако потенциал постсоветского пространства, в рамках которого пока реализуется проект евразийской интеграции, в первую очередь демографический, слишком мал для того, чтобы союз играл значимую роль в мире в своём нынешнем составе. Наше «окно возможностей» – альянс с «пограничными» в цивилизационном отношении странами. России следует собрать вокруг себя партнёров, которые объединились бы на принципах «неприсоединения», подобно тому, как в 1956-м на основе инициативы трёх стран – Индии, Египта и Югославии - зародилось существующее до сих пор «Движение неприсоединения» к военно-политическим блокам. Смысл такого объединения «неприсоединившихся» в ближайшем будущем будет заключаться в том, чтобы оказаться за пределами неизбежного противостояния Запада и Китая, предоставить миру третью точку опоры, сформировать гармонизирующую силу, не позволяющую ни одному из двух главных полюсов обрести абсолютное доминирование и обеспечивающую мировой системе баланс и устойчивость, о чём мы с моими коллегами по Фонду интеграционного развития Азиатско-Тихокеанского региона уже не раз писали[3]. Если ставить себе цель не быть раздавленными в среднесрочной исторической перспективе противостоянием Запада и Китая, между которыми наша страна, вероятно, окажется в скором будущем как между молотом и наковальней, у России нет альтернативы усилению сотрудничества с Индией и той частью исламского мира, которая стремится к независимому от США или Китая развитию. При опредёленных политических обстоятельствах в составе этой «третьей силы» могут оказаться даже такие страны как Япония, Южная Корея, Вьетнам и др.     Российско-индийский альянс как основа третьего полюса Но главным и очевидным партнером на этом пути является Индия. Индия – незаменимая сила, без которой невозможен баланс в любой конфигурации двухполярного мира. В прошлом раунде глобализации Индия успешно держала доброжелательный нейтралитет между Западным и Восточным блоками. В будущем мире противостояния китайского и атлантического полюсов ей предстоит та же роль. Индия – родоначальник «Движения неприсоединения», и идея участия в создании нейтрального международного экономического баланса ей, безусловно, будет близка. Индия – вторая по демографическому потенциалу держава в мире, её присоединение к любому общему рынку автоматически делает потенциальную ёмкость рынка сопоставимой с рынком ЕС, США или Китая. Индия – страна, прошедшая за полвека путь от отсталой британской колонии до космической и ракетно-ядерной державы, и, что немаловажно, значительную поддержку на этом пути Индии оказал СССР. Отношения нашей страны и Индии имеют выделенный, особый характер, по крайней мере со времен Индиры Ганди. Долгосрочные угрозы для России и Индии имеют однонаправленный характер, а долгосрочные интересы преимущественно совпадают, либо же взаимно дополняют друг друга. Трудно представить себе антагонизм интересов России и Индии на Ближнем Востоке или в Средней Азии – регионах, играющих ключевую роль в обеспечении евразийской стабильности. Так, бывший заместитель министра иностранных дел Индии и бывший посол Индии в России (до начала 2016 года) П.Ш. Рагхаван в редакционной статье в The Asian Age подчёркивает, что в основе российско-индийских отношений лежит взаимно признаваемая геополитическая логика. У наших двух стран есть общие проблемы и сходные задачи в единой сфере интересов в более широком соседнем окружении в Западной и Центральной Азии. Причём если на нынешние отношения «стратегического партнёрства» России с Китаем всегда будет отбрасывать тень их былая конфронтация, российско-индийские отношения такая тень никогда не омрачала[4]. Сфер, где Россия и Индия выступают экономическими конкурентами, не так много; пожалуй, единственная такая крупная отрасль – металлургия. В будущем, по мере развития Индии, мы можем получить в лице этой страны конкурента и в сфере торговли оружием, но это не вопрос краткосрочной исторической перспективы. В случае общей гармонизации двусторонних отношений на долгосрочной основе такие сферы могут быть предметом взаимного согласования и регулирования, а в ряде случаев – превратиться в сферы сотрудничества. Индия – особая цивилизация, и мыслит она себя не столько в терминах региональной державы и уж тем более не в терминах концепции nation-state (нации-государства), а именно в качестве цивилизации. У России тоже присутствует подобное самоопределение в качестве особой цивилизации. В России, как и в любой стране, в которой существуют национальные автономии и религиозное разнообразие, с той или иной степенью остроты стоят проблемы сепаратизма и религиозного экстремизма. Для Индии проблемы сопряжения множества культур, религий, языков и национальностей потенциально являются ещё более острыми, чем для России. А как подобные проблемы могут быть использованы Западом для разрушения неугодных стран, мы много раз уже видели. Культурно-цивилизационные особенности предрасполагают и Россию, и Индию к непосредственно глобальному, а не региональному мышлению, к активной позиции в деле формулирования и продвижения глобальных инициатив и альтернативного мирового устройства. При этом колониальное прошлое и история национально-освободительной борьбы предопределяют склонность Индии к определённым глобальным альянсам, а именно – направленным против всех форм неоколониализма и имеющим своей целью построение более справедливого мирового устройства. Но именно в силу тех же особенностей своего прошлого Индия пойдёт на участие в этих альянсах только в том случае, если в них она будет выступать в качестве равноправного партнёра, а не зависимого от другой силы участника. В этом отношении Россия и Индия – идеально дополняющие друг друга партнёры. И Россия без Индии, и Индия без России резко сокращают свои шансы на отстаивание собственных интересов в средне- и долгосрочной перспективе. Особый фактор риска для Индии – состоявшийся и крепнущий альянс Китая с Пакистаном. Он развивается на фоне фундаментальной слабости индийской дипломатии в деле выстраивания плодотворных отношений с исламским миром. Сегодня индо-пакистанский конфликт заморожен, в том числе благодаря тому, что Индия и Пакистан обзавелись ядерным оружием. Тем дороже обеим сторонам может обойтись разморозка этого конфликта в будущем. Учитывая степень влияния США на исламский мир и глобальные процессы в целом, а Китая – на Пакистан, потенциальная угроза разморозки конфликта может исходить как от Китая, так и от Запада. Индо-пакистанский конфликт – лишь наиболее яркое проявление стратегической проблемы, стоящей перед Индией. Если мы предполагаем столкновение Запада и Китая в будущем, то оно будет развиваться в обоих измерениях геополитики – на море, прежде всего в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где уже сейчас обострились территориальные споры, и на суше, на территории, по которой будет проходить «Новый Шёлковый путь» – китайский проект континентальной глобализации. На суше росту торгового влияния Китая США противопоставят управляемый хаос радикального ислама. Эта стратегия представляет значительную угрозу России, но для Индии радикализация ядерного Пакистана представляет угрозу не просто значительную, но смертельную. С другой стороны, если Китай будет успешен в деле взятия под контроль Средней Азии и мирного продвижения своих интересов в исламском мире, что останется Индии в Евразии? Какие рынки и партнёры, с которыми она могла бы успешно сотрудничать и торговать? Нельзя не отметить растущую обеспокоенность Индии по поводу содержания