• Теги
    • избранные теги
    • Разное690
      • Показать ещё
      Страны / Регионы486
      • Показать ещё
      Компании123
      • Показать ещё
      Формат10
      Люди142
      • Показать ещё
      Показатели38
      • Показать ещё
      Издания16
      • Показать ещё
      Международные организации32
      • Показать ещё
      Сферы8
Отмена Крепостного права
27 июля, 09:18

Исторические размышления о Александре I

Николай пишет брату: Ваше величество, вам присягнули, царствуйте — в надежде на то, что тот скажет «не хочу» и приедет отрекаться. Константин приходит в ужас: он прекрасно понимает, что нельзя отречься от должности императора, если ты не император. Константин пишет в ответ: Ваше величество, это я вас поздравляю. Тот в ответ: не хотите царствовать — приезжайте в столицу и отрекитесь от престола. Тот вновь отказывается.

26 июля, 07:03

Лед тронулся? Госдума РФ приняла поправки в закон о гражданстве: мнения оптимистов и скептиков

Владимир Путин в очередной раз, теперь на встрече со школьниками в сочинском лагере «Сириус», сказал, что самым значительным событием в его жизни был распад СССР. А для многих соотечественников впору цитировать строки из стихотворения «Плач по утраченной Родине» выдающегося русского поэта из Харькова Бориса Чичибабина (1923–1994): «Я с Родины не уезжал, за что ж ее лишен?» Это стало в последние три года, с момента государственного переворота, особенно актуальным для граждан Украины, пытающимся вернуться в лоно исторической родины, которую пока олицетворяет, и в правопреемническом аспекте, Российская Федерация. Не забудем, что в осколках нашей общей большой страны, некогда насчитывавшей около 300 млн граждан, с 1991 г. в рассеянии и отсоединении оказалось 25-30 млн русских.

19 июля, 16:09

Олег Нилов об основаниях для лишения гражданства РФ

19 июля Государственная Дума рассмотрела и приняла в третьем чтении проект федерального закона № 156692-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О гражданстве Российской Федерации" и статьи 8 и 14 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" (об уточнении оснований отмены решений по вопросам гражданства Российской Федерации и о присяге лица, приобретающего гражданство Российской Федерации). От фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" по данному вопросу выступил Олег Нилов: – Уважаемый Вячеслав Викторович (Володин, Председатель ГД – Прим. ред.)! Принимаемый законопроект я бы предложил назвать законом года, потому что действительно об этом мы много раз говорили здесь. Многие инициативы были поданы, отвергнуты. Коснусь сразу третьего блока, который касается отмены крепостного права пана Порошенко на граждан Украины. Об этом два года назад с этой трибуны говорил я и предлагал законопроект. К сожалению, тогда не был вами услышан. Вячеслав Викторович, я попрошу Вас иногда пользоваться таким приёмом: принимаем сегодня закон, как я его предлагаю назвать, закон года, а потом я предложу поставить аналогичное выступление с этой трибуны и аргументацию, и контраргументацию одних и тех же депутатов, но для того, чтобы впредь неповадно было так отвергать всё, что предлагается от оппозиции. Конечно, нет возможности, наверное, учесть все поступившие предложения: по присяге, по преступлениям, за совершение которых нужно принимать решение о лишении гражданства. Я тоже предлагал наркоторговлю считать именно таким преступлением, как и терроризм, и экстремизм. Но пока это не поддержано, давайте подумаем, может быть сделаем это позже. Были предложения Владимира Вольфовича Жириновского исполнять после присяги Гимн Российской Федерации. Тоже интересное предложение, особенно для тех граждан, которые его не знают и, наверное, вряд ли скоро его выучат. Но это давайте оставим для следующих наших вариантов обсуждения. Сегодня же я действительно считаю, что это очень важное событие и для России, и для Украины. Фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ", конечно же, поддерживает этот законопроект. Спасибо.

19 июля, 14:32

Украинцам упростили процедуру получения российского гражданства

Глава комитета Госдумы РФ по законодательству и госстроительству Павел Крашенинников прокомментировал механизм отказа от гражданства Украины.

19 июля, 10:51

Отменяется крепостное право пана Порошенко на граждан Украины — депутат

Меняется механизм отказа от гражданства Украины.   Госдума принимает закон года — о механизме отказа от гражданства Украины. Как передает корреспондент ИА REGNUM 19 июля, об этом заявил депутат Госдумы Олег Нилов («Справедливая Россия»). «Закон — отмена крепостного права пана...

15 июля, 22:45

Александр Чудинов. Наполеон в восприятии русского народа

Историк Александр Чудинов об образе врага в русском фольклоре, обращении русских крестьян с пленными французами и идее отмены крепостного права.Когда в 1812 году Наполеон готовился к вторжению в Россию, в его окружении активно обсуждалась идея отмены крепостного права, чтобы привлечь русских крестьян на сторону французов. Наполеон решил отказаться от реализации этой идеи. Однако, когда французская армия ступила на русскую территорию, среди русских помещиков было определенное опасение, что крестьяне могут выступить в поддержку французов против своих хозяев, если те объявят им свободу. Как известно, французы свободу не объявили, но, когда война закончилась поражением великой наполеоновской армии, Наполеон впоследствии, особенно на острове Святой Елены, обращался к этой идее: а что было бы, если бы он провозгласил отмену крепостного права в России?Для того чтобы понять, как крестьяне могли прореагировать на этот жест императора французов, мы должны обратиться к изучению крестьянских представлений о том, что происходило в 1812 году. И те свидетельства о войне 1812 года, которые у нас есть, — это свидетельства просвещенных современников, просвещенных элит. Но как понять, что сами крестьяне думали о событиях 1812 года, как они воспринимали французское нашествие и готовы ли были они откликнуться на возможные шаги французского императора? Подавляющее большинство населения в России, особенно крестьяне, было безграмотным и не оставило письменных источников. И чтобы понять, что они думали, мы можем обратиться только к такому ценному источнику, как устная литература, фольклор.Для изучения периода войны 1812 года историки имеют уникальную возможность использовать широкий пласт фольклора. Это возможность, которой нет у историков ни для предшествующего, ни для последующего периода. Для предшествующего не имеют возможности, потому что регулярные записи фольклорных текстов начались во второй половине XIX века, то есть как раз когда еще были живы современники Отечественной войны. Для последующего периода фольклор теряет такое значение, поскольку подвергается сильному влиянию письменной литературы. А для войны 1812 года как раз сохранился широкий пласт произведений народной литературы, рассказывающей об этих событиях.Читать полностью здесьВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

09 июля, 18:05

На место головы была пришита задница. К.Сёмин (Aleks_Ivan)

Еще одна аналогия, позволяющая понять случившееся в 1991. Представьте, что через 70 лет после отмены крепостного права его вдруг восстановили бы в полном объеме — с живыми и мёртвыми душами, аукционами по продаже людей, поркой на конюшне и правом первой ночи, зарезервированным для барина. 173 комментария

08 июля, 06:41

Мифы и факты о царской России

В отличие от ученого мира, массовое общественное сознание во многом живет мифами. В отличие от других стран особенностью современной России является то, что здесь исторический миф представляет прошлое нашей страны во многом хуже, чем оно было в реальности. В 1917 произошел разрыв национального самосознания. Главным делом политики большевиков стало создание советского мифа, частью которого стало формирование негативного облика дореволюционной России. В этом большевики выступили преемниками левой интеллигенции, которая десятилетия готовила революцию, разрушая религиозные, национальные и монархические основы русской культуры.

08 июля, 00:05

Обмен бумаги на золото. Как в России превращали одни деньги в другие

Как в России превращали одни деньги в другие и боролись со спекулянтами.

