• Теги
    • избранные теги
    • Компании87
      • Показать ещё
      Страны / Регионы50
      • Показать ещё
      Разное43
      • Показать ещё
      Показатели7
      Международные организации11
      • Показать ещё
      Люди15
      • Показать ещё
Передовые финансовые технологии
12 октября 2015, 22:05

Владимир Путин одобрил идею создания «Почтового Банка»

Владимир Путин встретился с председателем правления ВТБ. Андрей Костин рассказал о проекте «Почтовый Банк», который соединит передовые финансовые технологии и обширную географию сети почтовых отделений.

27 октября 2014, 01:00

О переоформлении бланков лицензий профессионального участника рынка ценных бумаг

 Банк России 24 октября 2014 года принял решение переоформить бланки лицензий профессионального участника рынка ценных бумаг следующим организациям: Обществу с ограниченной ответственностью Финансовой компании «Передовые финансовые технологии «ПФТ» на осуществление деятельности по управлению ценными бумагами в связи с изменением места нахождения (г. Москва); Обществу с ограниченной ответственностью «Нижегородский Специализированный Депозитарий» на осуществление депозитарной деятельности в связи с изменением места нахождения (г. Нижний Новгород); Закрытому акционерному обществу «Открытие Финансовые решения» на осуществление дилерской деятельности в связи с изменением наименования и места нахождения (г. Москва); Обществу с ограниченной ответственностью Инвестиционной компании «Прайм Капитал» на осуществление брокерской, дилерской, депозитарной деятельности в связи с изменением наименования (г. Москва); Обществу с ограниченной ответственностью «ТИТАН-ИНВЕСТ» на осуществление брокерской, дилерской деятельности и деятельности по управлению ценными бумагами в связи с изменением места нахождения (г. Москва).

15 октября 2014, 00:00

О переоформлении документов, подтверждающих наличие лицензий

Банк России 14 октября 2014 года принял решение переоформить документы, подтверждающие наличие лицензий на осуществление деятельности по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами следующим организациям: — Обществу с ограниченной ответственностью Финансовой компании «Передовые финансовые технологии «ПФТ» (г. Москва) в связи с изменением места нахождения; — Закрытому акционерному обществу Управляющей компании «ЮНИТИ ТРАСТ» (г. Москва) в связи с изменением места нахождения.

12 августа 2014, 00:00

О решениях Банка России от 11 августа 2014 года

 Решения Банка России от 11 августа 2014 года: 1. Зарегистрировать изменения и дополнения в правила доверительного управления: Закрытым рентным паевым инвестиционным фондом «Финам — Капитальные вложения» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания БИН ФИНАМ Групп»; Закрытым паевым инвестиционным фондом недвижимости «Стабильный» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «Управляющая Компания СГБ»; Закрытым паевым инвестиционным фондом недвижимости «Большой Урал» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «Управляющая Компания СГБ»; Закрытым паевым инвестиционным фондом долгосрочных прямых инвестиций «Инфраструктура и Производство» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «Меркури Кэпитал Траст»; Закрытым паевым инвестиционным фондом недвижимости «КОВЧЕГ» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «ФОРТИС-Инвест»; Закрытым паевым инвестиционным фондом недвижимости «Традиция» под управлением Общества с ограниченной ответственностью Управляющей компании «Резерв Эссет Менеджмент»; Закрытым паевым инвестиционным фондом долгосрочных прямых инвестиций «Ракурс» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «ТЕТИС Кэпитал»; Интервальным паевым инвестиционным хедж-фондом «Форвард» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «Инвест Менеджмент Центр»; Закрытым паевым инвестиционным фондом недвижимости «СтоАдин» под управлением Закрытого акционерного общества «Управляющая компания «АЛЬПИНА»; Закрытым паевым инвестиционным фондом смешанных инвестиций «НМ-Траст АПП» под управлением Открытого акционерного общества «РОНИН Траст»; Закрытым паевым инвестиционным фондом недвижимости «Альтаир Инвест» под управлением Общества с ограниченной ответственностью Финансовой компании «Передовые финансовые технологии «ПФТ»; Закрытым паевым инвестиционным рентным фондом «Рентный 2» под управлением Общества с ограниченной ответственностью Управляющей компании «Надежное управление»; Открытым паевым инвестиционным фондом смешанных инвестиций «Атон — Активное управление» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «Атон-Менеджмент»; Открытым паевым инвестиционным фондом облигаций «Атон — Фонд облигаций» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «Атон-Менеджмент»; Открытым паевым инвестиционным фондом смешанных инвестиций «Атон — Оптимальная стратегия» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «Атон-Менеджмент»; Открытым индексным паевым инвестиционным фондом «Атон — Индекс ММВБ» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «Атон-Менеджмент»; Открытым паевым инвестиционным фондом акций «Атон — Фонд акций» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «Атон-Менеджмент»; паевым инвестиционным фондом «Закрытый паевой инвестиционный фонд недвижимости «Жилищная программа» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания КапиталЪ Паевые Инвестиционные Фонды»; Закрытым паевым инвестиционным фондом недвижимости «Триумф» под управлением Общества с ограниченной ответственностью Управляющей компании «Резерв Эссет Менеджмент»; Закрытым паевым инвестиционным фондом смешанных инвестиций «СЭМ Эстейт» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «Север Эссет Менеджмент»; Закрытым паевым инвестиционным фондом особо рисковых (венчурных) инвестиций «Максвелл Биотех» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «Максвелл Эссет Менеджмент»; Закрытым паевым инвестиционным фондом долгосрочных прямых инвестиций «Премьер Финанс» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «ПИФагор»; Закрытым паевым инвестиционным фондом недвижимости «Сбербанк — Жилая недвижимость 2» под управлением Закрытого акционерного общества «Сбербанк Управление Активами»; Закрытым паевым инвестиционным фондом смешанных инвестиций «ИДжи Эстейт» под управлением Закрытого акционерного общества «ИДжи Кэпитал Партнерс»; Открытым паевым инвестиционным фондом смешанных инвестиций «ДОСТОЯНИЕ Сбалансированных Инвестиций» под управлением Закрытого акционерного общества «ИДжи Кэпитал Партнерс»; Открытым паевым инвестиционным фондом облигаций «ДОСТОЯНИЕ Облигаций» под управлением Закрытого акционерного общества «ИДжи Кэпитал Партнерс»; Открытым паевым инвестиционным фондом акций «ДОСТОЯНИЕ Акций» под управлением Закрытого акционерного общества «ИДжи Кэпитал Партнерс»; Закрытым паевым инвестиционным кредитным фондом «Финам Кредитный Северокавказский» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «Финам Менеджмент»; Закрытым паевым инвестиционным фондом недвижимости «Окно в Европу» под управлением Закрытого акционерного общества «Управляющая компания «НИК Развитие»; Рентным закрытым паевым инвестиционным фондом «ТрастФинансНедвижимость» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания ПРОМСВЯЗЬ»; Закрытым паевым инвестиционным фондом прямых инвестиций «Инфраструктура» под управлением Общества с ограниченной ответственностью Холдинговая Компания «АкадемКапитал»; Закрытым паевым инвестиционным фондом долгосрочных прямых инвестиций «Электрон» под управлением Закрытого акционерного общества Управляющей компании «Прогрессивные инвестиционные идеи». 2. Зарегистрировать правила доверительного управления: Закрытым паевым инвестиционным фондом недвижимости «ГЕО-РЕСУРС» под управлением Общества с ограниченной ответственностью Управляющей Компании «МАКСИМУМ»; Закрытым паевым инвестиционным кредитным фондом «Вариант» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «ТЕТИС Кэпитал». 3. Включить в реестр паевых инвестиционных фондов сведения об Открытом акционерном обществе «БАНК УРАЛСИБ», действующем в качестве агента по выдаче, погашению и обмену инвестиционных паев Открытого паевого инвестиционного фонда акций «УРАЛСИБ Социально-ответственный бизнес» под управлением Закрытого акционерного общества «Управляющая компания УралСиб».

18 марта 2014, 00:00

О Решениях Банка России

  1. Зарегистрировать изменения и дополнения в правила доверительного управления паевыми инвестиционными фондами: паевым инвестиционным фондом «Закрытый паевой инвестиционный фонд акций «Спортинвест» под управлением Закрытого акционерного общества «Управляющая компания Менеджмент - Центр»  (г. Москва); Закрытым паевым инвестиционным фондом недвижимости «СТРОЙПРОЕКТ» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «ОРЕОЛ» (г. Москва); Рентным закрытым паевым инвестиционным фондом «ТрастФинансНедвижимость» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания ПРОМСВЯЗЬ» (г. Москва); Закрытым паевым инвестиционным фондом акций «Москоу Реал Эстейт» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «КСП Капитал Управление Активами» (г. Москва); Закрытым паевым инвестиционным фондом прямых инвестиций «Перспектива» под управлением Закрытого акционерного общества «Успешная управляющая компания Республики Татарстан» (г. Казань); Интервальным паевым инвестиционным фондом товарного рынка «Райффайзен – Драгоценные металлы» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «Райффайзен Капитал» (г. Москва); Закрытым паевым инвестиционным фондом смешанных инвестиций «Региональный фонд инвестиций в субъекты малого и среднего предпринимательства Оренбургской области» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «АктивФинансМенеджмент» (г. Оренбург); Закрытым паевым инвестиционным фондом недвижимости «АФМ.Перспектива» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «АктивФинансМенеджмент» (г. Оренбург); Закрытым паевым инвестиционным фондом недвижимости «АФМ.СтройИнвест» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «АктивФинансМенеджмент» (г. Оренбург); Открытым паевым инвестиционным фондом смешанных инвестиций «АФМ.Премьера» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «АктивФинансМенеджмент» (г. Оренбург); Закрытым паевым инвестиционным фондом недвижимости «Евразия» под управлением Общества с ограниченной ответственностью Управляющей компании «Голден Стоун Морган Эссет Менеджмент» (г. Москва); Закрытым паевым инвестиционным фондом недвижимости «Пифов» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «Финанс Классик» (г. Москва); Закрытым паевым инвестиционным фондом недвижимости «Афина Реалти» под управлением Общества с ограниченной ответственностью Финансовой компании «Передовые финансовые технологии «ПФТ» (г. Москва); Закрытым паевым инвестиционным фондом художественных ценностей «Атланта Арт» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «АТЛАНТА» (г. Москва); Закрытым паевым инвестиционным фондом долгосрочных прямых инвестиций «Электрон» под управлением  Закрытого акционерного общества Управляющей компании «Прогрессивные инвестиционные идеи» (г. Москва). 2. Отказать в регистрации правил доверительного управления ипотечным покрытием ипотечных сертификатов участия «ИСУ – М2» под управлением Общества с ограниченной ответственностью «Управляющая Компания «Джи Пи Ай» (г. Москва). 3. Переоформить документы, подтверждающие наличие лицензий на осуществление деятельности по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами согласно прилагаемому перечню: Закрытому акционерному обществу «Паллада Эссет Менеджмент» в связи с изменением места нахождения (г. Москва); Обществу с ограниченной ответственностью Управляющей компании «Первая трастовая компания» в связи с изменением наименования и места нахождения (г. Москва). 

18 сентября 2013, 12:43

Национальный банк заинтересован в привлечении иностранного капитала в банковский сектор Беларуси

В качестве наиболее перспективных иностранных инвесторов Национальный банк рассматривает крупные финансовые организации, способные обеспечить: внедрение инновационных технологий и новых видов банковских продуктов, передовых подходов к управлению рисками и организации внутреннего контроля и др.

09 сентября 2013, 23:34

Китай и Узбекистан намерены приложить усилия к диверсификации экономического сотрудничества

Находящийся в Узбекистане с государственным визитом председатель КНР Си Цзиньпин и президент Узбекистана Ислам Каримов сегодня здесь подписали Совместную декларацию о дальнейшем развитии и углублении двусторонних отношений стратегического партнерства.

09 сентября 2013, 23:34

Без заголовка

Находящийся в Узбекистане с государственным визитом председатель КНР Си Цзиньпин и президент Узбекистана Ислам Каримов сегодня здесь подписали Совместную декларацию о дальнейшем развитии и углублении двусторонних отношений стратегического партнерства. В ней отмечается, что две страны подтвердили готовность активно задействовать возможности Китайско-узбекского межправительственного комитета по сотрудничеству и его профильных подкомитетов для совершенствования структуры двусторонней торговли и диверсификации экономического сотрудничества, улучшения условий доступа товаров, услуг и передовых технологий на основе равенства и взаимной выгоды, углубления сотрудничества в финансово-инвестиционной, транспортно- коммуникационной и аграрной сферах, расширения культурно- гуманитарных и научно-технических связей.

03 июня 2013, 13:27

Банк «Русский Стандарт» открыл новый офис в Копейске

Банк «Русский Стандарт» открыл первый операционный офис в городе Копейске Челябинской области. Офис расположен по адресу: улица Ленина, дом 59. В новом офисе банка клиентам предлагается широкий выбор карточных продуктов для самых разных слоев населения: от универсальных «Подарочной предоплаченной карты», «Виртуальной предоплаченной карты», пакета услуг «Банк в кармане», объединившем в себе все банковские услуги и передовые финансовые технологии, до специальных продуктов, таких как карта с функцией cash back ‒ возврата части потраченных денег на счет, комплект карт для путешественников RSB Travel, кобрендовые карты, выпущенные совместно с авиакомпанией «Аэрофлот», которые позволяют получать премиальные билеты в обмен на накопленные баллы, а также статусные карты международной платежной системы American Express®. Помимо карточных продуктов, клиенты также смогут оформить кредит, открыть или пополнить депозит, оплатить задолженность. Кроме традиционных банковских услуг, жителям Копейска предлагается оформить в новом офисе банка договор обязательного пенсионного страхования и страховые продукты. Офис работает с понедельника по субботу, с 9:00 до 20:00. Зона банкоматов и автоматического приема платежей работает круглосуточно.