инициативы создания Китаем «Нового Шёлкового пути». Например, индийский военный эксперт Анкита Датта в своей статье в Indian Defence News прямо указывает на то, что план Китая по созданию «Морского Шёлкового пути ХХI века» в рамках инициативы «Один пояс и один путь» является вызовом для морской безопасности Индии[5]. Стабильность в Евразии – в интересах всех трёх основных континентальных держав: и России, и Китая, и Индии. Однако Индия, обладая значительным потенциалом экономического роста, не обладает достаточным политическим влиянием. России есть что предложить от себя: объединить экономический потенциал Индии с дипломатическим влиянием России. Помимо политических существует немало и чисто экономических аспектов взаимных интересов. Правда, на сегодняшний день Россия привыкла связывать развитие своего международного экономического сотрудничества, прежде всего, с нефтегазовой сферой. Как раз именно в этой сфере у России и Индии практически нет точек соприкосновения. Однако у обеих стран есть потенциал взаимодействия, выходящий далеко за рамки торговли нефтью или газом. Углубление сотрудничества с Индией с учётом перспектив бурного роста её экономики открывает целый пласт возможностей для России в плане возрождения и развития своей технологической базы. Индия, страна с более дешёвой рабочей силой, была бы заинтересована в России как в рынке сбыта своей недорогой конечной продукции, мы же могли бы использовать спрос индийского бизнеса на технологии для развития своего научно-технологического комплекса. В отличие от Китая экономический рост на основе форсированного создания современной инфраструктуры в Индии только начинается. Если мы умело воспользуемся будущим индийским спросом на технологии, связанные с созданием инфраструктуры, мы получим рынок сбыта для своих технологий и заказы для своих компаний. Кроме того, для модернизации старой инфраструктуры и создания новой нужна энергия. В сфере ядерной энергетики России есть что предложить Индии, и спрос со стороны Индии будет только расти. Уже цитировавшийся выше П.Ш. Рагхаван отмечает: «Около 60% нашего вооружения – советского или российского производства. Россия – единственное иностранное государство, участвующее в развитии индийской атомной промышленности. Сейчас реализуется амбициозная программа по строительству 12 атомных энергоблоков, нацеленная на производство более 13 тысяч МВт энергии к 2025 году. Россия – крупнейший экспортёр необработанных алмазов в мире, а Индия – крупнейший производитель обработанной алмазной продукции. Существуют и другие совместные проекты в сфере передачи промышленных технологий, инвестиций в добывающий сектор России, образования, науки и технологий, туризма и других; их слишком много, чтобы детально останавливаться на всех» [6]. Обстоятельством, до некоторой степени осложняющим сближение наших двух стран, является традиционное англосаксонское тяготение, характерное для ряда индийских элит. Однако его можно обратить и на пользу нашему взаимодействию – индийские связи с англосаксонским миром могут выступать в качестве балансирующего фактора, столь нужного для «третьей силы», чтобы не скатиться в отрытую конфронтацию с одной из двух сил, которые будут доминировать в середине XXI века. Кстати, такую же балансирующую роль для Индии в какой-то мере могут играть «теплеющие» отношения России с Китаем. В нынешних условиях форматирование двусторонних стратегических отношений между нашей страной и Индией, в том числе установление теснейших экономических связей – вплоть до создания зоны свободной торговли (а в будущем, возможно, и экономического союза) должно стать важнейшим приоритетом российской внешней политики. Логичным шагом на этом пути является подключение Индии к процессу евразийской интеграции. Со стороны Индии интерес к такому сближению подтверждён на официальном уровне. Так, бывший посол Индии в РФ Пунди Шринивасан Рагхаван заявил, что всеобъемлющее экономическое соглашение о сотрудничестве Индии с ЕАЭС может быть обоюдовыгодным и, возможно, распространится далеко за пределы зоны свободной торговли. Он считает, что сближение Индии и ЕАЭС позволит совершить «квантовый скачок в экономическом сотрудничестве»[7].     Перспективы валютного союза С раскладом мировых сил тесно связан вопрос о структуре будущей мировой валютно-финансовой системы. Вопрос этот ключевой, с учётом главенствующей роли международных финансовых отношений в современной экономической парадигме. Напомню также, что совсем недавно президент Путин давал поручение правительству и Центробанку форсировать разработку предложений по созданию валютного союза в связи с необходимостью углубления процесса евразийской интеграции. (Правда, затем, из-за случившейся обвальной девальвации и последовавшей курсовой нестабильности рубля, данная тема была несколько «подморожена», однако в стратегическом отношении поставленная задача имеет принципиальный характер.) Нам представляется важным в рамках нашего анализа попытаться уточнить, на чём может быть основана актуальность данного поручения Путина и каковы могут быть перспективы валютного союза исходя из его возможных конфигураций с учётом меняющегося глобального расклада экономических сил, а также – в зависимости от конфигураций – каковы должны быть задействованные механизмы, направления активности, как должны быть выстроены приоритеты. Итак, в первом из перечисленных выше вариантов евразийской интеграции – Россия + экс-СССР (без Прибалтики) – рубль может функционировать в качестве валюты весьма скромного в мировых масштабах регионального интеграционного объединения. Причем смысл создания специальной коллективной валюты в этом случае совершенно не очевиден: в силу доминирования экономики России в этом объединении с функцией коллективной валюты рубль справится лучше любой искусственно созданной наднациональной валюты (во всяком случае, издержки создания особой валюты в этом случае явно неоправданны). Валюта интеграционного объединения в рамках такой конфигурация сможет претендовать преимущественно на статус ведущей валюты межстрановых торговых и платежных расчётов внутри объединения, резервные же функции её (особенно за пределами объединения) будут крайне ограничены. Во втором варианте – РФ + экс-СССР + Иран + Сирия + Турция – рубль (или специально созданная коллективная валюта) может иметь значение региональной валюты и одной из мировых валют второго эшелона (подобно роли йены или фунта стерлингов в современной валютной системе). Только в третьем варианте – РФ + экс-СССР + Иран + Сирия + Турция + Индия – рубль (или даже скорее специальная коллективная валюта) может претендовать на одну из ведущих мировых ролей, войдя в четвёрку-пятёрку основных валют (наряду с долларом, юанем, евро), имея все шансы превзойти по своей роли йену. В этом варианте валютного союза его валюта имеет также все шансы обрести статус одной из мировых резервных валют. Таким образом, если исходить из провозглашенного президентом Путиным курса на построение валютного союза, нужно иметь в виду, что архитектура такого союза, цели, методы и инструменты его строительства будут зависеть от вариантов конфигурации будущих интеграционных процессов с участием России. Идея создания полноценной валюты мирового значения может быть реализована лишь при достижении практически максимально возможных рамок интеграционных процессов в Евразии – если принять во внимание (в качестве ограничения рамок такого интеграционного процесса) как самостоятельные амбиции Китая, так и твёрдое желание США воспрепятствовать сближению Европы с Россией. Учитывая стремительность происходящих геоэкономических процессов, Россия уже сейчас должна многократно нарастить свои дипломатические усилия на «восточном направлении» и соответствующим образом переориентировать свои внешнеэкономические приоритеты, имея в виду указанную выше третью конфигурацию.     