02 июля, 17:00

Очернять СССР могут либо враги, либо недалёкие люди

У огромного количества наших современников естественная ненависть к либеральным упырям сочетается с ушибленность антисоветской пропагандой, организованной этими же ненавистными упырями.В числе прочего, это ведёт и к росту популярности фашизма у молодёжи – как «третьего пути» между либеральной демократией, связанной с ужасом личного опыта и социализмом, поданным в форме очерняющей ложной памяти.А путей у человечества не слишком много.Строго говоря-то, путей только три:- от человека к Человеку- от человека к бессмысленному скоту- от человека к хищному монструЕсли первые два пути отсечь, останется только третий, а он и есть фашизм (слово пустое, от «фашио»-«пучок». Суть-то не в пучке, а в хищном зверстве, декриминализации убийств как способа решения личных материальных и карьерных проблем).Поэтому далеко не так безобидны люди, исповедующие концепцию «войны на два фронта» - и против советского наследия и против либерально-западного влияния.Засушенные в гербариях собственных фантазий, оторванные от реальной жизни, выдумавшие свой мир, они стремятся совместить несовместимое.Если разбираться с психологией современника – то ненависть к рыночным либералам носит в ней актуальный, текущий характер, на основании личного опыта.Ненависть же к СССР, свойственная некоторым – ретроспективно-амнезийный характер: она всегда касается тех периодов СССР, в которых ненавистник не жил.Схема такова: некто Пётр меня обидел, оскорбил, унизил, ограбил, смешал с грязью. От сего я тёплых чувств к Петру не питаю, естественно. Но Пётр, когда меня мутузил и за волосы таскал, мордой по асфальту – рассказывал мне, какой плохой человек Иван. Я Ивана совсем не знаю, ни разу его не видел. Но парадоксальным образом я впитал в себя ненависть моего обидчика к его врагу, то есть ненависть к врагу моего врага…Те, кто помнят 80-е – говорят «нет, в 80-е-то всё уже было нормально, а вот до них что творилось!» Те, кто помнят 70-е, говорят, что и в 70-е ничего плохого не было, «а вот раньше-то!». Те, кто застал 60-е – реабилитируют 60-е. А ветхие дедушки и бабушки, которые помнят довоенное время, недоумевают: «да ничего там такого не было страшного, про что вы рассказываете!».Ну, было в 1937-38 годах, на самом пике „репрессий” арестовано 1 372 392 человек. А прямо сегодня в тюрьмах США содержится более 2 млн арестантов. И что? В каждой стране есть какое-то количество арестованных и какое-то количество тюрем - почему до небес раздули ничем не примечательный факт?!То есть, грубо говоря, либералы насвистели баек в ухо человеку – и человек отверг те байки, которые может на личном опыте отвергнуть. А остальные проглотил.«При Ельцине было ужасно, но ведь и при Сталине тяжело жилось!» Откуда ты знаешь про Сталина?! Про Ельцина понятно, ты при нём жил (хотя для молодёжи уже сегодня начали толкать туфту про «святые 90-е»). А про Сталина откуда?!+++Затхлый консерватизм реставраторов XIX века «а ля рюс» - занятие пустое, неблагодарное и оторванное от жизни. Вместо живого русского медведя предлагается чучело медведя, набитое опилками и со стеклянными глазами.Мумии архаики охотно надевают одежду прошлого (косоворотки, как их укро-коллеги вышиванки) и видят русское начало только в лаптях, балалайках, кондовых избах и тишине непроглядной грязи. Они не хотят разглядеть русского начала в космосе и атоме, в высших и блистательных достижениях человеческого гения.Они разделяют навязанный с Запада взгляд на русских, как на индейцев, гуронов или чероки, которые победу над «бледнолицыми» заменили самоукрашением перьями и метанием томогавков.Мумии (не только в России – по всему миру), помешанные на исторических реставрациях и реконструкциях, ненавидят Октябрьскую Революцию за её модернизаторское ядро и модернизаторский пафос. Они подобны тем самураям, которые противились «революции Мэйдзи»: не хотим, мол, огнестрельного оружия, будем дальше мечами махать[1]…В рамках мумификаторской критики большевизма и Сталина (как наиболее выдающегося его представителя) – миф о «нормальной жизни», которую сломали «террористы, захватившие власть».То есть, понимаете, была нормальная жизнь. А потом её не стало. Начались страшные репрессии. Но потом, правда, нормальная жизнь начала возвращаться – вместе с Горбачёвым, Ельциным, Сванидзе, Ходорковским… А поскольку такое возвращение слишком уродливо, чтобы всерьёз считаться современниками за «нормальную жизнь» - придуман дополнительный миф: о «великой порче», произведённой большевизмом.Любой Г. Явлинский объяснит вам (почти дословно цитирую) – мол, реформаторы такие уроды, потому что у них большевистское прошлое за плечами. Если бы не было «чёрной дыры» большевизма – «норма» выглядела бы привлекательной для людей. А из-за террористов, захвативших власть в 1917 году, возвращение «нормальной жизни» - проходит тяжело и болезненно…+++Во второй половине 1860-х годов грамотность среди русских крестьян составляла 5-6%, а к 1897 году достигла 17,4%. Это дало основание В. Ленину писать (а его никто из современников опровергать не бросился) вот что:«Такой дикой страны, в которой бы массы народа настолько были ограблены в смысле образования, света и знания, – такой страны в Европе не осталось ни одной, кроме России. И эта одичалость народных масс, в особенности крестьян, не случайна, а неизбежна при гнете помещиков, захвативших десятки и десятки миллионов десятин земли, захвативших и государственную власть…»[2].Вот это нам предлагается считать «нормальной жизнью», которую разрушили «захватившие власть террористы»?!Наша газета уже не раз приводила свидетельства классиков литературы о страшных нищете и голоде, которых (взамен тусклой, но упитанной прежней патриахальности отношений) принёс с собой в Россию капитализм и свободный рынок.Мы приводили свидетельства Л.Н. Толстого, и важно, что Толстой подчеркивает: капитализм довел до голода далеко не только, и даже не столько Россию, сколько весь мир[3].Толстой указывает и хронологические рамки: «в современной ему России уже лет 20 существует хроническое недоедание, ведущее к ослаблению организма, болезням и сокращению продолжительности жизни».Мы приводили свидетельства Лескова, о жизни «освобожденного» либеральными реформами народа: «прибывали в город толпы оборванных мужиков в лаптях и белых войлочных колпачках. Они набивались в бурлаки из одних податей и из хлеба и были очень счастливы, если их брали сплавлять в далекие страны тот самый хлеб, которого недоставало у них дома.Но и этого счастья, разумеется, удостоивались не все. Предложение труда далеко превышало запрос на него. Об этих излишних людях никто не считал себя обязанным заботиться, нанятые были другое дело о них заботились. Их подпускали к пище при приставниках, которые отгоняли наголодавшихся от котла, когда они наедались в меру. До отвала наголодавшимся нельзя давать есть, эти, как их называют, „жадники” объедаются, „не просиживают зобов” и мрут от обжорства»[4]..Мы приводили свидетельство Ивана Бунина: «…чернозем на полтора аршина, да какой! А пять лет не проходит без голода». «Город на всю Россию славен хлебной торговлей – ест же этот хлеб досыта сто человек во всем городе»[5].Мы говорили о работах известного мыслителя-монархиста (расстрелянного в 1918 г.) М.О. Меншикова[6], писателя Мельникова-Печерского, доктора-антрополога Элизабет Брейнерд (профессор Брандейского университета, США) – и все эти труды современников того и нашего времени говорят одно и то же: капитализм привёл Россию к антропологической катастрофе!«…антропометрические данные российских детей в начале и первой половине двадцатого века были неудовлетворительными. Они стали улучшаться в период индустриализации страны (отметим, что это и годы «страшной» коллективизации) и стремительно пошли вверх в отношении детей, родившихся в 1940-е, 50-е и 60-е годы».Организм русского бедняка к началу ХХ века в буквальном смысле слова иссыхал и увядал, «порода портилась», костяк мельчал, ухудшались пропорции лица и тела, и т.п.И.А. Бунин в сердцах буквально кричал об этом в самом известном своём произведении, «Деревне»:«Нищих, дурачков, слепых и калек, – да все таких, что смотреть страшно и тошно, – прямо полк целый!».+++Могут сказать: это потому что в России был азиатский, испорченный строй и уклад, что русские – «неправильные». Ничего подобного: русский угнетатель если чем и отличался от европейского, то только некоторой гуманностью и патриархальностью. Нас, конечно, Россия интересует в первую очередь, но и о Европе мы знаем достаточно.Достаточно, чтобы сказать – не было никакой «нормальной жизни», которую прервал бы большевистский «беспричинный и безумный террор».Начнём с того, что в известном исследовании Т. Роджерса, посвящённому позднему средневековью в Англии доказано (со всей английской дотошностью), что реальная оплата труда, выраженная в квартерах пшеницы, в Англии не росла с развитием капитализма, а довольно заметно падала. Ибо 3 шиллинга XV в. превышают по своему значению 36 шиллингов XIX в., указывает Роджерс. Парадокс, но средний человек с развитием торговли и техники начинал жить не лучше, а… хуже!Бродель доказал, что до капитализма Европа не знала социального голода (т.е. голода бедняков при полных амбарах у богачей). А Леви-Стросс показал, что «Запад создал себя из материала колоний», перенеся неслыханные злодеяния против соотечественников на иные континенты, и тем несколько ослабив нажим на соотечественников в метрополии.По авторитетному свидетельству лорда Байрона, в Англии человеческие ценились «дешевле чулка»[7]:Не странно ль, что, если является в гостиК нам голод и слышится вопль бедняка.За ломку машины ломаются костиИ ценятся жизни дешевле чулка?А если так было, то многие спросят;Сперва не безумцам ли шею свернуть,Которые людям, что помощи просят,Лишь петлю на шее спешат затянуть?Выдающийся новеллист XIX века В.А.Соллогуб очень четко диагностирует либеральные «свободы»:«Немцы да французы жалеют о нашем мужике: мученик де! – говорят, а глядишь, мученик-то здоровее, сытее и довольнее многих других. Ау них... мужик то уж точно труженик: за все плати: и за воду, и за землю, и за дом, и за пруд, и за воздух, и за все, что только можно содрать.Плати аккуратно: голод, пожар – а ты все равно плати, каналья! Ты вольный человек: не то вытолкают по шеям, умирай с детьми, где знаешь... нам дела нет».Русского помещика Соллогуб описывает так: «Первое мое правило – чтобы у мужика все было в исправности. Пала у него лошадь – на тебе лошадь, заплатишь помаленьку. Нет у него коровы – возьми корову – деньги не пропадут. Главное дело – не запускать. Недолго так расстроить имение, что и поправить потому будет не под силу».Русским писателям вторит известный русофоб, человек, свидетельство которого ценно хотя бы тем, что заподозрить его в «лакировке русской действительности» невозможно – Р.Пайпс.Проработав огромное количество источников, он сделал вывод, что с середины XVIII века и до отмены крепостного права и помещик, и крестьянин были относительно современного им европейского уровня жизни вполне „зажиточны". Данные Пайпса «не подтверждают картины” особых русских „мучений и угнетения, почерпнутой в основном из литературных источников", которая чем-то отличала бы Россию от Европы.Из отчета Интернационального статистического конгресса в Париже:«Помимо „разрушающего влияния ночного труда на человеческий организм” отмечается также „роковое влияние ночного совместного пребывания обоих полов в одних и тех же скудно освещенных мастерских"». Также жилищные условия больших городов, скученность, переполнение жилищ отрицательно влияют на характер пролетариата.Д-р Саймон свидетельствовал на конгрессе: «...оно (переполнение жилищ) почти неизбежно обусловливает такое отрицание всяких приличии, такое грязное смешение тел и физических отправлений, такую наготу полов, что все это носит звериный, а не человеческий характер».«Многие, не раздеваясь, спят без постели на голом полу—молодые мужчины и женщины, женатые и холостые без разбора, скученные вместе». «Указывая на то, насколько часто случается, что взрослые люди обоего пола, женатые и неженатые, скучены (huddled) в тесных спальнях, их отчеты должны были приводить к убеждению, что при описанных обстоятельствах чувство стыда и приличия нарушается самым грубым образом, и что нравственность разрушается почти неизбежно».Слова д-ра Hunter'a:«Надо быть смелым пророком, чтоб предсказать все, чего можно ожидать от детей, которые при условиях, не имеющих себе равных в этой стране (Англии), теперь подготовляются воспитанием к тому, что они сделаются членами опасных классов—воспитываются, проводя до полуночи с людьми разных возрастов, пьяными, непристойными и сварливыми».+++Бельгийцы в ходе колонизации Конго уничтожили около 10 млн. (!) местных жителей. По самым скромным оценкам число жертв голода, сознательно организованного английскими властями в Индии[8] в 1942—1943 гг. было не менее 1,5 млн. человек. Более реальные оценки оценивают число умерших в 3-4 млн. человек[9].А первый голод-геноцид, организованный англичанами в Индии был… текстильный. Для решения проблем своей текстильной промышленности англичане занялись соответствующими мероприятиями по формуле «купи конкурента и уничтожь его».«При англичанах налоги в Индии росли ежегодно, приводя к обнищанию местного населения. Успешно испробованная тактика вытеснения в Ирландии одинаково хорошо себя показала и в Индии. В результате крестьяне разорялись и вынуждены были продавать свои земли в счет долгов[10].Таким образом, с начала XIX века, по мере того как англичане распространяли свое влияние в Индии, массовый голод, КОТОРОГО РАНЬШЕ НЕ БЫЛО, стал обыденным явлением в стране. Согласно британским официальным данным, в Индии от голода умерло: в 1800–1825 гг. – 1 млн чел.; в 1825–1850 гг. – 400 тыс. чел.; в 1850–1875 гг. – 5 млн чел.; в 1875–1900 гг. – 26 млн чел.».+++На основании анализа статистических данных Борис Борисов в статье «Голодомор по-американски» оценил число жертв финансового кризиса (параллельного голоду в СССР 1932-33 гг.) в США в более чем 7 миллионов человек.В своей статье Борисов использует официальные данные американского статистического ведомства.«Мало кто знает … о пяти миллионах американских фермеров (около миллиона семей) ровно в эти же время согнанных банками с земель за долги, но не обеспеченных правительством США ни землёй, ни работой, ни социальной помощью, ни пенсией по старости – ничем», — говорится в статье.«Каждый шестой американский фермер попал под каток голодомора. Люди шли в никуда, лишенные земли, денег, своего родного дома, имущества — в охваченную массовой безработицей голодом и повальным бандитизмом неизвестность».Что происходило в те годы с американским обществом прекрасно показывает фильм «Кинг-Конг» режиссера Питера Джексона. Первые кадры ленты повествуют о периоде Великой депрессии и рассказывают нам историю актрисы, которая не ела три дня и пытается украсть с лотка яблоко. Еда в городе есть, но в охваченном тотальной безработицей Нью-Йорке у людей нет денег, чтобы ее купить. При заполненных магазинах и красочных витринах кондитерских и мясных лавок, люди на улицах элементарно голодают.«Вот подлинные воспоминания ребенка об этих годах : «Мы заменяли нашу привычную любимую пищу на более доступную... вместо капусты мы использовали листья кустарников, ели лягушек... в течение месяца умерли моя мама и старшая сестра...» ( Jack Griffin)». Цена вопроса: более 7 млн. американцев стали жертвами голода 1932-33 годов…+++Вот это нам предлагается считать «нормальной жизнью», которую разрушили «захватившие власть террористы»-сталинцы?!+++Человечество в ХХ веке сумело избавиться от очень многих кошмаров социально-экономического устройства «свободной рыночной экономики». Но этого не случилось бы без большевиков и Сталина. Как не случилось бы и победы над Гитлером и мировым фашизмом – ибо всем понятно, что трухлявым армиям Англии и США одолеть вермахт собственными силами было абсолютно немыслимо.Под руководством СССР человечество победило планетарный голодомор и под руководством СССР мир избавился от «коричневой чумы». Оказалось – и то, и другое – не навсегда…По чёрной иронии именно голодомор, веками терзавший человечество – повесили потом на шею Сталина обвинители…+++Так вот, друзья и враги, запомните раз и навсегда: Сталин не организовывает голода! Он получил голод в наследство от той реальности, в какой родился, а до него – родились сорок колен его и наших предков. Даже в первой половине ХХ века острый голод для человека тех лет – совершенно обыденное и заурядное явление.Скажем, роман, сделавший Кнута Гамсуна знаменитым – назывался «Голод» (норв. Sult) и вышел в 1890 году. Роман автобиографический, он рассказывает о том, как молодой норвежец (притом что Норвегия – одна их самых благополучных стран мира) совершенно обыденным образом умирает и сходит с ума от голода[11].Нужно ли говорить, что Сталин не правил в 1890-м году, и никогда не правил Норвегией?Это происходило в мире, в котором европейские колонизаторы убивали голодом целые континенты, не щадя, впрочем, и собственных низов (положение простолюдина в Европе, несмотря на допинг колониального грабежа, ещё и в первой половине ХХ века являлось ужасающим[12]).+++СССР получил голод в наследство от старого мира, старого устройства экономики, на которое и покусились большевики, стремясь покорить стихии и управлять ими.Да, Сталин не был волшебником, чтобы, придя к власти, за день или за год решить проблему тысячелетий, взмахнув волшебной палочкой. Ему, как не-волшебнику, пришлось обойтись без чудес, без обращения камней в хлебы. Проблему пришлось решать становлением новой экономики, в окружении жутких хищников, а ресурсы на новую экономику было взять неоткуда, кроме как из старой, доставшейся по наследству от прошлого.В этой ситуации и пришёл в Россию (включая её юго-западную украину) голод 1932-33 годов – ОЧЕРЕДНОЙ, А ВОВСЕ НЕ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЙ!Потому что голодали в 1932-33 годах все народы определённой климатической полосы, поражённые страшным неурожаем в их климате – а средств для преодоления гримас стихии у советского правительства тогда ЕЩЁ не было.Голод бушевал и на территориях, не имеющих никакого отношения к советской власти - в Зaпaднoй Укpaинe, нaхoдящeйcя в cocтaвe Пoльши, Pyмынии, Чeхocлoвaкии.Об этом просто меньше трубят и треплются. Например, сколько погибло населения в Польше от голода и сколько осталось после его в Польше до Второй Мировой войны по сей день осталось тайной.Даже в 1968 году в ООН не имела таких сведений. В справочнике „Экономика стран Мира” в графе население Польши в 1938 г. стоит многоточие — данные отсутствуют.Голод 1932-33 годов коснулся и Германии и Англии[13]. Интересный факт: «800 тысяч революционеров за два года (1932-33) убито и приговорено к смерти в странах Европы». Сколько людей погибло от голода до сего времени не известно.+++Эти факты можно приводить бесконечно, но нам важны не сами факты (мы и без них знаем, что свобода торговли = голодомору), а то, что Сталин не имеет к голоду 1933 года, как и ко всем предыдущим (удручающе следовавшим через века, примерно раз в 5-10 лет) никакого отношения.Причины голодомора всякий раз одни и те же: отсутствие технических средств преодоления слепой стихии – которое делало роковым фактором то засуху, то ливневые дожди, то прожорливое насекомое, то какой-нибудь бурно размножающийся грибок.Любая гримаса природы могла оставить миллионы людей без куска хлеба – потому что люди не укрощали стихию, а поклонялись ей, как жестокому и кровожадному идолу.+++Прогрессивная роль коммунистов в общечеловеческой цивилизации заключается в их последовательном переходе от приспособленчества к плановому созиданию реальности. Велика и величественна в этом процессе роль лично И.В. Сталина.В своем приветствии по случаю 20-летия Октябрьской революции выдающийся американский писатель Теодор Драйзер писал в «Правде» 7 ноября 1937 года: «Использовать труд, сельское хозяйство, промышленность, естественные богатства, технику, человеческие знания, власть человека над природой, использовать всё это на благо всех трудящихся, для того, чтобы обеспечить всем зажиточную и культурную жизнь, — вот урок, который советская революция преподает остальному человечеству».Всё живое вначале проявляется на планете как плесень, живущая обстоятельствами. Человек-паразит (идеал наших либералов-рыночников) не умеет никак влиять на мир, он умеет только приспосабливаться к не им созданным условиям.Такой паразит – заложник и частая жертва стихий. Стало чуть-чуть суше – и вот уж вся плесень погибла, пересохла…Весь смысл цивилизации в том, чтобы от плесени биосферы прийти к Ноосфере (термин В. Вернадского), в которой Разум станет фактором геологического и космического масштаба: человек сумеет сконструировать искусственно не только климат или насыпать остров, но и планеты, и целые звёздные системы начнёт производить по собственной воле!Но это потом – а пока нужно просто подать поливальные установки туда, где засуха и организовать тепличные хозяйства в зонах рискованного земледелия. Тогда и не будет голода – спутника предыстории рода человеческого.Ведь если человек созидатель – то он творит свою реальность. А формируемый рынком приспособленец является заложником слепых стихий, игры случая, заложником конъюнктуры. Реальность ему не подчиняется и им не управляется.Именно поэтому приспособленцы-прагматики тысячелетиями не могли одолеть голода, как и всех прочих проблем человечества.Они же не могут природе (слепой стихии рынка) запретить, например, неурожай, или несколько неурожаев подряд. Они не могут запретить саранче или гессенской мухе её набеги на поля. И в этом причина голодомора 1932-33 годов. Как и всех остальных, которые были веками. Как и тех, которые СНОВА МОГУТ БЫТЬ – если не свернём с гибельной тропы паразитарного приспособленчества –рыночного прагматизма…[1] Революция Мэйдзи — комплекс политических, военных и социально-экономических реформ в Японии 1868—1889 годов, превративший отсталую аграрную страну в одно из ведущих государств мира. Являлась переходом от самурайской системы управления в лице сёгуната к прямому императорскому правлению в лице императора Муцухито и его правительства. Существенно повлияла на государственный строй, законодательство, императорский двор, провинциальную администрацию, финансы, промышленность, дипломатию, образование, религию и другие сферы жизни японцев.С Мэйдзи связывается формирование японского национального государства нового времени и японской национальной идентичности. Годы Мэйдзи характеризовались ломкой японского традиционного образа жизни и ускоренным внедрением в стране достижений передовой технической цивилизации.[2] Владимир Ленин (Ульянов). Полное собрание сочинений. Том 19. Июнь 1909 ~ октябрь 1910.[3] «Если разуметь под словом «голод» такое недоедание, вследствие которого непосредственно за недоеданием людей постигают болезни и смерть, как это было недавно в Индии, то такого голода не было ни в 1891 году, нет и в нынешнем».[4] Лекарь вскрыл трупы и, ища в желудке отравы, нашел одну кашу, кашей набит растянутый донельзя желудок, кашей набит был пищевод, и во рту и в гортани везде лежала все та же самая съеденная братьями каша. Грех этой кончины падал на приставника, который не успел вовремя отогнать от пищи наголодавшихся братьев „жадников".[5] Иван Бунин, «ДЕРЕВНЯ», М., 1996 г.[6] М.О. Меньшиков «Из писем ближним», М., 1991 г., стр.47[7] Лорд Джордж Ноэл Гордон Байрон, ОДА АВТОРАМ БИЛЛЯ, НАПРАВЛЕННОГО ПРОТИВ РАЗРУШИТЕЛЕЙ СТАНКОВ[8] Британская администрация вывезла из Бенгалии все запасы риса и все лодки, вместимостью более 10 человек. В итоге именно это и привело к массовому голоду и миллионам смертей. Ураган октября 1942 года привёл к большому наводнению, урожай 1941 года был плохим. Когда начался голод, англичане так и не вернули запасы риса назад в Бенгалию и не предприняли никаких мер для оказания помощи голодающим.[9] Безземельные крестьяне, мелкие лавочники, ткачи и ремесленники были вынуждены продавать за бесценок своим наиболее удачливым соседям домашний скарб, украшения, инструменты, одежду. Продавали даже двери и окна своих жилищ… К маю в 6 районах дельты от голода умирало все больше и больше людей, особенно в Читтагонге. В июне смертность в два раза превысила средний пятилетний уровень, а в июле — в 3-4 раза уровень, характерный для июня...Администрация Калькутты оставалась равнодушной к трагической ситуации. Это была тихая армия просящих милостыню. Многие из них умирали на улицах возле запертых амбаров, где хранился тот самый рис, который мог спасти их от голодной смерти … Уровень смертности от голода достиг пика в декабре 1943 г. Если в начале года люди гибли в основном от голода, то позже причиной смерти стали сопутствующие заболевания вроде ветряной оспы, холеры, малярии.[10] Так, только в Мадрасском регионе за 10 лет прибывания британцев у власти было с молотка продано 1,9 млн. акров земли, а почти 850 тыс. Крестьян оказались выброшенными на улицу. Фактически 1/8 населения региона была лишена земли, дома, скота. За долги отбирали даже одежду, мебель, посуду![11] Целыми днями нищий юноша скитается по столице в поисках пропитания, среди толп таких же, как он сам. Он сходит с ума: на улицах города он встречает странных людей и ведёт с ними странные разговоры, обсуждая странные темы, например, электрический молитвенник, изобретённый персидским министром. Он придумывает новые слова — слово «Кубоа», «имеющее огромное значение для грамматики».[12] При частном характере присвоения прибылей совершенно неважно, сколько прибыли получили «мы вдвоём». Важно только одно: сколько каждый лично положил в карман. Богатства соседа не имеют к тебе никакого отношения и любая роскошь у него – никак не отражается на твоём уровне жизни.[13] . В 1932 году в Германии было 7 млн. безработных, половина из них голодали.Голод в Англии. 19.10.32 г. Участников голодного походу безработных горячо встречали рабочие и солдаты. Отряд голодного похода из северно-западного района подошел к военно-воздушной базе в Гретхене. Участники похода пришли на аэродром и начали собирать средства среди солдат. Офицеры, с помощью полиции, выгнали их. Как только рабочие ушли с революционными песнями, в воздух поднялся самолет и с него были сброшены деньги, собранные среди солдат для голодающих безработных.А. Леонидов***Источник.

