• Теги
    • избранные теги
    • Разное675
      • Показать ещё
      Страны / Регионы481
      • Показать ещё
      Компании120
      • Показать ещё
      Формат10
      Люди141
      • Показать ещё
      Показатели37
      • Показать ещё
      Издания15
      • Показать ещё
      Международные организации32
      • Показать ещё
      Сферы8
Отмена Крепостного права
21 июня, 14:48

Духовно-нравственные предпосылки революционного 1917 года. Взгляд народа и элиты на государственную власть

Для рассмотрения духовно-нравственных предпосылок революционных событий в России 1917 года требуется обратить внимание на самого русского человека, понимаемого не в этническом, но в мировоззренческом смысле. Как он понимал себя и мир? Как меняются его взгляды от эпохи к эпохе? Меняются ли они вообще? Здесь мы подходим к вопросу о «русской идее», вопросу крайне сложному и неоднозначному. Однако, постараемся дать некоторые очертания того, что являлось главенствующими смыслами для русского человека, на что он равнялся, чего желал и чаял через анализ некоторых исторических событий России 17-начала 20 века. В 17 веке произошло трагическое событие, влияние которого на дальнейшую историю России зачастую недооценивают. Начавшаяся в середине 17 века книжная справа коснулась церковных текстов и повлекла за собой реформы, в результате которых единая Русская Православная Церковь перестала существовать. В Москве в 1666-67 годах прошёл Великий церковный Собор, где анафеме были преданы так называемые «раскольники», не принявшие изменений (вводились - троекратная «аллилуйя» вместо сугубой, написание Иисус вместо Исус, троеперстие вместо двуперстия и т.д. «К концу XVIII столетия в старообрядческом трактате «Щит веры» перечисляется … 131 вид изменений»[i]). Насколько назрели эти реформы и какова была их цель? Историк и богослов А.В.  Карташев: “Задача Третьего Рима в голове молодого царя Алексея Михайловича воспылала мечтой освободить православных от турок и войти в Царьград василевсом всего Православия, а его друга патр. Никона – служить литургию в Св. Софии во главе четырех остальных патриархов. Для этого спешно нужно согласовать все книги и обряды с греческими. Началась неграмотная и нетактичная ломка”.[ii] Как мы видим причина церковной реформы лежала в сфере политики. Желание возглавить Православную ойкумену перебороло в сердцах молодого царя и патриарха Никона установку на сохранение собственной святоотеческой традиции, идущей как прямые рельсы от самого Христа. Через 200 лет после падения Второго Рима «греческим справщиком у патр. Никона оказался Арсений, выученик униатской коллегии в Риме, а оригиналом для исправления новопечатные греческие книги, изданные в Венеции»[iii], в типографии иезуитов. С Раскола начинается бюрократизация Церкви, которая примет оформленный вид при Петре I с введением Синода. «В новообрядческой церкви был отменён древний обычай избрания духовных лиц приходом. Его заменили постановлением по назначению сверху».[iv] И Хотя этот обычай был вновь подтверждён Духовным регламентом 1721 г., но «при формальном соблюдении выборности священнические места передавались по наследству из поколения в поколение … Настоятели приходов стали смотреть на них как на свою частную собственность».[v] Обычай выборности священства несомненно делал Русскую Православную Церковь до Раскола на деле народной, рождающейся снизу. Этой самой легитимации со стороны народа, участия мирян в важнейших вопросах церковной жизни так не хватает нам сегодня, в 21 веке. Отметим, что передача священнических мест по наследству, которая даже будет узаконена в 1826 году, привела к углублению отчуждения простого народа от церкви, так как места передавались внутри семей действующего священства, что по сути превращало сословие белого духовенства в подобие касты. По перечисленным выше и другим не менее значимым причинам «московская церковная элита в лице избранных протопопов с Аввакумом во главе ревниво и бурно восстала против латинских тенет, вдруг опутавших Св. Русь, с пророческим гневом разорвала их и создала, при слепоте и упорстве властей, широкое народное старообрядческое движение».[vi] К слову, исход пассионарных свободомыслящих людей на окраины страны произошёл и из среды священнослужителей, что могло послужить причиной отсутствия протестов против подчинения Церкви государству при введении Синода, которое по сути противоречило как идеалу Москвы-Третьего Рима (Синод окончательно снимал даже внешние намеки на Симфонию властей, коллегиальность принятия решений царём и патриархом), так и внутренним установкам русского человека, так как «не церковь должна искать себе место в государстве, а, напротив, всякое земное государство должно бы в последствии обратиться в церковь».[vii] Важно отметить - правильно называть старообрядцев (раскольников) «староверами», так как традиционное сознание человека 17 века под всесторонним изменением чина богослужений и текстов молитв видело даже не новую веру, но приход антихриста, а это уже вопрос не плоскости обряда, но миросозерцания, духа. Верующие, которые не смогли принять положение, что их предки находятся в аду, так как крестились двумя перстами, начали исход на окраины страны. По разным данным их количество составило 1/3 от всего населения (10 млн.человек на конец 17 века)[viii]. По Святой Руси прокатилась волна «гарей», «за вторую половину 17 века самосожглось около 27 тысяч старообрядцев, не желавших умирать от рук слуг антихристовых».[ix] Современному человеку тяжело представить, что происходило в сердцах староверов, считавших, что на тронах Царя и Патриарха воссел антихрист. Самоубийство (в горящем срубе), смертный грех для христианина, понималось староверами как «огненное крещение», после которого они сразу встречались с Христом. Эсхатологическое напряжение изменило мировоззрение всех последующих поколений староверов, а также простых русских людей, которые видели в староверах духовный авторитет мученика за веру. Староверы пользовались поддержкой (как немой, так и деятельной) и являлись духовными авторитетами для остального крестьянского населения, ведь если вера «старая», то значит более правильная (старый в смысле «старший»[x]), также известна любовь русского народа к гонимым и обижаемым, коими и являлись «ревнители древляго благочестия» в глазах простого мужика, которому знающие грамоту и древние тексты староверы рассказывали о своих мытарствах, уподобляясь самому Христу и ранним христианам под властью язычников. Староверы были центром внутренней духовной жизни народа, по сути народной интеллигенцией. Глубина осознания развертывания конца Света в том числе отразилась и на внутреннем делении самих староверов. Часть их них посчитала, что раз в Церкви сидит «рогатый», то и священству, и таинствам теперь не быть (это беспоповцы, включая множество толков и сект), но были и те, кто сохранил не смог отказаться от вековой традиции церковной иерархии (поповцы). Староверы были людьми с нонкоформистским складом ума и характера. В 18-19 веках среди староверов образовывалось множество толков, течений и сект, что указывает на бурление идей, на атмосферу свободомыслия в их среде (прежде всего беспоповцев). «В нашей истории раскол был едва ли не единственным явлением, когда русский народ, - не в отдельных личностях, а в целых массах, - без руководства и побуждения со стороны власти или лиц, стоящих на степени высшей по образованию, показал своеобразную деятельность в области мысли и убеждения».[xi] По сути староверы будут единственной социально группой в России, занятой вопросами философии и богословия в атмосфере полной свободы мысли, в отличие от элитарной прослойки (белое духовенство, военные, учащиеся) 19 века.  Так в середине 17 века Россия раскололась на две, первая – официальная, синодальная, бюрократическая внешняя Россия, отвернувшаяся от идеала Москвы-Третьего Рима; вторая – народная, окраинная, потаённая, внутренняя Россия, Россия града-Китежа.      Народный фольклор является зеркалом души простого народа. В том какие герои сталкиваются между собой, как развивается сюжет произведения народного творчества и чем всё заканчивается, лучше всего можно увидеть ожидания и мечты народа. Если же сюжет живет не одну сотню лет, то это говорит о постоянности таких чаяний. Легенда о граде-Китеж, городе ушедшем под воду со всем населением в тот момент, когда к нему подошли враги, относится к 13 веку. Однако вспомнили её снова и освежили в народе именно староверы после Раскола. Данная легенда роднится с представлениями староверов-поповцев о Москве как Третьем Риме. Москва-Третий Рим ушла под воды, её не затронул подступивший к небесному городу антихрист. Вплоть до середины 19 века, когда о концепции, очерченной старцем Филофеем, которого ранние староверы почитали за святого[xii], вновь заговорили славянофилы, её хранителями были «ревнители древляго благочестия».  Особняком в фольклоре стоят так называемые социально-утопические легенды, имеющие своей направленностью изменение социальных порядков. Распространителями социально-утопических легенд в основном являлись либо отставные солдаты, либо староверы[xiii]. В конце 18 века в народе начинает бродить легенда о «Беловодье», попытки найти которое не прекращались весь 19 век, сказочном крае, куда можно уйти-укрыться от бед, и «тамо антихрист не может быть и не будет», «светского суда у них несть»[xiv], а земли, рыбы и зверя хватает на каждого с лихвой. Живут там только «христоподражатели древляго благочестия» «по закону Божьему»[xv], а «если попасть туда, то можно живьём сделаться святым и взойти на небо»[xvi]. В данной легенде мы видим в первую очередь духовную тягу к возврату старой веры, к обожению человека, которое даётся тем, кто имел «огнепальное желание» дойти до Беловодья. Так выглядит внутренняя структура народной идеи «рая на земле». Тоска по высшей справедливости имела не только созерцательный характер, но и принимала форму активного действия. На поиски Беловодья отправлялись отдельными группами и целыми селами, о чем свидетельствуют сыскные дела 19 века. Крайне важной для понимания народных ожиданий можно считать социально-утопическую легенду о «возвращающемся царе-избавителе». Данная легенда впервые появилась в начале 17 века [xvii] как ответ на Смуту. Особую же популярность и масштаб легенда приобрела именно после Раскола. Исследователь Чистов отмечает, что данная легенда бытовала также во многих европейских странах, но нигде, кроме России, не имела такого влияния на народ, побуждая его к активным действиям. Подавляющее большинство народных восстаний с 17 по середину 19 века начиналось со слуха о том, что настоящий царь был спрятан боярами/ ушёл странствовать в народ и возвращается, чтобы покарать бояр и дать крестьянам волю/ землю/ свободу от податей. Эта вера в «настоящего царя», который был сокрыт, а теперь идёт радеть за народ, может быть рассмотрена как защитная (компенсаторная) реакция русского человека в ответ на изжигающую душу мысль о «царе-антихристе». В каждом новом царе или царевиче, который должен был взойти на трон, народ видел своего спасителя, который устроит всё по Правде. Никто кроме царя не выдвигался на роль избавителя (ни богатырь, ни священник, ни святой), что говорит об устоявшейся в народном сознании идеи верховного правителя-монарха. Вопрос возврата к старой вере являлся важнейшим для народа. Большинство народных восстаний, начиная с 17 века, имело одним из первейших требований возврат к «вере отцов»[xviii]: соловецкое восстание, хованщина, стрелецкое восстание 1696 года, восстание Булавина, Разина, Болотникова, Пугачева. Однако, после подавления таких восстаний власть, как правило, только «закручивала гайки», не думая сделать шаг к народу в вопросе обсуждения проблемы Раскола.   Численность староверов на конец 19 века по разным источникам составляла от 12 до 20 млн человек из 55 млн всего населения.[xix] Подпольный характер жизни староверов (вплоть до указа 1905 года о свободе вероисповедания) и отсутствие диалога со стороны властей и церкви привели к тому, что многие староверческие роды, одни из богатейших в стране в начале 20 века, будут играть не малую роль в финансовой поддержке революционных движений.[xx]  Что с их точки зрения явится местью династии Романовых за Раскол. В этом отношении царь Павел I явил пример дальновидности и здравомыслия, попробовав снять конфликт между староверами и официальной церковью, через создание Единоверческой Церкви. Однако, в следствие его убийства реформа не получила дальнейшей должной поддержки. Возможно, что продолжи Павел I свою церковную реформу, получи староверы равные гражданские религиозные права, то пассионарная энергия староверов была бы постепенно направлена в государственное (как то было в части создания староверами Третьяковской галереи, оперы Мамонтова, МХАТа), а не революционное русло.   Возможность спекуляции на идее «царя-избавителя» пророчески предсказал в «Бесах» Ф.М. Достоевский: «тут-то мы и пустим … Ивана-царевича … Мы скажем, что он "скрывается"»[xxi]. Именно таким «Иваном-царевичем» и явится для народа марксистская мысль о восстании «мирового пролетариата». Пролетариат выступит как спаситель, и не только России, но и всего мира. Таким образом сверхзадача спасения мира узаконит диктатуру пролетариата, развяжет руки тем, кто говорит от его имени. Неважно насколько глубоко лидеры большевиков понимали, что в головах русских людей «мировой пролетариат» как некая единая личность человека труда синхронизируется с идеей как «царя-избавителя», так и с хилиастической идеей о втором пришествии Христа в лице мирового пролетариата[1]. Главное в том, что подобные мысли отлично резонировали с сердечной волей русского человека. Большевики лучше всех используют народные хилиастические ожидания «рая на земле» - ведь идея равенства всех людей труда, подкрепленная гениальным с точки зрения простоты и глубины воздействия на ум простого человека лозунгами «Землю-крестьянам, фабрики-рабочим» и «Вся власть Советам», так родна сердцу каждого русского человека. Здесь воплощаются заветные мечты о народном общинном самоуправлении (власть Советам) и общинной собственности на землю, социальной справедливости – возврате к идеалу Правды. Такие лозунги, спекулятивность которых вскроется в дальнейшем при троцкистском правлении, привлекли на сторону «красных» множество верующих крестьян, рабочих, солдат, молодых казаков. Революция даст выплеснуться наружу мощным потокам психической энергии простого народа, связанной с хилиастическими ожиданиями, отраженными в легендах о Беловодье и царе-избавителе, копившимися с Раскола. И.Л. Солоневич приводил цитату, по его словам, принадлежавшую Троцкому: «Если бы белогвардейцы догадались выбросить лозунг Кулацкого царя, — мы не удержались бы и двух недель». Возможно, если бы «белые» взяли на вооружение идеологему «Народного Царя изберёт Земский собор», то события Гражданской войны пошли бы по-иному сценарию. В монархическом состоянии народного ума нас может убедить следующий факт. Единственное революционное движение, организованное в простом народе вплоть до 20 века, удалось создать Стефановичу в окрестностях Чигирина в 1876 году, который «сочинил и сам себе вручил тайный царский манифест, призывающий народ к всеобщему восстанию, ввиду полного бессилия самого царя и его полного порабощения дворянством и чиновниками»[xxii]. Не идеалы Республики и Конституции, а та же легенда о «царе-избавителе», которого «обложили бояре», двигала людьми. Выделим ряд этапов десакрализации государственной власти в глазах простого народа: 1 этап. Смута начала 17 века. Именно в это время рождается социально-утопическая легенда о «царе-избавителе». Борьба за престол воспринималась народом как борьба за его, народа, интересы. Если приходил новый царь, а улучшения благосостояния не следовало, то значит «истинный царь» сокрыт. Соответственно до 17 века народ считал, что на троне сидит «истинный царь», так как до этого времени таковой легенды, такового мысленного шага, отмечено не было ни одним источником. 2 этап. Раскол и Пётр. Десакрализация царской власти доходит до предела. Народная мысль почитает царя Алексея, царицу Софью, царя Петра – антихристами. Особое возмущение в действиях Петра народ усмотрел при введении им указов о необходимости: заготавливать лес для строительства флота (народу было запрещено делать гробы-долблёнки из цельного дерева, которое теперь шло на строительство кораблей), переплавки колоколов в пушки (14 лет Россия стояла без колокольного звона), изменения внешнего вида чиновников и дворян (в допетровской России крой платья был одинаков для крестьянина и боярина, отличалась только стоимость ткани; представитель элиты в обтягивающих штанах и при отсутствующей бороде воспринимался народом как чёрт), введения Синода, уничтожавшего идею Москвы-Третьего Рима в глазах интеллектуалов в среде народа. 3 этап. Женщины на троне. Плеяда женщин-верховных правителей России только подтверждала догадки староверов об установившейся власти антихриста. Традиционное патриархальное мировоззрение не видело царём женщину и зачастую воспринимало неурожай как кару за нахождение женщины на троне. В сыскных делах тех времен был отмечен такой тост: «Да здравствует» всемилостивейшая государыня императрица, хотя она и баба!».[xxiii] 4 этап. Дворянская вольность Екатерины II. «Триада, которую составляли царь, помещик и крестьянин, оставалась «данной от Бога» в глазах крепостных и распространялась на все стороны бытия. Моделью царской власти над обществом служила власть Бога над всем мирозданием. Подобно тому, как явления природы зависят от Всевышнего, все явления социальной жизни должны были зависеть от государя. … Крестьянские массы сохранили правовые представления московского периода о государстве-литургии, в соответствии с которыми наделение служилого дворянства землей вместе с проживающими на ней крестьянами было неотделимо от обязанностей дворян по отношению к государству. … И после того, как в 1762 году дворянство было освобождено от обязательной государственной службы, крепостное право в народном представлении утратило всякое идеологическое оправдание».[xxiv] Так в показаниях Якова Почиталина, сподручного Емельяна Пугачёва, будет выделена основная причина конфликта придворной знати и «царя Петра III», коим и представлялся глава бунтовщиков, используя популярнейший образ «царя-избавителя»: «годный еще служить [дворянин – прим.автора], пойдёт в отставку и живёт … с крестьянами, разоряет их …; так я-де стал таковых принуждать в службу»[xxv]. В одном из своих манифестов Пугачёв обвиняет власть предержащих в нарушении «святых отцов предания», в «богомерском брадобритии» и «протчем неистовства».[xxvi] В легенде о Беловодье получат продолжение идеалы обозначенные Е.Пугачёвым: «жалуем всех … бородами, волностию и свободою и вечно казаками, не требуя рекрутских наборов, подушных и протчих денежных податей, владением землями … без аброку».[xxvii] 5 этап. Несовпадение сути административно-хозяйственных реформ с ожиданиями народа в 19 веке. Крайне показательна легенда, получившая широкое распространение при отмене крепостного права в 1861 году. Это легенда о «золотой строчке», якобы стёртой помещиками, чиновниками, чтобы царскую волю исказить. В этой строчке царь передавал землю крестьянам.. Причиной бунта было несоответствие ожиданий народа услышанному из царского указа. Поводом для массовых восстаний – та самая пропавшая «золотая строчка». За два года после объявления реформы правительству пришлось применить военную силу в 2115 сёлах[xxviii]  Здесь мы снова сталкиваемся с представлением народа о справедливом, в понимании крестьянина, царе и злых кознях бояр. Интересно, что пик поисков Беловодья пришелся на 50-80е годы 19 века[xxix], что совпадает по времени с начавшимися в 50е годы крестьянскими восстаниями и разочарованием от результатов отмены крепостного права. Весь 19 век государство старалось влиять на низовой уровень самоорганизации крестьянства через административный контроль сходов общин, что выливалось в открытые вооружённые столкновения с властями. По сути ряд законодательных решений царского правительства[xxx] вёл к разрушению общины, базовой низовой единицы русского общества, в этих действиях мы видим непонимание властью исторически сложившихся структуры бытия и развития своего народа. Обозначим некоторые выводы: церковный Раскол создал в мировоззренческом смысле две России, внешнюю, официальную, синодальную и внутреннюю, поддерживаемую народом, староверческую. Попытка сблизить две эти России была со стороны власти предпринята только Павлом I. Глубина отторжения староверами синодальной России выразилась в полном невнимании к делам государства и эсхатологической экзальтации староверов-беспоповцев, и сближении богатых староверов-поповцев с революционными кругами в конце 19-начале 20 века. Социально-утопические легенды о Беловодье и «царе-избавителе», миф о Граде Китеже были использованы антигосударственными силами в той полноте, которую мы не увидим в кругах царской правящей элиты и в кругах «белого» движения во время Гражданской войны. Десакрализация государственной власти в глазах народа прошла ряд этапов, однако данное явление не уничтожило царистского взгляда на вещи в народной среде, усилив при этом влияние социально-утопических легенд на народное сознание, выраженное в миграции в Беловодье и массовых крестьянских восстаниях в ожидании «царя-избавителя». К сожалению в 1917 году в стране не нашлось ни Минина, ни Пожарского, ни того, кто бы взял на себя роль «царя-избавителя» в народных глазах. Фактический отход власти от идеалов Москвы-Третьего Рима, а также совершенное непонимание народных чаяний при проведении реформ служило поводом для недовольства народа. Нарастание капиталистических тенденций, прямо противоречащих православному вероучению, в хозяйственной жизни страны являлось материальным выражением духовного упадка элиты, либо участвовавшей в становлении капитализма (верхушка элиты), либо молча наблюдавшей за происходящим (официальная церковь).   