• Теги
    • избранные теги
    • Страны / Регионы1330
      • Показать ещё
      Компании464
      • Показать ещё
      Формат62
      Разное708
      • Показать ещё
      Люди183
      • Показать ещё
      Издания50
      • Показать ещё
      Международные организации47
      • Показать ещё
      Показатели13
      • Показать ещё
24 апреля, 04:59

Как работают эротические салоны в Астане

Услуги интимного массажа пришли к нам из Таиланда – как по «тайскому рецепту» сегодня работают эротические салоны в Астане, расскажет NUR.KZ. Коллаж NUR.KZ: alimpia-mebel.ru и cdn.arxip.com Найти в столице салон, оказывающий услуги эротического массажа, совсем не сложно. Как говорится, «гугл в помощь» - по первым же ссылкам выпадает искомое. «Мы работает более двух лет и отлично знаем сферу эротического массажа», «Эротический массаж – процесс утонченный и многогранный. Звоните круглосуточно!», - и это самые приличные предложения, которые можно найти. Активная рассылка от таких салонов идет и в социальных сетях – к примеру, ВКонтакте есть активная страница с расценками, телефонами и даже демонстративным видео из категории 18+. Звоним в салон, интересуемся услугами. «Мы можем предложить вам услуги боди-массажа – сюда входит лечебный оздоровительный массаж и эротический, доведение мужчины до оргазма - один раз. Это стоит 15 000 тенге. Есть также королевский массаж – он длится два часа, в нем участвуют две девушки. Девушек мужчина может выбрать. Все начинается с шоу и танцев, мужчину также доводят до конца один раз», - поясняют в салоне. Фото: chili55.ru На вопрос «Есть ли во время этого действа прямой половой контакт с девушками» нам отвечают – «смотря как девушки себя поведут». Повторяем вопрос более серьезным тоном, на том конце «провода» настораживаются и тут же выдают – «конечно, нет». Узнаем адрес – удивительно, что салон эротического массажа находится прямо в центре столицы – на улице Достык практически возле Байтерека. Так что же происходит во время таких сеансов? Один из посетителей подобного заведения в Астане поделился "незабываемым опытом" - инкогнито, так как сейчас он женат и "больше таким не балуется". Интерес к эротическому массажу появился у Адилета (имя изменено) после посещения Таиланда. Эротический массаж – это не проституция Фото: alimpia-mebel.ru В Тае я впервые попробовал услуги интимного массажа. Не путайте это с обычной проституцией – это другое. Я слишком себя уважаю, чтобы заменять нормальных женщин на платный секс непонятно с кем. Здесь фишка в умении доставить удовольствие мужчине с помощью женского тела. В Тае я впервые получил наслаждение не от полового контакта, а от умелых рук, ног и всего тела массажистки. Вернувшись, эти процедуры я долго не мог забыть и через интернет нашел подобный салон в Астане. За высоким забором и строго по записи Фото: cdn.arxip.com В салон массажа я приехал по записи – коттедж за глухим забором в районе Меги. Просто так туда не войти – только по звонку в домофон. Спросили, кто я, и только потом впустили. Внутри все довольно богато – ковры, понтовая мебель – все напоказ, как у нас любят. Меня встретила девушка и отвела в хорошо обставленную гостиную с кожаными диванами, за чашкой какого-то японского чая спросили есть ли у меня предпочтение в девочках – якобы я могу выбрать, какая понравится. Я на всякий случай уточнил, что меня интересуют интимные массажистки, а не проститутки. Выбор девушек начался с танца – они танцевали для меня в перьях и коротких костюмах. Я ткнул в тех, что поизящнее, и мы пошли в комнату. Каждая комната в коттедже – это спальня с огромной кроватью с балдахином. Никаких массажных столов, как в Тае. Для меня это было явным намеком на публичный дом – я думаю, что многие посетители приходят сюда не только за массажем. Массаж назывался королевским – это правда стоило своих денег. Заплатил я за это 50 000 тенге – в Тае это обходилось почти в 5 раз дешевле. Попытки контакта тоже были – но я просто сразу пресек это, и девушки настаивать не стали. По факту, массаж, пусть даже и эротический, не считает противозаконным – контакта не было, так что я ничего не нарушил. А вот то, что массажистки были не прочь продолжить – это уже другой вопрос. Поделитесь этой новостью в Whatsapp или в соцсетях ⇓⇓⇓ Читайте также: Космические цены: сколько стоит простому смертному попасть на Байконур>> Бен Аффлек и Орландо Блум «снялись» в рекламе ЭКСПО-2017 (видео)>> Было или нет: Казахстанки вычисляют измену мужа по ДНК>> Кызылординка о Пасхе: Раньше в храм приходило много казахов (фото)>> Отдам ребенка в дар: В Казахстане раздают ненужных детей>>

Выбор редакции
24 апреля, 00:38

Peru evaluates expelling two foreigners for 'inciting' anti-mine protests

LIMA (Reuters) - Peruvian police are evaluating the possible expulsion of two foreigners for "inciting" rural communities to protest against the Hudbay Minerals mining company, which owns a copper mine in the nation, the country's interior ministry said on Sunday.

23 апреля, 22:29

МВД Франции: Ле Пен лидирует на выборах президента

Лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен лидирует в первом туре выборов президента Франции, набирая после подсчета 30% голосов 24,78%, свидетельствуют данные МВД страны. Главный соперник Ле Пен на выборах экс-министр экономики Эммануэль Макрон набирает 21,75%, экс-премьер Франсуа Фийона - 19,65%, передает РИА «Новости». При этом кандидат от Социалистической партии Бенуа Амон уже признал свое поражение и призвал свой электорат проголосовать за Макрона во втором туре выборов. Напомним, во Франции в воскресенье состоялся первый тур выборов президента, явка избирателей, по данным на 17.00 (18.00 мск), составила 69,42%. Опросы избирателей ожидаемо показали лидерство в пером туре Ле Пен и Макрона.

23 апреля, 22:10

МВД Франции: Ле Пен лидирует на выборах президента

Лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен лидирует в первом туре выборов президента Франции, набирая после подсчета 30% голосов 24,78%, свидетельствуют данные МВД страны. Главный соперник Ле Пен на выборах экс-министр экономики Эммануэль Макрон набирает 21,75%, экс-премьер Франсуа Фийона - 19,65%, передает РИА «Новости». При этом кандидат от Социалистической партии Бенуа Амон уже признал свое поражение и призвал свой электорат проголосовать за Макрона во втором туре выборов. Напомним, во Франции в воскресенье состоялся первый тур выборов президента, явка избирателей, по данным на 17.00 (18.00 мск), составила 69,42%. Опросы избирателей ожидаемо показали лидерство в пером туре Ле Пен и Макрона.

23 апреля, 20:05

Библиотека Аалто в Выборге – одно из самых красивых зданий в Выборге

Как ни странно, в Выборге мне всё же попалось одно ухоженное здание – центральная библиотека, построенная в 30-х годах (то есть в короткий финский период Выборга) знаменитым модернистом и интернационалистом Алваром Аалто.Я удивился, что в Выборге кто-то что-то решил восстановить. Но оказалось, что в своё время библиотека попала в поле зрения федеральных властей. Экс-президент Финляндии Тарья Халонен в 2010 году прокатилась в одном поезде с Владимиром Путиным и попросила его помочь в восстановлении библиотеки. Тогда из российского бюджета были выделены необходимые средства, а реставрировали здание Аалто совместно с Финляндией и Международным комитетом по сохранению памятников (ICOMOS).Так стараниями финнов Россия чудом не потеряла очередной шедевр архитектуры.Здание библиотеки Аалто – яркий пример функционализма и "регионального модернизма". Когда-то оно очень здорово сочеталось в главном парке с собором. Собор, к сожалению, войну не пережил.Так библиотека Аалто выглядела в 30-х, сразу после постройки.Во время Второй мировой здание серьёзно пострадало. В советское время звучали разные предложения о его реконструкции. Например, Александр Швер хотел отстроить библиотеку в духе сталинского ампира. Хорошо, что этого всё-таки не произошло.В 1996 году здание библиотеки было в плачевном состоянии.Реставрация библиотеки длилась почти 20 лет, с 1994 по 2013 год. Финны присоединились в 2010-м. К вопросу реставрации они подошли по-настоящему щепетильно, старались учесть все мелочи, причём это касалось не только архитектуры. Например, отделка фасада велась мыльным камнем из того же карьера, где его добывали для строительства здания. Светильники и перила восстановили по фотографиям. А ещё перед входом в детскую библиотеку посадили дикий виноград, как и задумывал Аалто, а в гардеробе сохранили номерки 60-х годов.Кстати, то, что вы видите сверху, – это не лампы, а световые люки, то есть читальный зал освещается солнечным светом.Все стеллажи с книгами восстановили на прежних местах.От более ранних модернистов Аалто отличался любовью к натуральным материалам, в частности к дереву, и в дизайне выборгской библиотеки его вкусы вполне проявились.Специалистам удалось восстановить большую стеклянную стену перед главной лестницей, крышу с цилиндрическими световыми люками, металлические окна и двери и даже знаменитый деревянный потолок лекционного зала.Этот потолок, который для лучший акустики был спроектирован волнистым, рухнул вскоре после войны, но его получилось воссоздать по оригинальным чертежам.Вообще, реставраторам помогли не только сохранившиеся чертежи, но и фотографии разных лет, а также записи самого Аалто, который часто вносил изменения в изначальные проекты.Входные двери изготовлены заново на российском заводе из бронзового профиляНемножко охладили пыл табличкой "Вход", распечатанной на A4. Неужели нельзя было что-то поинтереснее придумать для такого здания?Если уж так нужна надпись "Вход", можно было разработать шрифт и нанести бронзовой краской на стекло, а лучше сделать напольную навигацию из той же бронзы.ИнтерьерыХорошо выполненная тактильная карта.Здание библиотеки Аалто прекрасно и зимой, и ночью.Реставрационные работы вела Академия Алвара Аалто под руководством Тапани Мустонена и при участии бывших сотрудников Аалто: Эрика Адлеркройца, Вацио Навы и Лейфа Энглунда. От России участвовал проектный институт "Спецпроектреставрация", а непосредственно работы велись местными подрядчиками (кстати, их навыки потом хвалила контролёр от Финляндии Майя Кайрамо).В церемонии открытия обновлённой библиотеки в 2013 году участвовал, например, бывший глава путинской администрации Сергей Иванов, а также главы МИД двух стран и ленинградский губернатор. Странно, что на состояние центральной части Выборга никто из резидентов Кремля внимания не обратил.

23 апреля, 19:30

Бывший министр финансов Германии стал комиком

Неожиданный сюжетный поворот произошел в карьере экс-кандидата в канцлеры Германии Пера Штайнбрюка: соперник Ангелы Меркель на выборах 2013 года решил начать карьеру комика.

Выбор редакции
23 апреля, 18:59

Самой старой — 450 лет. О чём шепчутся редкие книги библиотеке Белинского

Есть дни, когда мы ждём чудес и они происходят — Рождество, Новый год, Пасха. 23 апреля — Всемирный день книг — из этого же списка. В этот день родились Шекспир и Морис Дрюон, умер Сервантес. Поэтому нынешнее воскресенье — время когда можно услышать, о чём говорят старинные фолианты. Главное — настроиться. Лайф стал свидетелем (подслушал!) того, как переговариваются редкие книги, хранящиеся в библиотеке имени Белинского. Первыми разговор начали тома, которым перевалило за двести лет. Книги-ветераны из крепкой группы единомышленников, объединённых воспоминаниями о службе у своего первого хозяина — уральского промышленника Никиты Демидова.    — Нам нужен лидер. Без этого никак, — заявил том с заглавием "Фомы Гобезия начальные основания философические о гражданине", изданный в 1776-м, — Потому что во всяком совершенном государстве есть тот, кто обладает наивысшей властью, больше ко­торой люди не могут по праву предоставить кому-либо. В качестве поддержки своих слов эта книга выпятила комментарий Никиты Демидова о себе самом, выписанный прямо на титульном листе: "Хотя сия филозофическая точность и дана знать, но не всякой с охотою прочтет а особливо думать можно, что большим боярам не понравится" (Орфография и пунктуация исходные. — Прим. ред.). — А как выбирать будем? — резонно спросил трактат Марка Туллия Цицерона "Лелий, или О дружестве", переведённый с латинского и изданный в 1781 году. — Предлагаю по старшинству, — вступил в беседу том Феофраста "О свойстве нравов человеческих", изданный в 1772-м, и процитировал комментарий Никиты Демидова: "Читана сия феофраствоа старина а местами и не дурна. 1781-го марта 13 числа". — Самое старое из нас — "Послание" Овидия, — напоминала изданная в 1775 году в кожаном переплёте, одна из трёхсот на весь мир статья "О роскоши" пера философа Жана Франсуа Сен-Ламбера. — Может, я буду царицей? Меня на аукционах оценивают в 6500 евро. Я не дешёвка. А том Овидия хоть и старше всех нас — издан в 1567 году, да только кто с ним последний раз общался? — Точно. Он же непонятный. Мы-то — русские. А он на латинском отпечатан. Не надо нам иностранцев. К тому же актуальность важнее, чем возраст, — вступил изданный в 1766 году том аббата Габриэля Койе "Торгующее дворянство противу положенное дворянству военному".— Меня вот даже сам Демидов понял. И написал, вот, почитайте: "Сия книжка как по русской пословице невелика птичка да весьма ноготок востер. ... По участию же сего важного доказательства трудившему в переводе ясной краткости в языке российском спасибами апладесеман прокричать можно и не грех".   — Тогда давайте пусть правит нами тот, кто самый красивый. Я вот — о прекрасной и трагической любви! — вышла вперёд книга-поэма "Эльвирь" Франсуа Тома Арнода, отпечатанная в 1779 году. — Я не согласна. Мы — книжные памятники. Так что если говорить о красоте, то не важно, какое содержание. Важно, как издано, есть ли иллюстрации. У меня всё это имеется! — заявила "Книга Марсова или воинских дел от войск царскаго величества россииских. По взятии преславных фортификацеи, и на разных местах храбрых баталии учиненных", изданная в 1766-м. — А меня как раз не только читать, но и рассматривать можно. У меня схемы сражений, карты! — Уважаемая, но у вас не хватает шестнадцати планов-иллюстраций из положенных двадцати трёх. И это пропажа случилось неизвестно когда, лет сто назад.  Нет у вас и двух листов пояснений к планам, — ехидно заметил том "Михайла Монтаниевы Опыты" — переведённый на русский язык и изданный в 1775 году сборник эссе о совести, праздности и лести философа Мишеля Монтеня. — Ну и что? — разгневалась Книга Марсова. — Тише, давайте призовём на царство того, кто и по дате издания знатен и красив иллюстрациями, примирительно сказало "Слово на торжество мира с Портою Атаманскою", написанное Фёдром Кариным и изданное в 1775 году. — Все согласны? Книги ещё долго перешёптывались пожелтевшими страницами. Спорили что и как.  Но так и не смогли договориться. И тогда обратились за помощью к человеку — Ольге Моревой, кандидату исторических наук сотруднику отдела редких книг Свердловской областной универсальной научной библиотеки им. В.Г. Белинского.   — В нашем собрании все редкие книги цены и важны. Но пожалуй жемчужина коллекции, шедевр книгоиздания — это коронационный альбом восшествия на престол императрицы Елизаветы Петровны, изданный в 1744 году. Судя по экслибрису, эта изначально принадлежала графу Строганову. У нас нет пока точных сведений, как она попала в Екатеринбург, это предмет отдельного исследования. Но предположения есть. Вероятно, её мог купить на аукционе в начале XX века "спичечный король" Василий Логинов.  А потом, перед революцией, продать другому собирателю книг Андрею Шихову. А потом уже большевики, пришедшие к власти, изъяли альбом как народное достояние и передали хранителям. Редкие книги белинки согласились с выбором Ольги Моревой. И присягнули на верность коронационному альбому, который не только рассказывал в мельчайших подробностях о торжествах по случаю восшествия на престол императрицы Елизаветы, но и показывал. Основная прелесть была в самих иллюстрациях — фотографически точных гравюрах, которые в разложенном виде занимали два письменных стола. — Присягаем! Присягаем! — обрадовались книги помоложе — изданные между 1860 и 1917 годами — тома писателей-классиков, переплетённые журналы "Вестник Европы", "Узаконения к судебным уставам от 20 ноября 1964 года", учебники общеполезной библиотеки "Родина" и ещё несколько сотен томов, которые сами по себе, независимо от содержания уже стали историей.

