Отечественная война 1812 г.
14 ноября, 17:03

Подмосковную усадьбу Гребнево снова выставили на аукцион

Власти надеются найти нового хозяина для памятника архитектуры XVIII века, связанного с именами Трубецкого, Голицына, Кутузова и даже Дмитрия Донского. Усадьбу уже приводили в порядок в 90-х годах прошлого века, но потом она несколько раз горела. А стены пошли трещинами после того, как рядом появилась стройка.

09 ноября, 10:35

В Северной столице приступили к капитальному ремонту Колонн Славы

Они были установлены в середине XIX века в честь побед лейб-гвардии Конного полка в Отечественной войне 1812 года. И долгие десятилетия ждали обновления.

09 ноября, 05:31

Портреты писателя Тургенева Ивана Сергеевича (1818-1883)

Bo4kaMeda Портреты И. С. Тургенева писали многие выдающиеся художники: И. Е. Репин, И. П. Похитонов, В. Г. Перов, Я. П. Полонский, К. Е. Маковский, К. А. Горбунов, А. А. Харламов, Н. Н. Ге. Но по единодушному мнению современников, никому из них не удалось передать красоту и обаяние Тургенева, его врожденный аристократизм и породу. И. С. Тургенев в возрасте 7 лет. Неизвестный художник 1825 Акварель И. Пиркс И. С. Тургенев в возрасте 12 лет 1830 Иван Тургенев в возрасте 20-и лет Акварель К. А. Горбунова. 1838 Акварельный портрет 20-летнего Тургенева работы Кирилла Антоновича Горбунова (1822 или 1815 – 1893) признан авторитетными свидетелями (и родственниками, и литературными друзьями – П. Анненковым и М. Стасюлевичем) самым похожим и впечатляющим изображением Тургенева. «Редко юношеский облик в такой степени предсказывает черты старика, или, – лучше сказать – редко в чертах старика в такой степени сохраняются черты его юности…» М. М. Стасюлевич «получила письмо из Гамбурга от 26 мая / 7 июня, – отвечает Варвара Петровна сыну, – Потом получила посылку, это был мне сюрприз, очень приятный, какого я ещё не ощущала, твой портрет. При оном маленькая записочка» 30 июля/11 августа 1838 Она не расставалась с ним и, уезжая из Спасского, «всегда собственноручно укладывала его в свою дорожную шкатулку». Однажды, когда Тургенев в очередной раз впал в немилость, «Варвара Петровна подошла к своему письменному столу, схватила юношеский портрет Ивана Сергеевича и бросила его об пол. Стекло разбилось вдребезги, а портрет отлетел далеко к стене. Когда взошла горничная и хотела его поднять, Варвара Петровна закричала: оставь! И так портрет пролежал от первых чисел июля до первых чисел сентября» В. Н. Житова. Воспоминания о семье И. С. Тургенева После смерти матери в 1850 Тургенев подарил акварель её воспитаннице В. Н. Житовой, а та в 1884 разрешила опубликовать портрет в «Вестнике Европы» у М. М. Стасюлевича (1884, № 5). Путешествие портрета, начавшееся за границей, закончилось в Литературном музее, куда он был передан в 1934 внуком Житовой. Эжен Луи Лами (1800 — 1890) И. С. Тургенев, 1843 — 1844 Аркадий Павлович Никитин (ум. 1872) Портрет И. С. Тургенева 1857 watercolor on cardboard 32.5 × 41 cm *кликабельно Тимм Василий Федорович (1820-1895) Русские писатели: И. С. Тургенев, В. А. Соллогуб, Л. Н. Толстой, Н. А. Некрасов, Д. В. Григорович, И. И. Панаев Полина Виардо (1821-1910) Портрет И. С. Тургенева 1858 И. С. Тургенев Литография П. Бореля 1859 И. С. Тургенев Рисунок Людвига Пича (1824-1911) Баден-Баден 1866—1868 Музей города Баден-Баден К. Е. Маковский (1839-1915) Портрет И. С.Тургенева 1871 Государственный музей И. С.Тургенева, город Орёл Портрет И. С. Тургенева 1871 Ге, Николай Николаевич (1831-1894) Холст, масло Государственный музей Л. Н. Толстого, Москва Горбунов Кирилл Антонович (1822-1893) Портрет И. С. Тургенева 1872 холст, масло 71 х 53,7 см Всероссийский музей А. С. Пушкина, Санкт-Петербург Перов Василий Григорьевич (1834-1882) Портрет И. С.Тургенева 1872 Холст, масло 102 х 80 Русский музей Гравюра П. Реджона И. С. Тургенев 1874 Репин Илья Ефимович (1844-1930) Портрет писателя Ивана Сергеевича Тургенева Холст, масло 116,5 × 89 см Государственная Третьяковская галерея, Москва И. Е. Репин пишет портрет И. С. Тургенева в 1874 году по заказу П. М. Третьякова. Известна драматическая история написания этого портрета. Тургенев с готовностью согласился позировать для портрета, заказанного П. М. Третьяковым. «Иван Сергеевич, - вспоминал Репин. – принял меня очень ласково, и 1-й сеанс прошел в блаженной удаче…, и я радовался, и Иван Сергеевич поздравлял меня с успехом!» Однако портрет с самого начала не понравился П. Виардо, чье мнение Тургенев очень ценил. М-м Виардо забраковала этот портрет, и Репин вынужден был начать писать на новом холсте… «Началось долгое старательное писание – мое; и долгое терпеливое позирование Ивана Сергеевича – уже не увенчавшееся желанным успехом…», - вспоминал позднее художник. Репинский портрет, по мнению самого художника и многих его современников, оказался неудачным, однако Тургенев высоко оценил мастерство, с которым были написаны его руки на портрете. В своих разговорах со Стасовым Тургенев признавался, что только с тех пор, как он увидел работы Харламова и свои руки на портрете Репина, он начал верить в русскую живопись.отсюда Алексей Алексеевич Харламов (1840-1925) Портрет писателя И. С.Тургенева, 1875 Холст, масло 144 x 108 см Государственный Русский музей, Санкт-Петербург Сам И. C. Тургенев считал портрет А. Харламова лучшим. Дмитриев-Оренбургский Николай Дмитриевич (1837-1898) Портрет И. С. Тургенева в костюме охотника 1879 дерево, масло 45 х 32 см Литературный музей Пушкинского Дома Российской Академии наук, Санкт-Петербург Репин Илья Ефимович (1844-1930) Портрет И. С. Тургенева 1879 Санкт-Петербург, Русский музей Я. П. Полонский (1819-1898) И. С. Тургенев 1881 Иван Павлович Похитонов (1850 — 1923) Портрет И. С. Тургенева 1882 Третьяковка В конце 1870-х – начале 1880-х годов И. Похитонов часто приезжал в Буживаль, посещая И. С. Тургенева в его усадьбе «Ясени». В дневнике Тургенева есть запись, относящаяся к концу 1882 года: «Похитонов также пишет портрет – необыкновенно выходит удачно и похоже. Это – мастер!» Портрет стал одним из первых произведений, попавшим в галерею П. М. Третьякова. Он покорил собирателя своей достоверностью, точностью передачи облика и внутреннего мира портретируемого, несмотря на то, что остался незаконченным из-за болезни Тургенева. Эрнест Карлович Липгарт (1847—1932) И. С. Тургенев 1882 Эрнест Карлович Липгарт (1847—1932) И. С. Тургенев 1882 Виктор Алексеевич Бобров (1842—1918) Портрет И. С. Тургенева офорт 38,6 х 29,3 см Бурятский республиканский художественный музей имени Ц. С. Сампилова, Улан-Удэ Василий Васильевич Верещагин (1842—1904) И. С. Тургенев 1880-е годы И. С. Тургенев во время болезни Гравюра Ю. Барановского по рисунку К. Шамеро. 1883 Слева: И. С. Тургенев. Рисунок П. Виардо 1870-е Справа: И. С. Тургенев. Рисунок П. Виардо 1879 И. С. Тургенев в в группе писателей на трибуне у Триумфальных ворот в Москве. Фрагмент рисунка М. Зичи «Торжественный въезд их императорских величеств в Москву 17 августа 1856 года». Слева направо: верхний ряд — А. К. Толстой, Ф. Тютчев, Ф. Булгарин, И. Тургенев, В. Одоевский, Д. Григорович; нижний ряд — И. Панаев, И. Гончаров, А. Дружинин, А. Панаева. И. С. Тургенев за работой Рисунок А. Бакунина 1841 И. С. Тургенев Рисунок В. Матэ. 1863 И. С. Тургенев и его критики Художник А. Лебедев. 1879 И. С. Тургенев. Автошарж. 1877–1878 И. С. Тургенев Художник С. Иванов-Райков. 1915 Варвара Петровна Лутовинова (1787—1850), мать писателя, 1810-е годы Сергей Николаевич Тургенев (1793—1834), отец писателя В кабинете Ивана Сергеевича Тургенева в усадьбе Спасское-Лутовиново хранится портрет его отца, Сергея Николаевича Тургенева (1793—1834), написанный в 1809–1811 годах неизвестным художником. В эти годы отец будущего писателя поступил на службу юнкером. Награды — знак отличия Военного ордена и серебряная медаль «В память Отечественной войны 1812 года» — пририсованы позже. Об этом портрете Иван Тургенев писал в 1880 году Марианне, дочери Полины Виардо: «Портрет моего отца в форме унтер-офицера кавалергардского полка. Красивый молодой человек, немножко слишком полный, белый, розовый, небольшой тонкий нос, какие-то детские голубые глаза, красиво изогнутые брови, пробивающиеся усики, пепельно-белокурые волосы, ниспадающие на лоб по моде того времени (1812 год). На груди георгиевский крест: он был тяжело ранен в Бородинском сражении, за что и награжден».