Вертикальное измерение Евразийского проекта Таким образом, защитить свой суверенитет и вновь обрести активную роль в мировых делах Россия может только на путях создания союза или достаточно широкой и сплочённой коалиции стран, стремящихся сохранить свою самостоятельность в обостряющемся противостоянии Китая и объединённого Запада. Задача в том, чтобы сформировать силу, достаточно весомую как для защиты собственных интересов, так и для того, чтобы воспрепятствовать любому из двух основных полюсов занять абсолютно доминирующую позицию в мире. В свете этого принятое несколько лет назад президентами России, Казахстана и Белоруссии решение, касающееся общего вектора на евразийскую интеграцию, без всяких сомнений, является стратегически верным. Однако, как представляется, оно больше основано на некоем интуитивном ощущении его полезности, а не на бескомпромиссном осознании императивного характера требований времени. Отсюда, на наш взгляд, проистекает отсутствие понимания необходимой конфигурации будущего интеграционного объединения. И отсюда же ограниченность политических усилий чисто техническими процедурами и очевидный дисбаланс в пользу сугубо практицистских (с виду) подходов к интеграционным процессам в ущерб разработке базовых принципов более высокого порядка, только и способных выполнить задачу сплочения наций в рамках широкой коалиции и быть полноценной основой, цементирующей будущий союз. Процесс евразийской экономической интеграции нужно резко интенсифицировать, придать ему статус абсолютного политического приоритета. Это предполагает скоординированные усилия и комплексные действия в области экономики, торговли, финансов, права, политики, дипломатии, идеологии. Трезвая оценка перспектив требует резкого расширения рамок интеграционных процессов и создания такой конфигурации Евразийского союза, которая максимально комфортно и надёжно позволит России реализовать сохраняющийся у неё потенциал геоэкономической субъектности в рамках гармонизации интересов с возможными союзниками и их совместного продвижения и отстаивания. Следует отметить, что новые инициативы российского президента дают основание для надежд на переформатирование Евразийского интеграционного проекта с учётом необходимости вывода его за пределы постсоветского пространства и создания на его основе полноценного геоэкономического полюса. Выступая на пленарном заседании Петербургского международного экономического форума в этом году, Владимир Путин заявил: «Видим большие перспективы во взаимодействии Евразийского экономического союза с другими странами и интеграционными объединениями. Кстати, желание создать зону свободной торговли с Евразийским экономическим союзом выразили уже более 40 государств и международных организаций. Мы с нашими партнёрами считаем, что Евразийский экономический союз может стать одним из центров формирования более широкого интеграционного контура»[8]. Однако на сегодняшний день пока отсутствует видение комплексной модели интеграции – в существующем интеграционном проекте превалирует прагматическая экономическая идея. На фоне относительной разработанности экономической составляющей интеграционной инициативы зияющей лакуной остаётся её идеологическая компонента, в частности, не артикулированы социальная модель интеграции, ценностные установки, историко-культурная основа и пр. Сегодня Евразийский союз не предлагает идеологии, которая была бы привлекательна как мировоззренческая и ценностная модель. Однако проекту нужна сверхзадача, измерение «вверх», вдохновляющие идеи, способные создать новую идентичность. Если объединительные идеи не получат отклика в виде резонанса с ценностями, идеалами и чаяниями в душах людей и народов на евразийском пространстве, существует большой риск, что проект, основанный на голом прагматизме, потерпит фиаско. В целях успешного создания действительно прочного образования, обладающего привлекательностью и способного к расширению, на повестку дня следует срочно поставить вопрос о разработке проблемы евразийской идентичности. Необходимо, чтобы люди на евразийском пространстве ощущали свою принадлежность к чему-то общему, необходим единый мировоззренческий базис и единый общественный идеал, благодаря которым все они, несмотря на разные национальности и вероисповедание, стали бы общностью. Нужно сформулировать собственные идеологемы и устойчивые позитивные образы, соответствующие менталитету народов региона: «евразийскую мечту» (по аналогии с «американской мечтой»), «евразийские ценности» (в противовес нынешним «европейским ценностям» или «общечеловеческим ценностям» западного розлива), собственную идеальную модель общественных отношений и общественного устройства, основанную на правде и справедливости. От идеальной мировоззренческой стороны интеграционного проекта (измерения «вверх») во многом зависят и возможности его развития «вширь», в том числе перспектива включения в этот проект государств из-за пределов постсоветского пространства (Индия, Иран, Турция, Вьетнам и др.). Интеграционный проект может и должен позиционироваться не только как взаимовыгодная торгово-экономическая инициатива, но и как цивилизационная альтернатива, нацеленная на истинный прогресс человечества. Чисто «прагматичный» подход имеет тупиковый характер. История свидетельствует, что самую высокую практическую ценность и надежность демонстрируют как раз идеальные ценности, и только с опорой на них можно выстроить по-настоящему прагматический проект, рассчитанный на долгую жизнь.     [1] Андрей Кобяков. «Китай изменил конфигурацию геоэкономики», интернет-сайт «Мировой кризис – хроника и комментарии», 29.12.2005, http://worldcrisis.ru/crisis/178908 [2] Андрей Кобяков. «Стратегическая необходимость», журнал «Однако», № 169, август-сентябрь 2013 г. [3] См. в настоящем номере статью А. Отырбы «О месте России в формирующемся мироустройстве». См. также: Анатолий Отырба, Андрей Кобяков, Дмитрий Голубовский. «Формула третьей силы: хинди руси бхай-бхай», «Экономические стратегии», № 5, 2016; Анатолий Отырба. «Мир на трёх ногах», журнал «Однако», № 176, октябрь-ноябь 2014 г.; Дмитрий Голубовский. «Геостратегический джокер», журнал «Однако», № 174, июнь-июль 2014. [4] P.S. Raghavan, India at a Strategic Crossroads, The Asian Age, May 29, 2016, http://www.asianage.com/editorial/india-strategic-crossroads-656; русский перевод - http://inosmi.ru/politic/20160601/236731334.html [5] Анкита Дата. "Индия не знает, как противостоять «большой стратегии» Китая", 16.05.2016, http://inosmi.ru/politic/20160516/236537200.html [6] P.S. Raghavan, India at a Strategic Crossroads, The Asian Age, May 29, 2016, http://www.asianage.com/editorial/india-strategic-crossroads-656; русский перевод - http://inosmi.ru/politic/20160601/236731334.html [7] Сближение с ЕАЭС позволит Индии совершить квантовый скачок в экономическом сотрудничестве. Интервью с чрезвычайным и полномочным послом Республики Индия в Российской Федерации Пунди Шринивасан Рагхаваном, «Экономические стратегии», № 7, 2015. [8] Стенограмма выступления Владимира Путина на ПМЭФ-2016, https://rg.ru/2016/06/17/reg-szfo/stenogramma-vystupleniia-vladimira-putina-na-pmef-2016.html     Дополнительно:

