• Теги
    • избранные теги
    • Страны / Регионы2310
      • Показать ещё
      Люди240
      • Показать ещё
      Компании341
      • Показать ещё
      Издания27
      • Показать ещё
      Международные организации132
      • Показать ещё
      Разное490
      • Показать ещё
      Формат40
      Показатели27
      • Показать ещё
Выбор редакции
27 июня, 19:24

Пастор из Парагвая назвал спиннеры творением Сатаны

Пастор Хуан Мариано Авалос из Парагвая записал видеоролик, в котором рассказал, почему спиннеры, которые так любят дети, это прямая дорога в ад. Как сообщает The Mirror, когда ребёнок играет со спиннером, он невольно изображает козу или выкручивает цифру 666, которые являются знаками дьявола. По словам пастора, к добру это не приведёт. В видео пастор ясно демонстрирует, каким образом спиннер может навредить духовному воспитанию детей и молодёжи, и настаивает, что играть с этим предметом нужно прекратить. Несмотря на все аргументы мужчины, в Сети ролик вызвал лишь насмешки. Пользователи отметили, что жест козы можно наблюдать не только во время кручения спиннера, но и, например, когда кто-то пьёт кофе или демонстрирует жест "окей". — Пастор, этот эмодзи (рука, изображающая жест "окей". — Прим. Лайфа) тоже дьявольский, — написал на странице пастора Фернандо Флитас. — Вы должны быть осторожны, когда пьёте чашку кофе, чтобы не вызвать случайно дьявола, — отметил Хосе Солер.

Выбор редакции
27 июня, 16:04

В Аргентине подбили самолет наркомафии, перевозивший 455 кг марихуаны

Самолет с наркотиками прилетел из Парагвая. Однако полицейские знали о планах преступников и устроили засаду в месте посадки. Когда началась стрельба, летчику удалось снова взлететь, но через 30 километров воздушное судно село на землю из-за повреждений или нехватки горючего.

26 июня, 23:38

ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (41)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.За Умайтой для нас земли нетЗатишье, подаренное Парагваю мужеством защитников Курупаити и аргентинских colorados, дало Марискалю возможность собраться с силами, но качественно ситуацию не изменило. Да и не могло, в условиях полной блокады, изменить. Большая часть «кадровиков» вышла из строя, новый набор, хотя и очень значительный (15000 пехоты, 3500 конницы и 1500 артиллеристов), обучали на ходу, к тому же, сразу отправляя под Умайту, - а ведь были и другие фронты, как бы замороженные, но способные вспыхнуть в любой момент.Хуже того, начались перебои в снабжении: притом, что денег на зарубежных счетах и золота в хранилищах Асунсьона было полно, купить через агентов в Европе (связь поддерживали через французского посланника в Асунсьоне) можно было все, что угодно, но вот доставить – никак, а комбинат в Ибикуе уже не справлялся. Так что уже после Курупайти пришлось собирать на поле боя ядра, а главной целью операций стали обозы союзников, и в этом дела блестяще проявил себя капитан, вскоре майор, а затем и подполковник Бернардино Кабальеро. Его легкая кавалерия которого вилась вокруг вражеских позиций мошкарой, нанося мелкие болезненные удары и уходя без потерь.Тем не менее, и сам Лопес, и его «ближний круг» сознавали, что время работает против них. Притом, что армия союзников, помимо прочего, пораженная серией эпидемий (холера,  малярия, чума и оспа, от которой парагвайцы были привиты, а интервенты нет) наступать не могла, да и вообще, мало напоминала армию (реально с октября 1866 по март 1867 работал только флот, методично, хотя и без особых успехов бомбардируя Курупайти), кризис понемногу смягчался.После отъезда Митре  командование принял прибывший из Рио маршал Луис Альвес де Лима, маркиз Кашиас, лучший, видимо, стратег не только Бразилии, но всей Латинской Америки (не считая, конечно, Мексики) того времени, классический «слуга царю, отец солдатам», понимавший нужды личного состава, после чего все, чем ранее  пренебрегали, стало задачей текущей момента. Облеченный огромными полномочиями, маркиз организовал новую волну мобилизацию, призвал в армию сотни врачей, расстреливал нечестных интендантов, мобилизовал и гнал в строй рядовыми жуликоватых поставщиков, не глядя на их положение в обществе, - и войска приходили в себя.Трезво оценивая ситуацию, Лопес требовал от приближенных найти некий «необычный вариант», чтобы изменить расклад, и полковник Хосе Эдувихис Диас, ставший после победы одним из самых близких к президенту людей, в начале декабря предложил план «Proteus», о котором точно известно лишь то, что он обсуждался и был Марискалем утвержден, но деталей никаких. А в общем, просто и конкретно:организовать рейд в Рио (под видом группы работорговцев, купивших партию пленных), там связаться с некими «друзьями», имеющими право банковской подписи, нанять кого нужно, подкупить кого нужно, и атаковать Петрополис (резиденцию Педру II) в день традиционной «майской» встречи императора с правительством. А потом, «изолировав» всю политическую элиту Бразилии, ставить условия. Или, если условия приняты не будут, перебить всех, после чего в Империи неизбежен и династический, и политический кризис.Авантюрно? Еще как. До фантастичности. Тем не менее, план был доложен, обсужден, утвержден, и по мнение Хорхе Гонсалеса Ибаррури, по крохам собиравшего данные, «генерал Диас Вера никогда не ставил перед собой заведомо невыполнимых задач. Деньги, документы, по всей видимости, имелись, в людях, говоривших по-португальски и готовых умереть за Родину, недостатка не было... Сам генерал, сбрив знаменитую бороду, был бы неузнаваем. В случае, если бы дело кончилось республиканским хаосом, самоубийственная для исполнителей затея, вероятно, имела немалые  шансы на успех».Жизнь, однако, распорядилась иначе. 7 февраля 1867 года, за три дня до ухода во «временную отставку в связи с необходимостью лечения в Европе», полковник Эдувихис Диаса решил напоследок лично сходить в разведку по Паране, к вражеским позициям. Как не раз и не два до того, и всегда кончалось нормально, - а вот на сей раз не свезло: на плеск весел с бразильского борта открыли огонь и шальная пуля раздробила командующему укрепрайоном тазовые кости.Ранение само по себе было тяжелейшее, но началось еще и нагноение, потом заражение крови, ампутация ноги под корень не помогла, и 10 февраля герой Курупайти не сумел исполнить приказ Марискаля, сутки просидевшего у его кровати: «Не умирать!». Ушел в полном сознании, поблагодарив президента за чин генерала и Орден Нации, представив к повышению майоров Франсиско Мартинеса и Паулино Алена («Они не подведут!») и прошептав Vencer o morir! («Умереть или победить!»), - слова, ставшие с тех пор девизом Лопеса. Но тема «Proteus» с этого дня была закрыта и уже не возникала.Между тем, маркиз Кашиас понемногу наводил порядок. Прибывали подкрепления, - уже не столько добровольцы, сколько по принудительному набору (указом императорам альтернативой военной службе стал удесятеренный налог, и в Бразилии почти не осталось небогатых свободных мужчин), а также негры, государственные рабы, освобожденные для фронта.Потоком шло и новейшее оружие: денег в бюджете, правда, не было, но британские банки охотно ссужали сколько надо под повышенный процент. Повышалось качество командования: лично маршал изучал документы, отстраняя не оправдавших себя аристократов и выдвигая на командные посты  зарекомендовавших себя офицеров среднего и нижнего уровня, не глядя на происхождение.При этом ни на день не прекращался обстрел парагвайских позиций. План был прост и эффективен: наращивая свои силы, максимально истощать оборону гарнизонов, после чего постепенно, одну за другой, с передышками штурмовать линии укреплений, в итоге, полностью блокировав Умайту. Параллельно, в мае, Империя открыла, наконец, второй фронт в Мату-Гросу, откуда Лопес отозвал на юг почти три четверти личного состава: продравшись сквозь джунгли, бразильцы осадили Корумбу, ключевой город провинции.Их было не так много, но проблема от этого меньше не становилась: отбив Мату-Гросу, войска империи получали выход на практически не защищенный с севера Асуньсон. Границу следовало прикрыть, а солдат не хватало, и Лопес объявил о создании женских подразделений. Без призыва, только если сеньора сама захочет, - но дамы пошли. В основном, жены и дочери фермеров, индеанки, метиски, - «благородные доньи» из «сливок» столичного общества желанием не горели, - но первой записавшейся стала м-ль Линч, жена Марискаля и мать его детей, лично возглавившая один из батальонов.Кое-кто позже именовал это «оперетткой», однако, как пишет Аманда Палтриниери, - «la irlandesa era brava» («ирландка была мужественной»), а в устах лютой ненавистницы Лопеса это можно считать высшей похвалой. И вообще, кто бы что ни говорил, факт есть факт: в итоге серии боев с участием женских отрядов (до 40% личного состава) бразильцы были отброшены от Корумбы, даже не назад, а на восток, в болота, выбраться из которых повезло немногим. Правда, пару месяцев спустя действия нового отряда имперцев оказались более успешны, и парагвайские войска покинули Мату-Гросу, но перейти границу бразильцам до конца войны так и не удалось.Но база в Туйути, центр сбора новой армии, уже, в общем, полностью бразильской, - 4000 аргентинцев и 500 уругвайцев терялись в сорокатысячном море рекрутов из Империи, - укреплялась, и хотя бывшие майоры Мартинес и Ален, произведенные в полковники согласно предсмертной рекомендации генерала Диаса, отбиваясь от постоянных обстрелов, действовали не хуже, чем действовал был сам дон Эдувихис, будь он жив, вечной пауза быть не могла. Дело шло к развязке.Мельницы богов 22 июля 1867 года маркиз Кашиас скомандовал наступление. Ни в коем случае не в лоб, не ввязываясь в бои, захватывая то, что плохо лежит, не боясь отойти, если грозит опасность, - и армия, веря в своего командира, выполняла его указания безупречно. Так что десять дней спустя полковник Мартинес приказал эвакуировать крепость Туйу Кью, защищать которую не хватало сил, и отвел гарнизон в Умайту, а когда 1 августа в лагере объявился Бартоломе Митре, потребовавший вернуть ему главнокомандование, случилось и вовсе забавное.Бразильский маршал даже не стал напоминать аргентинцу, что 40 тысяч штыков и сабель вдесятеро больше, чем четыре. Он просто вел себя так, как считал нужным, и в конце концов, как сказано в рапорте императору: «Митре павлин, но теперь он полностью и безоговорочно смирился с моими приказами. Он делает то, что я говорю ему и согласен на все. Даже тела умерших от холеры мы, вопреки его протестам, бросаем в Парану. Безусловно, река может принести заразу в прибрежные провинции, но Империю это не должно беспокоить, Ваше Величество не должны тревожить претензии этого фанфарона…».Дальнейшее в деталях описывать, видимо, нет нужды. Бразильцы наступали, конница Бернардино Кабальеро не давала им покоя, наносила потери, неуклонно уходя от ответного удара, - за три месяца только относительно крупных сражений случилось шесть, а стычек никто не считал, - однако не сколько-то сот убитых интервентов, ни отбитые обозы с боеприпасами принципиально вопрос не решали. Тем паче, что к бразильцам поступали подкрепления, а для парагвайцев каждый погибший боец был тяжелой потерей.Именно в это время призывной возраст приказом Марискаля был снижен с 16 до 14 лет (а позже и до 12), однако пример нации вновь подала семья «диктатора», в первые же дни войны пообщещавшего солдатам: «Я не буду стоять за вашими спинами. Что бы ни ждало нас впереди, мы будем вместе», и сдержавшего слово: первым рекрутом нового набора стал сержант Панчо Лопес Линч, Панчито, 13-летний сын президента, переведенный из отцовских ординарцев в строевые части.И тем не менее, обойдя фланг защитников Юмаиты, бразильцы 2 ноября после тяжелого боя заняли укрепрайон Тауйи, 12 милями выше Умайты, тем самым, окончательно замкнув кольцо блокады «парагвайского Севастополя», как уже именовали крепость в европейских газетах. Смысла цепляться за «нижние» укрепления более не было, и Лопес перевел непосредственно в крепость большинство орудий с позиций Курупайти, которые бразильцы все равно боялись атаковать, считая «проклятым местом», а 3 ноября, - имперцы еще радовались взятию Тауйи, - парагвайские войска, появившись неведомо откуда, нанесли удар по Туйути, главной базе союзников.Этот удар готовился крайне тщательно, в глубокой тайне. Не как решающее сражение, но как очень важное. Исидоро Рескин и Висенте Барриос, шурин президента, генералы «старого закала», которым Марискаль доверял полностью, получили 8000 солдат из числа более или менее обученных, и приказ: отбить у противника как можно больше орудий, боеприпасов и продовольствия, потеряв как можно меньше своих и уничтожив как можно больше врагов. Ну а, в идеале, если получится, прорвать блокаду Умайты. И поначалу все шло, как нельзя лучше: на сей раз, в отличие от первого боя там же, колонны действовали четко, слаженно, и ошеломленные бразильцы заметались в клещах. Но…Голод не тетка. Совсем не тетка. Солдаты, недоедавшие много дней, элементарно хотели есть, и у них не было доведенного до автоматизма самоконтроля «кадровиков» довоенной армии. Они опрокинули врага, и увидели котелки над кострами, полевые кухонки, мешки с припасами, после чего пусть не вся наступающая армия, но немалая ее часть рассыпалась по огромному лагерю, набивая рты всем, что под руку попало, и превратившись в галдящую толпу, на приведение которой в порядок Барриосу, Рескину, Кабальеро и их подчиненным понадобилось около часа или немногим более, - но за этот час бегущие в панике бразильцы остановились, пришли в себя и контратаковали.В итоге, парагвайцы отступили, увезя с собой огромный обоз, 17 пушек, продовольствие, снаряжение, даже три сотни пленных, но и сами понеся серьзные потери, которых могло не быть, а считать ли это поражением, каждый решает по своему. С одной стороны, Лопес, по оценкам самого Кашиаса, выиграл передышку «более чем в месяц», получил остро необходимые трофеи, воодушевил гарнизон Умайты, однако главная цель, - прорыв блокады и оттеснение союзников, - достигнута не была. Обстрел Юмайты не прекратился, а её защитники из-за усугублявшегося дефицита боеприпасов отвечали на канонады лишь редкими, хотя и точными залпами.Правда, пройти изгиб реки имперский флот по-прежнему не мог: тяжелые морские суда просто увязали в дне (глубины не хватало), речная мелочь попадала под огонь (для этого участка порох и ядра всегда имелись), а мелкодонными мониторами бразильцы все еще не располагали. Хотя ждали: два необходимых судна уже готовились сойти со стапелей в Рио, и еще три шли из Европы, где, как мы уже знаем, англичане перепродали «парагвайский заказ» Бразилии.К слову. Поскольку суда, как мы опять же знаем, были оплачены полностью, для перепродажи их (с возвращением денег в «Лионский кредит) требовалось нотариально заверенное согласие парагвайского посла в Лондоне и Париже сеньора Кандидо Баррейро, которому Марискаль очень доверял, поскольку тот был обязан семье Лопесов решительно всем. Без его подписи мониторы так и стояли бы на приколе. Или, - если версия об «авантюре Тенвиля» (французского моряка, готового по личной инициативе перегнатть корабли в Америку) верна, - даже оказаться в нужное время в нужном месте, не глядя на мнение Монтевидео.Подпись, однако, появилась, нотариус поставил печать, и сделка состоялась, после чего, в сентябре 1867 года сеньор Кандидо «избрал свободу», подал в отставку и, оставаясь в Лондоне, послал в бразильские газеты письмо с  осуждением «тирании, в которую верил, пока не прозрел и не понял, что моей Родиной правит продажный изверг», - тем самым открыв себе путь к новым высотам, вплоть до, спустя много лет, поста президента «свободного Парагвая».Впрочем, об этом Лопес узнал позже. А пока что, после второй битвы при Туйути, получив от послов Франции и США предложение посредничества в переговорах о мире, он ответил согласием, назвав свои условия: все затраты Бразилии и Аргентины на войну будут компенсированы, контрибуция выплачена, территории, на которые претендует Империя, отойдут к Империи, а претензии Аргентины будут рассмотрены. Но. Никакой полной и безоговорочной, никакой смены власти в Парагвае и никаких изменений таможенных правил, - то есть, сохранение страной независимости.В декабре, незадолго до Рождества, состоялись консультации. Митре, у которого на носу были выборы, а рейтинг висел на полшестого, в принципе, не возражал. Мнения Флореса никого не волновало. А вот Рио заявило твердое «нет». Пояснив, что от исхода войны зависит прочность его престола, дом Педру, потребовал, как минимум, парада бразильских войск в Асунсьоне, «свободных выборов» под бразильским присмотром и контроля за таможенными сборами Парагвая на 10 лет, взамен гарантируя лично Марискалю с семьей право выезда в Европу со всем скарбом, который тот захочет увезти.Что ж, сказал Марискаль, коли так, стало быть, vencer o morir. В зыбкой тишине отметили Рождество, а 2 января в Буэнос-Айресе, терзаемом эпидемией холеры (трупы, плывшие вниз по реке, сделали свое дело и там, и в Монтевидео) скончался вице-президент Пас, и Бартоломе Митре вновь покинул фронт. Теперь уже окончательно, официально сдав пост командующего маркизу Кашиас, получившему, наконец, возможность вести войну по-своему, ни на кого не оглядываясь, - благо пришли известия о приближении к Умайте долгожданных мониторов.Так начинался 1868 год, четвертый год войны, тяжелый, кровавый, для многих страшный, а для кого-то и последний, и не только в Парагвае...Продолжение следует.