Мы кратко рассмотрели духовно-нравственные причины отторжения народом властной вертикали. Ответим же на вопрос – в каком душевном состоянии находилась элита перед революционным 1917 годом? Почему власть не была способна понять и использовать народные чаяния на собственную пользу? По нашему мнению основной тому причиной выступает слепое копирование западной философской парадигмы в системе образования и воспитания элиты. Данный процесс был запущен при Петре, отправившем боярских детей учиться за рубеж. Здесь не следует обвинять одного Петра, да, он заложил моду на «всё европейское», но последующие правители могли и должны были исправить ситуацию, обратив внимание на культуру и взгляд на мир собственного народа. Суть проблемы состояла в том, что молодёжь окормлялась идеями, рождёнными в лоне философии Нового времени, отражавшем путь развития европейского логоса, для которого появления концептов индивида, прогресса, эволюции, было логичным и прогнозируемым. Однако, данные концепты не имеют иного приложения, кроме как в рамках цивилизации их создавшей. Православное мировоззрение не может мириться с восприятием человека как индивида (Джон Локк, Томас Гоббс), поскольку последний должен быть лишен всех коллективных идентичностей, в том числе и вероисповедания. Сама же эгоистическая потребительская установка индивида - смертный грех, так как эгоизм есть форма гордыни человека, считающего, что его личные интересы могут стоять над интересами Церкви, под которой понимается весь православный народ[xxxi]. Идея вечного движения вперёд от худшего к лучшему, вечный прогресс и эволюция, также идут в разрез с Православием, так как переворачивают его догматическое учение в той части, где говорится о выпадении человека из Рая и дальнейшем сползании в темные времена, в конце которых будет Страшный суд. Однако, всё образование послепетровской элиты было построено на концептах индивида, прогресса и эволюции, а с конца 18 века напитывалось идеологемами Французской революции. Так европейский образ мысли постепенно становился «значимым другим» (Г.Салливан) для представителя российской интеллигенции, то есть нормативным типом мышления. Данное явление имело такие широкие последствия, что русский интеллигент только в середине 19 века устами славянофилов поставил вопрос о том, что у России может, оказывается, быть свой особый путь развития. До тех пор никто и не сомневался – мы часть европейской семьи, а в ней, как считал Чаадаев, не без урода. Русская интеллигенция, получавшая европейское образование, не могла выйти за рамки тех понятий, в которых была воспитана, а российская действительность не давала почвы для их реализации: индивид стремился к идеалу царства разума, где всё будет предельно рационально, и римское право будет оберегать права одного индивида от посягательств другого «человек-человеку волка»; русский человек же вообще не знал понятия индивида, видел себя только в общине, идеал которой был в наступлении «Царства Божьего на земле». Здесь из непонимания мировоззрения народа у элиты рождается либо презрение к первому либо желание этот народ переделать. Когда читаешь того же Герцена, Белинского, Бакунина, то можешь встретить мысли по-настоящему русского человека, пока он рассуждает на отвлечённые темы, однако, когда мыслитель касается социальной сферы и философских вопросов, то ты тут же попадаешь в замкнутый круг понятий «индивид, свобода, равенство», созданных исключительно в рамках философии Нового времени. При этом в «официальной России» любое свободомыслие жестко подавлялось: вспомним запрет на обсуждение политики в среде военных после восстания декабристов, что помешало «белым» в годы Гражданской войны разобраться в ситуации и выступить единым фронтом; закрытие философских факультетов в 1850 году после революционных событий 1848 года. Возможно, власти после событий 1825 и 1848 годов нужно было самой выступить с инициативой широкого общественного обсуждения новомодных идей, указать на разрушительные черты революции в части упрощения мира, понятого сугубо рациональным путем, и отказа от собственных традиций, на связи революции с масонством и банковским капиталом. Однако, «гайки закручивались», и любое проявление мысли уходило в подполье, где мысль только радикализировалась. Именно желание свободомыслия стало одной из внутренних причин восстания декабристов, а мыслящую часть интеллигенции таковое желание в отсутствие других «модных» течений неминуемо увлекало революционными идеями (Ф. Достоевский, Л. Тихомиров). Тем самым природная тяга русского человека к свободной мысли, к созерцательному размышлению, была маргинализирована Правительством как в низах (только староверы сохранили свободомыслие), так и в высших слоях общества. Возможно, именно фактический отказ от концепта Москвы-Третьего Рима, продиктованный европоцентризмом российских властей 18-19 веков, открыл в Российской Империи дорогу западным позитивистским учениям (фурьеризм, марксизм). Однако, их прочтение шло всё так же через религиозное христианское восприятие, оставшееся от идеала Московского царства, то есть смена идеалов была идеологическим, но не психологическим изменением, а секуляризация мышления лишь внешним, но не внутренним процессом. Луначарский скажет, что революция в России произойдёт не из экономических или политических побуждений, но из религиозных, и попадет в точку. Идея самопожертвования, «положить душу свою за други своя», была высшим идеалом революционеров-народников. Наложение христианских идеалов на мысли о справедливом переустройстве общества рождали в сознании русского интеллигента образ революционера как Христа страдающего. Страдание как путь к преображению – именно этот христианский архетип неким невидимым ореолом окружал фигуру революционера с конца 70х 19 века до 1917 года. Сама же идея очистительного страдания реабилитировала его в глазах части высшего общества, видевшего в нем мученика. Флоровский замечает, что «в тогдашнем увлечении идеалом коммуны не трудно распознать подсознательную жажду соборности».[xxxii] Даже русский атеизм с своем основании имел не отрицание бытия Бога, но несогласие с несправедливостью существующего мира, с желанием волевым усилием отказаться от данного мира и шагнуть в мир совершенный, в «Царство Божие на земле». Революция таким образом сольётся с хилиастическими ожиданиями преображения мира, надеждой на всеобщее преображение в сознании части высшего общества. Образ интеллигента, отказывающегося от социальных и экономических благ своего сословия ради высшей духовной истины, внутренне тождественен фигуре старовера, покинувшего мир, погрязший в кривде. Парадоксален следующий факт – в России «на протяжении целых поколений целые общественные группы систематически действовали в направлении, прямо противоположном их классовым интересам»[xxxiii]. Отцы русского анархизма – родовитый Бакунин и рюрикович Кропоткин, социализма – богатые Герцен и Огарёв. Это не укладывается ни в марксистскую теорию, ни в формальную логику. Но здесь мы можем увидеть по истине христианское покаяние представителей высших слоев перед низшими. Стыд за своё богатство и статус доходит до самоотречения себя как социальной группы. Так юродство «для ради Христа», характерное только для низших слоев, проявляется в элите, внутренне роднит элиту и народ.  В отсутствие собственной русской парадигмы мышленья, наша элита не только еще дальше отчуждалась от народа, считая при этом народ варварским и диким, но также элите пришлось переболеть европейскими болезнями позитивизма (атеизма, марксизма). Всё это вылилось на русской почве в нигилизм и в конечном счёте безыдейность, которая поразила большую часть думающей элиты к началу 20 века. Основной герой русской литературы 19 века есть человек без идеи, «человек-перекати-поле» (Алеко и Онегин Пушкина, Базаров Тургенева, Ставрогин Достоевского). Все эти герои имели образование, деньги и возможности. Однако, их души пусты, так как им пришлось проделать тот же путь, который проделала европейская мысль на пути отрицания Бога - через постановку в центр мира не Бога, но человека, а потом и столкновением с ничто, которое осталось зиять на месте отчищенном от Бога. Неслучайно сам термин «нигилизм» появился из под пера русского писателя Тургенева, метко отметившего происходящие процессы. Следствием нигилизма, безыдейности элиты является прожигательство жизни, одно из сторон потребительского склада ума, ставшее нормой для немалой части русской элиты. Летящие на зелёное сукно казино в Монте-Карло бриллианты должны были становится основой процветания России. Элита эпохи Серебряного века лучше всего подходит для постановки диагноза безыдейности, так как её влекут либо новые формы, либо желание обратиться в народ за идеей. Это само по себе прекрасно, но переворачивает всё с ног на голову: элита должна окормлять народ, а не ждать, что последний создаст идею. Возможно, самым честным и открытым движением либеральной и революционной интеллигенции было хождение в народ, но и оно вскрыло тот же гнойник – интеллигент в массе своей приходил в разочарование от того, что он видел, ведь народ никак не реагировал на республиканские идеи государства без царя, не совпадала с русской действительностью и идея объединения в коммуны с общим имуществом. Любит русский видеть результат своей работы и не хочет работать скопом, кроме как на бесплатных «помочах» вдовам, солдаткам (да и там работа делится на участки, которые каждый обрабатывает сам). К слову, власть могла направить пассионарную энергию идущих в народ в государственное русло, предложив народникам проект, финансируемый за счёт государства, в рамках которого последним были бы созданы возможности для работы на селе в качестве учителей, агрономов, врачей, ветеринаров и пр. Власть не использовала в полной мере такую возможность. Уваровская триада «православие, самодержавие, народность», к большому сожалению, в начале 20 века являлась лишь внешним фасадом, но не сутью происходящих процессов в обществе. Вопрос Раскола так и не был решён, так как никакой всеобщей дискуссии по данному поводу не провели, а просто дали гражданские религиозные права староверам в 1905 году. Самодержавие было в руках династии, не способной осознать исторический момент, и начать реформы, основанные на собственной цивилизационной парадигме, что позволило бы усилить единовластие. Народность была больше лубочной, так как большинство реформ не учитывало интересов народа либо было неэффективным (отмена крепостного права, законодательное разрушение общины, аграрная реформа Столыпина, финансовая реформа Витте, невнимание к русской артели).   Мы получаем в итоге следующую картину на момент революционного 1917 года: народ не понимает элиту, не способную понять саму себя, так как она находится в некоем гипнозе европейского образования, которое просто не дает ей возможности для самоосознания, ведь в таком образовании почти отсутствуют понятия и категории, рождённые из собственной почвы, из русского сердца. Краеугольным камнем, лежащим в фундаменте революционных событий, в первую очередь служит слабость самой династии Романовых, верхушки элиты. Непонимание необходимости дать России проект, рожденный в её лоне, нежелание опереться на славянофильское крыло интеллигенции, и при этом отрицание практических выводов из европейского проекта (свобода СМИ, парламентаризм и т.д.) нагревали революционную ситуацию в стране. Ищущая свободомыслия интеллигенция неминуемо попадает в орбиту революционных ожиданий, при этом её взгляды лишь внешне рациональны, внутренние мотивы же полностью предопределены религиозным хилиастическим мироощущением, характерным для русской земли с Раскола. В ситуации отсутствия единой русской парадигмы мысли Правительству нужно было дать задачу для собственной интеллигенции по разработке русской философии, её категориального и понятийного аппарата, на который мог бы опереться корпус далее созданных русских гуманитарных наук. Такая постановка задачи раскрыла бы творческие силы интеллигенции, направила бы их на поиск собственных философских оснований в родной культуре, сняла напряжение по поводу отсутствия свободомыслия, обозначила новый виток российской государственности. Развертывание русской мысли началось в конце 19 века, особо на этом пути выделилась русская религиозно-философская школа, однако, как раз революция не позволила этому процессу получить должное развитие. К слову, Россия до сих пор остаётся в плену западного течения философской мысли, что заставляет нас лить воду на мельницу парадигмы философии модерна, хотя возможная, цельнооформленная русская философия будет точно лежать в области премодерна.   Удивительно количество параллелей между Россией перед 1917 и современной Россией. Та же, по сути синодальная, Православная церковь, боящаяся не то что действовать, но сказать слово поперёк госполитике, хотя последняя в целом ведется не на православных началах. То же доминирование европейского либерального взгляда на жизнь в высших слоях. Безыдейная в массе своей элита, погрязшая в потреблении, меряется длиной яхт, а не масштабами проектов по развитию страны. Народ также чает царства Правды и, отчаиваясь ждать, спивается. В народном сознании также жив образ «царя-избавителя», на котором каждый день играют пиар-технологи, показывая нам нового «злого боярина», попавшегося на коррупции. Народ сегодня жаждет воссоздания социально ориентированного государства, основанного на традиционных началах. Возможна ли революция в России сегодня? Чисто технически – до тех пор нет, пока действующую власть поддерживают силовые и специальные службы. Наши силовики хорошо помнят 90е годы, и будут стоять за сильную власть до конца. Страшно то, что сегодняшняя система образования нацелена не на воспитание человека с полноценным мировоззрением, но на создание биомассы потребителей. Продолжение такой линии приведёт к тому, что при очередной смене поколений новое поколение просто не сможет понять и принять христианские истины, так у него в сознании не будет категорий для восприятия таковых. Свято место пусто не бывает. Так если ты не рождаешь народную (национальную) идею, то на её место придут чужие идеи. Отсутствие единой парадигмы русской философии, существующей по кускам в текстах Святых отцов Православной Церкви, в трудах русских философов и писателей, но так и не осмысленной целокупно вплоть до сегодняшнего дня, становится главной угрозой для Русского мира. Невозможность мыслить по-русски в образовании и науке ведёт к тому, что современная интеллигенция переживает те же болезни, что и в 18-19 веке. Позитивизм и материализм – вот смысловой стержень молодёжи, открыто поддерживаемый современными глобалистскими СМИ в худших культурных образцах. Однако, тот диагноз, что поставил Ницше в конце 19 века: «Бог умер. Мы убили его. Вы и я», касается только линию развития философской мысли Нового времени, то есть Европу, мы, Россия, не убивали Бога, возможно, позабыли, но не убивали. Последнее положение позволяет нам надеяться на то, что в лоне русской философской мысли в опоре на собственные традиции (методология Четвёртой политической теории) будет создана или правильнее сказать воссоздана русская идея, которая сможет оживить наше общество, дав ему надэкономические цели, только ради которых и может по-настоящему трудится русский человек. При этом высвободится творческая энергия нашего народа, который будет готов простить грехи своей власти и заняться делом. По сути нам нужна духовная революция, начатая сверху, самой властью. Каналы её распространения – приведённые в порядок РПЦ, система образования, СМИ. Наша идея, возможно, окормит и часть европейского, жаждущего духовного возрождения, общества, так как со времени Ницше западная мысль только ушла дальше в богоотрицании, начав переход к постмодернистическим концепциям (что грозит и нам, если мы продолжим слепое копирование западного пути мысли).       [1] Последнюю концепцию разрабатывал Горький с Луначарским на о. Капри, что вызвало критику со стороны Ленина. [i] Кожурин К.Я. - Повседневная жизнь старообрядцев М.: Молодая гвардия, 2014. [электронный ресурс] URL http://www.lib.rus.ec/b/602462/read (дата обращения - 16.02.2017) [ii] Карташев А.В. “Святая Русь” в путях России. / Воссоздание Святой Руси. М., 1991. С.43. [iii] Там же, стр. 43 [iv] Кожурин К.Я. - Повседневная жизнь старообрядцев М.: Молодая гвардия, 2014. [электронный ресурс] URL http://www.lib.rus.ec/b/602462/read (дата обращения - 16.02.2017) [v] В.А. Федоров - Русская Православная Церковь и государство. Синодальный период. 1700-1917. - М.: «Русская нанорама», 2003. [электронный ресурс] URL http://www.e-reading.club/bookreader.php/1045911/Fedorov_-_Russkaya_Pravoslavnaya_Cerkov_i_gosudarstvo._Sinodalnyy_period_%281700-1917%29.html (дата обращения - 16.02.2017) [vi] Там же, стр. 43 [vii] Саркисянц Мануэль. Россия и мессианизм. К «русской идее» Н. А. Бердяева. СПбГУ., 2005, стр. 57 [viii] «Всемирная история: Учебник для вузов» ЮНИТИ, 1997 [электронный ресурс] URL http://www.bibliotekar.ru/istoriya/124.htm (дата обращения - 16.02.2017) [ix] Чистов К.В. «Русская народная утопия». – Спб.: «Дмитрий Буланин», 2011, стр. 383 [x] В. Даль Толковый словарь живого великорусского языка [электронный ресурс] URL http://slovardalja.net/word.php?wordid=39095 (дата обращения - 16.02.2017) [xi] Н. И. Костомаров. "История раскола у раскольников". "Вестник Европы", 1871 г., No 4, стр. 469. [xii] Саркисянц Мануэль. Россия и мессианизм. К «русской идее» Н. А. Бердяева. СПбГУ., 2005, стр. 63 [xiii] Там же, стр.233 и 268 [xiv] Чистов К.В. «Русская народная утопия». – Спб.: «Дмитрий Буланин», 2011, стр. 275 [xv] Там же, стр. 284 [xvi] Белослюдов А. К истории «Беловодья». Стр.34 [xvii] Чистов К.В. «Русская народная утопия». – Спб.: «Дмитрий Буланин», 2011, стр.241 [xviii] Чистов К.В. «Русская народная утопия». – Спб.: «Дмитрий Буланин», 2011, стр. 430 [xix] Чистов К.В. «Русская народная утопия». – Спб.: «Дмитрий Буланин», 2011, стр. 384-385 [xx] Дмитрий Соколов РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ НА ДЕНЬГИ СТАРООБРЯДЦЕВ [электронный ресурс] URL HTTP://MIRNOV.RU/OBSHCHESTVO/RUSSKAJA-REVOLYUCIJA-NA-DENGI-STAROOBRJADCEV.HTML(дата обращения - 16.02.2017) [xxi]  Ф. М. Достоевский. Собрание сочинений в 15-ти томах. Том 7. Л.: Наука, 1990. [электронный ресурс] URL http://ilibrary.ru/text/1544/p.73/index.html (дата обращения - 16.02.2017) [xxii] Степняк-Кравчинский С. Т. 1. Россия под властью царей. Подпольная Россия. М.: Худож. лит., 1987. [электронный ресурс] URL http://www.lib.ru/PRIKL/STEPNYAK/podpol.txt (дата обращения - 16.02.2017) [xxiii] Е. В. Анисимов «Женщины у власти в XVIII веке как проблема». Вестник истории, литературы, искусства. Отд-ние ист.-филол. наук РАН. - М.: Собрание; Наука, 2005, с. 332 [xxiv] Саркисянц Мануэль. Россия и мессианизм. К «русской идее» Н. А. Бердяева. СПбГУ., 2005, стр. 17-18 [xxv] Чистов К.В. «Русская народная утопия». – Спб.: «Дмитрий Буланин», 2011, стр. 173 [xxvi] Там же, стр. 176 [xxvii] Там же, стр. 178 [xxviii] Покровский М. Н. Русская история с древнейших времён. — М.: Мир, 1911. — Т. 5, с. 86. [xxix] Чистов К.В. «Русская народная утопия». – Спб.: «Дмитрий Буланин», 2011, стр.300 [xxx] Николай Арутюнов "ОБЩИНА И ОБЩЕСТВО. ДВА ПОДХОДА К ЖИЛЬЮ И ЖИЗНИ" [электронный ресурс] URL http://katehon.com/ru/article/obshchina-i-obshchestvo-dva-podhoda-k-zhilyu-i-zhizni (дата обращения - 16.02.2017) [xxxi] Николай Преображенцев «Религиозные аспекты Четвертой Политической Теории». [электронный ресурс] URL http://zavtra.ru/blogs/religioznie_aspekti_chetvertoj_politicheskoj_teorii (дата обращения - 16.02.2017) [xxxii] Саркисянц Мануэль. Россия и мессианизм. К «русской идее» Н. А. Бердяева. СПбГУ., 2005, стр. 103 [xxxiii] Там же, стр.131  

