• Теги
    • избранные теги
    • Международные организации112
      • Показать ещё
      Страны / Регионы468
      • Показать ещё
      Формат31
      Компании182
      • Показать ещё
      Разное311
      • Показать ещё
      Люди163
      • Показать ещё
      Сферы11
      • Показать ещё
      Показатели5
      Издания12
      • Показать ещё
Орден Иезуитов
Иезуиты, или Орден Иезуитов — мужской монашеский орден Римско-католической церкви, основанный в 1534 году Игнатием Лойолой и утверждённый Павлом III в 1540 году[4]. Официальное название — Общество Иисуса (лат. Societas Jesu), также Орден св. Игнатия (по имени основателя). ...

Иезуиты, или Орден Иезуитов — мужской монашеский орден Римско-католической церкви, основанный в 1534 году Игнатием Лойолой и утверждённый Павлом III в 1540 году[4]. Официальное название — Общество Иисуса (лат. Societas Jesu), также Орден св. Игнатия (по имени основателя).

Иезуиты сыграли большую роль в контрреформации, активно занимались наукой, образованием и миссионерской деятельностью. Члены Общества Иисуса наряду с тремя традиционными обетами (бедности, послушания и целомудрия) дают и четвёртый — послушания папе римскому «в вопросах миссий». Девизом ордена является фраза «Ad majorem Dei gloriam» («К вящей славе Божией»).

Сегодня число иезуитов составляет 17 287 человек (данные 2014 года), из них 12 298 — священники. Около 4 тысяч иезуитов в Азии, 3 тысячи — в США, а всего иезуиты ведут работу в 112 странах мира, они служат в 1540 приходах. Орден разрешает многим иезуитам вести светский образ жизни. Территориально Орден делится на «провинции» (в некоторых странах, где иезуитов много, существует по несколько провинций; и наоборот, некоторые провинции объединяют несколько стран), «регионы», зависимые от той или иной провинции, и «независимые регионы». Иезуиты, проживающие на территории бывшего СССР, за исключением стран Прибалтики, относятся к независимому российскому региону.

Церковь Святейшего Имени Иисуса, главный иезуитский храм в Риме

В настоящее время главой (генералом) ордена является испанец Адольфо Николас, сменивший Петера Ханса Кольвенбаха. Главная курия ордена находится в Риме, в исторически значимом комплексе зданий, и включает в себя знаменитую церковь Святейшего Имени Иисуса.

Впервые за всю историю Ордена, 13 марта 2013 года представитель Ордена был избран Папой Римским. Им стал кардинал, архиепископ Буэнос-Айреса Хорхе Марио Бергольо, взявший себе имя Франциск.

Подробнее

Развернуть описание Свернуть описание
06 декабря, 14:51

A rare look at Mattis' views on Trump, foreign policy and warfare

PALO ALTO, Calif. — Retired Gen. James Mattis — Donald Trump's pick to be Secretary of Defense — rarely gives interviews. But last summer at Stanford’s Hoover Institution, Mattis and other Hoover distinguished fellows, including former Secretary of State George Shultz, sat with POLITICO for a wide-ranging talk about public policy. The occasion was to mark the publication of a new Hoover Institution book, “Blueprint for America,’’ edited by Shultz and co-authored by Mattis and other Hoover fellows. As Mattis prepares to face confirmation hearings on Capitol Hill, here’s a look at his views on some key aspects of military and foreign policy from that July 12 conversation: On the challenge for the next administration: “It’s about leadership. The 'Greatest Generation' said we have got to pony up. ... A leader like Truman — knowing the election was over, and chastised by his staff for working with a Republican named [Arthur H.] Vandenberg — said, 'Please remember, gentlemen, I’m also president of half of the country who didn’t vote for me.' We haven’t had that sort of leadership on the world stage or on the domestic stage and we’ve paid a price for it. We do know what to do, and we’re simply not doing it.”On the reaction of our allies to Trump’s promise to build a wall along the Southern border and ban Muslims from entering the country: “We have lost faith in reason, is what they think. They think we’ve completely lost it. The foreseeable future is not foreseeable, so what you want is the fewest big regrets when the surprise comes. Right now, they’re looking at us and saying, 'You guys aren’t even in position to be a player. You’re spectators right now. And if you want to see what the Middle East looks like, we are going to turn around and lead from behind. Look at Syria, it’s pretty clearly laid out. We’ve managed to unite both Israelis and Arabs in thinking that we’re kooky on this whole thing. They don’t believe we’re reliable.“Now, I’ve fought a lot of times. I have never fought in an all-American formation. Where I’ve fought, we’ve had Muslim background troops inside of my formation. So this kind of thing is causing us great damage right now, and it’s sending shock waves through this international system.”On Trump’s suggestion that NATO is obsolete: “It’s kooky. It’s about as kooky as if a president were to call our allies freeloaders. Some of those allies have lost more troops per capita in Afghanistan than we have. Some of them are spending 20 percent of their national budget on defense."On working with allies: “Right now, we’re in a strategy-free environment, so we have to restore a degree of discipline to our strategic thinking. And go back to the 'Greatest Generation,' which comes home from the war, and says, 'What a crummy world.' But whether we like it or not, we’re part of it. So let’s do things by, with, and through, allies.“Because history is very compelling. Nations with allies are stronger than nations without allies. It’s simple arithmetic. But calling them freeloaders, or railroading them or ignoring them — not just this administration, it’s been going on for a time now — is simply not the way to restore America’s options so that we can resolve a lot of these issues using diplomatic tools and not bleed ourselves to death.“We need cost-imposing strategies on the enemy. What we’ve been doing is allowing the enemy to impose costs on us, and we have got to knock that off. There’s no country in history that’s maintained its military power that couldn’t keep its economic house in order. It’s never happened, from the Hapsburg, Roman, British, you-name-it empire. It doesn’t work that way. We’ve got to pull all that together. ... We’ve done it before, the Greatest Generation did through NATO, United Nations, the Marshall Plan. So we’ve got to get back to that kind of thinking." On modern warfare: “We can’t adopt one preclusive kind of warfare because the enemy always moves toward your perceived weakness. So, it’s how do we maintain — assuming we don’t break the bank — safe nuclear deterrents, so that those weapons are never used? How do you maintain a decisive conventional force with the changing character of war, and still make your regular warfare a core competency? Which is mostly an intellectual adaptation. "So you define the problem to a Jesuit’s level of satisfaction -- and then it’s a lot easier to get everybody on board. As Einstein said, 'Given an hour to save the world, how would he compose his thoughts? Fifty-five minutes to define the problem; save the world in five.' We’re not defining the problem in a way that brings the body politic or defines the elements and start doing what we know how to do. There’s enough examples.”On leaders — presidents and vice presidents — without military experience: “If you take good people and mix them with bad processes, nine out of ten times the bad processes win. Right now, we’ve sucked all the power away from the Secretaries, the Cabinet, they’re no longer considered the president’s staff; they find out about policy, they don’t help develop it. And the Kabuki dance or the Potemkin Village of meetings in the White House are simply frosting on a cake that’s already baked. And you gotta deal with it.”

Выбор редакции
05 декабря, 16:36

Новый фильм Скорсезе выйдет в прокат в оригинале с субтитрами

Новый фильм обладателя "Оскара" снят по роману японского писателя Сюсаку Эндо. В российский прокат "Молчание" выйдет 26 января, причём без дубляжа, на оригинальном языке с субтитрами. В Америке фильм появится в прокате в конце декабре, поэтому у него есть шансы поучаствовать в гонке за премию "Оскар". Кинокартина, где главные роли исполнили Лиам Нисон, Адам Драйвер и Эндрю Гарфилд, рассказывает о секретной поездке европейских миссионеров-иезуитов в Японию в XVII веке, когда правительство этой страны преследовало местных христиан. Ранее фильм показывали в Риме священникам из ордена иезуитов.

05 декабря, 15:37

Евгений Спицын. "История России. Выпуск №30. Церковный раскол в XVII веке"

Тридцатая лекция из цикла Евгения Спицына "История России", посвященная церковному расколу в XVII веке. Уважаемые друзья! На сайте издательства "Концептуал" можно приобрести пятитомник "История России" Е.Ю. Спицына без торговой наценки: https://konzeptual.ru/istorija-rossii... #ДеньТВ #Спицын #историяРоссии #раскол #Никон #старообрядцы #православие #АлексейМихайлович #Романовы #Аввакум #боголюбцы #богослужение #иезуиты #греческийобряд #двуперстие

01 декабря, 02:56

Black Lives Do Matter, Even For Privileged White Parents

"He won't listen to me, I'll call him but you need to call him". The voice on the other end of the phone was stern, with a "wait until your father gets home" tone, fraught with worry and activated concern and coming from 6ft blonde, stunningly beautiful former Fox News anchor, Laurie Dhue. She was talking about our son, our black son, who had just posted an incendiary comment about the latest young black man gunned down by police. Laurie wanted the post down, and really so did I, and not because we thought Andrew did anything wrong but because it causes us more worry than it should and that worry is real. Our kid is taking an interest in politics and social change and as a Jesuit educated young man, he is supposed to do that and have a commitment to social justice. When you're black in America, the stakes are higher and when you have white parents enjoying white privileges, the whole thing can get muddled into a big family drama. "I don't disagree, yes, black lives do matter, why do you think we have made so many efforts for your black life"? I found myself saying to Andrew. To a college freshman, being told by your parents to take something off Facebook is met with eye rolling and ridicule, typical and appropriate late adolescent behaviors but is it crazy to ask when nearly 200 young black men have been killed by police in 2016? Student protest is nothing new, it's something I fully support, standing up and being heard, working to right wrongs, and striving for social justice are all values instilled by the Jesuit education with which Andrew has been blessed. His participation in activism is what he is educated to do. I never realized that part of white privilege is sending your kid off to an elite university without worrying about them being shot. Of course all parents worry and parents of freshmen worry acutely with the newness of a child stepping into the world but suburban white people don't have to worry about their suburban white son being shot by police walking back to his dorm carrying "something" that "looked like a gun". White parents don't worry about their white son being tagged as a "militant" for participating in campus politics. White parents of white children don't have the achievement of elite university acceptance tarnished by the unspoken assumption that he was admitted to fill some quota. "oh, well, sure he got in" with the unspoken "because he's black". Of course elite universities are looking for black students but the 4.0 and AP courses don't hurt either. White parents do have to worry about drunk and inappropriate sexual activity but not at the same level as parents of a black boys. Any misstep and the consequences can be life altering. I sent Andrew and app called "we consent" it documents that any sexual activity was consensual. I was relieved when he said "I downloaded the app". "Good, use it" was my reply. A big believer in generational boundaries I don't want to hear any dorm gossip of who is sleeping with whom but I want to do what I can to negotiate these early days free of exploding land mines. All parents should worry about the binge drinking blurry boundary undergrad culture that can lead to severe consequences but I promise, suburban white parents don't have the the same stakes Laurie and I have with Andrew. When you're black in America, you don't have to actually do anything to be found guilty of something. All that has to happen is a white person has to say you're guilty. Take a look at "To Kill a Mockingbird" for an example. Here's The Paranoid liberal problem, clashing with realistic concern Maybe I'm a paranoid liberal? It's possible. I'm a walking cliche, I live in Brooklyn, I'm divorced, I write a blog, I live among hipsters and they cheer me on at soul cycle like they would their own dad. We dwell among cold brew coffee and artisanal crafted everything. When Andrew first came into our lives, I made big bold statements about racism and social justice at his his high school, St. Francis Xavier in NYC. A wise Jesuit priest said "let's worry about algebra for now". For some reason, I didn't worry too much about Andrew in NYC. For 12 hours a day he was at Xavier, a rigorous boys Catholic School comprised of more than 1/2 non white boys, more than 1/2 non Catholic and the first Catholic school to offer the "gay/straight alliance" as one of the student organizations. Xavier is as diverse as NYC and as committed to an egalitarian environment as there can be. Our limousine liberal Brooklyn neighborhood tapped into my ego with constant congratulatory adulation at our eclectic family. Andrew's admission to Georgetown was the crowning achievement that made a powerball odds idea, a reality. Then we are left with the current climate of race relations in America. When blow hard boorish embodiment of American stupidity, Donald Trump, speaks about black people, white privilege allows for easy tune out of his comments. Not so when you think "hey that hooker-marrying-spray-tanned wing nut is talking about my kid". Trumps rhetoric is made more insulting by his "show us your papers, boy" mission to find Barack Obamas birth certificate. Mitt Romneys family was deeply involved in a fundamentalist sect of Mormonism in Mexico and yet, no call for Romney's birth certificate from Trump. Do any of us really know where Romney was born? Why didn't Trump investigate? Listening to Trump talk about black people in a room full of white people leads me to want to scream "9/10 of the poorest, most welfare dependent states with highest rates of gun violence vote for YOU!" Why is there no mention of social problems among white communities? We love talking about "the inner city". While ignoring that white communities have similar problems as some black communities. Where is the "inner city" anyway? Some years back, Obama said "if I had a son, he would have looked like Trayvon". I have two boys, neither of them look like me. Nobody looks at Andrew and says "I'll bet he does well at Georgetown" they say "does he have a gun?" "Should we call the police?" "Is he going to rob me?" Worried? You bet we are and with good reason. One of the things that white privilege allows is the denial of white privilege. Think it's not real? Adopt a black Kid and find out. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

Выбор редакции
30 ноября, 17:37

Папа Франциск обсудил с Мартином Скорсезе его новый фильм о иезуитах

Понтифик признался, что читал роман, по которому снят фильм

25 ноября, 23:45

5 Must-See TV and Movie Trailers: Scorsese’s ‘Silence’ and More

This week’s new trailers include the latest Martin Scorsese film, an oddly dark Disney-Pixar sequel, and a comedy starring Robert De Niro.

