• Теги
    • избранные теги
    • Компании58
      • Показать ещё
      Страны / Регионы43
      • Показать ещё
      Разное28
      • Показать ещё
      Люди5
      Издания1
      Показатели4
      Формат1
      Международные организации1
06 декабря, 13:22

Deforestation and the Trillion-Dollar Time Bomb

You probably recognize many of the companies on the first of the two lists we'll be examining today - like Colgate Palmolive, L'Oréal, and McDonald's, which are household names. You might not know the others - like Marfrig Global Foods and Bunge - but they're equally massive, and they depend on sustainable supplies of palm, soy, cattle, and timber & pulp - the "big four" forest risk commodities responsible most of the world's deforestation. These four commodities account for 24% of the cumulative income of 187 companies surveyed for a new report called "Revenue at risk: Why addressing deforestation is critical to business success", and their supplies could be disrupted if deforestation continues. Produced by CDP (formerly the Carbon Disclosure Project) at the behest of 365 institutional investors, the report concludes that disruptions in supplies of forest risk commodities could cost $906 billion per year. There's another list, too: the Forest 500, which names and shames the 500 entities that can end deforestation. Half those entities are companies, and many of them have pledged to end practices that kill forests. The list is compiled by the Global Canopy Programme (GCP), which ranks those pledges and gives credit for good ones. GCP also published a report today, and it's called "Sleeping giants of deforestation". It shows that 57% of the companies on the Forest 500 either have no policies to end deforestation or none that the organization deems credible, while the CDP report shows that just 42% of the companies on the risk side have even bothered to investigate the ways that supply disruptions could impact their business. On top of that, the Forest Trends Supply Change project tracks the progress that companies are reporting on their deforestation pledges and shows less than half of them are even reporting progress. Add the findings up, and you find a global agriculture sector facing an existential threat and partially acting on it, but mostly hobbled by poor traceability and weak governance or blinded by apathy and overconfidence and frustrated by shortages of certified raw materials. The GCP report looked at countries, too, and found many of those on the supply side - the rainforest countries that export forest risk commodities - were beginning to take action, while those on the demand side - the developed countries that import them - aren't. Paradoxically, while developed countries often funded sustainability efforts in tropical countries, only two of the importing countries on the Forest 500 - Germany and the Netherlands - formally support national sustainability efforts among consumers. The Bright(ish) Side It's not all doom and gloom. Supply Change also found that those pledges with publicly-available disclosure were, on average, more than 70% of the way towards completion; and while many companies are certainly avoiding disclosure to hide bad performance, others have taken productive actions that are just difficult to quantify. Danone, for example, is helping small farmers around the world shift to sustainable farming, and progress on that front won't show up incrementally the way shifting to certified commodities does. Likewise, Norwegian consumer goods group Orkla implemented a three-pronged sustainable palm oil policy in 2014 and recently saw their Forest 500 rating jump from three stars to five, as did two other companies: Colgate Palmolive and Marks & Spencer. Orkla has been working for years to replace palm oil with options that are healthier and not associated with deforestation, and they launched their sustainable palm oil policy in 2014. That involved renegotiating their contracts with key suppliers and becoming a member of the RSPO at Group level. "We have a regular dialogue with suppliers about the progress of the work," says Ellen Behrens, the company's Vice President for Corporate Responsibility. "We only work with suppliers who have good plans for sustainable improvement. Examples of supplier activities include the use of satellite-based risk assessments, fire alert systems and various types of training programs." Like Danone, they're also looking to drive complex changes on the ground. "We look for suppliers who engage in training of mill management and of farmers, and who engage in awareness-building in local communities," she says. The final component, she says, is certification, which among others is important to monitor compliance with important aspects such as working conditions and the use of pesticides. Their most recent disclosure document shows that 40% of the palm oil, blends, and derivatives they purchase are either certified as sustainable by the Roundtable on Sustainable Palm Oil (RSPO) or have their impacts offset by Green Palm certificates. "Certification is the easiest activity to communicate in a quantified way," says Behrens. "We're currently looking into how to verify other activities." That's something to keep in mind as you explore the group's Supply Change profile: companies whose only pledge involves certification will show more "quantitative progress" than those undertaking more complex strategies, so it pays to heed the milestones embedded in the profiles as well. Radical Transparency The reports come in as a flurry of new transparency tools are also coming on line, as we covered in a recent edition of the Bionic Planet podcast, which is available on iTunes, TuneIn, Stitcher, and here: Perils and Possibility The CDP report uncovered a disturbing sense of confidence among companies with high exposure to the big four commodities, with 72% of them expressing confidence in their ability to source them in the future - even as 81% of companies in the Agricultural Production sector reported impacts related to forest-risk commodities in the past five years. On the other hand, many also seemed unaware of the potential for growth that a shift to sustainable sourcing could offer. "Investors are poised to capitalize on the opportunities that await," wrote CDP CEO Paul Simpson in the foreword. "Some of the biggest index providers in the world, including S&P and STOXX, have created low-carbon indices to help investors direct their money towards the sustainable companies of the future. Investors see opportunities in sustainably managed timberland, and are beginning to direct funding to innovative approaches to protect forests, such as REDD+ credits." This story is cross-posted on Ecosystem Marketplace. Read the original. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