29 марта 2013, 20:06

ФосАгро и ЮНЕСКО распределят гранты для молодых ученых-химиков

В рамках проекта финансовую и научную поддержку смогут получить перспективные молодые ученые со всего мира, работающие в области разработки и применения передовых технологий химии для решения проблем охраны окружающей среды и здравоохранения, продовольствия и использования природных ресурсов.

28 марта 2013, 10:49

В России ждут появления русского Рокфеллера

В России ждут появления русского Рокфеллера  Империя Ник Батлер в известном издании "The Financial Times" (Великобритания), ссылаясь на слова главы Роснефти Игоря Сечина, предсказывает новую волну передела и консолидации мирового нефтяного и газового бизнеса». После поглощения ТНК российская компания по добычи нефти обошла другого мирового лидера – Exxon. Развитие и рост Роснефти в последние годы отражают укрепившуюся «национальную самоуверенность» России, считает эксперт. В свое время Рокфеллер изменил американскую нефтяную отрасль, а Игорь Сечин вполне может повторить этот опыт, еще раз изменив расстановку сил в глобальной энергетике.  В настоящее время 70% акций Роснефти принадлежат государству. Глава этой компании является одним из самых влиятельных людей в стране, находится в ближайшем окружении российского президента. Неслучайно консолидация российских нефтяных активов происходит при полной поддержке Кремля. Финансовые возможности, техническая мощь и политическое влияние помогают Роснефти доминировать в России, продвигать свои интересы Ближнем Востоке, в Африке и Латинской Америке. Компания уже пришла на Аляску и в Мексиканский залив. Благодаря совместным предприятиям с лучшими западными компаниями Роснефть наращивает технологическую базу. Она исследует арктическое Карское море, оценочный объем разведываемых месторождений в котором составляет около 35 миллиардов баррелей. В Восточной Сибири с помощью передовых бурильных технологий разрабатывается Ванкорское месторождение. Благодаря разведочным работам Роснефть заместила в 2012 году 130% резервов и замещала по 200% каждый год с 2009 по 2011. Роснефть уже превзошла могущественный Газпром, который, как считают эксперты, может быть поставлен под общее руководство Игоря Сечина. Те, кто не присоединится к Роснефти, будут сейчас искать свое место в более узком пространстве интересов. По мнению консультанта Центра стратегических оценок и прогнозов Сергея Небренчина, уверенные шаги Роснефти вселяют надежду, что Россия может, преодолев затяжной период нахождения в полуколониальной зависимости от Запада, восстановить свои лидирующие позиции в мире. Энергетическая экспансия РФ в мире, на фоне начала наращивания военно-политической мощи и противодействия внешнему влиянию, может позволить Путину разыграть свою игру с основными мировыми игроками - Рокфеллерами, Ротшильдами, Ватиканом, а также Китаем. Они сегодня вынуждены считаться не только с географическим положением и богатством природных ресурсов России, но и с реальностью, когда Москва практически восстановила контроль над одной седьмой частью суши и не намерена его никому больше передовать. Время, когда российские дела вершили в Вашингтоне, Брюсселе, Лондоне, близится к концу.  Вполне очевидно, как пишут западные СМИ, что Россия больше уже не станет проявлять «пассивности» и «пораженчества» перед лицом вызовов, как в случае с кипрскими событиями. Более того, в эпоху глобальных вызовов и угроз у самой так называемой «мировой закулисы» начинает «уходить почва из под ног, привычные механизмы организационного, финансово-экономического и информационного управления миром перестают действовать, общий объем финансовых долговых обязательств более чем в 20 раз номинальную стоимость всех существующих активов, товаров и услуг. Ситуация усугубляется нарастанием природно-климатический бедствий, техногенных катаклизм, управляемых и неуправляемых социальных потрясений. Все больше представителей мировой политической элиты задумываются, где бы им обустроить свою дальнейшую жизнь?  И тут выбор за Россией. Разрушать же ее дальше, себе дороже, все равно, что сук пилить под собой. Может лучше признать Путина и Сечина в качестве равных партнеров и договариваться. ... Хочется надеяться, что появление русского Рокфеллера в России, даст шанс ее многострадальному народу выжить, сохраниться и возродиться.      Империя

27 марта 2013, 16:58

Владимир Путин принимает участие в работе пятого саммита БРИКС

Владимир Путин принимает участие в работе пятого саммита БРИКС. Тема саммита – «БРИКС и Африка: партнёрство в целях развития, интеграции и индустриализации». Перед началом саммита состоялся рабочий завтрак лидеров Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР с представителями деловых кругов, в ходе которого, в частности, было объявлено о создании Делового совета БРИКС. Выступление на рабочем завтраке лидеров БРИКС с представителями деловых кругов   В.ПУТИН: Уважаемые коллеги! Дорогие друзья! БРИКС занимает уникальное место в глобальной экономике, это самый большой рынок в мире. В наших странах проживает 40 процентов населения планеты. Государства БРИКС обладают огромными природными ресурсами, располагают подготовленной промышленной базой и профессиональными кадрами, создают почти 30 процентов мирового валового продукта – 27 с небольшим [процентов]. Важно, что наши страны создают опережающими темпами условия для экономического развития. Здесь моя коллега из Бразилии [ Дилма Роуссефф] только что говорила об этом, я позволю себе добавить: общий среднегодовой темп роста в 2012 году составил четыре процента против 0,7 процента в странах финансовой «семёрки». Разница более чем в пять раз, эта цифра впечатляет. Вообще, эта цифра пять здесь звучит как-то по-особенному. Мы с вами встречаемся в Африке, здесь очень богатая природа, фауна. Есть такое понятие в Африке – big five – пять самых крупных представителей животного мира Африки. И БРИКС тоже состоит из пяти стран. Как я уже сказал, вклад в мировую экономику очень заметный. Российская сторона выступает за то, чтобы с опорой на бизнес эффективнее использовать экономический потенциал БРИКС для наращивания объёмов взаимной торговли, инвестиций, расширения промышленной и технологической кооперации. Хорошим подспорьем в этой работе, конечно, станет создание Банка развития БРИКС. В этой связи хотел бы отметить, что Россия выступает за то, чтобы это финансовое учреждение было создано. Но мы исходим из того, что если оно будет создано, то оно будет работать исключительно на рыночных принципах и будет оказывать поддержку бизнес-сообществу всех наших стран. Подчеркну, что Россия, её экономика открыта к новым торговым и инвестиционным проектам. У нас сохраняется профицит торгового баланса – 195 миллиардов долларов в прошлом году. Планомерно сокращается безработица, она достигла минимального исторического уровня – 5,5 процента. Нами обеспечен предсказуемый обменный курс рубля (национальной валюты России) и динамики потребительских цен. Проводится ответственная, расчётливая бюджетная политика. Уровень государственного долга – один из самых низких в мире. Если посмотреть на внешний долг, это 2,5 процента, а в целом где-то около 10–11 процентов. В России разработан целый комплекс мер по совершенствованию инвестиционного климата. И, конечно, мы готовы укреплять сотрудничество в высоких технологиях, совместно осваивать космос, развивать науку. У нас с Южно-Африканской Республикой в этом смысле очень хорошие, перспективные планы, собственно говоря, – практически со всеми странами БРИКС. Отмечу, что в 2012 году товарооборот России со странами БРИКС достиг рекордных 105 миллиардов долларов США. И, разумеется, это не предел. Российские компании активно работают в Бразилии, в Индии, в Китае, в Южно-Африканской Республике. Они также заинтересованы в совместном освоении рынков третьих стран, что вполне возможно и очень перспективно. В рамках БРИКС ведётся работа по содействию развивающимся и наименее развитым экономикам, в том числе и нашим африканским друзьям и партнёрам. Сегодня по итогам саммита банки развития наших стран подпишут соглашения о софинансировании проектов в сфере инфраструктуры и «зелёной энергетики». Уверен, они станут хорошим подспорьем и хорошим полем для приложения сил компаний из стран БРИКС. Уважаемые друзья и коллеги! Убеждён, совместными усилиями государств и деловых кругов стран БРИКС мы сможем создать дополнительные предпосылки для углубления сотрудничества в интересах наших народов и наших государств, в деле обеспечения стабильности, безопасности и процветания во всём мире. Благодарю вас за внимание. Спасибо.   Визит в ЮАР   Владимир Путин посетил с рабочим визитом Южно-Африканскую Республику по приглашению Президента ЮАР Джейкоба Зумы. В рамках визита состоялась встреча лидеров двух стран. Затем переговоры продолжились с участием членов делегаций. Владимир Путин и Джейкоб Зума подписали Совместную декларацию об установлении всеобъемлющего стратегического партнёрства между Россией и ЮАР. В присутствии президентов подписан пакет двусторонних документов о сотрудничестве в различных областях. Подводя итоги российско-южноафриканских переговоров, Владимир Путин и Джейкоб Зума сделали заявления для прессы. * * * Заявление для прессы по итогам российско-южноафриканских переговоров В.ПУТИН: Уважаемый господин Президент! Уважаемые дамы и господа! Прежде всего хотел бы выразить удовлетворение и ходом, и результатом состоявшихся переговоров. Это мой второй визит в Южно-Африканскую Республику. Сегодня мы подробно обсудили, что было сделано за прошедший период, наметили задачи на перспективу. Только что подписана Декларация о стратегическом партнёрстве, которая содержит долгосрочные ориентиры двустороннего взаимодействия в торговле, инвестициях, гуманитарной сфере и на международной арене. У наших стран хорошая база для наращивания сотрудничества. В 2012 году товарооборот вырос на рекордные 66,3 процента и достиг почти 1 миллиарда долларов (в 2011 году было почти в два раза меньше). В среднесрочной перспективе намерены увеличить объём взаимной торговли в несколько раз. Российские компании привлекли более 1 миллиарда долларов во взаимовыгодные проекты на территории ЮАР, проинвестировали эти средства в экономику Южно-Африканской Республики. Динамично расширяется сотрудничество в горнодобывающей отрасли. Группа «Ренова» в 2012 году вложила около 350 миллионов долларов в развитие марганцевого рудника, прорабатывает проект масштабной модернизации ферросплавного завода (сумма инвестиций – ещё 250 миллионов долларов). «Норильский никель», следующая наша компания, инвестировал порядка 100 миллионов долларов в реконструкцию медно-никелевой фабрики, увеличив её производительность в два с половиной раза.     Имеется огромный потенциал для развития взаимодействия в энергетике, прежде всего атомной. Россия предлагает помощь в создании в ЮАР не просто каких-то отдельных блоков (хотя и на передовых технологиях), а в целом атомной промышленности страны – от добычи сырья, строительства АЭС и исследовательских реакторов до проектирования и собственного производства атомного энергооборудования. Разумеется, всё это – при кредитном сопровождении с российской стороны и при подготовке специалистов. С применением передовых российских технологий в ЮАР будут строиться солнечные электростанции, сейчас подписано соответствующее соглашение. Сегодня подписан меморандум о сотрудничестве по этому вопросу и по другим проблемам. Расширяется взаимодействие в инновационных областях – в авиастроении, биотехнологиях. Планируется совместное производство лёгкого многоцелевого вертолёта типа «Ансат». В Йоханнесбурге начал работу региональный Центр технического обслуживания российских вертолётов («Ми-17»). Идут переговоры о поставках в ЮАР российских пассажирских самолётов «МС-21». Мы договорились об углублении контактов в научно-технологической сфере. Российская академия наук и южноафриканские научные центры настроены на самую плотную кооперацию. Наши учёные готовы подключиться к созданию в Южной Африке самых современных видов оборудования, циклотрона для радиохимических исследований и протонной терапии и так далее. Космический центр в ЮАР будет использоваться для получения данных с российского спутника по проекту «Радиоастрон». В Южно-Африканской Республике установят квантово-оптическую систему для увеличения точности приёма сигнала ГЛОНАСС в южном полушарии. Безусловным приоритетом для России и ЮАР является гуманитарное сотрудничество – культурные, образовательные обмены, подготовка квалифицированных кадров. Мы намерены увеличить квоту на приём в российские вузы южноафриканской молодёжи. В ходе переговоров была затронута международная проблематика. Наши страны объединяют общие подходы к решению ключевых мировых проблем. И, как только что сказал господин Президент, мы сотрудничали и намерены сотрудничать дальше на крупнейших международных площадках, важнейшая из них, безусловно, ООН, так же как и в составе той организации (для встречи с коллегами мы собрались сегодня) – БРИКС – и на других площадках. Мы договорились о координации действий, в том числе в интересах мирного решения сирийского кризиса. Ещё раз хочу поблагодарить Президента ЮАР, всех наших друзей в Южно-Африканской Республике и партнёров за тёплый приём и замечательную организацию нашей совместной работы. Что касается спортивных успехов, то это мы посмотрим, всё будет зависеть от мастерства и удачи.