23 ноября, 14:43

Мода на грех

Указание папы римского Франциска разрешить рядовым католическим священникам отпускать грех аборта вызвало неожиданно бурную реакцию, однако оно было вполне ожидаемым. Поясню ещё раз, о чём идёт речь. Раньше отпускать этот грех могли лишь епископы — главы церковных регионов — и специально назначенные священники, как правило, также по одному на регион. Теперь это может делать каждый. И наверняка найдутся сотни клириков, которые будут с лёгкостью отпускать грех, приравниваемый в христианской традиции к убийству. Понятно, что такие священники наверняка сразу же станут пользоваться особой популярностью в обществе. Решение папы вполне укладывается в его логику постепенного, маленькими шажками, ослабления строгости католических нравов. Он фактически отказался от осуждения гомосексуальности (хотя и не перестал считать грехом гомосексуальные половые акты), начал открывать дорогу для допуска к причастию людей, разведшихся и вступивших в повторный брак (совсем недавно это для католической традиции было немыслимо, ведь Христос приравнивал женитьбу на разведённой к прелюбодейству). Приспособление к нравам "современного человека", в том числе к привычкам, которые в Библии объявляются греховными, — это политика не только нынешнего папы, но и всего ордена иезуитов, к которому он принадлежит. "Общество Иисуса" в миссионерских целях готово было "подстроиться" под самые разные культуры, этносы, моды и привычки. Похоже, оно до мелочей определяет и деятельность Франциска — вспомним, что до избрания папой кардинал Бергольо практически не отметился самостоятельными взглядами, а на фото представал довольно угрюмым, без знаменитой нынче широкой улыбки. Теперь он — явно "коллективный проект", цель которого — приспособиться к нравам широкой западной публики. Однако может ли это быть успешной миссионерской стратегией? Или речь идёт просто о том, чтобы продлить — хоть на пару веков — спокойное существование католической структуры, которое может кончиться спокойным умиранием? Церковная история показывает: христианство выигрывало именно тогда, когда не успокаивало людей, не сливалось с "социологическим фоном", а говорило правду — неудобную, раздражающую, заставляющую меняться или бурно протестовать. Не случайно в высших католических кругах зреет недовольство папой, всё чаще вырывающееся наружу. "Начинается" — так озаглавил известный ватиканист Роберт Мойнихан свою статью о критическом письме, направленном понтифику четырьмя кардиналами ещё 19 сентября этого года. Ответа так и не последовало (уход от прямого разговора — тоже известная иезуитская тактика), и потому послание на днях было обнародовано. Первый из пяти изложенных в нём пунктов — прямой вопрос: действительно ли папа считает возможным допуск к причастию людей, живущих во втором браке при нерасторгнутом первом (а католический брак вообще практически нерасторжим)? Дальше Франциска спрашивают, действует ли в учении о разводе и причастии значительно более строгая позиция, занятая ранее папой Иоанном Павлом II (по католическому учению, папа неправильного учения провозглашать не может). Между прочим, ещё в октябре 2015 года 13 других кардиналов, причём гораздо более влиятельных, "поставили вопросы" в связи с линией Франциска в области личной и семейной этики. Тогда ответом тоже стало молчание. Логика "Общества Иисуса" старается уходить от евангельского "да — да, нет — нет"… Однако кардиналы и другие внутренние критики всё сильнее припирают Франциска к стене, спрашивая: продолжает ли Ватикан считать христианское нравственное учение неизменным, потому что оно дано неизменным Богом, или же всё относительно, а главное — выживание и популярность? Будем надеяться, что лукавая логика не проникнет в православное социальное учение вслед за не самым удачным примером папы, популярного всё более вне Церкви, а не внутри неё. Кстати, подход православной церкви к греху аборта до недавнего времени оказывался де-факто более либеральным, чем у католиков. Этот грех отпускали обычно сразу и без долгих рассуждений. Вызвано это было тем, что в советское и раннее постсоветское время женщины считали аборт обычным делом и не были готовы к тому, что о нём вообще спрашивают на исповеди. Но сейчас — во многом благодаря СМИ — о греховности аборта многие узнали. И всё больше священников стали накладывать на лицо, совершившее аборт (а также и на врача, и на мужчину — отца неродившегося ребенка), временное отлучение от причастия. Традиционный его срок — 10 лет, как за убийство — сейчас редко соблюдается. Но полгода-год — очень часто. Это предписывают и Основы социальной концепции Русской православной церкви: "Не отвергая женщин, совершивших аборт, Церковь призывает их к покаянию и к преодолению пагубных последствий греха через молитву и несение епитимии с последующим участием в спасительных Таинствах" (XIII.2). Епитимия — это наказание, обычно в форме временного отлучения от причастия. Таким образом, доступ к этому таинству сразу после раскаяния в аборте объявляется невозможным. В таинстве покаяния — то есть при исповеди — Господь прощает любой грех. Но за некоторые грехи Церковь обязана наложить ту самую епитимию. Прежде всего для того, чтобы изгладить духовные и нравственные последствия греха. Тем, кто приходит в храм за быстрым и комфортным "религиозным обслуживанием", это, конечно, не понравится. Но христиане превратятся в самопародию, если будут думать прежде всего о привлечении или удержании "клиента", а не о том, что говорится в Евангелии. Увы, Нагорная проповедь, а тем более следование ей (а именно к этому призывал Христос) мало совместимы с приспособлением к моде на грех.

Выбор редакции
23 ноября, 11:41

Вышел трейлер фильма Мартина Скорсезе "Молчание"

Премьера фильма состоится 23 декабря 2016 года. "Молчание" — экранизация романа Сюсаку Эндо, посвященного японской миссии португальских священников-иезуитов. Действие разворачивается в XVII веке. Главные роли играют Лиам Нисон ("Список Шиндлера", "Реальная любовь"), Эндрю Гарфилд ("Социальная сеть", "Новый человек-паук") и Адам Драйвер ("Внутри Льюина Дэвиса").

23 ноября, 10:50

Видео дня. Трейлер нового фильма Скорсезе

Paramount Pictures опубликовала первый официальный трейлер исторической картины «Молчание» режиссера Мартина Скорсезе. Это экранизация романа Сюсаку Эндо - японского писателя, который развивал тему христианства в империи, - о японской миссии португальских священников-иезуитов в XVII веке. В фильме снялись Лиам Нисон («Список Шиндлера», «Реальная любовь»), Эндрю Гарфилд («Социальная сеть», «Новый человек-паук») и Адам Драйвер («Внутри Льюина Дэвиса», сериал «Закон и порядок»). Картину покажут в кинотеатрах с 23 декабря.

21 ноября, 01:00

SHOCKING Truth About US Election 2016 / Donald Trump Illuminati?

 Illuminati New World Order Jesuit Freemasons Exposed.The etymology of the word "Cardinal" is "principal, chief, essential" or even more interestingly... "door hinge".Proverbs 6 v 12 - 19A worthless person, a wicked man, walks with a perverse mouth.He winks with his eyes, he signals with his feet,... [[ This is a content summary only. Visit http://FinanceArmageddon.blogspot.com or http://www.newsbooze.com or http://goldbasics.blogspot.com for full links, other content, and more! ]]

14 ноября, 17:09

ПАН КРУЛЬ МАНУСКРИПТОМ ДОВОЛЕН

Случается иногда так, что тема, вроде давно закрытая, не дает покоя. Крутишься, вертишься, а вспоминаешь, с ощущением, что нечто важное осталось недосказанным, - и к уже, казалось бы, неактуальной теме о т. н. "диссертационном скандале" я возвращаюсь потому, что ощущение чего-то забытого, не учтенного, но важного, наконец, превратилось в понимание...Все очень просто: оказывается, поначалу я, стыд мне и срам, не обратил внимание на то, что "адвокатом дьявола" выступал никто иной, как Константин Юрьевич Ерусалимский, также доктор исторических наук, защищавшийся по истории допетровской Руси, а тут возникают неясности уже вполне конкретного толка, ибо об этом "специалисте по истории допетровской Руси",а равно его принципах и методах, мне уже доводилось писать. А если этот "историк" позволяет себе упрекать кого угодно, неважно кого, в "ненаучности исследований", я автоматически делаю стойку, потому что не может быть такого, чтобы чистое дело выполнялось грязными руками. Просто не может жулик быть честным. Однако, поскольку вопрос серьезнее некуда,действовать по принципу "Сам я роман не читал, но...", чисто на основе внутренних убеждений недопустимо. Поэтому, не пожалев аж семь евро, я выписал текст докторской диссертации г-на Ерусалимского "Московиты в Польско-Литовском государстве второй половины XVI- начала XVII в." и штудировал более недели. Ибо труд огромный, а времени мало. Тем не менее справился, и...Общие впечатления:Сложно поверить, но на более чем тысяче страниц речь идет только о "московитах". Термина "русские"; нет вообще, притом, что в то время сами жители "Московии" определяли свою страну либо по старинке как "Русь", либо (с конца XV в.) как "Российскую землю" ("Россию"), термин же "Московия" относится исключительно к западному (в первую очередь, польско-литовскому)политическому лексикону, как дефиниция, выводящая Москву за пределы "Руси" и представляющая Вильно, как единственный правомочный центр воссоединения русских земель. При этом, как бы ни пояснял автор свою методу, утверждая, "само изучаемое явление (то есть, в частности, "русские") "не поддается точному научному определению", по ходу возникаети от страницы к странице крепнет ощущение, что тенденция подробно разбирать мелкие и мельчайшие детали, при этом избегая их анализа, а тем паче, подчеркнуто отказываясь от обобщений есть, так сказать, краеугольный камень методики автора, прямо утверждающего,что "самоочевидность казусов и самодостаточность каждого подхода" говорят сами за себя.Иными словами, полностью игнорируются и специфика времени, и сущность целей, ставившихся авторами цитируемых документов, причем на основе презумпции полного доверия к западным трактовкам событий (и тогдашним, и нынешним), а в итоге, сам факт эмиграции из России в Литву оценивается, как сугубо положительный: дескать, беглецыногами голосовали "за свободу против тирании", и никаких иных мотивов у них не было. Более того, мельком помянув, что эмиграция из России в Польско-Литовскую республику все же "многофакторное явление, возникающее благодаря частичным обстоятельствам, мотивам и решениям", автор даже не пытается рассматривать причины этих "обстоятельств, мотивов и решений",каким-то непостижимым образом полностью упуская из виду, что именно конец XVI – начале XVII в.в. были эпохой становления и централизации Государства Российского, а равно и укреплению русской политической и культурной самоидентификации. А следовательно, речь, по логике, должна идти о противопоставлении не неких абстрактных "свободы" и "тирании",но двух культурно-политических, идеологических проектов: "православного" (позволявшего сохранить себя) и "католического", ведущего к отказу от своей особости, окатоличиванию России, а в итоге и ее дерусификации. И вот тут начинается главная странность. Будь автор полным профаном, это бы еще полбеды, но он, как специалист, явно квалифицирован, однако при этомсовершенно не учитывает тот важнейший фактор, что в исследуемое время противостояние России с Западом шло уже не по линии Москва-Вильно (то есть, "двух Русей"), но по линии Москва-Краков (то есть, "быть ли России вообще"). В итоге, про "трансформацию" ВКЛ с католизацией и дерусификацией "литвинской"аристократии , - ни слова. А труды российских, белорусских, немецких и донбасскихисследователей (Владимир Короткий, Алексей Лобин, Александр Филюшкин, Корнелия Зольдат, Олег Трусов, Людмила Таймасова, Вячеслав Гипич), рассматривающих русскую эмиграцию того периода, как проявления социального эгоизма аристократии, достигшего кульминации в военное время, когда "отъезды" воспрещались,а также и крайне негативном отношениик такой эмиграции "низов", автор предпочитает не упоминать. Еще раз: не имей автор безусловно высокой квалификации, можно было бы говорить о полном непонимании им принципиальной важности социокультурного фона, вне которого оценивать мотивы действий людей прошлогоне допустимо . Но квалификация автора высока, а следовательно,он все прекрасно понимает, и понимая, сравнивая Россию с Западом, сознательно уходит от принятой в ремесле историка дуали "разное-другое" к не имеющей никакого отношения к науке дуали "хуже-лучше", причем, если что-то с чем-то сравнивается, то Россия во всех случаях "хуже", а все "московское" (ни в коем случае не "русское"!) оценивается a priori отрицательно.Или, если под "хуже" подвести нельзя, - скажем, развитие просвещения, книгопечатания, духовные искания, Судебник, отношение "низов" к Центру, - подменяются (на уровне подтекстов) панегириками "золотой шляхетской вольности", в результате чего создается ощущение, что диссертация написана на гранты, выделенные поздними Ягеллонами, ранними Ваза или, как вариант, отцами-иезуитами.Резюме.В свете вышеизложенного, "диссертационный" конфликт приобретает новое наполнение. Обвиняя г-на Мединского исключительно в "ненаучности" (идеологической заряженности) его труда, чего г-н министр и не отрицает, г-н Ерусалимский требует лишить его докторской степени,присвоенной за диссертацию "Проблемы объективности в освещении российской истории второй половины XV-XVII веков", однако при этом докторская диссертация г-на Ерусалимского идеологически заряжена ничуть не в меньшей степени, а в части передергиваний куда больше,причем, если "грех" министр заключается в "идеологизации истории" методом позитивной трактовки фактов, то "ученый" из РГГУ в угоду своей "негативной концепции" факты просто искажает, а контрдоводы замалчивает, при этом позволяя себе что-то пищать о "научной добросовестности".Выводы, думается, очевидны, но если кого-то интересует мое мнение, то г-жа История, к сожалению, неразрывно связана с идеологией, в связи с чем, ее всегда и везде так или иначе припудривают или (тоже бывает) мажут дегтем. Она, бедолага, обречена балансироватьна стыке науки, идеологии и очень-очень мало кому удавалось сохранить сухой академизм. Но, в конце концов, как говорил великий болгарский ученый, археолог и палеолингвист Петр Мутафчиев, "Клио тоже Муза", - а вот у шулерства вроде ерусалимского Музы нет. Хотя, конечно, тоже искусство...

08 ноября, 02:30

ANONYMOUS Shocking CHAOS in LONDON - Police Battles Exposed [2016]

 (2016) Shocking Scenes of CHAOS in LONDON as Anonymous battle with Police - Exposed Full (1080 HD). Illuminati Jesuit Social Engineering Revolution Agenda Exposed. The Financial Armageddon Economic Collapse Blog tracks trends and forecasts , futurists , visionaries , free investigative... [[ This is a content summary only. Visit http://FinanceArmageddon.blogspot.com or http://www.newsbooze.com or http://goldbasics.blogspot.com for full links, other content, and more! ]]

08 ноября, 00:25

120 епископов Франции просят прощения за покровительство педофилам

В знаковом для каждого католика городе Лурде собрались в понедельник, 7 ноября, все французские епископы (120 душ) — чтобы провести осеннее общенациональное заседание и заодно помолиться о жертвах «религиозной» педофилии и представить меры по борьбе с этим явлением внутри церкви.«Жертвы сексуального насилия будут в центре /понедельничной/ молитвы епископов в церкви Девы Марии Розария. Состоялась месса о “прощении грехов”, совершенных членами Церкви. Затем прошла торжественная вечерня», — говорится на сайте католической церкви Франции. Там же говорится о том, что «в этот же день будет представлен комплекс мер, принятых в епархиях в течение последних 6 месяцев» под надзором созданного в апреле «постоянного комитета по борьбе с педофилией». Этот церковный комитет, в свою очередь, работает в связке с Национальной независимой экспертной комиссией по вопросам борьбы с педофилией.Сеголен Муг, официальная представительница комиссии, заявила сайту 20 minutes, что обо всех ставших впервые известными фактах педофилии, было сообщено полиции.Кроме того, церковь приняла против «нескольких священнослужителей» «ограничительные меры».По информации Le Figaro, речь идет о десятке случаев, тогда как французская католическая церковь насчитывает 16 тысяч священников.Как сообщает Le Figaro, устроить день молитв, посвященных жертвам «религиозной» педофилии, французским священникам рекомендовала в сентябре Папская комиссия по защите несовершеннолетних, возглавляемая священником-иезуитом Хансом Золлнером.Напомним, в нынешнем году католическая церковь Франции оказалась в центре скандала, связанного с делом о священниках-педофилах, служивших в церквях Лионской епархии в 80-е годы прошлого века. В конце сентября 2016 года также стало известно, что за девять последних месяцев, начиная с ноября 2015 года, четыреста человек во Франции заявили, что стали жертвами насилия со стороны священников-педофилов.Сегодняшняя молитва — первое массовое «покаяние» французских священнослужителей за педофилию. Молиться о прощении этого греха и о его жертвах будут не только 120 епископов, но и все французские католические священники во всех церквях страны.«Мы выслушивали жертв не так внимательно, как они того ожидали, — признался епископ Парижа Андре Двадцать Третий, возглавивший торжественную службу в Лурде. Епископ попросил «прощения у Всевышнего».http://inosmi.ru/social/20161107/238153641.htmlс нашим болотом даже сравнивать не хочется. Полный съезд наших лоббистов ожидается тоже в ноябре. Но это лишь для юбилейных поцелуев нашего не-Папы.

