• Теги
    • избранные теги
    • Страны / Регионы2256
      • Показать ещё
      Люди237
      • Показать ещё
      Компании338
      • Показать ещё
      Издания25
      • Показать ещё
      Международные организации125
      • Показать ещё
      Разное463
      • Показать ещё
      Формат42
      Показатели25
      • Показать ещё
23 мая, 22:57

ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (29)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.ТигрятникИтак, Росас ушел, - и гордый победой Уркиса, вопреки ожиданиям, повел себя весьма сдержанно. Ни казней, ни репрессий вообще. Напротив, трижды, в воззваниях от 4, 21 февраля и 17 марта провозгласил: «Ни победителей, ни побежденных, сотрудничество всех политических партий и течений, организация страны в федеральную систему». Поскольку сводить счеты означало залить кровью весь город, нешуточно по «тирану» скорбевший, не позволили себе озвереть и вернувшиеся эмигранты-«унитарии».Город и население  объявили «коллективной жертвой», а виновником всех бед - «чудовище Росаса», повесив на него 2354 смертных приговоров, вынесенных всеми судами за 20 лет (в том числе, около 200 за политику) и 5000 «невинных жертв» (реально на два порядка меньше). А также, - гулять так гулять,- и 16 тысяч погибших за весь период гражданских войн (включая и убитых его врагами). Правда, отвели душу на давно распущенной Mazorca: арестовали бывшее руководство и актив, судили, расстреляли пятерых публично, десятка два втихомолку, кого-то посадили, - и всё.Но это через год, и уже своими силами, а пока новый национальный лидер «перезагружал» лично, для начала назначив временным губернатором пожилого юриста Висенте Лопеса-и-Планеса, автора национального гимна, при «тирании» сидевшего в «моральной оппозиции» на должности главы Верховного Суда, а затем распустив Ассамблею и назначив новые выборы, подготовка к которым шла в развеселой атмосфере пира дорвавшихся победителей. И вот в ходе этой пирушки выяснилось, что Росас никуда не делся. Вернее, его стало двое.Чтобы понять, необходимо вспомнить, чего хотел «Тигр». А «Тигр» хотел, чтобы Аргентина была единой и все провинции равны, но при этом Байрес оставался при своих привилегиях, на правах самого сильного диктуя свою волю чертовой дюжине бедных сестренок, и в этом смысле, безусловно, прав Эдуард Гибсон: «Преисполненный горькой иронии урок, который пришлось усвоить провинциям за время существования Аргентинской конфедерации, состоял в том, что, пережив десятилетия борьбы с Левиафаном унитарной системы, они оказались в плену у гегемона федеративной системы»,что, в сущности, всего лишь перепев давно уже, до битвы при Касеросе, отметил проницательный Доминго Сармьенто: «[Росас] создает для собственной выгоды унитарную систему, которую Ривадавия хотел использовать для общего блага. Сегодня все эти мелкие каудильо из глубинных провинций, униженные и опозоренные, дрожат от страха, опасаясь прогневать его, боятся вдохнуть и выдохнуть без его на это согласия. Идея унитариев воплощена в жизнь».И действительно: «Тигр» не правил Аргентиной, но тем не менее он на двадцать лет гарантировал Буэнос-Айресу гегемонию над тринадцатью провинциями, управлявшими собой автономно. Все, что он делал, служило единственной цели: сохранять такое положение в постоянной стабильности. Но не бывает стабильности навсегда, и в результате, это неразрешимое противоречие, не позволяя ему, аки Буриданову ослу, сделать выбор, превратило «Тигра» в фактор застоя, обреченный на уход.Теперь ситуация изменилась, но проблемы остались, даже усугубились, однако новое время принесло новые понятия и вынесло на гребень новых людей. И дело не в том, что по провинциям пронеслась волна переворотов, - мелкие «уркисы» сбрасывали мелких «росасов», - это понятно, и для нас не очень интересно; гораздо интереснее, что новые власти Байреса, отпраздновав и приступив к делам, внезапно выяснили, что появились проблемы с самоидентификацией. Ибо грани между былыми «унитариями» (теперь они именовали себя «либералами» ибо ведь боролись за свободу!) и «федералистами» истончились до полной незаметности.«Старые унитарии», десять лет отсиживавшиеся в Монтевидео, в основном, подросшие дети традиционных caudillos и глав их лидером «больших торговых домов», - их лидером был Валентин Альсина, - как и Росас, видели будущее Аргентины только под опекой Буэнос-Айреса, а Буэнос-Айрес, как и при Росасе, «первым среди равных». Со своей конституцией и своими (только для себя) таможнями. Однако, в отличие от Росаса, готовы были, если такой вариант окажется невозможным, плюнуть на единство и увести провинцию в свободное плавание. То есть, в новых условиях, считая себя «унитариями», оказались, по сути, «ультра-федералистами».Очень традиционная, очень местная, очень понятная позиция, - но далеко не все «либералы» с нею соглашались. Новое поколение, выходцы, в основном, не из элиты, а из семей попроще, и не всегда портеньос, видели будущее иначе. Они тоже, как Росас, да и группа Альсины, считали, что центром объединения должен стать Байрес, - потому что только мы крутые и прогрессивные, и наша задача «создание нации, не считаясь ни с чем», провинции же дикие и отсталые, а caudillo вообще «варвары». Но при этом, в отличие от «Тигра», готовы были поступиться частью привилегий Байреса, и в отличие от «альсинистов», ни при каких обстоятельствах не допускали разрыва с Аргентиной.Эта генерация политиков была напрочь лишена каких угодно сантиментов, признавая только «рациональный подход», - примерно как бразильские «позитивисты» несколько позже. Их было пока что не так много, но этот недостаток компенсировался активностью и наличием харизматических вождей. Например, полковник Бартоломе Митре, человек нового поколения (1821 г. р.), потомственный портеньо, убежденный унитарий, профессиональный эмигрант и участник битвы при Касерос, а кроме того, прекрасный публицист. А также его «тень» - Доминго Сармьенто, талантливый фанатик из провинции, чем-то неуловимо напоминающий (если кто помнит тургеневские «Отцы и дети») Евгений Базарова.Такая разница подходов, тем более, что «альсинисты» легко находили общий язык с поклонниками Росаса, а «митристы» не хотели иметь с ними ничего общего, считая «пережитками», рано или поздно не могла не привести к расколу, но пока что обе фракции «либералов» объединяло наличие общего врага, который еще вчера был другом. Ибо они прекрасно понимали: при Касеросе сражались не две враждующие партии, это была битва «федералистов», грызня внутри стаи, по итогам которой старый волк проиграл, уступив место новому вожаку.Разница заключалась лишь в том, что Хусто Уркиса, такой же «чистый федералист», как и Росас, но из глубинки, считал, что с привилегиями Байреса следует кончать без оговорок, «создавая нацию» не по вертикали, а по горизонтали, - а такая версия объединения не подходила не группе Альсины, ни группе Митре. Иными словами, казалось бы, заклятые враги Росаса теперь, став властью, обречены были стать его политическими наследниками. Просто потому, что превращения Байреса в «одну из провинций» не желал никто.Так что, повторюсь, один Росас, утративший чутье, ушел со сцены, и на смену ему пришли два Росаса. Сиамские близнецы благополучно разделились, и казалось бы, умершая идея «Байрес понад усе!» налилась новыми силами. И на этом покончим с теорией. На практике же, 11 апреля состоялись выборы в Ассамблею, давшие победу, в основном, «альсинистам» (хотя и «митристы» в обиде не остались), после чего сеньор Висенте Лопес, уже законный глава провинции, уехал на север, в город Сан-Николас, куда генерал Уркиса созывал губернаторов, дабы обсудить вопрос, как нам теперь обустроить Аргентину.Господин Великий БайресЕстественно, съезд прошел в теплой дружеской обстановке. 20 мая съехались, десять дней пообщались, 31 мая подписали. В целом, все единогласно. Создали временное правительство, - Директорию, - во главе с генералом Хусто Уркисой, договорились объединить провинциальные войска в «национальную армию» во главе с ним же. И главное, определили дату и место Учредительного Конгресса, чтобы разработал и принял конституцию, - в августе, в Санта-Фе, по два делегата от каждой провинции, невзирая на количество жителей, с неограниченными полномочиями.А вот насчет Байреса покричали изрядно. Самые горячие головы требовали «федерализации» побежденного города (то есть, превращения его в общую собственность) и ликвидации всех привилегий провинции прямо сейчас, и вариант, в общем, понравился, но не приняли, ибо проголосовать «за» легко, а вот вторично выиграть битву при Касеросе, не имея в рукаве бразильцев, куда сложнее. Поэтому сошлись на компромиссе: город остается столицей провинции, но таможня становится «национальной», а доходами с нее будет ведать Главный Директор, с чем согласился и губернатор Висенте Лопес.Соглашение, объявленное «обязательным к исполнению», с юридической точки зрения было, однако, филькиной грамотой, о чем, как только пришли новости, завопили все СМИ Байреса, а популярная El Nacional, газета Бартоломе Митре, и вовсе рубила сплеча: «Народ не может подчиняться тому, кто нарушает закон. Угнетение сегодня означает освобождение завтра, так было, есть и будет. Пусть нынешняя власть задумается о том, что народ, в конечном счете, побеждает всегда». Чуть осторожнее, но в том же духе вещали и прочие, и вот в такой непростой ситуации в город вернулся губернатор, а вместе с ним, чтобы поддержать, прибыл и лично грозный дон Хусто.Предполагалось, что само присутствие Главного Директора, известного крутым нравом, заставит говорунов замолчать, - но это оказалось ошибкой. Совершенно не думая о последствиях, Бартоломе Митре гремел в Ассамблее, разъясняя всем, кто еще не понял, что: во-первых, губернатор Лопес не имел полномочий распоряжаться имуществом провинции, а во-вторых, воля Уркисы, предложившего подписать, таким полномочием не является, напротив, является признаком деспотизма, подчиняться которому нельзя. В третьих же (об этом оратор говорил не прямо, но прозрачными намеками, и его прекрасно понимали), провинции намерены ограбить Байрес. Причем нагло, лишив возможности защищаться законными методами. Ибо всего два делегата, как от какого-нибудь Жужуя, - а что они могут против жадной стаи из двух дюжин «варваров»?Не согласиться с доводами дона Бартоломе было невозможно, он, по сути, озвучил мысли большинства. Аргументы защитников соглашения («Я люблю мой родной Байрес, но моя страна Аргентина!») на фоне явной перспективы утратить доходы как-то не звучали, и 22 июня Ассамблея, вдохновляемая гигантской толпой, собравшейся на площади, и негромким сочувствием гарнизона, наложила «вето» на подпись сеньора Лопеса под «Сан-Николасом».Это означало вотум полного недоверия губернатору, к вотуму, подав в отставку, присоединилось большинство министров, и на следующий день обиженный глава провинции положил на стол заявление «по собственному желанию», а временно исполнять обязанности Ассамблея поручила пожилому аполитичному генералу Мануэлю Пинто, исправно служившему при всех властях.Уркиса отреагировал мгновенно. Уже 24 июня «временный губернатор по версии Ассамблеи» получил от Главного Директора жесткое письмо: «Я считаю случившееся проявлением недопустимой анархии, и я воспользуюсь своими правами, чтобы спасти Родину от демагогии, как уже спас ее от тирании», и потребовал восстановить сеньора Лопеса в должности.Сеньор Лопес, однако, не смог сформировать правительство, - Ассамблея отказалась утверждать тех, кого он предложил, - и вновь подал в отставку, перед тем, однако, назначив двух делегатов на Учредительный Конгресс. После чего Хусто Уркиса распустил Ассамблею, закрыл все газеты, кроме официозной El Progreso, и взял на себя руководство провинцией, тотчас показав характер: три десятка особо буйных пошли под арест, а лидеров «бунтарей», - Альсина, Митре и Сармьенто, - за которых вступились послы Англии и Франции, выслали из провинции.Фактически, Главный Директор ввел в городе осадное положение. На ключевые посты были назначены военные из Энтре-Риос и Коррьентес. 12 июля El Progreso сообщила о возвращении Росасу конфискованного имущества, 17 июля – о признании независимости Парагвая, на что портеньос не соглашались ни при «тирании», ни при «демократии», а 21 июля – о свободе речного судоходства, что «либералов»очень обидело, тем паче, что возражать они не могли по «идейным» соображениям. А уж «федералистов», откровенно  считавших новую власть «оккупантами», и того больше, - и между непримиримыми противниками на какое-то время возникло нечто вроде взаимопонимания.В итоге, стало ясно, что переломить ситуацию можно только массовыми расстрелами, однако переступить порог дон Хусто не решился (а возможно, и не хотел). Байрес же, - и «хижины», и «дворцы», - начал мягкий бойкот. В итоге, «освободитель», пытаясь лавировать, 3 сентября издал декрет о помиловании арестованных и возвращении высланных. Очевидный жест доброй воли, с явным приглашением к диалогу, - но разговаривать с (по определению Доминго Сармьенто) «новым тираном», тем паче, чужаком, угрюмо молчавший город не собирался. Ну и…Ну и, на рассвете 11 сентября, через три дня после отъезда Уркисы в Санта-Фе, где его приезда очень ждали, Байрес поднялся по набату. Отряды ополченцев прямо из постелей взяли под арест «чужеземных» чиновников, оставшихся на хозяйстве, а большая часть гарнизона, получив авансом жалованье за полгода вперед и премиальные (причем, жалованье было повышено в полтора раза, чего Уркиса не смог бы сделать ни при каких обстоятельствах) выступила в поддержку «справедливых требований народа».В целом, при общем возбуждении, никого не убили, не ранили и даже не побили. Подразделения, сохранившие верность Уркисе, спокойно ушли из города на север провинции, где пребывал дон Хусто, а распущенная Ассамблея, собравшись, вновь избрала временным губернатором генерала Пинто, тотчас поручившего Валентину Альсине формировать кабинет, и дон Валентин, первым делом приказав раздать дополнительные премии войскам, отправил всем чиновникам провинции циркуляр: «Не выполнять никаких иных распоряжений, кроме исходящих от законных властей, управляющих в настоящее время».Раздвоение сущностиПервой реакция Уркисы стало, конечно, рвать и метать. Но войск под рукой имелось мало, и потому, узнав, что командиры полевых подразделений, расквартированных в восставшей провинции, - все «росисты», сперва уволенные, а потом возвращенные, потому что никто, кроме них, не умел воевать с индейцами, - «революцию» поддержали, поход отменил. Приличия ради, правда, объяснив, что «народ выразил свою волю, которая священна».Между тем, в Буэнос-Айресе сеньор Альсина встретился с делегацией «росистов», а еще не возвращенные на службу офицеры старого режима получили приглашение вернуться. Это назвали «политикой примирения во имя защиты общих интересов», и спустя пару-тройку дней губернатор Пинто официально заявил об отказе генералу Уркисе в праве представлять провинцию на международной арене, - то есть, о выходе Байреса из Конфедерации, - а делегатам, уехавшим на Конгресс, направили извещение об отзыве.Ответ не замедлил. Главный Директор издал «Указ о таможнях», приравняв пошлины на товары, производимые в Буэнос-Айрес, к пошлинам на импорт, а 3 октября резиденцией правительства Конфедерации была перенесена в Парану, столицу Энтре-Риос. Репрессалия крайне жесткая, но бумеранг вернулся тотчас: в ответ Байрес просто-напросто увеличил ввозные пошлины на заморские товары, без которых все прочие не могли обойтись, и «Указ о таможнях» пришлось отменять.Параллельно, 13 октября, Бартоломе Митре опубликовал программную статью «Принципы и предложения», объяснив, что портеньос восстали против лично «диктатора Уркисы», и подчеркнув, что страна должна быть единой «исключительно под руководством Буэнос-Айреса», сделал шаг к компромиссу: «Буэнос-Айрес же не вправе злоупотреблять выгодным географическим положением и заставлять жителей внутренних областей покупать товары на 40—50% дороже, чем они стоили привилегированным сынам провинции Буэнос-Айрес... Буэнос-Айрес должен явиться перед своими сестрами не со счетами торговца в руке, а с развернутым флагом свободы».Итак, еще раз: группа Альсины силою вещей превратились в заклятых «федералистов», ставивших привилегии Байреса превыше всего и готовых объединять страну любой ценой, но ничем при этом не поступаясь, «митристы» же во имя единства страны готовы были поступиться частью привилегий, но при условии, что центром станет именно Байрес, как «очаг европейской культуры во мгле варварства».Исходя из чего, Бартоломе Митре сумел настоять на отправке в Санта-Фе делегации с разъяснениями позиций, - однако ее просто не пропустили, и тогда Валентин Альсина, 31 октября избранный губернатором, принял решение действовать силой. Благо, бразильцев на сей раз не предвиделось, а войска «13 сестренок» особых опасений не внушали.Однако получилось скверно: отряды эмигрантов, снабженные всем необходимым и запущенные в провинции свергать «маленьких уркис», были побиты, а знаменитый генерал Пас, посланный разгонять Конгресс в Санта-Фе, во многом соглашаясь с Митре, сделал все, чтобы поход под благовидным предлогом провалить. Так что, 20 ноября Учредительный Конгресс начал работу, но без делегации Буэнос-Айреса, провал же «рывка на север» имел хотя и не роковые, но неприятные последствия.1 декабря в местечке Лухан генерал Иларио Лагос, один из самых верных солдат Росаса, поддержавший «революцию 11 сентября» поднял восстание против «некомпетентных унитариев». В оглашенной Декларации он призывал к отставке губернатора Альсины, как «авантюриста», замены его «компромиссным» лидером из военных и к отправке на признанию на Учредительный конгресс новой делегации. Чтобы все-таки двигаться к объединению, но при условии сохранения таможенной привилегии Буэнос-Айреса и категорической отмены идеи «федерализации» Байреса. То есть, компромисс, который, скорее всего, одобрил бы и сам «Тигр».Идея понравилась. За сутки о присоединении в Лагосу объявили почти все офицеры, верные Росасу (или, как было сказано в Декларации, «идее федерализма»), - хотя разобраться в их мотивации (кто за идею, кто зп компанию, кто ради какого-то личного интереса) практически невозможно. Но как бы то ни было, 6 декабря мятежные войска атаковали город, с ходу заняв несколько кварталов в предместьях, однако там и застряли: действуя невероятно энергично, полковник Митре организовал отпор, и мятежники начали осаду.Приняв на себя ответственность за случившееся, Валентин Альсина подал в отставку, однако капитулировать перед «военной оппозицией» Ассамблея отказалась; в этом вопросе оказались едины все фракции и группы. А поскольку вояки связались с Уркисой, их поддержали даже откровенные сторонники Росаса, сохранившие ему верность: их лидер, Лоренцо Торрес, в конце декабря даже стал премьером правительства при «вечно временном» губернаторе генерале Пинто, после чего осажденные попытались перейти в контратаку на юге провинции, где, как считалось, «росистов» недолюбливали.Но, как выяснилось, «не росистов» на юге не любили еще меньше, и поддержки не случилось, зато случилась стычка при Сан-Грегорио, и стало ясно, что лучше сидеть в глухой обороне. Правда, сидели с комфортом, наблюдая, как лагерь осаждающих, где каждый warlord считал себя самым главным и умным, понемногу разъедают внутренние склоки. Больше того, были уверены в себе настолько, что в марте, когда Уркиса и Лагос попытались как-то поладить миром, выставили такие условия, - таможня остается за Байресом, а в Конгрессе не два депутата, как у всех, но десять, пропорционально удельному весу провинции, - что разговор не получился.В таких условиях, Уркиса, сознавая, что осада исчерпывает себя, подогнал еще войска, а в апреле, понимая, что без морской блокады осаждать Байрес можно вечно, еще и флот под командованием американца Джонаса Кью, заодно через верных людей выйдя на командование флотом Байреса и предложив крупную взятку за переход «на сторону законности».Впрочем, тягаться с портеньос в этом смысле не стоило. Буэнос-Айрес платил военным столько, что предавать было не рентабельно, зато м-р Кью, адмирал Конфедерации, получив на руки 26 тысяч унций золота, 20 июня сдал властям провинции свою эскадру, после чего уплыл в США очень, очень богатым человеком, а морская «пробка в горлышке» стала недостижимой мечтой.1 мая Конгресс, наконец, принял, конституцию «аргентинской нации», которой  принесли присягу все провинции, за исключением Буэнос-Айреса, и на основе свежей конституции генерал Лагос провел «параллельные» выборы себя в губернаторы  по версии Конфедерации. Но это была чистая опереттка. Склоки усиливались, командиры ругались, к тому же, очень эффективно работали деньги, которых осажденные не жалели, армия понемногу разбегалась, и 12 июля 1853 года Уркиса снял осаду и увел с собой   остатки «военной оппозиции».Позже, в январе и ноябре 1854 года, они попытались взять реванш, но были биты при Эль-Тала, а последняя, совершенно нелепая попытка показать себя в декабре 1855 года кончилось совсем уж скверно. Суровый губернатор Пастор Облигадо, убежденный «росист», объявил всех мятежных офицеров просто los banditos, подлежащими расстрелу без суда, и всех выживших после очередного фиаско в январе 1856 года просто поставили к стенке.Но это уже были последние судороги «старого федерализма» Байреса. Мстить Уркиса (с 13 февраля 1854 года – официальный президент Конфедерации) не стал. Наоборот, 8 января 1855 года по его инициативе Конфедерация и Буэнос-Айрес, уже принявший собственную конституцию, подписали мирный договор, и ситуация надолго зависла, причем, пикантнее некуда.С одной стороны: 13 провинций, считающих себя «нацией», с конституцией, парламентом и правительством в городе Парана, куда изредка приезжали иностранные послы и консулы, но ненадолго, потому что в провинциальной Паране было очень скучно, а в Байресе весело. С другой: Государство Буэнос-Айрес, совершенно отдельное от Конфедерации, но и не объявлявшее независимость, а признающее себя автономией некоей не существующей «Аргентинской Республики»…Продолжение следует.

23 мая, 12:15

Сенат штата Вашингтон принял резолюцию о голодоморе в Украине

Сенат штата Вашингтон принял резолюцию о почтении памяти жертв Голодомора в Украине 1932-1933 гг. Об этом сообщает посольство Украины в США в Фейсбук. «Голодомор был геноцидом, устроенным Иосифом Сталиным и советским режимом против народа Украины», […]

22 мая, 14:36

Фото в белье и бомбежки: как брачные аферистки c Украины разводят иностранцев

С момента появления Интернета стали популярны различные аферы. Одними из первых стали так называемые "нигерийские письма": якобы высокопоставленные чиновники из стран третьего мира рассылали письма с просьбами о финансовой помощи.