24 июня, 19:20

ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (40)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.Левая рука прогрессаЧтобы понять, чем была Аргентина в эту эпоху, следует понять, что либералы, возглавляемые Бартоломе Митре, были чем-то типа более поздних «позитивистов», о которых мы говорили в «бразильском цикле», но без высоких теорий и ссылок на Огюста Конта. Чистый прагматизм, основанный на «революционном сознании». Предельно просто: прогресс – самоцель. Все, что мешает прогрессу, должно быть уничтожено. Мораль, этика, нравственность – все, что способствует прогрессу, люди с их судьбами – ничто.Отсюда: «основа и средоточие прогресса» - политическая элита Буэнос-Айрес. Плюс ее «младшие партнеры» из Энтре-Риос в лице дона Хусто Уркисы, контролирующего другие «приморские» провинции. Все прочее – строительный материал для возведения светлого будущего. На британские деньги, поскольку (цитата из речи Митре!) «английский капитал – ключ к прогрессу».В общем, нечто похожее на систему «кофе с молоком», знакомую нам по «бразильскому» циклу. А провинции «внутренние», небогатые, маленькие и патриархальные, должны подчиняться. Тем паче, что и населены метисами-гаучо, которых лучше бы вообще не было. Ибо дикари и занимают место, где можно расселить прогрессивных иммигрантов из Европы. А если кому-то что-то не нравится, так «национальная армия» разберется.Далее, чтобы не растекаться, вновь привлечем Мигеля Луна, авторитета из авторитетов. Он – коренной портеньо, симпатизирующий Митре, и тем не менее, честный исследователь,  признает: «Невозможно отрицать предвзятость в отношении слабых: правительство вмешивалось в дела немощных территорий, не трогая регионы-флагманы. Буэнос-Айрес сталкивал провинции, отменял их законы и разгонял ассамблеи, не обращая внимания на конституцию. Из 29 случаев интервенций лишь пять раз они были одобрены Конгрессом, в остальных случаях хватало президентского указа…».Но вот что интересно. Если аргентинские историки-«централисты» типа того же сеньора Луна, даже признавая все это, мягко намекают на «издержки патриотизма», а поклонники «прогресса любой ценой» (вроде авторов не раз уже помянутых «Очерков истории Аргентины») и вовсе метят всех несогласных ярлычком «реакционеры», то материалы аргентинских провинциальных историков и краеведов раскрывают совсем иную картину.И неважно, что с тех пор прошло почти полтора века, - никто не забыт, ничто не забыто. Сухо, с номерами архивных документов, то, о чем «централисты» предпочитают не поминать: деспотизм и воровство присланных чиновников, холуйство местных либералов, не имевших поддержки, тюрьмы ни за что, убийства из-за угла, голова «Чачо» на пике, подлость в квадрате и садизм в кубе.И не на кого было рассчитывать. Причем, если «чистой» провинциальной публике еще как-то светило «записаться в либералы», то для гаучо спасения не было. Им помочь не мог и не хотел никто, - кроме, конечно, старых caudillo, мелких и крупных помещиков, «падронов», генералов и полковников, водивших их в бой. Но все они, - естественно, «федералисты», - после Павона и расправы с «Чачо» элементарно боялись за себя и за свои семьи. А кто не сломался, те сидели в эмиграции, в Чили , заочно объявленные вне закона.Пампа, привыкшая к свободе и уважению, выла от боли, обиды и отчаяния. А тут еще и отчуждение земель по непонятно чьему приказу. А тут еще и война. Крайне непопулярная. Вернее, популярная, но в очень узких кругах, и в основном, в Байресе. Однако и там с течением времени кое-кого пробивало. Все больше интеллектуалов и властителей дум, вплоть до сеньоров Мармоля и Альберди, считавшихся совестью нации, требовали «остановить безумие», и взбешенный Митре в ответ, объявив осадное положение по всей стране, начал закрывать газеты, но свою собственную La Nacia он закрыть не мог, а нехорошие разговорчики проникали и туда.«Мы говорим, что близорукий фанатизм парагвайцев порожден страхом перед деспотом. Хорошо. Но как объяснить, что пленные, с которыми мы обращаемся достойно, при первой возможности бегут, чтобы вернуться в войска своего бывшего палача?», - эти слова Доминго Сармьенто, одного из «авторов» войны, потрясенного гибелью сына при Курупайти, опубликовала именно La Nacia, - и президент, не посмев не пропустить материал, бился в истерике: «Каждый, выступающий против священной войны с врагами свободной торговли, - предатель!», сам же Сарьмьенто очень скоро оказался послом в Чили, потом в Перу, потом в США. Почетно, ответственно, но с глаз долой.А если уж в Байресе на третий год бессмысленной бойни, да еще на таком уровне звучало подобное, то настроения провинции понять несложно. Тем более, что принудительными наборами (формально призывали «добровольцев», но за отказ служить полагался расстрел) либеральный Байрес сознательно «выжимал лишнюю кровь» из «варварских мест, зараженных федерализмом».Недовольство нарастало. «Добровольцы» разбегались, восставали, уходили в горы и в пампу, либеральные чиновники не выходили на улицы без охраны, листовки с призывом «Руки прочь от Парагвая!» проявляли ежедневно, а после Курупаити, когда стало ясно, что не так уж грозен сеньор Митре, как привыкли считать, вопрос был лишь в том, где рванет.А рвануло в маленькой западной Мендосе, где либералов не поддерживал в полном смысле слова никто. До такой степени никто, что после Павона «губернатора» выбирали оккупационные войска, и только на этих войсках, не очень многочисленных, - вернее, на страхе перед ними, - держалась «законная власть» по версии Байреса. Однако известия о Курупаити страха поубавили, и когда по приказу из центра (срочно обеспечить новых «добровольцев»!) патрули начали хватать уже не гаучо в пампе, а приличных сеньоров прямо на улицах, терпение лопнуло.11 ноября полковник Хуан де Диос Видела, «федералист» со стажем, состоявший под гласным надзором полиции, как «крайне подозрительный», явившись в лагерь, куда сгоняли рекрутов, призвал их к восстанию. Полковника уважали: помимо всего прочего, в апреле 1861 года во время землетрясения, сам потеряв жену и детей, помогал людям, организовал спасательные работы, удостоившись прозвища El Salvador, то есть, «Спаситель».Естественно, рекруты откликнулись мгновенно. Из населения на улицу не вышли разве лишь глухонемые и паралитики. Надзиратели сами распахнули двери тюремных камер (где, к слову, не так давно сидел и сам Диос де Видела, превентивно арестованный во время «войны Чачо»), выпустив на волю политических, - элиту «федералистов» Мендосы, и солидные люди уже к вечеру сформировали дееспособное правительство.Через два дня, после победы над войсками Пабло Ирразабала, убийцы «Чачо», - сам он, к сожалению, сумел спастись, - под контроль повстанцев перешла вся провинция, и очень уважаемый «федералист» д-р Карлос Родригес, отсидевший три года без всякой вины (потому, что уважаемый), был избран «политическим директором», объявив программу восстания. Очень простую: «Да соблюдению Конституции», «Нет Митре», «Нет войне с Парагваем».Эта власть была в полном смысле народной, народ толпами шел в ополчение, и полковнику Диосу де Виделе в Мендосе делать было уже нечего. Он двинулся в родной Сан-Хуан, где его встречали цветами и овациями, и в январе, разнеся правительственные части у Ринконада дель Росита, стал официально избранным губернатором.А тем временем в Сан-Луисе уже вовсю разворачивался пришедший из Чили генерал Хуан Саа, легенда «федералистов», некогда один из ближайших людей Уркисы, одержавший блистательную победу при Павоне, превратившуюся в поражение с подачи дона Хусто. С либералами у него были свои счеты: помимо прочего, дон Хуан воевал под знаменем «белых» в Уругвае, и пепел Пайсанду стучал в его сердце так громко, что уже 7 февраля, после победы при Пампа дель Портесуэло генерала Саа признала губернатором вся провинция."Колорады", вперед!Это уже было не восстание,  а Revolucion de Colorados, - «цветная революция», - названная так потому, что ополченцы повязывали голову лентами цвета флагов своих провинций. И она распространялась все шире, вскоре охватив и Ла-Риоху, не забывшую и не простившую либералам ни резню пленных, ни голову «Чачо» Пеньялосы на шесте посреди площади, ни Vuelvo en! («Я вернусь!»), прощальных слов Фелипе Варела, сказанных за три года до того.В скобках. Полковник Фелипе Варела. Прозвище  Quijote de los Andes («Дон Кихот Анд»), потому что никогда не отказывал в помощи слабым и бедным, если их кто-то обижал. Старый, убежденный враг «тиранов из Байреса», близкий друг Уркисы, - настолько близкий, что дон Хусто даже укрыл его у себя после восстания «Чачо», которого сам же предал.В Энтре-Риос, однако, не усидел. Разобравшись в политике Уркисы, порвал дружбу и окольными тропами перебрался в Чили, вступил в Американский Союз, клуб интеллектуалов – сторонников Федеративных Штатов Южной Америки, решительно протестовал против мятежа «красных» в Уругвае и вторжения союзников в Парагвай, но не просто протестовал, а обивал пороги, убеждая чилийских бизнесменов и политиков помочь, - долгое время тщетно, но, в конце концов, вышел на генералов, не видевших вреда в ослаблении Митре, зарившегося на всю Патагонию, и те, не уведомляя политиков, выделили деньги и отличные винтовки. А главное, разрешили желающим офицерам и солдатам чилийской армии, - всего около 150 человек, - «уйти в отпуск по болезни».К моменту получения новостей о Курупаити в распоряжении Дон Кихота уже было два батальона эмигрантов плюс батальон  чилийских отпускников капитана Эстанислао Медины, и Цветная Революция не застала его врасплох. Причем, в отличие от остальных, имелась у него и политическая программа, оглашенная 6 декабря, сразу после возвращения. Длинно, по-испански цветисто, но если вкратце, то:«Аргентинцы! В подлых и неумелых руках Митре наша Родина узнала, что такое позор и рабство. По его варварской прихоти наши мальчишки умирают на чужбине, убивая парагвайских братьев. Ненависть людей из Буэнос-Айреса к провинциям непостижима, нас не считают людьми, нас грабят, убивают, наших лучших земляков казнят без суда. Нет закона, нет души, нет чести, нет совести. Предатели торгуют аргентинской кровью, предатели торгуют уругвайской кровью. Довольно! Да здравствует закон, порядок, конституция и братство. Да здравствует мир с Парагваем. Долой предателей. В бой!».Реакция понятна. К тому же либерал-губернатор, то ли от великого ума, то ли вообще не имея опоры, назначил командиром кое-как собранного ополчения не кого-нибудь, а полковника Иррузабала, самого ненавистного в провинции человека, - и восстали даже относительно лояльные. Правда, убийца «Чачо» и на сей раз унес ноги, но батальоны, приведенные Дон Кихотом из Чили быстро превратились в пятитысячную армию, - как и у Саа с Диосом Виделой. Такой силы у montoneros не было со времен Павона, - и в марте, после победы при Тиногаста, конница Виделы вошла Катамарку, где его тоже ждали, взяв курс на столицу провинции, и далее, на соединение с «колорадами», уже занявшими Куйо.Стремительность событий определяла успех, - и генерал Саа принял решение, не ожидая Дон Кихота (придет, куда денется!), развивать наступление – к побережью, к многолюдным «приморским» провинциям. При этом, старые «федералисты», как и прежде, очень рассчитывали на Уркису, которого заочно объявили вождем, - а дон Хусто, естественно, отрекся, заявив, что с «бандитами» не имеет и не хочет иметь ничего общего. После чего его назвали «предателем» даже последние из веривших, и давить недовольство экс-кумиру приходилось отрядами вооруженных до зубов клиентов, а главное, превентивными арестами: на нарах оказались все потенциально опасные в том числе, такие любимцы пампы, как полковник Рикардо Лопес Хордан и воин-поэт Хосе Эрнандес.Тем не менее, судьба войны решалась не в Энтре-Риос, а в Кордове, старой и уважаемой провинции, очень «федералистской» и (в отличие от западной «малышни») располагавшей хорошо обученной пехотой. Занять ее означало выйти в центр, на оперативный простор, и тамошний губернатор, Матео Луке, убежденный «федералист», сохранивший пост только потому, что был не военным, а всего лишь педиатром, восстанию сочувствовал. Но не настолько, чтобы идти ва-банк. Он  ждал слова Уркисы, а когда стало понятно, что слова не будет, предпочел сбежать «по состоянию здоровья».Сразу после его отъезда Кордова все-таки восстала, и полковник Саймон Луэнго, соратник «Чачо», один из первых сообразивших, что кумир – оборотень (мы о нем уже поминали и еще помянем) объявил присоединение к «колорадам». И вот тут в Байресе заволновались всерьез: ситуация грозила выплеснуться за пределы Запада. Еще чуть-чуть, еще две-три победы, и «колорады» вошли бы в Кордову, и Фелипе Видела привел бы туда своих montoneros, - а тогда никакой Уркиса не удержал бы от взрыва Санта-Фе, да и уже все понявший Энтре-Риос.Отдадим должное энергии Митре. Срочно вернувшись в Аргентину, он пресек панику в верхах, снял с фронта все, что позволили бразильцы, - отозвал войска с «индейской границы», и не принимая командования лично (видимо, свои таланты он уже переоценил) послал на перехват наступающей коннице Хуана Саа лучших «парагвайских» генералов. Причем, абсолютно ничего не зная о расположении противника, каратели разделились, что, в общем, облегчало жизнь «колорадам».И тем не менее, решающий бой, - 1 апреля при Сан-Игнасио, - повстанцы проиграли. Их было втрое больше, и вражескую кавалерию они даже не разбили, а стерли с лица пампы, - но вот пехота, не «милиционная», а настоящая регулярная пехота, понюхавшая реального пороха, выстроившись в каре, удержала позиции, отбив семь атак конной лавы. Как грустно констатирует Пабло Эльдорадо, историк из Сан-Луиса, «мужество и копья оказались бессильны против новейших винтовок Буэнос-Айреса».Дальнейшее очень напоминало ситуацию после Павона. Поражение, притом, что ожидалась победа, плюс тяжелые потери, обескуражило «колорадов», к тому же лишившихся всех лидеров, - тяжело раненных генерала Саа и полковника Диоса Виделу пришлось увозить в Чили. Остатки армии рассыпались, ни о каком марше на Кордову речи уже не шло, - Симон Луэнго, продержавшись в городе всего 12 дней, бежал.Однако шансы оставались: навстречу карателям шел Фелипе Варела. Он, правда, был еще далеко, но после взятия Катамарки под его знаменем собралось уже более 6000 бойцов, однако именно в этот момент Дон Кихот, получив известие, что враг занял Ла-Риоху, повернул обратно, спасать город, и это, по мнению всех исследователей, стало роковой ошибкой.Даже двумя: во-первых, маленькая Ла-Риоха, резерв которой он выбрал подчистую, сама по себе ничего не решала, - решала Кордова, которая еще держалась и ждала, - а во-вторых, спеша поспеть до массовых расстрелов, он решился на марш-бросок через безводную местность, и каратели этим воспользовались по полной. Не выступая навстречу, они укрепились в «оазисе» Посо де Варгас, около единственного источника между Катамаркой и Ла-Риохой, подготовили орудия, зарядили ружья и спокойно ждали.Атаковать сходу было очень опасно, куда эффективнее могли бы стать мелкие уколы, благо абсолютное преимущество в коннице позволяли. Однако переход по безводью вымотал все живое, источник был жизненно необходим, и 10 апреля Дон Кихот повел montoneros в атаку, рассчитывая на чилийцев, - тоже регуляров, с винтовками ничуть не хуже, чем у карателей.Цену смерти спроси у мертвыхВ принципе, могло сложиться по всякому, - чилийцы капитана Медины проявили себя наилучшим образом (вообще, армия Чили уже в те времена славилась на континенте). Так что, сражение с переменным успехом продолжалось почти восемь часов, но, в конце концов, как пишет тот же Пабло Эльдорадо, «стратегическое положение mitristos и превосходство их артиллерии сыграли роль. А после того как капитан Элизондо, хитрым маневром захватив вражеские пушки и лошадей, не развернул их против противника, как приказал Варела, а ушел в пампу, все было кончено».В самом деле, теперь шансов не оставалось. Кордова пала через два дня, восстание 17 апреля в Сальте, способное, случись оно хоть на пару дней раньше, изменить многое, уже не могло рассчитывать на поддержку, и 5 мая, после поражения при Эль-Баньяно, saltenas капитулировали. Фелипе же Варела, покинув Ла-Риоху, отошел на запад, где узнал о поражении Саа и пополнил свое войско несколькими десятками беглецов, еще желавших сражаться.По логике, полковнику Вареле оставалось одно: возвращаться в Чили, - и командование карателей, потеряв его след, даже уведомило столицу, что так оно и есть. Однако Дон Кихот руководствовался другой логикой: честно предупредив бойцов, что дело проиграно и отпустив всех, кто не хотел умирать за безнадежное дело, он с тремя сотнями «кентавров» и чилийцами начал «малую войну», атакуя мелкие отряды mitristos, разосланные по пампе «на усмирение».И получалось. 5 июня – победа, небольшая, но все-таки. 9 июня – еще одна победа и огромный обоз с продуктами и боеприпасами. А 16 июня – уже довольно масштабный успех, причем в плен был взят полковник Хосе Мария Линареса, один из самых ненавистных «палачей пампы», отличившийся в репрессиях и после мятежа «Чачо», и в ходе набора «добровольцев» на парагвайский фронт, вскрывая глотки всем,  кто не проявлял желания.«Когда “Живореза”привели, - пишет Пабло Эльдорадо, - дон Фелипе спросил его, что бы он сделал, получись наоборот. Тот ответил, что зарезал бы и его самого, и всех montoneros, как овец. “Хорошо, - ответил Варела, - вот тебе нож, и у меня, как видишь, тоже нож; делай свое дело”. Линарес, однако, ножа не взял, он стоял молча, глядя исподлобья. “Не хочешь? – спросил Варела. – Что ж, как хочешь. Но резать, как овцу, я тебя не буду. Ты все-таки человек, и тебя расстреляют. Но ты скверный человек, и тебя расстреляют в спину”».И день сменял день, и недели складывались в месяцы, а La Guerra sin Esperanza, «Безнадежная война», продолжалась. Для борьбы с несколькими сотнями самых отчаянных «колорадов» и Митре, ожидавшему легкого успеха, пришлось создать целую Ejército Interior («Внутреннюю армию»), зачищавшую пампу с беспощадностью, на которую способны только либералы. В итоге, - вновь слово Пабло Эльдорадо, «Война стала терять первоначальный, обаятельно романтический характер: на жестокий террор “националов” Дон Кихот начал отвечать расстрелами, да и сами его солдаты начали мстить, и вскоре весь Запад стал территорией взаимной мести, убийств и грабежей».Тем не менее, несмотря на отдельные удачи, вплоть до захвата крупных городов, ситуация развивалась ясно в какую сторону. В конце сентября, сделав все, что могли, а возможно и больше, вернулись в Чили «отпускники» капитана Медина, - и командование карателей вновь сообщило в Байрес, что по данным разведки, вместе с ними ушел дон Фелипе. Однако опять ошиблось: в начале октября Дон Кихот объявился у города Сальта, центра одноименной провинции, и дальше начинается то, что не всякому Шекспиру приснится…К этому моменту даже Митре уже сообразил, что погасить огонь кровью не получится, - и его военные, понимая это еще лучше, связались со старыми знакомыми, «федералистами», сидящими в эмиграции, но к «колорадам» не примкнувшими. Типа, президент признает, допущены перегибы, теперь такого не будет, возвращайтесь и помогите подавать никому не нужный мятеж, который все равно обречен. А вам за это будут всякие послабления и власть на местах, конечно, при полной лояльности Байресу.Некоторые откликнулись, в их числе - пожилой генерал Октавиано Наварро, соратник «Чачо». Потомственный caudillo Катамарки, кум и старый друг Дон Кихота, отец которого в свое время погиб в бою, спасая отца дона Октавиано, он был одним из тех, кого Варела звал с собой, но отказался, не видя в затее смысла. Зато призыв из Байреса счел шансом на возвращение домой, и вернулся, получив дивизию и приказ выкорчевать остатки Цветной Революции.Вот компадре Октавиано и шел по следам компадре Фелипе, но шел, постоянно отставая на два-три часа, не стараясь настичь и унитожить, однако неуклонно оттесняя к кордону.10 октября Дон Кихот, настоятельно нуждаясь в припасах, вышел к Сальте, жители которой, напуганный визгом властей о «мести варвара» (мстить было за что, после апрельского восстания каратели расстреляли всех «федералистов»), выстроили баррикады. Припасы, однако, были необходимы, и после двух часов боя город пал, однако и Варела потерял почти половину своих hombres.О взятии Сальты немедленно заголосили газеты, живописуя «сотни убийств и десятки жестоких изнасилований», но вскоре волна стихла: лично генерал Наварро в интервью сообщил, что за тот час, который montoneros провели в городе, убивать и насиловать у них просто времени не было. Амбары вскрыли, арсенал очистили, лошадей угнали, это да, но не больше.После Сальты, под мягким нажимом кума, Варела двинулся было на север, но тут у него пошла кровь горлом, и командиры велели вождю уходить за боливийский кордон и лечиться. Что он и сделал, передав командование старому и надежному другу Аурелио Салазару, развернувшему военные действия в Ла-Риохе. Однако через год, в декабре 1868 года, узнав, что Салазар, попавший в плен, зверски казнен (его разорвали лошадьми),Дон Кихот вновь оседлал коня, и с двумя сотнями всадников прошел по Куйо и Ла-Риохе, - уже не зажигать огонь, а просто мстить тем, кто отметился особыми зверствами. И отомстил, после чего, в январе, не стремясь к невозможному, прорвался через кольцо карателей в Чили, и там, распустил свои войска, а через несколько месяцев умер от туберкулеза, завещав похоронить себя в аргентинской земле.И похоронили. Не в запуганной Ла-Риохе, конечно, а в Катамарке: новый губернатор, генерал Октавиано Наварро, объяснил центру, что с мертвыми не воюют, и с почестями проводил кума в последний путь.  Почти полтора века спустя, в августе 2007 года, правительства Катамарки и Ла-Риохи посмертно присвоили полковнику Фелипе Варела звание генерала провинциальной милиции, а пять лет спустя Quijote de los Andes, - в соответствии с указом президента Кристины Фернандес де Киршнер, - стал генерал-лейтенантом армии Аргентины.Но это - позже. А пока что федерализм на западе и севере кончился. Больше тормозить бульдозер живым мясом не осмеливался никто, - разве что легендарные «благородные bandoleros» вроде женщины-гаучо Мартины Чапанай и Сантоса Гуайяма по прозвищу «Девять Смертей» еще много лет вели свои личные войны, мстя за павших командиров и друзей, но это уже было предельно далеко от политики. А в общем, маленькие «внутренние» провинции подчинились диктату эмиссаров из Байреса, - как Юг США подчинился Северу после Гражданской, с теми же реалиями: выкачивание средств, унижение, отъем земель.Но, правда, - свято же место пусто не бывает, - раскол начался внутри самих либералов, и очень скоро сеньору Митре пришлось пожинать то, что он посеял. Ну и, что нельзя не отметить, «добровольцев» в парагвайскую мясорубку больше не посылали. Посылали только тех, кто реально хотел за приличные песо. Но желающих почти не было. Формально оставаясь в коалиции, фактически Аргентина вышла из войны…Продолжение следует.

