• Теги
    • избранные теги
    • Разное1531
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1501
      • Показать ещё
      Формат13
      Компании268
      • Показать ещё
      Люди332
      • Показать ещё
      Издания15
      • Показать ещё
      Международные организации84
      • Показать ещё
      Сферы12
      Показатели19
      • Показать ещё
Отечественная война 1812 г.
17 сентября, 21:37

Когда копать картошку в 2017 проверенные факты. Недавние события.

11 сентября 1832 года – была установлена Александровская колонна (Александрийский столп) – один из главных символов Санкт-Петербурга. Торжественное открытие знаменитого объекта состоялось в 1834-м году. Александровская колонна находится на Дворцовой площади, ее высота достигает 47,5 метров, верхушку венчает ангел. Сооружение было … Читать далее →

17 сентября, 20:36

"Внутренние войска" Российской империи против "Великой армии"

12 (24) июня 1812 года огромная армия Наполеона, переправившись через реку Неман, вторглась в пределы Российской империи. Однако беспрепятственно продвигаться по российской земле ей не удавалось. Уже с первого же дня передовые части противника повсюду натыкались на активное сопротивление, которое оказывали им не только военные, но и гражданские власти. Подразделения внутренней стражи также принимали непосредственное участие в боях.Первыми бой с нашествием «двунадесяти языков» приняли солдаты и офицеры Гродненского внутреннего гарнизонного батальона, входившего во 2-ю бригаду полковника Шица 4-го округа внутренней стражи. В его составе было немало ветеранов, имевших боевой опыт. Так, из 108 человек Гродненской штатной роты до нападения наполеоновцев только 18 не участвовали в боях и сражениях.16 (28) июня вплотную к городу подошли по белостокской дороге передовые части 8-го вестфальского корпуса Иеронима Бонапарта, а со стороны г. Августова через деревню Лососну – авангард 5-го польского корпуса Понятовского и заняли предместье Занеманский форштадт.Ожесточенные атаки многократно превосходящих сил неприятеля вместе с занявшим оборону на правом берегу Немана кавалерийским отрядом атамана Платова, состоявшим из казаков, героически отражала и команда Гродненского батальона во главе с почтмейстером Высотиным. И сколько неприятель ни «силовался на мост», сколько ни делал попыток переправиться, его встречало упорное сопротивление внутренней стражи.Отряд продержался до вечера, когда Платов, «видя невозможность задержать неприятеля, не имея пехоты, кроме слабого и не имевшего порядочных ружей Гродненского батальона», сжег мост и оставил город. Приказ — «истребить мост через Неман лежащий» — был дан прапорщику Гродненского внутреннего гарнизонного батальона Николаю Ивановичу Ившину (его фамилию иногда ошибочно пишут как «Ившинин»), под командой которого было плохо вооруженное подразделение, состоявшее из ветеранов и инвалидов. Тем не менее, они выполнили приказ и сожгли мост.Переправа через Неман войск Эжена де БогарнеВ бою при уничтожении плавучего моста Николай Иванович Ившин погиб, став первым русским воином, павшим смертью храбрых в Отечественной войне 1812 года.Вот как бой Гродненского батальона против Великой армии Наполеона описывает Боевой календарь-ежедневник Отечественной войны 1812 года, составленный на основе источников XIX века (М. О. Гродненск. внутрен. гарнизон. батальона за 1812 г.: кн. № 2596 — формулярные списки, кн. № 283 — месячные рапорты. В. У. А., отд. II, № 1875, л. 323, 324. «Варшавский Военный Журнал» 1899 — «Воспоминания польского генерала Колочковского»):«Ариергардный бой при гор. Гродно 28.06.18121-я Западная армия.Гродненский внутренний гарнизонный батальон и летучий казачий отряд атамана Платова: Донской Атаманский полк (командовал полковник Балабин 2-й), Донские казачьи полки: подполковника Власова 3-го, подполковника Грекова 18-го, ген.-майора Денисова 7-го (командовал войсковой старшина Победнов), ген.-майора Иловайского 5-го (командовал войсковой старшина Давидов), полковника Мельникова 3-го, подполковника Харитонова 7-го; Перекопский (подполковника княза Хункалова) и Симферопольский (подполковника князя Балатукова) конно-татарские полки; Ставропольский калмыкский капитана Диомидия и 1-й Башкирский полки; 2-я Донская конно-артиллерийская рота (12 орудий) войскового старшины Суворова 2-го.К гор. Гродне наступал Вестфальский король Иероним с 8-м корпусом по Белостокской дороге и польский корпус ген. князя Понятовского по дороге из гор. Августова (через дер. Лососну). Утром сильный вестфальский отряд приблизился к гор. Гродне и занял его предместье — Занеманский форштадт — на левом берегу р. Немана.Казаки атамана Платова и его 2-я Донская конно-артиллерийская рота, расположившись на окраине гор. Гродны по правому берегу р. Немана, вели, при содействии Гродненского внутреннего гарнизонного батальона, ожесточенную перестрелку с неприятелем до позднего вечера, когда атаман Платов, видя явную невозможность задержать постепенно усиливавшегося неприятеля и не имея у себя пехоты, кроме слабого и не имевшего порядочных ружей Гродненского внутреннего гарнизонного батальона, «спалил» деревянный мост через р. Неман, очистил гор. Гродну и отступил на восток от Гродно-виленской дороги — к местечку Щучину. Во время этого боя убит прапорщик Гродненского внутреннего гарнизонного батальона Николай Иванович Ившин. О прочих потерях сведений не имеется.»После боя и уничтожения моста, Гродненскому батальону с транспортами, «с казенными вещами, оружием и оного ж батальона с больными, в гродненском госпитале находившимися, главною аптекою и прочим» приказано было следовать на Щучин, Белицу, Новогрудок, Кареличи, Турец, Мир, Новый Свержень, Камелу, Кайданов и Минск.Однако по причине занятия последнего противником отряды направились из Новогрудка к Бобруйску и далее в Чернигов, куда и прибыли благополучно в середине июля, кроме первого, который, будучи отправлен ранее других, пришел в Минск и был захвачен французами.(С.) Н.Н.Малишевский

17 сентября, 07:35

Станислав Белковский: «Путин никогда не лжет»

Повестке дня, связанной с безопасностью, нет альтернативы, заметил на «Эхо Москвы» Станислав Белковский. Есть еще цифровая экономика, но в условиях принятия законов вроде «пакета Яровой» она попросту невозможна. О будущей победе Владимира Путина над телефонным терроризмом, неизбежном продолжении закручивания гаек внутри страны и нынешнем состоянии проектов ДНР и ЛНР — об этом и не только политолог размышлял в прямом радиоэфире.

16 сентября, 20:08

День Бородина 2017 программа праздника. Все последние сведения на 16.09.2017 г.

Он также рассказал, что за счет инвесторов была выполнена реконструкции еще одного образовательного учреждения в «новой» Москве — школы в поселке Воскресенское. Отвечая на вопрос, почему городские власти ранее не приняли мер по демонтажу памятной доски, Л.Печатников сказал: «Префектура, которая … Читать далее →

16 сентября, 08:56

Мемория. Михаил Кутузов

16 сентября 1745 года родился полководец Михаил Кутузов   Личное дело Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов (1745 – 1813) родился в Петербурге в семье инженер-генерал-поручика Иллариона Матвеевича Голенищева-Кутузова. В 1759 году с отличием окончил Артиллерийскую и инженерную дворянскую школу и стал в ней преподавателем математики. Через два года был произведен в прапорщики и назначен командиром роты Астраханского пехотного полка, которым тогда командовал Суворов. С 1762 года Кутузов – адъютант ревельского генерал-губернатора, в том же году ему присвоили чин капитана. В 1764 году Михаил Кутузов получил боевое крещение в действиях против польских конфедератов. В 1767 году был привлечен для работы в «Комиссии по составлению нового уложения». Через три года был переведен в Первую армию, находившуюся на юге, и принимал участие в начавшейся в 1768 войне с Турцией. Весной 1770 года Кутузов в Молдавии, в армии Румянцева, занимал должность обер-квартирмейстера авангарда. Он участвовал в сражениях у кургана Рябая Могила, при Ларге и Кагуле. Летом того же года он руководил фортификационными работами, участвовал в осаде и взятии Бендер. В следующем году бился при Попештах и был произведен в подполковники. 1772-1774 гг. Кутузов провел в Крымской армии Долгорукого, командуя батальоном. В июле 1774 года в бою с турками близ деревни Шумы к северу от Алушты Кутузов был тяжело ранен в висок и правый глаз. Врачи считали его рану смертельной, но он выжил. Полтора года Кутузов лечился в Петербурге, а в начале 1776 года ему был предоставлен годичный отпуск для поправки здоровья за границей. Перед отъездом он женился на Екатерине Ильиничне Бибиковой. Довольно долго Кутузов жил в Лейдене, побывал также в Пруссии, Австрии, Англии. По возвращении в Россию он был направлен в Крым, где прослужил около шести лет под началом А. В. Суворова. Кутузов был произведен в полковники и командиры Луганского пикинерного полка, расквартированного в Крыму, затем Мариупольского легкоконного полка и выполнял задания по организации охраны побережья Крыма. Одновременно ему пришлось заняться и дипломатическими переговорами с крымскими татарами. В 1782 году Кутузов получил чин бригадира, а в 1784 – генерал-майора. С 1785 года был командиром им же сформированного Бугского егерского корпуса. Командуя корпусом и обучая егерей, он разработал для них новые тактические приемы. В начале русско-турецкой войны 1787-1791 годов Кутузову поручили охрану юго-западных границ России по реке Буг. Летом 1788 года он со своим корпусом принимал участие в боях под Очаковом, где 18 августа был вторично ранен. Австрийский генерал, принц де Линь, писал об этом: «Вчера опять прострелили голову Кутузову. Думаю, что сегодня или завтра умрет». Но Кутузов вновь сумел выжить. Более того, через три с половиной месяца, едва успев вылечиться, он принял участие в знаменитом штурме Измаила, командуя шестой колонной левого крыла русской армии. После взятия Измаила Кутузова произвели в генерал-поручики и назначили комендантом этой крепости. Отразив попытки турок овладеть Измаилом, он 4 (15) июня 1791 внезапным ударом разгромил турецкое войско при Бабадаге. В Мачинском сражении 1791 года Кутузов, показав себя искусным мастером активной и маневренной тактики, нанес сокрушительный удар по турецким войскам. В 1792 году он был направлен чрезвычайным послом в Турцию. Вернувшись на родину, стал директором Сухопутного шляхетского кадетского корпуса, сам преподавал тактику, военную историю и другие дисциплины. В марте 1795 г. он принял на себя командование сухопутными войсками Финляндии. В 1797 году, уже при Павле I , Кутузов получил чин генерала от инфантерии и был поставлен командовать Финляндской дивизией. В начале 1800 года Павел сделал его литовским военным губернатором, а летом перевел на юг, поручив формировать Волынскую армию. Вскоре после убийства Павла новый император Александр I назначил Кутузова Петербургским военным губернатором, но уже 29 августа 1802 года Кутузов был лишен всех должностей. После отставки жил в своем имении Горшки. Опала закончилась в августе 1805 года. Когда Россия вошла в антинаполеоновскую коалицию, Кутузов стал командующим одной из двух армий, посланных в Австрию. Кутузов должен был повести войска на соединение с союзной австрийской армией, но она была разгромлена Наполеоном под Ульмом. В результате армия Кутузова оказалась один на один с противником. Он предпринял марш-маневр от Браунау до Ольмюца и искусно вывел русские войска из-под удара превосходящих сил противника, одержав в ходе отступления победы при Амштеттене и Кремсе. 20 ноября (2 декабря) 1805 года произошло Аустерлицкое сражение. Александр I, фактически отстранивший Кутузова от командования войском, возложил на него ответственность за неудачу. В сентябре 1806 года Кутузов стал военным губернатором Киева. 15 марта 1811 года был назначен главнокомандующим Дунайской армией. В Рущукском сражении (15 тысяч войск Кутузова против 60 тысяч турецкого визиря Ахмет-бея) он нанес противнику сокрушительное поражение, положившее начало разгрому турецкой армии. После этого Кутузов преднамеренно отвел свою армию на левый берег Дуная, не мешая переправе преследовавших его турок. Применив искусный маневр, он перешел в наступление и окружил турок. Ахмет-бей тайком бежал из своего лагеря и начал переговоры. 26 ноября 1811 г. остатки турецкой армии сдались русским. После заключения мира Кутузов был направлен в Санкт-Петербург, где его назначили командующим войсками для обороны столицы. После взятия Наполеоном Смоленска Александр I назначил Кутузова главнокомандующим русской армией. Под его руководством русские войска участвовали в Бородинском сражении, затем оставили Москву, совершили Тарутинский маневр и вынудили Наполеона отступать по старой Смоленской дороге. В январе 1813 года русская армия перешла границу и к апрелю вошла в Саксонию, направляясь далее на Париж. 28 апреля 1813  года Михаил Кутузов умер в небольшом городке Бунцлау (ныне Болеславец в Польше). Его тело его было отправлено в Петербург и погребено в Казанском соборе.   Чем знаменит   Михаил Кутузов Наибольшую славу Михаил Кутузов получил в ходе войны 1812 года. Продолжая тактику, избранную Барклаем-де-Толли, он отступал, избегая генерального сражения. Наполеон же добивался такого сражения, рассчитывая превосходящими силами разбить русскую армию. Получив некоторые подкрепления, Кутузов решил дать Наполеону сражение на подступах к Москве у Бородино. Бородинское сражение произошло 26 августа (7 сентября) и не принесло Наполеону желаемого успеха. Но и русская армия после битвы не имела средств для контрнаступления или еще одного крупного сражения. Понимавший это Кутузов 31 августа прибыл в деревню Фили. После осмотра предложенной для сражения позиции на Воробьевых горах, Кутузов созвал 1 сентября в избе крестьянина Фролова военный совет для обсуждения вопроса: «Ожидать ли неприятеля в невыгодной позиции или уступить неприятелю Москву?». Мнения участников разделились, и Кутузов принял решение: «Наполеон – как бурный поток, который мы ещё не можем остановить. Москва будет губкой, которая его всосет... С потерею Москвы не потеряна Россия. Первою обязанностью поставляю сохранить армию... Самым уступлением Москвы приготовим мы гибель неприятелю... Повелеваю отступить». После оставления Москвы Кутузов скрытно совершил фланговый маневр с Рязанской дороги на Калужскую, вывел армию из-под удара врага, и сосредоточил ее в районе села Тарутино. Наполеон послал к Кутузову маркиза Лористона для переговоров о мире. Кутузов ответил, что война для него только начата и о мире речи быть не может. Потерпев неудачу в своих попытках заключить мир, Наполеон 19 октября начал отход из Москвы. Он пытался перевести армию на юг, в район Калуги, где имелись запасы продовольствия и фуража. Важнейшей задачей русских войск было не допустить проникновения французов в южные губернии, где они могли бы легко восстановить армию и перезимовать. Решающим оказалось сражение за Малоярославец 24 октября. После восьми отчаянных атак и сожжения Малоярославца Наполеон оказался перед альтернативой: либо решиться на генеральный бой, либо сворачивать на северо-запад, к Смоленску, по разоренной им же Смоленской дороге. Наполеон решил отступить. Это предопределило итог дальнейших военных действий. Русские войска перешли в контрнаступление, которое Кутузов организовал так, что армия Наполеона непрерывно находилась под ударами регулярных войск и партизанских отрядов. Это дезорганизовало армию противника, привело к разгрому остатков французских войск на реке Березина и бегству их к границе.   О чем надо знать Незадолго до вторжения войск Наполеона в Россию Кутузов одержал важнейшую дипломатическую победу. Перед неминуемой войной с Францией России необходимо было обезопасить свои южные границы и освободить войска, участвовавшие в очередной войне с Турцией. Понимая это, французские дипломаты в Стамбуле всячески старались затянуть заключение мира между Россией и Турцией.  Кутузов добился завершения переговоров за месяц до начала войны с Наполеоном. 28 мая 1812 года был заключен Бухарестский мирный договор. Россия не только освобождала для войны против Наполеона свою Дунайскую армию, но и получала от Турции всю Бессарабию. «Таков был первый по времени удар, – писал Евгений Тарле – который нанес Наполеону Кутузов-дипломат почти за три с половиной месяца до того, как ему на Бородинском поле нанес второй удар Кутузов-стратег».   Прямая речь «Генерал-майор и кавалер Голенищев-Кутузов показал новые опыты искусства и храбрости своей, преодолев под сильным огнем неприятеля все трудности, взлез на вал, овладел бастионом, и, когда превосходный неприятель принудил его остановиться, он, служа примером мужества, удержал место, превозмог сильного неприятеля, утвердился в крепости и продолжал потом поражать врагов». А. В. Суворов после штурма Измаила   «Одна из самых могучих и самых счастливых особенностей интеллекта Кутузова заключалась в том, что никогда он не был и не ощущал себя только полководцем, дающим сражения, или только дипломатом, ведущим переговоры, или только государственным человеком — правителем и устроителем большого края. Помогая Суворову и Потемкину в Крыму в 80-х годах XVIII в., он сегодня воюет с татарскими партиями, завтра ведет с ними переговоры, послезавтра административно устраивает территорию, последовательно переходящую под власть России, а потом, когда это оказывается нужным, опять обращается к мечу и опять к дипломатии. Когда в порядке опалы в октябре 1806 г. его назначают киевским военным губернатором или на такую же должность в Литву в июле 1809 г., то он, вводя упорядоченную администрацию, преследуя злоупотребления, в то же время успешно и умело и в Киеве и в Вильне считается с национальными стремлениями и обезвреживает планы Наполеона вызвать восстания или брожения в польском и литовском населении, с полным успехом пуская для этого в ход всю тонкость своего ума и дипломатические свои таланты, потому что ни в тильзитские, ни в эрфуртские дружеские излияния обоих императоров он не верит и знает, какая угроза висит над русскими западными губерниями и Литвой со стороны наполеоновского герцогства Варшавского и как ловки тайные агенты Наполеона в Литве, подсылаемые из Парижа и из Варшавы. Когда он получает очень замысловатое поручение — ликвидировать многолетние ошибки и всякие вольные и невольные неудачи слабых и неспособных своих предшественников и закончить больше пяти лет длившуюся турецкую войну, то здесь всякий осведомленный и беспристрастный человек не знает, кому больше удивляться—гениальному полководцу, искуснейшим маневром то на левом, то на правом берегу Дуная надломившему, а потом разгромившему турецкую армию под Рущуком и после Рущука, или же несравненному виртуозу дипломатического искусства, который сослужил России такую службу Бухарестским миром. Эта разносторонность ума и дарований позволяла Кутузову выискивать такие неожиданные средства, прибегать к таким ресурсам и достигать таких результатов, которые другим не приходили и в голову. Предупредить войну, пока она еще только угрожает, или поскорее ее окончить, если есть хоть какая-нибудь возможность достигнуть желаемых результатов мирными переговорами, — вот черта, очень характерная для Кутузова». Историк Евгений Тарле   Перед гробницею святой Стою с поникшею главой... Всё спит кругом; одни лампады Во мраке храма золотят Столбов гранитные громады И их знамен нависший ряд   В твоем гробу восторг живет! Он русской глас нам издает; Он нам твердит о той године, Когда народной веры глас Воззвал к святой твоей седине: «Иди, спасай!» Ты встал - и спас... А. С. Пушкин   10 фактов о Михаиле Кутузове Род Голенищевых-Кутузовых происходит от «мужа честна» Гавриила, по сказаниям древних родословцев, выехавшего «из Прус» в Новгород в княжение Александра Невского в первой половине XIII века. Правнук его Александр Прокшич (по прозванию Кутуз) стал родоначальником Кутузовых, а внук Кутуза – Василий Ананиевич (прозванием Голенище) – был новгородским посадником в 1471 году и родоначальником Голенищевых-Кутузовых. По проекту отца Михаила Кутузова, инженер-генерал-поручика Иллариона Кутузова, в Петербурге был сооружен Екатерининский канал. Солдаты в Тарутинском лагере складывали песни: «Не боимся мы французов, штык всегда востер у нас, лишь бы батюшка Кутузов допустил к ним скоро нас!». У Кутузова было пять дочерей, а единственный сын умер в младенчестве от оспы. Кутузов стал первым кавалером всех четырех степеней ордена святого Георгия. Всего таких людей в российской военной истории было четверо, помимо Кутузова это Михаил Барклай-де-Толли, Иван Дибич и Иван Паскевич. Ранение Кутузова в 1774 году описано в стихотворении Державина, где есть строчки: «Смерть чрез главу его промчалась, Но жизнь его цела осталась». Рассказывают, что Барклай-де-Толли спросил Кутузова: «Ведь вы продолжаете действовать по плану, разработанному мной; за что же отстранили меня?» Кутузов на это ответил: «Для того чтобы сделать сдать неприятелю столицу, в Пруссии есть Блюхер, в Великобритании — Веллингтон, в России это могу сделать лишь я». В Артиллерийской и инженерной дворянской школе Михаил Кутузов изучил французский, немецкий и латинский языки. Позже он овладел еще тремя языками: английским, шведским и турецким. Посетившая Россию французская писательница мадам де Сталь находила, что Кутузов говорит по-французски лучше, чем корсиканец Наполеон Бонапарт. Во время Великой Отечественной войны кодовое название «Кутузов» получила Орловская наступательная операция советских войск.   Материалы о Михаиле Кутузове Статья о Михаиле Кутузове в русской Википедии Михаил Кутузов на сайте «Отечественная война 1812 года» Михаил Кутузов в проекте «Хронос» Е. В. Тарле «Михаил Илларионович Кутузов – полководец и дипломат»