07 ноября, 16:41

Габсбурги

Папа Римский устроил грандиозный прием в Ватикане для многочисленных отпрысков династии Габсбургов.1. Франциск отличается скромностью, и потому это событие выпадает из ряда обычных.2. Если политические речи или "small talks" по случаю не стоят почти ничего, то в символах и картинках всегда содержится правда. Картинки не врут, и врать не умеют. Так вот, символы говорят нам, что Габсбурги и Ватикан Папы Франциска стоят если не на одном берегу, то по крайней мере на берегах одной реки. Ее оккультное название "Алфиос", Подземная Река. Это Великая Гностическая "Ересь" (Учение) носителями которого в тех или иных формах выступали (выступают) многочисленные тайные общества и секты.  Папа носит на шее крест на котором нет Распятого, но есть Орфей (Он же Гермес Криофорус). А Габсбурги хранят в Мадриде картину Веласкеса "Менины" (настоящее название - "Семья") на которой в аллегорической форме изображена история падения Дома Меровингов, и в центре изображена в обличьи Инфанты Сара, дочь Марии Магдалины и Иисуса Христа. В руках у нее - ГРААЛЬ.3. Габсбурги единственная "королевская" династия Европы, способная легитимно возглавить ее. Потому что Брексит уже состоялся, а Шведские Короли - это ставленники самозванца-Наполеона. О френчах и вовсе промолчу.4. Если смотреть не на частности, а на тектонические платформы, то сегодня Ватикан, Габсбурги и Европа вцелом как никогда близки к осуществлению задуманного: установления единой "священной" Власти.5. Кто этому противостоит? Как ни странно банковская группировка, очевидно представляемая в общественном сознании Ротшильдами. У нее, вероятно есть и религиозно-исторический подклад, вроде Бнай Брит и Сионизма. Но, мне кажется, здесь все-таки больше бабло, чем Мошиах. Габсбурги и сами ведут свою тайную родословную из Палестины - по линии Рекс Деус. Так что если они от своего еврейства и отрекутся, то исключительно по причине эволюционных, так сказать, мотивов.6. Условные "Ротшильды" в восстановлении "священной" Власти Царей не заинтересованы, если только они стоят на своей платформе, а не соскакивают с нее. Почему? Потому что Цари немедленно возьмут под контроль баблооборот, как это удалось в локальном плане сделать Франциску в Ватикане.7. Кто представляет интересы условных "Ротшильдов"? В политическом плане - Макрон, например. Саркози тоже хочет, но его не берут. Силы у них - это бОльшая часть масонства (предположительно масонство "нерегулярное" в своей массе) и все "республиканские" институты. Ресурс - бабло и баблометы.8. Силы Ватикана и Габсбургов - некоторые Ордена, Опус Деи, Иезуиты и миллиард более или менее верных Католиков. Папа заручился если не поддержкой WASP, то по крайней мере нейтралитетом. Но, все-таки, я склоняюсь к тому, что достигнуты договоренности о поддержке. Это значит, что бабла и ресурсов тоже много. 9. Тактически, впрочем, вероятно что обе платформы пойдут на сближение, договор и компромисс.

06 ноября, 08:11

Lizbeth Mateo: Contradictions Of U.S. Immigration Policy

In this week's episode of "Scheer Intelligence," Robert Scheer speaks with lawyer and immigrant rights activist Lizbeth Mateo, who self-deported in order to illuminate the plight of immigrants like herself. Mateo came to the United States with her family at age 14 and attended college and law school. She returned to Mexico for several days in 2013 and was subsequently denied DACA (Deferred Action for Childhood Arrivals), calling into question her ability to live and work in the United States. In their conversation, Mateo tells Scheer why she decided to become an activist and self-deport, knowing it was a risky move. She explains why activists call President Obama the "Deporter-in-Chief," and affirms that whatever happens in the presidential election, immigrants will not forget the politicians who remained silent while Donald Trump insulted them. Adapted from Truthdig.com Read the interview below: Robert Scheer: Hi. This is Robert Scheer. Welcome to another edition of Scheer Intelligence where the intelligence comes from my guests and in this case it is LIzbeth Mateo, an immigrant activist, who has had a rich history ever since she came into this country, dealing with immigration laws. She came in at the age of fourteen from Oaxaca, she went to local schools, graduated from Venice High School and actually, spent two years at Santa Monica College, where we are broadcasting from. Very proud alumni. Went on, then to Cal State, Northridge and another great local institution and then went up to Santa Clara College, a Jesuit institution in Silicon Valley and graduated from law school. All of which would now put her in position for a great career except there is a question about her documentation, which is actually the subject of this podcast. Everybody is now talking about immigration reform or getting rid of immigrants or what have you and there is a lot of hypocrisy around this issue but one of the bright spots, although maybe Lizbeth will disagree with me, is that at least here in the State of California, which has been ahead of the country, I think, on immigration reform as far as licenses. In one bill, Jerry Brown, our Governor, signed, you can actually get credentialed as a lawyer and function. Why don't we begin with that? On the one hand, you represent the great achievement of the American melting pot. A person who did everything right and yet you could have been eligible for the Dream Act that Obama has proclaimed or seems to support. There is a bit of a mixed record there from Obama on this, which you can discuss, but you have a problem in your record in that you were an activist and one of your activist actions was to self-deport, so why don't we talk about that. Lizbeth Mateo: Yes, first of all, thank you so much for inviting me, for having me here. I am essentially what a lot of people call a dreamer. I came to the US at a very young age. I went to high school, college in the area, I graduated from law school and yes, California has been, I think, at the forefront of immigrant rights issues for a long time. We are able to get in-state tuition, pay like everyone else who is a citizen. Also get certain financial aid and more recently, at least for me, the most crucial thing in my career is that I can actually get a license. I can take the Bar, get a license, and practice law. The issue is, now, I can't work legally in the US. I don't have a work permit because I do qualify, in my opinion, for deferred action for childhood arrivals or DACA, as most people know it, which is a program that President Obama created in 2012. However, as part of my activism, I left the country in 2013, briefly, with two other young people and we joined a campaign called the Bring Them Home Campaign. We essentially met with other young people in Mexico who had been deported, who had left for family reasons, for other emergencies, who wanted to come home. We came back , the nine of us, we were named the Dream Nine and we presented ourselves at the border and asked the government to allow us to come home, which they did after seventeen days in detention and so, I went on to law school, thinking I am going to remain in this country, I have been allowed to come home and I am going to apply for DACA eventually, which I did, only to receive not one but two notices of intent to deny from the government citing that exit. That is what I am dealing with right now and that is what I am fighting for. Scheer: So this is a situation that a lot of people fall into. That something has gone array in their papers either because they were really great citizens, like you, activists to try to make the country better or they had some technical difficulty. Speaking as a lawyer, what can be done now, not just in your case, where do we stand on the immigration issue? I know the Democrats are saying they are great on it and they are getting a lot of votes based on that. They weren't always great, and the Republicans are being led by a [unintelligible] neo-fascist, Donald Trump, who wants to just blame, when he is not blaming Muslims, he wants to blame immigrants, undocumented immigrants, for all of our problems. Of course, they have nothing to do with it. We are in a weird place where the good people haven't always been so good. Mateo: Yes, and that is a problem. Especially during this election that has been very negative, where immigrants have been described with some of the most horrible words but I think, at least for me, not so much from the stand point of a law graduate or a future lawyer, but more from the stand point of an immigrant and an organizer, I think that we need to be ready regardless of who becomes President. Even if it is Hilary Clinton. She is saying some great things about immigrants now but she hasn't always been on our side. She was the first one to call for the deportation of minors, refugee children from Central America. She has agreed with the policies of President Obama to deport almost three million people at this point, 2.5 million people, including many of those refugee children, many of who are still in jails across the country at this point. To me, that is just unacceptable that in this country we put kids in jails, in prisons. I think whoever becomes President, we have to be ready to keep organizing like we have so far and that is part of the reason why I am speaking out on my case and why the government wants to deny me a benefit that, one, I qualify for and two, that I think I have worked very hard for and have, in many ways, earned through my activism, through my work in my personal life and that is the kind of message that I am trying to send to the community at this point. Scheer: You know, living here in Los Angeles and running into a lot of people, students of my own at USC and elsewhere who have questionable status, they are a little angry with Obama and some of them, my students, have called him the Deporter in Chief. Mateo: He is the president who has deported more undocumented immigrants in the history of this country and that is ... Scheer: More than any other president. Mateo: Yes, more than any other President. That is in great contrast with what he campaigned around in 2008. A lot of young people, a lot of dreamers, went out and supported his campaign, knocked on doors, encouraged people to vote for him so we felt, in many ways, betrayed by the promises that he was making and felt like DACA, while it was great, it wasn't enough because we were still seeing our parents, our neighbors, our friends getting deported. That is the reason we did this campaign, the Bring Them Home Campaign, to try to reunite some of these young people who had been deported and also work with families to come back home because it was very frustrating to hear people who were in Mexico or other countries saying, "I want to come home. I have kids in the US, my parents are in the US, I am a dreamer, I grew up there since I was two and I hardly speak Spanish and I don't know what I am doing here. I was deported. I want to come home", and that is the reason we did it. We wanted to show the Obama Administration that they can do more. That DACA was great but it is not enough. There is more that we can do and that was the main reason. Scheer: You knew at the time that you were risking your status or? Mateo: Yes, I had been in the country, living in the US, for about fifteen years at that point, so I knew that it was going to be risky. I knew that there was a chance that I wasn't going to be able to come back but I was also very inspired and hopeful that my community was going to rally around their cause and what we were trying to do and basically, organize to get us back home. At that point, we had been able to stop a lot of deportations with the help of the community by organizing and we were inspired by that and we wanted to take that to a different level and show our community, more than anything, that when they organize, that when they work together, they can do lots of things that they didn't think they could. Scheer: I must say, this is a big part of the California story and that has not been recognized nationally enough. The reason California, and one of the consequences that has changed, is that it is a deep blue state and Republicans now are in danger of being a third-party, with undecided about to be a larger group than Republicans. What happened is the Republicans backed proposition 187, which was a Draconian proposition, it wasn't the first one but it was the nastiest one, and it passed and then it was thrown out by the courts but it gave the Democrats an opportunity to show a different way and they did. The Democratic Party in California broke, was actually the National Democratic Party, broke with this tradition because Democrats, because of narrow-minded labor movement of old, including the farm workers at one point, thought that immigration was threatening, immigrants were threatening to their effort. That changed and in California, as you mentioned the rights that undocumented people have in California, the Democratic Party decided very clearly, to establish a commitment to the human rights of undocumented people. I remember looking out of my window, I lived downtown, in Los Angeles and you reminded me, oh it was '06. I looked out of my window, I had no advance notice, I don't know, I read the papers, I follow the news and I suddenly saw the largest demonstration I have ever seen in Los Angeles going right under my window and I go, "What is this thing about?", and they were all streaming towards City Hall, down 1st Street and everything, so I went running out to find out what it was about and it was a demonstration for saner immigration rights but what it represented was a unification of not only the immigrant community, Latino community, but also an ending of this, "Oh, I'm a citizen, I don't care about you" or "I have this status". It ended a certain kind of individualism and development of a sense of community that I think was quite startling. Was that the pivotal moment? Mateo: I think that it was one of the pivotal moments. I think that 2006 demonstrated to the community that it is possible to work together. That it is possible to unify and to work towards what we want which is to be treated with dignity and respect but I think that after that point, there were several others and I think in 2010, there were some major demonstrations, not at the level with hundreds of thousands of people but 2010 was a year that I think, at least undocumented youth calling 'undocumented aren't afraid', to mean, 'we are not going to be afraid to say we are undocumented, we are not going to be ashamed to say we are undocumented.' We are going to take pride in that and we are going to push our stories and the stories of our parents to the mainstream so that they know we exist, so they know, and by they I mean the country knows, that we exist, that we are part of this country, that we contribute and that we deserve to be treated as human beings, that we deserve to have some kind of legal protection, that our families deserve to stay together. After 2010, there has been several other demonstrations by undocumented youth, by our parents, in the South also, not just California but in Alabama, for example, parents voluntarily getting arrested to fight against some of the most hateful legislation Alabama. That, to me, has been one of the most inspiring moments of my life so I think there has been several for sure. Scheer: This is Robert Scheer. I am talking to Lizbeth Mateo, an immigrant activist, a graduate of law school now, and someone who is bucking the system. This is a show on American Originals. Why out of the crazy quilt of our immigrant background and everything else, do we get unique individuals who stand up and stand for something, not just their own personal ambition and in your case, I would consider you an Original American because after all, you are Zapoteca from Oaxaca. I gather indigenous? Mateo: Yes. Scheer: Yes and you even now a pre-Spanish language which is something of a revival among younger people trying to learn indigenous languages, that in some cases were disappearing. You are one of the original Americans and this is just an accident of border that you are not considered or entitled to have a casino or something, if we take that kind of advance as an advance. Let me ask you about your story. Weren't you in part tempted to do something, that I think we teach too often in our schools, that careerism should trump anything else? That you had a good career before you. Why didn't you sell out? I guess is the answer. Why did you take this additional burden because otherwise, you are on your way to being a very successful lawyer, why did you endanger that? Mateo: I think I have been able to get as far as I have been able to get because there has been a lot of people who have supported me. Who have helped me, who have believed in me. I whole-heartedly believe in returning that favor and paying it forward. I know that I didn't get where I am, I didn't go to law school just out of my own effort. I had to work really hard. I had to work harder than most of my peers but there were a lot of people who believed in me and those are the people that lifted me, who have put me in the places I wanted to go. I, honestly, feel like I am part of something bigger than myself and my parents have always been very kind people, very generous and they have taught me to care about other people as well, to care about my community, to care about my environment and not just impressions that I make in people but what I can do to better that environment. I think that is why I didn't want to just continue my education on my own without being able to, not necessarily inspire, but help other individuals get the same rights that I do enjoy. I think that we are stronger as a community and I will be able to get farther in life if I am not seen as an exception, if I am not seen as ... Because I was told many, many times, "those immigrants, we don't support them, we don't believe they are good for the country but you are different." Growing up in Venice, in the Venice area, Culver City, I had a lot of friends who will say things like that about my parents. People like my parents. "Well, we don't agree with immigrants, I think they should be deported but you are different", and so I think that is also what inspired me to show my community, the rest of the community, the rest of the country, there is no such thing as good or bad immigrants, we all have something to contribute and there is plenty of people in our communities that are doing amazing, amazing work and I wanted to showcase and highlight those stories as well. Scheer: This is Scheer Intelligence. My guest is Lizbeth Mateo. We will be right back. Scheer: We are back with another edition of Scheer Intelligence and my guest is Lizbeth Mateo. Let me ask you, what is the impact of Trump's attack? I mean, it is so vicious, so low level, so evil. I use neo-fascism because after all what was fascism? It was blaming the other Jews, Gypsies, homosexuals, blaming the other for the economic problems, the social disarray of your society and suddenly, Trump was doing it. "Wow, we need this wall. These people are rapists, we have to get rid of them", and this is permanent. Is it? Mateo: I would think so. I think that it is. People won't forget easily. People will not forget. Trump may disappear. Who knows if he is going to win but let's say that he doesn't win. He is going to go back to do whatever he wants to do, he is going to disappear but the Republican Party is going to continue having that image of those who just stood there while allowing Trump to say all kinds of awful things about immigrants, about women, so I think that it is permanent. Our communities will remember. There is obviously some fear and that is unfortunate. Some people are fearing that Trump is actually going to build a wall or that he is going to actually deport people but I think one thing that we are forgetting is that that is actually happening. There is more militarization at the border, there is less and less people coming from Mexico. There is more people that are leaving the country actually. Leaving the US and going back to Mexico. There has been almost three million deportations under the Democrat, President Obama, so that is happening. What I think is going to last is that we are not going to forget what Trump said; we are not going to forget what the Republican Party said; and we are not going to forget what the Democrats did or said in response to that. I think that, my hope is that that fear and that anger that we feel right now, being called rapists and criminals and all kinds of awful things, that they will translate into empowerment. They will translate into actually organizing to say, "Okay, Trump said all these things but if Hilary wins, what is she actually going to do? Not even what is she going to say but what is she going to do for us?", because there is a lot of people who cannot vote but who are campaigning for Hilary, who are encouraging their friends and their neighbors in their community to vote for Hilary Clinton. I think that whoever becomes President, especially if Hilary Clinton becomes President, she needs to take the community seriously and she needs to do something to pay back what we have done for her. What our community has done for her. Scheer: Even the traditional trade union movement in this country was not welcoming to immigrants from anywhere, whether they were from Ireland or they were from China, because they thought if you increase the pool of workers, they will be exploited more readily and that argument came to be dropped to a large degree. Still, unfortunately, applied and I am wondering if there aren't things that can be done in that respect in terms of, say, okay, let's increase the minimum wage and let's enforce it. To my mind, that is like a no-brainer. Let's have something that approximates a living wage. That means people earning that will not become dependent. Mateo: No, I agree, there is a lot of work that needs to be done. Unfortunately, I think that sometimes employees are the ones that get punished instead of employers who violate the laws. I agree, those laws need to be enforced, there is a need to have a higher wage. California is a very expensive place, LA is a very expensive place to live and the minimum wage that we have is not quite enough for a family, for parents who have children, so I do agree that those laws need to be enforced and I think that when we think of low wage workers, we need to think of them as part of our community because I think that sometimes there is that divide of, "Well, they don't have documents, so they can't really demand higher wages, they can't really demand to be treated, to be protected by the laws that we have", but I think, at least in State of California, it has been made very clear that the laws, especially labor laws, apply to all workers, apply to all people who are part of our working force. I do agree that those need to be enforced and there needs to be a recognition that immigrants contribute a lot, whether they are working at a restaurant, in a factory, at a school, whatever it is that they are working or even in underground economy, they still contribute, we still pay taxes. We are not able to get a lot of services, a lot of benefits like going to hospitals for example but we can, in this country, the irony is that we can get an ITIN number which is kind of like a social security number and pay taxes. A lot of people that I know, a lot of immigrant families have done that and the reason they have done that is because they have the hope that someday they are going to be able to legalize their status and the way they are going to prove what they have contributed, how long they have been in this country and they have been good citizens is by showing the government all these tax forms, all the taxes they have paid. Scheer: The question is, what will be the pressure on the people who, both Republican and Democrats who are running this country after, and clearly for the Democrats and I know you will remind them, Hilary Clinton wouldn't have one those primaries without a big Brown as well as a Black support base, expecting some progressive legislation. Mateo: I think that the community will certainly remind Hilary Clinton that they have been there for her and she needs to be there for us now. I think that is the reason why I am speaking out on my own case even though it is my application for deferred action that is being tentatively denied by the government, which is very ironic, because not just my work but the work of a lot of people like myself, helped create that program, right? I feel like I am being punished for wanting to create more protections for immigrant families and trying to reunite some of these families that the administration has deported but I think we are going to remind Hilary Clinton that we are not going to allow anyone, just like we have done with Trump, I mean there has been a lot of demonstrations against him, there will be demonstrations and work done to make sure that Democrats don't get to just pay lip service to us, that they actually do something. The things that they promised us. Not just with immigrant community but for workers, women, for the LGBT community because we are all a part of those communities and we care about those issues as well. Scheer: Let's conclude by giving people a very clear idea of your case. Not because one human being is more important than others, Lizbeth, but sometimes there is a case that galvanizes public attention. It is a way of defining issues and you are a person who has done all the right things that we expect from a contributing citizen or person in our society, right? You are the model so why don't we go through this. What is it precisely, because I think we didn't get it as clearly as we need to, but I just want to be clear on this because I think your case is compelling, that is why I wanted to interview you. Just take us through the ABC's of what happened to you and what your facing now and how people can support you. Mateo: People can go to pangealegal.org, that is the website of the non-profit that's representing me with my deferred action application. In 2015, I applied for deferred action for childhood arrival or DACA, which will give me protection from deportation for two years and it will give me a work permit allowing me to use my legal degree, my law school degree. In May, I received the first letter of intent to deny citing my exit and my activism as the reason why the government is intending to deny me this benefit. We replied because they asked us to respond to that letter. We replied with ninety pages of letters to support. Scheer: Summarize the reply. Mateo: We replied citing that the reason I left was as part of a campaign, as part of ... Scheer: You self-deported. Mateo: I self-deported in 2013. I was absent for thirteen days which is a very brief period of time, I wasn't gone forever. Then when I came back, I came back as part of a campaign to reunite families and that is what we were able to do, and I say we, because it wasn't just me, there were other people who were also involved. Then, I got another letter of intent to deny in September, citing the same reason for the possible denial. At that point, we decided to respond but also launch a campaign so that is where people can go to pangea.org and find out more about it. We have a petition. We have been able to gather almost three thousand signatures from the community. Over four organizations across the country have signed on to a letter asking the government, the administration, to grant me DACA. Over 250 law professors, many immigration experts and attorneys have signed a letter asking the Obama administration to grant me deferred action so we are launching this campaign, not just to win something for myself, not just to get me a work permit or get me protection under DACA, but to also tell the immigrant community, especially young people that they should not be afraid to continue to organize. Scheer: Well, and clearly, you are someone with the skill set now that we need. You are a lawyer who graduated from a very prestigious law school, you are bilingual, you know history of your own people back in Mexico and Oaxaca, you can communicate with this very large community that we need to communicate, that needs legal representation, that has dealings with the courts, that needs people, lawyers, who can understand their case and explain it so clearly, you are the model citizen that we should be attracting from all over the world. I would recommend that people take your case as a test case, not just because you are a delightful, intelligent person, I agree with you, it can't be just about one person but if this administration, Democrats, which will be continued, presumably, in the White House by another Democrat which has turned down your request so they have campaigned on the idea that they made progress, significant progress, with these executive orders and so forth, from President Obama. If it is Hilary Clinton that comes in, presumably there will be people in the lower levels of the ticket that will also get an edge, maybe they will increase their representation in the House and Senate and if they can't provide justice to someone like yourself, right? I would remind people, what you did is you self-deported, something the Republicans have actually called for, Donald Trump even mentioned, you did that to help other people not to help yourself. Not because you suddenly wanted a Mexican vacation or even that you had to visit a sick relative, you did this as an act of altruism to help people unite their families. To call attention to their situation. You risked your status going across the border for thirteen days to help others get back in. There should be a statue to you someday. No, really, that is an exemplary behavior, right? It will be a real test, I would suggest people who listen to this should follow it, see what happens here. Whether the new administration, whichever if it is Republican, but particularly if it is Democrat because they have said they have a much better position on this whole issue, deliver. You will be a very good case. There will be others to see whether they deliver because we can't go on saying, "Oh, we respect immigrant rights", but then well I can be the deported in chief because I am better than the other one. I am the lesser evil. That is not enough. If the lesser evil deports two, three million people, that is a substantial amount of evil in terms of what harm it brings to people so I hope people keep in mind the fate of Lizbeth Mateo. Her case, not just because she is so exemplary but because it will tell you whether any administration that comes into power is really serious about dealing with what is of this country, it's fundamental, most pressing human rights issue, in my view. Thank you for being here. Mateo: Thank you. Scheer: This is another edition of "Scheer Intelligence." Our producers are Joshua Scheer and Rebecca Mooney. The engineers at KCRW are Kat Yore and Mario Diaz. See you next week. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

