• Теги
    • избранные теги
    • Международные организации138
      • Показать ещё
      Страны / Регионы572
      • Показать ещё
      Формат37
      Компании203
      • Показать ещё
      Разное381
      • Показать ещё
      Люди192
      • Показать ещё
      Сферы11
      • Показать ещё
      Показатели6
      Издания13
      • Показать ещё
Орден Иезуитов
Иезуиты, или Орден Иезуитов — мужской монашеский орден Римско-католической церкви, основанный в 1534 году Игнатием Лойолой и утверждённый Павлом III в 1540 году[4]. Официальное название — Общество Иисуса (лат. Societas Jesu), также Орден св. Игнатия (по имени основателя). ...

Иезуиты, или Орден Иезуитов — мужской монашеский орден Римско-католической церкви, основанный в 1534 году Игнатием Лойолой и утверждённый Павлом III в 1540 году[4]. Официальное название — Общество Иисуса (лат. Societas Jesu), также Орден св. Игнатия (по имени основателя).

Иезуиты сыграли большую роль в контрреформации, активно занимались наукой, образованием и миссионерской деятельностью. Члены Общества Иисуса наряду с тремя традиционными обетами (бедности, послушания и целомудрия) дают и четвёртый — послушания папе римскому «в вопросах миссий». Девизом ордена является фраза «Ad majorem Dei gloriam» («К вящей славе Божией»).

Сегодня число иезуитов составляет 17 287 человек (данные 2014 года), из них 12 298 — священники. Около 4 тысяч иезуитов в Азии, 3 тысячи — в США, а всего иезуиты ведут работу в 112 странах мира, они служат в 1540 приходах. Орден разрешает многим иезуитам вести светский образ жизни. Территориально Орден делится на «провинции» (в некоторых странах, где иезуитов много, существует по несколько провинций; и наоборот, некоторые провинции объединяют несколько стран), «регионы», зависимые от той или иной провинции, и «независимые регионы». Иезуиты, проживающие на территории бывшего СССР, за исключением стран Прибалтики, относятся к независимому российскому региону.

Церковь Святейшего Имени Иисуса, главный иезуитский храм в Риме

В настоящее время главой (генералом) ордена является испанец Адольфо Николас, сменивший Петера Ханса Кольвенбаха. Главная курия ордена находится в Риме, в исторически значимом комплексе зданий, и включает в себя знаменитую церковь Святейшего Имени Иисуса.

Впервые за всю историю Ордена, 13 марта 2013 года представитель Ордена был избран Папой Римским. Им стал кардинал, архиепископ Буэнос-Айреса Хорхе Марио Бергольо, взявший себе имя Франциск.

Подробнее

Развернуть описание Свернуть описание
29 апреля, 06:27

Небоскрёбы древности

Архитектура древних строений поражает своей гармоничностью, изысканностью выполнения фасадных элементов, продуманностью проекта в целом. А иногда и и объемами и массами строительных элементов – до сотен тонн. Но мало кто знает, что если бы мы оказались в древности в некоторых городах, нас мог поразить еще один фактор – это многоэтажность строений, вплоть до высоты современных зданий.

Выбор редакции
28 апреля, 00:01

Контрреформация на марше // Почему иезуиты смогли спасти католицизм, но прослыли монстрами

Ранним утром в праздник Успения 1534 года семеро воспитанников парижского университета вышли из городских ворот и отправились в сторону Монмартра. Пейзаж, который многим позже прославила совсем другая парижская молодежь, тогда выглядел еще девственно-сельским; там, на склоне холма, вдали от городских миазмов, стояла дряхлая маленькая церквушка, где один из этих семерых, уже принявший сан, отслужил мессу. Перед причащением все члены компании по очереди принесли обеты: соблюдать бедность и целомудрие, совершить паломничество в Святую землю, а если оно вдруг не удастся -- то отправиться в Рим и там предать себя в полное распоряжение верховного понтифика на благо церкви.

21 апреля, 04:58

ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (2)

Продолжение. Начало здесь.Отцы и детиПарагвай был большой, - вдвое больше, чем теперь, - но одной из самых неразвитых провинций вице-королевства Рио-де-Ла-Плата, а до того и Перу. Придя сюда очень рано, испанцы не особо прельстились этими землями, - в основном, джунгли, полупустыни и непригодные для серьезного скотоводства степи, а полезных ископаемых ноль, - и в результате остались только те, кому нравилась синица в кулаке.К концу XVIII века население – около ста тысяч в 48 поселках, в основном, жмущихся к единственному городу, Асунсьону (2500 семей). Скот почти не разводили, копались в земле, выращивали маис и ячмень, в основном, для себя, а главным продуктом на вывоз была йерба-мате. Ремесленников с гулькин нос, но и асьенд немного, причем индейцы, работающие там, скорее батраки, чем крепостные. В основном же, - исключительное явление для вице-королевства, - фермы, где весь труд своими руками плюс батраки в статусе членов семьи, и держали фермеры свои участки непосредственно от короны, платя очень скромный налог.Естественно, были и негры, однако совсем мало, а из тех, что были, в основном, свободные. Да и рабство предельно мягкое, с правом иметь собственность, вступать в брак, не быть проданным без семьи и подавать в суд на жестоких хозяев, - так что, рабы из португальских колоний десятками бежали в Парагвай, продаваясь в рабство владельцам асьенд.В общем, глухое захолустье, куда новые люди не ехали, и соседи не из самых приятных: на северо-востоке – португальские «бандейранты», а на западе и востоке – дикие леса, населенные «дикими индейцами», и белые люди туда предпочитали не соваться. Вернее, обычные белые, к которым отцов-иезуитов не отнесешь. Они как раз шли, и в конце концов, создали некое подобие… Даже сложно сказать, чего, а мнения об этом феномене самые разные, вплоть до полярных, - от «социалистической республики» до «теократической тирании», - но Мария Зуева, специально исследовавшая вопрос, оценивает миссионеров Ордена Сердца Иисусова,как «людей необычайно храбрых, мужественных, исполненных глубокой искренней веры и самоотречения», осуществлявших conquista spiritual (духовную конкисту) с целью подготовить гуарани к полноправному слиянию с миром белых людей. Во всяком случае, брат Хиль де Кастилья, один из идеологов проекта, разъяснял свои замыслы Папе в очень возвышенных тонах: «Европу не исправить. Слишком укоренились алчность, жестокость, низменные страсти. Мы нашли место, где можно начать все сначала, без духа наживы, без растлевающих душу денег, с истинной любовью, стремлением к свету и братством».Итак, всего 30 «редукций» (примерно 70 деревень). Возникали без всякого насилия, исключительно проповедями и объяснениями. Полностью сохранялись общинные порядки, только с элементами выборности (естественно, из самих индейцев) и общинные земли, на которых трудились совместно, - но так было и до прихода белых наставников.Рабочий день – 6 часов, затем еще два часа на своем участке, плоды которого принадлежали только тому, кто его обрабатывал, а выращенное на общих землях свозилось в общинные склады, где, отделив «королевскую долю» (налоги  короне платили исправно), раздавали все необходимое всем поровну. Телесных наказаний никаких, высшая мера - бойкот или изгнание.Монахи официально никакой власти не имели, но пользовались абсолютным авторитетом, выступая арбитрами по всем вопросам и обучая индейцев читать и писать, как на родном языке (иезуиты придумали азбуку гуарани), так и по-испански. Перевели на гуарани немало европейских авторов, ставили пьесы по мотивам Шекспира и индейского фольклора, очень поощряли занятия музыкой, освобождая талантливых флейтистов и скрипачей от иных работ.Кроме того, обучали ремеслам, а с некоторого времени, - с позволения властей, крайне озабоченных нашествиями португальских «мамелюков», - и военному делу, как владению оружием, так и тактике боя, в итоге, остановив таки натиск охотников до чужих мест и рабов. А в 1645-м, когда Луис Карденас, архиепископ Асунсьона Карденас и по совместительству губернатор Парагвая, позарившись на доходы, велел изгнать иезуитов, ополчение гуарани штурмом взяло Асунсьон и прогнало самого Карденаса.Короче говоря, своеобразное чучхэ, которое, конечно, нравилось далеко не всем. Например, путешественник Луи де Бугенвиль, побывав в редукциях, отметил потом, что «живут сытно, одеты, обуты и выглядят довольными, все молодые умеют читать и писать. Многие знают наизусть Святое Писание. Нередки народные гуляния и театральные представления с комедиями, походившими, наверное, на наши старинные пьесы, называемые мистериями... Однако жить в таком монотонном унынии все равно, что при жизни оказаться в Аду».Странный, на мой взгляд, вывод. То есть, конечно, шевалье де Бугенвилю, привыкшему к версальским маскарадам, в редукциях было скучно. Но, с другой стороны, в la belle France того времени французский крестьянин ел мясо два-три раза в год, и дети его не смели и мечтать о школе, в редукциях же каждая семья получала в день по 4 фунта мяса в день, а неграмотных не было вообще.И факт: индейцы из лесов постоянно шли в миссии, и индейцы из асьенд постоянно бежали под крыло иезуитов, а такого, чтобы уходили обратно в леса или на асьенды, не отмечено, - так что, Бог с ним, с месье Луи. Были у миссий недруги посерьезнее, и в далекой Европе, на самых верхах, - и в первую очередь, совсем рядом, креолы «цивилизованного Парагвая».Причина перманентного конфликта общественности Асунсьона с иезуитами предельно проста. «Лучшим людям» провинции было плевать на все и всяческие социальные эксперименты, но совершенно не плевать на то, что под боком есть ухоженные земли, принадлежащие каким-то дикарям, неважно, что добрым католиками, но многочисленным и неплохо вооруженным. И вдвойне не плевать, что на эти земли бегут пеоны из асьенд. И уж совсем не плевать на то, что иезуиты, в отличие от них, честных трудяг, не платят налогов и пошлин за сплав товаров по Паране в Байрес.Но самое главное, что губернатор, руководствуясь указаниями Мадрида, конфисковывал рабов, которых ополчение Асунсьона ловило в лесах, дабы восполнить убыток людей в имениях. И в конце концов, в 1721-м горожане прогнали губернатора и выбрали нового – своего парня Хосе де Антекеру. Это был мятеж чистой воды, власти попросили иезуитов восстановить порядок, однако в августе 1724 года креольское ополчение, имевшее пушки, которых не имели гуарани, сумело отбиться, и тогда губернатор Буэнос-Айреса послал в Парагвай небольшой отряд регулярных войск, который при поддержке 6 тысяч воинов миссий в 1726-м взял Асунсьон. Самозванного губернатора отослали в Лиму, где посадили в тюрьму и после долгого следствия 5 июля 1731 года казнили, как мятежника.Пламя в джунгляхНа том, однако, не кончилось. Весть о расстреле «народного губернатора» взвинтила Асунсьон, и когда там появился некий Фернандо де Момпо, бежавший из лимской тюрьмы, где познакомился с Антекерой, давшим ему на сохранение свои бумаги, предсказать дальнейшее было нетрудно. В феврале 1732 года Асунсьон вновь восстал, но уже всерьез. Губернатора убили, город объявили «самоуправляющейся коммуной», первым делом издав указ об изгнании иезуитов и передаче редукций «со всем недвижимым имуществом» городу. А потом пошли дальше:де Момпо разослал во все города колонии манифест, провозглашающий право «коммуны» не подчиняться никому, поскольку «интересы и права коммуны стоят выше, чем права всех установленных властей, в том числе и самого короля». Естественно, на такой демарш власти отреагировали очень оперативно, но в сентябре 1732 года «коммунерос» нанесли поражение испанским войскам, и Парагвай оставался в состоянии мятежа аж до марта 1735 года, когда 300 испанских солдат и восемь тысяч «добрых слуг короля» из редукций все же разбили городское ополчение. После чего асунсьонцы в наказание за дерзость потеряли древнее право выбирать губернатора.Долг платежом красен: в благодарность за помощь иезуитам и их пастве скостили налоги, а индейцев из миссий объявили «равными в правах с потомками уроженцев Кастилии», то есть, с креолами. Однако уже в 1750-м по соглашению с Португалией территорию 7 пограничных редукций передали португальской Бразилии. Ничего личного, просто политика, доны даже выговорили (хотя домы очень возражали) право увести 29 тысяч индейцев на свой, западный берег реки Уругвай «в течение трех лет», и только после этого передача должна была состояться, - но гуарани уходить не захотели. Даже после того, как святые отцы объяснили им, что с машиной не дерутся, - и тогда падре сообщили начальству, что «своих детей одних не оставят».Так началась «война семи редукций», на первом этапе которой «генералы» Хосе Тиаражу по прозвищу Сепё и Николас Нингиру, до войны - коррехидоры (старосты) миссий, разбили 2 тысячи испанских солдат, приведенных лично губернатором Буэнос-Айреса, и жили спокойно почти год, пока в феврале 1756-го не явилась новая армия, уже испано-португальская. В принципе, могли отбиться и на этот раз, - но Судьба: 7 февраля в случайно стычке погиб Сёпе, а 10 февраля, в самом начале генерального сражения, второй «генерал», и гуарани, оставшиеся без командующих, потерпели сокрушительное поражение.Впрочем, Судьба вмешалась снова, на сей раз по-доброму. Исход гуарани в испанские владения был еще на стадии подготовки, когда в 1761-м договор Мадрида с Лиссабоном был аннулирован, и семь редукций вновь отошли к донам. При этом индейцев за восстание не наказали: в том же году они крепко помогли донам отбивать у домов Колонию-дель-Сакраменто, кровью искупив вину, а к тому же, падре взяли всю вину на себя, - и в итоге расплачиваться пришлось Ордену. В 1759-м он был запрещен в Португалии, а летом 1768 года иезуиты выгнали и из Парагвая, с конфискацией в пользу короны, и на замлях редукций учредили провинцию Мисьонес, подчинив ее непосредственно Буэнос-Айресу.В принципе, признаваясь в «подстрекательстве», отцы-иезуиты мало чем рисковали: в европейских столицах судьба Ордена уже была решена, а семь бед – один ответ, и какая уже разница, почему? Много почему. Немалую роль (как когда с тамплиерами) сыграли богатства Ордена, очень нравившиеся властям, и общий либеральный настрой Века Просвещения (достаточно почитать, например, вольтеровского «Кандида», чтобы понять, как ненавидели «просвещенцы» иезуитов, единственных, кто умел с ними спорить). Да и влияния наследников Игнатия Лойолы монархи опасались.Впрочем,  для нас  главное, что иезуиты ушли, и их наследство начали делить. Имущество распродали на аукционах, не очень дорожась (в итоге многие из бедняков-креолов стали людьми среднего достатка и Парагвай стал единственной в Америке мелкобуржуазной провинцией). С землей, естественно, оказалось сложнее: сперва попытались оставить все, как было, передав редукции  францисканцам, но не срослось. Они не были вредными, они очень старались, но индейцы от них уходили в леса, где быстро дичали (это, к слову, неплохой аргумент против тезиса об «эксплуатации» и «рабстве», - ведь от иезуитов не бежали).Тогда, чтобы не терять умелых земледельцев и ремесленников, решили создать на бывшей территории 30 редукций новую колонию, Мисьонес, раздав землю индейцам и тем самыми превратив их в фермеров, причем, без права продавать участки (чтобы хитрые белые не облапошили наивных гуарани). Это частично получилось, но именно частично: большинство индейцев, охотно живших под опекой иезуитов, с испанскими чиновниками не ужилось и опять-таки бежало в леса, возвращаясь к давно забытой первобытности.В какой-то момент власти даже опасались восстания, - но пронесло, скорее всего, потому что уже не было, кому объединить и возглавить. Во всяком случае, среди гуарани, - зато среди креолов Асунсьона, сменивших теперь гнев на милость (индейцы-фермеры, разобщенные и безопасные, их вполне устраивали), желающих и объединять, и возглавлять было предостаточно, - и не без оснований.Иначе и быть не могло.Конечно, изгнание иезуитов, дешевые распродажи их имущества, появление новых рабочих рук (несколько тысяч гуарани, не совладав с собственным хозяйством, ушли в батраки) сбили недовольство, и даже надолго, десятилетия на два, но потом выяснилось, что изменений к лучшему нет. Ибо Парагвай стоял на торговле, - оптовики закупали на фермах и асьендах матэ и продавали его, а продавать приходилось через Байрес. Именно там взималась вывозная пошлина, именно там присваивалась та прибыль, которую мог получить Парагвай, и по всему получалось так, что доны давят налогами, а портеньос просто и нагло грабят.Естественным образом, в среде парагвайцев витала (и не могла не витать) мысль о том, что с зависимостью от Испании пора кончать, и с зависимостью от Буэнос-Айреса тоже, - а поставить точку на зависимости могла только независимость. И пусть даже предпосылок для этого пока что не было, но настроения в провинции витали нехорошие.Недовольны были все. Креолы-асьюндадерос и креолы-оптовики  хотели избавиться от приезжих губернаторов и вернуть реальную власть, креолам попроще, ремесленникам и мелким торговцам, надоели налоги и очень нравилась мысль о продаже товаров на границах Парагвая, фермеры, и белые, и краснокожие, опасались очередных неожиданных указов из Мадрида или Буэнос-Айреса, а чернокожих пугали слухи о согласии Испании вернуть беглых в Бразилию.В итоге, уже в 1796-м случилось что-то, не очень понятное, но, видимо, экстремальное, потому что губернатор Хосе Рибера ввел комендантский час и поставил ополчение под начало испанских офицеров, а в 1804-м появились уже и настоящие заговорщики, строившие планы восстания, как в 1732-м, и только отзыв нелюбимого Риберы слегка снизил градус. Но Парагваю и Мисьонес  нужна была только искра, чтобы разжечь пожар, - и тот факт, что это была единственная во всей Испанской Америке провинция, где люди, в основном, были сами себе хозяевами на своей земле, которую сами обрабатывали, не мог в будущем не придать зареву особого оттенка…Продолжение следует.