23 апреля, 14:36

"Ельцин дал нам свободу!" vs "А потом мы поняли, что нас обманули"

Сегодня, 23 апреля, исполняется десять лет, как умер Ельцин. Для нынешних 18-летних он — это уже история, в которой они сознательно не жили. А значит — время штампов. Лайф расспросил вчерашних школьников — студентов-первокурсников Екатеринбурга — о Борисе Николаевиче. И вычленил пять самых распространённых утверждений, романтизирующих эпоху "лихих 90-х". С этими тезисами корреспондент отправился на родину Ельцина — в деревню Бутку, где в беседе с 76-летним братом президента Станиславом Глебовым проверил, насколько верны эти представления молодёжи. Тезис 1. Ельцин на танке — прямо как Че Гевара, он клёвый Нам, молодым, хочется, чтобы политик был сильным и мощным, чтобы харизма ослепляла, чтобы лидер — как рок-звезда. Поэтому образ молодого Ельцина на танке после путча очень импонирует. Запоминается. Вот он какой — первый президент.  В такой чуть ли не чегеваровский образ легко, а главное — приятно верить. С этого и начинается наш разговор.  — Согласитесь, Ельцин несмотря ни на что, говоря по-нашему, клёвый. — Клёвый? Клёвый, значит… — Станислав Фёдорович катает это слово точно ягоду, которая оказалась подгнившей. — Знаете, я как-то был в Екатеринбурге. Тогда ещё в УрГУ.  И так получилось, что я услышал, как журналистка берёт интервью. Эта девушка, оценивая не помню уже что, сказала это слово — "клёво". Я тогда встрял. Говорю: "Извините, но неужели в русском языке нет другого более звучного, понятного и яркого синонима?" Она на меня посмотрела и спрашивает: "А вы, что ли, филолог?" Ответил ей тогда: "Я не филолог! Я — мужик!"  Станислав Фёдорович смеётся. Понятно, что он неконфликтный и рад свести разговор к шутке. Тезис 2. Ельцин вошёл в историю как великий политик Я подхожу к дому Станислава Фёдоровича, чтобы поближе рассмотреть молодые кедры, растущие под окнами. Внимательно смотрю под ноги. Тротуаров в деревне Бутке почти нет, а для моих дышащих сверхлёгких (и сверхдорогих!) кроссовок для марафонского бега любая лепёшка навоза — катастрофа. А вот Станислав Фёдорович расслаблен. Его ноги в шерстяных носках обуты в чёрные пластиковые сланцы. Продолжаю разговор, помня о чистоте речи — пунктике моего собеседника. — Хорошо, —  говорю.  — Но ведь стоит признать, что Ельцин велик? От слова — величина. С этим же не поспоришь? Это факт. Первый президент опять же…. — Велик? Ну да. Конечно, — Станислав Фёдорович явно против восхваления своего именитого брата. От эмоций он не может стоять на одном месте, а начинает ходить, точно лектор у классной доски — вперёд-назад, вперёд-назад, — Памятник в Екатеринбурге ему поставили. Центр простроили. Целый университет его именем назвали. А вот я — не хочу. Если бы кто пивную открыл и назвал именем Бориса, вот это дело. У нас в деревне тоже есть улица Ельцина. Но вот что интересно. Раньше это была улица Карла Маркса. Оцените масштаб — мыслитель, теоретик, философ! А потом переименовали в Ельцина. В того, благодаря которому в Россию пришёл разврат, развал и грязь. Зачем? Я был против. А одна женщина, как помню, какой-то депутат, здорово Ельцина восхваляла. Только вот я хорошо помню, как она же была самой ярой коммунисткой. И каждый май бегала по деревне, крича: "Ленин с нами! Ленин с нами!". Идолы кругом. Идолы. Вот что я вам скажу. И у вас тоже в голове — идолы.   — Идолы или нет, но как же историческая память? — возражаю я. У вас ведь есть музей. Давайте съездим? — Идём. Только потом, чур, я вам ещё кое-что покажу. Для понимания исторической памяти. Тезис 3. Следы "лихих 90-х" уже не видны. А так ли было страшно? Мы едем на другой конец деревни, расположенный на противоположном берегу реки. Местный краеведческий музей, в котором отвели место и Ельцину, располагается в одном из кабинетов местной школы. Той самой, которую строил ещё отец Ельцина — Николай Игнатьевич. По дороге туда на наших глазах рушится ещё один — "столично-хипстерский" — стереотип: Бутка не выглядит умирающей. На улицах автомобили, как отечественные, так и иномарки, а подростки гоняют на велосипедах. Брошенных домов-развалюх не видать. А сама средняя школа отремонтирована ничем не хуже районных, что в Екатеринбурге.   — Ну, удачи, а я вас тут подожду, — говорит Станислав Фёдорович и присаживается на скамье у входа. Меня встречает хранительница музея, учитель истории Елена Труфанова. — У нас Борису Николаевичу посвящён только один стенд. Пара фотографий и книга с его автографом. А ещё бюст, который подарили студенты архитектурной академии, — показывает Елена Викторовна. — Своим земляком мы гордимся. — А что он дал? Вот молодые сейчас верят, что он дал нам всем свободу.   — Я не философ и не политик, — говорит учительница.— Когда дети задают этот вопрос, я отвечаю на конкретных примерах. Фонд Ельцина нам купил компьютеры для класса — и это в 1992 году. Помогал с лыжами. Купил школьный автобус в то время, когда ещё не было федеральной программы, по которой давали технику в школы. А также по поручению Ельцина нам дороги заасфальтировали. Вот и вся официальная история прошлого: пара фотографий и книга. О том как пережила Бутка "лихие 90-е", в школьном музее нет информации. Да и, как оказалось, незачем. Это в Екатеринбурге 18-летним сложно ощутить, что было четверть века назад. В мегаполисе у нас — движуха, зарплаты. А в Бутке закончил школу, вышел на улицу и думаешь: куда податься, где заработать. Не поменялось ничего. Деревенские жители живут в иллюстрации "из 90-х". Хотя есть разница: если ты бюджетник, то зарплату тебе будут платить регулярно. А если нет — то езжай, ищи счастья на севере, в Тюмени и Екатеринбурге. Многие так и поступают. Тезис 4. Ельцин перевёл страну на рыночные рельсы, благодаря чему у нас сейчас изобилие товаров — Ну как, что вам рассказали? Должно быть, всё одно и тоже: Ельцин подписал книгу, подарил школе лыжи… Так? — иронично спрашивает в машине Станислав Фёдорович, когда мы едем по его совету посмотреть на ДК, которой строил отец первого президента. — Точно так. А ещё рассказали про дороги, которые при Ельцине заасфальтировали, — отвечаю. — Ха! Заасфальтировали. А дренажную систему не провели. И грунтовые воды стали подтапливать округу. Пришлось вдоль каждой улицы канавы прорывать, — ворчливо замечает Станислав Фёдорович. Обнуляю знания до положения  "я — городской гуляка, мне 18", сворачиваю на тему Бориса Ельцина и выдаю заученный стереотип: — Вот сейчас у людей есть машины, хорошая одежда. В магазинах можно купить всё что хочешь. И это нам дал рынок. Раве нет? — Сейчас мы стали жить сытно. Да. Но какова цена? — замечает Станислав Фёдорович. — Я был в Екатеринбурге недавно. Узнал, что проезд в трамвае стоит 28 рублей.  А что вы хотели — это рынок.  Я ж не против него как такового. Просто мы должны не только потреблять, но и производить товар. А молодёжь сейчас о чём мечтает? Только о том, как денег заработать, ничего не делая. Услуги только оказывают, ничего материального не производя… Впрочем, мы приехали.   Станислав Фёдорович привёз нас к каким-то руинам, в которых с трудом угадывался крепкий когда-то особняк. — Это дворец культуры, который строил отец Бориса Ельцина, мой дядя — Николай Игнатьевич. В девяностые его развалили. А денег на ремонт нет. Такая вот память. Развалили — на миллиарды рублей. А сколько таких вот руин по району? По области? Следующей точкой нашей экскурсии стало поросшее бурьяном поле, из которого, точно кости, торчали бетонные опоры. Немые свидетельства "лихих 90-х". — Был совхоз. Сотни голов скота. Свой молокозавод. Ничего не стало. Такой вот рынок. Такие вот Ельцинские реформы. А вы ему — памятник! — замечает Станислав Фёдорович. Сейчас на месте совхоза функционирует только длинный старый амбар — бывшее зернохранилище.  Несколько лет назад Станислав Фёдорович на пару с сыном выкупили это помещение и сейчас держат тут десяток коров. — Так что горевать особо некогда. Дело надо делать. Коровы молоко дают, мы его сами пьём и на продажу отправляем, — поясняет брат первого президента. — Но это всё — не благодаря Ельцину, а вопреки ему. Тезис 5. Ельцин дал всем свободу, которой не было в советское время Руины вместо совхоза, разрушенный ДК — всё это нагоняет тоску. Кажется, что Станислав Фёдорович прав. Но у меня остаётся единственный козырь. Тот, который не перебить, потому что это фетиш не только интернет-либералов, но и всех, кто только вчера закончил школу. Козырь этот — свобода. — Казалось бы, всё так. Вы правы. Но Ельцин же дал нам всем свободу, — произношу я последний аргумент, как заправский ельцинец-сектант. Мы снова беседуем со Станиславом Фёдоровичем возле его дома. Пенсионер, услышав подвох, берёт паузу в несколько секунд, а затем отвечает задумчиво. — Свобода… Тут ведь какая штука. Во-первых, перед тем как дать свободу, нужно было поднять моральный уровень человека. А второе, главное то есть, вот дали нам всем свободу. Но оказалось, что на словах. И каждый понял, что мы ничего не решаем. И ничего от нас не зависит. Станислав Фёдорович по моему лицу видит, что я не могу согласиться с такой капитуляцией. Как это — не зависит? А митинги против коррупции 26 марта? А подписные кампании в Интернете против беспредела? Вместе мы сила. Эти мысли вполне мог высказать любой завсегдатай "Фейсбука", молодой житель мегаполиса в возрасте от 18 и выше. Ещё не побитый жизнью. Собираюсь сказать их и я. Но Степан Фёдорович начинает первым: — Ленин, Сталин, Ельцин — какого политика не возьми, к каждому одинаковый подход нужен. Не повторяйте наших ошибок. В советское время мы были искренне восторженными. Верили в партию. В её лидеров. По-настоящему. Но кроме восторженности и любви должна быть ещё и ненависть. Да, ненависть. Для баланса, — замечает Станислав Фёдорович, улыбаясь. — Не создавайте себе идолов и кумиров. Не из кого. Не дайте себя одурачить. Относитесь критически ко всем людям, к их словам и поступкам. И к себе, конечно же, тоже. И ко мне, понятное дело.   И непонятно до конца, что значат эти слова брата Ельцина. То ли тонкий сознательный троллинг, то ли горькая ирония пенсионера, то ли дельный совет, доброе напутствие. Скорее всего — смесь. Такая же крутая и неоднозначная, как вся эпоха Бориса Николаевича.

Выбор редакции
23 апреля, 14:04

Здоровенный чеченец разыскал закидавшего краской советский памятник Гергё Комароми

Здоровенный чеченец разыскал закидавшего краской советский памятник Гергё КомаромиЗа одни только сутки уже более 50 тысяч просмотров имело на Youtube видео, на котором представившийся Магомедом рослый житель Грозного беседует в одном из павильонов на площади Свободы с Гергё Комароми. Тема - метание красок в памятник советским героям (слово осквернение принципиально не употребляется - перев.), в связи с чем Могамед потребовал извинений от Комароми, который до этого был оштрафован по ускоренному судебному разбирательству по статье хулиганство. Комароми так и поступил. Как он рассказал, на основании ответной реакции ему уже стало ясно, что выбран ненадлежащий объект для выражения протеста против правительства Орбана, и вообще он на протяжении всей своей жизни борется за мирное сосущетвование. Комароми нам пояснил, что Магомед живёт в Венгрии и разыскал его в интернете. Согласно его рассказу, разговор был мирным, и хоть по многим вопросам взгляды не совпадали, он уже и сам признал, что акция многим не понравилась, даже посольство отреагировало. Комароми утверждал, что во всём "подчёркнуто не было угрожающего характера", они "хорошо поговорили".Но то, что из "какой-то там краски" подняли такой шум, усилило его убеждение в том, что к России приближаться не следует.Комароми на собственной ФБ-страничке всё описал ещё более подробно.Немного об обстоятельствах инцидента, а также некоторая часть комментариев к статье.Перевод(https://444.hu/2017/04/20...)

Выбор редакции
23 апреля, 14:04

Здоровенный чеченец разыскал закидавшего краской советский памятник Гергё Комароми

Здоровенный чеченец разыскал закидавшего краской советский памятник Гергё КомаромиЗа одни только сутки уже более 50 тысяч просмотров имело на Youtube видео, на котором представившийся Магомедом рослый житель Грозного беседует в одном из павильонов на площади Свободы с Гергё Комароми. Тема - метание красок в памятник советским героям (слово осквернение принципиально не употребляется - перев.), в связи с чем Могамед потребовал извинений от Комароми, который до этого был оштрафован по ускоренному судебному разбирательству по статье хулиганство. Комароми так и поступил. Как он рассказал, на основании ответной реакции ему уже стало ясно, что выбран ненадлежащий объект для выражения протеста против правительства Орбана, и вообще он на протяжении всей своей жизни борется за мирное сосущетвование. Комароми нам пояснил, что Магомед живёт в Венгрии и разыскал его в интернете. Согласно его рассказу, разговор был мирным, и хоть по многим вопросам взгляды не совпадали, он уже и сам признал, что акция многим не понравилась, даже посольство отреагировало. Комароми утверждал, что во всём "подчёркнуто не было угрожающего характера", они "хорошо поговорили".Но то, что из "какой-то там краски" подняли такой шум, усилило его убеждение в том, что к России приближаться не следует.Комароми на собственной ФБ-страничке всё описал ещё более подробно.Немного об обстоятельствах инцидента, а также некоторая часть комментариев к статье.Перевод(https://444.hu/2017/04/20...)

Выбор редакции
23 апреля, 10:50

"Локомотив" и "Амкар" забили по три мяча

В Москве прошел матч 24-го тура российской премьер-лиги. "Локомотив" принимал пермский "Амкар". Встреча завершилась вничью 3:3.

Выбор редакции
23 апреля, 10:21

Бывший министр финансов ФРГ начинает карьеру комика

Бывший министр финансов и экс-кандидат в канцлеры ФРГ Пер Штайнбрюк начинает неожиданную карьеру в качестве сатирика. Видный социал-демократ намерен отправиться в гастрольное турне вместе с известным артистом-кабаретистом Флорианом Шредером, сообщает в воскресенье Frankfurter Allgemeine Zeitung.

23 апреля, 09:56

Связавшийся с Украиной немецкий политик начинает карьеру комика

Бывший соперник Ангелы Меркель по предвыборной гонке Пер Штайнбрюк решил сменить амплуа и начинает гастрольное турне по Германии вместе с известным артистом-кабаретистом Флорианом Шрёдером. Зрителям обещано "самое веселое предвыборное представление" этого лета.