Выбор редакции
22 ноября, 04:00

«Gutta» полностью перенесет производство соков в Эстонию

Входящее в группу «Orkla Foods Latvija» предприятие «Gutta» полностью планирует перенести производство соков в Эстонию до конца первого квартала 2017 года.

20 ноября, 09:34

Оккупация за 90 миллионов

Вооруженные силы Норвегии переживают сложный процесс модернизации, которому предшествовало болезненное обсуждение в прессе целесообразности значительных бюджетных трат на оборону. В определенной степени щедрость парламентариев обусловливается мощной антироссийской пропагандой – в нее дружно включились печатные и электронные СМИ страны.

20 ноября, 06:00

Оккупация за 90 миллионов

Вооруженные силы Норвегии переживают сложный процесс модернизации, которому предшествовало болезненное обсуждение в прессе целесообразности значительных бюджетных трат на оборону. В определенной степени щедрость парламентариев обусловливается мощной антироссийской пропагандой – в нее дружно включились печатные и электронные СМИ страны.

14 ноября, 21:45

Оккупация за 90 миллионов

Вооруженные силы Норвегии переживают сложный процесс модернизации, которому предшествовало болезненное обсуждение в прессе целесообразности значительных бюджетных трат на оборону. В определенной степени щедрость парламентариев обусловливается мощной антироссийской пропагандой – в нее дружно включились печатные и электронные СМИ страны.Пресса использует любые поводы для нападок на внутреннюю и внешнюю политику РФ. Анализ публикаций, прямо или косвенно связанных с проблематикой перевооружения норвежских ВС, позволяет в сонме голосов выделить два основных направления информационно-психологического воздействия на население: формирование медийными средствами образа злобного и беспощадного врага-агрессора, ведущего системную подготовку к вторжению, и последовательное внедрение в сознание народа мысли о спасительной роли США и НАТО.“ Премьер-министр Эрна Сольберг назвала планы по модернизации ВС самыми масштабными с окончания холодной войны ”Норвегия – один из мировых лидеров по количеству периодических печатных изданий на душу населения. Среди крупнейших – Aftenposten, Verdens Gang (VG), Dagens Næringsliv, Dagbladet и другие. Особенности национальной прессы – развитая сеть локальных изданий, выходящих небольшими тиражами несколько раз в неделю, и традиционная связь СМИ с политическими партиями и движениями.Специфика отрасли заключается в нацеленности законодательства страны на предотвращение концентрации средств массовой информации у одного владельца. Действует категорический запрет медийным компаниям на управление более чем одной третью национальных СМИ. Неудивительно, что газетный рынок страны благополучно поделен именно между тремя концернами, а подавляющее большинство журналов выпускается тремя крупнейшими издательствами. На телерынке наряду с Государственной норвежской радиовещательной корпорацией Norsk Rikskringkasting (NRK) представлены коммерческий канал TV2 в Бергене, а также TVNorge и TV3. Основные конкуренты NRK – АО Schibsted, Orkla и его «дочка» Orkla media, а также A-pressen, владеющее сетью локальных органов печати. Иными словами, доминирование трех издательских домов позволяет говорить о некоторой монополизации, значит, и о возможности картельных соглашений.