• Теги
    • избранные теги
    • Страны / Регионы60
      • Показать ещё
      Компании14
      • Показать ещё
      Разное4
      Международные организации2
      Формат1
      Показатели1
Остров Норфолк
30 мая, 17:00

История мятежного «Баунти»

Все видели рекламу шоколада названием созвучным с мятежным кораблем. Реклама явно намекает на свободу, покой и земной рай тому, кто потребляет сей продукт. Рекламный ролик явно рассчитан на людей не знающих реальную  историю о корабле «Баунти».История похода английского военного корабля «Баунти» за саженцами хлебного дерева, перипетии этого драматического плавания не потерялись даже среди бурных событий XVIII века, богатых на мятежи, географические открытия и прочие увлекательные приключения.Британский военный корабль «Баунти» 3 апреля 1789 года (по некоторым источникам, 4-го апреля) под предводительством капитана Блая отплыл от берегов Таити в сторону Карибского архипелага с ценным грузом на борту. Саженцы хлебного дерева, плодами которого предполагалось кормить рабов на плантациях сахарного тростника английских колонистов на островах Вест-Индии, однако, цели не достигли: на корабле вспыхнул мятеж, в результате которого пострадали не только растения.В результате этого мятежа и последующих событий был открыт неизвестный доселе остров, написаны романы, сняты кинофильмы, а благодаря усилиям копирайтеров драматический поход «Баунти» в южные моря намертво связан теперь в общественном сознании с райским наслаждением. В канун Рождества 1787 года из английской гавани Портсмунд вышла трехмачтовая шхуна «Баунти». О том, куда и зачем направляется это судно, слухи ходили давно, но курс и официальную цель экспедиции морякам объявили уже в открытом море. У корабля был экзотический пункт назначения: не в Новый свет, не в дикую Африку, не в сказочную, но уже даже привычную Индию, не к берегам Новой Голландии (Австралии) и Новой Зеландии — путь лежал на райский остров в Южных морях, как тогда именовали тропическую область Тихого океана.Миссия, действительно, была уникальной: не в поисках новых земель и не на войну с туземцами, и даже не за чернокожими рабами или несметными сокровищами отправилась шхуна британского Королевского Флота. Команда «Баунти» должна была достичь райского острова Таити, найти и доставить в Англию чудо-растение, с помощью которого планировалось совершить экономическую революцию. Целью дальнего путешествия были саженцы хлебного дерева.В конце XVIII века в результате Войны за Независимость США Британская империя потеряла свои богатейшие северо-американские колонии. Ущемление политических амбиций – ничто по сравнению с экономическим поражением, которое потерпели английские бизнесмены. Конечно, на Ямайке и в Сент-Винсенте по-прежнему собирали хороший урожай сахарного тростника, продажа которого приносила дельцам и государственной казне приличный доход, но… Дело в том, что этот самый тростник выращивали чернокожие рабы из Африки, которых кормили ямсом и бананами, а зерно и хлебную муку для них привозили с американского континента.Независимость Соединенных Штатов Америки больно ударила по карману британских рабовладельцев. Теперь за зерно американцам нужно было платить совсем другие деньги или же ввозить его из Европы. И то, и другое было недешево и значительно снижало доходы от продажи всего, что вырастили на плантациях рабы.Увеличение расходов на содержание невольников, мягко говоря, огорчало английских бизнесменов. Нужно было как-то спасать ситуацию — искать дешевый хлеб. Тогда-то и вспомнили, что побывавшие в Таити путешественники часто описывают некий «хлебный фрукт». Эти плоды растут на ветвях деревьев, имеют приятный сладкий вкус и восемь месяцев в году являются основной пищей местных жителей. За этой манной небесной и отправилась шхуна «Баунти».Знаменитый английский путешественник капитан Кук писал, что в Полинезии, на Таити, хлеб растет на деревьях. Это была не метафора — речь шла о растении из семейства тутовых, дающем питательные и вкусные плоды величиной с кокосовый орех. Когда наиболее продвинутые английские плантаторы с островов Вест-Индии прочитали путевые заметки Кука, где в том числе говорилось о хлебном дереве, они поняли, что философский камень, во всяком случае в масштабах одной плантации, найден. Их светлые головы осенила блестящая бизнес-идея: перевезти с Таити саженцы хлебного дерева и его плодами кормить рабов, сэкономив таким образом кучу денег на покупке настоящего хлеба. По подсчетам, прибыль с каждой плантации должна была увеличиться от этого нововведения вдвое.Люди, осваившие в те времена заокеанские колонии, были решительными и бесстрашными, поэтому не боясь гнева вышестоящего начальства, послали прошение королю Англии Георгу III поспособствовать с распространением хлебного дерева в местах их поселений. Король нуждами колонистов проникся и выдал приказ адмиралтейству: снарядить на Таити корабль, чтобы собрать и доставить плантаторам Вест-Индии побеги удивительного растения.У британского военного флота не нашлось подходящего корабля, способного вместить, помимо команды и запасов провизии, сотни саженцев, за которыми в пути нужен был специальный уход. Строить же новое судно было слишком долго. Адмиралтейство купило у частного судовладельца за 1950 фунтов стерлингов трехмачтовый парусник «Бетиа», который переделали, оснастили пушками и ввели в состав королевского флота под названием «Баунти» («Щедрость»). Относительно небольшие размеры корабля (водоизмещение 215 тонн, длина по верхней палубе 27,7 метра и ширина 7,4 метра), свойственные прочим парусным судам того времени, компенсировались его большой грузоподъемностью и превосходными мореходными качествами, а его плоское днище должно было предохранить от катастрофических столкновений с рифами.Если хоть на минуту представить себе жизнь на военных парусных кораблях XVIII века, то удивляться частым бунтам на них не приходится. У капитанов была никем и ничем не ограниченная власть над командой, даже над офицерами — что уж говорить о нижних чинах, которых за непокорность и в устрашение остальным могли просто вздернуть на рее без лишних проволочек. Наказание в виде порки были тоже обычным явлением. На небольших, как правило, судах царила невероятная скученность, воды часто не хватало, экипаж страдал от цинги, уносившей многие жизни. Жесткая дисциплина, самоуправство со стороны капитанов и офицеров, нечеловеческие условия жизни не раз провоцировали кровавые столкновения на кораблях. В Англии было мало охотников добровольно служить в королевском флоте, процветал насильственный набор: специальные отряды ловили матросов торгового флота и скованными доставляли на королевские корабли.Командиром «Баунти» был назначен молодой, но опытный мореплаватель лейтенант Уильям Блай. К своим 33 годам он уже успел поплавать в Южных морях на кораблях знаменитого Кука, побывал в Полинезии, хорошо знал и Вест-Индию, куда должен был доставить саженцы хлебного дерева. К сожалению, кроме хорошего опыта в мореплавании, Блай обладал скверным характером и неуравновешенностью, а лучшим способом общения с командой считал грубое насилие.Уильям Блай в 1792 год29 ноября 1787 года «Баунти» с командой в 48 человек покинул Англию, чтобы пересечь Атлантический океан, обогнуть мыс Горн и, выйдя в Тихий океан, идти на остров Таити. Целью обратного пути был остров Ямайка — через Индийский океан, мимо мыса Доброй Надежды. Плавание было рассчитано на два года.Из-за задержки по вине адмиралтейства корабль отправился в путь с опозданием, когда у мыса Горн свирепствовали жестокие штормы. Не справившись со свирепыми ветрами, Блай вынужден был повернуть и идти к мысу Доброй Надежды, пересекая Атлантику в бурных южных широтах. Пройдя южную оконечность Африки, «Баунти» впервые в истории мореплавания пересек Индийский океан в «ревущих сороковых» и благополучно достиг острова Тасмания, а затем — Таити.Пять месяцев экипаж жил на Таити, постепенно обзаводясь друзьями и романтическими отношениями с прекрасными таитянками. Описывая этот период, историки отмечают, что моряки стали столь же смуглыми и почти столь же свободолюбивыми, как коренные жители острова, поэтому когда корабль с саженцами хлебного дерева, заботливо выкопанными и тщательно подготовленными к долгому пути, отправился к цели назначения, команда недолго смогла выдержать самодурство капитана, унижения, которые он без счета придумывал для экипажа (по некоторым свидетельствам, он подверг порке даже офицера!), скудный рацион и отсутствие свежей воды. Особенно всех возмущало то обстоятельство, что капитан экономил на воде для людей в пользу растений, требовавших полива. (Впрочем, сохранить в целости груз для капитанов всех времен дело чести, а люди — легко пополняемый ресурс).28 апреля на «Баунти» вспыхнул мятеж  во главе которого стоял первый помощник Флетчер Кристиан к которому деспот Блай проявлял особую неприязнь. Захваченный в постели восставшими матросами, связанный по рукам и ногам, прежде чем он смог оказать какое-нибудь сопротивление, Блай в одной рубахе был выведен на палубу где состоялось некое подобия суда, на котором председательствовал лейтенант Флетчер Кристиен.Хотя остальные офицеры корабля остались на стороне капитана, но проявили себя трусливо: они даже не пытались противостоять мятежникам. Восставшие матросы посадили Блая вместе с его 18 сторонниками в барказ, снабдили водой, продовольствием и холодным оружием и оставили в море в виду острова Тофуа…  А «Баунти» после недолгого блуждания по океану вернулся на Таити. Здесь среди мятежников произошел раскол. Большинство собиралось остаться на острове и наслаждаться жизнью, а меньшинство прислушивалось к словам Кристиана, который предсказывал, что однажды на остров явится британский флот и повстанцы попадут на виселицу.Экипаж баркаса во главе с капитаном Блаем с минимальным запасом продовольствия и без морских карт совершил беспрецедентный переход в 3618 морских миль и спустя 45 дней достиг острова Тимор, голландской колонии в Ост-Индии, откуда уже можно было без проблем возвратиться в Англию. Во время плавания капитан не потерял ни одного человека, потери были лишь во время стычек с туземцами.«Я предложил моим спутникам высадиться на берег, — рассказывает Блай. — Некоторые едва могли передвигать ноги. От нас остались лишь кожа да кости: мы были покрыты ранами, наша одежда превратилась в лохмотья. В этом состоянии радость и благодарность вызвали слезы на наших глазах, а жители Тимора молча, с выражением ужаса, удивления и жалости смотрели на нас. Так с помощью Провидения мы преодолели невзгоды и трудности столь опасного путешествия!»Портрет Уильяма Блая в 1814 годуОставшиеся на Таити мятежники в 1791 г. были схвачены капитаном Эдвардсом, командиром «Пандоры», которую английское правительство послало на поиски бунтовщиков с предписанием доставить их в Англию. Но «Пандора» налетела на подводный риф, погибли 4 мятежника и 35 матросов. Из десяти бунтовщиков, доставленных в Англию вместе с потерпевшими кораблекрушение моряками «Пандоры», трое были приговорены к смертной казни.По возвращению в Англию он продолжил службу на флоте, и вскоре опять был послан за злополучными саженцами хлебного дерева. На этот раз ему удалось их привезти на Ямайку, где эти деревья быстро прижились и стали плодоносить. Но негры-рабы отказались есть плоды этого дерева. Впрочем, к капитану Блаю этот казус уже не имел отношения. По возвращении в Англию его ждал холодный приём в Адмиралтействе. В его отсутствие прошло судебное заседание, где бывшие мятежники выдвинули обвинения против капитана и выиграли дело (при отсутствии Блая). Главным свидетельством событий на корабле стал дневник Джеймса Моррисона, который был помилован, но жаждал смыть позор мятежника с имени семьи. Дневник противоречит записям корабельного журнала и написан после событий. Эти записи стали основой романа.В 1797 году Уильям Блай был одним из капитанов кораблей, команды которых взбунтовались в ходе мятежа в Спитхеде и Норе.[5] Несмотря на выполнение некоторых из требований матросов в Спитхеде, другие жизненно важные для матросов вопросы не были решены. Блай снова оказался одним из капитанов, которых коснулся мятеж — на этот раз в Норе. В это время он узнал, что его прозвище на флоте было Тот Ублюдок с Баунти (англ. that Bounty Bastard).В ноябре того же года, в качестве капитана HMS Director принимал участие в сражении при Кампердауне.[6] Блай вел бой с тремя голландскими кораблями: Haarlem, Alkmaar и Vrijheid. В то время как голландцы понесли серьёзные потери, на HMS Director только 7 моряков были ранены.Уильям Блай принимал участие под командованием адмирала Нельсона в битве при Копенгагене 2 апреля 1801 года. Блай командовал HMS Glatton, 56-пушечным линейным кораблём, который был в качестве эксперимента вооружён исключительно карронадами. После сражения Блая лично поблагодарил Нельсон за его вклад в победу. Он провёл свой корабль благополучно между банками, в то время как три других корабля сели на мель. Когда Нельсон сделал вид, что не заметил сигнал 43 от Адмирала Паркера (прекратить бой) и поднял сигнал 16 (продолжить сражение), Блай был единственным капитаном, который мог видеть конфликт двух сигналов. Он выполнил приказ Нельсона, и в результате все корабли позади него продолжали стрельбу.Карикатура на арест Блая в Сиднее в 1808, изображающая Блая трусомБлаю предложили назначение на пост губернатора Нового Южного Уэльса в марте 1805 года, назначив жалование в 2000 фунтов стерлингов в год, вдвое больше, чем у прежнего губернатора Филипа Гидли Кинга.Он прибыл в Сидней в августе 1806 года, став четвёртым по счёту губернатором Нового Южного Уэльса. Там он пережил ещё один мятеж (Ромовый бунт), когда 26 января 1808 года, Корпус Нового Южного Уэльса под командованием майора Джорджа Джонстона арестовал его. Он был отправлен в Хобарт на корабле Porpoise, не имея поддержки, чтобы получить обратно контроль над колонией и оставался фактически заключенным в тюрьме до января 1810 года.Из Хобарта в Сидней Блай вернулся 17 января 1810 года, чтобы формально передать пост следующему губернатору, и доставить майора Джорджа Джонстона в Великобританию для суда. На корабле Porpoise он вышел из Сиднея 12 мая 1810 года и прибыл в Англию 25 октября 1810 года. Трибунал уволил Джонстона из Морского Корпуса и британских вооруженных сил. Впоследствии Блаю было присвоено звание Контр-адмирала, а 3 года спустя, в 1814 году, он получил новое повышение и стал Вице-адмиралом.Блай умер на Бонд-стрит в Лондоне 6 декабря 1817 года и был похоронен на семейном участке у церкви Святой Марии в Лэмбете. Эта церковь — теперь Музей Истории Садоводства. На его могиле изображён плод хлебного дерева. Мемориальная доска установлена на доме Блая, в одном квартале на восток от Музея.А что же случилось с «Баунти» дальше ?Кристиан собрал команду из восьми единомышленников, заманил на «Баунти» шестерых таитян и одиннадцать таитянок и уплыл искать новую родину. В январе 1790 года на затерянный в безбрежных просторах Тихого океана необитаемый остров высадилось девять мятежников, двенадцать таитянок и шесть полинезийцев с Таити, Раиатэа и Тупуаи и ребенок.Это был в прямом смысле слова край земли — на четыре тысячи миль к юго-востоку от острова никакой суши, бескрайняя океанская пустыня. Южная часть Тихого Океана — один из самых безлюдных и далеких от цивилизации регионов планеты, неслучайно именно сюда сбрасываются отработавшие свое космические станции.Выгрузив имевшееся на «Баунти» продовольствие и сняв все снасти, какие могли пригодиться, моряки сожгли корабль. Так была основана колония Питкерн.Между тем колонисты какое-то время были вполне довольны жизнью, поскольку даров природы на острове хватало всем. Пришельцы построили хижины и расчистили участки земли. Туземцам, которых они увезли или которые сами добровольно последовали за ними, англичане милостиво предоставили обязанности рабов. Два года протекли без особо крупных ссор. Однако был один «ресурс», запасы которого на Питкерне были весьма ограничены,— женщины. Из-за них-то и началось…Полинезийская часть мужского населения требовала равноправия. В первую очередь не поделили женщин. У каждого из девяти моряков была своя «жена», а на шестерых туземцев приходилось лишь три дамы. Недовольство ущемленных переросло в заговор.Когда в 1793 году у одного из мятежников умерла таитянская жена, белые поселенцы не придумали ничего лучше, чем отнять жену у одного из таитян. Тот обиделся и убил нового мужа своей подруги. Мятежники убили мстителя, а оставшиеся таитяне подняли мятеж против самих мятежников. Кристиан и четверо его людей были убиты таитянами. Казалось бы, все, но на этом смертоубийства не закончились. Таитянские жены моряков пошли мстить за убитых мужей и перебили восставших таитян. Все мужчины-полинезийцы были уничтожены. Теперь на острове осталось четверо моряков (гардемарин Янг и матросы Маккой, Куинтал и Смит) с несколькими женщинами и детьми.На некоторое время наступило затишье. Поселенцы обустраивали свои дома, возделывали землю, собирали батат и ямс, выращивали свиней и кур, ловили рыбу, рожали детей. Но если Янг и Смит жили мирно, то два закадычных приятеля Маккой и Куинтал вели себя агрессивно. Они научились гнать самогон и регулярно устраивали пьяные дебоши. В конце концов, Маккой в алкогольном угаре погиб, прыгнув в море. А Куинтал, потеряв жену (она разбилась, собирая птичьи яйца на скале), озверел окончательно: стал требовать жен Янга и Смита, угрожал убить их детей. Закончилось все тем, что Смит и Янг, сговорившись, зарубили Куинтала топором. Этому человеку, много размышлявшему о своей прежней беспорядочной жизни, совершенно переродившемуся в результате раскаяния, пришлось исполнять обязанности отца, священнослужителя, мэра и короля. Своей справедливостью и твердостью он сумел завоевать неограниченное влияние в этой странной общине.Необыкновенный наставник морали, который в дни своей молодости нарушал все законы, для которого раньше не существовало ничего святого, проповедовал теперь милосердие, любовь, согласие, и маленькая колония процветала под кротким, но в то же время твердым управлением этого человека, ставшего под конец жизни праведником.Таково было моральное состояние колонии на Питкэрне в то время, когда у его берегов острова появился корабль Уильяма Бичи, чтобы пополнить на нем свой груз тюленьих шкур.В 1808 году остров Питкерн обнаружило промысловое судно «Топаз». Они заприметили что остров был заселён жителями необычной расы. Как выяснилось позже, это были дети Александра Смита, одного из бунтовщиков «романтического» корабля. Сам Смит, оказалось, был на острове священником и обучал грамоте.Капитан считал остров необитаемым; но, к величайшему его изумлению, к борту корабля подошла пирога с тремя юношами-метисами, довольно хорошо говорившими по-английски. Удивленный капитан стал их расспрашивать и узнал, что их отец служил под начальством лейтенанта Блая. Одиссея этого офицера английского флота в то время была известна всему миру и служила предметом вечерних бесед на баках кораблей всех стран.Первых визитеров поразил маленький народ, живущий на забытом богом островке, и атмосфера доброжелательности и мира, царящая в колонии. На всех огромное впечатление производил патриарх Питкэрна — Джон Адамс. Когда встал вопрос о его аресте, английские власти простили бывшего мятежника и оставили в покое. Умер Адамс в 1829 году, в возрасте 62 лет, в окружении многочисленных и горячо любящих его детей и женщин. В его честь назван единственный поселок на острове — Адамстаун.Питкэрн стал частью Британской Империи, английской колонией в Южных морях. В 1831 году Лондон принял решение переселить островитян на Таити. Это закончилось трагически: несмотря на теплый прием, питкэрнцы не смогли жить вдали от родины, и в течение двух месяцев 12 человек умерли (в том числе и Четверг Октябрь Кристиан, первенец Флетчера Кристиана). 65 островитян вернулись домой.В 1856 году было предпринято второе переселение жителей — на сей раз на необитаемый остров Норфолк, бывшую английскую каторгу. Но и опять многие из питкэрнцев захотели вернуться на родину. Так наследники «Баунти» разделились на два поселения: Норфолк и Питкэрн.Сегодня на Питкэрне по-прежнему живут прямые потомки мятежников. Колония является уникальным политико-экономическим и социально-культурным образованием в Тихом Океане. У острова есть свои герб, флаг и гимн, но Питкэрн — не независимое государство, а «заморская территория Соединенного Королевства», последний осколок некогда великой Британской Империи. Островитяне говорят на странном наречии — смеси староанглийского языка и нескольких полинезийских диалектов. Здесь нет телевидения, канализации, водопровода, банкоматов и отелей, зато есть спутниковый телефон, радио и интернет. Главная статья доходов местных жителей — экспорт почтовых марок и продажа доменного имени .pn.Питкэрн административно подчиняется британскому правительству в Окленде, расположенном приблизительно в 5300 км от острова. В 1936 году на Питкэрне жили до 200 человек, однако с каждым годом количество жителей уменьшается, так как люди уезжают на работу или на учебу в Новую Зеландию и больше не возвращаются. В настоящее время на острове живут 47 человек.Среди немногих реликвий Питкэрна главной считается«Библия Баунти» самого Флетчера Кристиана, бережно сохраняемая в стеклянном ящике в церкви. Она была украдена (или потеряна — до сих пор неизвестны подробности её исчезновения) в 1839 году, но возвращена острову в 1949 г. Якорь «Баунти», обнаруженный экспедицией Национального Географического общества, красуется на постаменте у стен здания суда, а несколько далее вниз по дороге установлены орудия с «Баунти», поднятые со дна моря. Среди достопримечательностей острова Вам обязательно покажут якорь с судна «Акадия», потерпевшего крушение на острове Дюси, а на другом берегу Баунти-Бей - могилу Джона Адама, единственную сохранившуюся из могил мятежников.Остров стал британской колонией в 1838 году. В настоящее время Верховный комиссар Великобритании в Новой Зеландии является по совместительству и губернатором Питкэрна. На острове действует местный орган самоуправления — Совет острова, который состоит из мирового судьи, 5 членов, избираемых ежегодно, 3 членов, назначаемых на один год губернатором, и секретаря острова.История мятежников продолжается и по сей день. Осенью 2004 года беспрецедентный скандал вокруг острова Питкэрн выплеснулся на первые полосы многих западных газет: в Адамстауне прошел судебный процесс над несколькими мужчинами острова, обвиненными в многочисленных изнасилованиях и сексуальных домогательствах к малолетним девочкам.Вспоминая «Баунти»Драматическая история плавания «Баунти» была впоследствии растиражировано писателями, художниками, кинематографистами, в XX веке она стала особенно популярной благодаря фильмам (их было снято четыре, первый — в 1916 г., последний, с Мэлом Гибсоном и Энтони Хопкинсом, в 1984-м, различным путевым очеркам и роману Мерля «Остров». А уж когда компания «Марс» назвала именем «Баунти» свой шоколадный батончик с кокосом, стало понятно, что всепланетная слава мятежному кораблю досталась, видимо, не зря.Первым значительным писателем, заинтересовавшимся историей «Баунти», был Жюль Верн — его повесть «Мятежники с «Баунти» вышла в 1879 году. Материал о бунте на английском корабле писатель собирал, работая над своей «Историей великих путешествий и великих путешественников».Самое подробное исследование плавания мятежного корабля сделал участник знаменитой экспедиции Тура Хейердала на плоту «Кон-Тики» Бенгт Даниельссон в книге «На „Баунти“ в южные моря».У разных авторов по-разному получался главный двигатель сюжета капитан Уильям Блай (Жюль Верну, например, он виделся благородной жертвой обстоятельств), по-разному они живописали и эпизоды счастливой стоянки на Таити, и подробности бунта. Но благодарная публика всегда с неизменным и не гаснущим интересом, разумно эксплуатируемым индустрией развлечений, воспринимала эту далекую историю, до сих пор поражающую воображение не только жестокостью нравов и экзотической составляющей, но и стремлением человека к свободе.Кстати, до сих пор в специализированных изданиях можно найти чертежи сгинувшего корабля, инструкции с описанием сборки моделей. Люди с увлечением играют в эту игру: построй свой собственный «Баунти».Вот тут можете посмотреть путешествие по острову Темы Лебедева.Осенью 2012 года  у побережья Америки был шторм. Тропический шторм «Сэнди», который сформировался в западной части Карибского бассейна, начал набирать силу после прохождения Ямайки. Он был переквалифицирован в ураган первой категории опасности по шкале Саффира-Симпсона вечером в среду. После Кубы ураган прошел над Гаити и направился в сторону Багамских островов. В дальнейшем синоптики прогнозируют его путь вдоль восточного побережья США.Вот один из пострадавших.Вид сверху на затонувший парусник  (Tim Kukl/AFP/Getty Images)На пути урагана «Сэнди» в Северной Каролине затонул легендарный парусник Bounty, который использовался в съемках популярной серии «Пираты Карибского моря».Судно, на котором находились 16 человек, перестал выходить на связь в воскресенье ночью. В понедельник утром береговая охрана начала поиски парусника. Когда спасатели, обследующие район с воздуха, обнаружили парусник, экипаж уже покинул тонущее судно и перебрался в спасательный плот. Несмотря на сложные погодные условия, вызванные ураганом «Сэнди», — ветер, достигавший 65 километров в час и волны высотой более трех метров — спасатели смогли поднять мореплавателей на борт вертолета. Однако позже выяснилось, что спастись удалось не всем. Как рассказал владелец судна Боб Хансен, во время посадки на плот троих моряков волной смыло в воду. Одному из них удалось добраться до плота, еще двоих, в том числе капитана судна Робина Волбриджа, унесло течениемПарусник также совершал туристические круизы по Карибскому морю.Парусник «Баунти», спущенный на воду в канадском Луненберге в 1960 году, является копией исторического корабля, сожженного в результате мятежа команды в 1790 году. Новое судно прославилось после того, как его использовали на съемках фильма «Мятеж на ‘Баунти’» с Марлоном Брандо.Чаще всего судно использовалось как учебное.Реплика HMS Bounty в Свиноуйсьце, Польша, 2012 год. (REUTERS/HMS Bounty Organization LLC/Handout)источникиhttp://whoyougle.ru/texts/bounty-storyhttp://fb.whoyougle.ru/texts/bounty-story/,http://windgammers.narod.ru/Korabli/Bounty.html,http://www.veter-s.ru/index/id/2619,http://hobbyport.ru/ships/baunti.htmhttp://storyo.ru/296-jekspedicija-fregata-baunti.htmlhttp://kolizej.at.ua/publ/okeanija/ostrova_pitkehrn/ostrova_pitkehrn_obshhie_svedenija/168-1-0-561Давайте я вам напомню еще какие нибудь интересные истории, связанные с островами: вот например Лошади блуждающего острова, а вот Одна из самых маленьких стран мира, Еще посмотрите на Настоящих морских свинок  на Багамах и вспомните Подлинную историю замка Иф (Сhâteau d`If)