15 апреля 2016, 15:32

Шестая экономика Мира

ВВП (ППС) мировых экономик в 2015 годуПоследние данные МВФ показывают, что Россия сохранила своё место среди крупнейших экономик мира. В рейтинге 2015 года она, как и в предыдущем году, находится чуть позади Германии.Китай ещё дальше оторвался от США, укрепив своё лидерство в качестве экономики номер один в мире с объёмом 19,5 триллионов в долларовом выражении. США отстают на целых 1,5 триллиона долларов, эквивалентных размеру экономики Канады.Из крупных экономик Индия продемонстрировала наибольший рост, достигнув размера 8 триллионов долларов в прошлом году. За Индией идут Япония с 4,8 триллионами, Германия с 3,8 триллионами и России с 3,5 триллионами.Несмотря на сказанное выше, возможно, кто-то захочет ввести читателей в заблуждение своими утверждениями, что экономика России занимает 13-ое место с 1,2 триллионами. Загвоздка в том, что первая цифра рассчитана на основе паритета покупательной способности (ППС), в то время как вторая, опускающая российскую экономику на низшую позицию, получена на основе расчёта текущего номинального обменного курса доллара к рублю. Ненавистники России, безусловно, хотят оперировать последней.Сравнение мировых экономик по номинальному ВВП на основе обменного курса валют совершенно неправильно, поскольку оно отражает лишь недальновидные спекулятивные различия в обменных курсах. Метод расчёта ВВП по ППС, напротив, позволяет определить размер экономики на основе реального объёма производства в стране. В принципе, этот метод сравнивает, сколько американских долларов получают разные страны, а затем корректирует их номинальный ВВП полученным таким образом коэффициентом. (Так как валютой сравнения является доллар, то номинальный ВВП и ВВП (ППС) для США по определению всегда одинаковы).Например, можно сравнить покупательную способность, сравнивая, сколько хлеба или мяса можно купить за 10 долларов в разных странах. После резкой девальвации рубля можно приобрести за рубли меньшее количество долларов — на 50-60 процентов. Соответственно, номинальная стоимость российского ВВП снизилась на столько же, как это выражено в долларах. Тем не менее, покупатель может купить за рубли почти столько же хлеба и мяса, как раньше. Размер экономики, конечно, должен определяться по реальному объёму производства, а не в соответствии с колеблющимся номинальным обменным курсом.Поэтому надо пользоваться более убедительным сравнением ВВП по ППС. Со слабым рублём Россия производит по той же цене в рублях (за полцены в долларах) те же истребители Сухого, танки Т-90 или Армата, самолёты Superjet, атомные электростанции, легковые автомобили, мосты, дома и т.д.Ниже приведена диаграмма, показывающая номинальный ВВП крупнейших экономик мира.Номинальный ВВП мировых экономик в 2015 годуисточникВот есть еще интересный текст по этому поводу, который бродит по интернету. Оформление и лексику оставляю авторские:Два завода по производству ядерного топлива из плутония, российский и американский. Почти одинаковых, потому что плановая производительность одна и та же. В российский инвестировано 240 миллионов. В американский - 8 миллиардов и требуется еще 17 миллиардов.На российском сколько-то украли, потомушта Рашка коррумпирована и все воруют. В Америке коррупции нет, так что все бабки разошлись по консультантам, юристам, проектантам, контракторам и так далее.В Рашке на украденое построили коттеджик или там сныкали сколько-то в оффшор. То есть на круг заводик в Рашке дал жалкие те же самые 240 млн прибавки к ВВП. Стыд и срам.В Америке без всякой коррупции деньги разошлись по рукам. Часть из них, разумеется, обратилась в мортгеджи, например, а мортгеджи выпали на финрынок в виде удивительно хорошо оцененных и надежных бумаг, так что ВВП Америки вырос не на 8 миллиардов даже. а раз так во много больше. То есть кто-то отпилил... ой, заработал миллион, оный использовал как первый взнос за недвигу, а банк, давший кредит, сразу выложил бумаги на всю сумму долга, а еще к нему пришли Латиша и Хуанита убрать в офисе, и он им заплатил, и на свою з/п они тоже осилили первый взнос, и еще бумаги попали на рынок, тоже на удивление надежные, ведь мортгиджные компании, как известно, никогда не врут, а Латиша с Хуанитой обязательно все выплатят, а кто-то со своим миллионом побежал на рынок сам и вложился с большим плечом, и ВВП вырос на сумму с плечом...И теперь еще 17 миллиардов инвестиций надо. Прикиньте, как ВВП после этого вырастет? Куда там ватной Рашке гнаться за такими показателями. Стыдоба, говорю же.И одна тонкость во всем: ватный завод прекрасно работает. Американский - нет. И строительству конца не видно. И чем дольше будут строить и чем больше денег туда закапывать - тем круче вырастут показатели эффективности экономики.Да, и тут умный человек напомнил, цитирую:"Kopernik Sergey Да, между прочим, про производительность труда. Оба завода строит одинаковое количество людей. Только одни создают объект стоимостью (по бухгалтерии) 250 миллионов, другие - 17 миллиардов (прим. 25 уже будет). Это-ж во сколько раз производительность труда выше!"

14 апреля 2016, 20:22

А.Кобяков: О месте России в экономическом мировом раскладе

Динамика деградации экономики от Сталина до Путина. Нас пригласят на обед, только в качестве закуски. Конференция в МГИМО. http://neuromir.tv/ поддержка канала http://neuromir.tv/info/donations/