23 апреля, 02:17

ТАНГО В БАГРОВЫХ ТОНАХ (4)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.Переведи меня через МайданВесной 1810 года Sociedad Patriótica, - Патриотическое общество, - ранее как бы «тайное», действовало почти открыто, разве что вместо Independencia («независимость») порядка ради говорили Acto Grande (Великое Деяние), а вместо Republica (переводить не буду) – Meta Grande (Великая Цель). Да еще официально считались редакцией «Экономического вестника», крайне прогрессивной газеты, издававшейся Мануэлем Бельграно. Как писал позже Бартоломео Митре, историк и президент, «под тенью литературного общества Бельграно создал политический клуб для осуществления планов патриотов, ставший очагом создания руководящего комитета революционного движения».Люди, конечно, были разные, от молодых радикалов, хотевших совсем уж странного (имена перечислять не буду, это скучно, а потом мы с ними обязательно познакомимся), до людей немолодых, положительных и осторожных. Типа, скажем, Корнелио Сааведра, до английского нашествия - крупного коммерсанта, а теперь командующего городским гарнизоном в чине аж полковника. Это, конечно, предопределяло будущие разногласия по поводу Великой Цели, но пока что Великое Деяние объединяло всех, а стало быть, и спорить было не о чем.18 мая, в день официального объявления о событиях в Испании, состоялось срочное заседание редколлегии. Единогласно решили потребовать срочного заседания cabildo abiertos, то есть, горсовета в расширенном составе, с участием публики, для решения основного вопроса современности. Естественно, вице-король не горел желанием, но, поскольку ходоки, - сплошь в мундирах с эполетами, - оказались весьма красноречивы, спорить не стал: «Поскольку народ выступает против меня, а вооруженные силы не поддерживают, делайте, сеньоры, что вам угодно», -и заседание назначили на 22 мая. А чтобы лучшие люди города не замылили тему, напечатали дополнительный тираж пригласительных билетов, раздав их всем желающим, а бойца батальона портеньос, поставленным в караул у здания мэрии приказали пропускать в здание всех своих.  В итоге, собралась немалая толпа, причем среди обычных зевак тусовались группы штатских при оружии, получивших от Бельграно указание внимательно следить за балконом, и если он махнет с балкона белым платком, вести народ в помещение, чтобы народ объяснил врагам народа, что к чему.До платка, однако, не дошло. Все всё понимали, и никто не хотел неприятностей. Радикальные же «патриоты» (их в ходе дебатов обозвали «якобинцами», и это прижилось) вещали прямо: вице – прочь, вся власть народу. «Испанская» партия робко просила разве что не порывать с матерью-Испанией и оставить вице-короля, но, в основном, жалась к «примиренцам», солидным и приличным, вроде полковника Сааведра, предлагавшего мосты не жечь, но объявить автономию. Да еще самые смелые позволили себе напомнить, что Байрес все-таки не один, и надо бы спросить, что на сей счет думают «внутренние» провинции.Тут, однако, слова попросил спикер радикалов, немолодой, но пылкий адвокат Хуан Хосе Пасо, и дал отпор. Да, сказал он, мы не одни, и последнее слово, конечно, за конгрессом всех провинций. Но это теория. А практика такова, что в провинциальных кабильдо сидят реакционеры всех мастей, которых хлебом не корми, а дай растоптать все светлое и прогрессивное. Поэтому конгресс нужно собирать не раньше, чем будет гарантия, что все делегаты прогрессивны. А пока прогрессивен только Буэнос-Айрес, он, как «старший брат», имеет полное право решать за всех остальных, поскольку все остальные, когда им помогут тоже стать прогрессивными, скажут за это gracia. А вице-короля, конечно, немедленно гэть, и создавать новое, свое правительство.Речь произвела впечатление. Быть «старшим братом», решающим за всех, хотели и «якобинцы», и «умеренные», и тут споров не возникло. Споры пошли по поводу, как формировать правительство. Хуан Кастелли, еще один радикал, из самых страстных, потребовал выбирать прямо здесь, голосованием гражданского актива, - то есть, всех присутствующих, - однако поддержки не встретил даже среди единомышленников. Ибо, конечно, суверенитет народа под сомнение не ставил никто, но глядя на людей с улицы, заполнивших зал, сам Мариано Морено, идеолог радикалов, заявил, что не стоит забегать вперед.В итоге, 224 голосами против 69 прошло предложение Сааведры: поручить «знающим и почтенным членам кабильдо сформировать правящую хунту таким способом и в такой форме, которые сочтет подходящим кабильдо». Таким образом, кабильдо получил право формировать правительство, и целую ночь сеньор Сааведра был уверен, что главой новой исполнительной власти станет именно он, такой умеренный, а главное, контролирующий гарнизон города и командующий его лучшим полком.Однако наутро выяснилось, что все не совсем так: дон Корнелио, конечно, в объявленный состав хунты вошел, и «ультралевый» сеньор Кастелли тоже, но председательствующим (и стало быть, главнокомандующим) стал вице-король Сиснерос, а еще два «корпоранта» были испанцы. Тем самым, оба крыла «патриотов» оказались оскорблены в лучших чувствах, -и Сааведра, и Кастелли от лестного предложения отказались. А улицы закипели молодняком с укрытыми шарфами лицами, при оружии и бело-голубых повязках,  из невесть откуда взявшейся организации Lоs Chisperos («Зажженные свечи»), митинговавшим на площадях, в кафешках и даже в казармах, - потому что полковник (недавно купец) Доминго Френч и полковник (недавно нотариус) Антонио Луис Берути, переодеваясь после службы в штатское, как раз и были лидерами.Уже 24 мая «весь Байрес» подписывали меморандум, состоящий всего из трех пунктов: вице-короля долой, в хунту ввести «реальных патриотов» (список имен тут же), а во «внутренние» провинции немедленно послать 500 «уважаемых и хорошо вооруженных делегатов, снаряженных за счет жалованья чужеземных чиновников». Чтобы «примером и знаниями помогли настоящим патриотам провести выборы в реально патриотический конгресс».Дальнейшее, думаю, ясно. Рано-рано утром 24 мая, когда свежеиспеченная хунта только начала первое заседание, на площади собрался «возмущенный народ», по призыву сеньоров Френча и Берути доверивший сеньорам Френчу и Берути потребовать от кабильдо немедленно принять требования возмущенного народа, перечисленные в меморандуме, или никто ни за что не ручается. А поскольку правительство заседало при закрытых дверях, запершись на ключ, сеньоры Френч и Берути пригласили группу поддержки, заполнившую все здание и мешавшую заседать стуком прикладов и криками: «Никаких тайн от народа! Народ хочет знать всё!».В результате, вице-король подал в отставку, а кабильдо, идя навстречу народу, объявило состав «Временной Правительственной хунты Ла-Платы», - глава, естественно, полковник Сааведра, - тут же переименованной народом в Патриотическую, ибо состояла она только из креолов. Причем, в основном, «якобинцев», от умеренных радикалов и просто радикалов до совершенно «бешеных» вроде сеньора Кастельи. И хотя первым делом «реальные патриоты» присягнули «нашему бедному плененному королю Фердинанду VII», всем было понятно: лавина пошла.Командовать расстрелом буду я!А лавина таки пошла. Не особо заморачиваясь законами, благо, адвокатом был каждый второй, реквизировали у населения оружие, выслали в Европу сеньора Сиснероса, без всяких выборов перетряхнули кабильдо, назначив «зарекомендовавших себя патриотов», вычистили из аппарата испанцев, а заодно и креолов, не проявлявших восторга (досье заранее собрали на всех). А также подтвердили абсолютную свободу торговли, особенно, с Англией, и приняли Декрет о скромности, постановив (чтобы дон Корнелио не глядел в Наполеоны),что любые бумаги действительны при не менее чем четырех подписях, - и вообще, доблестный полковник с неприятным удивлением обнаружил: в данном составе правительства он даже не первый среди равных. Первым среди равных, главным идеологом с первых же дней стал тот, кто и раньше считался «мозгом патриотов», - секретарь хунты сеньор Морено, еще молодой, образованный, учтивый и щедро наделенный железной волей и беспощадно холодной логикой.Логика же дона Мариано сводилась к следующему: поскольку нужны деньги, в первую очередь, на армию, и нужны быстро, необходимо «во имя общего блага отнять имущество у тех, кто богат вызывающе», - то есть, асьюндадерос и самых богатых купцов, общей численностью 5713 граждан провинции. А те 269 миллионов песо, что получит казна, «можно будет пустить в оборот, с его помощью можно будет создать фабрики, сахарные заводы и так далее. В результате в течение двух-трех лет возникнет контингент образованного, создающего ценности трудового населенияи не будет необходимости закупать вне страны необходимые для населения продукты; конечно, речь идёт не о предметах роскоши, которые, будучи бессмысленными и возбуждающими порок, вообще не должны импортироваться, тем более, что их ввоз требует много золота. Лицам же, у которых будет изъято имущество, если они примут свою судьбу с гордостью, необходимо предоставить приличное содержание и наградить титулом Истинного Патриота, а если станут враждебны, обезопасить общество от их мести».Вот так. Не больше и не меньше. Впрочем, сам секретарь хунты полагал это программой-максимум и на немедленном претворении в жизнь не настаивал, предлагая для начала, не гоня коней, просто национализировать рудники и конфисковать у крупных землевладельцев «старого режима» 75% земли и скота, раздав их «простым пастухам и земледельцам, включая индейцев, которые отныне равноправны с прочими». Правда, у тех, кто сразу поддержит новый порядок, отнять предлагалось всего 15%. Но самое главное: немедленно собирать армию и идти во «внутренние провинции», -в Монтевидео, в Парагвай, в Верхнее Перу, и дальше, до самой Лимы, зачищать «врагов независимости» и «помогать истинным провинциальным патриотам, которых Буэнос-Айрес обязан опекать и наставлять». Но в первую очередь, в Кордову, где засел «жестокий и, увы, популярный враг прогресса де Линье». И с этим, - притом, что все прочее считали перегибами даже близкие соратники, - соглашались все: действительно, сеньор Сантьяго, герой войны с сэрами, был уважаем и в Лиме, и во «внутренних» провинциях, и в Байресе, а значит, представлял опасность.Поэтому действовали в экспресс-режиме. Для похода на Кордову отобрали ветеранов, лучших из лучших, чтобы не учить специально, уравняв «черных» и «цветных» офицеров в правах с креолами. Декретировали создание «запаса», призвав всех лиц без определенных занятий от 18 до 40 лет. Командующим поставили полковника Федерико Ортиса де Окампо, крепкого профи вне политики, в заместители к нему - Антонио Гонсалеса де Балькарсе, а «политическими делегатами» утвердили старейшего «патриота» Иполито Виейтеса и «якобинца» Кастельи, alter ego сеньора Морено.Армия была невелика, но воодушевлена и хорошо подготовлена, но главное, де Линье, вопреки всему, что твердил Морено, вовсе не готовился «идти на Байрес». То есть, как роялист, возможно, хотел бы, но, решительно не понимая, что происходит, предпочитал, сидя в Кордове, просто ждать. И только когда сорока принесла из Байреса на хвосте письмецо о том, что все куда серьезнее, чем кажется,сеньор Сантьяго, а также губернатор Кордовы и местный архиепископ решили, поскольку сил для сопротивления нет, перебраться в Вернее Перу, где, по крайней мере, есть перуанские войска. Вот только слишком поздно решили. Один из летучих отрядов, посланных на перехват, задержал беглецов в местечке Кабеса-дель-Тигре, - и тут начинается эпос.В саквояже сеньора Виейтеса, делегата, в числе прочих бумаг, лежал конверт с надписью Instrucción número uno («Инструкция № 1») и грифом Secreto importante («Важно, секретно»), который следовало вскрыть в случае ареста де Линье, который, как предполагалось, должен быть отправлен в Байрес. Однако содержание письма, - почерк Морено узнали все, - было иным. Речь шла о «примерном и окончательном наказании заговорщиков», необходимом, потому что «Этот пример станет основой стабильности новой системы и уроком для руководителей Перу».Список подлежащих расстрелу (шесть имен) прилагался с указанием «без всяких лишних процедур», личная ответственность полковника Окампо и делегата Виейтеса оговаривалась особо. Однако полковник и делегат засомневались. Мало того, что ни о каком заговоре речи не было и сопротивления никто не оказал, но ведь среди заранее приговоренных был и де Линье, дважды спасший Байрес и, несмотря на искренний роялизм, абсолютно ничем не досаждавший патриотам. Казнить его (да и совершенно ничего плохого не сделавшего губернатора Кордовы) казалось немыслимым, так что, после краткого совещания было решено все-таки отослать пленников на усмотрение хунты.И тогда вице-делегат Кастельи достал из саквояжа и передал вице-командующему Балькарсе конверт с надписью Instrucción número dos и грифом Es imperativo! Аlto secreto! («Крайне важно! Весьма секретно!»). А там приказ: отстранять «всех должностных лиц, проявляющих колебания», и четыре подписи, но почерк тот же.Это случилось вечером 25 августа, а следующим утром «спаситель Байреса» («Ягненок на алтере Великой Цели», как сказал вице-делегат)  и еще несколько человек, кроме архиепископа, которого спас сан, встали перед расстрельным взводом, причем Сантьяго де Линье, в которого солдаты стеснялись стрелять, пришлось самому командовать «Пли!». Полковник Окампо стал комбатом, сеньор Виейтес – вице-делегатом, а экспедиционная армия, уже во главе с Балькарсе и Кастельи, установив в перепуганной Кордове El Poder del Amor y la Luz («Власть Любви и Света»),двинулась дальше на север, по пути рассылая прокламации, обещающие всем всё и сразу. А поскольку до всего и сразу каждый охоч, в тылу испанских войск начались волнения, и 7 ноября при Суипача роялисты были разбиты, причем, на сей раз с пленными командирами «испанцев» все было решено быстро: подпись Кастельи, приказ Балькарсе, короткая молитва и взвод-залп-Paraisо.Этот успех, по масштабам не Бог весть какой, - 600 штыков и сабель при 6 орудиях одолели 800 штыков и сабель при 2 пушках, - в моральном смысле имел огромное значение: носители Любви и Света уверовали в себя. Но и в материальном тоже: под контролем войск Буэнос-Айреса оказалось почти все Верхнее Перу, и главное, Потоси. То есть, серебро, медь, казначейство, монетный двор и еще много вкусностей. А главное, Хуан Хосе Кастельи по праву победителя мог теперь реализовать все,о чем они с Марианом Морено дома мечтали: конфисковать землю по своему усмотрению, делить ее между кем считал нужным, разрешать и запрещать все, что хотел, руководствуясь исключительно революционным инстинктом. Кому-то это, конечно, нравилось, скажем, индейцы и городской плебс стекались к нему сотнями, но очень многие серьезные люди, вполне креолы без симпатий к Испании, насторожились, - и совершенно излишне говорить, что в первую очередь встревожился Байрес.Ва-банк на вылетВпрочем, там уже давно тревожились, - а лично полковник (вернее, уже генерал) Сааведра и вовсе пребывал в бешенстве. Все понимали, что с расстрелом де Линье, которого уважали многие и который пострадал, в общем, ни за что, перейдена некая красная черта, но у главы хунты имелись и личные основания для белого каления. Ибо расстрельные инструкции, хотя и были по всем правилам подписаны четырьмя членами хунты, в том числе, секретарем Морено, но вот дону Корнелио о том, что такая бумага направлена в войска, никто не потрудился сообщить,и он прекрасно понимал, что дело не в склерозе. Как понимал и что успехи в Верхнем Перу укрепляют позиции «якобинцев», скашивая баланс власти в их пользу, - а этого опасались многие, включая патриотов. Опыты Кастельи внушали опасения, что то же самое Морено, когда войска вернутся с победой, повторит и в Байресе, а судьба де Линье не оставляла сомнений в том, как будут поступать Воины Любви и Света со всеми, кто не любит и не светится. Историю якобинского террора все знали очень хорошо, а на рабочем столе дона Мариано с стоял перенесенный из дома бюстик Неподкупного.Однако для тревоги были и более объективные причины. Война войной, а сражения в зале заседаний по вопросу о государственном устройстве бывшего вице-королевства гремели покруче Суипачи, и даже не из-за церкви, которую «просвещенцы», подобно своим парижским кумирам, в грош не ставили, а люди солидные, богобоязненные, вроде генерала Сааведры, наоборот, уважали и старались дружить.Это бы еще полбеды. Но сеньор Морено твердо стоял на том, что страна должна быть жестко централизована и управляться из Байреса, выступая против какого угодно участия депутатов «внутренних» провинций в Патриотической хунте. Ибо, как он говорил, «вся провинция монархична до последнего куста, она еще не созрела до участия в исполнительной власти, но, конечно, им нужно будет обеспечить места во власти законодательной, когда наш законодательный конгресс будет созван. До тех пор им следует покорно принимать волю народа Буэнос-Айреса».Естественно, такую линию, - на unión de verticales («союз по вертикали»), - с восторгом поддерживали не только фанатики «дальше-дальше-дальше», мечтавшие о «диктатуре ради народа», но и большинство портеньос, поскольку практически все горожане были так или иначе связаны с «малыми торговыми домами», имевшими прибыль от продажи за кордон товаров из глубинки и поставки закордонных товаров в глубинку. Жесткая вертикаль с Байресом во главе позволяла им регулировать процесс в свою пользу, и поэтому они рукоплескали сеньору Морено, именуя себя «унитариями».А вот элиты «внутренних» провинций, в том числе, и вполне согласные, что с Испанией пора разводиться, с генеральной линией сеньора Морено, разумеется, категорически не соглашались. Могущественным caudillo пампы и связанным с ними местным торговцам отнюдь не улыбалось обязательное посредничество прощелыг из Байреса, они хотели сами решать, кому и почем продавать свой товар, и в этом смысле им куда более по сердцу был Монтевидео, готовый, конкурируя с портеньос, идти на самые широкие уступки.В связи с чем, их Credo заключалось в самой широкой автономии их провинций, на основе федерации или даже конфедерации, и они гордо именовали себя «федералистами», причем самые просвещенные ссылались на опыт французской Жиронды, принципиально боровшейся с якобинцами. И как ни парадоксально, с ними вполне соглашались «большие торговые дома» Байреса, одним из которых до взлета в политику владел генерал Сааведра, потому что они и так давно ладили с «внутренними» и совершенно не хотели получить конкурентов. К тому же опирающихся на реальную силу.Не приходится удивляться, что оппозиция нашла общий язык. Сеньор Грегорио Фунес, профессор теологии Кордовского университета и очень уважаемый в среде «федералистов» человек, несколько раз побеседовал с главой хунты, пообщался с другими недовольными, которых было немало, ибо дон Мариано руководил в жестком стиле, и 17 декабря обычное заседание кабильдо неожиданно для Морено было объявлено abierto. То есть, совместным с хунтой, которой, имея на то право, послали вызов для отчета, и при участии депутатов провинциальных кабильдо, втайне съехавшихся в Байрес.Далее как по нотам. Сперва люди с мест выступали, рассказывая о глупостях и даже преступлениях, творимый в провинциях делегатами хунты. Потом сеньор Фунес подвел итог, заявив протест против «перерождения возлюбленной свободы в тиранию хуже королевской» и предложив поставить на голосование вопрос о пополнении правительства представителями глубинки. После чего дон Сааведра поставил вопрос на голосование, а депутатский корпус единогласно сказал si, и пятеро из семи (кроме сеньоров Морено и Пасо) присутствовавших членов правительства тоже.Согласно регламенту, решение было принято. Будь хунта в полном составе, его можно было бы заблокировать, - две трети голосов членов правительтсва перевешивали голоса кабильдо, но сеньоры Виейтес и Кавальи находились в Верхнем Перу, а Мануэль Бельграно в Парагвае, куда сам секретарь хунты отправил его делать еще одну победу, укрепляющую позиции унитариев.Совершенно того не ожидая, и абсолютно законным путем «якобинцы» потеряли власть. Вернее, стали всего лишь частью власти в составе хунты, ставшей с этого момента не Патриотической, а Grande, то есть, «Большой». Оставалась, конечно, возможность, как когда-то их кумиры в Париже, воззвать к улице, но даже Морено не был столь радикален, а Хосе Кастильи, с которого бы сталось, в городе не было, - и не посмели. Ибо понимали, что джинн, вырвавшись на волю, в бутылку уже не вернется.Вместо этого, на следующий день, 18 декабря, дон Мариано подал в отставку. Он делал это уже не впервые, и обычно выигрывал, - но на сей раз обернулось по-другому: отставка была мгновенно принята, а сеньора Морено, выразив огромную благодарность за заслуги перед народом, тут же назначили главой дипломатической миссии, отправляемой в Рио-де-Жанейро, а затем в Лондон.В Байресе, правда, многие ворчали, но гарнизон был готов ко всему, и ничего не случилось, так что, вечером дон Корнелио Сааведра, не скрывая радости, записал в дневнике: «Робеспьеристская система, которую желали применить здесь, пагубное подражание французской революции, которую пытались взять за образец, благодарение Богу, исчезла».Однако радость радостью, а на следующий день стало известно, что отъезд миссии, намеченный на 28 декабря, придется отложить на неопределенный срок в связи с неожиданной и тяжелой болезнью ее главы. Как сообщил хунте Мануэль Морено, брат бывшего секретаря, «потрясенный случившимся, дон Мариано слег с нервической горячкой и меланхолией, что подтверждается заключениями врачей», - и необходимые бумаги были предъявлены.Ситуация зависла далеко не лучшим для Большой Хунты образом, потому что сеньор Морено, дом которого уже окружили хмурые молодые люди, на все вопрос отвечающие Por si acaso... («Мало ли что…»), явно не собирался выздоравливать. Во всяком случае, до тех пор, пока не вернутся с победой армии Балькарсе и Бельграно, против которых гарнизон Байреса, пусть и верный главе правительства, все равно, что плотник супротив столяра. Причем, если в далеком Верхнем Перу было еще немало трудных дел, - там подумывали даже о походе на Лиму, - то Парагвайскую армию, которая просто не могла не победить, ждали не позже конца февраля…Продолжение следует.

Выбор редакции
23 апреля, 00:22

Canadian oil firm pulls out of national park in Peru's Amazon

Pacific abandons one million hectare concession including indigenous peoples’ territories along Brazil borderA Canadian-headquartered company, Pacific Exploration and Production, has pulled out of a huge oil and gas concession overlapping a new national park in the Peruvian Amazon. The concession, Lot 135, includes approximately 40% of the Sierra del Divisor national park established in 2015. The concession has provoked opposition in Peru and just across the border in Brazil for many years, including regular statements since 2009 from indigenous Matsés people in both countries and a lawsuit recently filed by regional indigenous federation ORPIO. Both Lot 135 and the park overlap territory used by the Matsés and a proposed reserve for indigenous people living in “isolation.” Continue reading...