27 марта 2013, 07:00

На сильных не нападают

Крайне желательно понимать, как, а главное – зачем эволюционирует парк отечественных средств вооруженной борьбы во всей обозримой перспективе Вопрос оснащения армии, флота, спецслужб и органов правопорядка современными системами вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ) во все времена находился в центре внимания руководства нашей страны. Чрезвычайно важно организовать процесс создания новых и модернизации существующих образцов оружия с учетом реальных и потенциальных угроз, а также экономических возможностей государства. Накануне формирования очередной Государственной программы вооружения о проблемах планирования развития ВВСТ рассказал секретарь Совета Безопасности Российской Федерации Николай Патрушев. «ВПК»: В России на нужды вооружения в перспективе до 2020 года выделяются огромные бюджетные средства – более 20 триллионов рублей. Есть ли уверенность, что они будут потрачены с умом, дадут государству и обществу стратегически весомый результат? – Уверенность в получении результата есть. Она подкреплена политической волей руководства страны, выраженной требованиями Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года № 603 «О реализации планов (программ) строительства и развития Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов и модернизации оборонно-промышленного комплекса». Во исполнение этих требований под эгидой Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации организована кропотливая работа по приоритетным направлениям развития вооружения, военной и специальной техники (далее – ВВСТ) и оснащения ими нашей армии, Военно-Морского Флота, спецслужб и органов правопорядка. Проблемы развития средств вооруженной борьбы находятся в центре внимания Совета Безопасности Российской Федерации и его аппарата. Так, в августе 2012 года на заседании Совета Безопасности были рассмотрены актуальные вопросы обеспечения развития отечественного оборонно-промышленного комплекса (далее – ОПК) и выполнения Государственной программы вооружения на 2011–2020 годы. При Президенте Российской Федерации образована межведомственная рабочая группа по контролю за выполнением государственного оборонного заказа и реализацией государственной программы вооружения. Результативному расходованию бюджетных средств, выделяемых на развитие вооружения, способствует формирование в России системы стратегического планирования. Законопроект «О государственном стратегическом планировании» в настоящее время находится на рассмотрении в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации. Таким образом, меры, принимаемые государством в настоящее время в сфере обеспечения развития ВВСТ, позволяют рассчитывать на решительное перевооружение всех российских военно-силовых структур перед лицом новых вызовов и угроз национальной безопасности ХХI века. «ВПК»: Какое место в системе государственного стратегического планирования занимает долгосрочное планирование развития вооружения? – Развитие ВВСТ – безусловно, стратегически важный и в определенной мере самостоятельный процесс, требующий эффективного государственного планирования и контроля. Вместе с тем, несмотря на ключевую, подчас революционную роль, которую способны сыграть средства вооруженной борьбы в развитии военного дела, их создание должно учитывать общую логику развития военной организации государства. А планирование развития ВВСТ следует рассматривать в контексте планирования военного строительства и общего военного планирования. Так, согласно Положению о военном планировании в Российской Федерации (утверждено Указом Президента Российской Федерации от 3 октября 2010 года № 1205) мероприятия военного строительства определяются на перспективу до 10 лет. Принятая процедура долгосрочного программно-целевого планирования развития ВВСТ согласно Федеральному закону от 31 мая 1996 года № 61-ФЗ «Об обороне» предусматривает разработку каждые пять лет 10-летней государственной программы вооружения и представление ее проекта на утверждение Президента Российской Федерации. Мероприятия по развитию ВВСТ и их финансово-экономические показатели в 10-летней государственной программе вооружения на первые пять лет определяются на каждый год. Во втором пятилетии программы развитие ВВСТ характеризуется суммарными (на пять лет) показателями. При этом весь процесс формирования проекта 10-летней государственной программы вооружения занимает более трех лет. Таким образом, долгосрочное планирование развития ВВСТ, осуществляемое путем разработки государственных программ вооружения и контроля за их реализацией, – это неотъемлемый и без преувеличения один из важнейших компонентов отечественного стратегического планирования. Более того, планирование развития ВВСТ – один из наиболее развитых на сегодня государственных компонентов в данной сфере деятельности. Ведь если Госплан СССР, а с ним и вся система государственного планирования, сформированная в эпоху социализма, в 90-х годах прошлого века практически прекратили существование, то в органах военного управления, несмотря на все коллизии переходного периода, разработка и реализация документов стратегического планирования не прекращались, впитав в себя весь предыдущий методологический опыт. По мере возрождения в России общей системы государственного стратегического планирования теория и практика разработки долгосрочных государственных программ вооружения будет совершенствоваться. Как известно, Правительством Российской Федерации в 2012 году утвержден целый ряд государственных программ, посредством которых планируется исполнять подавляющую часть бюджетных расходных обязательств. Порядок разработки, реализации и оценки эффективности государственных программ Российской Федерации утвержден постановлениями Правительства Российской Федерации от 2 августа 2010 года № 588 и от 21 мая 2012 года № 499. При этом на государственную программу вооружения данный порядок не распространяется. По-видимому, потребуется определенная работа по гармонизации правил разработки и выполнения государственных программ вооружения с общими процедурами государственного стратегического прогнозирования и планирования. Уточнение этих правил прямо предусмотрено Указом Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года № 603. Правительством Российской Федерации проводится работа по подготовке Президенту Российской Федерации соответствующих предложений. «ВПК»: В какой мере имеющийся отечественный, в том числе советский, опыт государственного планирования полезен в современных условиях для развития ВВСТ? – В целом опыт перспективного планирования и стратегического управления, накопленный в СССР, надо отдать должное, поистине огромен, а по ряду своих компонентов (начиная еще с плана ГОЭЛРО) уникален. Это подтверждается заимствованием еще в середине прошлого века ключевых идей и методов советского народнохозяйственного прогнозирования и планирования передовыми государствами мира, их творческого развития органами государственного управления и предпринимательскими кругами, включая транснациональные корпорации. Но иметь прошлый опыт недостаточно. Его надо суметь передать новым поколениям управленцев, развить и использовать применительно к принципиально новым экономическим условиям и задачам. На этом поприще еще предстоит большая работа. Что касается планирования развития ВВСТ, следует отметить, что ведущую роль в обосновании и формировании проектов планов в этой области традиционно играл отечественный военно-научный комплекс в лице военно-научных комитетов органов военного управления, видов и родов войск (сил), научно-исследовательских учреждений Министерства обороны и других силовых министерств и ведомств. Не будет лишним отметить, что должности специалистов-управленцев в сфере развития вооружения в значительной мере замещались выходцами из военной науки. Отечественный опыт в этой сфере деятельности насчитывает уже более 40 лет. Долгосрочное планирование развития вооружения было введено в нашей стране Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 10 июня 1969 года № 433-157-69 г. «О дальнейшем улучшении планирования развития вооружения и военной техники». Одной из главных побудительных причин «улучшения планирования» стало многообразие номенклатуры вооружения и военной техники (далее – ВВТ), создававшихся девятью оборонно-промышленными отраслями СССР для пяти видов Вооруженных Сил. Достаточно вспомнить, что номенклатура межконтинентальных баллистических ракет, принятых на вооружение в советский период, приблизилась к двум десяткам. Типаж советских зенитных ракетных комплексов сравнялся в данном классе вооружений с суммарным типажом всех стран НАТО. Главным результатом советского этапа долгосрочного программно-целевого планирования применительно к ВВТ стали Программа вооружения на период 1986–1995 годов и Основные направления развития ВВТ до 2000 года – последние документы стратегического планирования в рассматриваемой области, принятые в эпоху СССР. В то время парк ВВТ обновлялся и наращивался сравнительно высокими темпами по всем многочисленным типажным линиям – десятки кораблей, сотни ракет и самолетов в год, огромная масса автомобильной, бронетанковой техники и ракетно-артиллерийского вооружения, беспрецедентные масштабы капитального строительства под монтаж ВВТ. Помимо ресурсоемких стратегических ядерных сил и сил ракетно-космической обороны, океанских флотов, дальней и военно-транспортной авиации постепенно обновлялись более десятка фронтовых, а в их составе более сорока армейских комплектов вооружения в группах войск за пределами СССР и военных округах на территории СССР – под замыслы и планы стратегических операций на всех потенциальных театрах военных действий. Одновременно 5-10% суммарных затрат по каждой типажной линии выделялось на НИОКР по созданию нового вооружения. Кроме того, под эгидой Государственного комитета Совета Министров СССР по науке и технике выполнялся пятилетний план фундаментальных и прикладных поисковых научно-исследовательских работ в интересах обороны и безопасности страны как задел на перспективу. К слову сказать, по истечении предельного срока службы, то есть примерно через 25–30 лет, вся масса советского оружия примерно такими же темпами, как накапливалась, неизбежно стала превращаться в неисправную обузу, которую еще долго «донашивали» и «дохаживали» Вооруженные Силы России. И предотвратить этот регресс в новых экономических условиях было невозможно. Очередной цикл работ по формированию проекта программы вооружения до 2000 года, начавшийся во второй половине 80-х годов – в период политического кризиса социализма, завершен не был. В 1990 году работы возобновили и завершили проектом этой программы применительно к Вооруженным Силам и экономике СССР. Однако после принятия Беловежских соглашений он потерял актуальность. Развитие вооружения стало определяться годовыми планами. Таким образом, что касается советского этапа, то при всей его грандиозности, на мой взгляд, идеализировать опыт планирования развития вооружения в СССР все же не следует. Хотя бы потому, что планирование – это по существу лишь одна из форм предвидения, важнейший, но не единственный инструмент управления, который всегда подчинен общей парадигме развития в конкретных исторических условиях. В 1993 году была предпринята попытка разработать проект программы вооружения применительно к российским условиям. Но при галопирующей в то время инфляции экономические параметры программы оказались весьма неопределенными. Поэтому вместо Программы вооружения была утверждена Президентом Российской Федерации лишь Концепция развития ВВТ до 2000 года. И только в 1995 году с учетом положений данной Концепции на основе более определенных финансовых проектировок был подготовлен проект первой российской программы вооружения на период до 2005 года. В процессе его рассмотрения и доработки были учтены потребности не только Министерства обороны, но и иных силовых ведомств (МВД, ФСБ, МЧС и др.). На этом основании программа вооружения получила статус «государственной» и 16 ноября 1996 года была утверждена Президентом Российской Федерации Б. Н. Ельциным. Таким образом, 1996 год – год рождения первого планово-распорядительного документа, определившего цели, задачи и пути долгосрочного развития ВВСТ применительно к российскому военному строительству в условиях формирующейся в стране рыночной экономики. Но рождение это происходило поистине в муках, ибо объективные условия, а с ними и методология планирования развития вооружения претерпели на переломе эпох драматичные перемены. «ВПК»: Что стало принципиально новым? – Поменялся главный лимитирующий фактор в развитии ВВСТ. Им стали не трудовые ресурсы и производственные мощности, что было характерно для социалистической экономики, а собственно бюджетные ассигнования (при переизбытке производственных мощностей). И если в условиях СССР под потребности так или иначе изыскивались возможности (в том числе путем привлечения новых трудовых ресурсов и производственных мощностей), что порождало постановку так называемых прямых задач обоснования (оптимизации) плана – минимизировать предстоящие затраты при заданном уровне эффективности (степени достижения цели развития ВВСТ), то в условиях острой нехватки бюджетных ассигнований стала возможной лишь постановка «обратных» задач – максимизировать результат при заданных затратах. Другим словом – выбирать «наилучший» план развития из «плохих». Однако в этих обстоятельствах планирование по существу не являлось целевым, а развитие ВВСТ стало неизбежно превращаться в малорезультативное «освоение бюджета». На рубеже ХХI века были заторможены, а затем остановлены и прекращены десятки дорогостоящих разработок и производств нового отечественного вооружения, что в значительной мере обесценило огромные прошлые ресурсные затраты. Целый ряд современных видов обычных вооружений сохранился в России лишь благодаря доходам от их экспорта. Нельзя не отметить как негативный и фактор утраты персональной ответственности за ошибки планирования и реализации программ развития ВВСТ. «ВПК»: Эффективны ли сложившаяся методология и система планирования развития ВВСТ в современных условиях? – Имеющийся опыт разработки, корректировки и выполнения в России государственных программ вооружения объективно свидетельствует о наличии в этой сфере деятельности ряда застарелых проблем, решение которых потребует особого внимания Совета Безопасности Российской Федерации. Практически каждая российская государственная программа вооружения нуждалась в корректировке уже спустя один-два года после утверждения. В этих обстоятельствах основным инструментом планирования