24 июня, 19:00

Местные русские в современном Парагвае

Одним из наиболее значимых событий прошлого года для меня стала поездка по Латинской Америке с посещением Парагвая. Именно эта страна стала для моего предка, Ивана Тимофеевича Беляева, вторым домом, после поражения Белой Армии в кровопролитной Гражданской войне 1917-1922гг. Погружаясь в его мемуары, посвященные непосредственно предреволюционным событиям, все больше понимаю, насколько на то время русские офицеры […]

23 июня, 12:50

Территориальный фактор в аргентинской идентичности

Фото: lonicera-etrusca.blogspot.ru Наибольшее значение в формировании аргентинской идентичности имела территория. Аргентина, будучи до обретения независимости самой крупной провинцией в Вице-Королевстве Рио де ла Плата (английская колония), по-прежнему претендует на влияние над другими бывшими провинциями: Уругваем, Парагваем и Боливией. Кроме того, аргентинские...

Выбор редакции
22 июня, 00:32

Paraguayan farmers protest proposed grains export tax

SAN RAFAEL, Paraguay (Reuters) - Thousands of farmers in Paraguay protested on Wednesday against a proposed 15 percent tax on soy, corn and wheat exports that will likely come to a vote in the Senate this week.

21 июня, 19:01

A day to stop, breathe and do yoga

FROM the deck of an aircraft carrier to the sub-zero temperatures of a Himalayan military outpost, tens of thousands of Indians joined Prime Minister Narendra Modi yesterday to celebrate the third International

21 июня, 06:22

УАЗ начал продвижение на рынок Латинской Америки

Ульяновский автозавод (УАЗ) впервые за свою историю отгрузил партию из 150 новых автомобилей «Патриот» и «Патриот Пикап» своему официальному дилеру в Эквадоре. Российский производитель также выходит на рынки Боливии, Никарагуа, Мексики, Парагвая, Гаити.

20 июня, 17:27

Президент Бразилии обсудит с Путиным сотрудничество МЕРКОСУР и ЕврАзЭС

Президент Бразилии Мишель Темер планирует обсудить со своим российским коллегой Владимиром Путиным вопрос сотрудничества между МЕРКОСУР и ЕврАзЭС.

