• Теги
    • избранные теги
    • Разное2069
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1468
      • Показать ещё
      Люди543
      • Показать ещё
      Международные организации78
      • Показать ещё
      Формат37
      Компании627
      • Показать ещё
      Издания88
      • Показать ещё
      Показатели43
      • Показать ещё
      Сферы2
23 февраля, 01:01

A Look Back at Japanese Internment

How artists including Dorothea Lange, Ansel Adams and Isamu Noguchi reacted to FDR’s incarceration of Japanese Americans during World War II.

23 февраля, 00:00

100 лет со дня революции - в Астрахани обсудили события Февраля 1917 года

2017год ознаменован столетием со дня Февральской революции 1917 г. Сегодня, спустясто лет после этих событий, оглядываясь назад — строя догадки и оперируяфактами, историки говорят о разных причинах тех трагических и значимых длянашей страны событий. Какая была эта революция? Какой она была длясовременников и русской эмиграции, народов Российской империи? И какие выводы можеммы, современные россияне и граждане постсоветского пространства, извлечь изуроков Февраля?К столетиюфевральских событий Центр международных и общественно-политических исследований«Каспий-Евразия» совместно с историческим факультетом Астраханского государственногоуниверситета иАстраханским отделением Российскоговоенно-историческогообщества21 февраля провёлмеждународный круглый стол «Уроки Февраля (к 100-летию революции в России)»,который собрал за одним столом российских, узбекистанских и кыргызстанскихисториков, представителей органов исполнительной власти Астраханской области,общественных организаций, а также студентов-историков и активную молодежь.Модераторами встречивыступилируководитель Центра «Каспий-Евразия» Андрей Сызранов и заведующий кафедройистории России АГУ Алексей Тюрин.А. Сызранов, поприветствовав участников и обозначиввопросы для дискуссии, в частности, отметил, что «юбилей Февральской революции 1917 годав России — повод для осмысления настоящего и будущего в отношениях междуРоссией и странами постсоветского пространства. Достижение консенсуса в оценке революционных событий1917 года будет способствовать национальному примирению, консолидациисовременного общества постсоветских государств перед угрозой раскола по идеологическиммотивам».Дискуссия началась собсуждения причин и характера Февральской революции. Доцент кафедры истории РоссииАГУ, кандидат исторических наук Сергей Лебедев высказал мнение, что одной из основныхпредпосылок революции  была незавершенностьреформ Александра II. «Народ требовал перемен, императоры менялись, а жизньлюдей — практически нет. Политика Александра Освободителя изначально даваланадежду на серьезные дальнейшие преобразования, но этого не сбылось. Напряжениенарастало, и к началу XXвека переросло в бурное недовольство, которое и привело к революции».СергейВоронов, заместитель начальника управления по внутренней политике администрациигубернатора Астраханской области, кандидат исторических наук отметил, что многиеисторики считают важной причиной Февральской революции нерешенностьнационального вопроса. Однако, по его мнению, Россия до 1917 года вовсе не была«тюрьмой народов», и национальные противоречия, если и были, не носиликатастрофического характера. Другое дело — вопрос военный, а именно участиеРоссия в Первой мировой войне, измотавшей силы народа и ставшей главнымкатализатором революционных событий.Политологи журналист Александр Васильев, обозначил две группы причин революции:во-первых, отсутствие элементарных демократических прав и свобод у населения (принятиерешений в стране единоличным образом, на которые невозможно было никакповлиять) и пренебрежение действующим законодательством прежде всего со стороныорганов власти.В режимескайп-связи в работе круглого стола приняли дистанционное участие эксперты изЦентральной Азии: узбекистанский историк, доцент Ташкентского государственногопедагогического университета им. Низами Алишер Сабиров и президент киргизского Центра перспективныхисследований, доктор философских наук Сергей Масаулов.Алишер Сабиров в своемсодержательном докладе рассказал о движении джадидов в Российской империи,показав, какую роль оно сыграло в революционных событиях в Средней Азии. Данноедвижение, начавшись среди мусульманских народов России как модернизацияобразования, постепенно расширилось, охватив все сферы жизни мусульман империи,и оформилось в мощное общественно-политическое течение. С начала XXв.джадидское движение политизировалось, и часть джадидов приняла активное участиев революционных событиях.Сергей Масаулов затронул тему социально-экономическихпричин революционных потрясений в России. По его мнению, хозяйственная системаРоссия с середины XIXвека, после Крымской войны, оказалась вовлечена всистему мировых капиталистических отношений, и это привело к резким социальнымсдвигам в традиционном обществе в начале XXвека. Другаяпричина революции заключалась в резком разрыве между народом иевропейски-ориентированной элитой.В работекруглого стола принял участие депутат Государственной Думы Российской Федерациии историк Олег Шеин, который высказал свою точку зрения: «Механизмы власти, сложившиеся к началу XXвека, никоим образом уже не удовлетворялиобщественные запросы. Ни рост производительности труда, ни что-либо другое неулучшали жизнь людей. Русско-японская и Первая мировая войны, Ходынка, Ленскийрасстрел, "Кровавое воскресение" — все это и много другое — яркиесвидетельства кризиса монархической власти. И события Февраля — наглядный томупример». Эту же мысль поддержал и историк Владимир Немчинов, член Астраханскогоотделения  Российскоговоенно-исторического общества, отметив, что произошедшее в Петрограде в 1917году было, по его мнению, исключительно закономерным событием, и Февральскую революцияпо своему характеру можно считать по-настоящему народной.ОлегАнтропов, доцент кафедры истории АГУ, кандидат исторических наук затронул темуоценки современниками событий Февральской революции в России.  В частности, он рассказал об оценке революциив материалах русского эмиграционного зарубежья. Алексей Недошивин, аспирантисторического факультета, также отметил, что важно при оценке любогоисторического события обращаться в первую очередь к его оценке современниками,потому что именно они «почувствовали» его изнутри, увидев с разных сторон. «Воценке событий Февраля 1917 года во многих мемуарных источниках прослеживаетсяявное приветствие революции, что мне представляется не случайным».Поитогам встречи за круглым столом участники приняли резолюцию, в которой, вчастности, отмечается, что революционныесобытии февраля и марта 1917 года были наиболее значимыми в истории России. Кним относятся не только свержение монархического строя и отречение главы300-летней царской династии, но и отмена смертной казни, предоставление равныхправ всем гражданам, независимо от пола, вероисповедания или национальнойпринадлежности. Победа Февральской революции превратила Россию в одну самыхсвободных стран из всех воюющих держав, обеспечив массам возможность широкопользоваться политическими правами. Кроме того, революция открыла новыевозможности для развития национальных окраин бывшей империи, формирования новыхобщественных сил, выступавших за системную модернизацию центрально-азиатских сообществ.Модератор дискуссии А.Сызранов в завершающем слове подчеркнул, что «Февральская революция 1917 г.имела своим продолжением революцию Октябрьскую. Большая часть бывших территорийРоссийской империи вновь оказались в составе уже нового, Советскогогосударства. Республики СССР, включая Киргизию и Узбекистан, стали строитьновое общество, в полном объеме участвовали в государственных программахэкономики, образования, здравоохранения. Сегодня между современнымисообществами историков Российской Федерации, Республики Узбекистан и КиргизскойРеспублики необходимо развивать дальнейшее сотрудничество в осмыслении общегоисторического прошлого и его уроков в контексте международного гуманитарногосотрудничества. Об этом же свидетельствует и взаимная заинтересованностьполитического руководства наших стран, в частности, "Межправительственнаяпрограмма сотрудничества в культурно-гуманитарной и научно-технической сфере на2016-2018 годы", подписанная президентами России и Узбекистана. Надеюсь,что новые контакты на высшем уровне будут такими же плодотворными. Такженеобходимо развивать сотрудничество между вузами наших стран в области обменастудентами-историками».