08 ноября, 00:01

Мемория. Евгений Тарле

8 ноября (27 октября) 1874 года родился Евгений Тарле, историк, автор исследований о Наполеоне. Личное дело Евгений Тарле (1874—1955) родился в Киеве в еврейской семье. При рождении получил имя Григорий. Отец служил распорядителем небольшого магазина, в котором в основном управлялась его жена. Он же больше занимался воспитанием детей. Детство и юность Тарле прошли в Херсоне. Там он закончил гимназию, после чего был принят в Новороссийский университет. Через два года перевелся откуда в Киев. В 1893 году крестился в Софийском соборе Киева и был наречен Евгением. Это позволило ему жениться на религиозной девушке Ольге Михайловой, вместе с которой они прожили более 60 лет. В 1896 году с золотой медалью окончил Киевский университет и был оставлен на кафедре для подготовки к профессорской работе. Преподавал в частных женских гимназиях, много печатался в либеральных изданиях, был участником марксистского кружка социал-демократов. Весной 1900 года арестован вместе с другими членами кружка и выслан под гласный надзор полиции к родителям в Херсон. Как «политически неблагонадежному», ученому запрещалось преподавать в казенных гимназиях и императорских университетах. Тарле в это время работал над магистерской диссертацией, писал учебные пособия. Защитился в 1901 году по теме «Общественные воззрения Томаса Мора». В 1903 году полиция разрешила Тарле преподавание в Петербургском университете. В 1904—1905 годах участвовал в манифестациях левой интеллигенции. В феврале 1905 года был отстранен от преподавания, в октябре того же года тяжело ранен шашкой на митинге в поддержку Николая II и его манифеста о гражданских свободах. Манифест амнистировал всех неблагонадежных, что позволило Тарле вновь вернуться в университет. В 1903—1914 годах постоянно выезжал за границу для изучения архивов, работал над экономической и социальной историей Франции, защитил докторскую диссертацию на тему «Рабочий класс во Франции в эпоху Революции». После Февральской революции 1917 года входил в состав чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства, расследовал преступления царского режима. Большевиков не поддерживал, после их июльских выступлений писал: «Если что в самом деле гибнет — это надежды на демократическое обновление страны». К Октябрьской революции отнесся настороженно. Во время «красного террора» в 1918 году опубликовал книгу «Революционный трибунал в эпоху Великой французской революции». С этого времени политической деятельностью не занимался, читал лекции в Петроградском университете (Ленинградском), затем был избран профессором Московского университета и переехал в Москву. Много печатался, редактировал российский исторический журнал «Анналы». В 1924—1929 годах получил возможность на несколько месяцев выезжать в Западную Европу для архивной работы. Был принят в ряд научных обществ Франции и США. В 1930 году арестован по сфабрикованному ОГПУ «академическому делу». Более полутора лет находился в Доме предварительного заключения. В 1931 году был исключен из числа действительных членов Академии наук и отправлен в ссылку в Алма-Ату. В следующем году помилован и возвращен в Москву. В 1938 году восстановлен в Академии. В 1941—1943 годах находился в эвакуации в Казани, где работал профессором кафедры истории Казанского государственного университета. Также занимался научной работой и читал публичные лекции на историко-патриотические темы. В 1942 году — член комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков. В 1943 вернулся в Москву, жил в Доме правительства («Дом на набережной»), преподавал в МГУ и Институте международных отношений. В 1948 году, по поручению Сталина, начал работу над трилогией «Русский народ в борьбе против агрессоров в XVIII—XX вв.». Успел подготовить один том — «Северная война и шведское нашествие на Россию», вышедший посмертно. Скончался в возрасте 80 лет в Москве, похоронен на Новодевичьем кладбище.   Чем знаменит   Евгений Тарле Тарле — пожалуй, самый известный отечественный историк, занимавшийся исследованием жизни Наполеона. Его книги «Наполеон» (1936), «Нашествие Наполеона на Россию» (1937), «Талейран» (1939) написаны в популяризаторском стиле и пользовались большой популярностью. Как историка Тарле всегда больше интересовали людские истории, он мастерски воскрешал «человеческий план» событий прошлого. Обладая феноменальной памятью и талантом рассказчика, Тарле был одним из самых популярных профессоров Петербургского, а затем и других университетов.   О чем надо знать Работам Тарле свойственна определенная вольность по отношению к историческим фактам. Он часто выступал скорее как исторический писатель, нежели историк. Его строго исторические работы не лишены идеологических искажений, характерных для научных публикаций сталинского периода, тем не менее, они остаются блестящими памятниками исторической мысли. По мнению исследователя Б. С. Кагановича, «последние 10—15 лет творчества Тарле — период упадка таланта в удушающей атмосфере сталинского режима». Работа «Северная война и шведское нашествие на Россию» не стала интересна ни в научном, ни в литературном отношении.   Прямая речь: Однажды на юбилее Евгения Тарле Корней Чуковский подначил Самуила Маршака, сказав, что даже ему не удастся подобрать рифму к фамилии историка. В ответ Маршак продекламировал: В один присест историк Тарле Мог написать (как я в альбом) Огромный том о каждом Карле И о Людовике любом. Об Отечественной войне 1812 года: «Для России борьба против этого нападения была единственным средством сохранить свою экономическую и политическую самостоятельность, спастись не только от разорения, которое несла с собой континентальная блокада, уничтожившая русскую торговлю с англичанами, но и от будущего расчленения: в Варшаве не скрывали, что одной Литвой и Белоруссией поляки не удовлетворятся и что надеются со временем добраться при помощи того же французского цезаря до Черного моря. Для России при этих условиях война 1812 г. явилась в полном смысле слова борьбой за существование, обороной от нападения империалистского хищника. Отсюда и общенародный характер великой борьбы, которую так геройски выдержал русский народ против мирового завоевателя». 5 фактов о Евгении Тарле Из писателей Тарле больше всего любил Федора Достоевского. Излюбленными историческими персонажами Тарле были Екатерина II, Кутузов и Наполеон. Жена Ольга Тарле была для него ближайшим человеком до конца жизни. Супруги умерли в одном и том же году. Учениками Тарле являются востоковед Борис  Пиотровский и англовед Лев Кертман. Российская академия наук присуждает премию имени Тарле за выдающиеся научные работы в области всемирной истории и современного развития международных отношений.   Материалы о Евгении Тарле: Статья о Евгении Тарле в Википедии А. П. Шикман «Деятели отечественной истории. Биографический справочник» Биографическая справка в энциклопедии «Кругосвет» Книги Евгения Тарле

07 ноября, 13:02

07.11.2017 13:02 : На Красной площади прошел торжественный марш, посвященный годовщине военного парада 1941 года

В нем приняли участие более 5000 человек. Парадным строем перед трибунами прошли военнослужащие почетного караула, кавалерийская группа президентского полка, воспитанники суворовского училища, кадеты московских школ и другие подразделения. Часть военнослужащих уже традиционно была облачена в униформу 1941 года. В этот раз организаторы пошли еще дальше: перед гостями торжественного марша прошли реконструкторы, показавшие историю российской армии, – начиная от древних витязей и народного ополчения до солдат времен Отечественной войны 1812 года. Марш в честь парада 1941-ого на Красной площади проводится в 15 раз. В этот день посетителей не пускают к мавзолею и некрополю у Кремлевской стены. В предыдущие годы коммунистическая партия отмечала здесь годовщину Октябрьской революции. Реконструкция парада призвана напомнить россиянам о героических страницах истории страны.

04 ноября, 08:55

Мемория. Осип Бове

4 ноября 1784 года родился архитектор Осип Бове.   Личное дело Осип Иванович (Джузеппе) Бове (1784 – 1834) родился в Санкт-Петербурге в семье итальянского живописца Винченцо Джованни Бове, работавшего в Эрмитаже. Еще в детские годы будущего архитектора его семья переехала в Москву, где и прошла вся его последующая жизнь. В 1802 году Осип Бове стал учеником архитектурной школы при Экспедиции Кремлевского строения, которую возглавлял в те годы Иван Еготов. В 1809 – 1812 годах Бове уже значится в числе архитекторских помощников экспедиции, участвует в работах по реставрации Кремля, ремонту зданий, благоустройству города. Во время Отечественной войны 1812 года Осип Бове вступил в народное ополчение Московской губернии, а после окончания войны включился в работы по восстановлению города. В сентябре 1813 года он становится архитектором одного из четырех участков, на которые была разделена территория Москвы. В его ведении находились центральные районы города: Городская, Тверская, Арбатская, Пресненская и Новинская части. В мае 1814 года Бове как «достойнейшему и способнейшему» поручают надзор за строительством административных и общественных зданий Москвы «с тем, чтобы он за всеми казенными, публичными и общественными строениями, строящимися или приводящимися в прежнее или лучшее состояние, имел непосредственный надзор». Также он должен был «заведовать и часть фасадическую за всеми обывательскими строениями, наипаче составляющими значительный капитал». То есть Осип Бове утверждал или готовил лично проекты всех более или менее заметных московских зданий. В феврале 1816 года совет Академии художеств за представленные проекты и «произведенные им практическим многим строениям» присудил Осипу Бове звание архитектора. Умер Осип Бове 15 июня 1834 года. Похоронен на кладбище Донского монастыря.   Чем знаменит Осип Бове во многом определил облик послепожарной Москвы, органично включив древние строения Кремля в городской ландшафт в стиле классицизма, отражающий память об исторической победе русской армии. Он руководил работами по реконструкции Красной площади, спроектировал ансамбль Александровского сада, Манеж, Большой театр, Триумфальные ворота у Тверской заставы (ныне у парка Победы). Из ансамблей, созданных Бове вне центра, наиболее значительна Первая градская больница за Калужской заставой (1828–1833). Архитектор также много работал по заказам частных лиц, проектируя дворянские и купеческие особняки. Он сыграл важную роль в создании нового типа жилого дома – городского особняка, который получил широкое распространение в застройке послепожарной Москвы. Также он выработал новый тип купеческого доходного дома двойного назначения – жилого и торгового. Обычно в нижнем этаже располагались торговые лавки, а в одном или двух верхних этажах – жилые квартиры хозяев и те, что сдавались внаем.   О чем надо знать Именно в ходе работ под руководством Осипа Бове по архитектурному оформлению Театральной площади, улицы Петровка и Александровского сада была окончательно убрана в подземный коллектор река Неглинная. В 1817 – 1818 годах был засыпан грунтом Кузнецкий мост, образовались Трубная площадь и Неглинная улица.   Прямая речь «Тема патриотизма, прославления родины красной нитью проходит через все творчество Бове. Мы видим ее воплощение и в особняках, украшенных лепниной с горящими факелами, венками и фигурами "Слав", и в изящных рисунках военной арматуры Манежа, и в проектах храма в память победы в войне 1812 г. на Швивой горке и монумента на поле Бородинской битвы. Наиболее яркое выражение эта тема получила в Триумфальных воротах у Тверской заставы, построенных Бове в честь победы над Наполеоном. Над проектом ворот Бове работал в 1826 - 1828 гг., в 1834 г. состоялось их открытие. Бове создал яркий, выразительный образ, олицетворяющий военную мощь, славу и величие России, героизм ее воинов - победителей Наполеона. Однопролетная белокаменная арка с шестью парами коринфских колонн, отлитых из чугуна, была увенчана скульптурной группой "Славы" на колеснице, которая как бы встречала подъезжающих к Москве по Петербургской дороге. Аллегорические женские фигуры над колоннами "Храбрость", "Твердость" и др. олицетворяли Победу. Между колоннами были установлены фигуры воинов с копьями, в древнерусских кольчугах и шлемах. Прекрасные барельефы над ними были посвящены изгнанию французов. Авторы скульптур - известные скульпторы И. П. Витали и И. Т. Тимофеев, которые работали в тесном содружестве с Бове и выполнили большинство работ по его рисункам. Чувство масштаба, совершенство форм, органический синтез архитектуры и скульптуры сделали это сооружение памятником героической Москве, торжествующей победу над Наполеоном. Постройка Триумфальных ворот с павильонами-кордегардиями и реконструкция прилегающей местности привели к образованию прекрасного ансамбля при въезде в древнюю столицу (ворота были разобраны в 1936 г. при реконструкции улицы Горького, восстановлены в 1968 г. на площади Победы на Кутузовском проспекте)». Зинаида Покровская   6 фактов об Осипе Бове Итальянская фамилия семейства, из которого происходит архитектор, Бова. А Бове – ее французское произношение. Мать Осипа Бове была дочерью знаменитого в то время художника-анималиста Карла Кнаппе. Два младших брата Осипа Бове – Михаил и Александр – тоже стали архитекторами и работали в Москве под его руководством. На первом спектакле в новом здании Большого театра 6 января 1825 года зрители выразили «одобрение и признательность к трудам и талантам строителя сего прекрасного здания, делающие честь русскому таланту... единодушным требованием Бове, который тотчас же представился в директорской ложе, а потом громким и продолжительным ему рукоплесканием». Осип Бове восстанавливал поврежденную в 1812 году взрывом Никольскую башню Кремля. В селе Архангельском Рузского района Московской области, которое принадлежало жене архитектора княгине Авдотье Семеновне Трубецкой, Осип Бове построил храм святого Михаила Архангела. В 1937 году церковь была закрыта, после чего попеременно использовалась то в качестве сельского клуба, то склада. Долгие годы храм находился в плачевном состоянии. Лишь в 2009 году в нем были начаты реставрационные работы.   Материалы об Осипе Бове Статья об Осипе Бове в энциклопедии «Кругосвет» Статья об Осипе Бове в энциклопедии «Москва»  Статья об Осипе Бове в русской Википедии