19 мая, 15:47

ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (27)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.Генерал в своем лабиринтеЧтобы правильно понять дальнейшее, давайте прислушаемся к мнению человека, при жизни признанного «воплощением Аргентины» и знавшего аргентинский характер, как никто. «Кризиса никто не замечал, и тем не менее, кризис углублялся, - пишет Мигель Луна, - а главным проявлением этого кризиса стало игнорирование духа времени. На определенном этапе жесткое сохранение статус-квоможет быть полезным, позволяя избежать распрей и хаоса, и оно, безусловно, приносило пользу. Но затем, по мере развития, время выдвигает новые требования, возникают новые потребности, и правитель, ставящий во главу угла сохранение стабильности, не в состоянии ни ощутить их, ни понять, ни ответить на новые вызовы. Именно это произошло с режимом Росаса».Действительно, в 1835-м «подморозка» была необходима, чтобы снять напряжение в провинциях и пресечь как пагубную борьбу местных кланов, так и авантюристические попытки насадить «единство», к которому страна, по факту, набор стран, не была готова. Но жизнь диктовала новые потребности, вполне объективные, отражающиеся в субъективных проявлениях, - конкретно, в череде «революций за конституцию», в середине XIX века прокатившейся по  Европе. Новые социальные силы требовали четко оформленных законов, регулирующих отношения между сувереном и подданными, между различными органами власти, а также гарантирующих гражданам четкие права.Аргентина не была, да и не могла быть исключением, но Росас этого не понимал, застряв в старом времени, что (как отмечает тот же Мигель Луна) «подтверждается его ответом на манифест Уркисы, где на призыв к принятию, наконец, конституции, ни слова не сказано по сути, не выдвинуто никаких альтернатив, а дословно повторены когда-то свежие и убедительные, а теперь ветхие тезисы “Письма из асьенды Фигероа” семнадцатилетней давности».Впрочем, вряд ли «Тигра» можно винить. Он стоял на самой вершине, выше которой только небо. Он принудил англичан уйти с извинениями, а французов просто прогнал. У него была большая и преданная армия, и это только в Байресе, - а ведь во всех провинциях крепко сидели его сторонники. Абсолютное большинство портеньос, чей доход стабильно увеличивался, на него молилось. И в то же время, все то, ради чего он жил и работал, уже стало прошлым, что отражалось даже во внешней атрибутике.Если раньше «Тигр», зная себе цену, крайне не любил лести и холуйства, с иронией, а то и гневом одергивая тех, кто начинал петь «Осанну», теперь все изменилось. Как-то само по себе получилось так, что 30 мая, день его рождения, объявили государственным праздником, октябрь переименовали в rosas, портреты висели на всех деревьях, каждое упоминание о нем в газетах сочилось патокой, а если в чьем-то выступлении оказывалось меньше десятка цитат из его речей, оратора освистывали. И Росас уже не сердился и не запрещал.Но самое главное, «Тигр» перестал ощущать ту грань, за которой даже у самых лояльных лояльность кончается. Потому что разговоры о конституции, которую он считал блажью, был уже не отвлеченным мудрствованием, как когда-то, но основным вопросом повестки дня, и старое, привычное разделение «партий» на «унитариев» (теоретиков, желавших всего сразу) и «федералистов» (патриархальных caudillos, хотевших только жить по старинке) тоже себя изжило.Теперь, когда подросло новое поколение политиков, водораздел лежал между «докторами» (молодыми и образованными горожанами, полагавшими себя полноценными европейцами Нового Света) и «варварами» (как «доктора» называли провинциальных caudillos). Но самое главное, старая добрая идея, сделавшая Росаса Росасом, - «давайте жить каждый сам по себе, сами себе зарабатывать, а вместе только воевать», - тоже изжила себя.Кричащее богатство Байреса раздражало нищую «глубинку», а естественное стремление Байреса внутренними пошлинами «прижать» конкурентов, раздражало «приморских». Конституции, в которой было бы четко прописано, что Байрес должен быть равноправной частью Конфедерации, а значит, делиться, громко или тихо, но хотели все. Кроме Росаса. Он, в самом деле, - вновь слово Мигелю Луна, - «не понимал, что “возникновение потребности в конституционной организации общества снизу” уже реальность, а не отдаленное будущее, - и сам стал анахронизмом».А если губернаторы, - как время от времени тот же Уркиса, глава второй после Байреса по экономическому потенциалу провинции Энтре-Риос, поднимали эту тему слишком уж назойливо, глава Конфедерации просто подавал в отставку, прекрасно сознавая, что ее не примут. Ибо для «внутренних» это означало потерять безвозмездные «дотации», которые выплачивались им из казны Байреса по личному указанию «Тигра», а для «приморских» - мгновенное увеличение пошлин на вывоз товаров.Так что, накладывая полное эмбарго на торговлю с Монтевидео, Росас, хотя и прекрасно понимал, какой удар наносит «приморским», для которых этот порт был жизненно важен, пребывал в полной уверенности, что ради общего дела младшие партнеры потерпят, тем паче, что им были гарантированы вполне реальные компенсации.Вот только за время блокады, временно выйдя из-под контроля Байреса, «приморские» вволю насладились свободной речного судоходства, и не хотели возвращаться к старым порядкам. Вне зависимости от того, кто их возглавляет, какой-нибудь «унитарий» или верный «федералист» Уркиса. Тоже, между прочим, крупнейший землевладелец, заинтересованный в свободе торговли, в связи с чем, постоянно требовал конституции, и остался в политике только потому, что Росас высоко ценил его военный талант, без которого замирение «унитариев» в период блокады было бы нереально.Именно поэтому Росас, ставший к исходу шестого десятка ворчливым и требовательным, в письмах к Уркисе старался выбирать выражения, максимально уважительно разъясняя, как обстоят дела в политике, которую дон Хусто не понимает. Главное, писал он, восстановить в Монтевидео власть blancos, и тогда можно будет спокойно обсудить вопрос о конституции, которая лично мне, дорогой генерал, не кажется необходимой, но я готов выслушать и Ваше мнение, и мнения остальных коллег. А пока что, как Вам, видимо, известно,в наши дела вмешалась Бразилия, официально признавшая, что помогает colorados, и судя по всему, нам скоро выяснять отношения. И смею полагать, лучше Вас с главнокомандованием в этой нелегкой, но очень важной войне не справится никто. Так что, давайте отложим споры, ныне же направляю Вам пару полков, и пусть эта «армия наблюдения», усиленная Вашими храбрыми всадниками, внимательно отслеживает действия бразильцев, а когда начнется война, именно Вы нанесете первый удар.Все детально, обстоятельно, с повторами и пояснениями, вообще, весьма свойственными переписке Росаса. Однако убедить Уркису уже не было возможности, - тем паче, что помимо всяких пошлин и конституций, он считал себя совсем не самым плохим кандидатом в лидеры Конфедерации, с чем вполне соглашался всем обязанный ему Бенхамин Вирасоро, губернатор вечно мятежной Корриентес. И 1 мая 1851 года в Паране генерал Хусто Уркиса объявил о выходе из подчинения Росасу.Поначалу, правда, возникла заминка: спикер Ассамблеи, ярый «росист» отказался ставить вопрос на голосование, но после его ареста и немедленного расстрела сеньоры делегаты быстро рассмотрели последнее по времени заявление «Тигра» об отставке, и единогласно постановили его удовлетворить. Далее быстро постановили, что провинция «по воле народа возвращает себе всю власть и независимость, ранее делегированную губернатору Буэнос-Айреса».Вместо привычного «¡Viva la Confederación Argentina! ¡ Mueran los Salvajes Unitarios!» («…и смерть варварам-унитариям!»), в шапке значилось: «¡Viva la Confederación Argentina! ¡Mueran los enemigos de la organización nacional!» («…и смерть врагам национальной организации!»). А спустя пару дней о «желании вновь принять полномочия, переданные генералу Росасу для руководства общими делами мира и войны...» объявила и Ассамблея Коррьентес.Естественно, в Буэнос-Айресе случившееся расценили, как «чудовищную измену государству и священным принципам федерализма». В провинции пошло очередное заявление Росаса об отставке, то есть, требование вотума доверия, и уже упомянуто древнее «Письмо из асьенды Фигероа».Письмо везде заслушали вежливо, в отставке категорически отказали, Уркису и Вирасоро предали анафеме, заклеймив «безумными предателями и подлыми дикарями», а Росаса провозгласили El Supremo de Nacia, то есть, Верховным Лидером, заявив, что окажут любую помощь. Все ожидали от «Тигра» немедленных действий, однако «Тигр» не спешил, объяснив приближенным, что не хочет начинать новый тур гражданской войны, а «безумные предатели» скоро сами приползут на коленях.Потому что, во-первых, в Энтре-Риос полно порядочных людей, которые выступят, как только мы покажем силу, а во-вторых, «изменник Уркиса» не понимает, сколько стоит его затея, а денег у него нет, и взять неоткуда. И тут, в казалось бы, логичных аргументах, была роковая ошибка: денег у генерала Уркисы было более чем. А что сундуки со звонкой монетой (ассигнациям гаучо как-то не доверяли) прислал враг, так дон Хусто отродясь не маялся комплексами, - да и опять же, какой же враг, если прислал столько денег?Хроника объявленной смертиПовторять изложенное в «На далекой Амазонке», где о Бразилии рассказано весьма подробно, полагаю излишним, так что ограничусь напоминанием: к середине XIX века, покончив с внутренними проблемами и сепаратизмом на севере и юге, Империя по праву считалась самым богатым и самым сильным государством Южной Америки. И самым спокойным.Стабильная власть, более чем либеральная конституция, развивающаяся промышленность, большая профессиональная армия, - и претензии на роль официального гегемона если не всего континента, то субконтинента, к югу от себя и до Анд, точно. А потому, вполне понятно, главной потенциальной угрозой своей «исторической миссии» в Рио считали спокойную Аргентину, прекрасно зная, что в Буэнос-Айресе спят и видят восстановление Конфедерации всю территорию бывшего вице-королевства, с Уругваем, Парагваем, а если получится, то и с Боливией.Росас, собственно, свою мечту ни от кого не скрывал, и при успехе (а после победы над Англией и Францией шансы на успех были гораздо выше нуля) Аргентина стала бы хозяйкой всего речного эстуария субконтинента, а Империя, соответственно, потеряла бы связь с провинциями Мату-Гросу и Риу-Гранди-ду-Сул. Или, по крайней мере, попала бы в зависимость от Байреса.С тем, что какие-то меры принимать необходимо, в Рио не спорил никто. Спорили о методах решения вопроса, и при этом достаточно сильны были позиции «голубей», считавших, что грубой силой ничего не добьешься, а только навредишь, и всем оппонентам напоминавших о печальном опыте войны 1825-1828 годов, когда после потери Сисплатины начался хаос, зашатался престол и страну чуть не разорвали на клочки сепаратисты.К ним прислушивались, - ремейка никто не хотел, - и какое-то время работали в рамках «стратегии окружения», формируя региональный союз против Буэнос-Айреса. Еще в 1844-м Империя подписала соглашение с Боливией, взявшей на себя обязательство в случае войны Бразилии «с третьей стороной» подвести войска к границе для «сковывания», но, терзаемая внутренними смутами, отказалась прямо участвовать во внешних конфликтах.Далее, ценой официального признания независимости Парагвая, сумели договориться с недоверчивым и осторожным, но очень желавшим «выйти в свет» президентом Лопесом, после чего отношения стали идеальными настолько, что дон Карлос и посол Империи стали близкими друзьями, и был подписан договор о «совместной обороне». Примерно как с Боливией: поможем, но войска не пошлем (сеньор Лопес, очень не любя «Тигра», все же гораздо больше опасался Уркисы, который был под боком).Ну и, конечно, «голуби» ставили на то, что Лондон и Париж возьмутся за обнаглевший Байрес всерьез, намереваясь пристроиться к большой охоте. Однако европейцы, как нынче говорят среди молодежи, сдулись. Или слились. И это очень серьезно напрягло: даже «голубям» стало ясно, что ждать больше нельзя, ибо когда падет Монтевидео, - а в том, что город обречен, сомнений не оставалось, - события выйдут из-под контроля. Так что, кабинет сменился, на смену курлыкающим пришли клекочущие, и летом 1849 года Паулинью Хосе Соарес де Соза, ястреб из ястребов, возглавивший МИД, огласил новую концепцию внешней политики:«Императорское правительство не желает и не считает подобающим входить в союз с Францией или любой другой Европейской страной, если речь идет о проблемах в Ла-Платском регионе. Правительство полагает, что они должны решаться странами, с которыми мы имеем тесные связи. Мы не признаем европейское влияние над Америкой, и оставляем за собой право осуществлять свою историческую миссию в этом районе Западного полушария. Америка для американцев».Это означало… Впрочем, вслух о том, что это означало, не говорили, предпочитая слову дело. От старой системы, - увеличения армии за счет призыва контрактников, - отказались, сделав ставку на кадровую армию, к слову сказать, единственную постоянную армию Южной Америки, по тамошним меркам, огромную (36 тысяч единиц живой силы) и прекрасно обученную и закаленную в гражданских войнах. Плюс сильный военный флот, тоже единственный на субконтиненте.По всем прикидкам, получалось, что шансы на победу велики: войска Росаса и Орибе состояли из совсем неплохой конницы, у портеньо имелась великолепная артиллерия, но их пехота на порядок уступала имперской. А пока суть да дело, из Рио в Монтевидео пошла помощь. Сперва негласно, а после 6 сентября 1850 года, когда дипломат Андрес Лама подписал в Рио официальное соглашение о финансировании, согласившись на все, чего бразильцы хотели, исчезла нужда и в секретности.16 марта 1851 года Империя открыто заявила о поддержке colorados и потребовала от Орибе «прекращения мятежа». В ответ на что, как мы уже знаем, «Тигр» начал мобилизацию и послал Уркисе, которому тогда верил, первые подразделения для предстоящей войны, естественно,  не зная, что 13 апреля дон Хусто  получил первый транш  от банка барона Мауа, самого крутого финансиста Бразилии. Причем, на интересных условиях: в случае поражения кредитор «брал все расходы на себя», а в случае победы сеньор Уркиса обязался объявить этот кредит национальным долгом Аргентины и выплатить в течение 5 лет под 40% годовых.Отработка, как мы уже знаем, началась безотлагательно. Денег хватило на все, в том числе, и на отправку нужными людям кошельков с разъяснениями, как хорошо и выгодно бороться с тиранией, и  одновременно с началом pronunciamiento de Urquiza, 4 мая, на рейде Монтевидео встала солидная имперская эскадра, приведенная Джоном Гренфелом, британским контр-адмиралом, давно прижившимся в Бразилии и участвовавшим во всех ее войнах.Это, - если говорить только об Уругвае, - само по себе означало серьезное изменение баланса сил в пользу уже висящего на ниточке «правительства обороны». Но это были бутончики, а затем начались и цветочки. 29 мая Уркиса (за себя и за Коррьентес), Бразилия и самопровозглашенные власти Монтевидео, именующие себя «единственным легитимным правительством», подписали договор о военном союзе с целью «вернуть Уругваю независимость, прекратить мятеж генерала Орибе и пресечь вмешательство Аргентины во внутренние дела соседней страны».Согласно договору, общее командование сухопутными войсками возлагалось на Уркису, его заместителем стал Эухенио Гарсон, бывший генерал Орибе, за немалую мзду перебежавший к colorados, Империя же гарантировала «полное финансовое и материальное обеспечение» проекта и «участие в защите уругвайских союзников в случае вмешательства третьей силы». Еще какое-то время ушло на подготовку, и наконец, 19 июля Хусто Уркиса начал вторжение, а 2 августа в Монтевидео высадился бразильский десант, выбивший blancos из взятого ими накануне важного форта Керро.Теперь оставалось только  назвать кошку кошкой. Но в Рио, желая выглядеть красиво, говорили исключительно о «курсе на примирение», предлагая Буэнос-Айресу порвать с «мятежником Орибе» или, еще лучше, принять участие в его усмирении, а параллельно высаживая новые войска, - и 18 августа Хуан Мануэль Ортис де Росас, El Supremo Аргентины, объявил войну Бразилии. Тем самым, как сформулировал император Педру II, выступая в парламенте, «показав себя агрессором и врагом мирного урегулирования».Продолжение следует.

18 мая, 05:53

ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (26)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.ДвоевластиеИтак, покинув Парагвай 1857 года, вернемся, - в книге это легко, - на 14 лет назад, в Уругвай, где 6 февраля 1843 года Мануэль Орибе вошел в предместья Монтевидео. Вошел и закрепился, но штурма не начал, потому что «Я хотел избежать лишнего кровопролития», но, скорее, связи с тем, что отсиживавшийся в городе генерал Пас (да-да, именно он, неугомонный «человек 1829 года») успел организовать оборону.Возвращения дона Мануэля с его очень злыми на городских blancos почтенные colorados боялись панически, и ставили под ружье всех. Освободили негров. Призвали иностранцев, сманивая даже матросов с кораблей. Спустя пару дней, пройдя окольными тропами, появился Ривера, потребовал убрать Паса, но власти города полагали иначе, а 1 марта каденция дона Фруктуозо кончилась, и врио стал Хоакин Суарес, тот самый старый (а теперь уже очень старый) сеньор, что когда-то был близок к Артигасу, а потом привез 50 тысяч песо «Стрелку».В сущности, «правительство обороны» было правительством самозванцев, которых никто не выбирал, и генерал Ривера, заявив, что раз так, значит, будет воевать сам по себе, вернулся в пампу, к своей коннице. Со своей стороны, Мануэль Орибе созвал законный Конгресс, разогнанный Риверой после путча 1838 года, и депутаты, изучив протокол отказа от власти (помните? – «под угрозой насилия») подтвердили его полномочия, сформировав «правительство Черрито» (пригород Монтевидео).«Кентавры» Риверы, тем временем, развернула «малую войну» на севере, базируясь на дружественную Бразилию, и на границе началась форменная анархия, потому что линии на карте мало кого волновали, а гаучо есть гаучо по обе стороны кордона. Убийства, мародерство, угон скота стали скучной рутиной, и нельзя сказать, что бразильские фермеры только защищались: они как раз были очень активны, и создав отряды «Califórnias» (почему так, отдельная история, но долго излагать), старались урвать что плохо лежит.Впрочем, налетами участие бразильцев не ограничилось. В апреле 1843 года, получив от властей Империи денег и оружие, в совсем недавно усмиренную Коррьентес ворвался отряд братьев Мадариага, Хоакина и Хуана, фанатичных «унитариев», - и за две недели вся провинция ушла из-под контроля Байреса. Естественно, начались расстрелы и конфискации, которым «борцы с тиранией Росаса» всегда увлекались, а в декабре братья решили подмять под себя еще и Энтре-Риос, губернатор которой, Хусто Хосе Уркиса, - один из вернейших людей «Тигра», генерал блестящий и не по-людски жестокий, - был направлен Росасом в Уругвай на помощь «правительству Черрито».Однако, как только стало известно, что сеньор Уркиса возвращается восстанавливать статус-кво, быстро убежали, и уже из дому ударили челом президенту Парагвая, предложив заключить «оборонительный и наступательный союз» против Росаса, который Парагвая не признал и Коррьентес обижает. В ноябре же и вовсе из Монтевидео приехал генерал Карлос Мария Пас, человек с опытом, и с ходу начал превращать толпу новобранцев в армию, так что, в июне сорок пятого рискнули атаковать Санта-Фе. Однако были биты и притихли.И сидели тише травы до января , когда, наконец, появились парагвайцы, аж три тысячи во главе с молоденьким, всего-то 18 лет от роду, генералом Франсиско Солано Лопесом, - и тут бы самое время воспрянуть духом, да только гадкий Уркиса успел раньше. Он разгромил и взял в плен Хуана Мадариага, но, к общему удивлению, расстреливать не стал, а отпустил младшего брата к старшему, предложив обсудить условия мира, на что старший согласился.«Ястребы», конечно, бесились, генерал Пас даже попытался устроить путч и прогнать Мадариагу, оказавшегося презренным «голубем», однако к его удивлению, войска, им вышколенные, поддержали не его, пришлого, а братьев, - потому что местные, и бежать в Парагвай пришлось самому генералу, президент же Лопес, видя такое дело, отозвал сына и отменил договор о союзе.Между тем, Монтевидео держался. Главным образом, потому что войска законного президента на штурм по-прежнему не шли, гоняясь по пампе за отрядами Риверы, но и подмога подоспела: из Европы плыли сотни волонтеров, завербованных обиженными на Росаса властями Франции. Примчался на запах пороха из Бразилии, где «фаррапусы» уже проиграли и делать больше стало нечего, знаменитый авантюрист Джузеппе Гарибальди, - персонаж, кстати, мелкий, но распиаренный на века вперед, - и принял командование флотом «правительства обороны», маленьким и жалким.Впрочем, попытки хоть как-то расширить сферу влияния успехом не увенчались, зато из Байреса пришла эскадра прижившегося в Аргентине адмирала Гильермо (на Вильяма он давно не откликался), тот быстро все организовал, и осажденный город, лишившись поставок, начал голодать, а в штабе впервые заговорили о капитуляции. Но...Следует иметь в виду, что все происходящее совсем не нравилось людям в Лондоне и в Париже. На аборигенов они, естественно, плевать хотели, а вот тот факт, что хроническое безобразие мешает ввозить товары и вывозить сырье, нервировал. И хотя Лондон, - в отличие от алчущего мести Парижа, - с Росасом поддерживал прекрасные отношения, отдавать Монтевидео под контроль «Тигра» там все же считали нежелательным, потому что, как ни крути, но независимый Монтевидео создавал Байресу конкуренцию, а подчинив его, Байрес стал бы монополистом.Поэтому Англия и Франция потребовали от Росаса прекращения осады. Ибо, коль скоро в «конвенции Макау-Аранья» сказано, что Аргентина будет уважать независимость Уругвая, так пусть, стало быть, держит слово и уважает. Росас, со своей стороны, разъяснил, что ни на чью независимость даже не думает посягать, а помогает законному президенту и законному парламенту страны бороться с захватившими столицу путчистами, ко всему прочему, еще и сидящих на штыках иностранных наемников. После чего велел всегда готовому Хусто Уркисе еще раз подсобить президенту Орибе.И тогда, чтобы предотвратить захват Монтевидео, Англия и Франция в августе 1845 года решили показать, что может быть и по-плохому. Вернее, конечно, не Англия и Франция, - связь тогда была не та, что сейчас, и многое решалось на местах, на основе инструкций, - а контр-адмиралы Инглфилд и Ленэ, эскадры которых в обычном режиме крейсировали у берегов Ла-Платы.Ничего особенного: всего-то захватили эскадру Брауна, благоразумно спустившего флаги по первому требованию, и передали её осажденным, дабы и у них был теперь серьезный флот, - но «Тигр», вместо того, чтобы понять намек и сделать «ку», приказал перекрыть Парану, закрыв речной путь во внутренние провинции для всех торговых судов. Хоть под триколором, а хоть и под самим «Юнион Джеком». И это уже была наглость, которую спускать с рук какому-то латиноамериканскому гаучо никак не следовало.Вдоль по речкеОбсудив сложившееся положение и приняв делегацию застрявших в устье капитанов торговых судов, адмиралы пришли к выводу, что самое верное решение - открыть навигацию по реке силой. Естественно, на основании имевшихся инструкций, - но, правда, инструкции имелись разные. Сэру на случай чего Адмиралтейство предписывало «способствовать свободе торговли, не нарушая заключенных соглашений», а в документе месье значилось «при возможноссти оказывать содействие свержению тирании».Так далеко, однако, не заглядывали, решив для начала припугнуть, чтобы торговцы могли жить спокойно. Собрали эскадру мелководных судов, - 2 английских и 1 французских колесных парохода, 4 английских и 3 французских небольших парусных судов, - назначили командиров, коммодора Салливана и кавторанга Треуара, - привлекли Гарибальди с его флотилийкой, и двинулись вверх по Паране.Однако продвинулись недалеко: только до пристани, именуемой Вуэльта-де-Облигадо, где аргентинцы перегородили реку цепным боном, приготовили брандеры и канонерки, а на левом берегу установили 4 сильно укрепленных батареи крупного калибра под прикрытием 3000 солдат.18 ноября пришельцы провели разведку боем, выяснили, что противник вполне серьезен, а рано утром 20 ноября двинулись вверх по реке всеми силами, круша аргентинские укрепления огнем всех калибров. Портеньос, однако, не дрогнули, но отвечали тем же, очень метко и больно, в ходе перестрелки сильно повредив несколько атакующих судов, в том числе, флагман Треуара, получивший под ватерлинию и вышедший из боя.В итоге, конечно, верх взяли европейцы: три батареи, почти разрушенные, захватил десант, еще одну взяли штурмом на следующий день, но аргентинские орудия оказались испорчены, пленных не было, а войска Росаса отступили в полном порядке. Потери: 8 убитых и 22 раненых у аргентинцев, 9 убитых и 27 раненых у англичан, 15 убитых и 45 раненых у французов. Судите сами.Впрочем, рассудила сама жизнь. Казалось бы, успех неоспорим, путь вверх по реке, в Коррьентес, торговым судам открыт. Да вот беда, летучие батареи Росаса кочевали по берегам и палили во все, что шевелится, не обращая внимания на конвои, и исчезая раньше, чем те начинали отвечать, - и очень скоро стало ясно, что нужно или выводить из реки коммерческий флот, или начинать войну, но начинать войну у адмиралов полномочий не было.Поэтому они, известив о ситуации начальство, стали ждать, в итоге дождавшись совсем не того, чего ожидали. Контр-адмиралу Ленэ приказали не проявлять излишней активности, а контр-адмирала Инглфилд отозвали в Англию в связи с необходимостью дать разъяснения Палате общин, где по поводу событий на Ла-Плате разразился нешуточный скандал, на предмет нарушения инструкций правительства.Действительно, получилось очень некрасиво. Морской волк, конечно, не обязан был этого знать, но давняя и осознанная ориентация Байреса на Лондон создала Аргентине серьезное лобби в Сити, и возмущение по поводу обид, причиненных одному из их лучших клиентов, выражали самые крутые банкирские дома Сити, в финансовой поддержке которых были заинтересованы и тори, и виги. Соответственно, случившееся осудили обе партии:лорд Абердин публично заявил, что Великобритания не имела права «заставлять главу дружественного государства поступать вопреки выгоде своей страны», а лорд Пальмерстон и вовсе высказал мнение, что «м-р Инглфилд проявил полную некомпетентность, пойдя на поводу у французов, которые чувствуют себя хозяевами в Монтевидео».В итоге, правда, сор из хауса выносить не стали, события на Паране определили, как «победу британского оружия», но контр-адмиралу, отпущенному с миром, категорически запретили повторять подобные фокусы, а продолжать без него месье Лене не посмел. В Байрес же срочно поехал сэр Генри Соутерн, лучший спец Форин офис по Латинской Америке, получивший задание уладить конфликт, и благополучно добравшись, припав к ручке сеньоры Мануэлиты, которую хорошо знал, выслушал из уст Росаса условия, на которых тот готов был сделать вид, что ничего не произошло.Очень простые и понятные: извинения, возвращение пушек, острова Мартин Гарсия и захваченных судов, вывод из Уругвая всех французских наемников, а также признание полного суверенитета Аргентины на Паране и уход сэров с Мальвинских островов, незаконно захваченных в 1833-м. Это были условия не побежденного, а победителя, но победитель соглашался, если их примут, пойти навстречу в тех вопросах, которые важны для Лондона, - и что самое странное, сэр Генри принял их, как основу для переговоров.Тогда же, - если точно, 15 августа 1846 года, был подписан и договор в Алькрасе между генералом Уркисой, как губернатором Энтре-Риос и представителем Росаса, с Хуаном Мадариагой, фактически означавший капитуляцию мятежников, но не полную и не безоговорочную. Коррьентес возвращалась в состав Конфедерацию и вновь передавала право вести внешнюю политику Байресу, соглашаясь также на возвращение эмигрантов, взамен получая полную амнистию для всех. Но кроме того (дальше шли «секретные пункты») её освобождали от участия в войне с Монтевидео и признавали действительным договор сеньора Мадариаги с Парагваем.Условия, в принципе, неплохие, однако Росас, ознакомившись, назвал их «предательскими» и вычеркнул пункты про неучастие в войне (потому что какое же тогда «возвращение в состав»?) и про Парагвай (потому что это – внешняя политика). Уркиса, будучи не согласен, спорить не решился, но Мадариага поправки отверг, и война пошла на новый круг: в марте 1847 года губернатор Энтре-Риос получил новый приказ: до Рождества «покончить с двумя болячками» - Мадариага в Корриентес и Риверой, где бы он ни был.Кого мочить раньше, не оговаривалось, но первым под каток попал дон Фруктуозо, как-то недосмотревший, 27 марта загнанный в урочище Индиос-Муэрта и принужденный к генеральному сражению, ставшему самым страшным провалом в его военной карьере. «Росистов» пало 160, Ривера потерял 1700 и около трехсот пленными, причем всех выживших Уркиса приказал зарезать (у него в этим было просто). Уйти за бразильский кордон смогли примерно две сотни счастливчиков, и среди них сам сеньор Ривера, вскоре объявившийся в Рио, где получил из дому письмо о своем назначении послом при дворе императора.А ровно через 8 месяцев, 27 ноября, - меньше чем за месяц до крайнего срока, - Хусто Уркиса повторил то же (правда, без истребления пленных) при Венсес, с армией Хуана Мадариаги. Неудачник, правда, сумел бежать в Парагвай, надеясь получить помощь, а когда дон Карлос Лопес, единожды обманувшим не доверявший, не пожелал его видеть, тоже в Бразилию, где вскоре и помер.ЗенитВсе это, разумеется, не внушало сидящему в осаде «правительству обороны» ни малейшего оптимизма, и обстановка в Монтевидео складывалась тяжелая. Первым, учуяв неладное, убыл в Европу героический Джузеппе Гарибальди, всегда, к слову сказать, умевший вовремя смыться, а через пару дней после его отплыва, 18 марта 1847 года, в городе объявился Фруктуозо Ривера, прибывший получать верительные грамоты и восторженно встреченный большей частью гарнизона, уставшей подчиняться штафиркам.На вопрос, почему он не ждал документы в Рио, генерал ответил, что послом в Рио быть не хочет. И в Лондоне тоже не хочет. И в Париже. И в Риме. А хочет командовать армией. После чего его арестовали и приговорили к изгнанию, - но было поздно: 1 апреля войска во главе с полковником Венансио Флоресом (запомним это имя!) потребовали освобождения любимого командира и назначения его главнокомандующим. Главкому же по версии «правительства обороны» дали сутки, чтобы исчезнуть, и он послушно исчез за океан.Власть «перезагрузилась». Становиться президентом города Ривера не пожелал, но правительство перетряхнули, до отказа набив сторонниками дона Фруктуозо, после чего новый главком высказал предложение как-то договориться с «правительством Черрито», но врио Хоакин Суарес категорически запретил об этом даже думать, заявив, что великому воину нужно не болтать с врагами, но побеждать, потому что говорить с врагом можно только, глядя сверху вниз.Оспаривать такое сеньор Фруктуозо не мог, и попытался победить, но, судя по всему, Фортуна, полжизни верно служившей ему, ушла на покой: в ноябре армия «правительства обороны» была наголову разгромлена войсками Орибе во главе со «Стрелком» при Серро де лас Анимас, и практически перестала существовать. А когда Ривера попытался договориться с победителем на взаимно приемлемых условиях, - мир, возвращение конфискованных имений, выборы, -его, по возвращении в Монтевидео, арестовали, приговорили к изгнанию «до окончания войны» и 4 декабря депортировали в Бразилию. Там, правда, приняли дружески, обустроив в Рио, но взяв под гласный надзор, пока из Монтевидео не пришло сообщение, что дон Фруктуозо назначен послом в Парагвай, после чего сеньора посла под конвоем отвезли в Асунсьон.А между тем, не быстро, спокойно, без отклонений подходили к концу переговоры сэра Генри Соутерна с доном Франсиско Аранья, главой МИД Аргентины, и 24 ноября 1849 года подписание состоялось, став безусловной победой Росаса. Все его условия были приняты, - кроме разве что пункта о Мальвинских островах, но и по этому вопросу «Тигр» не пошел на компромисс, сделав официальную оговорку, что «Аргентина будет требовать возвращения островов всегда», причем  (единственный раз в истории Великобритании) в официальном документе было записано Islas Malvinas, а не Falkland Islands.Прочее – как по нотам: Англия обязалась освободить остров Мартин Гарсия и другие островки, вернуть пушки, принести официальные извинения за недоразумение и отдать салют аргентинскому флагу 21 артиллерийским залпом. Точно так же и в вопросах серьезных: судоходство по Паране признали входящим в исключительно аргентинскую юрисдикцию, навигацию по реке Уругвай - внутренним делом Аргентины и Уругвая, а вывод из Монтевидео наемников Лондон не гарантировал, ибо не он их нанимал, но гарантировал, что сделает все, чтобы убедить французов. Со своей стороны Росас обязался вывести из Уругвая войска, как только Париж разоружит и вывезет «иностранный легион».Итак, Соединенное Королевство, - случай для ХIХ столетия уникальный, - официально признало свою неправоту, вторично за полвека капитулировав перед Аргентиной. Даже лютыми врагами Росаса это уже тогда рассматривалось, как его триумф, «за который самому Каину можно было бы простить многое», и триумф этот усугублялся последовавшей вскоре капитуляцией Франции.Там, правда, пытались упираться, но главную проблему, - короля Луи-Филиппа и его верного Гизо, -  очень кстати смела Февральской революцией 1848 года, а президент Второй Республики, принц Луи-Наполеон Бонапарт, слишком зависел от англичан, обеспечивших его взлет, чтобы возражать им, тем паче, что лорд Пальмерстон крайне недвусмысленно предупредил о «возможности возникновения определенных осложнений в отношениях».Так что, 31 августа 1850 года договор «Аранья-Лепредур», практически повторяющий договор «Аранья-Соутерн», был подписан, разве что 21 залпа французы не дали, извинений не принесли, да еще кавторанга Треуар, минуя чин каперанга, произвели в контр-адмиралы, но принимать к сведению столь изящные намеки грубые гаучо не умеют. «Тигру» было плевать.Вообще-то, теперь ему было плевать на всё. Он, - именно он, а не Байрес, где очень многие советовали «проявить благоразумную гибкость», - выстоял в схватке с двумя главными силами планеты, и это понимали все. Как в провинциях, так и в Черрито, где Мануэль Орибе уже готовился въезжать в Монтевидео. И в Монтевидео тоже прекрасно понимали, чего следует ждать теперь, когда в договорах с Англией и Францией о них не сказано ни слова.Тем паче, Париж снял наемников с довольствия и «дикие гуси» потянулись на корабли, уходящие в Европу. И еще более тем паче, после введения Росасом полного запрета на торговлю с Монтевидео, чего он до сих пор не делал. В связи со всем этим, «правительство обороны» тупо ждало финиша, не делая массового харакири только по причине несамурайского происхождения и возможности все же вовремя уплыть.А на мелкие восстаньишки, совершенно неожиданно   россыпью искр взвившиеся в «глубинке», никто не обратил особого внимания. В Мендосе, в Ла-Риохе, где, естественно, отметился старый «Чачо», в Жужуе, в Тукумане, - всюду давили и расстреливали, не глядя на партийную принадлежность, наводя окончательный порядок на годы вперед, ибо «Тигр» намеревался жить долго.И все было четко, как по часам, и все шло размеренно, и страна вроде бы пришла в порядок, - а в начале мая 1851 года в Буэнос-Айресе стало известно о новом мятеже, в Энтре-Риос, и сам по себе факт никого не удивил, ибо к мятежам привыкли. Удивило, что провинцию объявил в состоянии войны не какой-нибудь фанатичный эмигрант-«унитарий» и не съехавший с катушек мелкий cаudillo, а сам губернатор, генерал Хусто Хосе Уркиса.Продолжение следует.