18 июня, 05:40

Альфонс Муха в Москве 1913

Bo4kaMeda Альфонс Муха учился в Вене, жил в Париже и Нью-Йорке, умер в Праге через 4 месяца после оккупации ее фашистами. В начале ХХ века его популярность была невероятной. Им восхищались, его воспевали, ему подражали неумелые, но исполненные энтузиазма молодые маляры. Про него писали, называя его художником «истинно парижским, хоть и выросшем в Моравии»... А. Тачев Портрет Альфонса Мухи На пике славы, прожив несколько лет в Америке, Альфонс Муха внезапно вернулся на родину — в Чехию, чтобы начать работу, которую считал важнейшей в своей жизни. Художник замыслил монументальный проект «Славянский эпос», которому отдал впоследствии 15 лет своей жизни. На 20 картинах он решил запечатлеть наиболее значимые (по его мнению) события славянской истории — от отмены крепостного права на Руси до печатания Кралицкой Библии в Иванчицах. Картины были громадными — 6 на 8 метров, — и очень отличались по стилю от всего того, что прославило художника. Альфонс Муха работает над «Славянской эпопеей», 1920 И вот весной 1913 года, в канун празднования 300-летия дома Романовых, Альфонс Муха отправился в Россию, чтобы собрать материалы для будущих работ. Художник побывал в Санкт­-Петербурге и в Москве, посетил Троице-Сергиеву Лавру и Третьяковскую галерею, где оставил восторженный отзыв, и даже навестил старинного приятеля, художника Леонида Пастернака — в тот самый день, когда тот с семьей торжественно отмечал выход сборника стихов их сына Бориса. А ещё он обнаружил огромное количество своих плакатов и афиш на улицах Петербурга — о чём тут же с гордостью написал домой. Вообще, цель приезда была одна — порисовать и пофотографировать «Кодаком» Красную площадь для работы над картиной «Отмена крепостного права на Руси» из цикла «Славянский эпос». Альфонс Муха на Красной площади В Кремле у Царь-Колокола В Кремле. Отец с сыном возле Царь-Колокола В Кремле. Странники На Красной площади На Красной площади На Красной площади На улицах города На улицах города Нищий и состоятельная дама Окрестности Москвы. Березки вдоль дороги Собор Василия Блаженного У Московского банка У стен Кремля Эту нищую Альфонс Муха сфотографировал на Красной площади: А чуть позже появилась изумительная работа «Зимняя ночь» или («Странница») — одна из лучших в его «Славянском эпосе» и так непохожая на остальные картины. humus.livejournal.com .

10 июня, 14:25

Cправедливое коалиционное правительство – залог спасения социальной сферы России

Высоко оценивая деятельность нашего Президента Владимира Путина, граждане все более критично оценивают деятельность чиновников из Правительства в социальной сфере. Россияне не понимают, почему федеральная власть смотрит сквозь пальцы на массовую ликвидацию и реорганизацию учреждений здравоохранения, образования, культуры. Недавно опубликованный доклад Партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ "Страна без социальной справедливости. Социальные итоги 2016 года", подготовленный на высочайшем уровне не только статистической, но и научной точности, заставил задуматься всех здравомыслящих граждан страны. Не буду пересказывать основные положения доклада: те, кто умеют читать, прочтут его самостоятельно. Обращу лишь внимание на один принципиально значимый момент, который красной нитью проходит через все разделы доклада: "Современное российское государство в лице Правительства сознательно, целенаправленно и последовательно уходит из социальной сферы, предоставляя народу самостоятельно решать все свои социально-экономические проблемы". На основании чего делается такой вывод? На основании сухой статистики многолетнего массового сокращения числа государственных и муниципальных учреждений в таких сферах, как здравоохранение, образование и культура. Приведу несколько ярких примеров из доклада нашего лидера Сергея Миронова, дополненных полученной мною официальной статистикой. Здравоохранение. Ситуация в этой сфере четко видна из таблиц. (Медицина. Журнал ВАК. 2016 г. №3. Шлифер С.И. Анализ состояния здоровья и оказания помощи сельскому населению РФ. Вести-экономика "Счетная палата: в РФ снижается качество медпомощи, число больниц"). Мы видим, что за период с 2000 по 2015 годы в России закрыто или реорганизовано с понижением статуса и уменьшением числа коек и медицинского персонала более 22 000 государственных медицинских учреждений: 5388 больниц, 4844 поликлиник, 10 000 фельдшерско-акушерских пунктов, 615 станций скорой помощи, 341 центральная районная больница, 78 врачебно-физкультурных диспансеров, 108 наркологических диспансеров, 66 психоневрологических диспансеров, 16 онкологических диспансеров, 202 кожно-неврологических диспансеров, 290 противотуберкулезных диспансеров и т.д. При этом очевидно: уменьшение числа государственных учреждений здравоохранения и социальных учреждений началось очень давно, а сама эта тенденция не имеет связи с внешнеполитической ситуацией, санкциями или экономическими кризисами 2008 года или 2014-2017 годов. Об этом прямо говорит та динамика сокращений, что видна из таблиц. Учитывая, что закрытие или реорганизация государственного учреждения – это большая бюрократическая переписка, и что это не может быть незамеченным руководителями регионального и федерального уровня, можно сделать вывод о плановости и методичности такого "ужимания" здравоохранения, которое автоматически приводит к значительному ухудшению медицинского обслуживания граждан России. Аналогичной является ситуация в сфере российского образования. Образование. За период с 2000 по 2016 годы число государственных (муниципальных) дошкольных учреждений (яслей и детских садов) в России сократилось на 10 713, снизившись с уровня 48 878 в 2000 г. до уровня 38 165 в 2016 г. (Статистика российского образования). И это при росте рождаемости в стране (до последнего года) и сохранении очередей в детские сады! Мы вновь видим, что процесс уменьшения числа государственных (муниципальных) дошкольных учреждений в России начался задолго до режима санкций и экономического кризиса 2014-2017 годов, а число ежегодно ликвидируемых и реорганизуемых организаций носит стабильный и плановый характер – около одной тысячи учреждений в год. Столь же печальна ситуация с государственными (муниципальными) общеобразовательными учреждениями (школами). За период с 2000 по 2016 годы число школ в России сократилось на 23 991, упав с 65 899 в 2000 г. до 41 908 в 2016 г. И это в условиях сохранения в школах вторых и даже третьих смен, наличия во многих школах до десяти классов в каждой параллели! Из таблицы также очевидно, что процесс уменьшения числа государственных (муниципальных) общеобразовательных учреждений в России начался задолго до режима санкций и экономического кризиса 2014-2017 годов, а число ежегодно ликвидируемых и реорганизуемых организаций носит стабильный и плановый характер – от одной до двух тысяч учреждений в год. Последние семнадцать лет Россия ежегодно недосчитывается более 2000 учреждений дошкольного, начального и общего школьного образования. Не лучше ситуация и с учреждениями культуры. Культура. За период 2000–2017 годов в России были закрыты или реорганизованы более 3 тыс. библиотек и более 7 тыс. сельских клубов и домов культуры. По данным Счетной палаты РФ, даже в 2014 году, несмотря на то, что этот год был объявлен "Годом культуры", а в сферу культуры были влиты дополнительные бюджетные ассигнования – 15 млрд. рублей, число библиотек сократилось на 340, а число клубов и домов культуры – на более чем на одну тысячу. Таким образом, по самым общим, реально заниженным данным общие потери здравоохранения, образования, культуры в 2000-2017 гг. составили: – 22 000 государственных (муниципальных) медицинских учреждений различного профиля; – 10 713 государственных (муниципальных) дошкольных образовательных учреждений (детских садов, яслей); – 23 991 (муниципальных) общеобразовательных учреждений (школ); – более 10 000 учреждений культуры: библиотек, дворцов культуры и сельских клубов. То есть только по приблизительным данным закрыто или реорганизовано почти 66 тыс. государственных (муниципальных) учреждений здравоохранения, образования, культуры. Реально – до 100 тыс. В среднем, в России каждый год закрывается от 4 тыс. до 6 тыс. бюджетных организаций в жизненно важной для граждан страны социальной сфере. Видя, что ужимание социальной сферы началось и планово осуществлялось еще в те "тучные нулевые годы", когда российский бюджет был доверху наполнен сырьевыми долларами, нельзя не задаться логичным вопросом: почему ухудшались условия жизни российских граждан тогда, когда острой финансовой необходимости в этом совершенно не было? Зачем Правительству это нужно было в "нулевые", почему это продолжается, зачем это нужно сейчас? Уверен: в Правительстве России работают образованные и умные люди. Отсюда смело можно исключить такие объяснения вышеописанного феномена ухода государства из социальной сферы, как: "федеральные чиновники не ведают, что творят в регионах и муниципалитетах", "все это – заговор масонов, мировых олигархов-глобалистов, или врагов народа, которые стремятся уничтожить коренных россиян и заселить страну мигрантами". Не выдерживают критики и такие принятые объяснения, как, например: – "Нужно сократить расходы бюджета на социальную сферу, чтобы стимулировать развитие частного сектора в здравоохранении, образовании, культуре". В условиях бедности населения и микроскопического "среднего класса", создание подобной альтернативы принципиально невозможно. В России частный сектор никогда не займет те позиции, из которых уходит государство. Вновь снижающаяся с 2016 года рождаемость и увеличивающаяся смертность россиян наглядно уже это показывают. – "Все чиновники работают в Правительстве вахтовым методом, чтобы разворовать Россию, а потом спокойно коротать себе пенсию где-нибудь в комфортной загранице, типа США, Испании, Италии, Англии и т.д.". На самом деле, большинство членов Правительства хорошо отдают себе отчет в том, что за границей их никто не ждет, плюс есть вероятность предстать перед различными международными судами. Да и потерять контроль за своими российскими активами можно в два счета. Так что это – не объяснение. – "Правительство нагло разворовывает всю российскую социалку". Безусловно, кое-какие члены российского Правительства и губернаторы воруют и берут взятки. Громкие аресты последних лет хорошо это показывают. Однако сфера финансовых интересов этих людей – вовсе не районные ЦРБ и ФАПы, не сельские детские сады и школы, не дома престарелых и инвалидов, а объекты более серьезные. – "Ликвидация государственных организаций сокращает расходы бюджета и повышает эффективность государственных услуг". Это не так, ведь в стране вновь увеличивается смертность населения. Самое же главное заключается в том, что закрытие медицинских и образовательных учреждений в перспективе уничтожает те населенные пункты, где они были оптимизированы. А деградирующие, спивающиеся, больные или возмущенные властью граждане в итоге требуют от бюджета гораздо больших затрат на укрепление органов правопорядка, внутренних войск Росгвардии, службы исполнения наказаний, миграционных служб и т.д. Сокращение социалки бюджет точно не спасает. Закрытие школ, больниц и библиотек гарантированно требует увеличения затрат на полицию, ФСБ, суды и тюрьмы. В Правительстве работают образованные люди, они явно все это понимают. Но они все равно это делают. Значит, полученные от разгрома социальной сферы плюсы все-таки заметно больше, чем те минусы, что очевидны и школьнику. История учит нас в любых действиях власти искать материальные интересы. Кому выгодна ликвидация или реорганизация всех этих детских садов, школ, ФАПов, ЦРБ, больниц, поликлиник, диспансеров, дворцов культуры и т.д.? Кому достается имущество разоренных учреждений? Наблюдения показывают: уничтожение учреждений социальной сферы непосредственно материально выгодно муниципальной правящей элите, альянсу местечковых чиновников, финансовых махинаторов, перекупщиков и жуликов. И опосредованно политически это выгодно правящей федеральной элите, чьи интересы по сути представляет Правительство. Чтобы это осознать, требуются некоторые пояснения. Дело в том, что все крупное наследие СССР – заводы, топливно-энергетические и производственные комплексы, колхозы и совхозы, сельскохозяйственные земли и базы расхитили и приватизировали еще в "девяностые". Все это сейчас у олигархов, муниципальные короли об этой собственности даже не мечтают. Они понимают: все большие куски в стране сразу забирают себе парни из московских офисов. Но ведь жить на широкую ногу, подчеркивая свой статус все-таки нужно. Причем, не за счет зарплаты. Отсюда, нужно проедать и присваивать что-то другое. Ликвидным товаром в России сейчас является вовсе не производство, а только то, что можно быстро продать и перепродать (ценная земля или здания), использовать под офисы, магазины, склады, или сдать в аренду. После чего безбедно жить дальше, в ожидании новых возможностей что-то по дешевке купить или присвоить, с последующей перепродажей. Так вот, имущество еще функционирующих государственных и муниципальных учреждений здравоохранения, образования и культуры, все эти объекты "социалки" в настоящее время являются в умирающей российской глубинке единственным лакомым куском. Больше там взять просто нечего. Зато у каждого такого учреждения имеются свои активы: здание, ведомственное жилье, общежития, гаражи, склады, электроподстанции, транспорт, земля, мебель, оборудование и еще много того, из чего, умеючи, можно быстро извлечь прибыль. Соответственно, за каждым таким социально значимым объектом неусыпно приглядывают те местные чиновники и аффилированные с ними коммерческие структуры, которые имеют властный и финансовый ресурс забрать его себе. И, предварительно подготовив для этого необходимые условия, они с удовольствием себе это забирают. Продав с молотка своим родственникам и друзьям, сдав в аренду пустующие здания или, в крайнем случае, демонтировав их, продав панели, кирпич и металлолом. Но, чтобы осуществить данную операцию, сначала следует уведомить вышестоящее начальство о ненужности или затратности того или иного социального объекта. Затем необходимо загубить данное учреждение, искусственно доведя его до крайней степени разрухи и, вогнав в долги, обанкротить. Или, в крайнем случае, пойдя по схеме "реорганизации", когда учреждение формально может остаться, но зато после его объединения с другим учреждением можно за бесценок приобрести какие-то вдруг почему-то оказавшиеся "ненужными" материальные активы. Именно так уже два десятилетия живет российская муниципальная элита. Так она зарабатывает, так увеличивает свой достаток и авторитет среди местного населения. Чем больше чиновник имеет возможности присвоить государственное и муниципальное имущество – тем больше его вес в обществе. Таким образом, за счет расхищения объектов здравоохранения, образования и культуры в постсоветской России продолжается процесс "первоначального накопления капитала", который при этом является тупиковым: ведь условий для развития производительного сектора в экономике страны все равно нет. В этих условиях возникает пока плохо понимаемый обществом парадокс: муниципальные элиты финансово заинтересованы в увеличении числа проблем у федеральной государственной власти во всех видах кризисов – как внешних, так и внутренних. Ослабление государства – источник роста их доходов. Для муниципальной элиты любые серьезные проблемы федеральной власти, любые санкции, экономические кризисы и сложности с бюджетом – просто подарок! Ведь это – идеальный "фиговый листок", прекрасный повод для коррумпированных чиновников заявить о необходимости все новых "оптимизаций" бюджетной сферы на местах. Это – обоснование для очередных перекладываний финансовых обязательств по содержанию социальной сферы на регионы, когда муниципальные элиты радостно потирают руки в ожидании новых распродаж того, что они не могут, да и не собираются финансировать. Плюс, это возможность скрыть от граждан факт того, что растаскивание учреждений социальной сферы происходит уже почти двадцать лет, является давним, длительным, планомерно и сознательно осуществляемым процессом. И только такие аналитические работы, как доклад Партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ с достоверным и наглядным фактическим материалом может вскрыть реальное удручающее положение в данной сфере. Цифра, согласно которой за период с 2000 по 2017 год было закрыто или реорганизовано до 100 тыс. государственных (муниципальных) учреждений здравоохранения, образования, культуры, то есть почти треть всего имевшегося на 2000 год государственного и народного достояния, явно свидетельствует о том, что такие хищения можно реализовать только в результате сговора внутри коррумпированной части правящей элиты страны. Когда все знают, кто на что вправе рассчитывать, с кем нужно поделиться, в каком объеме. И если четко ясна финансовая корысть тех муниципальных бюрократических элит, которые в процессе "переработки и усвоения" государственной собственности, через съедание бюджетного тела государства, его социальной инфраструктуры, из скромных чиновников-гусениц превращаются в сверкающих дорогими автомобилями бабочек-коммерсантов, то остается вопрос: почему хищения муниципалитетов покрывает государственная власть – региональная и федеральная? Почему государственная власть стоически продолжает делать себе бюджетное харакири? Почему она позволяет ухудшать условия жизни своего народа? А разгадка заключается в том, что платой за возможность расхищения и уничтожения "социалки" муниципальной элитой является ее полная политическая лояльность к партии власти, регулярно проявляемая на выборах депутатов и глав администраций всех уровней. Здесь все честно: "Вы даете нам возможность присвоить государственную собственность, приватизировать ее или украсть? Спасибо! За это мы всегда будем голосовать за представителей только одной правящей партии, принуждая поддерживать ее всех тех граждан, кто находится от нас в служебной, материальной и моральной зависимости. В крайнем случае – будем "правильно" считать голоса на выборах. Не отрывайте нас от бюджетной соски и будьте твердо уверены: на местах – не подкачают!". Базовый принцип функционирования политической и экономической системы страны, неписанный контракт между федеральной и муниципальной правящей элитой, звучит сейчас примерно так: государственное и муниципальное имущество – в обмен на политическую лояльность на выборах. Так каждая победа правящей элиты на выборах может оцениваться количеством закрытых и расхищенных объектов социальной сферы. Депутатские, мэрские и губернаторские кресла оказываются оплачены индульгенциями за право присваивать себе имущество энного количества учреждений здравоохранения, образования, культуры теми муниципальными чиновниками, кто смог обеспечить "правильное" волеизъявление населения и подсчитал голоса избирателей в соответствии со спущенной сверху установкой. Одна из серьезных проблем современной российской государственной власти заключается в том, что существуя в рамках демократической выборной системы, федеральная правящая элита по факту оказалась электоральным заложником муниципальных коррупционных элит, рассчитываясь с ними за голоса избирателей государственной собственностью. Отсюда специфика России: если по логике победа на выборах должна обеспечиваться созданием новых социальных объектов и принятием на себя обязательств по их дальнейшему увеличению, то исходя из цифр сокращения "социалки", у нас все наоборот – высокие проценты на выборах являются результатом закрытия и "распила" имевшихся бюджетных учреждений, молчаливым согласием на продолжение данного контракта теми муниципальными элитами, что уже вошли в азарт. Теми, кто как наркоманы экономически давно "подсели" на разграбление государственной собственности, превратили это в дело всей жизни, в сакральный смысл своего нахождения у власти. Кстати говоря, именно этим бюрократическим этикетом объясняется непонятное гражданам явление, когда руководитель, разоривший свой район, почему-то не садится в тюрьму, а уверенно повышается по карьерной лестнице вверх, получая для освоения все больший бюджетный пирог. Потому что он, с точки зрения элиты, поступал и делился правильно. Чиновник выполнил все пункты внутри элитарного разделения полномочий, где федеральная, региональная и муниципальная власти четко знают, кто именно и в каких объемах имеет право переваривать находящееся у них под контролем государственное наследие. При этом бюрократическая схема "какую сферу курирую – ту разворовываю и уничтожаю" не имеет отношения к переходу к рыночной экономике или разгосударствлению. Разгосударствление не является синонимом разворовывания. Нынешнее дозволение на расхищение учреждений социальной сферы является не более чем воспроизводством в наши дни сословно-феодального строя. Точнее, старинной рюрико-романовской системы "дач", "уделов" и "кормлений". Это когда в условиях неразвитости товарно-денежной системы, не имея финансовой возможности достойно оплачивать труд служащих и эффективно пресекать их злоупотребления, центральная московская власть веками позволяла своим чиновникам на местах относиться к государственному имуществу, как к своему собственному. Всеми правдами и неправдами сначала приходуя его, а затем получая за верную службу в вечное пользование. Переводя из временного статуса "поместье по месту службы" в частную собственность: в "вотчину, полученную от отца" или "государеву дачу". Обменная схема – "вы помогаете нам сохранять ту единоличную однопартийную политическую власть, которая является инструментом контроля над основными ресурсами страны, а мы позволяем вам постепенно прибирать к рукам слишком мелкую для наших аппетитов государственную и муниципальную собственность из сферы здравоохранения, образования, культуры, социальных служб и т.д.", исходя из нынешних темпов сворачивания "социалки" может вполне успешно действовать еще два-три десятилетия. То есть до тех пор, пока в центре и в глубинке есть, что ликвидировать, реорганизовывать, приватизировать и перепродавать. 20-30 лет – это большой срок, за который может счастливо прожить свою жизнь нынешняя правящая элита, вырастет новое поколение россиян, которое не будет помнить о том объеме государственных социальных гарантий, что был когда-то. Но вот беда: у системы муниципального электорального шантажа и электорального заложничества государственной власти есть свои риски. Во-первых, уход государства из социальной сферы снижает те традиционные патерналистские настроения, что присутствуют в российском обществе. Те граждане, которые со временем уже не будут считать себя должниками "доброго социального государства", вполне могут иметь деструктивные настроения. Во-вторых, повышается опасность появления таких вождей, которые могут сыграют на национальных чувствах в наиболее социально деградировавших регионах и призвать к сепаратизму. Под понятным всем лозунгом: "Защитим свой народ!". В-третьих, самое главное: сокращение числа социально значимых бюджетных учреждений, особенно в сельской местности, автоматически разрывает те социальные связи, на которых еще остаточно держится современное российское общество. Высвободившиеся вопреки собственному желанию из-под опеки коллектива и чиновников граждане оказываются предоставлены самим себе, интенсивно происходит индивидуализация общества. Мне, как профессору истории, это очень напоминает процесс разрушения сельской общины, который был запущен в царской России после отмены крепостного права в 1861 году. Тогда вышедшие из-под власти барина и общины, предоставленные самими себе, обнищавшие крестьяне пошли искать работу в города. Многие превратились в люмпенов, в несистемный слой общества "не город – не деревня", полностью выйдя из-под контроля всех социальных иерархий. Закономерно превратившись в легкую добычу политических популистов и экстремистов, щедро пообещавших "землю – крестьянам, заводы – рабочим". То же самое явление мы наблюдаем в России сегодня. Работники оптимизированных до полной ликвидации учреждений образования, здравоохранения и культуры, а также члены их семей, потеряв работу на селе, устремляются в города. Каждый год в современной России на постоянное проживание из села в город уезжает до 200 тысяч граждан! Но если в конце XIX века города России были развивающимися промышленными центрами, с большой потребностью в рабочей силе, и могли принять в себя ушедших с села, то современные офисные города, где большинство активного населения занято не в производстве, а в сфере услуг, просто не в состоянии переварить этих людей, дать им достойную работу. Найти себя и высокий доход в них очень трудно, адаптация почти всегда сопровождается снижением социального статуса, общим раздражением и разочарованием. Как в случае с ядерным взрывом, который оказывается возможным благодаря высвобождению той энергии, что связывала элементарные частицы в атоме и привела к чудовищному взрыву после его разрушения, так и политические потрясения в обществе всегда являются следствием выброса той социальной энергии, которая, в свою очередь, сама высвобождается после разрушения социальных структур и институтов. Вчерашние работники бюджетной сферы и члены их семей, особенно – молодежь, которые никому не нужны, никому не подчиняются, не имеют авторитетов и очень раздражены своим положением – при определенных условиях вполне могут стать горючим материалом для социальных потрясений. Важно понимать: для внесистемной оппозиции нужны внесистемные люди. Реформы Правительства в социальной сфере ежегодно создают стотысячную армию таких людей, делая настоящий подарок для внесистемной оппозиции. Теряя свои рабочие места в социальной сфере, уезжая из сел в те города, где также рушится социальная сфера, россияне выходят из-под политического контроля тех муниципальных элит, что обеспечивают победу партии власти. Пока действует система, когда политическая депрессия граждан и снижение явки на выборах компенсируются увеличением того электорального чиновного давления на еще оставшиеся трудовые коллективы, что даже приводит к росту процентов, получаемых на выборах партией власти, но ее ресурсы прочности не велики. Потому что после почти полной ликвидации трудовых коллективов в сферах государственного промышленного и сельскохозяйственного производства, науке и сфере бытовых услуг, на фоне не имеющего возможности компенсировать потери рабочих мест бизнеса, власть просто потеряет эффективные инструменты контроля за распыленным, атомизированным обществом. Странным образом, на фоне сокращения подведомственных бюджетных объектов численно увеличивающиеся бюрократические муниципальные элиты могут выйти из данной неприятной для себя ситуации тремя способами: снижая явку на выборы, усиливая электоральное давление на членов оставшихся трудовых коллективов, или считая поданные голоса, как им нужно. Работники сокращающихся бюджетных коллективов и члены их семей постепенно превращаются в "электоральных рабов". Но все это может спровоцировать волнения во все более несистемном российском обществе. И если ранее недовольство граждан и их митинговая активность преодолевались не силовым методом, а прежде всего индивидуальным воспитательным давлением на членов семей коллективов бюджетников, то благодаря деятельности Правительства этой шагреневой кожи трудовых коллективов скоро может уже не быть. Давить будет просто не на кого. Возможности влияния для власти будут утеряны, а вот возможности по манипулирования гражданами для оппозиционных политиков и блогеров – увеличены. Проще говоря, схема сохранения политического доминирования на основе негласного разрешения муниципальным элитам присваивать себе государственные активы и их ответной электоральной благодарности не может быть долговременной, она несет в себе огромные социально-политические риски в будущем. Так мы имеем парадокс, когда то, что Правительство называет "реформированием социальной сферы", в перспективе может оказаться подготовкой к социально-политическим потрясениям. Ровно также, как это было в эпоху Витте-Столыпина, когда искренне патриотически настроенному правительству не хватило не столько времени, сколько решимости сдержать возмущающую все общество коррупцию местных чиновников. Все потому, что чем больше власть стремится сделать общество гражданским, тем менее терпимы граждане к воровству чиновных элит. Говоря "А" – призывая к гражданскому обществу, но не говоря "Б" – не давая этому обществу пресекать злоупотребления и коррупцию чиновников на местах легальными судебными инструментами, государственная власть создает проблемы сама себе, пилит тот самый общественный сук, на котором сама же пытается усидеть на выборах. Скажу прямо: если во всем мире власть проводит реформы для устранения предпосылок революций, то в России непродуманные реформы по факту их готовят. Так было в XIX и XX веках, это становится печальной традицией. Поэтому система электоральной зависимости российского государства от муниципальной власти, политически лояльной в обмен на право присвоения государственного имущества, опасна не только для общества, но и для самой власти. По большому счету, все опасности для современного российского государства исходят только от него самого, а вовсе не от внешних или внутренних врагов. Социальной базой государственной власти не могут быть только чиновники, которые присваивая имущество закрываемых бюджетных учреждений, быстро теряют возможности руководить обществом, влиять на ситуацию. Если у государственного стула продолжать отпиливать "ножки" в виде здравоохранения, образования и культуры, если он будет стоять только на одной "ножке" силового блока, его устойчивость будет вызывать большие сомнения. Что же может спасти ситуацию? Что следует посоветовать правящей элите и Правительству, исходя из примеров истории? Что сможет защитить россиян от дестабилизации социально-политической и экономической ситуации? Что спасет социальную инфраструктуру России от ликвидации? Только одно: многопартийность не только в законодательной, но и исполнительной в власти, которая освободит демократически избираемую государственную власть от электоральной зависимости от муниципальных элит, прежде всего – бюрократических и криминальных. Это позволит отменить неприкасаемость муниципальных коррупционеров для правоохранительной и судебной систем, повысить уровень доверия общества к государственной власти. Широкое привлечение представителей парламентских партий в Правительство станет возможным, если правящая элита откажется от опасной установки на фактическую однопартийность, перестанет мыслить категориями противопоставления "партии власти" всем остальным парламентским партиям и политическим силам страны, перестанет подозревать другие партии в том, что они только и ждут, чтобы "отнять и поделить". Только коалиционное Правительство за счет вхождения в него членов других парламентских партий, в частности, Партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ, обеспечит взаимную интеграцию политических элит нашей большой страны, расширит социальную базу государства, стабилизирует социально-экономическую ситуацию в стране, снизит остроту политических процессов, прекратит зависимость государства от тех, кто его разворовывает на местах. Если у однопартийного Правительства по результатам его работы не получается быть общенародным, оно должно стать многопартийным. Важно понимать, что несмотря на огромные усилия Президента Владимира Путина по укреплению государственности России, представления граждан об эффективности власти формируются, прежде всего, местными чиновниками и элитами, чьи действия по расхищению государственной и муниципальной собственности являются для граждан не только очевидными, но и безнаказанными. Так местные чиновники портят все положительное впечатление от ежедневной кропотливой работы нашего Президента, делают ему политическую подножку, оказывают медвежью услугу. Только лишение муниципальных чиновных воров и коррупционеров защитного статуса "главного гаранта побед партии власти", за счет опоры государства сразу на все силы парламентского политического спектра России – единственный шанс спасти не только социальную и бюджетную сферу в целом, но и народ страны от бедности, унижений, зависимости от чиновных воров и отката в дремучее средневековое прошлое. И производных от этого революционных потрясений, против которых последовательно выступает наша Партия СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ, и к которым ведут по-медвежьи неуклюжие действия правящей партии. СР и ее лидер Сергей Миронов знают, как улучшить ситуацию в стране, как сделать Правительство справедливым. Миллионы россиян ждут, когда государственная власть перестанет разрушать саму себя, когда Правительство станет не однопартийным, а коалиционным, когда управление родной страной станет действительно общенародным делом. Это будет – справедливо! Только это спасет социальную сферу России от полного уничтожения. Андрей Зберовский – доктор культурологии, профессор всеобщей истории КГПУ им. В.П. Астафьева.