20 апреля, 13:11

Russian scholars unlock the secret of the mysterious Voynich manuscript

Mathematicians at the RAS Institute of Applied Mathematics concluded that the Voynich manuscript was written in two languages, except for the vowels, reported RIA Novosti.  The manuscript, which is kept at Yale University’s Beinecke Rare Book & Manuscript Library, is an illustrated medieval codex written by an unknown author possibly in northern Italy between 1404 and 1438. Researchers have been trying to decipher its bizarre script for 600 years, but the text has beguiled even the brightest minds. The manuscript bears the name of the antiquarian book dealer and former anti-Tsarist Polish revolutionary, Wilfrid Voynich (1865-1930), who rediscovered the artifact in 1912 in Villa Mondragone outside of Rome, which was then used as a Jesuit college. Besides the mysterious text, the manuscript has more than 200 illustrations, half of which are herbal, with the others pertaining to pharmaceutical, biological, and astronomical topics. This has led scholars to believe that the manuscript’s main purpose is a form of medieval medicine. Ancient manuscripts get a new lease of life After conducting a statistical analysis of the text, Russian experts believe it’s encrypted in the following way: vowels and spaces are removed from the text. The collection of symbols is united in a new text, bestrewed with spaces beforehand. They estimate that about 60 percent of the text is written in English or German, and the other part in one of the Romance languages – possibly Italian or Spanish, or even Latin. "Still, I don't know why understanding the text can be important today because, judging by the drawings, it explains in what part of the year you need to sow poppy seed in order to later obtain opium," said the research's co-author, Yuri Orlov, adding that it’s impossible to restore the entire text without vowels because there are various interpretations of the most important words.  In the past, specialists from the CIA and NSA tried, and failed, to decipher the manuscript. Cryptologist Gordon Rugg once speculated that the manuscript might be a fake because it makes no sense.

19 апреля, 14:10

Что представляет собой манускрипт Войнича?

Российские математики заявили, что смогли расшифровать рукопись Войнича.

17 апреля, 20:50

Innovative Prison Programs Boost Opportunities For Female Inmates

For five years, inmates haven’t even had the opportunity to obtain high school equivalency diplomas at the Lackawanna County Prison in Scranton, Pennsylvania. The GED program was scrapped during a county budgeting crisis in 2012 and has yet to be reinstated. Still, positive changes are on the horizon at the facility, with three new programs recently added to boost the rehabilitative offerings for female inmates. It’s good news in a county where only 49 percent of inmates have their high school diploma compared to 89 percent of the general population. While advocates are calling for reinstatement of the GED program, which would help inmates with job prospects after release, funding is an issue. One possibility is renegotiating telecommunications, which could include tablet-based educational systems, broadening educational opportunities significantly. Beyond this, basic programming currently offered includes Alcoholics Anonymous meetings and computer classes. The new programs include a sexual assault education program, which will be run by the Women’s Resource Centre, and offered to 15 women at a time. The program assists participants to understand that being a victim of sexual abuse is not their fault, and facilitates making connections between trauma and behaviour — unhealthy coping mechanisms such as drug use, for example. The nationwide Inside-Out Prison Exchange Program will also be implemented at the facility. Established in 1997 and based in Philadelphia, the program helps to “facilitate dialogue across difference” and allows participants — inmates and college students — to meet each other as equals, providing learning across social boundaries and dispelling stereotypes. The program, offered as part of Keystone College’s Criminal Justice Programs, sees students and inmates learning side by side in a classroom setting, with the hope that barriers are broken down, students gain real-world exposure, and that inmates might gain the confidence and inspiration to attend college in the future. A creative writing program through the University of Scranton’s Campus Ministries’ Center for Service and Social Justice will also be offered. The program aims to provide a superior, transformational learning experience and to prepare students to make a difference in the world. Following Jesuit ideals of academic excellence, the importance of the liberal arts, and the education of the whole person, the Center for Service and Social Justice participates in numerous community and campus initiatives. The creative writing program is offered to 10-20 inmates at a time, over a 5-6 week period, and is facilitated by student volunteers. Exercises have included blackout poetry, word mandalas and storytelling. Through writing, participants learn about themselves and each other, and how to express their emotions through telling their stories. The program has spilled beyond the prison walls in the form of a theatrical play. Ten education majors and three former Lackawanna County inmates performed We Rise, written by internationally renowned playwright Nancy Hasty, who has conducted arts programs at the prison. The play highlighted the various struggles of all of the performers, demonstrating both commonalities and differences. Personal experiences from childhood bedrooms, to stories of abuse, to decisions made later in life were shared, showing how surprisingly similar histories and experiences can be shared between educators and women imprisoned only blocks away from the university. The play was also a means of raising awareness of the struggles the former inmates had experienced, and how unaddressed issues early in life affected their later decisions, and the ultimate consequences of those decisions. Christopher Zoukis is the author of Federal Prison Handbook: The Definitive Guide to Surviving the Federal Bureau of Prisons, College for Convicts: The Case for Higher Education in American Prisons (McFarland & Co., 2014) and Prison Education Guide (Prison Legal News Publishing, 2016). He can be found online at ChristopherZoukis.com and PrisonerResource.com. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

16 апреля, 16:28

Основоположник...

А не освежить ли нам в памяти деяния основоположника политэкономии Уильяма Петти, тем более, что выходной день настраивает на определенную созерцательность и философичность... Сын какого-то суконщика, родился в Англии в эпоху Дартаньяна. Убежал пацаном на флот, где ему сломали ногу и выкинули в бессознательном состоянии на французском берегу. Петти дополз до каких-то сердобольных французов и на первые деньги, которые он заработал рассказом о веселом приключении с ногой, купил себе, не поверите..., костылики. Которые, кстати, продал с выгодой, когда нога, несмотря на старания тогдашней медицины, зажила. Но столкновение своё с медициной не забыл. Потом завербовался к иезуитам, притворился неграмотным, попросил обучить мудрости. Естественно, иезуиты, как волки смотревшие на английский протестантский берег, запрыгали от радости — такой симпатичный калека! он будет нашим человеком!Греясь у иезуитов, поражая их просто нечеловеческими способностями к языкам (ещё бы, латынь-то он ещё в Англии выучил), Петти в перерывах между охмурением псов Ватикана, спекулировал морской солью, которую аккуратно выпаривал, легко дыша полной грудью бризом Ла-Манша.Соль бережно ссыпал в мешочки и закапывал на черный день. День вскоре настал — архиепископ, управлявший деревухами у побережья, ввел дополнительный сбор за соль с крестьянства. Тут на порогах убогих хижин появился причесанный Уильям со своими мешочками. Пока слуги церкви гоняли крестьян от побережья, Петти устраивал бартерные сделки с местными. Когда его подлавливали, Петти показывал всем скромную бумажку, в которой значилось, что Вилли — сотрудник иезуитского центра. Ну, понятно, что написано там было другое, но люди церкви были не чужие, все понимали. Тем более, хроменький, глазки умненькие, одет опрятно…  Его отпускали, не замечая трех гусей, перекинутых через плечо вундеркинда.Набранное с крестьян добро 15-летний Уильям сноровисто таскал по кабакам, рынкам и горожанам, капитализируясь на глазах. Потом у иезуитов пропала три секретных атласа Южных морей, с которыми, по стечению случайных обстоятельств, исчез и сообразительный калека, отбросивший и продавший по дороге давно ему уже не нужные костылики.Вынырнул Петти в Англии. Атласы пригодились, приняли Петти на военный флот, чтобы он занимался морскими картами и дальше, используя интересные иезуитские наработки. Но Петти порисовал карты, посчитал градусы и сдернул из Адмиралтейства в Париж, в котором был принят секретарём к знатному философу Гоббсу.Покинув и Локка, Петти устроился в Оксфорде. Где изучал все, что только можно и к 24 годам стал и философом, и доктором и проректором.Тут в Оксфорде повесили одну симпатичную женщину. Петти, как молодой Хаус кинулся к гробу, чтобы ухватить тело повешенной и продать его, тело, значит, своему же любимому колледжу. В трупах тогда медицина нуждалась очень сильно. Трупы казненных были очень ценным товаром. И Петти за товаром приехал. Слава богу, что не один, а с сопровождением. У трупа целая свора медиков устроила безобразную сцену с делёжкой трофея. Петти, пока доктора таскали друг друга за жабо, подошел к трупу и говорит: «Товарищи! А покойница-то, того, жива! И она теперь моя! Я её буду лечить! Лекарствами и беседами!»Стал лечить Петти недоповешенную Энн Грин. Всё тщательно записывал, обтирал её, поил бульоном. Утешал. А попутно выпустил афишу о чуде, прямым организатором которого он был. Ничего себе, покойницу оживил — вот так доктор! Публика повалила к такому эскулапу валом. Из Лондона приезжали. Петти всех лечил за приличные гонорары, приличные гению оживлений. Деньги не пропил, не прогулял, а вложил в рекламу. Заказал у журналистов столичных статьи о себе и книжку выпустил. Что-то вроде «Искусство оживления повешенных в изложении достославного медика У. Петти на основе лично проведенного воскрешения прекрасной преступницы Энн Грин». Люди стали собирать средства для ожившей. Часть денег Петти забрал себе за труды.Потом была у Петти Ирландия.Ирландию тогда англичане делили, все никак поделить не могли. Мешала ирландская строптивость и отсутствие подробных карт этого гнусного островка бунтовщиков. Петти, собрав деньги желающих, нанял землемеров и обмерил Ирландию вдоль и поперек, нарезал свободные земли аккуратными кусками, сопроводил комментариями. Бери — покупай!Такой риэлтор отличный из Петти вышел, что за деньги, собранные с желающих стать землевладельцами, он сам участки и выкупил. Не все могут ждать всходов, кому-то нужна срочная наличность. Вот у таких Петти и выкупал землю ирландских бунтовщиков, догнивающих на республиканских виселицах. Ирландия — это остров сокровищ, если с умом подходить и в составе оккупационной армии.Стал Петти членом английского Парламента. Помощником и любимцем сына лорда-протектора Оливера Кромвеля. Проявил себя суровым демократом. Когда Оливер Кромвель помер, Уильям вспомнил, что республиканцем он был по принуждению, а так-то он чудотворный медик и верный короне патриот. После окончательной реставрации Стюартов занялся активно экономической теорией.Его Карл Маркс очень высоко ценил. Выше прочих многих. Ведь Петти первым сформулировал идею прибавочной стоимости, сути земельной ренты и высчитал валовый нац. продукт в условной формуле. Вот абзац, который заставляет замирать мое холодное сердце (можно пропустить людям с острой чувствительностью к количеству слов): «…какому количеству английских денег может равняться по своей стоимости хлеб, выставленный на продажу… Я отвечаю: такому количеству денег, которое в течение одинакового времени приобретает за вычетом своих издержек производства кто-нибудь другой, если он всецело отдается производству денег, т. е. предположим, что кто-нибудь другой отправляется в страну серебра, добывая там этот металл, очищает его, доставляет его на место производства хлеба первым, чеканит тут из этого серебра монету и т. д. Предположим далее, что этот индивидуум в течение того времени, которое он посвящает добыванию серебра, приобретает также средства, нужные для своего пропитания, одежды и т. д. Тогда серебро одного должно быть равно по своей стоимости хлебу другого; если первого имеется, например, 20 унций, а последнего 20 бушелей, то унция серебра будет представлять собой цену бушеля хлеба». Это всем нам прекрасно понятно и мы это называем сравнением прибавочных продуктов.А вот формулировка Петти трудовой стоимости в чистом виде: «Если кто-нибудь может добыть из перуанской почвы и доставить в Лондон одну унцию серебра в то же самое время, в течение которого он в состоянии произвести один бушель хлеба, то первая представляет собою естественную цену другого…»Петти первым формулирует некоторые ценообразующие факторы, с которыми приходится считаться современным экономистам и маркетологам: влияние товаров-заменителей, товаров-новинок, мод, подражания, традиций потребления.Еще он был одним из организаторов английского научного Королевского общества, автором методики государственной статистики. И сообщил миру поразительную вещь: люди — это тоже капитал, а не какие-то там подданные или быдлоганы (ну кроме адвокатов, священников и поэтов — этих Петти считал паразитами в чистом виде). И людей надо капитализировать всемерно, развивать их навыки, способности и даже желания, а не просто по сычиному зырить на них.Материальное богатство Англии Петти оценивал в 250 млн. фунтов стерлингов, но к этому предлагал добавить денежную оценку самого населения в размере 417 млн. Эта парадоксальная идея глубже, чем может показаться на первый взгляд: Петти искал способ как-то оценить размеры личного элемента производительных сил — трудовых навыков, сноровки, потенциала развития техники. За это Маркс называл Петти — «нашим добрым приятелем», «умницей и бескомпромиссным талантом».  Позже Маркс присовокупил еще и «экономический Колумб, первооткрыватель политической экономии». Дедушку политической экономии, Антуана Монкретьену де Ваттевиля, как мы все прекрасно знаем, сначала убили в засаде, от которой он отбивался шпагой и кинжалом, а потом по приговору суда телу дедушки пришлось пострадать отдельно: кости размолотили жерновами, тело сожгли, пепел развеяли. Политэкономия тогда была интересной наукой, вызывала много споров, дискуссии были жаркими...Петти стать родоначальником графов Шелбернов и маркизов Лэнсдаунов. Живительным корнем всех этих будущих премьеров, вице-королей и министров, потомков сына суконщика со способностями и живыми инстинктами... В конце жизни наш герой, трижды отказавшись от предлагаемого им королем пэрства, полюбил приезжать на морской берег и смотреть на море, пересыпая песок из руки в руку…  У ног его лежал костыль...

14 апреля, 22:00

Robert Steele : Ex CIA Director John Brennan Behind Syria False Flag !!