17 мая, 17:24

Перезагрузка Южноамериканского общего рынка

Зафиксирован всплеск активности стран-членов МЕРКОСУР МЕРКОСУР (Южноамериканский общий рынок), основанный в 1991 году Аргентиной, Бразилией, Уругваем, Парагваем, поступательно развивался на протяжении последних 26 лет, планомерно продвигаясь к заявленным целям объединения – содействию свободной торговле, гибкому движению товаров, населения и валюты. В этот период объединение расширилось за счет включения в его состав в 2014 году Венесуэлы. […]

17 мая, 09:09

Суд ЕС запретил ЕК вводить в действие соглашения о свободной торговле без ратификации

БРЮССЕЛЬ, 16 мая. /Корр. ТАСС Денис Дубровин/. Европейский суд юстиции принял решение, создающее юридический прецедент в европейском праве, что Соглашение о свободной торговле между ЕС и Сингапуром не может вступить в силу до проведения его парламентской ратификации всеми странами сообщества. Этот вердикт опубликован на сайте высшего Европейского суда юстиции. "Соглашение о свободной торговле между Европейским союзом и Сингапуром может быть введено в легальное действие только после его ратификации парламентами всех государств-членов (ЕС)", - говорится в заявлении.

16 мая, 22:57

ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (25)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.Вне основной темы, так что, кому не интересно, смело пропускайте, а тем, кто все же прочтет, признаюсь: за двое суток получил массу ссылок насчет Украины и Российской Федерации. Всяких, в основном, безумно смешных. А не складывается. Что-то, конечно, выберу, покажу, но вообще-то ситуация, как когда-то с Ливией, после падения Сирта. Уже все до точечки ясно,и комментировать скучно. Но, впрочем, это к слову. Речь не о цацках-пецках, а о серьезных временах и серьезных людях, - вот, стало быть, давайте и поговорим о продуктивности...В тихом омуте…Когда Жизнь шутит, никакого Риголетто не надо. Бывает, например, так: живет себе человек, даже не человек, а так себе, человечек, даже человечишко, и вся его цель – выбиться в люди и зажить по-людски, потому что рос в бедности. Ради этого учится, получает аттестат, идет учиться дальше, скажем, на юриста, потому как юрист всегда при деле, и получает диплом, и пристраивается на госслужбу. Уф. Вроде все в шоколаде, - ан нет: где-то что-то сходит с ума, и вся такая налаженая карьера летит под откос, да с таким лязгом,что остается только засесть дома и, трясясь от безнадеги, всего бояться. Но понемногу привыкает и к этому, видит, бояться нечего, и живет себе опять помаленьку. А потом что-то где-то опять сходит с ума, и на голову нашему человечку непонятно откуда и почему, валится власть. Даже, вернее, Власть. С самой большой буквы. И появляется у человечишки нежданный-негаданный шанс проверить, реально ли он тварь дрожащая, или все-таки право имеет…Согласитесь, ситуация не из простых. Что делать, примеряя на себя, так сразу и не скажешь, правда? А вот у Карлоса Антонио Лопеса был план. Хитрый или нехитрый, решим позже, но был. Судя по всему, разумно аполитичный, он, двадцать лет почти безвылазно сидя в поместье, внутренне бурлил, размышляя на тему «Если бы директором был я...». Чисто теоретически, конечно, но когда на голову обрушилась практика, дон Карлос уклоняться не стал. Ибо, как выяснилось, был готов, и ситуацию со всеми ее плюсами и минусами понимал верно.Плюсы. Страна ухожена. «Закрома Родины» забиты под завязку. Казна полна. Сельское хозяйство налажено, все при деле. Все, что необходимо, производится на месте. Никаких внешних долгов. Население сыто, одето, обуто, все необходимое есть у каждого, а большего и не просят. Власть уважаема, все идеально послушны, это въелось в кровь и кость. Читать, писать, считать умеют все. Если заболел, доктор бесплатно подлечит. Никакой преступности. Никаких социальных проблем, никакого расслоения, никакой расовой вражды. Никакой конфликтов, притом что со всех границ густо воняет порохом и кровью. На случай беды, все имеют военную подготовку, все вооружены. Чиновничий аппарат невелик, но эффективен. Управление отлажено, как часы.Минусы. Формально, для внешнего мира страна не существует. Она не оформлена никак. Значит, нет союзников, а врагов полно. Нет законов, - система 20 лет работала в ручном режиме, на указаниях центра. Инициативы на местах не существует вообще. Прогресс, бушующий вокруг, в страну даже не заглядывал. Образование выше трех классов имеют считанные сотни, а полное среднее - десятки, и те пожилые, и те гуманитарии. Высшего образования нет. Среднего специального тоже. Своих специалистов ноль. Промышленность на уровне мануфактур. Культурной жизни абсолютно никакой. Кадрового резерва абсолютно никакого. И выписать из-за рубежа почти невозможно, потому что о стране в мире ходят жуткие слухи.Энергичный, хозяйственный, очень целеустремленный, умеющий находить общий язык со всеми, он быстро завоевал популярность. Даже среди появившейся «фронды», ибо гасил говорунов на корню цитатами из их же классиков. Не боясь дискуссий, а наоборот, поощряя их, но, конечно, в разумной пропорции. В связи с чем, первым же указом  отменили указ об увековечивании памяти д-ра Франсиа и запретили его публичное восхваление. А также публичную критику. Дабы не разжигать страсти и предотвратить политическую конфронтацию. Типа: что было хорошо, видим, что было плохо, знаем, забыть не забудем, не из тех был наш Верховный, кого забывают, - но давайте начнем с чистого листа.Далее, под постоянные кивки консула Роке Алонсо, ласточками полетели законодательные акты. Общим числом за три года – за три десятка. Самые основные, без которых никак. Первый, коротенький, но самый настоящий свод законов – УК и ГК. Указ о нормальном самоуправлении, чтобы разгрузить власть от лишней суеты. Мимоходом открыли «Литературную академию», - нечто вроде открытого университета, где каждый мог читать рефераты из прочитанных книг и газет, которые позволили выписывать. Очень скоро: полная средняя школа, от четвертого класса до бакалавриата. Сто мест, из них три четверти платные (плата скромна) и 25 – бюджетные, по конкурсу, чтобы талантливые, но бедные дети не оказались париями. А вскоре, в связи с ажиотажем, - новые школы.Мимоходом порадовал и коллегу-полковника, дав возможность щелкнуть клыками. Если покойный Karai Guazu предпочитал сидеть в глухой обороне, ощетинившись, как огромный еж, ни от кого ничего не желая и никому не помогая, даже если казалось выгодным, - «Только Дон-Кихот странствовал, ввязываясь в чужие ссоры», - то сеньор Лопес, напротив, полагал, что силу, если она есть, следует демонстрировать. А потому, в 1841 году послал в помощь «Северному Альянсу», о котором мы уже подробно говорили, армию в пять тысяч штыков, по тем местам и временам огромную.Правда, к моменту прихода парагвайцев «росисты» уже всех победили, и помогать стало некому, но впечатление стройные колонны с пушками произвели немалое. «Их много, - докладывал «Тигру» Пабло Эчагуа, - они одинаковые, и они маршируют так, как не умеют даже бразильцы. Их конница, наверное, не лучше нашей, но такую пехоту я видел только у португальцев, невозможно поверить, что это парагвайские дикари, над которыми все мы смеялись».Дальше – больше. В 1842-м специально созданный (и уже по всем правилам избранный) Чрезвычайный Конгресс принял «Акт о независимости республики Парагвай». И казалось бы, зачем, если она была провозглашена еще 15 мая 1811 года, о чем тогда же и сообщили в Байрес? А затем, объяснил консул, что мы тогда юридически ничего не оформили, и все зависло. То есть, для себя мы независимы, а для всего мира мы никто, и это непорядок. Что, если подумать, чистая правда. El Supremo, теолог по образованию, «просвещенец» по убеждениям и революционер по натуре, писаные законы и декларации полагал чепухой, руководствуясь исключительно Волей,то консул Лопес, правовед и прагматик, рассматривал ситуацию совершенно иначе, полагая, что любая реальность становится реальной не раньше, чем официально заверена подписями и печатями. В рабочем порядке отменили и рабство, которого давно уже фактически не было. Правда, с оговоркой, что теперь беглых будут возвращать в Бразилию, но без обратной силы (кто уже здесь, тот в домике) и с оговоркой на оговорку: «если не успел обзавестись семьей или постоянным местом жительства». То есть, по факту, без последствий, но с расшаркиванием перед Лондоном и Рио, для которых, хотя и по разным причинам, вопрос о рабстве был принципиален.И так, день за днем, шаг за шагом, пролетел срок консулата, а 12 марта 1844 года собрался Конгресс (уже не тысяча делегатов, а триста), которому представили итоги работы Конституционной комиссии. Все как положено: три ветви власти, равенство граждан перед законом, законы принимаются исключительно высшим законодательным органом, избираемым всеми гражданами, однако эти законы вступают в силу только после ратификации президентом. Лепота.Правда, во всем тексте ни разу не помянута «свобода» и ни слова о гражданских правах, зато детальная роспись полномочий исполнительной власти («Закон о Политическом Управлении»). Которую, надо думать, Верховный бы одобрил. Ибо президента выбирает Конгресс, как представитель народа, полномочия президента не ограничены вообще ничем, кроме десятилетнего срока каденции, но с правом переизбрания.Был, правда, и альтернативный вариант: пожизненное президентство, но консул Лопес резко его раскритиковал, пояснив, что «пожизненность» - это путь к диктатуре, которая Парагваю совсем не нужна, потому что Парагваю нужна демократия. По той же причине отказался он от предложения стать безальтернативным кандидатом, сказав, что если кто и достоин такой чести, так это великий сын парагвайского народа полковник Роке Алонсо, за которого он и предлагает голосовать. А когда великий сын взял самоотвод, сеньор Лопес потребовал альтернативности, и выиграл у депутата Риваролы (того самого) с соотношением 298:2, причем, кроме самого Риваролы, голос Ривароле отдал сам консул, голосовавший последним.Управляемая демократияИ вот теперь, окончательно став властью, дон Карлос засучил рукава. Славного полковника Алонсо с почетом отправили на пенсию, сразу же объявили амнистию, выпустив всех заключенных, объявили о разрешении вернуться эмигрантам (естественно, с проверкой), причем не просто так, а с реституцией отнятых имений, кроме тех, что стали «эстансиями Родины», - а владельцам тех, которые стали, - с равноценной компенсацией.Разрешили выпускать частную  газету «Независимый парагваец», с четким разъяснением, что можно, а что нельзя. В частности, нельзя публиковать призывы к действиям, способным привести к тому, что уже много лет подряд творится в Аргентине, а также клеветать. В том смысле, что если кого-то критикуешь, критикуй не отвлеченно, а с фактами, и если факты есть, критикуемого посадят, а если фактов нет, на такой же срок посадят тебя. Также дали понять, что отныне всяко поощряется любое самовыражение без политики: пусть расцветают сто цветов, пусть появятся наши литераторы, наши художники, наши композиторы, наши актеры, - а власть сочтет честью их материально поддержать (и таки да: гранты и стипендии год за годом сыпались градом).Однако надстройка надстройкой, а базис всему голова, и главной задачей стало определение новой экономической политики, потому что оставшееся от Верховного требованиям времени явно не соответствовало. Так что, президент Лопес начал отделять зерна от плевел, полностью отменив только систему бесплатных раздач, как «пережиток, стимулирующий лень и безответственность». А вот бесплатная медицина – святое. Бесплатная начальная школа – святое. И так далее.Особо зажиточным фермерам землю передали в собственность, но в целом система землепользования осталась, как при Франсиа: бессрочная аренда за маленькую плату. И даже понятие «дикий индеец», при докторе существовавшее, отменили, наделив всех гражданством.Правда, общинные земли перешли в государственную собственность, но аборигены, став фермерами-арендаторами, этого, видимо, и не заметили. Ибо посягать на права фермера, отнимать у него участок было невозможно в принципе, продукцию закупало государство напрямую, - о посредниках, а стало быть, о спекуляции, пахарь даже не слыхивал, - а количество «эстансий Родины» даже несколько увеличилось, и вообще, об отношении «низов» к власти можно судить по итогам военной реформы.Поскольку денег было много (об этом ниже), именно при доне Карлосе завершили задуманную Karai Guazo программу «Каждой парагвайской семье – по ружью», и теперь, на по-прежнему обязательных сборах, помимо искусного владения пикой, следовало показать и меткую стрельбу. Согласитесь, власть, не уверенная в своей популярности, такие фокусы себе не позволяет. Но и ранее крохотная регулярная армия после введения всеобщей военной повинности («Два года – Родине!»), с учетом роста населения страны, увеличилась на порядок: 25 тысяч в мирное время, обученный резерв до 75 тысяч, и это без ополчения.Дорогое удовольствие? Безусловно. Но ведь указания Верховного насчет государственной монополии на экспорт стратегического сырья, - йерба-мате и ценных сортов древесины, - оставались в силе. Больше того, были оформлены в законы, и стали гораздо строже, а пошлина на ввоз с 40% при El Supremо поднялась до 47%. В итоге, средства, накопленные Верховным, не растекались, а преумножились и постоянно преумножались.Свободных денег было очень много: дефицит бюджета считался страшилкой про «проклятый зарубеж», а внешние займы - глупостью. Ибо на свои жить надо, - и вместо ввоза капиталов ставку делали на ввоз мозгов. То есть, пока свои кадры не подросли (а молодых парагвайцев на учёбу за границу посылали десятками, за государственный счет), на иммигрантов «всех полезных профессий», которым давали льготы, а также евроспецов, но не самозванцев с липовыми дипломами, а по рекомендациям серьезных фирм. Таким платили немыслимые жалованья, но требовали полной отдачи, а чтобы создать рынок рабочей силы, не вызывая при этом недовольства, правительство выделило специальные фонды, после чего идти на стройки и в промышленность стало выгодно, и следовательно, престижно.Без утомительных дат, всего за десять лет возникла промышленность новейшего образца. Металлургический завод в Ибикуе, где нашлась руда (свои пушки, ружья и всякая металловсячина). Заводы боеприпасов, текстильные мануфактуры, бумажные фабрики, верфи. Первый в Латинской Америке пароход с железным корпусом. Старт (а через пять лет и финиш) строительства железной дороги с ответвлениями. Телеграф.О новых дорогах, мостах, плотинах, каналах, - то есть, поднятой целине, - говорить нечего. Это само собой. В Асунсьоне вымостили булыжником улицы, построены собор, театр и правительственные офисы, и хотя все эти достижения на фоне европейских выглядели скромно, в Латинской Америке к 1859 году Парагвай по доходам и уровню жизни населения сильно опережал всех, - и Бразилию, и Аргентину, и Перу, и прочих, - причем, нищих, как и при д-ре Франсиа, не было, и преступность тоже не появилась.В общем, дон Карлос, судя по делам, считал себя политическим наследником El Supremo, но в новых условиях, с учетом требований времени. Изоляционизм, на его взгляд, исчерпал себя, и пришло время протекционизма. Да и вообще, - пояснил он в беседе с м-ром Боулином, о котором подробно ниже, «Я думаю, что путь вывоза сырья ведет в тупик. Мне бы хотелось, чтобы Парагвай вывозил свои изделия. Конечно, не в Европу, и не к вам, в США, а к нашим соседям. Пусть в первое время наши товары будут хуже, зато они будут намного дешевле, и главное, они будут американскими, а ведь, как правильно сказал ваш м-р Монро, Америка для американцев». Интересно дополнив: «Но, разумеется, я не хотел бы нарушать интересы США. Вы всегда будете опережать нас, мы никогда не поставим под сомнение ваше первенство, но ведь такая страна, как ваша, всегда может выделить маленький участок земли для надежного союзника».Вот такая стратегия. А что до «Был чрезвычайно коррумпированным — фактически владел половиной страны, не различал государственное и личное имущество…» (характеристика историков, считающих Парагвай до 1870 года, когда «Великие Силы» подмяли его под себя, Адом Кромешным), так тут я попытался разобраться, и получилось вот что.Бессребреником дона Карлоса, в отличие от д-ра Франсиа, не назовешь. Он был человеком другого поколения, уже не восхищавшегося  идеями Века Просвещения, его век был Веком Разума. К тому же, в отличие от дяди, не считал себя носителем некоей Высшей Миссии, и был не убежденным холостяком без особых запросов, но отцом большого семейства, - три сына, две дочери, - о котором следовало заботиться. Так что, действительно, стал самым богатым человеком страны, владельцем огромных поместий и солидных счетов в банках.Однако на абсолютно законных основаниях. И дело даже не в том, что ст. 11 Конституции 1844 года гласила: «Президент имеет право полного распоряжения всеми государственными средствами, отчитываясь делом», а дела говорили сами за себя, но  в специфической системе бонусов. Согласно действовавшему законодательству, все чиновники, участвовавшие в работе над тем или иным госпроектом, в случае успеха имели право на премиальные: либо долю от прибыли, либо участок земли (естественно, пропорционально внесенному в работу вкладу).Сеньор же президент, будучи профессиональным юристом, мало того, что находил партнеров,  еще и лично  правил черновики крупных контрактов, внося (кое-какие документы сохранились) весьма точные и дельные коррективы, - и таким образом, становился владельцем трех, пять, а то и десяти процентов прибыли. Либо, как бонус, получал от государства очередной участок земли под плантацию (условия для арендаторов не менялись, а если участок не был заселен, его заселяли на взаимовыгодных условиях).Так что, ответ дона Карлоса месье Вильмору: “Soy el director, que contrató a la gente de Paraguay. Mi trabajo es muy eficaz y muy caro” («Я менеджер, нанятый Парагваем. Мой труд очень эффективен и очень дорого стоит») можно принять. Он качественно трудился,  не лицемеря, честно брал честное вознаграждение за честный, нелегкий труд, и вполне справедливо говорил, что «Пока каждый парагваец каждый день ест мясо и пьет молоко, а башмаки его прочны, все мои критики могут идти к черту и лизать угли».Очень по-человечески, - но президенту ничто человеческое не было чуждо, и на мелкие грешки он внимания не обращал. Создавая бюрократию, без которой теперь никак, он понимал, что человек слаб, и: «Если чиновник берет подарки, чтобы ускорить дело, не нарушая закона, ничего страшного… Если берет подарки за подпись, не нарушающую интересов государства, ничего страшного… Страшно, если ворует у государства в ущерб государству, или вредит государству, из корысти предпочитая скверное полезному…». И если при Верховном за любой, пусть малейший факт коррупции полагалась тюрьма, а за что-то крупное, расстрел, то теперь, чтобы попасть под раздачу, нужно было, скажем, подписать акт приемки школы, у которой потом обрушилась крыша…Это дорого, и ни к чему...А кроме внутренней политики, приходилось заниматься еще и внешней, причем активно, ибо прорыв в большой мир дон Карлос считал делом наиважнейшим. Первым делом, - поскольку «Тигр» из Байреса признавать независимость Парагвая отказался наотрез, - «новый Асунсьон» заключил пакт о дружбе и союзе с вечно мятежной провинцией Коррьентес, и 1844-м, когда Аргентину вновь залихорадило (о чем мы еще не говорили), парагвайская показала себя, заняв спорные территории между реками Парагвай и Уругвай, а позже объявив об их аннексии, и соседи официально этот факт признали, ибо видели армию, драться с которой опасно.Активно работали и дипломаты: в 1845-м независимость Парагвая признали Венесуэла, Уругвай, Испания и Штаты, а Бразильская Империя даже подписала с доном Карлосом секретный договор о союзе против Росаса. Тут подробностей не будет, - всему свое, а спойлеры великий грех, - но в итоге, в 1852-м, независимость Парагвая признала и Аргентина, по договору с которой Парагвай получил право торговать по всей Паране, после чего объем его экспорта подскочил впятеро. И при всех вариантах, таской или лаской, - лаской, конечно, лучше, но если без таски нельзя, то и быть по сему, президент Лопес умел добиваться своего, лучшей иллюстрацией к чему, на мой взгляд, послужит забавная история с «Водяной ведьмой»…В принципе, отношения с США у Парагвая были прекрасные, но в 1854-м возникла  проблема: м-р Эдвард А. Хопкинс, американский консул, начал геологоразведочные работы, которые дон Карлос категорически запретил, а когда рабочих разогнала полиция, вызвал «для убеждения» Water Witch, канонерскую лодку ВМФ США, стоявшую близ берегов Ла-Платы.«Водяная ведьма» поднялась по Паране, вошла в парагвайские воды к крепости Итапиру и потребовала капитуляции, а получив отказ, открыла огонь, - и 1 февраля 1855 года с трудом унесла ласты, причем один из офицеров был тяжело ранен и умер. Типичный пример gunboat diplomacy, - но с непредвиденным финалом, который в Вашингтоне, естественно, расценили, как «оскорбление в адрес Соединенных Штатов», в связи с чем, 9 сентября 1858 года президент Джеймс Бьюкенен поручил м-ру Джеймсу Батлеру Боулину, влиятельному политику из Миссури, плыть в Парагвай и «получить надлежащее удовлетворение». А чтобы придать слову посланника должный вес, решено было дать ему в сопровождение «такую силу, которая заставит извергов подчиниться»:  11 судов под флагом капитана второго ранга Уильяма Шубрика.По тогдашним меркам, более чем серьезно, - коммодору Перри в Японии, как известно, хватило и трех судов, - и условия «надлежащего удовлетворения», с которыми личный эмиссар президента США 25 января 1859 года прибыл в Асунсьон, были весьма жесткие. А дальше - слово самому м-ру Боулину, по итогам двухнедельных переговоров написавшему детальный отчет:«Президент Лопес, пожилой одышливый джентльмен, на вид – старый плантатор из Джорджии или Каролины, принял меня очень учтиво. Он заверил меня в своем безграничном уважении к США, убедительно объяснил неправоту м-ра Хопкинса (который, в самом деле, вел себя самым недопустимым образом), а затем предложил продолжить разговор несколько позже…».Далее подробности об экскурсии по стране, - стройки, пушки, гарнизоны, - и удивительная деталь: «Лес казался девственным, но мне показали несколько совершенно скрытых травой и сообщающихся одно с другим длинными лазами подземных помещений, похожих на норы, но достаточных для размещения двух или трех человек. В каждом я увидел несколько ружей в смазке, запас пороха, пуль, вяленого мяса. Как мне объяснили, таких укромных мест в лесах и горах более семи тысяч…».И в завершение: «…м-р Лопес был откровенен. Он признал, что если мы решим наказать Парагвай, Парагвай будет наказан, но указал, что не видит никакого смысла. Он уважает США, хочет быть, как он сказал, “нашим младшим акционером”, и готов на самые обширные уступки, но... “Парагвай – не Мексика с ее хаосом, не Никарагуа, не Япония, - сказал он, - и если нам придется воевать, победа США не окупит затрат”, далее предложив мне ознакомиться с расчетом ущербов, которые мы понесем  в результате войны. Расчеты эти показались мне весьма тщательными… Предложение м-ра Лопеса, сделанное самым дружеским тоном, я счел приемлемым…».Приемлемым сочли предложение и в Вашингтоне. Парагвай официально извинился перед Штатами, выплатил компенсацию семье погибшего моряка и подписал с США новый торговый договор. Но не на тех запредельных (отмена пошлин и свобода геологических изысканий) условиях, которые привез м-р Боулин, а на гораздо более умеренных, включая несколько выгодных для Парагвая пунктов, вписанных доном Карлосом. И плюс к тому, м-р Хопкинс был отозван, а Госдеп принес извинения за хамство своего сотрудника, - чего в эпоху «дипломатии канонерок» не случалось ни до, ни после того.Вот так. С полным пониманием и без прогибов. Можем и по-плохому, но лучше по-хорошему. Именно под таким девизом в 1853-м поехала за океан и год колесила по Европе парагвайская миссия во главе с Франсиско Солано, старшим сыном сеньора Карлоса. Молодой, бравый, обаятельный генерал посетил Англию, Францию, Испанию и Сардинию, подписав выгодные торговые соглашения. В Риме поцеловал туфлю папе Пию IX, договорившись о назначении в Парагвай епископа из местных. Надолго задержался в Париже,где пару раз повидался с Наполеоном III и был им очарован (императору заморский «принц»  тоже очень понравился). Какое-то время провел на фронтах Крымской войны, абсолютно уверовав в то, что Франция – наилучший пример для подражания, - и когда отбыл домой, европейские СМИ наперебой свиристели об «открытии Парагвая», который, в отличие от «темных времен диктатора Франсиа», такой «конституционный», «правовой» и «цивилизованный», что хоть в Европу вывози.А пока парагвайский гость восхищал пресыщенный столице Старого Света, очередной Конгресс в Асунсьоне переизбрал сеньора Лопеса на очередное десятилетие, однако он попросил сократить срок данной каденции до трех лет. «В порядке единичного исключения». Ибо «возраст преклонный» (64 года). Ясное дело, делегаты не отказали, но в ноябре 1856 года, благополучно пройдя две трети дистанции, дон Карлос созвал Конгресс на чрезвычайную сессию и предложил список поправок к конституции, естественно, принятых без прений.В Парагвае появилась должность вице-президента (назначаемого главой государства), возрастной «президентский» ценз снизили с 40 до 30 лет, всеобщие выборы в Конгресс отменили (владеешь недвижимостью, избирай, не владеешь, извини), а численность делегатов сократили с трехсот до ста.Смысл «перезагрузки» понимали все: стареющий и болеющий президент мостит дорогу наследнику, и вся интрига заключалась в том, кто из мальчуганов будет назначен «вице», чтобы через год, когда трехлетний срок истечет, перехватить эстафету, - папин любимчик Франсиско Солано, мамин любимчик Бенигно или общий любимчик Венансио.Кое-кому из расплодившихся за годы «оттепели» политических людей, с нетерпением ожидавших смерти «тирана», это не нравилось, но они шипели втихомолку. Большинство же «просвещенных» (простой люд в такие премудрости не вникал) воспринимало ситуацию, как данность, типа лета после весны, тем паче, что сказать плохого о парнях было нечего: все дельные, все воспитанные, все вполне приличные, разве что Франциско Солано нравом чуть более горяч, чем хотелось бы.Этот вопрос стал основным в салонных беседах. Спорили, анализировали, заключали пари, - а дон Карлос вновь преподнес сюрприз: пост вице-президента остался вакантным, зато президент в марте 1857 года вновь выставил свою кандидатуру на очередной десятилетний срок, пояснив, что «возраст не беда, если здоровье позволяет». И остался у руля. И все (ну, хорошо, почти все) были очень довольны. Ибо, как ни надоело год за годом любить одно и то же руководство, а глядя на происходящее за кордоном, все сознавали, насколько в скучном Парагвае лучше, чем в том бурлении страстей, куда нам с вами, деться некуда, приходится возвращаться...Продолжение следует.