29 июня, 11:21

Курганский бизнесмен добился отмены "крепостного права" через суд

Курганский бизнесмен добился отмены "крепостного права" через суд

29 июня, 11:18

Курганский бизнесмен добился отмены "крепостного права" через суд

Курганский бизнесмен добился отмены "крепостного права" через суд

28 июня, 15:12

«С чего начинается Родина?»: как Ильшат Гафуров напомнил Ольге Васильевой о татарах

«Как добиться того, чтобы россияне формировались как гражданская, политическая нация и чтобы при этом не умалялись, не подвергались эрозии культуры других народов страны?» — с этим вопросом выступил ректор КФУ Ильшат Гафуров, отвечая на намерение минобра РФ сформировать в стране «единое образовательное пространство». Он напомнил министру о тех дискуссиях, которые ведутся в Татарстане по поводу места татарского языка, призвав к единым подходам к болезненной, в том числе и для него, теме.

21 июня, 14:48

Духовно-нравственные предпосылки революционного 1917 года. Взгляд народа и элиты на государственную власть

Для рассмотрения духовно-нравственных предпосылок революционных событий в России 1917 года требуется обратить внимание на самого русского человека, понимаемого не в этническом, но в мировоззренческом смысле. Как он понимал себя и мир? Как меняются его взгляды от эпохи к эпохе? Меняются ли они вообще? Здесь мы подходим к вопросу о «русской идее», вопросу крайне сложному и неоднозначному. Однако, постараемся дать некоторые очертания того, что являлось главенствующими смыслами для русского человека, на что он равнялся, чего желал и чаял через анализ некоторых исторических событий России 17-начала 20 века. В 17 веке произошло трагическое событие, влияние которого на дальнейшую историю России зачастую недооценивают. Начавшаяся в середине 17 века книжная справа коснулась церковных текстов и повлекла за собой реформы, в результате которых единая Русская Православная Церковь перестала существовать. В Москве в 1666-67 годах прошёл Великий церковный Собор, где анафеме были преданы так называемые «раскольники», не принявшие изменений (вводились - троекратная «аллилуйя» вместо сугубой, написание Иисус вместо Исус, троеперстие вместо двуперстия и т.д. «К концу XVIII столетия в старообрядческом трактате «Щит веры» перечисляется … 131 вид изменений»[i]). Насколько назрели эти реформы и какова была их цель? Историк и богослов А.В.  Карташев: “Задача Третьего Рима в голове молодого царя Алексея Михайловича воспылала мечтой освободить православных от турок и войти в Царьград василевсом всего Православия, а его друга патр. Никона – служить литургию в Св. Софии во главе четырех остальных патриархов. Для этого спешно нужно согласовать все книги и обряды с греческими. Началась неграмотная и нетактичная ломка”.[ii] Как мы видим причина церковной реформы лежала в сфере политики. Желание возглавить Православную ойкумену перебороло в сердцах молодого царя и патриарха Никона установку на сохранение собственной святоотеческой традиции, идущей как прямые рельсы от самого Христа. Через 200 лет после падения Второго Рима «греческим справщиком у патр. Никона оказался Арсений, выученик униатской коллегии в Риме, а оригиналом для исправления новопечатные греческие книги, изданные в Венеции»[iii], в типографии иезуитов. С Раскола начинается бюрократизация Церкви, которая примет оформленный вид при Петре I с введением Синода. «В новообрядческой церкви был отменён древний обычай избрания духовных лиц приходом. Его заменили постановлением по назначению сверху».[iv] И Хотя этот обычай был вновь подтверждён Духовным регламентом 1721 г., но «при формальном соблюдении выборности священнические места передавались по наследству из поколения в поколение … Настоятели приходов стали смотреть на них как на свою частную собственность».[v] Обычай выборности священства несомненно делал Русскую Православную Церковь до Раскола на деле народной, рождающейся снизу. Этой самой легитимации со стороны народа, участия мирян в важнейших вопросах церковной жизни так не хватает нам сегодня, в 21 веке. Отметим, что передача священнических мест по наследству, которая даже будет узаконена в 1826 году, привела к углублению отчуждения простого народа от церкви, так как места передавались внутри семей действующего священства, что по сути превращало сословие белого духовенства в подобие касты. По перечисленным выше и другим не менее значимым причинам «московская церковная элита в лице избранных протопопов с Аввакумом во главе ревниво и бурно восстала против латинских тенет, вдруг опутавших Св. Русь, с пророческим гневом разорвала их и создала, при слепоте и упорстве властей, широкое народное старообрядческое движение».[vi] К слову, исход пассионарных свободомыслящих людей на окраины страны произошёл и из среды священнослужителей, что могло послужить причиной отсутствия протестов против подчинения Церкви государству при введении Синода, которое по сути противоречило как идеалу Москвы-Третьего Рима (Синод окончательно снимал даже внешние намеки на Симфонию властей, коллегиальность принятия решений царём и патриархом), так и внутренним установкам русского человека, так как «не церковь должна искать себе место в государстве, а, напротив, всякое земное государство должно бы в последствии обратиться в церковь».[vii] Важно отметить - правильно называть старообрядцев (раскольников) «староверами», так как традиционное сознание человека 17 века под всесторонним изменением чина богослужений и текстов молитв видело даже не новую веру, но приход антихриста, а это уже вопрос не плоскости обряда, но миросозерцания, духа. Верующие, которые не смогли принять положение, что их предки находятся в аду, так как крестились двумя перстами, начали исход на окраины страны. По разным данным их количество составило 1/3 от всего населения (10 млн.человек на конец 17 века)[viii]. По Святой Руси прокатилась волна «гарей», «за вторую половину 17 века самосожглось около 27 тысяч старообрядцев, не желавших умирать от рук слуг антихристовых».[ix] Современному человеку тяжело представить, что происходило в сердцах староверов, считавших, что на тронах Царя и Патриарха воссел антихрист. Самоубийство (в горящем срубе), смертный грех для христианина, понималось староверами как «огненное крещение», после которого они сразу встречались с Христом. Эсхатологическое напряжение изменило мировоззрение всех последующих поколений староверов, а также простых русских людей, которые видели в староверах духовный авторитет мученика за веру. Староверы пользовались поддержкой (как немой, так и деятельной) и являлись духовными авторитетами для остального крестьянского населения, ведь если вера «старая», то значит более правильная (старый в смысле «старший»[x]), также известна любовь русского народа к гонимым и обижаемым, коими и являлись «ревнители древляго благочестия» в глазах простого мужика, которому знающие грамоту и древние тексты староверы рассказывали о своих мытарствах, уподобляясь самому Христу и ранним христианам под властью язычников. Староверы были центром внутренней духовной жизни народа, по сути народной интеллигенцией. Глубина осознания развертывания конца Света в том числе отразилась и на внутреннем делении самих староверов. Часть их них посчитала, что раз в Церкви сидит «рогатый», то и священству, и таинствам теперь не быть (это беспоповцы, включая множество толков и сект), но были и те, кто сохранил не смог отказаться от вековой традиции церковной иерархии (поповцы). Староверы были людьми с нонкоформистским складом ума и характера. В 18-19 веках среди староверов образовывалось множество толков, течений и сект, что указывает на бурление идей, на атмосферу свободомыслия в их среде (прежде всего беспоповцев). «В нашей истории раскол был едва ли не единственным явлением, когда русский народ, - не в отдельных личностях, а в целых массах, - без руководства и побуждения со стороны власти или лиц, стоящих на степени высшей по образованию, показал своеобразную деятельность в области мысли и убеждения».[xi] По сути староверы будут единственной социально группой в России, занятой вопросами философии и богословия в атмосфере полной свободы мысли, в отличие от элитарной прослойки (белое духовенство, военные, учащиеся) 19 века.  Так в середине 17 века Россия раскололась на две, первая – официальная, синодальная, бюрократическая внешняя Россия, отвернувшаяся от идеала Москвы-Третьего Рима; вторая – народная, окраинная, потаённая, внутренняя Россия, Россия града-Китежа.      Народный фольклор является зеркалом души простого народа. В том какие герои сталкиваются между собой, как развивается сюжет произведения народного творчества и чем всё заканчивается, лучше всего можно увидеть ожидания и мечты народа. Если же сюжет живет не одну сотню лет, то это говорит о постоянности таких чаяний. Легенда о граде-Китеж, городе ушедшем под воду со всем населением в тот момент, когда к нему подошли враги, относится к 13 веку. Однако вспомнили её снова и освежили в народе именно староверы после Раскола. Данная легенда роднится с представлениями староверов-поповцев о Москве как Третьем Риме. Москва-Третий Рим ушла под воды, её не затронул подступивший к небесному городу антихрист. Вплоть до середины 19 века, когда о концепции, очерченной старцем Филофеем, которого ранние староверы почитали за святого[xii], вновь заговорили славянофилы, её хранителями были «ревнители древляго благочестия».  Особняком в фольклоре стоят так называемые социально-утопические легенды, имеющие своей направленностью изменение социальных порядков. Распространителями социально-утопических легенд в основном являлись либо отставные солдаты, либо староверы[xiii]. В конце 18 века в народе начинает бродить легенда о «Беловодье», попытки найти которое не прекращались весь 19 век, сказочном крае, куда можно уйти-укрыться от бед, и «тамо антихрист не может быть и не будет», «светского суда у них несть»[xiv], а земли, рыбы и зверя хватает на каждого с лихвой. Живут там только «христоподражатели древляго благочестия» «по закону Божьему»[xv], а «если попасть туда, то можно живьём сделаться святым и взойти на небо»[xvi]. В данной легенде мы видим в первую очередь духовную тягу к возврату старой веры, к обожению человека, которое даётся тем, кто имел «огнепальное желание» дойти до Беловодья. Так выглядит внутренняя структура народной идеи «рая на земле». Тоска по высшей справедливости имела не только созерцательный характер, но и принимала форму активного действия. На поиски Беловодья отправлялись отдельными группами и целыми селами, о чем свидетельствуют сыскные дела 19 века. Крайне важной для понимания народных ожиданий можно считать социально-утопическую легенду о «возвращающемся царе-избавителе». Данная легенда впервые появилась в начале 17 века [xvii] как ответ на Смуту. Особую же популярность и масштаб легенда приобрела именно после Раскола. Исследователь Чистов отмечает, что данная легенда бытовала также во многих европейских странах, но нигде, кроме России, не имела такого влияния на народ, побуждая его к активным действиям. Подавляющее большинство народных восстаний с 17 по середину 19 века начиналось со слуха о том, что настоящий царь был спрятан боярами/ ушёл странствовать в народ и возвращается, чтобы покарать бояр и дать крестьянам волю/ землю/ свободу от податей. Эта вера в «настоящего царя», который был сокрыт, а теперь идёт радеть за народ, может быть рассмотрена как защитная (компенсаторная) реакция русского человека в ответ на изжигающую душу мысль о «царе-антихристе». В каждом новом царе или царевиче, который должен был взойти на трон, народ видел своего спасителя, который устроит всё по Правде. Никто кроме царя не выдвигался на роль избавителя (ни богатырь, ни священник, ни святой), что говорит об устоявшейся в народном сознании идеи верховного правителя-монарха. Вопрос возврата к старой вере являлся важнейшим для народа. Большинство народных восстаний, начиная с 17 века, имело одним из первейших требований возврат к «вере отцов»[xviii]: соловецкое восстание, хованщина, стрелецкое восстание 1696 года, восстание Булавина, Разина, Болотникова, Пугачева. Однако, после подавления таких восстаний власть, как правило, только «закручивала гайки», не думая сделать шаг к народу в вопросе обсуждения проблемы Раскола.   Численность староверов на конец 19 века по разным источникам составляла от 12 до 20 млн человек из 55 млн всего населения.[xix] Подпольный характер жизни староверов (вплоть до указа 1905 года о свободе вероисповедания) и отсутствие диалога со стороны властей и церкви привели к тому, что многие староверческие роды, одни из богатейших в стране в начале 20 века, будут играть не малую роль в финансовой поддержке революционных движений.[xx]  Что с их точки зрения явится местью династии Романовых за Раскол. В этом отношении царь Павел I явил пример дальновидности и здравомыслия, попробовав снять конфликт между староверами и официальной церковью, через создание Единоверческой Церкви. Однако, в следствие его убийства реформа не получила дальнейшей должной поддержки. Возможно, что продолжи Павел I свою церковную реформу, получи староверы равные гражданские религиозные права, то пассионарная энергия староверов была бы постепенно направлена в государственное (как то было в части создания староверами Третьяковской галереи, оперы Мамонтова, МХАТа), а не революционное русло.   Возможность спекуляции на идее «царя-избавителя» пророчески предсказал в «Бесах» Ф.М. Достоевский: «тут-то мы и пустим … Ивана-царевича … Мы скажем, что он "скрывается"»[xxi]. Именно таким «Иваном-царевичем» и явится для народа марксистская мысль о восстании «мирового пролетариата». Пролетариат выступит как спаситель, и не только России, но и всего мира. Таким образом сверхзадача спасения мира узаконит диктатуру пролетариата, развяжет руки тем, кто говорит от его имени. Неважно насколько глубоко лидеры большевиков понимали, что в головах русских людей «мировой пролетариат» как некая единая личность человека труда синхронизируется с идеей как «царя-избавителя», так и с хилиастической идеей о втором пришествии Христа в лице мирового пролетариата[1]. Главное в том, что подобные мысли отлично резонировали с сердечной волей русского человека. Большевики лучше всех используют народные хилиастические ожидания «рая на земле» - ведь идея равенства всех людей труда, подкрепленная гениальным с точки зрения простоты и глубины воздействия на ум простого человека лозунгами «Землю-крестьянам, фабрики-рабочим» и «Вся власть Советам», так родна сердцу каждого русского человека. Здесь воплощаются заветные мечты о народном общинном самоуправлении (власть Советам) и общинной собственности на землю, социальной справедливости – возврате к идеалу Правды. Такие лозунги, спекулятивность которых вскроется в дальнейшем при троцкистском правлении, привлекли на сторону «красных» множество верующих крестьян, рабочих, солдат, молодых казаков. Революция даст выплеснуться наружу мощным потокам психической энергии простого народа, связанной с хилиастическими ожиданиями, отраженными в легендах о Беловодье и царе-избавителе, копившимися с Раскола. И.Л. Солоневич приводил цитату, по его словам, принадлежавшую Троцкому: «Если бы белогвардейцы догадались выбросить лозунг Кулацкого царя, — мы не удержались бы и двух недель». Возможно, если бы «белые» взяли на вооружение идеологему «Народного Царя изберёт Земский собор», то события Гражданской войны пошли бы по-иному сценарию. В монархическом состоянии народного ума нас может убедить следующий факт. Единственное революционное движение, организованное в простом народе вплоть до 20 века, удалось создать Стефановичу в окрестностях Чигирина в 1876 году, который «сочинил и сам себе вручил тайный царский манифест, призывающий народ к всеобщему восстанию, ввиду полного бессилия самого царя и его полного порабощения дворянством и чиновниками»[xxii]. Не идеалы Республики и Конституции, а та же легенда о «царе-избавителе», которого «обложили бояре», двигала людьми. Выделим ряд этапов десакрализации государственной власти в глазах простого народа: 1 этап. Смута начала 17 века. Именно в это время рождается социально-утопическая легенда о «царе-избавителе». Борьба за престол воспринималась народом как борьба за его, народа, интересы. Если приходил новый царь, а улучшения благосостояния не следовало, то значит «истинный царь» сокрыт. Соответственно до 17 века народ считал, что на троне сидит «истинный царь», так как до этого времени таковой легенды, такового мысленного шага, отмечено не было ни одним источником. 2 этап. Раскол и Пётр. Десакрализация царской власти доходит до предела. Народная мысль почитает царя Алексея, царицу Софью, царя Петра – антихристами. Особое возмущение в действиях Петра народ усмотрел при введении им указов о необходимости: заготавливать лес для строительства флота (народу было запрещено делать гробы-долблёнки из цельного дерева, которое теперь шло на строительство кораблей), переплавки колоколов в пушки (14 лет Россия стояла без колокольного звона), изменения внешнего вида чиновников и дворян (в допетровской России крой платья был одинаков для крестьянина и боярина, отличалась только стоимость ткани; представитель элиты в обтягивающих штанах и при отсутствующей бороде воспринимался народом как чёрт), введения Синода, уничтожавшего идею Москвы-Третьего Рима в глазах интеллектуалов в среде народа. 3 этап. Женщины на троне. Плеяда женщин-верховных правителей России только подтверждала догадки староверов об установившейся власти антихриста. Традиционное патриархальное мировоззрение не видело царём женщину и зачастую воспринимало неурожай как кару за нахождение женщины на троне. В сыскных делах тех времен был отмечен такой тост: «Да здравствует» всемилостивейшая государыня императрица, хотя она и баба!».[xxiii] 4 этап. Дворянская вольность Екатерины II. «Триада, которую составляли царь, помещик и крестьянин, оставалась «данной от Бога» в глазах крепостных и распространялась на все стороны бытия. Моделью царской власти над обществом служила власть Бога над всем мирозданием. Подобно тому, как явления природы зависят от Всевышнего, все явления социальной жизни должны были зависеть от государя. … Крестьянские массы сохранили правовые представления московского периода о государстве-литургии, в соответствии с которыми наделение служилого дворянства землей вместе с проживающими на ней крестьянами было неотделимо от обязанностей дворян по отношению к государству. … И после того, как в 1762 году дворянство было освобождено от обязательной государственной службы, крепостное право в народном представлении утратило всякое идеологическое оправдание».[xxiv] Так в показаниях Якова Почиталина, сподручного Емельяна Пугачёва, будет выделена основная причина конфликта придворной знати и «царя Петра III», коим и представлялся глава бунтовщиков, используя популярнейший образ «царя-избавителя»: «годный еще служить [дворянин – прим.автора], пойдёт в отставку и живёт … с крестьянами, разоряет их …; так я-де стал таковых принуждать в службу»[xxv]. В одном из своих манифестов Пугачёв обвиняет власть предержащих в нарушении «святых отцов предания», в «богомерском брадобритии» и «протчем неистовства».[xxvi] В легенде о Беловодье получат продолжение идеалы обозначенные Е.Пугачёвым: «жалуем всех … бородами, волностию и свободою и вечно казаками, не требуя рекрутских наборов, подушных и протчих денежных податей, владением землями … без аброку».[xxvii] 5 этап. Несовпадение сути административно-хозяйственных реформ с ожиданиями народа в 19 веке. Крайне показательна легенда, получившая широкое распространение при отмене крепостного права в 1861 году. Это легенда о «золотой строчке», якобы стёртой помещиками, чиновниками, чтобы царскую волю исказить. В этой строчке царь передавал землю крестьянам.. Причиной бунта было несоответствие ожиданий народа услышанному из царского указа. Поводом для массовых восстаний – та самая пропавшая «золотая строчка». За два года после объявления реформы правительству пришлось применить военную силу в 2115 сёлах[xxviii]  Здесь мы снова сталкиваемся с представлением народа о справедливом, в понимании крестьянина, царе и злых кознях бояр. Интересно, что пик поисков Беловодья пришелся на 50-80е годы 19 века[xxix], что совпадает по времени с начавшимися в 50е годы крестьянскими восстаниями и разочарованием от результатов отмены крепостного права. Весь 19 век государство старалось влиять на низовой уровень самоорганизации крестьянства через административный контроль сходов общин, что выливалось в открытые вооружённые столкновения с властями. По сути ряд законодательных решений царского правительства[xxx] вёл к разрушению общины, базовой низовой единицы русского общества, в этих действиях мы видим непонимание властью исторически сложившихся структуры бытия и развития своего народа. Обозначим некоторые выводы: церковный Раскол создал в мировоззренческом смысле две России, внешнюю, официальную, синодальную и внутреннюю, поддерживаемую народом, староверческую. Попытка сблизить две эти России была со стороны власти предпринята только Павлом I. Глубина отторжения староверами синодальной России выразилась в полном невнимании к делам государства и эсхатологической экзальтации староверов-беспоповцев, и сближении богатых староверов-поповцев с революционными кругами в конце 19-начале 20 века. Социально-утопические легенды о Беловодье и «царе-избавителе», миф о Граде Китеже были использованы антигосударственными силами в той полноте, которую мы не увидим в кругах царской правящей элиты и в кругах «белого» движения во время Гражданской войны. Десакрализация государственной власти в глазах народа прошла ряд этапов, однако данное явление не уничтожило царистского взгляда на вещи в народной среде, усилив при этом влияние социально-утопических легенд на народное сознание, выраженное в миграции в Беловодье и массовых крестьянских восстаниях в ожидании «царя-избавителя». К сожалению в 1917 году в стране не нашлось ни Минина, ни Пожарского, ни того, кто бы взял на себя роль «царя-избавителя» в народных глазах. Фактический отход власти от идеалов Москвы-Третьего Рима, а также совершенное непонимание народных чаяний при проведении реформ служило поводом для недовольства народа. Нарастание капиталистических тенденций, прямо противоречащих православному вероучению, в хозяйственной жизни страны являлось материальным выражением духовного упадка элиты, либо участвовавшей в становлении капитализма (верхушка элиты), либо молча наблюдавшей за происходящим (официальная церковь).   