23 апреля, 00:00

Конфа, апрель 2017

В Бородино плаза уютно, но тесно ожидали начала за чаем и печенюшками с орехами. Пообщался с состоловниками, среди которых была трейдер Анастасия (кажется) с интересной стратегией (для меня). Также парень, владелец бизнеса в реале, арбитражист снова встретился.  Биржевички и брокерня Пухлый Финамовец снова отжигал. Айтиинвестник пытался быть народным и выводил на чистую воду коллег по цеху. Не было непричесанного в джинсовке из БКС, не было Алора. Биржевики привели стату пилорамы.  Облигатор Проникновенно выступил Лаухин. Я б доверил им на облиги. Потом все скальперы цитировали его «31% за два года».  Газовик Грузил отраслью, спецификой и ценником. Стронг лонг Газпрома и Новатэк ;) Крапчитов Рассказал как обгонял индекс. Слил граали с отсылом на свои видосы. Понаблюдаю за совпадением 15-минутной RSI-пере… сти с часовым.  Орловский из РениКА Бесспорно топ всей конфы. Не сливая слил все по ряду компаний. В кулуарах с матом просторечья обсуждал диковинных эмитентов на внебирже, внебордье. Элвис с повышенным интересом общался. Надеюсь и он поделится с нами идеями.  Обед Кушать пошли строем. Узкий коридор заловил сразу чел 50. Пробирались метрошными пингвинами. В писуары в очередь на пересык.  Роскошные кафешки в плазе заютили нас. Обед был годным.  Кирилл Молниеносный Немного по-сибирски оттараторил. Материала внеборды было много, спешил. Меня крайне заинтересовало, как и эмитенты, обсуждаемые Орловским с Элвисом. Забыл презент Кириллу притаранить, хотя меня и не помнит.  Хомяк Юморил на своей волне. Видок расстегнутой верхней пуговицы пиджыка и подогнутые джинсы с речью о славном СССР подутомили на старте сразу. Пошел рыскать в кулуары. Послушал Малышока. Итог — Ленэнерго-преф стронг лонг. Ибо это второй 9-значный инвестор, который выходил из нее в апреле. По выходу был отскок сразу. Ждем Скальперы Публика не отличалась от команды по Контер-страйку. Доходность внушила уважение. Баттхерд по неимению стартового капитала и желание его скопить детектед. Тимофей троллил, Рокибит обострял. Живо.  Смешинка и Тарасов Наталья вышла эдакой чикой. Видавшие кризисы 98,08 подвозбудились. Про гаишника и риски, брент по 60 и вот они 8 лямов, благотворительность. Далее бенефис Тарасова — шашист, недочемп ЛЧИ, 8 тыс в день как средний ништячок, цель порвать на ЛЧИ всех и уйти на пенсию.  Похудевший в очках Радченко быстро пшикнул про 4 новые идеи, хвастал попаданием в старые 10 акций, поучал как надо интрадеить и спекулировать, чтобы обгонять не какие-то индексы и 31% за два года, а самого себя. Глядя на оратора вспоминал передачу про них — Ботаники на ринге)  РА Про новостной шум и заказуху говорил.  Типа контртренд рулит при таком. Интуитивно знал. Сейчас услышал озвучку. Пора вспоминать как применять.  Герчик Понты, мат-перемат, туалетно-сартирный юмор, троллинг Тимы. В общем бодрое выступление ни о чем от заслуженного околорыночника. Над Тимофеем тоже поржал. Оный выпал в осадок, когда на вопрос Герчика Хомяк долго думая ответил «да х… его знает»)) Конфа местами спускается в прежнюю волосатость, барность) Ушатал оратор короче.  Элвис Зал был вареным, Элвис тоже уставший. Стоял боком — моя часть зала лицезрела-спинозрела.  Зная труды Элвиса, все знакомое было повторно услышано. Интересно было слушать про квест на оленях на ГОСА Распадской))  Ужина не было :( Я че-то на него по памяти готовился и не нажирался в обед и на брейках.  Отжал банные пакеты Алора. Отдал Тимофею, ибо тот сетовал, что ему бы пригодились. Квиты по подарочному билету на конфу))  В кулуарах не получилось задвинуть тему про бух.отчетность (не хотелось тоже, честно).  Ильнура — Татарина ловил вопросами и внезапно в одном неликвиде сошлись во мнениях. Причем я с фундаментала и по его системе. Стронг лонг, но не скажу чего) Спасибо за кон-фу 

22 апреля, 18:00

Несистемной оппозиции в России нет

Странная ситуация происходит с нынешней, так называемой, несистемной оппозицией. А точнее, с ее отсутствием. Еще недавно они себя выбирали в координационный совет оппозиции. Помните? И где он, этот совет, сейчас? Ответ правильный. Именно в этом самом месте. Они организовывали митинги на Болотной, призывая народ идти за ними чуть ли не на баррикады.  Было? Было. И […]

22 апреля, 16:00

Обколотые и забитые: как татуировки помогают врачам и криминалистам

Украшенные мумии Зачем может быть нужно портить себе кожу, терпеть боль от того, что её протыкают иглы или режут лезвия? Для красоты, например. Чтобы быть похожим на других. Или, наоборот, носить на себе импровизированный знак отличия, который никуда не денется с годами, не смоется и не сотрётся. Поэтому неудивительно, что одна из древнейших известных татуировок почти наверняка была выполнена с целью украсить тело. В 1996 году антропологи исследовали ряд мумий из Чили и Перу и обратили внимание на один занятный экземпляр. Судя по всему, мумифицированный при жизни принадлежал к культуре чинкорро. По данным радиоуглеродного анализа, мумии было около 6 тысяч лет. Но это само по себе не столь интересно. Куда более необычно, что над её верхней губой были вытатуированы линии из крупных точек. По форме линии напоминали усы и, скорее всего, служили для украшения. Правда, впоследствии оказалось, что результаты радиоуглеродного анализа были неточны, и на самом деле чилийской мумии около 3,8 тысячи лет. После исправления этой ошибки человеком с самыми древними татуировками автоматически стал Эци, доисторический житель Альп. Возраст его мумии — примерно 5,3 тысячи лет. Самое интересное, что "украшения" древнейшей татуированной мумии почти наверняка были сделаны не для эстетики. На теле Эци насчитали 57 татуировок (по другим данным, и того больше — 61). Впечатляет! Притом эти татуировки не отличались сложностью форм. По сути, это были просто прямые линии. Располагались они в основном на пояснице и лодыжках. 80 процентов этих линий находилось там же, где, согласно акупунктуре, располагаются точки введения игл для облегчения ревматизма. А это заболевание, судя по костям альпийского человека, преследовало его, по крайней мере в последние годы жизни. Вероятно, современники Эци, да и он сам, считали, что с помощью татуировок можно ослабить боль в определённых частях тела. По крайней мере, такой точки зрения на знания древних людей придерживается видный антрополог и исследователь татуировок Ларс Крутак. У Крутака есть ещё одно предположение, более фантастическое. Теоретически часть татуировок могли сделать Эци, чтобы избавить его от проблем с пищеварением: места, где ему нанесли оставшиеся 20 процентов линий, используются акупунктурщиками для устранения болей в животе. В том, что осталось от кишечника древнего жителя Альп, обнаружили яйца ленточного червя власоглава (Trichuris trichiura). Это паразит человека, и в представителях других видов животных он не обитает. Власоглав не очень-то вреден: максимум он может вызывать воспаление аппендикса и малокровие. Тем не менее, когда он вбуравливается в стенку толстой кишки, приятного мало. Кстати, не надо думать, что татуировки Эци были выколоты на его коже. Нет, иглы при их нанесении, скорее всего, не использовались. Судя по всему, ему делали надрезы каким-то острым предметом, а потом втирали в них уголь. Поэтому сравнение татуировок Эци с применением игл для акупунктуры не смотрится стопроцентно убедительно. А впрочем, оставим его на совести антропологов: не мы его придумали. Татуировальная игла в анусе Попытки лечиться татуировками предпринимали и позже. "Младшая сестра" Эци, перуанка тысячелетнего возраста, сохранившаяся в виде мумии, несёт на шее следы многочисленных татуировок, объединённые в импровизированное ожерелье. Изучавшие её антропологи предполагают, что эти метки также были выполнены в "акупунктурных" целях, так как они расположены в точках, которые обычно стимулируют для снижения интенсивности боли в шее и голове. Кроме них на теле мумии есть и более высокохудожественные отметки — в частности, фигурки птиц.   Есть и ещё более близкие к нам по времени примеры тату-терапии. Так, в 1942 году доктор Роберт Таррел пытался лечить татуировками зуд в области ануса у 22 добровольцев. У большинства из них зуд не получалось унять известными средствами, но экспериментальная терапия с татуированием соответствующего пространства показала выдающиеся результаты. У многих проблемы с анусом и вовсе исчезли, а у остальных интенсивность зуда существенно снизилась. На сей раз пациентам на больные места наносили не уголь, а кое-что в некотором смысле похуже — сульфид ртути. (Кстати, тут уже использовали татуировочные машинки, а не допотопные надрезы, и даже применяли анестезию!) Чтобы доказать пользу конкретно этого вещества, доктор даже создал контрольную группу: добровольцам в её составе просто дырявили кожу машинкой, без применения сульфида ртути. Лучше им не становилось. В природе сульфид ртути встречается в виде минерала киновари. Это соединение обладает красящими свойствами, за то и ценится издавна. Кроме того, сульфид ртути иногда выступает в роли антисептика и противогрибкового средства. Правда, как и многие соли ртути, также может оказывать токсичное воздействие на организм. Долгое время, ещё до опытов Таррела сульфидом ртути пытались лечить другое заболевание — сифилис. И хотя терапия порой приносила успех, побочных эффектов у неё было предостаточно.   Метка, мишень и прикрытие Сейчас про целебную силу татуировок услышишь нечасто. Магические ритуалы в развитых странах ушли в прошлое, да и иглоукалывание не признаётся современной медициной за эффективный и безопасный метод терапии. Тем не менее наколки могут послужить на благо здоровья даже самого отпетого рационалиста. В частности, с помощью татуировки можно указать место, куда направлять луч при радиотерапии опухолей. Но это крайний случай, а если жизни пока ничто не угрожает, можно набить себе группу крови не на рукав, а прямо на руку. Такая метка точно никогда не потеряется — ну разве что вместе с ампутированной конечностью. Ещё один вариант — с помощью татуировки указать наличие хронического заболевания, способного внезапно перейти в острую фазу. Одно из таких заболеваний — сахарный диабет. Люди, увидев татуировку соответствующего содержания, поймут, что человек, без сознания валяющийся на улице, не пьян — ему просто катастрофически не хватает сахара в крови (или, наоборот, его там избыток). Наконец, с помощью татуировки можно дорисовать недостающую часть тела или прикрыть шрам. В частности, так "восстанавливают" соски, потерянные в ходе частичной мастэктомии. Это, конечно, не лечение в строгом смысле слова, но психологическая помощь. Кстати, подобную помощь оказывают и у нас в стране. Уфимский тату-мастер Евгения Захар бесплатно принимает женщин, ставших жертвами домашнего насилия. С принятием указа о декриминализации домашних побоев её предложение, увы, стало особенно актуальным.   И ещё о психологии. Американцы установили, что нанесение на кожу татуировок повышает восприимчивость людей с посттравматическим стрессовым синдромом к психотерапии. Другими словами, они проще приходят в себя, если им "забить" часть кожи. По крайней мере, именно так происходило с участниками реалити-шоу Ink Shrinks. Его создатели взяли за основу идею, что для борьбы с болью, причиняемой татуировальными иглами, организм выделяет повышенные количества эндогенных опиатов. Эти природные анестетики понижают и чувствительность к душевным потрясениям. В частности, с помощью татуировок в шоу пробовали лечить... боязнь игл. Кроме того, в Ink Shrinks принимали участие пациенты и с другими психологическими проблемами — маниакальными попытками всё контролировать или болезненным отношением к собственному прошлому. Интересно, что участникам шоу не давали смотреть на работу до её окончания. Из-за этого некоторые были не слишком приятно удивлены, увидев свою новую татуировку. Не то чтобы они были сделаны плохо — скорее, человек не ожидал увидеть то, что именно изображено на тату. Как утверждают психологи, принимавшие участие в шоу, все добровольцы в итоге оставались довольны своими новоприобретениями, так как им разъясняли символический смысл каждой татуировки и каждому её подбирали индивидуально. Положительное влияние татуировок на психическое состояние показано в нескольких научных статьях. Так, в 2011 году малазийские психологи опросили 82 жителя Великобритании, как они оценивают нестандартность собственной внешности и привлекательность своих тел до и после нанесения татуировки. Сразу после сеанса у всех улучшалось мнение о своём физическом облике. Однако дальше проявлялись гендерные различия: по прошествии трёх недель мужчины продолжали относиться к своим телам лучше, чем до татуировки, а у женщин рост самооценки сменялся её падением. Татуировки и опознание Тем, кому не повезло уйти из жизни естественным путём, татуировки тоже могут помочь. Точнее, они будут полезны следствию в опознании трупа или поимке преступника, чья деятельность привела к появлению бездыханного тела. Это понимал ещё Конан Дойль. Самый известный из его персонажей, Шерлок Холмс, неоднократно использовал информацию о татуировках в своих расследованиях. В рассказе "Глория Скотт" Холмс замечает на руке мужчины татуировку, которую тот пытался удалить. Инициалы J.A., выбитые на сгибе локтя и частично стёртые, указали сыщику на то, что мужчина когда-то тепло относился к человеку с соответствующими именем и фамилией, но затем постарался забыть былое. Предположение Холмса оказывается верным, и поражённый его догадливостью собеседник едва не теряет сознание.   Татуировки нередко делаются по индивидуальным эскизам, и это помогает опознать человека, даже если от него, по сути, ничего не осталось, кроме куска кожи. Да, бывают и такие случаи. Из недавнего — в США таким образом решили установить личность проститутки, убитой и сожжённой после смерти двумя, с позволения сказать, мужчинами. Труп настолько потерял индивидуальные черты, что только чудом сохранившийся небольшой фрагмент кожи с поясницы способен был дать какую-то информацию о жертве. Это тот случай, когда изучение татуировок может оказаться для следствия полезнее, чем анализ ДНК, отпечатков пальцев или зубов.   Впрочем, татуировки можно попытаться подделать. Как правило, это нужно преступникам, а не жертвам. Американец Натан Лебе, арестованный этой зимой по подозрению в изнасиловании женщины, старательно имитировал татуировки Брайана Бонсалла — актёра, исполнившего в детстве несколько ролей в ряде сериалов. Бонсалл и Лебе виделись в жизни: они провели некоторое время в одном исправительном учреждении. После выхода оттуда Лебе и стал копировать татуировки бывшего актёра и даже создавал в Интернете страницы с его именем. И у того и у другого на шее набита бабочка. Честно говоря, подделка Лебе не очень искусно сделана. В том числе поэтому полицейским не составило большого труда отличить предполагаемого преступника от Бонсалла. Тем не менее женщины на сайтах знакомств покупались на сходство Лебе с бывшим актёром и, ничего не подозревая, завязывали разговор с вероятным насильником.   Но это всё видимые невооружённым глазом, макроскопические примеры. А как изучение татуировок под микроскопом может помочь криминалистике? Всё очень просто. Чернила. Частицы красящих веществ (пигментов), содержащихся в различных чернилах, имеют совершенно разное происхождение и состав. Подвергнув чернила химическому анализу, можно понять, где они были произведены и из чего. Чаще всего это смесь из пигментов нескольких цветов. То, что нам кажется коричневым, может на самом деле складываться из красных и зелёных частиц. Если знать, как ведут себя определённые марки чернил после того или иного воздействия на татуированную кожу, можно определить, какие действия производили с телом жертвы и когда.   Преступник, помоги следствию Часто у татуировок есть довольно неожиданные последствия, которые вряд ли планировали те, кто их набивал. В Ваффен СС впервые в мире применили удобную практику обозначения группы крови прямо на коже. Их Blutgruppentätowierung делали на 20 сантиметров выше локтя с внутренней стороны руки. В войну это спасало им жизнь, а после неё стало самым простым способом ловли бывших эсэсовцев. Самые сообразительные из них даже стали выдавать себя за узников концлагерей, которым на сходных местах делали татуировки-идентификаторы.  В сходном положении сегодня оказываются члены латиноамериканских преступных группировок — марас. Их татуировки некогда были малопонятны окружающим, но показывали статус и достижения члена такой банды другим преступникам, даже тем, кто видел его в первый раз. Например, чёрная слеза на видном месте (лице, руках или бритом черепе) значит убитого человека (как правило, вне вооружённой разборки с другой бандой). Когда полиция начала интересоваться смыслом татуировок, сразу многие марас оказались в положении "сам на себя настучал". Более того, в ряде стран, вроде того же Гондураса, лицам с татуировками законодательно запрещено избираться и даже входить в состав избирательных комиссий. В соседней Никарагуа местный житель с татуировкой немедленно будет поставлен на учёт в полиции, его заставят найти честную работу и ходить на неё каждый день. Такому преступнику не стоит не только красть, но и бросать окурки в неположенном месте. У местной полиции он всегда будет крайним, отчего вести себя придётся как пай-мальчику. Как мы видим, история СС ничему не научила латиноамериканских товарищей. Нормально делай — нормально будет Татуировки сами по себе вряд ли лечат, а может, даже и калечат, если сделаны сомнительными чернилами в антисанитарных условиях. Тогда можно столкнуться с ВИЧ, гепатитом, а в тюрьмах — и с рядом другой экзотики. В общем, все те же прелести, которые можно приобрести в иных странах третьего мира в обычной парикмахерской. Ну и конечно, если вы выбрали карьеру профессионального преступника, то набивать их — вряд ли признак большого ума. Впрочем, не всем же работать в СС и иных преступных организациях, а для остальных эта проблема так остро не стоит. Однако (нормально делай — нормально будет) хорошие образцы из этой области современного искусства способны помочь при определённых болезненных состояниях. Не в последнюю очередь это расстройства настроения и адекватного восприятия собственного тела. В современном мире с его информационным шумом и довольно дикими стандартами красоты, доминирующими в медиа, многие оценивают свою внешность куда ниже, чем она того стоит. Татуировка, позволяющая выделиться, даёт взглянуть на себя по-другому. "Сломать систему", при которой каждый взгляд в зеркало рождает мысль: "До чего ж стандартная и непримечательная образина!" Да, основная функция тату — радовать глаз (если попался адекватный мастер), но они могут принести пользу не только живым и здоровым, но и хронически больным, и даже совсем мёртвым. Примеры — выше.