17 мая, 18:18

10 стран с наибольшими заморскими территориями

Колониальная эпоха отошла в прошлое, но не все территории, которые раньше были колониями, получили независимость. Некоторые из них входят в состав метрополий на правах автономий, а другие скоро могут стать самостоятельными государствами.1 Австралия (761 км²) Заморские владения Австралии - это несколько групп островов, расположенных в акваториях Тихого и Индийского океанов. Все эти земли имеют статус внешних территорий Австралии, которые согласно Конституции напрямую подчиняются правительству и парламенту Австралийского союза. Часть островов необитаема. Но если остров Херд и острова Макдональд не заселены в силу того, что находятся в холодных южных водах Индийского океана, то территория островов Ашмор и Картье является национальным заповедником. Интересную судьбу имеет остров Норфолк. Долгое время он являлся колонией для преступников, а сегодня он один из туристических центров Австралии.2 Нидерланды (993 км²) Ряд островов Карибского моря, находящихся в различной степени подчинения от Нидерландов, – все что осталось от ее обширных колоний. Острова Бонейр, Саба и Синт-Эстатиус еще являются частью нидерландских провинций, а Аруба, Кюрасао и южная часть острова Синт-Мартен уже получили статус самоуправляемых государственных образований. Некоторые острова настолько малы, что это создает проблемы для организации инфраструктуры. Так площадь острова Саба – по сути вершины потухшего вулкана – не превышает 13 км². Находящийся здесь международный аэропорт Хуанчо-Ираускин имеет самую короткую среди других аэропортов взлетно-посадочную полосу – 400 метров и входит в десятку самых опасных аэропортов мира.3 Португалия (3107 км²) Азорские острова и остров Мадейра это автономные регионы Португалии, расположенные в восточной части Атлантического океана и образующие Португальскую Республику. Они были первыми территориями заморской экспансии Португалии, а к концу XX века – остались последними. Континентальная принадлежность Азорских островов и Мадейры является предметом дискуссий, так как они примерно в равной степени удалены от Европы и Африки. Но Мадейру условно относят к Африканскому континенту, а Азорский архипелаг к Европейскому. Тем не менее, эти автономные регионы входят в Европейский союз в качестве особых отдаленных территорий Португалии.4 Испания (7477 км²) Заморские владения Испании, как и у Португалии сосредоточены относительно недалеко от ее берегов. Канарские острова являются автономным сообществом Испании. Архипелаг состоит из 7 больших обитаемых островов и нескольких малых. Интересно, что у Канарских островов две столицы – Санта-Крус-де-Тенерифе и Лас-Пальмас-де Гран-Канария. Последние десятилетия Канарские острова - головная боль испанских властей. Находясь рядом с западным побережьем Африки они превратились в транзитный пункт нелегальной иммиграции для желающих перебраться как в саму Испанию, так и в другие станы Евросоюза. Две другие внешние территории Испании по статусу являются полуанклавами и представляют собой города на территории Марокко. Это Мелилья и Сеута. Последняя от Марокко отделена пограничной стеной.5 Великобритания (18 131 км²) Британия как самая крупная в прошлом колониальная держава понесла и наиболее ощутимые потери. Теперь осколки бывших британских колоний принято называть «Британскими зависимыми территориями». Все эти земли находятся под суверенитетом Великобритании, но не являются частью Соединенного Королевства. Как и прежде, главой заморских владений Великобритании является британский монарх (сейчас королева Елизавета II), но фактически территориями управляет губернатор, назначаемый королевой и отвечающий за связь в правительством Великобритании. На сегодняшний день Британские зависимые территории находятся абсолютно во всех регионах планеты, однако некоторые из них оспариваются другими государствами. Одна из таких проблемных точек – Фолклендские острова. На них уже долгое время претендует Аргентина, считая их частью провинции Огненная Земля.6 Китай (36 178 км²) У Китая с единственной заморской территорией – Тайванем давно складываются сложные взаимоотношения. Тайвань имеет двоякий статус: с одной стороны это частично признанное государство, с 1911 года именуемое Китайской Республикой, а с другой – административная единица КНР. Вплоть до 1970-х годов под контролем Тайваня была значительная часть материкового Китая, но сегодня – это только ряд близлежащих островов. Интересно, что согласно Конституции Тайвань не отказывался от прав на материковый Китай, однако последнее время заявляет о них все менее активно.7 США (58 997 км²) Значительная по площади часть заморских территорий США приходится на Гавайские острова, которые с 1959 года являются 50-м штатом страны. Гавайских архипелаг – важнейший транспортный узел северной части Тихого океана, неслучайно, в конце XIX века он стал яблоком раздора между Испанией и США. Другие островные владения США имеют статус «неинкорпорированных организованных территорий». К ним относится Пуэрто-Рико. Такой статус означает, что данная территория находится под управлением США, но не является неотъемлемой частью страны. Связь с США определяется лишь наличием общего гражданства, валюты и обороны.8 Норвегия (61 604 км²) Архипелаг Шпицберген это основная часть заморских территорий Норвегии и самая северная часть Королевства. Согласно особому статусу архипелага хозяйственную деятельность помимо Норвегии здесь может осуществлять и Россия у которой на острове Западный Шпицберген есть свой населенный пункт – Баренцбург. Несмотря на суровый климат, на архипелаге проживает около 2600 человек. Шпицберген не входит ни в Шенгенскую, ни в Европейскую экономическую зону, а является безвизовой свободной экономической зоной.9 Франция (127 655 км²) За исключением континентальной Гвианы, расположившейся в Южной Америке, остальные заморские территории Франции – острова, которые разбросаны по всей планете. Согласно статусу, они разбиты на три категории: заморский департамент, заморское сообщество и заморское административно-территориальное образование с особым статусом. Многие заморские владения Франции оспариваются государствами-соседями. Так, Мадагаскар предъявляет претензии на некоторые из Островов Эпарсе, Суринам претендует на Гвиану, а Республика Вануату оспаривает острова Мэттью и Хантер, расположенные в Новой Каледонии.10 Дания (2 132 195 км²) Заморские владения Дании практически в 50 раз превосходят по площади само Королевство. Все дело в Гренландии – площадь крупнейшего на Земле острова превышает 2 млн. км². Гренландия имеет статус автономной единицы Дании. Несмотря на мало подходящие условия для жизни, на острове, тем не менее, проживает почти 58 тыс. человек, хотя практически все население сконцентрировано на юго-западном побережье, где находятся все крупные города. Кроме Гренландии, Дания владеет Фарерскими островами. Они хоть и входят в состав Королевства Дании, но свои государственные вопросы решают самостоятельно.  ©