и управления развитием ВВСТ в России фактически стал ежегодно формируемый государственный оборонный заказ. При этом он далеко не в полной мере соответствовал параметрам государственной программы вооружения, утвержденной на высшем государственном уровне. На практике, если называть вещи своими именами, она в значительной степени игнорировалась. По решению Совета Безопасности Российской Федерации в 2012 году государственным заказчикам государственного оборонного заказа было поручено обеспечить соответствие его номенклатурных параметров и показателей параметрам и показателям Государственной программы вооружения на 2011–2020 годы. «ВПК»: Но ведь хорошо известно, что в прошлые годы российские государственные программы вооружения да и годовые оборонные заказы просто не финансировались на должном уровне. При чем тут методология разработки программ и усиление контроля за их реализацией? – Уместен и обратный вопрос: а зачем разрабатывать и представлять на утверждение Президента Российской Федерации такие федеральные программы, которые не будут профинансированы государством, у которых исходные данные недостоверны, цели развития невнятны, цены ошибочны (в сторону занижения), а риски запредельны? В последние годы государственный оборонный заказ финансируется практически в полном объеме. Бюджетные расходы устойчиво растут. И к инструментам планирования развития ВВСТ предъявляются новые, объективные методологические требования в свете новых задач и перспектив военного строительства. В чем они заключаются? Во-первых, поднять качество стратегического целеполагания и обеспечить количественную измеримость результата развития ВВСТ (осуществлять бюджетирование, ориентированное на результат). Во-вторых, генерировать как можно большее количество вариантов развития, то есть обеспечить широту выбора для поиска оптимального варианта развития ВВСТ по показателям эффективности и затрат. В-третьих, отрегулировать горизонт планирования и частоту корректировки государственной программы вооружения (скользящее планирование), одновременно увязав их с параметрами общей системы государственного стратегического планирования. В-четвертых, скоординировать государственные программы развития вооружения, развития ОПК и другие значимые для обороны и безопасности федеральные программы. Очевидно, что принятый в России горизонт планирования развития ВВСТ (10 лет) не в полной мере соответствует длительности, ресурсоемкости и инерционности процессов перевооружения Вооруженных Сил Российской Федерации, реструктуризации и технологической модернизации российского ОПК, воплощения результатов фундаментальных научных исследований, иных критически важных долгосрочных процессов, а также продолжительности жизненного цикла изделий ВВСТ, достигающей 25 лет и более. Крайне желательно понимать, как, а главное – зачем эволюционирует парк отечественных средств вооруженной борьбы во всей обозримой перспективе. Для этого необходимы устойчивые индикаторы и целевые установки, утверждаемые на высшем государственном уровне, дальнесрочный замысел и план обеспечения комплектами ВВСТ воинских формирований и органов в соответствии с их боевым (оперативным) составом и нормами накопления неприкосновенных запасов и резерва, то есть ясная общая концепция развития ВВСТ на дальнюю перспективу. Особую актуальность разработка дальнесрочной концепции развития ВВСТ приобретает в свете требований Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года № 603, который предусматривает создание качественно новой системы анализа и стратегического планирования в области противодействия угрозам национальной безопасности на период от 30 до 50 лет в интересах формирования государственных программ вооружения. Если же в планировании ограничиться 10-летним горизонтом, то мы, как говорится, «за деревьями не увидим леса». Например, прекратим финансировать мероприятия, выходящие за пределы 10-летнего периода, не будем готовить научно-технологический задел на будущее. В итоге ресурсы будут дробиться, ближние результаты достигаться в ущерб дальним, а стратегические цели могут остаться эфемерными. Так, одним из проявлений близорукости в перспективном планировании стало исключение из программы вооружения (по инициативе прошлого руководства Минобороны России) научно-исследовательских работ, не приносящих реальных результатов в ближайшие пять лет. В их числе оказались практически все фундаментальные и поисковые исследования в области обеспечения обороны и безопасности. Для исправления ситуации потребовалось специальное решение Совета Безопасности Российской Федерации в этой сфере деятельности. Во исполнение данного решения Федеральным законом от 16 октября 2012 года № 174-ФЗ создан Фонд перспективных исследований, призванный организовать поиск, заказ на разработку, апробацию и сопровождение инновационных научно-технических идей, передовых конструкторских и технологических решений в области разработки и производства высокотехнологичной продукции военного, специального и двойного назначения, а также доведение этих идей и решений до уровня проектов. Это – исследования с высокой степенью риска нереализуемости. Но именно в такой среде ищутся действительно прорывные идеи. Таким образом, стратегический процесс перевооружения, создания и освоения новых поколений средств вооруженной борьбы должен быть виден не через окно 10-летней программы, а целиком, хотя бы и в общих чертах. В настоящее время стратегической целевой установкой на перспективу является требование Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года № 603 обеспечить оснащение Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов современными образцами ВВСТ, доведя к 2020 году их долю до 70%. «ВПК»: Но ведь современный мир очень динамичен. И стратегические цели развития ВВСТ, и общие условия социально-экономического развития страны могут быстро измениться. Уместны ли в этих обстоятельствах дальнесрочные замыслы? – Достоверно запрограммировать развитие ВВСТ на десятки лет вперед действительно невозможно. Главная неопределенность в планах военного строительства и тесно связанных с ними планах развития вооружения объективно проистекает из неопределенности сроков начала войны, если таковая для страны станет неизбежной. Войны, в которой потребуется полное напряжение сил и все накопленное вооружение. Так, если война наверняка ожидается в ближайший год, объективно требуется все ресурсы направить на ремонт и модернизацию существующего вооружения, приобретение серийно освоенных образцов. Возможность же относительно длительного мирного развития под ядерным «зонтиком» позволяет выделять ресурсы на проекты дальней перспективы. При этом – цитирую Президента Российской Федерации – «мы никого не должны вводить в искушение своей слабостью». Бесспорно, стратегическое целеполагание в развитии вооружения – удел политиков. Оно чрезвычайно ответственно. Нет ничего разорительнее и опаснее стремления к ошибочной цели в мировом военно-силовом соперничестве. Но бесцельного развития в человеческом обществе не бывает, даже если целью становится установка «ничего не менять». Когда стратегическая цель или условия ее достижения переменчивы, ничего не остается, как менять (корректировать) замысел, план и программу развития, ориентированную на достижение цели. Для этого во всем мире используется процедура скользящего планирования, когда перспективный план еще до его истечения регулярно обновляется. Так, российскую 10-летнюю государственную программу вооружения, как уже было отмечено, принято обновлять один раз в пять лет. При этом решающее значение в ней имеет первое пятилетие. Поскольку программа утверждается Президентом Российской Федерации, оперативно «исправить» ее по условиям субординации, не пройдя весь цикл разработки проекта программы (более трех лет), не представляется возможным. Другие развитые в научно-технологическом и военном отношении страны подают примеры более гибкого долгосрочного военно-технического планирования. Так, в США программирование развития вооружения осуществляется на шестилетний период с ежегодным пересмотром (корректировкой программы) и продлением ее на год. При этом общие планы и прогнозы военного строительства являются гораздо более долгосрочными. В Германии ежегодно уточняется 15-летний план строительства бундесвера. Во Франции ежегодно уточняется 30-летний перспективный план военного строительства. Таким образом, динамичность внешнего мира и неопределенность в данных не отменяют перспективное планирование, а лишь регулируют его рациональное содержание и инструменты. Другими словами – в развитии вооружения в сегодняшнем мире требуется смотреть дальше, а пересматривать (при необходимости) чаще. «ВПК»: Может быть, не следует утверждать программу вооружения на высшем государственном уровне? – Сегодня этого требует Федеральный закон «Об обороне». И в этом, безусловно, есть свой резон с точки зрения формирования надежных, скрепленных подписью Президента Российской Федерации ориентиров оборонной промышленности и предпринимательским кругам (в том числе инвесторам), выстраивающим контрактные отношения с государственными заказчиками ВВСТ. Но вместе с тем неудовлетворительное качество планирования может снижать управленческий авторитет государства. Современные компьютерные технологии позволяют в принципе содержать программу вооружения и десятки ее показателей в электронном виде (включая электронную подпись) и подправлять ее хоть ежеквартально – по мере необходимости, планируя и прогнозируя на любую перспективу. И такое «программирование», как мне представляется, может быть прерогативой исполнительной власти. А вот дальнесрочную концепцию развития ВВСТ, предполагающую политическое целеполагание и соответствующие количественные требования, следует, безусловно, утверждать решением Президента Российской Федерации. Кроме того, понятно, что реальное развитие ВВСТ в обозримой перспективе гораздо полнее и достовернее выражается совокупностью заключенных контрактов с исполнителями государственного оборонного заказа и результатами их исполнения в рамках бюджетного процесса. Чем больше среди них долгосрочных контрактов, а такая тенденция имеет место, тем ближе государственный оборонный заказ к искомой нами эффективной государственной программе вооружения. В настоящее время дискутируется вопрос о программировании развития ВВСТ на период продолжительностью в шесть лет (два трехлетних государственных бюджета) с возможностью корректировки такой программы не реже одного раза в три года. При этом речь идет, собственно, о программном периоде, имея в виду, что плановый, а также прогнозный периоды, на которые производится целеполагание, должны быть гораздо продолжительнее. В любом случае регламентация процедур планирования развития ВВСТ должна быть приведена в соответствие с общими процедурами, предусматриваемыми законопроектом «О государственном стратегическом планировании». Если федеральным законом будет установлен шестилетний цикл обновления стратегических прогнозов и планов, соответственно имеет смысл подстроить под них и государственную программу вооружения, и другие документы военного планирования. «ВПК»: Как государственная программа вооружения соотносится с федеральной программой развития ОПК? – Это родственные по стратегическим целям, близкие по формам реализации (через государственный оборонный заказ), но существенно разные по содержанию федеральные программы. Первая оперирует образцами (комплексами, системами) ВВСТ в динамике их создания, производства, технического обслуживания и ремонта, а также утилизации и уничтожения выводимых из эксплуатации изделий. Вторая – производственными технологиями и оборудованием организаций ОПК, а также мерами по кадровому обеспечению оборонных отраслей, необходимыми для выполнения государственной программы вооружения и государственных оборонных заказов. Согласно Федеральному закону от 31 мая 1996 года № 61-ФЗ «Об обороне» утверждение федеральных государственных программ вооружения и развития ОПК отнесено к полномочиям Президента Российской Федерации в области обороны. Но на практике федеральная программа развития ОПК на утверждение Президента Российской Федерации не представлялась. В марте 2012 года Правительством Российской Федерации утверждена федеральная целевая программа «Развитие оборонно-промышленного комплекса на 2011–2020 годы». В настоящее время ее мероприятия включены в состав государственной программы «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности» на период до 2020 года. Необходимо отметить, что согласно действующим Правилам разработки и выполнения государственных программ вооружения они должны разрабатываться одновременно с программами развития ОПК. Но и это на практике, как видим, не соблюдается. Здесь есть разные точки зрения. С одной стороны, мероприятия государственной программы вооружения должны задавать направления для развития организаций ОПК, технологий и материалов, являться ориентиром для промышленных программ оборонной направленности. Ведь существо деятельности большинства оборонных предприятий (за исключением казенных) – это конкурентное предпринимательство, а цель их экономической деятельности – не повышение оснащенности Вооруженных Сил, а получение прибыли. И именно этот стимул в конкурентной рыночной экономике усилиями государства (через оборонный заказ) обращается на нужды обороноспособности. Многие из предприятий ОПК производят и успешно реализуют продукцию гражданского назначения. А мероприятия по развитию исследовательской, проектно-конструкторской и производственно-технологической базы таких организаций, осуществляемые по оборонному заказу, в известной мере субсидируют коммерческий потенциал ОПК, способствуя технологической модернизации предприятий. С другой стороны, результативное развитие ВВСТ требует заблаговременной подготовки наукоемких производств, обучения квалифицированных кадров. А прорывные технологии в области развития материалов, электронной компонентной базы, а также новейшие информационные и нанотехнологии, развиваемые научными организациями ОПК, задают принципиально новые векторы в развитии средств вооруженной борьбы. В этих обстоятельствах представляется важным поставить процессы формирования и выполнения стратегически важных для обеспечения обороны и государственной безопасности взаимосвязанных федеральных программ на твердую методологическую и правовую основу. В заключение, хотелось бы заверить, что злободневные правовые, организационные, а также научно-методологические проблемы планирования развития ВВСТ будут решены своевременно – в преддверии формирования очередной государственной программы вооружения.