15 сентября, 20:06

День города Суздаль 2017 программа мероприятий куда пойти подробно. Все последние сведения.

11 сентября состоится празднование Дня Усекновения главы Иоанна Предтечи. Несмотря на то, что по церковной традиции этот день отмечается торжественно, событие, которому посвящен праздник, носит траурный характер. В храме Усекновения главы Иоанна Придтечи под Бором в Москве в 9 утра начнется литургия. А в 18.00 вы сможете побывать на вечернем богослужении. … Читать далее →

15 сентября, 09:01

Мемория. Александр Бутлеров

15 сентября 1828 года родился выдающийся химик Александр Бутлеров.   Личное дело Александр Михайлович Бутлеров (1828 – 1886) родился по разным сведениям или в имении Бутлеровка в Казанской губернии, или в Чистополе. Его отец Михаил Васильевич участвовал в Отечественной войне 1812 года, затем вышел в отставку в чине подполковника и жил в родовом имении Бутлеровка. Мать, Софья Александровна, урожденная Стрелкова, скончалась через несколько дней после рождения сына, ей было всего девятнадцать лет. Детство Александра прошло в деревне Подлесная Шантала – имении деда по матери, и в находившейся неподалеку Бутлеровке. Начальное образование он получил дома, а в возрасте десяти лет был отдан в частный пансион в Казани. Затем учился в Первой казанской гимназии. В 1844 году, после окончания гимназии, Саша Бутлеров, вопреки желанию отца, поступил на естественнонаучное отделение Казанского университета. Так как он был несовершеннолетним, его зачислили в университет в качестве слушателя. И лишь на следующий год, когда ему исполнилось семнадцать лет, Бутлеров стал студентом первого курса. В 1846 году во время энтомологической экспедиции Александр заболел брюшным тифом. За ним ухаживал приехавший отец, который при этом сам заразился и умер. Александр же выжил чудом. Во время обучения Бутлеров увлеченно слушал лекции по химии Карла Клауса и Николая Зинина. По совету этих профессоров организовал химическую лабораторию у себя дома. Окончив обучение в 1849 году, Бутлеров, был оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию. По поручению ректора Николая Лобачевского он стал читать лекции по физике и физической географии для медиков и по неорганической химии для натуралистов и математиков. Научные интересы самого Бутлерова в этот момент оказались сосредоточены на химии. В 1851 году он успешно сдал восемь квалификационных экзаменов и защитил магистерскую диссертацию «Об окислении органических соединений». В тот же год Александр Бутлеров женился на Надежде Михайловне Глумилиной, племяннице знаменитого писателя Сергея Аксакова. Бутлеров становится адъюнктом и читает лекции по химии в университете, а также общедоступные лекции, популярность которых в Казани была тогда сравнима с успехом модных театральных спектаклей. В 1854 году он защитил в Московском университете докторскую диссертацию «Об эфирных маслах», после чего был избран экстраординарным, а в 1857 – ординарным профессором химии Казанского университета. В 1857 – 1856 годах Бутлеров был командирован в Европу. Он побывал в лучших химических лабораториях и на ряде химических предприятий, посещал лекции Беккереля,  Мичерлиха, Бунзена, Либиха, познакомился с Кекуле, около полугода работал в лаборатории Вюрца в Париже, участвовал в заседаниях только что организованного Парижского химического общества, где прочитал доклад о своих работах. Возвратившись в Казань, Бутлеров перестроил химическую лабораторию и продолжил начатые у Вюрца исследования производных метилена. Открыв новый способ получения йодистого метилена, Бутлеров получил и исследовал многочисленные его производные; впервые синтезировал гексаметилентетрамин (уротропин), известный в быту как бездымное твердое горючее («твердый спирт»). В 1864 – 1866 годах в Казани было издано написанное Бутлеровым «Введение к полному изучению органической химии» в трех томах. Один из учеников Бутлерова, Владимир Марковников, находясь в заграничной командировке, писал, что многие известные химики задавали ему такие вопросы, которые Бутлеров давно освещал казанским студентам на лекциях по органической химии. Поэтому по инициативе Марковникова в 1867 – 1868 годах учебник Бутлерова был издан на немецком языке, став первым русским химическим учебником, переведенным на этот язык. Вскоре появились переводы книги Бутлерова и на другие европейские языки. Дважды, с февраля 1860 по апрель 1861 года и в 1862-1863 годах, Бутлеров избирался на пост ректора Казанского университета, хотя каждый раз возражал против выдвижения своей кандидатуры, стремясь уделять максимум времени научным исследованиям. При этом он не избегал общественной деятельности: три года состоял в Казани членом земского собрания и депутатом от Спасского уезда, где был инициатором постановлений об открытии земских школ и организации «народных чтений», организации страхования, касс взаимопомощи и устройстве в Казани водопровода. В 1868 году Александр Бутлеров стал лауреатом Ломоносовской премии и был избран профессором химии Петербургского университета. В  университете Бутлеров разработал новую методику обучения студентов, предложив ныне повсеместно принятый лабораторный практикум, в котором студенты обучались приемам работы с разнообразной химической аппаратурой. Помимо работы в университете, он читал лекции по химии и организовывал химические лаборатории на Высших женских курсах. В 1870 году А. М. Бутлеров был избран адъюнктом, в 1871 году экстраординарным, а в 1874 году ординарным академиком Петербургской Академии наук. В 1875 Бутлерову, после двадцатипятилетней службы, полагалась отставка с должности университетского профессора, но совет Петербургского университета дважды отодвигал этот срок на 5 лет. В 1878 – 1882 годах Бутлеров занимал пост председателя Отделения химии Русского физико-химического общества. Последнюю лекцию Бутлеров прочитал 14 марта 1885 года. 17  августа 1886 года Александр Бутлеров внезапно умер в своем имении Бутлеровка от инсульта.   Чем знаменит   Александр Бутлеров Важнейшим достижением Бутлерова стала созданная в конце 1850-х годов теория химического строения. Еще в первой половине XIX века химики заметили, что в состав молекул некоторых веществ могут входить одни и те же атомы в одинаковом количестве, однако свойства этих веществ будут разными. Например, и в молекулу этилового спирта, и в молекулу диметилового эфира входят два атома углерода, шесть атомов водорода и один атом кислорода. Соответственно, их можно записать одной формулой – С2Н6О (в случае этилового спирта более знакомой нам в виде C2H5OH), и молекулярная масса этих веществ одинакова – 46,07. При этом этиловый спирт – жидкость, кипящая при температуре 78°С, смешивающаяся с водой в любых соотношениях. Диметиловый эфир же – газ, практически нерастворимый в воде и существенно отличающийся от этилового спирта по химическим свойствам. Теория Бутлерова объяснила различия свойств этих веществ и многих других подобных пар. Он предположил, что каждый атом в молекуле способен образовывать определенное число связей с другими атомами. В формулировке Бутлерова, каждому атому «прирождено определенное количество силы, производящей химические явления (сродства)». Бутлеров подчеркивал, что эта сила представляется как бы составленной из отдельных порций или, по Бутлерову, «отдельных единиц химической силы». Сейчас эти единицы наглядно представляются в химических формулах при помощи штрихов. Например, формулу воды можно записать как Н2О или как Н–О–Н, а формулу синильной кислоты – как НСN или как Н–С≡N. Атом каждого элемента может образовать не более определенного числа таких связей. Поэтому существует молекула с формулой, например, СН4, но невозможны молекулы СН5, СН6 и так далее. Далее Бутлеров установил, что связи между атомами в молекуле строятся в определенном порядке, и, что физические и химические свойства веществ определяются не только тем, какие атомы входят в их молекулы, но и тем, в каком порядке эти атомы связаны. Как говорил Бутлеров: «... химическая натура сложной частицы определяется натурой элементарных составных частей, количеством их и химическим строением». Именно этот вывод и составляет основную идею теории химического строения. Вещества, различие между которыми определяется не составом, а структурой молекулы, химики стали называть изомерами. Уже в XX веке, когда ученым стало известно строение атома и электронная природа химической связи, эти правила и вся теория Бутлерова получили электронную интерпретацию. Впервые Бутлеров изложил свою теорию 19 сентября 1861 года на Тридцать шестом Съезде немецких естествоиспытателей и врачей в городе Шпейере. Его доклад назывался «О химическом строении вещества». Развитие теории последовало в статье «О различных способах объяснения некоторых случаев изомерии» и других работах. В результате Бутлеров смог не только объяснить существование изомеров, но и предсказывать еще неоткрытые вещества и предвидеть возможные химические реакции. Бутлеров предсказал, в частности, что могут существовать два изомерных бутана (с общей формулой С4Н10), три изомерных пентана (С5Н12), четыре изомерных бутиловых спирта (С4Н9ОН) и так далее.   О чем надо знать Вклад Александра Бутлерова в отечественное пчеловодство не менее велик, чем его заслуги в области химии. Он подошел к этому занятию, как ученый, внимательно изучив мировую литературу и самые последние разработки в этой области. В частности Бутлеров способствовал распространению в России рамочных ульев вместо использовавшихся ранее ульев-колод. Отправившись в августе 1867 года в научную командировку за границу, он привез оттуда две семьи пчел итальянской породы, отличавшейся особо хорошими рабочими качествами. Затем он выписал из Италии еще две пчелиных семьи и приступил к размножению итальянских пчел на своей пасеке. В 1882 году Александр Михайлович был организатором отдела пчеловодства на Всероссийской выставке в Москве. В 1886 году он основал первый отечественный журнал по пчеловодству – «Русский пчеловодческий листок». Книга Бутлерова «Пчела, ее жизнь и главные правила толкового пчеловодства: Краткое руководство для пчеляков, преимущественно для крестьян» выдержала 11 изданий. В своем имении он в последние годы жизни организовал настоящую школу для крестьян-пчеловодов. За труды по распространению в России рационального пчеловодства Александр Бутлеров был награжден Большой золотой медалью Вольного экономического общества. Уже после смерти ученого его статьи по пчеловодству были изданы в виде книги.   Прямая речь «А. М. Бутлеров – один из замечательных русских ученых. Он русский и по ученому образованию и по оригинальности трудов. Ученик нашего знаменитого академика Н. Н. Зинина, он сделался химиком не в чужих краях, а в Казани... Направление его ученых трудов не составляет продолжения или развития идей его предшественников, но принадлежит ему самому. В химии существует бутлеровская школа, бутлеровское направление». Д. И. Менделеев   «Если бы была такая книга — "История пчеловодства" (а может быть, она есть?), то в ней о Бутлерове написано было бы не меньше, чем в "Истории химии"». Из книги Ярослава Голованова «Этюды об ученых»   «Вся мало продолжительная, но полная плодотворнейшей деятельности жизнь покойного Бутлерова была посвящена излюбленной им науке и ее распространению. Имя его, можно сказать, слито вплотную с насаждением и расцветом химии в нашем отечестве, и неразрывно связано с развитием целого блестящего периода органической химии на Западе, как в области ее теорий, так и в области фактов их закрепляющих. Бутлеров, как химик и основатель целой химической школы, пользовался громкою известностью не только у нас, но еще большею заграницей. Кроме того. Бутлеров, страстно интересуясь и занимаясь некоторыми отделами прикладного естествознания, немало потрудился в этой области, и многого достиг, в особенности на поприще пчеловодства, где настойчивой деятельностью на практике и в печати заново призвал к жизни русское пчеловодство. Не менее громкую, хотя, конечно, не многим симпатичную известность имеет имя Бутлеров в сфере популяризации и разбора явлений так называемого медиумизма» Энциклопедия Брокгауза и Ефрона   10 фактов об Александре Бутлерове Род Бутлеровых вел свое начало от Юрия Бутлера, который, «выехал в Россию из Курляндии в дальних летах и был в службе». Произошло это в XVI веке. Во время учебы в пансионе юный Саша Бутлеров уже был увлечен химией. После того, как в результате его опытов в лаборатории произошел взрыв, в наказании его посадили в карцер, а также раза два или три выводили из карцера в обеденную залу с черной доской на груди, на которой было написано: «Великий химик Саша Бутлеров». Бутлеров отличался большой физической силой. Однажды он, придя к приятелю Николаю Вагнеру, впоследствии известному зоологу и писателю, и не застав его дома, оставил вместо визитки изогнутую в виде буквы Б кочергу. Потом эта кочерга хранилась в химической лаборатории Казанского университета. Бутлеров создал первую отечественную школу химиков-органиков. Еще при его жизни ученики Бутлерова по Казанскому университету Марковников, Попов и Зайцев стали профессорами химии. Из учеников Бутлерова по Петербургскому университету наиболее известны Фаворский, Львов и Кондаков. Благодаря ученикам Бутлерова возникло понятие «Казанская химическая школа». Первым в России Бутлеров построил у себя в Бутлеровке изобретенный старшим из братьев Монгольфьер «гидравлический таран», устройство, которое силой собственного течения воды поднимало ее выше уровня источника. В деревне агрегат прозвали «бутлеровской самокачкой». Он обеспечивал водой расположенные довольно высоко над речкой сад, огород и дом Бутлерова. Ученый был и увлеченным садоводом, вывел в несколько новых сортов роз и камелий. Александр Бутлеров считал, что настоящий ученый должен быть и популяризатором своей науки. Параллельно с научными статьями он выпускал общедоступные брошюры, в которых рассказывал о достижениях химии. Последняя из этих брошюр – «Основные понятия в химии» – была написана им за полгода до смерти. В качестве выпускного сочинения по окончании университета Бутлеров представил работу «Дневные бабочки Волго-Уральской фауны». Увлечение бабочками он сохранил на всю жизнь. Когда, став профессором Петербургского университета, Бутлеров покидал Казань, он передал в дар Казанскому университету свою коллекцию, в которой было представлено 1133 вида бабочек. В 1885 году, во время поездки на Кавказ, Бутлеров обратил внимание на растущие в Сухуми "чайные кусты", собрал их листья, приготовил из них чай и загорелся идеей устройства чайной плантации на Кавказе. Сообщение Бутлерова в Вольно-экономическом обществе о возможности разведения чайного куста в России вызвало ажиотаж у предпринимателей. Бутлеров возглавил специальную комиссию по основанию чайной плантации, но до реализации этого замысла ученый не дожил. Александр Бутлеров был приверженцем спиритизма, написал ряд статей по этому вопросу. Это омрачало отношения Бутлерова с Менделеевым, который, уважая Бутлерова как ученого, яростно критиковал его веру в спиритизм.   Материалы об Александре Бутлерове Статья об Александре Бутлерове в русской Википедии Краткая биография Фильм об Александре Бутлерове Очерк о работах Александра Бутлерова Александр Бутлеров в проекте «Хронос»