17 августа 2016, 01:05

10 стран с наибольшими заморскими территориями

Колониальная эпоха отошла в прошлое, но не все территории, которые раньше были колониями, получили независимость. Некоторые из них входят в состав метрополий на правах автономий, а другие скоро могут стать самостоятельными государствами.1 Австралия (761 км²) Заморские владения Австралии - это несколько групп островов, расположенных в акваториях Тихого и Индийского океанов. Все эти земли имеют статус внешних территорий Австралии, которые согласно Конституции напрямую подчиняются правительству и парламенту Австралийского союза. Часть островов необитаема. Но если остров Херд и острова Макдональд не заселены в силу того, что находятся в холодных южных водах Индийского океана, то территория островов Ашмор и Картье является национальным заповедником. Интересную судьбу имеет остров Норфолк. Долгое время он являлся колонией для преступников, а сегодня он один из туристических центров Австралии.2 Нидерланды (993 км²) Ряд островов Карибского моря, находящихся в различной степени подчинения от Нидерландов, – все что осталось от ее обширных колоний. Острова Бонейр, Саба и Синт-Эстатиус еще являются частью нидерландских провинций, а Аруба, Кюрасао и южная часть острова Синт-Мартен уже получили статус самоуправляемых государственных образований. Некоторые острова настолько малы, что это создает проблемы для организации инфраструктуры. Так площадь острова Саба – по сути вершины потухшего вулкана – не превышает 13 км². Находящийся здесь международный аэропорт Хуанчо-Ираускин имеет самую короткую среди других аэропортов взлетно-посадочную полосу – 400 метров и входит в десятку самых опасных аэропортов мира.3 Португалия (3107 км²) Азорские острова и остров Мадейра это автономные регионы Португалии, расположенные в восточной части Атлантического океана и образующие Португальскую Республику. Они были первыми территориями заморской экспансии Португалии, а к концу XX века – остались последними. Континентальная принадлежность Азорских островов и Мадейры является предметом дискуссий, так как они примерно в равной степени удалены от Европы и Африки. Но Мадейру условно относят к Африканскому континенту, а Азорский архипелаг к Европейскому. Тем не менее, эти автономные регионы входят в Европейский союз в качестве особых отдаленных территорий Португалии.4 Испания (7477 км²) Заморские владения Испании, как и у Португалии сосредоточены относительно недалеко от ее берегов. Канарские острова являются автономным сообществом Испании. Архипелаг состоит из 7 больших обитаемых островов и нескольких малых. Интересно, что у Канарских островов две столицы – Санта-Крус-де-Тенерифе и Лас-Пальмас-де Гран-Канария. Последние десятилетия Канарские острова - головная боль испанских властей. Находясь рядом с западным побережьем Африки они превратились в транзитный пункт нелегальной иммиграции для желающих перебраться как в саму Испанию, так и в другие станы Евросоюза. Две другие внешние территории Испании по статусу являются полуанклавами и представляют собой города на территории Марокко. Это Мелилья и Сеута. Последняя от Марокко отделена пограничной стеной.5 Великобритания (18 131 км²) Британия как самая крупная в прошлом колониальная держава понесла и наиболее ощутимые потери. Теперь осколки бывших британских колоний принято называть «Британскими зависимыми территориями». Все эти земли находятся под суверенитетом Великобритании, но не являются частью Соединенного Королевства. Как и прежде, главой заморских владений Великобритании является британский монарх (сейчас королева Елизавета II), но фактически территориями управляет губернатор, назначаемый королевой и отвечающий за связь в правительством Великобритании. На сегодняшний день Британские зависимые территории находятся абсолютно во всех регионах планеты, однако некоторые из них оспариваются другими государствами. Одна из таких проблемных точек – Фолклендские острова. На них уже долгое время претендует Аргентина, считая их частью провинции Огненная Земля.6 Китай (36 178 км²) У Китая с единственной заморской территорией – Тайванем давно складываются сложные взаимоотношения. Тайвань имеет двоякий статус: с одной стороны это частично признанное государство, с 1911 года именуемое Китайской Республикой, а с другой – административная единица КНР. Вплоть до 1970-х годов под контролем Тайваня была значительная часть материкового Китая, но сегодня – это только ряд близлежащих островов. Интересно, что согласно Конституции Тайвань не отказывался от прав на материковый Китай, однако последнее время заявляет о них все менее активно.7 США (58 997 км²) Значительная по площади часть заморских территорий США приходится на Гавайские острова, которые с 1959 года являются 50-м штатом страны. Гавайских архипелаг – важнейший транспортный узел северной части Тихого океана, неслучайно, в конце XIX века он стал яблоком раздора между Испанией и США. Другие островные владения США имеют статус «неинкорпорированных организованных территорий». К ним относится Пуэрто-Рико. Такой статус означает, что данная территория находится под управлением США, но не является неотъемлемой частью страны. Связь с США определяется лишь наличием общего гражданства, валюты и обороны.8 Норвегия (61 604 км²) Архипелаг Шпицберген это основная часть заморских территорий Норвегии и самая северная часть Королевства. Согласно особому статусу архипелага хозяйственную деятельность помимо Норвегии здесь может осуществлять и Россия у которой на острове Западный Шпицберген есть свой населенный пункт – Баренцбург. Несмотря на суровый климат, на архипелаге проживает около 2600 человек. Шпицберген не входит ни в Шенгенскую, ни в Европейскую экономическую зону, а является безвизовой свободной экономической зоной.9 Франция (127 655 км²) За исключением континентальной Гвианы, расположившейся в Южной Америке, остальные заморские территории Франции – острова, которые разбросаны по всей планете. Согласно статусу, они разбиты на три категории: заморский департамент, заморское сообщество и заморское административно-территориальное образование с особым статусом. Многие заморские владения Франции оспариваются государствами-соседями. Так, Мадагаскар предъявляет претензии на некоторые из Островов Эпарсе, Суринам претендует на Гвиану, а Республика Вануату оспаривает острова Мэттью и Хантер, расположенные в Новой Каледонии.10 Дания (2 132 195 км²) Заморские владения Дании практически в 50 раз превосходят по площади само Королевство. Все дело в Гренландии – площадь крупнейшего на Земле острова превышает 2 млн. км². Гренландия имеет статус автономной единицы Дании. Несмотря на мало подходящие условия для жизни, на острове, тем не менее, проживает почти 58 тыс. человек, хотя практически все население сконцентрировано на юго-западном побережье, где находятся все крупные города. Кроме Гренландии, Дания владеет Фарерскими островами. Они хоть и входят в состав Королевства Дании, но свои государственные вопросы решают самостоятельно.  ©

27 июня 2016, 08:06

Self-governing Norfolk Island locals protest against Australia’s control

People living on Norfolk Island in the Pacific are accusing Australia of stealing their democracy. With the island in financial trouble, Australia's government is reasserting full control. It's dissolved Norfolk's legislative assembly and says, that on July 1st the island will become a full part of Australia: subject to its laws and tax. Al Jazeera's Andrew Thomas reports. - Subscribe to our channel: http://aje.io/AJSubscribe - Follow us on Twitter: https://twitter.com/AJEnglish - Find us on Facebook: https://www.facebook.com/aljazeera - Check our website: http://www.aljazeera.com/

26 апреля 2016, 21:00

Hands off our island, Australia: Norfolk residents fight 're-colonization'

LONDON (Thomson Reuters Foundation) - Norfolk Island's 2,210 residents - many of them descendants of mutineers from HMS Bounty - have presented a petition to the United Nations accusing Australia of trying to "re-colonize" their tiny South Pacific island.

Выбор редакции
13 июля 2015, 05:01

48 hours on Norfolk Island: what to do, where to go

Is this the world’s friendliest island? Melissa Davey checks out the sites – and the homes of the locals – during her weekend on Norfolk IslandNorfolk Island, surrounded by pristine waters for snorkelling, surfing and kayaking, home to an expansive national park and walking trails, and offering an array of beaches and bays untouched by development, should be the kind of destination young people flock to.But most of the tourists on the plane headed to the island are well past retirement age and, once there, spend much of their time on tour buses experiencing the island through the window. Continue reading...

Выбор редакции
21 мая 2015, 07:41

'We're not Australian': Norfolk Islanders adjust to shock of takeover by mainland

Special report: After decades of uncertainty, Norfolk Island has lost the right to govern itself. What does this mean for the islanders – many the descendants of Bounty mutineers – who call this extraordinary scrap of land their home? As Air New Zealand flight 762 touches down on Norfolk Island, an external territory of Australia 1,412km east of the New South Wales north coast, residents of the island gather below, waving the territory’s green-and-white flag.The display of patriotism is not for the benefit of the mostly elderly tourists on board the plane, but instead a show of support for Norfolk Island’s chief minister, Lisle Snell, who is also on board. He is returning home from Canberra, a defeated man.If somebody is hard done by here, the community helps out … Someone will just deliver stuffIn two or three years’ time, people will be vaguely aware this was ever an issue Continue reading...

Выбор редакции
25 марта 2015, 23:16

Australia's Norfolk Island faces fight for independence

Australia's Norfolk Island faces losing independence, but not without a fight

Выбор редакции
19 марта 2015, 04:10

Norfolk Islanders to pay income tax

New government proposals will see residents on Australia's tiny Norfolk Island lose their parliament and have to pay income tax for the first time.

Выбор редакции
30 января 2015, 11:27

Colleen McCullough: the Thorn Birds author and 'charmer' remembered

The Australian writer knew she was good copy and was still squirrelling away non-fiction to be published ‘after I’m dead – it will be more fun that way’A famous resident of Norfolk Island, Colleen McCullough spent extended periods living in Sydney, including in an apartment in Pyrmont. McCullough knew she was good copy and she knew how to play the game to publicise her latest book. When I last met her, she was on to her nineteenth, The Independence of Miss Mary Bennet, a sequel to Jane Austen’s Pride and Prejudice, which she published at the age of 71.The lift doors opened directly into her Pyrmont living room, and there she stood, one hand leaning against a wooden cabinet as insurance against her failing sight, but also to stop her self-described “rat-shit” body from falling over. Her problems were “mostly skeletal”. This was a couple of years before she was forced to use a wheelchair. Her grey hair that day was cropped no-nonsense short, and swept back. She laughed like a kookaburra. Related: Colleen McCullough’s The Thorn Birds helped me get over heartbreak Related: Colleen McCullough: we'll celebrate a woman for anything, as long as it's not her talent | Rebecca Shaw Continue reading...

Выбор редакции
29 января 2015, 13:17

Умерла автор «Поющих в терновнике» Колин Маккалоу

Умерла автор «Поющих в терновнике» Колин Маккалоу. Австралийской писательнице было 77 лет. Свою последнюю книгу «Горькая радость» она выпустила в 2013 году. Самый популярный роман – «Поющие в терновнике» – Маккалоу опубликовала в США в 1977 году. После успеха вышедшего в 1983 году мини-сериала по книге она переехала из США на остров Норфолк, сообщает телеканал ABC.  

Выбор редакции
29 января 2015, 11:48

Thorn Birds author Colleen McCullough dies aged 77

Australian author of bestselling novel died in hospital on Norfolk Island, after suffering a string of health and eyesight problemsInternationally acclaimed Australian author Colleen McCullough has died, aged 77. The best-selling author died in hospital on Norfolk Island on Thursday afternoon, publisher HarperCollins Australia confirmed.  Continue reading...

29 января 2015, 11:48

Умерла автор «Поющих в терновнике» Колин Маккалоу

Новости Колин Маккалоу родилась в 1937 году в Новой Зеландии. Долгое время семья будущей писательницы переезжала с места на место, в итоге остановившись в австралийском Сиднее. После школы она поступила в университет Сиднея на нейропсихолога. В 1963 году Маккалоу переехала в Лондон, а позднее — в США, где стала преподавать в Йельском университете.Первый роман Колин Маккалоу вышел в 1964 году — свет увидела книга «Тим» о старой деве и умственно отсталом юноше. Она также известна как автор романа «Поющие в терновнике», который вышел в США в 1977 году. За свою жизнь она выпустила два десятка романов и детективных историй. Последняя книга литератора — «Горькая радость» — вышла в 2013 году.В 1983 году Маккалоу переехала на остров Норфолк, расположенный между Австралией, Новой Зеландией и Новой Каледонией. Vale Colleen McCullough AO. A great Australian. Honoured to meet with her at her home on @NorfolkIsland_ pic.twitter.com/vbWnvnEfeR— Gary Hardgrave (@Gary_Hardgrave) 29 января 2015 Роман «Поющие в терновнике» рассказывает историю трех поколений австралийцев с 1915-го по 1969 год. В 1983 году, спустя шесть лет после выхода книги, на экраны вышел одноименный минисериал.    