Robert Steele : Exposes The Forces Behind Syria False Flag THE COMMON SENSE SHOW Freeing America One Enslaved Mind At A Time Do you think it mere co-incidence that Jared Kushner (Likely Mossad) and Jesuit Trained at Georgetown University Joint Chiefs of Staff General James Dunford were in... [[ This is a content summary only. Visit http://FinanceArmageddon.blogspot.com or http://lindseywilliams101.blogspot.com for full links, other content, and more! ]]

13 апреля, 17:14

Эмманюэль Макрон и Бриджит Тронье - история порицаемой любви

Не многие знают, что родители будущего министра экономики Франции были против романа их 16-летнего сына с его учительницей французского

12 апреля, 15:30

Большевики и украинский вопрос

Благодаря буржуазным #СМИ в общественном сознании укореняется мнение, будто бы украинцы как нация и украинский язык - некий искусственно созданный "конструкт", появлением которого они обязаны неким тёмным силам - варшавским иезуитам, австро-венгерским профессорам и/или русским большевикам. И президент РФ присоединил свой голос к тем, кто обвиняет в сегодняшнем положении дел большевиков... Автор - т.Краснов. Текстовый вариант: http://samlib.ru/b/baranow_p_a/buv-1.shtml #история #Украина #украинцы #язык #большевики #революция #СССР #Россия #фальсификации #мифы Ленинградское интернет-телевидение: сайт http://www.len.ru ВКонтакте: http://vk.com/lenru Twitter: http://twitter.com/LenRuTV Instagram: https://www.instagram.com/proninvv/ Periscope: https://www.periscope.tv/LenRuTV/ Facebook: http://www.facebook.com/groups/lenru Google+: http://plus.google.com/+LenRu LiveJournal: http://lenru.livejournal.com Blogspot: http://www.len-tv.ru Реквизиты для помощи "Красному ТВ": Яндекс.Деньги: 41001505018312 WebMoney: R245155072952 Карта Сбербанка: 4276 8800 9345 2096 Александра Валерьевна Ф.

07 апреля, 00:52

New Analysis Finds Clinton, Not Trump, Narrowly Won The Catholic Vote In 2016

Early exit polls from the 2016 presidential election suggested U.S. Catholics favored then-candidate Donald Trump over his opponent, Hillary Clinton. But new data suggest these analyses may have missed the mark.  Using data released by the American National Election Studies last week, political scientist Mark Gray discovered that Catholic voters were split 48 percent to 45 percent in favor of Clinton. Gray, who heads Georgetown University’s Center for Applied Research in the Apostolate, also found that factors such as age, geography and race significantly impacted how Catholics voted in the election. 2016 ANES data, out today, indicates Catholics voted for Clinton 48% & Trump 45%. Final exit polls had estimated Trump 50% & Clinton 46%. pic.twitter.com/GqV8dcJjiI— CARA (@caracatholic) March 31, 2017 Exit polls aren’t a perfect gauge of which people turn out to vote or who they cast their ballots for, especially when it comes to demographic subgroups. Gray told America Magazine he considered the ANES data more reliable. Gray’s analysis, released in a series of charts on Twitter over the last week, disrupts the narrative that a united “Christian America” elected President Donald Trump. Exit polls released by CNN, The New York Times, and Pew Research Center shortly after the election told roughly the same story: A whopping 81 percent of white evangelicals, 61 percent of Mormons, and nearly 60 percent of Protestants backed Trump. Catholics, according to these polls, favored the Republican candidate by roughly 50-52 percent, compared to about 45 percent who voted for Clinton. The new analysis suggests Catholics were more evenly split between the candidates. “Basically, we assume the Catholic vote was a toss-up,” Gray told The Huffington Post on Thursday. “Too close to call.” But among sub-groups of Catholic voters, the preferences are more clearly defined. Older Catholics tended to favor Trump, while millennials backed Clinton 59 percent to 28 percent, according to the ANES data. Digging through new American National Election Study (ANES). Very distinct differences in Catholic voting in 2016 by generation: pic.twitter.com/GyissTLUZl— CARA (@caracatholic) April 1, 2017 White Catholics voted for Trump, while a greater majority of Hispanic Catholics and those of other races and ethnicities voted for Clinton. Trump also fared better among Northeastern and Midwestern Catholics, and Clinton stole the Catholic vote in the West. In the South, Catholics were fairly split. Big differences in choices at the ballot box in 2016 among Catholics by race and ethnicity: pic.twitter.com/qP6QSdKRwe— CARA (@caracatholic) April 5, 2017 Regional Divides: Catholics in the Northeast and Midwest voted for Trump. It was a toss up in the South and Clinton had a huge lead in West. pic.twitter.com/EnbiX42lB3— CARA (@caracatholic) April 3, 2017 Though the AMES data suggests Catholics favored Clinton by a small margin, Jesuit priest and author Father James Martin argued that a key takeaway from the analysis should be that Catholics are largely politically divided. “It shows, once again, that there’s no such thing as a ‘Catholic vote.’ Catholics vote largely along party lines, as most other Americans do,” Martin said in an email to HuffPost. “So while they pay attention to things like abortion, refugees and migrants and the rights of LGBT people, they are, in the end, more likely to vote ‘Democrat’ or ‘Republican’ than ‘Catholic.’” Gray agreed, noting that even within the Catholic hierarchy messages were mixed leading up to the election. Pope Francis appeared to weigh in on the U.S. presidential race in a February 2016 interview, saying Trump’s plan to build a wall along the U.S.-Mexico border was “not Christian.”  Meanwhile, some churches said it would be a “sin” to vote for the pro-abortion rights Clinton, while a handful of bishops encouraged their flocks to skip voting for either candidate. “If you’re a Democrat and a Catholic, you may strongly emphasize Pope Francis’ statements about climate change or the preferential option for the poor,” Gray told America. “If you are a Republican and a Catholic, life issues may be the most important to you.” “At the ballot box, partisanship trumps [Catholics’] faith when they make their choice,” he added. “It should be a difficult choice for any Catholic to vote because no candidate, no party really stands for what the church stands for.” -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

03 апреля, 20:24

Education, Politics, and Peers, by Bryan Caplan

From The Case of Education.  Written pre-Trump. Abundant research confirms education raises support for civil liberties and tolerance, and reduces racism and sexism.[1]  These effects are only partly artifactual.  Correcting for intelligence cuts education's impact by about a third.[2]  Correcting for intelligence, income, occupation, and family background slices education's impact in half.[3]  All corrections made, education fosters a package of socially liberal views. At the same time, abundant research also confirms education raises support for capitalism, free markets, and globalization.[4]  These effects, too, are partly artifactual.  Correcting for intelligence cuts education's impact by about 40%.  Correcting for intelligence, income, demographics, party, and ideology halves it.[5]  But when all corrections are done, education fosters a package of economically conservative views.[6]If educators are as left-wing as they seem, why would education have such contradictory effects on students' stances?  The charitable story is that educators keep their politics out of the classroom.  The more plausible story, though, is that educators are unpersuasive.  The Jesuits say, "Give me the child until he is seven and I'll give you the man."[7]  Society gives liberal educators the child until he's fifteen, eighteen, twenty two, or thirty.  But issue-by-issue, teachers are about as likely to repel their students as attract them.  Educators could protest, "The problem isn't that we're unpersuasive, but that students are stubborn," but students revise their opinions all the time.  The longer they stay in school, the more they revise.  They just don't revise in a reliably liberal direction.  Critics who highlight educators' leftist leanings usually have an ideological ax to grind (or swing): "Leaving education of the young in the hands of 'politically correct' ideologues endangers our democracy.  School should be a vibrant marketplace of ideas, not a center for indoctrination."  Though they're right about the imbalance, it's a paper tiger.  Even extreme left-wing dominance leaves little lasting impression.  Contrary to the indoctrination story, education doesn't progressively dye students ever brighter shades of red.[8]  Since education raises social liberalism and economic conservativism, neither liberals nor conservatives should cheer or jeer education's effect on our political culture.  What about people who are both socially liberal and economically conservative?  Should they admit that education really is "good for the soul" after all?  It's complicated.  If teachers aren't molding their students, the logical inference is that students are molding each other.  But peer effects, to repeat, are double-edged.  When schools cluster socially liberal, economically conservative youths inside the Ivory Tower, they inadvertently but automatically cluster socially conservative, economically liberal youths outside the Ivory Tower.  If education is good for the souls of the former, it's bad for the souls of the latter.  Net effect on the polity?  Ambiguous. [1] See e.g. Coenders et al.  2003, Weakliem 2002, Nie et al. 1996, Golebiowska 1995, and Case and Greeley 1990.  [2] Nie et al. 1996, and Bobo and Licari 1989. [3] Kingston et al 2003. [4] Caplan 2007, 2001; Weakliem 2002.  Althaus 2003, pp.97-144 similarly finds better-informed people are more economically conservative, all else equal. [5] Caplan and Miller 2010, pp.636-47, plus supplementary calculations from the authors. [6] Measuring effects issue-by-issue neatly explains education's puzzlingly small impact on ideology and party.  Since education simultaneously increases social liberalism and economic conservatism, its effect on "liberalism" is ambiguous.  And while their social liberalism makes the well-educated more Democratic, their economic conservatism makes them more Republican, leaving partisanship nearly untouched. [7] AzQuotes 2016. [8] Lott 1990 argues dictatorships spend more on education in order to indoctrinate their citizens; Pritchett 2002 argues that this indoctrination motive explains why all governments produce schooling.  Plausible claims, but they hardly show the indoctrination is very persuasive. (8 COMMENTS)

31 марта, 21:57

Listen To This Catholic Priest Poke Holes In Trump's 'America First' Climate Plan

For a man who promised to defend America’s “Christian heritage,” President Donald Trump has issued an executive order on the environment that seems alarmingly un-Christian. Trump’s executive order, issued this Tuesday, rolls back Obama-era commitments to clean energy and makes it no longer imperative for federal officials to consider the effects of climate change when making decisions.  In the interest of protecting American jobs, the order threatens state and local governments’ ability to plan for extreme weather events and will make it even more difficult for the United States to achieve the goals laid out in the 2015 Paris climate agreement.  All of this may sound like a matter of politics, but for the Rev. James Martin, a Catholic priest and the editor at large of America magazine, climate change is at its core a moral and religious issue. You cannot care for creation if your heart lacks compassion for your fellow human beings. The Rev. James Martin In a video for America Magazine, the Jesuit priest spoke about three reasons why “policies that fail to protect our planet are not only against Catholic teaching but are also immoral.” First, Martin said, Christians believe that all creation is a gift from God and that humans are given the task of caring for the earth. Secondly, climate change disproportionately affects poor people and those in the developing world.  “Remember, Jesus said that we would be judged on how we treat the poor. That includes how our decisions on climate change affect them,” Martin said. And lastly, Martin believes that not considering the effects of climate change is a form of selfishness or indifference.  “You cannot care for creation if your heart lacks compassion for your fellow human beings,” he said.  The priest’s line of thought mirrors that of Pope Francis, who wrote about the moral case for addressing climate change in his 2015 encyclical, “Laudato Si.” In that document, Francis linked climate change to human activity and calls on Catholics to make caring for the environment a top priority.   Francis and other leaders at the Vatican have shown strong support for the Paris climate agreement. On Thursday, a top Vatican official said that he hoped “dissenting voices” in the United States would encourage Trump to reconsider his environmental policies.  “We as a Church, are full of hope that (Trump’s positions) will change,” Cardinal Peter Turkson of Ghana, who has advised the pope on environmental and immigration issues, told Reuters.   -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

Выбор редакции
30 марта, 15:30

HIGHER EDUCATION BUBBLE UPDATE: Marquette, a Catholic university, hosts radical communist Angela Da…

HIGHER EDUCATION BUBBLE UPDATE: Marquette, a Catholic university, hosts radical communist Angela Davis as ‘distinguished lecturer.’ To be fair, it’s a Jesuit school, and the Jesuits went commie decades ago.

29 марта, 07:29

12 ошибок и случайностей, которые повлияли на ход истории

Как известно, у каждого действия есть свои последствия — хорошие или плохие, так или иначе меняющие течение жизни отдельных людей или всего человечества.

27 марта, 20:49

“Альфа-Банк“ покинул АРБ из-за “иезуитского” доклада

Москва, 27 марта - "Вести.Экономика". Накануне съезда АРБ "Альфа-Банк" объявил о приостановке членства в ассоциации из-за своего несогласия с ее докладом, в котором ЦБ РФ, в частности, обвиняется в цинизме и фаворитизме , а также в использовании иезуитских формулировок. В АРБ претензии сочли необоснованными.

27 марта, 20:14

"Альфа-Банк" покинул АРБ из-за "иезуитского" доклада

Накануне съезда АРБ "Альфа-Банк" объявил о приостановке членства в ассоциации из-за своего несогласия с ее докладом, в котором ЦБ РФ, в частности, обвиняется в цинизме и фаворитизме , а также в использовании иезуитских формулировок. В АРБ не согласились.