Мы кратко рассмотрели духовно-нравственные причины отторжения народом властной вертикали. Ответим же на вопрос – в каком душевном состоянии находилась элита перед революционным 1917 годом? Почему власть не была способна понять и использовать народные чаяния на собственную пользу? По нашему мнению основной тому причиной выступает слепое копирование западной философской парадигмы в системе образования и воспитания элиты. Данный процесс был запущен при Петре, отправившем боярских детей учиться за рубеж. Здесь не следует обвинять одного Петра, да, он заложил моду на «всё европейское», но последующие правители могли и должны были исправить ситуацию, обратив внимание на культуру и взгляд на мир собственного народа. Суть проблемы состояла в том, что молодёжь окормлялась идеями, рождёнными в лоне философии Нового времени, отражавшем путь развития европейского логоса, для которого появления концептов индивида, прогресса, эволюции, было логичным и прогнозируемым. Однако, данные концепты не имеют иного приложения, кроме как в рамках цивилизации их создавшей. Православное мировоззрение не может мириться с восприятием человека как индивида (Джон Локк, Томас Гоббс), поскольку последний должен быть лишен всех коллективных идентичностей, в том числе и вероисповедания. Сама же эгоистическая потребительская установка индивида - смертный грех, так как эгоизм есть форма гордыни человека, считающего, что его личные интересы могут стоять над интересами Церкви, под которой понимается весь православный народ[xxxi]. Идея вечного движения вперёд от худшего к лучшему, вечный прогресс и эволюция, также идут в разрез с Православием, так как переворачивают его догматическое учение в той части, где говорится о выпадении человека из Рая и дальнейшем сползании в темные времена, в конце которых будет Страшный суд. Однако, всё образование послепетровской элиты было построено на концептах индивида, прогресса и эволюции, а с конца 18 века напитывалось идеологемами Французской революции. Так европейский образ мысли постепенно становился «значимым другим» (Г.Салливан) для представителя российской интеллигенции, то есть нормативным типом мышления. Данное явление имело такие широкие последствия, что русский интеллигент только в середине 19 века устами славянофилов поставил вопрос о том, что у России может, оказывается, быть свой особый путь развития. До тех пор никто и не сомневался – мы часть европейской семьи, а в ней, как считал Чаадаев, не без урода. Русская интеллигенция, получавшая европейское образование, не могла выйти за рамки тех понятий, в которых была воспитана, а российская действительность не давала почвы для их реализации: индивид стремился к идеалу царства разума, где всё будет предельно рационально, и римское право будет оберегать права одного индивида от посягательств другого «человек-человеку волка»; русский человек же вообще не знал понятия индивида, видел себя только в общине, идеал которой был в наступлении «Царства Божьего на земле». Здесь из непонимания мировоззрения народа у элиты рождается либо презрение к первому либо желание этот народ переделать. Когда читаешь того же Герцена, Белинского, Бакунина, то можешь встретить мысли по-настоящему русского человека, пока он рассуждает на отвлечённые темы, однако, когда мыслитель касается социальной сферы и философских вопросов, то ты тут же попадаешь в замкнутый круг понятий «индивид, свобода, равенство», созданных исключительно в рамках философии Нового времени. При этом в «официальной России» любое свободомыслие жестко подавлялось: вспомним запрет на обсуждение политики в среде военных после восстания декабристов, что помешало «белым» в годы Гражданской войны разобраться в ситуации и выступить единым фронтом; закрытие философских факультетов в 1850 году после революционных событий 1848 года. Возможно, власти после событий 1825 и 1848 годов нужно было самой выступить с инициативой широкого общественного обсуждения новомодных идей, указать на разрушительные черты революции в части упрощения мира, понятого сугубо рациональным путем, и отказа от собственных традиций, на связи революции с масонством и банковским капиталом. Однако, «гайки закручивались», и любое проявление мысли уходило в подполье, где мысль только радикализировалась. Именно желание свободомыслия стало одной из внутренних причин восстания декабристов, а мыслящую часть интеллигенции таковое желание в отсутствие других «модных» течений неминуемо увлекало революционными идеями (Ф. Достоевский, Л. Тихомиров). Тем самым природная тяга русского человека к свободной мысли, к созерцательному размышлению, была маргинализирована Правительством как в низах (только староверы сохранили свободомыслие), так и в высших слоях общества. Возможно, именно фактический отказ от концепта Москвы-Третьего Рима, продиктованный европоцентризмом российских властей 18-19 веков, открыл в Российской Империи дорогу западным позитивистским учениям (фурьеризм, марксизм). Однако, их прочтение шло всё так же через религиозное христианское восприятие, оставшееся от идеала Московского царства, то есть смена идеалов была идеологическим, но не психологическим изменением, а секуляризация мышления лишь внешним, но не внутренним процессом. Луначарский скажет, что революция в России произойдёт не из экономических или политических побуждений, но из религиозных, и попадет в точку. Идея самопожертвования, «положить душу свою за други своя», была высшим идеалом революционеров-народников. Наложение христианских идеалов на мысли о справедливом переустройстве общества рождали в сознании русского интеллигента образ революционера как Христа страдающего. Страдание как путь к преображению – именно этот христианский архетип неким невидимым ореолом окружал фигуру революционера с конца 70х 19 века до 1917 года. Сама же идея очистительного страдания реабилитировала его в глазах части высшего общества, видевшего в нем мученика. Флоровский замечает, что «в тогдашнем увлечении идеалом коммуны не трудно распознать подсознательную жажду соборности».[xxxii] Даже русский атеизм с своем основании имел не отрицание бытия Бога, но несогласие с несправедливостью существующего мира, с желанием волевым усилием отказаться от данного мира и шагнуть в мир совершенный, в «Царство Божие на земле». Революция таким образом сольётся с хилиастическими ожиданиями преображения мира, надеждой на всеобщее преображение в сознании части высшего общества. Образ интеллигента, отказывающегося от социальных и экономических благ своего сословия ради высшей духовной истины, внутренне тождественен фигуре старовера, покинувшего мир, погрязший в кривде. Парадоксален следующий факт – в России «на протяжении целых поколений целые общественные группы систематически действовали в направлении, прямо противоположном их классовым интересам»[xxxiii]. Отцы русского анархизма – родовитый Бакунин и рюрикович Кропоткин, социализма – богатые Герцен и Огарёв. Это не укладывается ни в марксистскую теорию, ни в формальную логику. Но здесь мы можем увидеть по истине христианское покаяние представителей высших слоев перед низшими. Стыд за своё богатство и статус доходит до самоотречения себя как социальной группы. Так юродство «для ради Христа», характерное только для низших слоев, проявляется в элите, внутренне роднит элиту и народ.  В отсутствие собственной русской парадигмы мышленья, наша элита не только еще дальше отчуждалась от народа, считая при этом народ варварским и диким, но также элите пришлось переболеть европейскими болезнями позитивизма (атеизма, марксизма). Всё это вылилось на русской почве в нигилизм и в конечном счёте безыдейность, которая поразила большую часть думающей элиты к началу 20 века. Основной герой русской литературы 19 века есть человек без идеи, «человек-перекати-поле» (Алеко и Онегин Пушкина, Базаров Тургенева, Ставрогин Достоевского). Все эти герои имели образование, деньги и возможности. Однако, их души пусты, так как им пришлось проделать тот же путь, который проделала европейская мысль на пути отрицания Бога - через постановку в центр мира не Бога, но человека, а потом и столкновением с ничто, которое осталось зиять на месте отчищенном от Бога. Неслучайно сам термин «нигилизм» появился из под пера русского писателя Тургенева, метко отметившего происходящие процессы. Следствием нигилизма, безыдейности элиты является прожигательство жизни, одно из сторон потребительского склада ума, ставшее нормой для немалой части русской элиты. Летящие на зелёное сукно казино в Монте-Карло бриллианты должны были становится основой процветания России. Элита эпохи Серебряного века лучше всего подходит для постановки диагноза безыдейности, так как её влекут либо новые формы, либо желание обратиться в народ за идеей. Это само по себе прекрасно, но переворачивает всё с ног на голову: элита должна окормлять народ, а не ждать, что последний создаст идею. Возможно, самым честным и открытым движением либеральной и революционной интеллигенции было хождение в народ, но и оно вскрыло тот же гнойник – интеллигент в массе своей приходил в разочарование от того, что он видел, ведь народ никак не реагировал на республиканские идеи государства без царя, не совпадала с русской действительностью и идея объединения в коммуны с общим имуществом. Любит русский видеть результат своей работы и не хочет работать скопом, кроме как на бесплатных «помочах» вдовам, солдаткам (да и там работа делится на участки, которые каждый обрабатывает сам). К слову, власть могла направить пассионарную энергию идущих в народ в государственное русло, предложив народникам проект, финансируемый за счёт государства, в рамках которого последним были бы созданы возможности для работы на селе в качестве учителей, агрономов, врачей, ветеринаров и пр. Власть не использовала в полной мере такую возможность. Уваровская триада «православие, самодержавие, народность», к большому сожалению, в начале 20 века являлась лишь внешним фасадом, но не сутью происходящих процессов в обществе. Вопрос Раскола так и не был решён, так как никакой всеобщей дискуссии по данному поводу не провели, а просто дали гражданские религиозные права староверам в 1905 году. Самодержавие было в руках династии, не способной осознать исторический момент, и начать реформы, основанные на собственной цивилизационной парадигме, что позволило бы усилить единовластие. Народность была больше лубочной, так как большинство реформ не учитывало интересов народа либо было неэффективным (отмена крепостного права, законодательное разрушение общины, аграрная реформа Столыпина, финансовая реформа Витте, невнимание к русской артели).   Мы получаем в итоге следующую картину на момент революционного 1917 года: народ не понимает элиту, не способную понять саму себя, так как она находится в некоем гипнозе европейского образования, которое просто не дает ей возможности для самоосознания, ведь в таком образовании почти отсутствуют понятия и категории, рождённые из собственной почвы, из русского сердца. Краеугольным камнем, лежащим в фундаменте революционных событий, в первую очередь служит слабость самой династии Романовых, верхушки элиты. Непонимание необходимости дать России проект, рожденный в её лоне, нежелание опереться на славянофильское крыло интеллигенции, и при этом отрицание практических выводов из европейского проекта (свобода СМИ, парламентаризм и т.д.) нагревали революционную ситуацию в стране. Ищущая свободомыслия интеллигенция неминуемо попадает в орбиту революционных ожиданий, при этом её взгляды лишь внешне рациональны, внутренние мотивы же полностью предопределены религиозным хилиастическим мироощущением, характерным для русской земли с Раскола. В ситуации отсутствия единой русской парадигмы мысли Правительству нужно было дать задачу для собственной интеллигенции по разработке русской философии, её категориального и понятийного аппарата, на который мог бы опереться корпус далее созданных русских гуманитарных наук. Такая постановка задачи раскрыла бы творческие силы интеллигенции, направила бы их на поиск собственных философских оснований в родной культуре, сняла напряжение по поводу отсутствия свободомыслия, обозначила новый виток российской государственности. Развертывание русской мысли началось в конце 19 века, особо на этом пути выделилась русская религиозно-философская школа, однако, как раз революция не позволила этому процессу получить должное развитие. К слову, Россия до сих пор остаётся в плену западного течения философской мысли, что заставляет нас лить воду на мельницу парадигмы философии модерна, хотя возможная, цельнооформленная русская философия будет точно лежать в области премодерна.   Удивительно количество параллелей между Россией перед 1917 и современной Россией. Та же, по сути синодальная, Православная церковь, боящаяся не то что действовать, но сказать слово поперёк госполитике, хотя последняя в целом ведется не на православных началах. То же доминирование европейского либерального взгляда на жизнь в высших слоях. Безыдейная в массе своей элита, погрязшая в потреблении, меряется длиной яхт, а не масштабами проектов по развитию страны. Народ также чает царства Правды и, отчаиваясь ждать, спивается. В народном сознании также жив образ «царя-избавителя», на котором каждый день играют пиар-технологи, показывая нам нового «злого боярина», попавшегося на коррупции. Народ сегодня жаждет воссоздания социально ориентированного государства, основанного на традиционных началах. Возможна ли революция в России сегодня? Чисто технически – до тех пор нет, пока действующую власть поддерживают силовые и специальные службы. Наши силовики хорошо помнят 90е годы, и будут стоять за сильную власть до конца. Страшно то, что сегодняшняя система образования нацелена не на воспитание человека с полноценным мировоззрением, но на создание биомассы потребителей. Продолжение такой линии приведёт к тому, что при очередной смене поколений новое поколение просто не сможет понять и принять христианские истины, так у него в сознании не будет категорий для восприятия таковых. Свято место пусто не бывает. Так если ты не рождаешь народную (национальную) идею, то на её место придут чужие идеи. Отсутствие единой парадигмы русской философии, существующей по кускам в текстах Святых отцов Православной Церкви, в трудах русских философов и писателей, но так и не осмысленной целокупно вплоть до сегодняшнего дня, становится главной угрозой для Русского мира. Невозможность мыслить по-русски в образовании и науке ведёт к тому, что современная интеллигенция переживает те же болезни, что и в 18-19 веке. Позитивизм и материализм – вот смысловой стержень молодёжи, открыто поддерживаемый современными глобалистскими СМИ в худших культурных образцах. Однако, тот диагноз, что поставил Ницше в конце 19 века: «Бог умер. Мы убили его. Вы и я», касается только линию развития философской мысли Нового времени, то есть Европу, мы, Россия, не убивали Бога, возможно, позабыли, но не убивали. Последнее положение позволяет нам надеяться на то, что в лоне русской философской мысли в опоре на собственные традиции (методология Четвёртой политической теории) будет создана или правильнее сказать воссоздана русская идея, которая сможет оживить наше общество, дав ему надэкономические цели, только ради которых и может по-настоящему трудится русский человек. При этом высвободится творческая энергия нашего народа, который будет готов простить грехи своей власти и заняться делом. По сути нам нужна духовная революция, начатая сверху, самой властью. Каналы её распространения – приведённые в порядок РПЦ, система образования, СМИ. Наша идея, возможно, окормит и часть европейского, жаждущего духовного возрождения, общества, так как со времени Ницше западная мысль только ушла дальше в богоотрицании, начав переход к постмодернистическим концепциям (что грозит и нам, если мы продолжим слепое копирование западного пути мысли).       [1] Последнюю концепцию разрабатывал Горький с Луначарским на о. Капри, что вызвало критику со стороны Ленина. [i] Кожурин К.Я. - Повседневная жизнь старообрядцев М.: Молодая гвардия, 2014. [электронный ресурс] URL http://www.lib.rus.ec/b/602462/read (дата обращения - 16.02.2017) [ii] Карташев А.В. “Святая Русь” в путях России. / Воссоздание Святой Руси. М., 1991. С.43. [iii] Там же, стр. 43 [iv] Кожурин К.Я. - Повседневная жизнь старообрядцев М.: Молодая гвардия, 2014. [электронный ресурс] URL http://www.lib.rus.ec/b/602462/read (дата обращения - 16.02.2017) [v] В.А. Федоров - Русская Православная Церковь и государство. Синодальный период. 1700-1917. - М.: «Русская нанорама», 2003. [электронный ресурс] URL http://www.e-reading.club/bookreader.php/1045911/Fedorov_-_Russkaya_Pravoslavnaya_Cerkov_i_gosudarstvo._Sinodalnyy_period_%281700-1917%29.html (дата обращения - 16.02.2017) [vi] Там же, стр. 43 [vii] Саркисянц Мануэль. Россия и мессианизм. К «русской идее» Н. А. Бердяева. СПбГУ., 2005, стр. 57 [viii] «Всемирная история: Учебник для вузов» ЮНИТИ, 1997 [электронный ресурс] URL http://www.bibliotekar.ru/istoriya/124.htm (дата обращения - 16.02.2017) [ix] Чистов К.В. «Русская народная утопия». – Спб.: «Дмитрий Буланин», 2011, стр. 383 [x] В. Даль Толковый словарь живого великорусского языка [электронный ресурс] URL http://slovardalja.net/word.php?wordid=39095 (дата обращения - 16.02.2017) [xi] Н. И. Костомаров. "История раскола у раскольников". "Вестник Европы", 1871 г., No 4, стр. 469. [xii] Саркисянц Мануэль. Россия и мессианизм. К «русской идее» Н. А. Бердяева. СПбГУ., 2005, стр. 63 [xiii] Там же, стр.233 и 268 [xiv] Чистов К.В. «Русская народная утопия». – Спб.: «Дмитрий Буланин», 2011, стр. 275 [xv] Там же, стр. 284 [xvi] Белослюдов А. К истории «Беловодья». Стр.34 [xvii] Чистов К.В. «Русская народная утопия». – Спб.: «Дмитрий Буланин», 2011, стр.241 [xviii] Чистов К.В. «Русская народная утопия». – Спб.: «Дмитрий Буланин», 2011, стр. 430 [xix] Чистов К.В. «Русская народная утопия». – Спб.: «Дмитрий Буланин», 2011, стр. 384-385 [xx] Дмитрий Соколов РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ НА ДЕНЬГИ СТАРООБРЯДЦЕВ [электронный ресурс] URL HTTP://MIRNOV.RU/OBSHCHESTVO/RUSSKAJA-REVOLYUCIJA-NA-DENGI-STAROOBRJADCEV.HTML(дата обращения - 16.02.2017) [xxi]  Ф. М. Достоевский. Собрание сочинений в 15-ти томах. Том 7. Л.: Наука, 1990. [электронный ресурс] URL http://ilibrary.ru/text/1544/p.73/index.html (дата обращения - 16.02.2017) [xxii] Степняк-Кравчинский С. Т. 1. Россия под властью царей. Подпольная Россия. М.: Худож. лит., 1987. [электронный ресурс] URL http://www.lib.ru/PRIKL/STEPNYAK/podpol.txt (дата обращения - 16.02.2017) [xxiii] Е. В. Анисимов «Женщины у власти в XVIII веке как проблема». Вестник истории, литературы, искусства. Отд-ние ист.-филол. наук РАН. - М.: Собрание; Наука, 2005, с. 332 [xxiv] Саркисянц Мануэль. Россия и мессианизм. К «русской идее» Н. А. Бердяева. СПбГУ., 2005, стр. 17-18 [xxv] Чистов К.В. «Русская народная утопия». – Спб.: «Дмитрий Буланин», 2011, стр. 173 [xxvi] Там же, стр. 176 [xxvii] Там же, стр. 178 [xxviii] Покровский М. Н. Русская история с древнейших времён. — М.: Мир, 1911. — Т. 5, с. 86. [xxix] Чистов К.В. «Русская народная утопия». – Спб.: «Дмитрий Буланин», 2011, стр.300 [xxx] Николай Арутюнов "ОБЩИНА И ОБЩЕСТВО. ДВА ПОДХОДА К ЖИЛЬЮ И ЖИЗНИ" [электронный ресурс] URL http://katehon.com/ru/article/obshchina-i-obshchestvo-dva-podhoda-k-zhilyu-i-zhizni (дата обращения - 16.02.2017) [xxxi] Николай Преображенцев «Религиозные аспекты Четвертой Политической Теории». [электронный ресурс] URL http://zavtra.ru/blogs/religioznie_aspekti_chetvertoj_politicheskoj_teorii (дата обращения - 16.02.2017) [xxxii] Саркисянц Мануэль. Россия и мессианизм. К «русской идее» Н. А. Бердяева. СПбГУ., 2005, стр. 103 [xxxiii] Там же, стр.131  