02 ноября, 07:27

Генерал Беннигсен: коварство и отвага

Александр I считал его весьма коварным и сознавался, что ему неприятно с ним видеться вследствие воспоминаний о прошлом. Государь сказал ещё, что подчинённые все единодушно его не уважают, солдаты не могут иметь к нему много привязанности и доверия, так как он не в состоянии говорить с ними на их языке; что у него в войске очень плохая дисциплина и что он ослабляет её из личных видов, думая тем заслужить больше любви. Величайший же упрёк, какой можно ему сделать, — это тот, что он не подумал о хорошем снабжении подвижных магазинов, которые должны составлять всегда первую заботу командующего.

01 ноября, 22:40

Памятник атаману Платову открыли на Ставрополье

Монумент установлен на месте, где будущий герой Отечественной войны 1812 года принял свой первый бой

01 ноября, 19:37

Памятник атаману Платову открыли на Ставрополье

На границе Ростовской области, Ставропольского и Краснодарского краев открылся памятник герою Отечественной войны 1812 года атаману Матвею Платову. Об этом сообщили в комитете по делам национальностей и казачества Ставрополья. Монумент …

31 октября, 15:59

Смоленские активисты высадили аллею имени Магомеда Нурбагандова

Активисты смоленского отделения Общественного народного фронта (ОНФ) высадили в поселке Кардымово, в районе которого разворачивались сражения Отечественной войны 1812 года и Великой Отечественной войны, аллею имени дагестанского полицейского …

31 октября, 14:14

Митрополит Калужский и Боровский Климент возглавил торжества по случаю 205-летия Малоярославецкого сражения Отечественной войны 1812 года

28-29 октября 2017 года в г. Малоярославце Калужской области торжественно отметили 205-летие Малоярославецкого сражения Отечественной войны 1812 года.

31 октября, 08:37

Прекрасный полк: как женщины несут службу в российской армии

120 лет назад в России был издан императорский указ, который позволял нанимать женщин на службу в Военно-морской флот. Им разрешалось выполнять бухгалтерскую и бумажную работу. Однако в периоды крупных войн, которые вела Россия, женщины всегда брали в руки оружие. Они принимали участие в Отечественной войне 1812 года и в двух мировых войнах. Сегодня россиянки вновь проявляют интерес к службе в армии. В сентябре 2017 года Краснодарское авиационное училище впервые набрало курсантов из вчерашних школьниц. RT выяснял, как женщины осваивают традиционно мужские армейские профессии. Читать далее

29 октября, 15:00

Кто убил Пушкина?

  • 0

Убийство русского Гения было преподнесено всему миру как дуэль двух господ, не поделивших женщину. Но кровавая расправа над Пушкиным европейских спецслужб руками наемника Дантеса была спланирована ими с 1827 г., и завершена убийством, не просто стихотворца, а Русского Пророка и государственного деятеля России. Дантеса одели в панцирь для того, чтобы исход поединка был в любом […]

27 октября, 16:00

Французы в Москве: передохнУть или передОхнуть

Источник: https://ria.ru/ Двадцать четвертого октября 1812 года произошло сражение за Малоярославец между русскими войсками и Великой армией Наполеона, после чего противник стал отступать. Битва ознаменовала собой поворотный момент в Отечественной войне 1812 года — это было началом краха наполеоновской империи и небывалого в истории русского оружия триумфа.

27 октября, 10:41

С кем Россия воевала больше всего

Отношения России и Турции сегодня переживают не лучшие времена. Они и раньше не были простыми. Россия за 241 год провела с Османской империей 12 войн. В среднем, одну Русско-турецкую войну от другой отделяло 19 лет.