11 марта 2013, 05:20

Квазирелигия деградации

Серия статей, созданных по материалам докладов на семинарах в Институте динамического консерватизма, посвященных истории экологизма и его адептов, тайным пружинам его использования с целью манипулирования сознанием масс и элит.Автор: Константин ЧеремныхПочему востребованы экологические предрассудкиК концу первого десятилетия XXI века человечество сталкивается с поразительными парадоксами. С одной стороны, прогресс науки открывает новые горизонты как на макро-, так и на микроуровне. Современные аэрокосмические технологии позволяют не только преодолевать земное тяготение, но и осваивать новые миры. В свою очередь, электронная микроскопия позволила биологии выйти на уровень вмешательства в геном живого существа. Человеческий разум вплотную приблизился к разрешению основных проблем, ограничивающих развитие цивилизации. Соединение достижений наук, исследующих мега- и микропроцессы, принципиально позволяют приступить к решению таких ранее немыслимых задач, как предупреждение генетических аномалий, перемещение генетического материала в пространстве с последующим ресинтезом, колонизация других планет и выход за пределы Солнечной системы.С другой стороны, на планете Земля не разрешена элементарная проблема бедности. Более того, эта проблема только усугубилась с воцарением мирового порядка, именуемого глобализацией. Несостоятельность современной конструкции финансовой системы, выявленная беспрецедентным кризисом, казалось бы, стимулирует к освобождению от оков, ограничивающих развитие человеческой расы. Однако на пути к этому освобождению громоздятся идеологические конструкции, созданные в середине XX века, одновременно с отрывом финансовой системы от физического ценностного эквивалента.Западная либеральная идеология, наиболее концентрированно выраженная в книге Ф. Фукуямы «Конец истории», вынуждена пересматривать свои позиции: фактически она опровергнута самой практикой глобализации, и способы выхода из кризиса, к которым прибегают правительства и международные кредитные институты, по существу отвергают догмат о «магической руке рынка», якобы гарантирующей равенство возможностей гражданам и государствам.О том, что либеральная теория терпит кризис, аналогичный кризису коммунизма, говорилось неоднократно. Но глобализация имеет другой мощный идеологический резерв. Национальные правительства, которым необходимо принимать стратегические решения о выборе пути дальнейшего развития, смогут подчинить себе аппетиты корпораций, внести изменения в таможенные и валютные правила, но для прорыва в эпоху нового прогресса нужно верить в прогресс. Но большинство правительств мира уже более сорока лет регулярно расписываются в том, что промышленный рост нежелателен, пагубен, опасен для человека. И более того, принимает обязательства с целевыми показателями по ограничению роста. Сегодня это называется Киотский протокол, завтра будет называться иначе, но рефрен один и тот же: человечество не может двигаться крупными шагами, оно должно мелко семенить взад-вперед, чтобы не нарушить некий «баланс» с силами природы, чтобы ненароком не переступить «пределы роста» – иначе произойдет ужасное.Искусственный барьер распространяется не только на действия, но и на познание. Космические исследования и изучение резервных возможностей человека отодвинуты на третий план. Задачи молекулярной генетики сведены к прикладной агрономии, в лучшем случае – к синтезу средств лечения отдельно взятых патологий (СПИД), нанотехнологии – к созданию материалов для техники, облегчающей общение, но не развивающей познание, ядерной физики – к экспериментам по столкновению частиц, но не к извлечению энергии из синтеза.В то же время внимание цивилизации болезненно привлечено к теме достаточности энергоресурсов. Надуманный характер этой фиксации был очевиден уже ученым 1950-х годов. Более того, исследователи из стран новой экономики – Китая, Индии, Ирана, Бразилии – остаются настроенными на преодоление зависимости своих стран от топливных (невозобновляемых) энергоресурсов посредством освоения самых эффективных источников – энергии воды и энергии атомного ядра, однако бывшие индустриальные, а ныне преимущественно сервисные экономики «первого мира» препятствуют этим инициативам под сугубо иррациональными предлогами. Вместо этого навязывается применение возобновляемых источников в заведомо затратной, неэффективной форме, не вносящей динамики в общий технологический прогресс, а скорее воспроизводящих архаические методы, разве что с применением отдельных новых материалов (включая редкоземельные металлы, зависимость от импорта которых создает большую уязвимость для страны, чем зависимость от нефти и газа).Оправданием для такого искажения научно-технического развития является стремление избежать нарушения «природного баланса», более того – вмешательства в дела первобытной природы. В результате не развиваются и те технологии, которые прямо предназначены для обеспечения надежного барьера между человеческой и природной активностью. Так, европейские авиакомпании оказываются беспомощными перед резким похолоданием или вулканическим извержением, несмотря на наличие холодостойких материалов и защитных фильтров.Это искажение развития, создающее новые риски для населения всего земного шара, является прямым следствием искажения картины мира (на уровне познания) и нагнетания сковывающего страха перед будущим (на уровне эмоционального восприятия). Миллионам людей внушается беспомощность перед природными процессами и в то же время – чувство коллективной вины за влияние на эти процессы. Символом этого рукотворного замкнутого круга является повсеместно распространяемая, внушенная через СМИ, школьные и институтские учебники, тонны популярной литературы гипотеза о «глобальном потеплении», якобы угрожающая одним регионам смертельной засухой, а другим – таким же фатальным затоплением.С тех пор, как была опубликованы первоначальные расчеты «истончения озонового слоя» планеты, не было представлено ни убедительных доказательств необратимости этого процесса, ни его преимущественно антропогенного происхождения. Более того, в реальности эти выкладки регулярно опровергаются непредвзятыми специалистами. В то же время предвзятое, активно занятое распространением угроз сообщество чиновников и интеллектуалов все больше напоминает классических начетчиков из антиутопий Оруэлла и Хаксли. По существу, это сообщество обладает ныне всеми признаками паразитического класса со специфическими формами присвоения доли совокупного общественного продукта – мощного и глубоко эшелонированного слоя глобальной номенклатуры. Тем не менее, господство так называемой «теории устойчивого развития» всерьез не поколеблено в силу целого ряда объективных предпосылок в массовом и элитарном сознании.I. Предрасположенности массовой психологии.1) Догмат о глобальном потеплении и родственная ему аксиоматика распространяется в западном обществе с деградированными религиозными смыслами (по Г.К. Честертону, суеверия шире всего распространяются там, где слаба религиозная вера) и с гипертрофированным эгоцентризмом. Опасения за свое здоровье, по социологическим данным, с большим перевесом доминируют в иерархии ценностей населения западноевропейских стран. Идеологические «зерна», падающие на эту почву, становятся катализаторами массовой «ипохондрии здоровья» (термин в психиатрии, применяемый к вялотекущим шизофреникам, которые пытаются компенсировать осознаваемый дефект энергетического потенциала, созданный болезнью, интенсивными физическими упражнениями). При этом в ситуации реальной, а не вымышленной экологической опасности к обсессиям (циклам ритуальных, обрядоподобных действий, вроде собирания мусора до последней крошки) присоединяются массовые страхи, доходящие до паники с массовым чувством беспомощности.«Мотивация от», подпитываемая через СМИ, не только отнимает у людей трудоспособного возраста огромные объемы времени, но и создает развитые паразитические рынки – прежде всего в фармации. В фармацевтическом производстве средства первой необходимости и препараты для лечения смертельных и инвалидизирующих болезней вытесняются псевдо-профилактическими «снадобьями», прием которых возвращает необходимое homo hypochondricus чувство равновесия. Реклама этих средств становится дополнительным инструментом идеологической обработки, культивируя чувство «равновесия в организме», «гомеостаза» как высшей ценности. Объект обработки превращается в предельно эгоцентрическое существо, абсолютно равнодушное к переживаниям другого человека, страдающего от реальных лишений, в том числе и реальной болезни.2) Представления о коллективной вине человека перед природой легко усваиваются как верующими разных конфессий, так и атеистами, воспитанными в левой (антикапиталистической, антиолигархической) системе координат. Культ «спасения природы», особенно в формах, специально адресованных «братьям меньшим», эксплуатирует не только потребительские, но и сложные, более высокие, присущие только человеку ценности – самоограничение, самопожертвование (во имя горилл, дельфинов, китов, выбрасывающихся на берег и т.п.), и в силу этого охватывают не склонное к ипохондрии активное молодое поколение, отвлекая его от других предметов служения. Обработанный таким образом молодой человек исходит жалостью к насекомому, но равнодушен к себе подобному существу: ведь человек «по определению» виноват, и значит, недостоин такой заботы, как обезьяна, дельфин или крыса – хотя все эти существа тоже выбрасывают в атмосферу «опасную» углекислоту.II. Предрасположенности политически активного слоя.3) В широкой массе европейского населения власть человека над природой и, следовательно, ее «осквернение» на протяжении десятилетий ассоциировались с «брутальной» практикой коммунизма или нацизма, а передовые технологии двойного назначения, особенно ядерные – с временем «холодной войны». Отсюда возникает специфический феномен западноевропейского предубеждения к индустриальному гигантизму крупных держав вообще и к ядерным технологиям в особенности – предубеждения, произрастающего в том числе из «комплекса неполноценности» малой страны перед крупной державой; малого пространства, где «некуда скрыться» и негде добыть ресурсы, перед «несправедливо» большой свободой внутреннего маневра. Этот симптом комплекса неполноценности больше характерен для преобладающего старшего поколения политически неравнодушных европейских обывателей. Любой проект развития, задуманный крупной державой, интерпретируется как агрессивное намерение; попытки нового члена европейской семьи (Польши, Болгарии, Литвы) сохранить способ производства энергии, освоенный в период СССР или ненавистного «Комэкона» (СЭВ), интерпретируется как «рудимент коммунизма». При этом реальных альтернатив этим новым членам не предлагается.4) Представители среднего уровня политического истэблишмента западных стран, в целом осознающие манипулятивный характер вышеназванного концепта, рассматривают «зеленую идеологию» как меньшее из зол по сравнению с иными идеологиями, легко охватывающими значительные массы населения. Это обстоятельство служит оправданием в случаях, когда «зеленые» догматы очевидно, объективно препятствуют развитию прибыльной производительной экономики. Пусть производство будет урезано или вытеснено в аутсорсинг, зато население с промытыми «зеленой теорией» мозгами будет более предсказуемо; пусть молодые люди увлекаются бабочками, а не реальными свинцовыми мерзостями жизни: так спокойнее.5) Отдельные элементы «зеленого учения» не противоречат трансформированному (деградированному) социал-демократическому концепту, что облегчает политическое блокирование и завоевание электоральных групп в политическом процессе, в том числе и на общеевропейском уровне. В сложном взаимодействии «старых» и «новых» европейских стран «зеленый» язык оказывается наиболее универсальным языком как политического «узнавания», так и влияния, а природоохранные аргументы – достаточно эффективным средством профилактики «красных» и «коричневых» перехлестов у бедных соседей.Все эти обстоятельства вместе взятые позволяют сохранять на плаву не только вышеозначенный паразитический класс, но и атрибуты непроизводительной экономики – в частности, в форме квот на выбросы «парниковых газов» в качестве нового инструмента спекулятивной торговли, заменяющего старые инструменты и сохраняющего стереотип непроизводительного обогащения.Кроме того, распространение теории «глобального потепления» в странах «второго» и «третьего» миров создают инструментарий взаимодействия между «старыми малыми» и «новыми малыми» странами против «больших старых» и «больших новых» держав – в частности, в формате «ЕС–Латинская Америка», а также удобное политическое прикрытие для теневой экономики, законы которой консервируют стереотип метрополий и колоний. Возрастающая роль теневых рынков в обеспечении стабильности европейской валюты создает дополнительные стимулы для закрепления этого стереотипа.III. Предрасположенности глобальной элиты.1. Разделять и властвовать удобнее в том случае, если система ценностей и мотивации населения отвлечены от реальных, кричащих проблем цивилизации. Предупредить появление в мире самодостаточных государственных систем, бросающих вызов держателям рычагов глобального управления, удобнее всего не посредством разума («рациональной психотерапии»), а при помощи массовых суеверий и предубеждений.2. Сецессионистскими (сепаратистскими) движениями, подрывающими могущество потенциальных соперников, удобнее управлять на основе стандартного идеологического инструментария, чем придумывать каждый раз новые протестные мотивации. Суррогат идентичности, поднимаемый на щит такими движениями, потенциально безопаснее, чем концепт, построенный на чистом этническом национализме или тем более на традиционной конфессии, ущемляемой в чувствительном регионе режимом потенциального соперника (страны-мишени). Построенные таким способом заведомо экономически несостоятельные неогосударства, или желательно непризнанные государства, легче и «эксплуатировать» в дальнейшем, в том числе за счет экономии на содержании племенных вождей.3. Производство и распространение высоколиквидного продукта, замутняющего сознание и иммобилизирующего статистически значимые массы активного населения, в том числе и собственных «индустриальных» стран, удобнее осуществляется в условиях, где массовое сознание отвлечено от физического производства. Глобальная цивилизация, элементы которой безразличны друг к другу, легче стратифицируется на праздные потребительские классы и слои нищих производителей. В свою очередь, претензии стран с «дурманной» специализацией (Латинская Америка, Центральная Азия) удобно сталкивать с интересами постиндустриальных «стран-субстратов», особенно если в их общественных кругах созревают мотивы реиндустриализации и/или защиты внутреннего рынка.4. В период неизбежного слома системы общественных отношений спекулятивного капитализма и перехода к более совершенной форме неэкономического господства, где аппарат формальной демократии станет чистой декорацией, повестку дня мировой цивилизации удобно и целесообразно заполнить мнимыми приоритетами якобы универсального значения.5. Истэблишмент стран с переходной экономикой, ущемленных отставанием в постиндустриальной потребительской экономике, легче поддается манипуляции, если его упования на модернизацию «оплодотворить» идеей энергосбережения во имя природного баланса: можно гарантировать как создание дополнительного рынка постиндустриального продукта, так и растрату бюджетных средств этих стран на заведомо малоэффективные технологии, а заодно и культивировать чувство неполноценности у их национальных элит, и соответственно, психологическую зависимость от «продвинутого сообщества», находящегося «в технологическом авангарде», а отсюда – политическую зависимость от «стран-передовиков» – США, Израиля, Японии, Великобритании, Дании, с соответствующим влиянием на внешнюю политику. В результате страна-мишень оказывается внутренне расколотой на население, которому доступны и недоступны «продвинутые» блага, а на мировой сцене – противопоставлена как «новым экономикам», так и, тем более, «третьему миру».Продолжение.

06 марта 2013, 18:15

МЧС показали разработки для борьбы с последствиями радиоактивного загрязнения

Живописное местечко на окраине подмосковного поселка Быково приютило Российско-белорусский информационный центр МЧС. Здесь в течение двух дней депутаты Комиссии Парламентского Собрания по вопросам экологии, природопользования и ликвидации последствий аварий обсуждали проблемы загрязненных территорий Чернобыльской АЭС и разрабатывали проект новой программы по преодолению последствий катастрофы в рамках Союзного государства на 2013-2016 годы. Было признано, что, несмотря на реальные успехи в ликвидации последствий Чернобыля, ряд проблем не удалось решить в полной мере и работу следует активно продолжать. Об этом, в частности, говорил на комиссии Александр Попков, занявший не так давно кресло ее председателя. По мнению депутатов, "общность и сложность порожденных катастрофой проблем требуют для их решения не только объединения финансовых возможностей и организационного опыта, но и серьезных административных ресурсов, а также научно-практического потенциала обеих государств". И в России, и в Беларуси еще немало территорий с высоким уровнем радиоактивного загрязнения. Проблема может быть гораздо успешнее и быстрее решена, если навалиться, что называется, всем миром, использовать общую стратегию, во-первых, при управлении данными территориями, во-вторых, при постепенном выводе их из послеаварийной ситуации и возврате в хозпользование. Перед новой союзной программой поставлен ряд важных задач. Требуется унификация систем радиационной защиты на загрязненных территориях, эффективное применение передовых медицинских технологий, четкое взаимодействие сил и средств МЧС двух государств. Собственно, поэтому на комиссию были приглашены высокопоставленные чиновники МЧС, минздравов и минприроды России и Беларуси