Выбор редакции
16 мая, 01:22

ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (24)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь, но особое внимание на тут и тут.Дыхание Чейн-СтоксаВот бывает: живешь, живешь, и вроде не тварь дрожащая, и право имешь на все, и нижестоящие в струнку, и рейтинг стабильно под 86%, и достиг многого, и «нет тебя, нет Парагвая», а потом вдруг: бумс, - и тебя нет, а Парагвай есть. Сам El Supremo, если верить ди Соузе, очень любил говорить на эту тему, упирая на то, что человек остается жить в своих делах, - а сделал он немало. Хотя за кордоном об этом почти ничего не знали, ибо к 1840 году страна  практически закуклилась. Вплоть до тюрьмы за переписку с родственниками за границей.И не без причин: Верховный был уверен, что рано или поздно Бразилия или какая-то из граничащих с Парагваем провинций Аргентины обязательно сунутся. А потому готовилась армия, всеми путями закупалось оружие, тренировалось ополчение, реализовалась программа «Каждой парагвайской семье – по ружью», в джунглях рыли схроны, в пампе – траншеи, и когда из провинции Энтре-Риос наконец-то пришли враги, они получили по зубам так больно, что больше не совались, страна же закрылась окончательно.И точно так же закрыто жил Karai Guazo, с годами отгораживаясь от мира все больше.  Его можно было увидеть на прогулке, - утром пешей, вечером верхом, - и никак иначе. В рабочее время посетителей все чаще принимал «человек-тень», личный секретарь Поликарпо Патиньо, передавая затем решения шефа, а дома входить без приглашения имели право только три человека, - слуга (строго по графику), тот же «Poli» (если повод был важен) и старенький врач Хосе Эстигаррибия, живший в смежной комнате.Поэтому наверняка известно немного. Совершенно точно, в конце июля 1840 года Верховный, гуляя, попал под дождь, простыл и и сильно захворал. Врач, с поправкой на возраст пациента, - 74 все же не 47, - прописал лекарства, постельный режим и минимум месяц полного покоя. Однако при системе, когда все дела страны требовали визы высшего руководства, такое было невыполнимо: Франсиа, через неделю почувствовав себя лучше, приступил к работе в обычном режиме, и вскоре, в начале сентября, слег снова, запретив врачу и Поликарпо кому-либо сообщать о своем состоянии.Текущими делами, согласно его указанию, как обычно, занимался Патиньо, получив разрешение решать «особые» вопросы, не советуясь с боссом, ибо сам знает, как босс решит. Бесспорно и то, что 18 сентября больному стало хуже, и он позвал Патиньо, но о чем шел разговор, никому не известно: «человек-тень» вслед за тем, приказал врачу и служанке здания не покидать и в спальню не входить,   потому что «Верховный решил выздороветь сам». А вечером 19 сентября Karai Guazo потерял сознание, и на рассвете скончался (видимо, от инсульта), не оставив никаких распоряжений.Далее всё условно, всё под вопросом. Возможно, смерть наступила раньше, но именно 20 сентября, на рассвете, Поликарпо, срочно вызвав Мануэля Антонио Ортиса, мэра Асунсьона, двух его заместителей, по гражданским и военным делам, четырех «квартальных надзирателей» (военная полиция) и прокурора, сообщил им, что Верховному очень худо. В связи с чем, до его выздоровления, текущими делами придется заниматься коллегиально, а контролировать процесс доверено ему.Никто из присутствующих, твердо знавших, что слово Патиньо – слово самого доктора, ни словом не возразил, не задал никаких вопросов, и жизнь пошла своим чередом, как обычно, и шла так еще три дня, до утра 25 сентября, когда, собрав руководство в полном составе, Патиньо сообщил печальное известие: El Supremo счел нужным нас покинуть, и теперь следует решить вопрос о власти. То есть, созывать Конгресс, не собиравшийся 26 лет.Но это стратегия, а поскольку текущие дела никто не отменял, страной, согласно предсмертной воле величайшего из людей, будет править временная хунта из пяти «самых достойных», сеньора Ортиса и представителей полиции. Поскольку же в политике все они ни в зуб ногой, он, Поликарпо Патиньо, станет «первым секретарем» (политическим советником), а его собственный секретарь, глава службы осведомителей Хосе Сульдоадо, «вторым секретарем», то есть, делопроизводителем. Все. Вот протокол о создании временного чрезвычайного органа. Прошу подписывать.В обстановке полного ошеломления и полного же неумения решать что-то самостоятельно, протокол подписали тотчас. Первым актом нового правительства стало официальное извещение о невосполнимой утрате (увидев приспущенный флаг, люди плакали,  но кто-то, в основном, «бывшие», шушукался в ожидании перемен) и скором созыве Конгресса.Вторым, – естественно, по рекомендации «первого секретаря», - распоряжение властям городка Куругуату «немедленно доставить в надёжную тюрьму бандита Хосе Артигаса» (76-летний, давно уже не интересовавшийся политикой эмигрант кого-то очень тревожил, и старику пришлось полгода мять нары). Третьим – объявление личной библиотеки покойного (книг и подшивок газет за многие годы) публичной, с правом доступа всем желающим, но не более часа в день.Далее постановили увековечить память покойного монументами в каждом городе и портретами на улицах, а затем как-то сам собой встал вопрос об освобождении части политических заключенных, - друзей и родственников членов хунты, - и поскольку «первый секретарь» не был против, люди вышли на свободу. В остальном – все, как всегда. Тем же единственно верным курсом. Без изменений.Пытаясь разобраться в событиях тех дней, решительно все историки сходятся на том, что Патиньо готовил почву для перехвата власти, и у него были все основания, ибо в сознании парагвайцев он был неотделим от Верховного, считаясь как бы его продолжением. А кроме того, только он разбирался в делах, которых вымуштрованные до состояния марионеток аппаратчики просто не могли понять, не говоря уж про разобраться. И вполне возможно, выгорело бы, если бы не спешил, а главное, не был вызывающе высокомерен.Но он был таков, каков был, и уже 30 сентября на заседании хунты случилась стычка. В ответ на предложение «Poli» подтвердить диктатуру, как систему правления, и представить это решение будущему Конгрессу на утверждение, прозвучал резонный вопрос о кандидатуре нового El Supremo. «Человека, сведущего в политике, которого одобрил бы незабвенный доктор», - ответил Патиньо, а услышав, что номер не пройдет, подал в отставку, - и типа, посмотрю, как вы тут без меня справитесь.Довод прозвучал убедительно, хунта дрогнула, - но тут попросил слова «второй секретарь», Хуан Антонио Сульдоадо, многолетняя правая рука «человека-тени», и сообщил, что он, как глава осведомителей, вполне в курсе «всяких сложных вопросов», и если его назначат «первым секретарем», высокое доверие оправдает. В отличие от сеньора Патиньо, который самодур, грубиян, не уважает самых мудрых людей Асунсьона, а кроме того, украл серебряные вилки покойного El Supremo.После такого заявления изменилось все. «Второго секретаря» объявили «первым» (и единственным, ибо зачем два?). Бывшего «первого», схватившегося за пистолет, скрутив своими силами, передали караулу и определили в тюрьму «за расхищение государственного имущества», а на следующий день, 1 октября, оказалось, что Поликарпо Патиньо, опасаясь за свою жизнь, повесился в камере.Идея покойного, однако, пришлась наследникам по дуще. Сеньор Ортис, похоже, всерьез полагал, что справится ничуть не хуже Karai Guazo, и «единственный секретарь», едва ли не ковриком стелившийся под шефа, начал консультации с видными гражданами Асунсьона, однако вел их как-то странно, вызывая подозрение в некоей непонятной игре на себя.Это раздражало, однако другого кандидата в политические советники у хунты не было, да и в общих вопросах он тянул очень большой воз, ибо, как выяснилось,   идеально вымуштрованные аппаратчики, вне привычной компетенции ничего не умели. Тем не менее, попытку сделали: в середине ноября, когда все  пошло как-то совсем не так, правительство пригласило на разговор сеньора Лопеса, двоюродного племянника усопшего диктатора, - и тут нам с вами в очередной раз не обойтись без отступления.Единогласно!Информация к размышлению: мужчина в самом расцвете сил, красивый, умный и в меру упитанный. Хотя, конечно, если совсем точно, пятидесяти лет от роду, - но разве это не расцвет для мужчины? И если совсем-совсем точно, то красивым и в меру упитанным был в юности, а к описываемому времени сильно раздобрел и былую красоту порастратил, - но что умный, не отрицал никто. К тому же, по меркам Парагвая, очень образованный: закончив семинарию Сан-Карлос, единственный полу-вуз Асунсьона, преподавал там право, пока среднее образование не отменили.А когда семинария была закрыта, женился на некрасивой девушке из одной из богатейших семей страны, уехал на своё ранчо и жил бирюком, как черт ладана чураясь политики, - притом, что недоверчивый доктор Франсиа тихоне по-родственному симпатизировал («Сhico razonable y decente…» - «Разумный и приличный парень…») настолько, что даже давал ему (единственному в стране) на прочтение некоторые газеты из тех, что выписывал сам.Вот к этому-то человеку, с одной стороны, абсолютно аполитичному, а значит, и неопасному, с другой стороны, просвещенному настолько, что даже сам Karai Guazo считал его умником, обратилась хунта с вопросом, что делать, заодно предложив секретарство. От предложения сеньор Лопес отказался сразу, - дескать, политикой никогда не интересовался и впредь не намерен, а делать, по его мнению, можно только одно: чем скорее, тем лучше, созывать Конгресс и даже не думать про диктатуру.Потому что, во-первых Верховный был уникален, других таких нет, а во-вторых, времена очень изменились и без нормальной законодательной власти никак не обойтись. Долго объяснять, почему, но если угодно... Естественно, хунте, в первую очередь, ее председателю, угодно не было, сеньора Лопеса поблагодарили и отпустили, положение сеньора Сульдоадо упрочилось, - и все. Два месяца в стране не происходило ровным счетом ничего, часики тикали, как при бабушке, но при этом денег в казну почему-то поступало меньше.А 22 января 1841 года во дворец пришли 75 злых солдат во главе с сержантом Ромуальдо Дуро, заявили хунте, что она им не нравится, ибо жалованье за декабрь еще не выдано, - а раньше выдавали день в день, - и посадили  под арест всех вместе с секретарем, а власть передали мэру столицы, отставному офицеру Хуану Хосе Медина и еще двум совершенно незначительным чиновникам, вручив «тройке» документ, обосновывающий необходимость «революции».Вкратце: «бывшие» пришли к рулю нелегитимным путем, зажимают деньги и не желают проводить свободные выборы, то есть, узурпировали власть, а это недопустимо. Конгресс нужно собирать как можно скорее. Кроме того, требовали  учреждения чина полковника, двух подполковников и трех майоров, с указанием, кто из офицеров достоин повышения (сам сержант Дюре в списке не значился, но пожелал стать лейтенантом, и стал им). А еще через две недели, 9 февраля, «тройку» сместило новорожденное штаб-офицерство во главе с бывшим младшим лейтенантом,  ныне полковником и командармом Мариано Роке Алонсо, секретарем при котором оказался Карлос Антонио Лопес.Свергнутое руководство распустили по домам, предыдущее выпустили из тюрьмы, - кроме Сальдуондо, задержавшегося за решеткой на полтора года (есть ощущение, что события 22 января состоялись, как промежуточный этап, - чтобы убрать именно его), приказали выпустить Артигаса, определив ему пенсию, и главное: 12 февраля объявили дату созыва Конгресса - ровно через месяц.Казалось бы, странно: всего за месяц организовать выборы по всей стране, - согласно Reglamentos Gubernamentales («Конституционным правительственным постановлениям» 1813 года) аж тысячу делегатов, - никакой возможности не было, но сеньор Лопес пояснил все очень просто. Смотрите, сеньоры. У нас нет ни конституции, ни международного признания. В правовом отношении мы – никто. Хуже того, у нас вообще нет законов, а теперь нет еще и Верховного, при наличии которого без всего этого можно обойтись. И второго Верховного не будет.Поэтому необходим Конгресс, и срочно, времени на выборы нет. Выход один: созвать тот состав Конгресса, который утвердил д-ра Франсиа пожизненным правителем. В Reglamentos ведь четко прописано: собирается только по решению Верховного или при «чрезвычайных обстоятельствах», - а сейчас обстоятельства как раз чрезвычайнее некуда. Правда, из тысячи делегатов 1814 года многие уже ушли из жизни, но тут ничего не поделаешь: обстоятельства экстренные, и сколько сможем, столько соберем, - плюс особо уважаемых асунсьонцев, - а следующий Конгресс подготовим уже по всем правилам.Предложение приняли (полковник Роке Алонсо вообще никогда, с самого начала, не спорил со своим секретарем, ни разу не взбрыкнув, - из чего, кстати, можно сделать вывод, что «приличные люди» Асунсьона времени после смерти Верховного даром не теряли), и 12 марта, после 26 лет бездействия, Конгресс 1814 года, - 397 пожилых и очень пожилых делегатов плюс пара десятков самых просвещенных асунсьонцев по назначению властей, - собрался.Сперва минутой молчания почтили светлую память  El Supremo. Затем временный глава государства, поприветствовав почтенных сеньоров, передал слово секретарю, и дон Карлос выступил с докладом. Коротко обрисовал ситуацию в стране, как мог, описал, что творится вокруг, и перешел к главному: у нас есть объективные успехи, но есть и объективные сложности. Все мы понимаем, что наш статус – чрезвычайный, а с чрезвычайкой пора кончать.Необходимо становиться нормальным государством, для чего необходимо, прежде всего, организовать выборы, а кроме того, создать конституцию. И поскольку дело это непростое, а хороших юристов в стране по известным причинам мало, следует прямо сейчас избрать Конституционную комиссию в составе: далее следовал список имен. Это во-первых. А во-вторых, нужно избрать нормальную ординарную власть. То есть, как прописано в Reglamentos, вернуть систему консулата, отмененную в связи с уникальностью личности Верховного.Итак, вношу предложение выбрать двух консулов на три года, обязав их, в частности, проследить, чтобы за этот срок проект конституции был готов. В завершение, сеньоры, считаю своим долгом заявить, что не вижу кандидатуры в первые консулы лучшей, чем кандидатура  славного сына парагвайского народа, выдающегося военачальника и видного политика, нашего дорогого руководителя, сеньора  Роке Алонсо. Что же до вероятного напарника, пусть дон Мариано сам скажет, с кем ему комфортно работать.Совершенно не факт, что все собравшиеся поняли длинную, красивую, обильно уснащенную латинизмами и ссылками на старое испанское право речь докладчика, но немногочисленная «чистая публика», услышав знакомые слова, сказанные без обычного презрения, сразу восхитилась, прикидывая, что вот ведь, свой человек. Тем паче, диктатором (с такими-то талантами) загнанный, почитай в ссылку, ибо двадцать лет в имении просто так не сидят.Тем не менее, без дебатов не обошлось. Некий сеньор Риварола, вольнодумец, уставший молчать, высказался в том духе, что демократическую конституцию следует принимать прямо сейчас, с полным внедрением всех свобод и без всяких консулов. На что дон Карлос, очень обрадованный возможностью поспорить, отреагировал не без иронии, указав на зал и спросив, возьмет ли досточтимый делегат на себя ответственность разъяснить всем этим сеньорам, в чем суть демократии. В зале захихикали.Индейские же касики и сельские старосты, составлявшие большинство, уж точно уловив процентов десять, не больше, слова не требовали, а просто кивали. И потому что за долгие годы правления д-ра Франсиа привыкли к тому, что власть ошибаться не может, и потому что как-никак, говорил племянник доктора, а родная кровь – не водица. Образ Верховного был еще свеж (а индейцы, к слову сказать, еще в середине ХХ века пребывали в убеждении, что Karai Guazo вовсе не умер, но, сев на леопарда, уехал гулять на Небеса и когда-нибудь вернется), так что, вопросов не возникло.Полную поддержку полковнику Роке Алонсо выразило абсолютное большинство, но кое-то был и против, что дон Капрос отметил с особым удовольствием, а затем, когда дорогой руководитель, поблагодарив за  доверие и  заглядывая в какую-то бумажку, сообщил, что комфортно ему будет работать с сеньором Лопесом, но он, со своей стороны, категорически против разделения на «первый-второй», потому как тут вам не здесь... ммм... то есть, на то и col-le-gae, чтобы править поровну. Вслед за чем и поправку, и  дона Карлоса одобрили без прений,  заодно доверив сеньору Лопесу (а кому же еще?) возглавлять Конституционную комиссию.И вот теперь, превратив экстралегальную ситуацию в легальную, начали учиться жить без папы, зато аж с двумя консулами. Вернее сказать, с одним, потому что выдающийся сын парагвайского народа занимался, в основном, армией, а если не армией, то активным отдыхом, и  за все остальное отдувался безотказный правовед, активнейшим образом подгоняя страну под объективную реальность, данную ему в ощущениях. А ощущал он, надо сказать, неплохо.Продолжение следует.

Выбор редакции
12 мая, 14:49

Русские добровольцы в ХХ веке: знамена — разные, дух — один!

Федеральное агентство новостей продолжает публикацию материалов о русских добровольцах.

12 мая, 08:36

Столичные абоненты Tele2 в майские праздники посетили более 130 стран

Столичные абоненты оператора Tele2 в период с 1 по 9 мая посетили 134 страны. Самыми необычными местами стали острова Сент-Китс в архипелаге Наветренных островов Карибского моря, Гватемала, Каймановы острова, Парагвай, Непал, Республика Кабо-Верде, Мадагаскар и Мозамбик, сообщили порталу Банки.ру в пресс-службе Tele2.