14 сентября, 19:18

День города Суздаль 2017 программа мероприятий куда пойти подробно. Новости сегодня 14.09.2017 г.

В этот день следует молиться о прощении, вразумлении грешных и помощи им. Категорически запрещены заупокойные молитвы. Тя молю, к тебе прибегаю: не отрини мене от твоего заступления, но возстави мя, низверженнаго многими грехи. День города Суздаль 14.09.2017 г. погода какая будет. Главные новости. События, связанные с жизнью … Читать далее →

12 сентября, 20:19

День Бородина 2017 программа праздника. Последие сведения на 12.09.2017 г.

Более того, будто бы специально для историков, Кутузов лично сформулировал собственный критерий поражения, неудачи – и это отступление. В официальной диспозиции от 5 сентября (24 августа по ст. стилю) он писал: «Не случай неудачного дела несколько дорог открыто, которые сообщены … Читать далее →

19 августа, 08:51

Мемория. Матвей Платов

19 августа 1751 года родился Матвей Платов, атаман Всевеликого войска Донского, герой Отечественной войны   Личное дело Матвей Иванович Платов (1751—1818) родился в Черкасске. Войсковой старшина, его отец, не афишировал своей религиозной принадлежности – по рождению он принадлежал к старообрядцам-поповцам. Всего в семье было четверо детей. Платов поступил в службу в Войсковую канцелярию в 1766 году, а 4 декабря 1769 года получил чин есаула. В 1771-м отличился при атаке и взятии Перекопской линии и Кинбурна. С 1772 года стал командовать казачьим полком. В 1774 году, конвоируя транспорт продовольствия, он в верховьях реки Калалах был неожиданно окружен и атакован крымскими татарами хана Девлет-Гирея. Несмотря на молодость(23 года), Платов отбил натиск неприятельских всадников. Прижав тыл своего отряда к болоту, прикрыв фронт завалом из мешков с мукой, а фланги телегами обоза, он выдержал за день семь атак. Первый орден Святого Георгия (4-й степени) Платов получил в 1789-м за отличие при взятии Очакова и Измаила во время 2-й турецкой войны. Быстрое продвижение по службе создало ему множество завистников. По доносу одного из них донской генерал был исключен Павлом I (вообще отличавшимся подозрительностью и резкой переменой взглядов) из службы, сослан в Кострому и, наконец, заточен в Петропавловскую крепость, где просидел до тех пор, пока обвинения против него не были опровергнуты расследованием. Через три года Платов стал стал участником инициированного императором похода в Индию. Лишь со смертью Павла в марте 1801 года уже вышедший во главе 27 тысяч казаков к Оренбургу Платов был возвращен Александром I, произведен в генерал-лейтенанты и назначен войсковым атаманом Войска Донского. На этой должности Платов  энергично занимался хозяйственными вопросами и боевой подготовкой казаков. Именно тогда он исходатайствовал разрешение перенести город Черкасск, ежегодно страдавший от разлива Дона, на более высокое место и назвать его Новочеркасском. Во время Отечественной войны 1812 года командовал сначала всеми казачьими полками на границе, а потом успешно прикрывал отступление армии. Под Бородиным именно конница под командованием Уварова и Платова совершила рейд в тыл армии Наполеона, значительно задержав и ослабив наступление врага на центр русских позиций. Во время же отступления французской армии Платов, преследуя ее, нанес французам несколько поражений, за что получил графский титул. В ноябре Платов занял с боя Смоленск и разбил войска маршала Нея под Дубровной. В начале января 1813 года Платов вошел в Пруссию и обложил Данциг; в сентябре получил начальство над особым корпусом, с которым участвовал в сражении при Лейпциге и, преследуя неприятеля, взял в плен около 15 тысяч человек.   Матвей Платов По заключении мира Платов сопровождал императора Александра в Лондон, где его встречали шумными овациями. Он стал первым русским, кому присвоили звание почетного доктора Оксфордского университета. Последние годы жизни Платов провел в Новочеркасске, занятый делами Войска Донского. Много внимания уделял он помощи сиротам казаков, погибших на войне, основал первые в Донском крае гимназию и типографию, заботился о развитии конных заводов, об устройстве донской артиллерии. Умер Матвей Платов 15 января 1815 года. После смерти тело несколько раз перезахоранивали: в Новочеркасске, на хуторе Мышкин и опять в Новочеркасске, но на новом месте.   В 1853 году в Новочеркасске на собранные по подписке народные деньги был поставлен памятник Платову. В 1923 году памятник сняли и передали в Донской музей В 2003 году в том же городе был установлен конный памятник Платову. Еще через 10 лет конный памятник атаману поставили и в Москве.   Чем знаменит Один из самых известных командиров Отечественной войны. Применял непривычную для соперников, но коренную для казаков тактику, которая и позволила добиться существенных успехов – в основном при французском отступлении. Стал первым из россиян, получившим звание оксфордского доктора.   О чем надо знать Платов был одним из тех, кто решительно высказался на знаменитом совете в Филях против сдачи Москвы и за новую битву с французами. Кутузов, однако, смог отстоять свое решение. Прямая речь О Бонапарте: «Этот человек не на благо, а на пагубу человечества рожден». О заключении Тильзитского мира (при отказе от ордена Почетного легиона): «Я Наполеону не служил и служить не могу». О своей болезни (подозрение на чахотку) после предложения лечиться в Петербурге: «Здесь все прекрасно, но на Дону лучше, там все есть, кроме роскоши, которая нам, казакам, не нужна». Михаил Кутузов – Платову: «Услуги, оказанные Вами отечеству в продолжении нынешней кампании, не имеют примеров! Вы доказали целой Европе могущество и силу обитателей благословенного Дона». Владимир Жуковский о Платове: «Хвала, наш вихорь – атаман, Вождь невредимых, Платов! Твой очарованный аркан Гроза для супостатов. Орлом шумишь по облакам, По полю волком рыщешь; Летаешь страхом в тыл врагам, Бедой им в уши свищешь! Они лишь к лесу – ожил лес, Деревья сыплют стрелы! Они лишь к мосту – мост исчез! Лишь к селам – пышут села!»   6 фактов о Матвее Платове Платов был грамотен, но иного образования не получил В армию Платов был определен уже в 13 лет Платова заметил (и в дальнейшем покровительствовал ему) князь Потемкин Во время штурма Измаила Платов первым бросился в атаку, чем воодушевил остальных казаков Во время отступления французов казаки под руководством Платова захватили более пятидесяти тысяч пленных, пятьсот орудий и много других трофеев После заграничного похода русской армии за границей Матвеями называли многих новорожденных мальчиков; женщины выпрашивали у Платова прядки волос, чтобы носить их «на счастье» в медальонах. Факты о Матвее Платове Подробная биография Матвея Платова Матвей Платов на сайте «Хронос» Русские биографии. Матвей Платов   Статья о Матвее Платове в Википедии

19 августа, 00:05

Как грабили Москву.

Оригинал взят у oper_1974 в Как грабили Москву.        "На другой день утром (15 сентября) прибывшие из города польские уланы уверяли, что город отдан на разграбление. Эта весть вскоре была подтверждена людьми, которых послали за провиантом и которые вернулись с огромными запасами чая, рома, сахара, вина и всякого рода ценных предметов.         Теперь уже не было средств сдерживать солдат. Все, кто не был занят в строю, исчезли. Кухни были брошены; все, кому полагалось носить дрова, воду, солому, и даже патрули, - все ушли и не вернулись.         Если всех манила возможность грабежа, то у поляков к этому присоединилось желание отомстить за былые обиды. Я видел, как один улан ударами хлыста гнал перед собой русского, который должен был нести его добычу и гнулся под тяжестью своей ноши. Когда я стал упрекать его за эту грубость, он гневно ответил мне: "А знаете ли вы, что у меня убили мать и отца в Праге?"        Грабеж этот был логическим, неизбежным последствием отданного с самого начала приказа - расположить войска в городе на военный постой - и исчезновения властей, которые могли бы упорядочить это расквартирование.       Никаких мер против беспорядка принято не было, разве только у самого Кремля. Наконец, здесь не оказалось, как в других больших городах, толп людей из низших классов, которые послужили бы завоевателям в качестве проводников и помощников.       Результатом такого стечения обстоятельств было то, что солдаты, отыскивая себе квартиру, пищу и питье, проникали со взломом во многие дома и лавки, запертые и покинутые. Разграбление и началось с магазинов съестных припасов, вин и спиртных напитков; с быстротою молнии оно перешло на частные жилища, общественные здания, церкви.       В одном только нашем лагере и то я видел, как принесли сюда значительное количество серебряной посуды, серебра с эмалью, столового белья, дорогих материй и мехов, на которых растягивались солдаты; а затем целая масса мебели, стульев, канделябр и т.д., и все это грабители поручали переносить пойманным русским, таким же пьяным, как и они сами.        Большинство этих предметов скуплено было по низкой цене теми подлыми торговцами подержанных вещей, по большей части евреями, которые в подобных случаях внезапно являются словно из-под земли.        Голодовка сразу и резко сменилась крайним изобилием. Все бараки завалены были съестными припасами и напитками всякого рода: мясом свежим и соленым, копченой рыбой, вином, ромом, водкой и т д.        Вокруг всех костров варили, ели, а главное - пили чрезмерно; каждое новое прибытие награбленных предметов приветствовалось радостным "ура".        Приводили также и раненых русских. Большинство из них, без сомнения, состояло из профессиональных воров, которые хотели захватить свою долю добычи; но - увы! - между ними была и беднота, оставшаяся в городе и пострадавшая при защите своего добра...        Весь этот беспорядок, сначала всеобщий, скоро уменьшился вследствие насыщения и особенно тогда, когда увидели, что многие из грабивших возвращались не с добычей, а с одними только тумаками.         Один монастырь, недалеко от центра, в котором устроился наш генерал Клапаред, обязан был этому обстоятельству почти полной своею сохранностью; и все-таки у этих почтенных монахов проделали огромную брешь в кладовой и погребе.        Одного из них, хотевшего оказать сопротивление этому нашествию, даже избили довольно жестоко. Это совершенно вывело из себя одного из собратьев, монастырского библиотекаря, с которым я свел знакомство и который до этого момента казался мне довольно безропотным.        Он заявил мне, что это святотатство принесет нам несчастье, что все священники и монахи, начиная с него самого, пойдут во главе русских войск с распятием в руках..."Брандт (Brand) Генрих (1789-1868) - генерал от инфантерии прусской службы. В 1812 г. - в чине капитана служил в французской гвардейской дивизии генерала Клапареда.        "Во время московских грабежей один солдат разыскал подвал, в котором укрылось одно французское семейство. Он бросился к ним обрадованный добычей и, не желая пощадить несчастных соотечественников, стал отбивать у них все их имущество.        У жены было обручальное кольцо, она просила его на коленях оставить ей этот дорогой ей залог верности, но грабитель сурово отказал ей, грозя отрубить ей палец, если кольцо не будет немедленно ему отдано.        В эти дни скорби и резни человеческая жизнь ценилась нипочем. При арестах лиц, которых считали поджигателями, приговор произносился немедленно, и многие несчастные стали жертвой ярости солдат, так как, не имея возможности дать себя выслушать, они не могли оправдаться. У заподозренных, например, смотрели руки, искали на них следов от поджигательных фитилей.        Один наш человек, прятавшийся в подвале, вышел из него, чтобы отыскать себе пищи как раз в момент начавшегося пожара. Его заметил один гуманный офицер, обласкал и дал понять, что будет ему покровительствовать.       Но офицер этот спешил доставить один нужный приказ и не мог долго оставаться с несчастным. Встретив другого офицера, он, передавая ему еще дрожавшего бедняка, сказал: "Поручаю его вам сударь".       Он, думал, что этих слов будет достаточно для спасения человека, и против своего желания произнес над последним смертный приговор.        Офицер, которому было дано такое поручение, возбужденный страшными сценами, его окружавшими, ожесточенный против поджигателей, многих из которых он уже казнил, получив человека, найденного среди дымящихся развалин и услышав слово "поручаю", сказанное, быть может, несколько суровым тоном, решил, что это преступник, и велел его расстрелять.         Один военный встретил даму из французской колонии, бежавшую от грубости солдат. На изысканном языке хорошо воспитанного человека он предложил ей проводить ее и понести ее шубу, чтобы ей было легче идти.        Из вежливости она отказалась. Он стал настаивать. Она, наконец, согласилась и передала ему меха - свое единственное имущество, спасенное от пожара. Он унес ее шубу, смеясь над ее легковерием и доверчивостью.         Некто Р., очень богатый купец и отец многочисленного семейства, лишился всего имущества за исключением портфеля, в котором хранилось 5000 рублей.         Едва он вышел из своего охваченного пламенем дома, как ему встретился солдат, принявший его за эмигранта-француза, и отнял у него портфель, который, вероятно, спустил за пустяки.         Сен-Р., начальник эскадрона, подвергся ограблению со стороны собственных солдат, и они сняли бы с него последние сапоги, если бы он, показав свой форменный жилет, не доказал им, что принадлежит к французской армии.         Все эти факты я привел для того, чтобы показать, как разыгрываются страсти во время грабежей, и вовсе не желая внушать дурного мнения о французских солдатах.        Напротив, в защиту французским солдатам можно сказать, что грабить Москву они начали лишь тогда, когда получили на это разрешение от командиров. В общем, они оказались более дисциплинированными, чем наши союзники.        Одного интенданта Наполеон назначил губернатором Москвы и губернии, хотя губерния эта не простиралась дальше застав, причем казаки все суживали и суживали эти пределы, захватывая фуражиров и отдельных военных. Пришлось отправлять фуражиров под конвоем.         Прокламации призывали жителей вернуться в Москву, а крестьянам, которые бы захотели привести на продажу свои товары, обещалась полная безопасность. Некоторые из них, соблазнясь выгодой, привезли зерно, но были ограблены караульными на заставах.Французский переводчик Делаво (Delaveau) Анри Ипполит.       "На улицах московских можно было встретить только военных, которые слонялись по тротуарам, разбивая окна, двери, погреба и магазины; все жители прятались по самым сокровенным местам и позволяли себя грабить первому нападавшему на них.        Но что в этом грабеже было ужасно, - это систематический порядок, который наблюдали при дозволении грабить, давая его последовательно всем полкам армии.        Первый день принадлежал Старой императорской гвардии; следующий день - Молодой гвардии; за ней следовал корпус генерала Даву и т. д.       Все войска, стоявшие лагерем около города, по очереди, приходили обыскивать нас, и можете судить, как трудно было удовлетворить явившихся последними.      Этот порядок продолжался 8 дней, почти без перерыва; нельзя себе объяснить жадности этих негодяев иначе, как зная их собственное бедственное положение.      Без панталон, без башмаков, в лохмотьях - вот каковы были солдаты армии, не принадлежавшие к Императорской гвардии. Когда они возвращались в свой лагерь, переодетые в самые разнообразные одежды, их можно было узнать разве только по оружию.      Что было еще ужаснее, так это то, что офицеры, подобно солдатам, ходили из дома в дом и грабили; другие, менее бесстыдные, довольствовались грабежами в собственных квартирах.        Даже генералы под предлогом розысков, по обязанностям службы, заставляли уносить отовсюду, где находили, вещи, которые для них годились, или переменяли квартиры, чтобы грабитьв своих новых жилищах.        Во время этого грабежа Бонапарт, вернувшись в пятницу в Кремль, поместился там с большими предосторожностями. Все ворота Кремля были на запоре, исключая те, которые ведут к Никольской; пропускали туда только того, кто носил кокарду.       Начали думать об учреждении полиции и муниципалитета. В то же время Бонапарт, желая показать великодушие относительно неимущих иностранцев, сидевших без хлеба, без платья, без пристанища, велел принимать их в двух домах: в Медицинской академии и в доме Давыдова, - назначенных для этой цели, и обещал велеть раздавать и съестные припасы, для чего назначались три синдика, обязанных управлять этими домами.       Кроме того, тем из них, которые нуждались в денежной помощи, было предложено служить в канцелярии армии, за что обещано было соблазнительное жалованье.        Многие поддались на эту приманку, пошли служить по доброй воле и таким образом вынуждены превозносить дело, которому служили, а потом им пришлось бежать с французами."Изарн де Вильфор (Ysarne) Франсуа Жозеф ( 1763 - 1840) - шевалье. Французский эмигрант, коммерсант, московский домовладелец.