03 марта 2013, 20:21

Дорога к звездам. Кризис современной космонавтики

Я верю, друзья, караваны ракетПомчат нас вперед от звезды до звезды.На пыльных тропинках далеких планетОстанутся наши следы.А вот астронавты NASA рискуют навсегда застрять на Земле. В связи с финансовыми затруднениями, тяжелое положение сложилась вокруг «флагманской программы» американского космического агентства. Ситуацию усложняет отсутствие у NASA и какой-либо внятной стратегии исследования Космоса: после прекращения полетов «Шаттлов», специалисты так и не пришли к единому решению по теме пилотируемых полетов в космос. Кто будет доставлять американских астронавтов на орбиту в ближайшем будущем? Перспективная программа «Орион», коммерческие проекты, такие, как грузовой космический корабль «Дрэгон» или пожилые «Союзы-ТМА» Роскосмоса? А может быть, стоит вообще отказаться от пилотируемых запусков – объективно, на сегодняшнем этапе технического развития, нет никакой необходимости для нахождения человека в космосе, со всеми задачами прекрасно справляются автоматы.За 55 лет своего существования NASA умудрилось потратить на космические исследования 800 млрд. долларов, значительная часть которых ушла на так называемую «флагманскую программу» (flagship). Программа-флагман – повод для гордости для всего Человечества. В разные годы под её эгидой проводились миссии «Вояджер» (внешние области Солнечной системы), «Галилео» (работа на орбите Юпитера), «Кассини» (исследование системы Сатурна) – флагманские миссии сложны и исключительно дороги, потому такие запуски проводятся не чаще одного раза в десятилетие. В последние годы «флагманом» был тяжелый марсоход MSL (Mars Science Laboratory, он же – «Кьюриосити»). 6 августа 2012 года «реактивный кран» мягко опустил MSL на поверхность Красной планеты, а специалисты NASA задумались, чем же им заняться дальше?Так, так… на следующий год нам выделяют 17 миллиардов… Можно пробурить ледяной панцирь Европы, чтобы узнать, есть ли под 100-километровым слоем льда на поверхности спутника Юпитера теплый океан с внеземными формами жизни. Или запустить еще один тяжелый марсоход? А, может быть, к концу этого десятилетия отправить миссию к далекому Урану?"Вспышка Иридиума". Красивейшее астрономическое явление, вызванное отражением солнечного света от зеркальных панелей спутников связи. В ночном небе вспыхивает ярчайшая звезда и плавно гаснет спустя 10 секунд. Положение каждого из 66 аппаратов системы "Иридиум" известно с высокой точность, что позволяет прогнозировать и наблюдать "вспышки"на всей территории ЗемлиПрогноз на ближайшие дни: http://www.heavens-above.com/IridiumFlares.aspx?lat=0&lng=0&loc=Unspecified&alt=0&tz=UCTИсследовательский азарт ученых и специалистов NASA быстро остудил комитет по ассигнованиям Палаты представителей Конгресса. Руководству американского космического ведомства тактично напомнили, что они ««не способны обеспечить соблюдение графиков в пределах выделенного бюджета»». Больше всего вопросов вызвал проект орбитальной обсерватории им. Джеймса Уэбба – космический супер-телескоп с составным зеркалом диаметром 6,5 метров, удаленный от Земли на расстояние в пять раз дальше Луны (в открытом космосе ему не страшны искажения, возникающие от воздействия атмосферы и теплового излучения нашей планеты). В конце 90-х годов планировалось, что телескоп заработает уже в 2011 году, а его стоимость составит 1,6 млрд. долларов. Согласно современным оценкам, «Джеймс Уэбб» будет запущен не ранее 2018 года, а стоимость его жизненного цикла возросла до 8,7 млрд. долларов!Средств нет, закрыть нельзя – именно таким афоризмом можно описать события, связанные с проектом «Уэбб». В ходе жарких дебатов конгрессмены все-таки согласились выделить требуемую сумму, но заставили руководство NASA отказаться от «флагманских» прогулок по «тропинкам далеких планет» – сперва следует достроить и запустить орбитальную обсерваторию. В итоге «Джеймс Уэбб», фактически не являясь межпланетной миссией, стал «флагманским проектом» NASA на ближайшие годы.Телескоп "Джеймс Уэбб", преемник знаменитого "Хаббла"Тем не менее, у NASA сохранились две более дешевые, но не менее интересные программы по исследованию Солнечной системы – «Дискавери» и «Новые рубежи». Каждые несколько лет NASA объявляет конкурс на новую межпланетную миссию, в котором участвуют ведущие университеты и научные центры США. Исходя из требований конкурса (обычно заранее оговаривается лимит стоимости и дата запуска), участники представляют свои проекты межпланетных миссий и объясняют специалистам NASA необходимость исследования выбранного небесного тела. Победитель получает право построить и запустить в космос собственный аппарат и удовлетворить свое любопытство.Например, в декабре 2009 года разыгрывался запуск межпланетной миссии по программе «Новые рубежи», ориентировочно назначенный на 2015-2020 гг. В финале бились три интереснейших проекта: миссия MoonRise по доставке на Землю вещества из бассейна Южного полюса - Эйткена на обратной стороне Луны (предложение от Университета Вашингтона, Сент-Луис), миссия OSIRIS-Rex по доставке на Землю вещества с поверхности астероида (101955) 1999 RQ36 (Университет Аризоны, Тусон) и миссия SAGE по исследованию поверхности Венеры (Университет Колорадо, Боулдер). Победу присудили миссии OSIRIS-Rex, которая отправится к астероиду в 2016 году.Кроме «Новых рубежей», есть еще более простая и «дешевая» программа «Дискавери» стоимостью не более 500 млн. долларов (для сравнения «флагманский» марсоход MSL обошелся американскому бюджету в 2,5 млрд. долл.). Большинство исследовательских миссий NASA выполняется именно в рамках «Дискавери». Например, летом прошлого года разыгрывались запуски на 2016 год. Всего поступило 28 заявок, среди которых были предложения о десантировании спускаемого модуля на Титан (крупнейший спутник Сатурна) и запуск космического аппарата для исследования эволюции комет. Увы, победа досталась довольно «банальной» и, на первый взгляд, менее интересной миссии InSight – «всего лишь» очередной аппарат для исследования Марса. Американцы ежегодно отправляют аппараты в этом направлении, похоже, они имеют большие планы на Красную планету.Межпланетная космическая станция "Юнона" для исследования Юпитера. Предстартовая подготовка.Всего по состоянию на февраль 2013 года в открытом космосе и в окрестностях других планет Солнечной системы находятся плеяда из 10 активных миссий NASA:- MESSENGER изучает окрестности Меркурия. Несмотря на кажущуюся близость этой планеты, станции потребовалось шесть лет бесконечных гравитационных маневров, чтобы набрать скорость 48 км/с и наконец, догнать маленький неуловимый Меркурий (для сравнения: орбитальная скорость Земли 29 км/с).- поверхность Марса усердно ковыряют ковшами марсоходы «Оппортьюнити» и «Кьюриосити» (MSL). Первый буквально пару дней назад справил юбилей – 9 земных лет на поверхности Красной планеты. За это время «Оппортьюнити» прополз по усеянной кратерами пустыне 36 километров.- связь с марсоходами помогают поддержать космические аппараты «Одиссей» (11 лет на орбите Марса) и «Марсианский орбитальный разведчик» (7 лет на передовой), а также исследовательская станция «Марс-Экспресс» Европейского космического агентства.- в 2009 году в окрестностях Марса прошла автоматическая межпланетная станция «Рассвет», направляющаяся в сторону Пояса астероидов. В 2011 состоялось её рандеву с карликовой планетой Веста. Сейчас аппарат медленно догоняет свою следующую цель – карликовую планету Цереру, встреча с которой намечена на 2015 год.- где-то в черном провале между Марсом и Юпитером шириной в миллиард километров мчится межпланетная станция «Юнона». Запланированная дата выхода на орбиту Юпитера – 2016 год.- уже 15 лет бороздит просторы космоса межпланетная станция Кассини (с июля 2004 года вертится на орбите Сатурна, миссия продлена до 2017 года).- 7 долгих лет мчится в ледяной пустоте межпланетный зонд «Новые горизонты». В 2011 году он оставил за кормой орбиту Урана и сейчас находится «всего» на расстоянии 10 астрономических единиц (≈150 млн. км, как среднее расстояние от Земли до Солнца) от своей цели – планеты Плутон, прибытие запланирован на 2015 год. 9 лет полета и всего 2 дня на близкое знакомство с далеким холодным миром. Какая несправедливость! «Новые горизонты» промчится мимо Плутона на скорости 15 км/с и навсегда покинет Солнечную систему. Дальше только звезды.- звездолет «Вояджер-2». Тридцать пять лет полета, за спиной – путь в 15 миллиардов километров. Сейчас аппарат находится в 100 раз дальше от Солнца, чем Земля – радиосигналам «Вояджера», идущим со скоростью 300 000 км/с требуется 17 часов, чтобы достигнуть антенн дальней космической связи в штате Калифорния. 30 августа 2007 года аппарат внезапно почувствовал, что вокруг него стих «солнечный ветер» (поток заряженных частиц от Солнца), зато резко возросла интенсивность галактического излучения. «Вояджер-2» достиг границ Солнечной системы.Через 40 000 лет звездолет пойдет на расстоянии 1,7 световых лет от звезды Росс248, а через 296 000 лет достигнет окрестностей Сириуса. Цифры в сотни тысяч лет не пугают «Вояджер-2», ведь время для него навсегда остановилось. Через миллион лет корпус звездолета будет искорежен космическими частицами, но он по прежнему продолжит свой одинокий путь по Галактике. Всего, по предположениям ученых, «Воялжер-2» просуществует в космосе порядка 1 миллиарда лет и, вероятно, останется к тому моменту единственным памятником Человеческой цивилизации.О тех, кто были в космосе первымиНесмотря на несопостовимый масштаб проблем, ситуация в Роскосмосе в точности повторяет системный кризис NASA. И дело даже не в потери надежности при запуске космических аппаратов, проблема лежит гораздо глубже – никто не знает, зачем нам вообще летать в Космос. Космические технологии для России как старый чемодан без ручки: и тащить тяжело, и выбросить жалко.Объяснения в стиле «это нужно для укрепления престижа страны» не выдерживают критики: есть более насущные проблемы здесь, на Земле, решение которых гораздо важнее для поднятия престижа России, чем пресловутые полеты в космос.Коммерческие запуски и космический туризм? Тоже мимо. Годовая потребность коммерческих запусков – не более двух десятков в год. Стоимость ракеты-носителя и обслуживание стартовой площадки окупается с большим трудом.Международная космическая станция? Я вас умоляю! Эти ребята за 10 лет смогли изобрести лишь новые памперсы. На сегодняшний день накоплен достаточный объем знаний по космической биомедицине, на низкой околоземной орбите проведены все возможные и невозможные опыты, мы узнали все, что хотели узнать. Больше человеку на околоземной орбите делать нечего. Нужно смело идти вперед, но для этого нет ни внятных целей, ни средств, ни необходимых технологий. Мы (в смысле - человеческая цивилизация начала XXI в.) летаем в Космос на тех же реактивных двигателях, на которых летал Гагарин, никаких других перспективных космических двигателей до сих пор не создано. Модные сейчас ионные двигатели (на самом деле они применялись еще в 60-е годы в системах ориентации советских спутников) имеют ничтожную тягу (меньше 1 ньютона!) и, несмотря на некоторый выигрыш при полетах к далеким планетам, кардинально улучшить ситуацию не способны. До сих пор полезная нагрузка 1% от стартовой массы ракетно-космической системы считается великолепным результатом! – потому какие либо разговоры о промышленном освоении Космоса, как и о базах по добыче руды на Луне, не имеют смысла.Военные спутники-шпионы, спутники систем глобального позиционирования, научно-практические аппараты для исследования Земли, изучения климата и геологии нашей планеты, коммерческие телекоммуникационные спутники-ретрансляторы… вот, пожалуй, и все, для чего нам нужна Космонавтика. И еще, конечно, исследование далеких миров. Зачем? Наверное, в этом и есть предназначение Человечества.Небольшая фотогалерея:Приборная панель космического корабля "Восток-1", 1961 г.Панорама кратера Индевор. Снята марсоходом Оппортьюнити во время пятой зимовки на поверхности Красной планеты.Предстартовая подготовка марсохода "Оппортьюнити"Посадочный парашют марсохода "Кьюриосити"Исследователи Марсаисточник