18 июня, 05:40

Альфонс Муха в Москве 1913

Bo4kaMeda Альфонс Муха учился в Вене, жил в Париже и Нью-Йорке, умер в Праге через 4 месяца после оккупации ее фашистами. В начале ХХ века его популярность была невероятной. Им восхищались, его воспевали, ему подражали неумелые, но исполненные энтузиазма молодые маляры. Про него писали, называя его художником «истинно парижским, хоть и выросшем в Моравии»... А. Тачев Портрет Альфонса Мухи На пике славы, прожив несколько лет в Америке, Альфонс Муха внезапно вернулся на родину — в Чехию, чтобы начать работу, которую считал важнейшей в своей жизни. Художник замыслил монументальный проект «Славянский эпос», которому отдал впоследствии 15 лет своей жизни. На 20 картинах он решил запечатлеть наиболее значимые (по его мнению) события славянской истории — от отмены крепостного права на Руси до печатания Кралицкой Библии в Иванчицах. Картины были громадными — 6 на 8 метров, — и очень отличались по стилю от всего того, что прославило художника. Альфонс Муха работает над «Славянской эпопеей», 1920 И вот весной 1913 года, в канун празднования 300-летия дома Романовых, Альфонс Муха отправился в Россию, чтобы собрать материалы для будущих работ. Художник побывал в Санкт­-Петербурге и в Москве, посетил Троице-Сергиеву Лавру и Третьяковскую галерею, где оставил восторженный отзыв, и даже навестил старинного приятеля, художника Леонида Пастернака — в тот самый день, когда тот с семьей торжественно отмечал выход сборника стихов их сына Бориса. А ещё он обнаружил огромное количество своих плакатов и афиш на улицах Петербурга — о чём тут же с гордостью написал домой. Вообще, цель приезда была одна — порисовать и пофотографировать «Кодаком» Красную площадь для работы над картиной «Отмена крепостного права на Руси» из цикла «Славянский эпос». Альфонс Муха на Красной площади В Кремле у Царь-Колокола В Кремле. Отец с сыном возле Царь-Колокола В Кремле. Странники На Красной площади На Красной площади На Красной площади На улицах города На улицах города Нищий и состоятельная дама Окрестности Москвы. Березки вдоль дороги Собор Василия Блаженного У Московского банка У стен Кремля Эту нищую Альфонс Муха сфотографировал на Красной площади: А чуть позже появилась изумительная работа «Зимняя ночь» или («Странница») — одна из лучших в его «Славянском эпосе» и так непохожая на остальные картины. humus.livejournal.com .