22 февраля, 23:30

6 дней Ирландского восстания, которые потрясли Ленина

6 дней гражданского сопротивления в Дублине кардинально изменили всю последующую ситуацию на острове и положили начало новой истории страны, основанной на непреодолимом стремлении народа к независимости, защите своих прав и строительству собственной Республики. 6 дней революции прогремели полыхающим эхом по всей Ирландии; повсеместно организовывались повстанческие отряды, готовые сражаться с Британскими оккупантами. Около 1200 патриотов Корка под лидерством Томаса МакКюртейн заняли боевые позиции, но вынуждены были сложить оружие по настоянию католического духовенства. Однако республиканцы продолжали верить в победу и интенсивно наращивали противодействие. Тайная сепаратистская организация Ирландских Волонтёров в Голвее под управлением Тома Кенни атаковала полицейские участки в Кларинбридже и Оранморе 24 апреля 1916 года. Ранним утром следующего дня мятежники столкнулись с британским армейским патрулем в местечке Карнмор, расположенном около 10 километров к востоку от Голвея. Внезапный шквал оружейного огня поразил слабо оснащённые ряды повстанцев, вынудив их к отступлению. Разбитые, но не поверженные остатки Ирландских Волонтёров объединились в городке Атлон. Всё вооружение пятисот оставшихся в живых мужчин составляло 25 ружей, 60 револьверов, 300 пистолетов и 60 самодельных пик; но ничто не могло остановить воинственно настроенных патриотов. Укрепив позиции в замках Мойд и Лаймпарк на юге Атенрая, повстанцы приняли бой с британскими солдатами. Признав неравенство сил, через 5 дней после Пасхального восстания волонтёры вынуждены были оставить позиции и вернуться в свои дома. Тем временем на севере страны в провинциях Тирон и Донегал группы добровольцев продолжали посильное сопротивление. На исходе шестого дня здравое осознание безуспешности предприятия преодолело революционный пафос, и разобщённые группы воинов, покинутые лидерами, капитулировали и рассеялись без борьбы. Один день, точнее, одна ночь с 25 на 26 октября 1917 года понадобилась русским революционерам, чтобы воплотить их многолетнюю мечту в явь. Следуя пророческому призыву Владимира Ульянова (Ленина): «Вчера было рано, а завтра будет поздно. Власть надо брать сегодня!»... ибо «промедление в восстании смерти подобно» (ПСС, т.34. стр.435-436), в половине первого ночи большевистский Петроградский совет депутатов заявил, что берет власть в свои руки. Уже днём вождь произнёс своё знаменитое: «Товарищи! Рабочая и крестьянская революция, о необходимости которой всё время говорили большевики, свершилась!» Конечно же, победоносная революция большевиков не была однодневной акцией; её свершению и последующему развитию способствовала гигантская агитационная и вооружённая подготовка в условиях чрезвычайно обострившейся внутренней обстановки и внешней политики. Однако грамотная тактика и корректное использование специфики текущего момента и сопутствующих факторов обеспечили успех массовому историческому событию. В тот же день, 25 октября Московский совет рабочих и солдатских депутатов взял под свой контроль важнейшие в стратегическом отношении объекты: арсенал, телеграф, Государственный банк, торговые, научные, медицинские и промышленные центры. К январю 1918 г. после ожесточенных боёв с белогвардейцами Советская власть была установлена в Иркутске, в Астрахани, на Дону, в Забайкалье и на Дальнем Востоке. Новая государственная система усиленно внедрялась в Прибалтике на Кавказе, «железным потоком» выжигая старый режим и устанавливая диктатуру угнетённых народов. «Мы наш, мы новый мир построим; Кто был никем, тот станет всем!» убеждал коммунистический марш. При этом совершенно необъяснимым феноменом остаётся факт преодоления революционерами неимоверных трудностей военного и экономического характера: разрушительные последствия Первой Мировой войны; наращивающийся натиск контрреволюции; ограничительные «Антанты»; усугубление Гражданской войны и, наконец, разруха и голод по всей средней полосе России, подтачивающих потенциальную мощь Красной армии. Феноменальности не была лишена и Ирландская революция. 15 апреля 1919 года «как гром средь бела дня» Лимерик был провозглашён Советским! Без жертв и стрельбы, в обход правительственных шаблонов и законодательных рестрикций социализм бесшумно вошёл в жизнь маленького городка, скромно расположенного на юго-западе курьёзного острова в дельте реки Шаннон. Продолжение следует Сабина Салим