03 марта 2013, 00:00

Иран и группа 5+1. Итоги

Формально подводить итоги очередного раунда состоявшихся в Алма-Ате переговоров достаточно сложно. Фактически, как, впрочем, и предсказывалось, никаких "прорывов" на этих переговорах не произошло. Но странное дело – вопреки этому, договаривающиеся стороны и часть наблюдателей по итогам переговоров начали испытывать "осторожный оптимизм". Особенно присутствует это чувство в комментариях тех, кого на Западе в вопросах отношений с Ираном можно отнести к "умеренным". А вот в отношении к итогам переговоров "ястребов", тех, кто уверен в военном характере иранской ядерной программы и рассматривает варианты силового ее прекращения, присутствует раздражение с долей истерии. Поэтому, есть смысл поговорить не столько о формальных итогах, а о политических тенденциях, изменении подходов, которые отчетливо проявились в Алма-Ате и будут определять ситуацию после нее. Итоги алматинского раунда с формальных позиций В определенном смысле, источником оптимизма являлась позиция иранской делегации. Иранцы еще раз подтвердили, что являются блестящими переговорщиками, а тактический рисунок их поведения в Алма-ате был безукоризненным. Планка первоначальных ожиданий от Ирана была установлена им столь низко, что даже его самые скромные реакции можно было интерпретировать как "серьезный шаг вперед". И тем самым Иран (ни на йоту не сдав своих позиций и даже не приложив к этому особых усилий) здорово "подыграл" западным участникам Группы 5+1, которым нужен был хоть какой-то прогресс на переговорах, а точнее – не столько прогресс, а демонстрация того, что они "управляют процессом" и способны влиять на Иран. Ведь без этой демонстрации получается несколько неудобно – огромный политический и финансовый ресурс вбухан в принуждение Ирана к переговорному процессу, и вдруг получается, что эти усилия особо ни к чему не приводят: Иран не только не принимает требования Запада, но и навязывает свой рисунок дипломатической игры. В результате, предоставив Западу право инициативы, представители Исламской Республики добились того, что по сравнению со своей предыдущей позицией, Запад сегодня предлагает Ирану уже больше, а уступок от него требует несколько меньше. Причем, эти уступки в целом приемлемы и для Ирана. Кроме того, изменилась интенсивность переговоров. Согласно достигнутым договоренностям, технические эксперты сторон встретятся в Стамбуле уже 18 марта, а 5 и 6-го апреля переговоры вновь будут продолжены в Казахстане. С чем придут стороны на новый раунд переговоров, что дал взаимный зондаж позиций в Алма-Ате и как сейчас выглядят позиции сторон? Представляется, что Запад будет стремиться к тому, чтобы иранская сторона приняла два предложения: Во-первых, временно приостановить обогащение урана до 20% уровня на объекте "Фордо" (ранее Запад настаивал на полном закрытии этого объекта). Во-вторых, в целом западные державы готовы признать право Исламской Республики на обогащение урана и готовы разрешить Ирану иметь определенное количество этого урана, обогащенного до 20-% уровня для исследовательских целей (ранее Запад требовал, чтобы Иран вывез из страны уран, обогащенный до этого уровня на международное хранение). Со своей стороны Запад готов пойти на уступки по санкционному режиму, в первую очередь – снять ряд ограничений на финансовые операции с драгметаллами, разрешить приобретение лекарств и отменить ограничения на поставки запчастей для самолетов, эксплуатируемых иранскими гражданскими авиаперевозчиками. Позиция Исламской Республики на предстоящих новых раундах будет укладываться в схему, которая следует из заявления, сделанного в Алма-Ате Саидом Джалили. Он дал понять, что Иран готов к компромиссу с международным сообществом по самому главному вопросу – вопросу обогащения урана. Принципиальным для иранской стороны здесь является признание права Исламской Республики на сам процесс обогащения, а "до 20%, до 5% – это другое дело", – сказал Джалили. Вопрос же о Фордо станет предметом дискуссии. С одной стороны, как справедливо отметил Джалили, объект полностью находится под контролем МАГАТЭ, а раз так, то нет и формальных причин для его закрытия. С другой – иранская сторона в лице Джалили еще раз подтвердила неизменность своей позиции о том, что Иран готов обсуждать поставку топлива для ядерных реакторов из-за рубежа, соответственно, приостановив собственные усилия в данном направлении: "Иран готов предпринять определенные шаги в сторону сотрудничества. Один из этих шагов касался пункта, о котором три года назад мы в Женеве говорили, что для иранского реактора в Тегеране нам нужно топливо. Мы тогда выразили готовность сотрудничать, чтобы получить это топливо. К сожалению, мы не смогли получить должного ответа, поэтому нам пришлось производить это 20-процентное топливо самим", – сказал Джалили. Политика – это искусство возможного и представляется, что это возможное (возможное на данном этапе взаимоотношений сторон) при нынешнем уровне "доверия" на переговорах в Алма-Ате было достигнуто. Большего на сегодня достичь просто невозможно. Неформальное и ускользающее Теперь о том, что осталось за кадром, о тех только оформляющихся тенденциях (и не факт, что они станут реальностью), которые неявно, но достаточно настойчиво определяли ход алмаатинского раунда. Говоря об этом малозаметном и ускользающем от общественного внимания, мы должны в первую очередь говорить о намечающемся изменении подходов Запада к иранской ядерной программе. И основное, о чем здесь нужно сказать, — иранская ядерная программа теряет в глазах западного общественного мнения, в глазах части западной политической элиты черты "абсолютного зла". Все чаще на Западе раздаются голоса о том, что, собственно, в иранской ядерной программе нет ничего апокалиптичного для остального мира, что этот вопрос не является главной угрозой существования "прогрессивного человечества". Что, в конце концов, нужно признать право Ирана на мирный атом и уйти от противостояния, которое, как оказалось, не носит критического характера ни для политического строя Исламской Республики, ни для ее экономики. Более того, если проанализировать динамику политической активности вокруг иранской ядерной программы за минувшие два года, то, как бы ни парадоксально это прозвучало, эта активность начинает приобретать некую ритуальность: так положено – поэтому мы так об этом говорим, но у нас есть другие, более важные проблемы. И, что важнее, иранская карта все более становится элементом во внутренней борьбе западных элит. Тут не должно быть иллюзий: существующий государственный строй Ирана, исламская республика, является для всей западной политической элиты неприемлемым явлением, требующим "переформатирования" в борьбе Запада за сохранение и модернизацию софт-колониальной системы. Разница и противоборство элит начинаются на уровне вопроса о том, как с Ираном бороться. Есть "умеренные", которые считают, что стратегической задачей является "ненасильственное" ограничение растущего международного влияния Ирана, создание такой системы сдержек и противовесов, которые бы достаточно эффективно ограничивали Исламскую Республику, все более и более заставляли бы ее идти навстречу Западу. А там и до перерождения (или перекупки) иранских элит недалеко. Подрывная деятельность, работа на разложение иранского общества, поддержание "управляемого хаоса" по периметру Ирана, недопущение Исламской Республики к передовым технологиям – вот их инструментарий. Если помогло с СССР, то почему не сработать еще раз? И есть "ястребы", точку зрения которых предельно четко выразил после своего ближневосточного турне восходящая звезда республиканцев (и один из наиболее вероятных участников президентской гонки-2016 в США) Марк Рубио: "Весь мир опасается того, что страна, которая организовывает теракты во всем мире, станет неуязвимой благодаря ядерному оружию. Даже россияне начали демонстрировать признаки того, что они теряют терпение из-за поведения Ирана, хотя это приходится читать между строк". По поводу завершившихся в Казахстане переговоров группы "5+1" с Ираном, Рубио заявил, что он разделяет мнение израильского руководства, что переговорами Иран лишь пытается выиграть время для достижения прогресса в своей ядерной программе. Слова "разделяет мнение израильской стороны" здесь ключевые. В основе позиции "ястребов" лежат саудовские финансы и израильские политические интересы. И для саудовского, и израильского лобби подход умеренных неприемлем по одной причине – он требует времени, а эти государства вынуждены сейчас действовать в режиме цейтнота, потому как на карту поставлен вопрос их существования в нынешнем виде. Именно из "ястребиного гнезда" и вылетают основные мифы об иранской ядерной программе и ведущихся переговорах. Плохо проработанные, полные внутренних противоречий, не выдерживающие критического подхода – и направленные на то, чтобы оглушить аудиторию, добиться успеха здесь и сейчас, а потом уже поздно будет разбираться, победителей не судят, судят они… Сегодня в медиа-пространстве раскручиваются три мифа: — Тегеран намеренно затягивает переговоры для завершения работ по созданию ядерного оружия; — Тегеран отказывается от прямых переговоров с США, — и, совершенно свежий, Иран осуществляет производство оружейного плутония в Араке. Ограниченный объем данного комментария не позволяет разобрать каждый из этих мифов "по косточкам", показав всю их несостоятельность и просто откровенное "перекладывание с больной головы на здоровую". В другой раз. Сейчас очевидны как минимум следующие тенденции, которые будут определять ход "посталмаатинского" переговорного процесса и борьбу вокруг ядерной программы Исламской Республики. Первое. Борьба "умеренных" и "ястребов" в вопросе "иранского атома" публично (то есть для широкой аудитории) будет вестись в сфере санкций. Если "ястребы" будут настаивать на ужесточении санкционного режима, то "умеренные", не предлагая полной его отмены, будут стремиться к ослаблению контроля за их исполнением. Такая политика, с одной стороны, позволит в случае, когда Запад сочтет необходимым, "закрутить гайки", а с другой – не теряя лица продемонстрировать Ирану и международной общественности свою "добрую волю". Второе. На фоне ширящихся на Западе настроений о том, что Иран в вопросах освоения им мирного атома нужно оставить в покое, в медиапространстве будут появляться новые "страшилки" об Исламской Республике: от разработки им плутониевой бомбы до "кровавых репрессий" внутренней оппозиции и "спонсирования международного терроризма". Третье. Основным "возмутителем спокойствия", провокатором, поставщиком конфликтных ситуаций и ложной информации в отношении иранской ядерной программы был и остается Израиль. Впрочем, алмаатинский раунд продемонстрировал, что Исламская Республика нашла инструмент противодействия Тель-Авиву. Под занавес переговоров Саид Джалили предложил участникам Группы 5+1 и всему международному сообществу "серьезно рассмотреть вопрос уничтожения оружия массового поражения, имеющегося у сионистского режима, разоружить его и выяснить, какая страна предоставила им это оружие". Разумеется, что министр иностранных дел ЕС Кэтрин Эштон от подобного предложения впала в замешательство. Но нет никаких сомнений, что слова Джалили будут услышаны и добавят Ирану международных симпатий и политических очков на предстоящем продолжении переговоров. 1 марта 2013 Комментарий Иран.ру Источник - Иран.ру  

01 марта 2013, 23:41

В Союзном государстве планируется реализация новой Программы по борьбе с последствиями Чернобыля

26 февраля в Российском отделении Российско-Белорусского информационного центра МЧС России (Московская область, Подольский район, п. Быково) состоялось заседание Комиссии Парламентского Собрания по вопросам экологии, природопользования и ликвидации последствий аварий. Депутаты Парламентского Собрания и приглашенные участники заседания обсудили процесс подготовки и согласования проекта Программы совместной деятельности по преодолению последствий чернобыльской катастрофы в рамках Союзного государства. Исполнение программы намечено в период с 2013 до 2016 года. Участники заседания отметили, что, несмотря на достигнутые успехи в ликвидации последствий чернобыльской катастрофы, как в Белоруссии, так и в России ряд проблем не удалось решить в полной мере. Общность и сложность порожденных катастрофой проблем требуют для их решения объединения финансовых возможностей и организационного опыта, административных ресурсов и научно-практического потенциала обеих государств. В настоящее время в России и Беларуси имеются значительные площади отселенных территорий и земель, выведенных из хозяйственного пользования в связи с высоким уровнем радиоактивного загрязнения. Таким образом, назрела необходимость выработки общей стратегии управления данными территориями, разработки методологии постепенного их вывода из послеаварийной ситуации и оценки возможностей возврата земель в хозяйственное пользование с целью создания благоприятных условий проживания населения. Весьма актуальными задачами являются также:  совершенствование единой системы радиационной защиты на территориях радиоактивного загрязнения; реализация информационной, просветительской и социально-реабилитационной политики по проблемам радиационной безопасности; обеспечение развития и эффективного применения передовых технологий медицинской помощи и реабилитации граждан Беларуси и России с использованием данных Единого чернобыльского регистра России и Беларуси, подвергшихся радиационному воздействию; совершенствование систем взаимодействия и координации действия сил и средств МЧС России и Беларуси. Парламентарии поддержали предложение МЧС России о включении в проект разрабатываемой программы вопроса об информационно-аналитическом и организационно-техническом обеспечении реализации комплекса мероприятий по преодолению последствий чернобыльской катастрофы.Решить весь спектр перечисленных задач возможно при выполнении мероприятий новой союзной программы по преодолению последствий чернобыльской катастрофы. На реализацию программных мероприятий из бюджета Союзного государства планируется выделить более 1,4 млн. рублей. Проект Концепции программы согласован всеми заинтересованными министерствами и ведомствами Белоруссии и России, одобрен Правительством РФ и Советом Министров РБ, в рабочем порядке планируется внесение на рассмотрение Советом Министров Союзного государства.

24 февраля 2013, 00:50

Прекратите покупать китайские продукты!

Даже через полгода после вступления Российской Федерации во Всемирную Торговую Организацию (ВТО) продолжаются ожесточенные споры на предмет ошибочности подобного шага, и в качестве доводов приводится «убийственная» статистика.Российская экономика в целом, и сельскохозяйственная отрасль, в частности, несет определенные финансовые потери, связанные с увеличением импорта продуктов питания ввиду резкого снижения ввозных пошлин. В итоге, наши прилавки пополнились дополнительным ассортиментом дешевых продуктов, причем, зачастую, сомнительного качества. Наши службы СЭС уделяют пристальное внимание белорусским и украинским продуктам (доступным по цене и произведенным с соблюдением жестких стандартов (особенно это касается Белоруссии)). А вот продукции, например, из Китая, уделяется значительно меньше внимания. А зря!75% всех китайских продуктов питания производится малыми предприятиями, которые практически не контролируются местными надзорными органами (см. фоторепортаж ниже). Бросовые цены привлекают внимание предпринимателей поставляющих в Россию то, что в цивилизованных странах называется отходами пищепрома. А мы, в свою очередь, «ведясь» на низкую цену и яркую упаковку, покупаем китайский товар, тем самым отравляя себя и своих близких.В то время как мы, рискуя здоровьем и даже жизнью, финансово поддерживаем китайского агрария (речь идет о нескольких миллиардах долларов в год), российское сельское хозяйство испытывает дефицит оборотных средств для закупки техники, оборудования, племенного скота и т.д. Есть проблемы и со сбытом собранного урожая. И это тогда, когда подавляющее большинство российских сельских хозяйств (особенно это касается агрохолдингов) использует самые передовые технологии в производстве продуктов питания, добиваясь высокого качества выходной продукции. Это касается и низкого уровня нитратов, и отсутствия ГМО. А мы не всегда задумываемся о последствиях, покупая то, что подешевле. Государство не афиширует эту проблему, предпочитая выдерживать принципы политкорректности. Зачем политикам проблемы с Китаем?!Справедливости ради, необходимо отметить, что подобная проблема актуальна не только в России. В США, и в Европе, например, где экономика считается сверхлиберальной, просветительскую функцию на себя взяли общественные организации. Достаточно отметить весьма успешную компанию «Stop buying anything from China!» (Прекратите покупать китайское!) активно продвигаемую в социальных сетях Америки. Покупка товаров со штрих кодом, начинающимся с цифр 690 – 695 стала плохим тоном (столкнувшись с проблемой поставок, китайские поставщики начали указывать код Тайваня – 471). В итоге китайским производителям приходится лезть из кожи вон, что бы удостоверить потребителя в высоком качестве продукта. И поскольку качественный продукт не может стоить дешево, китайские производители лишаются такого значимого конкурентного преимущества как цена.Сегодня для российских аграриев как никогда актуальна поддержка со стороны нас, потребителей. Значимой помощи со стороны государства ожидать не приходится. Условия работы в рамках ВТО не способствуют укреплению продовольственной безопасности России. Но мы считаем, что Европейский и заокеанский опыт в этом вопросе вполне приемлем.Мы можем и должны повлиять на ситуацию.Агропортал Агроинфо призывает своих читателей поддержать отечественного сельхозпроизводителя:ПРЕКРАТИТЕ ПОКУПАТЬ КИТАЙСКИЕ ПРОДУКТЫ! — Покупайте российские!Требуйте в торговых точках достоверную информацию о происхождении продуктов питания!Прекратите поддерживать рублем компании-импортеры! Пусть занимаются экспортом!Включайтесь в активную разъяснительную работу через блоги, соцсети и другие каналы распространения информации! Присылайте информацию о Вашем опыте распространения акции среди друзей и знакомых (Агропортал Агроинфо будет делиться этим опытом на своих страницах).Только так мы сможем защитить себя от наплыва продуктов сомнительного качества, и только так мы сможем внести реальный вклад в развитие земледелия и животноводства России!Убедитесь, что копчености в Вашем холодильнике не из Китая (Вьетнама или Тайланда)!Типичное производство мясной продукции из умершей от болезней птицы:http://sdelanounas.ru/blogs/29482/#cut

22 февраля 2013, 07:30

Бури, детка, бури!