26 октября, 00:00

Мемория. Василий Верещагин

26 (14) октября 1842 года родился художник Василий Верещагин. Личное дело Василий Васильевич Верещагин (1842 – 1904) родился в Череповце, в дворянской семье. Получив начальное образование дома, был отдан родителями в Александровский малолетний кадетский корпус. Учился усердно и в 1853 году был переведен в Петербургский морской кадетский корпус. Во время учебных плаваний на фрегате «Камчатка» и других кораблях Верещагин посетил Данию, Францию и Англию. Учебу он закончил с отличием (был первым среди своего курса), но тут же подал прошение об отставке, наотрез отказавшись от карьеры морского офицера. Еще кадетом Василий Верещагин начал посещать занятия в Рисовальной школе петербургского Общества поощрения художеств. Живопись его увлекла, а преподаватели отметили его дарование. В результате юноша выбрал профессию художника. Отец был разгневан этим поступком и отказался помогать сыну деньгами. Но юношу не напугали трудности. В 1860 году он поступил в Академию художеств, где работал под руководством А. Т. Маркова и А. Е. Бейдемана. В 1863 году получил малую серебряную медаль за картину «Избиение женихов Пенелопы возвратившимся Улиссом» и похвалу академии за композицию. Однако скоро он уничтожил картину и покинул Академию. Художник отправился на Кавказ, чтобы «на свободе и просторе на интересных предметах учиться». Сделал много рисунков с изображениями народных типов, бытовых сцен и пейзажей Кавказа. Василий Васильевич решил углубить свое художественное образование и отправился в Парижскую академию художеств, где занимался в мастерской Жана Жерома. В 1867 году по приглашению туркестанского генерал-губернатора Кауфмана Верещагин едет в Туркестан, где постоянно происходят военные действия. Приехав в Самарканд после взятия его русскими войсками 2 мая 1868 года, Верещагин получил боевое крещение, выдержав с горстью русских воинов тяжелую осаду этого города войсками бухарского эмира. За проявленную при обороне храбрость он был удостоен Военного ордена Святого Георгия четвертой степени. Вернувшись в Петербург, Верещагин принял участие в академической «Туркестанской выставке». Помимо его картин и рисунков там были представлены зоологическая и геологическая коллекции, собранные в Туркестане русскими учеными. Чтобы завершить «Туркестанскую серию», Верещагин вновь решил отправиться в Среднюю Азию. Летом 1869 года он путешествовал по Семиреченскому краю и вдоль границы с Китаем, участвовал в военной вылазке в Кульджинское ханство. С китайской границы возвратился в Ташкент и уехал в Петербург в конце 1870 года. Из второй поездки художник привез примерно 70 рисунков и свыше 80 этюдов маслом. Не задерживаясь в Петербурге, Верещагин направляется в Мюнхен, где в течение трех лет (1871-1873) напряженно работает над картинами «Туркестанской серии», которые потом сделают его знаменитым. Помимо картин, посвященных войне, Верещагин создал целый ряд жанровых полотен: «Богатый киргизский охотник с соколом», «Продажа ребенка-невольника», «Самаркандский зиндан (подземная тюрьма)», «Опиумоеды», «Нищие в Самарканде», «Мулла Рахим и мулла Керим по дороге на базар ссорятся», «Узбекская женщина в Ташкенте». Самым знаменитым из этих произведений стала картина «Двери Тамерлана». Первая выставка картин «Туркестанской серии» состоялась в Лондоне, в Хрустальном дворце. Весной 1874 года Верещагин устроил выставку в Петербурге. Желая сделать ее доступной, художник установил бесплатный вход на выставку в течение нескольких дней в неделю. Каталог экспозиции стоил пять копеек. Экспозиция опять имела огромный успех, вызвала оживленные отклики, в Петербурге было продано тридцать тысяч каталогов. И. H. Крамской писал о выставке: «Все вещи высокого художественного уровня. Я не знаю, есть ли в настоящее время художник, ему равный не только у нас, но и за границей. Это нечто удивительное». Правительство не стало покупать картины Верещагина, но почти всю коллекцию купил Третьяков. Не дожидаясь окончания выставки, художник уехал в Индию, где провел два года, посетив также Тибет. Среди его индийских работ: «Буддийский храм в Дарджилинге», «Ледник на дороге из Кашмира в Ладак», «Мавзолей Тадж-Махал в Агре», «Гробница шейха Селима Чишти в Фатехпур-Сикри», «Моти Масджид («Жемчужная мечеть») в Агре». Верещагин задумал большой цикл картин, посвященный истории захвата Индии британцами. Однако он успел закончить лишь несколько картин, например, «Процессию английских и туземных властей в Джейпуре». В конце марта - начале апреля 1876 года Верещагин вернулся в Париж, где устроил свою мастерскую. Получив известие о начале русско-турецкой войны, он немедленно отправился на фронт. Верещагина причислили к составу адъютантов главнокомандующего Дунайской армией с правом свободного передвижения по войскам, но без казенного содержания. Верещагин не ограничивается наблюдениями из Главной квартиры, но и совершает с войсками поход до Дуная, а затем вместе с товарищем своим по курсу Морского кадетского корпуса лейтенантом Н. Л. Скрыдловым участвует на лодке «Шутка» в атаке на турецкий монитор. Оправившись от раны, полученной в этом деле, Верещагин поспешил к Плевне, которую тогда штурмовали русские войска, оттуда со Скобелевым – к Шипке и с отрядом генерала Струкова – в  к Андрианополю. После окончания боевых действий Верещагин, отказавшись от золотой шпаги, которой его хотело наградить командование, уезжает в Париж работать на картинами. В 1880 и 1883 годах эта серия была выставлена в Петербурге.  В 1882-1883 годах он снова путешествовал по Индии, так как материалы, собранные в результате первой поездки, показались ему недостаточными. Затем художник продолжил жить в Париже, время от времени отправляясь в путешествия. В 1884 году он поехал в Сирию и Палестину. Так возникает «Палестинская серия», состоящая как из этюдов и картин этнографического характера («Стена Соломона», «В Иерусалиме. Царские гробницы»), так и из картин на евангельские сюжеты («Святое Семейство», «Воскресение Христово»). В дальнейшем Верещагин совершил еще ряд поездок. В 1888 – 1889 и 1902 годах он побывал в США, в 1901 – на Филиппинах, в 1902 – на Кубе. В 1890 – 1891 годах художник возвратился в Россию. На окраине Москвы он построил дом с мастерской и поселился в нем. Много путешествовал по стране. С 1887 по 1901 год Верещагин работал над серией картин, посвященных Отечественной войне 1812 года. В 1903 году, благодаря содействию барона Розена, российского посла в Японии, Верещагину удалось побывать в этой стране. Он сделал немало зарисовок местных достопримечательностей, памятников архитектуры, пейзажей, портретов. Но отношения между Россией и Японией накалялись, и посольские чиновники рекомендовали Верещагину покинуть страну. О нападении японцев на Порт-Артур он узнал уже в дороге. Добравшись до столицы, Верещагин поспешил получить разрешение на поездку в действующую армию. В Порт-Артуре он посещал оборонительные позиции, выходил в море на сторожевых кораблях и делал наброски к будущим картинам. Василий Верещагин погиб 31 марта 1904 года. Он вместе с адмиралом Макаровым находился на мостике броненосца «Петропавловск», когда тот, выйдя на внешний рейд Порт-Артура, подорвался на мине и затонул.   Чем знаменит   Василий Верещагин Наибольшую известность художнику принесли картины, изображающие войну. Большинство из них относится к трем серия, посвященным военным действиям в Средней Азии, русско-турецкой войне 1877 – 1878 годов и отечественной войне 1812 года. О работах Верещагина писали: «Нет в его картинах ни победно шумящих знамен, ни сверкающих штыков, ни блестящих эскадронов, несущихся на пылающие огнем батареи, не видно торжественных шествий, поднесения трофеев, ключей и пр. Вся та парадная, увлекательная обстановка, которую человечество измыслило для прикрытия пагубнейшего из своих деяний, чужда кисти г. Верещагина; перед вами голая действительность». Но официальным военным кругам такое изображение войны понравиться не могло. После первой, «туркестанской», выставки император лично высказал свое неудовольствие картиной «Забытый». Художника обвиняли в непатриотичности и «оклеветании русской армии». Цензура запретила издание репродукций картин Верещагина. Тяжело переживая несправедливые обвинения, Верещагин в состоянии нервного припадка уничтожил три картины: «Забытый», «У крепостной стены. Вошли!», «Окружили – преследуют...».  История повторилась после русско-турецкой войны. Художника обвиняли в том, что он якобы выражает в своих произведениях «турецкую точку зрения», сочувствует турецкой армии, умышленно дискредитирует русское войско. Высказывались предложения лишить художника георгиевского креста. Полемика вокруг картин Верещагина шла не только в печати, они активно обсуждались в домах, в клубах, в театрах во время антрактов и даже прямо на улицах. Его картины повлияли на зарождавшееся международное антивоенное движение. Верещагин часто объединял свои картины в серии, имеющие законченный сюжет. Одна из серий, посвященная обороне Самарканда состояла из картин: «У крепостной стены. Пусть войдут!», «У крепостной стены. Вошли!», «Смертельно раненный» и «Забытый». Оборона Шипки представлена циклом: «Землянки на Шипке», «Батареи на Шипке», «На Шипке все спокойно», «Шипка-Шейново». Среди картин о войне 1812 года выделяются циклы о пребывании французской армии в Москве, бегстве французов из России, партизанской войне.   О чем надо знать Противоположные оценки творчества Верещанина высказывались и после смерти художника. Невысоко оценивал его талант Александр Бенуа, который писал: «Разумеется, картины Верещагина обозначали шаг вперед в смысле солнца, света и воздуха, но обозначали, скорее, какой-то научный, а не художественный шаг вперед. Так же точно успехи красочной фотографии нельзя было бы обсуждать в истории живописи. Верещагин, как исследователь, ученый, этнограф, путешественник, репортер, имеет большое значение. Но так же, как нельзя назвать Ливингстона или Пржевальского поэтами, хотя бы их описания были бы сделаны с величайшей точностью, так точно и Верещагина нельзя считать истинным художником за то, что он высмотрел с громадным трудом и упорством, под всеми широтами света более верные, нежели у своих предшественников, краски. Из обозрения его картин видно, что эти открытые им новые краски не радовали его своей прелестью, не восхищали его, что он всегда и всюду оставался тем же холодным исследователем, если чем любующимся, то только самим собой, своим усердием, своей неустрашимостью и неутомимостью. Нельзя даже сказать, что его этюды Индии и Средней Азии, очень верные и точные, яркие и светлые, имели бы влияние на развитие русской пейзажной живописи. Для этого они были слишком чужды настоящим художникам, они были для них столь же поучительны, как анатомические атласы, гербарии или фотографии. В них отсутствуют нерв, трепет, восторг: это сухие географические и этнографические документы. Так же точно и батальные картины Верещагина. Они трагичны тем, что в них рассказано, но не тем, как это рассказано. Заслуга Верещагина перед человечеством, как повествователя, очень верного и остроумного, проницательного и сведущего о таком важном деле, как война, огромна, но заслуга этого храброго, до безумия неустрашимого репортера, этого холодного, бездушного и бессердечного протоколиста, никогда не проникавшего в самую глубь явлений и даже не подозревавшего о существовании такой глубины, заслуга его перед искусством, стремящимся как раз найти в загадочной значительности форм разгадку высших тайн, равняется нулю. Верещагин не был никогда художником, но вся его неутомимая, бескорыстная, беззаветно преданная науке и "видимой правде" личность не лишена известной грандиозности и принадлежит к самому значительному и достойному, что в этом роде дала Россия».   Прямая речь «Я всю жизнь любил солнце и хотел писать солнце. И после того, как пришлось изведать войну и сказать о ней свое слово, я обрадовался, что вновь могу посвятить себя солнцу. Но фурия войны вновь и вновь преследует меня». «Передо мною, как перед художником, война, и я ее бью, сколько у меня есть сил; сильны ли, действенны ли мои удары – это другой вопрос, вопрос моего таланта, но я бью с размаху и без пощады». «Одни распространяют идею мира своим увлекательным словом, другие выставляют в ее защиту разные аргументы — религиозные, политические, экономические, а я проповедую то же посредством красок». «Выполнить цель, которой я задался – дать обществу картину настоящей неподдельной войны нельзя, глядя на сражение в бинокль из прекрасного далека, а нужно самому все прочувствовать и проделать, участвовать в атаках, штурмах, победах, поражениях, испытать голод, болезни, раны. Нужно не бояться жертвовать своей кровью, своим мясом, иначе картины мои будут не то». В. В. Верещагин Плачь и молись, отчизна-мать! Молись! Стенания детей, Погибших за тебя среди глухих степей, Вспомянyтся чрез много лет, В день грозных бед... Всеволод Гаршин «На первой выставке картин Верещагина» «Весь мир содрогнулся при вести о трагической гибели В. Верещагина, и друзья мира с сердечной болью говорят: "ушел в могилу один из самых горячих поборников идеи мира". Макарова оплакивает вся Россия; Верещагина оплакивает весь мир».           Санкт-Петербургские ведомости, 1904. № 94. 8 апреля. «Мы, пацифисты, с глубочайшей скорбью оплакиваем смерть миролюбивого художника Верещагина. Так же, как и Толстой, который ведет пропаганду мира силой слова, наш Верещагин кистью старался показать людям, что война – самая ужасная, самая нелепая вещь на свете. И когда разразилась японо-русская война, именно с этой целью он направился на поле брани. Он был гостем адмирала Макарова на флагманском корабле, и тут его неожиданно настигла беда. Но как величественна его смерть! Он не искал военных наград, он хотел показать людям трагедию и глупость войны, и сам пал ее жертвой. Он пожертвовал своей жизнью ради призвания».   Кайдзан Накадзато, японский писатель, статья в газете «Хэймин симбун».   10 фактов о Василии Верещагине Во Франции Верещагин познакомился с художником-баталистом Мейссонье. Тот рассказывал о работе над картиной «Наполеон в 1814 году». Художник, чтобы писать с натуры разбитую войной дорогу, покрыл специальную платформу слоем глины, несколько раз провез по ней бутафорскую пушку на колесах, подковой сделал следы лошадиных ног, посыпал все мукой и солью, чтобы создать впечатление блестящего снега. «А как вы решаете такие проблемы, мсье Верещагин?» – спросил он. «У меня нет таких проблем, – ответил Верещагин. – У нас в России в мирное время достаточно выехать на любую дорогу, и она окажется изрытой и непроезжей как после битвы». Композитор Модест Мусоргский сочинил балладу «Забытый» на тему одной из картин Верещагина. В 1874 году Императорская академия художеств присвоила Верещагину звание профессора. В ответ он прислал редактору газеты «Голос» из Бомбея письмо: «Прошу дать место в вашей уважаемой газете двум строкам моего за сим следующего заявления: Известясь о том, что императорская Академия художеств произвела меня в профессора, я, считая все чины и отличия в искусстве безусловно вредными, начисто отказываюсь от этого звания. В. Верещагин». После этого он был исключен из Академии художеств. Герой романа Драйзера «Гений» художник Юджин испытал сильное влияние Верещагина. «Во всей его дальнейшей жизни имя Верещагина продолжало служить огромным стимулом для его воображения. Если стоит быть художником, то только таким». Фельдмаршал Мольтке, побывав на выставке картин Верещагина в Берлине в 1882 году, отдал приказ, воспрещающий чинам германской армии посещать эту выставку. Такое же запрещение было отдано австрийским военным министром, отклонившим предложение Верещагина предоставить чинам гарнизона бесплатный доступ на выставку картин в Вене в 1881 году. Некаконичность в изображении евангельских сюжетов на картинах «Палестинской серии»  вызвала возмущение католической церкви. Представители духовенства выступили в прессе с критикой Верещанина, а один монах на венской выставке облил его картины кислотой. В 1884 – 1885 годах Верещагин работал над «Трилогией казней», в которой он хотел выразить свое осуждение смертной казни. В трилогию вошли «Распятие на кресте во время владычества римлян», «Казнь заговорщиков в России» и «Подавление индийского восстания англичанами». В. В. Верещагин написал около двадцати книг: «Очерки путешествия в Гималаи», «На Северной Двине. По деревянным церквам», «Духоборы и молокане в Закавказье», «На войне в Азии и Европе», «Литератор», статьи «Реализм» и «О прогрессе в искусстве». Одна из сцен фильма «Турецкий гамбит», действие которого происходит во время русско-турецкой войны, воспроизводит картину Верещагина «Побежденные. Панихида по убитым». Старший брат художника Николай Верещагин, организатор первых русских сыроварных и маслодельных артелей, прославился как создатель «вологодского масла».   Материалы о Василии Верещагине Статья о Василии Верещагине в Википедии Сайт, посвященный художнику Василий Верещагин (материалы и публикации) Произведения Верещагина в «Библиотеке Мошкова» Кудря А. И. Верещагин Кожевникова И. Верещагин и Япония//Проблемы Дальнего Востока. – 1987. – №1 Жизнь и смерть Василия Верещагина

14 октября, 08:08

Как Наполеон чуть не стал русским прапорщиком

В конце XVIII века российская армия могла пополниться очень перспективным офицером, которому в будущем суждено было стать одним из величайших полководцев за всю мировую историю. Когда молодой французский лейтенант родом с Корсики подал прошение в русскую императорскую армию, никто и не мог предположить, что через полтора десятилетия он совершит поход на Россию и дойдет до Москвы. Наполеон Бонапарт – так звали того 19-летнего лейтенанта.