08 мая, 04:28

ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (19)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.Рыжий и прочееНа бумаге время летит быстро. Строчка – месяц, абзац – год, страница – десятилетие, и все герои повествования кажутся ровесниками. А в жизни все иначе. Люди, конечно, пересекаются, но выход на сцену и уход с нее у каждого в свой срок. Кто-то стареет, отходит от дел, умирает, кто-то, наоборот, встав на крыло, выходит из-за кулис в скрещение софитов, -и сейчас, когда первое поколение борцов за независимость Ла-Платы постепенно редеет, следует, наверное, представить хотя бы кого-то из новых людей, исполнявших главные роли в новые времена. Всех, конечно, не получится, но один персонаж ла-платской драмы, до сих пор поминавшийся мельком, сыграет вскоре такую роль и на столько сезонов, что не представить его попросту нельзя. Самое время, чтобы потом вопросов не было.Итак: рыжий синеглазый мальчик из семьи, по меркам Байреса, знатнее некуда. Столбовой идальго. Портеньо в пятом поколении. В роду – губернаторы, полковники регулярной армии и прочие. Наследник колоссального состояния, пасущегося в пампе. Осиротев восьми лет от роду, учился в частной школе (имениями управлял дядя), по живости характера в науках не преуспел, но стал верным католиком, потому что падре к нему очень хорошо относились. Убежал из школы в 13 лет, когда напали англичане, отличился удивительной храбростью, в 14 лет, во время второго нападения, вновь отличился, уже в полку Migueletes («маленьких солдат»), а потом умер дядя, и 15-летнему пацану пришлось брать на себя управление имением.А имение непростое: необозримые пастбища (за триста тысяч га), тысячные стада, большущие солильни, коптильни и кожевни, немирные индейцы постоянно на горизонте, - и сотни диковатых гаучо, ценящих только силу, а на нового хозяина, мальчишку, смотревших, как на ничто, и готовых вот-вот растащить стада. Но не растащили: пацан оказался твердым орешком, и порядок наводил по правилам пампы, вызывая на поединок (до первой крови или до смерти) степняков, не признававших в нем хозяина (достоверно известно, что убил четверых). А кроме того, водил гаучо в походы на индейских скотокрадов или просто на индейцев, за добычей, и с постоянным успехом.К 18 годам заработал прозвище El Tigro (переводить не буду) и стал абсолютным, непререкаемым авторитетом и для своих пастухов, и для соседей, и для краснокожих. С каждым умел говорить на понятном ему языке, с равным изяществом носил и модные костюмы, и кожанку гаучо. Город не очень любил, без нужды не ездил. В своих владениях («столица» - громадная асьенда Los Serrillos) принимал всех, не глядя на цвет кожи, - хоть белый, хоть негр, хоть индеец-мапуче, - и прошлое (будь хоть серийным убийцей, это неважно, если пацан правильный). И никого не выдавал, создав в итоге Colorados del Monte, частную армию в три тысячи (а если нужно, то вдвое больше) отборных головорезов, для которых его слово было словом Божьим. По всем мемуарам, - глубоко религиозен и наделен особым чувством справедливости.Будучи по воспитанию и взглядам аристократом, - среди духовенства, латифундистов, «больших торговых домов» свой, - никогда не отказывал в помощи и защите малым мира сего. Всегда и во всем поддерживал друзей, которых умел выбирать. Умело выбрал и супругу, в 20 лет по взаимной любви женившись на девушке из приличной, но небогатой семьи, оказавшейся не только верной женой и надежным другом, но и соратником – уезжая по делам, спокойно оставлял владения на супругу, и гаучо трепетали перед 18-летней доньей Энкарнансьон не меньше, если не больше, чем перед Хозяином.Политикой увлекся поздно, уже после 1815 года, став одним из лидером «чистых федералистов» Байреса, однако до поры, до времени в первые ряды не лез, присматриваясь и учась у старших. И вот теперь, более или менее представляя себе, кто был таков Хуан Мануэль Хосе Доминго Ортис де Росас-и-Лопес де Осорио, которого обычно называют просто Росасом (хотя, конечно, правильно «Ортис»), давайте закроем скобки и вернемся в осень 1828 года. В нехорошее время, когда Байрес трясло от негодования, потому что долгая, тяжелая, дорогая и очень успешная война по чужой воле закончилась ничьей, которую все считали позорным проигрышем……Естественно, Мануэль Доррего, «федералистский» губернатор Буэнос-Айреса, хорошо понимал, что все шишки посыплются на него, - поражение ж всегда сирота, - и ничего, что войну начали и фактически проиграли «унитарии», а он, наоборот, переломил ход событий, а что Англия подставила, так это же Англия. Все так. И тем не менее, исход оказался таким, как оказался, и претензии предъявляли именно ему, потому что именно он был главой государства и главнокомандующим.В такой ситуации, - это он тоже прекрасно понимал, - что-то исправить можно было только еще одной, как можно скорее, войной. Лучше маленькой и победоносной, но можно и большой, только обязательно победоносной, с аннексиями и контрибуциями, - и потому, сразу же после подписания похабного мира, дон Мануэль начал готовить вторжение в Парагвай. Бросив на проект все скудные деньги, еще имевшиеся в измученном блокадой бюджете, и экономя на всем, вплоть до выплаты задолженности войскам.Было бы странно, не воспользуйся таким удобным стечением обстоятельств выкинутые из власти, но по-прежнему весьма влиятельные в городе «унитарии», и они воспользовались. По полной. Играя на недовольстве военных, считавших, что политики продали победу, а Мануэля Доррего, в прошлом боевого генерала, между собой называвшими еще и предателем касты. Работали очень аккуратно, не светясь, устанавливая контакты через единомышленников в мундирах.В частности, набравший на фронте популярность генерал Хосе Мария Пас, стойкий «унитарий», свел штатских оппозиционеров со своим боевым побратимом Хуаном Лавалье, на фронте заслужившим полное доверие и любовь солдат, готовых идти за ним хоть в Ад. Абсолютно аполитичный, дон Хуан, так же, как и все его подчиненные, был глубоко уязвлен исходом войны, и хотел понять, почему так вышло, -а городские сеньор умели быть убедительны. Ведь это же очень просто, генерал: во всем виноваты «федералисты». Если бы они не сместили нашего президента Ривадавию, желавшего вести войну до победного конца, все было бы иначе. Опять-таки, жалованье солдатикам не платят, а разве при нашем правительстве такое было? Не было. Вот и делайте выводы.Генерал Лавалье думал, генерал Пас, боевой друг,  помогал камраду делать выводы, а 26 ноября в Байрес, наконец, вернулась усталая и злая армия, - и 1 декабря произошел военный переворот, удавшийся удивительно легко, почти без перестрелок. Доррего бежал, успев увести несколько сотен самых верных, большая часть гарнизона, проморгав события, сложила оружие.История одного расстрелаНа этом Лавалье посчитал свою миссию завершенной, но гражданские политики ему объяснили, что нельзя: время сложное, временный губернатор должен быть военный, кабильдо нужно закрыть, потому что демократия в такое время пагубна. Понимаете? Город-то наш, но провинция против, там сплошные «федералисты», у того же Росаса тысячи всадников, и у беглого (как дали сбежать?!!!) Доррего есть верные люди, - так что, генерал, Родина в опасности, взялся за гуж, полезай в кузов.И ничего не бойтесь. Ассамблею мы распустили, сейчас соберем новую, правильную, без выборов (время ж военное), и все будет хорошо. А ежели случится какая-то неувязка, они, люди опытные, искушенные, почти все – юристы, всегда помогут разумным советом. Не очень обрадованный, Лавалье спросил совета у офицеров, у друга Паса, которому доверял, получил ответ, что именно так и надо, - и согласился, после чего поделил войска с Пасом, и тот двинулся вглубь континента, а сам губернатор занялся окрестностями.Между тем, Мануэль Доррего 6 декабря был уже в Los Serrillos, где обсудил ситуацию с Росасом, выяснив, что «унитарии» присылали на ранчо гонцов, мириться, но Росас их выгнал, пояснив, что Лавалье и его банда – путчисты, и следовательно, вне закона. Обсудив планы, разошлись во мнениях: дон Мануэль полагал, что если к его двум сотням солдат добавить еще человек пятьсот, с путчистами он справится и сам, «Тигр» сомневался, предлагая не гнать волну, а действовать наверняка, уйдя в Санта-Фе, к Эстанислао Лопесу, и там собраться с силами.В итоге, сошлись на том, что пусть каждый идет своим путем, а там как получится. Росас отправился в Санта-Фе, а свергнутый губернатор, пополнив отряд («Тигр» разрешил всем желающим из своих гаучо присоединяться, и набралось сотни три), двинулся к другим хозяевам пампы, однако, столкнувшись с Лавалье, проиграл бой при Наварро и, преданный адъютантом, попал в плен, о чем победитель тотчас сообщил в Байрес. И политические советники без промедления прислали указание: сеньора Доррего расстрелять. С пояснением: лишившись законного губернатора, Сопротивление потеряет легитимность. И особым примечанием: данное письмо по прочтении уничтожить.Рекомендациям Лавалье последовал, но частично. Мануэля Доррего 13 декабря расстреляли без суда (Лавалье перед казнью обнимал его и просил прощения), однако письмецо победитель, уведомив Байрес, что сжег, на всякий случай, придержал. Видимо, не вовсе уж прост был. А спустя пару дней, когда в Байресе по поводу казни разгорелся жуткий скандал, получив еще одно письмо, - «Срочно оформить протоколы, создав видимость, что суд состоялся, а эту бумагу сжечь», - протоколы оформил, а письмецо отложил в ту же папку, где лежало первое.Если «унитарии» предполагали расстрелом Доррего кого-то испугать, они ошиблись. Caudillos такие выходки только раззадоривали. Они и раньше не были настроены общаться, а теперь, имея «мученика идеи», вообще не собирались ни о чем говорить. Ассамблея Санта-Фе назвала события в Байресе государственным переворотом, а казнь законного губернатора государственной изменой, и уполномочила дона Эстанислао Лопеса командовать войсками, выделенными на подавление мятежа.Решение Санта-Фе поддержали Кордова и Энтре-Риос, а также другие провинции, помельче. В ответ самозваное правительство Байреса объявило террор против всех «федералистов» и сочувствующих, причем такой, что, как указывает Мигель Луна, «число смертей, вызванных политическими репрессиями, было настолько высоким, что в 1829 году в Буэнос-Айресе было больше смертей, чем при родах». Причем, на вопросы Лавалье, сомневавшегося в необходимости такой крутости, ответ следовал четкий: «Если враг не сдается, его уничтожают». Потому что «Мертвый враг – лучший друг».И вот тут лично у меня возникает вопрос. Все революции и  гражданские войны похожи. Расстрелами в такое время мало кого удивишь. Бывали такого рода эксцессы и на Ла-Плате, и в Байресе. Подчас в рамках революционной целесообразности. Про Линье и Альсагу, надеюсь, помните. Но чтобы вот так, косой, с широким размахом и под корень, без явной необходимости, без прецедентов, - зачем? Абсолютно непонятно, и как ни силюсь, нет просвета. И никто не объясняет. Есть, правда, статья Роситы Флорес «Психологические предпосылки эволюции аргентинского террора», но ее текста мне найти не удалось. Однако…Вот я снимаю с полки старую (1961 год издания, еще бабушкина) книгу «Амалия», написанную 170 лет назад. То есть, по свежим следам. Слезливый, в духе эпохи романтизма, но неплохой для того времени роман. Автор – аргентинский классик Хосе Мармоль, очевидец и участник тех страшных (страшнее в истории Аргентины была только «Грязная война» 1976-1980 годов) событий, о которых нам, не в этой главе, но уже скоро, предстоит говорить.Листаю и убеждаюсь: кровь, любовь, опять кровь, снова любовь, - и положительные герои - сплошь ангелы-«унитарии», которых ни за что, просто из гнусность всячески обижают жестокие черти-«фелералисты». Но ни о расстреле Мануэля Доррего, ни о терроре 1829 года, случившихся всего за несколько лет до времени, о котором пишет сеньор Мармоль, – ни слова. Будто и не было этого, а «федералисты» просто так взбесились. А между тем, если подумать…Впрочем, об этом подробнее позже. А сейчас, сугубо к слову, еще одна деталь. Аккурат во время описываемых событий из Европы в Байрес вернулся Хосе де Сан-Мартин. Уже овеянный славой Освободителя Юга. Уже изгнанный из Америки (это отдельная, очень интересная тема, но о ней в третьем томе). Он прослышал о войне, и о падении Ривадавии, с которым не ладил, и прибыл в Байрес специально, чтобы помочь воевать с Бразилией.Но опоздал. Зато все, о чем идет речь, творилось на его глазах, и великий воин был в глубоком шоке. Притом, что «унитарии» его появлению очень обрадовались, - как же, такой человечище, и к тому же известный сторонник «вертикали», а Лавалье, которому власть не пришлась по душе, с радостью предложил ему стать новым губернатором Буэнос-Айреса, вместо себя, - дон Хосе наотрез отказался и отбыл обратно в Европу, даже соизволив сойти на берег.Однако, как бы то ни было, война так война. Собрав войска, - ветеранов и по набору (охотников заработать было хоть отбавляй), - Хуан Лавалье двинулся на Санта-Фе, ломать «приморских», а Хосе Пас - на Кордову, замирять «внутренних», - и губернатору по «унитарной» версии не повезло. Хитрый и опытный Эстанислао Лопес, изображая панический отход, сумел заманить «надежду унитариев» на обширные луга с ядовитой травой miomo, в итоге чего погибло пятьсот лошадей.Лучшие солдаты Лавалье, драгуны, с которыми он прошел всю войну, обезлошадев, превратились почти в обузу, пришлось срочно отступать, - но и тут не пофартило: 26 апреля каратели были наголову разгромлены конницей Лопеса и «Тигра» при Пуэнте-Маркес; «временному губернатору» спастись удалось фактически чудом. И в этот момент Лавалье сделал совершенно удивительный шаг. Вместо того, чтобы пробираться в Байрес, он без охраны, совсем один поехал в городок Канюэла, в ставку Росаса. Того, правда, не было на месте, и гостю предложили переночевать в его спальне, а наутро, когда он проснулся, «Тигр» стоял рядом.И пообщались. Лавалье предъявил письма «политических советников», сообщил, что перестал что-то понимать и не хочет больше никакой власти, скорбит по бедняге Мануэлю, и если его сейчас пустят в расход, то поделом. Он готов. «Тигр», однако, ответил, что в расстреле пользы не видит, и лидер «федералистов» с как бы губернатором подписали «Пакт Канюэлы», зафиксировав согласие на созыв новой Ассамблеи и нового главы провинции, с бюллетенем, где будут указаны и «федеральные», и «унитарные» кандидаты, а на период до выборов губернатором останется Лавалье.Колесо ФортуныС этим вполне официальным документом побежденный губернатор вернулся в Байрес, - и наткнулся на жесточайшую обструкцию. Его не хотели слушать, свистели, шикали, его в лицо называли «трусом и ничтожным предателем», - и в конце концов, все-таки быстро-быстро провели «выборы», но включив в списки только «унитариев», да еще и с дикими подтасовками. А когда Лавалье наотрез отказался подписать итоговый список депутатов, напомнив, что Байрес некому защищать, и город еще не горит только потому, что «Тигр» не хочет, чтобы город горел, «унитарии» заявили: плевать. Сил защищаться нет, это так, ну и что? - значит, уйдем в эмиграцию, у нас, слава Богу, кроме вас, труса и предателя, есть еще генерал Пас.Действительно, у Хосе Паса, в отличие от Лавалье, все шло как нельзя лучше. Талантливый и очень идейный, он с апреля до июня шел от успеха к успеху, одолел войска сильнейших «внутренних» сaudillos, - Факундо Кироги при Ла-Таблада и Хуана Бустоса при Сан-Рока, - и занял Кордову, устроив там террор сродни байресскому, хотя «федералистов», на коленях каявшихся и моливших о пощаде, все же, поунижав, щадили. Дальше больше: одна за другой отказывались от «проклятого федерализма» мелкие провинции, - и это, в самом деле, было проблемой.Впрочем, проблему имели и «унитарии», а имя проблемы было Хуан Лавалье, упорно не желавший утвердить список новой Ассамблеи, без чего она оставалась сборищем самозванцев, и в глаза называвший бывших советников «убийцами» и «врагами мира». В принципе, его, скорее всего, прогнали бы или убили, - но город, в самом деле, был беззащитен, и «Тигр» объявил, что признает губернатором только Лавалье, а любой, кто согласится занять пост вместо него, может «уже сейчас заказывать себе красивый гроб».Желающих, естественно, не нашлось, лидеры и активисты «унитариев» побежали в Кордову, к генералу Пасу под крыло, беглые и высланные «федералисты», наоборот, вереницей потянулись домой, а Хуан Лавалье просто подал в отставку, передав полномочия умеренному (и потому уцелевшему в дни террора) «федералисту» Хуану Хосе Вийямонте, и уехал в Монтевидео.Теперь можно было проводить выборы, как душеньке угодно, и бывшие эмигранты требовали сделать «исключительно федеральный» список, однако «Тигр», ставший руководящей и направляющей силой провинции, вновь не согласился, пояснив, что у Байреса уже есть Ассамблея, избранная при «мученике Доррего». Ее, правда, разогнали путчисты, но незаконной она от этого не стала, и значит, пусть дорабатывает срок, на который избрана.С такой логикой сложно было не согласиться, и 1 декабря 1829 года, ровно через год после переворота, старый-новый состав законодателей опять собрался в зале заседаний, а 6 декабря сеньор Вийямонте передал печать новому, избранному по всем правилам губернатору и главнокомандующему войсками провинции дону Хуану Мануэлю де Росасу. При этом, однако, избранник сообщил, что за властью не гонится, власть как таковая ему не интересна и не нужна, но если общественность считает, что он, в самом деле, лучший кандидат, он готов дать согласие,однако только в том случае, если ему предоставят неограниченные полномочия. И такие полномочия были предоставлены с целью «регулировать в соответствии с требованиями настоящих условий внутреннюю администрацию провинций, сохраняя их свободу и независимость, самым эффективным образом помогать их нуждам, давать отпор нападениям “анархисто” и обеспечить порядок и общественное спокойствие».Через несколько дней состоялись грандиозные, невероятно пышно организованные государственные похороны «мученика» Мануэля Доррего, а затем в Байресе началась подготовка к борьбе с генералом Пасом, которому продолжало просто невероятно везти: после после победы при Онкативо над собравшим новую армию Факундо Кирогой («Волк пампы») 25 февраля 1830 года, власть его над большей частью «внутренних» провинций стала прочнее некуда. А 5 июня de facto оформили и de jure: представители «усмиренных» провинций подписали «внутренний пакт», оформив создание «Унитарной Лиги», поклявшейся бороться за «соборную единую Ла-Плату». Вот, правда, сильные провинции «усмирить» не получилось: в Энтре-Риос переворот сорвался.Сила действия, как известно, равна силе противодействия. 4 января 1831 года был подписан «Прибрежный пакт» провинций, поклявшихся бороться за «единую федеративную Ла-Плату». С «комиссией» (временным коллегиальным правительством) и объединенной армией под общим руководством уважаемого и удачливого Эстанислао Лопеса. После чего очень быстро выяснилось, что готовились на совесть: избегая больших сражений, «федералисты», как правило, одолевали в боях местного значения, -а 1 мая Судьба и вовсе преподнесла сюрприз: генерал Пас, вероятно, чересчур поверив в свой фарт, перехитрил сам себя. Отправившись на разведку с отрядом драгун, для конспирации переодетых гаучо, он в местечке Эль-Тио пересекся с настоящими гаучо из армии Лопеса, был опознан, сбит с лошади, взят в плен, - и это стало концом Унитарной лиги. Она посыпалась, а когда «прибрежным» без боя сдалась и Кордова, все «унитарные» провинции, изгнав или перебив унитариев, объявили себя убежденными «федералистами».И настал мир. Федеральный мир. Три блока провинций с тремя caudillos, - сеньор Росас в Байресе, сеньор Лопес на побережье, сеньор Кирога во «внутренних районах», - прекрасно понимавшими друг друга и не имевшими никаких причин для ссор. Однако теперь, когда кризис миновал и общий враг сгинул, монолит, как оно всегда и бывает, начал расползаться.В Байресе начались споры между «реставраторами», сторонниками сильной исполнительной власти, и «реконструкторами», требовавшими «парламентского» правления, причем последние упирали на то, что диктатура нужна в момент опасности, а когда опасности нет, она сама может стать опасной для демократии. Все, разумеется, в общем, без малейших намеков на какое угодно неуважение к героическому губернатору, но…Но теперь, когда можно было вновь не отвечать за слово, говорунам хотелось рулить, и 15 декабря 1832 года Ассамблея, вновь избрав Росаса губернатором, неограниченных полномочий ему не предоставила, - после чего El Tigro отказался от поста и губернатором избрали нашего старого знакомого, генерала Хуана Рамона Балькарсе. При этом, однако, поскольку мало ли что, - а вдруг «унитарии» решат взять реванш или еще какая беда, - сеньора Росаса «почтительно просили» не отказаться от поста главнокомандующего вооруженными силами провинции, и сеньор Росас снизошел.Продолжение следует.

05 мая, 21:53

ЮНЕСКО ратифицировал анти-израильскую резолюцию

Исполнительный совет ЮНЕСКО ратифицировал в пятницу, 5 мая, резолюцию, которая называет Израиль "оккупирующей державой" в Иерусалиме

05 мая, 10:52

Восемь латиноамериканских стран обвинили власти Венесуэлы в "чрезмерном применении силы" в…

Восемь латиноамериканских стран обвинили власти Венесуэлы в "чрезмерном применении силы" в отношении населения. В результате продолжающихся больше месяца антиправительственных манифестаций погибли не менее 36 человек, сотни ранены. Более тысячи протестующих арестованы. Аргентина, Бразилия, Колумбия, Гондурас, Гватемала, Мексика и Парагвай осудили уровень насилия в Венесуэле и призвали Каракас к соблюдению прав человека. Коста-Рика отозвала из страны сотрудника своей дипломатической миссии для к… ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: http://ru.euronews.com/2017/05/05/latin-american-nations-denounce-venezuela-violence euronews: самый популярный новостной канал в Европе. Подписывайтесь! http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=euronewsru euronews доступен на 13 языках: https://www.youtube.com/user/euronewsnetwork/channels На русском: Сайт: http://ru.euronews.com Facebook: https://www.facebook.com/euronews Twitter: http://twitter.com/euronewsru Google+: https://plus.google.com/u/0/b/101036888397116664208/100240575545901894719/posts?pageId=101036888397116664208 VKontakte: http://vk.com/ru.euronews

05 мая, 05:14

ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (17)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.Один на всех, все на одногоВ историю Аргентины 1820 год вошел, как «год анархии». В полном смысле слова, от греческого an arkos, то есть, «без власти». Вернее, власть, конечно, была, но исключительно на местах: впервые за все времена, и колониальные, и независимые, Ла-Плата вообще не имела центра, а Буэнос-Айрес из «старшего брата» превратился в обычную провинцию, и переживал это новое состояние очень болезненно.За четыре месяца сменилось (слава Богу, хотя бы без крови) пять губернаторов и семь правительств, не считая  балагана 20 июня, знаменитого «дня трех властей», когда городом совершенно законно управляли три губернатора, причем, один из них – коллегиальный, - и к слову, именно в этот день в Байресе скончался Манэль Бельграно, - одна из самых чистых фигур ла-платской драмы, военный и политик, которого никто, никогда и ни в чем не мог упрекнуть. Сердце не выдержало. Рано скончался,  и не ко времени, ибо был очень нужен стране, - но у Смерти свои резоны.Впрочем, что таким образом легче всего вообще рухнуть, элиты осознали довольно быстро, и 26 сентября, придя к компромиссу, избрали губернатором на три года весьма достойного политика Мартина Родригеса, имевшего прекрасную революционную репутацию, со всем дружившего и ни с кем не враждовавшего. А дон Мартин, в свою очередь, 7 апреля 1821 года подписал «Закон забвения», - полную амнистию для всех «политических», бежавших из города, начиная с 1815 года, и сидящих в тюрьмах, после чего, сформировал кабинет, устраивавший всех. Портфель министра финансов получил прекрасно нам известный Бернардино Ривадавия, стойкий «унитарий», но с широким взглядом на жизнь.Тем временем, в провинциях бурлило. Митинговали, дробились, сливались, маленькие и нищие «внутренние» примыкали к большим и солидным, и в итоге довольно быстро вместо трех десятков «субъектов федерации» возникло 13 вполне жизнеспособных регионов, как в нынешней Аргентине. Вернее, в нынешней Аргентине их все же 14 (еще одна возникла чуть позже), но это уже в рабочем порядке.Естественно, в такой обстановочке попытались ловить рыбу в мутной воде испанцы из Верхнего Перу: пользуясь слабостью Северной армии и наличием своего лобби в Тукумане и Сальте, они атаковали, надеясь отхватить кусок-другой повкуснее, но местные caudillos справились, хотя в ходе боев погиб знаменитый «генерал-гаучо» Мартин Гуэмес (кстати, единственный генерал Ла-Платы, погибший в бою с испанцами). Однако главная проблема новой повестки дня предсказуемо выросла из уже решенной.По всей логике, «договор Пиляр», упразднив центральную власть и привилегии Байреса, автоматически поставил точку на Лиге, ибо задачи, ради которых она создавалась, были решены, а к тому же, Восточная провинция, центр и мотор ее, будучи оккупирована португальцами, вышла из игры. Вот только Франсиско «Панчо» Рамирес, губернатор Энтре-Риос, с таким более чем логичным завершением сюжета согласен не был.Идя по пятам Артигаса, он занял Коррьентес, затем наполовину обезлюдевшую Мильсонес, откуда вслед за бывшим Вождем, ушли в Парагвай индейцы-гуарани. И после этого, 29 сентября, обнародовал свой вариант «Регламента» (временной конституции), а в конце ноября был «избран» Верховным Правителем Республики Энтре-Риос, вобравшей в себя территорию трех провинций, которая, как он сообщил, присоединится к будущей конфедерации на правах равноправного субъекта.Естественно, коллеги встревожились. Военный талант, харизма и бешеный нрав «Панчо» всем были известны, неуемное честолюбие тоже, и потому 24 ноября, встретившись в городке Бенегас, три губернатора, - Мартин Родригес (Байрес), Эстанислао Лопес (Санта-Фе) и Хуан Баутиста Бустос (Кордова), - подписали договор о снятии взаимных претензий и военном союзе. Против кого, не пояснялось, но все понимали. Правда, в тот момент Рамирес был занят делом, полезным для всех: выдавливал португальцев с «беззаконно» занятых ими территорий, не входящих в Восточную провинцию, и делал это вполне успешно, однако мало кто сомневался, что это только первый этап его плана.И таки да. Стратегической целью «Панчо» была власть на Восточной провинцией, с Монтевидео. То есть, политически он претендовал, ни много, ни мало, на роль наследника Артигаса, хотя, конечно, без «народнических» перегибов бывшего Вождя. И ради этого наращивал силы. А поскольку ни один из коллег в этом ему, естественно, помогать бы не стал, глава самопровозглашенной Республики обратился к д-ру Франсиа, уже располагавшему большой и, как все знали, хорошей армией. Типа, вы мне помогаете отнять у португальцев Монтевидео с окрустностями, а я вам отдаю нашу часть провинции Мисьонес. И бонус: не буду брать облагать ваши товары пошлинами.Верховный, однако, отказался. И Артигаса выдать тоже отказался, взяв под арест офицеров, доставивших «постыдное» письмо. После чего, «Панчо», рассудив, что если парагваец отказывается от столь выгодного предложения, да еще и не хочет выдать опасного для Рамиреса человека, стало быть, намерен заключить союз с Артигасом. И рассудив так, закрыл торговлю по Паране и начал собирать на границе армию вторжения, доведя ее численность до 4 тысяч бойцов, и уставив контакт с оппозицией в Асунсьоне.Однако заговорщиков взяли с поличным и расстреляли (та самая Операция «Трест», проведенная Поликарпо Патиньо, про которую помянуто в главе о Парагвае), помощь от коллег, естественно, не пришла, и в марте 1821 года «Панчо» решил не рисковать. Парагвай, по данным разведки (лесным индейцам щедро платили за информацию) мог оказаться слишком крепким орешком, - и Отец Энтре-Риос занялся республикой.Республика же, - под флагом Лиги и с гимном Лиги, - как ни странно, функционировала неплохо. Жестокий и вспыльчивый, Рамирес оказался неплохим управленцем и кадровиком. Толковый регламент, толковые министры, толковое правосудие, всеобщая мобилизация от четырнадцати до сорока лет. Уважение к индейцам (в этом подражал Артигасу), выборы без подтасовок (хотя серьезных конкурентов не было). Даже забота об экологии (выписал из Франции месье Бонплана, о котором мы уже знаем, чтобы помог наладить хлопководство и прочие полезности).И все же соседи так тревожились, а «Панчо» настолько не хотел им угождать, что дело шло к войне. Которая и началась в апреле 1821 года. 8 мая Рамирес раскатал авангард портеньос при Оливерос, 17 мая армию Лопеса, через неделю – объединенные силы Байрес и Санта-Фе, но 26 мая очередной бой, просто из-за усталости бойцов, окончился неудачно. Поэтому глава Республики Энгре-Риос начал маневрировать, дожидаясь резервов, и кто знает, чем бы все кончилось,если бы 10 июля «Панчо» не погиб в мелкой стычке, а спустя несколько дней не был разгромлены войска его кузена и преемника. После чего, - поскольку возмутитель спокойствия сошел с арены, - стало возможным говорить о мире без аннексий и контрибуций. Энтре-Риос никто пальцем не тронул, ни песо с нее не взяли, и репрессий не устроили, наоборот, подтвердили братскую дружбу, - но Республику пришлось распустить, а Мисьонес и Корриентес опять стали равноправными провинциями, такими же, как Санта-Фе, Буэнос-Айрес, Кордова и прочие.Последним же штришком всей этой яркой, шумной и очень кровавой опереттки стало появление в «испанской» Мисьонес 500 суровых парагвайских солдат, взявших ее под контроль, а подозрительного иностраца, ботаника Бонплана, переправивших в Асунсьон, в распоряжение El Supremo, где он, как мы знаем, легко доказав, что не шпион, десять лет работал по профессии.Съезд народных депутатовА тем временем, на территории Восточной провинции творилось нечто, очень не нравившееся ни «федералистам», ни «унитариям». Покончив с Артигасом, португальцы вовсе не собирались уходить, как обещали, начиная операцию по «принуждению к миру». Они располагались всерьез и надолго, и это возмущало. Нет, безусловно, все политики всех провинций прекрасно знали, что португальцы пришли фактически с позволения (да что там, едва ли не по приглашению, пусть и негласному), директора Пуэйрредона, закрывшего глаза на все возможные последствия, лишь бы покончить с Артигасом, -но теперь об этом не полагалось вспоминать. Благо все решалось на полутонах, и никаких письменных подтверждений не было. И сам Пуэйрредон, сидя в эмиграции, и позже, вернувшись домой, всю свою жизнь, - а прожил он долго, - твердо стоял на том, что пытался вторжение предотвратить, и даже готов был помочь Артигасу, а не помог только потому, что все силы были брошены на помощь Андской армии, освобождавшей Чили. И ему верили.Так что, в Рио, ко двору короля Жоао VI, потоком шли официальные протесты с требованиями прекратить оккупацию одной из Соединенных Провинций Ла-Платы, на что из Рио отвечали вежливо, коротко и предельно четко: да, подтверждаем, мы не собирались аннексировать часть государства Provincias Unidas de Sud América, территориальную целостность которого признавали. Но. Поскольку, в соответствии с «договором Пиляр», данное государство по воле собственных граждан, утратив центр, правратилось в набор независимых провинций,Восточная провинция, как и прочие, является самостоятельным территориально-административным образованием. А следовательно, вопрос о его дальнейшей судьбе может быть решен только полномочными представителями населения самой Восточной провинции, и какое-либо вмешательство любой из других независимых провинций в ее внутренние дела недопустимо, в связи с чем, Соединенное Королевство Португалии, Бразилии и Алгарви, как опекун провиниции, берет на себя функции гаранта созыва Конгресса, который примет решение.Юридически крыть было нечем. Насчет обойтись без формальностей, учитывая наличие у представителя «гарантов», барона Фредерика Лекора, 8 тысяч закаленных европейских солдат, никто даже не думал. То есть, «Панчо» Рамирес при жизни думал, но его уже не было, а своими руками создавать нового «Панчо» никто не хотел. Тем более, что все понимали, что объединяться придется вокруг Байреса, а у портеньос была репутация парней, которым только дай палец, и дальше пеняй на себя.Поэтому ограничивались формальными протестами и выражениями глубокой озабоченности, которые правительство Его Величества формально принимало к сведению, и только, - а генералу Лекора настоятельно просили поторопиться с организацией народного волеизъявления, мягко намекая, что изъявление воли народа должно соответствовать интересам короны Браганца и всея Португалии. Иначе в Рио сочтут, что барон Лекор не вполне соответствует занимаемому им высокому посту и генеральскому званию.Впрочем, напоминать про «иначе» было излишне. Фредерик Лекор, человек умный и прогрессивный, свою миссию понимал правильно, и уже заручился поддержкой тех, без кого решить вопрос было бы невозможно, - «патрициев» Монтевидео, еще не так давно правоверных artigistas. Хотя… Артигистами «патриции» Монтевидео, в основном, испанцы и роялисты, поддерживавшие вице-короля до последнего предела, были лишь постольку, поскольку Вождь, по крайней мере, уважавший местное самоуправление, был альтернативой Байресу, от которого испанцам, тем более, из города-конкурента, ничего хорошего ждать не приходилось.Однако в отрыве от этого аспекта, всех их, - землевладельцев высшей категории, торговую олигархию, «засольщиков» (владельцев солидных коптилен), - Артигас с его «уравнительными экспериментами» и хамским подходом к вопросу о пошлинах, бесил неимоверно. А вот португальцы – другое дело. Это солидно. Это, в конце концов, монархия. Лучше бы, конечно, своя, родная, испанская, но, поскольку у Бурбонов нынче большие проблемы, сойдут и Браганца, которые, что ни говори, в родстве с Бурбонами.Ну и, конечно, в этом же ряду крутились и бывшие artigistas real («настоящие артигисты») типа легендарного воина Фруктуозо Риверы, стоявшие за Вождя почти до конца, но вовремя предвидевших, что пора предать. Их «патриции» недолюбливали, но в свой круг приняли, потому что за бывшими «бандитами» стояла реальная военная сила, а главное, и Ривера, и командиры рангом пониже, когда их изучили со всех сторон, оказались вполне договороспособными людьми, интерес которых заключался не в высоких идеях, а в вещах вполне конкретных.Таким образом, в Монтевидео, помимо ложи «Аристократы», - высшей элиты «лузитанского» происхождения, - сложился т. н. «клуб барона». Из местных солидных людей, готовых голосовать за присоединение к Бразилии, и они даже формализовали свое членство в клубе, украшая одежду красными кокардами или нарукавными повязками, - в память о кокардах и повязках, которые носили роялисты в эпоху обороны Монтевидео от портеньос.Имелась, конечно, и оппозиция, - не в городе, а в пампе. Кто-то так и не смирился с поражением. Кто-то полагал, что только Бурбоны. Кому-то по каким-то причинам (cкажем, слишком лихо воевал против новых хозяев) не вернули отнятую при Артигасе землю. Кто-то просто был слишком социально мелок, чтобы удостоиться приема в касту superprivilegiada («сверхпривилегированных»), в связи с чем, завидовал и копил злость. Но мнение этих лузеров и «мужланов» мало кого интересовало, если интересовало вообще.Излишен говорить, что в такой обстановке барону Лекору не пришлось даже особо напрягаться. Утром 15 июля «Высокий Конгресс Восточной Провинции», - 16 делегатов, из них 10 «патрициев», остальные – представители «глубинки» типа Фруктуозо Риверы, начал работу. По всем правилам. Без всякого давления: Фредерик Леков, присутствовавший в качестве почетного гостя, демонстративно читал газету, не позволяя себе даже взглядом намекнуть на отношение к тем или иным ораторам, - которые, впрочем, были на диво единодушны.Обсудили формулу, предложенную Рио. Сразу отмели возможность присоединения к Соединенным Провинциям в связи с отсутствием Соединенных Провинций. Для порядка рассмотрели опцию «уйти под Байрес». Посмеялись. Перейдя к вопросу о независимости, сошлись на том, что независимость, бесспорно, хорошо, но тогда придется независимо и восстанавливать все, разрушенное войной, а денег нет, и перешли к обсуждению заявления Фруктуозо Риверы о преимуществах «относительной независимости» (то есть, широкой автономии) перед «независимостью абсолютной».Рассмотрев предложения Рио на сей счет (самоуправление, таможенные льготы, двуязычие, территориальные войсковые формирования), сошлись на том, что преимущества «относительной» очевидны. Проголосовали единогласно. Причем, некий Франсиско Льямби с очаровательным простодушием добавил, что-де в случае чего (мало ли как потом карта ляжет), всегда можно сослаться на то, что область была оккупирована португальскими войсками, так что все эти решения вынуждены.И 18 июля Конгресс единогласно проголосовал за присоединение к Соединенному Королевству на правах автономной провинции Cisplatina в составе Бразилии, а Рио без промедления, уже 31 июля, изъявил готовность «подчиниться воле сисплатинского народа», после чего на народ в лице делегатов Конгресса пролился золотой дождь чинов, званий и титулов.Все было сделано настолько красиво и юридически безукоризненно, что Разъединенные Провинции ограничились слабым протестом, на который никто не обратил внимания. Первое впечатление было столь сильно, что даже Антонио «Стрелок» Лавальеха, самый верный воин Артигаса, три года отсидевший в одиночке на Змеином острове под Рио, неизменно отказываясь от продуктивных предложений, на сей раз не стал отвечать «нет», ни молчать.Ибо, в самом деле, ведь сам Вождь говорил, что воля народа превыше всего, - и если народ выбрал короля, ему, «Стрелку», остается лишь принять выбор народа и служить народу на том месте, где он будет ему полезен. То есть, в армии автономной Cisplatina,куда он, немедленно освобожденный, и был зачислен в чине полковника, поступив в прямое распоряжение Фруктуозо Риверы, которого презирал, как предателя. Вернулся  и Мануэль Орибе, еще Sociedad de los Caballeros Orientalesодин соратник Артигаса, ушедший в Буэнос-Айрес, чтобы не подчиняться португальцам и создавший там Sociedad de los Caballeros Orientales  («Общество рыцарей Востока»), что-то типа штаба Сопротивления. Излишне говорить, что и в Байресе, и в других провинциях Ла-Платы все это произвело крайне тягостное впечатление...Продолжение следует.