30 июня, 11:58

В Петербурге на реставрацию отправили фигуры воинов северного павильона Аничкова дворца

Фигуры демонтировали минувшей ночью. Скульптуры погрузили на эвакуатор и увезли в мастерскую. Статуи выполнены в античном стиле. Они изображают молодого и старого солдата. Это одни из первых памятников победы России в Отечественной войне 1812 года.

26 июня, 15:02

Из жизни] Прораб божий

История о том, как петербуржец поставил в своём огороде церковь и восемь памятников.За день до нас в гостях у Сергея Ведерникова в селе Приладожском побывал сильный шторм. Сорвал три портрета с памятника защитникам Отечества - Ивана Сусанина, адмирала Нахимова и лётчика Валерия Чкалова. Сбил купол и разметал кирпичную кладку с нового, ещё не законченного монумента 40 мученикам и героям Донбасса. Места здесь красивые, но штормовые. 30 лет назад благодаря стихии геолог Сергей Ведерников и пришёл к Богу - стал строить церковь и ставить памятники.Внутренний голос спас от смертиДело было на Дальнем Востоке в экспедиции на реке Кучур. Четыре геолога и собака искали уран. Их высадили с вертолёта на отмели в 400 километрах от ближайшего населённого пункта. Они должны были сплавляться на плоту по реке, меняя стоянки.- В первый же вечер мои товарищи нажрались, а я почти не пил. Потом они спать улеглись, а мне будто какой-то внутренний голос сказал: "Бодрствуй", - вспоминает Сергей Константинович. - И вот сижу ночью на берегу, вдруг вижу: сначала поплыли кусты, потом целые стволы деревьев. Вода прибывала стремительно. Я наперегонки с нею рванул к палатке, а коллеги мои ещё и застегнулись изнутри от комаров. Пришлось резать брезент топором, вытаскивать их пьяных и почти голых уже почти из воды. Едва фалом плот к берёзе успел закрепить, чтобы не унесло. Так и болтались на нём в этом потоке. А ведь я мешок с тем фалом - 200-метровым тросом - вопреки приказу начальника экспедиции взял. Он ругался: "Зачем его тащишь? У меня каждый килограмм на счету". Но благодаря этому тросу мы, считай, с того света вернулись.Через три дня вода спала. И геологи продолжили экспедицию. Этот случай сильно повлиял на Сергея Ведерникова. Он стал прислушиваться к внутреннему голосу. Тот и надоумил его в 1990 году уехать из Петербурга и поселиться на берегу Ладоги недалеко от острова Коневец, где находится знаменитый мужской монастырь. На своём участке Ведерников поставил времянку, но раньше дома начал строить часовню.- Мне голос был: "Обрети крест", - вспоминает бывший геолог.Часовню возводил он пять лет. Потом пристроил алтарь, и сейчас это уже освящённая церковь, в которой проводятся службы и литургии. А сам Сергей Ведерников именуется ктитором.  - По-церковному это человек, построивший храм. То есть прораб божий, - поясняет с улыбкой Сергей Константинович. Впрочем, он уже три года как носит другое имя - отец Дмитрий. Три года назад Ведерников принял монашеский постриг, а его хозяйство теперь - скит Владимирской Богородицы. Над ним на флагштоке реет Андреевский флаг. Прямо под ним он поставил восемь памятников героям Отечества. Они стоят близко друг к другу - будто воины в битве, плечом к плечу.Ведерников сооружает их с целью патриотического воспитания. Поедут мимо паломники на Коневец, зайдут в его церковь, помолятся, а заодно и памятники изучат - побывают на своеобразном уроке истории. Отец Дмитрий ставит монументы своим любимым героям прошлого и настоящего. Например, на монументе, сделанном в виде книги-трилистника, соседствуют Сергей Радонежский с Павлом I, Александр Невский с Александром III, матрос-севастополец Пётр Кошка с адмиралом Колчаком, расстрелянный царевич Алексей с 13-летним героем Порт-Артура Николаем Зуевым, а Иоанн Кронштадтский - с Григорием Распутиным.На недоуменный вопрос о последнем отец Дмитрий поясняет:- Я был на его родине в Покровском. Местные рассказали, что ещё при жизни Распутин святым стал для них. Телеграф сделал, церковь построил, бедным помогал. А про то, что бабником был, это всё сказки...Идём дальше вдоль памятника. Вот танкист Зиновий Колобанов, уничтоживший в одном бою 22 немецких танка, лётчик Георгий Ларионов, сбивший в одном бою три самолёта противника, матрос Сергей Преминин, в 1986 году предотвративший ядерную катастрофу в Саргассовом море: во время пожара на подлодке К-219 заглушил ядерный реактор, но не смог выбраться из отсека: заклинило дверь. Нашлось место на памятнике и родственникам самого скульптора и его полному тёзке - святому мученику Сергею Ведерникову, церковному старосте, расстрелянному чекистами в 1937 году.Почти на всех монументах Ведерникова "многолюдно": полководцы, герои, святые, мученики, цари, простые граждане. Одни представлены с портретами, другие лишь фамилией в списке... Персонального памятника удостоился любимый герой отца Дмитрия - Пётр I. На граните высечена его фраза, сказанная перед Полтавской битвой: "О Петре ведайте. Ему важна великая Россия для благосостояния вашего". Мемориал из подручных средствПри сооружении памятников у отца Дмитрия всё идёт в дело. Когда-то в этих местах проходила линия Маннергейма. Ведерников возил с неё бетонные плиты и клал в основания своих монументов. Для памятника морякам, погибшим на подлодке "Курск", он приспособил найденную в лесу брошенную высоковольтную опору ЛЭП.Через знакомого археолога раздобыл два фрагмента останков узников Петропавловской крепости, расстрелянных после революции (отец Дмитрий уверен, что они принадлежали великим князьям). А через знакомого художника достал сильно обгоревший в 2006 году во время пожара в Троицком соборе Петербурга выносной крест, который хотели выбрасывать. За 12 тысяч рублей он отреставрировал этот крест в мастерской, соорудил для него домик, а в центре из камушков выложил постамент, в который замуровал фрагменты костей. И приделал табличку: "Путник, склони голову перед останками убиенных у стен Петро-Павловской крепости". Над всей этой конструкцией сверху поставил купол, провёл к нему электричество, и теперь он красиво светится по ночам.   Тут всё моё - и проект, и изготовление, - с гордостью окидывает "божий прораб" свой участок. - Друзья, конечно, помогали, не без этого. Но я сам бетонирую, режу гранит болгаркой, делаю навершия, даже колонны... Заказываю только плитки с рисунками.Рядом с "домиком убиенных" - памятник героям Отечественной войны 1812 года. С одной стороны портреты Кутузова, Багратиона, Платова и ещё нескольких военачальников. А с другой - просто список фамилий. В нём декабрист Сергей Волконский и застреленный декабристами генерал Милорадович - так отец Дмитрий их примирил. А над списком - портрет Александра I (он ведь тоже герой той войны) и в скобках подпись "Святой старец Фёдор Кузьмич". Отец Дмитрий не сомневается в достоверности популярной легенды о том, что император не умер в Таганроге от тифа, а ушёл странствовать под видом Фёдора Кузьмича. Ему такой образ ближе. Он ведь и сам странник.  Встреча в лесу с будущим генсекомСергея Ведерникова всё время тянет куда-то. Потому и геологом стал. И позже, уже после обретения веры, много дорог исходил и изъездил.Он участник многих крестных ходов. В 2007 году шёл впереди колонны верующих по маршруту Одесса - Измаил, протестуя против натовских учений у берегов Украины. А в 2015-м со своими больными ногами сорвался в Севастополь на крестный ход вокруг города, чтобы дать ему Божью защиту от терактов и прочих украинских происков.Всего же объехал Ведерников больше тысячи храмов в разных городах и населённых пунктах страны. Поставил несколько поклонных крестов - во Владивостоке, Севастополе, Будённовске...А раньше Сергей Ведерников много "странствовал" с подводным ружьём. И, даже уже став монахом, погружался с ним в озёра. Он заядлый рыбак и с юности серьёзно занимался подводной охотой.Как-то в лесу Ведерников даже познакомился с будущим руководителем страны.- Дело было в Карелии, на Сег-озере. Выныриваю с гарпуном, а на берегу какой-то мужик. Городской, интеллигентный по виду. Спрашивает: "Как охота?" Отвечаю: "Плохо. Нету рыбы". Он сказал: "Приходи завтра в 7 утра. Покажу тебе рыбное место". А пока позвал к себе в гости на закрытую турбазу. Охрана, пункт связи. Стол накрыт - коньяк, колбаса, миска красной икры. "Не стесняйся, - говорит. - Ешь её ложкой, как кашу". Наутро отвёз меня на моторке: "Плыви вон в те камыши". Я метров триста проплыл и не видел рыбины меньше полутора метров. А одну щуку трёхметровую даже принял за крокодила.Потом интеллигентный мужик пригласил Сергея на охоту, дал ружьё. Сказал, что ему нужен напарник, так как его помощник-охотник заболел.- Восемь дней мы стреляли с ним - он глухарей, а я рябчиков. И каждый день он меня поил и кормил. Меня охранники предупредили: "Парень, это большой человек. Ты с ним поосторожнее - язык не развязывай". А когда через несколько лет объявили, что новым генсекретарём стал председатель КГБ Юрий Андропов, и по телевизору его показали, я сразу того охотника и узнал. Андропов ведь в Карелии долго работал. А когда я в лесу его встретил, он уже был в Москве каким-то закрытым секретарём. Но, видать, продолжал отдыхать в знакомых местах.  По словам отца Дмитрия, Андропов дал ему номер телефона: "Если будут проблемы - звони". Он ни разу тем номером не воспользовался. Но всё-таки уверен: знакомство с Андроповым однажды очень ему помогло.- Меня здесь в Приладожском долго не прописывали, не давали землю. Я тогда взял и написал письмо Горбачёву. Упомянул про встречу с Андроповым. И сразу всё дали. Да ещё сорок соток вместо шести!Чудеса в отдельно взятом огородеОчень многие события своей жизни "божий прораб" расценивает как знамения. Со знамения началась и страсть отца Дмитрия к строительству памятников.Самым первым у себя на участке он поставил крест в честь патриарха Тихона и Николая II. Как известно, 21 июля 1918 года патриарх в Казанском соборе на Красной площади осудил расстрел царя, чем навлёк на себя гнев большевиков. Ведерников своим монументом почтил память обоих. И произошло это в том же 1995 году, когда он закончил часовню. Всё вышло случайно. Тракторист вспахивал у него в огороде поле под картошку. Вдруг плуг с грохотом разлетелся на куски, напоровшись на огромный валун.- А ведь мы раньше не раз в том месте пахали - не было там этого камня. Он несколько лет выползал из земли, - уверен отец Дмитрий. - Будто окончания часовни дожидался. Мы его погрузили на тачку и вчетвером ломами поставили как постамент.В камень Ведерников вмуровал копию известной иконы, написанной одним русским эмигрантом в 1930 году в Харбине. А крест соорудил из деревянных перил.Потом Сергей Константинович вошёл во вкус. Поставил крест Андрею Первозванному, а над ним на перекладине - колокольчик.- Если позвонить и загадать желание, то оно обязательно сбудется, - уверяет монах.Одно из его собственных желаний - оградить свой участок от вандалов. Они досаждают ему не меньше штормов. Периодически что-нибудь крадут и ломают. Вот и с памятника Андрею Первозванному недавно упёрли две плитки. А отреставрированный крест с монумента расстрелянным узникам Петропавловки отец Дмитрий и вовсе на ночь уносит домой.  Его отношения с местными жителями не назовёшь гармоничными.- Народ здесь неверующий. Помолиться в храм мой редко заходят. Только по церковным праздникам кого-то и можно увидеть. Пожертвований почти нет. Помощи в трудах тоже - только за деньги. Да и то сделают так, что потом приходится переделывать.Отец Дмитрий теперь уже не может катать тачки с цементом. Тасканием тяжестей подорвал себе здоровье. Вынужден нанимать работников.   - Ну и посмотрите, что они тут мне наделали!Монах подводит нас к ещё не законченному памятнику морякам "Курска". На опору ЛЭП приделаны плиты с фамилиями 118 погибших подводников, но пока нет надписи-посвящения - только её макет, не докрашен сам столб краской под бронзу. Отец Дмитрий показывает на горизонтальную перекладину креста из цемента. Её левый край сантиметров на десять короче правого.- За такое не деньги платить, а рожу бить надо! - возмущается "прораб божий". Несказанно счастливыйПоначалу Сергей Ведерников пытался вести хозяйство. У него были овцы, куры и коза, которую он сам доил. Теперь осталось одно лишь животное - кошка Клёпа. Для неё и себя монах ловит рыбу. Только теперь уже не ныряет с подводным ружьём, а сидит с удочкой на бережку. Всё-таки ему 77 лет. И уже был инфаркт. Недавно отца Дмитрия опять забирали в больницу, но он оттуда сбежал - чтобы Клёпу покормить да дом подтопить. Температура на улице была всего 4 градуса. А у него в комнатах много картин - им низкие температуры противопоказаны.Живёт отец Дмитрий очень скромно. На подножном корме (например, к нашему приезду он наловил плотвичек да достал початую банку солёных грибов). Но строить памятники, странствовать и видеть знамения не перестал. - Сижу тут как-то, проектирую будущую колокольню для храма, и вдруг прямо на мой чертёж садится бабочка. И не бабочка, а моль. И не моль, а неизвестное существо. Большая - молей таких не бывает. Прозрачная. Крылья как из слюды с серебряными прожилками. Хотел её ладонью прикрыть, а она - раз! - и исчезла, - продолжал отец Дмитрий потчевать нас чудесами. - А в три часа ночи просыпаюсь, слышу ржание, разговоры, шаги - это одна из картин на стене ожила. Пейзаж в Александровском парке. И как будто меня в себя втягивает. Но я побоялся уйти, потому что не знал, как вернуться, - а у меня ещё здесь много дел. Поэтому перекрестился, и видение исчезло.Непонятно, шутит "божий прораб" или всерьёз говорит. Но дел у него действительно хватает. Последний свой монумент - 40 героям Донбасса - он замыслил сделать в виде часовенки из красного кирпича. И уже её выложил. Там будут портреты Мозгового и Моторолы, а остальные герои пойдут просто списком.- Красивый памятник должен получиться, - предвкушает скульптор.А ещё хочет поставить напротив церкви скамеечку с сенью: путник уставший остановится, поклонится, отдохнёт... Время от времени в церковь отца Дмитрия приезжают паломники. Их привозит паломническая служба "Одигитрия".Отец Дмитрий отписал часть своего земельного участка и церковь под монашеский скит. Его храм сейчас находится в стадии передачи епархии.- Мы привозим священников, уже больше двадцати литургий здесь провели и даже три монашеских пострига (в том числе и самого Ведерникова. - Прим. автора), - говорит Анастасия. - Крышу церкви отремонтировали. Будем развивать этот скит. Хотим поставить тут двухэтажный домик-гостиницу - уже место расчистили под него, чтоб паломники могли заночевать. И не только помолиться, но и, например, рыбу половить. За храмом течёт ручей - сделаем источник с купальней.Достопримечательностью этого места станут памятники отца Дмитрия. Но главная достопримечательность, конечно, он сам.  - У него душа чистая и вера сильная. Уже и инфаркт был, и несколько раз находился в состоянии клинической смерти. Но Господь его оставляет - значит, что-то он здесь не закончил - не достроил, не достранствовал, - считает монахиня Анастасия. - Он всё время в трудах и в любой момент готов с места сорваться. Нам звонят: нужен сопровождающий для инвалида в Абхазию. Мы отца Дмитрия сразу оформляем - он летит и там всё свободное время ходит по монастырям. Несмотря на свои больные ноги. Потому что странник оставаться на месте не может. Он всегда должен идти. Идти к Богу. Даже оставляя кровавые следы на снегу, как Василий Босоногий.Жил этот странник в прошлом веке. Он тоже построил храм в своём селе с говорящим наз     Такие люди, как отец Дмитрий, на Руси были всегда. Иногда их называют странными и блаженными. А монахиня Анастасия уверена, что именно на них держится наша земля. И они дают всем нам надежду. Даже в толковых словарях "блаженный" лишь в переносном смысле означает "чудаковатый". А в прямом - "невозмутимо радостный" и "несказанно счастливый".(https://life.ru/t/%D0%B3%...)