Большое количество газет, различия во взглядах не помешали прессе сконцентрировать усилия на проведении хорошо скоординированной кампании дискредитации России в глазах национальной общественности. Для достоверности и убедительности внушаемых массам установок используется проверенный метод привлечения видных действующих и бывших военачальников, политиков, известных личностей, говорящих о необходимости выделения ассигнований на укрепление обороноспособности страны перед лицом почти неминуемой агрессии России. Ежедневная Dagens Næringsliv, специализирующаяся на новостях экономики, рынка и бизнеса, устами Яна Людвига Андреассена стращает сограждан эволюцией восточного соседа «в сторону современного царизма». Русскоязычный сайт Norse.ru приводит слова военного атташе в Москве коммодора Гейра Осена, выразившего неудовольствие использованием российскими бомбардировщиками норвежских радаров для отработки учебных атак и проверки прицельной аппаратуры. Поэтому укрепление сотрудничества с НАТО видится важнейшим элементом оборонной политики. Депутат парламента от Партии прогресса и эксперт по пропаганде в Норвежской военной академии подполковник Гир Хоген Карлсен пугает тайными, доведенными российскими спецслужбами до совершенства методами дезинформации и манипулирования массовым сознанием.Незначительные трудности, возникшие на границе с Россией из-за наплыва сирийских беженцев, использованы для разрушения существовавшего многие годы в сознании простых норвежцев образа добрососедства. Бенджамин Илли на сайте радиостанции France Info рассказал о том, как мигранты попадают в шенгенскую зону новым маршрутом, пересекая границу с Норвегией неподалеку от Мурманска на велосипедах, поскольку российские законы запрещают делать это пешком. Амунд Треллевик и Тарьей Абельсенг сообщили в NRK Finnmark, что власти дали указание полиции отправлять обратно в Россию беженцев, прибывших по однократной визе. Эта провокационная практика прямо противоречит двустороннему договору о реадмиссии от 2007 года. Старший научный сотрудник Норвежского института внешней политики (НУПИ) Юлия Вильхельмсен привлекла внимание ежедневной газеты Finansavisen к циркулирующим в медиапространстве утверждениям о том, что Россия, избавляясь от нежелательных приезжих, направляет их в Стурскуг. В репортаже коммерческого телеканала TV2 в Бергене утверждалось, что беженцы по пути в этот пункт пропуска свободно говорят на русском языке. Подполковник Гир Хоген Карлсен тут же увидел в действиях России проявление осознанной невоенной стратегии политического и экономического нажима на Норвегию. Министерство иностранных дел Норвегии выразило недоумение появлением на пропускном пункте Стурскуг – Борисоглебск большого числа просителей убежища.Населению страны последовательно внушается мысль о недопустимой слабости национальных ВС. Для придания правдоподобия пресса привлекает аналитиков, экспертов, исследователей и наблюдателей. На сайте aldrimer.no приводится мнение Ассоциации норвежских офицеров, убежденной в том, что оборона страны достигла критически низкой точки из-за многолетнего недофинансирования. В печати на разные лады обсуждается анекдотический случай, когда подразделение норвежских истребителей F-16А, действовавших в небе Ливии в составе натовской коалиции, через короткое время после начала операции вынуждено было вернуться на родину вследствие того, что летчики умудрились полностью израсходовать все боеприпасы и ГСМ королевских ВВС. Вывод напрашивается сам собой.Свою лепту внедрения в общественное сознание идеи неотвратимости столкновения с Россией внес самый дорогостоящий местный телесериал «Оккупированные» («Okkupert»), где захватчик, разумеется, Москва, поработившая Норвегию ради ее нефтяных промыслов. На съемки было потрачено 90 миллионов крон (почти 11 миллионов долларов). Губернские газеты, выражая помыслы властей, заинтересованных в дополнительных вливаниях в местные бюджеты, в едином порыве требуют от стортинга вдохнуть новую жизнь в военные базы, полигоны, береговые сооружения.