Знатная статья опубликована на ВиМ-еМогут ли нетрадиционные виды топлива открыть новую эру энергетической независимости?ИсточникJ. David Hughes, отчет Post Carbon Institute.Февраль 2013Краткое содержание отчета (Полный текст отчета)Потребление энергии в мире выросло более чем в два раза по сравнению с энергетическим кризисом 70-х годов прошлого века, и более 80 процентов этого роста обеспечено за счет ископаемых видов топлива. В ближайшие 24 года мировое потребление, по прогнозам, вырастет еще на 44 процента (потребление в США на 7 процентов). И ископаемые виды топлива продолжат составлять около 80 процентов от общего спроса.Откуда же берутся ископаемые виды топлива? В последнее время возник большой энтузиазм по поводу возрождения добычи нефти и природного газа, особенно в Соединенных Штатах. Это началось с призыва "Бури, детка, бури!", прозвучавшего во время президентских выборов 2008 года в США. Политики и лидеры отрасли дружно провозгласили "столетие газа" и возвращение США их короны передового производителя нефти в мире. Большей частью этот оптимизм основан на применении технологий гидроразрыва пласта (fracking) и горизонтального бурения ранее недоступных сланцевых месторождений и разработки нетрадиционных источников топлива, таких как нефтеносные пески и сланцы. Кроме того, есть большие надежды на огромный рост добычи нефти в слаборазвитых регионах, таких как Ирак.Тем не менее, реальность XXI века показывает, что значительного увеличения производства ископаемого топлива будет достичь нелегко или даже невозможно. Геологические и экологические реалии попытки претворить в жизнь эти бурные декларации заслуживают пристального внимания.Общая обстановка: история и прогнозыНесмотря на риторику, очень маловероятно, что Соединенные Штаты станут энергетически независимыми, если только темпы потребления энергии не будут радикально снижены. Широко разрекламированное сокращение импорта нефти, точно так же, как и сокращение ее потребления за последние несколько лет были, в первую очередь, связаны с Великой рецессией, также как и увеличение местного производства нефти. Добыча нефти в США обеспечивает лишь 34 процента потребности в жидком топливе, импорт дает 42 процента (остальное дают газоконденсат, прирост объема перерабатываемой нефти (превышение фактического объема нефтепродуктов над объемом исходного нефтезаводского сырья) и биотопливо). На самом деле, Управление энергетической информации США (EIA) прогнозирует, что внутреннее производство нефти, включая даже тяжелую (сланцевую) нефть, достигнет своего пика в 7,5 миллиона баррелей в день (мбд) (что значительно ниже 9,6 млн. баррелей в день, производимых в 1970 году), 2019 году и к 2040 году доля отечественного производства сырой нефти, по прогнозам, будет на 32 процента ниже, чем сегодня. И все же все СМИ трубят о наступающем энергетическом процветании.Показатели: количество, интенсивность добычи, чистый выход энергииНаиболее часто встречающимися цифрами, на основании которых делаются выводы о наступлении новой эры ископаемых видов топлива, является оценка внутрипластовых запасов на месте первоначального залегания нетрадиционных ресурсов, подразумевая, что весь объем может быть извлечен. Эти оценки затем делятся на нынешние темпы потребления, которые (как бы) сохранятся на многие десятилетия или столетия. На самом деле, есть два показателя, которые являются критически важными в определении жизнеспособности добычи энергетических ресурсов:- Интенсивность добычи, то есть скорость, с которой ресурс может быть извлечен. Большое количество ресурса внутри пласта принесет обществу мало полезного, если нельзя извлекать бесперебойно и в достаточно большом количестве, что ограничивается геологическими, геохимическими и географическими факторами (и впоследствии проявляется в виде экономических издержек). Например, такие ресурсы, как сланцы, газовые гидраты и газифицированный подземным методом уголь имевшие очень большой потенциал на местах, были произведены в незначительных количествах, несмотря на большие многолетние расходы на пилотные проекты. Запасы битуминозных песков тоже огромны, но не смотря на очень большие капитальные вложения и серьезное воздействие на окружающую среду на протяжении более четырех десятилетий, добыча нефти из них составляет менее двух процентов от общего объема.- Чистая энергия ископаемого топлива представляет собой разницу между энергией, использованной для его добычи и энергией, содержащейся в конечном произведенном продукте. Чистая энергия или "энергоотдача от энергозатрат" (EROEI) нетрадиционных энергетических ресурсов значительно ниже, чем обычных. Более низкая EROEI выливается в высокие издержки производства, снижение его объемов и обычно — в больший экологический ущерб от добычи. Таким образом, перед миром стоит не столько проблема запасов, сколько проблема интенсивности добычи, наряду с проблемой снижения вредного воздействия на окружающую среду.Данные: производство, тенденции, ограниченияЭтот отчет содержит углубленную оценку различных нетрадиционных источников энергии, стоящих за современной риторикой об "энергетической независимости", особенно сланцевого газа, тяжелой (сланцевой) нефти и битуминозных песков. В частности, часть доклада, посвященная сланцевому газу, основана на анализе данных производства 65 000 скважин с 31 сланцевого месторождения на основании базы данных HPDI, которая широко используется промышленностью и правительством.Сланцевый газДобыча сланцевого газа взрывными темпами выросла до почти 40 процентов от общей добычи американского природного газа; не смотря на это, производство с декабря 2011года находится на "плато". 80 процентов добычи сланцевого газа приходится на пять месторождений, на некоторых из них добыча снижается. Очень высокие темпы падения дебета сланцевых газовых скважин требуют постоянных вложений (они оцениваются в 42 млрд. долларов в год для бурения более 7,000 новых скважин) в целях поддержания производства. Для сравнения, затраты на добычу сланцевого газа в 2012 году составляли только 32,5 млрд. долларов.Богатейшие сланцевые месторождения, такие как Haynesville (которое уже находится в состоянии упадка) относительно немногочисленны, а число необходимых скважин и капитальные затраты, необходимые для поддержания производства, будут в дальнейшем увеличиваться, поскольку лучшие районы этих месторождений уже исчерпаны. Высокая степень негативного воздействия на окружающую среду вызвала значительное противодействие со стороны населения, и в результате был введен мораторий на добычу в штатах Нью-Йорк и Мэриленд. Протесты продолжаются в других штатах.Рост производства сланцевого газа был компенсирован снижением объемов добычи обычного газа, в результате чего произошел лишь скромный рост общего производства. Более того, основная экономическая эффективность многих месторождений сланцевого газа вызывает сомнения в нынешних условиях цен на газ.Тяжелая (сланцевая) нефтьДобыча тяжелой нефти внушительно выросла и в настоящее время составляет около 20 процентов добычи нефти в США. Это помогло развернуть тенденцию снижения добычи в обратную сторону. В результате в 2008 шоду добыча нефти выросла на 16 процентов, по сравнению с самым низким уровнем после 1970 года. Более 80 процентов добычи тяжелой нефти ведется на двух уникальных месторождениях – Bakken в Северной Дакоте и Монтане и Eagle Ford в южном Техасе. Остальные девятнадцать месторождений тяжелой нефти дают менее 20 процентов от общего объема производства. И это наглядно иллюстрирует тот факт, что богатые месторождения тяжелой нефти, на самом деле, довольно редки.Месторождения тяжелой нефти характеризуется высокими темпами снижения дебета скважин. Подсчитано, что для поддержания производства необходимо бурить более 6000 скважин (стоимостью 35 млрд. долларов) в год. Из них 1,542 скважин ежегодно (на сумму $ 14 млрд.) необходимы на месторождениях Eagle Ford и Bakken только для того, чтобы компенсировать сокращение добычи. Поскольку некоторые сланцевые скважины дают существенное количество газа и жидких фракций углеводородов, то для компенсации снижения добычи вместе взятые сланцевый газ и тяжелая нефть требуют около 8,600 скважин в год (на сумму более 48 млрд. долларов). Сейчас прогнозируется существенный рост добычи тяжелой нефти с текущих уровней до пика в 2,3 миллиона баррелей в сутки в 2017 году до того момента, когда будут исчерпаны все районы, пригодные для бурения на двух крупнейших месторождениях (Bakken и Eagle Ford), и затем к 2019 году производство рухнет обратно до уровня 2012 года, а к 2025 году до 0,7 млн. баррелей в день. Короче говоря, добыча тяжелой нефти на существующих месторождениях является пузырем продолжительностью около десяти лет.Битуминозные пескиНефть битуминозных песков, прежде всего, импортируется в США из Канады, которая является поставщиком нефти номер один для США, хотя недавно было получено разрешение на добычу такой нефти в штате Юта. Она имеет низкое содержание чистой энергии и требует очень больших капитальных вложений (по некоторым оценкам более 100 долларов на баррель с учетом добычи и последующей очистки в Канаде), а также оказывает значительное отрицательное воздействие на окружающую среду. Кроме того, рост добычи этой нефти требует очень много времени и капиталовложений, что ограничивает потенциал увеличения объемов производства.Прогнозы роста производства, как правило, очень агрессивны, но прогнозируемый уровень вряд ли будет достигнут из-за сложностей, связанных с материально-техническим обеспечением, развитием инфраструктуры и тем фактом, что высококачественные, наиболее экономически выгодные ресурсы извлекается первыми. Экономическая сторона добычи большей части предполагаемых извлекаемых ресурсов является сомнительной, а чистая энергия, доступная к извлечению из них, достигнет точки безубыточности задолго до того, как они будут полностью добыты.Другие ресурсыДругие нетрадиционные ископаемые виды топлива, такие как сланцы, метан угольных пластов, газовые гидраты, арктические нефть и газ, а также такие технологии, как сжижение угля и газа и подземная газификация угля, также иногда провозглашаются энергетическими ресурсами будущего. Но все эти ресурсы, вероятно, будут лишь небольшим игроком на рынке энергии, принимая во внимание возможность их использования в обозримом будущем, даже если их запасы достаточно велики.Глубоководная добыча нефти и газа составляют заметную (хотя пока и небольшую) долю энергетического баланса США, но перспективы роста добычи этих ресурсов являются минимальными, и объявление в настоящее время моратория на добычу в прибрежных районах позволит осуществить доступ только к относительно небольшим дополнительным ресурсам.Производство биотоплива (хотя и не являющегося ископаемым топливом), по прогнозам, будет небольшим, по крайней мере, в ближайшие два десятилетия (в то время, как ископаемого топлива будет требоваться значительное количество) и будет оставаться лишь незначительным игроком на рынке жидкого топлива.ЗаключениеСША является вполне опытным в разведке и разработке нефтегазовых месторождений государством. Использование новых технологий крупных многоступенчатых гидроразрывов пластов горизонтальных скважин позволило при помощи добычи ранее недоступных сланцевого газа и тяжелой нефти повернуть вспять процесс упадка добычи нефти и газа в США. Этот рост производства является важным и предоставляет некоторую передышку. Не смотря на это, прогнозы экспертов и некоторых правительственных учреждений о том, что эти технологии могут обеспечить бесконечный рост и возвещают новую эру "энергетической независимости", в результате которой США станет существенным нетто-экспортером энергоресурсов, совершенно необоснованно. В конце концов, запасы ископаемых видов топлива закончатся, и эти бурные прогнозы окажутся чрезвычайно трудно выполнимыми или вовсе невозможными.В США необходим новый энергетический диалог с пониманием истинного потенциала, ограничений и затрат (как финансовых, так и экологических) добычи различных видов ископаемых энергоресурсов, оцениваемых в данный момент представителями промышленности и правительства в качестве панацеи. США не смогут "пробурить" и "гидроразорвать" себе путь к "энергетической независимости". В лучшем случае, сланцевый газ, тяжелая нефть, битуминозные пески и другие нетрадиционные ресурсы предоставляют временную отсрочку от необходимости иметь дело с реальными проблемами: ископаемое топливо не бесконечно. Разработка новых месторождений ископаемого топлива, как правило, более затратно и экологически вредно. Ископаемые виды топлива являются основой нашей современной глобальной экономики, но продолжение зависимости от них создает все возрастающие риски, которые выходят за рамки наших экономических, экологических и геополитических проблем. Лучшим ответом на эту проблему будет переосмысление нашей текущей энергетической траектории.К сожалению, риторика недавних выборов в США в духе "бури, детка, бури" не дает ни малейшего представления о реальных энергетических проблемах, стоящих перед обществом. Риск игнорирования этих энергетических проблем огромен. Развитые страны, такие как Соединенные Штаты, потребляют (на душу населения) в четыре раза больше энергии, чем Китай и в семнадцать раз больше, чем Индия. Больший рост потребления энергии, в соответствии с прогнозами, будет происходить в развивающихся странах. Ограничения энергоснабжения совершенно точно непредсказуемым образом вызовут напряженность в будущих международных отношениях и будут представлять угрозу США и глобальной экономической и политической стабильности. Чем раньше реальные проблемы будут признаны политическими лидерами, тем быстрее может быть реализовано реальное решение наших долгосрочных энергетических проблем.Перевод: Арвид Хоглунд, специально для сайта "Война и Мир" Источник: J. David Hughes, отчет Post Carbon InstituteБольшой полярный лис уже рядом?