20 июня, 01:19

ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (39)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.Cекретный фарватерПочти две недели не мог написать эту главу. Искал правильное начало, и не получалось. Такое бывает. Но вроде бы нашел, и давайте начнем с того, что сразу после получения информации о переходе союзниками парагвайской границы, Марискаль, распределив полномочия среди самых близких и возложив бремя гражданского правления на старенького вице-президента Санчеса,покинул Асунсьон, и больше в столице не появлялся, не считая возможным «хотя бы на день не разделить тягости с войсками». Некоторое время спустя на фронт, вопреки его просьбам и даже приказам, выехала м-м Линч со старшим сыном, 11-летним Франсиско-младшим, «Панчито», официально получившим звание сержанта и назначенным денщиком президента.Ну и, естественно, вопрос: был ли Франсиско Солано Лопес талантливым полководцем? Судя по всему, нет. Довоенный план “A”, - прорыв к Монтевидео, - как мы знаем, провалился, правда, не по его вине, но по вине его назначенцев, и позже те операции, которые разрабатывал он, равно как и варианты действий, которые он выбирал лично, не слушая своих генералов, как правило, оказывались неудачны.Но, с другой стороны, как указывает маркиз Осорио, командовавший бразильскими войсками на первом этапе войны, «в отличие от Митре, видевшего себя новоявленным Цезарем, маршал Лопес, будучи неплохим тактиком, но посредственным стратегом, быстро понял, что его стратегический дар ограничен», и Джордж Томпсон, британский военспец, прошедший с Марискалем все круги ада, подтверждает: «Он не ревновал к славе. С ним после первых неудач стало можно спорить. Он слушал, задавал вопросы, размышлял. Если кто-то предлагал что-то дельное, президент поручал ему претворить задуманное в жизнь, и при успехе награждал по-королевски».О прочем – в один голос. Вот, скажем, нейтралы. «Говорят, он был очень жесток, но солдаты готовы были умереть за него, потому что он всегда был рядом. Невероятный талант лидера…», - это говорит Макс фон Версен, будущий генерал рейхсвера, а тогда – майор, бывший наблюдателем под Умайтой. «Он не обладал даром наступать, но там, где он занимал оборону, пройти было невероятно трудно, он умел доверять людям, и его личная энергия не имела границ», - а это мнение Теодора Фикса, еще одного наблюдателя, впоследствии заместителя начальника генштаба Франции. А вот генерал Мартин Мак-Махон (США): «Я не уверен, что в истории есть другой такой пример самоотверженности в борьбе за независимость. Президент Лопес был стержнем этой войны, и пока он был жив, как бы ничтожны ни были средства, которыми он располагал, исход не был предрешен…»А что же враги, спросите? Что ж, мнение маркиза Осорио мы уже знаем. А вот и мнение герцога Кашиас, лучшего полководца Бразилии, сумевшего переломить ход войны: «Маршал Лопес имел уникальный дар воодушевлять своих солдат. Я не знаю, как это объяснить, но он словами умел превращать трусов в героев. Он не щадил себя, и парагвайцы, глядя на него, учились сражаться за свою страну». Хотя, конечно, герцог и маркиз не враги, просто противники, - но примерно то же, в 1893-м, - в аргентинской прессе! – пишет Сесилио Баэз, лютый ненавистник Марискаля, один из будущих президентов «демократического» Парагвая:«Что бы ни думал лично я, истина превыше всего.  Он действительно был очень мужественным, волевым человеком, патриотом, готовым умереть за независимость своей страны. Его стойкость, его умение разделить с рядовым солдатом все тяготы, его патриотизм, проявленный даже в последние минуты жизни, невольно вызывают восхищение…». И почти то же, едва ли не слово в слово, пишет Хосе Игнасио Гармендиа, аргентинский военный историк, офицер, близкий к Митре, прошедший войну от звонка до звонка.Прочая публицистика типа «пока несчастные солдаты шли на смерть, трусливый тиран и его любовница предавались садистским оргиям, заставляя солдат публично заниматься любовью», - это уже памфлеты эпохи «после Пирибебуя» (детали позже), когда Европа содрогнулась от бразильских зверств и в Рио начали срочно замыливать тему. Да еще из «легионерских» прокламаций, вспоминать о которых в Парагвае даже при власти бразильских марионеток считалось неприличным.Как по мне, всерьез говорить об этом злобном абсурде не приходится. Достаточно представить себе сорокалетнюю даму, мать шестерых детей (седьмого, Мигеля, он родила на фронте и не сохранила, - малыш прожил всего десять дней), ответственную за полевые госпитали, и все становится на свои места. А что жены парагвайских солдат сопровождали их в походах, частенько помогая мужьям в бою, а по ночам исполняя супружеский долг, так в этом ничего плохого, на мой взгляд, нет. И теперь давайте на фронт…На фронте же поначалу ничего яркого не случалось. Армия союзников, - уже очень большая, под 50000 бойцов (29 тысяч бразильцев, 11 тысяч аргентинцев и примерно 3 тысячи уругвайцев, не считая флота), - двигалась вглубь Парагвая. Очень медленно, очень осторожно, - как из-за бездорожья и обилия болот, так и потому, что Митре, не имея представления о силах и расположении противника, опасался ловушек. Бразильских генералов медлительность аргентинца бесила, но осуждать его вряд ли стоит: 25 тысяч «кадровиков» Лопеса таились где-то вблизи, а впереди лежала зона знаменитых укрепрайонов, о которых никто ничего толком не знал, но легенды и слухи ходили самые удручающие, и следует отметить, многое соответствовало действительности.Чтобы все поняли, представьте: зажатый между тремя реками участок суши длиной в 30 кэмэ, шириной в полтора раза короче, и «сушей» этот участок назвать очень сложно. Ибо сотни ручьев, а все остальное - сплошь овражистые болота, болотистые овраги, заболоченные джунгли, непролазные заросли камыша, тростника и колючего yururu. Плюс редкие, очень условно сухие «острова». И все это практически сплошь – тот самый укрепрайон.Вернее, сперва, пробкой в устье, островной Итапиру, «форт-смертник», задача которого в случае беды – пасть, нанеся агрессору как можно больший ущерб, а потом цепь укрепрайнов: на правом берегу – сильный форт Тимбу, на левом, переходя одно в другое, - Курузу, Курупаити, Туйу Кью и, наконец, Умайта. Сильнейшая крепость на отвесных скалах, с видом на очень резкий изгиб в реке, мешающий судам идти, притом, что сама река перекрыта тройной, очень толстой железной цепью. Валы, бастионы, траншеи, чудовищное количество артиллерии, вся местность пристреляна.  И вот тут-то, на этих шести сотнях квадратных кэмэ, война топталась не день, не неделю и не месяц, а почти два с половиной года.Сафари на пересеченной местностиНачалось с предсказуемого и неизбежного падения Итапиру. После недельных, с 10 по 18 апреля боев (при том, что в штабе Лопеса рассчитывали на четыре дня), форт, снесенный с лица земли бортовыми калибрами, пал. Жертвы с обеих сторон были очень велики, но все же союзники получили плацдарм и медленно, очень медленно поползли на север, к болотистой, густо заросшей колючим кустарником равнине Эстерро Беллако, куда по уму нормальный командир солдат не поведет, но миновать которую не получалось.Там 2 мая 1866 года и случилось первое серьезное столкновение с парагвайцами, возглавленными свежеиспеченными подполковниками Хосе Эухидисом Диасом Вера (тем самым, который был готов продолжать марш на юг из Коррьентес) и Элисберто Акино (тем самым, сумевшим вывести свои эскадроны из Уругваяны). Нелегкий бой мог бы завершиться полным поражением авангарда союзников, но Диас и Акино, увлекшись, нарушили приказ Марискаля («нанести урон и не преследовать»), и в итоге получилась ничья, причем, с привкусом: несмотря на неплохие трофеи (пушки, часть обоза), были потери. Правда, меньше, чем неприятель, но враг мог себе позволить тратить мясо, у парагвайцев же такой опции не было.Тем не менее, атака сыграл и положительную роль. Встревоженный Митре, не зная о силах и расположении парагвайцев абсолютно ничего, решил не рисковать и двинулся на Умайту путем, как ему казалось, максимально безопасным, выйдя в итоге в болота Туйути. Прямо к расположению выведенных Исидоро Рескиным из Коррьентес «кадровиков» Лопеса, которые 22 мая и окружили агрессора с трех сторон на одном из относительно крупных «островов», причем бортовая артиллерия бразильцев помочь своим ничем не могла.Теоретически, это была смертельная ловушка, и Марискаль принял решение, нанеся одновременный неожиданный удар, уничтожить основные силы вторжения, после чего война, как минимум, сильно застопорилась. Формально так оно и было. Однако Военный Совет, - и генерал Рескин, и генерал Барриос, свояк президента, и Диас, и Акино, и главный военспец, подполковник Джордж Томпсон, - в один голос заявили, что атака будет ошибкой, потому что залогом успеха может быть только реально одновременный удар, а на невероятно сложной местности добиться полной синхронности невозможно. Так что, - опять же в один голос, - лучше ждать, пока союзники, успевшие окопаться, но не имеющие припасов на всю ораву, покинут траншеи и начнут искать выхода.По логике, так бы и следовало делать («В этом случае, - пишет Томпсон, - мало кто ушел бы»), но Марискаль решил иначе, и 24 мая парагвайская армия, все 24 тысячи «кадровиков», атаковала лагерь союзников на сухой пустоши Портеро в болотах Туйути одновременно с севера, востока и запада. По мнению военных историков, это сражение (шутка ли: 60 тысяч солдат в общем?), - самая масштабная и кровопролитная битва в истории Латинской Америки, - могло увенчаться победой парагвайцев, но, как и предупреждали командиры, лишь при полной синхронности атаки, а местность не позволила, и в итоге дело, невероятно упорное, завершилось ничьей, равной поражению.Парагвайцы, измотанные четырехчасовым боем, отошли, потеряв до 6000 убитыми, примерно столько же, даже больше, потеряли союзники. Но знаменитая кадровая армия Лопеса, весь «старый призыв», фактически перестала существовать, как единая сила. В количественном отношении потери несложно было восполнить, но в качественном – нет, и с этого момента надежда у Парагвая оставалась только на укрепрайоны. Правда, сам Франсиско Солано после Туйути уже не пытался изображать Наполеона, предпочитая полностью доверять генералам.Возможно, - есть и такое мнение, - сообрази Митре, что произошло, и организуй контратаку, как требовали некоторые бразильские коллеги, «скверная ничья» для парагвайцев обернулась бы разгромом. Однако Митре не сообразил, и что противник не отошел для перегруппировки, а ушел совсем, понял только на следующий день. Это позволило Лопесу отвести войска под защиту стен Умайты, куда, слегка придя в себя, и двинулась армия союзников, постоянно натыкаясь на мелкие засады и перестрелки, подчас переходившие в серьезные столкновения.10-11 июля крепко подрались в Ятати Кора, без внятного результата, но с перевесом в пользу парагвайцев. 16 июля в урочище Бокерон парагвайская кавалерия (около 3 тысяч сабель), сошлась с уругвайско-бразильскими войсками (примерно 7 тысяч штыков и сабель), и 18 июля армия Венансио Флореса перестала существовать. С полтысячи уцелевших позже растасовали по аргентинским частям, потери же парагвайцев были намного меньше, но, правда, среди них оказался и полковник Акино, в решающий момент, когда судьба боя висела на волоске, с криком: «Ребята, у нас есть случай поохотиться на африканских обезьян!» кинувшийся в гущу свалки, целенаправленно рубя негров. «Это было очень забавно, очень увлекательно, - пишет Томпсон, - и парни, воодушевившись, вновь пошли в наступление, но, к сожалению, полковник увлекся чернокожими, и не заметил белого солдата, выстрелившего ему в живот».РазгромУспех, пусть тактический, ничего не решающий, слегка смягчил шок от Туйути. Элисардо Акино, прожившего еще три дня, оплакали. Над могилой его, успевшего перед смертью узнать, что произведен в генералы, отгремели залпы. И война пошла своим чередом, - причем, у обеих армий появился новый враг: болезни, - в первую очередь, холера, косившая всех подряд, и оспа, выбивавшая, в основном, союзников, поскольку большинство парагвайцев были привиты.Но как бы то ни было, улита ползла, и к исходу августа войска Митре вышли, наконец, к Курузу, авангардной линии укреплений, прикрывающих Умайту, а 2 сентября союзный флот начал обстрел парагвайских позиций. Ответный огонь был плотен и меток, орудия со скал не позволяли бортовым калибрам развернуться во всю ширь, однако соотношение 6:1 есть соотношение 6:1, и к рассвету следующего дня, после серии стычек, переходивших в рукопашные, полковник Эухидиус Диас приказал защитникам первой линии отходить к траншеям Курупайти.На какое-то время стало тихо. Противники переводили дух. К союзникам от Туйути подтянулась пехота, около 20000 хорошо отдохнувших штыков, подходил флот. Подгонял подкрепления и Лопес, находившийся поблизости от поля боя, но не вмешивавшийся в подготовку, чтобы не мешать Диасу. Однако вовсе без дела не сидел. 11 сентября в ставку Митре пришло предложение встретиться и поговорить, и на следующий день на нейтральной полосе Ятати Кора состоялась встреча, в которой, по просьбе дона Бартоломе, принял участие и президент Уругвая,но долго не высидел, - если с аргентинским коллегой Марискаль общался уважительно-дружески, то уругвайца игнорировал, как пустое место, мимоходом обронив, что предательство это очень нехорошо, а на мгновенную вспышку ярости обидчивого дона Венансио заявив, что готов дать удовлетворение , можно на саблях, а можно и на пистолетах, но только в бою, потому что дуэль с предателем унизительна для кабальеро. В итоге остались вдвоем.О чем говорили с глазу на глаз, неизвестно, - никто из множества свидетелей не слышал, - но по дальнейшим событиям можно догадываться, что Лопес стремился прощупать насчет возможности мира, с уплатой контрибуции золотом, а сеньор Митре, в принципе, не особо возражая, исходил из того, что все зависит от позиции Империи. Позиция же Империи была предельно конкретны: только полная и безоговорочная.В итоге, переговоры прошли впустую, но с выгодой для парагвайцев: за время перемирия Эухидиус Диас сделал все, что хотел, подготовив позиции Курупайти к любым осложнениям, и когда 22 сентября союзники пошли на штурм, ожидая, что дело пойдет, как в Курузу, - тяжко, но успешно, - их ожидал серьезный сюрприз.Далее описывать не стану. Достаточно сказать: бесспорная отвага наступающих, в основном, аргентинцев, с одной стороны, и идеальная позиция, идеальное руководство, идеально продуманная система артиллерийских ловушек с другой, притом, что мощный бразильский флот, опасаясь огня бастионов Умайты, отработал дай Бог, чтобы в одну десятую возможностей. И в итоге даже не отступление, но бегство. Со страшными потерями.Даже если не доверять парагвайским источникам, - 9000 убитых и тяжело раненных, - все равно, так много, что армия союзников утратила наступательный потенциал: из 18 комбатов при штурме пало 13, - 5 аргентинцев и 8 бразильцев, - а в целом из строя вышло до 20% живой силы, при всего 52 убитых  парагвайцах. Не говоря уж о том, что в болоте остался лежать цвет «золотой молодежи» Байреса: сын вице-президента, сын министра иностранных дел, сын Доминго Сармьенто, Домингито, и многие другие. И к слову, именно на бастионах Курупайти впервые сверкнула звезда безвестного капитана Бернардино Кабальеро, которого теперь мы будем поминать часто.В некоторых бойких, но не слишком глубоких исследованиях порой звучит мнение, что в этот день Марискаль совершил чудовищную ошибку, не бросив войска в контрнаступление и тем самым «упустив последний шанс если не выиграть войну, то по крайне мере свести её к приемлемому результату», но это не так. Я, безусловно, не специалист по тактике, но весьма серьезные исследователи такую точки зрения отвергают,поясняя, что, да, у парагвайцев были резервы, и они могли уничтожить еще тысячу, даже две неприятельских бойцов, но впереди лежала зона, где калибры бразильского флота уже могли работать во всю силу. При этом, бразильцы, даже отступив, пригнали бы новое мясо, и блокада никуда не делась бы, а позволить себе терять остатки «кадровых» Лопес не мог, - и полковник Диас тоже прекрасно понимал это, в связи с чем, на бегстве разгромленных союзников битва кончилась.Это поражение, которое уместнее назвать полным провалом, притормозило войну на много месяцев, собственно, почти на год, внеся тяжкий раскол в лагерь союзников. С этого момента «тройка» фактически превратилась в «двойку», - Венасио Флорес вернулся в Уругвай, оставив в распоряжении Митре несколько сотен солдат во главе с генералами, которых не взял с собой, опасаясь, что они дома устроят путч, и более войск не присылал.Учинили фронду и бразильские генералы. Едва ли не в лицо обвинив командующего в бездарности, они отказались ему подчиняться и отправили коллективное письмо императору, требуя прислать нормального главкома. Дом Педру, правда, ответил, что «это пока что невозможно», - однако и дон Бартоломе торжествовал недолго: вскоре после разгрома у него в тылу, и ранее не слишком спокойном, началось такое, что оставаться на фронте он, желая оставаться президентом, просто не мог…Продолжение следует.

19 июня, 10:17

10 самых высокооплачиваемых футболистов в мире

Журнал The Telegraph опубликовал список самых дорогостоящих футболистов мира. Подавляющее большинство в списке самых дорогих футболистов – это игроки Премьер-Лиги.

19 июня, 10:17

10 самых высокооплачиваемых футболистов в мире

Журнал The Telegraph опубликовал список самых дорогостоящих футболистов мира. Подавляющее большинство в списке самых дорогих футболистов – это игроки Премьер-лиги.

15 июня, 18:31

Матч сборных России и Новой Зеландии будет обслуживать колумбиец Рольдан

В субботу матчем сборных России и Новой Зеландии начнется розыгрыш Кубка конфедераций. Обслуживать встречу будет колумбийская бригада судей во главе с Вильмаром Рольданом.

15 июня, 09:31

Масштабные строительные проекты, меняющие облик нашей планеты

В сентябре 2016 года в Китае завершили работы по сборке крупнейшего в мире радиотелескопа Pingtang. Диаметр его тарелки составляет 500 метров, он способен улавливать сигналы, поступающие с расстояния более 1000 световых лет от Земли.

14 июня, 03:30

After Panama, Who's Next To Cut Ties With Taiwan In Favor Of China?

Nicaragua, Paraguay and St. Lucia are believed to be eyeing ties with China in favor of Taiwan, dealing a blow to ever-fragile Taiwanese international relations.

13 июня, 21:44

ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (38)