Иногда звучат и здравые голоса. Р. Сельелид в издающейся в Тромсе крупнейшей газете северной Норвегии Nordlys напоминает о многовековых добрых отношениях с Россией, о подвиге русского народа во Второй мировой, освободившего Финнмарк и оставившего его норвежцам, о взаимовыгодном послевоенном сотрудничестве. Он задается вопросом: в чьих интересах Норвегия участвует в экономической войне против восточного соседа? И дает однозначный ответ: это ЕС, НАТО, США. Ганс Гордер считает, что норвежские СМИ часто без разбора перепечатывают материалы Reuters и AP. Информация, полученная от них, добавляет он, вопреки элементарным правилам журналистики никогда не перепроверяется. Немецкий специализированный информационно-новостной телеканал n-tv, входящий в состав RTL Group, отмечая растущую напряженность в отношениях НАТО с Россией и указывая на наращивание сил и вооружений блока вблизи границ РФ, назвал это провокацией в отношении Москвы.В недавние времена Норвегия устами военного руководства могла позволить выступить против милитаристского давления Вашингтона и Брюсселя, отказаться от совместных учений, мотивируя это экономией денег. Журналист Бент Тандстад, одним из первых сообщивший в июле 2016 года о гибели норвежского наемника на востоке Украины, цитирует бывшего командующего вооруженными силами, ныне научного сотрудника Норвежского института внешней политики (NUPI) Сверре Дисена о важности понимания того, что «Россия – великая держава, которая думает геополитически иначе, чем мы».Политические партии чувствуют сомнения рядовых граждан. Поэтому логика усиления пропагандистского давления на массы требует выдвижения новых, еще более знаковых фигур, способных сообщить массам решающий импульс, который побудит население решительно потребовать от своих избранников в стортинге голосовать за военные бюджеты.Именно в этом контексте следует воспринимать публикацию обзора норвежской разведывательной службы Norwegian Intelligence Service – NIS Fokus 2016, значительная часть которого посвящена России, а также международному терроризму и киберпреступности. В прессе он вызвал большой резонанс. Комментарии большинства СМИ свелись к тому, что Россия ограничивает свободу действий норвежцев и их союзников в северной Атлантике, Норвежском и Балтийском морях. Многие обозреватели тут же указали на совпадение этих выводов с прогнозами директора Национальной разведслужбы США Джеймса Клэппера. Об особых отношениях Осло и Вашингтона свидетельствует и размещение в Норвегии девяти складов американского тяжелого оружия, а также систематические маневры НАТО на территории страны. «Мы довольны тем, что Норвегия взяла на себя обязательства проведения крупных учений в 2018 году», – заявил генсек альянса Йенс Столтенберг.Используя методы и приемы рекламного маркетинга, норвежские СМИ обеспечили поддержку населением двадцатилетней правительственной программы модернизации и укрепления вооруженных сил. Военные расходы планируется увеличить на 165 миллиардов крон (19,7 миллиарда долларов). В пресс-релизе Минобороны Норвегии приводятся слова его главы Ине Эриксен Серейде, утверждающей, что усиление обороноспособности – вынужденная необходимость. В 2016 году военное ведомство получит из бюджета 49,1 миллиарда крон (5,5 миллиарда долларов) – на 9,4 процента больше, чем в 2015-м.Премьер-министр Эрна Сольберг со словами «мы сделали стратегический выбор», тут же заявила, что новый долгосрочный план укрепляет оборону страны потому, что более прочно встраивает Норвегию в альянс. Глава правительства назвала планы по модернизации ВС самыми масштабными с окончания холодной войны.