26 марта, 19:53

Сокровища Желтого тигра

Китайские археологи нашли сокровища Чжан Сяньчжуна, предводителя повстанческой армии XVII века, известного под прозвищем Желтый тигр. Находка была сделана при исследовании кораблекрушения на реке Миньцзян, у города Мейшань в провинции Сычуань на юго-западе Китая. На борту корабля, затонувшего 1646 году, оказалось более десяти тысяч золотых, серебряных и бронзовых монет, слитки, драгоценные камни, изделия из золота, оружие. Находки в прекрасном состоянии, и на слитках можно прочитать выгравированный титул, присвоенный Чжан Сяньчжуном.   Золотая монета   Один из участников археологических работ демонстрирует находку В последние годы династии Мин Китаю приходилось отбиваться сразу от нескольких противников. На севере на столицу наступали войска маньчжуров, а также повстанцы под руководством Ли Цзычэна. На юге, в провинции Хугуан (современные Хубэй и Хунань) действовала другая крестьянская армия, которой командовал Чжан Сяньчжун. У предводителей повстанцев были основания мечтать о полном захвате власти в стране. Ведь и основатель династии Мин в XIV веке был бедным крестьянином, а потом - полководцем в армии восставших.  Полководец южной повстанческой армии Чжан Сяньчжун с детства носил прозвище Желтый тигр из-за желтоватого оттенка кожи и выступающей, как говорят в Китае, “тигриной”, нижней челюсти. Он родился в бедной семье в уезде Динбянь провинции Шэньси. Поступив на военную службу, он через некоторое время был приговорен к смертной казни за дисциплинарные нарушения, но офицер, впечатленный мощным телосложением Чжан Сяньчжуна решил его помиловать. В 1630 году Чжан Сяньчжун дезертировал из армии и присоединился к одной из групп восставших крестьян в уезде Мичжи провинции Шэньси. Он быстро стал предводителем повстанцев и присвоил себе первый титул Баду-ван («Восьмой князь»). Его отряд скрывался в горных районах Шэньси, совершая периодические нападения на города и поместья. Настичь их было трудно. Исчезая в одном месте, они появлялись в другом. В 1631 и 1638 годах правительственные войска наносили Чжан Сяньчжуну поражения, но он отступал, пополнял свое войско мятежными крестьянами и вновь наносил удар. В 1635 году его силы объединились с армией Ли Цзычэна и разорили провинции Хэнань и Аньхой, спалив храм предков династии Мин в Чжуду. После этого объединенная повстанческая армия разделилась. Ли Цзычэн отправился на север Китая, Чжан Сяньчжун на юг. К 1637 силы Чжан Сяньчжуна насчитывали 300 тысяч человек. Он воевал, то успешно, дойдя почти до Нанкина, то терпя поражение и отступая. Однажды ему пришлось даже заключить мир с верховным главнокомандующим династии Мин Сюн Венчаном. Договор предусматривал, что войска Чжан Сяньчжуна войду в состав армии Мин, а сам он сохранит над ними командование. Но продлилось это недолго, и вскоре он вновь воевал с императорскими войсками. В 1641 году Чжан Сяньчжун взял города Учан и Чанша, а в 1644 году успешно завоевал провинцию Сычуань. Он объявил о создании на подконтрольной территории нового государства Дасиго («Великое государство Запада») и сделал своей столицей город Чэнду, переименовав его в Сицзин («Столица Запада»). Чжан Сяньчжун начал создавать собственную гражданскую администрацию. Согласно рассказу португальского иезуита Габриэля Магеллана, который вместе с другим иезуитом Лодовико Бульо был вынужден служить у Чжан Сяньчжуна астрологом, «он начал свое правление с такой щедростью, справедливостью и великолепием, что привлек все сердца многих чиновников, известных как в военных, так и в гражданских делах, которые оставили свой страх, покинули укрытия и поступили к нему на службу». Династия Мин не могла выслать сильные войска против Чжан Сяньчжуна, так как они требовались в окрестностях Пекина. В том же 1644 году в Пекин вошел с 400-тысячной армией Ли Цзычэн, объявивший себя первым императором новой династии Шунь. Последний император династии Мин Чунчжэнь убил нескольких своих дочерей и наложниц, чтобы те не попали в руки повстанцев, и повесился на горе Цзиншань к северу от императорского дворца. Тогда китайский полководец У Саньгуй заключил союз с маньчжурским князем Доргонем и позволил войскам маньчжуров беспрепятственно пройти к Пекину. У крепости Шаньхайгуань, возле одного проходов в Великой Китайской стене, объединенные силы У Саньгуя и Доргоня разбили армию повстанцев. Затем они двинулись на Пекин. Ли Цзычэн бежал, маньчжурско-китайская армия заняла город, затем отправилась в погоню за Ли Цзычэном. Он был разбит еще в одной битве и в 1645 году погиб. В Пекине установилась маньчжурская династия Цин. И лишь после всех этих событий у властей дошли руки до Чжан Сяньчжуна и его государства Дасиго. В 1647 году войска династии Цинь отправились покорять Дасиго. Чжан Сяньчжун тем временем пытался жестокими репрессивными мерами держать в подчинении жителей своего государства. Он объявил, что многие его подданные вступили в сговор с неприятелем, и начал массовые казни. Большая часть чиновников его правительства также были казнены или покончили с собой. По дошедшим до нас свидетельствам, войска Чжан Сяньчжуна после массовых убийств оставляли пирамиды отрезанных голов, рук, носов и ушей. Согласно одному рассказу, однажды он объявил о возрождении обычая государственного экзамена для получения должностей, но сделал это только для того, чтобы истребить всех кандидатов, съехавшихся в его столицу в количестве нескольких тысяч. Казни, а также последовавшие вскоре голод и эпидемия привели к тому, что провинция Сычуань обезлюдела. Официальный историк династии Мин – Мин Ши – называет число 600 миллионов убитых, но это явное преувеличение, так как все население Китая того времени не превышало 150 миллионов. Согласно оценке современного историка, в Сычуани за время правления Чжан Сяньчжуна погибла примерно треть из трехмиллионного населения. Многие жители в страхе бежали из «Великого Западного государства». В итоге, если последняя перепись династии Мин в 1578 году насчитала в Сычуани 3 102 073 человека, то к 1661 году в провинции насчитали лишь 16 096 взрослых мужчин. Чэнду превратился в опустевший город, на улицах которого можно было встретить пришедших из окрестных лесов тигров. Правда, некоторые историки считают, что число жертв Чжан Сяньчжуна сильно преувеличено пропагандой династии Цин. Узнав о приближении армии врагов, Чжан Сяньчжун вышел им навстречу, рассчитывая присоединить к своему государству еще и провинцию Шэньси. При первой встрече с противником он был убит стрелой маньчжурского лучника. Вскоре армия Великого Западного государства была разбита, а остатки ее бежали на юг, где продолжили воевать с маньчжурами, встав на сторону наследников династии Мин, пока еще контролировавших южные провинции. Легенда о затонувшем корабле с сокровищами Чжан Сяньчжуна была известна в провинции Сычуань. Проверить ее решил один из местных жителей. Он погрузился на дно реки с аквалангом, и ему действительно повезло разыскать следы корабля. На глубине чуть более трех метров он увидел золотого тигра. Когда ныряльщик извлек его, оказалось, что тигр представляет собой фигурную ручку золотой печати с выгравированной надписью «Великий полководец Юнчана» – одним из титулов Чжан Сяньчжуна. После этого он извлек несколько золотых и серебряных слитков, монет и других изделий. Он продал находки подпольному коллекционеру за 13 600 000 юаней (около 2 млн. долларов). Когда ценные находки стали в изобилии появляться на черном рынке, на это обратила внимание китайская полиция. Она задержала осенью 2016 года десять групп черных археологов и 70 перекупщиков старинных артефактов. Тогда стало известно, что находки происходят со дна реки, и за дело взялись профессиональные археологи.   Золотая печать в разобранном виде Работы были начаты в январе этого года, когда уровень воды в реке спал. Воду откачивали, но прежде, чем добраться до сокровищ, археологом пришлось раскопать грунт на пять метров ниже уровня русла. Там за два месяца они нашли более 10 тысяч предметов. Надписи указывают, что некоторые из них были военной добычей Чжан Сяньчжуна, а другие были изготовлены в Сычуани во время его правления. Археологи нашли даже упоминавшееся в циньских хрониках хранилище для ценностей, которое было в ходу при Чжан Сяньчжуне: расщепленный пополам ствол дерева, выдоблбленный изнутри и заполненный слитками, а затем соединенный железными обручами.   Ствол дерева, приспособленный для хранения ценностей Историки говорят, что перед наступлением армии династии Цин Чжан Сяньчжун решил вывезти из Сычуани свою казну, погрузив ее на корабли. Таких кораблей, согласно хроникам, было ровно тысяча. Находка в реке Миньцзян подтверждает, что такая эвакуация действительно проводилась. Затонувший корабль успел пройти по реке только около 80 километров от города Чэнду. «Найденные предметы чрезвычайно ценны для науки, истории и искусства. Они имеют большое значение для исследования политической, экономической, военной и социальной жизни династии Мин », – говорит археолог из Пекинского университета Ли Боцянь. Раскопки на реке продлятся до апреля. Археологи рассчитывают найти еще немало сокровищ Чжан Сяньчжуна.

25 марта, 18:22

От Захария Корнеева до Леона Ошторпа. Губернаторы Минска и их вклад в развитие города

Персональный состав высшей административной власти Минской губернии от времен Екатерины II и до Октябрьской революции в одной книге. Уникальное издание подготовили сотрудники Национального исторического архива Беларуси. Здесь собраны рассказы о 87 выдающихся персоналиях. Графы, князья, камергеры, статские советники и земские деятели – те, кто на протяжении более двух веков играли важнейшую роль в жизни Минской губернии. Первой значимой фигурой в истории Минской губернии был Захарий Яковлевич Корнеев, губернатор, служивший сразу при двух императорах – Павле I и Александре I.

20 марта, 18:59

Предатель свободы и веры. Как Мазепа продал Украину польскому королю

В годовщину рождения Ивана Мазепы президент Украины Пётр Порошенко назвал гетмана, изменившего Петру Первому, "настоящим символом украинского сопротивления России, флагом нашего движения к независимости". Между тем именно Мазепа пытался вернуть Украину под ярмо Речи Посполитой, от которого украинцев освободил Богдан Хмельницкий. Соответствующий документ под названием "Союз между Польшей и Мазепой" опубликован в приложении к четвёртому тому "Военной истории шведского короля Карла XII с 1700 года до Полтавской баталии 1709 года, написанной королевским камергером Густавом Адлерфельдом по личному приказу Его Величества" (Амстердам, 1740 год). Книга представляет собой записи камергера Карла XII, который вёл их по приказу короля (которого лично сопровождал, в том числе в то время, когда тот общался с Мазепой) вплоть до Полтавской битвы, где Густав погиб, а записки продолжил его племянник Карл-Максимиллиан. Книга Адлерфельда представляет ныне библиографическую редкость, однако дело облегчает то, что целый отрывок из неё опубликовал (по немецкому переводу 1742 года) в примечаниях к своей книге "Мазепа" (1882 г.) известный дореволюционный историк Николай Костомаров. — Вся Украина с Северским княжеством, с Черниговом и Киевом, а также и Смоленск присоединялись к польской Речи Посполитой, а Мазепе в вознаграждение за такую услугу обещан был титул княжеский и предоставлялись ему во владение воеводства Полоцкое и Витебское на таких правах, на каких владел герцог курляндский (польский вассал. — Прим. Лайфа) подвластным ему краем, — переводит главный пункт соглашения Костомаров. Причем тут поляки, если речь идёт о шведском короле? Дело в том, что король Швеции Карл XII вёл войну с Россией в союзе с провозглашённым им королём Речи Посполитой Станиславом Лещинским, и если шведам нужен был только военный потенциал украинцев (Мазепа обещал Карлу XII 20 тысяч казаков и зимние квартиры для шведской армии), то полякам нужны были утраченные земли на востоке. Сыграли свою роль, отмечает Костомаров, и эмиссары Ватикана. — В истории Карла XII, составленной Фрикселем, который пользовался делами в шведском государственном архиве, говорится, что Мазепа был склонён на сторону Станислава (Лещинского. — Прим. Лайфа) преимущественно иезуитами, которым он поддался, потому что с юности был привязан к Римской церкви, и хотя впоследствии из видов казался православным, но на самом деле он только притворялся и внутренне не терпел православного исповедания, — пишет историк. Костомаров называл и конкретные имена: "...Ему (Мазепе. — Прим. Лайфа) доложили, что в приёмной комнате стоит и дожидается львовский иезуит Заленский, ректор иезуитской школы в Виннице. Вдруг Мазепа как будто просветлел и радостно воскликнул: "А он откуда взялся?" — Он велел обозному Ломиковскому и писарю Орлику провести иезуита к нему во внутреннюю комнату и потом отпустил всех старшин по их помещениям, — пишет далее Костомаров. — Мазепа беседовал с этим иезуитом наедине, никто не слыхал их беседы, но и никто не подозревал ничего дурного. Впоследствии Орлик узнал от самого Мазепы, что гетман посылал этого иезуита в Саксонию к Станиславу Лещинскому, бывшему там со своим покровителем — шведским королём. Ту же роль проводников западного влияния на Украине, кстати, и сейчас играют католические "учебные заведения", представляющие собой полноценные политико-лоббистские институты.  Можно возразить, что оригинал упомянутого договора Мазепы и Лещинского не сохранился (что, впрочем, не так уж и удивительно для документов начала XVIII века). Но даже у западных историков ХХ века нет сомнений в том, что таковой действительно существовал. — В следующем (1708-м. — Прим. Лайфа) году его (Мазепы. — Прим. Лайфа) посланец заключил договоры с Карлом и Лещинским, с первым чисто военного характера, со вторым — политического. Вся Украина с Северщиной, и Киевщиной, Черниговщиной и Смоленщиной должна была вернуться в Речь Посполитую... Самому Мазепе была обещана награда в виде удельного княжества вроде Курляндии, выкроенного из воеводств Витебского и Полоцкого, — писал, например, видный польский историк Юзеф Фельдман в книге "Польша в эпоху Великой Северной войны, 1704–1709 гг." (Краков, 1925 г.). Интересно, что украинские историки — эмигранты не только признают факт наличия такого договора, но даже разбивают возможный довод о том, что соглашение якобы было заключено Мазепой перед лицом шведско-польской военной угрозы. — В ноябре 1705-м восстанавливаются сношения между Станиславом и Мазепой. Это, видимо, [произошло] уже после Варшавского договора 1705 года (о союзе между Лещинским и Карлом XII. — Прим. Лайфа), которая нар[яду] с др[угим] в пункте 8 предусматривал возврат Польше утраченных ею "восточных земель", то есть, очевидно, Левобережья Украины (Гетманщины)... Мазепа договаривался с Лещинским об объединении (которое выше названо "возвращением Польше восточных земель". — Прим. Лайфа) Украины с Польшей и Литвой на основе Гадячской унии (на которой в 1658 году гетман Иван Выговский пытался вернуть Гетманщину в состав Речи Посполитой. — Прим. Лайфа). Вопрос об этом принципиально решён был уже в сентябре 1707 года, — пишет Александр Оглоблин в книге "Гетман Иван Мазепа и его эпоха" (Нью-Йорк — Париж — Торонто, 1960 год). Оглоблин же добавляет далее, что "есть сведения о том, что по соглашению с Лещинским Мазепа должен был получить вместе с княжеским титулом в своё личное владение воеводства в Витебске и Полоцке на правах герцога курляндского, вассала Речи Посполитой; по другим сведениям (донос Кочубея), это должен быть титул князя черниговского", и отмечает, что "возможно, что действительно об этом было договорено". Какой статус видел для себя и Украины Мазепа, можно понять из его письма к Лещинскому, перехваченному русскими драгунами, в которой "борец за свободу" именовал себя "верный подданный и слуга наинизший Ян Мазепа, гетман".

19 мая 2016, 18:26

О. Четверикова, И. Евтихиева. "Восхождение: от монарха к старцу"

Искусствовед, исследователь, член Союза писателей России, старший сотрудик Томского областного художественного музея Ирина Евтихиева о легенде тождества личностей старца Фёдора Кузьмича и императора Александра I, как и когда она родилась, о фактах, подтверждающих её, вероятных причинах оставления монархом престола, а также о том, какое влияние на это оказали иезуиты. Ведущая - Ольга Четверикова. Для оказания поддержки каналу День-ТВ можно использовать следующие реквизиты: — Яндекс–кошелек: 4100 1269 5356 638 — Сбербанк : 6761 9600 0251 7281 44 — Мастер Кард : 5106 2160 1010 4416

08 апреля 2016, 11:22

Топ-10 самых дорогих книг в мире

В средневековом поместье на шотландском острове Бьют была обнаружена копия первого сборника пьес Уильяма Шекспира, сообщают СМИ. В сборнике, изданном спустя 7 лет после смерти драматурга, представлены 36 пьес.

15 октября 2015, 14:00

Общество и спецслужбы

Орден иезуитов не публикует данных о своих доходах. Но в печати называлась сумма капиталовложений ордена в промышленность США и стран Западной Европы, достигающих нескольких миллиардов долларов… О связях иезуитского ордена с империализмом и его всё большей ориентацией на монополистический капитал свидетельствует тот факт, что центр тяжести его деятельности переместился в цитадель современного капитализма — Соединённые […]