Продолжение. Сссылки на предыдущее здесь.Черный лебедь прилетает нежданноИтак, противники медленно продвигались друг другу навстречу, время от времени меряясь силами в мелких стычках. 2 августа, в очередной раз одолев аргентинцев, майор Дуарте занял городок Пасо де Лос Либрес. Укреплений там не было никаких, зато имелась отменная пристань (правда, пустая), а на левом берегу, совсем недалеко, - километра два-три выше по течению, - располагался бразильский город Уругуаяна, довольно крупный речной порт, где стояли на приколе более двух десятков судов, и 5 августа колонна Эстегаррибиа этот город заняла.Прикрывавшие Уругуаяну отряды бразильского генерала Давида Канабарро отошла без боя, расположившись неподалеку, однако полковник не стал ее преследовать; действуя в соответствии с первоначальным планом, он приказал насыпать валы и дал отдых усталым войскам. На запрос же майора Дуарте, сообщившего, что к Пасо де Лос Либрес движется большая армия противника, дон Антонио приказал не паниковать, потому что большой армии противника взяться неоткуда, но укреплять городок и ждать подкреплений с севера, которые, согласно плану кампании, вот-вот должны были подойти.В принципе, так оно и было. Если по плану. Однако по жизни на севере в это время, даже чуть раньше, началось то, что запланировать было невозможно, и о чем командование южных колонн, естественно, знать не могло. Согласно плану “B”, подразумевавшему в случае, если бразильский флот возьмет верх и выход из Параны для парагвайцев будет запечатан (как оно и произошло), полковнику Венсеслао Роблесу надлежало, оставив в Коррьенте 5-6 тысяч надежных солдат, вести остальные 20-22 тысячи «кадровиков» на соединение с войсками Эстегаррибиа.Риска в этом не было никакого. Город располагал первоклассными укреплениями, солдаты – высшего качества, артиллерия очень хороша, а из Парагвая, поскольку выше по течению бразильская эскадра не прошла, могли поступать подкрепления и боеприпасы. Объединение же Южной армии создало бы силу, противостоять которой в том момент в регионе не мог бы никто, и в успехе марша на Монтевидео, до которого от Уругуаяны оставались четыре сотни километров, сомневаться не приходилось.Однако дон Венсеслао повел себя совершенно непредсказуемо. Вместо выступления в поход на юг, где передовые части его армии уже заняли несколько городов, обеспечив базы, он внезапно приказал авангардным батальонам покинуть все районы, которые они контролировали, и возвращаться в столице провинции, а когда это было исполнено, затих. В полном смысле слова, не предпринимая ничего, и даже не отвечая на запросы Асунсьона, -но при этом нельзя даже сказать, что задумал что-то недостойное: достоверно известно, что попытки «легионеров» засылать в Коррьентес эмиссаров на предмет уговорить Роблеса «избрать свободу» провалились. Одного из ходоков полковник выпорол и выгнал, второго вообще арестовал и отправил в Асунсьон, - но при этом стоял на месте, как вкопанный, игнорируя все запросы Эстегаррибиа.В итоге, в Коррьентес прибыл Хосе Бергес, государственный секретарь Парагвая, доверенное лицо Марискаля, муж одной из его сестер, а прибыв, обнаружил ситуацию, совершенно дикую. Командующий Большой Армией, как докладывал он свояку, «оказался в виде, не соответствующем званию», и это еще мягко сказано: получив от важного гостя орден Нации, приказ о производстве в генералы, благодарность президента и приказ срочно выступать на помощь южным колоннам, полковник Роблес в ответ устроил форменную истерику. Дескать, все рухнуло, все пропало, реки потеряны, союзники обманули, противник собирает силы, и вообще, губить солдат попусту он не намерен.Естественно, новоиспеченный генерал был отстранен от командования (такие полномочия у госсекретаря были) и 27 июля сеньор Бергес провел офицерский совет, выяснив, что подчиненные Роблеса сами в шоке от всего происходящего, но приказы ведь не обсуждаются. По ходу, капитан Хосе Эдувихис Вера заявил, что очень много времени потеряно зря, но если спецпредставитель Марискаля доверит ему руководить операцией, он готов выступать через три дня, - однако таких полномочий у Бергеса не было.Пришлось запрашивать Асунсьон, и к концу августа прибыл новый командующий, полковник Исидоро Рескин, спешно отозванный из Мату-Гросу, где все было под контролем. Присмиревшего на губе Роблеса под караулом отправили в столицу, где его долго допрашивали, не получив никаких внятных ответов, кроме No sé cоmo pasó («Сам не знаю, как получилось…»), и в январе 1866 года расстреляли «за трусость и государственную измену», но это, разумеется, уже ни на что не повлияло.А пока генерал Рескин оперативно и толково принимал дела, обстановка менялась не в лучшую сторону. Сперва, 12 августа, предсказуемо провалилась попытка присланной с севера парагвайской эскадры взять реванш за Риачуэло, а затем, далеко на юге, на правом берегу реки Уругвая объединились «красные» Флореса, части Уркисы, пара-тройка тысяч всадников из Коррьентес и подоспевшая имперская пехота. Всего 12 тысяч бойцов против трех тысяч солдат (две трети – пехота) майора Дуарте, и притом при 32 пушках, а у майора арты не было вовсе.Не совсем хороший расклад. Неудивительно, что майор, узнавший все очень быстро, - разведка работала, - обратился за помощью к Эстегаррибиа, находившемуся на левом берегу реки, километрах в трех, прося срочно прислать либо подкрепления с орудиями, либо (еще лучше) суда для эвакуации корпуса, потому что в Пасо де Лос Либрес укрепиться невозможно. Однако, хотя  условные дымы в Уругваяне прекрасно видели и тревожный перестук gutyiyry (военных барабанов гуарани) был прекрасно слышен, полковник никак не отреагировал, а переправляться своими силами  не выходило, ибо плоты не из чего было строить, да и скорость течения неизбежно уносила бы плотики вниз, в руки врагу.Берег левый, берег правыйВариантов не оставалось. О капитуляции на военном совете не заикнулся никто. 17 августа, когда объединенные силы союзников подошли уже совсем близко, майор Дуарте покинул городок и занял позиции на берегу ручья Ятай, выбрав место для боя очень хорошее, но в случае поражения становившееся ловушкой. Что ни майора, ни его офицеров, ни солдат не смущало: как скажет перед смертью сам дон Педро, «мы шли не побеждать, а показать вам, что значит иметь дело с мужчинами из Парагвая».И показали. При полном превосходстве противника решительно во всем, сражение оказалось невероятно ожесточенным, парагвайцев тупо давили массой и артой, и все равно, отчаянная атака конницы, возглавленной лично майором, в какой-то момент чуть не изменила ход битвы.Но чуть. Конь под доном Педро был убит, сам он, получив семь ранений, попал в плен, и после боя Венансио Флорес потребовал у бразильцев выдать его для расстрела «в отмщение за варварское истребление уругвайской конницы», - однако бразильцы пленного не выдали и отдали в лазарет (правда, майор через две недели умер от ран). После пленения командира войска, дрогнув, начали отступать к реке, бросаться в нее, пытаясь перебраться на левый берег, и многим (сотни три) это удалось, но еще больше утонуло или погибло от пуль, а около четырехсот сложили оружие, - но зря.Судьба уругвайских «белых» и аргентинских «федералистов», взятых на поле боя, решилась быстро, после краткого разговора Флореса с неким Сантьяго де Кастро, приятелем его юности, в ответ на крик «Предатели!» сказавшего «Мы боремся с бразильцами, оккупировавшими Уругвай, куда ты привел бразильцев. Кто же из нас предатель?». Смельчаку тут же перерезали глотку, а дон Венансио пошел вдоль строя,спрашивая: «Так кто же я?», - и все, кого он спрашивал, отвечали: «Предатель!», после чего им тут же вскрывали горло, аж до тех пор, пока, плюнув на груду тел, президент Уругвая не распорядился всех остальных 56 «мерзавцев» расстрелять. Что и было сделано, а дон Венансио впредь приходил в бешенство, если при нем поминали имя Сантьяго де Кастро, и в таком состоянии делался невменяем.Парагвайцам повезло чуть больше. Их, не спрашивая, зачислили в армию союзников, в первую очередь, в сильно поредевшие полки orientales Флореса, - откуда они, впрочем, почти все потом сбежали. Победители же, перейдя реку, двинулись к Уругваяне, на соединение с отрядами генерала Канабарро, и 16 августа осадили город, а 19 августа полковнику Эстигаррибиа получил письмо от Флореса с призывом сдаваться. На том основании, что союзники «сражаются не с добрыми парагвайцами, а с тираном Лопесом, который их поработил, наша же цель принести в Парагвай свободу выборов и свободу слова».Ответ дона Антонио звенел спартанской бронзой: «Парагвайский солдат не отступает и не капитулирует. Он защищает интересы Родины и не запятнает свою честь. Придите и возьмите». И на второе письмо Флореса, и на письмо Уркисы, и на письмо маркиза де Соуза – точно так же, после чего даже в прессе Байреса со злобным уважением заговорили о «парагвайском Леонидасе».Впрочем, дней десять спустя, когда к осаждающим подошли  подкрепления и число их превысило 17 тысяч единиц живой силы, не считая лошадей, тон изменился. Получив письмо «легионеров», предлагавших встретиться и поговорить, полковник ответил «Camarados, подождите немного. Я должен посоветоваться с людьми, есть разные мнения», 5 сентября встреча состоялась, затем, 7 сентября, еще одна, и хотя о чем шла речь, неизвестно, догадаться несложно, а через четыре дня Эстигаррибиа, с согласия осаждающих, выпустил из города всех гражданских лиц.Само по себе это ничего не значило: гуманитарный смысл акции очевиден, но кроме того, парагвайцы избавлялись от обузы. И штурм, организованный Митре 13 сентября, кончилась очень скверно для союзников, потому что укрепления парагвайцы насыпали на совесть, стреляли они отменно, нужды в порохе и картечи не было, а пушки, - 116 стволов, почти треть легкой арты Парагвая, работали исправно. Так что, попыток повторить союзники не предпринимали.В общем, осажденным было понятно: шансов нет. Идти на прорыв бессмысленно: ни о марше на Монтевидео, ни даже об отходе не было и речи, - колонну просто разорвали бы. И чем кончится осада, тоже все сознавали, - но по всем прикидкам, враг заплатил бы страшную цену, после чего не скоро пришел бы в себя. По мнению командования союзников, к этому шло, и этого оно опасалось. Однако на рассвете 16 сентября прибыли парламентеры: полковник Эстигаррибиа соглашался капитулировать, сдав знамена и не заклепывая пушки, при условии, что старшие офицеры смогут уйти, куда захотят, а солдатам (включая аргентинских «федералистов» и уругвайских «белых») не причинят вреда, и если согласие на это условие подтвердит лично маркиз ди Соуза.Маркиз, переговорив с союзниками, сказал «Клянусь», - и 18 сентября над укреплениями Уругваяны поднялся белый флаг. Гарнизон в полном составе (59 офицеров, 3860 пехотинцев, 1390 кавалериста), - кроме двух эскадронов капитана Элисардо Акино, отказавшегося подчиняться командующему и за несколько часов до того вырвавшегося в пампу (его преследовать не стали, опасаясь подвоха), - вышел из крепости без оружия, и вот тут началось.Правда, расстрелов в стиле Флореса не случилось, поскольку в Уругваяне были только парагвайцы, но практически сразу же, - высокопарная церемония капитуляции с салютами и комплиментами еще не завершилась, - ополченцы Риу-Гранди кинулись на сдавшихся, выдергивая из строя тех, кто покрепче, связывая и отгоняя в сторону. Эти то ли 800, то ли 1000 бедолаг были проданы в рабство агентам бразильских работорговцев, сопровождавших войска, и маркиз ди Соуза, заявив протест, подчеркнул, однако, что считает творящееся «законной компенсацией за нанесенный провинции ущерб».Остальным задали вопрос: готовы ли они сражаться «против тирании и за свободу?». Не согласился никто. После чего повесили 20 человек и снова спросили. С тем же результатом. Только когда на деревьях висело около сотни удавленников, солдаты начали соглашаться, и кто-то попал в аргентинские части, а кто-то в «легион», - но, впрочем, спустя несколько месяцев в союзных частях почти никого из них не осталось: оказавшись не территории Парагвая, сбежало подавляющее большинство.К слову, позже командование союзников официально назвало случившееся falta grande («большой ошибкой»). Маркиза мягко покритиковал сам император,  и его можно понять: несколько счастливчиков все же сумели, ускользнув, добраться до своих, и когда они рассказали о том, как союзники держат слово, парагвайцы перестали сдаваться. Они дрались до смерти, но руки, имея возможность сопротивляться, не поднимали.Мы уходимЭто, впрочем, уже позже. А пока что весть о капитуляции Уругуаяны разнеслась широко и быстро. В Рио ее встретили с восторгом, в Байресе тоже, а вот в Асунсьоне с понятной яростью. «Самое большое предательство в истории, он предал не только Дуарте, он предал Родину», - заявил Лопес. Дона Антонио заочно разжаловали, вычеркнули из списков, приговорили к смерти, - и большинство историков согласно, что поделом. Хотя, надо сказать, вопрос «Предал ли Эстигаррибиа?» по сей день иногда становится темой для острых дискуссий, и порой звучат мнения, что он просто старался спасти солдат, - а как на самом деле, не скажет уже никто.Точно одно: в «легион», куда его пригласили, полковник не записался, и ни один из офицеров, сдавшихся вместе с ним, тоже. Их судьба, притом что ди Соуза гарантировал им жизнь и свободу, вообще неизвестна, они все затерялись, кроме  самого полковника: он никогда, даже когда все кончилось, не появлялся в Парагвае, а оказался в Рио-де-Жанейро, где жил до самой смерти тихой жизнью плантатора средней руки, и мемуаров не оставил.И вот ведь что странно. В исступленно готовившейся, но не воевавшей армии Парагвая из четырех полковников (высшее звание, а генерал был только один – Сам) «самым мудрым» считался Венсеслао Роблес, а «самым отважным» - Антонио Эстигаррибиа, бравый, популярный в войсках красавец. Третий, Висенте Барриос, в счет не шел, он служил еще при Франсиа и был мужем сестры президента, - тут все все понимали, - а над четвертым, неуклюжим, чавкающим и плохо воспитанным Исидоро Рескиным «чистая публика» посмеивалась, прозвав «El Bobo». Но когда началась реальная война, выяснилось, что именно этот «Мешок» соответствует ей лучше прочих «довоенных».Конечно, среди новых, выдвинувшихся в боях, были и поярче, и более одаренные, но дон Исидоро, честно и храбро воюя, всегда проявлял себя лучшим образом. Даже в страшные дни «Сан-Фернандо» (о чем позже) он не затаил обиду и остался с Марискалем до конца, и даже потом, в плену, где его дважды ставили к стенке, категорически отказался давать порочащие президента показания. Более того, после бойни, вернувшись в Асунсьон, именно он написал первую книгу, ставящую под сомнение узаконенную бразильцами и их марионетками «официальную версию». Бывает же.Однако и это тоже потом. А пока что, приняв командование в Коррьентес, дон Исидоро быстро восстановил порядок и доложил в Асунсьон, что его 23-тысячная армия готова выполнить любой приказ Ставки, в том числе, и начать рывок на Монтевидео. В Асуньсоне, однако, на многое смотрели иначе. План “B” казавшийся таким надежным, провалился, как и план “A”, а плана “C” не имелось, и его приходилось срочно придумывать. С поправкой на то, что в численном выражении войска союзников уже не уступают парагвайцам, и подкрепления бразильцам идут потоком, а преимущество в коннице критическое, и к тому же расчеты на поддержку «приморских» провинций рухнули полностью.В такой ситуации, дойти до Монтевидео теоретически было еще возможно, но вот насчет взять его и укрепиться надежд не оставалось, зато очевидной перспективой стало вторжение врага на территорию Парагвая. Сознавая это, с  с учетом бездарной, бессмысленной потери трети «кадровиков» в Уругуаяне, Марискаль утвердил единственно возможный вариант плана “C”: отвести армию на парагвайскую территорию, подготовиться к обороне в укрепрайонах, построенных по последнем слову фортификации, и показать врагу, что No pasaran. А если враг все же попытается Рasaran, нанести ему такие потери, чтобы он начал смотреть на вещи трезво.Иного выхода просто не было, и 3 октября Лопес приказал Исидоро Рескину выводить Division del Sur с аргентинской территории, к чему тот и приступил 22 октября, вдребезги разгромив союзников, попытавшихся атаковать передовые части уходящих войск на выходе из Коррьентес, и больше тревожить парагвайцев на марше никто не рисковал.Они уходили спокойно, и надо признать, не так дружелюбно, как пришли. Коррьентес за «предательство» была ободрана, как липка. Парагвайцы подбирали все, от крупного рогатого скота (100000 голов) до железных ворот и черепицы с крыш, и в чем-то, памятуя об Уругваяне, их можно понять. А в ответ на крики в СМИ о мародерстве Марискаль переслал в прессу дружественной Колумбии письмо от Никаноро Касереса, лидера «федералистов» Коррьентес, вернувшихся (сеньор Митре не обманул) к власти в провинции, в котором тот писал нечто типа «Прости, брат, не мы такие, жизнь такая, каждый устраивается, как может».Учитывая, что дон Никаноро, ранее считавшийся партнером и другом Лопеса, гарантировал ему поддержку накануне вторжения, письмо произвело впечатление, но впечатление это быстро угасло в визге бразильских и байресских газет на тему «Только варвары публикуют личную переписку!», и под весь этот свист, действуя методично и спокойно, полковник Рескин 27 ноября завершил вывод войск. Практически без потерь, - напротив, изрядно потрепав напоследок рискнувших сунуться под каток преследователей, и даже сохранив про запас несколько хорошо укрепленных плацдармов в аргентинском пограничье (последний был эвакуирован уже в апреле, когда его существование утратило какой бы то ни было оперативный смысл).Ничего удивительного в том, что в первом же письме Марискаль поздравил дона Исидоро чином генерала, а орден Нации у генерала Рескина был еще впереди, союзники же, добравшись до границы, остановились. О системе парагвайских укрепрайонов они тоже были наслышаны, и к тому же начались склоки в верхах, в сущности мелкие, но это как сказать.Собственно, ничего особенного: просто бразильские военные по итогам событий позволили себе усомниться в полководческом гении полковника Митре, но президент  Аргентины,  для которого этот вопрос был невероятно болезненным всю жизнь, мгновенно отписал императору Педру II, что (дословно): «Эта война придумана мною, если бы не я, Монтевидео был бы сейчас парагвайским», - ну и, короче говоря, я так не играю, и Аргентина выходит из войны.Император, правда, вопрос разрулил, написав маркизу ди Соуза что-то в стиле «чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало», однако и в статусе главкома дон Бартоломе наступать не спешил. Лишь 30 января 1866 года, когда общая численность бразильских и аргентинских войск достигла почти 50 тысяч штыков и сабель, а бразильский флот вошел по Паране в устье реки Парагвай, первые подразделения coaliciantes, соблюдая максимальную осторожность, пересекли границу страны, которую собирались спасать от «тирании».Продолжение следует.

12 июня, 13:00

President Energy Markets Paraguayan Assets

UK President Energy has appointed specialist global oil and gas adviser Envoi to help market farm-outs of its Paraguay interests, it said June 12. In a stock exchange update it said that  the assets in the land-locked South American republic cover some 34,000 km² and benefit from extensive...