Ине Эриксен Серейде отмечает три основные проблемы норвежской армии – быстрота реагирования, выносливость и отставание в сфере эксплуатации и технического обслуживания. Однако, по словам главкома норвежской армии адмирала Хокона Бруун-Хансена, выделенные дополнительные средства примерно на 10 миллиардов крон меньше требуемого на период 2015–2034 годов. Большая часть денег пойдет на закупку 52 истребителей F-35, четырех подводных лодок и военной техники, создание зенитных боевых групп в Орланде и Эвенесе. При этом предусматривается сокращение одиннадцати баз и 1400 должностей в ВС Норвегии, что позволит сэкономить за 20 лет около 22 миллиардов крон.Контент-анализ посвященных РФ выступлений печатных и электронных СМИ Норвегии позволяет отследить поддержание стереотипов холодной войны в освещении внутренней и внешней политики нашей страны и предположить наличие политической ангажированности норвежских СМИ, рисующих обывателям образ недемократического государства, замышляющего агрессию против доброжелательного и безобидного соседа. Уровень эмоциональной окрашенности текстов, разнообразие лексических приемов, рассчитанных на свои целевые аудитории, свидетельствует о широком спектре PR-технологий в арсенале тамошних СМИ для достижения поставленной цели – обеспечить поддержку подданными королевства многомиллиардных правительственных инвестиций в перевооружение страны. Массмедиа Норвегии планомерно и целенаправленно формируют у простых людей негативное восприятие и предубеждение к России. Даже в публикации информационного характера привносится элемент, заставляющий взглянуть на проблемы сквозь призму интересов военно-промышленных кругов.Владимир Газетов,кандидат исторических наук, профессор Военного университета МО РФВадим Хоменко,кандидат педагогических наук, профессор Военного университета МО РФ Консенсуальная озабоченностьВзаимоотношения России и Запада стали центральной темой очередной Рижской конференции, проводившейся по следам саммита НАТО в Варшаве. Выступавшие конкретизировали предложения, как «сдержать и урезонить» Москву.Брать пример с Рональда Рейгана, который «не разговаривал с советскими лидерами с 1981 до октября 1985 года, не встречался ни с кем», призвал старший научный сотрудник Atlantic Council Андерс Олсунд: «Не идти на компромисс, не говорить с Россией – самый успешный консенсус».У министра обороны Латвии Раймонда Бергманиса и бывшего главковерха ВС Швеции Сверкера Йеранссона консенсус не сложился. Первый настаивал на расширении военного присутствия НАТО в Прибалтике. Второй требовал от Латвии самой больше тратить на собственную оборону.«Отобрать у Кремля монополию на русский язык», – предложил сотрудник австрийского Института гуманитарных наук Антон Шеховцов. Если создать «альтернативный русский мир», к нему потянутся многие. Ведь «псевдоценности путинского режима», по мнению Шеховцова, разделяют далеко не все.Дискуссия получилась очень интересной, на ней обсуждались вызовы времени, подвел итог министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич. Примечательно, что подавляющее большинство участников увидели эти вызовы в лице России и предлагали купировать их посредством трансатлантической солидарности. Последнее словосочетание звучало так часто, что казалось: консенсус вот-вот наступит.Рижская конференция уже 11-й год подряд собирает более 600 экспертов в области безопасности и внешней политики, дипломатов, представителей академических кругов, предпринимателей и журналистов.Герман Напольский,корреспондент «ВПК» (Рига)#норвегия #норвегияроссия #холоднаявойна #владимиргазетов #вадимхоменко #рига #рижскаяконференция #натовприбалтике #раймондабергманис #эдгарринкевич #саммитнато