29 сентября, 19:46

Русская армия Суворова совершила чудо, не имеющее аналога в мировой практике

Оригинал взят у ss69100 в Русская армия Суворова совершила чудо, не имеющее аналога в мировой практикеЗапад, по крайней мере по отношению к России, никогда не держит своего слова. Всегда лжёт, подводит, подставляет, короче - гадит. Ещё со времён Суворова мы получили яркое доказательство такой лжи.А один из последних подобных эпизодов - нарушение обещания Запада не расширять НАТО на восток. Или т.н. американская  борьба с  ИГИЛ.К сожалению, наша же история мало чему нас учит. Мы упорно игнорируем её уроки. За что периодически получаем от этой надзирательницы по носу.*В Швейцарии к Суворову до сих пор благоговейное отношение. В городках, через которые пролегал путь русской армии во время похода, созданы музеи.Гиды рассказывают экскурсантам о русских солдатах и их военачальнике, которые преодолели считавшиеся непроходимыми заснеженные Альпы.Фото: Russian Look/ Globallookpress/ WikimediaСемь горных перевалов, звание генералиссимуса и ни одного аналога в мировой практике – на подобное способны только русские. Все это имеет отношение к одному человеку и одному очень непродолжительному (всего 17 дней) эпизоду из его насыщенной подвигами биографии.Речь идет о переходе русской армии через швейцарские Альпы и о великом полководце Александре Васильевиче Суворове.В далеком 1799 году он лично руководил операцией, ставшей стратегической по своему замыслу и уникальной по исполнению.Швейцарский поход был высоко оценен как современниками, так и всеми последующими исследователями. И все они сошлись во мнении, что он стал классическим примером ведения боев в условиях горного театра военных действий.И хоть сегодня дата не круглая, вспомнить о ней в эти сентябрьские дни – самое время. Еще одна причина, почему о том событии забывать нельзя, очень наглядно демонстрирует, что на самом деле может скрываться за союзническим взаимодействием…Наверняка многих читателей заинтересует, что делала русская армия в Европе, да еще под руководством отставного фельдмаршала Суворова, который к тому времени уже почти два года пребывал на заслуженном отдыхе?Дело в том, что в 1798 году Россия вступила во 2-ю антифранцузскую коалицию, куда еще входили Великобритания, Австрия, Турция и Неаполитанское королевство (часть нынешней Италии).Была создана объединенная русско-австрийская армия для похода в северную Италию, захваченную войсками французской Директории.Первоначально во главе этой армии планировалось поставить австрийского фельдмаршала эрцгерцога Иосифа Августа. Однако по настоянию Англии Австрия обратилась с просьбой к российскому императору Павлу I назначить командующим графа Суворова-Рымникского.Представляете, насколько велик был военный авторитет 69-летнего фельдмаршала в Европе и как непросто было первому лицу России пойти на этот шаг? Ведь именно Павел I отправил Александра Суворова в отставку (даже без права ношения мундира) за то, что тот выступал против насаждения императором прусских палочных порядков в нашей армии.Фельдмаршал Суворов дал свое согласие и в марте 1799 года возглавил объединенную армию союзников в Италии. Там под его руководством была проведена блестящая военная кампания, которая закончилась разгромом основной части французских войск.Оказавшись у южных границ Франции, Суворов получил прекрасную возможность полностью уничтожить врага (тогда бы Отечественной войны 1812 года не было точно), но вмешались «союзники».Почувствовав дыхание потенциальной угрозы, исходящей от русской армии, Австрия и Великобритания вместо похода на Париж потребовали сначала освободить от французов Швейцарию. Союзническое руководство прекрасно понимало, что особого смысла в этом нет, поскольку разгром революционных армий Франции означал автоматическое падение всех ее сателлитов.Но вместе с тем осознавало, что если русская армия победит, равных в Европе ей не будет.При оценке того маневра сегодня, сквозь призму 218 лет, вывод напрашивается однозначный: направляя Суворова в Швейцарский поход, тогдашние партнеры России просто хотели уничтожить нашу армию.Это понимал и сам фельдмаршал, но как человек до мозга костей военный, приученный приказы не обсуждать, а выполнять, Суворов не посмел возразить. Тем более и Павел I, не до конца осознавая, с кем имеет дело, согласился на этот план.Единственное, что он потребовал от союзников – очистить Швейцарию до прихода армии Суворова от французских войск силами австрийцев. Естественно, русскому императору это пообещали, но не сделали.Командовавший силами антифранцузской коалиции Суворов поручил австрийским интендантам подготовить и сосредоточить до прихода русской армии вьючных животных, провиант и фураж.Увы. Когда наша армия подошла к подножию Альп, ее ждал неприятный сюрприз от союзников: на месте не было ничего. В результате пришлось тратить драгоценное время на сбор необходимой амуниции и продовольствия.А если учесть, что сроки поджимали (в Швейцарии суворовская армия должна была объединиться с корпусом генерала Римского-Корсакова и австрийской армией под командованием Фридриха фон Готце), на счету был буквально каждый день.Как бы там ни было, 21 сентября 1799 года русские войска, никогда не воевавшие в горах, начали преодоление альпийских вершин.После штурма перевала Сен-Готард (высота свыше 2 100 м) и взятия с боями Чертова моста (узкая каменная арка над пропастью без перил длиной 25 м и шириной не более четырех метров) замерзшие и голодные войска Суворова прибыли в местечко Альтдорф.И там вдруг выяснилось, что дальше дороги нет. И до сих пор неизвестно: то ли австрийское командование не знало об этом, то ли попросту «забыло» проинформировать русских.Однако другого варианта, кроме как идти вперед, у полководца, не проигравшего ни одного сражения, не было. И наши воины пошли через Альпы там, где сегодня это делают лишь альпинисты со специальным снаряжением.Ладно бы это было простым переходом из точки А в точку Б. Русским же солдатам, кроме своей амуниции, приходилось тащить лошадей, пушки, раненых товарищей.Кроме того, «простые» горные участки, где были пешеходные тропы, они преодолевали в жарких схватках с поджидающим противником. А в Мутенской долине русская армия вообще оказалась в окружении.Несмотря на все перенесенные сложности, наши воины под руководством своего главнокомандующего не только нанесли поражение французам и прорвали окружение, но и сумели захватить в плен 1 400 неприятельских солдат.После этого был совершен переход через заснеженный труднодоступный перевал Паникс (свыше 2 400 м), откуда через город Кур Александр Суворов направил свою армию в сторону России. Цель похода – разгром французских войск в Швейцарии – достигнута не была.В общей сложности войска Суворова преодолели семь высокогорных альпийских перевалов – почти 300 км по узким горным тропам, снегу и скалам. За 17 дней пути потери русской армии в швейцарском походе составили 5 100 человек – примерно 1/4 часть от всей численности, выступившей в поход. Это много.Тем не менее переход через Альпы 21 тыс. россиян до сих пор не имеет аналогов в мировой практике. Спустя семь десятилетий русский военный министр Дмитрий Милютин, крупнейший исследователь Швейцарского похода писал, что эта неудачная кампания принесла русскому войску больше чести, чем самая блистательная победа.Павел I высоко оценил действия Александра Суворова при переходе через Альпы. Ему был пожалован самый высокий военный чин – генералиссимус. Появился и другой указ, по которому даже в присутствии царя войска должны были отдавать Суворову все воинские почести, подобно отдаваемым особе Его Императорского Величества.К сожалению, тяжести горного перехода не прошли бесследно для здоровья генералиссимуса. Простудившись и заболев, Александр Васильевич по прибытии в Петербург 6 мая 1800 года умер.В Швейцарии к Суворову до сих пор благоговейное отношение. В шести маленьких городках, через которые пролегал путь русской армии во время знаменитого похода, созданы музеи.Гиды с восторгом рассказывают экскурсантам о русских солдатах и их военачальнике, которые преодолели считавшиеся непроходимыми заснеженные Альпы, попутно сметая на своем пути французские заслоны.При этом, что для «просвещенной Европы» почти немыслимо, они не грабили мирное население, всегда платили за постой, фураж и продовольствие…Если вам, уважаемый читатель, доведется побывать в Швейцарии, найдите время съездить в деревню Андерматт – горнолыжный курорт в центральной части страны.Там неподалеку находится знаменитый Чертов мост – потомок того самого моста, который в сентябре 1799-го с боями преодолевала русская армия. Вблизи моста есть огромный 12-метровый крест, высеченный в скале, на котором по-русски выбита эпитафия в память всех погибших сподвижников генералиссимуса Суворова.И ни у кого даже в мыслях не возникает разрушить или перенести этот крест в другое место.Более героического события за всю историю Швейцарской Конфедерации, чем тот переход, совершенный русскими, не было. Да и вряд ли будет.Виктор Сирык***Источник.

28 сентября, 23:38

Один день в истории: День рождения героини Отечественной войны 1812 года Надежды Дуровой

28 сентября 1783 года в Киеве в семье гусарского ротмистра родилась Надежда Андреевна Дурова - героиня Отечественной войны 1812 года и первая женщина-офицер русской армии. Сайт Царьград ТВ: http://tsargrad.tv/ Подписывайтесь: https://www.youtube.com/tsargradtv Facebook — https://www.facebook.com/tsargradtv ВКонтакте — https://vk.com/tsargradtv Twitter — https://twitter.com/tsargradtv Одноклассники — http://www.ok.ru/tsargradtv Новости телеканала Царьград: https://www.youtube.com/channel/UC84v7yS6sxkw5ylGG-0fNig/videos?view_as=subscriber

18 августа 2016, 14:04

Жестокие русские и судьба Европейского Интернационала Завоевателей. 1812 г.