10 июня, 14:25

Cправедливое коалиционное правительство – залог спасения социальной сферы России

Высоко оценивая деятельность нашего Президента Владимира Путина, граждане все более критично оценивают деятельность чиновников из Правительства в социальной сфере. Россияне не понимают, почему федеральная власть смотрит сквозь пальцы на массовую ликвидацию и реорганизацию учреждений здравоохранения, образования, культуры. Недавно опубликованный доклад Партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ "Страна без социальной справедливости. Социальные итоги 2016 года", подготовленный на высочайшем уровне не только статистической, но и научной точности, заставил задуматься всех здравомыслящих граждан страны. Не буду пересказывать основные положения доклада: те, кто умеют читать, прочтут его самостоятельно. Обращу лишь внимание на один принципиально значимый момент, который красной нитью проходит через все разделы доклада: "Современное российское государство в лице Правительства сознательно, целенаправленно и последовательно уходит из социальной сферы, предоставляя народу самостоятельно решать все свои социально-экономические проблемы". На основании чего делается такой вывод? На основании сухой статистики многолетнего массового сокращения числа государственных и муниципальных учреждений в таких сферах, как здравоохранение, образование и культура. Приведу несколько ярких примеров из доклада нашего лидера Сергея Миронова, дополненных полученной мною официальной статистикой. Здравоохранение. Ситуация в этой сфере четко видна из таблиц. (Медицина. Журнал ВАК. 2016 г. №3. Шлифер С.И. Анализ состояния здоровья и оказания помощи сельскому населению РФ. Вести-экономика "Счетная палата: в РФ снижается качество медпомощи, число больниц"). Мы видим, что за период с 2000 по 2015 годы в России закрыто или реорганизовано с понижением статуса и уменьшением числа коек и медицинского персонала более 22 000 государственных медицинских учреждений: 5388 больниц, 4844 поликлиник, 10 000 фельдшерско-акушерских пунктов, 615 станций скорой помощи, 341 центральная районная больница, 78 врачебно-физкультурных диспансеров, 108 наркологических диспансеров, 66 психоневрологических диспансеров, 16 онкологических диспансеров, 202 кожно-неврологических диспансеров, 290 противотуберкулезных диспансеров и т.д. При этом очевидно: уменьшение числа государственных учреждений здравоохранения и социальных учреждений началось очень давно, а сама эта тенденция не имеет связи с внешнеполитической ситуацией, санкциями или экономическими кризисами 2008 года или 2014-2017 годов. Об этом прямо говорит та динамика сокращений, что видна из таблиц. Учитывая, что закрытие или реорганизация государственного учреждения – это большая бюрократическая переписка, и что это не может быть незамеченным руководителями регионального и федерального уровня, можно сделать вывод о плановости и методичности такого "ужимания" здравоохранения, которое автоматически приводит к значительному ухудшению медицинского обслуживания граждан России. Аналогичной является ситуация в сфере российского образования. Образование. За период с 2000 по 2016 годы число государственных (муниципальных) дошкольных учреждений (яслей и детских садов) в России сократилось на 10 713, снизившись с уровня 48 878 в 2000 г. до уровня 38 165 в 2016 г. (Статистика российского образования). И это при росте рождаемости в стране (до последнего года) и сохранении очередей в детские сады! Мы вновь видим, что процесс уменьшения числа государственных (муниципальных) дошкольных учреждений в России начался задолго до режима санкций и экономического кризиса 2014-2017 годов, а число ежегодно ликвидируемых и реорганизуемых организаций носит стабильный и плановый характер – около одной тысячи учреждений в год. Столь же печальна ситуация с государственными (муниципальными) общеобразовательными учреждениями (школами). За период с 2000 по 2016 годы число школ в России сократилось на 23 991, упав с 65 899 в 2000 г. до 41 908 в 2016 г. И это в условиях сохранения в школах вторых и даже третьих смен, наличия во многих школах до десяти классов в каждой параллели! Из таблицы также очевидно, что процесс уменьшения числа государственных (муниципальных) общеобразовательных учреждений в России начался задолго до режима санкций и экономического кризиса 2014-2017 годов, а число ежегодно ликвидируемых и реорганизуемых организаций носит стабильный и плановый характер – от одной до двух тысяч учреждений в год. Последние семнадцать лет Россия ежегодно недосчитывается более 2000 учреждений дошкольного, начального и общего школьного образования. Не лучше ситуация и с учреждениями культуры. Культура. За период 2000–2017 годов в России были закрыты или реорганизованы более 3 тыс. библиотек и более 7 тыс. сельских клубов и домов культуры. По данным Счетной палаты РФ, даже в 2014 году, несмотря на то, что этот год был объявлен "Годом культуры", а в сферу культуры были влиты дополнительные бюджетные ассигнования – 15 млрд. рублей, число библиотек сократилось на 340, а число клубов и домов культуры – на более чем на одну тысячу. Таким образом, по самым общим, реально заниженным данным общие потери здравоохранения, образования, культуры в 2000-2017 гг. составили: – 22 000 государственных (муниципальных) медицинских учреждений различного профиля; – 10 713 государственных (муниципальных) дошкольных образовательных учреждений (детских садов, яслей); – 23 991 (муниципальных) общеобразовательных учреждений (школ); – более 10 000 учреждений культуры: библиотек, дворцов культуры и сельских клубов. То есть только по приблизительным данным закрыто или реорганизовано почти 66 тыс. государственных (муниципальных) учреждений здравоохранения, образования, культуры. Реально – до 100 тыс. В среднем, в России каждый год закрывается от 4 тыс. до 6 тыс. бюджетных организаций в жизненно важной для граждан страны социальной сфере. Видя, что ужимание социальной сферы началось и планово осуществлялось еще в те "тучные нулевые годы", когда российский бюджет был доверху наполнен сырьевыми долларами, нельзя не задаться логичным вопросом: почему ухудшались условия жизни российских граждан тогда, когда острой финансовой необходимости в этом совершенно не было? Зачем Правительству это нужно было в "нулевые", почему это продолжается, зачем это нужно сейчас? Уверен: в Правительстве России работают образованные и умные люди. Отсюда смело можно исключить такие объяснения вышеописанного феномена ухода государства из социальной сферы, как: "федеральные чиновники не ведают, что творят в регионах и муниципалитетах", "все это – заговор масонов, мировых олигархов-глобалистов, или врагов народа, которые стремятся уничтожить коренных россиян и заселить страну мигрантами". Не выдерживают критики и такие принятые объяснения, как, например: – "Нужно сократить расходы бюджета на социальную сферу, чтобы стимулировать развитие частного сектора в здравоохранении, образовании, культуре". В условиях бедности населения и микроскопического "среднего класса", создание подобной альтернативы принципиально невозможно. В России частный сектор никогда не займет те позиции, из которых уходит государство. Вновь снижающаяся с 2016 года рождаемость и увеличивающаяся смертность россиян наглядно уже это показывают. – "Все чиновники работают в Правительстве вахтовым методом, чтобы разворовать Россию, а потом спокойно коротать себе пенсию где-нибудь в комфортной загранице, типа США, Испании, Италии, Англии и т.д.". На самом деле, большинство членов Правительства хорошо отдают себе отчет в том, что за границей их никто не ждет, плюс есть вероятность предстать перед различными международными судами. Да и потерять контроль за своими российскими активами можно в два счета. Так что это – не объяснение. – "Правительство нагло разворовывает всю российскую социалку". Безусловно, кое-какие члены российского Правительства и губернаторы воруют и берут взятки. Громкие аресты последних лет хорошо это показывают. Однако сфера финансовых интересов этих людей – вовсе не районные ЦРБ и ФАПы, не сельские детские сады и школы, не дома престарелых и инвалидов, а объекты более серьезные. – "Ликвидация государственных организаций сокращает расходы бюджета и повышает эффективность государственных услуг". Это не так, ведь в стране вновь увеличивается смертность населения. Самое же главное заключается в том, что закрытие медицинских и образовательных учреждений в перспективе уничтожает те населенные пункты, где они были оптимизированы. А деградирующие, спивающиеся, больные или возмущенные властью граждане в итоге требуют от бюджета гораздо больших затрат на укрепление органов правопорядка, внутренних войск Росгвардии, службы исполнения наказаний, миграционных служб и т.д. Сокращение социалки бюджет точно не спасает. Закрытие школ, больниц и библиотек гарантированно требует увеличения затрат на полицию, ФСБ, суды и тюрьмы. В Правительстве работают образованные люди, они явно все это понимают. Но они все равно это делают. Значит, полученные от разгрома социальной сферы плюсы все-таки заметно больше, чем те минусы, что очевидны и школьнику. История учит нас в любых действиях власти искать материальные интересы. Кому выгодна ликвидация или реорганизация всех этих детских садов, школ, ФАПов, ЦРБ, больниц, поликлиник, диспансеров, дворцов культуры и т.д.? Кому достается имущество разоренных учреждений? Наблюдения показывают: уничтожение учреждений социальной сферы непосредственно материально выгодно муниципальной правящей элите, альянсу местечковых чиновников, финансовых махинаторов, перекупщиков и жуликов. И опосредованно политически это выгодно правящей федеральной элите, чьи интересы по сути представляет Правительство. Чтобы это осознать, требуются некоторые пояснения. Дело в том, что все крупное наследие СССР – заводы, топливно-энергетические и производственные комплексы, колхозы и совхозы, сельскохозяйственные земли и базы расхитили и приватизировали еще в "девяностые". Все это сейчас у олигархов, муниципальные короли об этой собственности даже не мечтают. Они понимают: все большие куски в стране сразу забирают себе парни из московских офисов. Но ведь жить на широкую ногу, подчеркивая свой статус все-таки нужно. Причем, не за счет зарплаты. Отсюда, нужно проедать и присваивать что-то другое. Ликвидным товаром в России сейчас является вовсе не производство, а только то, что можно быстро продать и перепродать (ценная земля или здания), использовать под офисы, магазины, склады, или сдать в аренду. После чего безбедно жить дальше, в ожидании новых возможностей что-то по дешевке купить или присвоить, с последующей перепродажей. Так вот, имущество еще функционирующих государственных и муниципальных учреждений здравоохранения, образования и культуры, все эти объекты "социалки" в настоящее время являются в умирающей российской глубинке единственным лакомым куском. Больше там взять просто нечего. Зато у каждого такого учреждения имеются свои активы: здание, ведомственное жилье, общежития, гаражи, склады, электроподстанции, транспорт, земля, мебель, оборудование и еще много того, из чего, умеючи, можно быстро извлечь прибыль. Соответственно, за каждым таким социально значимым объектом неусыпно приглядывают те местные чиновники и аффилированные с ними коммерческие структуры, которые имеют властный и финансовый ресурс забрать его себе. И, предварительно подготовив для этого необходимые условия, они с удовольствием себе это забирают. Продав с молотка своим родственникам и друзьям, сдав в аренду пустующие здания или, в крайнем случае, демонтировав их, продав панели, кирпич и металлолом. Но, чтобы осуществить данную операцию, сначала следует уведомить вышестоящее начальство о ненужности или затратности того или иного социального объекта. Затем необходимо загубить данное учреждение, искусственно доведя его до крайней степени разрухи и, вогнав в долги, обанкротить. Или, в крайнем случае, пойдя по схеме "реорганизации", когда учреждение формально может остаться, но зато после его объединения с другим учреждением можно за бесценок приобрести какие-то вдруг почему-то оказавшиеся "ненужными" материальные активы. Именно так уже два десятилетия живет российская муниципальная элита. Так она зарабатывает, так увеличивает свой достаток и авторитет среди местного населения. Чем больше чиновник имеет возможности присвоить государственное и муниципальное имущество – тем больше его вес в обществе. Таким образом, за счет расхищения объектов здравоохранения, образования и культуры в постсоветской России продолжается процесс "первоначального накопления капитала", который при этом является тупиковым: ведь условий для развития производительного сектора в экономике страны все равно нет. В этих условиях возникает пока плохо понимаемый обществом парадокс: муниципальные элиты финансово заинтересованы в увеличении числа проблем у федеральной государственной власти во всех видах кризисов – как внешних, так и внутренних. Ослабление государства – источник роста их доходов. Для муниципальной элиты любые серьезные проблемы федеральной власти, любые санкции, экономические кризисы и сложности с бюджетом – просто подарок! Ведь это – идеальный "фиговый листок", прекрасный повод для коррумпированных чиновников заявить о необходимости все новых "оптимизаций" бюджетной сферы на местах. Это – обоснование для очередных перекладываний финансовых обязательств по содержанию социальной сферы на регионы, когда муниципальные элиты радостно потирают руки в ожидании новых распродаж того, что они не могут, да и не собираются финансировать. Плюс, это возможность скрыть от граждан факт того, что растаскивание учреждений социальной сферы происходит уже почти двадцать лет, является давним, длительным, планомерно и сознательно осуществляемым процессом. И только такие аналитические работы, как доклад Партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ с достоверным и наглядным фактическим материалом может вскрыть реальное удручающее положение в данной сфере. Цифра, согласно которой за период с 2000 по 2017 год было закрыто или реорганизовано до 100 тыс. государственных (муниципальных) учреждений здравоохранения, образования, культуры, то есть почти треть всего имевшегося на 2000 год государственного и народного достояния, явно свидетельствует о том, что такие хищения можно реализовать только в результате сговора внутри коррумпированной части правящей элиты страны. Когда все знают, кто на что вправе рассчитывать, с кем нужно поделиться, в каком объеме. И если четко ясна финансовая корысть тех муниципальных бюрократических элит, которые в процессе "переработки и усвоения" государственной собственности, через съедание бюджетного тела государства, его социальной инфраструктуры, из скромных чиновников-гусениц превращаются в сверкающих дорогими автомобилями бабочек-коммерсантов, то остается вопрос: почему хищения муниципалитетов покрывает государственная власть – региональная и федеральная? Почему государственная власть стоически продолжает делать себе бюджетное харакири? Почему она позволяет ухудшать условия жизни своего народа? А разгадка заключается в том, что платой за возможность расхищения и уничтожения "социалки" муниципальной элитой является ее полная политическая лояльность к партии власти, регулярно проявляемая на выборах депутатов и глав администраций