02 октября 2015, 08:00

Иезуиты в капитале. Обзор корпорации Vanguard

Американская группа компаний Vanguard является одним из крупнейших в мире объединением паевых инвестиционных фондов, распоряжается капиталом в размере около 3 триллионов долларов и управляется коллективным субъектом, которого сразу непросто обнаружить. «Вэнгард» исповедует консервативную корпоративную культуру и предлагает своим клиентам сравнительно более низкую доходность по долгосрочным вкладам и значительно более низкую стоимость их обслуживания. Эти деловые принципы позволили «Вэнгард» успешно пройти Великую депрессию 30-х годов и, возможно, удержат компанию на плаву в нынешний кризис. Но не только они. Заметные связи руководства корпорации «Вэнгард» с религиозными общинами штатов Пенсильвании и Нью-Джерси указывают на связь «Вэнгард» с католическо-иезуитскими кругами Западной Европы, которые переместились в Северную Америку после наполеоновских войн и Французской революции 1848 года. Именно это прошлое компании позволяет ей открыто и настойчиво предлагать не только деловую, но и ценностную альтернативу финансовому проекту «Уолл-стрит». Илл. Печать иезуитского колледжа им. Святого Иосифа в Филадельфии   Предыстория The Vanguard Group была основана в 1975 в Филадельфии под управлением Джона Богла, американца с шотландскими корнями и дипломом Принстонского университета. Компания представляет собой фонд, объединенный из нескольких паевых инвестиционных фондов, а точнее так называемый “индексный фонд” (об этом ниже). «Вэнгард» была построена на фундаменте другого филадельфийского ПИФа - The Wellington Fund, и эта история требует отдельного упоминания. Как известно, первичное накопление капитала всегда представляет собой загадку. Не обошлось без загадки и здесь. К началу 1929 года потомок валлийских квакеров, 31-летний бухгалтер из Филадельфии Уолтер Морган собирает среди своих родственников и знакомых 100 000 долларов (сегодня это примерно $1,36 млн) и создает сбалансированный паевый инвестиционный фонд под названием Industrial and Power Securities Co. Это был не первый американский ПИФ, но особенностью фонда Моргана стало то, что он умело сбалансировал вложения в акции и в долговые обязательства, и это помогло вкладчикам избежать потерь во время кризиса за счет разного изменения стоимости активов. Логично предположить, что кто-то таким образом спасал свои сбережения накануне Великой депрессии. И не прогадал: к середине 30-х годов управляемый фирмой капитал достигает 1 миллиона долларов, и тогда же Морган дает фонду новое название The Wellington Fund - по имени герцога Веллингтона, английского полководца и политика с ирландскими корнями. Последний известен не только разгромом Наполеона при Ватерлоо, но и как активный лоббист билля о реабилитации католиков в Англии и одновременно как жесткий противник аналогичной реабилитации евреев. Wellington Fund и управляющая активами этого фонда компания Wellington Management Company Моргана продолжили уверенно развиваться. В 1943 году в управлении WMC уже 10 миллионов долларов, в 1949 году преодолена планка в 100 миллионов, в 1959 году - миллиард, в 1965 - 2 миллиарда долларов. В конце 60-х Морган выходит на пенсию вместе со своим постоянным финансовым советником Майклом Робинсоном, выпускником частного иезуитского Университета им. Святого Иосифа, который был основан в Филадельфии Орденом Иезуитов в 1851 году, причем Морган регулярно отчислял пожертвования этому университету и пользовался там большим уважением. Сегодня университет состоит из колледжа и бизнес-школы и предлагает различные курсы в традиции liberal arts.   Рождение группы «Вэнгард» Джон Богл пришел в компанию Моргана в 1951 году, поводом для решения о найме послужила принстонская дипломная работа Богла о ПИФах. В середине 60-х Джон Богл становится управляющим партнером Wellington Management Company. Тогда компания вступает в сложный финансовый период, и в 1967 году руководство принимает решение о покупке бостонской инвестиционной фирмы Thorndike, Doran, Paine and Lewis, Inc., которая управляла капиталом фонда Ivest. В конце концов, в 1975 году на платформе этих двух фондов появилась The Vanguard Group, названная в память о флагманском корабле флота адмирала Нельсона в сражении против наполеоновских войск при Абукире. Компания очень успешно прошла 80-е годы, и к середине 90-х управляла через все свои подразделения уже 132-миллиардным капиталом. В 1996 году исполнительным директором «Вэнгард» вместо Богла становится его 40-летний заместитель Джон Джозеф Бреннан, выпускник Дартмутского колледжа и Гарвардской школы бизнеса, который работал в компании с 1982 года. В это же время компания расширяет представительство в мире: к американскому и британскому офисам добавляются филиалы в Сингапуре, Токио, Сиднее, затем в Гонконге и Пекине. В 1998 году «Вэнгард» занимает второе место в мире среди ПИФов по размеру капитала и уступает только Fidelity Investments. В 2008 руководство компании меняется в весьма характерном стиле: преемником Бреннана становится выпускник тоже Дартмута и тоже Принстона Уильям МакНабб, проработавший в компании с 1986 года. Сегодня Бреннан остается почетным председателем и главным советником «Вэнгард», занимает руководящие посты в ряде страховых и инвестиционных компаний и входит в попечительский совет католического Университета Нотр-Дам из международной Конгрегации Святого Креста.   Корпоративные принципы управления «Вэнгард» была изначально задумана как индексный фонд - инвестиционная компания, которая вкладывает капитал своих клиентов в активы других компаний пропорционально их доходности и меняет (индексирует) структуру своих вложений в зависимости от ситуации на рынке. Поэтому «Вэнгард» присутствует в капитале почти всех крупных мировых компаний: Apple, Google, Visa, Phizer, Halliburton, Lockheed Martin, - назовите другую компанию из списка S&P 500 и вряд ли ошибетесь. Упрощенно говоря, вложения «Вэнгард» в компании из S&P 500 пропорциональны доле этих компаний в самом индексе S&P 500. В основе своей, это и есть принцип сбалансированного управления капиталом, который успешно испытал в 30-е годы основоположник компании Морган и усовершенствовал Богл. При МакНаббе в 2014 году «Вэнгард» перешагнула 3-триллионный порог капитала в своем управлении и стала крупнейшим объединенным ПИФом США. Компания состоит из 160 фондов внутри страны и 120 за рубежом, персонал насчитывает около 14 000 человек, а число клиентов в общей сложности составляет около 20 миллионов пайщиков: от рядовых граждан с пенсионными вкладами до капиталов крупных организаций. «Вэнгард» всегда публично подчеркивает свой консерватизм и отличие от спекулятивного и высокорискованного рынка Уолл-стрит. Как пошутил однажды сын Джона Богла на юбилейном вечере отца, жизненное правило Богла старшего могло бы звучать так: «Заберите деньги у Голдман Сакс и...» Шутка была встречена аплодисментами, но так и осталась незавершенной. Сам Богл написал несколько работ о культуре инвестирования, в том числе в кризисном 2008 году издал книгу с говорящим названием «Хватит! Подлинная мера денег, бизнеса и жизни», в которой подробно критикует деловые принципы управления банками вроде Citigroup, Merill Lynch и других крупных проектов Уолл-стрит. Недоверие к рискованным краткосрочным финансовым спекуляциям является корпоративным принципом, унаследованным «Вэнгард» еще от фонда Wellington. Действующий глава компании Уильям МакНабб прямо говорит, что «Вэнгард» не рассматривает себя как часть Уолл-стрит и сосредоточена на долгосрочном обслуживании сбережений людей на протяжении всей взрослой жизни от колледжа до выхода на пенсию под сравнительно низкие, но зато более безопасные проценты. Например, средняя стоимость операционного обслуживания вкладов в фондах «Вэнгард» в 2014 году составила 0.18% от совокупного капитала при том, что средняя стоимость обслуживания на рынке составляет более 1%. Таким образом, руководство компании управляет и своими собственными деньгами, в отличие от посторонних наемных менеджеров в стиле Уолл-стрит, чьи многомиллионные гонорары также повышают риски на рынке капитала. Напротив, топ-менеджеры «Вэнгард» выбираются из своих же сотрудников, которые проработали в фондах группы не один десяток лет. Кроме “принстонской” линии хорошо виден католический родовой признак кадровой политики «Вэнгард»: 4 из 12 человек в действующем высшем руководстве компании проходили обучение либо в иезуитском Университете Святого Иосифа, либо в католическом Университете Нотр-Дам. Алексей Медвецкий

15 мая 2015, 15:59

Церковь и глобальный мир

Историк Ольга Четверикова отвечает на вопросы читателей и зрителей. Ведущий Дмитрий Перетолчин.