05 мая, 04:55

При разгоне акции протеста в Каракасе пострадали 15 человек

Во время разгона антиправительственной акции протеста, устроенной студентами в Венесуэле, пострадали 15 человек, сообщила El Universal ректор Центрального университета страны Сесилия Гарсиа Ароча. Она отметила, что демонстрация носила мирный характер, но была подавлена сотрудниками подразделения полиции и национальной гвардии, использовавшими слезоточивый газ.Непрекращающиеся протесты в Венесуэле вызвали недовольство восьми стран Латинской Америки, выступивших с осуждением уровня насилия против манифестантов. Соответствующий документ подписали Аргентина, Бразилия, Колумбия, Коста-Рика, Гватемала, Гондурас, Мексика и Парагвай, сообщает Reuters. «Мы осуждаем чрезмерное применение силы со стороны венесуэльских властей в отношении населения, протестующего против мер правительства, которые отражаются на демократической стабильности и приводят к потере человеческих…

04 мая, 21:41

Как русские воевали с немцами в Южной Америке

Бытует мнение, что в XX веке русские и немцы выясняли отношения на поле боя дважды – в ходе Первой и Второй мировых войн. Это не совсем так, была ещё и третья война, в которой четвертьмиллионной армии под командованием германского генерала противостояло 150-тысячное боевое соединение, которым руководили русские военачальники. Об этой войне у нас известно немногое, по той причине, что происходила она… в Латинской Америке.В историю эта война вошла под названием Чакской, длилась она три года и до сих пор считается самой кровопролитной войной на южноамериканском континенте. За обладание областью Гран-Чако в смертельной схватке сошлись Боливия и Парагвай. А победили в войне русские, точнее, парагвайцы, правда, мирный договор между этими странами был подписан лишь более чем 70 лет спустя. Это была без преувеличения самая кровопролитная война XX века в Латинской Америке. Ее причиной стала спорная область Чако (Chaco или Gran Chaco) — полупустынная, холмистая на северо-западе и болотистая на юго-востоке. Дело в том, что на эту область приходилось примерно 60 % территории Парагвая, и это были практически неизведанные в то время земли, сельва (влажные тропические джунгли), где в числе прочих обитали племена дикарей-людоедов «морос», которых боялись даже местные индейцы.(Ход Чакской войны)Владислав Гончаров в приложении к книге А. В. Шталя «Малые войны 1920–1930-х годов» пишет:«Большая часть территории Парагвая представляет собой гористые джунгли или сухие полупустынные нагорья, настолько малоценные и слабо населенные, что после окончания Парагвайской войны никто даже не потрудился провести демаркацию новых границ в отдаленных районах. В результате огромный район Гран-Чако, где сходились границы Бразилии, Боливии и Парагвая, так и остался фактически ничейным. Эта территория площадью около 250 000 кв. км, сухая и холмистая на северо-западе, ближе к Боливии и предгорьям Анд, болотистая и непроходимая на юго-востоке, вдоль реки Парагвай, за которой начиналась территория Бразилии, была практически никем не освоена. Здесь жили только немногочисленные индейцы гуарани — почти не изведавшие благ цивилизации, но считавшие себя парагвайцами. Местные жители занимались скотоводством и добывали кору дерева кебрачо, из которой производился танин — дубильное вещество.Боливийцы в Чако практически не появлялись, хотя в правительственных и промышленных кругах Ла-Паса давно обсуждалась идея постройки на реке Парагвай (приток Параны) порта, который дал бы стране выход в Атлантический океан».Пограничные споры между Боливией и Парагваем относительно области Чако тянулись десятилетиями, поскольку она даже не была толком отображена на географических картах. Когда же в боливийском Чако нашли нефть, стало ясно, что война за парагвайскую часть Чако, где наличие нефти также ни у кого теперь не вызывало никаких сомнений, неизбежна.(спорная территория Чако)Она и началась в 1932 году. На стороне Боливии были американская корпорация «Стандарт Ойл» (и в целом США), большая и хорошо вооруженная армия с современными танками и самолетами, поддержка Германии и немецкий высший командный состав. Боливия, помимо прибылей от эксплуатации нефтяных месторождений, рассчитывала и на улучшение своих геополитических позиций, так как в случае захвата парагвайской части Чако она получила бы возможность выхода к Атлантическому океану по реке Ла-Плата, что было бы крайне удобно для танкерной транспортировки нефти.На стороне Парагвая было лишь около пятидесяти тысяч призванных по мобилизации туземцев, вооруженных мачете, и три тысячи русских добровольцев, считавших эту страну пусть ничтожным, пусть призрачным, но все же маленьким очагом своей новой родины.(Парагвайские рекруты.)15 июня 1932 года боливийские войска внезапно атаковали парагвайскую армию. Так началась так называемая Чакская война — боливийско-парагвайская война, превратившаяся, по сути, в войну за территориальную целостность и независимость Парагвая.* * *С началом военных действий власти Парагвая предложили русским офицерам-эмигрантам принять парагвайское гражданство и поступить на военную службу. Группа русских офицеров, оказавшихся волей судьбы в этой стране, собралась обсудить сложившуюся ситуацию. Вывод был однозначен, и он был сформулирован следующими словами: «Почти двенадцать лет назад мы потеряли нашу любимую Россию, оккупированную силами большевиков. Сегодня Парагвай — это страна, которая приютила нас с любовью, и она переживает тяжелые времена. Так что же мы ждем, господа? Это же наша вторая родина, и она нуждается в нашей помощи. Ведь мы же боевые офицеры!»Сын выдающегося советского кинодокументалиста А. Р. Кармен в своей статье «Русский дом в Асунсьоне» по этому поводу пишет:«До этой войны ни один из русских иммигрантов не имел парагвайского гражданства. С началом военных действий власти предложили им „стать парагвайцами“ и право пойти на военную службу. „Истосковавшиеся по запаху пороха русские военные романтики приняли предложение и поставили на службу своей новой родине все свои знания и богатый военный опыт“, — так писал о них один из парагвайских историков. Они и в самом деле согласились, но влились в ряды вооруженных сил в качестве добровольцев. Действительно, с их стороны это был жест благодарности стране, приютившей их в трудный час. Право быть гражданами Парагвая они завоевали на поле боя, своим потом и кровью».Его слова дополняет Владислав Гончаров в приложении к книге «Малые войны 1920–1930-х годов»:«Парагвай сделал ставку на русских белогвардейцев-эмигрантов — они были неприхотливы, бездомны и бедны. Парагвай же готов был предложить им не только офицерские должности, но и гражданство».По разным данным, в рядах вооруженных сил Парагвая в качестве добровольцев воевало от 70 до 100 русских офицеров, причем двое из них — Иван Тимофеевич Беляев и Николай Францевич Эрн - в генеральских чинах. Восемь человек (в том числе Николай Петрович Керманов, Анатолий Николаевич Флейшер и Сергей Францевич Эрн) были полковниками, четыре — подполковниками, тринадцать — майорами и двадцать три — капитанами.(Иван Тимофеевич Беляев, 1900 год)* * *Итак, 15 июня 1932 года боливийские войска внезапно атаковали парагвайские форты Карлос Антонио Лопес, Корралес, Толедо и Бокерон, находившиеся в глубине спорной территории Чако. Недостроенный форт Корралес был взят в тот же день, за остальные же завязались бои, причем наиболее упорные бои пошли вокруг Бокерона — ключевого пункта парагвайской обороны. В конце концов, боливийцы, обладавшие подавляющим численным перевесом, штурмом взяли и этот бастион, но гарнизоны двух оставшихся фортов стояли насмерть. Это выглядит удивительно, так как соотношение сил в начале войны было явно неравным.Так, например, по живой силе Боливия превосходила Парагвай в три с половиной раза, по количеству крупнокалиберных пулеметов — почти в шесть раз, автоматического стрелкового оружия — в два с лишним раза, винтовок — в четыре раза, самолетов — в три с половиной раза (60 единиц против 17). В парагвайской армии полностью отсутствовали огнеметы, имевшиеся на вооружении у боливийцев. Равенство наблюдалось лишь в количестве артиллерийских орудий (по 122 ствола у каждой стороны), однако артиллерийские системы, закупленные Парагваем незадолго до войны, не имели механизированной тяги, средств связи и наблюдения, и в ходе войны связь между батареями приходилось поддерживать с помощью гонцов на лошадях. Во всем остальном, как видим, дело обстояло еще хуже…Объяснялось это тем, что Парагвай за полвека до этого пережил опустошительную войну с Аргентиной, Бразилией и Уругваем (1864–1870 гг.), после которой лишился половины своей территории и примерно 80 % населения.Владислав Гончаров в приложении к книге А. В. Шталя «Малые войны 1920–1930-х годов» пишет:«К 1920-м годам Парагвай был едва ли не самым бедным государством Латинской Америки. Страна, в середине XIX века по уровню промышленного развития приближавшаяся к государствам Европы, была фактически уничтожена в ходе так называемой Парагвайской войны 1864–1870 годов, потеряв более половины своей территории. Из почти 1 300 000 населения тогда уцелело лишь около 200 000, из них мужчин — не более 10 %. Тотальный геноцид, устроенный «тройственной коалицией» Бразилии, Аргентины и Уругвая, не привлек ровным счетом никакого внимания «прогрессивной мировой общественности», а для Европы и Северной Америки Парагвай надолго стал одной из тех стран, чье существование волнует только читателей экзотических романов».К тому же военный бюджет Боливии в несколько раз превосходил парагвайский.После начала военных действий в Парагвае тут же была объявлена всеобщая мобилизация. Главнокомандующим парагвайской армией был назначен полковник Хосе Феликс Эстигаррибиа — талантливый и решительный военачальник, происходивший из индейцев племени гуарани.Оправившись от первого шока, вызванного внезапным нападением, парагвайцы начали готовиться к контрудару. Численность их вооруженных сил была увеличена в двадцать раз — с 3000 до 60 000 человек. Генеральный штаб парагвайской армии возглавил Иван Тимофеевич Беляев, бывший генерал русской армии, прибывший в Парагвай из Аргентины в 1924 году и занимавший до этого должность начальника военного училища в Асунсьоне.(генерал Беляев второй слева)И. Т. Беляев, как мы уже знаем, обратился к русским офицерам, оказавшимся вдали от родины, с призывом приезжать в Парагвай, и этот призыв нашел отклик. Парагвай им представлялся страной, которая вела справедливую войну, а вести военные действия русские умели очень даже хорошо. К тому же боливийская армия формировалась по прусскому образцу, парагвайские же вооруженные силы ориентировались на Англию, союзную прежней России. Наконец, российским монархистам импонировал тот факт, что в Парагвае очень ценилась «твердая рука» во внутренней и внешней политике. В результате вместе с И. Т. Беляевым на защиту Парагвая встали многие эмигранты из России.В основном это были бывшие белогвардейцы. Полковники Николай и Сергей Эрн строили фортификационные сооружения, да так, что первый из них очень скоро стал парагвайским генералом. Майор Николай Корсаков, обучая военному делу свой конный полк, перевел для него на испанский язык песни русских кавалеристов. Капитан Юрий Бутлеров (потомок выдающегося химика, академика Ю. М. Бутлерова), майоры Николай Чирков и Николай Зимовский, капитан 1-го ранга Всеволод Канонников, капитаны Сергей Салазкин, Георгий Ширкин, барон Константин Унгерн фон Штернберг, Николай Гольдшмит и Леонид Леш, лейтенанты Василий Малютин, Борис Эрн, братья Оранжереевы и многие другие стали героями войны в Чако.(Боливийский кавалерист)Можно с уверенностью сказать, что только участие русских офицеров смогло превратить десятки тысяч мобилизованных неграмотных парагвайских крестьян в настоящую армию, способную защитить свою страну.* * *А тем временем, как мы уже сказали, к концу июня боливийские войска захватили форт Бокерон. К середине лета боливийцы взяли и форт Карлос Антонио Лопес.В августе 1932 года И. Т. Беляев отправился с отрядом парагвайских войск вверх по реке Парагвай, чтобы освободить этот захваченный боливийцами форт. Однако главным врагом в этой операции оказались не боливийцы, успевшие к приходу И. Т. Беляева покинуть форт, а страшная малярия, косившая людей, как косой. Вскоре весь отряд численностью в 6000 человек был поражен болезнью. Поняв, что главные силы боливийцев переместились на более освоенные ими территории к югу от Питиантуты, И. Т. Беляев, сам жестоко страдавший от «болотной лихорадки», в сопровождении четырех индейцев отправился под Бокерон — место решающих боев.(Лейтенант армии Парагвая Альфредо Стресснер на позиции)9 сентября 1932 года парагвайские войска завязали бои за форт Бокерон. Первый штурм был отбит боливийским гарнизоном без особого труда, после чего Хосе Феликс Эстигаррибиа приказал перебросить в район форта почти всю боеспособную парагвайскую авиацию. До конца сентября парагвайские самолеты около тридцати раз бомбили форт. В результате 29 сентября остатки боливийского гарнизона капитулировали.(парагвайский "Юнкерс" на авиабазе "Islа de Poie" )Следует отметить, что поначалу боевые действия представляли собой беспорядочные и малоэффективные стычки в джунглях и борьбу за отдельные укрепленные пункты. Потом постепенно стало складываться какое-то подобие линии фронта. Обе стороны возводили на контролируемых ими территориях земляные укрепления, гордо называя их фортами. Парагвайцы, руководимые И. Т. Беляевым, добавили к этому широкую сеть минных полей. Обе армии зарылись в землю и опутали свои позиции колючей проволокой. Одним словом, все стало напоминать Первую мировую войну, и в этих условиях русские офицеры, служившие в парагвайской армии, почувствовали себя в родной стихии. За операцию по взятию форта Бокерон И. Т. Беляев в соответствии с декретом президента республики Эрнесто Айала получил парагвайское воинское звание — дивизионный генерал.Отметим также, что в этой операции русские понесли первые потери. В частности, 28 сентября в бою с боливийскими войсками погиб майор парагвайской службы Василий Федорович Орефьев-Серебряков.(Парагвайцы в битве за Бокерон)После взятия Бокерона, парагвайские войска отбили у боливийцев и форт Корралес, потерянный в первые дни войны. Но при попытке штурмовать боливийские укрепления, построенные в Чако еще до начала войны, парагвайцы были отброшены с большими потерями.6 декабря 1932 года президент Боливии Даниэль Доминго Саламанка назначил главнокомандующим своей армии немецкого генерала Ганса Кундта. Этот человек родился в Мекленбурге в 1869 году. Закончив Военную академию Генерального штаба, где он изучал наряду с военными дисциплинами и русский язык, он служил в Генштабе и министерстве обороны Германии. Впервые (тогда еще майор) Ганс Кундт попал в Боливию в 1911 году в качестве военного советника.В то время знаменитой стала фраза Кундта: «Тот, кто приходит раньше времени, — плохой военный, тот, кто опаздывает, — совсем не военный, военный лишь тот, кто приходит строго вовремя». Потом Ганс Кундт участвовал в Первой мировой войне, командовал полком, затем бригадой. В 1920 году Ганс Кундт, после «капповского путча», в котором он был замешан, вновь вернулся в Боливию, теперь уже в звании генерал-майора.Став главнокомандующим боливийской армии, Ганс Кундт не сомневался в победе. Основания для этого у него были: в боливийской армии служили 120 отлично подготовленных германских офицеров-эмигрантов (полковник Кайзер, капитаны Брандт, фон Криес и другие).(Начальник Генштаба боливийской армии немецкий генерал Ханс Кундт) Генерал заявил, что в Боливии он будет применять новый метод наступления, использованный им на Восточном фронте. Однако очень скоро выяснится, что эта тактика будет разбита об оборону, построенную русскими офицерами, служившими в парагвайской армии.Целью задуманного генералом Кундтом наступления был выход к реке Парагвай в районе города Консепсьон, что позволило бы боливийцам перерезать тыловые коммуникации парагвайской армии. На направлении намеченного глайного удара находился парагвайский форт Нанава, в районе которого Гансом Кундтом было заблаговременно создано почти двукратное превосходство в силах (6000 боливийцев против 3600 парагвайцев).(Боливийский патруль в Чако)Однако вероятность удара на Нанаву рассматривалась И. Т. Беляевым еще во время его экспедиции в Чако в январе — феврале 1925 года. Тогда он тщательно исследовал всю близлежащую местность, выявил ее тактические характеристики, подготовил в специальном докладе министру обороны предложения по усилению оборонительных сооружений, составил подробные карты местности.Перед самым началом боливийского наступления И. Т. Беляев и Н. Ф. Эрн хорошо подготовили форт Нанава к обороне — возвели новые укрепления и усилили старые, спланировали и искусно изготовили ложные артиллерийские позиции, чтобы сбить с толку боливийскую авиацию, имеющую подавляющее превосходство в воздухе. Оборонительные сооружения изготовлялись из подручного материала — крепчайшей древесины кебрачо (что в переводе означает «сломай топор»), в изобилии имеющейся в этой части провинции Чако.(Один из двоих боливийских танков захваченных бойцами майора Хосе Лезканоса. Сааверда декабрь 1933 года)Таким образом, удар на Нанаву не стал неожиданным, он заранее предвиделся русским генералом Иваном Тимофеевичем Беляевым. Несмотря на подавляющее превосходство Боливии в боевой технике и живой силе, их наступление было обречено хотя бы по той причине, что боливийцы плохо знали местность, а местные индейцы встретили их враждебно. Парагвайская же армия имела подробные карты, составленные И. Т. Беляевым, и те же индейцы с готовностью помогали ей, служа проводниками по непроходимым для чужаков болотам.25 декабря 1932 года между Парагваем и Боливией было заключено «Рождественское перемирие», которое, впрочем, продолжалось всего сутки. Представитель Парагвая предлагал продлить перемирие на три дня, но генерал Кундт нашел столь длительное перемирие «несоответствующим его военным планам». Он взял себе в начальники Генштаба нового человека — генерала фон Клюга, и уже 2 января 1933 года боливийские самолеты произвели бомбардировку позиций парагвайских войск, заблокированных в форте Нанава.* * *10 января 1933 года боливийские войска при поддержке с воздуха трех эскадрилий бомбардировщиков начали штурм форта Нанава, обороняемого частями 5-й парагвайской дивизии подполковника Луиса Ирразобала.К 20 января штурм форта окончательно провалился. За десять дней боев парагвайцы потеряли убитыми 248 человек, а боливийцы, так и не сумевшие овладеть намеченными пунктами, — свыше 2000 человек. Не смогли ничего сделать и боливийские бомбардировщики: они сбрасывали бомбы на хитро замаскированные под артиллерийские орудия стволы пальм, которые каждый раз предусмотрительно передвигали на все новые «огневые позиции».10 мая 1933 года Парагвай наконец-то официально объявил войну Боливии, а 3 июня парагвайская авиация нанесла удар по боливийскому укрепленному пункту Платинильос.6 июля 1933 года боливийские войска начали новый штурм форта Нанава. На этот раз наступление шло под прикрытием двух огромных почти семитонных танков «Виккерс», управляемых немецкими капитанами Брандтом и фон Криесом. С воздуха атаку поддерживали десять бомбардировщиков. Впереди наступавших колонн шли устрашающего вида огнеметчики. Парагвайцы ответили на это градом гранат и артиллерийским огнем. Один из головных танков, подожженных парагвайцами, надолго задержал общее наступление. Другой «Виккерс» удалось остановить за шестьдесят метров до передовых окопов.Отбив восемь волн боливийских атак на форт Нанава, 14 июля 1933 года парагвайцы перешли в решительное контрнаступление. Боливийские потери вновь составили свыше 2000 человек. Ставший к тому времени генералом Хосе Феликс Эстигаррибиа, посетивший поле битвы под Нанавой, был поражен видом искалеченных тел, оторванных рук и ног боливийских солдат, разметанным по всем близлежащим деревьям убийственным огнем парагвайской артиллерии.(Парагвайский офицер с двумя захваченными боливийскими пулемётами)В сражении за Нанаву генерал Кундт принес в жертву лучшую часть своей армии. Общие боливийские потери составили свыше 4000 человек. Парагвайцами же по инициативе И. Т. Беляева, начальника Генштаба парагвайской армии, неплохо знавшего прямолинейность тактики немецкого генерала и хорошо изучившего приемы германской армии на полях Первой мировой войны, были созданы укрепрайоны, оснащенные минометами, пулеметами и окруженные минными полями с колючей проволокой. С этих баз парагвайцы совершали рейды против боливийцев, которых генерал Кундт с упорством, достойным лучшего применения, бросал в бесполезные лобовые атаки.К октябрю месяцу поражение боливийцев стало очевидным. Более того, парагвайские войска генерала Эстигаррибиа начали хорошо подготовленное наступление вдоль рек Пилькомайо и Монте-Линдо в северо-западном направлении.(Парагвайская автоколонна разбитая боливийской авиацией)В ноябре 1933 года президент Боливии Даниэль Доминго Саламанка отправил генерала Кундта в отставку с поста главнокомандующего. Эта отставка стала следствием не только военных неудач, но и пошатнувшегося положения самого президента, обвиненного оппозицией во всех военных просчетах. На пост главнокомандующего был назначен генерал Энрике Пеньяранда дель Кастилло.В конце 1933 года по инициативе Ивана Тимофеевича Беляева, его брата Николая и парагвайского консула Хуана Лапьерра в Париже был создан «Колонизационный центр по организации иммиграции в Парагвай», начавший вербовку бывших белогвардейцев в парагвайскую армию. Почетным председателем центра был избран бывший председатель Донского правительства и преемник П. Н. Краснова на посту атамана Войска Донского А. П. Богаевский. Два раза в месяц начала выходить газета «Paraguay», девизом которой стали слова: «Европа не оправдала наших надежд. Парагвай — страна будущего».Для организации русских колоний парагвайским правительством были выделены большие территории в междуречье рек Парагвай и Парана.В это же время Парагвай и Боливия заключили очередное «Рождественское перемирие».* * *9 января 1934 года, по истечении трехнедельного перемирия, парагвайские войска начали новое наступление в Чако. Теперь главный удар был направлен на боливийский форт Балливиан на реке Пилькомайо. Однако уже в начале марта боливийские войска остановили парагвайское наступление.В апреле 1934 года из Марселя в Южную Америку отправился первый пароход с русскими эмигрантами (около 100 бывших белоказаков). В письме к генералу И. Т. Беляеву председатель «Колонизационного центра» атаман А. П. Богаевский отметил «уверенность казаков в покровительстве» Беляева и выразил надежду на «беспрепятственное продолжение начатого процесса».(Боливийские миномётчики)В начале мая 1934 года боливийские войска атаковали передовой парагвайский форт Канада. Форт был окружен, но парагвайские летчики организовали снабжение гарнизона по воздуху. 25 мая подошедшие на подмогу парагвайские части деблокировали гарнизон форта Канада.В июне месяце парагвайские войска вновь начали наступление на форт Балливиан.В начале июля 1934 года брат И. Т. Беляева Николай проводил из Марселя вторую группу русских эмигрантов (90 человек). В августе была подготовлена к отправке третья группа.В это же время неугомонный И. Т. Беляев разработал и подал для рассмотрения в Палату депутатов парагвайского парламента проект закона о правах и привилегиях русских переселенцев. Этот проект предусматривал свободу вероисповедания, создание национальных школ, сохранение казачьих обычаев и традиций, общинного владения землей. Проект вводил полный запрет на продажу спиртных напитков ближе, чем за пять километров от создаваемых станиц. В нем отвергалась дискриминация приезжающих по возрасту, полу, имущественному положению, физическим или умственным способностям. Все прибывающие освобождались на десять лет от уплаты пошлины на ввоз имущества.Всего до конца 1934 года в Парагвай было отправлено шесть групп русских эмигрантов. Теперь это движение приобрело массовый характер.(Генерал И.Т. Беляев во время рекогносцировки. 1932 год)А тем временем, в октябре 1934 года, боливийская армия при поддержке с воздуха начала наступление в районе города Эль-Кармен. Это наступление было легко отражено парагвайцами, которые сами перешли в контрнаступление и 17 ноября штурмом взяли форт Балливиан. 26 ноября парагвайские войска захватили боливийский аэродром Самахуате.После этого отношения между президентом Боливии и армией обострились до предела, и в декабре 1934 года Даниэль Доминго Саламанка был смещен военными, во главе которых стояли генерал Кинтанилья и полковник Торо.Новый президент Хосе Луис Техадо Сорсано обратился к руководству американской компании «Стандард Ойл» с просьбой о предоставлении займа. Но в этой просьбе ему было отказано.К концу года парагвайскими войсками было захвачено более 30 000 пленных боливийцев.* * *Наступил 1935 год, и парагвайские войска перенесли боевые действия на территорию собственно Боливии, атаковав нефтяные месторождения у города Вилья-Монтес в шестидесяти километрах севернее аргентинской границы. В апреле месяце боливийская оборона была прорвана парагвайскими войсками по всему фронту. В конце мая боливийский гарнизон города Вилья-Монтес был окружен со всех сторон.(генерал Ханс фон Кундт среди боливийцев)Пока парагвайские солдаты двигались на запад, распевая русские солдатские песни, переведенные на испанский язык и язык гуарани, И. Т. Беляев сопровождал в поездке по Чако специальную комиссию Лиги Наций по примирению. Последние победы Парагвая в корне изменили дипломатическую конъюнктуру. Возглавлявший комиссию американский дипломат Николсон остался очень доволен разумной и конструктивной политикой Парагвая, он был потрясен военными успехами страны и развитием событий на фронтах. При этом комиссия Лиги Наций была в корне не удовлетворена позицией Боливии, не позволившей ее членам посетить боевые позиции боливийских войск в Чако…Парагвайское наступление прекратилось лишь в 1935 году. Подойдя вплотную к боливийскому нагорью, армия из-за растянутости коммуникаций вынуждена была остановиться. Истощенная же до предела Боливия уже не могла организовать эффективного контрудара. В этих условиях правительство Боливии обратилось в Лигу Наций с просьбой о посредничестве в заключении перемирия с Парагваем.В результате 12 июня 1935 года между Боливией и Парагваем было подписано соглашение о прекращении огня, которое фактически завершило Чакскую войну, в ходе которой погибло 89 000 боливийцев и 40 000 парагвайцев (в плену оказалась почти вся боливийская армия — 300 000 человек).(Хосе Феликс Эстигаррибиа (слева) и боливийский генерал Энрике Пеньяранда (справа)в день заключения перемирия 12 июня 1935 года.)28 октября 1935 года был подписан мирный договор между Боливией с Парагваем. После этого в Буэнос-Айресе открылась затянувшаяся на три года мирная конференция, и только в 1938 году был подписал Договор о мире, дружбе и границах, в соответствии с которым Парагвай сохранил за собой три четверти территории Чако, а Боливия в обмен получила выход к реке Парагвай в узкой двадцатикилометровой полосе (впрочем, это приобретение оказалось бесполезным — порт и железная дорога к нему так и не были построены).(подписание мирного договора, 1938год)Самое комичное (если подобный термин применим к итогам многолетней войны, в которой было пролито столько крови) состояло в том, что главная причина, из-за которой началась война, оказалась несостоятельной — никакой нефти в Чако так и не было обнаружено.Владислав Гончаров в приложении к книге А. В. Шталя «Малые войны 1920–1930-х годов» пишет:«Нефти в Гран-Чако в итоге тоже не нашли. А для Парагвая победа в войне обернулась резким усилением влияния военных во внутренней политике. При этом среди офицеров, выходцев из низов общества, поначалу преобладали ярко выраженные эгалитаристские тенденции. В феврале 1936 герой Чакской войны полковник Рафаэль Франко совершил военный переворот националистического характера и попытался вернуть страну ко временам великих лидеров XIX века, Хосе Родригеса де Франсии и Франциско Солано Лопеса — то есть провести ускоренную индустриализацию с опорой на собственные силы, усилением роли государства и введением элементов социализма. Естественно, с такой программой полковник долго не удержался — через полтора года его свергла Либеральная партия, требовавшая вести страну по пути демократии западного образца. Но на выборах 1939 года президентом вновь был избран военный — маршал Хосе Феликс Эстигаррибиа, национальный герой страны и главнокомандующий вооруженными силами Парагвая в Чакской войне. Уже в следующем году он сам осуществил переворот и изменил конституцию, однако вскоре он погиб в результате авиакатастрофы. К власти пришел генерал Ихинио Мориниго, установивший в стране жесткий диктаторский режим.В 1947 году в стране разразилась гражданская война, в ходе которой Моринго в союзе с партией «Колорадо» разгромили всех своих политических противников, после чего «Колорадо» была объявлена единственной официальной партией. Несмотря на это, в течение нескольких последующих лет военные перевороты в стране совершались ежегодно, пока в мае 1954 главнокомандующий вооруженными силами Парагвая генерал Альфредо Стресснер сверг президента Федерико Чавеса. В июле того же года на безальтернативных выборах он был избран президентом страны и пробыл в этой должности 34 года».* * *Участие русских солдат и офицеров в Чакской войне было весьма весомым: русские были начальниками штабов, командирами дивизии и полков, командирами батарей, батальонов, рот и прочих подразделений… Такого вклада русского офицерства в оборону чужой страны, ставшей второй родиной, не знала ни одна страна в мире.А. Р. Кармен констатирует:«Под их командованием успешно воевали пехотные эскадроны и артиллерийские батареи на всех фронтах. Они обучали своих парагвайских коллег искусству фортификации, бомбометания, современной тактике боя, своим примером и героизмом не раз поднимали солдат в атаку, а их гибель всегда была достойна славы русского офицера».Армию Парагвая фактически пришлось создавать с нуля. Если к началу 30-х годов парагвайцы имели лишь малочисленные военизированные отряды, то к концу войны русскими офицерами была создана мощная регулярная армия в полном смысле этого слова. В ней были и артиллерийские специалисты, и картографы, и ветеринары, и инструкторы по всем видам вооружения… К тому же, в отличие от немецких и чешских военных советников, а также наемников-чилийцев в боливийской армии, русские сражались не за деньги, а за независимость страны, которую хотели видеть и видели своей второй родиной.Великолепная подготовка русских плюс опыт Первой мировой и Гражданской войн дали блестящие результаты. И это притом, что армия противника абсолютно доминировала в живой силе и боевой технике.Князь Язон Константинович Туманов, капитан 1-го ранга, к 1936 году имевший чин морского капитана парагвайской службы (позднее он стал Председателем парагвайского отделения РОВСа), писал:«Парагвайское Правительство и народ высоко ценят самоотвержение русских и их участие в защите страны. Признание заслуг русской колонии выявилось в декретах правительства, согласно которым русские генерал-майоры Эрн и Беляев зачислены в ряды парагвайской армии чинами генерал-лейтенантов «гонорис кауза» со всеми правами и привилегиями парагвайских генералов».* * *Несколько русских офицеров сложили головы на поле брани в Чакской войне.Так, например, 28 сентября 1932 года при штурме форта Бокерон пал смертью храбрых батальонный командир пехотного полка Корралес («Кораллы»), майор парагвайской службы, Василий Федорович Орефьев-Серебряков, казак станицы Арчадинской, бывший есаул Донского казачьего войска. Имя этого отважного казака увековечили улица Basilio Serebriakoff в Асунсьоне и город Fortin Serebriakoff (форт Серебрякова) на северо-западе страны.Майор парагвайской армии Борис Павлович Касьянов, бывший ротмистр 2-го драгунского полка, был убит 16 февраля 1933 года у деревни Сааведра. В честь него названы дорога, мост и улица Mayor Kasianoff в Асунсьоне.Капитан парагвайской армии Василий Павлович Малютин, бывший сотник Кубанского казачьего войска, был убит 22 сентября 1933 года под Пасо-Фаворито. Бюст в память В. П. Малютина установлен ныне в Асунсьоне.Командир полка в парагвайской армии Сергей Сергеевич Салазкин, бывший ротмистр Добровольческой русской армии, был убит 30 октября 1933 года под Нанавой (по другим данным, он умер от полученных ран 13 ноября 1933 г.). В его честь в Асунсьоне есть улица Comandante Sergio Salaskin.Начальник отдела картографии в Генеральном штабе парагвайской армии Николай Иосифович Гольдшмит, бывший участник 1-го Кубанского («Ледяного») похода в Офицерском полку, был убит 20 мая 1934 года в Каньяда-Строгесте.Это лишь несколько имен погибших в Парагвае русских воинов. Сколько их было всего, включая простых солдат и нижних чинов, знает один Господь.Парагвайская карикатура времен Чакской войны (на переднем плане — генерал Ганс Кундт)В столице Парагвая напоминают о славных русских офицерах улица Teniente Kanonnikoff (в наши дни в доме № 998 по этой улице находится офис Святослава Канонникова, сына героя Чакской войны, а ныне вице-председателя Ассоциации русских и русскоязычных жителей Парагвая), улица Capitan Nicolas Blinoff, улица Colonel Butleroff и т. д. Памятник русским воинам стоит на перекрестке у площади Federacion Rusa.