26 июня, 07:48

Михаил Кутузов: скончался на чужбине, похоронен на Родине

25 июня 1813 года в Казанском соборе Санкт-Петербурга состоялось погребение выдающегося русского полководца Михаила Илларионовича Кутузова. Победой в Отечественной войне 1812 года, сокрушением армии Наполеона и ее изгнанием из пределов России Михаил Илларионович Кутузов завоевал славу величайшего полководца. Ему, великому патриоту и гениальному стратегу по праву принадлежала бы честь ввести в Париж русские победоносные войска в марте 1814 года.

25 июня, 10:30

Прораб божий

За день до нас в гостях у Сергея Ведерникова в селе Приладожском побывал сильный шторм. Сорвал три портрета с памятника защитникам Отечества — Ивана Сусанина, адмирала Нахимова и лётчика Валерия Чкалова. Сбил купол и разметал кирпичную кладку с нового, ещё не законченного монумента 40 мученикам и героям Донбасса. Места здесь красивые, но штормовые. 30 лет назад благодаря стихии геолог Сергей Ведерников и пришёл к Богу — стал строить церковь и ставить памятники. Внутренний голос спас от смерти Дело было на Дальнем Востоке в экспедиции на реке Кучур. Четыре геолога и собака искали уран. Их высадили с вертолёта на отмели в 400 километрах от ближайшего населённого пункта. Они должны были сплавляться на плоту по реке, меняя стоянки. — В первый же вечер мои товарищи нажрались, а я почти не пил. Потом они спать улеглись, а мне будто какой-то внутренний голос сказал: "Бодрствуй", — вспоминает Сергей Константинович. — И вот сижу ночью на берегу, вдруг вижу: сначала поплыли кусты, потом целые стволы деревьев.  Вода прибывала стремительно. Я наперегонки с нею рванул к палатке, а коллеги мои ещё и застегнулись изнутри от комаров. Пришлось резать брезент топором, вытаскивать их пьяных и почти голых уже почти из воды. Едва фалом плот к берёзе успел закрепить, чтобы не унесло. Так и болтались на нём в этом потоке. А ведь я мешок с тем фалом — 200-метровым тросом — вопреки приказу начальника экспедиции взял. Он ругался: "Зачем его тащишь? У меня каждый килограмм на счету". Но благодаря этому тросу мы, считай, с того света вернулись.  Через три дня вода спала. И геологи продолжили экспедицию. Этот случай сильно повлиял на Сергея Ведерникова. Он стал прислушиваться к внутреннему голосу. Тот и надоумил его в 1990 году уехать из Петербурга и поселиться на берегу Ладоги недалеко от острова Коневец, где находится знаменитый мужской монастырь. На своём участке Ведерников поставил времянку, но раньше дома начал строить часовню. — Мне голос был: "Обрети крест", — вспоминает бывший геолог. Часовню возводил он пять лет. Потом пристроил алтарь, и сейчас это уже освящённая церковь, в которой проводятся службы и литургии. А сам Сергей Ведерников именуется ктитором. — По-церковному это человек, построивший храм. То есть прораб божий, — поясняет с улыбкой Сергей Константинович. Впрочем, он уже три года как носит другое имя — отец Дмитрий. Три года назад Ведерников принял монашеский постриг, а его хозяйство теперь — скит Владимирской Богородицы. Над ним на флагштоке реет Андреевский флаг. Прямо под ним он поставил восемь памятников героям Отечества. Они стоят близко друг к другу — будто воины в битве, плечом к плечу. Ведерников сооружает их с целью патриотического воспитания. Поедут мимо паломники на Коневец, зайдут в его церковь, помолятся, а заодно и памятники изучат — побывают на своеобразном уроке истории. Отец Дмитрий ставит монументы своим любимым героям прошлого и настоящего. Например, на монументе, сделанном в виде книги-трилистника, соседствуют Сергей Радонежский с Павлом I, Александр Невский с Александром III, матрос-севастополец Пётр Кошка с адмиралом Колчаком, расстрелянный царевич Алексей с 13-летним героем Порт-Артура Николаем Зуевым, а Иоанн Кронштадтский — с Григорием Распутиным. На недоуменный вопрос о последнем отец Дмитрий поясняет: — Я был на его родине в Покровском. Местные рассказали, что ещё при жизни Распутин святым стал для них. Телеграф сделал, церковь построил, бедным помогал. А про то, что бабником был, это всё сказки... Идём дальше вдоль памятника. Вот танкист Зиновий Колобанов, уничтоживший в одном бою 22 немецких танка, лётчик Георгий Ларионов, сбивший в одном бою три самолёта противника, матрос Сергей Преминин, в 1986 году предотвративший ядерную катастрофу в Саргассовом море: во время пожара на подлодке К-219 заглушил ядерный реактор, но не смог выбраться из отсека: заклинило дверь. Нашлось место на памятнике и родственникам самого скульптора и его полному тёзке — святому мученику Сергею Ведерникову, церковному старосте, расстрелянному чекистами в 1937 году.  Почти на всех монументах Ведерникова "многолюдно": полководцы, герои, святые, мученики, цари, простые граждане. Одни представлены с портретами, другие лишь фамилией в списке... Персонального памятника удостоился любимый герой отца Дмитрия — Пётр I. На граните высечена его фраза, сказанная перед Полтавской битвой: "О Петре ведайте. Ему важна великая Россия для благосостояния вашего". Мемориал из подручных средств При сооружении памятников у отца Дмитрия всё идёт в дело. Когда-то в этих местах проходила линия Маннергейма. Ведерников возил с неё бетонные плиты и клал в основания своих монументов. Для памятника морякам, погибшим на подлодке "Курск", он приспособил найденную в лесу брошенную высоковольтную опору ЛЭП. Через знакомого археолога раздобыл два фрагмента останков узников Петропавловской крепости, расстрелянных после революции (отец Дмитрий уверен, что они принадлежали великим князьям). А через знакомого художника достал сильно обгоревший в 2006 году во время пожара в Троицком соборе Петербурга выносной крест, который хотели выбрасывать. За 12 тысяч рублей он отреставрировал этот крест в мастерской, соорудил для него домик, а в центре из камушков выложил постамент, в который замуровал фрагменты костей. И приделал табличку: "Путник, склони голову перед останками убиенных у стен Петро-Павловской крепости". Над всей этой конструкцией сверху поставил купол, провёл к нему электричество, и теперь он красиво светится по ночам. — Тут всё моё — и проект, и изготовление, — с гордостью окидывает "божий прораб" свой участок. — Друзья, конечно, помогали, не без этого. Но я сам бетонирую, режу гранит болгаркой, делаю навершия, даже колонны… Заказываю только плитки с рисунками. Рядом с "домиком убиенных" — памятник героям Отечественной войны 1812 года. С одной стороны портреты Кутузова, Багратиона, Платова и ещё нескольких военачальников. А с другой — просто список фамилий. В нём декабрист Сергей Волконский и застреленный декабристами генерал Милорадович — так отец Дмитрий их примирил. А над списком — портрет Александра I (он ведь тоже герой той войны) и в скобках подпись "Святой старец Фёдор Кузьмич". Отец Дмитрий не сомневается в достоверности популярной легенды о том, что император не умер в Таганроге от тифа, а ушёл странствовать под видом Фёдора Кузьмича. Ему такой образ ближе. Он ведь и сам странник.  Встреча в лесу с будущим генсеком Сергея Ведерникова всё время тянет куда-то. Потому и геологом стал. И позже, уже после обретения веры, много дорог исходил и изъездил. Он участник многих крестных ходов. В 2007 году шёл впереди колонны верующих по маршруту Одесса — Измаил, протестуя против натовских учений у берегов Украины. А в 2015-м со своими больными ногами сорвался в Севастополь на крестный ход вокруг города, чтобы дать ему Божью защиту от терактов и прочих украинских происков.  Всего же объехал Ведерников больше тысячи храмов в разных городах и населённых пунктах страны. Поставил несколько поклонных крестов — во Владивостоке, Севастополе, Будённовске... А раньше Сергей Ведерников много "странствовал" с подводным ружьём. И, даже уже став монахом, погружался с ним в озёра. Он заядлый рыбак и с юности серьёзно занимался подводной охотой. Как-то в лесу Ведерников даже познакомился с будущим руководителем страны. — Дело было в Карелии, на Сег-озере. Выныриваю с гарпуном, а на берегу какой-то мужик. Городской, интеллигентный по виду. Спрашивает: "Как охота?" Отвечаю: "Плохо. Нету рыбы". Он сказал: "Приходи завтра в 7 утра. Покажу тебе рыбное место". А пока позвал к себе в гости на закрытую турбазу. Охрана, пункт связи. Стол накрыт — коньяк, колбаса, миска красной икры. "Не стесняйся, — говорит. — Ешь её ложкой, как кашу". Наутро отвёз меня на моторке: "Плыви вон в те камыши". Я метров триста проплыл и не видел рыбины меньше полутора метров. А одну щуку трёхметровую даже принял за крокодила. Потом интеллигентный мужик пригласил Сергея на охоту, дал ружьё. Сказал, что ему нужен напарник, так как его помощник-охотник заболел. — Восемь дней мы стреляли с ним — он глухарей, а я рябчиков. И каждый день он меня поил и кормил. Меня охранники предупредили: "Парень, это большой человек. Ты с ним поосторожнее — язык не развязывай". А когда через несколько лет объявили, что новым генсекретарём стал председатель КГБ Юрий Андропов, и по телевизору его показали, я сразу того охотника и узнал. Андропов ведь в Карелии долго работал. А когда я в лесу его встретил, он уже был в Москве каким-то закрытым секретарём. Но, видать, продолжал отдыхать в знакомых местах. По словам отца Дмитрия, Андропов дал ему номер телефона: "Если будут проблемы — звони". Он ни разу тем номером не воспользовался. Но всё-таки уверен: знакомство с Андроповым однажды очень ему помогло. — Меня здесь в Приладожском долго не прописывали, не давали землю. Я тогда взял и написал письмо Горбачёву. Упомянул про встречу с Андроповым. И сразу всё дали. Да ещё сорок соток вместо шести! Чудеса в отдельно взятом огороде Очень многие события своей жизни "божий прораб" расценивает как знамения. Со знамения  началась и страсть отца Дмитрия к строительству памятников. Самым первым у себя на участке он поставил крест в честь патриарха Тихона и Николая II. Как известно, 21 июля 1918 года патриарх в Казанском соборе на Красной площади осудил расстрел царя, чем навлёк на себя гнев большевиков. Ведерников своим монументом почтил память обоих. И произошло это в том же 1995 году, когда он закончил часовню. Всё вышло случайно. Тракторист вспахивал у него в огороде поле под картошку. Вдруг плуг с грохотом разлетелся на куски, напоровшись на огромный валун. — А ведь мы раньше не раз в том месте пахали — не было там этого камня. Он несколько лет выползал из земли, — уверен отец Дмитрий. — Будто окончания часовни дожидался. Мы его погрузили на тачку и вчетвером ломами поставили как постамент. В камень Ведерников вмуровал копию известной иконы, написанной одним русским эмигрантом в 1930 году в Харбине. А крест соорудил из деревянных перил.  Потом Сергей Константинович вошёл во вкус. Поставил крест Андрею Первозванному, а над ним на перекладине — колокольчик. — Если позвонить и загадать желание, то оно обязательно сбудется, — уверяет монах. Одно из его собственных желаний — оградить свой участок от вандалов. Они досаждают ему не меньше штормов. Периодически что-нибудь крадут и ломают. Вот и с памятника Андрею Первозванному недавно упёрли две плитки. А отреставрированный крест с монумента расстрелянным узникам Петропавловки отец Дмитрий и вовсе на ночь уносит домой. Его отношения с местными жителями не назовёшь гармоничными. — Народ здесь неверующий. Помолиться в храм мой редко заходят. Только по церковным праздникам кого-то и можно увидеть. Пожертвований почти нет. Помощи в трудах тоже — только за деньги. Да и то сделают так, что потом приходится переделывать. Отец Дмитрий теперь уже не может катать тачки с цементом. Тасканием тяжестей подорвал себе  здоровье. Вынужден нанимать работников. — Ну и посмотрите, что они тут мне наделали! Монах подводит нас к ещё не законченному памятнику морякам "Курска". На опору ЛЭП приделаны плиты с фамилиями 118 погибших подводников, но пока нет надписи-посвящения — только её макет, не докрашен сам столб краской под бронзу. Отец Дмитрий показывает на горизонтальную перекладину креста из цемента. Её левый край сантиметров на десять короче правого. — За такое не деньги платить, а рожу бить надо! — возмущается "прораб божий".   Несказанно счастливый Поначалу Сергей Ведерников пытался вести хозяйство. У него были овцы, куры и коза, которую он сам доил. Теперь осталось одно лишь животное — кошка Клёпа. Для неё и себя монах ловит  рыбу. Только теперь уже не ныряет с подводным ружьём, а сидит с удочкой на бережку. Всё-таки ему 77 лет. И уже был инфаркт. Недавно отца Дмитрия опять забирали в больницу, но он оттуда сбежал — чтобы Клёпу покормить да дом подтопить. Температура на улице была всего 4 градуса. А у него в комнатах много картин — им низкие температуры противопоказаны. Живёт отец Дмитрий очень скромно. На подножном корме (например, к нашему приезду он наловил плотвичек да достал початую банку солёных грибов). Но строить памятники, странствовать и видеть знамения не перестал. — Сижу тут как-то, проектирую будущую колокольню для храма, и вдруг прямо на мой чертёж садится бабочка. И не бабочка, а моль. И не моль, а неизвестное существо. Большая — молей таких не бывает. Прозрачная. Крылья как из слюды с серебряными прожилками. Хотел её ладонью прикрыть, а она — раз! — и исчезла, — продолжал отец Дмитрий потчевать нас чудесами. — А в три часа ночи просыпаюсь, слышу ржание, разговоры, шаги — это одна из картин на стене ожила. Пейзаж в Александровском парке. И как будто меня в себя втягивает. Но я побоялся уйти, потому что не знал, как вернуться, — а у меня ещё здесь много дел. Поэтому перекрестился, и видение исчезло. Непонятно, шутит "божий прораб" или всерьёз говорит. Но дел у него действительно хватает. Последний свой монумент — 40 героям Донбасса — он замыслил сделать в виде часовенки из красного кирпича. И уже её выложил. Там будут портреты Мозгового и Моторолы, а остальные герои пойдут просто списком.  — Красивый памятник должен получиться, — предвкушает скульптор. А ещё хочет поставить напротив церкви скамеечку с сенью: путник уставший остановится,  поклонится, отдохнёт... Время от времени в церковь отца Дмитрия приезжают паломники. Их привозит паломническая служба "Одигитрия". Отец Дмитрий отписал часть своего земельного участка и церковь под монашеский скит. Его храм сейчас находится в стадии передачи епархии. — Мы привозим священников, уже больше двадцати литургий здесь провели и даже три монашеских пострига (в том числе и самого Ведерникова. — Прим. автора), — говорит Анастасия. — Крышу церкви отремонтировали. Будем развивать этот скит. Хотим поставить тут двухэтажный домик-гостиницу — уже место расчистили под него, чтоб паломники могли заночевать. И не только помолиться, но и, например, рыбу половить. За храмом течёт ручей — сделаем источник с купальней. Достопримечательностью этого места станут памятники отца Дмитрия. Но главная достопримечательность, конечно, он сам. — У него душа чистая и вера сильная. Уже и инфаркт был, и несколько раз находился в состоянии клинической смерти. Но Господь его оставляет — значит, что-то он здесь не закончил — не достроил, не достранствовал, — считает монахиня Анастасия. — Он всё время в трудах и в любой момент готов с места сорваться. Нам звонят: нужен сопровождающий для инвалида в Абхазию. Мы отца Дмитрия сразу оформляем — он летит и там всё свободное время ходит по монастырям. Несмотря на свои больные ноги. Потому что странник оставаться на месте не может. Он всегда должен идти. Идти к Богу. Даже оставляя кровавые следы на снегу, как Василий Босоногий. Жил этот странник в прошлом веке. Он тоже построил храм в своём селе с говорящим названием Надежда. И умер в том храме, стоя на коленях, в 1933 году. Такие люди, как отец Дмитрий, на Руси были всегда. Иногда их называют странными и блаженными. А монахиня Анастасия уверена, что именно на них держится наша земля. И они дают всем нам надежду. Даже в толковых словарях "блаженный" лишь в переносном смысле означает "чудаковатый". А в прямом — "невозмутимо радостный" и "несказанно счастливый".