02 июня, 23:43

Пьянство в наследство. Существует ли ген алкоголизма

Если слить вместе пиво, вино, коктейли, водку – всё то, что современные россияне выпивают за год, – то получится водоём размером 8 квадратных километров. Целое Сенежское озеро! Отчего в нашей стране столько пьют? Имеют ли под собой почву слухи о гене

25 мая, 23:33

История по-другому

В четверг, в годовщину открытия I Съезда народных депутатов СССР (25 мая 1989 г.), портал Inliberty запустил проект «Семь дат», предлагающий новый взгляд на историю России, где существуют «не только победы над внешними и внутренними врагами, расширение территории и преодоление смуты, но и опыт успеха в отстаивании индивидуальных прав и свобод». Среди дат – отмена крепостного права, публикация Манифеста 1905 г. об усовершенствовании государственного порядка (начало парламентаризма в России), Норильское восстание 1953 г., демонстрация на Красной площади 1968 г., победа над путчем в августе 1991 г., указ о свободе торговли 1992 г. (начало рыночной экономики). Кроме рассказа о датах авторы проекта обещают поддержку образовательных и других инициатив, призванных превратить их в неформальные общественные праздники.

25 мая, 23:33

От редакции: История по-другому

В четверг, в годовщину открытия I Съезда народных депутатов СССР (25 мая 1989 г.), портал Inliberty запустил проект «Семь дат», предлагающий новый взгляд на историю России, где существуют «не только победы над внешними и внутренними врагами, расширение территории и преодоление смуты, но и опыт успеха в отстаивании индивидуальных прав и свобод». Среди дат – отмена крепостного права, публикация Манифеста 1905 г. об усовершенствовании государственного порядка (начало парламентаризма в России), Норильское восстание 1953 г., демонстрация на Красной площади 1968 г., победа над путчем в августе 1991 г., указ о свободе торговли 1992 г. (начало рыночной экономики). Кроме рассказа о датах авторы проекта обещают поддержку образовательных и других инициатив, призванных превратить их в неформальные общественные праздники.

25 мая, 15:59

В России отменили открепительные удостоверения для участия в выборах

В среду, 24 мая, Государственная Дума приняла в третьем чтении поправки в избирательное законодательство. Парламентарии отменили открепительные удостоверения на выборах и дали избирателям возможность голосовать не по месту регистрации, а по месту фактического пребывания. Теперь граждане, не проживающие по месту постоянной регистрации, имеют право прикрепиться к любому участку не ранее чем за 45 дней до выборов и не позднее чем за пять дней до выборов. Привязаться к новому участку можно будет на сайте госуслуг и в центрах «Мои документы». По мнению председателя Центральной избирательной комиссии Эллы Памфиловой, отказ от открепительных удостоверений позволит увеличить явку на выборах. «Явно будет больше людей, которые смогут воспользоваться без ограничений, без барьеров своим правом пойти на участок», – сказала глава ЦИК.  Руководитель Федерального молодежного избирательного штаба, член Координационного Совета МГЕР Дмитрий Потапов: – В среду в Государственной Думе приняли законопроект, который мы уже обсуждали ранее. Согласно документу, теперь избиратель может не получать открепительное удостоверение и голосовать по месту фактического проживания. Это очень большой шаг в избирательной системе, в российском избирательном законодательстве. Это упростит процесс голосования для граждан, которые не могут в день выборов находиться по месту жительства, это привлечет граждан, которые раньше не ходили на избирательные участки из-за сложности процедуры получения открепительных документов. Это позволит получить дополнительные голоса, увеличить явку на выборах и получить более прозрачные и точные результаты. Выборы – это своего рода социологический опрос в рамках всего государства, и если выражаться языком социологов, мы сможем получить более репрезентативную выборку. В 2018 году выборы президента пройдут 18 марта – в день воссоединения России и Крыма.  Студент МГЮА имени Кутафина Владимир Сторожук: – Отмена «крепостного права» в избирательном процессе сильно упростит жизнь политически активным гражданам России, в частности, студентам. Как представитель студенческого сообщества, приехавший в Москву учиться, я сам сталкивался с трудностями в получении открепительных для голосования. Теперь все будет намного проще и удобнее. Я вижу в этом шаг в развитии российской избирательной системы. Данная поправка наглядно демонстрирует, что власть идет по пути упрощения и повышения эффективности государственных процессов. Кроме того, согласно поправкам, голосование в 2018 году состоится 18 марта – в годовщину подписания договора о вхождении Крыма в состав России, сообщает ИА «Регнум». Согласно действующему законодательству, выборы Главы государства должны проходить во второе воскресенье марта. После принятых депутатами изменений, если второе воскресенье является совмещенным, послепраздничным или рабочим днем в связи с переносом праздников, день голосования переносится на следующее, третье воскресенье месяца. В 2018 году это будет 18 марта.  

24 мая, 18:24

24.05.2017 18:24 : Госдума приняла поправки к избирательному законодательству, которые отменяют открепительные удостоверения

Основная цель законопроект – отмена крепостного права в избирательном процессе, — заявил глава Комитета по законодательству Павел Крашенинников. Теперь проголосовать можно по месту фактического проживания, а в список избирателей граждане будут включаться на основании личного заявления. Это повысит явку, — уверена глава ЦИК Элла Памфилова. В то же время, депутат от КПРФ Юрий Синельщиков опасается, что отмена открепительных может привести к ситуациям, когда человек и вовсе не сможет проголосовать. Депутаты также одобрили поправки, которые создают механизм защиты от злоупотреблений. Каждый гражданин сможет проголосовать по месту фактического проживания только один раз. Заявления защитят специальными марками. Сегодня же Дума перенесла дату президентских выборов с 25 на 18 марта – день присоединения Крыма. Это абсолютно бессмысленная затея, — считает политолог Глеб Павловский. В свою очередь, авторы поправок уверены, что перенос президентских выборов создаст дополнительный патриотический стимул для избирателей.