Оригинал взят у oper_1974 в Жестокие русские и судьба Европейского Интернационала Завоевателей. 1812 г.Адам Замойский.         "А реальность и вправду выглядела страшновато. Основным источником мяса служили околевшие лошади, но, несмотря на множество их вокруг, добыть конину оказывалось не просто. Когда лошадь падала и не могла подняться, солдаты бросались резать ее.        Самые опытные вскрывали живот, чтобы добраться до сердца и печени Они даже не давали себе труда сначала убить животное и еще кляли его на чем свет стоит за судорожные попытки вырываться и лягаться. Капитан фон Курц отмечал, что, когда солдаты заканчивали с телом, останки выглядели так, будто какой-то хирург-ветеринар занимался там анатомическими изысканиями.         Многих отвращала сама идея есть конину, как и вкус лошадиного мяса, однако представлялось возможным сдобрить его, раскусив патрон и посыпав мясо порохом, и скоро большинство привыкли к такой трапезе.        Жак Лорансен, инженер-географ, прикомандированный к ставке Наполеона, писал матери, что на самом деле тонко порезанная и прожаренная конина довольно приятна на вкус.       Командир 2-й дивизии Молодой гвардии, генерал Роге, счел достойным упомянуть о сделанном им гастрономическом наблюдении: по его мнению, мясо местных cognats отличалось более тонким вкусом, чем мясо французских или немецких лошадей.       Но лошади не были единственными, кто шел в пищу людям. "В Вязьме мы угощались очень недурным fricassee из кошек, - убеждал Лорансен мать в письме, которое, правда, никогда так и не достигло адресата. - Впятером мы сожрали трех отличных кошек, каковые были просто великолепными".       Вечером 30 октября в Гжатске Кристиан Септимус фон Мартенс и его товарищи впервые приготовили кошку. "Чтобы побороть переполнявшее нас отвращение, - писал он, - я уверил их, что гондольеры в Венеции, которые ни в коем случае не жили в такой нужде, как мы в тот момент, считают кошачье ragout деликатесом".        Колонны на марше сопровождали собаки из сгоревших сел и деревень, они выли и пытались оспаривать у изголодавшихся людей трупы лошадей, а некоторые, менее осторожные из них, сами шли в пищу солдатам. Любимчики из числа охотничьих собак или пуделей, прихваченные с собой в поход офицерами, тоже начали исчезать в котелках или ловко нанизывались, точно на вертелы, на прямые кирасирские и драгунские палаши, словно специально предназначенные для таких целей.         Достать хлеба практически не представлялось возможным, а вот ту или иную муку и крупу раздобыть было проще, посему солдаты делали этакое тесто на воде с порубленной соломой для вязкости и пекли лепешки в крестьянских печах или на углях костра.         Но чаще они бросали все попадавшееся под руку в котелок и варили как кашу, нередко добавляя огарок сальной свечи для питательности вместо масла.        Якоб Вальтер из Штутгарта, поначалу трудно привыкавший к походному быту, сделался весьма изобретательным, научился выбирать семена конопли и выкапывать капустные ростки, каковые тоже годились в пищу, если поварить их подольше.        "Мы готовили себе размазню из всевозможной муки с талым снегом, - делился воспоминаниями капитан Франсуа. - Затем бросали туда порох из патрона, ибо у него есть способность, позволяющая подсолить или по крайней мере сдобрить приготовленную таким образом пищу".          Капитан Дюверже, казначей из дивизии Компана, описал рецепт, названный им "размазней по-спартански" : "Для начала растопите снега, каковой понадобится в большом количестве, чтобы получить немного воды. Затем насыпьте туда муки, потом в отсутствии жира добавьте осевой смазки, а в отсутствии соли - пороха по вкусу. Подавать горячим и есть только тогда, когда вы очень голодны".         Условия жизни нередко служили плохим подспорьем в деле приготовления пищи. Люди частенько голодали так сильно, что набрасывались на сырье, но даже если всё же доводили блюда до нужной кондиции, глотали еду с жадностью наскоро, опасаясь противника.        Среди последствий подобных способов приема пищи оказывались рвота, несварение, колики и диарея. Дополнительной причиной, подхлестывавшей волчий аппетит и приводившей к поспешному поглощению съестного, становился страх перед возможной кражей. "Воровство и нечестность распространились по армии, достигнув такой степени беззастенчивости, что всякий чувствовал себя в безопасности среди своих не более, чем в неприятельском окружении", - отмечал Эжен Лабом.       "То и дело приходилось слышать одно и то же: "О Боже! Украли portmanteau. Стащили ранец или хлеб, или свели коня", - вспоминала Луиза Фюзиль.       Для многих, в особенности для оказавшихся самими по себе, воровство стало единственной возможностью уцелеть, кроме разве только потрошения брошенных повозок, сундуков и карманов умерших в пути.       Все презирали таких отщепенцев и называли их fricoteurs, от слова fricoter, означающего стряпать нечто, поскольку их часто видели пытавшимися соорудить себе ту или иную еду прямо на обочине дороги.         Если они подходили к костру в поисках хоть какого-нибудь тепла, их грубо и безжалостно гнали вон. Иногда они стояли неподалеку от сидевших у костра в надежде, по крайней мере, хоть так чуть-чуть согреться.        Многие одиночки брели к кострам русских бивуаков, чтобы сдаться. Таких находились тысячи, особенно в холодные ночи. Но надежда их на прекращение страданий скоро таяла, как дым, и судьбе таких бедолаг не позавидовал бы никто.       Хотя русские официально придерживались военных правил, распространенных по всей Европе, обычно они смотрели на пленных с небрежением. Тому есть яркие примеры.       Когда горячо любимый всеми полковник Казабьянка, командир 11-го легкого пехотного полка (состоявшего частью из корсиканцев, а частью - из уроженцев Вале), попал в плен около Полоцка, захватившие его русские палец о палец не ударили для сохранения ему жизни.        Когда через несколько дней он умер от ран, они вернули тело с эскортом почетного караула. Его офицер вручил французам записку от генерала Витгенштейна со словами: "Возвращаю тело отважного полковника 11-го полка, о коем мы скорбим не менее чем вы, ибо храбрец всегда заслуживает чести".        С другой стороны, некоторые офицеры относились к попавшим в плен коллегам обходительно. Партизанский вожак Денис Давыдов предпринял изрядные усилия с целью отыскать и вернуть молодому вестфальскому гусарскому лейтенанту колечко, медальон и любовные письма подруги, отобранные у того при пленении казаками.        Но другой лидер партизан, капитан артиллерии (впоследствии подполковник) Александр Самойлович Фигнер, с садистским наслаждением резал пленных, причем часто тогда, когда они меньше всего ожидали подобного поворота событий.       Генерал Ермолов тоже не жаловал пленных, в особенности поляков, которых презирал как предателей славянского дела. После Винково он плюнул в лицо графу Платеру и напутствовал конвоировавших его казаков потчевать того только ударами плеток. Образ действий Ермолова вовсе не являлся этакой аномалией.       "Наши солдаты брали в плен некоторых французов, - отмечал молодой русский офицер, описывая Смоленское сражение, - но все поляки были жертвами мщения и презрения".       Когда один офицер отчитывался после патрулирования о взятии в плен группы французских солдат, грабивших грабивших церковь, старший офицер пожурил его за то, что он вообще не перебил на месте. Потому тот пошел и приказал солдатам заколоть всех штыками.         Царь лично писал Кутузову, жалуясь на донесения о злоупотреблениях в отношении пленных, и требовал обращаться со всеми захваченными солдатами противника гуманно, кормить их и одевать. Но пример, преподанный братом самого Александра, красноречивее всего говорил о том, как мало смысла имели такие послания.        Генерал Уилсон ехал вместе с другими старшими офицерами следом за великим князем Константином мимо колонны пленных. Внимание его и свиты привлек один из них, по всему видно, немало отличившийся молодой офицер. Константин спросил его, не предпочел ли бы тот умереть.        "Да, если надежды на спасение нет, ибо я знаю, что через несколько часов пропаду от изнурения или стану жертвой пики казака, как сотни погибших на моих глазах товарищей, не способных от холода, голода и истощения идти далее, - ответил тот. - Во Франции есть кому оплакать мою судьбу - и ради них я бы хотел вернуться. Но это невозможно, чем скорее кончатся бесчестье и страдания, тем лучше". К ужасу Уилсона, великий князь выхватил саблю и зарубил офицера.        Существовал ряд предписаний, оговаривавших не только то, как надо содержать пленных, но также что и сколько им полагается получать для поддержания жизни. Однако, применительно к реалиям рассматриваемой нами кампании, буква закона была мертва.       Сержант Бартоломео Бертолини, схваченный во время фуражировки накануне Бородино, не мог и поверить, что с пленными можно обращаться так, как обращались с ним и его напарниками. У них силой отобрали все, даже форму и башмаки.       "Наши страдания словами точно и не описать, - рассказывал он. - Они не давали нам ни гроша, как положено пленным у цивилизованных народов, не получили мы и пайков, кои позволили бы хоть как-то прокормиться". Им велели идти, идти быстро, били и даже убивали, если кто-то выходил из строя прихватить по пути гнилой картошки или огрызок еды.        Доктор Раймон Фор попал в плен под Винково. Его и других офицеров привели к Кутузову, каковой обошелся с ними по-рыцарски, - велел выдать одежду и немного денег. Такого обращения не стоило ожидать пленным из солдатских рядов, ибо их непременно обирали, раздевали и били.       Но как только конвой с пленными вышел из Тарутинского лагеря в сопровождении ополченцев, то же стало происходить и с офицерами, у которых командиры ополчения отняли все полученное от Кутузова.       К моменту начала отступления война приобрела более беспощадные черты, а пленные превратились в обузу: коль скоро провизии и одежды не хватало обеим сторонам, никто не хотел жертвовать ничем для них.      Когда вынужденно бредущие за французами русские пленные слабели и отставали, их провожали в последний путь пулей в голову. Русские тоже не особенно церемонились с противником.     В большинстве своем пленных брали казаки, первым делом не только освобождавшие их от всего ценного, но и обдиравшие с них любую годную одежду. Затем их отдавали или, когда удавалось, продавали местным крестьянам, которые получали возможность поразвлечься, мучая французов до смерти с той или иной долей садизма.     Кого-то закапывали живьем в землю, других привязывали к деревьям и использовали в качестве мишеней для упражнения в стрельбе, бывало отрезали уши, носы, языки и гениталии, ну и так далее.     Генерал Уилсон видел "шестьдесят умиравших голых солдат, лежавших шеями на поваленном дереве, в то время как русские, мужчины и женщины, с большими прутьями, распевая хором и приплясывая, один за другим вышибали им мозги периодическими ударами".     В одном селе священник напомнил пастве о необходимости человечного обхождения с людьми и присоветовал утопить тридцать пленных подо льдом озера, но не истязать их.     В Дорогобуже майор Вольдемар фон Левенштерн в оцепенении наблюдал, как в присутствии русских солдат местные жители избивали топорами, вилами и палками безоружный лагерный люд, тащившийся за армией. "То было ужасное зрелище, - писал он, - они походили на каннибалов, и свирепая радость сияла на их лицах".        Иногда обычный гуманизм нормальных людей торжествовал посреди всего дикого варварства, как в случае вестфальского лейтенанта Ваксмута, раненого в бедро при Бородино. Он облегчался на обочине дороги, когда казаки обрушились на группу его попутчиков. Увидев его сидящим беспомощно со спущенными на икры штанами, они покатились со смеху и впоследствии обращались с ним хорошо.       Жюльен Комб отклонился от главной дороги с пятью другими офицерам в поисках корма для голодных коней и заблудился. Проведя тягостную ночь, на протяжении которой они едва не были похоронены под снегом, французы набрели на деревеньку, где крестьяне дали им кров и еду.       В Вязьме поручик Радожицкий, участвовавший в преследовании отступавших французов, наткнулся на русскую женщину, нанятую в кормилицы младенцу французским полковником и его женой.       Оба они погибли в бою, но русская и ребенок уцелели. "Он всего лишь маленький француз, что же и беспокоиться о нем?" - удивился поручик. "Ох, если бы вы только знали, как добры и милы были эти хозяева, - ответила женщина. - Я жила с ними, как в родной семье. Как же мне не любить их маленького сиротку? Я не брошу его, и только смерть разлучит нас!".       У гражданских, не подлежавших рационированию по военным нормам, не оставалось иного способа разжиться продуктами, когда же кончались деньги и ликвидные активы, приходилось побираться. Тут у женщин неизбежно появлялись преимущества, как рассказывал Лабом.      "Передвигавшиеся в основном пешком, обутые в матерчатые bottines и одетые в тонкие шелковые или перкалевые платья, они кутались в шубы или солдатские шинели, снятые с мертвых по дороге.      Их нужда заставила бы выступить слезы на глазах даже у мужчин с вконец зачерствевшими сердцами, когда бы отчаянное наше положение не душило любые проявления гуманизма.      Среди сих жертв ужасов войны попадались молодые, хорошенькие, прелестные, смышленые и обладавшие всеми качествами, чтобы соблазнить самого бесчувственного мужчину, но многие из них были низведены до попрошайничества и рады любой милости.      За кусок хлеба им приходилось благодарить, идя на любые унижения. Умоляя нас о помощи, они подвергались жестоким оскорблениям и каждую ночь принадлежали тем, кто кормил их в день накануне".        Итальянская Guardia d'onore (Почетная гвардия), которая состояла из юных отпрысков дворянских родов Северной Италии, имевших офицерские звания, но служивших в качестве простых солдат, вызывала повсеместную жалость, поскольку этим молодым людям не хватало сноровки и смекалки обычных вояк.       Они потеряли коней и плелись по дорогам в неудобных высоких сапогах, не догадавшись обрезать их. Молодежь эту всю жизнь опекали и лелеяли, и вот в результате почетные гвардейцы не умели подлатать обувь или зашить прореху на обмундировании, не говоря уж о приготовлении варева из подручных продуктов.       К тому же воспитание не позволяло им грабить и даже забирать всё необходимое у мертвых. Лишь восемь человек из 350 уцелели после похода, каковой показатель довольно низок даже по меркам той кампании."