всех уровней. Здесь все честно: "Вы даете нам возможность присвоить государственную собственность, приватизировать ее или украсть? Спасибо! За это мы всегда будем голосовать за представителей только одной правящей партии, принуждая поддерживать ее всех тех граждан, кто находится от нас в служебной, материальной и моральной зависимости. В крайнем случае – будем "правильно" считать голоса на выборах. Не отрывайте нас от бюджетной соски и будьте твердо уверены: на местах – не подкачают!". Базовый принцип функционирования политической и экономической системы страны, неписанный контракт между федеральной и муниципальной правящей элитой, звучит сейчас примерно так: государственное и муниципальное имущество – в обмен на политическую лояльность на выборах. Так каждая победа правящей элиты на выборах может оцениваться количеством закрытых и расхищенных объектов социальной сферы. Депутатские, мэрские и губернаторские кресла оказываются оплачены индульгенциями за право присваивать себе имущество энного количества учреждений здравоохранения, образования, культуры теми муниципальными чиновниками, кто смог обеспечить "правильное" волеизъявление населения и подсчитал голоса избирателей в соответствии со спущенной сверху установкой. Одна из серьезных проблем современной российской государственной власти заключается в том, что существуя в рамках демократической выборной системы, федеральная правящая элита по факту оказалась электоральным заложником муниципальных коррупционных элит, рассчитываясь с ними за голоса избирателей государственной собственностью. Отсюда специфика России: если по логике победа на выборах должна обеспечиваться созданием новых социальных объектов и принятием на себя обязательств по их дальнейшему увеличению, то исходя из цифр сокращения "социалки", у нас все наоборот – высокие проценты на выборах являются результатом закрытия и "распила" имевшихся бюджетных учреждений, молчаливым согласием на продолжение данного контракта теми муниципальными элитами, что уже вошли в азарт. Теми, кто как наркоманы экономически давно "подсели" на разграбление государственной собственности, превратили это в дело всей жизни, в сакральный смысл своего нахождения у власти. Кстати говоря, именно этим бюрократическим этикетом объясняется непонятное гражданам явление, когда руководитель, разоривший свой район, почему-то не садится в тюрьму, а уверенно повышается по карьерной лестнице вверх, получая для освоения все больший бюджетный пирог. Потому что он, с точки зрения элиты, поступал и делился правильно. Чиновник выполнил все пункты внутри элитарного разделения полномочий, где федеральная, региональная и муниципальная власти четко знают, кто именно и в каких объемах имеет право переваривать находящееся у них под контролем государственное наследие. При этом бюрократическая схема "какую сферу курирую – ту разворовываю и уничтожаю" не имеет отношения к переходу к рыночной экономике или разгосударствлению. Разгосударствление не является синонимом разворовывания. Нынешнее дозволение на расхищение учреждений социальной сферы является не более чем воспроизводством в наши дни сословно-феодального строя. Точнее, старинной рюрико-романовской системы "дач", "уделов" и "кормлений". Это когда в условиях неразвитости товарно-денежной системы, не имея финансовой возможности достойно оплачивать труд служащих и эффективно пресекать их злоупотребления, центральная московская власть веками позволяла своим чиновникам на местах относиться к государственному имуществу, как к своему собственному. Всеми правдами и неправдами сначала приходуя его, а затем получая за верную службу в вечное пользование. Переводя из временного статуса "поместье по месту службы" в частную собственность: в "вотчину, полученную от отца" или "государеву дачу". Обменная схема – "вы помогаете нам сохранять ту единоличную однопартийную политическую власть, которая является инструментом контроля над основными ресурсами страны, а мы позволяем вам постепенно прибирать к рукам слишком мелкую для наших аппетитов государственную и муниципальную собственность из сферы здравоохранения, образования, культуры, социальных служб и т.д.", исходя из нынешних темпов сворачивания "социалки" может вполне успешно действовать еще два-три десятилетия. То есть до тех пор, пока в центре и в глубинке есть, что ликвидировать, реорганизовывать, приватизировать и перепродавать. 20-30 лет – это большой срок, за который может счастливо прожить свою жизнь нынешняя правящая элита, вырастет новое поколение россиян, которое не будет помнить о том объеме государственных социальных гарантий, что был когда-то. Но вот беда: у системы муниципального электорального шантажа и электорального заложничества государственной власти есть свои риски. Во-первых, уход государства из социальной сферы снижает те традиционные патерналистские настроения, что присутствуют в российском обществе. Те граждане, которые со временем уже не будут считать себя должниками "доброго социального государства", вполне могут иметь деструктивные настроения. Во-вторых, повышается опасность появления таких вождей, которые могут сыграют на национальных чувствах в наиболее социально деградировавших регионах и призвать к сепаратизму. Под понятным всем лозунгом: "Защитим свой народ!". В-третьих, самое главное: сокращение числа социально значимых бюджетных учреждений, особенно в сельской местности, автоматически разрывает те социальные связи, на которых еще остаточно держится современное российское общество. Высвободившиеся вопреки собственному желанию из-под опеки коллектива и чиновников граждане оказываются предоставлены самим себе, интенсивно происходит индивидуализация общества. Мне, как профессору истории, это очень напоминает процесс разрушения сельской общины, который был запущен в царской России после отмены крепостного права в 1861 году. Тогда вышедшие из-под власти барина и общины, предоставленные самими себе, обнищавшие крестьяне пошли искать работу в города. Многие превратились в люмпенов, в несистемный слой общества "не город – не деревня", полностью выйдя из-под контроля всех социальных иерархий. Закономерно превратившись в легкую добычу политических популистов и экстремистов, щедро пообещавших "землю – крестьянам, заводы – рабочим". То же самое явление мы наблюдаем в России сегодня. Работники оптимизированных до полной ликвидации учреждений образования, здравоохранения и культуры, а также члены их семей, потеряв работу на селе, устремляются в города. Каждый год в современной России на постоянное проживание из села в город уезжает до 200 тысяч граждан! Но если в конце XIX века города России были развивающимися промышленными центрами, с большой потребностью в рабочей силе, и могли принять в себя ушедших с села, то современные офисные города, где большинство активного населения занято не в производстве, а в сфере услуг, просто не в состоянии переварить этих людей, дать им достойную работу. Найти себя и высокий доход в них очень трудно, адаптация почти всегда сопровождается снижением социального статуса, общим раздражением и разочарованием. Как в случае с ядерным взрывом, который оказывается возможным благодаря высвобождению той энергии, что связывала элементарные частицы в атоме и привела к чудовищному взрыву после его разрушения, так и политические потрясения в обществе всегда являются следствием выброса той социальной энергии, которая, в свою очередь, сама высвобождается после разрушения социальных структур и институтов. Вчерашние работники бюджетной сферы и члены их семей, особенно – молодежь, которые никому не нужны, никому не подчиняются, не имеют авторитетов и очень раздражены своим положением – при определенных условиях вполне могут стать горючим материалом для социальных потрясений. Важно понимать: для внесистемной оппозиции нужны внесистемные люди. Реформы Правительства в социальной сфере ежегодно создают стотысячную армию таких людей, делая настоящий подарок для внесистемной оппозиции. Теряя свои рабочие места в социальной сфере, уезжая из сел в те города, где также рушится социальная сфера, россияне выходят из-под политического контроля тех муниципальных элит, что обеспечивают победу партии власти. Пока действует система, когда политическая депрессия граждан и снижение явки на выборах компенсируются увеличением того электорального чиновного давления на еще оставшиеся трудовые коллективы, что даже приводит к росту процентов, получаемых на выборах партией власти, но ее ресурсы прочности не велики. Потому что после почти полной ликвидации трудовых коллективов в сферах государственного промышленного и сельскохозяйственного производства, науке и сфере бытовых услуг, на фоне не имеющего возможности компенсировать потери рабочих мест бизнеса, власть просто потеряет эффективные инструменты контроля за распыленным, атомизированным обществом. Странным образом, на фоне сокращения подведомственных бюджетных объектов численно увеличивающиеся бюрократические муниципальные элиты могут выйти из данной неприятной для себя ситуации тремя способами: снижая явку на выборы, усиливая электоральное давление на членов оставшихся трудовых коллективов, или считая поданные голоса, как им нужно. Работники сокращающихся бюджетных коллективов и члены их семей постепенно превращаются в "электоральных рабов". Но все это может спровоцировать волнения во все более несистемном российском обществе. И если ранее недовольство граждан и их митинговая активность преодолевались не силовым методом, а прежде всего индивидуальным воспитательным давлением на членов семей коллективов бюджетников, то благодаря деятельности Правительства этой шагреневой кожи трудовых коллективов скоро может уже не быть. Давить будет просто не на кого. Возможности влияния для власти будут утеряны, а вот возможности по манипулирования гражданами для оппозиционных политиков и блогеров – увеличены. Проще говоря, схема сохранения политического доминирования на основе негласного разрешения муниципальным элитам присваивать себе государственные активы и их ответной электоральной благодарности не может быть долговременной, она несет в себе огромные социально-политические риски в будущем. Так мы имеем парадокс, когда то, что Правительство называет "реформированием социальной сферы", в перспективе может оказаться подготовкой к социально-политическим потрясениям. Ровно также, как это было в эпоху Витте-Столыпина, когда искренне патриотически настроенному правительству не хватило не столько времени, сколько решимости сдержать возмущающую все общество коррупцию местных чиновников. Все потому, что чем больше власть стремится сделать общество гражданским, тем менее терпимы граждане к воровству чиновных элит. Говоря "А" – призывая к гражданскому обществу, но не говоря "Б" – не давая этому обществу пресекать злоупотребления и коррупцию чиновников на местах легальными судебными инструментами, государственная власть создает проблемы сама себе, пилит тот самый общественный сук, на котором сама же пытается усидеть на выборах. Скажу прямо: если во всем мире власть проводит реформы для устранения предпосылок революций, то в России непродуманные реформы по факту их готовят. Так было в XIX и XX веках, это становится печальной традицией. Поэтому система электоральной зависимости российского государства от муниципальной власти, политически лояльной в обмен на право присвоения государственного имущества, опасна не только для общества, но и для самой власти. По большому счету, все опасности для современного российского государства исходят только от него самого, а вовсе не от внешних или внутренних врагов. Социальной базой государственной власти не могут быть только чиновники, которые присваивая имущество закрываемых бюджетных учреждений, быстро теряют возможности руководить обществом, влиять на ситуацию. Если у государственного стула продолжать отпиливать "ножки" в виде здравоохранения, образования и культуры, если он будет стоять только на одной "ножке" силового блока, его устойчивость будет вызывать большие сомнения. Что же может спасти ситуацию? Что следует посоветовать правящей элите и Правительству, исходя из примеров истории? Что сможет защитить россиян от дестабилизации социально-политической и экономической ситуации? Что спасет социальную инфраструктуру России от ликвидации? Только одно: многопартийность не только в законодательной, но и исполнительной в власти, которая освободит демократически избираемую государственную власть от электоральной зависимости от муниципальных элит, прежде всего – бюрократических и криминальных. Это позволит отменить неприкасаемость муниципальных коррупционеров для правоохранительной и судебной систем, повысить уровень доверия общества к государственной власти. Широкое привлечение представителей парламентских партий в Правительство станет возможным, если правящая элита откажется от опасной установки на фактическую однопартийность, перестанет мыслить категориями противопоставления "партии власти" всем остальным парламентским партиям и политическим силам страны, перестанет подозревать другие партии в том, что они только и ждут, чтобы "отнять и поделить". Только коалиционное Правительство за счет вхождения в него членов других парламентских партий, в частности, Партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ, обеспечит взаимную интеграцию политических элит нашей большой страны, расширит социальную базу государства, стабилизирует социально-экономическую ситуацию в стране, снизит остроту политических процессов, прекратит зависимость государства от тех, кто его разворовывает на местах. Если у однопартийного Правительства по результатам его работы не получается быть общенародным, оно должно стать многопартийным. Важно понимать, что несмотря на огромные усилия Президента Владимира Путина по укреплению государственности России, представления граждан об эффективности власти формируются, прежде всего, местными чиновниками и элитами, чьи действия по расхищению государственной и муниципальной собственности являются для граждан не только очевидными, но и безнаказанными. Так местные чиновники портят все положительное впечатление от ежедневной кропотливой работы нашего Президента, делают ему политическую подножку, оказывают медвежью услугу. Только лишение муниципальных чиновных воров и коррупционеров защитного статуса "главного гаранта побед партии власти", за счет опоры государства сразу на все силы парламентского политического спектра России – единственный шанс спасти не только социальную и бюджетную сферу в целом, но и народ страны от бедности, унижений, зависимости от чиновных воров и отката в дремучее средневековое прошлое. И производных от этого революционных потрясений, против которых последовательно выступает наша Партия СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ, и к которым ведут по-медвежьи неуклюжие действия правящей партии. СР и ее лидер Сергей Миронов знают, как улучшить ситуацию в стране, как сделать Правительство справедливым. Миллионы россиян ждут, когда государственная власть перестанет разрушать саму себя, когда Правительство станет не однопартийным, а коалиционным, когда управление родной страной станет действительно общенародным делом. Это будет – справедливо! Только это спасет социальную сферу России от полного уничтожения. Андрей Зберовский – доктор культурологии, профессор всеобщей истории КГПУ им. В.П. Астафьева.