08 апреля 2016, 11:40

Утопия "реальных" ВВП и ППС

Сергей Голубицкий рассказывает про основы основ: феномен валового внутреннего продукта (ВВП) и паритета покупательной способности (ППС). Единое гиперинформационное пространство — штука замечательная, однако же чреватая множеством явных и скрытых опасностей. Одни феномены более или менее изучены, например, «пузырь фильтров», который формируется в интернете и искажает пользовательскую картину реальности. Другие явления, вроде коллективных усилий скрытых групп, направленных на релятивизацию самой объективной реальности, хорошо запротоколированы и дожидаются достойного анализа.Существуют, однако, феномены, которые вообще не артикулированы (или крайне недостаточно) и, соответственно, пока даже не воспринимаются как проблема. Один из таких феноменов, который условно можно назвать пассивные профессиональные утечки, я и предлагаю рассмотреть в первом приближении на примере близкой нам экономической тематики.Основная причина возникновения пассивных профессиональных утечек кроется в главном достоинстве мирового гиперинформационного пространства — его полной открытости, отсутствии границ. Речь идёт не столько о границах межгосударственных, сколько об ограничениях на уровне жанра и стиля. Иными словами, профессиональные площадки (порталы, форумы, дискуссионные доски и проч.) никак не отделены в информационном поле от площадок бытовых, на которых курсирует совершенно иное — обывательское — «знание».В результате с профессиональных площадок на территорию мейнстрима, из которого и черпают информацию подавляющее число пользователей интернета, перемещаются узко специализированные термины, гипотезы, идеи и теории, которые получают в обывательской среде «вторую жизнь», как правило, иллюзорную, ложную в своей основе. Это и есть феномен пассивных профессиональных утечек.В контексте озвученной проблемы давайте проанализируем, как используются сегодня в информационном мейнстриме такие специфические понятия экономической науки, как валовой внутренний продукт (ВВП, GDP, Gross Domestic Product), а также его самая популярная (и опасная!) инкарнация — валовой внутренний продукт с учётом паритета покупательной способности (ВВП (ППС), GDP (PPP), Purchasing Power Parity).Опасность данной профессиональной утечки заключается в том, что, будучи вырванной из сугубо теоретического научного контекста, ВВП (ППС) превращается в условиях информационного мейнстрима в эффективное орудие неадекватного анализа и даже прямой дезинформации. С помощью этого макроэкономического показателя мейнстримные «аналитики» и «идеологи» сравнивают национальные экономики, делают ложные выводы, вводя, тем самым, ничего не подозревающую общественность в откровенное заблуждение.В рамках нашего трейдерского и инвесторского ремесла показатель ВВП (ППС) ещё более опасен, поскольку неизбежно подталкивает к ошибочным заключениям, положившись на которые вы рискуете наполнить свой портфель бумагами, заряженными потенциалом тяжёлых финансовых потерь.Начнём разговор с краткого обзора релевантных для конкретной профессиональной утечки понятий: номинального и реального ВВП, дефлятора и ППС.Впервые объём производимых государством продуктов и услуг измерил в начале 30-х годов прошлого века сотрудник Национального бюро экономических исследований (NBER) Саймон Смит (в отрочестве Саймон — статистик Южбюро ВЦСПС города Харькова Шимен Абрамович Кузнец, а в будущем — лауреат Нобелевской премии по экономике).Методика Кузнеца сохранилась почти в первозданном виде во всех современных расчётах ВВП, основанного на «номинальном принципе».В теории концепция ВВП проста: берём всю совокупность произведённых страной за отчётный период (например, за один год) товаров и услуг, суммируем — et voila! — получаем искомую цифру. Проблемы рождаются лишь на практике, когда встают вопросы: «По каким ценам считать?» и «В какой валюте?»Цены на услуги и продукты меняются в зависимости от экономического цикла (инфляция — дефляция), поэтому даже если страна произвела один и тот же объём товаров в два разных года, их совокупная стоимость (а значит и ВВП) будет отличаться с учётом цен на рынке в каждый из отчётных периодов.По этой причине ВВП рассчитывают двумя способами, каждый из которых не обладает приоритетом, выбор диктуется исключительно целями анализа.Если мы хотим отследить реальное положение дел в экономике государства, мы отслеживаем так называемый номинальный ВВП, при вычислении которого товары и услуги учитываются по текущим рыночным ценам.Если мы хотим отследить динамику производства товаров и услуг, мы используем реальный ВВП, в котором данные номинального ВВП корректируются таким образом, чтобы исключить изменение цен.Отношение реального ВВП к номинальному ВВП называется дефлятором (Deflator) и используется для изменения роста или падения объёмов производства товаров и услуг в национальной экономике.Слово реальный, присутствующее в данных определениях, явилось одной из причин совершенно неадекватной интерпретации показателей ВВП после пассивной профессиональной утечки, в результате которой термин перекочевал в бытовое информационное пространство и затем породил буйную мифологию ложных сравнений экономического развития стран.Так, в мейнстримной среде принято считать, что реальный ВВП является более точным, чем номинальный ВВП, отражением подлинного состояния экономики (на то он и «реальный»!), поскольку исключает инфляционные изменения цен и отслеживает непосредственно динамику производства товаров и услуг.Однако подобное утверждение является глубочайшим заблуждением! По той простой причине, что инфляционное изменение цен само по себе является важнейшим показателем реального состоянии экономики страны! Устранив инфляцию из расчёта (и получив «реальный» ВВП), вместо «реальности» мы получаем чисто гипотетическую фикцию, полезную разве что для каких-то статистических выкладок.Проиллюстрирую на примере. В 2014 году некая страна Х произвела 10 тысяч тракторов, цена которых на рынке составляла 10 тысяч тугриков (местная валюта в стране Х). В этом случае в расчёт номинального ВВП пойдёт цифра 10 000 * 10 000 = 100 000 000 тугриков.В следующем году страна Х произвела 12 тысяч тракторов, однако конъюнктура рынка изменилась и цена трактора упала до 8 тысяч тугриков. Соответственно, в номинальном ВВП отразилась цифра 12 000 * 8000 = 96 000 000 тугриков.Из чего можно сделать вывод, что экономическая ситуация ухудшилась, по меньшей мере в «тракторном» аспекте ВВП.Однако если мы исключим из расчёта инфляционное изменение цен на рынке и посчитаем 12 тысяч тракторов, произведённых на следующий год, по ценам первого года, то получим цифру «реального» ВВП: 12 000 * 10 000 = 120 000 000 тугриков. Налицо рост «реального» производства, а значит не ухудшение, а улучшение экономики страны Х!Проблема лишь в том, что данное «реальное» улучшение — иллюзия, ничто кроме «номинального» увеличения числа собранных тракторов нам не говорит о действительном положении экономики! Кого волнует количество железа, если суммарно оно приносит меньше денег, чем годом ранее страна Х заработала на меньшем числе собранных тракторов?Получается, что как раз реальным ВВП является показатель, который называют номинальным ВВП. А вот реальное ВВП, игнорирующее реальное же изменение цен, — это самая что ни на есть номинальная информация.Ещё раз хочу повторить: в рамках экономической теории, внутри профессионального сообщества, никаких противоречий с логикой и путаницы не возникает, потому что номинальное и реальное ВВП используются для узко специализированных статистических расчётов, а не для сравнения состояния государственных экономик, как то происходит в мейнстримном информационном пространстве. Неслучайно ещё сам «отец ВВП» Саймон Смит (Кузнец) энергично указывал на отсутствие корреляции между изменениями показателя ВВП и выводами относительно экономического роста или изменений в благосостоянии нации.Дальше больше. Чтобы привести цифры достижений национальных экономик к общему знаменателю, необходимо избавиться от национальных валют (тех самых тугриков) и пересчитать стоимость произведённых товаров и услуг в едином эквиваленте. В качестве такового по очевидным причинам избрали доллар США.Самый простой способ — перевести ВВП, рассчитанный в национальной валюте по текущим ценам, в доллары по официальному обменному курсу. Такой подход называется номинальным ВВП в долларом выражении (Nominal Official Exchange Rate GDP). Характеристика номинальный в данном термине присутствует потому, что учёт дефлятора не производится.