06 марта 2013, 10:37

Лучшие фотографии National Geographic за февраль, 2013

Предлагаем Вашему вниманию новую подборку красивых фотографий от журнала «National Geographic». Как всегда Вас ждут прекрасные красочные снимки и интересные комментарии самих фотографов. (28 фото)     1. Девочка из религиозной общины меннонитов смотрит в окно поезда на одной из канадских железнодорожных станций. Tatum Wulff.   2. Очередь к мраморной статуе великого мореплавателя – Христофора Колумба. Нью-Йорк, США. Chris Fleisch. 3. Фотограф Kenzie Reynen рассказал, что работая на ферме, нашёл куколку бабочки-монарха и принёс её к себе домой. Ровно через неделю кокон начал менять цвет и из него вылупилось маленькое грациозное насекомое. По словам мужчины, это было просто фантастическое зрелище. 4. Олени пасутся на волнистых полях в южной части Моравии. Wael Massalkhi. 5. Рыбаки города Жереми (Гаити) пытаются снять с мели старое судёнышко. Guy Mokia. 6. Осенний пейзаж от SamanthaLyn Samuelson. 7. Могучие птицы. Снимок сделан Sylwia Domaradzka, во время путешествия по Польше. 8. Снимок сделан в Тихом океане в закатные часы с помощью треножника. Красочный столб воды на фото- это всплеск от брошенного в воду камня. Британская Колумбия, Канада. Rob Leslie. 9. Здание в Детройте. Amy Sacka. 10. Маленькая тростнянка сидит на лепестках водяной лилии в ожидании насекомых. Petra Warner. 11. Снимок сделан во время экскурсии по эфиопскому национальному парку. Brian Shuchuk. 12. В результате сильного урагана в октябре 2012 весь Манхеттен был обесточен. Фотограф Matthew Ferri вспоминает, что всё было погружено в кромешную тьму. Единственным источником освещения были фары машин. 13. Мост во Флоренции. Снимок сделан в канун Рождества. Heather Anne Campbell. 14. Необычный снимок от Brian Poon. Он сфотографировал башню Спейс Нидл в Сиэтле через скульптуру Олимпийская Илиада. 15. Морской хищник спокойно плавает среди стаи сардин, давая рыбам привыкнуть к своему присутствию. Через несколько минут он неожиданно нападёт на них. Nadya Kulagina. 16. «Когда мы прогуливались по Уэльсу, наше внимание привлекли радостные детские крики, доносившиеся с карусели. Я не помню, когда в последний раз катался на подобном аттракционе. Но хорошо помню радость и восторг от катания». Mahdi Dehestani. 17. Мёртвое дерево раскинуло свои ветви над своими зелёными собратьями в джунглях Гондураса. Jeremy Lock. 18. Мальчики играют в крикет. Остров Габура, Бангладеш. Mohammad Rakibul Hasan. 19. «Маленькое уютное кафе в Амстердаме. Мне очень понравился его интерьер, напоминающий декорации к старому фильму». Marko Savic. 20. «Полная луна осветила наш горный лагерь. Вокруг стало светло как днём». Max Seigal. 21. Буддийские монахи- паломники запускают в небо фонарики у храма Сонг Пе Нонг. Paramit Supadulchai. 22. Сипуха пролетает над лугом в восточной части графства Норфолк. Mark Bridger. 23. Кок на пароме, плывущим в маленькую деревушку Мраук Ю, древнюю столицу Бирмы. «Я обратила внимание, что мужчина всегда готовит одно и то же блюдо. Мне даже стало интересно, сколько же раз за всю свою жизнь он его готовил». Clementine Crey. 24. Возможно, Вы подумали, что травяной уж на снимке готовится напасть на свою жертву. На самом деле ужик просто зевает. Jason Wiles. 25. Мост Харбор-Бридж в Сиднее. Скалолазы хотят пройти его от края до края. На экстремалах специальные костюмы, которые по цвету сливаются с мостом. Сделано это для того, чтобы не отвлекать автолюбителей, проезжающих внизу. Vincent Ma. 26. Лучи солнца пробиваются сквозь грозовую тучу над проливом Хуан де Фука рядом с Викторией, Британская Колумбия. Jason van der Valk. 27. Девушка танцует древний ритуальный танец ацтеков на празднике Диа-де-лос-Муэрто. Aydin Palabiyikoglu. 28. Белорусский город Мозырь в апреле 2012 года. Alexander Zozulya. http://bigpicture.ru/?p=379415

03 марта 2013, 00:44

Британия отказалась комментировать состояние здоровья Елизаветы II

При британском дворе в субботу отказались давать новые комментарии о состоянии здоровья королевы Елизаветы II, отменившей ранее визит в Уэльс из-за ухудшения самочувствия. Военный парад по случаю Дня Святого Давида, валлийского покровителя, который она должна была принимать, прошел без участия венценосной особы - ее церемониальные обязанности принял на себя лорд-наместник Уэст-Гламоргана Байрон Льюис. Согласно спекуляциям прессы, «симптомы гастроэнтерита» у монарха могли вызвать либо норовирус (желудочный грипп), либо пищевое отравление. Как заявили в пятницу вечером в Букингемском дворце, «королева не едет в Суонси, так как переживает симптомы гастроэнтерита». «Новая оценка ее здоровья будет проведена в предстоящие дни. Ее Величество сейчас проводит уикенд в Виндзорском замке, как и обычно», - подчеркнули при дворе. При этом от оценки состояния королевы будет зависеть судьба 2-дневного визита на будущей неделе Елизаветы II и ее супруга герцога Эдинбургского принца Филипа в Италию. Считается, что королева обладает крепким здоровьем, крайне редко отменяя участие в официальных мероприятиях. Общее число событий, на которых, несмотря на солидный возраст, появляется монарх, превышает три сотни в год. Только на прошлой неделе у нее состоялось несколько встреч, в том числе одна - с архиепископом Кентерберийским в Букингемском дворце. В минувший четверг, она вручила госнаграды ряду звезд Олимпиады. В последний раз отклонения от привычного графика монарха по состоянию здоровья были отмечены в конце декабря, когда Елизавета II неожиданно пропустила традиционную службу перед Рождеством в церкви близ резиденции Сандрингем (в графстве Норфолк) на востоке Англии. Как было объявлено тогда, она «преодолевала последствия простуды». Перед этим коррективы в официальные планы королевы в октябре вносила ее разболевшаяся спина, передает ИТАР-ТАСС. Гастроэнтерит, по словам местных специалистов, очень распространен в Англии - каждый год от него страдает до 20% населения. У большинства заболевание протекает с мягкими проявлениями симптомов, и инфекция отступает спустя несколько дней без необходимости лечения. Но иногда требуется госпитализация, если симптомы острые или пациент ослаблен ввиду возраста или иной болезни. Опасность таит в себе обезвоживание. Закладки:

20 февраля 2013, 18:48

Tenerife decapitation trial hears killer 'did not look human'

British couple weep as they tell Spanish court how they witnessed killing of grandmother Jennifer Mills-WestleyA British couple have described the moment they saw a man "who did not look human" decapitate a grandmother in front of them on the Spanish holiday island of Tenerife.Kenneth and Susan Bennison were giving evidence in the trial of Deyan Deyanov, a homeless Bulgarian drug addict, at the provincial court in Santa Cruz de Tenerife.Deyanov, 29, denies murdering Jennifer Mills-Westley in the popular resort of Los Cristianos on the Canary island on 13 May 2011. The 60-year-old, originally from Norwich, was repeatedly stabbed while she was in a Chinese-owned shop near the beach.The Bennisons, from Warrington, both broke down in tears when they described how they witnessed the attack from yards away as they shopped during their holidays.Speaking via videolink from the UK, Susan Bennison told the court she had become aware of what was happening when she heard a "very strange noise".She looked to her right and saw a man kneeling on the ground repeatedly stabbing a lady she had previously passed in the aisle.Asked by the defence lawyer Francisco Beltrán whether she had been able to see the man's face, Bennison said she had."He looked unclean, wild – and he did not look human," she said.Kenneth Bennison explained that there had been no argument, or words of any kind, between Mills-Westley and her attacker. He told the jury of nine people that Deyanov had looked "quite calm" as he carried out the attack. "We heard her gasp for breath," he said."He withdrew the knife out of her neck and then put it back in again."That's when I got my wife out of the building."Answering questions from the prosecutor, Ángel García Rodríguez, Bennison added: "I wanted to help, but when he pulled the knife out of her neck I realised there was nothing I could do for her."Mills-Westley's daughters, Sarah Mills-Westley, 43, from Norwich, and Samantha Mills-Westley, 39, who lives in the Midi-Pyrenees region of France, were in court for the second day of the trial.Samantha Mills-Westley wiped away tears as she listened to the Bennisons' evidence.Deyanov, wearing a beige jumper and running shoes, shouted, "I am Jesus Christ!" in Bulgarian as a police officer gave evidence.Giving evidence on Monday, he told the court he heard voices that told him he was an "angel of Jesus Christ" who would create a new Jerusalem.He has been diagnosed with acute paranoid schizophrenia, and has admitted to having been a user of crack cocaine and LSD. The prosecution is asking for him be sentenced to 20 years in a psychiatric unit.Police officers who attended the scene told on Wednesday of the chaotic scenes when they arrived at the shop.Identified to the court only by a badge number, one said: "When I arrived, I saw some of my colleagues running towards a kerb, where a security guard was with a restrained person who was covered in blood on the ground."The security guard said they had seen a head, or something like that."When we took him to the car, people started to shout, 'Murderer! Kill him! Hang him!'"My colleagues put him in the car and took him took him to the police station."Until then I had not seen the head, but people were shouting, 'There is a head, there is a head!' And on the kerb opposite there was indeed a head, covered by a blanket."The trial continues.SpainCrimeEuropeCanary IslandsSpainEuropeguardian.co.uk © 2013 Guardian News and Media Limited or its affiliated companies. All rights reserved. | Use of this content is subject to our Terms & Conditions | More Feeds

18 февраля 2013, 22:31

Man who beheaded British woman in Tenerife denies murder

Deyan Deyanov tells Spanish court he has no memory of killing Jennifer Mills-Wesley and voices in head 'direct him how to act'A drug-addicted and mentally ill man accused of beheading a British woman in a Tenerife supermarket has denied the murder, telling a court that his actions are governed by the voices he hears in his head.Jennifer Mills-Westley, 60, was stabbed and decapitated while shopping on the Avenida Juan Carlos in the resort of Los Cristianos on 13 May 2011. Mills-Westley, originally from Norwich, had been living on the Spanish island after retiring from her job as a road safety officer with Norfolk county council.Deyan Deyanov, a 29-year-old homeless Bulgarian, denied killing the grandmother of five as his trial began at the provincial court in Santa Cruz de Tenerife. Deyanov, who answered questions in Bulgarian through an interpreter, has been diagnosed with acute paranoid schizophrenia.He told the court he is haunted by voices telling him how to behave and said they had told him he was "an angel of Jesus Christ who is going to create a new Jerusalem". He added: "They direct how I act, sometimes they say kill, fight, hit, pray."After watching CCTV footage of the fatal attack, he said he did not recognise himself in the video, which he described as "a montage; a film".Deyanov also said he had been using crack cocaine and LSD before his arrest, and had no memory of living in Tenerife.Asked if he knew he was in Tenerife after being brought there from a psychiatric unit in Seville on the Spanish mainland, the defendant said: "I have just found out."He also denied that he had lived in Wales, where he was sectioned in summer 2010 under the Mental Health Act at Glan Clwyd hospital.The jury was shown two 22cm (8.7in) knives, said to have been used in the murder, and told of the moment the attack took place.Ángel García Rodríguez, prosecuting, said: "The accused approached Jennifer Mills-Westley, whom he did not know and who was shopping, attacking and striking her repeatedly with a knife in her back and neck until she was completely decapitated."A witness told the court that he had emerged from a hardware store to see a man "walking around with a head in his hand". Davide Balsamo, an Italian who has lived in Tenerife for five years, said: "I came out of the shop and suddenly I saw him come off the kerb, completely covered in blood."I ran up to him and hit him with all my strength using my motorcycle helmet and knocked him silly." Asked if the defendant was the man he had struck, he replied that he was.Francisco Beltrán, for the defence, told the jury his client was in "total disagreement" with the charge of murder that had been laid against him. "He has committed no crime, and it goes without saying that he has not committed the crime of murder," said Beltrán.He instead asked the jury of nine to regard his client as a "sick man" who had been living on the streets without a diagnosis or treatment for his mental condition.Mills-Westley's daughters – Sarah Mills-Westley, 43, from Norwich, and Samantha Mills-Westley, 39, who lives in the Midi-Pyrenees region of France – were present in court, as were Jennifer Mills-Westley's brother John Smith, 63, and sister-in-law, Julie Smith, 62.Giving evidence, Sarah Mills-Westley said that her mother had begun to worry more about crime on the island. "It was nothing specific but she was increasingly concerned that Tenerife was not as safe as when we used to visit 30 years ago," she said.Speaking shortly after the murder, Sarah Mills-Westley described her mother as a kind and vivacious person who had brought "love and light" to her family."Mum retired a number of years ago and was fully enjoying her retirement travelling between Tenerife and France where she spent time visiting her daughter and grandchildren, and her other daughter in Norfolk," she said. "She was full of life, generous of heart, would do anything for anyone."The prosecution is seeking for Deyanov to be sentenced to 20 years in a psychiatric unit. The case, which is expected to last five days, was adjourned until Wednesday.SpainEuropeCrimeSam Jonesguardian.co.uk © 2013 Guardian News and Media Limited or its affiliated companies. All rights reserved. | Use of this content is subject to our Terms & Conditions | More Feeds