04 мая, 16:11

ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (16)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.Акела промахнулсяВо-первых, прошу прощения за изобилие имен и деталей. Много, запутанно, но иаче никак. Ла-Плата, в отличие от Гаити или Бразилии, - блок трех стран: Парагвая, Уругвая и Аргентины (тоже не страны, а блока независимых провинций). И все они на первом этапе существования столь плотно сплетены, что разрывать их попросту не получается. Так что, кроме как по горизонтали, чтобы не нарушать логику процесса, просто нельзя.Равно как и с именами. Их много, они однотипны, однако за каждым именем стоит живой человек, и поверьте, я выбираю только тех, кто сыграет свою роль впоследствии. Это, повторяю, во-первых, а во-вторых, давайте попрощаемся с Хосе де Сан-Мартином. Он ушел за Анды, чтобы сделать сказку былью, и теперь появится только в третьем томе, когда речь пойдет про Чили и Перу. И попрощавшись, вернемся в Байрес…Director Пуэйррендон оказался человеком на своем месте. Пока «господа тукуманцы» шлифовали формулировки статей будущей унитарной конституции, его правительство делало все, чтобы будущая реальность под эти формулировки подходила. Вернее, если уж совсем точно, не правительство, а ложа «Ministerial». Реинкарнация «Лаутаро», но в новой редакции.Былая «военная оппозиция» с левацким уклоном, претендовавшая на роль «серого кардинала», стала просто клубом уважаемых и уважающих друг друга людей, старых друзей и единомышленников, где Директор был одним из своих, без чинов, а важные проблемы решались не голосованием, а в ходе спокойного обсуждения. То есть, «теневой кабинет». И даже не теневой, потому что членами клуба были и все министры с заместителями, - и обсуждалось там все.Единственное табу: вопрос о компромиссе с «федералистами». За это высылали сразу, не глядя на личные симпатии. Хотя поле для компромиссов, наконец, сформировалось. Если раньше «федералистом» был любой, кто не хотел подчиняться единому центру, то ныне появились варианты. Приморские «федералисты» (из Лиги) хотели, чтобы Байрес был одним из равноправных субъектов федерации. «Федералисты» внутренние, в принципе, готовы были подчиняться «старшему брату», но без произвола.Появились и «федералисты» свои, опасавшиеся, что став национальной столицей, Байрес потеряет статус «исключительной провинции», причем они тоже не были едины, делясь на друг дружку не любящих «реставраторов» и «реконструкторов». И это не говоря о провинциальных caudillo, не подводивших под «федерализм» никакую теоретическую базу, кроме той, что 5000 всадников больше, чем три.Короче говоря, поле для маневра возникло. Но сеньор Пуэррйедон был не из тех, кто отступает от плана. При этом, с первым пунктом все шло великолепно: Андская армия получала то, что просила, в любых объемах: «Если придет отказ, дорогой друг, знайте, что я повесился». И тут из песни слова не выкинешь: его заслуга в изгнании испанцев из Чили, а затем и Перу, колоссальна.А вот по второму пункту успехов не наблюдалось: явный авторитаризм директора возмутил самые лояльные провинциях, и хотя к концу 1816 года эту проблему с грехом пополам уладили, оставалась еще Лига. Но главное, Артигас, враг идейный, ибо не только «федералист», но еще и республиканец, с огромным авторитетом и личной, и очень сильной армией.Одолеть его своими силами не было никакой возможности, и Пуэррйдон принял решение одолеть не своими. Он прекрасно знал, как не нравится «якобинец» под боком людям из Рио, и не хуже знал, что Восточную полосу в Рио считают своей, ибо когда-то она им принадлежала. Иное дело, что воевать с Соединенными Провинциями король Жоао, пребывавший тогда в Бразилии, ибо в Португалии было неспокойно, вряд ли рискнул бы, -но если «федералисты» бьются с «унитариями», да при условии, что Буэнос-Айрес не возражает, почему нет? А Буэнос-Айрес не возражал, напротив, намекал, что одобряет. Так что португальцыначали готовиться, а 28 августа 1816 года армия генерала Лекора перешла границу, выпустив манифест: идем «не завоевывать, а умиротворять». И еще один, специально для Лиги: дескать, зона наших интересов – только Восточный берег, кто проявит понимание, не пострадает.Нельзя сказать, что Артигас не знал. Знал. Был настороже. Но 8-9 тысяч партизан для нормальной войны с 15 тысячами обученных солдат во главе с генералами, закаленными в войнах с Наполеоном, это совсем немного, даже если учесть, что провинции прислали помощь, а под знамена Вождя вернулись талантливые командиры, ранее от него по разным причинам ушедшие.Поэтому решено вести «малую войну». Но «малой войной» большую войну не выиграть, тем паче, что полки Лекора шли прямо на Монтевидео. В такой обстановке, кабильдо города запросило помощи у Байреса, напомнив, что в ссоре они или в мире, но Восточная провинция – все-таки часть государства Рио-де-ла-Платы, которую центр должен защищать.Пуэйрредон согласился. Но: только если orientales подпишут Тукуманский Акт. Естественно, Артигас назвал предложение «оскорблением, нанесенным лично ему и чести всех народов Восточной провинции», после чего Байрес умыл руки, предоставив «мятежникам» самим решать вопрос. Директора устраивала потеря одной провинции, если этот пример даст всем остальным понять, что может быть с теми, кто не уважает Байрес, и пример был убедителен.Тяжко, с потерями, но Лекор продвигался вдоль побережья на юг и запад, рассекая коммуникации, и к концу года силы Вождя сократились вдвое. Прыгнуть выше головы нельзя: в ноябре, приняв у Индио-Муэрто сражение, не принять которое было нельзя, за спиной был Монтевидео, - был разбит Фруктуозо Ривера, лучший полевой командир orientales, а 20 января 1817 года, видя, что помощь не придет, гарнизон, по требованию кабильдо, сдал город.Теперь было ясно, что португальцы идут, чтобы остаться, а если получится, отхватить и еще куски. В такой обстановке, видя, что Артигас сам мечется, губернаторы Лиги начали заключать договоры с Пуэйрредоном. Начались «мини-войны», молодые, храбрые и честолюбивые caudillos, - Франсиско Рамирес в Энтре-Риос и Эстанислао Лопес в Санта-Фе, - разбив «изменников», сами возглавили провинции, к началу 1818 года одолев и прогнав портеньос. Но вот в армии Восточной провинции, опоре и надежде Артигаса, началось дезертирство.Свободная стаяБежали не солдаты. Уходили, уводя своих солдат,  мелкие caudillos. Кто в Байрес, кто к Лекору, поясняя свои мотивы очень честно: «Мы убедились, что при правлении Артигаса разрушается частная собственность, и происходят многочисленные беспорядки, которые мешают людям жить». Они не были «народниками», им не нравились «завихрения» с разделом земель. Но Артигас реагировал на это без эмоций: «Лучше пусть уйдут, а не ударят в спину. Я буду биться, пока у меня останется хотя бы один солдат… А с португальцами я буду биться, если у меня останутся только собаки».И бился, 13 ноября 1817 года объявив войну Буэнос-Айресу. И даже побеждал. Однако португальцы все-таки были сильнее. 3 апреля 1818 года у реки Валентин потерпел поражение, попал в плен и был выслан в Рио, на Змеиный остров Антонио «Стрелок» Лавальеха, чуть позже, разуверившись в победе и не желая сдаваться португальцам, прорвался в Байрес еще один верный Артигасу командир, Мануэль Орибе. Из влиятельных полевых командиров Восточной провинции Вождя не покинул только Фруктуозо Ривера, фанатично ненавидевший портеньос, но и он, потерпев поражение при Арройо-Гранде, начал переговоры с Лекором.Так что, к началу 1819 года Вождь с несколькими сотнями солдат контролировал только малонаселенные районы севера провинции, и чем дальше, тем хуже шло дело. Даже когда Хосе де Сан-Мартин, романтик, написал Артигасу и Пуэйредону, заклиная подумать о том, что дело идет к аннексии португальцами части Родины, когда Артигас, переступив через себя, согласился говорить, Пуэйредон отказался общаться с «бандитом», - на его взгляд, все складывалось как нельзя лучше.И действительно, складывалось. 3 декабря 1817 года члены Тукуманского конгресса, наконец, приняли «Временный регламент для руководства и управления государством», своего рода «прото- конституцию». Очень унитарную, очень аристократическую, вполне в духе европейских веяний того времени. Документ не стыдно было показать хоть в Лондоне, хоть в Париже, под него можно было смело просить у Европы прислать «конституционного короля», и ни один из свободных европейских принцев не отказался бы. Пуэррейдон полагал это своей личной победой, и был прав:Англии и Франции надоело спасать Испанию. У них, в конце концов, были свои интересы, так что, в феврале 1818 года месье и сэры втайне от Мадрида договорились совместно посылать в Америку молодого герцога Луккского, устраивавшего обе столицы. Для подготовки коронации в Байрес в августе прибыл эмиссар из Франции, началась работа по согласованию, - и 12 ноября 1818 года на закрытом заседании Конгресс принял решение об учреждении монархии и приглашении Луиджи ди Лукка на трон короля Ла-Платы под именем Луиса I.Принимали, однако, нелегко, под прямым давлением директора, и после оглашения наконец-то принятой Конституции со статьей про монархию, все предыдущее показалось штилем. На какое-то время вся забыли даже об Артигасе и португальцах. В первую очередь, взорвалась Лига. В Санта-Фе о полной независимости объявил Эстанислао Лопес, в Энтре-Риос то же самое сделал Франсиско «Панчо» Рамирес, в Ла-Риохе – Факундо Кирога, -короче, как написал позже  историк и политик Доминго Сарьмьенто, «все Магометы, способные на своей земле и по своей прихоти даже отменять религию и придумывать новую». Даже самые послушные города отказывались признать «осквернение короной». Драки шли уже на улицах Байреса, и в конце концов, Пуэйрредон, подал в отставку, а конгресс утвердил на пост директора уже известного нам генерала Хосе Рондо, человека, с одной стороны, умеренного, а с другой, жесткого.Сто лет одиночестваДа вот беда: стихию кадровой рокировкой не усмиришь. «Тукуманцам» уже никто не верил, директор Рондо, хороший вояка и никакой политик без собственного клана, метался, за пределами провинции Буэнос-Айрес, писал в то время «Русскiй Вестникъ», «Всякий хотел властвовать, никто не хотел повиноваться», португальцы посматривали на происходящее со все более алчным огоньком в глазах, а из Испании шли вести о подготовке мощной армады вторжения. Правда, революция в самой Испании сняла этот проект с повестки дня, - но несколько позже, а пока что Хосе Рондо пытался стянуть на подавление мятежей все, что мог, прежде всего, Андскую армию.Однако Хосе де Сан-Мартин посылать войска «для пролития крови во имя политических честолюбий» отказался. Мануэль Бельграно, всегда и во всем согласный с Сан-Мартином, тоже. А генералу Хуану Балькарсе, все же решившему исполнить приказ главнокомандующего, преградили дорогу части Эстанислао Лопеса.В распоряжении Хосе Рондо осталась только части, стоявшие в Байресе, да Северная армия, командующему которой, Хуану Бустосу, он доверял. Плюс надежда на португальцев, которым он в момент какого-то помутнения предложил забирать Энтре-Риос и Корриентес. От чего генерал Лекор, естественно, отказался, более того, как бы случайно проговорился о полученном письме на приеме, прекрасно понимая, что информация уйдет, куда надо.И она ушла куда надо, а когда она пришла куда надо, «Панчо» Рамирес поднял свою конницу в поход на Байрес, Лопес присоединился к нему, Артигас прислал всех, кого мог, а Северная армия остановилась в Кордове: 8 января 1820 генерал Бустос объявил, что не намерен подчиняться «торговцам священной землей Ла-Платы». В итоге, 1 февраля 1820 года директор потерпел полное поражение при Сепеде. Жалкие остатки его армии спаслись с большим трудом, а спустя несколько дней к столице подошли войска губернаторов, и Хосе Рондо, которого уже предлагали судить за измену, 11 февраля сдав пост губернаторупровинции Мигелю Сарратеа, отплыл в Монтевидео.Центрального правительства не стало. Байрес лежал у ног победителей, его можно было брать тепленьким, Артигас письменно требовал, настаивал, приказывал сделать это, но новые лидеры Лиги вовсе не считали нужным идти на такой экстремальный шаг. Поэтому 23 февраля в городке Пиляр великодушные победители заключили с побежденными «договор равных».Все провинции бывшего вице-королевства объявлялись равноправными, без всяких претензий на особые права со стороны Байреса, и Байрес обязался оказать Лиге помощь в борьбе с португальцами. Но, с другой стороны, согласовали созыв Национального Конгресса Провинций для восстановления единого государства, уже без всяких «унитаризмов», строго на «федералистской» основе. Желания совсем уж разваливать страну не было ни у кого.Таким образом, государство Соединенные Провинции Ла-Платы престало существовать. То есть, формально осталось, но предстояло решить, что оно теперь из себя преставляет. Однако явочным порядком перестала существовать и Лига, ибо Восточная провинция, ключевое ее звено, находилась в оккупации, а Protector стал аутсайдером. О нем, разумеется, не забыли, напротив, лично «Панчо» Рамирес пригласил бывшего вождя присоединиться к «договору Пиляр», но не как главу Лиги, а как представителя Восточного берега.В создавшейся ситуации это было щедрое, от большого уважения проистекающее предложение, от него просто невозможно было отказаться, - но Артигас, в январе разбитый при Такуарембо, после чего его покинул даже Фруктуозо Ривера, заключивший перемирием с генералом Лекором, по словам Хесуальдо, «с этого времени утратил свою обычную взвешенность». В ответ он, как Protector, потребовал от союзников объявить войну Португалии, а когда они отказались, атаковал войска Рамиреса, чтобы «уничтожить измену и предательство».Для человека, располагавшего пятью-шестью сотнями бойцов, правда, очень хороших, поступок, согласитесь, смелый, но есть ощущение, что три года борьбы против всех к этому времени озлобили Артигаса настолько, что он утратил чувство реальности, и знаменитое заявление Рамиреса, - «С Артигасом и его системой надо покончить!», - можно понять. Артигас уже только мешал. Как лично (ибо все понимали, что пока он жив, покою не быть), так и в идейном плане: в принципе, разделяя его взгляды на жизнь, «молодые волки» были убеждены, что простым людям нужна не демократия, но справедливый caudillo, а всякие фокусы с конфискациями земли – вообще за гранью.Так что, по следам былого кумира шли неотступно, загонной охотой. Впрочем, и он не бежал, а искал встречи, и бились с переменным успехом месяца два. Лишь после поражения при Ринкон-де-Авалос, 24 июля, где уже готовую, казалось, победу из рук бывшего Вождя вырвала присланная из Байреса арта, стало понятно, что шансов нет. И в сентябре Артигас ушел в Парагвай, уводя с собой две сотни самых верных людей, клявшихся ему на копыте, ноже и гитаре.В этом был риск: д-р Франсиа недолюбливал Артигаса, как «вопиюще нерационального авантюриста», к тому же, за выдачу беглеца Рамирес обещал El Supremo тысячу ружей, - но не выдали. Аудиенции Верховный гостя не удостоил («Он проиграл, о чем с ним говорить?»), на письма не отвечал, и тем не менее, всем эмигрантам выделили землю вокруг городка Куругуату, выдали продукты, одежду, скот и все необходимое, чтобы вести хозяйство, а лично экс-Вождю даже маленькую пенсию, и последние свои 30 лет Артигас прожил в Парагвае, не вернувшись в родные места даже когда Восточный берег стал Республикой Уругвай.Его бывшие офицеры, ставшие властью, его не звали, а когда все же позвали, доживать, он отказался, и только в 1856-м прах «Отца уругвайской нации» тихо перевезли в Монтевидео. Но и после этого, аж до начала ХХ века, официально никаких определений, кроме «варвар», «диктатор», в лучшем случае, «безответственный фантазер», озвучивать не полагалось. Лишь много позже народ оценил. Начались книги, славословия, памятники и улицы, названные в честь. Как оно обычно и бывает, когда слишком веришь в народ…Продолжение следует.