Так же, как и в случае с номинальным и реальным ВВП, показатель номинального ВВП в долларовом выражении гораздо ближе к реальному положению дел в национальной экономике, чем любые другие виды калькуляций ВВП, призванные «улучшить» и «объективизировать» ситуацию.Самую большую путаницу в термин ВВП при его портировании в обывательское информационное пространство привносит так называемый паритет покупательной способности (ППС, Purchasing Power Parity, PPP), который, в силу очень серьёзных концептуальных издержек самой гипотезы, искажает параметр ВВП до полной неузнаваемости. Это тем более прискорбно, что именно ВВП по ППС — валовой внутренний продукт с учётом паритета покупательной способности — является в мейнстримной (особенно в пропагандистской!) прессе излюбленным параметром для межгосударственной фаллометрии.Благое намерение, положенное в основу расчёта ППС, и протоптавшее дорогу в ад деформации реальности, заключено в гипотезе, согласно которой, американский доллар в США не равен американскому доллару в Бразилии, Индии или России. Иными словами, если в Соединённых Штатах на один доллар вы сегодня не купите практически ничего, в Индии на те же деньги вы сможете сытно отобедать.«Раз так, то это обстоятельство нужно непременно учитывать при сравнении ВВП разных стран!» — убеждают мир экономисты, стоящие за теорией ППС (отец теории социальной экономики Карл Густав Кассель, представители Саламанкской школы и проч.)Глобальная иллюзия ППС достаточно обширна, чтобы заведомо не уместиться в рамки нашей статьи. Тем более, перед нами не стоит задача критики этой теории по всем направлениям. Для нас сейчас важно понять суть претензий паритета покупательной способности на состоятельность и практическое применение этой гипотезы к показателю ВВП.Теория ППС исходит из гипотезы существования некоего естественного обменного курса валют, при котором устанавливается паритет покупательной способности. Иными словами: если в Нью-Йорке чашка кофе стоит 5 долларов, а в Москве 200 рублей, то «естественный обменный курс валют» должен быть не 70 рублей за доллар, а 40.Тот факт, что разница цен не в последнюю очередь объясняется ещё и расходами на транспортировку кофе, таможенными пошлинами, налогами и прочими «условностями» живой экономики, теоретиками ППС хоть и осознается, однако на практике не учитывается, поскольку в противном случае модель усложняется до абсолютной практической нереализуемости.Казалось бы, уже одного обстоятельства, что для расчёта «естественного обменного курса» и получения паритета покупательной способности приходится моделировать химерическую картину псевдореальности (без учёта транспортных расходов, налогов, пошлин, госрегулирования), должно быть достаточно для того, чтобы изъять гипотезу ППС из прикладного экономического знания и изолировать в естественной для неё среде — теоретической лаборатории.В экономической науке так, собственно, всё и обстояло до тех пор, пока модель ППС не утекла в мейнстримное информационное пространство, где сегодня заняла доминирующие позиции, по меньшей мере в контексте ВВП. ВВП (ППС) де факто стал стандартом для сравнения производства продуктов и услуг, якобы, на том основании, что лишь учёт паритета покупательной способности позволяет нам оценить «реальную» экономическую картину.Идея ППС в контексте ВВП реализована «от обратного»: вместо выведения гипотетического «естественного обменного курса», при котором один и тот же продукт будет стоить в разных странах одинаково, используется разница реальных цен для получения некоего коэффициента, который затем накладывается на величину номинального ВВП.Существует множество различных форм применения теории ППС к реальной экономике: от классических потребительских корзин до индексов БигМака и айпада, однако все их объединяет принципиальный изъян — после учёта паритета покупательной способности экономическая реальность не просто деформируется, а вообще перестает быть реальностью.Откуда вообще взялась идея сведения экономического многообразия товаров и услуг к ограниченному списку отобранных образцов? Вопрос риторический: без подобного упрощения реальности теорией ППС вообще невозможно было пользоваться на практике.Первый ход мысли. Нужно составить некий список товаров и услуг, который:содержит товары и услуги первой жизненной необходимости;либо является универсальным списком потребительских запросов жителей разных стран;либо пользуется особой популярностью во всём мире;либо повсеместно распространён (а значит — упрощает расчёты).И первый, и второй, и третий, и четвёртый варианты являются поразительной аберрацией, деформирующей реальность до неузнаваемости, однако же все четыре подхода энергично используются на практике в тех или иных вариациях расчёта ППС.Различные по составу и содержанию списки товаров и услуг используются в потребительских корзинах при расчёте американских Consumer Price Index (CPI) и Producer Price Index (PPI), своя собственная корзина есть у Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) для расчёта «сравнительных ценовых уровней» (Comparative Price Levels), оригинальные корзины для учёта ВВП (ПСС) используют ЦРУ для своего знаменитого FactBook’a, Международный Валютный Фонд (International Monetary Fund), Всемирный банк (World Bank) и ООН.На принципе повсеместного распространения производит журнал The Economist расчёт своего Big Mac Index — индекса БигМака, сравнивающего стоимость популярного бутерброда в различных странах на том основании, что этой сети общепита удалось открыть свои точки едва ли не во всех уголках планеты.Фетиш глобальной популярности продукции Apple позволяет импровизировать на тему паритета покупательной способности компании CommSec, сравнивающей мировые экономики через iPad Index — индекс айпада, который фиксирует цену планшета в том или ином государстве.Претензий ко всем практическим реализациям теории ППС столь много, что можно утомиться от одного перечисления.Как можно рассчитывать стоимость БигМака для стран вроде Индии, где подавляющее число жителей вегетарианцы?! The Economist нашёл «выход» из положения: вместо мясного бутерброда учитывает для Индии стоимость булки с картофельной котлетой вада пав, которая, якобы, пользуется в стране такой же повсеместной и массовой популярностью, что и БигМак в Америке. Как человек, проводящий последние 8 лет большую часть жизни в этой стране, могу сказать, что это — неправда.Как можно говорить об универсальной потребительской корзине в принципе, если в разных странах в неё входят совершенно отличные продукты, многие из которых вообще отсутствуют на чужих рынках?Как можно деформировать цифру ВВП с помощью ППС, который не берёт во внимание ни государственное регулирование цен, ни субсидии, ни таможенные пошлины, ни акцизы?О какой объективности приведения к общему знаменателю можно говорить, если внутри каждой отдельной страны цены на одни и те же товары и услуги в зависимости от региона могут отличаться в разы?Вовсе не стремлюсь запутать читателя всеми этими тонкостями и нюансами, а лишь пытаюсь вызвать у него скепсис относительно любых попыток деформировать объективную реальность с помощью бесчисленных «улучшайзеров» вроде паритета покупательной способности: ничего кроме путаницы и усложнения сравнения они не привносят.Возвращаясь к нашей теме: лучшим инструментом для более или менее объективного сравнения национальных экономик является параметр, максимально освобождённый от каких бы то ни было модификаций. Таким параметром выступает номинальный валовой внутренний продукт в долларовом выражении (Nominal Official Exchange Rate GDP), поскольку он не только не пытается избавиться, но и напротив — стремится учитывать такие важнейшие аспекты состояния национальной экономики, как реальная инфляция и реальный же обменный курс национальной валюты.Разительное отличие данных по ВВП с учётом ППС и без оного можно продемонстрировать близким и хорошо понятным каждому примером.Вот как выглядит динамика российского ВВП с учётом паритета покупательной способности:2013 год — 3,59 триллиона долларов США;2014 год — 3,612 триллиона долларов США;2015 год — 3,471 триллиона долларов США.Ответьте себе на вопрос: можно по этим цифрам составить хоть какое-то мало-мальски осмысленное представление о том, что творится с РФ и её экономикой? Вы видите здесь хоть какую-то динамику? Следы хоть какого-то кризиса? Падения производства? Массового обнищания населения?Вот та же динамика, но без деформации ППС:2013 год — 2,113 триллиона долларов США;2014 год — 1,857 триллиона долларов США;2015 год — 1,236 триллиона долларов США.Полагаю, всё очень наглядно…