16 сентября 2013, 10:41

Евреи & Иезуиты - бой без правил

 Рождением этой темы я целиком обязан двум сильно меня поразившим фактам: - поход Тохтамыша и Витаутаса на Тамерлана профинансировал город Генуя; - английские расходы на Столетнюю войну целиком оплачивала Флоренция. Понимая, что это и есть движущие силы реальной истории, я попытался вычислить всех основных «игроков». И вот что у меня вышло… ЕВРЕИ & ИЕЗУИТЫ Крайне важно, что репрессии евреев тесно связаны с рождением ордена иезуитов, а эмансипация еврейства шла строго параллельно уничтожению этого богатейшего в истории ордена. Похоже, столкнулись две равные по значению силы. Сопоставим факты, и сначала установим реальную дату эмансипации евреев. ПРИМЕЧАНИЕ: датированные события взяты из базы данных № 27 по ССЫЛКЕ http://livehistory.ru/conference.html?func=view&catid=13&id=6 ЭМАНСИПАЦИЯ ЕВРЕЕВ В моей базе 204 упоминания об эмансипации евреев – с 361 по 1884 год. Однако эмансипация не может состояться раньше репрессий, а реальный срок принудительного крещения евреев (как я уже показывал, ССЫЛКА http://livehistory.ru/evrejskij-vopros.html ) - не ранее 1707 года. Первые же после 1707 года этапы эмансипации относятся к 1740 году. Что ж, вполне реалистичный срок. За 33 года вырастает два поколения молодежи, видящей мир иначе, а старики, некогда творившие Историю, уже на покое. Если сравнивать с нами, это как 1917 и 1950 или 1937 и 1970 – разные эпохи. Хотя… все счеты еще не сведены. Итак… 1740 год. (3 февраля) Карл Бурбон, король Неаполя и обеих Сицилий, предлагает евреям вернуться на 50 лет. 1740 год. В английском парламенте принят закон о натурализации евреев, поселившихся в американских колониях. УДАРЫ ПО ИЕЗУИТАМ И как раз за год до этой знаковой даты, в 1739 году, у ордена иезуитов начались крупные проблемы: Папа заподозрил, что иезуиты не вполне ему послушны, и даже заставил их присягать на верность. Следует сказать, что системные атаки начались, в первую очередь, со стороны Испании и Португалии, где позиции евреев до принудительного крещения были особенно сильны: ПРЕССИНГ 1741 год. Бенедикт XIV запретил иезуитам торговать рабами-индейцами. 1742 год. Булла Ex quo singulari осуждает адаптацию иезуитов к китайским обычаям. 1743 год. Иезуиты официально обвинены в нелояльности к испанской короне. 1744 год. Бенедикт XIV запретил иезуитам приспосабливаться к индусским обычаям. 1747 год. Король Фердинанд заменил своего духовника-иезуита от Папы на испанца. 1750 год. Испания и Португалия ликвидировали иезуитское «королевство» в Парагвае. 1753 год. Иезуиты изгнаны из Китая, по крайней мере, официально. А В ЭТО ВРЕМЯ… 1753 год. В Англии и Голландии начался новый этап эмансипации евреев. ПРЕССИНГ-2 1754 год. Во Франции начато следствие по деятельности иезуитов в колониях. 1755 год. Испания и Португалия отбирают остатки полномочий иезуитов в Парагвае. 1756 год. Иезуиты обвинены в организации индейских мятежей в Южной Америке. 1757 год. Премьер-министр Португалии Помбаль закрыл иезуитам доступ ко двору. 1758 год. Все владения иезуитов на землях Португалии конфискованы. Понятно, что иезуиты не сидели, сложа руки. СМЕРТИ 1758 ГОДА 1758 год, 3 мая. Внезапная смерть ущемлявшего иезуитов Папы Бенедикта XIV. 1758 год, 27 августа. Скончалась Барбара Браганза, португальская принцесса, состоявшая в династическом браке с испанским королем Фердинандом. 1758 год, 3 сентября. Спустя неделю после смерти сестры король Португалии Жозе тяжело ранен двумя выстрелами из мушкета. Следы привели к иезуитам. 1759 – 1769 годы. Аресты, изгнания, казни иезуитов во Франции, Португалии, Неаполе, Сицилии, Америке; их имущество конфискуется, орден стремительно теряет позиции. МОМЕНТ ИСТИНЫ 1772 год. Юридическое различие между Старыми Христианами и Новыми (то есть, крещеными евреями) в Португалии ликвидировано декретом маркиза Помбаля. 1773 год, 21 июля. Папа подписал буллу, упраздняющую «Общество Иисуса». Понятно, что неизбежность ликвидации «Общества Иисуса» была ясна куда как ранее, и уже в 1770 году в новый этап «Большой Игры» вступили «притча во языцех» барон Ротшильд и малоизвестный иезуит-каноник Адам Вайсхаупт (Вейсгаупт) по кличке «Спартак». Но пока вернемся назад, к этапу становления иезуитов. СТАНОВЛЕНИЕ «ОБЩЕСТВА ИЕЗУИТОВ» Хронология ордена, безусловно, фальсифицирована. Применявшийся для удлинения истории ордена сдвиг – 167 лет в периоде – достаточно универсален и встречается, как в Европе, так и в России. Я дам парные, ясно связанные события. Подробнее об этом сдвиге здесь: ССЫЛКА http://livehistory.ru/sdvig-v-167-let.html 1542 год. Папа Павел III наконец-то утвердил устав ордена Иезуитов 1709 год. Противники доктрины иезуитов идейно разгромлены Разница – 167 лет ровно. 1600 год. Климент VIII отменил запрет на захваты иезуитских владений 1767 год. Климент XIII издал бреве, и имущество иезуитов захватывается Разница – 167 лет ровно, а контекст совпал до мельчайших деталей. 1606 год. Папа Климент IX упразднил орден ИезуАтов 1773 год. Папа Климент XIV упразднил орден ИезуИтов Разница 167 лет ровно. 1773 год. Папа Климент XIV упразднил орден Иезуитов 1606 год. Одновременно с упразднением иезуАтов, из Венеции изгоняют иезуИтов. Разница 167 лет ровно. 1594 год. Первое изгнание иезуитов из Франции за покушение на короля Генриха IV 1761 год. Второе изгнание иезуитов из Франции за крупные финансовые аферы Разница 167 лет ровно. 1601 год. Изгнание иезуитов из Англии 1768 год. Изгнание иезуитов из Пармы Разница 167 лет ровно. 1598 год. Первое изгнание иезуитов из Португалии 1761 год. Второе изгнание иезуитов из Португалии Разница 163 года, но надо учесть, что целиком с иезуитами в Португальских владениях справились не сразу, а лишь к 1765 году, как раз через 167 лет ровно. Таким образом, реальная дата (1707) создания ордена иезуитов совпадает с датой бегства крещеных португальских евреев в Бразилию. Но, главное, внезапное рождение сказочно и почему-то сразу богатого ордена совпадает со временем масштабных конфискаций всех еврейских капиталов Европы. ЕЩЕ ОДНА ЗАЦЕПКА Увы, пока не разгадка, а именно зацепка: тамплиеры. Зная, что хронологии верить нельзя, а XIV век может запросто оказаться веком XVIII-м… ССЫЛКА http://livehistory.ru/papskaja-mashina-vremeni.html …следует допустить, что деньги к иезуитам поступили не только из конфискованных еврейских капиталов, но и после отъема казны облыжно обвиненных в ереси тамплиеров. Косвенные улики, указывающие на существование древнего ордена тамплиеров еще в XVIII веке, есть – и немало. 1. Одновременно с ликвидацией ордена тамплиеров Венский собор внезапно озаботился судьбой евреев. Датировано 1311 годом, хотя описана ситуация XVIII века: когда финансовую элиту отправили на костры, корона вдруг вспомнила, что евреи-работяги-то (кузнецы, судостроители, ткачи) им нужны; 2. В истории Испании в 1312 году упоминаются какие-то планы против евреев, хотя историческое время для таких планов наступит лишь после падения Гранады; 3. Именно в это время во Франции началась некая денежная реформа, а никакой иной реформы, кроме введения медной монеты, быть не могло – ни акций, ни банковских кредитных билетов еще не изобрели. А медная монета это уже XVIII век; 4. Считается, что чеки, аккредитивы и текущий счет изобрели и ввели тамплиеры, хотя потребность общества в этом комплекте возникнет лет на 400 позже; 5. Имущество тамплиеров было передано некоему ордену Христа; 6. ИезуАты (слуги Иисуса) были утверждены Папой в 1377 году – через 70 лет после первой из дат (1307, 1314) сожжения Великого магистра тамплиеров; возможно, здесь мы видим чуток уменьшенный ватиканский 72-летний сдвиг; 7. Многие исследователи упрямо держатся версии о принадлежавших тамплиерам серебряных копях в Америке (а это XVII-XVIII века). Жак де Майе пишет о скульптурных изображениях индейцев на фронтоне храма тамплиеров в городе Верелай в Бургони. Изображения признаются очень точными, вплоть до размеров ушей. Версия отметается наукой лишь потому, что церковь датирована 1125-1135 годами, а тогда океанического флота еще не было. Как видите, все улики ведут нас прямиком в начало XVIII века. И здесь самое время спросить себя, а кто такие тамплиеры? КТО ТАКИЕ ТАМПЛИЕРЫ Давайте-ка рассмотрим их с пристрастием: 1. Тамплиеры управляли Палестиной 2. Цитата: «помещения их расположены в самом храме Иерусалимском» (кстати, ни дня не бывшим христианским). 3. Цитата: «Их тайным намерением было восстановить Храм Соломона по образцу, указанному Иезекиилем». 4. Восстановленный и посвященный Вселенскому (заметьте, не христианскому, а «Вселенскому») культу, Храм Соломона должен был стать столицей мира. 5. Тамплиеры были изгнаны из Палестины. 6. После изгнания из Палестины тамплиеры целиком переключились на торговлю и ростовщичество. 7. Право заниматься финансовыми операциями принадлежало только тамплиерам (и евреям). 8. У тамплиеров был собственный суд (как и у евреев), своих людей они судили сами 9. В войнах между христианами тамплиеры пользовались неприкосновенностью, так, словно и не принадлежали ни к одной из христианских конфессий 10. Постепенно тамплиеры становятся крупнейшими кредиторами Европы. 11. Тамплиеры исполняли роль банкиров и финансировали королей и Пап. 12. Тамплиеры препятствовали монополии Церкви Христовой на ростовщичество. 13. Аймери де Вильер заявил: «Я… признал бы, что убил Бога». А кто там у нас убил Сына Божьего? Откуда такой близкий контекст? 14. По сути, тамплиерам вменяли притворное, наружное христианство. 15. В частности, тамплиеров обвиняли в том, что они не освящали Святые Дары при причастии (то есть, причастие оставалось обычной еврейской мацой). 16. Темпл, на деле, некий банкирский дом, который тамплиеры ставили в каждом крупном городе. То есть, если отталкиваться от СМЫСЛА, то «тамплиер» надо переводить, как «банкир». Если оставить оба значения слова, то получаем храм-банк, живущий по старым иудейским еще дохристианским правилам Как хотите, но тамплиер в каждом из 16 пунктов – вылитый крещеный еврей (причем, не кузнец и не крестьянин, а представитель финансовой элиты), а орден в целом сильно напоминает крупную еврейскую коммерческую корпорацию, члены которой, чтобы не иметь трений с властью, всем коллективом приняли христианство и… попали в ловушку Ватикана. Ну, и сопоставим несколько фактов. ВОТ ЕВРЕИ: 1306 Филипп IV Красивый разграбил и выслал всех французских евреев 1306 Часть французских евреев выехала в Палестину 1308 Сенешаль Estella издал акт против евреев 1308 Страсбург. Евреев сжигают заживо 1312-1313 годы репрессии евреев в Германии, Франции, Испании А ВОТ – ТАМПЛИЕРЫ: 1307 Великий магистр тамплиеров, Жак де Моле, сожжен по приказу Филиппа IV короля Франции. По крайней мере, 2.000 рыцарей убиты. 1311 - 1312 после собора во Вьенне идут повсеместные сожжения тамплиеров. Те же даты, те же репрессии, тот же Филипп IV. Уцелевшие тамплиеры даже регион иммиграции выбрали тот же, что и уцелевшие евреи – Англию (Шотландию). ПОСЛЕДНИЙ ПАРАДОКС Вплоть до 1102 года тамплиеры, имея свою армию, полицию, суд, не имели собственного христианского духовенства. Это невозможно уже потому, что в средние века религиозная жизнь была неотделима от феодального права. Каждый святой источник, монастырь, мощи, святыни или церковь имели сеньора – в России вплоть до XVIII века. Христиане не могли не иметь СВОИХ церквей и СВОИХ священников. Такое есть лишь у евреев: у них и храм только один, в Иерусалиме, и право общения с Богом есть лишь у саддукеев. Надо учесть и то, что статус Ордена тамплиерам присвоили в 1119 году, спустя 17 (!) лет после введения института священства. Получаем двойной казус: 1. Организация тамплиеров с армией, полицией и судом существовала, как минимум, за 17 лет ДО того, как стала католическим орденом 2. Чтобы стать католическим орденом, тамплиерам понадобилось 17 лет (1102-1119) после введения института собственного священничества Чем же был орден тамплиеров ДО того как стать орденом тамплиеров? КОРПОРАЦИИ-БЛИЗНЕЦЫ А, вообще, что такое «Орден»? Например, орден иезуитов, на самом деле назывался «Общество Иисуса», хотя бытует и название «Компания Иисуса», и занималась эта кампания не столько духовными упражнениями, сколько банальной коммерцией: 1. Ввозила и вывозила остродефицитные товары: сахар, чай-матэ, серебро… 2. Выращивала руками крепостных, по сути, индейцев колониальные товары 3. Торговала рабами 4. При необходимости воевала с конкурентами 5. Проворачивала биржевые спекуляции, на чем и погорела во Франции 6. Банально обманывала казну, уклоняясь, например, от подушного налога 7. Была в доле с «крышей», в данном случае, с Папой Ровно то же делала и Ост-индская компания, и венецианская… они и сами-то почти не отличались от военно-монашеских орденов: свой флаг, своя присяга, жесткая круговая порука, паразитирование на крестьянах-производителях, откаты наверх (короли были в доле) и обязательный религиозный символ и святой-покровитель. ВЕРСИЯ Думаю, под видом религиозного конфликта в лице «Компании Иисуса и «Ордена Храма-Банка» столкнулись крупнейшие денежные интересы. В результате, сначала, в 1707 году, проиграли храмовники, а затем, в 1773 году, - иезуиты. И поставившая на «храмовников» Британия стала морской сверхдержавой, а поставившая на иезуитов Испания – кто бы мог подумать? – утратила почти все заморские владения. СКРЫТЫЕ СИЛЫ Разумеется, они есть. Вот, например, движущие силы Папского престола. Далее цитаты. Источник: http://www.usurydata.narod.ru/Midleages.htm «Расцвет Флоренции и Сиены был связан с банковским делом. Римский папа поручил ростовщикам из этих городов собирать по всей Европе церковную десятину. Таким образом, в их руках оказались огромные капиталы, в XIII веке в Сиене был создан первый европейский банк – «Большой банк Бунсиньори»; итальянские банкиры ввели в ход векселя, по которым можно было получить деньги у ростовщиков в других городах и странах». «Bancherii»- так назывались уже в XII веке менялы в Генуе. От слова banca происходит также слово банкрот. Когда меняла злоупотреблял чьим-либо доверием, разбивали стол за которым он сидел- banco rotto (дословно, переворачивание стола)». МОЙ КОММЕНТАРИЙ: почти по Иисусу в момент изгнания менял. «Сами флорентийские торговцы и банкиры именовали дело рук своих «золотой сетью». «…флорентийцы с начала XIV века разработали и внедрили в ряде европейских стран массу различных юридических уловок, позволявших им обходить церковный запрет на взимание процентов с долга». МОЙ КОММЕНТАРИЙ: «начало XIV века» это 1307 (то есть, 1707) год – Церковь как раз пришла к монопольной финансовой власти в результате ликвидации главных конкурентов – загадочного ордена банкиров-храмовников и евреев. Теперь флорентийские банкиры сами ставили Пап, и внедряли схемы, позволяющие уйти от запрета на процент – жестко действующий против уцелевших конкурентов. «К началу XIV века сфера влияния католической церкви настолько расширилась, что собирать церковную десятину и другие церковные доходы силами одной лишь папской администрации оказалось довольно сложно». МОЙ КОММЕНТАРИЙ: речь опять-таки о 1307 (то есть, 1707) годе, когда, с ликвидацией «тамплиеров» и привилегий евреев на откуп, Церкви, уже рассадившей монахов за столы ссудных и налоговых контор, пришлось раскрыть глаза пошире и увидеть, что деньги еще надо собрать, а ни навыков, ни специалистов для этого нет. «Уже в 90-х годах XIII века при резиденции папы открылись отделения сиенского банка Большого стола и флорентийских торгово-промышленных компаний Uzziano, Peruzzi и Bardi. Они оказывали престолу Св. Петра услуги по сбору десятины в отдаленных