24 мая, 12:38

Эпитафия на могиле российской интеллигенции

В последнее время в столичных кругах вновь заговорили о притеснениях интеллигенции. Поводы - чисто спекулятивные: кого-то якобы запретили, кому-то вроде бы угрожали, кого-то реально (а вот это уже существенно) лишили финансирования... Может, и запретили. Может, и лишили... Но при чём здесь интеллигенция? Увы, интеллигенции в России больше нет. Да, была - целых два века. Была и сплыла... И теперь рассуждать и спорить о ней можно только ретроспективно.Когда появилась русская интеллигенцияВремя появления интеллигенции в России можно определить вполне научно и с большой точностью.Разумеется, интеллигенции не может быть там, где нет налаженной системы высшего образования, то есть университетов. Первый университет в России - Московский - возник в 1755 году. Студентов тогда в нём было немного - 30 человек в первом наборе. И поэтому понятно, что необходимое для возникновения интеллигенции как особого общественного слоя число своих выпускников он наработал как раз к концу ХVIII века.Это не значит, что до того в России не было образованных людей, в том числе и с университетским образованием. Но даже в совокупности своей были они не тем, что позже будет названо интеллигенцией, а представителями либо высшей аристократии, либо духовного сословия, либо военных и чиновничьего класса.А вот слово (термин) "интеллигенция" действительно вошло в обиход в середине ХIХ века. Считается, что с лёгкой руки писателя Боборыкина. Хотя есть свидетельства, что оно встречается в частных письмах Жуковского ещё в 1836 году. И как раз в том смысле, в котором мы его используем до сих пор.Пять главных качеств интеллигенцииИтак, образованность (наличие высшего образования) - первое фундаментальное качество интеллигента как представителя определённого общественного слоя. Качество необходимое, но не достаточное. Ибо непременно нужны ещё четыре качества, отсутствие даже одного из которых превращает то, что мы знаем как русскую интеллигенцию, в нечто другое. И все эти качества складываются в определённой социальной среде именно на рубеже ХVIII-ХIХ веков.Второе качество интеллигента - это совестливость, или наличие моральных принципов, выходящих за нормы сословной морали. Даже самый образованный и милосердный аристократ не является интеллигентом. И прежде всего потому, что не считает других равными себе.Следующее качество русского интеллигента - любовь к народу. И желание, при осознании недостатков простых людей, поднять их до себя. Прежде всего - через просвещение и образование. Ну и, разумеется, через справедливое (или по меньшей мере более справедливое) распределение материальных и культурных благ.Максимальное развитие это качество интеллигенции получило в 60-е годы ХIХ века в виде так называемого хождения в народ и тогдашнего культуртрегерства, и в большевизме - как до 1917 года, так и после - культурная революция по Ленину, а затем сталинская индустриализация, вузовское строительство, после войны - всеобщее бесплатное среднее образование и массовое бесплатное высшее образование. 60-е годы ХХ века - пик расцвета русской, в советской её ипостаси, интеллигенции как мощного, авторитетного (в том числе и в народе) и влиятельного общественного слоя.Четвёртым качеством русской интеллигенции является постоянная рефлексия по поводу России и Европы.Здесь в конечном результате, несмотря на сопротивление просвещённых консерваторов и всех других славянофилов, победила "линия Петра Первого" - Россия всегда и во всём отстаёт от Европы, и дело отечественных интеллигентов преодолевать это отставание.Первым, кто уже не в петровской, а в более "продвинутой" парадигме задумался и написал об этом, был Карамзин со своими "Письмами русского путешественника". Именно его я бы назвал первым русским интеллигентом в точном смысле этого слова.Уже к середине ХIХ в. просвещённое русское сословие раскололось на западников и тех, кто был назван славянофилами. Конечно, этому способствовал поход русской армии в Европу (1813-1814 гг.), породивший декабристов, практически эталонных западников-интеллигентов, жаждавших европейского политического устройства и отмены крепостного права, но, что показательно, не отпускавших на свободу своих собственных крепостных.Отношение к "Европе" (и умаление либо возвеличивание России в зависимости от вектора этого отношения) с начала ХIХ века стало ключевым в размежевании русской интеллигенции. Но преобладающим стало всё-таки мнение об "отсталости России" и, говоря современным языком, о "лидерстве Запада".Грибоедов почувствовал опасность этой тенденции:Французик из Бордо, надсаживая грудь,Собрал вокруг себя род вечаИ сказывал, как снаряжался в путьВ Россию, к варварам, со страхом и слезами;Приехал - и нашёл, что ласкам нет конца;Ни звука русского, ни русского лица...Ну и так далее. Те, кто оканчивал советскую школу, с лёгкостью воспроизведут по памяти.Двести лет назад написано!Пушкин был слишком всеобщ и слишком русским, чтобы быть только западником, как его друзья-декабристы, или только славянофилом. Он тот эталонный образец русского интеллигента (причём дворянского происхождения), который, обладая всеми положительными качествами интеллигенции, совсем мало и в основном через среду своего общения "страдал" её недостатками.А целый комплекс этих недостатков связан не только с четвёртым, но и с пятым качеством русской интеллигенции - постоянной оппозиционностью любой русской власти, именно потому, что она, во-первых, власть, во-вторых, русская власть. Очень часто эта оппозиционность перерастала в оппозиционность России в целом и всему русскому, начиная с русского народа (хотя на первый план всегда выпячивалась борьба именно с властью).Это последнее качество, на мой взгляд, бесспорно связано не столько с каким-то особым вольнолюбием русской интеллигенции или с какими-то особыми недостатками российской власти, сколько с включением польской шляхты в состав российского дворянства.И до этого, естественно, в России были люди, которым не нравилось положение дел в стране. Но, во-первых, их никогда не было столь много, они не были так сплочены этнически, психологически и конфессионально. Во-вторых, эти люди не ставили себе принципиальной целью сокрушение не столько конкретного правителя, сколько Русского государства и всего русского вообще.Польская фронда, а точнее, весь комплекс неприятия поляками всего русского, и определила это качество российской интеллигенции - неприятие всего русского и имперской (центральной) власти в особенности. К концу ХIХ века русские марксисты полностью восприняли и развили в себе это качество. Но они боролись с властью за народ, за его интересы. А вот те, кто продолжает именовать себя интеллигентами сегодня, борются с самим народом и "его властью". За что? Похоже, что только за свои "свободы" и, мельче того, - за то, чтобы им было "комфортно". Крым и Новороссия - лучшее тому подтверждение. Если защита интересов населения этих территорий мешает сегодняшним "российским интеллигентам" "комфортно жить", то пусть крымчанами и новороссами правят бандеровцы.В конечном итоге именно российские интеллигенты всех национальностей и политических мастей интеллектуально подготовили и февральский государственный переворот, и Октябрьскую революцию, от которых они, как утверждают их идейные наследники, больше всего сами и пострадали.После Октябрьской революцииОт конца ХVIII века и до Октября 1917 года русская/российская интеллигенция проделала интересный, но в общем-то прямолинейный идейный и психологический путь. А вот после того как её вековая мечта - свержение власти и сокрушение государства в России - реализовалась, нашу интеллигенцию стало бросать из стороны в сторону. Постепенно она освободилась от трёх первых своих основных качеств - в последние годы даже и от необходимости быть образованной. Возможно, потому, что советская власть слишком уж увлеклась образованием населения страны, лишив тем самым тех, кто считал себя интеллигенцией, одной из козырных карт - превосходства перед "народом" в уровне знаний и, соответственно, привилегии думать как угодно и свободно рассуждать о чём угодно.Но, между прочим, большевики больше всего сделали для русской интеллигенции. Во всяком случае, именно во времена СССР интеллигенции стало столько, что её мнение и умонастроения уже нельзя было игнорировать.Появление миллионов людей, которых во времена СССР совершенно справедливо стали называть работниками умственного труда, видимо, окончательно превратило собственно интеллигенцию из отдельного социального слоя в социальную секту, структурированную и сплочённую по клановым основаниям: столичная интеллигенция, отдельно - московская и отдельно ленинградская (питерская) интеллигенция, национальная (в союзных республиках), провинциальная, сельская, творческая, научно-техническая, "шестидесятники", либеральная (80-е годы и доныне) и т.д.Сложные процессы (но в направлении примитивизации) шли и внутри каждого слоя-клана когда-то славной и бескорыстной русской (российской, советской) интеллигенции.Творческая интеллигенция ещё в советское время постепенно вырождалась в богему и к нашему времени окончательно мутировала в телесериально-эст­радную тусовку. Научно-техническая, наиболее последовательная и целеустремлённая, в 70-е годы ХХ возроптала из-за недооценки её труда и материальных неурядиц. И её можно понять. Наука и техника становились реальными производительными силами. Достижения страны, бесспорно, были следствием талантов и усилий именно образованного класса. И для нашей интеллигенции стало крайне унизительным как то, что уровень её жизни был (или казался) ниже, чем в странах Запада, так и то, что он немногим отличался от уровня жизни большинства населения СССР.В 70-е годы московская интеллигенция стала называть народ вполне марксистским, но в её устах абсолютно презрительным словом "гегемон". Кстати, помните, какие слова профессора Преображенского из "Собачьего сердца" стали одними из самых любимых среди образованной публики после выхода на экраны соответствующего фильма? Да, эти: "Нет, я не люблю пролетариат!"Конечно, советская власть обманула российскую интеллигенцию. Коммунизм в 1980 году не построила, Запад по уровню потребления не обогнала, автомобилей и дач всем интеллигентам не раздала, зарплатами, как шахтёров, не баловала, свободно за рубеж выезжать не позволяла, а всё гоняла по родной стране, по не всегда ухоженным провинциям, по комсомольским стройкам и сельским домам культуры. Устала советская интеллигенция от материальных неурядиц и от чрезмерной близости к народу.В марксизме-ленинизме наша интеллигенция полностью и окончательно разочаровалась именно в 70-е годы. И чему же ей тогда оставалось поклоняться? Только Западу и буквально любым идущим оттуда идеям.Но лишь немногие, в основном в столицах, увлекались Западом как "политической идеей". Победила мещанская интерпретация нашего отставания: не обязательно быть первыми в космосе, если мы отстаём в чистоте подъездов и в разнообразии продуктов, одежды и автомобилей. Даже наоборот: целесообразно отказаться от космоса, если это поможет приблизиться к западному потребительскому стандарту. Да и вообще, зачем эта пресловутая социальная справедливость? Уравниловка какая-то... Несправедливость справедливее!И тут пришла перестройкаО ней можно говорить что угодно - от восхваления до хулы. Но точно одно: советскую интеллигенцию, в массе своей ставшую её движителем и восторженным участником, эта перестройка уничтожила окончательно. Во-вторых, разбила на враждующие друг с другом "национальные интеллигенции". Ну а, во-первых, дав ей политическую власть (а это то, что никогда и ни при каких условиях нельзя давать интеллигенции, ибо управляет государством интеллигенция ещё хуже, чем кухарка), которую у интеллигенции тут же отобрали в лучшем случае "деловые люди", а в худшем - безыдейные проходимцы или просто уголовники. В результате интеллигенция впала в нищету и безысходность 90-х, где полностью и люмпенизировалась.Строго говоря, к настоящим русским интеллигентам в 70-80-е годы ХХ века можно отнести только тех, кто духовно, идейно и организационно группировался вокруг так называемых писателей-деревенщиков, но перестройка и 90-е годы оттеснили их на обочину политического и медийного (что стало очень важным) поля. А основная часть тех, кто продолжал называть себя интеллигентами, полностью отдалась либерализму, что фактически уравняло два далеко не во всём сов­падающих понятия "русский интеллигент" и "либерал" (западного розлива).Более того, ненависть к России и к народу (русскому в первую очередь), поклонение "Европе" расцвели в рядах ещё трепыхавшейся на поверхности публичной жизни интеллигенции в 90-е годы махровым цветом. Всё это раньше и жёстче других описал ещё в ХIХ веке Достоевский. Но в годы перестройки и особенно после 1991 года эти ненависть и лакейство превзошли все мыслимые пределы и окончательно похоронили русскую интеллигенцию как особый и особо благородный духовно общественный слой России, "как класс".Всё сказанное, разумеется, не означает, что в России не осталось тех, кого по отдельности можно называть интеллигентными людьми. Но русская интеллигенция в целом безропотно и бесславно сошла с исторической арены.Некоторые утверждают, что классическая русская интеллигенция возрождается сегодня. Лично я оснований для такого вывода не вижу. Однако как мещанин, удостоенный дворянского звания, по натуре своей остаётся мещанином (Мольер), так и нынешний обыватель, хоть из "высшего света", хоть из "креативного класса", всё равно остаётся "мещанином в интеллигенции".Язык как показатель исчезновения интеллигенцииВернусь к Карамзину, ибо ссылка на него позволит мне привести ещё одно свидетельство того, что русской интеллигенции больше нет. Как известно, именно Карамзин выработал русский литературный язык, на котором с начала ХIХ века стало говорить образованное русское общество (тогда, когда оно не изъяснялось - между собой - по-французски или по-английски). И говорило, несмотря на все революции и реформы, до начала 90-х годов ХХ века.Но с 90-х годов тот общественный слой, который к этому времени ещё был по происхождению или общественному статусу интеллигенцией, начал говорить на другом языке, который я называю вульгарным русским.Что это за язык? Это неупорядоченная смесь неграмотной русской речи обеих столиц, южнорусских (в основном) говоров, одесского наречия, квазирусского языка выходцев из Средней Азии и с Кавказа, англицизмов, уголовного жаргона, обсценной лексики и стёба. Причём всё это чаще всего при полнейшей примитивности языковых конструкций, но с претензией на интеллектуализм а-ля Запад.Да и раньше русские интеллигенты могли говорить с простыми людьми на "их" языке, но они не говорили на этом языке между собой. Теперь говорят. Кроме того, раньше можно было по языку отличить интеллигента от представителей всех других классов и слоёв общества. А сейчас нельзя.Разве может существовать особый, да ещё образованный, общественный слой, если внутри себя он общается точно на таком же языке, как и самые необразованные и деклассированные элементы общества? Если на этом языке он создаёт свои произведения - литературные, театральные, кинематографические? Конечно, нет.Заметки о либерал-интеллигентах♦ Сначала интеллигенция любит народ и себя, потом - себя и народ, потом - только себя. И, наконец, она начинает восхищаться собой и ненавидеть народ.♦ Отделение мещанского от интеллигентского - одно из главных исканий русской литературы и общественной мысли. Лучше всего это отразил в своих пьесах Чехов, шедший к этому разделению со стороны собственно уже сложившегося и вполне рафинированного интеллигента, и Горький, пришедший к анализу той же развилки, но со стороны "босяков", народа.В пьесах это удалось и тому, и другому. "Шестидесятникам" ХХ века в их ранней прозе (всякие там "Иду на грозу" и пр.) - тоже удалось. Вот в реальной жизни у интеллигенции это не получилось.♦ Лакеи любят сочинять трактаты о том, чем они отличаются от рабов.♦ Лучшие свои произведения российские либералы сочиняют в жанре "безоговорочная капитуляция".♦ Половина современных российских интеллигентов хотела бы жить в ХIХ веке, а другая половина - даже в ХVIII. Видимо, предполагая, что при этом они бы столовались и танцевали при императорском дворе и музицировали в собственных поместьях. И непременно переписывались бы с Екатериной Великой или с Пушкиным. Зная точно, что и образование, и статус интеллигента они или ещё их родители получили при и благодаря советской власти, они выдавливают это знание из себя по капле. Считая, что это рабство. А это - свинство.♦ Интеллигент сомневается во всём, кроме того, что он интеллигент. И он уверен, что во всём остальном имеет право сомневаться. Более того, обязан сомневаться.♦ Интеллигент часто не понимает или делает вид, что не понимает то, что является вполне очевидным для любого нормального или простого человека.♦ Фиги в кармане от "творческой интеллигенции" теперь обходятся государственной казне стократ дороже, чем в советское время. Теперь эти фиги золотые. Да и из кармана их давно вынули.♦ Российская интеллигенция всегда клеймит власть, но всегда обижается, если власть не сажает её за стол с собой.♦ Продекларированную в конституции свободу печати для всех журналисты и интеллигенция захватили только для себя. То есть узурпировали.♦ Те, кто выдаёт себя сегодня за интеллигентов, по большей части и в историческом смысле слова ими не являются. Но вины это с них не снимает.♦ Думать и говорить о себе, что она "лучшая часть народа", может только худшая его часть.♦ Три интеллигента, собравшихся вместе, - приятная компания. Десять интеллигентов, собравшихся вместе, - дискуссионный клуб. Сто интеллигентов, собравшихся вместе, - съезд интеллигенции. Пятьсот интеллигентов, собравшихся вместе, - это толпа ещё более разрушительная, чем пятьсот футбольных фанатов. Так как пять сотен футбольных фанатов громят лишь витрины, а толпа из пяти сотен интеллигентов - государство.(http://www.lgz.ru/article...)

16 мая, 18:09

Как Элла Памфилова отменяет крепостное право перед выборами Путина

Глава Центризбиркома Элла Памфилова обсуждала с экспертами нюансы законопроекта: новация звучит звонко и даже исторично: «отмена крепостного права»

16 мая, 09:28

История и происхождение русских фамилий!!!