Выбор редакции
22 февраля, 23:00

Как в Первую мировую войну русские солдаты встретились с русинами в Карпатах

Статья опубликована в 1915 г. в газете «Донские областные ведомости»Далее текст из газеты:"Села Галиции и Прикарпатья невзрачны на вид, маленькие деревянные хатки, кое-где крытые соломою, ветхие униатские церкви, мало насаждений… Но в каждом селе, в каждой захудалой деревушке непременно имеется большое красивое здание – это «народная школа». Название это написано на фасаде на польском и «руськом». Правда, когда мы путешествовали по галичанским селам, в школах помещались лазареты, штабы, камендатуры, а вместо школьников там прибывали офицеры и солдаты.Мне пришлось познакомиться с учениками и их учебниками. Все школьные книги, и польские, и «руськие», печатает учреждение, которое носит название «Рада школьна краева». Ну и конечно, направление в них соответственное. В русских учебниках говорится об основании и дальнейшей жизни «руськой земли». Сначала все идет как будто ничего: Рюрик, Владимир, Киев… Ну а потом, бедные головы русских детишек затемняются различными размышлениями австрийского стиля.Под «Руськой землей» подразумевается только нынешняя Малороссия и Галиция, все же остальное – Московия, населенная лютыми «москалями», народом неизвестно какого племени. О Великом Новгороде со скорбью упоминается, что он тоже был «руським», а потом был взят «москалями». Много говорится о жестокости и коварности московских князей, подчинивших себе «часть руськой земли». Наша Волынь и Подолия считается в этих учебниках частью «Руськой земли», находящейся под иноземным «московским игом». А? Каково? Про веру греческую говорится, что мы, де, «москали» (значит и сами греки), откололись по корыстным соображениям от папства, а «руськие», приняв унию, просто, видите ли, воссоединились, будучи ранее отторгнуты от нее «москалями». Таких «перлов» полны все учебники-хрестоматии.Но к досаде «просветителей» галичанских детей, далеко не все учителя преподают эту премудрость в таком виде, в котором она преподносится «Радой школьной». Нам приходилось наблюдать характерное явление: в тех селах, где учителя ушли в войска или уехали вглубь страны, детишки и крестьянские головы начинены басням вроде выше указанных. При входе русских войск в село можно было услышать такой диалог:- Ты кто такой будешь? – спрашивает стрелок местного жителя – поляк или кто?- Не, пане, я «руський».Земляк довольно ухмыляется и говорит:-Значит, то выходит, наш брат православный, только живешь не в России. Так что ли?- Не, пане, бо вы москали «чужи люди», а я «руський».Наш солдат делает удивленное лицо и никак не может взять в толк, каким это образом он, Никита Сидоров, оказался вдруг не русским, а каким-то «москалем», а вот этот длинноволосый малый - русский. Впрочем, такие разговоры бывали в тех селах, которые еще не имели дело с русской ратью. Вскоре же селяне убеждались, что эти «москали» по всем признакам ближе им, чем «свои» австрийцы - говорят сходным языком, поют также «Отче наш» и т.д. В селах, где «пана учителя забирали», совсем другая картина, там все знают, что русские – свои, кровные, такие же русские как и они сами, и, наоборот, австрийцы «чужи люди».По ту сторону Карпат в пределах Угрии хороших школьных зданий меньше, а вывески в школах только на мадьярском (венгерском), но духа русского, пожалуй, намного больше, чем в Галиции, и язык ближе к нашему. В речи, конечно, пестрят полонизмы, таких слов у угрорусов много.В деревне В. разговорился с мальчиком, зовут его Петро Логойда, он учится в местной школе по-мадьярски и по-русски у «пана профессора» Миколая Гробаря. Впрочем, не учится, а учился, «пан профессор» взят мадьярами и уведен «до самого Будапешта». Показал он мне русскую книгу, вот ее заглавие: «Составилъ Августинъ Волошинъ священникъ епархіи Мункачевскѣ профессоръ учительскѣ семинарiя унгварскоѣ. Часть перва. Для низших классовъ народныхъ школъ. Изданiе II, Унгвар, 1908». А ведь почти по-русски? Ничего подобного мне не приходилось видеть за несколько месяцев галицийского похода в тамошних школах. В «Читанке» приведены стихи некоторых русских народных поэтов: Кольцова, Никитина, а в Галиции (кроме «батьки Тараса») в учебниках «Рады» русского духа нет и в помине. Например, «Птичка Божия» в этой «Читанке» представляется в таком произношении:«Птичка Божа не знае ни работы, ни труда,Хлопотливо не свивае долговiчного гнiзда…»В конце учебника – ряд моментов на церковно-славянском языке, напечатанных церковным же шрифтом. Воздействие мадьярское, конечно, и здесь есть. Мой знакомый Петро Логойда читает по-русски прекрасно, но писать не умеет, так как разрешается учить письму только по-мадьярски.Но есть все-таки там, в суровых Карпатах, скромные русские люди, «паны профессора», которые составляют для русской молодежи свои «читанки» и поддерживают в них дух русский. Да будет слава этим скромным героям – мученикам»…"«О». 1915 год, газета «Донские областные ведомости».[link]

22 февраля, 22:49

Warsaw lists properties that pre-WWII owners can reclaim

The city of Warsaw has begun publishing a list of properties that can be legally claimed by their pre-World War II owners — among them Holocaust survivors and their families — but only if they act quickly.