Выбор редакции
01 ноября, 13:31

UPDATE 1-Norway's Orkla launches China sales via Alibaba's Tmall

** Norwegian branded consumer goods maker Orkla says it will start sales of products online in China

Выбор редакции
01 ноября, 11:15

Norway's Orkla launches China sales via Alibaba's Tmall

** Norwegian branded consumer goods maker Orkla says it will start sales of products online in China

Выбор редакции
12 июня, 11:15

Look to Norway!

I got good news. The body weight of Norwegian children appears to have stabilized, according to recent figures. That may seem a small feat, but it's an encouraging one for public health. Norway's long-term public health effort -- the Norwegian model, with broad cooperation by government, business and civil society -- is paying off. There is much to gain from a unison confrontation of challenges. We all need to work together. We, the authorities, must do our share of the job. But that is not enough. If we are to succeed. Much work -- essential to public health and sustainable development -- occurs outside the health sector, and a great deal occurs entirely outside the public sector. Therefore, we must work together -- the public sector, private businesses and non-profit organizations. The boundaries dividing different industries has to be crossed. We are accustomed to this in Norway. Our public sector, business and civil society have a long tradition of close and constructive cooperation. As Minister of Health and Care Services, I established a high-level business group in 2014. Its participants are Norway's major food providers, including international players like Mills and Orkla. Non-profit organizations take part as observers. The group decides on practical measures to improve the population's diet. Its goals are consistent with those of the World Health Organization: to reduce the intake of salt, sugar and saturated fat. My experience is that the food industry is willing to take responsibility. This cooperative effort leads to healthier products for consumers. We have already established what we call the Salt Partnership. The members of the food industry have committed to specific targets to reduce the salt content in food, and help raise public awareness of the link between salt and health. The objective is a 15-percent reduction in the population's intake of salt by 2018. The industry has also agreed to a reduction in saturated fat. They have proposed several measures to reduce the proportion of saturated fat in the diet (by energy) from 15 percent to 13 percent by 2018. The group meets again on May 31. At this meeting, the industry will propose ways of reducing sugar. Packaging and portion sizes will be discussed, along with changes in sugar content for products like yogurt and breakfast cereal. This is a tough challenge, and I believe we will succeed at this one, too. The food industry's effort to develop healthier products eventually affects what's in our refrigerators -- not only for those who find it easy to live healthy, but also for those who struggle in doing so. I am sure we will see results in the years ahead. A voluntary labeling system (called "Keyhole") is another initiative to help consumers make healthier choices. The government-managed, regulation-based program is the result of close cooperation between non-profit groups, the private sector and the authorities in the Nordic countries. Keyhole labeling identifies products that meet standardized nutritional criteria. The latest program revision tightened the salt-content standards. In Norway, food manufacturers and food suppliers have established a Food and Drink Industry Professional Practices Committee. Together they have issued a code with guidelines and a product list to raise awareness about the marketing of food and beverages to children and young people. They should be protected from harmful marketing pressures. Promotion of unhealthy foods and drinks to children under 13 years is not permitted. In 2015, the Norwegian government presented a white paper on public health to the parliament. The white paper presents simple, healthy choices, and it has received broad support from all parties in the parliament. This secures the long-term success of the program. But food and diet are not only about nutrition. They are also about sustainability. In 2017, the Norwegian government will submit a comprehensive action plan on diet. The plan is a collaboration between the government ministers responsible for children and equality, fisheries, agriculture, education, integration and climate and environment. We have received inputs from non-profit organizations, businesses, county governments and individuals. Together, we will formulate a healthier and more sustainable set of dietary policies. I have already begun exploring how best to mobilize youngsters to become change agents who advocate both the pleasures of food and a healthy and sustainable diet. In 2016, we will study how to organize this. Children generate enthusiasm and commitment. They may be our most important innovators. They change attitudes and create new patterns of activity. They influence what foods the family purchases and what's for dinner. If children and young people learn about diet and become interested in food, they can help adults make healthier and more sustainable choices. Joining me on this quest are TINE (Norway's largest dairy product cooperative), the EAT Foundation and the Norwegian NCD Alliance. The EAT Stockholm Food Forum has lifted the relationship between diet, health, food and sustainable development onto the global agenda. That makes me very happy. On June 13-14, key figures in science, business, politics and civil society will gather in Stockholm to budge our food systems toward greater sustainability, security and equality. This year, the forum will address consumption and production patterns, cities, accountability, technology and innovation across the food industry. Norwegian Minister of Climate and Environment Vidar Helgesen and I will represent Norway's government in Stockholm. We want to be a part of this important shift. I believe others might find it useful to hear about the Norwegian model, with its focus on broad cooperation. The time is ripe. We can make a positive change for the future -- for our children's health, and for sustainability for all! This blog post is part of a series produced by The Huffington Post and the EAT Foundation, in conjunction with the latter's inaugural EAT Stockholm Food Forum (Stockholm, June 13-14, 2016). The third EAT Stockholm Food brings together some of the world's brightest people in the fields of science, politics, business and civil society to shift food systems toward greater sustainability, health, security, and equity within the boundaries of our planet. For more information about EAT Stockholm Food Forum, read here. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

06 июня, 10:00

Raiffeisenbank закрыл российскую инвестиционную "дочку"