регионах». МОЙ КОММЕНТАРИЙ: это означает, что операция по ликвидации тамплиеров задумывалась еще в 1290-х (то есть, в 1690-х) годах, примерно за 17 лет до их обвинения и сожжения. Именно такой срок отделяет введение у тамплиеров института священничества (1102 год) до придания им статуса католического ордена (1119 год). Получается, что 17 лет их встраивали в общую правовую систему, а едва тамплиеры получили вожделенный статус и поверили, что теперь они «свои ребята», от них немедленно избавились. Напомню, что та же история произошла с евреями: главное, чего добился престол Петра – ликвидации права евреев на собственный суд и перевода под общую юрисдикцию. У нас та же история случилось с иностранными коммунистами: едва те, поверив пропаганде, массово приняли гражданство СССР, их этой же массой отправили валить лес. «Флорентийцы получили от папы право на 10-процентную маржу при сборе платежей - иначе говоря, компании выкупили у церкви эксклюзивное право нарушать догмат о том, что взаймы нужно давать, ничего от этого не ожидая». МОЙ КОММЕНТАРИЙ: вообще-то Церковь делала маржу на всем, чего ни касалась. ССЫЛКА http://livehistory.ru/velikij-peredel.html (главка «Великий передел») «В 1311 году Папа Иоанн XXII рекомендовал компании Bardi и Peruzzi как своих полномочных агентов английскому королю Эдуарду II». МОЙ КОММЕНТАРИЙ: весьма символично, что Папа предлагает деньги тамплиеров Англии, когда в соседней Шотландии высадились те самые, немногие уцелевшие тамплиеры. «С 1312 года операции компаний Bardi и Peruzzi в Британии постоянно расширялись - пропорционально росту задолженности английской короны. В 1314 году флорентийцы получили разрешение торговать во всем королевстве 'для удовлетворения своих интересов и в целях заботы о делах короля. В 1318 году эти компании получили от английского короля право назначать своих представителей на государственные должности, а в 1324 году - право на закупку шерсти по всей территории королевства. Наконец, компания Bardi добилась права взимать таможенные пошлины и некоторые виды налогов в доменах короля». МОЙ КОММЕНТАРИЙ: это означает, что тамплиеры бежали без денег, и Ватикан уже понял, что может покончить с ними навсегда. Достаточно купить Английский престол – на те же тамплиерские деньги. Выходит также, что флорентийцы пришли на место евреев – в сферу откупа налогов. «В 1327 году Мортимерам при финансовой поддержке все тех же Bardi и Peruzzi удалось свергнуть Эдуарда II и посадить на трон его наследника - 15-летнего Эдуарда III. Юный король в первые годы правления увеличил долг Англии флорентийцам до астрономической цифры - 1, 7 млн. флоринов. Он объявил войну Шотландии, предъявил свои претензии на корону Франции, что послужило причиной для начала Столетней войны. Все военные расходы велись за счет флорентийских кредитов. Ежегодный доход казны составлял около 60 000 фунтов стерлингов, но он постепенно сокращался из-за льгот иностранным купцам. Англии для погашения долга потребовалось бы либо несколько столетий, либо несколько победоносных войн. Эдуард III проиграл шотландскую кампанию, причем выплата огромной контрибуции проводилась опять же за счет итальянских компаний. В итоге в 1340 году «золотая сеть» лопнула, обанкротив почти всю Европу». МОЙ КОММЕНТАРИЙ: поначалу я подумал, что Папских банкиров круто подставили. Ведь, если «тамплиерский» сдвиг ровно в 400 лет реален, то 1340 год это описанный выше, в самом начале 1740 год – начало конца ордена иезуитов, а вслед за ним и власти Флоренции и Ватикана. Но затем я включил мозги. Во-первых, воевать 100 лет подряд нереально: 3-4 года высасывают любую казну досуха. В мой базе № 35 порядка 1700 войн и мятежей, длящихся, в основном, до пяти лет. Возможно, дату окончания войны вычислили по дате подписания мирного договора, и, к примеру, Россия все еще не подписала такого договора с Японией. Во-вторых, до последнего солдата воюют лишь генералы, а купцы рассматривают войну, как сделку, где каждая сторона отвечает за исполнение свого «подряда» строго в срок и реальными деньгами. Едва такая сделка окажется под угрозой, любой купец первым делом предъявит виновным счет и немедленно начнет вытаскивать и перемещать капиталы. Как хотите, но банкротство «золотой сети» слишком похоже на злонамеренное, подобное Великой депрессии 1929 года. Моя позиция по «Великой депрессии» изложена здесь: ССЫЛКА http://livehistory.ru/conference.html?func=view&catid=6&id=183 (коммент # 188) Полагаю, ревизия платежных документов «золотой сети» и сопоставление закупочных цен селитры и пороха, железа и орудийной меди обязательно выявит массу «мартышек» - подставных дочерних фирм, через которые деньги сливались в третьи страны. Купцу ведь все равно, кому платить за крышу. Полагаю, как только нашли Америку, купцы «списали» свою родину, и богатейшая Флоренция вмиг стала нищей, а деньги (достаточные, чтобы построить океанический флот) внезапно объявились в других странах. СКРЫТЫЕ СИЛЫ-2 А теперь посмотрим, что происходило с другой стороны конфликта. Текст излишне эмоционален и пристрастен, но ведь сути дела это не меняет? Джеральд Роуз ЗАХВАТ ВЛАСТИ В АНГЛИИ ВЕНЕЦИЕЙ (избранные цитаты) Источник: http://www.larouchepub.com/russian/bulletins/sib4/sib4c.html «Венецианская партия» в Англии победила, когда Генри VIII пал – из-за того, что попался на сексуальную наживку, подсунутую ему венецианцами. Эту женщину звали Анна Болейн. Она была внучкой лидера английских венецианцев — Томаса Говарда, герцога Норфолкского, представителя влиятельной родовитой семьи Говардов. Эта семья очень долго выполняла роль венецианской агентуры влияния…» «Понимая, насколько важны для них хорошие отношения с Англией, испанцы выдали замуж свою принцессу Катарину за короля Генриха VIII. Венеции, чтобы достичь успеха, требовалось разрушить связь Генриха с Испанией». «…венецианцы утверждали, что брак Генриха с Катариной не был законным. Для Генриха это означало заключение союза с Венецией против Испании». «Настойчивое желание Генриха развестись с Катариной Арагонской и жениться на Анне Болейн привело к отставке его премьер-министра кардинала Вулси». МОЙ КОММЕНТАРИЙ: за Катариной стояла не только Испания, но и Папа, а значит, и флорентийские банкиры. И победа Анны Болейн это победа венецианского капитала над злейшими конкурентами. «Венецианскую компанию создал… лорд Лестер… бывший спонсором пуританского движения в Англии. Это ему Венеция пожаловала некоторые торговые маршруты. В 1581 году под контролем Венеции была создана также Турецкая торговая компания. Эти две компании в дальнейшем сливаются в одну — Левантийскую, на базе которой в 1600 возникает печально известная Ост-Индская компания. Ее первый управляющий Томас Смайт изучал юриспруденцию в Падуе». МОЙ КОММЕНТАРИЙ: на деле, Ост-индская компания возникла на 167 лет позже. Подробнее о том, как сделана история основных торговых компаний мира, смотрите здесь: ССЫЛКА http://livehistory.ru/167-letnij-sdvig-v-istorii-kompanij.html МОЯ ВЕРСИЯ Что евреи, что иезуиты в этой «игре» - лишь часть более крупных структур. За евреями стояла Венеция, а за ней – весь поток индийских и египетских товаров. Ниже – рисунок XVII века, наглядно показывающий, как выглядел венецианец. Полагаю, что как венецианцы, так и евреи, в своих истоках, - египтяне.За иезуитами стоял даже не Ватикан, а конгломерат флорентийских и генуэзских купцов, державших под собой западную половину Средиземного моря. Полагаю, что как генуэзцы, так и флорентийцы, в своих истоках, - карфагенцы. Есть и третий лагерь – православный: Эфиопия, Византия, Русь, Но чтобы разобраться в нем, предлагаю рассмотреть главное: принцип дробления сил на лагеря. ЗАКОН «ВЕЧНО ПЛОХОГО СОСЕДА» Я не уверен, что в истории есть аналог такого закона, поэтому ввожу свой. Суть его проста: каждая страна мешает ближайшим соседям свободно торговать и развиваться самим фактом существования суверенитета над своей территорией, - например, потому, что берет пошлину с провозимых по его владениям товаров. ПРОСТЫЕ ПРИМЕРЫ Генуя и Венеция. Генуя владычествовала в западной половине Средиземного моря, а Венеция – в восточной. Расположенные на одном полуострове, в трехстах км, города одинаково поставлявшие товары на север, не терпели друг друга, и оба люто ненавидели Карфаген, стоявший на «перевале» с востока моря на запад, и бравший за это мзду. Венеция и Византия. Византия стояла на пути в Черное море, но ближайшему крупному соседу – Венеции туда вход был воспрещен, думаю, потому, что Венеция имела монополию на переправку товаров из Египта в Европу, а Византия – нет. Зато Византия охотно пускала в Черное море главного конкурента Венеции – Геную, плюс, отстоящую существенно дальше, а потому безопасную. Византия и Египет. Египет мешал Византии торговать с Эфиопией напрямую, а потому их отношения были весьма напряженными. Попыткам Византии наладить прямые торговые отношения с Эфиопией Пигулевская посвятила весьма солидный труд. Соседние Эфиопия и Египет – вечные враги. Эфиопия держала Баб-эль-Мандебский пролив на входе в Красное море, а значит, своими пошлинами регулировала цены индийских товаров. По той же причине египтянам выход в Индийский океан был заказан. Но более всего эти страны ненавидели еврейский остров Элефантина (первый и единственный Иерусалим), благодаря 1-му Нильскому порогу намертво разделявшему эти две богатейшие страны своего времени и тоже бравшему мзду за провоз товаров. ССЫЛКИ: http://livehistory.ru/identifikatsija-ierusalima.html (Идентификация Иерусалима) http://livehistory.ru/svideteli-o-palestine.html (Свидетели - о Палестине) http://livehistory.ru/prilozhenie-6-topografija-ierusalima.html (Топография Иерусалима) Элефантина и Венеция. Торговавший с Египтом город Венеция не очень жаловал свою прародину: даже, чтобы похить из Александрии святые мощи, совести хватило. Жаловали венецианцы евреев, сильно мешавших своим Иерусалимом войне «до конца» между Египтом и Эфиопией. Кто бы в такой войне ни победил, новое единое государство становилось монстром, контролирующим весь товаропоток из Индий. Иметь такого соседа крайне опасно – для всех. Византия и Русь – не дружили никогда. Византия мешала России свободно проходить на вожделенные Балканы и в Египет. Уверен, случись России взять Босфор, и Балканы мгновенно превратились бы для Москвы в южно-европейскую «Польшу», то есть, скорее, помеху, чем доброго соседа. Страны дружат через одного, словно рассчитавшиеся на «первый-второй». Хотя… когда сосед исполняет роль буфера, закрывающего тебя от еще более опасного соседа, с ним можно и смириться. Дискутировать о разнообразных подобных раскладах можно до бесконечности. У меня кое-что еще есть по ссылке. ССЫЛКА http://livehistory.ru/kak-umirala-orda.html (главка «Таможни») Сейчас же констатируем, что перед нами три конкурентных линии: 1. Католическая: Флоренция, Генуя, Франция, Испания, Португалия, Латинская Америка 2. «Протестантская»: Элефантина, Венеция, (Германия?), Англия, США и Канада 3. Православная: Эфиопия, Византия, Москва. Москва – весьма сложный узел. Не дружила с соседней Швецией и дружила с Голландией, конкурентной для Швеции. Соответственно, дружила с Испанией, находившейся в династическом союзе с Голландией, и не дружила с Англией, державшей Ла-Манш, разделявший Испанию и Голландию. Поскольку Москва дружила с Испанией, она дружила и с Генуей, плюс… именно Генуя держала торговлю Причерноморья, а значит, она была другом, в отличие от Киева, мешавшего своей Хортицей прямым отношениям москвичей и генуэзцев. Крайне показательно, что Петр I пытался ввести католичество (подробнее здесь: ССЫЛКА http://livehistory.ru/russkaja-vera.html ), а у России масса союзников в Латинской Америке и совсем нет – в Америке Северной. СКРЫТЫЕ СИЛЫ-3 Есть любопытное свидетельство: «Папа Иоанн XXII отлучил орден госпитальеров Иерусалима, задолжавший компании Bardi 133 000 флоринов». Вроде банальная вещь, но следует помнить, что державшие в руках «сок мака», то есть, опийный наркотрафик, госпитальеры – самое темное место в истории (о церковном наркотрафике смотрите здесь: ССЫЛКА: http://livehistory.ru/statja-vavilonskoj-torgovli.html Именно госпитальеры (!) породили орден тамплиеров – ДО его «окатоличевания». Именно госпитальерам в рамках вассалитета подчинялись иноверные асассины, время от времени устранявшие неудобных монархов и феодалов Европы. Это госпитальерам платили все – и много – за единственное известное в то время обезболивающее – бесценный опиум, он же Ladanum (подробнее смотрите по той же приведенной выше ссылке). Такой «долг» мог образоваться в единственном случае: едва тамплиеров начали брать, госпитальеры немедленно порвали все отношения с Ватиканом, и Церковь осталась без* Ладанума и без десятины от его реализации. А десятину для престола Петра собирала как раз компания Bardi. * Вероятно, поэтому Карл Великий приказал выращивать мак в каждом крестьянском хозяйстве; без опия воевать было сложно. ГОСПИТАЛЬЕРЫ, ИЕЗУИТЫ И СНОВА… АНГЛИЧАНЕ Начну с конца: в 1773 году орден иезуитов упразднили, самих иезуитов начали жечь за на ходу придуманные ереси – прежде всего, в Индии, и в том же 1773 году британский генерал-губернатор Бенгалии разрушил опиумный синдикат индийского города Патна и установил монополию Ост-индской компании на торговлю Бенгальским опиумом. В том же 1773 году британцы продали в Китае 70 тонн бенгальского опиума. Вы все еще верите, что иезуиты занимались исключительно духовными упражнениями? Я – нет. В эпоху беспрерывных войн Орден иезуитов НЕ МОГ не торговать Ладанумом – эффективнейшим обезболивающим средством. Не случайно именно в Индии (поставщике опиума) и Китае (главном потребителе опиума) иезуиты пошли на беспрецедентный шаг – адаптацию христианства к местным условиям. Игра стоила церковных свеч. Кстати, спрятавшиеся в Китае от репрессий иезуиты прекрасно понимали, что такое опий, а потому уже к 1780 году сумели добиться от императора Китая запрета его продажи. Но… джинн из бутылки был уже выпушен – ими же самими в том числе. Можно вволю подискутировать о том, кто навел англичан на мысль, не мешкая, войти в город Патна, но уже ясно главное: это были крайне компетентные в своем деле персоны. Давайте посмотрим, а кто держал наркотрафик ДО иезуитов? Во-первых, это португальцы – аж в 1513 году, спустя 5 лет после как бы последнего, на этот раз «официального» изгнания евреев (при помощи таких терминов традисторики пытаются придать своей конструкции видимость логичности). На деле же 1513 год это 17-й год после первого крупного изгнания евреев в 1496-1497 годах. Опять 17 лет! Тамплиеры – for ever. Если же мои выводы о хронологии в начале статьи верны, то португальцы (хотя, скорее, португальские иезуиты) приняли наркотрафик в свои руки аккурат в роковом 1707 году, когда в Бразилии высадились последние принудительно крещеные беженцы-евреи. Во-вторых, опиум стали покупать и продавать голландцы – в 1640 году. Заглянем в базу данных – есть! – за год до этого, в 1639 году голландцы предоставили бежавшим в Гвиану евреям полную религиозную свободу. Думаю, на самом деле, это был 1711 год (72-летний ватиканский сдвиг). Как ни странно, более или менее честны в датировках плутоватые венецианцы; их териак (настойка опиума в вине) стал продаваться на ура именно в XVIII веке. Ну, и у Турции датировки вызывают доверие – 1750-е годы – вот реальные сроки появления тотальной моды на опиум в Константинополе. Итоговые выводы, махровая конспирология, масоны и политика здесь мало уместны, поэтому, кто желает, читайте все это дальше, по ссылке: http://livehistory.ru/evrei--iezuity.htmlИсточник