22 февраля, 20:59

The Economy Is Not Doomed

A conversation with Jeffrey D. Sachs, the renowned professor and author, about the future of prosperity and the end of us-versus-them politics

22 февраля, 20:31

Pope Francis Has Harsh Words For People Who Text During Dinner

Your family and friends may hate it when you text at the dinner table, but there’s no way they’re as extreme as Pope Francis.  The pope decried technology’s prominent seat at the dinner table in a speech to university students in Rome on Friday, according to People magazine.  “When we’re at the table, when we are speaking to others on our telephones, it’s the start of war because there is no dialogue,” he said.  A few years ago, the pontiff spoke to a crowd gathered in St. Peter’s Square about the dangerous effects of families texting or watching TV during meal time, instead of paying attention to each other.  “A family that almost never eats together, or that never speaks at the table but looks at the television or the smartphone, is hardly a family,” the pope said in November 2015, as reported by the Catholic News Agency. “When children at the table are attached to the computer or the phone and don’t listen to each other, this is not a family, this is a pensioner!” The message from the Pope is clear ― if you’d like to prevent World War III at the dinner table, put away your phone and concentrate on food, family and friends.  Here are some great dinner recipes to get you started. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

22 февраля, 18:27

The Crazy Experiment That Proved the Battleship Was Obsolete (And The U.S. Navy Didn't Listen)

Kyle Mizokami Security, Like any good military exercise pushing the boundaries of contemporary technology, Project B was a window into the future.  The Project B tests were held in the Chesapeake Bay in July 1921. Airplanes of the First Brigade sank a captured German destroyer and then a an armored light cruiser. Next was the German battleship Ostfriesland, considered “unsinkable” due to its extensive compartmentalization. After a day of 230- and 600-pound bombs dropped by Marine, Navy, and Army aircraft, the battleship settled three feet by the stern with a five-degree list to port. Ostfriesland, it turned out, was not unsinkable from the air. The next day, five Martin NBS-1 bombers each dropped a 1,100-pound bomb on the German battleship, scoring three more hits and causing the ship to sink even further. NBS-1 bombers returned with their new battleship-killer bombs. Of six bombs, three scored near misses powerful enough to rip hull plates off. Twenty-two minutes after the attack, Ostfriesland turned turtle and sank under the waves. Ostfriesland wasn’t the only battlewagon sunk by American airpower during this test period. The battleship Alabama was sunk in September, and the Virginia and New Jersey were sunk in 1923. The latter were both sunk within less than an hour. In 1921, a controversial military exercise demonstrated to the world the power of aerial warfare in the naval domain. The live-fire exercise off the coast of Virginia, in which several ships were sunk, accurately predicted air power’s dominance over traditional battleship-dominant navies in the Second World War nearly twenty years later. William “Billy” Mitchell was a U.S. Army general widely regarded as the father of the modern U.S. Air Force. Mitchell commanded all American aviation units on the Western Front during World War I. He was a firm believer in the superiority of air power over all else. Mitchell planned and directed one of the first large-scale air offensives ever attempted during the successful battle of St. Mihiel. Mitchell’s air armada for the campaign included 1,481 Allied aircraft. After the war. Mitchell became assistant chief of the Army Air Service, which would later become the Army Air Corps. He believed that very soon the air power would become the dominant power in warfare, and that the United States would inevitably find itself under threat of aerial attack. As Mitchell himself said, “Nothing can stop the attack of aircraft except other aircraft.” Read full article

22 февраля, 17:36

Why Ukraine Is Dying A Slow Death (Literally)

Nolan Peterson Economics, Europe Amid War, Ukraine’s Population Continues to Dwindle.  KYIV, Ukraine—Ukraine’s population decreased by about 170,000 people in 2016, the government reported last month, underscoring a demographic trend that began after the country declared its independence from the Soviet Union in 1991, and which threatens to derail the country’s political and economic development. “This is a serious problem for the country,” Alex Ryabchyn, a member of Ukraine’s parliament, told The Daily Signal. “People are dying due to bad living conditions, declining environmental standards, or the war. Another problem is that the most active workforce is considering emigration.” More people are dying than are being born in Ukraine. In 2016, every birth in Ukraine was matched by 1.5 deaths, according to a January report by the State Statistics Service of Ukraine. By the end of 2016, Ukraine’s population had decreased by about 9.5 million from its 1993 peak of 52,244,100—a net 18 percent drop. The numbers, however, require a bit of context. In 2014, for the first time in the post-Soviet era, Ukraine’s national population data excluded Crimea, a territory Russia annexed that year. Also omitted in 2014 were the two Russian-backed breakaway territories in the Donbas, Ukraine’s embattled southeastern territory on the Russian border. Consequently, Ukraine’s population dropped by nearly 2.5 million in 2014 alone due to these lost territories. Yet, that year’s territory losses simply exacerbated a long-term demographic trend. In 2013—the last year the populations in Crimea and the Donbas were counted—Ukraine’s population had already decreased by about 6.7 million people from 1993, roughly equivalent to the number of Ukrainians who were killed during World War II. Causes The State Statistics Service of Ukraine reported the leading cause of death in 2016 was heart disease (68 percent of deaths), followed by cancer (18 percent of deaths). According to faculty at the Kyiv National Economic University, the country’s persistently high mortality rate is due to low-quality health care, an increase in the number of epidemic diseases, and the widespread abuse of alcohol and drugs. Iryna Fedets, senior research fellow at the Institute for Economic Research and Policy Consulting, a Ukrainian think tank, attributed Ukraine’s post-Soviet depopulation to poor quality of life and limited access to quality health care. Read full article

22 февраля, 16:38

How The 'Guerrilla Archivists' Saved History – And Are Doing It Again Under Trump