25 июня, 07:20

«Татарское общество было осведомлено о сборе ополчения»

Накануне, 24 июня, исполнилось ровно 205 лет началу вторжения Наполеона в Россию. В борьбе с наполеоновскими войсками участвовали более 6 тыс. татар. Многие десятки воинов регулярной армии получили медали «За взятие Парижа 19 марта 1814 года», казанские ополченцы прошли через Польшу, Силезию, Богемию и взяли штурмом Дрезден. О вкладе людей Казанской губернии в ту победу читателям «БИЗНЕС Online» рассказывают историки, краеведы и архивные документы.

24 июня, 13:59

Первая Отечественная: как победа России над Наполеоном определила судьбу Европы

24 июня 1812 года Великая армия Наполеона перешла пограничную с Российской империей реку Неман.Так началась Отечественная война 1812 года, оказавшая грандиозное влияние на историю и культуру России, которое продолжается до сих пор и проявляется по-разному — от романа «Война и мир» в школьной программе до анекдотов про поручика Ржевского. Самые памятные моменты войны 1812 года — в материале RT. Читать далее

23 июня, 00:09

Вождь «голубых мундиров». Был ли Александр Бенкендорф «держимордой» России?

23 июня 1782 года родился шеф жандармов и Главный начальник Третьего отделения Александр Бенкендорф.

21 июня, 18:25

В Петербурге вышла книга об Отечественной войне 1812 года

В Петербурге вышла книга об Отечественной войне 1812 года

20 июня, 05:55

Собянин утвердил названия для девяти проездов в Москве

Мэр российской столицы Сергей Собянин подписал постановление о присвоении названий девяти безымянным проездам Москвы.

18 августа 2016, 14:04

Жестокие русские и судьба Европейского Интернационала Завоевателей. 1812 г.

Оригинал взят у oper_1974 в Жестокие русские и судьба Европейского Интернационала Завоевателей. 1812 г.Адам Замойский.         "А реальность и вправду выглядела страшновато. Основным источником мяса служили околевшие лошади, но, несмотря на множество их вокруг, добыть конину оказывалось не просто. Когда лошадь падала и не могла подняться, солдаты бросались резать ее.        Самые опытные вскрывали живот, чтобы добраться до сердца и печени Они даже не давали себе труда сначала убить животное и еще кляли его на чем свет стоит за судорожные попытки вырываться и лягаться. Капитан фон Курц отмечал, что, когда солдаты заканчивали с телом, останки выглядели так, будто какой-то хирург-ветеринар занимался там анатомическими изысканиями.         Многих отвращала сама идея есть конину, как и вкус лошадиного мяса, однако представлялось возможным сдобрить его, раскусив патрон и посыпав мясо порохом, и скоро большинство привыкли к такой трапезе.        Жак Лорансен, инженер-географ, прикомандированный к ставке Наполеона, писал матери, что на самом деле тонко порезанная и прожаренная конина довольно приятна на вкус.       Командир 2-й дивизии Молодой гвардии, генерал Роге, счел достойным упомянуть о сделанном им гастрономическом наблюдении: по его мнению, мясо местных cognats отличалось более тонким вкусом, чем мясо французских или немецких лошадей.       Но лошади не были единственными, кто шел в пищу людям. "В Вязьме мы угощались очень недурным fricassee из кошек, - убеждал Лорансен мать в письме, которое, правда, никогда так и не достигло адресата. - Впятером мы сожрали трех отличных кошек, каковые были просто великолепными".       Вечером 30 октября в Гжатске Кристиан Септимус фон Мартенс и его товарищи впервые приготовили кошку. "Чтобы побороть переполнявшее нас отвращение, - писал он, - я уверил их, что гондольеры в Венеции, которые ни в коем случае не жили в такой нужде, как мы в тот момент, считают кошачье ragout деликатесом".        Колонны на марше сопровождали собаки из сгоревших сел и деревень, они выли и пытались оспаривать у изголодавшихся людей трупы лошадей, а некоторые, менее осторожные из них, сами шли в пищу солдатам. Любимчики из числа охотничьих собак или пуделей, прихваченные с собой в поход офицерами, тоже начали исчезать в котелках или ловко нанизывались, точно на вертелы, на прямые кирасирские и драгунские палаши, словно специально предназначенные для таких целей.         Достать хлеба практически не представлялось возможным, а вот ту или иную муку и крупу раздобыть было проще, посему солдаты делали этакое тесто на воде с порубленной соломой для вязкости и пекли лепешки в крестьянских печах или на углях костра.         Но чаще они бросали все попадавшееся под руку в котелок и варили как кашу, нередко добавляя огарок сальной свечи для питательности вместо масла.        Якоб Вальтер из Штутгарта, поначалу трудно привыкавший к походному быту, сделался весьма изобретательным, научился выбирать семена конопли и выкапывать капустные ростки, каковые тоже годились в пищу, если поварить их подольше.        "Мы готовили себе размазню из всевозможной муки с талым снегом, - делился воспоминаниями капитан Франсуа. - Затем бросали туда порох из патрона, ибо у него есть способность, позволяющая подсолить или по крайней мере сдобрить приготовленную таким образом пищу".          Капитан Дюверже, казначей из дивизии Компана, описал рецепт, названный им "размазней по-спартански" : "Для начала растопите снега, каковой понадобится в большом количестве, чтобы получить немного воды. Затем насыпьте туда муки, потом в отсутствии жира добавьте осевой смазки, а в отсутствии соли - пороха по вкусу. Подавать горячим и есть только тогда, когда вы очень голодны".         Условия жизни нередко служили плохим подспорьем в деле приготовления пищи. Люди частенько голодали так сильно, что набрасывались на сырье, но даже если всё же доводили блюда до нужной кондиции, глотали еду с жадностью наскоро, опасаясь противника.        Среди последствий подобных способов приема пищи оказывались рвота, несварение, колики и диарея. Дополнительной причиной, подхлестывавшей волчий аппетит и приводившей к поспешному поглощению съестного, становился страх перед возможной кражей. "Воровство и нечестность распространились по армии, достигнув такой степени беззастенчивости, что всякий чувствовал себя в безопасности среди своих не более, чем в неприятельском окружении", - отмечал Эжен Лабом.       "То и дело приходилось слышать одно и то же: "О Боже! Украли portmanteau. Стащили ранец или хлеб, или свели коня", - вспоминала Луиза Фюзиль.       Для многих, в особенности для оказавшихся самими по себе, воровство стало единственной возможностью уцелеть, кроме разве только потрошения брошенных повозок, сундуков и карманов умерших в пути.       Все презирали таких отщепенцев и называли их fricoteurs, от слова fricoter, означающего стряпать нечто, поскольку их часто видели пытавшимися соорудить себе ту или иную еду прямо на обочине дороги.         Если они подходили к костру в поисках хоть какого-нибудь тепла, их грубо и безжалостно гнали вон. Иногда они стояли неподалеку от сидевших у костра в надежде, по крайней мере, хоть так чуть-чуть согреться.        Многие одиночки брели к кострам русских бивуаков, чтобы сдаться. Таких находились тысячи, особенно в холодные ночи. Но надежда их на прекращение страданий скоро таяла, как дым, и судьбе таких бедолаг не позавидовал бы никто.       Хотя русские официально придерживались военных правил, распространенных по всей Европе, обычно они смотрели на пленных с небрежением. Тому есть яркие примеры.       Когда горячо любимый всеми полковник Казабьянка, командир 11-го легкого пехотного полка (состоявшего частью из корсиканцев, а частью - из уроженцев Вале), попал в плен около Полоцка, захватившие его русские палец о палец не ударили для сохранения ему жизни.        Когда через несколько дней он умер от ран, они вернули тело с эскортом почетного караула. Его офицер вручил французам записку от генерала Витгенштейна со словами: "Возвращаю тело отважного полковника 11-го полка, о коем мы скорбим не менее чем вы, ибо храбрец всегда заслуживает чести".        С другой стороны, некоторые офицеры относились к попавшим в плен коллегам обходительно. Партизанский вожак Денис Давыдов предпринял изрядные усилия с целью отыскать и вернуть молодому вестфальскому гусарскому лейтенанту колечко, медальон и любовные письма подруги, отобранные у того при пленении казаками.        Но другой лидер партизан, капитан артиллерии (впоследствии подполковник) Александр Самойлович Фигнер, с садистским наслаждением резал пленных, причем часто тогда, когда они меньше всего ожидали подобного поворота событий.       Генерал Ермолов тоже не жаловал пленных, в особенности поляков, которых презирал как предателей славянского дела. После Винково он плюнул в лицо графу Платеру и напутствовал конвоировавших его казаков потчевать того только ударами плеток. Образ действий Ермолова вовсе не являлся этакой аномалией.       "Наши солдаты брали в плен некоторых французов, - отмечал молодой русский офицер, описывая Смоленское сражение, - но все поляки были жертвами мщения и презрения".       Когда один офицер отчитывался после патрулирования о взятии в плен группы французских солдат, грабивших грабивших церковь, старший офицер пожурил его за то, что он вообще не перебил на месте. Потому тот пошел и приказал солдатам заколоть всех штыками.         Царь лично писал Кутузову, жалуясь на донесения о злоупотреблениях в отношении пленных, и требовал обращаться со всеми захваченными солдатами противника гуманно, кормить их и одевать. Но пример, преподанный братом самого Александра, красноречивее всего говорил о том, как мало смысла имели такие послания.        Генерал Уилсон ехал вместе с другими старшими офицерами следом за великим князем Константином мимо колонны пленных. Внимание его и свиты привлек один из них, по всему видно, немало отличившийся молодой офицер. Константин спросил его, не предпочел ли бы тот умереть.        "Да, если надежды на спасение нет, ибо я знаю, что через несколько часов пропаду от изнурения или стану жертвой пики казака, как сотни погибших на моих глазах товарищей, не способных от холода, голода и истощения идти далее, - ответил тот. - Во Франции есть кому оплакать мою судьбу - и ради них я бы хотел вернуться. Но это невозможно, чем скорее кончатся бесчестье и страдания, тем лучше". К ужасу Уилсона, великий князь выхватил саблю и зарубил офицера.        Существовал ряд предписаний, оговаривавших не только то, как надо содержать пленных, но также что и сколько им полагается получать для поддержания жизни. Однако, применительно к реалиям рассматриваемой нами кампании, буква закона была мертва.       Сержант Бартоломео Бертолини, схваченный во время фуражировки накануне Бородино, не мог и поверить, что с пленными можно обращаться так, как обращались с ним и его напарниками. У них силой отобрали все, даже форму и башмаки.       "Наши страдания словами точно и не описать, - рассказывал он. - Они не давали нам ни гроша, как положено пленным у цивилизованных народов, не получили мы и пайков, кои позволили бы хоть как-то прокормиться". Им велели идти, идти быстро, били и даже убивали, если кто-то выходил из строя прихватить по пути гнилой картошки или огрызок еды.        Доктор Раймон Фор попал в плен под Винково. Его и других офицеров привели к Кутузову, каковой обошелся с ними по-рыцарски, - велел выдать одежду и немного денег. Такого обращения не стоило ожидать пленным из солдатских рядов, ибо их непременно обирали, раздевали и били.       Но как только конвой с пленными вышел из Тарутинского лагеря в сопровождении ополченцев, то же стало происходить и с офицерами, у которых командиры ополчения отняли все полученное от Кутузова.       К моменту начала отступления война приобрела более беспощадные черты, а пленные превратились в обузу: коль скоро провизии и одежды не хватало обеим сторонам, никто не хотел жертвовать ничем для них.      Когда вынужденно бредущие за французами русские пленные слабели и отставали, их провожали в последний путь пулей в голову. Русские тоже не особенно церемонились с противником.     В большинстве своем пленных брали казаки, первым делом не только освобождавшие их от всего ценного, но и обдиравшие с них любую годную одежду. Затем их отдавали или, когда удавалось, продавали местным крестьянам, которые получали возможность поразвлечься, мучая французов до смерти с той или иной долей садизма.     Кого-то закапывали живьем в землю, других привязывали к деревьям и использовали в качестве мишеней для упражнения в стрельбе, бывало отрезали уши, носы, языки и гениталии, ну и так далее.     Генерал Уилсон видел "шестьдесят умиравших голых солдат, лежавших шеями на поваленном дереве, в то время как русские, мужчины и женщины, с большими прутьями, распевая хором и приплясывая, один за другим вышибали им мозги периодическими ударами".     В одном селе священник напомнил пастве о необходимости человечного обхождения с людьми и присоветовал утопить тридцать пленных подо льдом озера, но не истязать их.     В Дорогобуже майор Вольдемар фон Левенштерн в оцепенении наблюдал, как в присутствии русских солдат местные жители избивали топорами, вилами и палками безоружный лагерный люд, тащившийся за армией. "То было ужасное зрелище, - писал он, - они походили на каннибалов, и свирепая радость сияла на их лицах".        Иногда обычный гуманизм нормальных людей торжествовал посреди всего дикого варварства, как в случае вестфальского лейтенанта Ваксмута, раненого в бедро при Бородино. Он облегчался на обочине дороги, когда казаки обрушились на группу его попутчиков. Увидев его сидящим беспомощно со спущенными на икры штанами, они покатились со смеху и впоследствии обращались с ним хорошо.       Жюльен Комб отклонился от главной дороги с пятью другими офицерам в поисках корма для голодных коней и заблудился. Проведя тягостную ночь, на протяжении которой они едва не были похоронены под снегом, французы набрели на деревеньку, где крестьяне дали им кров и еду.       В Вязьме поручик Радожицкий, участвовавший в преследовании отступавших французов, наткнулся на русскую женщину, нанятую в кормилицы младенцу французским полковником и его женой.       Оба они погибли в бою, но русская и ребенок уцелели. "Он всего лишь маленький француз, что же и беспокоиться о нем?" - удивился поручик. "Ох, если бы вы только знали, как добры и милы были эти хозяева, - ответила женщина. - Я жила с ними, как в родной семье. Как же мне не любить их маленького сиротку? Я не брошу его, и только смерть разлучит нас!".       У гражданских, не подлежавших рационированию по военным нормам, не оставалось иного способа разжиться продуктами, когда же кончались деньги и ликвидные активы, приходилось побираться. Тут у женщин неизбежно появлялись преимущества, как рассказывал Лабом.      "Передвигавшиеся в основном пешком, обутые в матерчатые bottines и одетые в тонкие шелковые или перкалевые платья, они кутались в шубы или солдатские шинели, снятые с мертвых по дороге.      Их нужда заставила бы выступить слезы на глазах даже у мужчин с вконец зачерствевшими сердцами, когда бы отчаянное наше положение не душило любые проявления гуманизма.      Среди сих жертв ужасов войны попадались молодые, хорошенькие, прелестные, смышленые и обладавшие всеми качествами, чтобы соблазнить самого бесчувственного мужчину, но многие из них были низведены до попрошайничества и рады любой милости.      За кусок хлеба им приходилось благодарить, идя на любые унижения. Умоляя нас о помощи, они подвергались жестоким оскорблениям и каждую ночь принадлежали тем, кто кормил их в день накануне".        Итальянская Guardia d'onore (Почетная гвардия), которая состояла из юных отпрысков дворянских родов Северной Италии, имевших офицерские звания, но служивших в качестве простых солдат, вызывала повсеместную жалость, поскольку этим молодым людям не хватало сноровки и смекалки обычных вояк.       Они потеряли коней и плелись по дорогам в неудобных высоких сапогах, не догадавшись обрезать их. Молодежь эту всю жизнь опекали и лелеяли, и вот в результате почетные гвардейцы не умели подлатать обувь или зашить прореху на обмундировании, не говоря уж о приготовлении варева из подручных продуктов.       К тому же воспитание не позволяло им грабить и даже забирать всё необходимое у мертвых. Лишь восемь человек из 350 уцелели после похода, каковой показатель довольно низок даже по меркам той кампании."