22 апреля 2015, 00:06

ЦРУ поставило США на третье место в мировой экономике по итогам 2014 года

То, сейчас происходит в отношениях США и Евросоюза, можно охарактеризовать одним простым словом - "конкуренция".Все как-то последнее время больше обращали внимание на то, что вокруг Евразии всё горит - с Корейского полуострова через южный ареал до Украины. И не столь плотно задумывались над проблемами взаимоотношений США и Евросоюза. Там, типа всё было "тип-топ", и чего туда углубляться, если "светлый образ западной демократии" всегда для общественного мнения был Един и Неделим. Одно НАТО чего стоит для цементирования подобных оценок.Но, вдруг на волне эмоций по поводу появления проекта гигантского соглашения между США и Евросоюзом, которое называется "The Transatlantic Trade and Investment Partnership" (TTIP) - "Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство" - и сейчас прорабатывается, приходят вести о том, что сама идея этого договора уже подняла на дыбы тысячи граждан Германии и других стран ЕС. Только за последние выходные по Европе прошли многочисленные демонстрации протеста против TTIP. Эти массовые протесты были широко показаны по ТВ.Фото thecuttingedgenews.comМы не станем сейчас вдаваться в детали этой мировой экономической новеллы - уважаемые читатели могут ознакомиться с подробностями проекта TTIP в нашем материале "Игра в «снежки» через Атлантику. Али булыжники скоро полетят?", где было написано именно об этом. Зато сегодня мы обратим Ваше внимание на недавние оценки ЦРУ относительно того, кто в Мире в 2014 году Экономический Лидер?Результаты весьма впечатляющие. А, если кто-то искренне полагает, что ЦРУ "никогда не врет", то и... шокирующие.Итак. Сайт ЦРУ открыто сообщает следующее (это - скрин верхней части огромной таблицы, опубликованной на официальном сайте Центрального разведывательного управления США):На первом месте по РРР (purchasing power parity) - "Паритет покупательной способности" (ППС) вышел Китай, и об этом уже писали.Но! На втором месте - Евросоюз. И об этом как-то мировые СМИ, информирую почтенную публику, странно умолчали (только для просвященных?).То есть, США получили по итогам 2014 года "бронзу".А дальше - Индия, Япония, Германия и Россия.Специалисты говорят, что "ППС используется в сравнительных исследованиях, в частности, при сопоставлении ВВП и национального дохода, уровня жизни населения разных стран". Экономисты могут всё объяснить достаточно мудрено, но таблица - она и в Африке таблица - с конкретными показателями.Политические последствия оттеснения США на третье место в Мире - что для них неприемлемо с точки зрения даже психологии "лидерства" - являются вполне себе серьезным побудительным мотивом для американского истеблишмента вести себя в Евразии так, как мы видим.И они теперь начали целенаправленно отрабатывать систему преращения "бронзы" в "серебро", как минимум, за счет... ЕС - через взбаламучивания Украины.Смысл евразийской политики США на сегодняшний день  - втянуть соперников: Китай, ЕС, Россию в затяжные конфликты. А "потом будем разбираться, когда окрепнем".А это - Тактика и сиюминутные рефлексии, но никак не Статегия, над которой США будут работать, и которую они будут развертывать после приведения самих себя "в порядок".Цель нынешней американской политики - развязать себе руки (урезать свои обязательства по всему миру, но оставить после своего ухода зоны Хаоса) в планетарных делах для наведения порядка в собственном доме, где выше крыши проблем: финансовых, экономических и уже - политических.Сам намек на то, что Рэнд Пол (Randal Howard "Rand" Paul), уже призывающий именно к наведению, в первую очередь, порядка в самих США, а во вторую голову - уже в мире, имеет шансы стать кандидатом в президенты США от республиканцев - или... "партии чаепития"? -  уже раскрывает побудительные мотивы американского истеблишмента, который отдает себе отчет, что без собственного, пришедшего в негодность и кризис, тыла Стратегические задачи не решить!В этой таблице наша Родина поставлена на 7 место, а, стало быть, по определению, уже вошла в состав главных конкурентов США на мировых рынках. Но - не спасовала.У нас огромный Потенциал! Наше 7 место впечатляет. С учетом того, что Россия с начала 1990-х годов попала в чужую финансово-экономическую систему, где играют по чужим, правилам, и, зачастую, Владельцы Системы эти правила меняют на ходу?Свежий пример - санкции против РФ введены вопреки нормам ВТО, куда мы недавно вписались.Но, в соответствии с логикой хозяев-англосаксов, это ВТО, созданное ими на базе бывшего ГАТТ (Генеральное соглашение о тарифах и торговле), которое входило в состав основополагающих проектов Бреттон-Вудских соглашений конца Второй мировой войны о формировании новых мировых рынков под контролем США, и выпестовало свою систему экономических отношений в современном мире.И вот, в этом бурном океане мировой экономики и мировых финансов, где полно уверенных в себе "акул", которые сожрут кого угодно и не подявятся, Россия - на удивление многих - выглядит сегодня, как "дельфин", который любой акулы умнее на порядки!Разговор на эту тему - долгий и детальный - впереди.А сейчас ЦРУ констатирует: Америку обошел не только Китай, но и Евросоюз.Стало быть - определены две ближайшие цели для мировых "разборок" в стиле "кто в доме хозяин"?