24 февраля 2016, 00:00

Мемория. Фёдор Ушаков

24 февраля 1745 года родился выдающийся флотоводец Фёдор Ушаков.   Личное дело Фёдор Фёдорович Ушаков (1745–1817) родился в селе Бурнаково Ярославской губернии  в семье мелкопоместного дворянина Федора Игнатьевича Ушакова. Мать его звали Параскева Никитична. Отец служил в гвардии, воевал с турками в войну 1735 - 1739 годов, но после рождения третьего сына Федора был уволен с жалованием сержантского чина лейбгвардии Преображенского полка. Вернувшись в родное село, сменил царскую службу на хозяйственные хлопоты и воспитание детей. В шестнадцать лет Федор был представлен в герольдмейстерскую контору для смотра, где и показал, что «российской грамоте и писать обучен... желает-де он, Федор, в Морской кадетский корпус в кадеты». В феврале 1761 года Федор Ушаков был зачислен кадеты. Во время учебы в Морском корпусе он много читал, досконально изучил книги известного преподавателя Морской академии и Морского кадетского корпуса Н.Г. Курганова, такие, как «Наука морская - сиречь опыт теории и практики управления кораблем и флотом», «О науке военной», «Морской инженер», а также книги адмирала С.И. Мордвинова «Полное собрание о навигации в 4-х частях» и другие. В учебе особую склонность проявлял к арифметике, навигации и истории. 5 мая 1766 года, после пятилетнего обучения, Ушаков успешно, четвертым по списку, окончил Морской шляхетный кадетский корпус, получил офицерский чин и был приведен к присяге и направлен для прохождения службы на Балтийский флот. В конце 1768 года Адмиралтейство откомандировало молодого мичмана в Азовско-Донскую флотилию в распоряжение контр-адмирала А.Н. Сенявина. В июле 1769 года Ушаков был произведен в лейтенанты. До 1775 года он плавал на различных кораблях по Дону, Азовскому и Черному морям, выполняя различные задачи: транспортировку боеприпасов и материалов для постройки судов, занимал брандвахтенный пост у Керчи, командовал прамом № 5, четырьмя транспортными судами, ботом «Курьер», на котором плавал из Феодосии (Кафы) до Таганрогского порта. В 1773 году, командуя 16-пушечным кораблём «Модон», участвовал в отражении высадившихся в Балаклаве турок. В 1775 году он был переведен в Санкт-Петербург в корабельную команду и произведен в капитан-лейтенанты. В это время готовилась экспедиция в Средиземное море для проводки через проливы в Черное море трех фрегатов из состава Балтийского флота. Корабли эти под торговым флагом и с убранными в трюм пушками, должны были из Средиземного моря проследовать в Константинополь в расчете, что турки пропустят этот «коммерческий» караван через проливы. Летом 1776 года Ушаков совершил переход из Кронштадта в Средиземное море на фрегате «Северный Орел» под командованием капитана 2-го ранга Козлянинова. По прибытии в Ливорно был назначен командиром  фрегата «Св. Павел», на котором  в начале 1777 года вместе с другими кораблями и прибыл в Константинополь. Однако турецкое правительство, недовольное Кучук-Кайнарджийским миром, отказалось пропустить фрегаты в Черное море. Простояв девять месяцев, им пришлось возвращаться в Ливорно. Весь 1778 год Ушаков на «Св. Павле» курсировал между Ливорно и Гибралтаром, а в мае следующего года возвратился в Кронштадт. Участвовал в русско-турецкой войне 1768—1774 годов в составе Донской (Азовской) флотилии. 30 июня 1769 года получил чин лейтенанта. В 1780 году был направлен в Рыбинск для доставки в Санкт-Петербург каравана с корабельным лесом. После этого похода был назначен командиром императорской яхты и получил предписание принять командование придворными яхтами на Неве. Это назначение пришлось не по душе Ушакову, которому хотелось настоящей морской работы, а не бить «склянки» на императорской яхте. Он стал добиваться перевода обратно на флот, на боевой корабль. Не признающий подобострастия придворного этикета сухой и сдержанный боевой командир также пришелся не по вкусу двору. После посещения яхты и знакомства с ее капитаном Екатерина II сказала графу Чернышеву: «Ушаков слишком хорош для императорской яхты. Ему командовать боевым линейным кораблем». И вскоре Ушаков получил назначение командовать 64-пушечным кораблем «Виктор. В 1780—1782 годах на «Викторе» участвовал в реализации политики «вооружённого нейтралитета» в составе эскадры на Средиземном море. С 1783 года был переведен на Черноморский флот, участвовал в постройке и испытаниях кораблей в Херсоне и строительстве пункта базирования флота в Севастополе. К началу русско-турецкой войны 1787—1791 годов Ушаков командовал линкором «Святой Павел» и авангардом Черноморского флота. Первое крупное сражение с турками произошло недалеко от дельты Дуная у острова Фидониси (Змеиный). Обнаруженный Севастопольской эскадрой турецкий флот состоял из 15 линейных кораблей (из них пять 80-пушечных), восьми фрегатов, трёх бомбардирских кораблей и 21 мелкого судна. В русской эскадре было всего два 66-пушечных линкора, 10 фрегатов и 24 мелких судов. Встретились флоты утром 14 июля 1788 года. В течение трёх дней русские и турецкие корабли маневрировали в море, стараясь занять наветренное положение для боя, что было важно для парусных кораблей,  однако здесь турецкому флоту удалось сохранить преимущество. Занимая наветренное положение, турецкий флот выстроился в две кильватерные колонны и атаковал авангард русских, которым командовал Ушаков. После недолгой перестрелки и активного маневрирования, русским удалось отсечь флагманский корабль турок от их остальной эскадры. Сосредоточенная стрельба русских судов нанесла турецкому флагману серьёзные повреждения. Все попытки турецких кораблей исправить положение немедленно пресекались русскими фрегатами. Наконец, удачный залп с фрегата повредил корму и бизань-мачту турецкого флагмана. Он покинул поля боя, за ним последовал и весь турецкий флот. Успех был решительным. Сражение при Фидониси имело важные последствия. До этих пор турецкий флот господствовал на Чёрном море, не позволяя русским кораблям покидать прибрежные районы, то преимущественно между Керчью, Севастополем, Херсоном. После же сражения, когда вражеский флот впервые был вынужден отступить перед русской парусной эскадрой в открытом море, положение изменилось. Уже в сентябре 1788 года отряд крейсерских судов под командованием Д. Н. Сенявина вышел в первый боевой поход к берегам Турции. Русские корабли пересекли всё Черное море, достигли Синопа и прошли вдоль турецкого побережья, обстреливая приморские опорные пункты. После сражения при Фидониси Федор Ушаков в 1789 году был произведён в контр-адмиралы и поставлен во главе Севастопольской эскадры. В марте 1790 года он был назначен командующим всем Черноморским флотом. Весной 1790 года стало известно, что Турция сосредотачивает крупные силы в портах Синопа и Анапа и готовится к высадке десанта в Крыму. Получив это сообщение, Ушаков вышел со своей эскадрой к берегам Анатолии. Он нанес сильный удар по Синопской бухте, захватил 12 купеческих судов, 6 из них привел в Анапе. Обнаружив турецкий флот в керченском проливе, разбил эскадру и сорвал высадку турецкого десанта в Крым. Сражение произошло 8 июля 1790 года. Турецкая эскадра насчитывала 10 линейных кораблей, 8 фрегатов, 36 вспомогательных судов. У русских было также 10 линкоров, но всего 6 фрегатов, 1 бомбардирский корабль и 16 вспомогательных судов. Ушаков в этом сражении проявил себя умелым флотоводцем, способным творчески мыслить и принимать неординарные тактические решения. Сосредоточив главный удар на флагманских кораблях противника, он в максимальной степени использовал мощь артиллерии, поэтому, несмотря на превосходство в силах, турки снова потерпели сокрушительное поражение. Победа русского флота в Керченском сражении сорвала планы турецкого командования по захвату Крыма. 28 августа 1790 года состоялось сражение у мыса Тендра. Турецкий флот под командованием молодого капудан-паши Гуссейна, состоявший из 14 линейных кораблей, 8 фрегатов и 14 мелких судов был атакован российской эскадрой под командованием Федора Ушакова. Российский флот состоял из 5 линкоров кораблей, 11 фрегатов и 20 более мелких судов. Соотношение орудий было 1360 против 836 в пользу турецкого флота. Несмотря на превосходство в силах, турки  запаниковали, спешно стали рубить якорные канаты и в беспорядке отходить к Дунаю. Русские корабли «весьма споро» выстроились в боевой порядок на ветре у турок. Используя оправдавший себя в Керченском сражении боевом порядок, Ушаков вывел из линии три фрегата — «Иоанн Воинственник», «Иероним» и «Покров Богородицы» для обеспечения маневренного резерва на случай перемены ветра и возможной при этом атаки неприятеля с двух сторон. Подойдя к противнику на дистанцию картечного выстрела, он принудил его к бою. Русские корабли со всей силой обрушились на передовую часть турецкого флота, где находились капудан-паша и бо́льшая часть турецких адмиралов. Флагманский корабль Ушакова «Рождество Христово» вёл бой с тремя кораблями противника, заставив их выйти из линии. Через два часа боя вся турецкая линия была окончательно разбита. Теснимые русскими передовые неприятельские корабли вынуждены были повернуть через фордевинд и пуститься в бегство. Их примеру последовали и остальные суда, ставшие в результате этого манёвра передовыми. Но во время поворота по ним был сделан ряд мощных залпов, причинивших большие разрушения. Ушаков преследовал турецкий флот до тех пор, пока темнота и усилившийся ветер не вынудили прекратить погоню и встать на якорь. В результате турки потеряли 2 тысячи человек ранеными и убитыми, русские — всего 21 человека убитыми и 25 ранеными. Столь огромная разница объяснялась исключительной смелостью и решительностью атак русских кораблей, заставлявших турок приходить в смятение и стрелять без должной выдержки и наводки. Следующее сражение произошло у мыса Калиакрия 31 июля 1791 года. Турецкий флот снова имел значительное преимущество в огневой силе - 1800 орудий против 980 у русских. Черноморский флот, сблизившись с противником на предельно короткую дистанцию, «дружно» атаковал турок. Флагманский корабль Ушакова первым вступил в бой с четырьмя кораблями, не давая им развить атаку. Одновременно Ушаков приказал сигналом «Иоанну Предтече», «Александру Невскому» и «Федору Стратилату» подойти к нему. Но, когда они приблизились к «Рождеству Христову», все четыре алжирских корабля были уже настолько повреждены, что отошли от линии сражения и открыли своего пашу. «Рождество Христово» вошёл в середину турецкого флота, ведя огонь с обоих бортов, и продолжил поражать корабль Сеит-Али и ближайшие к нему суда. Этим манёвром Ушаков окончательно нарушил боевой порядок передовой части турок. Черноморский флот с успехом развивал атаку, а турецкие корабли были настолько стеснены, что стреляли друг в друга. Вскоре сопротивление турок было сломлено и они, обратившись к русскому флоту кормой, пустились в бегство. 