02 июня, 23:43

Пьянство в наследство. Существует ли ген алкоголизма

Если слить вместе пиво, вино, коктейли, водку – всё то, что современные россияне выпивают за год, – то получится водоём размером 8 квадратных километров. Целое Сенежское озеро! Отчего в нашей стране столько пьют? Имеют ли под собой почву слухи о гене

25 мая, 23:33

История по-другому

В четверг, в годовщину открытия I Съезда народных депутатов СССР (25 мая 1989 г.), портал Inliberty запустил проект «Семь дат», предлагающий новый взгляд на историю России, где существуют «не только победы над внешними и внутренними врагами, расширение территории и преодоление смуты, но и опыт успеха в отстаивании индивидуальных прав и свобод». Среди дат – отмена крепостного права, публикация Манифеста 1905 г. об усовершенствовании государственного порядка (начало парламентаризма в России), Норильское восстание 1953 г., демонстрация на Красной площади 1968 г., победа над путчем в августе 1991 г., указ о свободе торговли 1992 г. (начало рыночной экономики). Кроме рассказа о датах авторы проекта обещают поддержку образовательных и других инициатив, призванных превратить их в неформальные общественные праздники.

25 мая, 23:33

От редакции: История по-другому

В четверг, в годовщину открытия I Съезда народных депутатов СССР (25 мая 1989 г.), портал Inliberty запустил проект «Семь дат», предлагающий новый взгляд на историю России, где существуют «не только победы над внешними и внутренними врагами, расширение территории и преодоление смуты, но и опыт успеха в отстаивании индивидуальных прав и свобод». Среди дат – отмена крепостного права, публикация Манифеста 1905 г. об усовершенствовании государственного порядка (начало парламентаризма в России), Норильское восстание 1953 г., демонстрация на Красной площади 1968 г., победа над путчем в августе 1991 г., указ о свободе торговли 1992 г. (начало рыночной экономики). Кроме рассказа о датах авторы проекта обещают поддержку образовательных и других инициатив, призванных превратить их в неформальные общественные праздники.

25 мая, 15:59

В России отменили открепительные удостоверения для участия в выборах

В среду, 24 мая, Государственная Дума приняла в третьем чтении поправки в избирательное законодательство. Парламентарии отменили открепительные удостоверения на выборах и дали избирателям возможность голосовать не по месту регистрации, а по месту фактического пребывания. Теперь граждане, не проживающие по месту постоянной регистрации, имеют право прикрепиться к любому участку не ранее чем за 45 дней до выборов и не позднее чем за пять дней до выборов. Привязаться к новому участку можно будет на сайте госуслуг и в центрах «Мои документы». По мнению председателя Центральной избирательной комиссии Эллы Памфиловой, отказ от открепительных удостоверений позволит увеличить явку на выборах. «Явно будет больше людей, которые смогут воспользоваться без ограничений, без барьеров своим правом пойти на участок», – сказала глава ЦИК.  Руководитель Федерального молодежного избирательного штаба, член Координационного Совета МГЕР Дмитрий Потапов: – В среду в Государственной Думе приняли законопроект, который мы уже обсуждали ранее. Согласно документу, теперь избиратель может не получать открепительное удостоверение и голосовать по месту фактического проживания. Это очень большой шаг в избирательной системе, в российском избирательном законодательстве. Это упростит процесс голосования для граждан, которые не могут в день выборов находиться по месту жительства, это привлечет граждан, которые раньше не ходили на избирательные участки из-за сложности процедуры получения открепительных документов. Это позволит получить дополнительные голоса, увеличить явку на выборах и получить более прозрачные и точные результаты. Выборы – это своего рода социологический опрос в рамках всего государства, и если выражаться языком социологов, мы сможем получить более репрезентативную выборку. В 2018 году выборы президента пройдут 18 марта – в день воссоединения России и Крыма.  Студент МГЮА имени Кутафина Владимир Сторожук: – Отмена «крепостного права» в избирательном процессе сильно упростит жизнь политически активным гражданам России, в частности, студентам. Как представитель студенческого сообщества, приехавший в Москву учиться, я сам сталкивался с трудностями в получении открепительных для голосования. Теперь все будет намного проще и удобнее. Я вижу в этом шаг в развитии российской избирательной системы. Данная поправка наглядно демонстрирует, что власть идет по пути упрощения и повышения эффективности государственных процессов. Кроме того, согласно поправкам, голосование в 2018 году состоится 18 марта – в годовщину подписания договора о вхождении Крыма в состав России, сообщает ИА «Регнум». Согласно действующему законодательству, выборы Главы государства должны проходить во второе воскресенье марта. После принятых депутатами изменений, если второе воскресенье является совмещенным, послепраздничным или рабочим днем в связи с переносом праздников, день голосования переносится на следующее, третье воскресенье месяца. В 2018 году это будет 18 марта.  

13 сентября 2015, 09:19

В одном этапе с уголовными пойдёте, сволочи!

На следствии по делу «декабристов» — Александр Христофорович Бенкендорф на первый допрос собрал всех обвиняемых и сказал им следующее:«Вы утверждаете, что поднялись за свободу для крепостных и Конституцию? Похвально. Прошу тех из вас, кто дал эту самую свободу крепостным — да не выгнал их на улицу, чтобы те помирали, как бездомные собаки, с голоду под забором, а отпустил с землёй, подъёмными и посильной помощью — поднять руку. Если таковые имеются, дело в их отношении будет прекращено, так как они действительно поступают согласно собственной совести. Я жду. Нет никого?Как странно... Я-то своих крепостных отпустил в Лифляндии в 1816-м, а в Тамбовской губернии в 1818-м. Все вышли с землёй, с начальными средствами. Я заплатил за каждого из них податей за пять лет вперёд в государственную казну. И я не считаю себя либералом или освободителем! Мне так выгоднее. Эти люди на себя лучше работают. Я зарабатываю на помоле, распилке леса и прочем для моих же бывших крестьян. Я уже все мои расходы покрыл и получил на всём этом прибыль. И я не выхожу на площадь с безумными заявлениями или протестами против Государя или, тем более, против Империи!Так как вы ничем не можете доказать, что дело сиё — политическое, судить мы вас будем как бунтовщиков и предателей Отечества, навроде Емельки Пугачёва. А теперь — всех по камерам! В одном этапе с уголовными пойдёте, сволочи!»__________________Спасибо http://den-axa.livejournal.com/396859.html

25 июля 2012, 16:42

Делягин: 150 лет со дня отмены крепостного права

"Сама идея свободы народа для огромной части правящей тусовки неприемлема. Власти сознательно загоняют страну в социальную архаизацию. Это видно по законам в области образования, по правоохранительной политике, по потаканию правонарушений".