22 апреля, 08:57

Снайперы на венесуэльском Майдане

От автора блога. Когда я начинал описывать эту тему две недели назад, я поймал себя на мысли, что очень хочу ошибиться...  В Венесуэле все идет согласно госдеповской методичке. Оппозиция раскачивает ситуацию и ей это удается. За последние два дня на местной разновидности Майдана появились неизвестные снайпера и вооруженные группировки. Счет жертв уже подходит к десятку, а количество задержанных по данным «оппозиции» перевалило за полтысячи человек.

22 апреля, 08:32

22.04.2017 08:32 : Панамский суд освободил основателей юридической фирмы Mossack Fonseca под залог в 500 тысяч долларов за каждого

Юрген Массак и Рамон Фонсека сотрудничали со следствием, сообщает Рейтер со ссылкой на их адвоката. Основателей Mossak Fonseca задержали в феврале по подозрению к коррупционном скандале в Бразилии. Он был связан с нефтяной госкомпанией Petrobras. Генпрокурор Панамы назвал Mossack Fonseca «криминальной организацией». В расследовании участвовали правоохранительные органы Панамы, Бразилии, Перу, Эквадора, Швейцарии, Колумбии и США.

01 октября 2015, 07:00

masterok: Боливия без воды или Вторая Тихоокеанская война

Обратите внимание на территорию Чили. Вон она узенькая змейка земли тянется через половину континента и забирает себе всю прибрежную зону. Ладно еще Аргентине это не принципиально, у нее есть выход к морю с другой стороны. А теперь обратите внимание на Боливию ! Она осталась без выхода к морю. Ну не обидно ли ? Правда там еще Парагвай затесался в середине континента. Однако только недавно я узнал, что согласно историческим сведениям, Боливия таки была «рождена с морем». Так куда же делся выход к морю ? Давайте узнаем это подробнее …Боливия потеряла свой единственный выход в Тихий океан — береговую линию длиной 400 километров с 7 портами — в результате поражения в войне против Чили. В 1879 году Чили при поддержке Великобритании начала боевые действия против Боливии, имевшей тогда выход к Тихому океану в области Антофагаста, и Перу, выступившей на стороне Боливии.Вторая Тихоокеанская война, называемая также селитряной, официально началась в 1879-ом году, но, несмотря на это, имела до этого времени достаточно длительную предысторию. Еще в шестидесятых годах девятнадцатого века запасы гуано и серы, добываемые в перуанском департаменте Тарапака и на боливийской территории пустыни Атакама, вызывали большую скрытую зависть у правительства Чили, не владевшей большим количество м столь же значимых месторождений. По мере истощения запасов гуано, главным экспортным продуктом и важнейшим источником доходов для Перу становится селитра.Если еще в 1873-ем году экспорт перуанского гуано составил два миллиона четыреста тысяч фунтов стерлингов, то уже через пять лет этот показатель составлял один миллион и восемьсот тысяч фунтов стерлингов. В то же время увеличивается показатель экспорта селитры. К 1876-му году он уже составлял пять миллионов и двести тысяч фунтов стерлингов. Соответственно увеличиваются и объемы добываемой селитры. Если за период с 1865-го по 1869-ый год в Перу было добыто и экспортировано в разные страны десять с половиной миллионов кинталей селитры, то в аналогичный временной промежуток с 1875-го по 1879-ый год этот показатель вырос более чем в два с половиной раза.Еще в 1841-ом году были открыты крупные залежи селитры на боливийской территории пустыни Атакама. Но Боливия не могла самостоятельно разрабатывать эти месторождения, поэтому добывать боливийскую селитру начали чилийские, при активной поддержке англичан, капиталисты. Малонаселенные поселки Атакамы заселялись чилийцами. Напряженности отношений между Боливией и Чили добавляла неопределенность границ между двумя государствами. Все силы правительства Боливии были направлены на подписание договорах о государственной границе с Чили, таможенных сборах на добычу чилийцами селитры в Атакаме, а также подписания союзных отношений с Перу, которая также столкнулась с чилийской экспансией в районе месторождения селитры в департаменте Тарапака. В результате в феврале 1873-го года между Перу и Боливией был подписан секретный оборонительный договор. Этим соглашением перуанская сторона обеспечила свободную деятельность для своих предпринимателей на боливийской территории Атакамы, а также закрепила свои месторождения селитры в департаменте Тарапака.В 1874-ом году между Чили и Боливией был подписан договор о границах между двумя государствами. Согласно этому документу, новые границы проходили по двадцать четвертой параллели южной широты. При этом в зоне между двадцать третьей и двадцать четвертой параллелью чилийские предприниматели могли свободно добывать селитру, но экспортные пошлины собирала Боливия. К тому же чилийцы получили возможность ввозить на территорию Боливию без сбора пошлины продукты питания, а также оборудование и приспособления, необходимые для добычи селитры. К этому времени основными портами для вывоза селитры и серебра становятся Антофагаста и Мехильонес.Из-за мирового финансового кризиса, начавшегося в 1873-ем году, противоречия между странами стали проявляться все чаще. В 1873-ем и 1875-ом году Перу установила государственную монополию на продажу селитры и производство селитры соответственно. Эти меры были предприняты с целью возможности регулирования мировых цен на селитру и гуано, а также увеличения доходов страны. Но вследствие договора 1874-го года чилийские компании продавали перуанскую селитру по заниженной цене, чем наносили немалый убыток Перу. Перуанское правительство начало национализацию действующих и еще неразработанных офесин, но, тем не менее, иностранцам в Тарапаке принадлежало сорок процентов месторождений селитры. Национализация селитряных месторождений давала возможность для Перу ускорить процесс накопления капиталов в стране, и, соответственно, выйти из кризиса. Но действия перуанского правительства вызвало негодование среди чилийских и английских предпринимателей. На первых порах национализация привела к сокращению добычи селитры в Тарапаке, уменьшению количества иноземных предпринимателей и рабочих, а также росту безработицы. В это время президент Боливии Иларион Даса (Hilarion Daza) объявил селитру национальным достоянием. В стране остро ощущался кризис и голод. Четырнадцатого февраля 1878-го года боливийский конгресс ввел дополнительный налог на экспорт селитры. После этого основной экспортер селитры – англо — чилийская компания «Компания де селитрес и феррокарриль де Антофагаста» (КСФА) – обратилась за поддержкой к правительству Чили. Чили сразу же выразила протест Перу, мотивируя это тем, что в случае банкротства КСФА безработными окажутся более двух тысяч людей, а последующий за этим мятеж не смогут подавить ни Чили, ни Боливия. После этого боливийский президент отменил свой указ. Но правящие круги Чили решили действовать активно и радикально, ведь потеря доходов от добычи и продажи селитры угрожала экономическим интересам английских и чилийских олигархов, связанных с КСФА. Среди акционеров компании были такие известные и влиятельные личности, как военный министр Сааведра, министры иностранных дел Фьерро и Санта-Мария, министр финансов Сегерс, министр юстиции Унееус, министр внутренних дел Варгас и многие другие. Активная деятельность Перу по национализации и скупке офисин грозила для английских и чилийских предпринимателей потерей больших доходов, получаемых от добычи и продажи селитры.В январе 1877-го года английский дипломатический представитель в Чили, открыто заявлял, что прилагаются все усилия для овладения чилийской стороной Антофагасты. Еще больше усилий для разжигания активных действий со стороны Чили прилагали Джиббсы, которые спонсировали чилийские газеты, в которых печатались статьи, в открытой форме агитировавшие захватить Антофагасту. В результате восьмого ноября 1877-го года Чили заявило Боливии о денонсировании договора 1874-го года с целью добавления Антофагасты к чилийской территории. В ответ боливийский президент Иларион Даса восемнадцатого декабря 1878-го года потребовал от КСФА выплаты недоимок на сумму восемьдесят тысяч песо. Уже первого февраля 1879-го года имущество компании было опечатано, а на четырнадцатое февраля был назначен аукцион по продаже предприятия. В знак протеста двенадцатого февраля 1879-го года представитель Чили в Боливии покинул страну.Еще через два дня без объявления войны Чили высадила свой отряд в количестве пятисот солдат под руководством полковника Сотомайора в Антофагасте. Не встретив сопротивления от малочисленных боливийских солдат, чилийцы захватили столицу провинции Атакама. Перу выразила свой протест происходящему и потребовала вывода чилийских войск с территории Боливии. В ответ Чили потребовала денонсации договора между боливийской стороной и Перу. Лавалье, представитель Перу в Чили, обещал рассмотреть этот вопрос в парламенте. Но чилийцы посчитали, что Перу попросту затягивает время для подготовки к началу военных действий, и первыми объявили пятого апреля 1879-го года войну Перу.Несмотря на то, что армии Перу и Боливии были более многочисленны, чем чилийский вооруженные силы, они заметно уступали своему противнику в боеготовности, вооружению и выучке. На вооружении у чилийцев были ружья нового образца типа «Комблен», а также пушки в количестве семидесяти штук. Соединения сухопутных войск Чили были также намного эффективнее перуанских и боливийских, а крупные соединения имели свой собственный штаб. Чилийские офицеры имели план и карту местности, на которой велись военные действия, а перуанцы не имели даже этого. Известно, что после сражения у Тарапаки перуанские офицеры обыскивали трупы офицеров Чили в поисках карт территории. Часто во главе военных соединений Перу и Боливии стояли «асендадос» — богатые полковники, которые за собственные деньги сформировали отряды, состоявшие из необученных военному делу индейцев. Очень часто такие соединения вели партизанскую войну и действовали самостоятельно. Также чилийцы имели значительное превосходство перед своими противниками на море. В силу протяженности морской границы между странами превосходство ВМС могло сыграть решающую роль в итоговой победе той или иной стороны. Чилийцы располагали броненосцами новой конструкции, а офицеры, руководившие личным составом, проходили обучение в Англии. Чилийские броненосцы, построенные в 1874-ом году, имели толщину брони, равную девяти с половиной дюймам. В то же время устаревшие перуанские броненосцы шестидесятых годов имели броню толщиной всего четыре с половиной дюйма.Слабость армии союзников усугублялась политическими распрями и этническими конфликтами внутри Боливии и Перу. Слабость Перу также усиливалась действиями сильнейшим государством того времени – Англии. Англичане открыто помешали перуанцам закупить оружие в Европе. Английский представитель в Перу открыто выражал свое враждебное отношение к перуанцам, а британское правительство одобряюще отнеслось к началу военных действий со стороны Чили.Большую роль в успехе чилийцев стало их внезапное нападение на союзников. Боливийское побережье было захвачено к концу марта, что позволило чилийской армии выйти к южным границам Перу. Пятого апреля 1879-го года чилийская эскадра под предводительством адмирала Ребольедо начала блокаду и бомбардировку порта Икике и Мольендо. Но уже двадцать первого мая 1879-го года перуанскому броненосцу «Уаскар» и фрегату «Индепенденсия» удалось затопить вражеский корабль «Эсмиральду» и тем самым снять блокаду порта. Несмотря на численное превосходство противника, броненосец «Уаскар» в течении пяти месяцев под командованием капитана Грау удерживал чилийцев от высадки на берег Перу. Перуанца даже смогли захватить транспортное судно противника «Римак», на котором находилось подкрепление для чилийских войск, оккупировавших Антофагасту. Это событие привело к тому, что военный министр Чили Саведра и командующий флотом Ребольедо были смещены со своих должностей.Командующим чилийской армии была поставлена главная задача по уничтожению броненосца «Уаскар» и высадке войск на перуанском побережье. Но эта задача была выполнена только осенью. В октябре 1879-го года перуанские броненосцы «Уаскар» и «Унион» между портами Мехильонес и Антофагаста столкнулись с чилийской эскадрой, где и потерпели поражение. После этого сражения, в ходе которого был убит командир «Уаскара», Мигель Грау считается национальным героем Перу.После уничтожения перуанского флота чилийцы приступили к реализации второго этапа войны. Местом высадки чилийских солдат стала Тарапака. Сделано это было по причине того, что правительство Чили считало, что захват Тарапаки с находящимися здесь селитряными месторождениями вынудит союзников признать свое поражение. К тому же доходы от продажи селитры покрыли бы значительную часть военных расходов Чили.В то время как второго ноября 1879-го года десятитысячная армия чилийцев высадилась в Писаруа, войска союзников располагались несколько южнее, вблизи Икике. Армия союзников состояла из девяти тысяч солдат, командиром которых был перуанский генерал Буэндиа. В то же время часть боливийской армии под руководством президента Дасы, располагавшейся в Такне, не решилась вступить в бой с противником и отступила. Трусость и действия Дасы внесли деморализацию в войска боливийцев, находящиеся в расположении генерала Буэндиа. Таким образом, девятитысячная армия союзников была блокирована и не имела доступа к остальной территории Перу.В июле 1883 года правительство Перу было вынуждено подписать договор о передаче Чили провинции Тарапака. А по результатам перемирия, заключённого между Чили и Боливией 4 апреля 1884 года, последняя лишалась области Антофагаста и, соответственно, выхода к морю.Подписанный в 1904 году мирный договор закрепил эти договоренности, но с одним условием — Чили обязалась предоставить Боливии «коридор» для выхода в Тихий океан.До сих пор этого сделано не было, поэтому основания для протеста у Боливии есть, однако сегодня, по мнению чилийцев, ее правительство хочет большего — возвращения суверенного права на свои утерянные земли. Отношения между странами раздирают накопившиеся противоречия. Боливия и Чили не имеют дипломатических отношений с 1978 года. Тем не менее, в 2006 году при левоцентристском правительстве Мичель Бачелет страны подписали меморандум из 13 пунктов, которые необходимо обсуждать на двусторонних встречах, один из них касался векового боливийского требования на выход к океану.В настоящий момент Боливия начала международную кампанию по обоснованию своих территориальных претензий к Чили с целью обеспечить суверенный выход страны к Тихому океану. В связи с этим президент Боливии создал Управление по морским претензиям Боливии (Diremar). Эво Моралес подтвердил, что скоро соответствующий иск будет направлен в международный суд в Гааге.Первое из мероприятий уже состоялось в конце недели в Барселоне. «В то время как латиноамериканцы стремятся к интеграции, Чили ведет себя как плохой соседский мальчик (в испанском языке слово «Чили» — мужского рода — прим. автора), как недоброжелательный сосед, провокационный, агрессивный, создающий конфликты, препятствующий процессу континентальной интеграции, — заявил на нем вице-президент Боливии Алваро Гарсия Линера. — Мы будем обходить страну за страной, чтобы показать, что Чили — плохой сосед, государство-агрессор, которое не ищет диалога и не дает выхода к океану стране, рожденной с морем».Согласно договоренностям, правительство Чили должно было созвать в 2010 году решающую встречу по этому вопросу, но оно это не сделало по очень простой причине. На смену Бачелет пришло правое националистическое правительство сторонника Пиночета Себастьяна Пиньейры, которое не захотело выполнять решения идеологического противника. Пиньейра заявил, что не уступит суверенитет над своими территориями ни Боливии, ни Перу. В ответ рассерженный Моралес в 2011 году объявил, что обратится в международные инстанции, как это сделало руководство Перу в 2008 году. Сейчас территориальные претензии Перу рассматриваются в Гаагском суде, и от его исхода будет зависеть многое, но эксперты считают, что тяжба затянется.В отношении Боливии Чили основывает свою позицию на том, что договор от 1904 года устанавливает для нее право для свободного перемещения товаров через порты на Тихом океане, что Чили полностью обеспечивает. В ответ на эмоциональную речь Гарсия Линера МИД Чили ответил, что их страна «не имеет пограничных проблем с Боливией» и не собирается обсуждать «неквалифицированные» мнения. «Международное сообщество признает Чили страной, уважающей нормы и принципы международного права, открытой к диалогу, страной, которая является двигателем политической и торговой интеграции», говорится в обращении МИДа. «Я сожалею об этих словах в устах умного и мудрого человека», — заявил Хуан Пабло Летельер, сенатор и председатель парламентской комиссии по международным делам, цитирует газета La Tercera.Тем не менее, Боливия задыхается в изоляции. В стране добываются нефть, газ, редкие металлы, их транспортировка крайне затруднена, и дорога в эксплуатации. Пока Боливия выходит из этого положения, используя предоставленный ей почти в полное распоряжение порт в Перу. «Но выйти на уровень мировой торговли Боливия не может именно из-за отсутствия выхода к морю», — сказал газете «Взгляд» замдиректора Института Латинской Америки РАН Владимир Сударев. Страна очень болезненно переживает потерю выхода к океану. В стране существуют военно-морские силы, в состав которых входит даже подразделение морской пехоты. Видимо поэтому в чилийских дипломатических кругах полагают, что нынешнее боливийское наступление — это продукт для домашнего потребления, а на международной арене инициатива имеет мало шансов на успех, пишет La Tercera. Но боливийцы настроены решительно, они даже заложили в бюджет средства на поддержание своего иска в Гаагском международном суде. Боливийский министр иностранных дел также отметил, что многие «интернационалисты» выразили готовность сотрудничать с Боливией в этом вопросе и отметил, что 33 страны призвали ОАГ обеспечить морской суверенитет Боливии.В то же время и сама Чили должна быть крайне заинтересована в скорейшем налаживании отношений с Боливией. «Чили страдает от недостатка электроэнергии, а в соседней Боливии газа столько, что с лихвой хватит на всю Латинскую Америку. Тем более, несколько лет назад проводился опрос чилийского населения, и 60% из них высказались за то, чтобы пустить к морю», — сказал Сугарев. Добавим, что Моралесу надо подождать возвращения к власти левых сил, тогда вопрос сдвинется с мертвой точки. Шансы на возвращение Бачелет в 2014 году оцениваются как очень высокие. Она оставила свой пост только по причине невозможности баллотироваться на второй мандат, согласно Конституции.По опросу, проведенному в ноябре 2012 года газетой La Tercera, 42 процента чилийцев заявили, что если бы выборы состоялись сегодня, то они проголосовали бы за Бачелет, кандидат от правящей партии получил всего 15 процентов.Вот такая история этого интересного географического положения … http://masterok.livejournal.com/1591780.htmlКомментарии в записи:- Это колониальная схема себя превосходно зарекомендовала. Такое уже провернули с Эфиопией сделав ещё населённейшей страной без выхода к морю. Говорят такие же планы есть по отношение к Сирии. Делают богатую но уязвимую полоску у моря, которая держится на колониальных штыках. Профит - прогибаются и те и другие, одни потому что уязвимы, другие из-за изоляции и бедности. Ещё пример - Судан, Сербия.- Изначально Атакама была никому не нужна, был я там: воды нет даже в теории на протяжении огромной территории. Расстояние между местами, пригодными для жизни – 200-400 километров, между ними только песок и камни. А вот когда нашли селитру – завертелось. - Море это торговые пути, возможность почти неограниченной торговли. Жизнь без моря это нынче в прямом смысле изоляция, крест на всех видах развития - от экономического до культурного. Хотя в последнее время благодаря авиатранспорту и интернету стало попроще. - - -В конце 90-х прошлого столетия Республика Молдова по обмену получила несколько сотен метров береговой полосы Дуная, построив там грузовой и пассажирский порт, получивший название Международного Свободного Порта Джурджулешть (МСПД). Сухопутная Молдова получила выход к морю, на международный рынок морских контейнерных перевозок через свой южный порт Джурджулешть. http://www.eav.ru/publ1.php?publid=2013-11a07http://izvestia.ru/news/446876Берег Боливии и США http://shogi.ru/Bol/Bolivmar.htm https://yadi.sk/i/3Cq-C8dxirpKkГуа́но (исп. guano от кечуа wanu) — разложившиеся естественным образом остатки помёта морских птиц и летучих мышей. Содержит значительную долю соединений азота (около 9 % аммиака) и фосфора (около 13 % P2O5). Используется в качестве азотно-фосфорного удобрения. Значительные залежи гуано имеются в Южной Америке (Перу, Боливия), Южной Африке (например, остров Ичабо у побережья Намибии), на островах Тихого океана.Сели́тра — тривиальное название для минералов, содержащих нитраты щелочных, щелочноземельных металлов (в том числе их кристаллогидратов) и аммония. Чилийская селитра, Натриевая селитра, NaNO3. Селитры используются как азотные удобрения