22 ноября 2012, 22:07

По следам ненайденных сокровищ: фабрика кладов

Глава 1 ФАБРИКА КЛАДОВ …Материалы об этом острове могут составить весьма любопытную коллекцию. И эта коллекция существует на самом деле: более двадцати лет ее собирал профессор Калифорнийского университета Джон Дж. Паккард. В большинстве своем это вырезанные из разных газет и журналов заметки, а также записанные устные рассказы знакомых Паккарду моряков и путешественников. По роду своей профессиональной деятельности профессор сталкивался с материалами по Булувану подозрительно часто, что и навело его в конце концов на мысль опубликовать эти материалы в виде некоего специализированного исследования. Труд Джона Паккарда увидел свет в оклендском ежемесячнике “Geographic Revue” в марте 1997 года и представляет определенный интерес для кладоискателей, о чем свидетельствует любопытство, проявленное к наблюдениям профессора со стороны французской кладоискательской компании “Тридакна”.    Однако наш рассказ был бы неполным, если бы основывался исключительно на записках профессора, и потому в него включены материалы, полученные мной из других источников, многие из которых подлежат несомненной перепроверке, но тем не менее игнорировать эти источники не стоит ни в коем случае, иначе будет утеряно главное качество предлагаемого исследования – целостность изложения и всеобъемность подачи проблемы. Впрочем, все по порядку. Остров, о котором сейчас пойдет речь, находится далеко от нас, в тропических широтах, как и положено классическому большинству настоящих “кладоносных” островов нашего времени. Расположен он в море Банда, что недалеко от острова Тимор, и политически принадлежит республике Индонезия. Называется остров просто - Булуван, что в переводе с наречия народа илаваки, населяющего окрестные острова, означает “блин”, или просто “плоский”. Имеет этот Булуван пять километров в длину и примерно три с небольшим в ширину. Покрыт остров буйной тропической зеленью, и со всех сторон окружен коралловыми рифами. Максимальная его высота над уровнем моря составляет всего 90 метров, что абсолютно нетипично для большинства островов, расположенных по соседству с ним, и имеющих ярко выраженное вулканическое происхождение. В отличие от них, Булуван - дитя активной жизнедеятельности кораллов, начавших его строительство на образовавшейся вулканической отмели еще в доисторические времена. …Самое первое упоминание об этом забытом Богом клочке суши попалось Паккарду на глаза много лет назад, но не сильно тогда его заинтересовало. Он прочел вырезку из газеты, отложил ее в сторону и тотчас о ней позабыл, потому что в сообщении практически не было ничего сенсационного - простая заметка, выглядевшая вполне правдоподобной уткой. Но после этого, просиживая, по обыкновению, большую часть рабочего дня в архивах, он все чаще стал натыкаться на это интригующее и слух, и зрение, экзотическое слово “БУЛУВАН”. Сначала в старых газетах разных стран, которыми полны кладовые каждого университета, а затем к профессору стали поступать и слухи, которые по большей части слухами и оставались, но в некоторых из них все же присутствовало некое зерно истины. Итак, первое упоминание об этом “чудо-острове” датировалось 1945 годом, но о сокровищах там не было ни слова. Героем этой заметки был некий голландский летчик по имени Вилли Ван дер Тромп. В самом начале войны на Тихом океане самолет Вилли Ван дер Тромпа был сбит в бою над морем японскими истребителями, и, превращенный в ярко пылающий факел, он только чудом дотянул до острова Булуван, вовремя появившегося на горизонте. Целых три года после этого Тромп безвылазно просидел на своем острове, опасаясь попасть в плен к японцам, и все эти годы вел жизнь, близкую к приключениям знаменитого на весь мир Робинзона Крузо. И только в сорок четвертом его подобрал случайно наведавшийся в эти пустынные воды австралийский эскадренный миноносец. …В следующий раз имя голландского летчика попалось на глаза Паккарду только спустя 20 лет - эта заметка была датирована 1997 годом, и задним числом она как бы подвела итог многолетним изысканиям профессора. Дело в том, что за полвека, прошедших со времен окончания второй мировой войны, “летучий голландец” Тромп превратился в богатого американского подданного. Богатство свое, правда, он сильно не афишировал, а тихо и спокойно провел жизнь в небольшом городке Такома, что неподалеку от Сиэттла, штат Вашингтон. В марте 1997 года его обезображенный труп нашли в его же собственном доме, и полиция до сих пор мается в догадках по поводу мотивов преступления. Убийцы имели шанс неплохо поживиться в доме убитого, но они этого не сделали. Не было обнаружено следов никакого обыска, значит не искали никаких документов. Тромпа не пытали, как можно было бы подозревать, просто убили, порезали для чего-то бездыханный труп на куски и разбросали по гостиной. Вызванный из сафари по саваннам Восточной Африки сын Тромпа без тени какого бы то ни было сомнения утверждает, что у его отца не имелось абсолютно никаких врагов (включая мафию и налоговую полицию), так что версия о мести тоже вроде бы оказалась не при деле. Однако тщательно изучив некоторые моменты в истории самого острова Булуван, Паккард пришел к убедительному выводу, что это кровавое убийство можно считать гораздо менее загадочным, чем представляется всей полиции тихоокеанского побережья США...   Итак, вместе с прочими материалами по Булувану в коллекции профессора хранятся записки некоего Джона Мориссона, опубликованные в 1971 году в Париже. Опираясь на некоторые факты, обнародованные Мориссоном, Паккард установил, что Ван дер Тромп в 1945 году скрыл от журналистов немаловажные, на его взгляд, вещи. Еще бы! Мориссон, американский естествоиспытатель с французскими источниками финансирования в лице Парижской академии наук (*1), прибыл в Индонезию в конце 50-х в поисках редких типов тропических бабочек, так называемых эндемиков, и по пути посетил Булуван. У ученого не было намерения долго задерживаться на острове, в противном случае он обнаружил бы кое-что поинтересней, как это случалось с теми, кто стал посещать остров уже после него. Но в результате кратковременной вылазки на берег один из членов экипажа яхты, на которой Мориссон совершал путешествие, в девственных джунглях наткнулся на замаскированный военный самолет японского производства времен прошедшей мировой войны. Мориссона не удивила эта находка - после войны на островах Тихого и Индийского океанов осталось множество разбитой и попросту брошенной техники. Озадачило другое: на двухмоторном самолете напрочь отсутствовал один двигатель, причем он не был оторван при падении, а аккуратно кем-то снят. Снят был также и один из крыльевых баков для горючего. И, конечно, всё это исчезло в неизвестном направлении.   Впрочем, за поиски мотора и бензобака Мориссон приниматься не собирался, его эта “утеря” не волновала. Пополнив запасы воды, корабль покинул остров через два дня. Но зато Паккарду стало понятно, что с этим Тромпом не все так просто, как может показаться на первый взгляд. За три года “сидения” на этом мизерном клочке суши никак нельзя было не обнаружить самолет, на который так быстро наткнулась экспедиция Мориссона. Но Тромп даже не упомянул о нем, и профессор вполне справедливо заинтересовался: может быть голландец не упомянул и еще кое о чем, уже более существенном, чем какой-то там ржавый бомбардировщик, скрывать который от посторонних глаз на первый взгляд не имело совершенно никакого смысла? Последующие приобретенные американцем разными путями факты подтвердили, что интерес его обоснован, и даже очень. Вот некоторые из этих самых фактов по порядку. 1960 год. В небе над островом появляется самолет австралийского пилота Ричарда Гендерсона. С высоты птичьего полета Гендерсон прекрасно видит в самом центре острова в джунглях заполненную водой шахту, но садиться на остров не рискует. Для посадки на Булуване отсутствуют необходимые площадки. Но Гендерсон хорошо запомнил то, что увидел, и при первом же случае делится увиденным со своим шурином - Александром Гамильтоном. Этот Гамильтон - личность довольно невнятная, но одно ясно наверняка: этого человека очень интересуют всякие приключения, если не сказать больше - авантюры. Он пишет репортаж в “Дарвин экспресс” (корреспондентом которой является), а затем уговаривает Гендерсона повезти его на Булуван - ведь остров находится всего в двух часах лёта от австралийского города Дарвин, в котором проживают родственники. Немного поломавшись для приличия, Гендерсон в конце концов соглашается. Гамильтон запасается индонезийской визой, резиновой лодкой с мотором, провизией на несколько недель и десантируется с парашютом на Булуван с самолета Гендерсона. Проходит пять дней. Гамильтон возвращается на своей лодке домой, опубликовывает в газете заметку о своих приключениях и исчезает с горизонта. Вместе с ним с горизонта исчезает и Гендерсон... Эта заметка Гамильтона также имеется в коллекции профессора Паккарда. В ней нет ничего, на первый взгляд, примечательного, и тем более странного. Журналист Гамильтон в нудных тонах описывает чудную природу острова Булуван, про таинственную шахту там вообще всего лишь две строчки. Одна из них посвящена ржавому авиационному двигателю, установленному на краю ямы и чьими-то упорными усилиями превращенному в водоотливную помпу. Вот и всё. Несколько больше в его репортаже занимает сам переход морем из Индонезии в Австралию. Однако от внимания профессора не ускользает та искусственная небрежность, с помощью которой Гамильтон пытается скрыть от читателя истинную цель своего путешествия - ясно, что это именно ШАХТА. Гамильтона отнюдь не интересовала первозданная природа диких островов, его наверняка не волновал даже гонорар, полученный им от газеты за сей невыразительный опус. Но тогда что же? Да, все дело в шахте. В странной шахте. В том, что находится (или находилось) в ней. Иначе ведь и быть не может! ...Следующий документ из коллекции Паккарда способен потрясти воображение любого истинного искателя приключений. Это уже вполне конкретный материал, основанный на неопровержимых фактах, не требующих двухсторонней трактовки. По сути он представляет собой сообщение о гибели нескольких кладоискателей, которые посетили Булуван в 1965 году, руководствуясь некоей старинной картой, купленной на аукционе в Сан-Франциско. Дело было так. Три друга - Альвар Хосес, Антонио Лумис и Карлос Пинеда из Колумбии - были парнями из обеспеченных семей. Даже слишком обеспеченных, судя по размаху спланированной этими искателями приключений операции. Начитавшись с детства книжек про пиратские клады, а также находясь под впечатлением от успехов своих современников, знаменитых кладоискателей Такео Дои и Л. Л. Эллисона, обнаруживших на острове Норфолк в Индийском океане сокровища общей стоимостью 12 миллионов долларов, закопанные там пару веков назад пиратами, эта троица организовала кладоискательскую компанию под названием “Lu-Pi-Ho & Co” и отправились в Северную Америку на знаменитый аукцион старых пиратских карт. За 35 тысяч американских долларов компаньоны приобрели заверенную всякими видными экспертами и специалистами карту некоего арабского пирата Кастамулы, запрятавшего, по слухам, свои несметные богатства где-то на островах Ост-Индии. На этой карте прямо и недвусмысленно был указан остров Булуван. Наняв еще десятерых рабочих, ребята прибыли на остров и сразу же наткнулись на шахту. Заметим, что ранее новоявленные кладоискатели про этот остров никогда не слыхивали, а если и слыхивали, то помалкивали. Откачав из шахты воду с помощью более совершенной, чем переоборудованный древний авиационный мотор, водоотливной помпы, привезенной с собой, они обнаружили на глубине десяти метров истлевшие останки двух японских военных летчиков - по всей видимости, именно тех самых летчиков, чей самолет лежал в джунглях без мотора почти с самого начала войны. У японцев были сломаны шейные позвонки. Эта находка вывела кладоискателей из равновесия совсем ненадолго. Их больше интересовали сокровища, нежели трупы со сломанными шеями, сопутствующие им. Обшарив шахту как следует, колумбийцы обнаружили, что кто-то выкопал клад уже до них. Среди всякого хлама, скопившегося за долгие годы на дне полуобвалившейся шахты, они нашли пару драных подметок с клеймом австралийской обувной фирмы, и множество пластмассовых мундштуков от голландских сигарет “Де Рейтер”. Самой значительной находкой был золотой испанский дублон, который и навел концессионеров на мысль о том, что они опоздали. Раздосадованные этим неприятным открытием, друзья со свойственной всем латиноамериканцам горячностью поклялись разыскать обидчиков, в какой бы точке земного шара те не скрывались, отомстить им, и отнять уведенное из-под носа богатство. Это не помешало им, однако, на следующий же день обшарить остров более тщательным образом, и тут им крупно повезло. В джунглях они наткнулись на другой тайник. Новый тайник представлял собой очень старинную и очень ветхую шахту, стенки которой были выложены тесаным камнем, и засыпанную землей доверху. Рабочие тотчас принялись ее раскапывать, и через три дня докопались до метки в двадцать метров, что значительно превышало высоту этой части острова над уровнем моря ...В конце третьего дня раскопок лезвие кирки одного из рабочих ударилось о металлическое покрытие большого сундука. Друзья сами спустились в шахту, оставив при себе одного, самого надежного рабочего. С трудом взломав заступом крышку сундука, они трясущимися руками открыли его и увидели наконец то, что так упорно искали все это время. Сундук был буквально НАБИТ ДРАГОЦЕННОСТЯМИ. При виде такого богатства друзья испустили вопль радости и принялись отплясывать на сундуке танцы... И вот тут-то и произошла катастрофа.   Внезапно дно шахты провалилось, и снизу мощным и все сметающим на своем пути фонтаном ударила вода. Удалось спасти одного только Лумиса. Пинеда, Хосес и рабочий погибли под рухнувшими каменными стенами шахты. С ними погибла и карта, и сокровища. Оставшиеся в живых попытались было откачать воду, но все было тщетно. Вода была морская, и, видимо, поступала в шахту по какому-то подземному водоводному каналу, соединенному с морем. Тела погибших так и не всплыли. Находившийся после трагедии в тяжелом состоянии Лумис решил покинуть остров... Возвратившись домой и немного подлечившись, Лумис стал готовиться к новой экспедиции, но через полтора месяца скоропостижно скончался от полученных при обвале шахты травм. История эта, впрочем, не получила широкой огласки. Родственники Лумиса и других кладоискателей по каким-то не установленным до сих пор причинам замяли дело, и потому пресса тут особенно ничем поживиться не смогла. Как бы там ни было, а следующие кладоискатели прибыли на Булуван уже не из Америки, а из Японии... Дело это было в следующем, 1966 году. На остров тайно высадилась японская экспедиция, и спустя месяц японцев на острове совершенно случайно застукал индонезийский патрульный катер. Японцы к тому времени свернули все работы и заявили пограничникам, что в шахте, в которой в прошлом году погибли колумбийцы, ими обнаружено ничего не было. Ни тел, ни сокровищ, ни чего-либо еще, хотя шахта каким-то образом оказалась осушена и даже углублена на целых десять метров. Но индонезийцы были не простаки, и японцам они вполне обоснованно не поверили, а решительно перетряхнули все хозяйство новоявленных кладоискателей и обшарили остров буквально метр за метром. Никаких утаенных японцами сокровищ они не нашли, новых раскопанных шахт - тоже. Однако японцы оказались довольно агрессивными пришельцами, потому что как только дело дошло до ареста за нарушение государственной границы, они выхватили спрятанные автоматы и расстреляли почти всех индонезийцев, а катер утопили в лагуне. Об этом рассказал чудом спасшийся пограничник. Японцы после этого исчезли бесследно. Дело дошло до правительственных сфер, назревал международный скандал, но японские власти отрицали какую-либо свою ответственность за произошедшее. Скандал быстро замяли, тем более что индонезийцы довольно быстро поняли, что рассказ одного-единственного солдата - вещь, мягко выражаясь, не совсем надежная. Однако кое-что в печать просочилось, и на память о той трагедии у профессора сохранилась заметка из японской “Асахи симбун”. На каком-то этапе “расследования” профессору Паккарду довелось по университетским делам побывать в Японии, и среди его коллег, с которыми он встречался во время этого визита, оказался один профессор истории Токийского университета Такиро Нагимото, который изучал все, что касалось участия Японии во второй мировой войне. Нагимото, заинтересовавшись увлечением профессора, рассказал ему историю о том, как во время войны, в самый разгар боев между японскими и англо-голландскими силами в начале 1942 года где-то в море пропал без вести японский двухмоторный разведывательный самолет, вылетевший с базы Кота-Бару на какое-то ответственное задание. Этот профессор даже встретился как-то с дочкой одного из пилотов этого самолета, и та сообщила, что ее отец еще задолго до начала войны был одержим мыслью о богатом кладе, запрятанном древними японскими самураями на одном из островов Южных морей. И якобы перед уходом на войну отец показывал матери хорошо сохранившуюся старинную карту, передаваемую его предками друг другу из поколения в поколение. Паккард записал фамилию этого летчика, а затем через других знакомых ему удалось установить имена японцев, найденных на дне шахты Хосесом, Лумисом и Пинедой. Фамилии из этих двух разных источников не совпадали. Однако согласно записям ловца бабочек Мориссона бортовой номер самолета, обнаруженного им в джунглях Булувана, был “25”, и номер пропавшего без вести разведчика, вылетевшего в неизвестном направлении в сорок втором году из Малайи, также был “25”. Получается, что не совпадают только фамилии. Еще одна загадка? Может быть. Невзирая на это до поры до времени непонятное расхождение, профессор все-таки уверен в том, что это был один и тот же самолет. Это маленькое расследование, по его твердому убеждению, еще ждет своего часа. Итак, пойдем дальше. Следующие зарегистрированные официальной историографией пришельцы объявились на Булуване лишь в начале 70-х, а точнее - в 1972 году. Сообщение об этом “долгожданном” визите появилось в польском журнале “GALAKTIKA”, издававшемся тридцать лет назад в Щецине, и первоисточники его Паккарду неизвестны. В заметке говорилось о том, что некая итальянская фирма под названием “Сати Карттони” получила от индонезийского правительства разрешение на производство на Булуване земляных работ якобы с целью извлечения запрятанного там старого военного имущества. Профессор присовокупил эту заметку к немалой уже своей коллекции и стал ждать неизбежного продолжения... Продолжение последовало через два месяца. Этим продолжением Паккард обязан французской “Joreau” (Авиньон) - в газете на четвертой полосе в самом низу сообщалось о том, что тела итальянских горе-кладоискателей нашли разбросанными вокруг выкопанной ими же новой (третьей уже по счету за историю острова!) шахты. Шахта эта не была затоплена водой, как две другие, хотя дно ее также находилось значительно ниже уровня прилива, оно не было даже влажным. Собственно, это была даже не шахта, а глубокая воронка с довольно пологими краями. На краю этой ямы горой возвышалась целая куча из разломанных древних сундуков, без сомнения извлеченных из этой самой ямы. Представители полиции, явившиеся на остров с целю расследования инцидента, установили, что участники экспедиции попросту перестреляли друг друга в пылу жестокой драки. Кроме пустых трухлявых деревяшек полицейские не нашли ничего, как ни старались. И все же было ясно, что без драгоценностей тут не обошлось. Вот только КУДА они все подевались? КТО их вывез с острова? И каковы же наконец были размеры найденного богатства? Через два или три дня после французской публикации в итальянской печати промелькнуло скромное, не выходящее за рамки криминальных дел сообщение о том, что личности погибших на Булуване были установлены. Это были давно разыскиваемые итальянской полицией члены сицилийской мафии из города Альчжирони. Все стало на свои места. Где мафия, там и трупы, как правило. Потому исчезновение сокровищ Паккарда не сильно удивило. Он еще больше уверился в том, что сокровища ИМЕЛИСЬ. И немалые. Итак, к началу 70-хна острове были отрыты уже три шахты, и с большой степенью достоверности можно было утверждать, что клады хранились во всех трех. Вывод напрашивается сам собой: раз обнаружились ТРИ тайника, то почему бы не обнаружиться ЧЕТВЕРТОМУ, ПЯТОМУ, ШЕСТОМУ и так далее? Казалось, на остров должны были хлынуть толпы, орды кладоискателей, как некогда это происходило на Клондайке. Но этого, к великому удивлению, не было. С семьдесят второго года на Булуване появлялись только случайные личности. Одним из таких был американский миллионер по имени Танталусс, он приплыл к острову на своем личном корабле, оборудованном по последнему слову науки и техники, погрузил во вместительный трюм проржавевший японский самолет, отыскал в джунглях второй двигатель от него и прочие запчасти, и с легкостью проигнорировав сокровища, которые ему, возможно, удалось бы с его техникой найти, отплыл восвояси. Как Паккард потом узнал, Танталусс коллекционировал оригинальную боевую технику времен второй мировой войны, а на отреставрированном впоследствии самолете его пилот побил даже какие-то застоявшиеся воздушные рекорды... А еще у профессора имеется статья английского профессора Гаррисона Фриша о кладоискательстве, который об острове Булуван в своем труде упоминает только вскользь, да и то в нелестных выражениях. В строках своего исследования, посвященных несчастному Булувану, профессор в саркастическом тоне пишет, что несмотря на активную (и даже КИПУЧУЮ) деятельность кладоискателей на острове, сокровищ, или хотя бы косвенного подтверждения тому, что они там когда-то ИМЕЛИСЬ, найдено так и не было. “А раз сокровищ никто не видел, - возмущается Брэдфорд, - а видели там всегда лишь горы трупов, то и говорить тут больше не о чем”. Вот так. По какому-то странному стечению обстоятельств (иначе назвать это язык не поворачивается), которые нуждаются еще в доскональном расследовании, этот самый англичанин Фриш умер спустя пять лет после опубликования своей статьи от сердечного приступа в номере гостинцы, которая находилась... в американском городе Такома, штат Вашингтон. Что этому человеку понадобилось именно в этом городе, городе, где проживал самый первый “кладоискатель Булувана”, летчик-миллионер Вилли Ван дер Тромп, профессор Паккард не имеет о том ни малейшего представления. Газеты, из которых он по большей части черпал нужную информацию, на этот счет пока подозрительно молчат. В память об этом событии у него имеется лишь сухой некролог, и больше ничего. Как я уже сообщалось, в прошлом году в возрасте семидесяти пяти лет Тромп был зверски убит в своем доме. Имеющиеся теперь у профессора факты позволяют с той или иной степенью достоверности предположить, что Тромп являлся непосредственным виновником гибели японских летчиков. Итак, он думает, что у одного из пилотов японского самолета с бортовым номером 25, приземлившегося (или упавшего) на остров Булуван в 1942 году, имелась достоверная карта зарытых в глубине острова сокровищ. Японцы отыскивают древнюю шахту, откапывают клад, и тут им на пути встречается голландец. Исход этой встречи не в пользу японцев, о чем свидетельствуют их трупы, обнаруженные в шахте много лет спустя молодыми колумбийцами. Покончив с конкурентами, Тромп пытается поднять клад из шахты, но шахту внезапно заливает подземными (или океанскими) водами. Тогда он использует мотор и остатки горючего с вражеского самолета и этой импровизированной помпой откачивает воду. Удалось ему это, или нет за три года, проведенные им на острове в качестве современного Робинзона Крузо - Паккард не берется судить об этом со всей ответственностью, но совершенно очевидно, что вывезти сокровища в 44-м на подобравшем его военном корабле ему не удается. Но это не беда. Рано или поздно Тромп возвращается на остров и заполучает желанные богатства в руки. Зачем он зачем-то переселяется в Америку (профессор не сомневается, что на то были и причины, а уж о возможностях и говорить не приходится) и устраивает себе тихую и обеспеченную жизнь в одном из самых живописных уголков Соединенных Штатов. Спустя 50 лет его находят мертвым. Убитым. Конечно, тут никто не в праве выдвигать какие-то категорические версии, не основанные на более точных данных, к сожалению пока не поступивших в личный архив профессора, и не имея ни малейшего представления о том, чем именно занимался Тромп все эти годы (полвека - это вам не шутка, за это время и отъявленному тунеядцу-миллионеру сидеть без дела наскучит), но Паккарду очень хочется думать, что настоящей причиной этого бессмысленного на первый взгляд убийства являлась всего лишь месть. Месть банальная и осуществленная с поистине азиатской жестокостью. Порой профессор заставляет себя думать о том, что Тромп был наконец-то выслежен (полвека спустя!) потомками или оставшимися в живых родственниками несчастных лётчиков, которых он так подло лишил жизни (но почему же подло - в конце концов шла война!) и кинул их бездыханные тела в шахту. Бывают моменты, когда он почти уверен в этом... Однако, как говорится, это пока цветочки, а ягодки еще впереди. Одним из последних сообщений, которое в конце концов и подвигло профессора на хоть какие-то выводы, было вовсе не сообщение о смерти голландца Тромпа. Некоторое время спустя Паккард узнал об одном факте, который придает его расследованию многообещающий оттенок неоконченного, но захватывающего криминально-приключенческого сценария. А факт этот на первый взгляд весьма маловыразителен - в начале нынешнего года в Буэнос-Айресе в возрасте 54-х лет скончался от сердечного приступа малоизвестный прежде аргентинский богач... Александр Гамильтон! Если предположить, что этот аргентинец - именно тот самый Александр Гамильтон, который за тридцать четыре года до этого опубликовал в австралийской “Дарвин экспресс” отчет о своем немного странном путешествии на Булуван, то возникает вопрос - ЧТО ИМЕННО гонит людей, подобных ему и Тромпу из родной страны на чужбину, где они впоследствии умирают слишком уж богатыми людьми? * * * Итак, остров Булуван ни за что не желает раскрывать нам свои тайны. Его прошлое и настоящее по-прежнему окутано мраком тайны. Из немалого числа “исследователей”, посетивших в разные времена его не очень-то гостеприимные для некоторых искателей приключений берега, к настоящему времени в живых, похоже, не осталось никого. Так что же все-таки скрывается в недрах этого острова? Профессор Паккард на все сто уверен в том, что остров по-прежнему нашпигован сокровищами, и стоит только взяться за дело по-настоящему, то есть на высокопрофессиональном уровне, с привлечением капиталов солидных кладоискательских корпораций, которые существуют и даже процветают ныне почти в любой стране мира, то мы можем сделать одно из самых сенсационных открытий наших дней. Конечно, свежи еще в памяти человеческой ошеломляющие неудачи на острове Оук в Северной Атлантике и на острове Кокос у берегов Центральной Америки... Но профессор Паккард уверен, что остров Булуван - совсем иное дело. Его, конечно, могут спросить, а на чем же конкретном основана эта его вера? И он ответит всем желающим так: а на чем была основана вера знаменитого немецкого ученого Генриха Шлимана, когда он искал свою легендарную Трою? Профессор твердо верит в то, что загадочный остров Булуван - это новоявленная Троя наших дней - все же дождется своих шлиманов! Конец