02 ноября, 03:53

Announcing the Debut of Tell Me Something I Don’t Know

A while back, we tried out a new idea on a special edition of Freakonomics Radio — a game show we called Tell Me Something I Don’t Know. You might remember it. It was so much fun that we decided to launch a whole new podcast series. It’s been in the works for a while […] The post Announcing the Debut of Tell Me Something I Don’t Know appeared first on Freakonomics.

01 ноября, 23:29

Передумал.

Папа Римский по уже укрепившейся традиции сделал ряд важных заявлений во время перелета в самолете. В этот раз он сказал, чтобы европравители заканчивали свои игры с мигрантами, и не принимали их больше, чем могут переварить.http://www.lefigaro.fr/actualite-france/2016/11/01/01016-20161101ARTFIG00144-le-pape-francois-appelle-les-etats-europeens-a-la-prudence-dans-l-accueil-des-refugies.phpЭти речи резко контрастируют с тем, что Понтифик говорил раньше: он показывал пример, и многие церкви стали принимать беженцев, опекать их, а сам Франциск омыл им ноги, в русле христианской традиции.И вот теперь разворот на 180 градусов. Почему?Предполагаю, что Папа окреп, наконец-то. И чувствует в себе силу больше не претворяться лояльным тем "Кукловодам", которые разработали этот аццкий план: "от политики мелтинг - пота к накачке Европы мигрантами и гражданской войне".Папа во первых, поставил в стойло "Банк Ватикана" (Институт Религиозных Дел). Во вторых, достиг полного взаимопонимания с Опус Дей, В третьих, благословил своего, надежного человека на пост Черного Папы (Генерала Иезуитов), и вот теперь замирился с Протестантами (WASP).Напомню, когда "дети вдовы" укокошили Иоанна Павла Первого, Опус Деи устроил им самую настоящую Варфоломеевскую Ночь (только на современный манер). Урок пошел впрок: никто теперь против Ватикана в закулисье не дернется, когда и правое, и левое крыло у Франциска рабочие, а коготги такие, что не дай Бог никому с ними познакомиться.Молодец, че тут скажешь.Аминь. 

01 ноября, 11:20

Why the Catholic Church Is Leading the Fight Against Legal Pot in Massachusetts

The Archdiocese of Boston gave $850,000 to oppose an upcoming ballot measure—the second largest donation given to the campaign.

Выбор редакции
31 октября, 08:27

Pope on Reformation: Forgive ‘errors’ of past, forge unity

Pope Francis urged Catholics and Lutherans on Monday to forgive the “errors” of the past and forge a future together, including sharing the Eucharist, as he marked the 500th anniversary of the Protestant Reformation by traveling to secular Sweden with a message of Christian unity.

27 октября, 20:51

VICTOR DAVIS HANSON PROFFERS LESSONS FROM THE HIGHWAY OF DEATH: A half-century ago, when the state …

VICTOR DAVIS HANSON PROFFERS LESSONS FROM THE HIGHWAY OF DEATH: A half-century ago, when the state population was about 18 million — not nearly 40 million as it is today — the 99 used to be a high-speed, four-lane marvel. It was a crown jewel in California’s cutting-edge freeway system. Not now. The 99 was […]

19 мая, 18:26

О. Четверикова, И. Евтихиева. "Восхождение: от монарха к старцу"

Искусствовед, исследователь, член Союза писателей России, старший сотрудик Томского областного художественного музея Ирина Евтихиева о легенде тождества личностей старца Фёдора Кузьмича и императора Александра I, как и когда она родилась, о фактах, подтверждающих её, вероятных причинах оставления монархом престола, а также о том, какое влияние на это оказали иезуиты. Ведущая - Ольга Четверикова. Для оказания поддержки каналу День-ТВ можно использовать следующие реквизиты: — Яндекс–кошелек: 4100 1269 5356 638 — Сбербанк : 6761 9600 0251 7281 44 — Мастер Кард : 5106 2160 1010 4416

08 апреля, 11:22

Топ-10 самых дорогих книг в мире

В средневековом поместье на шотландском острове Бьют была обнаружена копия первого сборника пьес Уильяма Шекспира, сообщают СМИ. В сборнике, изданном спустя 7 лет после смерти драматурга, представлены 36 пьес.

15 октября 2015, 14:00

Общество и спецслужбы

Орден иезуитов не публикует данных о своих доходах. Но в печати называлась сумма капиталовложений ордена в промышленность США и стран Западной Европы, достигающих нескольких миллиардов долларов… О связях иезуитского ордена с империализмом и его всё большей ориентацией на монополистический капитал свидетельствует тот факт, что центр тяжести его деятельности переместился в цитадель современного капитализма — Соединённые […]

02 октября 2015, 08:00

Иезуиты в капитале. Обзор корпорации Vanguard

Американская группа компаний Vanguard является одним из крупнейших в мире объединением паевых инвестиционных фондов, распоряжается капиталом в размере около 3 триллионов долларов и управляется коллективным субъектом, которого сразу непросто обнаружить. «Вэнгард» исповедует консервативную корпоративную культуру и предлагает своим клиентам сравнительно более низкую доходность по долгосрочным вкладам и значительно более низкую стоимость их обслуживания. Эти деловые принципы позволили «Вэнгард» успешно пройти Великую депрессию 30-х годов и, возможно, удержат компанию на плаву в нынешний кризис. Но не только они. Заметные связи руководства корпорации «Вэнгард» с религиозными общинами штатов Пенсильвании и Нью-Джерси указывают на связь «Вэнгард» с католическо-иезуитскими кругами Западной Европы, которые переместились в Северную Америку после наполеоновских войн и Французской революции 1848 года. Именно это прошлое компании позволяет ей открыто и настойчиво предлагать не только деловую, но и ценностную альтернативу финансовому проекту «Уолл-стрит». Илл. Печать иезуитского колледжа им. Святого Иосифа в Филадельфии   Предыстория The Vanguard Group была основана в 1975 в Филадельфии под управлением Джона Богла, американца с шотландскими корнями и дипломом Принстонского университета. Компания представляет собой фонд, объединенный из нескольких паевых инвестиционных фондов, а точнее так называемый “индексный фонд” (об этом ниже). «Вэнгард» была построена на фундаменте другого филадельфийского ПИФа - The Wellington Fund, и эта история требует отдельного упоминания. Как известно, первичное накопление капитала всегда представляет собой загадку. Не обошлось без загадки и здесь. К началу 1929 года потомок валлийских квакеров, 31-летний бухгалтер из Филадельфии Уолтер Морган собирает среди своих родственников и знакомых 100 000 долларов (сегодня это примерно $1,36 млн) и создает сбалансированный паевый инвестиционный фонд под названием Industrial and Power Securities Co. Это был не первый американский ПИФ, но особенностью фонда Моргана стало то, что он умело сбалансировал вложения в акции и в долговые обязательства, и это помогло вкладчикам избежать потерь во время кризиса за счет разного изменения стоимости активов. Логично предположить, что кто-то таким образом спасал свои сбережения накануне Великой депрессии. И не прогадал: к середине 30-х годов управляемый фирмой капитал достигает 1 миллиона долларов, и тогда же Морган дает фонду новое название The Wellington Fund - по имени герцога Веллингтона, английского полководца и политика с ирландскими корнями. Последний известен не только разгромом Наполеона при Ватерлоо, но и как активный лоббист билля о реабилитации католиков в Англии и одновременно как жесткий противник аналогичной реабилитации евреев. Wellington Fund и управляющая активами этого фонда компания Wellington Management Company Моргана продолжили уверенно развиваться. В 1943 году в управлении WMC уже 10 миллионов долларов, в 1949 году преодолена планка в 100 миллионов, в 1959 году - миллиард, в 1965 - 2 миллиарда долларов. В конце 60-х Морган выходит на пенсию вместе со своим постоянным финансовым советником Майклом Робинсоном, выпускником частного иезуитского Университета им. Святого Иосифа, который был основан в Филадельфии Орденом Иезуитов в 1851 году, причем Морган регулярно отчислял пожертвования этому университету и пользовался там большим уважением. Сегодня университет состоит из колледжа и бизнес-школы и предлагает различные курсы в традиции liberal arts.   Рождение группы «Вэнгард» Джон Богл пришел в компанию Моргана в 1951 году, поводом для решения о найме послужила принстонская дипломная работа Богла о ПИФах. В середине 60-х Джон Богл становится управляющим партнером Wellington Management Company. Тогда компания вступает в сложный финансовый период, и в 1967 году руководство принимает решение о покупке бостонской инвестиционной фирмы Thorndike, Doran, Paine and Lewis, Inc., которая управляла капиталом фонда Ivest. В конце концов, в 1975 году на платформе этих двух фондов появилась The Vanguard Group, названная в память о флагманском корабле флота адмирала Нельсона в сражении против наполеоновских войск при Абукире. Компания очень успешно прошла 80-е годы, и к середине 90-х управляла через все свои подразделения уже 132-миллиардным капиталом. В 1996 году исполнительным директором «Вэнгард» вместо Богла становится его 40-летний заместитель Джон Джозеф Бреннан, выпускник Дартмутского колледжа и Гарвардской школы бизнеса, который работал в компании с 1982 года. В это же время компания расширяет представительство в мире: к американскому и британскому офисам добавляются филиалы в Сингапуре, Токио, Сиднее, затем в Гонконге и Пекине. В 1998 году «Вэнгард» занимает второе место в мире среди ПИФов по размеру капитала и уступает только Fidelity Investments. В 2008 руководство компании меняется в весьма характерном стиле: преемником Бреннана становится выпускник тоже Дартмута и тоже Принстона Уильям МакНабб, проработавший в компании с 1986 года. Сегодня Бреннан остается почетным председателем и главным советником «Вэнгард», занимает руководящие посты в ряде страховых и инвестиционных компаний и входит в попечительский совет католического Университета Нотр-Дам из международной Конгрегации Святого Креста.   Корпоративные принципы управления «Вэнгард» была изначально задумана как индексный фонд - инвестиционная компания, которая вкладывает капитал своих клиентов в активы других компаний пропорционально их доходности и меняет (индексирует) структуру своих вложений в зависимости от ситуации на рынке. Поэтому «Вэнгард» присутствует в капитале почти всех крупных мировых компаний: Apple, Google, Visa, Phizer, Halliburton, Lockheed Martin, - назовите другую компанию из списка S&P 500 и вряд ли ошибетесь. Упрощенно говоря, вложения «Вэнгард» в компании из S&P 500 пропорциональны доле этих компаний в самом индексе S&P 500. В основе своей, это и есть принцип сбалансированного управления капиталом, который успешно испытал в 30-е годы основоположник компании Морган и усовершенствовал Богл. При МакНаббе в 2014 году «Вэнгард» перешагнула 3-триллионный порог капитала в своем управлении и стала крупнейшим объединенным ПИФом США. Компания состоит из 160 фондов внутри страны и 120 за рубежом, персонал насчитывает около 14 000 человек, а число клиентов в общей сложности составляет около 20 миллионов пайщиков: от рядовых граждан с пенсионными вкладами до капиталов крупных организаций. «Вэнгард» всегда публично подчеркивает свой консерватизм и отличие от спекулятивного и высокорискованного рынка Уолл-стрит. Как пошутил однажды сын Джона Богла на юбилейном вечере отца, жизненное правило Богла старшего могло бы звучать так: «Заберите деньги у Голдман Сакс и...» Шутка была встречена аплодисментами, но так и осталась незавершенной. Сам Богл написал несколько работ о культуре инвестирования, в том числе в кризисном 2008 году издал книгу с говорящим названием «Хватит! Подлинная мера денег, бизнеса и жизни», в которой подробно критикует деловые принципы управления банками вроде Citigroup, Merill Lynch и других крупных проектов Уолл-стрит. Недоверие к рискованным краткосрочным финансовым спекуляциям является корпоративным принципом, унаследованным «Вэнгард» еще от фонда Wellington. Действующий глава компании Уильям МакНабб прямо говорит, что «Вэнгард» не рассматривает себя как часть Уолл-стрит и сосредоточена на долгосрочном обслуживании сбережений людей на протяжении всей взрослой жизни от колледжа до выхода на пенсию под сравнительно низкие, но зато более безопасные проценты. Например, средняя стоимость операционного обслуживания вкладов в фондах «Вэнгард» в 2014 году составила 0.18% от совокупного капитала при том, что средняя стоимость обслуживания на рынке составляет более 1%. Таким образом, руководство компании управляет и своими собственными деньгами, в отличие от посторонних наемных менеджеров в стиле Уолл-стрит, чьи многомиллионные гонорары также повышают риски на рынке капитала. Напротив, топ-менеджеры «Вэнгард» выбираются из своих же сотрудников, которые проработали в фондах группы не один десяток лет. Кроме “принстонской” линии хорошо виден католический родовой признак кадровой политики «Вэнгард»: 4 из 12 человек в действующем высшем руководстве компании проходили обучение либо в иезуитском Университете Святого Иосифа, либо в католическом Университете Нотр-Дам. Алексей Медвецкий