26 декабря 2012, 21:21

Уничтожение первого в мире социалистического государства закончилось самым чудовищным геноцидом за всю историю человечества.

Для начала перечислим факты и попробуем догадаться, о какой стране идет речь:Вся власть в стране принадлежит государству, которое последовательно проводит курс на построение полностью самостоятельной, самодостаточной экономики, опирающейся исключительно на собственные ресурсы при минимальном импорте.Вытеснив национальную буржуазию из экономической и политической сфер, государство взяло на себя исключительную роль формирования и развития нации, распределения национальных доходов.Страна не имеет внешних долгов. Вся внешняя торговля находится в государственной монополии. При этом экспорт стабильно превышает импорт, что позволяет делать крупные капиталовложения в промышленность и сельское хозяйство, не прибегая к иностранным займам.Вместо иностранных капиталов государство привлекает зарубежных (европейских) специалистов, которые получают хорошую зарплату и помогают налаживать передовые, высокотехнологичные производства, транспортную и коммуникационную инфраструктуры.Государство проводит жесткую протекционистскую политику, поддерживая отечественных производителей (путем введения высоких импортных пошлин и одновременного снижения экспортных пошлин).Национальная валюта полностью стабильна. В стране налажена современная телеграфная связь, железнодорожное сообщение, речной транспорт.Благодаря государственной поддержке в стране происходит мощный экономический подъем, строятся новые производства сталелитейной, текстильной, бумажной, типографской промышленности, кораблестроения.Ирригационные работы, строительство плотин и каналов, новых мостов и дорог способствуют подъему сельскохозяйственного производства.В стране полностью побеждена неграмотность - практически все население страны умеет читать и писать.  Бесплатное образование (всеобщее обязательное начальное образование), бесплатная медицина.98% территории страны составляет общественную собственность: государство предоставляет крестьянам наделы земли в бессрочное пользование за символическую арендную плату в обмен на обязательство обрабатывать эти участки, без права продажи.Наряду с частными сельхозпроизводителями действуют крупные государственные сельскохозяйственные и скотоводческие хозяйства - «поместья Родины».В стране установлен потолок цен на основные продукты питания.Это единственная страна на континенте, не знающая нищеты, голода, коррупции. Практически отсутствует преступность. Все доходы страны направляются на проведение индустриализации, поддержку сельского хозяйства, развитие социальной сферы и модернизацию армии. В стране отсутствуют коммерческие посредники, спекулянты, паразитические классы и прослойки.Ну что же, нормальный социализм образца СССР 1930-х годов. Казалось бы, ничего особенного. Но удивительно другое, а именно, историческая эпоха – все это происходит в начале 1860-х годов!О Господи, что же это за страна, обогнавшая на семьдесят лет даже Россию, где подобное стало возможным только в эпоху Сталинских пятилеток, не говоря уже об остальном мире! Где это?В Южной Америке. Да, да, в Южной Америке. И страна эта - Парагвай.Неужели тот самый Парагвай, одна из самых отсталых, нищих и убогих стран мира, начисто вычеркнутая из мировой политики, где-то на задворках мира, о которой никто  не знает ничего толком!Не знает. А напрасно. В середине 19-го века Парагвай – самое обеспеченное, передовое и успешное государство Латинской Америки. И добавим, самое независимое.Хосе Франсия, первый президент Парагвая, пришедший к власти в 1814 году, и последующие президенты Карлос Антонио Лопес и Франсиско Солано Лопес (1862 – 1870) подарили нации мечту, и эта мечта стала сбываться на глазах!Было от чего всполошиться Британии.Ведь тем самым Парагвай противопоставил себя мировому империализму, в первую очередь, английскому капиталу.Мало того, Франсиско Солано Лопес запретил английским торговым судам вход в реку Парагвай, а это уже прямое покушение на святая святых – Мировой порядок, установленный Британской империей, согласно которому все обязаны были покупать английские товары.А если нет, то война (как было, например, в Китае, вспомним «опиумные войны»)!Все социальные и экономические завоевания Парагвая были достигнуты без участия мирового капитала, с опорой только на собственные, национальные ресурсы. Это был пример.Пример для подражания.Такой же пример представлял собой Советский Союз. И поэтому должен был быть уничтожен.В наши дни такой же пример являла миру Ливийская Джамахирия. И поэтому должна была быть уничтожена.С тем же остервенением сегодня пытаются уничтожить и Белоруссию, а завтра будут уничтожать Иран.И Британия принимается за дело. Механизм интриг бешено заработал.Надо сказать, что политика Бразилии и Аргентины в то время вполне контролировалась Великобританией.Об английском влиянии в Бразилии говорят хотя бы недвусмысленные инструкции министра иностранных дел, лорда Каннинга послу Британской империи, лорду Стренгфорду: «Превратить Бразилию в основную базу для реализации продукции английских мануфактур в Латинской Америке».Аргентину же и вовсе называли «британским доминионом». Накануне войны английский министр Эдвард Торнтон открыто присутствовал в качестве советника на заседаниях правительственного кабинета в Буэнос-Айресе, восседая рядом с президентом Бартоломе Митре.Время от времени Британия стравливала эти две страны между собой по принципу «разделяй и властвуй», но на этот раз потребовалось объединить все силы региона Ла-Платы, чтобы уничтожить страшного врага – социализм.Итак, в 1864 году Бразилия, заручившись поддержкой Аргентины, вторгается в Уругвай и смещает правительство этой страны. Столица Уругвая Монтевидео – единственный выход для Парагвая к океану, без которого смерть. Замок защелкнулся.Единственный козырь в руках Солано Лопеса – армия. Ничего не остается, как использовать его.И Франсиско Солано Лопес объявляет войну всему миру – Бразилии и Аргентине. В Уругвае, на помощь которому бросился Солано, уже посажено марионеточное правительство, которое в общей упряжке объявляет войну Парагваю.По существу Солано Лопес объявляет войну только одной стране – Англии и в ее лице всей мировой системе капитализма. И не потому что надеется на победу, а потому что ничего другого у него не остается. У него есть только армия, лучшая на континенте.Да, да, страна, не позаимствовавшая ни единого пенни у мирового капитала, опираясь исключительно на собственные силы, сумела не только создать передовую экономику и социальную защиту, почти на столетие опередившую свое время, но и создать и содержать лучшую армию на континенте!Поначалу военный успех на стороне Парагвая. Но со временем сказывается недостаток ресурсов, в первую очередь людских.Между тем армия «демократизаторов» непрерывным потоком снабжалась из Европы самым современным вооружением и техникой. Парагвай же был отрезан от моря и не мог получить даже собственное, заказанное в Европе накануне войны вооружение (которое тут же перепродали Бразилии!).Народ Парагвая был готов вместе со своим президентом до конца защищать свою родину. Но в армии, как водится (как было и в сталинскую эпоху, мы знаем) не обошлось без заговора. Генерал Эстигаррибия оказался изменником (попросту был подкуплен), завел лучшую часть армии в окружение и сдался без боя.В 1866 году оккупанты вторглись в пределы Парагвая. И завязли в героическом сопротивлении всего народа.Мучительно медленно они продвигались к столице страны Асунсьону, не взламывая оборону, а именно продавливая ее, уничтожая все на своем пути. Парагвайцы не сдавались в плен и не оставляли свои позиции, которые можно было захватить только после того как все до одного защитники будут убиты.Не меньшее сопротивление оказали мирные жители, массово взявшиеся за оружие. Каждую деревню, каждый населенный пункт приходилось брать штурмом, после чего всех оставшихся жителей вырезали, включая детей.В 1870 году все было кончено. Президент Франсиско Солано Лопес погиб в бою, сражаясь с последним отрядом своей армии.Итоги. Парагвайская нация практически полностью уничтожена. Истреблено более 90% мужского населения, включая детей и стариков.По другим данным, картина еще более чудовищная. Истреблено почти 90% ВСЕГО НАСЕЛЕНИЯ, сократившегося с 1 млн. 400 тысяч до 200 тысяч человек, из которых мужчин осталось не более 28 тысяч!Таких масштабов геноцида никогда не было, ни в одной стране, за всю историю человечества.Практически все население Парагвая уничтожено (убивали всех поголовно, чтобы не осталось даже памяти о социализме!). Разрушена промышленность, ликвидированы все социальные блага. Страна отдана на бесконтрольное и ничем не ограниченное разграбление.С тех пор прошло сто пятьдесят лет, и ничто не изменилось и не изменится уже. Парагвай навсегда попал в разряд стран-изгоев. А был самой передовой, экономически развитой и успешной страной на континенте, провозвестником Сталинского Советского Союза (разумеется, в миниатюре, и все же!).Впрочем «победители» ничего не выиграли от своих преступлений. Территориальные приобретения Аргентины и Бразилии не смогли компенсировать и малую толику тех гигантских долгов, в которые им пришлось влезть для ведения этой первой в истории ТОТАЛЬНОЙ ВОЙНЫ.Война против Парагвая от начала до конца финансировалась английским еврейским банковским капиталом (кто бы сомневался!) - Лондонским банком, банкирским домом «Бэринг бразерс» и банками Ротшильда на условиях, которые почти на сто лет закабалили страны-«победительницы».Все. Мышеловка захлопнулась. Одна страна уничтожена полностью, со всей населявшей ее нацией, две другие страны оказались в рабстве у английских (еврейских) банкиров, ну, а об Уругвае никто уже больше не вспоминал. Теперь Уругвай, ставший поводом для уничтожения социализма Солано Лопеса - такое же никчемное пятно на глобусе, как и нынешний Парагвай.Парагвайская война была первым опытом общечеловеков по наведению демократии в отдельно взятом независимом государстве. Со всеми атрибутами, которые они используют и по сей день – информационная война, демагогия, геноцид.Но это был и первый опыт невиданного по накалу и ярости сопротивления захватчикам. Ни в одной стране мира до этого ТАК не воевали.Отсюда и столько погибших.За тиранов так не сражаются. Так сражаются ЗА ИДЕЮ, ЗА МЕЧТУ.С таким же ожесточением сражались советские солдаты, поднимаясь в атаку «За Родину! За Сталина!»Это с одной стороны.А с другой  - методичное уничтожение ВСЕГО НАСЕЛЕНИЯ по принципу выжженной земли, через восемьдесят лет примененному нацистами в России.Чтобы даже памяти не оставить.Там о Солано, здесь о Сталине (со Сталиным, правда, не получилось!)В итоге первое на Земле социалистическое государство было уничтожено. Чтобы другим не повадно было.Причем не просто уничтожено, а буквально стерто с лица земли. Две другие страны – Бразилия и Аргентина – почти на столетие попали в долговое рабство к Британии. Они и так находились в полной экономической и политической зависимости, но теперь их удалось закабалить еще более надежно и тем самым многократно увеличить эксплуатацию этих полуколоний.Бразилия смогла рассчитаться с долгами за Парагвайскую войну только при Жетулио Варгасе в 1940-х, а в Аргентине покончить с безраздельным господством англичан удалось только Хуану Доминго Перону в тех же 40-х годах ХХ века.Для мирового капитализма в лице Британии все получилось как нельзя лучше. Правда, для этого пришлось почти полностью вырезать целую нацию – население целой страны. Но для английского капитала это сущие пустяки!Еще статья на эту же тему:История Латинской Америки имеет немало тёмных историй, одна из самых страшных и кровавых – это убийство целой страны, «сердца Америки» (Парагвая). Это убийство вошло в историю как Парагвайская война, продолжавшаяся с 13 декабря 1864 года по 1 марта 1870 года. В этой войне против Парагвая выступил союз Бразилии, Аргентины и Уругвая, поддержанный тогдашним «мировым сообществом» (Западом).Немного из предыстории Первый европеец побывал на земле будущего Парагвая в 1525 году, а началом истории этой латиноамериканской страны принято считать 15 августа 1537 года, когда испанские колонисты основали Асунсьон. Эту территорию населяли племена индейцев гуарани.Постепенно испанцы основали ещё несколько опорных пунктов, с 1542 года в Парагвай (в переводе с языка индейцев гуарани «парагвай» означает «от великой реки» — имеется ввиду река Парана) стали назначать специальных управленцев. С начала 17 столетия на этой территории стали создавать свои поселения испанские иезуиты («Общество Иисуса» - мужской монашеский орден).Они создают в Парагвае уникальное теократически-патриархальное царство (Иезуитские редукции - индейские резервации иезуитов). Его основой стали первобытнообщинный родоплеменной уклад местных индейцев, институты Империи Инков (Тауантинсуйу) и идеи христианства. Фактически иезуиты и индейцы создали первой социалистическое государство (с местной спецификой). Это был первая масштабная попытка построения справедливого общества, основанного на отказе от личной собственности, приоритете общественного блага, главенстве коллектива над личностью. Отцы-иезуиты весьма хорошо изучили опыт управления в Империи Инков и творчески его развили.Индейцев перевели от кочевого образа жизни к оседлому, основой хозяйства было земледелие и скотоводство, ремесло. Монахи прививали индейцам основы материальной и духовной культуры Европы, причём ненасильственным путём. В случае необходимости, общины выставляли ополчения, отбивая атаки работорговцев и их наёмников. Под руководством монашеской братии индейцы достигли высокой степени автономии от Испанской и Португальской империй. Поселения процветали, труд индейцев был довольно успешным.В итоге независимая политика монахов привела к тому, что их решили изгнать. В 1750 году испанская и португальская короны заключили соглашение, по которому 7 иезуитских поселений, в том числе Асунсьон, должны были перейти под португальский контроль. Иезуиты отказались подчиниться этому решению; в результате кровопролитной войны, длившейся 4 года (1754—1758), испано-португальские войска победили. Последовало полное изгнание Ордена иезуитов из всех испанских владений в Америке (оно завершилось в 1768 году). Индейцы стали возвращаться к прежнему образу жизни. К концу 18 столетия примерно треть населения состояла из метисов (потомков белых и индейцев), и две трети были индейцами.НезависимостьВ процессе развала Испанской империи, в котором приняли активное участие молодые хищники – англичане, независимым стал Буэнос-Айрес (1810 год). Аргентинцы попробовали начать восстание в Парагвае, в ходе т. н. «Парагвайской экспедиции», но ополчения парагвайцев разбили их войска.Но процесс был запущен, в 1811 году Парагвай провозгласил независимость. Страну возглавил адвокат Хосе Франсия, народ его признал лидером. Конгресс, избранный всеобщим голосованием, признал его диктатором с неограниченными полномочиями сначала на 3 года (в 1814 году), а затем пожизненным диктатором (в 1817 году). Франсия правил страной до самой смерти в 1840 году. В стране была введена автаркия (экономический режим предполагающий самообеспечение страны), иностранцев редко пускали в Парагвай. Режим Хосе Франсия не был либеральным: мятежников, шпионов, заговорщиков беспощадно уничтожали, арестовывали. Хотя нельзя сказать, что режим отличался чудовищностью, - за все время правления диктатора казнили около 70 человек и около 1 тыс. было брошено в тюрьмы.Франсия провёл секуляризацию (изъятие церковного и монастырского имущества, земли), беспощадно ликвидировал преступные шайки, в результате чего через несколько лет люди забыли о преступности. Франсия частично возродил идеи иезуитов, хотя и «без перегибов». В Парагвае возникло особенное народное хозяйство, основанное на общественном труде и частном мелком предпринимательстве. Кроме того, в стране возникли такие удивительные явления (на дворе была первая половина XIX века!), как бесплатное образование, бесплатная медицина, низкие налоги и общественные продовольственные фонды.В результате в Парагвае, особенно учитывая его довольно изолированное положение относительно мировых экономических центров, была создана крепкая государственная промышленность. Это позволило быть экономически самостоятельным государством. К середине 19 столетия Парагвай стал самым быстрорастущим и наиболее обеспеченным государством Латинской Америки. Надо отметить, что это было уникальное государство, где бедность отсутствовала как явление, хотя и богатых в Парагвае хватало (богатая прослойка была вполне мирно интегрирована в общество).После смерти Франсио, которая стала трагедией для всей нации, по решению Конгресса, страну возглавил его племянник Карлос Антонио Лопес (до 1844 года правил вместе с консулом Мариано Роке Алонсо). Это был такой же жесткий и последовательный человек. Он провёл ряд либеральных реформ, страна была готова к «открытию» - в 1845 году открыт доступ в Парагвай иностранцам, в 1846 году прежний охранительный таможенный тариф заменён более либеральным, гавань Пилар (на реке Паране) открыта для внешней торговли. Лопес реорганизовал армию по европейским стандартам, довёл её численность с 5тыс. до 8 тыс. человек. Было построено несколько крепостей, создан речной флот. Страна выдержала семилетнюю войну с Аргентиной (1845—1852), аргентинцы были вынуждены признать независимость Парагвая.Продолжалась работа по развитию образования, открывались научные общества, улучшались возможности путей сообщения, судоходства, совершенствовалось судостроение. Страна в целом сохранила своё своеобразие, так в Парагвае почти все земли принадлежали государству.В 1862 году Лопес умер, оставив страну на своего сына Франсиско Солано Лопеса. Новый народный конгресс утвердил его полномочия на 10 лет. В это время страна достигла пика своего развития (затем страну просто убили, не дав идти по весьма перспективному пути). Численность её населения достигла 1,3 млн. человек, государственных долгов не было (страна не брала внешних займов). В начале правления второго Лопеса построили первую железную дорогу длиной в 72 км. В Парагвай пригласили более 200 иностранных специалистов, которые прокладывали телеграфные линии и железные дороги. Это помогало в развитии сталелитейной, текстильной, бумажной, типографской отраслей промышленности, производстве пороха и судостроении. Парагвай создал собственную оборонную промышленность, производили не только порох и другие боеприпасы, но пушки и мортиры (литейная мастерская в Ибикуи, построенная в 1850 году), строили корабли на верфях Асунсьона.Повод к войне и её началоК успешному опыту Парагвая присматривался соседний Уругвай, а после него эксперимент мог победно пройти по всему континенту. Возможное объединение Парагвая и Уругвая бросало вызов интересам Великобритании, местным региональным державам – Аргентине и Бразилии. Естественно, это вызывало недовольство и опасения англичан и латиноамериканских правящих кланов. Кроме того, с Аргентиной у Парагвая были территориальные споры. Нужен был повод к войне и его быстро нашли.Весной 1864 года бразильцы отправили в Уругвай дипломатическую миссию и потребовали компенсацию за убытки, причинённые бразильским фермерам в приграничных конфликтах с уругвайскими фермерами. Глава Уругвая Атанасио Агирре (от Национальной партии, которая стояла за союз с Парагваем) отверг бразильские притязания. Парагвайский лидер Солано Лопес предложил себя в качестве посредника на переговорах Бразилии и Уругвая, но Рио-де-Жанейро выступило против этого предложения. В августе 1864 года парагвайское правительство разорвало дипломатические отношения с Бразилией, и объявило, что интервенция бразильцев и оккупация Уругвая будет нарушением равновесия в регионе.В октябре бразильские войска вторглись в Уругвай. Сторонники партии Колорадо (пробразильская партия), поддержанные Аргентиной, вступили в союз с бразильцами, и свергли правительство Агирре.Уругвай был для Парагвая стратегически важным партнёром, так как через его столицу (г.Монтевидео), шла практически вся парагвайская торговля. А бразильцы оккупировали этот порт. Парагвай вынудили вступить в войну, в стране провели мобилизацию, доведя численность армии до 38 тыс. человек (при резерве в 60 тыс., фактически это было народное ополчение). 13 декабря 1864 года парагвайское правительство объявило войну Бразилии, а 18 марта 1865 года — Аргентине. Уругвай, уже под управлением пробразильского политика Венансио Флореса, вошёл в союз с Бразилией и Аргентиной. 1 мая 1865 года в аргентинской столице три страны подписали Договор о Тройственном союзе. Мировое сообщество (в первую очередь Великобритания) поддержали Тройственный союз. «Просвещённые европейцы» оказали существенную помощь союзу боеприпасами, оружием, военными советниками, давали кредиты на войну.Армия Парагвая на начальном этапе была более мощной, как численно (у аргентинцев в начале войны было примерно 8,5 тыс. человек, у бразильцев – 16 тыс., уругвайцев – 2 тыс.), так и в плане мотивации, организации. К тому же была хорошо вооружена, у парагвайской армии было до 400 орудий. Основа военных сил Тройственного союза – бразильские вооруженные части состояли главным образом из отрядов местных политиков и некоторых частей Национальной гвардии, часто это были рабы, которым обещали свободу. Затем в части коалиции хлынули разного рода добровольцы, авантюристы со всего континента, которые хотели поучаствовать в ограблении богатой страны. Считалось, что война будет недолгой, слишком разные были показатели у Парагвая и трех стран – численность населения, мощь экономик, помощь «мирового сообщества». Война фактически спонсировалась займами Лондонского Банка и банкирскими домами братьев Бэринг и «Н. М. Ротшильд и сыновья».Но воевать пришлось с вооруженным народом. На начальном этапе парагвайская армия одержала ряд побед. На северном направлении захвачен бразильский форт Нова Коимбра, в январе 1865 года взяли города Альбукерке и Корумба. На южном направлении парагвайские части успешно действовали в южной части штата Мата-Гросу.В марте 1865 года парагвайское правительство обратилось к аргентинскому президенту Бартоломе Митре с просьбой пропустить через провинцию Коррьентес 25 тыс. армию, для вторжения в бразильскую провинцию Риу-Гранди-ду-Сул. Но Буэнос-Айрес отказался, 18 марта 1865 года Парагвай объявил Аргентине войну. Парагвайская эскадра (в начале войны у Парагвая было 23 небольших парохода и ряд мелких судов, а флагманом канонерская лодка «Такуари», большинство из них были переделками из гражданских судов) спустившись по реке Паране, блокировала порт Коррьентеса, а затем сухопутные силы его взяли. В это же время парагвайские части пересекли аргентинскую границу, и через территорию Аргентины ударили по бразильской провинции Риу-Гранди-ду-Сул, 12 июня 1865 года взят город Сан-Боржа, 5 августа Уругваяна.Продолжение войныСитуация осложнилась из-за поражения парагвайской эскадры 11 июня 1865 года в битве при Риачуэло. Тройственный союз с этого момента стал контролировать реки бассейна Ла-Платы. Постепенно перевес в силах стал сказываться, к концу 1865 года парагвайские войска были выбиты из ранее захваченных территорий, коалиция сосредоточила 50 тыс. армию и стала готовиться к вторжению в Парагвай.Армия вторжения не смогла сразу прорваться в страну, их задержали укрепления вблизи места слияния рек Парагвай и Парана, там сражения шли более чем два года. Так крепость Умайта стала настоящим парагвайским Севастополем и задержала врага на 30 месяцев, она пала только 25 июля 1868 года.После этого Парагвай был обречён. Интервенты, находясь на содержании «мирового сообщества», медленно и с большими потерями просто продавливали оборону парагвайцев, фактически перемалывая ее, платя за это многочисленными потерями. Причём не только от пуль, но и от дизентирии, холеры и прочих прелестей тропического климата. В ряде битв декабря 1868 года были практически уничтожены остатки войск Парагвая.Франсиско Солано Лопес отказался сдаваться и отступил в горы. В январе 1969 года пал Асунсьон. Надо сказать, что народ Парагвая защищал свою страну практически поголовно, воевали даже женщины и дети. Лопес продолжал войну в горах на северо-востоке от Асунсьона, люди уходили в горы, сельву, в партизанские отряды. В течение года шла партизанская война, но в итоге остатки парагвайских сил были разгромлены. 1 марта 1870 года отряд Солано Лопеса был окружён и уничтожен, глава Парагвая погиб со словами: «Я умираю за Родину!»Итоги- Парагвайский народ бился до последнего, даже враги отмечали массовый героизм населения, бразильский историк Роше Помбу писал: «Множество женщин, одни с пиками и кольями, другие с малыми детьми на руках яростно швыряли в атакующих песок, камни и бутылки. Настоятели приходов Перибебуи и Валенсуэла бились с ружьями в руках. Мальчики 8-10 лет лежали мертвые, и рядом с ними валялось их оружие, другие раненые проявляли стоическое спокойствие, не издавая ни единого стона».В битве при Акоста-Нью (16 августа 1869 года) сражались 3,5 тыс. детей 9- 15 лет, а отряде парагвайцев всего было 6 тыс. человек. В память об их героизме 16 августа в современном Парагвае отмечается День ребёнка.В сражениях, схватках, актах геноцида полегло 90% мужского населения Парагвая. Из более чем 1,3 млн. населения страны, к 1871 году осталось около 220 тыс. человек. Парагвай был полностью опустошён и отброшён на обочину мирового развития.- Территория Парагвая урезана в пользу Аргентины и Бразилии. Аргентинцы вообще предлагали полностью расчленить Парагвай и разделить «по братски», но Рио-де-Жанейро не согласился. Бразильцы хотели иметь буфер между Аргентиной и Бразилией.- Выиграла от войны Британия и стоящие за ней банки. Главные державы Латинской Америки - Аргентина и Бразилия оказались в финансовой зависимости, взяв в долг огромные суммы. Возможности, которые открывал парагвайский эксперимент, были уничтожены.- Парагвайская промышленность была ликвидирована, большая часть парагвайских деревень была опустошена и покинута, оставшиеся люди переселились в окрестности Асунсьона. Люди перешли к натуральному хозяйству, значительная часть земель была скуплена иностранцами, в основном аргентинцами, и превратилась в частные поместья. Рынок страны был открыт для английских товаров, а новое правительство впервые взяло иностранный кредит на 1 млн. фунтов стерлингов.Эта история учит тому, что если народ един и защищает свою Родину, идею, победить его можно только с помощью тотального геноцида.Но память не уничтожить!Взято: http://voprosik.net/genocid-kommunistov-v-paragvae-19-veka/P.S. Добавить практически нечего, кроме того, что практика действий демократов, толерастов и общечеловеков за 150 лет не изменилась. Та же ложь и подкуп, а там, где они не помогают - физическое уничтожение вплоть до геноцида.