22 ноября 2012, 03:57

По следам ненайденных сокровищ: Золото манит нас

ПРЕДИСЛОВИЕ ЗОЛОТО МАНИТ НАС ...Принято считать, что эпохальное творение знаменитого Роберта Льюиса Стивенсона под названием “ОСТРОВ СОКРОВИЩ” от начала до конца является плодом слишком богатого воображения писателя. Однако немногие знают, что это не совсем так. Конечно, в этом популярном романе применены все старые, веками и тысячелетиями обкатанные (еще со времен Геродота и Гомера) писательские приемы - изменение имен исторических персонажей, выдумывание новых географических названий, подтасовка дат... Тем не менее история про остров, на котором кучкой бесстрашных и хорошо информированных британских авантюристов, отплывших в 1775 году из Англии на паруснике “Эспаньола” был найден клад знаменитого пирата Флинта не выдумана, а во многом списана Стивенсоном из найденного им дневника лондонского богача Сиднея Уитворта, который жил в позапрошлом столетии и умер в довольно преклонном возрасте. Этот дневник, по некоторым конфиденциальным сведениям, хранится у одного известного лица - лорда П. Р. Бивербрука, потомка знаменитого хранителя Большой Государственной Печати. Сам Бивербрук, однако, не намерен распространяться по поводу приобретения им столь ценного документа (ведь по версии Стивенсона, на Острове Сокровищ еще осталась невывезенная часть богатства), и потому судить о его содержании мы можем только по мемуарам его бывшего владельца - внука того самого Уитворта, послужившего прообразом прославившегося на весь свет стивенсоновского юнца Джима Хопкинса. Итак, художественное произведение, покорившее сердца и умы не одного поколения отпетых кладоискателей - это отнюдь не художественный вымысел, а беллетризированный и размноженный в невообразимом количестве экземпляров и переведенный почти на все языки мира документ, и этот документ вполне убедительно свидетельствует о том, что поиски спрятанных пиратами кладов - дело не такое уж и безнадежное, особенно если подготовиться к этому делу более-менее основательно. За всю историю кладоискательства (официальную, конечно) лишь некоторым счастливчикам удавалось отыскать сокровища только благодаря одному везению, то есть без всякой предварительной подготовки, с помощью неизвестно где и у кого приобретенных сомнительных карт или вообще без таковых. Основные находки закопанных в давние времена богатств были связаны с кропотливыми и зачастую многолетними изысканиями. Эти изыскания в основном заключались в самом тщательном изучении всяческих архивных материалов. ...Как известно, во всем мире так называемым “кладоискателем Номер Один” является бельгийский подводный исследователь Робер Стеньюи - имя этого человека в археологической науке стало нарицательным. Для того, чтобы отыскать свою самую знаменитую находку - испанский галеас (*1) “Хирона”, входивший некогда в состав печально знаменитой Непобедимой Армады, Стеньюи пришлось более 10 лет провести в архивах двенадцати стран. Зато полученный результат превзошел даже самые оптимистичные ожидания. С первого же погружения на морское дно Стеньюи находит знаменитый корабль, буквально набитый историческими ценностями. Произошло это больше тридцати лет назад, в 1967 году, и к слову сказать, случилась эта находка в те времена, когда ни один музей в мире, по меткому выражению археологов, не мог похвастать даже ржавым гвоздем, принадлежавшим Армаде! После обнаружения “Хироны” Стеньюи совершил немало и других поразительных и сенсационных открытий, связанных с подводной археологией, однако кладоискательская наука на достижениях одного только Стеньюи не останавливается. Не менее, чем Стеньюи, пожалуй, среди археологов популярен и американский исследователь морского дна Берт Уэббер, который стал миллионером, потратив на изучение нужных документов “всего” четыре года. Вооружившись добытой в архивах информацией, Уэббер без труда отыскал в 1980 году останки испанского галеона “Нуэстра де ла Консепсьон”, погибшего в 1641-м на рифах Багамских островов. Сокровища, найденные им на борту галеона, невелики в сравнении с тем, на что Уэббер рассчитывал согласно архивных данных, но и этого кладоискателю хватило с головой на всю оставшуюся жизнь - после продажи извлеченного с “Консепсьона” золота и серебра и уплаты всех мыслимых и немыслимых налогов Уэббер получил более 50 миллионов долларов наличными. Еще один пример славной летописи - англичанин Барри Клиффорд. Времени на изучение всевозможных документов этот человек затратил поболее, чем Уэббер, и клад ему попался поскромней, но кладоискатель также не считает себя “обделенным судьбой”. За восемь пропитанных насквозь пыльной архивной романтикой лет Клиффорду удалось разбогатеть на 15 миллионов долларов - именно в такой сумме выражался эквивалент сокровищ, поднятых настойчивым британцем с затонувшей в 1717 году возле западного побережья Флориды пиратской галеры “Уайда”, которой командовал один из известнейших по тем временам “джентльменов удачи” - капитан Смоук Беллами. Эта, самая первая находка Клиффорда произошла в 1988 году, а сейчас археолог, по слухам, готовится к поискам исчезнувшего в XVI веке у берегов Мексики испанского галеона “Принцесса Навидад”, богатства которого, по предварительным данным, исчисляются почти миллиардом долларов. В это трудно поверить, но поверить все же придется, потому что исследователь провел в архивах почти десять лет - это серьёзный срок для человека, вполне уверенного в своих силах. Итак, нынешнее поколение кладоискателей твердо должно себе усвоить, что без ДЕТАЛЬНОГО изучения всевозможных документальных источников шансы на находку любого клада неуклонно стремятся к нулю. Конечно, это не призыв к молодым людям безвылазно проводить время в пыльных и душных архивах, но при этом стоит обязательно обратить внимание нынешней активной в творческом плане молодежи на то, что порой изучая одни только архивные документы, можно совершить находки, не уступающие по значимости подвигам всех исследователей мира вместе взятых. Первейшая задача данной книги - это подтолкнуть интересующуюся морским и подводным делом молодежь к подвигам на кладоискательском поприще. Наши моря, особенно Черное, тоже отнюдь не бедны покоящимися на их дне подводными кладами. Чего стоит, например, одна только тайна гибели “Черного Принца”? …“Черный Принц” - парусно-винтовой фрегат экспедиционных сил англо-французской эскадры, он затонул в жестокий шторм ночью 8 ноября 1854 года во время Крымской войны и унес с собой на дно глубокой Балаклавской бухты всю казну союзных войск, осадивших Севастополь. “Черный Принц” до сих пор не найден, и по слухам на нем золота и серебра на многие миллионы фунтов стерлингов. Не зря советское правительство долгие годы отказывало многочисленным кладоискательским консорциумам из-за рубежа, предлагавшим допустить их к поискам этого богатства. В 20-х годах его поисками занималась государственная водолазная компания ЭПРОН, но наши водолазы тогда так ничего и не нашли - ни золота, ни даже остатков корабля - вообще ничего. Не нашли также ничего и японцы в 1927 году, когда большевики все же решили прибегнуть к помощи иностранных компаний. Это не значит, однако, что счастье не может улыбнуться современным исследователям, обладающим гораздо более совершенным поисковым оборудованием, чем имелось в 20-х годах у первых водолазов. В настоящую книгу входят материалы, посвященные некоторым кладам, существование которых до сих пор по большей части окутано мраком тайны. Эти материалы - плод изысканий множества ученых, как западных, так и наших, отечественных, и хочется верить в то, что они послужат отменным руководством к действию для многочисленных любителей экзотических приключений. Многие данные, помещенные в исследовании, подкреплены конкретными документами и сообщениями серьёзных зарубежных изданий, в отдельных случаях, конечно, я позволил себе известную вольность в обращении с некоторыми фактами, это связано в основном с трудностями в литературной обработке данных, однако я считаю, что все изменения только усиливают впечатление от данного исследования в целом. Ведь книга не претендует на звание некоего учебника по академическим дисциплинам, порой мне кажется, что она непременно должна вызвать у читателя абсолютно такие же чувства, какие вызывает, скажем, уже упомянутый выше “ОСТРОВ СОКРОВИЩ” Стивенсона. Ведь в занимательной археологии главное - это не сухие факты и утомляющие воображение расчеты, а полет раскрепощенной фантазии и полная готовность к немедленному действию. Итак, дорогой романтик наших дней - вперед! Я уверен в том, что 400 страниц тайн и загадок ни за что не оставят твое воображение в невозмущенном состоянии. Я начинаю свой рассказ, а ты слушай и все хорошенько запоминай.   Примечание:   1. "Галеас" - парусно-гребной военный корабль в европейских флотилиях в 16-17вв, промежуточный тип судна между галерой и парусным кораблем                                                                               Глава 1 ФАБРИКА КЛАДОВ …Материалы об этом острове могут составить весьма любопытную коллекцию. И эта коллекция существует на самом деле: более двадцати лет ее собирал профессор Калифорнийского университета Джон Дж. Паккард. В большинстве своем это вырезанные из разных газет и журналов заметки, а также записанные устные рассказы знакомых Паккарду моряков и путешественников. По роду своей профессиональной деятельности профессор сталкивался с материалами по Булувану подозрительно часто, что и навело его в конце концов на мысль опубликовать эти материалы в виде некоего специализированного исследования. Труд Джона Паккарда увидел свет в оклендском ежемесячнике “Geographic Revue” в марте 1997 года и представляет определенный интерес для кладоискателей, о чем свидетельствует любопытство, проявленное к наблюдениям профессора со стороны французской кладоискательской компании “Тридакна”. Однако наш рассказ был бы неполным, если бы основывался исключительно на записках профессора, и потому в него включены материалы, полученные мной из других источников, многие из которых подлежат несомненной перепроверке, но тем не менее игнорировать эти источники не стоит ни в коем случае, иначе будет утеряно главное качество предлагаемого исследования – целостность изложения и всеобъемность подачи проблемы. Впрочем, все по порядку. Остров, о котором сейчас пойдет речь, находится далеко от нас, в тропических широтах, как и положено классическому большинству настоящих “кладоносных” островов нашего времени. Расположен он в море Банда, что недалеко от острова Тимор, и политически принадлежит республике Индонезия. Называется остров просто - Булуван, что в переводе с наречия народа илаваки, населяющего окрестные острова, означает “блин”, или просто “плоский”. Имеет этот Булуван пять километров в длину и примерно три с небольшим в ширину. Покрыт остров буйной тропической зеленью, и со всех сторон окружен коралловыми рифами. Максимальная его высота над уровнем моря составляет всего 90 метров, что абсолютно нетипично для большинства островов, расположенных по соседству с ним, и имеющих ярко выраженное вулканическое происхождение. В отличие от них, Булуван - дитя активной жизнедеятельности кораллов, начавших его строительство на образовавшейся вулканической отмели еще в доисторические времена. …Самое первое упоминание об этом забытом Богом клочке суши попалось Паккарду на глаза много лет назад, но не сильно тогда его заинтересовало. Он прочел вырезку из газеты, отложил ее в сторону и тотчас о ней позабыл, потому что в сообщении практически не было ничего сенсационного - простая заметка, выглядевшая вполне правдоподобной уткой. Но после этого, просиживая, по обыкновению, большую часть рабочего дня в архивах, он все чаще стал натыкаться на это интригующее и слух, и зрение, экзотическое слово “БУЛУВАН”. Сначала в старых газетах разных стран, которыми полны кладовые каждого университета, а затем к профессору стали поступать и слухи, которые по большей части слухами и оставались, но в некоторых из них все же присутствовало некое зерно истины. Итак, первое упоминание об этом “чудо-острове” датировалось 1945 годом, но о сокровищах там не было ни слова. Героем этой заметки был некий голландский летчик по имени Вилли Ван дер Тромп. В самом начале войны на Тихом океане самолет Вилли Ван дер Тромпа был сбит в бою над морем японскими истребителями, и, превращенный в ярко пылающий факел, он только чудом дотянул до острова Булуван, вовремя появившегося на горизонте. Целых три года после этого Тромп безвылазно просидел на своем острове, опасаясь попасть в плен к японцам, и все эти годы вел жизнь, близкую к приключениям знаменитого на весь мир Робинзона Крузо. И только в сорок четвертом его подобрал случайно наведавшийся в эти пустынные воды австралийский эскадренный миноносец. …В следующий раз имя голландского летчика попалось на глаза Паккарду только спустя 20 лет - эта заметка была датирована 1997 годом, и задним числом она как бы подвела итог многолетним изысканиям профессора. Дело в том, что за полвека, прошедших со времен окончания второй мировой войны, “летучий голландец” Тромп превратился в богатого американского подданного. Богатство свое, правда, он сильно не афишировал, а тихо и спокойно провел жизнь в небольшом городке Такома, что неподалеку от Сиэттла, штат Вашингтон. В марте 1997 года его обезображенный труп нашли в его же собственном доме, и полиция до сих пор мается в догадках по поводу мотивов преступления. Убийцы имели шанс неплохо поживиться в доме убитого, но они этого не сделали. Не было обнаружено следов никакого обыска, значит не искали никаких документов. Тромпа не пытали, как можно было бы подозревать, просто убили, порезали для чего-то бездыханный труп на куски и разбросали по гостиной. Вызванный из сафари по саваннам Восточной Африки сын Тромпа без тени какого бы то ни было сомнения утверждает, что у его отца не имелось абсолютно никаких врагов (включая мафию и налоговую полицию), так что версия о мести тоже вроде бы оказалась не при деле. Однако тщательно изучив некоторые моменты в истории самого острова Булуван, Паккард пришел к убедительному выводу, что это кровавое убийство можно считать гораздо менее загадочным, чем представляется всей полиции тихоокеанского побережья США... Итак, вместе с прочими материалами по Булувану в коллекции профессора хранятся записки некоего Джона Мориссона, опубликованные в 1971 году в Париже. Опираясь на некоторые факты, обнародованные Мориссоном, Паккард установил, что Ван дер Тромп в 1945 году скрыл от журналистов немаловажные, на его взгляд, вещи. Еще бы! Мориссон, американский естествоиспытатель с французскими источниками финансирования в лице Парижской академии наук (*1), прибыл в Индонезию в конце 50-х в поисках редких типов тропических бабочек, так называемых эндемиков, и по пути посетил Булуван. У ученого не было намерения долго задерживаться на острове, в противном случае он обнаружил бы кое-что поинтересней, как это случалось с теми, кто стал посещать остров уже после него. Но в результате кратковременной вылазки на берег один из членов экипажа яхты, на которой Мориссон совершал путешествие, в девственных джунглях наткнулся на замаскированный военный самолет японского производства времен прошедшей мировой войны. Мориссона не удивила эта находка - после войны на островах Тихого и Индийского океанов осталось множество разбитой и попросту брошенной техники. Озадачило другое: на двухмоторном самолете напрочь отсутствовал один двигатель, причем он не был оторван при падении, а аккуратно кем-то снят. Снят был также и один из крыльевых баков для горючего. И, конечно, всё это исчезло в неизвестном направлении. Впрочем, за поиски мотора и бензобака Мориссон приниматься не собирался, его эта “утеря” не волновала. Пополнив запасы воды, корабль покинул остров через два дня. Но зато Паккарду стало понятно, что с этим Тромпом не все так просто, как может показаться на первый взгляд. За три года “сидения” на этом мизерном клочке суши никак нельзя было не обнаружить самолет, на который так быстро наткнулась экспедиция Мориссона. Но Тромп даже не упомянул о нем, и профессор вполне справедливо заинтересовался: может быть голландец не упомянул и еще кое о чем, уже более существенном, чем какой-то там ржавый бомбардировщик, скрывать который от посторонних глаз на первый взгляд не имело совершенно никакого смысла? Последующие приобретенные американцем разными путями факты подтвердили, что интерес его обоснован, и даже очень. Вот некоторые из этих самых фактов по порядку. 1960 год. В небе над островом появляется самолет австралийского пилота Ричарда Гендерсона. С высоты птичьего полета Гендерсон прекрасно видит в самом центре острова в джунглях заполненную водой шахту, но садиться на остров не рискует. Для посадки на Булуване отсутствуют необходимые площадки. Но Гендерсон хорошо запомнил то, что увидел, и при первом же случае делится увиденным со своим шурином - Александром Гамильтоном. Этот Гамильтон - личность довольно невнятная, но одно ясно наверняка: этого человека очень интересуют всякие приключения, если не сказать больше - авантюры. Он пишет репортаж в “Дарвин экспресс” (корреспондентом которой является), а затем уговаривает Гендерсона повезти его на Булуван - ведь остров находится всего в двух часах лёта от австралийского города Дарвин, в котором проживают родственники. Немного поломавшись для приличия, Гендерсон в конце концов соглашается. Гамильтон запасается индонезийской визой, резиновой лодкой с мотором, провизией на несколько недель и десантируется с парашютом на Булуван с самолета Гендерсона. Проходит пять дней. Гамильтон возвращается на своей лодке домой, опубликовывает в газете заметку о своих приключениях и исчезает с горизонта. Вместе с ним с горизонта исчезает и Гендерсон... Эта заметка Гамильтона также имеется в коллекции профессора Паккарда. В ней нет ничего, на первый взгляд, примечательного, и тем более странного. Журналист Гамильтон в нудных тонах описывает чудную природу острова Булуван, про таинственную шахту там вообще всего лишь две строчки. Одна из них посвящена ржавому авиационному двигателю, установленному на краю ямы и чьими-то упорными усилиями превращенному в водоотливную помпу. Вот и всё. Несколько больше в его репортаже занимает сам переход морем из Индонезии в Австралию. Однако от внимания профессора не ускользает та искусственная небрежность, с помощью которой Гамильтон пытается скрыть от читателя истинную цель своего путешествия - ясно, что это именно ШАХТА. Гамильтона отнюдь не интересовала первозданная природа диких островов, его наверняка не волновал даже гонорар, полученный им от газеты за сей невыразительный опус. Но тогда что же? Да, все дело в шахте. В странной шахте. В том, что находится (или находилось) в ней. Иначе ведь и быть не может! ...