11 июня, 03:06

ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (37)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.Бремя выбораИ вот теперь давайте о самой войне. Как и договаривались, не о деталях операций, походов, сражений больших и малых, а о сути ее, подоплеке и нюансах, которые, к сожалению, не замечают (если вообще затрагивают эту тему) авторы даже самых солидных трудов. А нюансов немало. Так начнем с главного. Но перед тем, чтобы никто не задавал ненужных вопросов, сразу: я не собираюсь кого-то хвалить и кого-то ругать. Люди, о которых я пишу, ни в хуле, ни в похвале не нуждаются. Моя же задача - в максимально возможной объективности.Могла ли эта война не случиться? После всего, изложенного в предыдущей главе, могу сказать: нет. Франсиско Солано очень уважал отца, завещавшего ему на смертном одре: «Есть много нерешенных вопросов, которые будут требовать решения, но старайтесь решать их не мечом, а пером,  особенно с Бразилией. Помните, меч - это самый последний аргумент», однако законы природы сильнее желаний человека, и когда сеньор Митре писал о том, что «обвинять можно лишь Провидение», он был недалек от истины, хотя Провидение это было очень материальным.Грубо говоря, Парагвай мешал всем самим фактом своего существования, а Парагваю мешало, что он, желавший только спокойно развиваться, всем мешает. Так что, единственный шанс избежать войны заключался в согласии с условиями, изложенными сэром Эдвардом Торнтоном в ходе неофициального визита британского дипломата в Асунсьон (сентябрь 1864 года).Очень несложные условия. Для Бразилии (про Аргентину речи не шло) – свобода речного судоходства по парагвайским рекам, небольшие территориальные «уступки чести» и тройное снижение пошлин, а Лондон за «честное посредничество» просил беспошлинную торговлю плюс отмену в «промышленном» указе дона Карлоса пункта, ограничившего долю участия иностранного капитала в объектах индустрии 30% акций. Что интересно, ни о каких «свободных выборах», «свободе слова» и «возвращении эмигрантов», - темы, на которые ежедневно чирикали «соседские» СМИ , - в ходе бесед не прозвучало ни слова. Вообще. По умолчанию подразумевалось, что «тиран», приняв условия, станет «светочем».Как уже было сказано, для Парагвая согласие означало мгновенный крах всего, что было сделано, не говоря уж о программах дальнейшего развития, а затем, безнадежную долговую яму просто, чтобы как-то выживать в статусе полуколонии даже не Англии, а Рио и Байреса. И опции, отказавшись, ждать «лучших времен» тоже не было, поскольку, как сообщил президенту Лопесу «переговорщик», в случае отказа Флорес взвинтит транзитные пошлины в 26 раз, а это опять-таки означало мгновенный крах.Все это было совершенно ясно, и хотя, вполне понимаю, кто-то на такие условия согласился бы, лишь бы греть насиженное место и дальше, а вклады в Crédit Lyonnais никто не трогал, но Лопес отказался, и ждать не стал. Как не стала капитулировать без войны и ждать невесть чего в аналогичной ситуации Япония 76 лет спустя, но если Япония в том раскладе была обречена, то положение Парагвая не казалось фатальным. Чтобы понять, подведем баланс.Плюсы. Страна в идеальном порядке. Казна ломится от денег. Золотой запас равен золотому запасу Бразилии и Байреса, вместе взятых. Счета в Лионском кредите огромны. Военная промышленность небольшая, но своя, на наемном труде и уже появилось первое поколение своих техников. Арсеналы – всклень, с горкой. Арта под 600 стволов всех калибров, из них примерно 200 новейших, покупных, остальное своего изготовления, слегка устаревших образцов.Армия полностью отмобилизована уже к июлю. Обучена англичанами и французами, считается лучшей в Западном полушарии, не считая США, и то только после Гражданской войны. 38 тысяч «кадровых» (не менее 3 лет службы), 8 тысяч новобранцев (1-2 года службы), около 40 тысяч «резерв первой очереди» (отслужившие пять лет).  Для страны с населением, то ли 525 тысячи душ (по прикидке британцев), то ли около 1,3 миллиона (по переписи, проведенной Лопесом-старшим) немало.Пехота,  по оценке Джо Лири, участника Крымской, в 1864-м наблюдателя при Дюббёле, - то есть, знавшего, что с чем сравнивает, -  «цепкая, как англичане, слаженная, как пруссаки, выносливая, как русские». Конница европейской выучки, со ставкой на драгун (если нужно, умеют драться в пешем строю). Артиллеристы вышколены. Плюс ополчение: в каждой семье оружие, все умеют им владеть.По общим оценкам специалистов, и тогдашних, и нынешних, «кадровые» качеством не уступала войскам Империи. Даже лучше. Потому что бразильцы на тот момент, в основном, навербованные в трущобах служили из-под палки, а парагвайцев идеологически закаляли с детства: рано или поздно придется сражаться за Родину. О количестве и речи нет: вся армия Империи на тот момент – 30 тысяч штыков и сабель, и только 16 тысяч («Армия Юга») полностью готовы к бою, остальные разбросаны по всей стране, и подготовлены не ахти. А что до армии Аргентины, так она и 10 тысяч не насчитывала, да и Аргентина еще в конце 1864 года не считалась угрозой.К тому же, восточные (в смысле, европейские) военспецы разработали систему крепостей, образующих цепь укрепрайонов вдоль рек, в узловых точках, мимо которых не пройти. Правда, речной флот, хотя и гораздо больше и лучше аргентинского, очень, даже очень-очень уступает бразильскому во всех смыслах, но в Англии заказаны и уже оплачены пять новейших броненосных мониторов, по спецзаказу и спецпроекту, и они уже почти готовы.Минусы. Мониторы готовы, но только почти. Офицерский корпус, в отличие от бразильского, не обстрелян, - это раз, - но, с другой стороны, бразильские генералы в последний раз серьезно воевали 15 лет назад, против Росаса, а нижний состав с тех пор почти полностью поменялся. Людской ресурс ограничен: население Бразилии примерно раз в десять больше. Это два. ВПК не безразмерный: огромный завод в Ибикуи, около рудников, - и все. Это три. Нет выхода к морю, - то есть, все закупленное нужно еще получить, это главное, но в 1864-м это не казалось фатальным: Монтевидео пока что был «белый» и ждал союзников с нетерпением.Исходя из этого, решение очевидно: всей силой, тараном ударить на противника, смять его (что было более чем реально), пробиться в Монтевидео, закрепиться там и ждать прибытия мониторов. Взять такую крепость с таким гарнизоном не смог бы никто. Безусловно, бразильский флот установил бы блокаду, ну и что? Франция в этом конфликте симпатизировала Парагваю, и Наполеон III уже подготовил команды «отпускников» и наемников, которые готовы были ехать в Англию, принимать суда (спуск на воду ожидался примерно в мае) и гнать в Америку. А против них ни в море, ни потом, на реках, бразильская эскадра ничего не могла бы поделать.Иногда, правда, высказывается мнение, что Британия броненосцы не передала бы, но это чистая публицистика. В цикле статей Эда Томпсона о британских верфях, специально Парагвайской войне не посвященном, довольно подробно рассказано о решении кабинета Её Величества на сей счет: после дебатов министры решили, что, коль скоро суда оплачены вперед, их «при возможности» следует передать заказчику. А возможность вплоть до февраля 1865 года имелась.И первый маршал в бой нас поведетВ этой связи, уместен следующий вопрос: а почему Мату-Гросу? Зачем начали вторжение именно в эту провинцию, потенциально богатую, но на тот момент совершенно дикую, без дорог и вообще без чего угодно? Совершенно безумную версию про «захватить часть бразильского побережья и построить там порт» (есть и такая) отметаем в связи с отсутствием у Мату-Гросу выхода к Атлантике. И насчет «прорваться в Риу-Гранди-ду-Сул, а оттуда в Уругвай» тоже отметаем, ибо крюк получается невероятный, да и сельва Мату-Гросу в те времена была абсолютно непроходима для арты и конницы.По всему поэтому многие пишущие полагают декабрьский удар на севере ненужным, ошибочным и абсурдным, кое-кто называет его даже «фатальной ошибкой», однако на самом деле, не совсем так. Оккупация Мату-Гросу, легкая и почти бескровная, небольшими силами и с участием не самых лучших частей, во-первых, взбодрила никогда ранее не воевавших солдат, , а во-вторых, как рассуждали в Асуньсоне, создала предпосылки для торговли с Рио. Дескать, оставьте в покое Уругвай, а мы уйдем с вашей земли. И вот тут-то, - в предположении, что с Рио можно договориться, - Мariscal (Франсиско Солано получил от Конгесса звание «маршал» ) допустил первую свою серьезную ошибку, а из первой самым естественным образом проистекала и вторая.Достаточно взглянуть на карту, чтобы понять: спасать Уругвай, не имея с ним общей границы, никакой возможности нет сейчас, и тогда, когда Парагвай был сильно больше, возможности тоже не было. Единственный путь лежал через провинцию Коррьентес, граничащую с Риу-Гранди-ду-Сул, за которой уже лежали земли союзника, а там уже рукой подать и до Монтевидео. Всего примерно семь сотен километров по идеальной для марша местности. Но Аргентина формально к конфликту отношения не имела, о «сговоре троих» Марискаль ничего не знал, - и вел сложную дипломатию.А что? У него были весьма пристойные отношения лично с Митре, он имел все основания считать, что дон Бартоломе помнит старое добро, и разрешит проход . На случай же, если не разрешит (мало ли что?), имелся и туз в рукаве: старые и прочные контакты с «федералистами», - а уж те были на либералов из Байреса и их местных марионеток, мягко говоря, злы. За полное оттеснение их от власти в провинциях, за террор, за голову «Чачо» на пике, и много еще за что, - и вот с Хусто Уркисой, бывшим президентом Конфедерации, безусловным лидером и непререкаемым авторитетом «федералистов», у сеньора Лопеса отношения были еще лучше, чем с Митре, и переписка велась издавна.Что интересно, переписка эта сохранилась. Но не вся. Именно из писем осени 1864 года, к сожалению, известно только одно, и следует из него, что парагваец предельно аккуратно прощупывал позицию дона Хусто по «известному вопросу», а дон Хусто тепло, но беспредельно уклончиво соглашался. Да, с Уругваем поступают по-скотски, помочь нужно, и лично он, как лидер «федералистов», не осудит тех своих единомышленников, которые по своей охоте присоединятся к парагвайцам.Но с оговоркой: появление войск сеньора Лопеса на территории Аргентины не должно выглядеть, как агрессия. В связи с чем, нужно все же просить разрешения у сеньора Митре, а если таковое не будет дано, перед стартом выпустить декларацию, подробно разъясняющую аргентинцам, что против них Парагвай ничего не имеет. Рекомендации звучали логично, и сам Mariscal, похоже, рассуждал в том же духе, поскольку первый его запрос о проходе в Байресе получили еще в сентябре 1864 года, до вторжения в Мату-Гросу, когда Империя еще даже не объявила официально, что воюет с «белыми».Митре, однако, на письмо (а также на все остальные письма, общим числом четыре) отвечал с длинными задержками, невнятно, прося дополнительно объяснить то и сё, а тем временем Мату-Гросу оказался под контролем парагвайцев, зато в Уругвае дела у «белых» становились все хуже. И наконец, в середине февраля, когда Монтевидео капитулировал, президент Аргентины высказался конкретно: нет, нет и нет. Аргентина строго нейтральна, никакие иностранные войска пропускать не намерена, а намеки сеньора Лопеса на то, что бразильцев-то пропускала, он, Бартоломе Митре, оценивает, как клевету.Вот это уже был всем ударам удар, еще до начала серьезной кампании, и оправдывает Марискаля, еще раз повторю, только незнание о факте сговора 18 июня. Но сколько ни оправдывай, а теперь, после «покраснения» Уругвая, расклад, казавшийся идеальным, стал весьма пасмурным. Ибо исчезла возможность получить из Европы мониторы. Их в Монтевидео, ставшем враждебным, теперь просто не приняли бы. Да и Наполеон после того, как «красные» стали законной властью, распустил  экипажи, - он тяжко увяз в Мексике, и вторая война в Америке ему была совершенно не нужна.Естественно, такое развитие событий радовало людей в Лондоне. Правда, - отметим в скобках, - следует отдать сэрам должное: определив случившееся, как форс-мажор, всю полученную от Лопеса сумму, до последнего фартинга, верфь вернула в банк, на счета заказчика, - но зачем воюющей стране деньги, на которые ничего нельзя купить, а купленное нельзя доставить? Англичане же объявили на выморочные мониторы тендер, и их тотчас купила Бразилия, по повышенной цене и на взятый у Англии займ. Скобка закрывается.Малой кровью, могучим ударомТеперь, когда первоначальный план рухнул, Лопес принял решение реализовать план “В”. Естественно, руководствуясь здравыми рекомендациями сеньора Уркисы. 3 марка в Байрес направился лейтенант Сиприано Айяла с крайне учтивой нотой,  детально обосновывающей необходимость прохода парагвайских войск по территории Аргентины и полными гарантиями неприкосновенности аргентинских интересов, а также компенсаций. Определялся и срок начала вторжения: 18 марта.В приложении перечислялись пункты, дающие основание Парагваю в любом случае считать виновником войны не себя: (а) отказ  предоставить Буэнос-Айресу  право прохода для освобождения оккупированного бразильцами Уругвая; (б) помощь мятежникам в свержении законного правительства Уругвая; (в) сговор с бразильскими агрессоврами; (г) формирование с разрешения Митре т. н. Парагвайского легиона; (д) клевета в прессе Байреса на Парагвай и его президента. Все это более чем соответствовало истине, однако  президент Аргентины, получив ноту 12 марта, положил ее под сукно, не поставив в известность даже самых близких людей. И только 15 апреля (через 20 дней после официального объявления о вторжении в соборе Асунсьона и через 3 дня после того, как войска полковника Венсеслао Роблеса заняли город Коррьентес) дон Бартоломе объявил о «коварном нападении без объявления войны» и провозгласил лозунг дня: «Через 24 часа – в казарме, через две недели – в Коррьентес, через три месяца – в Асунсьоне!». А  что война была все же объявлена по всем правилам, выяснилось только 9 мая. С пикантным объяснением «нота затерялась среди бумаг».«Многоходовочка» Митре сыграла свою роль в Байресе, где либералами были все, и в нескольких больших городах, где население привыкло верить прессе, «которая честная». Откликаясь на призыв «Все на борьбу с коварным врагом!», сотни юношей, в том числе, из лучших фамилий кинулись записываться в новые полки, «защищать честь Родины, низвергать тирана и освобождать порабощенный Парагвай».А вот реакция провинции была совершенно иной. Там публично осудить парагвайцев посмели разве что  совсем уж упоротые фанатики-либералы, зато абсолютное большинство населения глубинки выражало «агрессорам»  понимание и симпатию. В Коррьентес же, где полковник Роблес сразу огласил манифест Марискаля, - дескать, не бойтесь, братья, мы пришли, как друзья, идем на помощь братскому Уругваю, но готовы и вам помочь избавиться от террора либералов, - «федералисты», выйдя из подполья, создали временное правительство провинции и начали формировать армию.Все получалось как нельзя лучше. Добровольцы, мечтавшие поквитаться с Митре за Павон и террор, шли сотнями. Однако, учитывая патриархальность «федералистского» мышления, где было четко расписано, кто старший, кто младший, все ждали слова или хотя бы молчания сеньора Уркисы. В Байресе со страхом, опасаясь, что дон Хусто решит совместно с парагвайцами взять реванш, в провинциях с нетерпением и надеждой.«Не волновался в эти дни только сам Митре», - напишет позже Марио Лусио Луке, и 28 апреля, когда из уст губернатора Энтре-Риос прозвучало: «Я солдат, и я подчиняюсь воле президента. Защита Родины превыше всего. Приказывайте!», многие предположили, что дон Бартоломео знал об этом заранее. Что, на мой взгляд, более чем возможно. Во всяком случае, дон Хусто в тот же день был назначен командующим Армией Авангарда (5000 бойцов), получив приказ ее создать, и очень скоро оправдал и переоправдал доверие, собрав в лагере у реки Басуальдо более 8000 штыков и сабель, - однако в итоге бесспорный доселе авторитет Уркисы начал тускнеть.Вновь в скобках. Впервые сомнения в вожде появились у «федералистов» после Павона, когда дон Хусто уйдя с поля боя, когда сражение было уже выиграно, подарил портеньос победу, а затем, сидя в Энтре-Риос, куда либералы не пошли, спокойно смотрел на свержение «федеральных» губернаторов в соседних провинциях и лютый террор в провинциях «внутренних». Из уст Хосе Эрнандеса, поэта, воина и политика, тогда впервые прозвучало даже слово Traidor (предатель), но поверить в такое никто не мог, и сам Эрнандес вскоре публично извинился, признав, что он не располагает полной информацией, а стало быть, у лидера были какие-то свои, очень важные соображения. В итоге, при таком мнении остались очень немногие, и не первого уровня.А вот сейчас вслух заговорили даже близкие у Уркисе офицеры из числа «нового поколения». Например, Рикардо Лопес Хордан, «кентавр» уникальной храбрости, любимец всей пампы Энтре-Риос, разослал  открытое письмо, хлещущее наотмашь: «Вы зовете нас воевать с Парагваем. Никогда, генерал: эти люди наши друзья. Прикажите идти против либералов из Буэнос-Айреса, против их прислужников, против подлых бразильцев. Мы готовы. Они наши враги, и пепел Пайсанду жжет наши сердца!». На следующий день похожее письмо опубликовал Хосе Эрнандес, «душа Междуречья». Неделю спустя появилось «Письмо Тринадцати»; чертова дюжина подписантов, популярных молодых caudillos провинции откровенно заявили: «Если этот марш не против Митре, мы не сядем на коней!».Тем не менее, старые понятия и старые связи пампы, старая ее иерархия сыграли свою роль. «Старое поколение», которому привычно подчинялись гаучо, ориентировалось на Уркису, а дон Хусто, собрав в конце мая на своем ранчо самых уважаемых «федералистов» Коррьентес, зачитал им письмо из Байреса. Дон Бартоломе извинялся за перегибы, взывал к патриотизму и гарантировал, что если «федералисты» забудут старые обиды и «выступят на защиту Родины», они смогут вернуться к власти в своей провинции. Лично от себя Уркиса рекомендовал прислушаться к призыву сеньора Митре.На берегу очень быстрой рекиНебольшое отступление. Чтобы вовсе уж закрыть вопрос о «предательстве», позволю себе сказать, как думаю сам. Что дон Хусто и дон Бартоломе играли на пару, как минимум, после Сепеды, на мой взгляд, бесспорно, и с точки зрения «федералистов», да, видимо, Traidor. Агент под прикрытием. Точка.Так считают и истории провинции Энтре-Риос. Однако байресские ученые имеют на сей счет иное мнение. «Все, что делал Уркиса, - пишет, например, Мигель Луна, - не следует рассматривать с точки зрения обычной морали. Он стремился к единству страны и понимал, что единство это возможно только под эгидой Буэнос-Айреса. В отличие от многих, он не болел провинциальным патриотизмом, а был патриотом Аргентины».Что ж, не исключено. Более чем не исключено. А может быть, все и куда прозаичнее, - в письме Митре говорилось и насчет снижения центральных пошлин на продажу скота в Бразилию, - но так или этак, приток пополнений в ряды аргентинских союзников Парагвая резко понизился. Хуже того, в пампе началась маленькая война «федералистов за Байрес» с «федералистами за автономию», и положения парагвайских войск от этого не улучшилось, напротив, пришлось наводить порядок там, где совсем этого не хотелось.В начале мая несколько отрядов, посланных Венсеслао Роблесом на юг, очистили пампу от неприятеля до самой границы провинции, 10 мая, несколько раз перейдя из рук в руки, осталась за парагвайцами Пальмира – ключевой городок на границе Коррьентес и Энтре-Риос, а 25 мая аргентинцы, поддержанные бразильскими судами и либеральным подпольем в городе, отбили Коррьентес.Правда, ненадолго: уже 27 мая парагвайцы вернулись, и теперь уже не такие дружелюбные, как раньше. Ввели комендантский час. Обычных горожан, в общем, не тронули, но пойманных либералов, участников восстания, судили военным судом и расстреляли. Семьи бежавших арестовали и увезли в Асунсьон, - где отдали на попечение матери президента, и они ни в чем не нуждались, но пресса Байреса подняла дикий вой о «бедных дамах, похищенных дикими индейцами», и любви к парагвайцам это, конечно, не добавило.Тем временем, к Коррьентес подтягивались дополнительные силы. С севера, из Парагвая, шел почти весь военный флот Лопеса и транспорты, битком набитые подкреплениями. Фактически на фронт отправилась вся регулярная армия, 38 тысяч штыков и сабель при огромном артиллерийском парке, - и первые 12 тысяч (отборные из отборных, под командованием полковника Антонио Эстегаррибиа, любимца «тирана»), согласно плану, разработанному еще до войны, немного передохнув, двинулись на юг, в Уругвай.С юга же по той же Паране двигалась бразильская эскадра, - и 11 июня состоялось первое из больших сражений войны, речной бой около устья реки Риачуэло. Решалось очень многое. Победа открывала гигантской армии Роблеса прямой и легкий путь к океану, к Монтевидео, поражение же многократно затрудняло положение Парагвая, резко снижая шансы на окончательную победу.И победили бразильцы. Их флот был гораздо лучше, их моряки гораздо качественнее, и никакие орудия, и никакая отвага «пираний» (парагвайская морская пехота, почти полностью полегшая в этом бою) ничего не смогли изменить. Правда, имперская эскадра, тоже сильно потрепанная, ушла вниз по реке и Коррьентес остался в руках Роблеса, но назвать это успехом не решился бы никто: потери бразильцев были восстановимы, а Парагвай с этого момента потерял надежду прорваться к Атлантике водным путем.Что ж, как вышло, так вышло. Теперь вся ставка была на армию: колонна парагвайцев продвигалась по пампе бульдозером, сметая на своем пути все, и к концу июня уже достигла берегов реки Уругвай, взяв курс по правому берегу, вниз по течению, к границам Banda Oriеnttal, причем в какой-то момент полковник Эстегаррибиа разделил свои войска: оставив на правом, аргентинском берез 3000 солдат, в том числе всех аргентинских и «белых» уругвайских союзников во главе с майором Педро Дуарте, сам переправился на левый, бразильский берег, в Риу-Гранди, и две колонны пошли параллельно, не теряя друг друга из виду, с целью занять как можно более укрепленные города как можно южнее, укрепиться там и ждать подхода основных сил.Опасность была слишком очевидна, чтобы ею пренебрегать, и Митре 24 июня приказал Армии Авангарда выступать на перехват, но тут случилось нечто неожиданное: 3 июля, узнав  на смотру, против кого их ведут (раньше рядовым об этом никто и не думал сообщать), войска Уркисы, предполагавшие, что война идет против Байреса, взбунтовались. Ногами. То есть, начали просто разбегаться, не желая воевать с теми, кого они считали естественным союзником ради тех, кого считали естественными врагами, - и полковник Рикардо Лопес Хордан, к которому они , очень его уважая, обратились за советом, ответил солдатам в стиле «Бери шинель, иди домой».За пару дней Армия Авангарда похудела на две трети. На что либералы отреагировали взрывом бешенства, требуя послать конницу и расстреливать беглецов, а первым делом поставить к стенке полковника Хордана. В принципе, Уркиса, «расстрельщик» по натуре, возможно, так бы и поступил, но пришел запрет из Байреса: дон Бартоломе приказал дону Хусто сделать вид, что ничего не случилось.Вполне логично: Митре, амбициозный, но посредственный военный, был великим политиком, и хорошо понимал то, о чем Кармело де Уркиса, сын дона Хусто, писал в это время отцу: «Имейте в виду, padre, они на грани. Ваше слово уже для них не железо. Если они сейчас уйдут, дезертирство обернется мятежом. Причинить вред Рикардо – укрепить парагвайцев всей нашей конницей».Так что, на сей раз обошлось. А вот в ноябре, когда 6000 «кентавров», с огромным трудом, чуть ли не силком собранные в лагере Толедо, вновь ударились в бега, Уркиса показал характер, приказав расстреливать дезертиров, что вызвало реальное сопротивление, подавленное при помощи бразильских и уругвайских войск, - но вернуть беглецов не удалось.В итоге, всего на войну из Энтре-Риос удалось погнать менее 800 душ, и мало кто вернулся, Уркиса же, которого пампа после событий в Толедо именовала только Traidor, вернулся в свою резиденцию, и далее «выступал в качестве поставщика  союзникам говядины». От его былой репутации в «низах» и в партии не осталось почти ничего, и кровников у него появилось много.Это, однако, потом. Позже. А пока что всеми правдами и неправдами удержав около двух тысяч бойцов, дон Хусто дождался подхода Венансио Флореса с тремя тысячами уругвайских «красных», по своей инициативе сдал ему командование, и они, уже вдвоем, начали подтягивать мелкие отряды, дожидаясь бразильцев, без которых идти навстречу войскам Эстегаррибиа было самоубийством.Продолжение следует.