8 августа Ушаков получил известие от генерал-фельдмаршала Н. В. Репнина о заключении 31 июля перемирия и повеление о возвращении в Севастополь. В 1793 году Федор Ушаков был произведён в вице-адмиралы. После вступления Российской Империи совместно с Оттоманской Портой в антифранцузскую коалицию, Порта стала союзником России. В 1798 году император Павел I назначил Ушакова командующим российскими военно-морскими силами в Средиземном море. Перед ним была поставлена задача поддерживать на море флот антифранцузской коалиции. В середине августа 1798 года эскадра под командованием Ушакова в составе 6 линейных кораблей, 7 фрегатов, 3 авизо и десантом из 1700 морских гренадер вышла из Севастополя и взяла курс на Стамбул. В Стамбуле под начальство Ушакова была передана эскадра Кадыр-бея в составе 4 линейных корабля, 6 фрегатов, 4 корвета и 14 канонерских лодок. Объединённый флот выступил в поход. За 6 недель русский морской десант занял ионические острова Китиру, Закинф, Кефалонию и Лефкас, после чего флот приступил к операции по овладению островом Корфу. Русская эскадра при поддержке турецкого флота после 4-месячной осады  выбила французов с Корфу и освободила Ионические острова. 20 февраля 1799 года крепость капитулировала. В плен сдались 2931 человек. Были захвачены богатые трофеи: 16 кораблей, 630 орудий и прочее имущество. За этот штурм Ушаков был произведен в адмиралы. Во время Средиземноморского похода 1798—1800 годов Федор Ушаков проявил себя не только как крупный флотоводец, но и как искусный политик и дипломат при создании греческой Республики Семи Островов под протекторатом России и Турции. Уже на следующий день после овладения крепостью Корфу Ушаков и Кадыр-бей выпустили прокламацию, в которой сообщалось, что жители всех сословий получают полную и общую амнистию и гарантию уважения религии, собственности и прав личности. В октябре 1800 года эскадра Ушакова вернулась в Севастополь. За два с половиной года похода российская эскадра не потеряла ни одного корабля, однако лишилась около 400 человек. В результате этого похода Россия обрела базу на Средиземном море, усилив свое присутствие в регионе. После возвращения адмирал Ушаков, создавший на Ионических островах республику, попал в опалу. Происками врагов он был удален с Черного моря и в 1802 году назначен командовать Балтийским гребным флотом, сходившим уже с вооружения. С 27 сентября 1804 года являлся начальником флотских команд в Санкт-Петербурге. В 1807 году адмирал был уволен в отставку с мундиром и пенсией. В 1810 году поселился в приобретённой им деревне Алексеевка Темниковского уезда Тамбовской губернии (ныне Республика Мордовия) неподалеку от Санаксарского монастыря. Федор Ушаков скончался 14 октября 1817 года в своём имении в Алексеевке.   Чем знаменит Имя выдающегося флотоводца адмирала Федора Ушакова является символом славы и победоносных традиций российского флота. Он внес огромный вклад в развитие тактики парусного флота. Адмирал смело импровизировал на поле боя,  перестраивал эскадру в боевой порядок уже при непосредственном сближении с противником, минимизируя таким образом время тактического развёртывания. Вопреки сложившимся тактическим правилам нахождения командующего в середине боевого порядка, Ушаков смело выпускал свой флагманский корабль передовым, поощряя собственным мужеством командиров и экипажи остальных кораблей. В связи с этим Федора Ушакова по праву можно считать основателем русской тактической школы в военно-морском деле. Победа Черноморского флота при Тендре оставила яркий след в боевой летописи отечественного флота. Федеральным законом «О днях воинской славы (победных днях) России» от 13 марта 1995 года день победы русской эскадры под командованием Федора Ушакова над турецкой эскадрой у мыса Тендра объявлен Днём воинской славы России. Именем Федора Ушакова названо множество географических объектов, кораблей, учебных заведений и астероил. В разных городах страны его именем названы улицы и установлены памятники. О чем надо знать Последние годы жизни Федор Ушаков провел в своем имении, занимаясь широкой благотворительной деятельностью. Согласно сообщению иеромонаха Нафанаила архиепископу Тамбовскому Афанасию: «Оный адмирал Ушаков… и знаменитый благотворитель Санаксарской обители по прибытии своём из Санкт-Петербурга около восьми лет вёл жизнь уединённую в собственном своём доме, в своей деревне Алексеевке, расстояние от монастыря через лес версты три, который по воскресным и праздничным дням приезжал для богомоления в монастырь к служителям Божьим во всякое время, а в Великий пост живал в монастыре в келье для своего посещения… по целой седьмице и всякую продолжительную службу с братией в церкви выстаивал неукоснительно, слушая благоговейно. В послушаниях же в монастырских ни в каких не обращался, но по временам жертвовал от усердия своего значительным благотворением, тем же бедным и нищим творил всегдашние милостивые подаяния в всепомощи. В честь и память благодетельного имени своего сделал в обитель в Соборную церковь дорогие сосуды, важное Евангелие и дорогой парчи одежды на престол и на жертвенник. Препровождал остатки дней своих крайне воздержанно и окончил жизнь свою, как следует истинному христианину и верному сыну Святой Церкви». 5 августа 2001 года адмирал Ушаков был канонизирован Русской православной церковью как местночтимый святой Саранской и Мордовской епархии. 6 октября 2004 года Архиерейский собор Русской Православной Церкви причислил Фёдора Ушакова к общецерковным святым в лике праведных. Фёдор Ушаков почитается как святой покровитель российского военно-морского флота (с 2000 года) и стратегических военно-воздушных сил (с 2005 года).   Прямая речь Из записки Ушакова от 1804 года.: «Благодарение Богу, при всех означенных боях с неприятелем и во всю бытность онаго флота под моим начальством на море, сохранением Всевысочайшей Благости ни одно судно из онаго не потеряно и пленными ни один человек из наших служителей неприятелю не достался». Из деяния о канонизации Федора Ушакова: «Сила его христианского духа проявилась не только славными победами в боях за Отечество, но и в великом милосердии, которому изумлялся даже побеждённый им неприятель… милосердие адмирала Феодора Ушакова покрывало всех».   9 фактов о Федоре Ушакове Святого Федора Ушакова часто путают с его тёзкой монахом Феодором Санаксарским, который приходился флотоводцу дядей. Свою первую награду — орден Святого Владимира IV степени Федор Ушаков получил в 1785 году за успешную борьбу с эпидемией чумы в Херсоне. Во время Отечественной войны 1812 года Ушаков был избран начальником ополчения Тамбовской губернии, но из-за болезни отказался от должности. Когда гроб с телом усопшего адмирала при большом стечении народа был вынесен на руках из города, его хотели положить на подводу, но народ продолжал нести его до самой Санаксарской обители, где Ушаков и был похоронен Скульптор Михаил Микешин включил Федора Ушакова в число исторических деятелей, чьи скульптурные изображения помещены на памятнике «Тысячелетие России» в Великом Новгороде, однако в ходе согласований имя адмирала было из списка вычеркнуто. В послереволюционные годы Санаксарский монастырь был закрыт, а часовня, построенная над могилой адмирала, разрушена. После того как в годы Великой Отечественной войны был учрежден орден имени Федора Ушакова, встал вопрос о месте погребения адмирала. Была создана государственная комиссия, которая произвела вскрытие могилы адмирала на территории монастыря у стены соборного храма. Могила адмирала была восстановлена и вместе с остатками монастырского комплекса взята под охрану государства. По найденному в ходе перезахоронения черепу Ушакова его облик был восстановлен по методу М. Герасимова. Средиземноморскому походу Ушакова посвящён художественный фильм «Корабли штурмуют бастионы» (СССР, 1953, режиссёр — Михаил Ромм). Роль Федора Ушакова сыграл Иван Переверзев. В октябре 2002 года в Греции на острове Корфу адмиралу был установлен памятник. Там также есть улица Ушакова. Ежегодно с 2002 года на острове Корфу проходят Дни памяти Федора Ушакова.   Материалы о Федоре Ушакове Ушаков Федор Федорович. Проект «100 великих полководцев». Тарле Е. В. Адмирал Ушаков на Средиземном море Люди земли Темниковской: Адмирал Ф.Ф. Ушаков Статья о Федоре Ушакове в Википедии