15 мая 2015, 15:59

Церковь и глобальный мир

Историк Ольга Четверикова отвечает на вопросы читателей и зрителей. Ведущий Дмитрий Перетолчин.

16 сентября 2013, 10:41

Евреи & Иезуиты - бой без правил

 Рождением этой темы я целиком обязан двум сильно меня поразившим фактам: - поход Тохтамыша и Витаутаса на Тамерлана профинансировал город Генуя; - английские расходы на Столетнюю войну целиком оплачивала Флоренция. Понимая, что это и есть движущие силы реальной истории, я попытался вычислить всех основных «игроков». И вот что у меня вышло… ЕВРЕИ & ИЕЗУИТЫ Крайне важно, что репрессии евреев тесно связаны с рождением ордена иезуитов, а эмансипация еврейства шла строго параллельно уничтожению этого богатейшего в истории ордена. Похоже, столкнулись две равные по значению силы. Сопоставим факты, и сначала установим реальную дату эмансипации евреев. ПРИМЕЧАНИЕ: датированные события взяты из базы данных № 27 по ССЫЛКЕ http://livehistory.ru/conference.html?func=view&catid=13&id=6 ЭМАНСИПАЦИЯ ЕВРЕЕВ В моей базе 204 упоминания об эмансипации евреев – с 361 по 1884 год. Однако эмансипация не может состояться раньше репрессий, а реальный срок принудительного крещения евреев (как я уже показывал, ССЫЛКА http://livehistory.ru/evrejskij-vopros.html ) - не ранее 1707 года. Первые же после 1707 года этапы эмансипации относятся к 1740 году. Что ж, вполне реалистичный срок. За 33 года вырастает два поколения молодежи, видящей мир иначе, а старики, некогда творившие Историю, уже на покое. Если сравнивать с нами, это как 1917 и 1950 или 1937 и 1970 – разные эпохи. Хотя… все счеты еще не сведены. Итак… 1740 год. (3 февраля) Карл Бурбон, король Неаполя и обеих Сицилий, предлагает евреям вернуться на 50 лет. 1740 год. В английском парламенте принят закон о натурализации евреев, поселившихся в американских колониях. УДАРЫ ПО ИЕЗУИТАМ И как раз за год до этой знаковой даты, в 1739 году, у ордена иезуитов начались крупные проблемы: Папа заподозрил, что иезуиты не вполне ему послушны, и даже заставил их присягать на верность. Следует сказать, что системные атаки начались, в первую очередь, со стороны Испании и Португалии, где позиции евреев до принудительного крещения были особенно сильны: ПРЕССИНГ 1741 год. Бенедикт XIV запретил иезуитам торговать рабами-индейцами. 1742 год. Булла Ex quo singulari осуждает адаптацию иезуитов к китайским обычаям. 1743 год. Иезуиты официально обвинены в нелояльности к испанской короне. 1744 год. Бенедикт XIV запретил иезуитам приспосабливаться к индусским обычаям. 1747 год. Король Фердинанд заменил своего духовника-иезуита от Папы на испанца. 1750 год. Испания и Португалия ликвидировали иезуитское «королевство» в Парагвае. 1753 год. Иезуиты изгнаны из Китая, по крайней мере, официально. А В ЭТО ВРЕМЯ… 1753 год. В Англии и Голландии начался новый этап эмансипации евреев. ПРЕССИНГ-2 1754 год. Во Франции начато следствие по деятельности иезуитов в колониях. 1755 год. Испания и Португалия отбирают остатки полномочий иезуитов в Парагвае. 1756 год. Иезуиты обвинены в организации индейских мятежей в Южной Америке. 1757 год. Премьер-министр Португалии Помбаль закрыл иезуитам доступ ко двору. 1758 год. Все владения иезуитов на землях Португалии конфискованы. Понятно, что иезуиты не сидели, сложа руки. СМЕРТИ 1758 ГОДА 1758 год, 3 мая. Внезапная смерть ущемлявшего иезуитов Папы Бенедикта XIV. 1758 год, 27 августа. Скончалась Барбара Браганза, португальская принцесса, состоявшая в династическом браке с испанским королем Фердинандом. 1758 год, 3 сентября. Спустя неделю после смерти сестры король Португалии Жозе тяжело ранен двумя выстрелами из мушкета. Следы привели к иезуитам. 1759 – 1769 годы. Аресты, изгнания, казни иезуитов во Франции, Португалии, Неаполе, Сицилии, Америке; их имущество конфискуется, орден стремительно теряет позиции. МОМЕНТ ИСТИНЫ 1772 год. Юридическое различие между Старыми Христианами и Новыми (то есть, крещеными евреями) в Португалии ликвидировано декретом маркиза Помбаля. 1773 год, 21 июля. Папа подписал буллу, упраздняющую «Общество Иисуса». Понятно, что неизбежность ликвидации «Общества Иисуса» была ясна куда как ранее, и уже в 1770 году в новый этап «Большой Игры» вступили «притча во языцех» барон Ротшильд и малоизвестный иезуит-каноник Адам Вайсхаупт (Вейсгаупт) по кличке «Спартак». Но пока вернемся назад, к этапу становления иезуитов. СТАНОВЛЕНИЕ «ОБЩЕСТВА ИЕЗУИТОВ» Хронология ордена, безусловно, фальсифицирована. Применявшийся для удлинения истории ордена сдвиг – 167 лет в периоде – достаточно универсален и встречается, как в Европе, так и в России. Я дам парные, ясно связанные события. Подробнее об этом сдвиге здесь: ССЫЛКА http://livehistory.ru/sdvig-v-167-let.html 1542 год. Папа Павел III наконец-то утвердил устав ордена Иезуитов 1709 год. Противники доктрины иезуитов идейно разгромлены Разница – 167 лет ровно. 1600 год. Климент VIII отменил запрет на захваты иезуитских владений 1767 год. Климент XIII издал бреве, и имущество иезуитов захватывается Разница – 167 лет ровно, а контекст совпал до мельчайших деталей. 1606 год. Папа Климент IX упразднил орден ИезуАтов 1773 год. Папа Климент XIV упразднил орден ИезуИтов Разница 167 лет ровно. 1773 год. Папа Климент XIV упразднил орден Иезуитов 1606 год. Одновременно с упразднением иезуАтов, из Венеции изгоняют иезуИтов. Разница 167 лет ровно. 1594 год. Первое изгнание иезуитов из Франции за покушение на короля Генриха IV 1761 год. Второе изгнание иезуитов из Франции за крупные финансовые аферы Разница 167 лет ровно. 1601 год. Изгнание иезуитов из Англии 1768 год. Изгнание иезуитов из Пармы Разница 167 лет ровно. 1598 год. Первое изгнание иезуитов из Португалии 1761 год. Второе изгнание иезуитов из Португалии Разница 163 года, но надо учесть, что целиком с иезуитами в Португальских владениях справились не сразу, а лишь к 1765 году, как раз через 167 лет ровно. Таким образом, реальная дата (1707) создания ордена иезуитов совпадает с датой бегства крещеных португальских евреев в Бразилию. Но, главное, внезапное рождение сказочно и почему-то сразу богатого ордена совпадает со временем масштабных конфискаций всех еврейских капиталов Европы. ЕЩЕ ОДНА ЗАЦЕПКА Увы, пока не разгадка, а именно зацепка: тамплиеры. Зная, что хронологии верить нельзя, а XIV век может запросто оказаться веком XVIII-м… ССЫЛКА http://livehistory.ru/papskaja-mashina-vremeni.html …следует допустить, что деньги к иезуитам поступили не только из конфискованных еврейских капиталов, но и после отъема казны облыжно обвиненных в ереси тамплиеров. Косвенные улики, указывающие на существование древнего ордена тамплиеров еще в XVIII веке, есть – и немало. 1. Одновременно с ликвидацией ордена тамплиеров Венский собор внезапно озаботился судьбой евреев. Датировано 1311 годом, хотя описана ситуация XVIII века: когда финансовую элиту отправили на костры, корона вдруг вспомнила, что евреи-работяги-то (кузнецы, судостроители, ткачи) им нужны; 2. В истории Испании в 1312 году упоминаются какие-то планы против евреев, хотя историческое время для таких планов наступит лишь после падения Гранады; 3. Именно в это время во Франции началась некая денежная реформа, а никакой иной реформы, кроме введения медной монеты, быть не могло – ни акций, ни банковских кредитных билетов еще не изобрели. А медная монета это уже XVIII век; 4. Считается, что чеки, аккредитивы и текущий счет изобрели и ввели тамплиеры, хотя потребность общества в этом комплекте возникнет лет на 400 позже; 5. Имущество тамплиеров было передано некоему ордену Христа; 6. ИезуАты (слуги Иисуса) были утверждены Папой в 1377 году – через 70 лет после первой из дат (1307, 1314) сожжения Великого магистра тамплиеров; возможно, здесь мы видим чуток уменьшенный ватиканский 72-летний сдвиг; 7. Многие исследователи упрямо держатся версии о принадлежавших тамплиерам серебряных копях в Америке (а это XVII-XVIII века). Жак де Майе пишет о скульптурных изображениях индейцев на фронтоне храма тамплиеров в городе Верелай в Бургони. Изображения признаются очень точными, вплоть до размеров ушей. Версия отметается наукой лишь потому, что церковь датирована 1125-1135 годами, а тогда океанического флота еще не было. Как видите, все улики ведут нас прямиком в начало XVIII века. И здесь самое время спросить себя, а кто такие тамплиеры? КТО ТАКИЕ ТАМПЛИЕРЫ Давайте-ка рассмотрим их с пристрастием: 1. Тамплиеры управляли Палестиной 2. Цитата: «помещения их расположены в самом храме Иерусалимском» (кстати, ни дня не бывшим христианским). 3. Цитата: «Их тайным намерением было восстановить Храм Соломона по образцу, указанному Иезекиилем». 4. Восстановленный и посвященный Вселенскому (заметьте, не христианскому, а «Вселенскому») культу, Храм Соломона должен был стать столицей мира. 5. Тамплиеры были изгнаны из Палестины. 6. После изгнания из Палестины тамплиеры целиком переключились на торговлю и ростовщичество. 7. Право заниматься финансовыми операциями принадлежало только тамплиерам (и евреям). 8. У тамплиеров был собственный суд (как и у евреев), своих людей они судили сами 9. В войнах между христианами тамплиеры пользовались неприкосновенностью, так, словно и не принадлежали ни к одной из христианских конфессий 10. Постепенно тамплиеры становятся крупнейшими кредиторами Европы. 11. Тамплиеры исполняли роль банкиров и финансировали королей и Пап. 12. Тамплиеры препятствовали монополии Церкви Христовой на ростовщичество. 13. Аймери де Вильер заявил: «Я… признал бы, что убил Бога». А кто там у нас убил Сына Божьего? Откуда такой близкий контекст? 14. По сути, тамплиерам вменяли притворное, наружное христианство. 15. В частности, тамплиеров обвиняли в том, что они не освящали Святые Дары при причастии (то есть, причастие оставалось обычной еврейской мацой). 16. Темпл, на деле, некий банкирский дом, который тамплиеры ставили в каждом крупном городе. То есть, если отталкиваться от СМЫСЛА, то «тамплиер» надо переводить, как «банкир». Если оставить оба значения слова, то получаем храм-банк, живущий по старым иудейским еще дохристианским правилам Как хотите, но тамплиер в каждом из 16 пунктов – вылитый крещеный еврей (причем, не кузнец и не крестьянин, а представитель финансовой элиты), а орден в целом сильно напоминает крупную еврейскую коммерческую корпорацию, члены которой, чтобы не иметь трений с властью, всем коллективом приняли христианство и… попали в ловушку Ватикана. Ну, и сопоставим несколько фактов. ВОТ ЕВРЕИ: 1306 Филипп IV Красивый разграбил и выслал всех французских евреев 1306 Часть французских евреев выехала в Палестину 1308 Сенешаль Estella издал акт против евреев 1308 Страсбург. Евреев сжигают заживо 1312-1313 годы репрессии евреев в Германии, Франции, Испании А ВОТ – ТАМПЛИЕРЫ: 1307 Великий магистр тамплиеров, Жак де Моле, сожжен по приказу Филиппа IV короля Франции. По крайней мере, 2.000 рыцарей убиты. 1311 - 1312 после собора во Вьенне идут повсеместные сожжения тамплиеров. Те же даты, те же репрессии, тот же Филипп IV. Уцелевшие тамплиеры даже регион иммиграции выбрали тот же, что и уцелевшие евреи – Англию (Шотландию). ПОСЛЕДНИЙ ПАРАДОКС Вплоть до 1102 года тамплиеры, имея свою армию, полицию, суд, не имели собственного христианского духовенства. Это невозможно уже потому, что в средние века религиозная жизнь была неотделима от феодального права. Каждый святой источник, монастырь, мощи, святыни или церковь имели сеньора – в России вплоть до XVIII века. Христиане не могли не иметь СВОИХ церквей и СВОИХ священников. Такое есть лишь у евреев: у них и храм только один, в Иерусалиме, и право общения с Богом есть лишь у саддукеев. Надо учесть и то, что статус Ордена тамплиерам присвоили в 1119 году, спустя 17 (!) лет после введения института священства. Получаем двойной казус: 1. Организация тамплиеров с армией, полицией и судом существовала, как минимум, за 17 лет ДО того, как стала католическим орденом 2. Чтобы стать католическим орденом, тамплиерам понадобилось 17 лет (1102-1119) после введения института собственного священничества Чем же был орден тамплиеров ДО того как стать орденом тамплиеров? КОРПОРАЦИИ-БЛИЗНЕЦЫ А, вообще, что такое «Орден»? Например, орден иезуитов, на самом деле назывался «Общество Иисуса», хотя бытует и название «Компания Иисуса», и занималась эта кампания не столько духовными упражнениями, сколько банальной коммерцией: 1. Ввозила и вывозила остродефицитные товары: сахар, чай-матэ, серебро… 2. Выращивала руками крепостных, по сути, индейцев колониальные товары 3. Торговала рабами 4. При необходимости воевала с конкурентами 5. Проворачивала биржевые спекуляции, на чем и погорела во Франции 6. Банально обманывала казну, уклоняясь, например, от подушного налога 7. Была в доле с «крышей», в данном случае, с Папой Ровно то же делала и Ост-индская компания, и венецианская… они и сами-то почти не отличались от военно-монашеских орденов: свой флаг, своя присяга, жесткая круговая порука, паразитирование на крестьянах-производителях, откаты наверх (короли были в доле) и обязательный религиозный символ и святой-покровитель. ВЕРСИЯ Думаю, под видом религиозного конфликта в лице «Компании Иисуса и «Ордена Храма-Банка» столкнулись крупнейшие денежные интересы. В результате, сначала, в 1707 году, проиграли храмовники, а затем, в 1773 году, - иезуиты. И поставившая на «храмовников» Британия стала морской сверхдержавой, а поставившая на иезуитов Испания – кто бы мог подумать? – утратила почти все заморские владения. СКРЫТЫЕ СИЛЫ Разумеется, они есть. Вот, например, движущие силы Папского престола. Далее цитаты. Источник: http://www.usurydata.narod.ru/Midleages.htm «Расцвет Флоренции и Сиены был связан с банковским делом. Римский папа поручил ростовщикам из этих городов собирать по всей Европе церковную десятину. Таким образом, в их руках оказались огромные капиталы, в XIII веке в Сиене был создан первый европейский банк – «Большой банк Бунсиньори»; итальянские банкиры ввели в ход векселя, по которым можно было получить деньги у ростовщиков в других городах и странах». «Bancherii»- так назывались уже в XII веке менялы в Генуе. От слова banca происходит также слово банкрот. Когда меняла злоупотреблял чьим-либо доверием, разбивали стол за которым он сидел- banco rotto (дословно, переворачивание стола)». МОЙ КОММЕНТАРИЙ: почти по Иисусу в момент изгнания менял. «Сами флорентийские торговцы и банкиры именовали дело рук своих «золотой сетью». «…флорентийцы с начала XIV века разработали и внедрили в ряде европейских стран массу различных юридических уловок, позволявших им обходить церковный запрет на взимание процентов с долга». МОЙ КОММЕНТАРИЙ: «начало XIV века» это 1307 (то есть, 1707) год – Церковь как раз пришла к монопольной финансовой власти в результате ликвидации главных конкурентов – загадочного ордена банкиров-храмовников и евреев. Теперь флорентийские банкиры сами ставили Пап, и внедряли схемы, позволяющие уйти от запрета на процент – жестко действующий против уцелевших конкурентов. «К началу XIV века сфера влияния католической церкви настолько расширилась, что собирать церковную десятину и другие церковные доходы силами одной лишь папской администрации оказалось довольно сложно». МОЙ КОММЕНТАРИЙ: речь опять-таки о 1307 (то есть, 1707) годе, когда, с ликвидацией «тамплиеров» и привилегий евреев на откуп, Церкви, уже рассадившей монахов за столы ссудных и налоговых контор, пришлось раскрыть глаза пошире и увидеть, что деньги еще надо собрать, а ни навыков, ни специалистов для этого нет. «Уже в 90-х годах XIII века при резиденции папы открылись отделения сиенского банка Большого стола и флорентийских торгово-промышленных компаний Uzziano, Peruzzi и Bardi. Они