12 декабря 2014, 11:35

FAQ: Конкиста и метисация

Об отличиях испанской и английской колонизации и отношении испанцев к индейцам  Разговор о метисации имеет смысл начать с отличий английской колонизации от испанской. И в этих отличиях, как в капле воды, отразились особенности испанской конкисты. 1. Христианские мотивации колонизаторов Как известно, английскую колонизацию Нового Света начали пуритане, которых североамериканцы почтительно именуют отцами-пилигримами. Ревнители строжайших моральных религиозных устоев, они семьями подались в Новый Свет, для того чтобы построить там, как они говорили, «град на горе» и «сад в пустыне». Они понимали христианизацию скорее в пространственном смысле — как очищение земли из-под власти дьявола. У них не было никакой надобности в проповеди, не было желания насаждать христианство, не имелось у них и развитого института миссионеров, готовых принести себя в жертву, какой был у испанцев. Англичане просто вытесняли индейцев с завоеванных земель. Фронтир, отразившийся в вестерне, на самом деле возник не в 40-е годы XIX века, а гораздо раньше — он установился в сознании колонистов еще в первые годы английской колонизации. Вот этот фронтир: мы и они — два совершенно разных несоприкасающихся мира. Совсем иную направленность имела испанская конкиста. Дело в том, что буквально через полтора месяца после возвращения Колумба из первой экспедиции за океан папа Александр VI выпустил в свет буллу Inter Cetera, где объявил индейцев людьми, способными к восприятию католического вероучения, и предписал испанским монархам христианизировать коренных жителей Нового Света. Именно христианизация официально была объявлена главной целью испанской конкисты. Тем самым папа изначально настроил испанцев на всесторонний контакт с индейцами.2. Испанцы и англичане в их отношениях к индианкеИз сказанного проистекает и другое отличие, которое коренится в области сексуальных отношений. При установке на жесткое разграничение миров контакты между англичанами и индианками сводились на нет. Английская корона официально не разрешала, но и не запрещала браки между колонистами и индианками — просто потому, что такой проблемы не было, такие браки случались настолько редко, что входили в анналы истории. Следует подчеркнуть при этом, что английская корона не считала индейцев своими подданными.Совершенно иная ситуация сложилась в испанских колониях. Уже к 1514 году, когда король официально разрешил браки испанцев с индианками, многие колонисты на острове Эспаньола, почти треть, были женаты на индейских женщинах. И священник не совершал ничего предосудительного, когда венчал испанца с индианкой, просто потому, что все индейцы считались подданными испанской короны. Фактически этот указ узаконивал уже сложившийся порядок вещей.3. Гедонистический рай Нового СветаЕще очень важный момент связан с тем, как испанцы воспринимали внешность индейской женщины. Уже в дневнике первого заокеанского плавания Колумба говорится о красоте индейских женщин, а потом кто только ни пел им дифирамбы. А ведь речь идет о представительницах другой расы. Если мы возьмем, например, темнокожих, то в европейской литературе вплоть до конца XIX века не найти словосочетания «красивая негритянка», такое выражение воспринималось бы просто как оксюморон, сочетание несочетаемого. Испанец изначально оценил красоту индейской женщины, что настраивало на сексуальные контакты с туземками.Кортес принимает в подарок от вождей Табаско двадцать индейских красавицДругой важный момент коренится в восприятии сексуальных отношений в Америке. Безусловно, индейцы практиковали совершенно другой, гораздо более свободный и раскованный тип сексуальных отношений, чем тот, какой существовал в тогдашней чопорной Испании. И потому испанцы воспринимали Новый Свет как своего рода гедонистический рай. И надо сказать, этот миф, в отличие от мифов об Эльдорадо, был куда более приближен к реальности.Распространен миф, будто бы конкистадоры только и занимались что изнасилованиями индейских женщин. Конечно, без насилия не обходилось, но в целом практика сексуальных отношений была иной, поскольку среди индейцев повсеместно существовал обычай дарить женщин или предоставлять дорогому гостю женщину на ночь. И женщины, привыкшие быть вещью, которую можно дарить, обменивать, покупать, очень легко подчинялись новым хозяевам.4. Индейская «аристократия»Важно подчеркнуть, что многие испанцы не относились с небрежением к своим индейским женам и сожительницам. В отличие от ареала английской колонизации, в испанской оказались индейские народы, создавшие государства городского типа со сложной социальной иерархией и наследственной аристократией. Кичливость испанцев в отношении своей голубой крови заставляла их испытывать уважение к чужой голубой крови. Например, Франсиско Писарро сожительствовал с сестрой Верховного инки Атауальпы, которого он загубил, и при этом он всегда представлял ее как свою жену, сажал с собой за стол, оказывал ей знаки внимания, а рожденную от нее дочь Франсиску объявил наследницей всех своих богатств. В эпоху конкисты прочно установилась практика поощрения конкистадора — отдать ему в жены знатную индианку. И конкистадоры даже дворянских родов считали за честь для себя жениться на индианке, в чьих жилах текла «королевская» кровь.Индейский «королевский двор». Гравюра Теодора де Бри из серии «Америка», 15925. Социализация детей-метисов в колониальном обществеУже к середине XVI века выросло первое поколение детей-метисов. Сколько их было, трудно сказать, наверное, тысяч двадцать-тридцать; во всяком случае, в составе многих экспедиций 50–70-х годов уже решительно преобладают метисы — испанцы называли их "детьми земли". Казалось бы, испанцы могли относиться с небрежением к своим внебрачным детям-полукровкам. Однако это не так, и показательных примеров достаточно много. Достаточно привести такой: после убийства Франсиско Писарро самозваным губернатором Перу стал незаконнорожденный сын Диего де Альмагро, тоже по имени Диего, рожденный от какой-то индианки из Центральной Америки. И никто из сторонников Альмагро не подвергал сомнению его права быть губернатором Перу на основании того, что он метис и рожден вне брака.Не менее показателен пример Кортеса, который имел четырех законных детей и четырех незаконных, рожденных от индианок, — двух сыновей и двух дочерей. Когда Кортес отправился в Испанию, он взял с собой одного законного сына и двух незаконных. Мало того, он направил посланников к папе римскому с богатейшими дарами, для того чтобы тот признал законными всех его отпрысков, рожденных вне брака, что и было сделано. И каждому своему ребенку-метису он откажет в завещании часть своих богатств, всех дочерей и бывших наложниц он выдаст замуж за своих соратников, идальго.Когда испанец признавал своего ребенка-метиса потомком и наследником, он совершал, по сути дела, глубоко символический культурный акт: тем самым он признавал как свою принадлежность Новому Свету, так и полноценность индейцев и метисов. Он выступал уже не как испанец, а как креол, зачинатель будущих латиноамериканских этносов. ПостНаука 

01 сентября 2014, 14:25

25 мест для путешествий настоящих экстремалов

Зачем ехать на дорогой курорт, когда наша планета буквально кишит приключениями? Когда на ней еще столько неисследованных пещер и величественных гор? Когда она может предложить нам нечто большее, чем бассейн с хлоркой у берега моря или дежурное обслуживание официантов с безучастными лицами? Предлагаем вашему вниманию список приключений, которые вы просто обязаны попробовать. Жизнь коротка — вперед, к приключениям!   Путешествие по изумительному солончаку Уюни, Боливия В сезон дождей крупнейший на Земле солончак становится самым большим в мире зеркалом. Охватывая площадь в более чем 10 000 кв. км, солончак Уюни — это мечта всех искателей приключений и новых ощущений. Здесь можно затеряться в собственных мыслях.  В центре солончака находится остров Инкауаси — холм, на котором можно неплохо отдохнуть.  По лаве на каяках — Гавайи Вулкан Килауэа появился 600 000 лет назад. Его последнее извержение началось в 1983 году и все еще продолжается, что делает его самым долгим извержением в истории. В процессе извержения «на свет» появилось более 190 кв. км суши. Сейчас смельчаки со всего мира могут проплыть по лаве вокруг этой новообразованной суши всего в нескольких метрах от места, где эта лава температурой в 1000 градусов по Цельсию впадает в Тихий океан.  Станьте ниндзей — Япония Ниндзя — тайные агенты феодальной Японии. Со временем они исчезли, но в Токио находится один из немногих оставшихся сенсеев ниндзя, включая того, который расправился сразу с 13 членами Якудзы. Тренировки могут оказаться сложными, но вы научитесь быть истинным синоби.  Исследуйте пещеры в Национальном парке «Мамонтова пещера» — штат Кентукки, США В Мамонтовой пещере находится крупнейшая на данный момент система пещер в мире. Здесь вы найдете более 600 км связанных между собой переходов, которые так и ждут, чтобы их исследовали.  Неудивительно, что пещера получила прозвище «известняковый лабиринт», потому что за каждым поворотом может оказаться новая, еще не исследованная пропасть.  Пешая прогулка по племенным землям — долина Балием, Папуа — Новая Гвинея Племя Дани было открыто совсем недавно — в 1938 году.  Они живут в долине Балием — потрясающей части Западной Папуа — Новой Гвинеи, которая умудрилась сохранить свою первозданную красоту.  Каждый год племя приглашает нескольких счастливчиков на свои земли, чтобы показать им местную природу и свои деревни.  Вернитесь в ледниковый период — Аляска Последний ледниковый период закончился тысячи лет назад, но Национальный парк Кенай-Фьордс на Аляске — одно из последних мест на земле, где он все еще продолжается.  В этой горной местности каждый год выпадает по 1000 см снега, а еще здесь находится более 40 активных ледников. Кенай требует достаточной эмоциональной и физической подготовки от тех, кто осмелится исследовать его суровый климат и территорию.  Поживите с водным народом мокен — архипелаг Мьей Архипелаг Мьей — это серия из более чем 800 мелких островов к югу от Бирмы. На островах и в окружающих их водах живет племя мокен. Живут они на построенных вручную лодках.  Выживают за счет рыбалки с копьями и сетями, а большую часть времени проводят под водой в поисках моллюсков. Пожить бок о бок с этими уникальными людьми — это неповторимый опыт и возможность узнать их удивительную культуру, сохранившуюся в течение столетий.  Спуск с вулкана — Леон, Никарагуа Леон — небольшой городок, стоящий в тени огромного вулкана Серо-Негро. Если вы думаете, серфинг по воде — это легко, то здесь вам предложат попробовать далеко не легкий вид спорта.  Поднимитесь на вершину этого гиганта с доской за спиной, а затем скатитесь на этой доске внутрь вулкана на скорости до 80 км/час.  Станьте воином Чингисхана — Монголия Племена Монголии всегда были кочевническими, даже во времена Монгольской империи — одной из крупнейших в истории.  В монгольских степях можно научиться сражаться и выживать, как это умели истинные воины, покорявшие Азию 800 лет назад.  Прокатитесь по реке Амазонка — Перу Отправляйтесь в самое сердце знаменитого региона Перу — Амазонки — и поработайте с учеными и местными жителями из племени кокама над экспериментами, которые помогут защитить уязвимую и самобытную природу Национального заповедника Пакайя-Самирия.  Вы сыграете важную роль в защите таких редких видов, как амазонские речные дельфины.  Проплывите между двумя континентами — Исландия В глубине этого огромного Национального парка находится озеро Тингвадлаватн, которое находится на тектонической границе Северной Америки и Европы.  Счастливые дайверы могут проплыть между тектоническими плитами этих двух континентов, которые каждый год раздвигаются друг от друга на 2 см.  Пешее сафари с племенем масаи — Танзания Нет ничего лучше, чем исследовать дикую природу Африки пешком, а лучших гидов и охранников, чем масаи, не найти, ведь они живут на этих землях вот уже сотни поколений.  Это уникальная возможность увидеть львов, буйволов, слонов и жирафов на воле, а не за железными прутьями.  Дайвинг в Голубой дыре — Белиз Великая голубая дыра — это на самом деле огромная система пещер, образовавшаяся, когда эта местность не была покрыта кристально чистой водой.  Сейчас глубины этой дыры служат игровой площадкой для дайверов и искателей приключений, обеспечивая впечатления, которые больше нигде не испытаешь.  Миграция северных оленей — Полярный круг, Норвегия Раз в год вот уже на протяжении более 4000 лет саамы перемещают свои огромные стада северных оленей на территорию с более мягким климатом  Совсем недавно они начали приглашать людей «из внешнего мира», чтобы те помогли им. В течение пяти дней вы будете работать не покладая рук, ведь именно такова жизнь пастуха.  Спуск в спящий вулкан — Исландия Огромный магматический бассейн некогда яростного вулкана Принукагигур находится в более чем 120 м под землей.  Ученые, исследовавшие вулкан, установили здесь лифт, который спускается вниз, и только в течение одного месяца в году они приглашают счастливчиков присоединиться к этому неповторимому исследованию.  Круиз на ледоколе по Северному полюсу — Северный Ледовитый океан Северный полюс в центре Северного Ледовитого океана лишь частично покрыт опасно меняющимся морским льдом.  Круизы на ледоколах — единственная возможность пробиться через этот толстый лед. Эта полная адреналина экспедиция предлагает удивительную возможность ощутить то, что удается ощутить лишь немногим счастливчикам.  Поездка по тундре — Канадская Арктика Суровый климат Арктики зачастую слишком невыносимый даже для самых стойких туристов.  Одна канадская компания предлагает вам шанс увидеть эту суровую территорию без риска отморозить ноги.  Пройдите по самой опасной тропе в мире — Малага, Испания Эль-Каминито-дель-Рей — это дорожка, появившаяся в 1905 году.  С тех пор этот переход пришел в упадок, но им продолжают пользоваться — самые отчаянные и смелые искатели приключений.  Исследуйте неизвестное — Папуа — Новая Гвинея Папуа — Новая Гвинея — одна из самых малоизвестных стран в мире. Последняя экспедиция туда прошла в 1960-х.  Многочисленные племена и животные этой страны остаются скрытыми для внешнего мира. Они ждут, чтобы вы открыли их.  Поднимитесь на гору, чтобы выпить чаю — Китай Эта ужасающая «лестница на небеса» ведет на вершину горы Хуашань высотой более 2100 м.  Причина столь отчаянного путешествия вполне проста — на вершине горы находится чайный домик, в котором подают лучший чай в мире (по крайней мере должны подавать, раз уж ради него нужно преодолеть этот ужас).  Станьте буддистским монахом на месяц — Тибетские Гималаи Это духовное приключение приведет вас в захватывающие дух Гималаи, где можно пожить в монастыре, спрятанном среди гор. Насладитесь древней культурой из первых рук и погрузитесь в духовные искания и медитации. Вам придется принимать участие во многих культурных мероприятиях, например в трехдневном паломничестве в Дармсалу.  Пересеките пустыню Сахара с торговцами соли — Северная Африка Сахара занимает площадь в более чем в 8 миллионов кв. км. Это одно из самых негостеприимных мест в мире.  Несмотря на это, торговцы солью из племени туарег продолжают возить свои товары из Таоденни в Тимбукту вот уже на протяжении нескольких веков. Этот путь длиною в 22 дня — незабываемый опыт, требующий немалой доли решимости.  Рафтинг на реке Гандак, Непал Река Гандак настолько изолирована, что лишь у горстки людей будет шанс предпринять это удивительное путешествие.  Эта дикая река предлагает неповторимый рафтинг, а ночью можно разбить лагерь под звездами на белых пляжах реки, в глубинке Непала. Ощущение победы после прохода по этой бурной горной реке останется с вами на всю жизнь.  Обезьянье сафари, Уганда и Руанда Великие и туманные горы Руанды и Уганды — одно из последних мест на земле, где гориллы живут более-менее спокойно.  В густой растительности можно найти 4-5 видов «высших приматов» — горных горилл, равнинных горилл, шимпанзе и бонобо.  Можно также предпринять сложный, но приятный путь на вулканы Мухавура и Гахинга.  Исследуйте Коста-Рику, сплавляясь по рекам Долина Пакуаре и полуостров Осса — одни из немногих маршрутов из поросших густой растительностью нагорий Коста-Рики на ее изумительное побережье.  За две недели можно поучаствовать в экспедиции, которая попробует преодолеть этот маршрут пешком и на каяках.  По пути вы сможете увидеть и даже пожить с индейцами из племени кабекар.  Изучите Ваханский коридор Ваханский коридор — это небольшая полоска земли примерно в 220 км длиной и в некоторых местах лишь в 16 км шириной. Ее обрамляют горы Пакистана и Таджикистана, а сам коридор служит сухопутным маршрутом между Афганистаном и Китаем.  Эта территория настолько изолирована от внешнего мира, что коренные киргизы, пасущие яков и коз, веками живут сами по себе, как они сами выражаются, «забытые остальным миром». Эту часть планеты посещают даже реже, чем гору Эверест. Сюда добирались Чингисхан, Александр Великий и Марко Поло.  Поднимитесь на горы Тяньцзы — Китай Эти высокие горы-столбы настолько уникальные, что их снимали в фильме Джеймса Кэмерона «Аватар». Они образовались под водой 380 миллионов лет назад, вода разрушила окружающий их песчаник, оставив лишь эти каменные колонны.  Некоторые из этих колонн возвышаются более чем на 1200 м над уровнем моря, и альпинисты, которым посчастливилось подняться на вершину этих колонн, зачастую отказываются подниматься на какие-либо другие горы — после них все кажется слишком посредственным.