09 июня, 20:58

Святейший Патриарх Кирилл встретился с главами дипломатических миссий латиноамериканских стран в Российской Федерации

8 июня 2017 года в Патриаршей и Синодальной резиденции в Даниловом монастыре в Москве состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с главами дипломатических миссий стран Латинской Америки в России. Во встрече приняли участие шестнадцать высокопоставленных иностранных дипломатов: посол Республики Куба Эмилио Лосада Гарсия - дуайен латиноамериканского дипломатического корпуса; посол Республики Парагвай Рамон Диас Перейара; посол Республики Никарагуа Хуан Эрнесто Васкес Арайя; посол Республики Эквадор Хулио Сесар Прадо Эспиноса; посол Республики Панама Мигель Лекаро Барсенас; посол Восточной Республики Уругвай Энрике Хуан Дельгадо Хента; посол Республики Колумбия Альфонсо Педро Ласаро Лопес Кабальеро; посол Республики Гватемала Гисела Аталида Годинес Сасо; посол Федеративной Республики Бразилия Антонио Луис Эспинола Сальгадо; посол Республики Перу Луис Бенхамин Чимой Артеага; посол Республики Чили Родриго Хосе Ньето Матурана; посол Боливарианской Республики Венесуэла Карлос Рафаэль Фариа Тортоса; посол Республики Аргентина Пабло Ансельмо Теттаманти; временный поверенный в делах Республики Эль-Сальвадор Юри Сантакрус; временный поверенный в делах Посольства Соединенных Штатов Мексики Хоакин Пастрана; временный поверенный в делах Коста-Рики Давид Альфаро Мата.

12 марта 2013, 00:00

ЦРУ разработало вызывающее рак оружие ещё в 1970-х годах

Источник перевод для GearMix – CowancheeМы предлагаем скептикам, оспаривающим то, что ЦРУ могло приложить руку к смерти Уго Чавеза от рака, взглянуть на устройство в приведённом ниже видео. Это дротиковое ружьё, разработанное в 1970-х (а возможно и ранее) по заказу ЦРУ.В видеозаписи оружие описывается, как вызывающее сердечный приступ. Рак в нём не упоминается. Однако мы знаем, что ЦРУ использовало бывшего президента «American Cancer Society» Альтона Ошнера для проведения секретных раковых исследований для нужд агентства.И это, разумеется, больше чем простая случайность, что значительное число южноамериканских лидеров умерло именно от рака.Вот что пишут об этом специалисты:Этот случай хорошо подошёл бы «Секретным материалам» и другим любителям конспирологии, когда президент Венесуэлы Уго Чавез заметил, что США, возможно, нашли способ превратить рак в оружие, после того, как нескольким лидерам Латинской Америки поставили этот диагноз. Список включает в себя бывшего аргентинского президента Нестора Кирхнера (рак кишечника), президента Бразилии Дилму Руссеф (лимфома), бывшего президента Кубы Фиделя Кастро (рак желудка), президента Боливии Эво Моралеса (рак носоглотки) и президента Парагвая Фернандо Люго (опять лимфома). Зададимся вопросом — что их всех объединяет, кроме ракового диагноза? Все они лидеры левого крыла. Совпадение?Список дополнительных жертв может включать пан-африканиста Кваме Туре, ямайского регги-музыканта Боба Марли и премьер-министра Доминиканской республики Розье Дугласа.А ещё вспомним Джека Руби, который застрелил Ли Харви Освальда. Руби умер от рака лёгких в 1967 году. «Что было странным, так это то, что раковые клетки в его теле были не того типа, которые обычно зарождаются в дыхательной системе», пишут эксперты. «Он уверял свою семью, что ему ввели раковые клетки в тюрьме, когда лечили инъекциями от простуды. А умер он потому, что должен был предстать с показаниями перед Конгрессом США».А если вы считаете, что правительства не вовлекают себя в убийство своих критиков и оппонентов, вспомните убийство Александра Литвиненко, бывшего офицера российской Федеральной службы безопасности, который умер в Лондоне от отравления полонием-210. Широко распространено мнение, что Литвиненко, который искал политического убежища, был убит именно российским правительством.Коммунисты известны своими убийствами диссидентов с помощью «болгарского зонтика» — пневматического устройства, которое стреляло крошечными ядовитыми капсулами, содержащими рицин. Широко распространено мнение, что болгарский писатель и диссидент Георгий Марков был убит в Лондоне в 1978 году именно этим оружием. Оно также предположительно было задействовано в неудачной попытке устранения болгарского журналиста Владимира Костова в Париже. Говорят, что болгарская Секретная служба работала в тандеме с советским КГБ для убийства диссидентов.Ссылка

26 декабря 2012, 21:21

Уничтожение первого в мире социалистического государства закончилось самым чудовищным геноцидом за всю историю человечества.