оказывали престолу Св. Петра услуги по сбору десятины в отдаленных регионах». МОЙ КОММЕНТАРИЙ: это означает, что операция по ликвидации тамплиеров задумывалась еще в 1290-х (то есть, в 1690-х) годах, примерно за 17 лет до их обвинения и сожжения. Именно такой срок отделяет введение у тамплиеров института священничества (1102 год) до придания им статуса католического ордена (1119 год). Получается, что 17 лет их встраивали в общую правовую систему, а едва тамплиеры получили вожделенный статус и поверили, что теперь они «свои ребята», от них немедленно избавились. Напомню, что та же история произошла с евреями: главное, чего добился престол Петра – ликвидации права евреев на собственный суд и перевода под общую юрисдикцию. У нас та же история случилось с иностранными коммунистами: едва те, поверив пропаганде, массово приняли гражданство СССР, их этой же массой отправили валить лес. «Флорентийцы получили от папы право на 10-процентную маржу при сборе платежей - иначе говоря, компании выкупили у церкви эксклюзивное право нарушать догмат о том, что взаймы нужно давать, ничего от этого не ожидая». МОЙ КОММЕНТАРИЙ: вообще-то Церковь делала маржу на всем, чего ни касалась. ССЫЛКА http://livehistory.ru/velikij-peredel.html (главка «Великий передел») «В 1311 году Папа Иоанн XXII рекомендовал компании Bardi и Peruzzi как своих полномочных агентов английскому королю Эдуарду II». МОЙ КОММЕНТАРИЙ: весьма символично, что Папа предлагает деньги тамплиеров Англии, когда в соседней Шотландии высадились те самые, немногие уцелевшие тамплиеры. «С 1312 года операции компаний Bardi и Peruzzi в Британии постоянно расширялись - пропорционально росту задолженности английской короны. В 1314 году флорентийцы получили разрешение торговать во всем королевстве 'для удовлетворения своих интересов и в целях заботы о делах короля. В 1318 году эти компании получили от английского короля право назначать своих представителей на государственные должности, а в 1324 году - право на закупку шерсти по всей территории королевства. Наконец, компания Bardi добилась права взимать таможенные пошлины и некоторые виды налогов в доменах короля». МОЙ КОММЕНТАРИЙ: это означает, что тамплиеры бежали без денег, и Ватикан уже понял, что может покончить с ними навсегда. Достаточно купить Английский престол – на те же тамплиерские деньги. Выходит также, что флорентийцы пришли на место евреев – в сферу откупа налогов. «В 1327 году Мортимерам при финансовой поддержке все тех же Bardi и Peruzzi удалось свергнуть Эдуарда II и посадить на трон его наследника - 15-летнего Эдуарда III. Юный король в первые годы правления увеличил долг Англии флорентийцам до астрономической цифры - 1, 7 млн. флоринов. Он объявил войну Шотландии, предъявил свои претензии на корону Франции, что послужило причиной для начала Столетней войны. Все военные расходы велись за счет флорентийских кредитов. Ежегодный доход казны составлял около 60 000 фунтов стерлингов, но он постепенно сокращался из-за льгот иностранным купцам. Англии для погашения долга потребовалось бы либо несколько столетий, либо несколько победоносных войн. Эдуард III проиграл шотландскую кампанию, причем выплата огромной контрибуции проводилась опять же за счет итальянских компаний. В итоге в 1340 году «золотая сеть» лопнула, обанкротив почти всю Европу». МОЙ КОММЕНТАРИЙ: поначалу я подумал, что Папских банкиров круто подставили. Ведь, если «тамплиерский» сдвиг ровно в 400 лет реален, то 1340 год это описанный выше, в самом начале 1740 год – начало конца ордена иезуитов, а вслед за ним и власти Флоренции и Ватикана. Но затем я включил мозги. Во-первых, воевать 100 лет подряд нереально: 3-4 года высасывают любую казну досуха. В мой базе № 35 порядка 1700 войн и мятежей, длящихся, в основном, до пяти лет. Возможно, дату окончания войны вычислили по дате подписания мирного договора, и, к примеру, Россия все еще не подписала такого договора с Японией. Во-вторых, до последнего солдата воюют лишь генералы, а купцы рассматривают войну, как сделку, где каждая сторона отвечает за исполнение свого «подряда» строго в срок и реальными деньгами. Едва такая сделка окажется под угрозой, любой купец первым делом предъявит виновным счет и немедленно начнет вытаскивать и перемещать капиталы. Как хотите, но банкротство «золотой сети» слишком похоже на злонамеренное, подобное Великой депрессии 1929 года. Моя позиция по «Великой депрессии» изложена здесь: ССЫЛКА http://livehistory.ru/conference.html?func=view&catid=6&id=183 (коммент # 188) Полагаю, ревизия платежных документов «золотой сети» и сопоставление закупочных цен селитры и пороха, железа и орудийной меди обязательно выявит массу «мартышек» - подставных дочерних фирм, через которые деньги сливались в третьи страны. Купцу ведь все равно, кому платить за крышу. Полагаю, как только нашли Америку, купцы «списали» свою родину, и богатейшая Флоренция вмиг стала нищей, а деньги (достаточные, чтобы построить океанический флот) внезапно объявились в других странах. СКРЫТЫЕ СИЛЫ-2 А теперь посмотрим, что происходило с другой стороны конфликта. Текст излишне эмоционален и пристрастен, но ведь сути дела это не меняет? Джеральд Роуз ЗАХВАТ ВЛАСТИ В АНГЛИИ ВЕНЕЦИЕЙ (избранные цитаты) Источник: http://www.larouchepub.com/russian/bulletins/sib4/sib4c.html «Венецианская партия» в Англии победила, когда Генри VIII пал – из-за того, что попался на сексуальную наживку, подсунутую ему венецианцами. Эту женщину звали Анна Болейн. Она была внучкой лидера английских венецианцев — Томаса Говарда, герцога Норфолкского, представителя влиятельной родовитой семьи Говардов. Эта семья очень долго выполняла роль венецианской агентуры влияния…» «Понимая, насколько важны для них хорошие отношения с Англией, испанцы выдали замуж свою принцессу Катарину за короля Генриха VIII. Венеции, чтобы достичь успеха, требовалось разрушить связь Генриха с Испанией». «…венецианцы утверждали, что брак Генриха с Катариной не был законным. Для Генриха это означало заключение союза с Венецией против Испании». «Настойчивое желание Генриха развестись с Катариной Арагонской и жениться на Анне Болейн привело к отставке его премьер-министра кардинала Вулси». МОЙ КОММЕНТАРИЙ: за Катариной стояла не только Испания, но и Папа, а значит, и флорентийские банкиры. И победа Анны Болейн это победа венецианского капитала над злейшими конкурентами. «Венецианскую компанию создал… лорд Лестер… бывший спонсором пуританского движения в Англии. Это ему Венеция пожаловала некоторые торговые маршруты. В 1581 году под контролем Венеции была создана также Турецкая торговая компания. Эти две компании в дальнейшем сливаются в одну — Левантийскую, на базе которой в 1600 возникает печально известная Ост-Индская компания. Ее первый управляющий Томас Смайт изучал юриспруденцию в Падуе». МОЙ КОММЕНТАРИЙ: на деле, Ост-индская компания возникла на 167 лет позже. Подробнее о том, как сделана история основных торговых компаний мира, смотрите здесь: ССЫЛКА http://livehistory.ru/167-letnij-sdvig-v-istorii-kompanij.html МОЯ ВЕРСИЯ Что евреи, что иезуиты в этой «игре» - лишь часть более крупных структур. За евреями стояла Венеция, а за ней – весь поток индийских и египетских товаров. Ниже – рисунок XVII века, наглядно показывающий, как выглядел венецианец. Полагаю, что как венецианцы, так и евреи, в своих истоках, - египтяне.За иезуитами стоял даже не Ватикан, а конгломерат флорентийских и генуэзских купцов, державших под собой западную половину Средиземного моря. Полагаю, что как генуэзцы, так и флорентийцы, в своих истоках, - карфагенцы. Есть и третий лагерь – православный: Эфиопия, Византия, Русь, Но чтобы разобраться в нем, предлагаю рассмотреть главное: принцип дробления сил на лагеря. ЗАКОН «ВЕЧНО ПЛОХОГО СОСЕДА» Я не уверен, что в истории есть аналог такого закона, поэтому ввожу свой. Суть его проста: каждая страна мешает ближайшим соседям свободно торговать и развиваться самим фактом существования суверенитета над своей территорией, - например, потому, что берет пошлину с провозимых по его владениям товаров. ПРОСТЫЕ ПРИМЕРЫ Генуя и Венеция. Генуя владычествовала в западной половине Средиземного моря, а Венеция – в восточной. Расположенные на одном полуострове, в трехстах км, города одинаково поставлявшие товары на север, не терпели друг друга, и оба люто ненавидели Карфаген, стоявший на «перевале» с востока моря на запад, и бравший за это мзду. Венеция и Византия. Византия стояла на пути в Черное море, но ближайшему крупному соседу – Венеции туда вход был воспрещен, думаю, потому, что Венеция имела монополию на переправку товаров из Египта в Европу, а Византия – нет. Зато Византия охотно пускала в Черное море главного конкурента Венеции – Геную, плюс, отстоящую существенно дальше, а потому безопасную. Византия и Египет. Египет мешал Византии торговать с Эфиопией напрямую, а потому их отношения были весьма напряженными. Попыткам Византии наладить прямые торговые отношения с Эфиопией Пигулевская посвятила весьма солидный труд. Соседние Эфиопия и Египет – вечные враги. Эфиопия держала Баб-эль-Мандебский пролив на входе в Красное море, а значит, своими пошлинами регулировала цены индийских товаров. По той же причине египтянам выход в Индийский океан был заказан. Но более всего эти страны ненавидели еврейский остров Элефантина (первый и единственный Иерусалим), благодаря 1-му Нильскому порогу намертво разделявшему эти две богатейшие страны своего времени и тоже бравшему мзду за провоз товаров. ССЫЛКИ: http://livehistory.ru/identifikatsija-ierusalima.html (Идентификация Иерусалима) http://livehistory.ru/svideteli-o-palestine.html (Свидетели - о Палестине) http://livehistory.ru/prilozhenie-6-topografija-ierusalima.html (Топография Иерусалима) Элефантина и Венеция. Торговавший с Египтом город Венеция не очень жаловал свою прародину: даже, чтобы похить из Александрии святые мощи, совести хватило. Жаловали венецианцы евреев, сильно мешавших своим Иерусалимом войне «до конца» между Египтом и Эфиопией. Кто бы в такой войне ни победил, новое единое государство становилось монстром, контролирующим весь товаропоток из Индий. Иметь такого соседа крайне опасно – для всех. Византия и Русь – не дружили никогда. Византия мешала России свободно проходить на вожделенные Балканы и в Египет. Уверен, случись России взять Босфор, и Балканы мгновенно превратились бы для Москвы в южно-европейскую «Польшу», то есть, скорее, помеху, чем доброго соседа. Страны дружат через одного, словно рассчитавшиеся на «первый-второй». Хотя… когда сосед исполняет роль буфера, закрывающего тебя от еще более опасного соседа, с ним можно и смириться. Дискутировать о разнообразных подобных раскладах можно до бесконечности. У меня кое-что еще есть по ссылке. ССЫЛКА http://livehistory.ru/kak-umirala-orda.html (главка «Таможни») Сейчас же констатируем, что перед нами три конкурентных линии: 1. Католическая: Флоренция, Генуя, Франция, Испания, Португалия, Латинская Америка 2. «Протестантская»: Элефантина, Венеция, (Германия?), Англия, США и Канада 3. Православная: Эфиопия, Византия, Москва. Москва – весьма сложный узел. Не дружила с соседней Швецией и дружила с Голландией, конкурентной для Швеции. Соответственно, дружила с Испанией, находившейся в династическом союзе с Голландией, и не дружила с Англией, державшей Ла-Манш, разделявший Испанию и Голландию. Поскольку Москва дружила с Испанией, она дружила и с Генуей, плюс… именно Генуя держала торговлю Причерноморья, а значит, она была другом, в отличие от Киева, мешавшего своей Хортицей прямым отношениям москвичей и генуэзцев. Крайне показательно, что Петр I пытался ввести католичество (подробнее здесь: ССЫЛКА http://livehistory.ru/russkaja-vera.html ), а у России масса союзников в Латинской Америке и совсем нет – в Америке Северной. СКРЫТЫЕ СИЛЫ-3 Есть любопытное свидетельство: «Папа Иоанн XXII отлучил орден госпитальеров Иерусалима, задолжавший компании Bardi 133 000 флоринов». Вроде банальная вещь, но следует помнить, что державшие в руках «сок мака», то есть, опийный наркотрафик, госпитальеры – самое темное место в истории (о церковном наркотрафике смотрите здесь: ССЫЛКА: http://livehistory.ru/statja-vavilonskoj-torgovli.html Именно госпитальеры (!) породили орден тамплиеров – ДО его «окатоличевания». Именно госпитальерам в рамках вассалитета подчинялись иноверные асассины, время от времени устранявшие неудобных монархов и феодалов Европы. Это госпитальерам платили все – и много – за единственное известное в то время обезболивающее – бесценный опиум, он же Ladanum (подробнее смотрите по той же приведенной выше ссылке). Такой «долг» мог образоваться в единственном случае: едва тамплиеров начали брать, госпитальеры немедленно порвали все отношения с Ватиканом, и Церковь осталась без* Ладанума и без десятины от его реализации. А десятину для престола Петра собирала как раз компания Bardi. * Вероятно, поэтому Карл Великий приказал выращивать мак в каждом крестьянском хозяйстве; без опия воевать было сложно. ГОСПИТАЛЬЕРЫ, ИЕЗУИТЫ И СНОВА… АНГЛИЧАНЕ Начну с конца: в 1773 году орден иезуитов упразднили, самих иезуитов начали жечь за на ходу придуманные ереси – прежде всего, в Индии, и в том же 1773 году британский генерал-губернатор Бенгалии разрушил опиумный синдикат индийского города Патна и установил монополию Ост-индской компании на торговлю Бенгальским опиумом. В том же 1773 году британцы продали в Китае 70 тонн бенгальского опиума. Вы все еще верите, что иезуиты занимались исключительно духовными упражнениями? Я – нет. В эпоху беспрерывных войн Орден иезуитов НЕ МОГ не торговать Ладанумом – эффективнейшим обезболивающим средством. Не случайно именно в Индии (поставщике опиума) и Китае (главном потребителе опиума) иезуиты пошли на беспрецедентный шаг – адаптацию христианства к местным условиям. Игра стоила церковных свеч. Кстати, спрятавшиеся в Китае от репрессий иезуиты прекрасно понимали, что такое опий, а потому уже к 1780 году сумели добиться от императора Китая запрета его продажи. Но… джинн из бутылки был уже выпушен – ими же самими в том числе. Можно вволю подискутировать о том, кто навел англичан на мысль, не мешкая, войти в город Патна, но уже ясно главное: это были крайне компетентные в своем деле персоны. Давайте посмотрим, а кто держал наркотрафик ДО иезуитов? Во-первых, это португальцы – аж в 1513 году, спустя 5 лет после как бы последнего, на этот раз «официального» изгнания евреев (при помощи таких терминов традисторики пытаются придать своей конструкции видимость логичности). На деле же 1513 год это 17-й год после первого крупного изгнания евреев в 1496-1497 годах. Опять 17 лет! Тамплиеры – for ever. Если же мои выводы о хронологии в начале статьи верны, то португальцы (хотя, скорее, португальские иезуиты) приняли наркотрафик в свои руки аккурат в роковом 1707 году, когда в Бразилии высадились последние принудительно крещеные беженцы-евреи. Во-вторых, опиум стали покупать и продавать голландцы – в 1640 году. Заглянем в базу данных – есть! – за год до этого, в 1639 году голландцы предоставили бежавшим в Гвиану евреям полную религиозную свободу. Думаю, на самом деле, это был 1711 год (72-летний ватиканский сдвиг). Как ни странно, более или менее честны в датировках плутоватые венецианцы; их териак (настойка опиума в вине) стал продаваться на ура именно в XVIII веке. Ну, и у Турции датировки вызывают доверие – 1750-е годы – вот реальные сроки появления тотальной моды на опиум в Константинополе. Итоговые выводы, махровая конспирология, масоны и политика здесь мало уместны, поэтому, кто желает, читайте все это дальше, по ссылке: http://livehistory.ru/evrei--iezuity.htmlИсточник