By Morgan Currie, University of California, Los Angeles and Britt S. Paris, University of California, Los Angeles On Inauguration Day, a group of students, researchers and librarians gathered in a nondescript building on the north side of the University of California, Los Angeles campus, against a backdrop of pelting rain. The group had organized in protest against the new U.S. administration. But, instead of marching and chanting, participants were there to learn how to “harvest,” “seed,” “scrape” and ultimately archive websites and data sets related to climate change. The need for such work quickly became palpable. Within hours of Trump’s inauguration ceremony, official statements on anthropogenic, or man-made, climate change vanished from governmental websites, including whitehouse.gov and that of the Environmental Protection Agency. The UCLA event was one of several “data rescue” missions that have cropped up around the U.S., supervised by the Environmental Data Governance Initiative, an international network focused on threats to federal environmental and energy policy, and the University of Pennsylvania’s Program for Environmental Humanities. These workshops address the very existential dangers the Trump administration presents – not only to the modest climate protection goals set by the global community in the last 40 years, but to the mainstream science that investigates how humans are changing the planet.     Data Rescue workshop, Protecting Climate Data in Times of Political Turmoil, held at UCLA on Jan. 20. Jennifer Pierre. Michelle Murphy, Patrick Keilty and Matt Price at the University of Toronto, who launched the first data rescue event in December, call this kind of activism “guerrilla archiving.” “Guerrilla archiving” is a new term, one that can’t be found in scholarly archival literature. But examples of this behavior have cropped up in hostile political climates throughout history. Ordinary people smuggled, copied or collected materials in the fear that ideas – or even the memories of an entire community – might be lost. Data rescues like the one we organized at UCLA follow in a rich tradition of activist archives throughout history. These past efforts can help us understand today’s work to rescue government data. Guerrilla archives through time The term “guerrilla” itself comes from the Spanish word for war. It implies irregular, impromptu tactics in a struggle against powerful forces. Building archives has already been an integral part of social activism. This work challenges the dominant narratives of the past and makes us rethink how we preserve memories for the next generation. For these activists, archival work is not a neutral act, but a form of political disruption. In Nazi Germany, for example, Franciscan monk H.L. Van Breda risked death to smuggle documents from the estate of Edmund Husserl, a Jewish philosopher and father of the phenomenological tradition, on a train from Freiburg to Berlin. The documents were held for three months in a safe at the Belgian embassy before traveling to the University of Louvain. They remain at the university archives today, enabling future access to these important philosophical works. Similarly, Walter Benjamin handed over his magnum opus on Parisian culture, The Arcades Project, to Georges Bataille, archivist at the Bibliotéque Nationale in Paris during World War II. Bataille hid these documents in a restricted archive until after the war. In the shadows of Nazi-occupied Europe, these archiving operations took the form of bold political work. They reacted to a regime that wanted to cleanse history entirely of scholarly Jewish voices. In another example, the Mazer Lesbian Archive accumulated in a residence in the Altadena neighborhood of Los Angeles throughout the mid-1980s. Dedicated volunteers collected photographs, pamphlets, written correspondence, film projects, plays, poetry and everyday ephemera, from discarded envelopes to cocktail napkins. The archive serves as a testament to the vibrancy and viability of the decade’s largely invisible lesbian culture. As Alycia Sellie at CUNY Graduate Center and her colleagues argued in a 2015 paper, community archives like the Mazer offer “local, autonomous spaces for alternative historical narratives and cultural identities to be created and preserved.” These collections often spring up independently of government or scholarly institutions. The creators, feeling politically marginalized, seek to create their own collective identity. Autonomy is key to the success of these archives, which are often maintained, owned and used by the very people who generate them. By remaining independent from formal institutions, archivists are making a statement about how entrenched organizations play a role in their political necessity in the first place. Past and present marginalization, slavery and violence to particular minority communities remain central to institutions of American democracy – whether universities or federally funded historical archives. For this reason, we cannot always count on such institutions to meaningfully memorialize on behalf of these voices. Autonomy from central institutions can also protect valuable materials within politically volatile environments. In a dramatic and recent example, preservationists and janitors used metal trunks to smuggle historic Islamic documents out of Timbuktu’s archives into individual homes, basements and closets, and away from advancing ISIS soldiers. Again, we see that in times of political violence, it becomes necessary to surreptitiously protect items of cultural legacy. These decentralized efforts are vital both to save not only the materials but also the individuals involved. The Timbuktu example shows how guerrilla archiving becomes at once a necessarily collective and distributed act. The power of archives Today’s data rescue efforts may be high-tech, but they have much in common with the Mazer’s collectors and the Timbuktu smugglers. The work relies on volunteers, and the archives exist on a multitude of servers, not attached to any one central institution. However, this work is usually thought of as dangerous: It disturbs the hierarchies of power. In some ways, data rescues aim to do the opposite. They reinforce traditional structures of power, protecting data created by government-funded scientists that documents evidence of climate change. Rather than create an alternate narrative of history, data rescues aim to replicate and distribute that data. The political work lies in decentralizing information, not reinterpreting it. Data rescues strive not to challenge a critical scientific narrative, but to protect it from a “post-truth” mentality that makes climate change denial seem a viable social act, one in which facts pertain only to individual perspectives. This may be different from some guerrilla archives of the past, but it’s still a way to resist power – power that casts empiricism and our future progress on climate change aside. Archiving for the future Web mirroring, seeding and scraping, then, have joined the litany of other guerrilla archiving tactics, alongside midnight smuggling operations, marginalized oral history-making, and basement zine collections. At UCLA’s event, for instance, we focused on “seeding,” or nominating Department of Energy web pages to the Internet Archive’s End of Term project. End of Term is an archive of the .gov website taken during periods of a presidential transitions. The Internet Archive uses an automated web crawler to “scrape,” or replicate, web pages, though this method does not capture many sensitive data sets. To address this deficiency, we also extracted and downloaded data sets that can’t be scraped with the Internet Archive’s crawler. Participants then archived these “uncrawlable” data sets by uploading them to decentralized data infrastructures, or mirrors, that store the data redundantly on many different servers around the world.     Data Rescue workshop, Protecting Climate Data in Times of Political Turmoil, held at UCLA on Jan. 20. Jennifer Pierre. By treating federal scientific data as a public utility, data rescues create an occasion for community and political resistance. In fact, we might find that the importance of mirroring federal climate data lies less in rescuing data sets for the scientific community – since it’s too soon to tell whether more information will vanish or be defunded – but instead in creating spaces for community dialogue and wider public awareness of the vulnerabilities of politically contentious scientific work. By building communities around web mirroring, data rescues already play a political role. Data rescue events continue to emerge across the U.S., working to outpace any further disappearances of federal climate change information. Guerrilla archiving puts the onus on the data rescue community to preserve this scientific work. In the process, these events foster a collective concern for one another and for the future. One of the speakers at the UCLA event, Joan Donovan, researcher at the UCLA Institute for Society and Genetics, maintains that this type of work should be seen as a small glimmer of hope: “The question of what can we do in this political climate hostile to climate change has, again, a relatively modest answer: small interventions with grand intention.” Morgan Currie, Lecturer at Woodbury University, University of California, Los Angeles and Britt S. Paris, Ph.D. Student in Information Studies, University of California, Los Angeles This article was originally published on The Conversation. Read the original article. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

22 февраля, 16:01

Трамп еще сможет победить

Временные неудачи 45-го президента США не могут ему помешать изменить систему

22 февраля, 15:36

Last pilot in French-Russian anti-Nazi squadron buried

Russian and French dignitaries are paying their respects to the last pilot in a storied French-Soviet squadron that fought the Nazis on the eastern front together in World War II.