Первые фамилии у русских появились в XIII веке, но большинство оставалось «беспрозвищными» ещё 600 лет. Хватало имени, отчества и профессии.Когда на Руси появились фамилии?Мода на фамилии пришла на Русь из Великого княжества Литовского. Ещё в XII веке у Великого Новгорода были налажены тесные контакты с этим государством. Знатных новгородцев можно считать первыми официальными обладателями фамилий на Руси.Самый ранний из известных списков погибших с фамилиями: «Новгородець же ту паде: Костянтинъ Луготиниць, Гюрята Пинещиничь, НамЂстъ, Дрочило Нездыловъ сынъ кожевника…» (Первая новгородская летопись старшего извода, 1240 год). Фамилии помогали в дипломатии и при учете войска. Так проще было отличить одного Ивана от другого.Боярские и княжеские фамилииВ XIV-XV веках фамилии стали брать русские князья и бояре. Фамилии часто образовавались от названий земель.Так, владельцы вотчины на реке Шуя стали Шуйскими, на Вязьме — Вяземскими, на Мещере — Мещерскими, та же история с Тверскими, Оболенскими, Воротынскими и прочими -скими.Нужно сказать, что -ск- — это общеславянский суффикс, его можно встретить и в чешских фамилиях (Коменский), и в польских (Запотоцкий), и в украинских (Артемовский).Бояре также часто получали свои фамилии по крестильному имени родоначальника или его прозвищу: такие фамилии буквально отвечали на вопрос «чей?» (подразумевалось «чей сын?», «какого рода?») и имели в своём составе притяжательные суффиксы.Суффикс -ов- присоединялся к мирским именам, оканчивающимся на твёрдые согласные: Смирной — Смирнов, Игнат — Игнатов, Петр— Петров.Суффикс -Ев- присоединялся к именам и прозвищам, имеющим на конце мягкий знак, -ий, -ей или ч: Медведь — Медведев, Юрий — Юрьев, Бегич — Бегичев.Суффикс -ин- получили фамилии, образованные от имён на гласные «а» и «я»: Апухта —Апухтин, Гаврила — Гаврилин, Илья —Ильин.Почему Романовы — Романовы?Самая известная фамилия в истории России — Романовы. У их предка Андрея Кобылы (боярин времен Ивана Калиты) было три сына: Семён Жеребец, Александр Елка Кобылин и Фёдор Кошка. От них произошли соответственно Жеребцовы, Кобылины и Кошкины.Через нексолько поколений потомки решили, что фамилия от прозвища – это не знатно. Тогда они сначала стали Яковлевыми (по имени правнука Фёдора Кошки) и Захарьиными-Юрьевыми (по именам его же внука и другого правнука), а в истории остались как Романовы (по имени праправнука Фёдора Кошки).Аристократические фамилииРусская аристократия изначально имела дворянские корни, а среди дворян было много людей, приехавших на русскую службу из-за границы. Началось всё с фамилий греческого и польско-литовского происхождения в конце XV века, а в XVII веке к ним присоединились Фонвизины (нем. фон Визен), Лермонтовы (шотл. Лермонт) и другие фамилии, имеющие западные корни.Также иноязычные основы у фамилий, которые давались незаконнорожденным детям знатных людей: Шеров (франц. cher «дорогой»), Амантов (франц. amant «любимый»), Оксов (нем. Ochs «бык»), Герцен (нем. Herz «сердце»).Побочные дети вообще много «страдали» от фантазии родителей. Некоторые из них не утруждали себя придумыванием новой фамилии, а попросту сокращали старую: так из Репнина родился Пнин, из Трубецкого — Бецкой, из Елагина — Агин, а из Голицына и Тенишева и вовсе вышли «корейцы» Го и Те. Оставили значительный след в русских фамилиях и татары. Именно так появились Юсуповы (потомки мурзы Юсупа), Ахматовы (хан Ахмат), Карамзины (татар. кара «чёрный», мурза «господин, князь»), Кудиновы (искаж. каз.-татар. Кудай «Бог, Аллах») и другие.Фамилии служивыхВслед за дворянством фамилии стали получать и просто служилые люди. Их, как и князей, тоже часто называли по месту проживания, только с суффиксами «попроще»: семьи, проживающие в Тамбове, стали Тамбовцевыми, в Вологде — Вологжаниновыми, в Москве — Москвичёвыми и Москвитиновыми. Некоторых устроил «нефамильный» суффикс, обозначающий жителя данной территории в общем: Беломорец, Костромич, Черноморец, а кто-то получил прозвание безо всяких изменений — отсюда Татьяна Дунай, Александр Галич, Ольга Полтава и другие.Фамилии священнослужителейФамилии священников складывались из названий церквей и христианских праздников (Рождественский, Успенский), а также искусственно образовывались от церковно-славянских, латинских и греческих слов. Самыми занятными из них стали те, что были переведены с русского на латинский и получили «княжеский» суффикс -ск-. Так, Бобров стал Касторским (лат. castor «бобёр»), Скворцов — Стурницким (лат. sturnus «скворец»), а Орлов — Аквилевым (лат. aquila «орёл»).Крестьянские фамилииФамилии у крестьян до конца XIX века встречались редко. Исключениями стали некрепостные крестьяне на севере России и в Новгородской губернии — отсюда Михайло Ломоносов и Арина Родионовна Яковлева.После отмены крепостного права в 1861 году положение начало исправляться, а к моменту всеобщей паспортизации в 1930-х фамилию имел каждый житель СССР.Образовывались они по уже проверенным моделям: к именам, прозвищам, местам обитания, профессиям добавлялись суффиксы -ов-, -ев-, -ин-.Почему и когда меняли фамилии?Когда крестьяне стали обзаводиться фамилиями, то по суеверным соображениям, от сглаза, давали детям фамилии не самые приятные: Нелюб, Ненаш, Нехороший, Болван, Кручина. После революции в паспортные столы стали образовываться очереди из тех, кто захотел поменять фамилию на более благозвучную.

30 апреля, 09:00

Чем вредно авторское право?

1 августа 2013 в России вступил в силу закон по борьбе с интернет-пиратством, вызвавший недовольство крупнейших интернет-компаний. Предполагаемые причины  принятия этого закона многочисленны – здесь и стремление поставить интернет под контроль, и желание подсластить США предоставление убежища Сноудену, и общая тенденция принимать предельно жесткие законы, а потом их смягчать в ответ на общественное возмущение. В […]

25 апреля, 00:00

Мемория. Семен Буденный

25 апреля 1883 года родился Семен Буденный, легендарный командарм Первой конной.   Личное дело Семен Михайлович Буденный (1883 – 1973) родился на хуторе Козюрин близ станицы Платовской Сальского округа Донской области. Дед его был крестьянином Воронежской губернии. Из-за того, что не он смог выплачивать подати за полученную им после отмены крепостного права землю, ему пришлось покинуть родину. Он переселился с семьей на Дон, но там земля принадлежала казакам, а переселенцам (как говорили казаки – иногородним) приходилось наниматься батраками. Так жили и дед, и отец Семена. Отец, Михаил Иванович, в 1875 году женился на крестьянке из бывших крепостных Меланье Никитичне Емченко. Семен был их вторым сыном, а всего детей в семье было восемь: пять сыновей и три дочери. В 1890 году они попытались переселиться на Ставропольщину, но вновь вернулись на Дон, где поселились на хуторе Литвиновка в сорока километрах западнее станицы Платовской. С девяти лет Семен Буденный начал работать у купца Яцкина. Сначала был «мальчиком» в магазине, а когда подрос – молотобойцем в кузнице. Затем стал смазчиком и кочегаром на локомобильной молотилке Яцкина, позднее – ее машинистом. Осенью 1903 года Буденного призвали в армию. После окончания подготовки он в январе 1904 года был отправлен в Маньчжурию, где шла русско-японская война. Буденный попал в 46-й казачий полк, охранявший пути снабжения русской армии. Неоднократно отличился в боях с китайскими разбойниками-хунхузами, совершавшими нападения на русскую территорию. После окончания войны Буденного направили в Приморский драгунский полк, располагавшийся под Владивостоком. В 1907 году командир полка послал его в Петербургскую школу наездников при Высшей офицерской кавалерийской школе. Через год Буденный занял первое место на соревнованиях по выездке, что давало ему право пройти второй год обучения и остаться в школе инструктором-наездником. Однако полковое начальство отозвало его обратно в полк, где он получил звание старшего унтер-офицера и должность наездника, обучавшего молодых драгун. Летом 1914 года ему дали отпуск с правом выезда домой, но вскоре пришлось возвращаться на службу – началась Первая мировая война. Буденный получил назначение в 18-й Северный драгунский полк Кавказской кавалерийской дивизии на должность взводного унтер-офицера. Воевал сначала под Варшавой, потом в Закавказье. Был несколько раз ранен и стал полным георгиевским кавалером. После Февральской революции полк расквартировали под Тбилиси, там же его привели к присяге Временному правительству и провели выборы солдатских комитетов. Семена Буденного избрали председателем эскадронного и членом полкового комитета. Во время этих выборов к солдатам приехал старый большевик Филипп Махарадзе – именно от него Буденный впервые узнал о Ленине и о большевиках. В июне дивизию переправили в Минск. Там Семен Михайлович стал председателем полкового комитета и заместителем председателя дивизионного. В Минске Буденный познакомился с М. В. Фрунзе, который был председателем Совета Минской и Виленской губерний. Под влиянием Фрунзе окончательно сформировались большевицкие взгляды Буденного. После прихода к власти большевиков была объявлена демобилизация, и Буденный, взяв с собой винтовку и седло, вернулся в станицу Платовскую. В 1918 году он вошел в состав окружного и станичного Советов, но уже 23 февраля 1918 года в станицу вошли белые. Они казнили более трехсот человек и более четырехсот арестовали. Семену с братом Денисом и несколькими товарищами удалось бежать. Он напали на казачий разъезд из пятнадцати человек и разоружили его. Когда численность отряда достигла 24 человек, Буденный неожиданной ночной атакой отбил у белых станицу. Освобожденные заключенные влились в партизанский отряд Буденного. Через некоторое время этот отряд влился в более крупное формирование, которым командовал Борис Думенко. Буденный стал заместителем Думенко, а партизанский отряд был преобразован сначала в полк, а потом в Сводную кавалерийскую дивизию. Дивизия сражалась под Царицыном, где Буденный познакомился со Сталиным и Ворошиловым. После того, как Думенко заболел тифом, командование принял Буденный. Дивизия стала конной группой 10-й армии. В мае 1919 года к дивизии Буденного присоединилась 1-я Ставропольская кавалерийская дивизия, из них был образован Конный корпус, который сыграл важную роль в боях с Деникиным. 17 ноября Конный корпус стал 1-ой Конной армией. Командующим армией был назначен С. М. Буденный, членами Реввоенсовета – Ворошилов и Щаденко. К имеющимся у Буденного войскам добавили артиллерию, отряд бронепоездов, авиационную группу и автобронеотряд, а также значительно увеличили количество бойцов, на тот момент составлявшее около семи тысяч. Армия Буденного сыграла решающую роль в боях на Донбассе и в окончательном разгроме Деникина. В 1920 году она воевала на польском фронте, а также сражалась с войсками Врангеля в Северной Таврии, а после прорыва обороны на Перекопе ворвалась в Крым и 15 ноября 1920 года заняла Севастополь. В апреле 1921 года на базе бывшей 1-й Конной армии был образован Северо-Кавказский военный округ. Командующим округа стал Ворошилов, его заместителем – Буденный. В 1923 году Буденный стал помощником главкома по кавалерии, на следующий год – инспектором по кавалерии РККА. В 1932 году он закончил особую группу Военной академии имени Фрунзе, созданную для того, чтобы военачальники Гражданской войны могли получить высшее военное образование. В 1935 году Буденный стал одним из первых маршалов Советского Союза.   Семен Буденный С мая 1937 года С. М. Буденный командовал Московским военным округом, с 1939 был заместителем, а затем первым заместителем наркома обороны. После начала войны включен в состав Ставки верховного главнокомандования. 10 июля был назначен главкомом на Юго-Западное направление, включающее в себя Южный и Юго-Западный фронты, защищавшие Киев. 11 сентября Буденный был освобожден от должности главкома, и на его место назначили Тимошенко. Буденному поручили командование Резервным фронтом, который оборонял дальние подступы к столице и состоял в основном из дивизий народного ополчения и запасных частей, вооруженных крайне плохо. 2 октября группа армий «Центр» нанесла удар по войскам Резервного фронта, уже 3 октября прорвав его оборону. Буденный 5 октября доложил в ставку, что ему нечем закрыть образовавшийся прорыв вдоль Московского шоссе. В районе Вязьмы группировка войск попала в окружение, Буденный потерял связь со Ставкой и командующим Западным фронтом Коневым. Под огнем противника маршал вместе со штабными работниками на вездеходе прибыл в Малоярославец. Под Москву вернулся срочно отозванный из Ленинграда Жуков. Войска Резервного фронта передали в состав Западного, который он возглавил. 21 апреля 1942 года было создано Северо-Кавказское направление, включившее в себя Крымский фронт, Северо-Кавказский военный округ, Севастопольский оборонительный район, Черноморский флот и Азовскую военную флотилию. Главнокомандующим направления назначили Буденного. 8 мая началось немецкое наступление. Прорвав оборону на участке 44-й армии, неожиданно для Буденного главные силы гитлеровцев повернули на север, к побережью Азовского моря, нанеся удар в тыл и фланг 51 -и и 47-й армиям. Москва была вынуждена срочным порядком приказать главкому отвести войска на Турецкий вал, организовав там надежную оборону, однако сделать этого маршал не смог: 11 мая группировка двух армий оказалась окруженной. Оставшиеся войска отступали к Турецкому валу, где Семен Михайлович пытался организовать оборону, однако 13 мая противник прорвал ее на центральном участке вала и вышел на окраины Керчи. С разрешения Ставки Буденный отдал приказ об эвакуации с Керченского полуострова. 4 июля пал Севастополь. После этого Буденный был окончательно отстранен от командных должностей и уже никогда больше их не получал. В 1943 году он был назначен на почетный пост командующего кавалерией РККА и члена Высшего военного совета Наркомата обороны, выполнял отдельные поручения Ставки. После войны Семен Буденный занимал должность заместителя министра сельского хозяйства по коневодству и конезаводству. В октябре 1954 года был переведен в группу генеральных инспекторов Министерства обороны. Умер Семен Михайлович 26 октября 1973 года на 91-м году жизни. Похоронен на Красной площади в Москве у кремлевской стены.   Чем знаменит Легендарный командарм Первой конной, не только вошедший в историю Гражданской войны, но и ставший почти мифической фигурой. Особенно важна роль Буденного в разгроме войск Деникина на Дону. Его войска освободили Воронеж, заставили белую армию прекратить наступление на Москву, а в бою под Касторной нанесли им сокрушительное поражение.   О чем надо знать В конце 20-х – начале 30-х годов среди высшего командования шли споры о том, какой должна быть армия. Михаил Тухачевский выступал за развитие танковых войск и авиации, считая, что они будут главными силами в новых войнах. Ворошилов и Буденный, основываясь на опыте Гражданской войны, полагали, что главную роль будет играть кавалерия. Буденный входил в состав Специального судебного присутствия, собранного для суда над Тухачевским и другими военачальниками в 1937 году. Когда они были казнены, позиция сторонников кавалерии победила почти окончательно. После массовых чисток и репрессий в армии высшие посты оказались у выходцев из 1-й Конной армии (к лету 1941 года на уровне комдивов их было около 90%), а Буденный и Ворошилов были превращены пропагандой в чуть ли не единственных героев Гражданской войны. В результате руководство страны тормозило развитие танковых и моторизованных войск.   Прямая речь «Познаю службу с потом и кровью, но духом не падаю, потому что дело свое понимаю. За меня не волнуйся. Вот когда наберусь опыта, и служба пойдет веселее. Я твердо решил стать военным. Чего я дома не видел? Али нрав старосты? Здесь же, если стать справным солдатом, никто изгаляться не будет. Задумка у меня есть: отслужу свое и останусь на сверхсрочную. Определят меня в школу, и стану я потом унтер-офицером», – из письма Семена Буденного отцу из армии (1903). «Завтра мною будет взят Воронеж. Обязываю все контрреволюционные силы построить на площади Круглых рядов. Парад принимать буду я. Командовать парадом приказываю тебе, белогвардейский ублюдок. После парада ты за все злодеяния, за кровь и слезы рабочих и крестьян будешь повешен там же, на площади, на телеграфном столбе. Мой приказ объявить всему личному составу Воронежского белогвардейского гарнизона. Буденный», – письмо Семена Буденного генералу Андрею Шкуро (октябрь 1919).   9 фактов о Семене Буденном В детстве Семен Буденный упросил одного из купеческих приказчиков учить его грамоте, в качестве оплаты он был должен чистить обувь приказчика, убирать его комнату и мыть посуду. На Первой мировой войне Буденный спросил вахмистра, долго ли еще солдатам будут задерживать выдачу провианта, тот ударил его по лицу, а Буденный в ответ ударил вахмистра. За это военно-полевой суд должен был приговорить его к расстрелу, но, учитывая боевые заслуги, заменил расстрел лишением георгиевского креста. Позднее Буденный вновь был награжден этим крестом за захват турецкой батареи у города Ван. В феврале 1919 года Буденный провел рейд по тылам белых. Его войска прошли 400 верст, разгромили 23 пехотных и кавалерийских полка противника, захватили 15 тысяч пленных, 72 орудия, 116 пулеметов и около трех тысяч подвод с боеприпасами. За эту операцию он получил свой первый орден Красного знамени, а его кавалерийская дивизия была награждена почетным революционным знаменем. Усы были неотъемлемой частью имиджа Буденного. К ним он относился очень ревностно, ухаживал за ними, даже использовал специальный наусник для придания им нужной формы. Сейчас наусник Буденного хранится в музее Первой конной армии. В 1931 году Буденный совершил прыжок с парашютом из самолета. Любимый конь Буденного по кличке Софист позировал для памятника Михаилу Кутузову работы Н. В. Томского, установленного в Москве перед музеем-панорамой «Бородинская битва». К 40-летию и 45-летию советской армии и к 85-летию со дня рождения Буденный трижды был награжден звездой Героя Советского Союза. Сам он сказал по этому поводу: «Когда я был герой, еще не было золотых звезд, а сейчас есть золотые звезды, а какой я теперь герой». В честь Буденного названа буденновская верховая порода лошадей, выведенная в 1948 году на конных заводах имени С. М. Буденного и имени Первой Конной Армии в Ростовской области. Буденный был председателем общества советско-монгольской дружбы.   Материалы о Семене Буденном Статья о Семене Буденном в русской Википедии Буденный С. М. «Пройденный путь»    