24 февраля 2016, 00:00

Мемория. Фёдор Ушаков

24 февраля 1745 года родился выдающийся флотоводец Фёдор Ушаков.   Личное дело Фёдор Фёдорович Ушаков (1745–1817) родился в селе Бурнаково Ярославской губернии  в семье мелкопоместного дворянина Федора Игнатьевича Ушакова. Мать его звали Параскева Никитична. Отец служил в гвардии, воевал с турками в войну 1735 - 1739 годов, но после рождения третьего сына Федора был уволен с жалованием сержантского чина лейбгвардии Преображенского полка. Вернувшись в родное село, сменил царскую службу на хозяйственные хлопоты и воспитание детей. В шестнадцать лет Федор был представлен в герольдмейстерскую контору для смотра, где и показал, что «российской грамоте и писать обучен... желает-де он, Федор, в Морской кадетский корпус в кадеты». В феврале 1761 года Федор Ушаков был зачислен кадеты. Во время учебы в Морском корпусе он много читал, досконально изучил книги известного преподавателя Морской академии и Морского кадетского корпуса Н.Г. Курганова, такие, как «Наука морская - сиречь опыт теории и практики управления кораблем и флотом», «О науке военной», «Морской инженер», а также книги адмирала С.И. Мордвинова «Полное собрание о навигации в 4-х частях» и другие. В учебе особую склонность проявлял к арифметике, навигации и истории. 5 мая 1766 года, после пятилетнего обучения, Ушаков успешно, четвертым по списку, окончил Морской шляхетный кадетский корпус, получил офицерский чин и был приведен к присяге и направлен для прохождения службы на Балтийский флот. В конце 1768 года Адмиралтейство откомандировало молодого мичмана в Азовско-Донскую флотилию в распоряжение контр-адмирала А.Н. Сенявина. В июле 1769 года Ушаков был произведен в лейтенанты. До 1775 года он плавал на различных кораблях по Дону, Азовскому и Черному морям, выполняя различные задачи: транспортировку боеприпасов и материалов для постройки судов, занимал брандвахтенный пост у Керчи, командовал прамом № 5, четырьмя транспортными судами, ботом «Курьер», на котором плавал из Феодосии (Кафы) до Таганрогского порта. В 1773 году, командуя 16-пушечным кораблём «Модон», участвовал в отражении высадившихся в Балаклаве турок. В 1775 году он был переведен в Санкт-Петербург в корабельную команду и произведен в капитан-лейтенанты. В это время готовилась экспедиция в Средиземное море для проводки через проливы в Черное море трех фрегатов из состава Балтийского флота. Корабли эти под торговым флагом и с убранными в трюм пушками, должны были из Средиземного моря проследовать в Константинополь в расчете, что турки пропустят этот «коммерческий» караван через проливы. Летом 1776 года Ушаков совершил переход из Кронштадта в Средиземное море на фрегате «Северный Орел» под командованием капитана 2-го ранга Козлянинова. По прибытии в Ливорно был назначен командиром  фрегата «Св. Павел», на котором  в начале 1777 года вместе с другими кораблями и прибыл в Константинополь. Однако турецкое правительство, недовольное Кучук-Кайнарджийским миром, отказалось пропустить фрегаты в Черное море. Простояв девять месяцев, им пришлось возвращаться в Ливорно. Весь 1778 год Ушаков на «Св. Павле» курсировал между Ливорно и Гибралтаром, а в мае следующего года возвратился в Кронштадт. Участвовал в русско-турецкой войне 1768—1774 годов в составе Донской (Азовской) флотилии. 30 июня 1769 года получил чин лейтенанта. В 1780 году был направлен в Рыбинск для доставки в Санкт-Петербург каравана с корабельным лесом. После этого похода был назначен командиром императорской яхты и получил предписание принять командование придворными яхтами на Неве. Это назначение пришлось не по душе Ушакову, которому хотелось настоящей морской работы, а не бить «склянки» на императорской яхте. Он стал добиваться перевода обратно на флот, на боевой корабль. Не признающий подобострастия придворного этикета сухой и сдержанный боевой командир также пришелся не по вкусу двору. После посещения яхты и знакомства с ее капитаном Екатерина II сказала графу Чернышеву: «Ушаков слишком хорош для императорской яхты. Ему командовать боевым линейным кораблем». И вскоре Ушаков получил назначение командовать 64-пушечным кораблем «Виктор. В 1780—1782 годах на «Викторе» участвовал в реализации политики «вооружённого нейтралитета» в составе эскадры на Средиземном море. С 1783 года был переведен на Черноморский флот, участвовал в постройке и испытаниях кораблей в Херсоне и строительстве пункта базирования флота в Севастополе. К началу русско-турецкой войны 1787—1791 годов Ушаков командовал линкором «Святой Павел» и авангардом Черноморского флота. Первое крупное сражение с турками произошло недалеко от дельты Дуная у острова Фидониси (Змеиный). Обнаруженный Севастопольской эскадрой турецкий флот состоял из 15 линейных кораблей (из них пять 80-пушечных), восьми фрегатов, трёх бомбардирских кораблей и 21 мелкого судна. В русской эскадре было всего два 66-пушечных линкора, 10 фрегатов и 24 мелких судов. Встретились флоты утром 14 июля 1788 года. В течение трёх дней русские и турецкие корабли маневрировали в море, стараясь занять наветренное положение для боя, что было важно для парусных кораблей,  однако здесь турецкому флоту удалось сохранить преимущество. Занимая наветренное положение, турецкий флот выстроился в две кильватерные колонны и атаковал авангард русских, которым командовал Ушаков. После недолгой перестрелки и активного маневрирования, русским удалось отсечь флагманский корабль турок от их остальной эскадры. Сосредоточенная стрельба русских судов нанесла турецкому флагману серьёзные повреждения. Все попытки турецких кораблей исправить положение немедленно пресекались русскими фрегатами. Наконец, удачный залп с фрегата повредил корму и бизань-мачту турецкого флагмана. Он покинул поля боя, за ним последовал и весь турецкий флот. Успех был решительным. Сражение при Фидониси имело важные последствия. До этих пор турецкий флот господствовал на Чёрном море, не позволяя русским кораблям покидать прибрежные районы, то преимущественно между Керчью, Севастополем, Херсоном. После же сражения, когда вражеский флот впервые был вынужден отступить перед русской парусной эскадрой в открытом море, положение изменилось. Уже в сентябре 1788 года отряд крейсерских судов под командованием Д. Н. Сенявина вышел в первый боевой поход к берегам Турции. Русские корабли пересекли всё Черное море, достигли Синопа и прошли вдоль турецкого побережья, обстреливая приморские опорные пункты. После сражения при Фидониси Федор Ушаков в 1789 году был произведён в контр-адмиралы и поставлен во главе Севастопольской эскадры. В марте 1790 года он был назначен командующим всем Черноморским флотом. Весной 1790 года стало известно, что Турция сосредотачивает крупные силы в портах Синопа и Анапа и готовится к высадке десанта в Крыму. Получив это сообщение, Ушаков вышел со своей эскадрой к берегам Анатолии. Он нанес сильный удар по Синопской бухте, захватил 12 купеческих судов, 6 из них привел в Анапе. Обнаружив турецкий флот в керченском проливе, разбил эскадру и сорвал высадку турецкого десанта в Крым. Сражение произошло 8 июля 1790 года. Турецкая эскадра насчитывала 10 линейных кораблей, 8 фрегатов, 36 вспомогательных судов. У русских было также 10 линкоров, но всего 6 фрегатов, 1 бомбардирский корабль и 16 вспомогательных судов. Ушаков в этом сражении проявил себя умелым флотоводцем, способным творчески мыслить и принимать неординарные тактические решения. Сосредоточив главный удар на флагманских кораблях противника, он в максимальной степени использовал мощь артиллерии, поэтому, несмотря на превосходство в силах, турки снова потерпели сокрушительное поражение. Победа русского флота в Керченском сражении сорвала планы турецкого командования по захвату Крыма. 28 августа 1790 года состоялось сражение у мыса Тендра. Турецкий флот под командованием молодого капудан-паши Гуссейна, состоявший из 14 линейных кораблей, 8 фрегатов и 14 мелких судов был атакован российской эскадрой под командованием Федора Ушакова. Российский флот состоял из 5 линкоров кораблей, 11 фрегатов и 20 более мелких судов. Соотношение орудий было 1360 против 836 в пользу турецкого флота. Несмотря на превосходство в силах, турки  запаниковали, спешно стали рубить якорные канаты и в беспорядке отходить к Дунаю. Русские корабли «весьма споро» выстроились в боевой порядок на ветре у турок. Используя оправдавший себя в Керченском сражении боевом порядок, Ушаков вывел из линии три фрегата — «Иоанн Воинственник», «Иероним» и «Покров Богородицы» для обеспечения маневренного резерва на случай перемены ветра и возможной при этом атаки неприятеля с двух сторон. Подойдя к противнику на дистанцию картечного выстрела, он принудил его к бою. Русские корабли со всей силой обрушились на передовую часть турецкого флота, где находились капудан-паша и бо́льшая часть турецких адмиралов. Флагманский корабль Ушакова «Рождество Христово» вёл бой с тремя кораблями противника, заставив их выйти из линии. Через два часа боя вся турецкая линия была окончательно разбита. Теснимые русскими передовые неприятельские корабли вынуждены были повернуть через фордевинд и пуститься в бегство. Их примеру последовали и остальные суда, ставшие в результате этого манёвра передовыми. Но во время поворота по ним был сделан ряд мощных залпов, причинивших большие разрушения. Ушаков преследовал турецкий флот до тех пор, пока темнота и усилившийся ветер не вынудили прекратить погоню и встать на якорь. В результате турки потеряли 2 тысячи человек ранеными и убитыми, русские — всего 21 человека убитыми и 25 ранеными. Столь огромная разница объяснялась исключительной смелостью и решительностью атак русских кораблей, заставлявших турок приходить в смятение и стрелять без должной выдержки и наводки. Следующее сражение произошло у мыса Калиакрия 31 июля 1791 года. Турецкий флот снова имел значительное преимущество в огневой силе - 1800 орудий против 980 у русских. Черноморский флот, сблизившись с противником на предельно короткую дистанцию, «дружно» атаковал турок. Флагманский корабль Ушакова первым вступил в бой с четырьмя кораблями, не давая им развить атаку. Одновременно Ушаков приказал сигналом «Иоанну Предтече», «Александру Невскому» и «Федору Стратилату» подойти к нему. Но, когда они приблизились к «Рождеству Христову», все четыре алжирских корабля были уже настолько повреждены, что отошли от линии сражения и открыли своего пашу. «Рождество Христово» вошёл в середину турецкого флота, ведя огонь с обоих бортов, и продолжил поражать корабль Сеит-Али и ближайшие к нему суда. Этим манёвром Ушаков окончательно нарушил боевой порядок передовой части турок. Черноморский флот с успехом развивал атаку, а турецкие корабли были настолько стеснены, что стреляли друг в друга. Вскоре сопротивление турок было сломлено и они, обратившись к русскому флоту кормой, пустились в бегство. 8 августа Ушаков получил известие от генерал-фельдмаршала Н. В. Репнина о заключении 31 июля перемирия и повеление о возвращении в Севастополь. В 1793 году Федор Ушаков был произведён в вице-адмиралы. После вступления Российской Империи совместно с Оттоманской Портой в антифранцузскую коалицию, Порта стала союзником России. В 1798 году император Павел I назначил Ушакова командующим российскими военно-морскими силами в Средиземном море. Перед ним была поставлена задача поддерживать на море флот антифранцузской коалиции. В середине августа 1798 года эскадра под командованием Ушакова в составе 6 линейных кораблей, 7 фрегатов, 3 авизо и десантом из 1700 морских гренадер вышла из Севастополя и взяла курс на Стамбул. В Стамбуле под начальство Ушакова была передана эскадра Кадыр-бея в составе 4 линейных корабля, 6 фрегатов, 4 корвета и 14 канонерских лодок. Объединённый флот выступил в поход. За 6 недель русский морской десант занял ионические острова Китиру, Закинф, Кефалонию и Лефкас, после чего флот приступил к операции по овладению островом Корфу. Русская эскадра при поддержке турецкого флота после 4-месячной осады  выбила французов с Корфу и освободила Ионические острова. 20 февраля 1799 года крепость капитулировала. В плен сдались 2931 человек. Были захвачены богатые трофеи: 16 кораблей, 630 орудий и прочее имущество. За этот штурм Ушаков был произведен в адмиралы. Во время Средиземноморского похода 1798—1800 годов Федор Ушаков проявил себя не только как крупный флотоводец, но и как искусный политик и дипломат при создании греческой Республики Семи Островов под протекторатом России и Турции. Уже на следующий день после овладения крепостью Корфу Ушаков и Кадыр-бей выпустили прокламацию, в которой сообщалось, что жители всех сословий получают полную и общую амнистию и гарантию уважения религии, собственности и прав личности. В октябре 1800 года эскадра Ушакова вернулась в Севастополь. За два с половиной года похода российская эскадра не потеряла ни одного корабля, однако лишилась около 400 человек. В результате этого похода Россия обрела базу на Средиземном море, усилив свое присутствие в регионе. После возвращения адмирал Ушаков, создавший на Ионических островах республику, попал в опалу. Происками врагов он был удален с Черного моря и в 1802 году назначен командовать Балтийским гребным флотом, сходившим уже с вооружения. С 27 сентября 1804 года являлся начальником флотских команд в Санкт-Петербурге. В 1807 году адмирал был уволен в отставку с мундиром и пенсией. В 1810 году поселился в приобретённой им деревне Алексеевка Темниковского уезда Тамбовской губернии (ныне Республика Мордовия) неподалеку от Санаксарского монастыря. Федор Ушаков скончался 14 октября 1817 года в своём имении в Алексеевке.   Чем знаменит Имя выдающегося флотоводца адмирала Федора Ушакова является символом славы и победоносных традиций российского флота. Он внес огромный вклад в развитие тактики парусного флота. Адмирал смело импровизировал на поле боя,  перестраивал эскадру в боевой порядок уже при непосредственном сближении с противником, минимизируя таким образом время тактического развёртывания. Вопреки сложившимся тактическим правилам нахождения командующего в середине боевого порядка, Ушаков смело выпускал свой флагманский корабль передовым, поощряя собственным мужеством командиров и экипажи остальных кораблей. В связи с этим Федора Ушакова по праву можно считать основателем русской тактической школы в военно-морском деле. Победа Черноморского флота при Тендре оставила яркий след в боевой летописи отечественного флота. Федеральным законом «О днях воинской славы (победных днях) России» от 13 марта 1995 года день победы русской эскадры под командованием Федора Ушакова над турецкой эскадрой у мыса Тендра объявлен Днём воинской славы России. Именем Федора Ушакова названо множество географических объектов, кораблей, учебных заведений и астероил. В разных городах страны его именем названы улицы и установлены памятники. О чем надо знать Последние годы жизни Федор Ушаков провел в своем имении, занимаясь широкой благотворительной деятельностью. Согласно сообщению иеромонаха Нафанаила архиепископу Тамбовскому Афанасию: «Оный адмирал Ушаков… и знаменитый благотворитель Санаксарской обители по прибытии своём из Санкт-Петербурга около восьми лет вёл жизнь уединённую в собственном своём доме, в своей деревне Алексеевке, расстояние от монастыря через лес версты три, который по воскресным и праздничным дням приезжал для богомоления в монастырь к служителям Божьим во всякое время, а в Великий пост живал в монастыре в келье для своего посещения… по целой седьмице и всякую продолжительную службу с братией в церкви выстаивал неукоснительно, слушая благоговейно. В послушаниях же в монастырских ни в каких не обращался, но по временам жертвовал от усердия своего значительным благотворением, тем же бедным и нищим творил всегдашние милостивые подаяния в всепомощи. В честь и память благодетельного имени своего сделал в обитель в Соборную церковь дорогие сосуды, важное Евангелие и дорогой парчи одежды на престол и на жертвенник. Препровождал остатки дней своих крайне воздержанно и окончил жизнь свою, как следует истинному христианину и верному сыну Святой Церкви». 5 августа 2001 года адмирал Ушаков был канонизирован Русской православной церковью как местночтимый святой Саранской и Мордовской епархии. 6 октября 2004 года Архиерейский собор Русской Православной Церкви причислил Фёдора Ушакова к общецерковным святым в лике праведных. Фёдор Ушаков почитается как святой покровитель российского военно-морского флота (с 2000 года) и стратегических военно-воздушных сил (с 2005 года).   Прямая речь Из записки Ушакова от 1804 года.: «Благодарение Богу, при всех означенных боях с неприятелем и во всю бытность онаго флота под моим начальством на море, сохранением Всевысочайшей Благости ни одно судно из онаго не потеряно и пленными ни один человек из наших служителей неприятелю не достался». Из деяния о канонизации Федора Ушакова: «Сила его христианского духа проявилась не только славными победами в боях за Отечество, но и в великом милосердии, которому изумлялся даже побеждённый им неприятель… милосердие адмирала Феодора Ушакова покрывало всех».   9 фактов о Федоре Ушакове Святого Федора Ушакова часто путают с его тёзкой монахом Феодором Санаксарским, который приходился флотоводцу дядей. Свою первую награду — орден Святого Владимира IV степени Федор Ушаков получил в 1785 году за успешную борьбу с эпидемией чумы в Херсоне. Во время Отечественной войны 1812 года Ушаков был избран начальником ополчения Тамбовской губернии, но из-за болезни отказался от должности. Когда гроб с телом усопшего адмирала при большом стечении народа был вынесен на руках из города, его хотели положить на подводу, но народ продолжал нести его до самой Санаксарской обители, где Ушаков и был похоронен Скульптор Михаил Микешин включил Федора Ушакова в число исторических деятелей, чьи скульптурные изображения помещены на памятнике «Тысячелетие России» в Великом Новгороде, однако в ходе согласований имя адмирала было из списка вычеркнуто. В послереволюционные годы Санаксарский монастырь был закрыт, а часовня, построенная над могилой адмирала, разрушена. После того как в годы Великой Отечественной войны был учрежден орден имени Федора Ушакова, встал вопрос о месте погребения адмирала. Была создана государственная комиссия, которая произвела вскрытие могилы адмирала на территории монастыря у стены соборного храма. Могила адмирала была восстановлена и вместе с остатками монастырского комплекса взята под охрану государства. По найденному в ходе перезахоронения черепу Ушакова его облик был восстановлен по методу М. Герасимова. Средиземноморскому походу Ушакова посвящён художественный фильм «Корабли штурмуют бастионы» (СССР, 1953, режиссёр — Михаил Ромм). Роль Федора Ушакова сыграл Иван Переверзев. В октябре 2002 года в Греции на острове Корфу адмиралу был установлен памятник. Там также есть улица Ушакова. Ежегодно с 2002 года на острове Корфу проходят Дни памяти Федора Ушакова.   Материалы о Федоре Ушакове Ушаков Федор Федорович. Проект «100 великих полководцев». Тарле Е. В. Адмирал Ушаков на Средиземном море Люди земли Темниковской: Адмирал Ф.Ф. Ушаков Статья о Федоре Ушакове в Википедии