Следующий документ из коллекции Паккарда способен потрясти воображение любого истинного искателя приключений. Это уже вполне конкретный материал, основанный на неопровержимых фактах, не требующих двухсторонней трактовки. По сути он представляет собой сообщение о гибели нескольких кладоискателей, которые посетили Булуван в 1965 году, руководствуясь некоей старинной картой, купленной на аукционе в Сан-Франциско. Дело было так. Три друга - Альвар Хосес, Антонио Лумис и Карлос Пинеда из Колумбии - были парнями из обеспеченных семей. Даже слишком обеспеченных, судя по размаху спланированной этими искателями приключений операции. Начитавшись с детства книжек про пиратские клады, а также находясь под впечатлением от успехов своих современников, знаменитых кладоискателей Такео Дои и Л. Л. Эллисона, обнаруживших на острове Норфолк в Индийском океане сокровища общей стоимостью 12 миллионов долларов, закопанные там пару веков назад пиратами, эта троица организовала кладоискательскую компанию под названием “Lu-Pi-Ho & Co” и отправились в Северную Америку на знаменитый аукцион старых пиратских карт. За 35 тысяч американских долларов компаньоны приобрели заверенную всякими видными экспертами и специалистами карту некоего арабского пирата Кастамулы, запрятавшего, по слухам, свои несметные богатства где-то на островах Ост-Индии. На этой карте прямо и недвусмысленно был указан остров Булуван. Наняв еще десятерых рабочих, ребята прибыли на остров и сразу же наткнулись на шахту. Заметим, что ранее новоявленные кладоискатели про этот остров никогда не слыхивали, а если и слыхивали, то помалкивали. Откачав из шахты воду с помощью более совершенной, чем переоборудованный древний авиационный мотор, водоотливной помпы, привезенной с собой, они обнаружили на глубине десяти метров истлевшие останки двух японских военных летчиков - по всей видимости, именно тех самых летчиков, чей самолет лежал в джунглях без мотора почти с самого начала войны. У японцев были сломаны шейные позвонки. Эта находка вывела кладоискателей из равновесия совсем ненадолго. Их больше интересовали сокровища, нежели трупы со сломанными шеями, сопутствующие им. Обшарив шахту как следует, колумбийцы обнаружили, что кто-то выкопал клад уже до них. Среди всякого хлама, скопившегося за долгие годы на дне полуобвалившейся шахты, они нашли пару драных подметок с клеймом австралийской обувной фирмы, и множество пластмассовых мундштуков от голландских сигарет “Де Рейтер”. Самой значительной находкой был золотой испанский дублон, который и навел концессионеров на мысль о том, что они опоздали. Раздосадованные этим неприятным открытием, друзья со свойственной всем латиноамериканцам горячностью поклялись разыскать обидчиков, в какой бы точке земного шара те не скрывались, отомстить им, и отнять уведенное из-под носа богатство. Это не помешало им, однако, на следующий же день обшарить остров более тщательным образом, и тут им крупно повезло. В джунглях они наткнулись на другой тайник. Новый тайник представлял собой очень старинную и очень ветхую шахту, стенки которой были выложены тесаным камнем, и засыпанную землей доверху. Рабочие тотчас принялись ее раскапывать, и через три дня докопались до метки в двадцать метров, что значительно превышало высоту этой части острова над уровнем моря ...В конце третьего дня раскопок лезвие кирки одного из рабочих ударилось о металлическое покрытие большого сундука. Друзья сами спустились в шахту, оставив при себе одного, самого надежного рабочего. С трудом взломав заступом крышку сундука, они трясущимися руками открыли его и увидели наконец то, что так упорно искали все это время. Сундук был буквально НАБИТ ДРАГОЦЕННОСТЯМИ. При виде такого богатства друзья испустили вопль радости и принялись отплясывать на сундуке танцы... И вот тут-то и произошла катастрофа. Внезапно дно шахты провалилось, и снизу мощным и все сметающим на своем пути фонтаном ударила вода. Удалось спасти одного только Лумиса. Пинеда, Хосес и рабочий погибли под рухнувшими каменными стенами шахты. С ними погибла и карта, и сокровища. Оставшиеся в живых попытались было откачать воду, но все было тщетно. Вода была морская, и, видимо, поступала в шахту по какому-то подземному водоводному каналу, соединенному с морем. Тела погибших так и не всплыли. Находившийся после трагедии в тяжелом состоянии Лумис решил покинуть остров... Возвратившись домой и немного подлечившись, Лумис стал готовиться к новой экспедиции, но через полтора месяца скоропостижно скончался от полученных при обвале шахты травм. История эта, впрочем, не получила широкой огласки. Родственники Лумиса и других кладоискателей по каким-то не установленным до сих пор причинам замяли дело, и потому пресса тут особенно ничем поживиться не смогла. Как бы там ни было, а следующие кладоискатели прибыли на Булуван уже не из Америки, а из Японии... Дело это было в следующем, 1966 году. На остров тайно высадилась японская экспедиция, и спустя месяц японцев на острове совершенно случайно застукал индонезийский патрульный катер. Японцы к тому времени свернули все работы и заявили пограничникам, что в шахте, в которой в прошлом году погибли колумбийцы, ими обнаружено ничего не было. Ни тел, ни сокровищ, ни чего-либо еще, хотя шахта каким-то образом оказалась осушена и даже углублена на целых десять метров. Но индонезийцы были не простаки, и японцам они вполне обоснованно не поверили, а решительно перетряхнули все хозяйство новоявленных кладоискателей и обшарили остров буквально метр за метром. Никаких утаенных японцами сокровищ они не нашли, новых раскопанных шахт - тоже. Однако японцы оказались довольно агрессивными пришельцами, потому что как только дело дошло до ареста за нарушение государственной границы, они выхватили спрятанные автоматы и расстреляли почти всех индонезийцев, а катер утопили в лагуне. Об этом рассказал чудом спасшийся пограничник. Японцы после этого исчезли бесследно. Дело дошло до правительственных сфер, назревал международный скандал, но японские власти отрицали какую-либо свою ответственность за произошедшее. Скандал быстро замяли, тем более что индонезийцы довольно быстро поняли, что рассказ одного-единственного солдата - вещь, мягко выражаясь, не совсем надежная. Однако кое-что в печать просочилось, и на память о той трагедии у профессора сохранилась заметка из японской “Асахи симбун”. На каком-то этапе “расследования” профессору Паккарду довелось по университетским делам побывать в Японии, и среди его коллег, с которыми он встречался во время этого визита, оказался один профессор истории Токийского университета Такиро Нагимото, который изучал все, что касалось участия Японии во второй мировой войне. Нагимото, заинтересовавшись увлечением профессора, рассказал ему историю о том, как во время войны, в самый разгар боев между японскими и англо-голландскими силами в начале 1942 года где-то в море пропал без вести японский двухмоторный разведывательный самолет, вылетевший с базы Кота-Бару на какое-то ответственное задание. Этот профессор даже встретился как-то с дочкой одного из пилотов этого самолета, и та сообщила, что ее отец еще задолго до начала войны был одержим мыслью о богатом кладе, запрятанном древними японскими самураями на одном из островов Южных морей. И якобы перед уходом на войну отец показывал матери хорошо сохранившуюся старинную карту, передаваемую его предками друг другу из поколения в поколение. Паккард записал фамилию этого летчика, а затем через других знакомых ему удалось установить имена японцев, найденных на дне шахты Хосесом, Лумисом и Пинедой. Фамилии из этих двух разных источников не совпадали. Однако согласно записям ловца бабочек Мориссона бортовой номер самолета, обнаруженного им в джунглях Булувана, был “25”, и номер пропавшего без вести разведчика, вылетевшего в неизвестном направлении в сорок втором году из Малайи, также был “25”. Получается, что не совпадают только фамилии. Еще одна загадка? Может быть. Невзирая на это до поры до времени непонятное расхождение, профессор все-таки уверен в том, что это был один и тот же самолет. Это маленькое расследование, по его твердому убеждению, еще ждет своего часа. Итак, пойдем дальше. Следующие зарегистрированные официальной историографией пришельцы объявились на Булуване лишь в начале 70-х, а точнее - в 1972 году. Сообщение об этом “долгожданном” визите появилось в польском журнале “GALAKTIKA”, издававшемся тридцать лет назад в Щецине, и первоисточники его Паккарду неизвестны. В заметке говорилось о том, что некая итальянская фирма под названием “Сати Карттони” получила от индонезийского правительства разрешение на производство на Булуване земляных работ якобы с целью извлечения запрятанного там старого военного имущества. Профессор присовокупил эту заметку к немалой уже своей коллекции и стал ждать неизбежного продолжения... Продолжение последовало через два месяца. Этим продолжением Паккард обязан французской “Joreau” (Авиньон) - в газете на четвертой полосе в самом низу сообщалось о том, что тела итальянских горе-кладоискателей нашли разбросанными вокруг выкопанной ими же новой (третьей уже по счету за историю острова!) шахты. Шахта эта не была затоплена водой, как две другие, хотя дно ее также находилось значительно ниже уровня прилива, оно не было даже влажным. Собственно, это была даже не шахта, а глубокая воронка с довольно пологими краями. На краю этой ямы горой возвышалась целая куча из разломанных древних сундуков, без сомнения извлеченных из этой самой ямы. Представители полиции, явившиеся на остров с целю расследования инцидента, установили, что участники экспедиции попросту перестреляли друг друга в пылу жестокой драки. Кроме пустых трухлявых деревяшек полицейские не нашли ничего, как ни старались. И все же было ясно, что без драгоценностей тут не обошлось. Вот только КУДА они все подевались? КТО их вывез с острова? И каковы же наконец были размеры найденного богатства? Через два или три дня после французской публикации в итальянской печати промелькнуло скромное, не выходящее за рамки криминальных дел сообщение о том, что личности погибших на Булуване были установлены. Это были давно разыскиваемые итальянской полицией члены сицилийской мафии из города Альчжирони. Все стало на свои места. Где мафия, там и трупы, как правило. Потому исчезновение сокровищ Паккарда не сильно удивило. Он еще больше уверился в том, что сокровища ИМЕЛИСЬ. И немалые. Итак, к началу 70-хна острове были отрыты уже три шахты, и с большой степенью достоверности можно было утверждать, что клады хранились во всех трех. Вывод напрашивается сам собой: раз обнаружились ТРИ тайника, то почему бы не обнаружиться ЧЕТВЕРТОМУ, ПЯТОМУ, ШЕСТОМУ и так далее? Казалось, на остров должны были хлынуть толпы, орды кладоискателей, как некогда это происходило на Клондайке. Но этого, к великому удивлению, не было. С семьдесят второго года на Булуване появлялись только случайные личности. Одним из таких был американский миллионер по имени Танталусс, он приплыл к острову на своем личном корабле, оборудованном по последнему слову науки и техники, погрузил во вместительный трюм проржавевший японский самолет, отыскал в джунглях второй двигатель от него и прочие запчасти, и с легкостью проигнорировав сокровища, которые ему, возможно, удалось бы с его техникой найти, отплыл восвояси. Как Паккард потом узнал, Танталусс коллекционировал оригинальную боевую технику времен второй мировой войны, а на отреставрированном впоследствии самолете его пилот побил даже какие-то застоявшиеся воздушные рекорды... А еще у профессора имеется статья английского профессора Гаррисона Фриша о кладоискательстве, который об острове Булуван в своем труде упоминает только вскользь, да и то в нелестных выражениях. В строках своего исследования, посвященных несчастному Булувану, профессор в саркастическом тоне пишет, что несмотря на активную (и даже КИПУЧУЮ) деятельность кладоискателей на острове, сокровищ, или хотя бы косвенного подтверждения тому, что они там когда-то ИМЕЛИСЬ, найдено так и не было. “А раз сокровищ никто не видел, - возмущается Брэдфорд, - а видели там всегда лишь горы трупов, то и говорить тут больше не о чем”. Вот так. По какому-то странному стечению обстоятельств (иначе назвать это язык не поворачивается), которые нуждаются еще в доскональном расследовании, этот самый англичанин Фриш умер спустя пять лет после опубликования своей статьи от сердечного приступа в номере гостинцы, которая находилась... в американском городе Такома, штат Вашингтон. Что этому человеку понадобилось именно в этом городе, городе, где проживал самый первый “кладоискатель Булувана”, летчик-миллионер Вилли Ван дер Тромп, профессор Паккард не имеет о том ни малейшего представления. Газеты, из которых он по большей части черпал нужную информацию, на этот счет пока подозрительно молчат. В память об этом событии у него имеется лишь сухой некролог, и больше ничего. Как я уже сообщалось, в прошлом году в возрасте семидесяти пяти лет Тромп был зверски убит в своем доме. Имеющиеся теперь у профессора факты позволяют с той или иной степенью достоверности предположить, что Тромп являлся непосредственным виновником гибели японских летчиков. Итак, он думает, что у одного из пилотов японского самолета с бортовым номером 25, приземлившегося (или упавшего) на остров Булуван в 1942 году, имелась достоверная карта зарытых в глубине острова сокровищ. Японцы отыскивают древнюю шахту, откапывают клад, и тут им на пути встречается голландец. Исход этой встречи не в пользу японцев, о чем свидетельствуют их трупы, обнаруженные в шахте много лет спустя молодыми колумбийцами. Покончив с конкурентами, Тромп пытается поднять клад из шахты, но шахту внезапно заливает подземными (или океанскими) водами. Тогда он использует мотор и остатки горючего с вражеского самолета и этой импровизированной помпой откачивает воду. Удалось ему это, или нет за три года, проведенные им на острове в качестве современного Робинзона Крузо - Паккард не берется судить об этом со всей ответственностью, но совершенно очевидно, что вывезти сокровища в 44-м на подобравшем его военном корабле ему не удается. Но это не беда. Рано или поздно Тромп возвращается на остров и заполучает желанные богатства в руки. Зачем он зачем-то переселяется в Америку (профессор не сомневается, что на то были и причины, а уж о возможностях и говорить не приходится) и устраивает себе тихую и обеспеченную жизнь в одном из самых живописных уголков Соединенных Штатов. Спустя 50 лет его находят мертвым. Убитым. Конечно, тут никто не в праве выдвигать какие-то категорические версии, не основанные на более точных данных, к сожалению пока не поступивших в личный архив профессора, и не имея ни малейшего представления о том, чем именно занимался Тромп все эти годы (полвека - это вам не шутка, за это время и отъявленному тунеядцу-миллионеру сидеть без дела наскучит), но Паккарду очень хочется думать, что настоящей причиной этого бессмысленного на первый взгляд убийства являлась всего лишь месть. Месть банальная и осуществленная с поистине азиатской жестокостью. Порой профессор заставляет себя думать о том, что Тромп был наконец-то выслежен (полвека спустя!) потомками или оставшимися в живых родственниками несчастных лётчиков, которых он так подло лишил жизни (но почему же подло - в конце концов шла война!) и кинул их бездыханные тела в шахту. Бывают моменты, когда он почти уверен в этом... Однако, как говорится, это пока цветочки, а ягодки еще впереди. Одним из последних сообщений, которое в конце концов и подвигло профессора на хоть какие-то выводы, было вовсе не сообщение о смерти голландца Тромпа. Некоторое время спустя Паккард узнал об одном факте, который придает его расследованию многообещающий оттенок неоконченного, но захватывающего криминально-приключенческого сценария. А факт этот на первый взгляд весьма маловыразителен - в начале нынешнего года в Буэнос-Айресе в возрасте 54-х лет скончался от сердечного приступа малоизвестный прежде аргентинский богач... Александр Гамильтон! Если предположить, что этот аргентинец - именно тот самый Александр Гамильтон, который за тридцать четыре года до этого опубликовал в австралийской “Дарвин экспресс” отчет о своем немного странном путешествии на Булуван, то возникает вопрос - ЧТО ИМЕННО гонит людей, подобных ему и Тромпу из родной страны на чужбину, где они впоследствии умирают слишком уж богатыми людьми? * * * Итак, остров Булуван ни за что не желает раскрывать нам свои тайны. Его прошлое и настоящее по-прежнему окутано мраком тайны. Из немалого числа “исследователей”, посетивших в разные времена его не очень-то гостеприимные для некоторых искателей приключений берега, к настоящему времени в живых, похоже, не осталось никого. Так что же все-таки скрывается в недрах этого острова? Профессор Паккард на все сто уверен в том, что остров по-прежнему нашпигован сокровищами, и стоит только взяться за дело по-настоящему, то есть на высокопрофессиональном уровне, с привлечением капиталов солидных кладоискательских корпораций, которые существуют и даже процветают ныне почти в любой стране мира, то мы можем сделать одно из самых сенсационных открытий наших дней. Конечно, свежи еще в памяти человеческой ошеломляющие неудачи на острове Оук в Северной Атлантике и на острове Кокос у берегов Центральной Америки... Но профессор Паккард уверен, что остров Булуван - совсем иное дело. Его, конечно, могут спросить, а на чем же конкретном основана эта его вера? И он ответит всем желающим так: а на чем была основана вера знаменитого немецкого ученого Генриха Шлимана, когда он искал свою легендарную Трою? Профессор твердо верит в то, что загадочный остров Булуван - это новоявленная Троя наших дней - все же дождется своих шлиманов! Конец