Для начала перечислим факты и попробуем догадаться, о какой стране идет речь:Вся власть в стране принадлежит государству, которое последовательно проводит курс на построение полностью самостоятельной, самодостаточной экономики, опирающейся исключительно на собственные ресурсы при минимальном импорте.Вытеснив национальную буржуазию из экономической и политической сфер, государство взяло на себя исключительную роль формирования и развития нации, распределения национальных доходов.Страна не имеет внешних долгов. Вся внешняя торговля находится в государственной монополии. При этом экспорт стабильно превышает импорт, что позволяет делать крупные капиталовложения в промышленность и сельское хозяйство, не прибегая к иностранным займам.Вместо иностранных капиталов государство привлекает зарубежных (европейских) специалистов, которые получают хорошую зарплату и помогают налаживать передовые, высокотехнологичные производства, транспортную и коммуникационную инфраструктуры.Государство проводит жесткую протекционистскую политику, поддерживая отечественных производителей (путем введения высоких импортных пошлин и одновременного снижения экспортных пошлин).Национальная валюта полностью стабильна. В стране налажена современная телеграфная связь, железнодорожное сообщение, речной транспорт.Благодаря государственной поддержке в стране происходит мощный экономический подъем, строятся новые производства сталелитейной, текстильной, бумажной, типографской промышленности, кораблестроения.Ирригационные работы, строительство плотин и каналов, новых мостов и дорог способствуют подъему сельскохозяйственного производства.В стране полностью побеждена неграмотность - практически все население страны умеет читать и писать.  Бесплатное образование (всеобщее обязательное начальное образование), бесплатная медицина.98% территории страны составляет общественную собственность: государство предоставляет крестьянам наделы земли в бессрочное пользование за символическую арендную плату в обмен на обязательство обрабатывать эти участки, без права продажи.Наряду с частными сельхозпроизводителями действуют крупные государственные сельскохозяйственные и скотоводческие хозяйства - «поместья Родины».В стране установлен потолок цен на основные продукты питания.Это единственная страна на континенте, не знающая нищеты, голода, коррупции. Практически отсутствует преступность. Все доходы страны направляются на проведение индустриализации, поддержку сельского хозяйства, развитие социальной сферы и модернизацию армии. В стране отсутствуют коммерческие посредники, спекулянты, паразитические классы и прослойки.Ну что же, нормальный социализм образца СССР 1930-х годов. Казалось бы, ничего особенного. Но удивительно другое, а именно, историческая эпоха – все это происходит в начале 1860-х годов!О Господи, что же это за страна, обогнавшая на семьдесят лет даже Россию, где подобное стало возможным только в эпоху Сталинских пятилеток, не говоря уже об остальном мире! Где это?В Южной Америке. Да, да, в Южной Америке. И страна эта - Парагвай.Неужели тот самый Парагвай, одна из самых отсталых, нищих и убогих стран мира, начисто вычеркнутая из мировой политики, где-то на задворках мира, о которой никто  не знает ничего толком!Не знает. А напрасно. В середине 19-го века Парагвай – самое обеспеченное, передовое и успешное государство Латинской Америки. И добавим, самое независимое.Хосе Франсия, первый президент Парагвая, пришедший к власти в 1814 году, и последующие президенты Карлос Антонио Лопес и Франсиско Солано Лопес (1862 – 1870) подарили нации мечту, и эта мечта стала сбываться на глазах!Было от чего всполошиться Британии.Ведь тем самым Парагвай противопоставил себя мировому империализму, в первую очередь, английскому капиталу.Мало того, Франсиско Солано Лопес запретил английским торговым судам вход в реку Парагвай, а это уже прямое покушение на святая святых – Мировой порядок, установленный Британской империей, согласно которому все обязаны были покупать английские товары.А если нет, то война (как было, например, в Китае, вспомним «опиумные войны»)!Все социальные и экономические завоевания Парагвая были достигнуты без участия мирового капитала, с опорой только на собственные, национальные ресурсы. Это был пример.Пример для подражания.Такой же пример представлял собой Советский Союз. И поэтому должен был быть уничтожен.В наши дни такой же пример являла миру Ливийская Джамахирия. И поэтому должна была быть уничтожена.С тем же остервенением сегодня пытаются уничтожить и Белоруссию, а завтра будут уничтожать Иран.И Британия принимается за дело. Механизм интриг бешено заработал.Надо сказать, что политика Бразилии и Аргентины в то время вполне контролировалась Великобританией.Об английском влиянии в Бразилии говорят хотя бы недвусмысленные инструкции министра иностранных дел, лорда Каннинга послу Британской империи, лорду Стренгфорду: «Превратить Бразилию в основную базу для реализации продукции английских мануфактур в Латинской Америке».Аргентину же и вовсе называли «британским доминионом». Накануне войны английский министр Эдвард Торнтон открыто присутствовал в качестве советника на заседаниях правительственного кабинета в Буэнос-Айресе, восседая рядом с президентом Бартоломе Митре.Время от времени Британия стравливала эти две страны между собой по принципу «разделяй и властвуй», но на этот раз потребовалось объединить все силы региона Ла-Платы, чтобы уничтожить страшного врага – социализм.Итак, в 1864 году Бразилия, заручившись поддержкой Аргентины, вторгается в Уругвай и смещает правительство этой страны. Столица Уругвая Монтевидео – единственный выход для Парагвая к океану, без которого смерть. Замок защелкнулся.Единственный козырь в руках Солано Лопеса – армия. Ничего не остается, как использовать его.И Франсиско Солано Лопес объявляет войну всему миру – Бразилии и Аргентине. В Уругвае, на помощь которому бросился Солано, уже посажено марионеточное правительство, которое в общей упряжке объявляет войну Парагваю.По существу Солано Лопес объявляет войну только одной стране – Англии и в ее лице всей мировой системе капитализма. И не потому что надеется на победу, а потому что ничего другого у него не остается. У него есть только армия, лучшая на континенте.Да, да, страна, не позаимствовавшая ни единого пенни у мирового капитала, опираясь исключительно на собственные силы, сумела не только создать передовую экономику и социальную защиту, почти на столетие опередившую свое время, но и создать и содержать лучшую армию на континенте!Поначалу военный успех на стороне Парагвая. Но со временем сказывается недостаток ресурсов, в первую очередь людских.Между тем армия «демократизаторов» непрерывным потоком снабжалась из Европы самым современным вооружением и техникой. Парагвай же был отрезан от моря и не мог получить даже собственное, заказанное в Европе накануне войны вооружение (которое тут же перепродали Бразилии!).Народ Парагвая был готов вместе со своим президентом до конца защищать свою родину. Но в армии, как водится (как было и в сталинскую эпоху, мы знаем) не обошлось без заговора. Генерал Эстигаррибия оказался изменником (попросту был подкуплен), завел лучшую часть армии в окружение и сдался без боя.В 1866 году оккупанты вторглись в пределы Парагвая. И завязли в героическом сопротивлении всего народа.Мучительно медленно они продвигались к столице страны Асунсьону, не взламывая оборону, а именно продавливая ее, уничтожая все на своем пути. Парагвайцы не сдавались в плен и не оставляли свои позиции, которые можно было захватить только после того как все до одного защитники будут убиты.Не меньшее сопротивление оказали мирные жители, массово взявшиеся за оружие. Каждую деревню, каждый населенный пункт приходилось брать штурмом, после чего всех оставшихся жителей вырезали, включая детей.В 1870 году все было кончено. Президент Франсиско Солано Лопес погиб в бою, сражаясь с последним отрядом своей армии.Итоги. Парагвайская нация практически полностью уничтожена. Истреблено более 90% мужского населения, включая детей и стариков.По другим данным, картина еще более чудовищная. Истреблено почти 90% ВСЕГО НАСЕЛЕНИЯ, сократившегося с 1 млн. 400 тысяч до 200 тысяч человек, из которых мужчин осталось не более 28 тысяч!Таких масштабов геноцида никогда не было, ни в одной стране, за всю историю человечества.Практически все население Парагвая уничтожено (убивали всех поголовно, чтобы не осталось даже памяти о социализме!). Разрушена промышленность, ликвидированы все социальные блага. Страна отдана на бесконтрольное и ничем не ограниченное разграбление.С тех пор прошло сто пятьдесят лет, и ничто не изменилось и не изменится уже. Парагвай навсегда попал в разряд стран-изгоев. А был самой передовой, экономически развитой и успешной страной на континенте, провозвестником Сталинского Советского Союза (разумеется, в миниатюре, и все же!).Впрочем «победители» ничего не выиграли от своих преступлений. Территориальные приобретения Аргентины и Бразилии не смогли компенсировать и малую толику тех гигантских долгов, в которые им пришлось влезть для ведения этой первой в истории ТОТАЛЬНОЙ ВОЙНЫ.Война против Парагвая от начала до конца финансировалась английским еврейским банковским капиталом (кто бы сомневался!) - Лондонским банком, банкирским домом «Бэринг бразерс» и банками Ротшильда на условиях, которые почти на сто лет закабалили страны-«победительницы».Все. Мышеловка захлопнулась. Одна страна уничтожена полностью, со всей населявшей ее нацией, две другие страны оказались в рабстве у английских (еврейских) банкиров, ну, а об Уругвае никто уже больше не вспоминал. Теперь Уругвай, ставший поводом для уничтожения социализма Солано Лопеса - такое же никчемное пятно на глобусе, как и нынешний Парагвай.Парагвайская война была первым опытом общечеловеков по наведению демократии в отдельно взятом независимом государстве. Со всеми атрибутами, которые они используют и по сей день – информационная война, демагогия, геноцид.Но это был и первый опыт невиданного по накалу и ярости сопротивления захватчикам. Ни в одной стране мира до этого ТАК не воевали.Отсюда и столько погибших.За тиранов так не сражаются. Так сражаются ЗА ИДЕЮ, ЗА МЕЧТУ.С таким же ожесточением сражались советские солдаты, поднимаясь в атаку «За Родину! За Сталина!»Это с одной стороны.А с другой  - методичное уничтожение ВСЕГО НАСЕЛЕНИЯ по принципу выжженной земли, через восемьдесят лет примененному нацистами в России.Чтобы даже памяти не оставить.Там о Солано, здесь о Сталине (со Сталиным, правда, не получилось!)В итоге первое на Земле социалистическое государство было уничтожено. Чтобы другим не повадно было.Причем не просто уничтожено, а буквально стерто с лица земли. Две другие страны – Бразилия и Аргентина – почти на столетие попали в долговое рабство к Британии. Они и так находились в полной экономической и политической зависимости, но теперь их удалось закабалить еще более надежно и тем самым многократно увеличить эксплуатацию этих полуколоний.Бразилия смогла рассчитаться с долгами за Парагвайскую войну только при Жетулио Варгасе в 1940-х, а в Аргентине покончить с безраздельным господством англичан удалось только Хуану Доминго Перону в тех же 40-х годах ХХ века.Для мирового капитализма в лице Британии все получилось как нельзя лучше. Правда, для этого пришлось почти полностью вырезать целую нацию – население целой страны. Но для английского капитала это сущие пустяки!Еще статья на эту же тему:История Латинской Америки имеет немало тёмных историй, одна из самых страшных и кровавых – это убийство целой страны, «сердца Америки» (Парагвая). Это убийство вошло в историю как Парагвайская война, продолжавшаяся с 13 декабря 1864 года по 1 марта 1870 года. В этой войне против Парагвая выступил союз Бразилии, Аргентины и Уругвая, поддержанный тогдашним «мировым сообществом» (Западом).Немного из предыстории Первый европеец побывал на земле будущего Парагвая в 1525 году, а началом истории этой латиноамериканской страны принято считать 15 августа 1537 года, когда испанские колонисты основали Асунсьон. Эту территорию населяли племена индейцев гуарани.Постепенно испанцы основали ещё несколько опорных пунктов, с 1542 года в Парагвай (в переводе с языка индейцев гуарани «парагвай» означает «от великой реки» — имеется ввиду река Парана) стали назначать специальных управленцев. С начала 17 столетия на этой территории стали создавать свои поселения испанские иезуиты («Общество Иисуса» - мужской монашеский орден).Они создают в Парагвае уникальное теократически-патриархальное царство (Иезуитские редукции - индейские резервации иезуитов). Его основой стали первобытнообщинный родоплеменной уклад местных индейцев, институты Империи Инков (Тауантинсуйу) и идеи христианства. Фактически иезуиты и индейцы создали первой социалистическое государство (с местной спецификой). Это был первая масштабная попытка построения справедливого общества, основанного на отказе от личной собственности, приоритете общественного блага, главенстве коллектива над личностью. Отцы-иезуиты весьма хорошо изучили опыт управления в Империи Инков и творчески его развили.Индейцев перевели от кочевого образа жизни к оседлому, основой хозяйства было земледелие и скотоводство, ремесло. Монахи прививали индейцам основы материальной и духовной культуры Европы, причём ненасильственным путём. В случае необходимости, общины выставляли ополчения, отбивая атаки работорговцев и их наёмников. Под руководством монашеской братии индейцы достигли высокой степени автономии от Испанской и Португальской империй. Поселения процветали, труд индейцев был довольно успешным.В итоге независимая политика монахов привела к тому, что их решили изгнать. В 1750 году испанская и португальская короны заключили соглашение, по которому 7 иезуитских поселений, в том числе Асунсьон, должны были перейти под португальский контроль. Иезуиты отказались подчиниться этому решению; в результате кровопролитной войны, длившейся 4 года (1754—1758), испано-португальские войска победили. Последовало полное изгнание Ордена иезуитов из всех испанских владений в Америке (оно завершилось в 1768 году). Индейцы стали возвращаться к прежнему образу жизни. К концу 18 столетия примерно треть населения состояла из метисов (потомков белых и индейцев), и две трети были индейцами.НезависимостьВ процессе развала Испанской империи, в котором приняли активное участие молодые хищники – англичане, независимым стал Буэнос-Айрес (1810 год). Аргентинцы попробовали начать восстание в Парагвае, в ходе т. н. «Парагвайской экспедиции», но ополчения парагвайцев разбили их войска.Но процесс был запущен, в 1811 году Парагвай провозгласил независимость. Страну возглавил адвокат Хосе Франсия, народ его признал лидером. Конгресс, избранный всеобщим голосованием, признал его диктатором с неограниченными полномочиями сначала на 3 года (в 1814 году), а затем пожизненным диктатором (в 1817 году). Франсия правил страной до самой смерти в 1840 году. В стране была введена автаркия (экономический режим предполагающий самообеспечение страны), иностранцев редко пускали в Парагвай. Режим Хосе Франсия не был либеральным: мятежников, шпионов, заговорщиков беспощадно уничтожали, арестовывали. Хотя нельзя сказать, что режим отличался чудовищностью, - за все время правления диктатора казнили около 70 человек и около 1 тыс. было брошено в тюрьмы.Франсия провёл секуляризацию (изъятие церковного и монастырского имущества, земли), беспощадно ликвидировал преступные шайки, в результате чего через несколько лет люди забыли о преступности. Франсия частично возродил идеи иезуитов, хотя и «без перегибов». В Парагвае возникло особенное народное хозяйство, основанное на общественном труде и частном мелком предпринимательстве. Кроме того, в стране возникли такие удивительные явления (на дворе была первая половина XIX века!), как бесплатное образование, бесплатная медицина, низкие налоги и общественные продовольственные фонды.В результате в Парагвае, особенно учитывая его довольно изолированное положение относительно мировых экономических центров, была создана крепкая государственная промышленность. Это позволило быть экономически самостоятельным государством. К середине 19 столетия Парагвай стал самым быстрорастущим и наиболее обеспеченным государством Латинской Америки. Надо отметить, что это было уникальное государство, где бедность отсутствовала как явление, хотя и богатых в Парагвае хватало (богатая прослойка была вполне мирно интегрирована в общество).После смерти Франсио, которая стала трагедией для всей нации, по решению Конгресса, страну возглавил его племянник Карлос Антонио Лопес (до 1844 года правил вместе с консулом Мариано Роке Алонсо). Это был такой же жесткий и последовательный человек. Он провёл ряд либеральных реформ, страна была готова к «открытию» - в 1845 году открыт доступ в Парагвай иностранцам, в 1846 году прежний охранительный таможенный тариф заменён более либеральным, гавань Пилар (на реке Паране) открыта для внешней торговли. Лопес реорганизовал армию по европейским стандартам, довёл её численность с 5тыс. до 8 тыс. человек. Было построено несколько крепостей, создан речной флот. Страна выдержала семилетнюю войну с Аргентиной (1845—1852), аргентинцы были вынуждены признать независимость Парагвая.Продолжалась работа по развитию образования, открывались научные общества, улучшались возможности путей сообщения, судоходства, совершенствовалось судостроение. Страна в целом сохранила своё своеобразие, так в Парагвае почти все земли принадлежали государству.В 1862 году Лопес умер, оставив страну на своего сына Франсиско Солано Лопеса. Новый народный конгресс утвердил его полномочия на 10 лет. В это время страна достигла пика своего развития (затем страну просто убили, не дав идти по весьма перспективному пути). Численность её населения достигла 1,3 млн. человек, государственных долгов не было (страна не брала внешних займов). В начале правления второго Лопеса построили первую железную дорогу длиной в 72 км. В Парагвай пригласили более 200 иностранных специалистов, которые прокладывали телеграфные линии и железные дороги. Это помогало в развитии сталелитейной, текстильной, бумажной, типографской отраслей промышленности, производстве пороха и судостроении. Парагвай создал собственную оборонную промышленность, производили не только порох и другие боеприпасы, но пушки и мортиры (литейная мастерская в Ибикуи, построенная в 1850 году), строили корабли на верфях Асунсьона.Повод к войне и её началоК успешному опыту Парагвая присматривался соседний Уругвай, а после него эксперимент мог победно пройти по всему континенту. Возможное объединение Парагвая и Уругвая бросало вызов интересам Великобритании, местным региональным державам – Аргентине и Бразилии. Естественно, это вызывало недовольство и опасения англичан и латиноамериканских правящих кланов. Кроме того, с Аргентиной у Парагвая были территориальные споры. Нужен был повод к войне и его быстро нашли.Весной 1864 года бразильцы отправили в Уругвай дипломатическую миссию и потребовали компенсацию за убытки, причинённые бразильским фермерам в приграничных конфликтах с уругвайскими фермерами. Глава Уругвая Атанасио Агирре (от Национальной партии, которая стояла за союз с Парагваем) отверг бразильские притязания. Парагвайский лидер Солано Лопес предложил себя в качестве посредника на переговорах Бразилии и Уругвая, но Рио-де-Жанейро выступило против этого предложения. В августе 1864 года парагвайское правительство разорвало дипломатические отношения с Бразилией, и объявило, что интервенция бразильцев и оккупация Уругвая будет нарушением равновесия в регионе.В октябре бразильские войска вторглись в Уругвай. Сторонники партии Колорадо (пробразильская партия), поддержанные Аргентиной, вступили в союз с бразильцами, и свергли правительство Агирре.Уругвай был для Парагвая стратегически важным партнёром, так как через его столицу (г.Монтевидео), шла практически вся парагвайская торговля. А бразильцы оккупировали этот порт. Парагвай вынудили вступить в войну, в стране провели мобилизацию, доведя численность армии до 38 тыс. человек (при резерве в 60 тыс., фактически это было народное ополчение). 13 декабря 1864 года парагвайское правительство объявило войну Бразилии, а 18 марта 1865 года — Аргентине. Уругвай, уже под управлением пробразильского политика Венансио Флореса, вошёл в союз с Бразилией и Аргентиной. 1 мая 1865 года в аргентинской столице три страны подписали Договор о Тройственном союзе. Мировое сообщество (в первую очередь Великобритания) поддержали Тройственный союз. «Просвещённые европейцы» оказали существенную помощь союзу боеприпасами, оружием, военными советниками, давали кредиты на войну.Армия Парагвая на начальном этапе была более мощной, как численно (у аргентинцев в начале войны было примерно 8,5 тыс. человек, у бразильцев – 16 тыс., уругвайцев – 2 тыс.), так и в плане мотивации, организации. К тому же была хорошо вооружена, у парагвайской армии было до 400 орудий. Основа военных сил Тройственного союза – бразильские вооруженные части состояли главным образом из отрядов местных политиков и некоторых частей Национальной гвардии, часто это были рабы, которым обещали свободу. Затем в части коалиции хлынули разного рода добровольцы, авантюристы со всего континента, которые хотели поучаствовать в ограблении богатой страны. Считалось, что война будет недолгой, слишком разные были показатели у Парагвая и трех стран – численность населения, мощь экономик, помощь «мирового сообщества». Война фактически спонсировалась займами Лондонского Банка и банкирскими домами братьев Бэринг и «Н. М. Ротшильд и сыновья».Но воевать пришлось с вооруженным народом. На начальном этапе парагвайская армия одержала ряд побед. На северном направлении захвачен бразильский форт Нова Коимбра, в январе 1865 года взяли города Альбукерке и Корумба. На южном направлении парагвайские части успешно действовали в южной части штата Мата-Гросу.В марте 1865 года парагвайское правительство обратилось к аргентинскому президенту Бартоломе Митре с просьбой пропустить через провинцию Коррьентес 25 тыс. армию, для вторжения в бразильскую провинцию Риу-Гранди-ду-Сул. Но Буэнос-Айрес отказался, 18 марта 1865 года Парагвай объявил Аргентине войну. Парагвайская эскадра (в начале войны у Парагвая было 23 небольших парохода и ряд мелких судов, а флагманом канонерская лодка «Такуари», большинство из них были переделками из гражданских судов) спустившись по реке Паране, блокировала порт Коррьентеса, а затем сухопутные силы его взяли. В это же время парагвайские части пересекли аргентинскую границу, и через территорию Аргентины ударили по бразильской провинции Риу-Гранди-ду-Сул, 12 июня 1865 года взят город Сан-Боржа, 5 августа Уругваяна.Продолжение войныСитуация осложнилась из-за поражения парагвайской эскадры 11 июня 1865 года в битве при Риачуэло. Тройственный союз с этого момента стал контролировать реки бассейна Ла-Платы. Постепенно перевес в силах стал сказываться, к концу 1865 года парагвайские войска были выбиты из ранее захваченных территорий, коалиция сосредоточила 50 тыс. армию и стала готовиться к вторжению в Парагвай.Армия вторжения не смогла сразу прорваться в страну, их задержали укрепления вблизи места слияния рек Парагвай и Парана, там сражения шли более чем два года. Так крепость Умайта стала настоящим парагвайским Севастополем и задержала врага на 30 месяцев, она пала только 25 июля 1868 года.После этого Парагвай был обречён. Интервенты, находясь на содержании «мирового сообщества», медленно и с большими потерями просто продавливали оборону парагвайцев, фактически перемалывая ее, платя за это многочисленными потерями. Причём не только от пуль, но и от дизентирии, холеры и прочих прелестей тропического климата. В ряде битв декабря 1868 года были практически уничтожены остатки войск Парагвая.Франсиско Солано Лопес отказался сдаваться и отступил в горы. В январе 1969 года пал Асунсьон. Надо сказать, что народ Парагвая защищал свою страну практически поголовно, воевали даже женщины и дети. Лопес продолжал войну в горах на северо-востоке от Асунсьона, люди уходили в горы, сельву, в партизанские отряды. В течение года шла партизанская война, но в итоге остатки парагвайских сил были разгромлены. 1 марта 1870 года отряд Солано Лопеса был окружён и уничтожен, глава Парагвая погиб со словами: «Я умираю за Родину!»Итоги- Парагвайский народ бился до последнего, даже враги отмечали массовый героизм населения, бразильский историк Роше Помбу писал: «Множество женщин, одни с пиками и кольями, другие с малыми детьми на руках яростно швыряли в атакующих песок, камни и бутылки. Настоятели приходов Перибебуи и Валенсуэла бились с ружьями в руках. Мальчики 8-10 лет лежали мертвые, и рядом с ними валялось их оружие, другие раненые проявляли стоическое спокойствие, не издавая ни единого стона».В битве при Акоста-Нью (16 августа 1869 года) сражались 3,5 тыс. детей 9- 15 лет, а отряде парагвайцев всего было 6 тыс. человек. В память об их героизме 16 августа в современном Парагвае отмечается День ребёнка.В сражениях, схватках, актах геноцида полегло 90% мужского населения Парагвая. Из более чем 1,3 млн. населения страны, к 1871 году осталось около 220 тыс. человек. Парагвай был полностью опустошён и отброшён на обочину мирового развития.- Территория Парагвая урезана в пользу Аргентины и Бразилии. Аргентинцы вообще предлагали полностью расчленить Парагвай и разделить «по братски», но Рио-де-Жанейро не согласился. Бразильцы хотели иметь буфер между Аргентиной и Бразилией.- Выиграла от войны Британия и стоящие за ней банки. Главные державы Латинской Америки - Аргентина и Бразилия оказались в финансовой зависимости, взяв в долг огромные суммы. Возможности, которые открывал парагвайский эксперимент, были уничтожены.- Парагвайская промышленность была ликвидирована, большая часть парагвайских деревень была опустошена и покинута, оставшиеся люди переселились в окрестности Асунсьона. Люди перешли к натуральному хозяйству, значительная часть земель была скуплена иностранцами, в основном аргентинцами, и превратилась в частные поместья. Рынок страны был открыт для английских товаров, а новое правительство впервые взяло иностранный кредит на 1 млн. фунтов стерлингов.Эта история учит тому, что если народ един и защищает свою Родину, идею, победить его можно только с помощью тотального геноцида.Но память не уничтожить!Взято: http://voprosik.net/genocid-kommunistov-v-paragvae-19-veka/P.S. Добавить практически нечего, кроме того, что практика действий демократов, толерастов и общечеловеков за 150 лет не изменилась. Та же ложь и подкуп, а там, где они не помогают - физическое уничтожение вплоть до геноцида.