06 июля 2015, 20:45

200 лет назад русские снова вошли в Париж

Оригинал взят у 1981dn в 200 лет назад русские снова вошли в ПарижДа, русские войска занимали Париж не единожды, а дважды: многие знают и помнят взятие Парижа русскими и союзными войсками в 1814 году, но мало кто знает, что уже в следующем 1815 году российские войска вновь вошли в столицу побеждённой Франции. Как известно, 7 июля 1815 года войска Седьмой Антифранцузской коалиции - преимущественно британцы, пруссаки, голландцы и воины разных немецких княжеств -  во главе с Веллингтоном и Блюхером без боя вошли в Париж (год назад армии Европы Париж именно что взяли боем); без боя столицу Франции врагам сдал ловкий интриган Жозеф Фуше, возглавивший правительство Франции после отречения Наполеона - Фуше рассчитывал (зря рассчитывал), что такого рода предательство поможет ему получить расположение держав-победительниц и ново-старого короля Людовика XVIII. Но не вполне доверяя англичанам и пруссками Фуше специально задержал капитуляцию Парижа чтобы к армиям-победительницам успел присоединиться ещё и русский отряд. И действительно, среди победителей, 7 июля 1815 года занявших Париж, был русский кавалерийский отряд, возглавляемый генерал-лейтенантом Александром Чернышёвым.Александр Иванович Чернышёв (1785-1857), с 1827 генерал от кавалерии, в 1832-1852 военный министр Российской империи. С 1841 года обладатель княжеского титула. Обычно считается, что российская армия не участвовала в Военной кампании 1815 года, ограничившейся якобы лишь несколькими битвами на территории современной Бельгии и грандиозным поражением Наполеона под Ватерлоо, иногда кампанию 1815 года называют даже исключительно английской победой, хотя в той же самой Битве под Ватерлоо британцы (среди которых, кстати, было много ирландцев) составляли лишь одну шестую часть антифранцузских сил. В действительности российские войска выступили в поход сразу после известия о вовзращении Бонапарта к власти: уже в апреле 1815 из Польши на запад выступила 1-я Западная армия Баркля-де-Толли, следом за ней из Литвы выступили войска во главе с Витгенштейном, из Петербурга выступила Гвардия, возглавляемая Милорадовичем. Армия Барклая-де-Толли продвигалась максимально быстро и уже 14(26) июня осадила приграничную французскую крепость Мец, а 27 июня (15-го по старому стилю) овладела крупным городом Нанси. Далее отделившийся от Первой Западной армии авангардный отряд Чернышёва вышел на соединение с армиями Веллингтона и Блюхера; 2 июля (20 июня) Чернышёв штурмом овладел городом Шалон-на-Марне (при штурме захвачено 6 французских пушек), после чего соединился с англо-прусскими войсками и вместе с ними 7 июля 1815 года вошёл в побеждённый Париж. Правда, основная часть русской армии (в расположение которой из Вены уже прибыл царь Александр) продолжала оставаться далеко на западе от Парижа, поскольку там французы ещё продолжали вяло сопротивляться - русские осадили крепость Лонгви, отряд П.Н. Ушакова овладел Суассоном, в Страсбурге французский гарнизон то капитулировал перед войсками коалиции, то потом восставал. Но не смотря на отдельные боестолкновения в целом кампания 1815 года для русских войск выдалась почти бескровной.  Тем временем в Париже англо-пруссы в сравнении с победителями 1814 года вели себя не самым лучшим образом: пруссаки отрыто занимались грабежом и мародерством, а злопамятный командующий фельдмаршал Блюхер собрался взорвать Иенский мост через Сену дабы стереть с карты Парижа память о прусском позоре девятилетней давности. Многие парижане, помня о прошлогоднем благосклонном обращении с ними царя Александра просили Чернышёва ускорить приезд русского императора. Царь Александр внял тревожному письму Чернышёва, максимально быстро преодолев расстояние в 200 верст, отделявших его от Парижа, и уже 10 июля 1815 года в сопровождении небольшого казачьего отряда прибыл в столицу Франции; вместе с Александром в Париж прибыли австрийский император Франц и канцлер Меттерних.Император Александр I ПавловичФинард Давид Ноэль Дьедонне Александр I и русские офицеры (1815) Парижане восторженно приветствовали российского монарха, даже престарелый король Людовик XVIII отбросив условности лично прибыл в Елисейский дворец, где расположился Александр, дабы приветствовать его. Александр не обманул ожиданий парижан и пресёк творимые победителями бесчинства - возложенная на парижан контрибуции была в несколько раз сокращена, Иенский мост было приказано оставить в покое. А ровно через месяц после приезда царя Александра. 10 августа (29 июля) 1815 года в Париж вошли части основной русской армии, к тому расположившейся в Шампани: одна гренадёрская и одна кирасирская дивизии - вошли в том числе для того, чтобы своим присутствием оказывать давление на надменных англичан и пруссаков. Постепенно уладив все вопросы войска стран-победительниц начали покидать Париж. Но прежде чем покинуть Париж Россия решила ещё раз показать европейским союзниками силу и мощь русской армии. В конце августа 1815 года вся русская армия во Франции, готовившаяся к обратному походу, была собрана в Шампани на равнине у Вертю. И тут 10 сентября (29 августа) Император Александр Павлович показал ее во всем ее величии и блеске своим союзникам и недавним противникам. На смотру участвовало 150 000 человек и 600 орудий. Зрелище шедших разом в ногу 132 батальонов, причем из 107 000 пехотинцев ни один не сбился с ноги, вызвало изумление и восторг иностранцев. Как писал Антон Керсновский, "никогда еще Россия не имела лучшей армии, чем та, что, разгромив Европу, привела ее же в восхищение и в трепет на полях Вертю. Для войск Ермолова, Дохтурова, Раевского, Дениса Давыдова и Платова не существовало невозможного. До небес вознесли эти полки славу русского оружия в Европе, и высоко стоял престиж их на Родине". Русские солдаты и прекрасные парижанки в Пале-РояльФинард Давид Ноэль Дьедонне Бивак казаков (1815) Тем не менее, Францию оставили не все русские воины: по Парижскому договору 1815 года державы-победительницы разделили Францию на несколько оккупационных зон, и корпус Михаила Воронцова (2 дивизии, 27 000 человек) оставался во Франции ещё три года. Возложив на Францию 700 миллионов франков контрибуции (из которой на долю России приходились 100 миллионов) и оставив 150 000 человек оккупационного войска к зиме 1815-1816 армии стран-победительниц покинули Францию. Затянувшаяся на целое поколение великая Франко-Европейская война 1792-1815 годов закончилась.Границы оккупационных зон по Парижскому договору от 20 ноября 1815

25 марта 2015, 18:49

США приготовились к последней битве за гегемонию

16 ноября 1941 года панфиловцы совершили свой знаменитый подвиг. С этого момента прошло 73 года и 4 месяца, символический период длины одной человеческой жизни. С тех пор подвиг панфиловцев пытались оспорить.  Это было частью кампании по дискредитации образа героизма советского солдата. Памятники с ...

30 ноября 2012, 13:56

Воин.

Не удержался, чтобы не перепостить (из блога Г.Клинова)...Краткое жизнеописание солдата русской армии Василия Николаевича Кочеткова (1785 — 1892 гг.).10 войн и кампаний, 6 ранений, служба при трех Императорах, в трех родах войск. 23 креста и медали, в том числе 3 Георгиевских креста, не считая других знаков отличия. 81 год на службе.Василий Николаевич Кочетков родился в 1785 г. в Самарской губернии в семье солдата-кантониста, то есть человека, приписанного с рождения к военному ведомству. К нему, естественно, принадлежал и Василий. На военную службу поступил из кантонистов лейб-гренадерского полка 7 марта 1811 года.Отечественная война 1812 года. Кочеткову 27 лет, и не желая отсиживаться в тылу, просит о переводе в строевые. Определен в прославленный лейб-гренадерский полк, вскоре причисленный к гвардии и нареченный лейб-гвардии гренадерским. В 1812 году, участвуя в арьергардных боях, полк этот отходил до Можайска, и Кочетков дрался в его рядах при Бородине, сражался под Лейпцигом, брал Париж и закончил кампанию в чине фельдфебеля.В 1820-м его переводят в лейб-гвардии Павловский полк, с которым он прошел Русско-турецкую войну 1828—1829 годов. Затем была война с польскими мятежниками, и российская гвардия изрядно потрепала супостатов на Гроховском поле и при Остроленке, а в 1831 году Кочетков участвовал в штурме Варшавы. При Александре I и Николае I солдатская служба длилась двадцать пять лет, и Василий Кочетков давно бы мог с чистой совестью уйти в отставку, но это не по нутру старому служаке. В 1843 году, в возрасте 58 лет, он убывает на кавказский военный театр в составе Нижегородского драгунского полка. За год Кочетков был дважды ранен: в шею навылет и в обе ноги с раздроблением левой голени, но всякий раз возвращался в строй. В боях при ауле Дарго в 1845 году он снова был ранен в левую голень и попал в плен к чеченцам. Пробыв в плену девять месяцев и 23 дня, Кочетков бежал, когда зажила рана, проявив при этом чудеса находчивости, за что был удостоен Георгиевского креста 4-й степени.В 1849 году Кочетков со своим полком был в Венгрии, принимая участие в боевых действиях против мятежников. Вернувшись из похода, он по выслуге лет сдал экзамен и был произведен в подпоручики. Однако Кочетков отказался от эполет, ему дороги были его солдатские погоны. Он получил на рукав мундира серебряный шеврон, офицерский темляк на саблю и право на получение 2/3 оклада подпоручика. До 1851 года Кочетков прослужил при штабе Кавказского корпуса.Этим закончился первый период его военной службы, продолжавшийся сорок лет. За это время Кочетков участвовал: в Отечественной войне 1812—1814 гг., в Турецкой войне 1828—1829 гг., в войне с польскими мятежниками в 1830—1831 гг., в Кавказской войне с 1844—1849 гг. и в венгерской кампании 1849 г. В частности, он находился: в Бородинском сражении 26-го августа 1812 г., в сражении под Лейпцигом в 1813 году, в составе войск, вступивших в Париж в 1814 г., при взятии турецких крепостей Варны, Исакчи и Силистрии в 1828—1829 гг., в сражения на Грохольском поле и под Остроленкой, а также в штурме и взятии Варшавы 26-го августа 1831 г., в делах при вырубке Гайтинского леса в 1844 году, при ауле Дарго в 1845 году и при укреплении Зырянах в 1846 г. и, наконец, — в деле при Дебречине в 1849 году.Итак, в 1851 году Кочетков вышел в отставку, имея боевую биографию, которой хватит на семерых. Казалось бы, заслуженный отдых? Но не тут-то было.Через два года после его выхода в отставку началась Крымская война 1853—1856 гг., и Кочетков по призыву опять поступил на военную службу, попав в Казанский конно-егерский полк. Он был в числе защитников Севастополя, где принимал участие в вылазках с командами охотников, а при обороне Корниловского бастиона снова был ранен осколками разорвавшейся рядом бомбы.По окончании войны по личному указу Государя Императора Александра II Кочетков был переведен в лейб-гвардии Драгунский полк, а в 1862 году зачислен в почетную роту дворцовых гренадер с производством в унтер-офицеры. В это время Кочеткову шел 78-й год. Увешанный знаками отличий, он получал достаточное содержание, имел хорошее служебное положение, но чувствовал в себе силы к дальнейшим подвигам В 1869 году он подал рапорт на Высочайшее имя с просьбой разрешить ему переход в части, действующие на среднеазиатском театре военных действий.В Средней Азии Кочетков участвовал в боях за Туркестан и Самарканд, а в 1874 году в отряде под командой генерал-адъютанта Кауфмана, проделав марш через пустыню, брал Хиву. В том же 1874 году его опять же по Высочайшему повелению отозвали в Россию, определив на службу в конвой императорского поезда, но в 1876 году на Балканах восстали Сербия и Черногория. На помощь славянским братьям в составе пятитысячного отряда русских добровольцев отправился и 92-летний Василий Кочетков. С началом русско-турецкой войны вступил в 19-ю конно-артиллерийскую бригаду. Особо ожесточенные бои завязались на Шипке, и именно там Василий Кочетков потерял левую ногу. Остался, однако, жив, и в 1878 году “за отличие” переведен в лейб-гвардии конно-артиллерийскую бригаду.Закончив войну, Кочетков опять возвратился в роту Дворцовых гренадер, прослужил в ней еще 13 лет, а затем решил возвращаться в родные края. Но как сказано в «Вестнике военного духовенства», «смерть застигла беднягу-солдатика совершенно неожиданно, в то время, когда он, получив увольнение в отставку, возвращался на родину», 30 мая 1892 года.Бесконечно длинный ряд подвигов представляет собою служба этого доблестного воина, служившего в 12 войсковых частях трех родов оружия (пехоты, кавалерии и артиллерии), участвовавшего в десяти кампаниях и получившего шесть ран. Мундир его представлял редкое явление, будучи украшен на погонах соединенными вензелями трех Императоров: Александра I, Николая I и Александра II, а на левом рукаве восемью рядами нашивок из золотого и серебряного галуна и тесьмы за отличия в службе; на шее же и на груди Кочеткова висело 23 креста и медали.Было ему на тот момент 107 лет. Из которых, если считать от 1811 года, 81 год он провел на службе.