Выбор редакции
27 февраля 2014, 01:02

В ЖУРНАЛЬНОМ КЛУБЕ ИНТЕЛРОС НОВЫЙ АЛЬМАНАХ «ДИСКУРСЫ ЭТИКИ»

Дискурсы этики. Альманах Вып. № 4 (5), 2013 В номере: • А.М. ПОЛОЖЕНЦЕВ. Эпистемология прогресса  • Paul GUNDERSEN. Business Ethics – Illusion or Source of Strength  • Я.С. ЯСКЕВИЧ. Биоэтический дискурс в контексте постнеклассической науки • А.В. РАЗИН. Моральные дилеммы: причины возникновения и способы разрешения • В.Ю. ПЕРОВ, Е.В. ДЕРЖИВИЦКИЙ. О политическом знании и добродетелях политиков… • А.С. ЛАПТЕНОК. Мораль в информационном обществе: верность традиции или новые парадигмы?  • Г.П. АРТЁМОВ. Национальные особенности ценностных приоритетов профессиональных групп (Германия и Россия) • Д.А. ГУСЕВ. Моральная нормативность, институциональная экономика и корпоративная социальная ответственность И другие публикации

20 августа 2013, 18:43

В Британии протесты против добычи газа переросли в столкновения с полицией

19 августа в британской деревне Балкомбе протесты местных жителей против добычи газа методом фракинга переросли в столкновения с полицейскими, охраняющими место работ. По данным правоохранительных органов, около 25 человек арестовано. Подписывайтесь на RT Russian - http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=rtrussian RT на русском - http://russian.rt.com/ Vkontakte - http://vk.com/rt_russian Facebook - http://www.facebook.com/RTRussian Twitter - http://twitter.com/RT_russian Livejournal - http://rt-russian.livejournal.com/