22 февраля, 15:00

Курдский вопрос к 2017 году

Ближний Восток с давних пор является местом пересечения интересов великих держав. Обстановка стабильности и гармоничного сосуществования на этом участке земли представителей различных этносов, культур и религий ушла в забвенье вместе с эпохой Османской государственности и халифатского правления. Создание совершенно новых государств на месте рухнувшей империи, а в дальнейшем и их самостоятельное регулирование направления собственной политики […]

22 февраля, 10:24

Маршал Л. А. Говоров. Освободитель Ленинграда

120 лет назад, 22 февраля 1897 года, родился советский военачальник, Маршал и Герой Советского Союза Леонид Говоров. Леонид Александрович Говоров родился в крестьянской семье и его судьба вполне вписывается в ту переломную эпоху, которую тогда переживала Россия. Говоров начал службу в царской армии, стал артиллеристом, затем в чине подпоручика вступил в ряды Белой армии под командованием адмирала Колчака, воевал с красными. Перешел на сторону Красной Армии, прошёл путь от командира дивизиона до командира артиллерии дивизии. После Гражданской войны активно учился и вошел в военную элиту Советского Союза, одним из выдающихся полководцев Великой Отечественной войны, стал Маршалом и Героем Советского Союза.

22 февраля, 10:20

Как австрийский разведчик стал жертвой сталинских репрессий

Разбор достаточно типичного антисоветского и русофобского фейка.Как австрийский разведчик стал эталонной жертвой сталинских репрессий.В поисках одной исторической информации и иллюстраций совершенно случайно наткнулся на чудный Бабский блог в ЖЖ. В статье «Сталинские репрессии 30-х гг (из воспоминаний прадеда)» автор блога некритично приводила мемуар прадеда. Ладно, обычное дело. В конце концов, обыватель не обязан быть знакомым с такой важной исторической дисциплиной как источниковедение. Но она зачем-то проиллюстрировала свою статью такой фотографией.Беда интернета, что многие блогеры крайне не критично относятся к источникам. Скриншот сделан 21 февраля 2015 года.Намётанный взгляд уловил несколько деталей (форма и оружие), которые буквально кричали, что фотография не имеет отношения ни к Большому террору 30-х годов ХХ века, ни к «красному» террору времён Гражданской войны в России.Вот та же фотография в чуть лучшем качестве.К счастью в Гугле есть такая функция как поиск похожих иллюстраций по изображению: значок в виде фотоаппарата – Поиск по картинке. Произвёл его и... схватился за голову. Гугль Всемогущий решил, что «Скорее всего, на картинке репрессии сталина». Листаю и вижу, что данную картинку реально используют как иллюстрацию сталинских репрессий. Массово и массированно. Вот пара скринов.Гугль Всемогущий решил, что фотография имеет отношение к сталинским репрессиям. Увы, но миллиарды обезьян, посаженных за печатные машинки, генерируют отнюдь не «Войну и мир»...Шок, но это по-нашему: Гугль Всемогущий тоже может ошибаться!Твою же ж... Впору схватиться за голову. Особенно когда видишь такие демотиваторы, сделанные на основе той фотографии.Вот и не верь после этого сентенции, что «антисоветчик – всегда русофоб».Но тяга к правде сделала своё дело. Воистину, ищите и обрящете! Конечно же, я был прав: на фото оказалась запечатлённой казнь сербами австрийского шпиона. На ресурсе Gettyimages можно найти фотографию в хорошем качестве.Не сталинские репрессии и не «красный террор». Первая Мировая война, Балканы.Та же фотография в чуть лучшем качествеЕсть ещё одна фотография этого события. Уже после казни.Приговор приведён в исполнение. Одна из многих трагедий Великой войны.Та же фотография без водяного знака.Случилось это печальное событие, судя по сопроводительной надписи, 12 октября 1915 года, в ходе Первой Мировой войны. Вечная память неизвестному австрийскому герою, исполнившему свой долг перед императором и Отечеством до конца и принявшему смерть стоя, а не на коленях! И, с другой стороны, никакого осуждения в адрес сербских солдат тут не может быть. Они не занимались террором, а защищали своё Отечество от австрийских захватчиков, расстреливая вражеского шпиона, согласно обычаям ведения войны. На фотографиях – человеческая трагедия, когда одни хорошие люди убивали другого хорошего человека из-за игр политиков и капиталистов.А вот как назвать тех людей, кто использует для иллюстрации своей ненависти к Советской России фотографии, не имеющие никакого отношения к ней? Самое мягкое слово тут будет «фальсификаторы». А труды их – фальшивки.http://rzhavin77.livejournal.com/44211.html - цинк

22 февраля, 08:30

В парижском Институте демократии обсудили причины и уроки Февральской революции

Темой российско-французского круглого стола в парижском Институте демократии и сотрудничества стали причины и уроки Февральской революции 1917 года, участие в дискуссии приняли известные историки, политики, журналисты. Круглый стол носил название «Февраль 1917 года - 100 лет спустя: революция, которая потрясла Россию». Количество зарубежных участников составило от 80 до 100 человек, говорится в поступившем в редакцию газеты ВЗГЛЯД релизе. Как заявил основной докладчик, депутат Госдумы, профессор Вячеслав Никонов, объективных причин для разрушения Российской империи, которая входила в первую четверку ведущих экономических держав мира, не было. По его мнению, революции 1917 года «были рукотворными», передает ТАСС. Парламентарий также отметил большой вклад России в победу союзников в Первой мировой войне, напомнив о Брусиловском прорыве и других успешных операциях русской армии, повлиявших на ход войны. Историк считает, что «если бы Россия оставалась ее участницей, Первая мировая война завершилась бы намного раньше». В свою очередь проректор Российского государственного гуманитарного университета Ольга Павленко, сравнивая Великую французскую  революцию (1789-1799) и события 1917 года в России, отметил, что революции на Западе не нарушали исторической преемственности, тогда как революции в России стали цивилизационным разрывом. В 2017 году исполняется 100 лет революции в России, которая оказала огромное влияние на всю историю 20 века и начавшегося 21 века. И в России, и за рубежом написано большое количество книг на тему революции. Тем не менее, в оценках причин и последствий революционных событий до сих пор существует широчайший разброс мнений и оценок у историков и политологов.