Как выяснил Лайф, австрийский Raiffeisen — второй по величине из работающих в России иностранных банков — недавно закрыл одно из местных направлений. Если ещё осенью речь шла о продаже всего российского бизнеса, то сейчас, выбирая между местным и польским бизнесом, группа пока решила продать "дочку" в Польше, а здесь — полностью избавиться от одного из своих направлений. ООО "Райффайзен инвестмент" специализировалось на сопровождении сделок слияния-поглощения (M&A) и размещении ценных бумаг. Как следует из базы данных "Картотека", фирма была ликвидирована в феврале 2016 года. Правда, до недавнего времени компания числилась на сайте российской "дочки" в числе подразделений, но после запроса Лайфа её убрали с сайта. "Вообще там [в "Райффайзен инвестмент"] работало 10 — 15 человек, в лучшие годы 18 — 20. Однако они так и не смогли выйти на окупаемость, а при наличии инвестиционного подразделения в самом банке держать отдельную компанию было глупо" Вкупе с плачевными результатами — см. таблицу — стресса в фирму добавил кризис.   Как видно, компания, зарегистрированная в 2007 году — перед предыдущим российским кризисом — не смогла подняться вместе с российской экономикой шесть лет назад и сгенерировала с 2009 года убытки на общую сумму по меньшей мере 126,2 млн рублей, при выручке 440,5 млн (данных за 2011, 2015 годы нет). По данным консалтингово-аудиторской фирмы KPMG, общая сумма сделок на российском рынке M&A сократилась в прошлом году сразу на 29% до $55,8 млрд. Уменьшилось как количество сделок, так и их средний чек. Так, если в 2014 году было произведено почти 600 сделок в среднем по $169 млн каждая, то в прошлом — только 504 сделки, каждая из которых "потянула" на $157 млн. На это повлияли экономический спад, падение цен на нефть и затруднённый доступ к международному финансированию. При этом на мировом рынке общий объём сделок, напротив, вырос на 30% до рекордных $4,3 трлн. Как отмечает агентство AK&M, наибольшую долю среди сделок слияний и поглощения в прошлом году заняли сделки именно в финансовом секторе (65%). Это благодаря российскому Центробанку: основным способом перехода прав собственности на банки стала санация: один банк берётся лечить стоящий на краю пропасти банк — как правило, с помощью дешёвых госкредитов (от АСВ). В M&A-обзорах также отмечается продолжение исхода иностранных акционеров из банков — из-за низкой доходности работы на местном рынке при девальвации рубля и сокращении кредитования. За последние шесть лет свои российские "дочки" продали Santander Consumer Finance, Barclays, Straumborg, Societe Generale, WestLB, группа KBC, GE Money, Приватбанк, группа DNB, DFE, ICICI Bank, Royal Bank of Scotland. Продажу российской "дочки" рассматривал и Raiffeisen Bank International (RBI), хотя российский "Райф" и обеспечивал группе более 50% всей прибыли (например, за девять месяцев 2015 года российский бизнес RBI принёс чистую прибыль €253 млн, в то время как общая прибыль группы за этот период составила €432 млн). Однако активы в Восточной Европе считаются высокорискованными, и в итоге Raiffeisen выбирал между продажей польской "дочки" и российской — и остановился на польской "дочке". Российский же бизнес группа активно оптимизирует: в прошлом году Raiffeisen свернул в России автокредитование и закрыл офисы в 15 городах (оставшись в 44-х), а также — в статусе последнего иностранного игрока пенсионного рынка — продал свой НПФ группе БИН за 7 млрд рублей. В пресс-службе "Райфа" подтвердили, что подразделение влилось в банк: "Решение о закрытии ООО "Райффайзен инвестмент" было принято в рамках централизации деятельности АО "Райффайзенбанк" в области слияний и поглощений, а также операций на рынке акционерного капитала. В результате завершения процесса интеграции, данное направление бизнеса осуществляется внутренним подразделением банка" Как отметил вице-президент российского подразделения Deutsche Bank Алексей Пигарев, инвестиционное подразделение Raiffeisen в целом было не слишком активно на рынке — поэтому на фоне кризиса эксперт считает случившееся закономерным. А наибольшую долю сделок M&A на российском рынке обслуживают подразделения ВТБ Капитал (15 сделок) и Сбербанк КИБ (11 cделок). Как указывается в рейтинге инвестиционных консультантов журнала "Слияния и поглощения", в 2015 году "Райффазен" смог провести только одну сделку на сумму $49 млн. Консультанты помогали норвежской Orkla продать её российскую дочку "Оркла брэндс Россия" (ей принадлежат четыре кондитерские фабрики) белгородскому кондитерскому холдингу "Славянка". В 2016 году пока нет никаких макроэкономических предпосылок для заметного оживления в M&A, добавляет директор-координатор программ МВА Академии народного хозяйства, профессор  Виктор Паламарчук. Ожидается в лучшем случае стабилизация.