07 июня 2013, 11:40

Серые волки и коричневые рейхи

Андрей Фурсов. Тайная история послевоенного мира. Статья представляет собой обзор точек зрения ряда исследователей. В случае, когда автор обзора выска­зывает свою точку зрения, это специально оговаривается.Авторы «Серого волка» сходу огорошивают читателя (разу­меется, не очень подготовленного), причем не один раз. Во-первых, они уверенно утверждают: «...в конце Второй мировой войны Адольф Гит­лер, величайший злодей в истории, сбежал из Германии и остаток жиз­ни провел в Аргентине; его замести­тель по партии рейхсляйтер Мартин Борман и Генрих "гестапо"-Мюллер, ключевая фигура в разработке плана "окончательного решения еврейского вопроса", также избежали наказания и присоединились к нему в Аргенти­не. Не менее вопиющий факт: Амери­ка и Британия способствовали побегу сотен бывших нацистов, таких, как ученый-ракетчик Вернер фон Браун и садист-эсэсовец Клаус Барбье, из­вестный как Лионский Мясник. В по­слевоенные годы оба они работали на правительственные службы США, остальным же просто позволили из­бежать судебного преследования и поселиться в разных отдаленных уголках планеты» (P. XIX).Во-вторых, авторы фиксируют тот факт, что, несмотря на все разговоры о том, что Гитлер покончил жизнь са­моубийством, однозначных (в юри­дическом смысле) доказательств нет. ДНК-экспертиза фрагмента «черепа Гитлера» показала, что он принадле­жал женщине 30—40 лет (но не Еве Браун). Уже доказано, что «труп Евы Браун» не имеет никакого отношения к Еве Браун; «фото еще не сожженно­го "трупа" Гитлера с пулевой раной на лбу широко распространялось после войны. Ныне считается, что это ско­рее всего повар из бункера, отдаленно напоминающий Адольфа Гитлера. Это было одно из, по крайней мере шести, тел "Гитлера", переданных советским представителям, причем ни одно из них не имело следов огня»ДНК-тест скелета Бормана, обнару­женного близ рейхс­тага, показал (об этом сообщили офи­циальные власти), что он принадлежит кому-то из его стар­ших родственников; а «кости Мюллера», эксгумированные в 1963 году, принад­лежат вообще трем разным людям. В то же время есть нема­ло свидетельств лиц, видевших фюрера и Еву Браун после вой­ны. Но похоже, это мало кого интересу­ет — как и тот факт, на который указыва­ют авторы: «В ФБР во времена директора Джона Эдгара Гувера хранились данные о каждом случае появления Гитлера вплоть до 1960-х годов» (P. XXIV).А вот свидетельств о том, что он вовсе не собирался кончать жизнь самоубийством и готовился к бегству, хватает. Например, Леон Дегрель после окончания войны рассказывал, что посещал Гитлера за день до того, как в Берлин вошли русские, и фю­рер активно готовился к побегу. Леон Дегрель — человек весьма информи­рованный. Несмотря на звание всего лишь штандартенфюрера СС, этот бельгиец был последним, 12-м ры­царем внутреннего (руководящего) круга СС («Орден Черного Солнца») и «по совместительству» возглав­лял партию рексистов. Незадолго до своей смерти (1975) Отто Скорцени именно Дегрелю и капитану I ранга ВМС Италии «черному князю» Вале-рио Боргезе делегировал свои пол­номочия по руководству тайными структурами «неви­димого рейха»2.Оба эти пер­сонажа не только колоритны, но и (особенно Боргезе) хорошо иллюстри­руют смычку меж­ду послевоенным фашизмом и анг­ло-американскими элитами, а потому об этих личностях, сде­лав небольшое от­ступление, надо ска­зать несколько слов. Дегрель после вой­ны неоднократно говорил, что, вторг­нувшись в СССР, вер­махт, вопреки ожи­даниям, столкнулся не с азиатами, а с са­мыми настоящими арийцами. Рассказы­вают, что в кабинете Дегреля после войны висели карти­ны, изображающие немца и русско­го — двух блондинов с голубыми гла­зами, сошедшимися в смертельной схватке. Дегрель выражал сожаление, что два «братских северных народа» уничтожали друг друга — не в первый раз, добавлю я, и вина за это лежит на не вполне «северных» по генетике и даже по внешности руководителях Третьего рейха и подталкивавших их к агрессии против СССР англосак­сах — которым после окончания вой­ны служил Дегрель.«Черный князь» Юнио Валерио Боргезе — значительно более злове­щий персонаж, одна из важнейших фигур в фашистской системе Ита­лии. В 1945 году американский раз­ведчик Дж. Энглтон спас Боргезе как минимум от тюрьмы, и организатор морского спецназа (Х МАБ) Италии Муссолини, офицерский состав ко­торого практически полностью был представлен выходцами из знатных итальянских семей, начал верно слу­жить США и возглавлявшимся аме­риканцами наднациональным струк­турам мирового управления3. Сам Боргезе — представитель одного из знатнейших итальянских родов, тес­но связанного с аристократическими фамилиями Паллавичини, Колонна, Орсини, профашистскими элемен­тами Ватикана и военно-религиоз­ным Мальтийским орденом. Именно Боргезе играл активную роль в «на­товском бюро убийц» — официально созданной в 1956 году структуре «Гла-дио» («Gladio» — «Меч»), специализи­ровавшейся на политических убий­ствах и инкогнито направлявшей деятельность правых и левых (вклю­чая «Красные бригады») террористов. После неудавшейся попытки правого переворота в Италии в 1970 году Бор-гезе бежал в Испанию, где установил тесный контакт со Скорцени. Таким образом, выстраивается линия: Ален Даллес (ЦРУ, США) — Боргезе (Ита­лия, НАТО, европейские католическая и финансовые корпорации) — Чет­вертый рейх, то есть нацисты. Имен­но младший Даллес играл одну из главных ролей во включении бывших нацистов в американские и натовские разведывательные структуры. Но вер­немся к «самоубийству» фюрера.Со временем стало выявляться, что показания «свидетелей» самоубийст­ва Гитлера мало чего стоят. Опираясь на свои исследования, а также рабо­ты Е. М. Ржевской, А. Иоахимстиллера, В. Мазера, В. А. Брюханов писал: «По­нятно, что Гитлер имел совершенно законное право побеспокоиться о своей жизни и здоровье чуть больше, чем это делали непосредственные руководители государств антигитле­ровской коалиции вместе со всеми их многочисленными советниками и профессиональными убийцами, столь трогательно заботившимися о Гитле­ре вплоть до самого конца войны!Гитлер и побеспокоился — об этом свидетельствовал известный персо­наж, прославившийся своими запу­танными и противоречивыми при­знаниями и показаниями, зубной техник Фриц Эхтман.В мае — июне 1945 года он "опоз­нал" "труп Гитлера" по якобы изготов­ленным им самим зубным протезам, которых он на самом деле не мог из­готавливать — они были сделаны и установлены за несколько лет до его появления в окружении Гитлера.Затем к лету 1947 года Эхтману уже основательно надоело сидеть в совет­ской тюрьме, и он начал осторожно, но очень прозрачно намекать на то, что еще в январе 1945 года получил четкое задание на изготовление дубликатов искусственных зубов Гитлера для по­следующей их установки его двойнику.Но политическая конъюнктура складывалась так, что никто в этих от­кровениях Эхтмана тогда не нуждался, и пришлось ему посидеть еще немало лет, а потом, позднее, возник спрос на совсем другие его показания — и уж он постарался не подкачать, сно­ва доказывая, что в 1945 году опознал труп подлинного Гитлера, а потом вновь стал сеять в этом сомнения! Что сделаешь, если жизнь прирож­денных или воспитанных лжесвиде­телей обычно далека от безмятежно­сти, покоя и комфорта и, главное, от последовательности!..»4.Зададимся вопросом: если Гитлер действительно уцелел, то могли ли об этом не знать лидеры держав — чле­нов антигитлеровской коалиции? Не могли. Кстати, они никогда не утверж­дали, что у них есть доказательства смерти «Алоизыча». Сталин в Потс­даме (17 июля 1945 года) настаивал, что Гитлеру удалось скрыться; Жуков (6 августа 1945 года): «Опознанного трупа Гитлера мы не нашли»; Эйзен­хауэр (12 октября 1945 года): «Есть все основания утверждать, что Гитлер мертв, но нет ни малейшего прямого доказательства этого факта».В-третьих, С. Данстен и Дж. Уильямс подчеркивают (и убедительно доказывают этот тезис содержанием своей книги), что «побег Гитлера из Берлина. на удивление хорошо задо­кументирован» (P. 249).Думаю, если предположить, что мировые лидеры знали, что Гитлер жив (они ни разу не позволили себе прямо сказать, что он мертв), и при этом не предприняли мер к его поим­ке, значит, речь должна идти о молча­ливом согласии или просто о сговоре, или, если угодно, о договоренности. Гитлеру могли позволить уйти в будто бы небытие — в обмен на что-то, на какие-то козыри, которые фюрер вы­ложил на стол.1«Козыри» эти были представле­ны как «кнутом», так и «пряником». «Кнут» — угроза подвергнуть бомбар­дировке новым оружием восточное побережье США, и есть сведения, что демонстрация была проведена (аме­риканские власти представили ее как взрыв снаряда, или снарядов, непо­далеку от Нью-Йорка). Но «пряники» были значительно мощнее. Речь идет о трех вещах.Первое: часть награбленных бо­гатств. Американцы захватили только «золото рейха» (около 20 процентов общих «запасов»), которым профи­нансировали план Маршалла, но не нашли «золото партии», которым ве­дал обергруппенфюрер СС Франц Шварц, и «золото СС». Ограбление Европы было одной из составляющих гитлеровской политики в частности и Второй мировой войны вообще. Впрочем, по некоторым сведениям, военно-морская (sic!) разведка Герма­нии еще в 1931 году составила спи­сок крупнейших государственных и частных коллекций произведений искусств, антиквариата и нумизмати­ки в Европе. После оккупации нужно было только подгонять грузовики по означенным адресам. «История Второй мировой войны, — пишет А. Мосякин, — это не только вполне изученная картина военных дейст­вий, но и еще не вспаханная целина бесконечных перемещений, насиль­ственных изъятий и гибели культур­ного и исторического наследия целых народов. Под грохот пушек творился вселенский "круговорот сокровищ". Эшелонами из одних мест в другие вывозились произведения искусства, ценности дворцов, музеев, церквей и библиотек, частные и государствен­ные архивы, имущество граждан. Сна­чала народы большинства европей­ских стран ограбили гитлеровцы и их приспешники, а потом награбленное ими "прихватизировали" победите­ли. И здесь надо отчетливо понимать, что за этим стояло не примитивное воровство (хотя и оно имело место), а нечто гораздо большее. Еще Гитлер хотел использовать награбленные им ценности как инструмент в будущих мирных переговорах. Об этом пи­шет в своих мемуарах Альберт Шпе-ер, о том же есть документы в архиве Г. Штайна». В данном контексте важ­но, что Гитлер изначально собирался использовать награбленное в качест­ве «гирьки» на весах мирных перего­воров. А грабили немцы системати­чески и в огромных масштабах. Этим занимался Оперативный штаб под руководством рейхсляйтера Альфре­да Розенберга (Einsatzstab Reichsleiter Rosenberg fur die Besetzen Gebiete — ERR). Не говоря уже о том, что наци­сты опустошили центральные банки всех захваченных стран.Второе, и это очень важно, «козы­рем» мог быть убойный компромат на мировую верхушку, нарытый немец­кой разведкой и агентурой влияния в 1920-х — первой половине 1940-х годов.Третье — часть технических до­стижений рейха (патенты, техноло­гии), который по ряду направлений обогнал СССР и США на десятилетия. По мнению К. П. Хидрика, одним из объектов технического отступного, переданного Борманом американ­цам, могли быть уран и взрыватели для атомных бомб, сброшенных в августе 1945-го на Хиросиму и На­гасаки. В истории с Манхэттенским проектом есть одна загадка: амери­канцам еще в начале 1945 года ката­строфически не хватало урана, и они никак не могли произвести хорошие взрыватели — а в августе они уже сбрасывали атомные бомбы на япон­ские города. В работе «Критическая масса: как нацистская Германия от­дала обогащенный уран для созда­ния американской атомной бомбы» К. П. Хидрик пишет, что бомба «Little boy», сброшенная на Хиросиму, со­держала 64,15 килограмма обога­щенного урана — это практически все, что было произведено с сере­дины 1944 года в США (в Оук Ридж, Теннеси), для второй бомбы урана не было — но бомба появилась.Загадка разрешается, если пред­положить, что уран и взрыватели были переданы американцам в об­мен на отказ от преследования по­сле войны. Есть ли свидетельства в пользу такого предположения? Це­лый ряд исследователей, включая К. П. Хидрика (его работа основана на документах Национального ар­хива США), Дж. Фаррелла, Дж. Мар-рса, Х. Стивенса и других считают, что есть. Главную роль в истории с передачей урана играла подводная лодка U-234. Она отплыла из Киля в марте 1945 года. На борту находи­лись изобретатель взрывателя для атомной бомбы доктор Хайнц Шли-ке, два японских офицера — полков­ник ВВС Гэндзо Сёси и капитан ВМС Хидео Томокага, — а также 240 мет­рических тонн груза, включая два разобранных истребителя МЕ-262, взрыватели и десять позолочен­ных цилиндров с 560 килограмма­ми окиси урана (этого хватило бы для восьми бомб типа той, что была сброшена на Хиросиму; у самих аме­риканцев едва хватило на одну).Использование позолоченных цилиндров свидетельствует о том, что речь идет о высокообогащенном уране-235: золото — эффективная защита от радиации. Члены коман­ды посмеивались над японцами, под руководством которых вносили груз, замаркированный «U-235», полагая, что те перепутали номер подвод­ной лодки (U-234). Но путаницы не было: маркировка «U-235» означала уран, который предназначался для японцев и их бомбы. Однако 14 мая 1945 года U-234 получила из Берли­на приказ (реально его в это время мог отдать только Борман) сдаться американцам; узнав о сдаче, японцы покончили жизнь самоубийством и были похоронены в море. Когда аме­риканцы официально предъявили захваченный груз морскому ведом­ству, в нем отсутствовали оба истре­бителя и 70 тонн груза.Уран-235 — далеко не единствен­ный научно-технический «объект» для обмена, который могли предло­жить нацисты; были и другие, не го­воря уже о «ненаучно-технических» (в том числе сведения о том, где спрятаны бесценные предметы ис­кусства).Размен части активов, техники и компромата на жизнь и послевоенное функционирование верхушки рейха в заранее созданных структурах, ра­зумеется, аморален, но политически мог выглядеть весьма целесообраз­но в глазах всех участников сделки, особенно если учесть интерес аме­риканцев к использованию нацистов против СССР. Не надо забывать и тот факт, что Третий рейх был бруталь­ным экспериментом по созданию нового мирового порядка, в котором была заинтересована западная эли­та в целом (отработка управления большими массами оболваненного населения, двухконтурная система власти — партия и неоорден СС, жест­кий социальный контроль и т. д.), и одновременно бизнес-проектом этой элиты. Достаточно взглянуть на связи американских и немецких финанси­стов и промышленников, на «ИГ Фар-бениндустри». Если сделка, о которой идет речь, состоялась — а похоже, так оно и было, — журналисты и ученые всех стран, обслуживающие свои вер­хушки, должны были «убедительно доказывать», что Гитлер мертв, выпол­няя установку тех, кто знал правду и условия ее рождения. Если бы люди узнали, что победители Зла пошли с ним на сделку, разрешив тому, кого за­клеймили как «преступника № 1 всех времен и народов», жить спокойно и в комфорте, в то время как его бли­жайшее окружение (а по сути и его, заочно) судили в Нюрнберге, то об­нажившаяся правда вызвала бы гран­диозный скандал и оборвала бы мно­гие карьеры. Ведь сказал же как-то А. А. Громыко, что если бы мир узнал правду о реальности, то он взорвал­ся бы. Поэтому фюрер должен был считаться мертвым: «Следствие окон­чено, забудьте». И наука, а также жур­налистика — продажные или просто недалекие — работали на эту «забыв­чивость».Однако, как ни прячь, следы все­гда остаются — их нужно уметь най­ти. Как говорил герой романа «Вся королевская рать» губернатор Вилли Старк, «всегда что-то есть. Человек за­чат в грехе и рожден в мерзости, путь его — от пеленки зловонной до смер­дящего савана. Всегда что-то есть. Нужно только копнуть». Или: «Кто не слеп, тот видит», — говорил уже не ли­тературный, а реальный герой — Лав­рентий Берия.Вот как увидели бегство Гитлера С. Данстен и Дж. Уильямс, которые, используя воспоминания участни­ков и некоторые документы, прошли по следам фюрера. Далее по ссылке.Выскажу предположение: возмож­но, Гитлер действительно умер в 1962 году, но возможно и другое — оче­редной обрыв следа. Наконец, есть у меня сомнение и по поводу того, что в Латинской Америке жил Гитлер, а не двойник. Хотя сделка с мировой (пре­жде всего американской) верхушкой и могла быть заключена, Гитлер ни в коем случае не должен был верить янки. А потому скорее всего раньше или позже он должен был задейство­вать двойника. По логике, в Барилоче должен был постоянно проживать именно один из двойников, а Гитлер, сделав пластическую операцию, мог жить где-то еще, причем скорее всего не в Аргентине, Парагвае или на Маль­дивских островах, а в Европе — в Ав­стрии или Баварии: «Где умный чело­век прячет камешек? Среди камешков на морском берегу» (К. Г. Честертон), то есть там, где заведомо не будут ис­кать, тем более зная, что фюрер жи­вет в Барилоче. Ведь заявил же в 1943 году Карл Дениц: «Подводный флот Германии может гордиться тем, что участвовал в создании рая на земле, неприступной крепости для фюрера в одном из уголков земного шара».Что касается Бормана, Мюллера и Каммлера, то с доказательствами их смерти дело обстоит совсем плохо. Обенгруппенфюрер СС Ганс Каммлер, под контролем которого находились все важнейшие работы рейха по со­зданию сверхоружия, а также тяжелая дальняя транспортная авиация (не­сколько Ju-290 и два огромных Ju-390, «один из которых, согласно Агостону, 28 марта 1945 года совершил перелет в Японию через Северный полюс»8), просто исчез — вообще, исчез с кон­цами. Мюллер был признан погиб­шим (хотя Шелленберг в написанных под диктовку британцев мемуарах за­являет, что Мюллер и Борман «ушли» к русским — врал, естественно), род­ственники поставили надгробие над его могилой с надписью: «Дорогому папочке». Когда в 1963 году могилу вскрыли, в ней обнаружили скелеты сразу трех «папочек» — и ни один из них не был Мюллером.Единственное «свидетельство» смерти Бормана — сомнительные по­казания его дантиста, оказавшегося в советском плену. Симон Визенталь ему не поверил — и правильно сделал. Показательно, что когда в 1969 году израильская разведка стала подби­раться к монастырю доминиканцев Сан-Доминго (Галисия, Испания), там случился пожар, причем начался он аккурат с тех полок, где хранились за­писи о гостях монастыря за 1946 год.Еще одна интересная деталь. Сын Бормана Адольф в 1958 году стал ка­толическим священником, мисси-онерствовал в бельгийском Конго, был захвачен мятежниками и при­говорен к смерти. «С фронта сняли роту десантников, и в ночь перед казнью бельгийские парашютисты были сброшены на деревню. Мятеж­ников перебили, и Адольф Борман оказался освобожден»9. Командовал десантниками знаменитый Боб Де-нар, по признанию которого, ему и его отряду очень хорошо заплатили. Кто заплатил? Скорее всего Мартин Борман, тем более что в Конго тогда было немало наемников из бывших эсэсовцев (пройдет еще немного вре­мени, и противостоять им будут ку­бинцы во главе с Че Геварой, который после своей неудачной конголезской эпопеи эпатажно скажет: «Я ненавижу расизм и негров»).3Даже если бы С. Данстен и Дж. Уи-льямс не выложили огромный пласт информации и документальных сви­детельств, заставляющих поверить в их версию, смерть Гитлера и без этого казалась бы весьма сомнительной. Во-первых, Гитлер не был суицидальным психотипом. Во-вторых, не для того верхушка с 1943 года готовила пос­левоенный запасной аэродром в виде структур, кадров, активов, чтобы в 1945-м фюрер ушел из жизни, — так не бывает. Собственно, в послевоенной истории интересна не столько судь­ба Гитлера, сколько созданная Борма­ном, Мюллером и Каммлером глобаль­ная финансово-по­литическая сетевая структура «Четвер­тый рейх», которую нередко именуют «нацистским интер­националом», что на самом деле не одно итоже — частич­ное совпадение по принципу «кругов Эйлера»; как гово­рит нацист, один из персонажей романа О. Маркеева «Стран­ник. Тотальная вой­на»: «Рейх не исчез, он стал невидимым. И его война не про­играна. Она стала тотальной».То, как готови­лось создание этой структуры, исследует в своей работе «Четвертый рейх» весьма интересный аналитик Джим Маррс. Его работа вы­шла на несколько лет раньше «Серого волка», авторы которого использо­вали содержащуюся в ней информа­цию. Однако если их интересовало в ней только то, что может быть ис­пользовано в качестве иллюстрации к бегству Гитлера, то работа Маррса затрагивает целый ряд намного более важных проблем, чем судьба супругов Гитлер, а именно — наследие Гитлера: национал-социализм, «невидимый рейх». Во Второй мировой войне, счи­тает Маррс, потерпели поражение не­мцы, немецкая армия, но не нацисты, которые рассеялись по миру (вклю­чая США, где сотни бывших нацистов стали работать в военно-промышлен­ном комплексе — как например, Вер-нер фон Браун, который осуществил наиболее важные запуски американ­ских ракет именно 20 апреля — в день рождения фюрера), поддерживая, одна­ко, тесные связи друг с другом.Маррс подчерки­вает тот факт, что поражение нацизма не было зафикси­ровано юридиче­ски: Кейтель, а затем Йодль подписали ка­питуляцию от имени Верховного коман­дования вермахта, армии, но не от име­ни государства и партии, а союзники в эйфории победы не обратили на это внимание: «...в до­кументах о капи­туляции Германии не упоминается не­мецкое правитель­ство, руководство которым к тому времени по личному указанию Адольфа Гитлера, фюрера и рейхсканцлера, было передано гросс-адмиралу Карлу Деницу, заменившему его в качестве президента Германии в последнюю неделю войны. То есть немецкая армия капитулировала пе­ред армией союзников, поскольку акт подписан только военными; для союз­ников правительства Германии просто не существовало. Таким образом, юри­дическая ситуация в конце Второй ми­ровой войны оказалась практически противоположной той, что создалась после капитуляции Германии в Первой мировой войне. Союзники не остави­ли шансов заявить о том, что армия не капитулировала, но забыли упомянуть о правительстве Третьего рейха и, что более важно, о нацистской партии».Значительную часть своей рабо­ты Маррс посвящает теме «тайная история Третьего рейха», показы­вая, как США, американский капитал поднимали в 1930-е годы военно-экономическую мощь Третьего рей­ха. Особенно он подчеркивает роль Рокфеллеров и их доверенных лиц Даллесов, особенно Аллена, будущего директора ЦРУ. По сути, он говорит об американо-германском капитале, причем американский сегмент как минимум не менее виновен в раз­вязывании Второй мировой войны, чем немецкий. Англо-американцы — Сити и Уолл-стрит — вкладывали в немецкую экономику, «несмотря на все эксцессы нацистского режима, и этот сговор продолжал работать даже после того, как в сентябре 1939 года началась война» (P. XXVIII).Разумеется, историю пишут побе­дители — поэтому ни американцы, ни британцы не попали в число тех, кого замечательный советский пи­сатель, лауреат Сталинской премии Николай Шпанов верно назвал «заго­ворщиками» и «поджигателями». Это прекрасно понимал, например, Чер­чилль, который произнес: «История будет добра ко мне, ведь я сам буду ее писать». Старика Уинстона придется огорчить до невозможности: исто­рию пишет не только он, но и другие победители, в частности — русские; и нет ничего тайного, что не стало бы явным, в том числе и роль англо­саксов (британцев и американцев) в разжигании Второй мировой войны, в «наполнении сосуда до краев».Сегодня об этой роли писать тем более необходимо, что англосаксы (и их «пятая колонна» в РФ) все ши­ре развертывают пропагандистскую кампанию, цель которой — прирав­нять гитлеровский режим к сталин­скому и возложить на СССР такую же (если не больше) ответственность за развязывание Второй мировой вой­ны, как и на Третий рейх; ну и само собой — обгадить нашу победу и вы­толкнуть Россию из числа великих держав-победительниц. Вспомнить бы англосаксам поговорку: «Не бро­сай камни, если живешь в стеклянном доме» — ведь исследования послед­них десятилетий со стеклянной яс­ностью показывают активную роль США и Великобритании в разжига­нии мирового пожара, в приведении Гитлера к власти, в накачивании воен­ных мускулов Третьего рейха для уда­ра по СССР, в стравливании Германии и СССР, в провоцировании Японии. Но «британско-американская свас­тика», в прямом и переносном смыс­ле, — это отдельная тема, и мы к ней обязательно обратимся к «радости» наших бывших союзников, а сейчас вернемся к книге Маррса.После сражения на Курской дуге (июль — август 1943 года) стало ясно, что Третьему рейху не устоять. Одна­ко еще в марте 1943-го нацистское руководство в лице Бормана начало готовиться к «жизни после смерти», разрабатывая планы эвакуации вер­хушки рейха и награбленного богат­ства. Поразительный факт: уже вес­ной 1944 года в Европе вышла книга известного в то время корреспонден­та Курта Рейса «Нацисты уходят в под­полье». В ней детально описывались нацистские планы политического выживания (не говоря о физическом) в послевоенном мире.«Они (нацисты. — А Ф.), — писал Рейс, — обладают намного лучши­ми средствами перехода в подполье, чем какое-либо другое потенциаль­но подпольное движение в мировой истории. В их руках вся структура (machinery) хорошо организованного нацистского государства. И у них большой запас времени, чтобы при­готовить все как надо. Они много работали, но они ничего не делали в спешке, не оставили ничего на волю случая. Все было логически проду­мано и организовано до мельчай­шей детали. Гиммлер [с Борманом] спланировал все с исключительным хладнокровием. Он привлек к работе только высококвалифицированных экспертов — самых квалифициро­ванных в области подпольной рабо­ты Теперь, когда партия решила уйти в подполье, но все еще сохра­няет свою организацию, все, что она должна сделать, — это действовать в обратном порядке; то есть перевес­ти — или, более точно, — перевести в направлении противоположном тому, что делали раньше, аппарат го­сударства в партийный аппарат — не слишком трудная задача, поскольку оба аппарата организованы одинако­во» (P. 32).Согласно Рейсу, первые сомнения по поводу судьбы рейха возникли у его руководства еще до разгрома 6-й армии под Сталинградом. 7 нояб­ря 1942 года, всего лишь через два дня после высадки союзников в Северной Африке, в Мюнхене состоялась встре­ча Гиммлера и Бормана. Гиммлер ска­зал следующее: «Возможно, что Гер­мания потерпит военное поражение. Возможно даже, что ей придется ка­питулировать. Но никогда не должна капитулировать Национал-социали­стическая рабочая партия Германии. Именно над этим мы должны отныне работать». С этого момента начина­ется борьба между Гиммлером и Бор­маном за руководство созданием по­слевоенной глобальной нацистской сетевой структуры; в июле 1944-го она достигнет предельной остроты, но победит Борман, то есть не (нео) орденские, а партийные структуры рейха в союзе с финансистами.1В мае 1943 года несколько крупных немецких промышленников встрети­лись у Круппа в замке Хюгель близ Эс­сена. Было принято решение начать внешне дистанцироваться от нацист­ского режима — так будет легче рабо­тать после войны. «Развод» с самого начала был фиктивным, поскольку все делалось с согласия верхушки рейха, в частности Геринга. Впрочем, не Геринг и не Гиммлер занимались реальной подготовкой эвакуации ре­жима, а Мартин Борман.Маррс представляет следующую биографию Бормана: родился в 1900 году; воевал в артиллерии (Маррс, к сожалению, не упоминает, что, по некоторым сведениям, во время вой­ны Борман попал в плен, провел два года в Харькове, где, кстати, у его деда в XIX веке был «бизнес»). По возвра­щении в Германию Борман вступил во Фрайкор, отсидел в 1924-м году в тюрьме за убийство своего бывшего школьного учителя, которого Борман счел предателем; затем вступление в НСДАП и довольно быстрая карьера. После полета Гесса (май 1941 года) Борман, которого называли «Маки­авелли за письменным столом» (Ева Браун — более хлестко: «сексуаль­но озабоченная жаба»), становится «наци № 2», а в 1943-м обретает пол­ноту контроля и над партией, и над экономикой рейха, включая работы по сверхсекретным техническим проектам. При этом ему удалось вы­рвать экономику из рук Гиммлера: он убедил Гитлера запретить шефу СС отдавать приказы гауляйтерам по ли­нии СС.10 августа 1944 года — то есть сразу после разгрома армий группы «Центр» в Белоруссии и группы армии «Б» в Нормандии — Борман собрал ведущих промышленников и финансистов рейха, партийных чиновников в отеле «Мэзон руж» (он же Нацистская партия понимает, что после поражения Германии наиболее известных ее вождей обвинят как военных преступников. Однако в сотрудничестве с промышленниками она сможет устроить своих менее видных, но не менее важных членов на немецкие фабрики в качестве технических экспертов или сотрудников исследовательских и дизайнерских отделов» (P. 110—111).В рамках этого плана Борман при помощи СС, Дойче банка (ДБ), сталь­ной империи Франца Тиссена и, конечно же, «ИГ Фарбениндустри» создал 750 иностранных (по вывес­ке) корпораций, в том числе 233 — в Швеции, 214 — в Швейцарии, 112 — в Испании, 98 — в Аргентине, 58 — в Португалии и 35 — в Турции (см. P. 110—111 ).Участники совещания в «Мэзон Руж» понимали, что война проигра­на, но было решено: Германия будет держаться и продолжать войну ровно столько, сколько нужно для достиже­ния определенных целей, «которые обеспечат Германии экономическое возрождение после войны» (P. 86). И разумеется, создание «невидимого рейха». Иными словами, держаться до тех пор, пока не будут эвакуиро­ваны руководство рейха, золото и награбленные сокровища, архивы, технологии (патенты) и часть тех­ники.1Пол Мэннинг, написавший о Бор­мане книгу, отметил, что тот исполь­зовал все возможные средства, чтобы скрыть реальных собственников со­зданных им корпораций и их парт­неров: подставных лиц, опционные контракты (опционы на бирже), со­глашения о взаимной коммерческой деятельности, банковский индосса­мент (то есть передаточная надпись на обороте чека без указания лица, которому переуступается документ), депозиты условного депонирования, залоги, ссуды под обеспечение, права на первоочередной отказ, контракты по контролю и регулированию ис­полнения, сервисные договоры (на предоставление услуг), соглашения о патентах, картели, процедуры, связан­ные с подоходным налогом. При этом копии всех трансакций сохранялись. Позднее их отправили в архив Борма­на в Южную АмерикуБорман следовал стратегии пред­седателя «ИГ Фарбениндустри» Гер­мана Шмитца: названия различных компаний и корпораций постоян­но менялись, чтобы запутать вопрос с собственностью. Так, «IG Chemic» превратилась в «Societе Internationale pour participations Industrielles et Com-merciales SA», тогда как в Швейцарии эта организация была известна как «International Industrie und Handelsbe-teiligungen AG», или «Interhandel». Ру­ководителями компаний формально назначались граждане других стран. У самого Бормана был личный счет в Рейхсбанке на вымышленное имя «Макс Хелигер», на который он пере­водил значительную часть богатства рейха. С помощью своего главного спеца по экономике доктора Хельму-та фон Хуммеля Борман выводил эти средства из страны для их дальнейше­го использования.В 1941 году 171 американская кор­порация вложила 420 миллионов дол­ларов в немецкие компании. Когда на­чалась война, оперативники Бормана в нейтральных странах (Швейцария, Аргентина) просто скупили амери­канские акции, используя фонды иностранной валюты в отделениях ДБ и швейцарских банков в Буэнос-Айресе. Крупные бессрочные вклады были размещены в крупнейших бан­ках Нью-Йорка. В центре этой про­граммы «бегства капиталов» находил­ся конгломерат «ИГ Фарбениндустри» (ИГ Фарбен), который обеспечивал Третьему рейху немало технических прорывов и о котором нужно ска­зать особо, поскольку в ХХ веке у этой структуры нет аналогов — так же, как в XVIII веке не было аналогов у бри­танской Ост-Индской компании, а еще раньше — у Венеции. Причем если Венеция и Ост-Индская компа­ния — это один исторический ряд, то «ИГ Фарбен» — другой, альтернатив­ный и более того — бросивший вызов венецианско-британскому. ♦Источник.