22 февраля, 08:00

Что общего между Февралем 1917 года и Перестройкой?

Смотрим на фотографию очереди за хлебом февраля 1917 года:И типичной очереди времен конца 80-х:Самое нелепое в обоих ситуациях то, что в РИ времен Первой мировой войны и СССР времен горбачевской Катастройки с производством продуктов питания было всё в порядке, т.е. их было с избытком. Первая мировая война прекратила продуктовый экспорт из РИ, а потому продуктов сельского хозяйства в стране был избыток. Аналогичная история была в СССР, где в этот период сельхозпроизводство достигает своего максимума.Тогда почему были проблемы со снабжением городов? Откуда взялись талоны, очереди и беспорядки, вызвавшие крушение правящих режимов, казавшихся до этого незыблемыми? Для Первой мировой войны все достаточно просто: промышленность РИ встала на военные рельсы, а потому возник дефицит гражданских товаров, мануфактуры, скобянных изделий, плугов и прочего, что нужно крестьянам для равновесного товарообмена межде городом и деревней. Правительство на этом фоне вводит твердые цены на зерно, которые категорически неустраивают крестьян и в ответ они перестают продавать по этим ценам зерно и пр.В результате возникает ситуация, когда деревня захлебывается от избытка зерна, а города голодают. Царский режим начинает задумываться о продразверстке, как методе нерыночного изъятия необходимых ресурсов из деревни. Проблемы растут, как снежный ком: цены растут быстрее, чем доходы рабочих, возникают талоны, дефицит, очереди, недовольство, т.е. все то, что нам хорошо знакомо по перестройке. В перестройку механизм распада экономики иной. Горбачев наоборот начинает ослаблять нерыночные рычаги и включает элементы рынка через хозрасчет, кооперативы и ликвидацию монополии внешней торговли. В результате всех этих противоречивых процессов возникают большие проблемы с поставками продуктов по твердым госценам, торговля начинает придерживать продукты, пускать их налево в кооперативы и прочие коммерческие каналы. То есть закономерно возникает хаос в сфере распределения при вполне достаточном производстве.Фоном наблюдается чрезмерный рост зарплат, который образует огромную избыточную денежную массу на руках населения. Попытки все исправить приводят только к ухудшению ситуации. Финал истории такой же, как Феврале 1917 года: возмущенные горожане сносят действующую власть практически мирным путем и на смену к власти приходят ушлые прохиндеи-демагоги, как и в 1917 году.

22 февраля, 02:33

Без заголовка

**Must-Read: Jim Tankersley**: _[Obama solved one economic crisis. It's the second that haunts him][]_: "If you worked a factory shift in Michigan in January 2009... [Obama solved one economic crisis. It's the second that haunts him]: http://www.vox.com/2017/1/11/14233248/obama-solved-economic-crisis-middle-class-haunts-him >...you were wrestling with two manners of economic crisis. One was the immediate...

22 февраля, 01:53

The Alt-Right's Intellectual Darling Hated Christianity

The Italian philosopher Julius Evola is an unlikely hero for defenders of the “Judeo-Christian West.”

22 февраля, 01:39

Всероссийский духовник: Памяти старца архимандрита Кирилла [Наша страна]