26 декабря 2012, 21:21

Уничтожение первого в мире социалистического государства закончилось самым чудовищным геноцидом за всю историю человечества.

Для начала перечислим факты и попробуем догадаться, о какой стране идет речь:Вся власть в стране принадлежит государству, которое последовательно проводит курс на построение полностью самостоятельной, самодостаточной экономики, опирающейся исключительно на собственные ресурсы при минимальном импорте.Вытеснив национальную буржуазию из экономической и политической сфер, государство взяло на себя исключительную роль формирования и развития нации, распределения национальных доходов.Страна не имеет внешних долгов. Вся внешняя торговля находится в государственной монополии. При этом экспорт стабильно превышает импорт, что позволяет делать крупные капиталовложения в промышленность и сельское хозяйство, не прибегая к иностранным займам.Вместо иностранных капиталов государство привлекает зарубежных (европейских) специалистов, которые получают хорошую зарплату и помогают налаживать передовые, высокотехнологичные производства, транспортную и коммуникационную инфраструктуры.Государство проводит жесткую протекционистскую политику, поддерживая отечественных производителей (путем введения высоких импортных пошлин и одновременного снижения экспортных пошлин).Национальная валюта полностью стабильна. В стране налажена современная телеграфная связь, железнодорожное сообщение, речной транспорт.Благодаря государственной поддержке в стране происходит мощный экономический подъем, строятся новые производства сталелитейной, текстильной, бумажной, типографской промышленности, кораблестроения.Ирригационные работы, строительство плотин и каналов, новых мостов и дорог способствуют подъему сельскохозяйственного производства.В стране полностью побеждена неграмотность - практически все население страны умеет читать и писать.  Бесплатное образование (всеобщее обязательное начальное образование), бесплатная медицина.98% территории страны составляет общественную собственность: государство предоставляет крестьянам наделы земли в бессрочное пользование за символическую арендную плату в обмен на обязательство обрабатывать эти участки, без права продажи.Наряду с частными сельхозпроизводителями действуют крупные государственные сельскохозяйственные и скотоводческие хозяйства - «поместья Родины».В стране установлен потолок цен на основные продукты питания.Это единственная страна на континенте, не знающая нищеты, голода, коррупции. Практически отсутствует преступность. Все доходы страны направляются на проведение индустриализации, поддержку сельского хозяйства, развитие социальной сферы и модернизацию армии. В стране отсутствуют коммерческие посредники, спекулянты, паразитические классы и прослойки.Ну что же, нормальный социализм образца СССР 1930-х годов. Казалось бы, ничего особенного. Но удивительно другое, а именно, историческая эпоха – все это происходит в начале 1860-х годов!О Господи, что же это за страна, обогнавшая на семьдесят лет даже Россию, где подобное стало возможным только в эпоху Сталинских пятилеток, не говоря уже об остальном мире! Где это?В Южной Америке. Да, да, в Южной Америке. И страна эта - Парагвай.Неужели тот самый Парагвай, одна из самых отсталых, нищих и убогих стран мира, начисто вычеркнутая из мировой политики, где-то на задворках мира, о которой никто  не знает ничего толком!Не знает. А напрасно. В середине 19-го века Парагвай – самое обеспеченное, передовое и успешное государство Латинской Америки. И добавим, самое независимое.Хосе Франсия, первый президент Парагвая, пришедший к власти в 1814 году, и последующие президенты Карлос Антонио Лопес и Франсиско Солано Лопес (1862 – 1870) подарили нации мечту, и эта мечта стала сбываться на глазах!Было от чего всполошиться Британии.Ведь тем самым Парагвай противопоставил себя мировому империализму, в первую очередь, английскому капиталу.Мало того, Франсиско Солано Лопес запретил английским торговым судам вход в реку Парагвай, а это уже прямое покушение на святая святых – Мировой порядок, установленный Британской империей, согласно которому все обязаны были покупать английские товары.А если нет, то война (как было, например, в Китае, вспомним «опиумные войны»)!Все социальные и экономические завоевания Парагвая были достигнуты без участия мирового капитала, с опорой только на собственные, национальные ресурсы. Это был пример.Пример для подражания.Такой же пример представлял собой Советский Союз. И поэтому должен был быть уничтожен.В наши дни такой же пример являла миру Ливийская Джамахирия. И поэтому должна была быть уничтожена.С тем же остервенением сегодня пытаются уничтожить и Белоруссию, а завтра будут уничтожать Иран.И Британия принимается за дело. Механизм интриг бешено заработал.Надо сказать, что политика Бразилии и Аргентины в то время вполне контролировалась Великобританией.Об английском влиянии в Бразилии говорят хотя бы недвусмысленные инструкции министра иностранных дел, лорда Каннинга послу Британской империи, лорду Стренгфорду: «Превратить Бразилию в основную базу для реализации продукции английских мануфактур в Латинской Америке».Аргентину же и вовсе называли «британским доминионом». Накануне войны английский министр Эдвард Торнтон открыто присутствовал в качестве советника на заседаниях правительственного кабинета в Буэнос-Айресе, восседая рядом с президентом Бартоломе Митре.Время от времени Британия стравливала эти две страны между собой по принципу «разделяй и властвуй», но на этот раз потребовалось объединить все силы региона Ла-Платы, чтобы уничтожить страшного врага – социализм.Итак, в 1864 году Бразилия, заручившись поддержкой Аргентины, вторгается в Уругвай и смещает правительство этой страны. Столица Уругвая Монтевидео – единственный выход для Парагвая к океану, без которого смерть. Замок защелкнулся.Единственный козырь в руках Солано Лопеса – армия. Ничего не остается, как использовать его.И Франсиско Солано Лопес объявляет войну всему миру – Бразилии и Аргентине. В Уругвае, на помощь которому бросился Солано, уже посажено марионеточное правительство, которое в общей упряжке объявляет войну Парагваю.По существу Солано Лопес объявляет войну только одной стране – Англии и в ее лице всей мировой системе капитализма. И не потому что надеется на победу, а потому что ничего другого у него не остается. У него есть только армия, лучшая на континенте.Да, да, страна, не позаимствовавшая ни единого пенни у мирового капитала, опираясь исключительно на собственные силы, сумела не только создать передовую экономику и социальную защиту, почти на столетие опередившую свое время, но и создать и содержать лучшую армию на континенте!Поначалу военный успех на стороне Парагвая. Но со временем сказывается недостаток ресурсов, в первую очередь людских.Между тем армия «демократизаторов» непрерывным потоком снабжалась из Европы самым современным вооружением и техникой. Парагвай же был отрезан от моря и не мог получить даже собственное, заказанное в Европе накануне войны вооружение (которое тут же перепродали Бразилии!).Народ Парагвая был готов вместе со своим президентом до конца защищать свою родину. Но в армии, как водится (как было и в сталинскую эпоху, мы знаем) не обошлось без заговора. Генерал Эстигаррибия оказался изменником (попросту был подкуплен), завел лучшую часть армии в окружение и сдался без боя.В 1866 году оккупанты вторглись в пределы Парагвая. И завязли в героическом сопротивлении всего народа.Мучительно медленно они продвигались к столице страны Асунсьону, не взламывая оборону, а именно продавливая ее, уничтожая все на своем пути. Парагвайцы не сдавались в плен и не оставляли свои позиции, которые можно было захватить только после того как все до одного защитники будут убиты.Не меньшее сопротивление оказали мирные жители, массово взявшиеся за оружие. Каждую деревню, каждый населенный пункт приходилось брать штурмом, после чего всех оставшихся жителей вырезали, включая детей.В 1870 году все было кончено. Президент Франсиско Солано Лопес погиб в бою, сражаясь с последним отрядом своей армии.Итоги. Парагвайская нация практически полностью уничтожена. Истреблено более 90% мужского населения, включая детей и стариков.По другим данным, картина еще более чудовищная. Истреблено почти 90% ВСЕГО НАСЕЛЕНИЯ, сократившегося с 1 млн. 400 тысяч до 200 тысяч человек, из которых мужчин осталось не более 28 тысяч!Таких масштабов геноцида никогда не было, ни в одной стране, за всю историю человечества.Практически все население Парагвая уничтожено (убивали всех поголовно, чтобы не осталось даже памяти о социализме!). Разрушена промышленность, ликвидированы все социальные блага. Страна отдана на бесконтрольное и ничем не ограниченное разграбление.С тех пор прошло сто пятьдесят лет, и ничто не изменилось и не изменится уже. Парагвай навсегда попал в разряд стран-изгоев. А был самой передовой, экономически развитой и успешной страной на континенте, провозвестником Сталинского Советского Союза (разумеется, в миниатюре, и все же!).Впрочем «победители» ничего не выиграли от своих преступлений. Территориальные приобретения Аргентины и Бразилии не смогли компенсировать и малую толику тех гигантских долгов, в которые им пришлось влезть для ведения этой первой в истории ТОТАЛЬНОЙ ВОЙНЫ.Война против Парагвая от начала до конца финансировалась английским еврейским банковским капиталом (кто бы сомневался!) - Лондонским банком, банкирским домом «Бэринг бразерс» и банками Ротшильда на условиях, которые почти на сто лет закабалили страны-«победительницы».Все. Мышеловка захлопнулась. Одна страна уничтожена полностью, со всей населявшей ее нацией, две другие страны оказались в рабстве у английских (еврейских) банкиров, ну, а об Уругвае никто уже больше не вспоминал. Теперь Уругвай, ставший поводом для уничтожения социализма Солано Лопеса - такое же никчемное пятно на глобусе, как и нынешний Парагвай.Парагвайская война была первым опытом общечеловеков по наведению демократии в отдельно взятом независимом государстве. Со всеми атрибутами, которые они используют и по сей день – информационная война, демагогия, геноцид.Но это был и первый опыт невиданного по накалу и ярости сопротивления захватчикам. Ни в одной стране мира до этого ТАК не воевали.Отсюда и столько погибших.За тиранов так не сражаются. Так сражаются ЗА ИДЕЮ, ЗА МЕЧТУ.С таким же ожесточением сражались советские солдаты, поднимаясь в атаку «За Родину! За Сталина!»Это с одной стороны.А с другой  - методичное уничтожение ВСЕГО НАСЕЛЕНИЯ по принципу выжженной земли, через восемьдесят лет примененному нацистами в России.Чтобы даже памяти не оставить.Там о Солано, здесь о Сталине (со Сталиным, правда, не получилось!)В итоге первое на Земле социалистическое государство было уничтожено. Чтобы другим не повадно было.Причем не просто уничтожено, а буквально стерто с лица земли. Две другие страны – Бразилия и Аргентина – почти на столетие попали в долговое рабство к Британии. Они и так находились в полной экономической и политической зависимости, но теперь их удалось закабалить еще более надежно и тем самым многократно увеличить эксплуатацию этих полуколоний.Бразилия смогла рассчитаться с долгами за Парагвайскую войну только при Жетулио Варгасе в 1940-х, а в Аргентине покончить с безраздельным господством англичан удалось только Хуану Доминго Перону в тех же 40-х годах ХХ века.Для мирового капитализма в лице Британии все получилось как нельзя лучше. Правда, для этого пришлось почти полностью вырезать целую нацию – население целой страны. Но для английского капитала это сущие пустяки!Еще статья на эту же тему:История Латинской Америки имеет немало тёмных историй, одна из самых страшных и кровавых – это убийство целой страны, «сердца Америки» (Парагвая). Это убийство вошло в историю как Парагвайская война, продолжавшаяся с 13 декабря 1864 года по 1 марта 1870 года. В этой войне против Парагвая выступил союз Бразилии, Аргентины и Уругвая, поддержанный тогдашним «мировым сообществом» (Западом).Немного из предыстории Первый европеец побывал на земле будущего Парагвая в 1525 году, а началом истории этой латиноамериканской страны принято считать 15 августа 1537 года, когда испанские колонисты основали Асунсьон. Эту территорию населяли племена индейцев гуарани.Постепенно испанцы основали ещё несколько опорных пунктов, с 1542 года в Парагвай (в переводе с языка индейцев гуарани «парагвай» означает «от великой реки» — имеется ввиду река Парана) стали назначать специальных управленцев. С начала 17 столетия на этой территории стали создавать свои поселения испанские иезуиты («Общество Иисуса» - мужской монашеский орден).Они создают в Парагвае уникальное теократически-патриархальное царство (Иезуитские редукции - индейские резервации иезуитов). Его основой стали первобытнообщинный родоплеменной уклад местных индейцев, институты Империи Инков (Тауантинсуйу) и идеи христианства. Фактически иезуиты и индейцы создали первой социалистическое государство (с местной спецификой). Это был первая масштабная попытка построения справедливого общества, основанного на отказе от личной собственности, приоритете общественного блага, главенстве коллектива над личностью. Отцы-иезуиты весьма хорошо изучили опыт управления в Империи Инков и творчески его развили.