08 октября 2014, 16:04

Китайская экономика официально стала крупнейшей в мире

Алена Сухаревская Экономика Китая стала крупнейшей в мире, опередив американскую. Такова официальная оценка Международного валютного фонда. Китай обошел США по ВВП, пересчитанному в доллары по паритету покупательной способности. Впрочем, Поднебесная по-прежнему отстает от США по ВВП в рыночных валютных курсах, а по ВВП на душу населения Китай еще не скоро сможет претендовать на мировое лидерство Фото: Fotobank/Getty Images Китайская экономика впервые обошла американскую при пересчете ВВП по паритету покупательной способности (ППС), следует из обновленной 7 октября базы макроэкономических прогнозов МВФ. В 2014 году ВВП Китая по ППС составит $17,6 трлн, а ВВП Штатов впервые окажется меньше – $17,4 трлн. В конце апреля 2014 года ICP (International Comparison Program, программа международных сопоставлений под эгидой Статистической комиссии ООН и Всемирного банка) опубликовала новые данные по ППС за 2011 год, из которых следовало, что Китай вот-вот обгонит США по размеру экономики. Теперь МВФ официально зафиксировал это достижение. Еще в 2005 году экономика Китая составляла менее половины от американской (по ППС), но в 2011 году достигла 87% от экономики США, а доля Китая в общемировом ВВП достигла 14,9%. Доля США в мировой экономике (по ППС) снизилась до 17,1%, говорилось в докладе ICP. Согласно последним данным МВФ, Китай нарастил долю в мировом выпуске до 16,48% – против 16,28% у экономики США. Этот тренд необратим: по прогнозам МВФ, в следующем году разрыв по ППС составит уже больше $900 миллиардов в пользу Китая, а к 2019 году китайский ВВП по ППС будет опережать американский почти на $5 трлн. Как менялось соотношение экономики Китая и США с 2011 по 2015 годы : Таблица Нежданный лидер Вывод апрельского доклада ICP о скором лидерстве Китая в глобальной экономике шел вразрез с прежними прогнозами: так, МВФ на основании доклада ICP от 2005 года прогнозировал, что Китай сможет обогнать США только в 2019 году. Впрочем, при сравнении Китая и США по более традиционной шкале ВВП – в долларах по текущему обменному курсу – становится очевидно, что Поднебесной пока далеко до мирового господства. По оценке МВФ, китайский ВВП в текущих ценах в долларах к концу 2014 года составит $10,4 трлн, а ВВП США – $16,8 трлн. И в обозримом будущем – по крайней мере до 2019 года – статус-кво не изменится. С точки зрения аналитической организации IHS, стать крупнейшей экономикой мира Китаю удастся только в 2024 году – к тому времени номинальный ВВП Китая в долларах США составит $28,85 трлн и опередит ВВП США ($27,31 трлн). Доля китайской экономики в глобальном выпуске, по прогнозу IHS, вырастет с 12% в 2013 году до 20% к 2025 году. «Мы ожидаем, что в течение следующих десяти лет китайская экономика переориентируется на более быстрый рост потребления, что улучшит ее структуру, а также будет способствовать росту Азиатско-тихоокеанского региона в целом», – указал главный экономист IHS по Азии Раджив Бисвас в сентябрьском докладе. Китайская экономика замедлилась после глобального финансового кризиса, но все равно растет гораздо быстрее американской. Согласно прогнозу МВФ, в 2014 году она вырастет на 7,4%, а в следующем – на 7,1%. США же должны вырасти на 2,2% и на 3,1% в 2014 и 2015 годах соответственно.

12 января 2014, 20:27

Кто и как считает ППС

ППС — такое соотношение валют, при котором за соответствующие суммы этих валют можно приобрести приблизительно равный товар или услугу в сопоставляемых странах. Например, часто используемый для иллюстрации разницы в ценах биг-мак в России стоит 88 рублей, в США — 4,2 доллара. Это означает, что равенство (паритет) покупательной способности российского рубля и доллара США для биг-мака составляет порядка 21 руб./долл. (при текущем официальном курсе ЦБ РФ на начало 2014 года 32,66 руб./долл.). Или если килограмм пшеничной муки в России стоит 20 рублей, а в Казахстане — 120 тенге, то паритет покупательной способности этих валют для пшеничной муки составит 6 тенге/руб. (при текущем официальном курсе 4,72 тенге/руб.). Для сопоставления экономики стран в целом необходимо знать ППС не только по рыночным потребительским товарам и услугам, но и по инвестиционным товарам, а также по нерыночным услугам. Сложение отдельных частных паритетов пропорционально удельным весам, которые соответствующие товары и услуги имеют в составе ВВП, позволяет рассчитать наиболее общее значение паритета покупательной способности валют для валового внутреннего продукта в целом. ППС на уровне ВВП позволяет сопоставлять экономику стран в целом. Получение ППС представляет собой исключительно масштабную работу, требующую высокозатратных и четко скоординированных усилий статистиков стран — участниц сопоставлений. Каждый цикл работ по международным сопоставлениям ВВП на основе ППС занимает, как правило, три года. Эти трехлетние циклы именуются раундами сопоставлений. Полные итоги сопоставлений стран региона СНГ по данным за 2011 год будут опубликованы в первом полугодии 2014 года. Современная история международных сопоставлений на основе паритета покупательной способности валют насчитывает полвека. Ее основателями считаются ученые Пенсильванского университета Ирвинг Крэвис, Алан Хестон и Роберт Саммерс. Теоретические подходы к международным сопоставлениям на основе паритетов покупательной способности валют, разработанные Крэвисом, послужили основой для первого в истории проекта, осуществленного совместно с ООН, — международных сопоставлений 1968 года. Можно гордиться тем, что практически с первых этапов мировой истории сопоставлений и по сей день заметный вклад в нее принадлежит представителям российской экономической науки и статистики. В частности, в 1970-е этой тематикой в ООН занимался Юрий Иванов, благодаря его инициативе результаты сопоставлений на основе ППС как важная составляющая международного анализа стали официально публиковаться в статистическом ежегоднике ООН. Профессор Иванов, возглавляющий сегодня кафедру статистики экономического факультета МГУ, приложил большие усилия для развития работ по сопоставлениям в СЭВ, а позднее в регионе СНГ в рамках всемирных сопоставлений. В настоящее время ведущим специалистом по расчету паритетов покупательной способности валют в мире признан международный эксперт Всемирного банка Сергей Сергеев, чье уникальное мастерство опирается на богатейший профессиональный опыт, тоже включающий в себя сопоставления стран СЭВ. Осуществление международных сопоставлений под эгидой ООН получило название «Программа международных сопоставлений ООН». Одновременно развивалась методология, система расчетов ППС опирается на серьезные математические построения. В первом проекте сопоставлений 1968 года участие приняли десять стран. В дальнейшем число участников непрерывно росло. Мировым лидером в проведении сопоставлений на основе ППС является объединенная группа стран ОЭСР и ЕС, где эта работа давно ведется на регулярной основе. Сегодня список участников сопоставлений ОЭСР — Евростата насчитывает 47 стран, включая, помимо членов этих международных организаций, другие страны Европы, а также Россию (с 1996 года). Итоги раунда сопоставлений по данным за 2011 год, совместно координируемых ОЭСР и Евростатом, опубликованы в декабре 2013-го. По решению Статистической комиссии ООН первый всемирный раунд сопоставлений был проведен по данным за 2005 год и получил название «Глобальный раунд сопоставлений — 2005». В нем приняли участие 145 стран и территорий, охватывавших 95% населения мира. Второй Глобальный раунд состоялся по данным за 2011 год, в нем приняли участие 194 страны и территории — 98% населения планеты. В соответствии с решением ООН координацию сопоставлений на глобальном уровне осуществляет Всемирный банк. Ожидается, что общие итоги Глобального раунда сопоставлений — 2011 будут объявлены в ходе очередной сессии Статистической комиссии ООН в марте 2014 года.