19 апреля, 18:00

Встань и ищи

Как Россия переживает бум генеалогии и возвращает семейную памятьМолодой человек в меховой куртке стоит у глубокого заснеженного рва и смотрит вниз. Здесь, на Каштачной горе, 78 лет назад расстреляли его прадеда, крестьянина Степана Карагодина. В руках у человека несколько листов бумаги — заявление в прокуратуру на Иосифа Сталина, Вячеслава Молотова, Климента Ворошилова, следователей и исполнителей приказа о расстреле, которых он вычислил после нескольких лет работы в архивах.За расследованием томича Дениса Карагодина — самым громким историко-генеалогическим кейсом в современной России — следит весь Рунет. Под влиянием Карагодина многие решили найти своих предков и начали задавать старшим родственникам вопросы, не всегда приятные. Генеалог Дмитрий Панов сравнивает очереди в архивы за документами с советскими очередями за колбасой. Владелец Международного генеалогического центра Артём Маратканов подсчитал: в 2010 году к нему поступало в среднем по полтора запроса в день, в 2014-м — пять, сейчас — больше десяти.ИнопланетянеНедалеко от Финского залива, на Большом проспекте посёлка Комарово стоит исписанное граффити и заросшее мхом полукруглое бетонное строение. Рядом с ним — воронка от искусственного пруда или фонтана. Местные жители долго были уверены, что это руины дачи барона Карла Густава Маннергейма, русского офицера, а впоследствии — финского фельдмаршала, чьи войска в том числе обеспечивали блокаду Ленинграда в Великую Отечественную войну.Несколько лет назад краевед-любитель из соседнего Зеленогорска Александр Браво наткнулся на это строение, залез в архивы и нашёл его на фотографиях начала прошлого века. Оказалось, раньше тут стояла вилла «Арфа» архитектора Гавриила Барановского — создателя буддистского дацана в Петербурге, обоих Елисеевских магазинов, первого генплана Мурманска и автора семитомной архитектурной энциклопедии, которой до сих пор пользуются студенты. Что стало с дачей и её владельцем после революции 1917 года, никто точно не знал. В интернете писали, что Барановский умер от голода в Петрограде в 1920 году. Новых заказов у него не было, потому что в царской России он получал их якобы благодаря браку с дочерью купца Григория Елисеева.На форуме своего сайта Браво поделился загадочной историей. Делом заинтересовались другие горожане. Они выяснили, что «Арфу» почти уничтожили во время Зимней войны, когда русские из Кронштадта палили по Комарову, пытаясь выбить финнов. Кандидат философских наук Елена Травина раскопала подлинную историю семьи Барановского — он был женат на сестре своего друга Екатерине Кобелевой, которая никакого отношения к Елисеевыми не имела, после революции остался жить в «Арфе» (Комарово под названием Келломяки тогда входило в состав Финляндии) и в 1920 году умер от «паралича сердца». Его похоронили на местном кладбище — там же, где впоследствии и Анну Ахматову. Однако точное место захоронения неизвестно — от финского периода там сохранились лишь девять могил.Сын Барановского Василий позже уехал в Швецию, где стал известным пианистом. Участница форума Анна-Мари Оюткангас-Хедлунд, потомок комаровского дачника, отыскала в Шведском королевском архиве документы пианиста, за собственные деньги заказала их копии и перевела со шведского на английский. Среди них нашлись документы и записи его отца, русского архитектора. Сейчас зеленогорские краеведы переводят их на русский, готовят к публикации и уверены, что «это будет бомба для архитектурных кругов».Так зеленогорские краеведы восстановили истории многих дачников — например, импресарио Ильи Репина Василия Леви, подруги композитора Сергея Прокофьева скрипачки-виртуозки Цецилии Ганзен, финского футболиста-шпиона Петра Соколова. Они собрали 70 000 старых и современных фотографий местности, разобрались в финских кадастровых картах и теперь легко могут определить, кто был владельцем любого земельного участка, дважды в год проводят конференции на сотню человек, ведут в местной школе краеведческий кружок, пишут книги о регионе и каждое лето привозят студентов архитектурных вузов Питера для обмера сохранившихся дач. Почти все современные экспертизы памятников исторического значения в Курортном районе и Выборге ссылаются на статьи на terijoki.spb.ru.Откуда есть пошла генеалогия: XV–XIX векК концу XV века на Руси утвердилось местничество — система распределения должностей в зависимости от знатности рода. По словам историка Евгения Пчелова, тогда же появились первые родословные книги. Самая известная — «Государев родословец», написанный около 1555 года. Родословные княжеских и боярских родов составляли сами их представители, так что уровень достоверности сомнительный.Систему местничества в 1682 года отменил Фёдор Алексеевич. Он приказал сжечь разрядные книги, на основании которых велись местнические споры. А на память потомкам было решено оставить «Бархатную книгу» — родословную для всех служилых фамилий. Для её составления создали Родословных дел палату — первую официальную генеалогическую службу на Руси. Она собирала сведения о происхождении родов, проверяла их по документам учреждений и составляла родословные росписи.Палата просуществовала до 1700 года. Собранные ею документы передали в разрядный архив. Многие из них сгорели в пожаре 1812 года. Следующей официальной генеалогической службой на Руси стала герольдия, образованная в 1722 году. Она вела дворянские списки, контролировала несение дворянами госслужбы, составляла гербы.Несколько раз в месяц краеведы встречаются в центральной библиотеке города. В начале марта местная жительница Татьяна Визиряко прочитала лекцию «Леонид Андреев и Николай Рерих: мистический союз» о дружбе писателя с художником, зародившейся на Карельском перешейке, где оба остались жить после революции. На проекторе — презентация, набранная шрифтом Comic Sans, фотографии героев и их домов. В зале — 30 человек, почти все старше 50 лет, и все друг друга знают. Некоторые, не вставая с места, дополняют лекцию подробностями о доме Андреева на Чёрной речке.Их сообщество зародилось в 2000 году, когда Браво, программист, написал сайт города. Его надо было чем-то заполнять, и краеведение показалось отличным вариантом. Но найти хоть какие-то статьи Браво не удалось. Карельский перешеек с 1721 года входил в Выборгскую губернию Российской империи, но жили тут в основном финны. Петербуржцы стали выезжать сюда на дачи после строительства Финляндской железной дороги в 1870 году, но в 1918 году территория отошла Финляндии. СССР вернул её в результате Зимней войны. Все финны уехали, а регион заселили выходцы из других регионов Союза.Браво пытался искать информацию о прежних жителях Карельского перешейка и делился находками на форуме. Вскоре ему стали помогать и другие местные жители. Сейчас у форума уже 700 уникальных посетителей в день. Активных краеведов там несколько десятков — остальные помогают изредка. Немало для 15-тысячного городка. В прошлом году сайт получил Анциферовскую премию — одну из самых престижных в краеведении.Мы гуляем с Браво по центру города, он указывает на серое здание с башенкой среди парка. В советские годы это был кинотеатр «Победа». Над его экраном висела звезда. Браво считал, что она символизирует Красную армию. Только в 1998 году он узнал, что кинотеатр переделали из лютеранской кирхи, которую на деньги Общества потомков выходцев из Терийоки восстановили в 2000-е. Браво очень удивился, что знак после реконструкции остался на месте — оказалось, это лютеранский символ, означающий Вифлеемскую звезду.«История нашей земли обнулялась дважды: сначала после её перехода Финляндии, а потом после Зимней войны, когда отсюда уехали коренные жители. Для нас, людей, которые стеклись сюда со всего СССР, история этого края, по сути, началась с нуля. Мы, как инопланетяне, приземлились на чужую планету и долгое время не могли узнать её историю», — объясняет Браво причины бума краеведения на Карельском перешейке, и кажется, что он говорит обо всей России.Как узнают собственную историюПрезидент Союза возрождения родословных традиций (СВРТ) Валерий Бибиков говорит, что в формулярах архивов часто есть только его фамилия и парочка фамилий коллег, а 97% документов вообще никто никогда не брал. Документы столетиями ждали своего часа и дождались.Бибиков занялся генеалогией случайно, когда-то он окончил МАИ и проектировал экранолёты. В перестройку война с США ушла из повестки дня, у Бибикова родился сын, и он пошёл торговать чёрным металлом. После нескольких лет работы на чужие компании он открыл свою и к нулевым «заработал приличную финансовую подушку».В 1996 году его пригласили в Московское дворянское собрание на встречу российского дома Бибиковых. Предприниматель думал, что у него редкая фамилия, но на собрание пришло 50 человек. Историк Георгий Ровенский сообщил, что женой Кутузова была Екатерина Бибикова, а все собравшиеся — скорее всего, её родственники. Через четыре года дому Бибиковых исполнялось 700 лет, было решено изучить историю рода.За год никто ничего не сделал, и Бибиков взялся раскапывать историю сам. О своих предках он, как и его отец, почти ничего не знал. Только тётки рассказали, что вроде бы их родители уехали из Брянской области в 1930-е из-за раскулачивания. Спустя годы Бибиков выяснил, что это действительно так. Его дед сбежал из деревни в Москву и работал на заводе термического оборудования ВНИИЭТО. По удивительному стечению обстоятельств офис компании Бибикова располагался на территории этого завода.Валерий Бибиков раскопал свою родословную до 1719 годаИз полученной в дворянском собрании брошюры Бибиков узнал, что депутатом первой Государственной думы 1906 года был Иван Степанович Бибиков, выходец из того же села Лутна, что и его дед. Из Брянска пришла информация о Бибиковых, живших в Лутне в XIX веке. Чтобы разобраться, кто из них предок, пришлось ехать в брянские леса.Лутна находится в 100 км от Брянска, и Бибиков долго тащился по разбитой дороге, надеясь, что выбрал правильный маршрут. У таблички с названием населённого пункта он увидел женщину с коромыслом. Спросил, не знает ли она его однофамильцев. Женщина ответила: через час в магазин привезут хлеб — вся деревня соберётся, там и спросите!У магазина дежурил старик. Бибиков подошёл к нему, представился.— Мой дед — Николай Малафеевич. А вот отчество Малафея я не знаю.— Зато я знаю — Иванович.— Но откуда?— Дак это мой дед.Вернувшись, Бибиков отправился в Российский государственный архив древних актов (РГАДА), уверенный, что найдёт предков. Он сразу заказал ревизскую сказку 1723 года, презрев первое правило генеалогии — двигаться постепенно, от известного предка к его родителям. Ему вынесли фолиант на 2000 страниц. Бибиков отволок его к свободному столу, положил и стал листать стоя — сидя не дотягивался. Оглавления нет, всё исписано орешковыми чернилами скорописью — Бибиков не разобрал ни слова.Минут пять он в отчаянии размышлял, что делать: раз уж пришёл, надо найти хоть что-то. Он пролистал разваливающиеся тетради, понял, что каждая посвящена отдельному населённому пункту, и стал искать Богдановку — так раньше называлась Лутна. Что-то похожее нашёл на единственной странице, заказал копию и отправил её знакомому историку. Тот ответил: «Ты крайне везучий человек! Взял самый сложный документ и попал».С тех пор прошло 17 лет. Бибиков исследовал родословную до начала XVIII века. Дальнейшие поиски нужно вести в архивах Литвы и Белоруссии. Также он нашёл долговую расписку из Могилёва от 1573 года. Поручителем там выступает Максим Росенкович Бибиков — вполне вероятно, тоже предок Валерия, хотя документально это пока не подтверждено.Максимум, до которого в России можно продвинуться в изучении крестьянской родословной, — 1530 год, с этого года крестьян начали переписывать. И то если повезёт, потому что регулярно учитывать податное население начали только с первой ревизии в 1719 году. Между этими датами информацию можно почерпнуть из фондов поместного приказа, вотчинной коллегии. Многое зависит от архивов: по рязанскому, например, можно продвинуться на десять поколений назад, а в воронежском метрики почти не сохранились, только ссуды на хлеб и другие косвенные документы.Помнить свои корни изначально — прерогатива знати. В России первая родословная книга появилась в 1550 году, с её помощью распределялись должности между княжескими и боярскими родами в зависимости от того, чьи предки более великие (подробнее об этом см. врез). Генеалогия как наука сформировалась в XIX веке, но и тогда исследовала в основном дворянство. В советские времена о поисках предков не было и речи, большевики строили новое общество, свободное от предрассудков и памяти прошлого. Немногочисленными исследованиями занимались генеалоги в эмиграции.С распадом Советского Союза интерес к генеалогии стал снова расти. Возродились созданные в конце XIX века Русское генеалогическое общество и Историко-родословное общество. В 1990-е генеалоги по-прежнему в основном занимались дворянами. Первые секции поиска крестьянских предков внутри родословных обществ появились только в конце 1990-х, после публикации первой в истории методички по крестьянскому поиску. Её составил генеалог-любитель Михаил Петриченко, доведший собственную родословную до 12-го колена.Советская пропаганда утверждала, что российское крестьянство — безликая однородная безграмотная масса и только революция её освободила. На самом деле к моменту отмены крепостного права половина крестьян были государственными, а не помещичьими. Это потомки «детей боярских», получившие землю за службу в XVI–XVII веках, — свободные люди, однодворцы, фермеры, мелкие предприниматели. Они продавали зерно скупщикам, платили налоги, некоторые были грамотны и гордо не брали в жёны девок из помещичьих крестьян. Те, в свою очередь, называли их «алой кровью». Реформа 1861 года их почти не коснулась — зато именно они составили большинство кулаков и больше всего пострадали от коллективизации. Бибиков и другие генеалоги опровергают, что большинство крестьян получили фамилии после отмены крепостного права. На самом деле «офамиливание» шло в разных регионах в разные годы.Они также не подтверждают теорию историка Николая Баскакова, что 80% русских фамилий тюркского происхождения. Например, фамилия Бибиков якобы пошла от старотатарского bibek («зрачок»). А перед выставкой СВРТ в Курске местные копатели нашли накладку от фотоальбома с гербом Бибиковых — на нём была изображена маленькая птичка вроде турухтана. Несколько лет назад загадку разрешила лингвист Александра Суперанская. Она отыскала в древнеславянском слово «бибик», означавшее «маленькую юркую птичку». Это слово до сих пор сохранилось в болгарском языке.Похоже, один из предков Бибикова был ловким, юрким человеком. Герб с птицей теперь украшает стену в кабинете Бибикова, а на диване красуются подушки с вышитой золотом фамилией.После Крыма было много задач от людей, которые хотели найти польские или еврейские корни, чтобы переехать. Сейчас многие клиенты говорят, что их на поиски предков спровоцировал «Бессмертный полк»Мощный толчок к развитию крестьянской генеалогии дал интернет. В начале нулевых появилось сразу несколько тематических сайтов. Самый популярный — «Всероссийское генеалогическое древо» (ВГД) предпринимателя Сергея Котельникова. Его издательский бизнес просел в кризис 1998 года, и он решил зарабатывать на коммерческой генеалогии. Форум ВГД собрал у себя почти всех генеалогов-любителей. Они делились лайфхаками по работе архивов (в каждом — свои правила), успехами в поисках, информацией о разных фамилиях.Вскоре активные участники ВГД объединились в СВРТ, чтобы популяризовать генеалогию. Для этого они провели уже 13 больших и семь маленьких выставок в разных городах. Среди экспонатов — плакаты с древами известных выходцев из региона, образцы разных генеалогических древ. Например, к тульской раскопали имя и биографию бабушки Льва Толстого.Следующая важная веха в развитии российской генеалогии — появление в 2004 году программы «Древо жизни». Её написал новосибирский программист Дмитрий Киркинский. Она в несколько раз сократила время, необходимое для составления древа. Это привело к расцвету коммерческой генеалогии. Частники работали с начала 1990-х, но первые компании появились лишь спустя десять лет. Первой был «Институт генеалогических исследований» (Geno.ru) Леонида Жукова. Почти все остальные компании, а их чуть больше десяти, выросли из неё. Лидер рынка — «Международный генеалогический центр» (МГЦ) с выручкой в 100 млн рублей в год.В середине нулевых Бибиков закрыл металлический бизнес и стал зарабатывать генеалогией. Одновременно он ведёт четыре-пять исследований для клиентов, среди которых бывшие депутаты Госдумы и крупные бизнесмены. За несколько миллионов рублей они получают богато украшенные книги с поколенной росписью, информацией о месте происхождения, историческими и современными фотографиями родных деревень плюс заполненную в программе «Древо жизни» форму со сканами всех документов, аудио- и видеоверсиями интервью родственников.Одна из проблем, которые приходится решать Бибикову, — морально-этического характера: рассказывать ли клиентам всю правду об их предках? Пока умолчал он только один раз, когда помогал с поисками знакомому. Дело в том, что деда этого знакомого в 1930-е задерживали за кражу. И он, чтобы отмазаться от тюрьмы, согласился стать доносчиком НКВД. Спустя несколько лет брат его жены — тоже агент НКВД — обвинил его в контрреволюционной деятельности. А самое интересное, доносил и отец деда, только не в НКВД, а в царскую охранку.Бибиков посчитал, что знакомый изучает своё прошлое, чтобы найти в нём героев, и сохранил историю деда и прадеда в тайне, но до сих пор не уверен, правильно ли поступил.Что скрывают архивыСтепан Кузнецов, дед предпринимателя Сергея Прудовского, провёл 15 лет в лагерях по «харбинскому делу». Сергей нашёл дневники предка и стал изучать судьбы всех упомянутых в нём «харбинцев». Когда он раскопал имена 1700 репрессированных, захотел выяснить, кто отправлял их в лагеря. Фамилии палачей тоже всплывали в полученных им делах. Но когда он запросил дела сотрудников НКВД в архиве ФСБ, ему отказали. Согласно закону «О реабилитации жертв политических репрессий» доступ к материалам могут получить родственники репрессированных и позднее реабилитированных. Про нереабилитированных, а многие сотрудники НКВД были впоследствии осуждены, в законе не говорится.В своих поисках генеалоги часто сталкиваются с противоборством государства. Например, в начале 1990-х представители церкви мормонов заключили договоры на съёмку метрических книг и ревизских сказок в нескольких архивах России и стран СНГ, чтобы, получив данные, «перекрестить» умерших предков в свою веру. Когда они выложили документы в интернет, Армения и Молдавия этот шаг поддержали. А вот российские и украинские государственные архивы выступили категорически против и заставили мормонов удалить информацию, так как открытые данные лишили бы архивы выручки от изготовления копий документов.Следующими, по словам исследователя Дмитрия Панова, возмутились уже генеалоги. Они отправили письма патриарху Кириллу и Владимиру Путину и пожаловались на дискриминацию православных: «Почему мормоны имеют доступ к электронным архивам, а мы нет?» Реакции не последовало. В марте мормоны, правда, вновь выложили данные в открытый доступ. Но генеалоги опасаются, что архивы вновь потребуют их убрать.Закон «О персональных данных» также существенно ограничил генеалогов в правах. Например, чтобы объявить в розыск потерявшуюся троюродную сестру, сначала надо получить её согласие. Из-за закона почти невозможно получить информацию по не оставившим потомство офицерам, погибшим в Великую Отечественную. Если один из них, например, брат вашего деда, вам будет необходимо доказать своё с ним родство. Раскрытию информации сопротивляются почти все российские официальные ведомства.Откуда есть пошла генеалогия: XIX–XX векПревращение генеалогии (как и историографии, нумизматики, геральдики) из идеологического инструмента в науку оформилось в середине XIX века. По мнению историка Светланы Ковалёвой, это было обусловлено необходимостью систематизации материала, собранного герольдией за полтора века. Исследователей по-прежнему интересовали только источники по дворянской генеалогии, о крестьянской речи не шло.В 1897 году в Санкт-Петербурге образовалось Русское генеалогическое общество (РГО). Спустя несколько лет в Москве появилось Историко-родословное общество (ИРО). Леонид Савёлов составил первый справочник по русский генеалогии и прочитал лекции о ней в Московском археологическом институте.В СССР генеалогия не была запрещена, но не поощрялась. Её реабилитация началась уже после войны, а первая научная конференция прошла лишь в 1989 году. В 1990-е возродились РГО и ИРО. Важным центром генеалогии стал Урал. В Перми была создана Ассоциация генеалогов-любителей. В члены екатеринбургского генеалогического общества записались сразу 300 человек. Большинство уральцев — переселенцы, документы в местных архивах хорошо сохранились, так что изучать собственные корни там было не так сложно. Многие узнавали, откуда переехала их семья, и доводили родословную до XVI–XVII веков.Все попытки Прудовского запросить эти дела через суд к успеху не привели. Часть документов ему выдал украинский архив СБУ. Самая забавная история произошла с закрытым письмом Николая Ежова, приложенным к приказу о «харбинской операции». Глава НКВД давал в нём конкретные указания, кого и за что сажать. В России это письмо засекречено до 2044 года. После того как Прудовский проиграл дело по его рассекречиванию, глава архива СБУ Игорь Кулик отправил его исследователю в фейсбук. Уже после этого Верховный суд РФ в выдаче документа Прудовскому вновь отказал.— Если никто не виноват — нынешним чего стесняться? — рассуждал Прудовский в интервью «Новой газете». — Они понимают свою безнаказанность. Поэтому мы имеем сейчас все эти «болотные дела».Впрочем, постепенно архивы сдаются под натиском желающих узнать историю своего рода, найти пропавших предков и распутать клубок семейных связей. Ещё один всплеск любительской генеалогии произошёл после цикла передач «Моя родословная» по «Первому каналу» в 2009–2011 годах. Исследователи искали предков Елизаветы Боярской, Сергея Светлакова, Леонида Парфёнова и других звёзд. В передаче архивные поиски казались очень лёгкими: «Вот мы приходим в архив, просим помочь — и нам тут же дают то, что мы ищем». По словам Дмитрия Панова, из-за этого народ просто повалил в архивы. В зале ревизских сказок РГАДА было не протолкнуться, пока в 2014 году там не начали делать цифровые копии часто запрашиваемых документов.В последние годы искать пропавших предков становится легче. «Мемориал» собрал базу жертв политического террора. ЭЛАР — базу советских воинов, погибших в Великой Отечественной. СВРТ оцифровал и рассортировал по алфавиту и регионам хранившиеся в Ленинке списки потерь низших чинов, обычных крестьян, в Первой мировой войне.Новейшее направление — молекулярная генеалогия. Анализ ДНК может рассказать о пути прямых потомков по отцовской линии и подтвердить или опровергнуть гипотезы происхождения древних родов. Например, потомки татарских князей Акчуриных, Дашкиных, Енгалычевых, Кудашевых и Маминых, проведя ватной палочкой по внутренней стороне щеки и отправив образец в лабораторию для генетического анализа, доказали, что все они имеют одного и того же предка. Считается, что это князь Бехан, в XIV веке руководивший Темниковской Мещёрой — татарским княжеством в районе современных Сарова и Темникова. При этом молекулярная генеалогия долгое время была почти недоступна для россиян, так как вывоз биоматериала, к которому относятся пробы ДНК, из страны до сих пор запрещён. Российские генетические компании стали предоставлять услугу совсем недавно.(...)Окончание здесь