Индейцев перевели от кочевого образа жизни к оседлому, основой хозяйства было земледелие и скотоводство, ремесло. Монахи прививали индейцам основы материальной и духовной культуры Европы, причём ненасильственным путём. В случае необходимости, общины выставляли ополчения, отбивая атаки работорговцев и их наёмников. Под руководством монашеской братии индейцы достигли высокой степени автономии от Испанской и Португальской империй. Поселения процветали, труд индейцев был довольно успешным.В итоге независимая политика монахов привела к тому, что их решили изгнать. В 1750 году испанская и португальская короны заключили соглашение, по которому 7 иезуитских поселений, в том числе Асунсьон, должны были перейти под португальский контроль. Иезуиты отказались подчиниться этому решению; в результате кровопролитной войны, длившейся 4 года (1754—1758), испано-португальские войска победили. Последовало полное изгнание Ордена иезуитов из всех испанских владений в Америке (оно завершилось в 1768 году). Индейцы стали возвращаться к прежнему образу жизни. К концу 18 столетия примерно треть населения состояла из метисов (потомков белых и индейцев), и две трети были индейцами.НезависимостьВ процессе развала Испанской империи, в котором приняли активное участие молодые хищники – англичане, независимым стал Буэнос-Айрес (1810 год). Аргентинцы попробовали начать восстание в Парагвае, в ходе т. н. «Парагвайской экспедиции», но ополчения парагвайцев разбили их войска.Но процесс был запущен, в 1811 году Парагвай провозгласил независимость. Страну возглавил адвокат Хосе Франсия, народ его признал лидером. Конгресс, избранный всеобщим голосованием, признал его диктатором с неограниченными полномочиями сначала на 3 года (в 1814 году), а затем пожизненным диктатором (в 1817 году). Франсия правил страной до самой смерти в 1840 году. В стране была введена автаркия (экономический режим предполагающий самообеспечение страны), иностранцев редко пускали в Парагвай. Режим Хосе Франсия не был либеральным: мятежников, шпионов, заговорщиков беспощадно уничтожали, арестовывали. Хотя нельзя сказать, что режим отличался чудовищностью, - за все время правления диктатора казнили около 70 человек и около 1 тыс. было брошено в тюрьмы.Франсия провёл секуляризацию (изъятие церковного и монастырского имущества, земли), беспощадно ликвидировал преступные шайки, в результате чего через несколько лет люди забыли о преступности. Франсия частично возродил идеи иезуитов, хотя и «без перегибов». В Парагвае возникло особенное народное хозяйство, основанное на общественном труде и частном мелком предпринимательстве. Кроме того, в стране возникли такие удивительные явления (на дворе была первая половина XIX века!), как бесплатное образование, бесплатная медицина, низкие налоги и общественные продовольственные фонды.В результате в Парагвае, особенно учитывая его довольно изолированное положение относительно мировых экономических центров, была создана крепкая государственная промышленность. Это позволило быть экономически самостоятельным государством. К середине 19 столетия Парагвай стал самым быстрорастущим и наиболее обеспеченным государством Латинской Америки. Надо отметить, что это было уникальное государство, где бедность отсутствовала как явление, хотя и богатых в Парагвае хватало (богатая прослойка была вполне мирно интегрирована в общество).После смерти Франсио, которая стала трагедией для всей нации, по решению Конгресса, страну возглавил его племянник Карлос Антонио Лопес (до 1844 года правил вместе с консулом Мариано Роке Алонсо). Это был такой же жесткий и последовательный человек. Он провёл ряд либеральных реформ, страна была готова к «открытию» - в 1845 году открыт доступ в Парагвай иностранцам, в 1846 году прежний охранительный таможенный тариф заменён более либеральным, гавань Пилар (на реке Паране) открыта для внешней торговли. Лопес реорганизовал армию по европейским стандартам, довёл её численность с 5тыс. до 8 тыс. человек. Было построено несколько крепостей, создан речной флот. Страна выдержала семилетнюю войну с Аргентиной (1845—1852), аргентинцы были вынуждены признать независимость Парагвая.Продолжалась работа по развитию образования, открывались научные общества, улучшались возможности путей сообщения, судоходства, совершенствовалось судостроение. Страна в целом сохранила своё своеобразие, так в Парагвае почти все земли принадлежали государству.В 1862 году Лопес умер, оставив страну на своего сына Франсиско Солано Лопеса. Новый народный конгресс утвердил его полномочия на 10 лет. В это время страна достигла пика своего развития (затем страну просто убили, не дав идти по весьма перспективному пути). Численность её населения достигла 1,3 млн. человек, государственных долгов не было (страна не брала внешних займов). В начале правления второго Лопеса построили первую железную дорогу длиной в 72 км. В Парагвай пригласили более 200 иностранных специалистов, которые прокладывали телеграфные линии и железные дороги. Это помогало в развитии сталелитейной, текстильной, бумажной, типографской отраслей промышленности, производстве пороха и судостроении. Парагвай создал собственную оборонную промышленность, производили не только порох и другие боеприпасы, но пушки и мортиры (литейная мастерская в Ибикуи, построенная в 1850 году), строили корабли на верфях Асунсьона.Повод к войне и её началоК успешному опыту Парагвая присматривался соседний Уругвай, а после него эксперимент мог победно пройти по всему континенту. Возможное объединение Парагвая и Уругвая бросало вызов интересам Великобритании, местным региональным державам – Аргентине и Бразилии. Естественно, это вызывало недовольство и опасения англичан и латиноамериканских правящих кланов. Кроме того, с Аргентиной у Парагвая были территориальные споры. Нужен был повод к войне и его быстро нашли.Весной 1864 года бразильцы отправили в Уругвай дипломатическую миссию и потребовали компенсацию за убытки, причинённые бразильским фермерам в приграничных конфликтах с уругвайскими фермерами. Глава Уругвая Атанасио Агирре (от Национальной партии, которая стояла за союз с Парагваем) отверг бразильские притязания. Парагвайский лидер Солано Лопес предложил себя в качестве посредника на переговорах Бразилии и Уругвая, но Рио-де-Жанейро выступило против этого предложения. В августе 1864 года парагвайское правительство разорвало дипломатические отношения с Бразилией, и объявило, что интервенция бразильцев и оккупация Уругвая будет нарушением равновесия в регионе.В октябре бразильские войска вторглись в Уругвай. Сторонники партии Колорадо (пробразильская партия), поддержанные Аргентиной, вступили в союз с бразильцами, и свергли правительство Агирре.Уругвай был для Парагвая стратегически важным партнёром, так как через его столицу (г.Монтевидео), шла практически вся парагвайская торговля. А бразильцы оккупировали этот порт. Парагвай вынудили вступить в войну, в стране провели мобилизацию, доведя численность армии до 38 тыс. человек (при резерве в 60 тыс., фактически это было народное ополчение). 13 декабря 1864 года парагвайское правительство объявило войну Бразилии, а 18 марта 1865 года — Аргентине. Уругвай, уже под управлением пробразильского политика Венансио Флореса, вошёл в союз с Бразилией и Аргентиной. 1 мая 1865 года в аргентинской столице три страны подписали Договор о Тройственном союзе. Мировое сообщество (в первую очередь Великобритания) поддержали Тройственный союз. «Просвещённые европейцы» оказали существенную помощь союзу боеприпасами, оружием, военными советниками, давали кредиты на войну.Армия Парагвая на начальном этапе была более мощной, как численно (у аргентинцев в начале войны было примерно 8,5 тыс. человек, у бразильцев – 16 тыс., уругвайцев – 2 тыс.), так и в плане мотивации, организации. К тому же была хорошо вооружена, у парагвайской армии было до 400 орудий. Основа военных сил Тройственного союза – бразильские вооруженные части состояли главным образом из отрядов местных политиков и некоторых частей Национальной гвардии, часто это были рабы, которым обещали свободу. Затем в части коалиции хлынули разного рода добровольцы, авантюристы со всего континента, которые хотели поучаствовать в ограблении богатой страны. Считалось, что война будет недолгой, слишком разные были показатели у Парагвая и трех стран – численность населения, мощь экономик, помощь «мирового сообщества». Война фактически спонсировалась займами Лондонского Банка и банкирскими домами братьев Бэринг и «Н. М. Ротшильд и сыновья».Но воевать пришлось с вооруженным народом. На начальном этапе парагвайская армия одержала ряд побед. На северном направлении захвачен бразильский форт Нова Коимбра, в январе 1865 года взяли города Альбукерке и Корумба. На южном направлении парагвайские части успешно действовали в южной части штата Мата-Гросу.В марте 1865 года парагвайское правительство обратилось к аргентинскому президенту Бартоломе Митре с просьбой пропустить через провинцию Коррьентес 25 тыс. армию, для вторжения в бразильскую провинцию Риу-Гранди-ду-Сул. Но Буэнос-Айрес отказался, 18 марта 1865 года Парагвай объявил Аргентине войну. Парагвайская эскадра (в начале войны у Парагвая было 23 небольших парохода и ряд мелких судов, а флагманом канонерская лодка «Такуари», большинство из них были переделками из гражданских судов) спустившись по реке Паране, блокировала порт Коррьентеса, а затем сухопутные силы его взяли. В это же время парагвайские части пересекли аргентинскую границу, и через территорию Аргентины ударили по бразильской провинции Риу-Гранди-ду-Сул, 12 июня 1865 года взят город Сан-Боржа, 5 августа Уругваяна.Продолжение войныСитуация осложнилась из-за поражения парагвайской эскадры 11 июня 1865 года в битве при Риачуэло. Тройственный союз с этого момента стал контролировать реки бассейна Ла-Платы. Постепенно перевес в силах стал сказываться, к концу 1865 года парагвайские войска были выбиты из ранее захваченных территорий, коалиция сосредоточила 50 тыс. армию и стала готовиться к вторжению в Парагвай.Армия вторжения не смогла сразу прорваться в страну, их задержали укрепления вблизи места слияния рек Парагвай и Парана, там сражения шли более чем два года. Так крепость Умайта стала настоящим парагвайским Севастополем и задержала врага на 30 месяцев, она пала только 25 июля 1868 года.После этого Парагвай был обречён. Интервенты, находясь на содержании «мирового сообщества», медленно и с большими потерями просто продавливали оборону парагвайцев, фактически перемалывая ее, платя за это многочисленными потерями. Причём не только от пуль, но и от дизентирии, холеры и прочих прелестей тропического климата. В ряде битв декабря 1868 года были практически уничтожены остатки войск Парагвая.Франсиско Солано Лопес отказался сдаваться и отступил в горы. В январе 1969 года пал Асунсьон. Надо сказать, что народ Парагвая защищал свою страну практически поголовно, воевали даже женщины и дети. Лопес продолжал войну в горах на северо-востоке от Асунсьона, люди уходили в горы, сельву, в партизанские отряды. В течение года шла партизанская война, но в итоге остатки парагвайских сил были разгромлены. 1 марта 1870 года отряд Солано Лопеса был окружён и уничтожен, глава Парагвая погиб со словами: «Я умираю за Родину!»Итоги- Парагвайский народ бился до последнего, даже враги отмечали массовый героизм населения, бразильский историк Роше Помбу писал: «Множество женщин, одни с пиками и кольями, другие с малыми детьми на руках яростно швыряли в атакующих песок, камни и бутылки. Настоятели приходов Перибебуи и Валенсуэла бились с ружьями в руках. Мальчики 8-10 лет лежали мертвые, и рядом с ними валялось их оружие, другие раненые проявляли стоическое спокойствие, не издавая ни единого стона».В битве при Акоста-Нью (16 августа 1869 года) сражались 3,5 тыс. детей 9- 15 лет, а отряде парагвайцев всего было 6 тыс. человек. В память об их героизме 16 августа в современном Парагвае отмечается День ребёнка.В сражениях, схватках, актах геноцида полегло 90% мужского населения Парагвая. Из более чем 1,3 млн. населения страны, к 1871 году осталось около 220 тыс. человек. Парагвай был полностью опустошён и отброшён на обочину мирового развития.- Территория Парагвая урезана в пользу Аргентины и Бразилии. Аргентинцы вообще предлагали полностью расчленить Парагвай и разделить «по братски», но Рио-де-Жанейро не согласился. Бразильцы хотели иметь буфер между Аргентиной и Бразилией.- Выиграла от войны Британия и стоящие за ней банки. Главные державы Латинской Америки - Аргентина и Бразилия оказались в финансовой зависимости, взяв в долг огромные суммы. Возможности, которые открывал парагвайский эксперимент, были уничтожены.- Парагвайская промышленность была ликвидирована, большая часть парагвайских деревень была опустошена и покинута, оставшиеся люди переселились в окрестности Асунсьона. Люди перешли к натуральному хозяйству, значительная часть земель была скуплена иностранцами, в основном аргентинцами, и превратилась в частные поместья. Рынок страны был открыт для английских товаров, а новое правительство впервые взяло иностранный кредит на 1 млн. фунтов стерлингов.Эта история учит тому, что если народ един и защищает свою Родину, идею, победить его можно только с помощью тотального геноцида.Но память не уничтожить!Взято: http://voprosik.net/genocid-kommunistov-v-paragvae-19-veka/P.S. Добавить практически нечего, кроме того, что практика действий демократов, толерастов и общечеловеков за 150 лет не изменилась. Та же ложь и подкуп, а там, где они не помогают - физическое уничтожение вплоть до геноцида.