17 мая, 10:32

Roshen опровергает информацию о возможной покупке Липецкой фабрики российским кондитерским объединением "Славянка"

Кондитерская корпорация Roshen не ведет переговоры о продаже Липецкой кондитерской фабрики российскому кондитерскому объединению "Славянка", сообщили в пресс-службе Roshen.

17 мая, 09:53

Российское кондитерское объединение "Славянка" претендует на Липецкую фабрику Roshen - газета

Вероятным покупателем липецкой кондитерской фабрики концерна Roshen ("Рошен"), принадлежащего президенту Украины Петру Порошенко, может стать кондитерское объединение "Славянка", сообщает газета "Коммерсантъ" со ссылкой на свои источники.

17 мая, 09:32

Липецкую фабрику Roshen может купить российский холдинг "Славянка"

Вероятным покупателем липецкой кондитерской фабрики, которая входит в холдинг Roshen, может стать российский холдинг "Славянка". Об этом пишет "Коммерсантъ" со ссылкой на источник в отрасли. По данным издания, холдинг уже ведет переговоры о покупке активов. "Если переговоры и идут, это коммерческая тайна", — заявил изданию председатель совета директоров "Славянки" Сергей Гусев...

17 мая, 09:32

Липецкую фабрику Roshen может купить российский холдинг "Славянка"

Вероятным покупателем липецкой кондитерской фабрики, которая входит в холдинг Roshen, может стать российский холдинг "Славянка". Об этом пишет "Коммерсантъ" со ссылкой на источник в отрасли. По данным издания, холдинг уже ведет переговоры о покупке активов. "Если переговоры и идут, это коммерческая тайна", — заявил изданию председатель совета директоров "Славянки" Сергей Гусев...

17 мая, 09:15

​СМИ: Холдинг «Славянка» может купить липецкую фабрику концерна Петра Порошенко

Липецкую кондитерскую фабрику концерна Roshen, принадлежащего президенту Украины Петру Порошенко, может купить холдинг «Славянка». О ее продаже, как и всего концерна, Порошенко заявил в мае 2014 года, за месяц до вступления в должность. За эти два года с начала продажи фабрики цена на нее была снижена более чем вдвое: сейчас, по данным участников рынка, за нее просят около $100 миллионов.

17 мая, 06:52

Российская «Славянка» может купить липецкую фабрику Roshen Порошенко

Российский холдинг «Славянка» может купить липецкую кондитерскую фабрику концерна Roshen, которым владеет президент Украины Петр Порошенко. Об этом источники рассказали газете «Коммерсантъ». По словам одного из...

Выбор редакции
14 апреля, 18:27

Stein Erik Hagen Lets Museum Pick Freely From His $120 Million Art Collection

Asger Jorn's Falbo II, from the Canica collection & Stein Erik Hagen (Photos by: Øystein Thorvaldsen / Canica & The Orkla Group/Guri Dahl Grocery retail billionaire Stein Erik Hagen is now opening up his art collection, believed to be the largest private collection in Norway, to the public. The Norwegian National [...]

12 февраля, 17:48

ФАС разрешила норвежской Orkla купить два предприятия чешской Hame в России

Федеральная антимонопольная служба России (ФАС) разрешила норвежской компании Orkla купить два предприятия чешкой Hame в России, передает "Интерфакс" со ссылкой на материалы ведомства.

Выбор редакции
02 ноября 2015, 04:51

Братья люкс: зачем, зарабатывая в России, инвестировать во Франции

Жак и Филипп Дер Мегредичяны инвестируют в родной Франции в вино, отели, рестораны и черную икру. При чем здесь Россия?