18 апреля, 10:26

Отравленное перо. Сойдет и так, или откуда все начиналось…

Мы часто спорим о роли и месте информации в истории нашего общества. Но как спорим? «Вы фантазер! Этого просто не может быть!» - делается голословное утверждение в ответ на тезис, подтвержденный (!) ссылкой на источник информации. Причем данные архива или солидной монографии. Разумеется, человек имеет право на сомнение. Но противопоставить нужно не утверждение, а как минимум что-то аналогичное. Но где контраргумент с такой же ссылкой на источник? К сожалению, то, что перо – это такой же штык, и им как оружием нужно уметь пользоваться и учиться этому, до сих пор понимают не все.

08 апреля, 09:00

Тогда же подожгут город с четырех концов

Еще из Телеграмма Stuff and Docs.Террор и слухиТеррористические атаки "Народной Воли" в 1870-х и покушения на жизнь Александра II в те же годы, привели к распространению слухов о том, что террористы готовятся нанести еще один удар. Эти слухи были настолько устойчивы, что распространялись не только по столицы, но и по всей России. Так, в начале февраля 1880 года, еще до известия о покушении 5 февраля, в г. Новоалександровске Ковенской губернии появились толки о подметных письмах, в которых сообщалось о намерении «злоумышленников» взорвать Зимний дворец. Расследование обнаружило, что распространителем слухов был прибывший 21 января из Петербурга мещанин Гжималовский. О том, что скоро произойдет новый теракт, писали и иностранные газеты и подпольная российская пресса.Когда же очередной теракт произошел - взрыв Зимнего дворца 5 февраля 1880 года - он привел к распространению еще большего количества слухов о готовящихся покушениях. Предполагалось, что новый удар террористы нанесут 19 февраля, день празднования двадцатипятилетия царствования Александра II и годовщину отмены крепостного права."Слухи о том, что «что-то» готовится именно к этому дню, появились еще до 5 февраля. В декабре 1879 года на постоялом дворе в Рославлевском уезде Смоленской губернии ехавший из Москвы Иосиф Быхтович рассказывал окружающим о том, что «19 февраля сего года удивят всю Европу и что в Петербургском вокзале нашли мины». В Петербурге рабочий завода «Вулкан» Петр Петров в январе 1880 года говорил то-варищам: «Неубили Государя теперь [19 ноября 1879 года. — Ю.С.], так убьют его 19 февраля»35. Московский генерал-губернатор с тревогой сообщал начальнику Московского жандармского губернского управ- ления 15 февраля: «...в Москве упорно держится слух, что 19 февраля приготовляется что-то вроде Варфоломеевской ночи».""В слухах назывались разные места Петербурга, где возможны покушения на императора. В первую очередь указывались те объекты, которые царь должен был посетить во время празднования: слух о взрыве Казанского собора «носился» в Вологде, Исаакиевского — в Костроме и Полтаве".Чем ближе было 19 февраля, тем больше распространялись слухи и тем масштабнее казалась ожидаемая катастрофа. В этот день пред- рекали «взрывы, пожары, беспорядки», «поджоги», «общий взрыв газовых труб». Фельетонист «Санкт-Петербургских ведомостей» иронично описывал распространение слухов: Отрадная прогрессия геометрическая! — Несомненно, общий взрыв должен был произойти 19 числа... — Тогда же взорвут и Поцелуев мост. — Тогда же подожгут город с четырех концов. — И взорвут городской газовый резервуар. — И взорвут городской водяной резервуар, зальют весь город. — И строения разные взрывать будут... И пошло, пошло, пошло..."В общем, все эти слухи привели к дикой панике - люди на улицу боялись выйти. 19 февраля же ничего не произошло, празднование юбилея прошло отлично и слухи пошли на убыль.Жить Александру оставалось чуть больше года.======="В конце 2011 года мэр Будапешта Иштван Тарлош сменил руководство муниципального Нового театра. Несмотря на протесты общественности и мнение экспертного совета, директором был назначен сторонник националистической партии «Йоббик» Дёрдь Дёрнер. Помогать Дёрнеру в руководстве театром поставили Иштвана Чурку – известного с 70-х годов драматурга и популистского политика, главу партии «Справедливость и жизнь». Основным требованием в программе этой партии всегда была отмена Трианонского договора, лишавшего Венгрию по итогам Первой мировой войны двух третей территории, а основным доказательным средством в публичной риторике Чурки оставался открытый антисемитизм. В течение 20 лет его партия стабильно набирала от двух до пяти процентов, а регулярные партийные митинги на площади Героев собирали 200–300 человек.Получив театр, Дёрнер и Чурка объявили, что начинают работу над новой постановкой пьесы Чурки «Шестой гроб», написанной в семидесятые годы и тогда же запрещенной после пары представлений.Пьеса довольно затейливая. Завязка в том, что два венгра изобрели некую штучку, позволяющую присутствовать при любом моменте в прошлом. Изобретатели отправляются в 17 февраля 1919 года, когда комитет, ответственный за подготовку послевоенного договора с Венгрией, занимался определением венгерско-румынской и венгерско-югославской границ.Герои берут с собой юношу и гроб с останками его дедушки, расстрелянного за участие в революции 1956 года. В гробу, кроме дедушки, лежат еще обломки статуи Сталина, сброшенной с пьедестала в ходе революции.Описывая переговоры, Чурка утверждает, что за расчленение Венгрии ответственны «четыре американских еврея и граф Бальфур». Один из этих четверых, естественно, носит фамилию Ротшильд. (Вероятно, имеется в виду барон Эдмон Бенжамен Джеймс де Ротшильд, 1845–1934, активный сторонник сионизма, оказывавший этому движению регулярную финансовую поддержку). Присутствовал ли он в реальности на этом заседании, доподлинно неизвестно, но в пьесе он в какой-то момент заявляет, как бы оправдывая все, что еще только воспоследует, что евреи готовы принять какие угодно страдания ради сохранения контроля над всем миром.Участники комиссии почему-то долго обсуждают Троцкого. Затем в комнату входит французский премьер Клемансо и заводит разговор о Сталине с лежащим в гробу дедушкой (формальным поводом служат обломки статуи). О Сталине Клемансо говорит: «Он грузин, а не еврей». Дедушка с ним не соглашается, приводя в подтверждение события 1948 года: это Сталин назначил управлять Венгрией следующих четырех евреев – Ракоши, Геро, Фаркаша и Реваи. Именно благодаря ему, мол, эти шакалы измучили и разграбили страну. Время от времени на сцене появляется министр иностранных дел Чехословакии Эдвард Бенеш, контролирующий все, до чего не дотянулась рука евреев. Ему, очевидно, еще предстоит отхватить себе кусок Венгрии, но Чурка об этом не пишет, потому что 17 февраля 1919 года речь идет о другой границе. Беседы персонажей друг с другом, а также с трупом расстрелянного дедушки заканчиваются голосованием. Комиссия принимает роковое решение о передаче Румынии части Трансильвании вместе с 200 тысячами проживающих на этой территории венгров. В завершение Клемансо напутствует коллег загадочно-аисторичной фразой: «Продолжайте работать в соответствии с декретами Бенеша». Со стороны драматурга это злая шутка: декреты Бенеша 1945 года предписывали выселение из Чехословакии немцев и венгров и конфискацию их имущества. Клемансо все знал заранее!"

27 марта, 14:45

Элои, дельфины и проекты аннигиляции

Ну и теперь о личном.Как отец "детей "нулевых" признаюсь, что я не могу не испытывать симпатии к этому странному Поколению Z (ничего похожего на то, что пишут об этом Поколении в Википедии и сейчас после митингов журналисты, не наблюдаю).Мне нравятся эти обычные дети, но с огорчением вижу, что они (мои дети, их сверстники) за редким исключением -- это элои в чистом виде.Редкая мысль долетает у них до середины предложения.Они могут годами изучать Наполеоновские войны, получить "5" за контрольную про Великую Французскую революцию, а спустя полгода предполагать, что взятие Бастилии состоялось в 16 веке).Если и можно представить Спецпроект по аннигиляции России, то это в чистом виде дети "нулевых"...Смешно представить ситуацию, но не буду исключать, что Поколение Перестройки им проиграет, потому что Поколению Z не нужно рефлексировать, чтобы действовать.[например, прямо сейчас эти "славные" дети (или те, кто выдаёт себя за них) с гневом вопрошают меня в личке во Вконтакте: не на Савушкина ли я работаю? (хотят трудоустроиться?)]Кому 14-16 они совсем (мне кажется) по-другому и с иных т.з. оценивают происходящее (а вероятное всего никак и не оценивают -- это просто импульс).Картина мира у них многим более пластичная, чем у нас в те же годы -- они могут спокойно её поменять даже не за год-два (а за 3-4 месяца).И да -- в 2024, 2030 гг. Шурыгина, уточка, кроссовки могут оказаться недостижимой классикой.============И на сладкое: старший сын как раз проходит время Екатерины II, и дополнительно ходит на (думаю) на один из наиболее увлекательных семинаров по Истории (в Москве, а может и в России).Позавчера было занятие -- и у школьников спросили: как вам кажется, что имело большее значение (в историческом контексте), Манифест о вольности дворянства (1785) или Отмена крепостного права (1861)?.Школьники дружно ответили "отмена крепостного права".А преподаватель на полном серьёзе утверждала, что нет -- отмена крепостного права экономически была нецелесообразна, а вот вольность дворянская фактически позволила сформироваться новому классу креаклов классу дельфинов непоротому поколению, которое в дальнейшем во многом и определило развитие России...так-то

24 марта, 08:00

Социолог Ольга Здравомыслова: «Материнский статус по-прежнему определяет для женщины все»

Доктор философских наук, исполнительный директор Горбачев-фонда Ольга Здравомыслова о революции, советском патриархате и будущем президенте-женщине

17 марта, 18:26

Лимонов: Исаакий, как Красная площадь, — это кусок государственной культуры

Писатель Эдуард Лимонов в прямом эфире на Life78 сообщил, что, по его мнению, Исаакиевский собор нужно ставить на один уровень с такими важными для государства объектами, как Красная площадь. — Защищайте Исаакий как культурное наследие, важное для государства, как Красную площадь. Вообще-то Исаакиевский строили 400 тысяч крепостных крестьян, закончили его до отмены крепостного права за три года. Около 100 тысяч, ¼ погибли. Это вообще ещё и большое несчастье. Деньги были все государственные, и архитектору-французу платили деньгами государственными, — сказал он.

12 марта, 00:16

Всё те же грабли?

Произошло ли за сто лет примирение между белыми и красными, объединение перед лицом внешних вызовов и угроз? Ответить непросто.Сами революции, как известно, были почти бескровны. Но затем – гражданская война. Откуда такие масштабы и ожесточение сторон? В том числе из-за провоцирования внешней интервенции: одна из сторон обратилась за поддержкой в решении внутрироссийской проблемы к внешним «союзникам» – историческим конкурентам и противникам.Аналогично спустя три четверти века, сначала при разрушении страны в 1991-м (беловежский сговор – первый звонок о содеянном Бушу), а затем и во время переворота сентября-октября 1993-го Ельцин и его команда обратились за поддержкой и помощью к США. Лишь в Совете Федерации в 1994 году мы увидели подписанный сразу после переворота указ «Вопросы соглашений о разделе продукции». Это была расплата за поддержку узурпатора – предоставление Западу возможности прибрать к своим рукам все наши природные ресурсы оптом. Тогда же, в 1994-м, только назначенный руководителем Госкомимущества В.П. Полеванов рискнул изгнать американских «советников» – агентов ЦРУ, помогавших передавать наши стратегические оборонные предприятия НАТО. За что сразу поплатился должностью. Позднее, когда я работал в Счётной палате, мы выявили предательскую сделку по сдаче оружейного урана (да ещё и за бесценок – несопоставимо дешевле, чем стоит его произвести вновь) всё тому же конкуренту-противнику. То есть всё то же провоцирование интервенции, хотя на этом этапе (взятие под контроль и разоружение) в ещё сравнительно мирных формах.Революции – следствие нерешения проблем эволюционно. Сопоставим ряд проблем, стоявших перед страной сто лет назад, с сегодняшним положе­нием дел:– промышленное и научно-технологическое отставание. Было в основном преодолено. Но сейчас мы вновь откатились до положения чуть ли не «отстали навсегда»;– закостенелость и немотивированность высших слоёв и властной группировки на развитие. Вся верхушка век назад была заменена, но через три четверти века опять разложилась и дошла до предательства. Механизмы самоочищения созданы не были. Сейчас же об эффективности для страны управленческого слоя даже и заикаться неприлично – вся система ценностей, образ жизни, мотивированность и результаты «трудов» налицо;– засилье иностранного капитала, не заинтересованного в развитии России. Сто лет назад с этим было покончено, казалось, навсегда. Но снова «приватизация», да ещё и в руки «стратегических инвесторов» (читай – тех, от засилья кого избавлялись век назад) – неизменная цель нынешней власти;– дисбаланс собственности – дворянское и кулаческое землевладение и крестьянское безземелье (да ещё и кабала – расплата за «выкуп» земли после отмены крепостного права). Ныне – вновь не редкость частные латифундии и, как следствие, походы бесправных фермеров на Москву;– вопиющее социальное неравенство, сословное общество – бесправие большинства населения. И теперь по долларовым миллиардерам мы среди чемпионов, при средней зарплате работающих – существенно ниже, чем, например, в Китае; плюс полная безнаказанность приближённых к власти;– ростовщичество, о котором писал ещё Достоевский, приобрело невиданные масштабы и власть над людьми.Эти проблемы надо видеть во всей остроте, признавать и объединяться для разрешения.С кем объединяться?Со всеми, кто за свою страну и ради этого готов на компромиссы, кто против обращения за помощью к внешним силам, кто против хозяйничанья на нашей земле иностранцев и тем, кстати, провоцирования новой интервенцииБолдырев Юрий  http://lgz.ru/article/-8-9-6588-1-03-2017/vsye-te-zhe-grabli/

13 сентября 2015, 09:19

В одном этапе с уголовными пойдёте, сволочи!

На следствии по делу «декабристов» — Александр Христофорович Бенкендорф на первый допрос собрал всех обвиняемых и сказал им следующее:«Вы утверждаете, что поднялись за свободу для крепостных и Конституцию? Похвально. Прошу тех из вас, кто дал эту самую свободу крепостным — да не выгнал их на улицу, чтобы те помирали, как бездомные собаки, с голоду под забором, а отпустил с землёй, подъёмными и посильной помощью — поднять руку. Если таковые имеются, дело в их отношении будет прекращено, так как они действительно поступают согласно собственной совести. Я жду. Нет никого?Как странно... Я-то своих крепостных отпустил в Лифляндии в 1816-м, а в Тамбовской губернии в 1818-м. Все вышли с землёй, с начальными средствами. Я заплатил за каждого из них податей за пять лет вперёд в государственную казну. И я не считаю себя либералом или освободителем! Мне так выгоднее. Эти люди на себя лучше работают. Я зарабатываю на помоле, распилке леса и прочем для моих же бывших крестьян. Я уже все мои расходы покрыл и получил на всём этом прибыль. И я не выхожу на площадь с безумными заявлениями или протестами против Государя или, тем более, против Империи!Так как вы ничем не можете доказать, что дело сиё — политическое, судить мы вас будем как бунтовщиков и предателей Отечества, навроде Емельки Пугачёва. А теперь — всех по камерам! В одном этапе с уголовными пойдёте, сволочи!»__________________Спасибо http://den-axa.livejournal.com/396859.html

25 июля 2012, 16:42

Делягин: 150 лет со дня отмены крепостного права

"Сама идея свободы народа для огромной части правящей тусовки неприемлема. Власти сознательно загоняют страну в социальную архаизацию. Это видно по законам в области образования, по правоохранительной политике, по потаканию правонарушений".