Выбор редакции
20 ноября 2012, 14:47

Метеорологические экстремумы за истекшие сутки по состоянию на 20 ноября 2012 г.

Метеорологические экстремумы на планете за истекшие сутки Метеорологические экстремумы за истекшие сутки по состоянию на 20 ноября 2012 г.   Самые низкие и высокие температуры, °C   -43.6 ТОМПО (Россия ) -42.9 ОЙМЯКОН (Россия ) -42.5 ТЕГУЛЬТЯ (Россия ) 41.9 ТВИ-РИВЬЕРЕ (Южно-Африк. респ) 41.3 ТЕЛФЕР (Австралия ) 41.1 ХАРДАП (Намибия )   Аномалии минимальной и максимальной температуры, °C   -9.5 (норма = 15.2) ДЕРА-ИСМАИЛ-ХАН (Пакистан ) -39.6 (норма = -16.3) ДОУСОН (Канада ) -34.1 (норма = -17.2) АЛЕКСАНДРОВСКИЙ (Россия ) 9.7 (норма = -15.2) ЮЙШУ (Китай ) 9.2 (норма = -9.8) ФОРТ-МАКМАРРИ (Канада ) -4 (норма = -22.0) ВЕРХНЕЕ ПЕНЖИНО (Россия )   Осадки за сутки, мм   162 САНТО-ДОМИНГО (Доминиканс) 123 НОРФОЛК АЭРО (Австралия ) 112 АСТОРИЯ АЭРО (США ) 108 ПОРТ-ЖАНТИЛЬ (Габон ) 84 МАЛАККА (Камбоджа )   Максимальные зарегистрированные порывы ветра, м/с   44 КОЛД-БЕЙ, КОЛД-Б(США ) 37 ОНА II (Норвегия ) 35 АЛЬФРЕД АОР ОСТР(о-ва океан) 34 ПОРТЛЕНД АЭРО (США ) 32 ПОРТ-О-ФРЕНС ОСТ(о-ва океан)