12 марта 2013, 00:00

ЦРУ разработало вызывающее рак оружие ещё в 1970-х годах

Источник перевод для GearMix – CowancheeМы предлагаем скептикам, оспаривающим то, что ЦРУ могло приложить руку к смерти Уго Чавеза от рака, взглянуть на устройство в приведённом ниже видео. Это дротиковое ружьё, разработанное в 1970-х (а возможно и ранее) по заказу ЦРУ.В видеозаписи оружие описывается, как вызывающее сердечный приступ. Рак в нём не упоминается. Однако мы знаем, что ЦРУ использовало бывшего президента «American Cancer Society» Альтона Ошнера для проведения секретных раковых исследований для нужд агентства.И это, разумеется, больше чем простая случайность, что значительное число южноамериканских лидеров умерло именно от рака.Вот что пишут об этом специалисты:Этот случай хорошо подошёл бы «Секретным материалам» и другим любителям конспирологии, когда президент Венесуэлы Уго Чавез заметил, что США, возможно, нашли способ превратить рак в оружие, после того, как нескольким лидерам Латинской Америки поставили этот диагноз. Список включает в себя бывшего аргентинского президента Нестора Кирхнера (рак кишечника), президента Бразилии Дилму Руссеф (лимфома), бывшего президента Кубы Фиделя Кастро (рак желудка), президента Боливии Эво Моралеса (рак носоглотки) и президента Парагвая Фернандо Люго (опять лимфома). Зададимся вопросом — что их всех объединяет, кроме ракового диагноза? Все они лидеры левого крыла. Совпадение?Список дополнительных жертв может включать пан-африканиста Кваме Туре, ямайского регги-музыканта Боба Марли и премьер-министра Доминиканской республики Розье Дугласа.А ещё вспомним Джека Руби, который застрелил Ли Харви Освальда. Руби умер от рака лёгких в 1967 году. «Что было странным, так это то, что раковые клетки в его теле были не того типа, которые обычно зарождаются в дыхательной системе», пишут эксперты. «Он уверял свою семью, что ему ввели раковые клетки в тюрьме, когда лечили инъекциями от простуды. А умер он потому, что должен был предстать с показаниями перед Конгрессом США».А если вы считаете, что правительства не вовлекают себя в убийство своих критиков и оппонентов, вспомните убийство Александра Литвиненко, бывшего офицера российской Федеральной службы безопасности, который умер в Лондоне от отравления полонием-210. Широко распространено мнение, что Литвиненко, который искал политического убежища, был убит именно российским правительством.Коммунисты известны своими убийствами диссидентов с помощью «болгарского зонтика» — пневматического устройства, которое стреляло крошечными ядовитыми капсулами, содержащими рицин. Широко распространено мнение, что болгарский писатель и диссидент Георгий Марков был убит в Лондоне в 1978 году именно этим оружием. Оно также предположительно было задействовано в неудачной попытке устранения болгарского журналиста Владимира Костова в Париже. Говорят, что болгарская Секретная служба работала в тандеме с советским КГБ для убийства диссидентов.Ссылка

26 декабря 2012, 21:21

Уничтожение первого в мире социалистического государства закончилось самым чудовищным геноцидом за всю историю человечества.

Для начала перечислим факты и попробуем догадаться, о какой стране идет речь:Вся власть в стране принадлежит государству, которое последовательно проводит курс на построение полностью самостоятельной, самодостаточной экономики, опирающейся исключительно на собственные ресурсы при минимальном импорте.Вытеснив национальную буржуазию из экономической и политической сфер, государство взяло на себя исключительную роль формирования и развития нации, распределения национальных доходов.Страна не имеет внешних долгов. Вся внешняя торговля находится в государственной монополии. При этом экспорт стабильно превышает импорт, что позволяет делать крупные капиталовложения в промышленность и сельское хозяйство, не прибегая к иностранным займам.Вместо иностранных капиталов государство привлекает зарубежных (европейских) специалистов, которые получают хорошую зарплату и помогают налаживать передовые, высокотехнологичные производства, транспортную и коммуникационную инфраструктуры.Государство проводит жесткую протекционистскую политику, поддерживая отечественных производителей (путем введения высоких импортных пошлин и одновременного снижения экспортных пошлин).Национальная валюта полностью стабильна. В стране налажена современная телеграфная связь, железнодорожное сообщение, речной транспорт.Благодаря государственной поддержке в стране происходит мощный экономический подъем, строятся новые производства сталелитейной, текстильной, бумажной, типографской промышленности, кораблестроения.Ирригационные работы, строительство плотин и каналов, новых мостов и дорог способствуют подъему сельскохозяйственного производства.В стране полностью побеждена неграмотность - практически все население страны умеет читать и писать.  Бесплатное образование (всеобщее обязательное начальное образование), бесплатная медицина.98% территории страны составляет общественную собственность: государство предоставляет крестьянам наделы земли в бессрочное пользование за символическую арендную плату в обмен на обязательство обрабатывать эти участки, без права продажи.Наряду с частными сельхозпроизводителями действуют крупные государственные сельскохозяйственные и скотоводческие хозяйства - «поместья Родины».В стране установлен потолок цен на основные продукты питания.Это единственная страна на континенте, не знающая нищеты, голода, коррупции. Практически отсутствует преступность. Все доходы страны направляются на проведение индустриализации, поддержку сельского хозяйства, развитие социальной сферы и модернизацию армии. В стране отсутствуют коммерческие посредники, спекулянты, паразитические классы и прослойки.Ну что же, нормальный социализм образца СССР 1930-х годов. Казалось бы, ничего особенного. Но удивительно другое, а именно, историческая эпоха – все это происходит в начале 1860-х годов!О Господи, что же это за страна, обогнавшая на семьдесят лет даже Россию, где подобное стало возможным только в эпоху Сталинских пятилеток, не говоря уже об остальном мире! Где это?В Южной Америке. Да, да, в Южной Америке. И страна эта - Парагвай.Неужели тот самый Парагвай, одна из самых отсталых, нищих и убогих стран мира, начисто вычеркнутая из мировой политики, где-то на задворках мира, о которой никто  не знает ничего толком!Не знает. А напрасно. В середине 19-го века Парагвай – самое обеспеченное, передовое и успешное государство Латинской Америки. И добавим, самое независимое.Хосе Франсия, первый президент Парагвая, пришедший к власти в 1814 году, и последующие президенты Карлос Антонио Лопес и Франсиско Солано Лопес (1862 – 1870) подарили нации мечту, и эта мечта стала сбываться на глазах!Было от чего всполошиться Британии.Ведь тем самым Парагвай противопоставил себя мировому империализму, в первую очередь, английскому капиталу.Мало того, Франсиско Солано Лопес запретил английским торговым судам вход в реку Парагвай, а это уже прямое покушение на святая святых – Мировой порядок, установленный Британской империей, согласно которому все обязаны были покупать английские товары.А если нет, то война (как было, например, в Китае, вспомним «опиумные войны»)!Все социальные и экономические завоевания Парагвая были достигнуты без участия мирового капитала, с опорой только на собственные, национальные ресурсы. Это был пример.Пример для подражания.Такой же пример представлял собой Советский Союз. И поэтому должен был быть уничтожен.В наши дни такой же пример являла миру Ливийская Джамахирия. И поэтому должна была быть уничтожена.С тем же остервенением сегодня пытаются уничтожить и Белоруссию, а завтра будут уничтожать Иран.И Британия принимается за дело. Механизм интриг бешено заработал.Надо сказать, что политика Бразилии и Аргентины в то время вполне контролировалась Великобританией.Об английском влиянии в Бразилии говорят хотя бы недвусмысленные инструкции министра иностранных дел, лорда Каннинга послу Британской империи, лорду Стренгфорду: «Превратить Бразилию в основную базу для реализации продукции английских мануфактур в Латинской Америке».Аргентину же и вовсе называли «британским доминионом». Накануне войны английский министр Эдвард Торнтон открыто присутствовал в качестве советника на заседаниях правительственного кабинета в Буэнос-Айресе, восседая рядом с президентом Бартоломе Митре.Время от времени Британия стравливала эти две страны между собой по принципу «разделяй и властвуй», но на этот раз потребовалось объединить все силы региона Ла-Платы, чтобы уничтожить страшного врага – социализм.Итак, в 1864 году Бразилия, заручившись поддержкой Аргентины, вторгается в Уругвай и смещает правительство этой страны. Столица Уругвая Монтевидео – единственный выход для Парагвая к океану, без которого смерть. Замок защелкнулся.Единственный козырь в руках Солано Лопеса – армия. Ничего не остается, как использовать его.И Франсиско Солано Лопес объявляет войну всему миру – Бразилии и Аргентине. В Уругвае, на помощь которому бросился Солано, уже посажено марионеточное правительство, которое в общей упряжке объявляет войну Парагваю.По существу Солано Лопес объявляет войну только одной стране – Англии и в ее лице всей мировой системе капитализма. И не потому что надеется на победу, а потому что ничего другого у него не остается. У него есть только армия, лучшая на континенте.Да, да, страна, не позаимствовавшая ни единого пенни у мирового капитала, опираясь исключительно на собственные силы, сумела не только создать передовую экономику и социальную защиту, почти на столетие опередившую свое время, но и создать и содержать лучшую армию на континенте!Поначалу военный успех на стороне Парагвая. Но со временем сказывается недостаток ресурсов, в первую очередь людских.Между тем армия «демократизаторов» непрерывным потоком снабжалась из Европы самым современным вооружением и техникой. Парагвай же был отрезан от моря и не мог получить даже собственное, заказанное в Европе накануне войны вооружение (которое тут же перепродали Бразилии!).Народ Парагвая был готов вместе со своим президентом до конца защищать свою родину. Но в армии, как водится (как было и в сталинскую эпоху, мы знаем) не обошлось без заговора. Генерал Эстигаррибия оказался изменником (попросту был подкуплен), завел лучшую часть армии в окружение и сдался без боя.В 1866 году оккупанты вторглись в пределы Парагвая. И завязли в героическом сопротивлении всего народа.Мучительно медленно они продвигались к столице страны Асунсьону, не взламывая оборону, а именно продавливая ее, уничтожая все на своем пути. Парагвайцы не сдавались в плен и не оставляли свои позиции, которые можно было захватить только после того как все до одного защитники будут убиты.Не меньшее сопротивление оказали мирные жители, массово взявшиеся за оружие. Каждую деревню, каждый населенный пункт приходилось брать штурмом, после чего всех оставшихся жителей вырезали, включая детей.В 1870 году все было кончено. Президент Франсиско Солано Лопес погиб в бою, сражаясь с последним отрядом своей армии.Итоги. Парагвайская нация практически полностью уничтожена. Истреблено более 90% мужского населения, включая детей и стариков.По другим данным, картина еще более чудовищная. Истреблено почти 90% ВСЕГО НАСЕЛЕНИЯ, сократившегося с 1 млн. 400 тысяч до 200 тысяч человек, из которых мужчин осталось не более 28 тысяч!Таких масштабов геноцида никогда не было, ни в одной стране, за всю историю человечества.Практически все население Парагвая уничтожено (убивали всех поголовно, чтобы не осталось даже памяти о социализме!). Разрушена промышленность, ликвидированы все социальные блага. Страна отдана на бесконтрольное и ничем не ограниченное разграбление.С тех пор прошло сто пятьдесят лет, и ничто не изменилось и не изменится уже. Парагвай навсегда попал в разряд стран-изгоев. А был самой передовой, экономически развитой и успешной страной на континенте, провозвестником Сталинского Советского Союза (разумеется, в миниатюре, и все же!).Впрочем «победители» ничего не выиграли от своих преступлений. Территориальные приобретения Аргентины и Бразилии не смогли компенсировать и малую толику тех гигантских долгов, в которые им пришлось влезть для ведения этой первой в истории ТОТАЛЬНОЙ ВОЙНЫ.Война против Парагвая от начала до конца финансировалась английским еврейским банковским капиталом (кто бы сомневался!) - Лондонским банком, банкирским домом «Бэринг бразерс» и банками Ротшильда на условиях, которые почти на сто лет закабалили страны-«победительницы».Все. Мышеловка захлопнулась. Одна страна уничтожена полностью, со всей населявшей ее нацией, две другие страны оказались в рабстве у английских (еврейских) банкиров, ну, а об Уругвае никто уже больше не вспоминал. Теперь Уругвай, ставший поводом для уничтожения социализма Солано Лопеса - такое же никчемное пятно на глобусе, как и нынешний Парагвай.Парагвайская война была первым опытом общечеловеков по наведению демократии в отдельно взятом независимом государстве. Со всеми атрибутами, которые они используют и по сей день – информационная война, демагогия, геноцид.Но это был и первый опыт невиданного по накалу и ярости сопротивления захватчикам. Ни в одной стране мира до этого ТАК не воевали.Отсюда и столько погибших.За тиранов так не сражаются. Так сражаются ЗА ИДЕЮ, ЗА МЕЧТУ.С таким же ожесточением сражались советские солдаты, поднимаясь в атаку «За Родину! За Сталина!»Это с одной стороны.А с другой  - методичное уничтожение ВСЕГО НАСЕЛЕНИЯ по принципу выжженной земли, через восемьдесят лет примененному нацистами в России.Чтобы даже памяти не оставить.Там о Солано, здесь о Сталине (со Сталиным, правда, не получилось!)В итоге первое на Земле социалистическое государство было уничтожено. Чтобы другим не повадно было.Причем не просто уничтожено, а буквально стерто с лица земли. Две другие страны – Бразилия и Аргентина – почти на столетие попали в долговое рабство к Британии. Они и так находились в полной экономической и политической зависимости, но теперь их удалось закабалить еще более надежно и тем самым многократно увеличить эксплуатацию этих полуколоний.Бразилия смогла рассчитаться с долгами за Парагвайскую войну только при Жетулио Варгасе в 1940-х, а в Аргентине покончить с безраздельным господством англичан удалось только Хуану Доминго Перону в тех же 40-х годах ХХ века.Для мирового капитализма в лице Британии все получилось как нельзя лучше. Правда, для этого пришлось почти полностью вырезать целую нацию – население целой страны. Но для английского капитала это сущие пустяки!Еще статья на эту же тему:История Латинской Америки имеет немало тёмных историй, одна из самых страшных и кровавых – это убийство целой страны, «сердца Америки» (Парагвая). Это убийство вошло в историю как Парагвайская война, продолжавшаяся с 13 декабря 1864 года по 1 марта 1870 года. В этой войне против Парагвая выступил союз Бразилии, Аргентины и Уругвая, поддержанный тогдашним «мировым сообществом» (Западом).Немного из предыстории Первый европеец побывал на земле будущего Парагвая в 1525 году, а началом истории этой латиноамериканской страны принято считать 15 августа 1537 года, когда испанские колонисты основали Асунсьон. Эту территорию населяли племена индейцев гуарани.Постепенно испанцы основали ещё несколько опорных пунктов, с 1542 года в Парагвай (в переводе с языка индейцев гуарани «парагвай» означает «от великой реки» — имеется ввиду река Парана) стали назначать специальных управленцев. С начала 17 столетия на этой территории стали создавать свои поселения испанские иезуиты («Общество Иисуса» - мужской монашеский орден).Они создают в Парагвае уникальное теократически-патриархальное царство (Иезуитские редукции - индейские резервации иезуитов). Его основой стали первобытнообщинный родоплеменной уклад местных индейцев, институты Империи Инков (Тауантинсуйу) и идеи христианства. Фактически иезуиты и индейцы создали первой социалистическое государство (с местной спецификой). Это был первая масштабная попытка построения справедливого общества, основанного на отказе от личной собственности, приоритете общественного блага, главенстве коллектива над личностью. Отцы-иезуиты весьма хорошо изучили опыт управления в Империи Инков и творчески его развили.Индейцев перевели от кочевого образа жизни к оседлому, основой хозяйства было земледелие и скотоводство, ремесло. Монахи прививали индейцам основы материальной и духовной культуры Европы, причём ненасильственным путём. В случае необходимости, общины выставляли ополчения, отбивая атаки работорговцев и их наёмников. Под руководством монашеской братии индейцы достигли высокой степени автономии от Испанской и Португальской империй. Поселения процветали, труд индейцев был довольно успешным.В итоге независимая политика монахов привела к тому, что их решили изгнать. В 1750 году испанская и португальская короны заключили соглашение, по которому 7 иезуитских поселений, в том числе Асунсьон, должны были перейти под португальский контроль. Иезуиты отказались подчиниться этому решению; в результате кровопролитной войны, длившейся 4 года (1754—1758), испано-португальские войска победили. Последовало полное изгнание Ордена иезуитов из всех испанских владений в Америке (оно завершилось в 1768 году). Индейцы стали возвращаться к прежнему образу жизни. К концу 18 столетия примерно треть населения состояла из метисов (потомков белых и индейцев), и две трети были индейцами.НезависимостьВ процессе развала Испанской империи, в котором приняли активное участие молодые хищники – англичане, независимым стал Буэнос-Айрес (1810 год). Аргентинцы попробовали начать восстание в Парагвае, в ходе т. н. «Парагвайской экспедиции», но ополчения парагвайцев разбили их войска.Но процесс был запущен, в 1811 году Парагвай провозгласил независимость. Страну возглавил адвокат Хосе Франсия, народ его признал лидером. Конгресс, избранный всеобщим голосованием, признал его диктатором с неограниченными полномочиями сначала на 3 года (в 1814 году), а затем пожизненным диктатором (в 1817 году). Франсия правил страной до самой смерти в 1840 году. В стране была введена автаркия (экономический режим предполагающий самообеспечение страны), иностранцев редко пускали в Парагвай. Режим Хосе Франсия не был либеральным: мятежников, шпионов, заговорщиков беспощадно уничтожали, арестовывали. Хотя нельзя сказать, что режим отличался чудовищностью, - за все время правления диктатора казнили около 70 человек и около 1 тыс. было брошено в тюрьмы.Франсия провёл секуляризацию (изъятие церковного и монастырского имущества, земли), беспощадно ликвидировал преступные шайки, в результате чего через несколько лет люди забыли о преступности. Франсия частично возродил идеи иезуитов, хотя и «без перегибов». В Парагвае возникло особенное народное хозяйство, основанное на общественном труде и частном мелком предпринимательстве. Кроме того, в стране возникли такие удивительные явления (на дворе была первая половина XIX века!), как бесплатное образование, бесплатная медицина, низкие налоги и общественные продовольственные фонды.В результате в Парагвае, особенно учитывая его довольно изолированное положение относительно мировых экономических центров, была создана крепкая государственная промышленность. Это позволило быть экономически самостоятельным государством. К середине 19 столетия Парагвай стал самым быстрорастущим и наиболее обеспеченным государством Латинской Америки. Надо отметить, что это было уникальное государство, где бедность отсутствовала как явление, хотя и богатых в Парагвае хватало (богатая прослойка была вполне мирно интегрирована в общество).После смерти Франсио, которая стала трагедией для всей нации, по решению Конгресса, страну возглавил его племянник Карлос Антонио Лопес (до 1844 года правил вместе с консулом Мариано Роке Алонсо). Это был такой же жесткий и последовательный человек. Он провёл ряд либеральных реформ, страна была готова к «открытию» - в 1845 году открыт доступ в Парагвай иностранцам, в 1846 году прежний охранительный таможенный тариф заменён более либеральным, гавань Пилар (на реке Паране) открыта для внешней торговли. Лопес реорганизовал армию по европейским стандартам, довёл её численность с 5тыс. до 8 тыс. человек. Было построено несколько крепостей, создан речной флот. Страна выдержала семилетнюю войну с Аргентиной (1845—1852), аргентинцы были вынуждены признать независимость Парагвая.Продолжалась работа по развитию образования, открывались научные общества, улучшались возможности путей сообщения, судоходства, совершенствовалось судостроение. Страна в целом сохранила своё своеобразие, так в Парагвае почти все земли принадлежали государству.В 1862 году Лопес умер, оставив страну на своего сына Франсиско Солано Лопеса. Новый народный конгресс утвердил его полномочия на 10 лет. В это время страна достигла пика своего развития (затем страну просто убили, не дав идти по весьма перспективному пути). Численность её населения достигла 1,3 млн. человек, государственных долгов не было (страна не брала внешних займов). В начале правления второго Лопеса построили первую железную дорогу длиной в 72 км. В Парагвай пригласили более 200 иностранных специалистов, которые прокладывали телеграфные линии и железные дороги. Это помогало в развитии сталелитейной, текстильной, бумажной, типографской отраслей промышленности, производстве пороха и судостроении. Парагвай создал собственную оборонную промышленность, производили не только порох и другие боеприпасы, но пушки и мортиры (литейная мастерская в Ибикуи, построенная в 1850 году), строили корабли на верфях Асунсьона.Повод к войне и её началоК успешному опыту Парагвая присматривался соседний Уругвай, а после него эксперимент мог победно пройти по всему континенту. Возможное объединение Парагвая и Уругвая бросало вызов интересам Великобритании, местным региональным державам – Аргентине и Бразилии. Естественно, это вызывало недовольство и опасения англичан и латиноамериканских правящих кланов. Кроме того, с Аргентиной у Парагвая были территориальные споры. Нужен был повод к войне и его быстро нашли.Весной 1864 года бразильцы отправили в Уругвай дипломатическую миссию и потребовали компенсацию за убытки, причинённые бразильским фермерам в приграничных конфликтах с уругвайскими фермерами. Глава Уругвая Атанасио Агирре (от Национальной партии, которая стояла за союз с Парагваем) отверг бразильские притязания. Парагвайский лидер Солано Лопес предложил себя в качестве посредника на переговорах Бразилии и Уругвая, но Рио-де-Жанейро выступило против этого предложения. В августе 1864 года парагвайское правительство разорвало дипломатические отношения с Бразилией, и объявило, что интервенция бразильцев и оккупация Уругвая будет нарушением равновесия в регионе.В октябре бразильские войска вторглись в Уругвай. Сторонники партии Колорадо (пробразильская партия), поддержанные Аргентиной, вступили в союз с бразильцами, и свергли правительство Агирре.Уругвай был для Парагвая стратегически важным партнёром, так как через его столицу (г.Монтевидео), шла практически вся парагвайская торговля. А бразильцы оккупировали этот порт. Парагвай вынудили вступить в войну, в стране провели мобилизацию, доведя численность армии до 38 тыс. человек (при резерве в 60 тыс., фактически это было народное ополчение). 13 декабря 1864 года парагвайское правительство объявило войну Бразилии, а 18 марта 1865 года — Аргентине. Уругвай, уже под управлением пробразильского политика Венансио Флореса, вошёл в союз с Бразилией и Аргентиной. 1 мая 1865 года в аргентинской столице три страны подписали Договор о Тройственном союзе. Мировое сообщество (в первую очередь Великобритания) поддержали Тройственный союз. «Просвещённые европейцы» оказали существенную помощь союзу боеприпасами, оружием, военными советниками, давали кредиты на войну.Армия Парагвая на начальном этапе была более мощной, как численно (у аргентинцев в начале войны было примерно 8,5 тыс. человек, у бразильцев – 16 тыс., уругвайцев – 2 тыс.), так и в плане мотивации, организации. К тому же была хорошо вооружена, у парагвайской армии было до 400 орудий. Основа военных сил Тройственного союза – бразильские вооруженные части состояли главным образом из отрядов местных политиков и некоторых частей Национальной гвардии, часто это были рабы, которым обещали свободу. Затем в части коалиции хлынули разного рода добровольцы, авантюристы со всего континента, которые хотели поучаствовать в ограблении богатой страны. Считалось, что война будет недолгой, слишком разные были показатели у Парагвая и трех стран – численность населения, мощь экономик, помощь «мирового сообщества». Война фактически спонсировалась займами Лондонского Банка и банкирскими домами братьев Бэринг и «Н. М. Ротшильд и сыновья».Но воевать пришлось с вооруженным народом. На начальном этапе парагвайская армия одержала ряд побед. На северном направлении захвачен бразильский форт Нова Коимбра, в январе 1865 года взяли города Альбукерке и Корумба. На южном направлении парагвайские части успешно действовали в южной части штата Мата-Гросу.В марте 1865 года парагвайское правительство обратилось к аргентинскому президенту Бартоломе Митре с просьбой пропустить через провинцию Коррьентес 25 тыс. армию, для вторжения в бразильскую провинцию Риу-Гранди-ду-Сул. Но Буэнос-Айрес отказался, 18 марта 1865 года Парагвай объявил Аргентине войну. Парагвайская эскадра (в начале войны у Парагвая было 23 небольших парохода и ряд мелких судов, а флагманом канонерская лодка «Такуари», большинство из них были переделками из гражданских судов) спустившись по реке Паране, блокировала порт Коррьентеса, а затем сухопутные силы его взяли. В это же время парагвайские части пересекли аргентинскую границу, и через территорию Аргентины ударили по бразильской провинции Риу-Гранди-ду-Сул, 12 июня 1865 года взят город Сан-Боржа, 5 августа Уругваяна.Продолжение войныСитуация осложнилась из-за поражения парагвайской эскадры 11 июня 1865 года в битве при Риачуэло. Тройственный союз с этого момента стал контролировать реки бассейна Ла-Платы. Постепенно перевес в силах стал сказываться, к концу 1865 года парагвайские войска были выбиты из ранее захваченных территорий, коалиция сосредоточила 50 тыс. армию и стала готовиться к вторжению в Парагвай.Армия вторжения не смогла сразу прорваться в страну, их задержали укрепления вблизи места слияния рек Парагвай и Парана, там сражения шли более чем два года. Так крепость Умайта стала настоящим парагвайским Севастополем и задержала врага на 30 месяцев, она пала только 25 июля 1868 года.После этого Парагвай был обречён. Интервенты, находясь на содержании «мирового сообщества», медленно и с большими потерями просто продавливали оборону парагвайцев, фактически перемалывая ее, платя за это многочисленными потерями. Причём не только от пуль, но и от дизентирии, холеры и прочих прелестей тропического климата. В ряде битв декабря 1868 года были практически уничтожены остатки войск Парагвая.Франсиско Солано Лопес отказался сдаваться и отступил в горы. В январе 1969 года пал Асунсьон. Надо сказать, что народ Парагвая защищал свою страну практически поголовно, воевали даже женщины и дети. Лопес продолжал войну в горах на северо-востоке от Асунсьона, люди уходили в горы, сельву, в партизанские отряды. В течение года шла партизанская война, но в итоге остатки парагвайских сил были разгромлены. 1 марта 1870 года отряд Солано Лопеса был окружён и уничтожен, глава Парагвая погиб со словами: «Я умираю за Родину!»Итоги- Парагвайский народ бился до последнего, даже враги отмечали массовый героизм населения, бразильский историк Роше Помбу писал: «Множество женщин, одни с пиками и кольями, другие с малыми детьми на руках яростно швыряли в атакующих песок, камни и бутылки. Настоятели приходов Перибебуи и Валенсуэла бились с ружьями в руках. Мальчики 8-10 лет лежали мертвые, и рядом с ними валялось их оружие, другие раненые проявляли стоическое спокойствие, не издавая ни единого стона».В битве при Акоста-Нью (16 августа 1869 года) сражались 3,5 тыс. детей 9- 15 лет, а отряде парагвайцев всего было 6 тыс. человек. В память об их героизме 16 августа в современном Парагвае отмечается День ребёнка.В сражениях, схватках, актах геноцида полегло 90% мужского населения Парагвая. Из более чем 1,3 млн. населения страны, к 1871 году осталось около 220 тыс. человек. Парагвай был полностью опустошён и отброшён на обочину мирового развития.- Территория Парагвая урезана в пользу Аргентины и Бразилии. Аргентинцы вообще предлагали полностью расчленить Парагвай и разделить «по братски», но Рио-де-Жанейро не согласился. Бразильцы хотели иметь буфер между Аргентиной и Бразилией.- Выиграла от войны Британия и стоящие за ней банки. Главные державы Латинской Америки - Аргентина и Бразилия оказались в финансовой зависимости, взяв в долг огромные суммы. Возможности, которые открывал парагвайский эксперимент, были уничтожены.- Парагвайская промышленность была ликвидирована, большая часть парагвайских деревень была опустошена и покинута, оставшиеся люди переселились в окрестности Асунсьона. Люди перешли к натуральному хозяйству, значительная часть земель была скуплена иностранцами, в основном аргентинцами, и превратилась в частные поместья. Рынок страны был открыт для английских товаров, а новое правительство впервые взяло иностранный кредит на 1 млн. фунтов стерлингов.Эта история учит тому, что если народ един и защищает свою Родину, идею, победить его можно только с помощью тотального геноцида.Но память не уничтожить!Взято: http://voprosik.net/genocid-kommunistov-v-paragvae-19-veka/P.S. Добавить практически нечего, кроме того, что практика действий демократов, толерастов и общечеловеков за 150 лет не изменилась. Та же ложь и подкуп, а там, где они не помогают - физическое уничтожение вплоть до геноцида.