Специальный выпуск программы "Наша страна". Ведущий: Юрий Пронько. 1. Скончался старец архимандрит Кирилл (Павлов) Горечь, скорбь и смирение. Страна оплакивает ушедшего из жизни духовника Троице-Сергиевой Лавры архимандрита Кирилла. Один из самых известных православных старцев, он исповедовал патриархов Алексия Первого и Пимена. У патриарха Алексия II он был духовником, а святейшего патриарха Кирилла благословлял на патриаршее служение. В последние годы отец Кирилл тяжело болел. Скончался он в понедельник в возрасте 97 лет. Архимандрит Кирилл (в миру - Иван Дмитриевич Павлов) родился в 1919 году в Рязанской губернии. Будучи из верующей крестьянской семьи, в юности он работал технологом на металлургическом комбинате. В конце 30-х годов будущего монаха призвали в Красную армию. В годы Великой Отечественной войны архимандрит Кирилл, а тогда - сержант Иван Павлов, сражался за Сталинград, командовал взводом. Как позже признается отец Кирилл, именно в то непростое время он обратился к вере. Неся караульную службу в разрушенном городе, среди развалин нашел Евангелие, с которым больше уже не расставался. После войны лейтенант Павлов поступил в Московскую духовную семинарию, которая тогда располагалась в Новодевичьем монастыре. Позже окончил Духовную Академию и навсегда связал свою жизнь с Троице-Сергиевой лаврой. В монахи Кирилл был пострижен в 1954 году, потом был рукоположен в иеродиакона, а затем в иеромонаха. С 65-го года являлся духовником братии Лавры. В середине 2000-х старец перенес инсульт. Болезнь лишила его возможности двигаться, но общаться с внешним миром он не перестал. Отец Кирилл до самой смерти принимал верующих и молился за прихожан, священнослужителей и родную страну. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл выразил соболезнования в связи с кончиной архимандрита. Он отметил, что отец Кирилл прожил долгую, насыщенную многими событиями и испытаниями жизнь. При этом старец всегда отличался доброжелательностью и умением сопереживать. Гости: Архимандрит Алексий (Поликарпов) - наместник Данилова Ставропигиального мужского монастыря г. Москвы; Александр Недоступ – профессор, руководитель московского отделения Общества православных врачей. 2. Страсти по «Матильде» На экраны нашей страны готовится выйти фильм «Матильда», в котором под видом внешне безобидного исторического кино воплощена очередная провокация против русского народа и православной веры. В этой ленте режиссер Алексей Учитель очерняет память одного из великих русских святых – царя-мученика Николая II. Убиенный Государь представлен в фильме крайне негативно. К тому же картина содержит множество откровенных сцен. Все это следует расценивать как одну из попыток подорвать православные устои. Гость: Зоран Радойчич - депутат Народной скупщины Республики Сербия от партии «Двери» 3. Дружба России и Сербии «Русские и сербы – братья навек» - эту фразу можно часто услышать и в России, и в Сербии. Две державы-наследницы Византийской империи сквозь века пронесли духовную и историческую связь наших народов. Кровавый XX век стал настоящим испытанием для России и Сербии. Сербы не забыли, что именно русский император Николай II встал на защиту Сербии в Первой мировой войне. После революции тысячи русских беженцев нашли приют в Сербии. Русская интеллигенция внесла серьезный вклад в развитие Югославского королевства. В память об этом в центре Белграда в 2014 году был установлен памятник Николаю II, а в сербских церквях появились иконы царя-страстотерпца. В своей речи президент Сербии Томислав Николич отметил, что русский царь подчинил спасению сербов "интересы собственной страны, в том числе свою жизнь и жизнь своей семьи", добавив, что Николай II стал святым для сербов сразу после того, как был убит. Сейчас отношения между Россией и Сербией продолжают развиваться, несмотря на давление Запада. Белград отказался присоединяться к антироссийским санкциям, что вывело наши страны на новый уровень партнерства. И дело даже не в экономической выгоде, а в естественном союзе братских народов. В последнее время при поддержке Москвы Белград активизировал свои усилия по возвращению оккупированной территории Косово и Метохии. А российские военные помогают восстановить военный потенциал сербской армии, которая является главным гарантом безопасности, суверенитета и территориальной целостности страны. Сайт Царьград ТВ: http://tsargrad.tv/ Подписывайтесь: https://www.youtube.com/tsargradtv Facebook — https://www.facebook.com/tsargradtv ВКонтакте — https://vk.com/tsargradtv Twitter — https://twitter.com/tsargradtv Одноклассники — http://www.ok.ru/tsargradtv

27 октября 2016, 15:35

Заседание Международного дискуссионного клуба «Валдай»

Владимир Путин принял участие в итоговой пленарной сессии XIII ежегодного заседания Международного дискуссионного клуба «Валдай». Тема заседания в этом году – «Будущее начинается сегодня: контуры завтрашнего мира».

06 октября 2016, 09:04

Столетие Брусиловского прорыва отметили масштабной реконструкцией. Часть 1

Оригинал взят у bmpd в Столетие Брусиловского прорыва отметили масштабной реконструкцией. Часть 1Оригинал взят у коллеги dervishv в Столетие Брусиловского прорыва отметили масштабной реконструкцией Это было яркое и запоминающееся мероприятие - реконструкция забытого исторического события.Брусиловский прорыв - единственная войсковая операция, названная по имени полководца.2 октября в парке "Патриот" прошла масштабная реконструкция Брусиловского прорыва - легендарного сражения Первой мировой войны. В нем приняли участие около тысячи участников военно-патриотических клубов России, Чехии, Польши, Австрии, Украины и Германии.На военно-историческом фестивале показали около 10 единиц бронетехники, здесь была представлена кавалерия и артиллерия начала образца начала XX века.Реконструкторы воспроизвели воздушный бой.В парке представили историческую технику - французский танк Renault FT-17 и британский Mark V, бронеавтомобили "Остин-Путиловец", "Руссобалт" и "Паккард".Масштабную реконструкцию приурочили к годовщине крупнейшего сражения, а также ко Дню сухопутных войск. Во время фестиваля главнокомандующий Сухопутными войсками генерал-полковник Олег Салюков поздравил с праздником ветеранов, военнослужащих, юнармейцев, активистов военно-исторических и патриотических клубов, гостей парка.2. Брусловский прорыв — фронтовая наступательная операция Юго-Западного фронта Русской армии под командованием генерала А. А. Брусилова во время Первой мировой войны, проведённая 22 мая - 7 сентября (по старому стилю) 1916 года, в ходе которой было нанесено тяжёлое поражение армиям Австро-Венгрии и Германии и заняты Буковина и Восточная Галиция.3. Современники знали битву как "Луцкий прорыв", что соответствовало исторической военной традиции: сражения получали названия согласно месту, где они происходили.4. Однако именно Брусилову была оказана невиданная честь: операция весной 1916 года на Юго-Западном фронте получила наименование по одному из авторов плана операции по наступлению "Брусиловское наступление".5. Летнее наступление русской армии являлось частью общего стратегического плана Антанты на 1916 год, предусматривавшего взаимодействие союзных армий на различных театрах войны.6. В рамках этого плана англо-французские войска готовили операцию на Сомме. В соответствии с решением конференции держав Антанты в Шантийи (март 1916) начало наступления на русском фронте было назначено на 15 июня, а на французском фронте на 1 июля 1916 года.7. Военный совет, состоявшийся 1 апреля 1916 года в Могилеве под председательством Верховного главнокомандующего Николая II, принял принципиальное решение о готовности к наступлению на всех фронтах к середине мая 1916 года.8. В соответствии с этим решением директива русской Ставки главного командования от 24 апреля 1916 года назначала русское наступление на всех трёх фронтах (Северном, Западном и Юго-Западном).9. Соотношение сил, по данным Ставки, складывалось в пользу русских.На конец марта Северный и Западный фронты имели 1220 тысяч штыков и сабель против 620 тысяч у немцев, Юго-Западный фронт — 512 тысяч против 441 тысячи у австро-венгров и немцев.10. Двойное превосходство в силах севернее Полесья диктовало и направление главного удара. Его должны были нанести войска Западного фронта, а вспомогательные удары — Северный и Юго-Западный фронты.Для увеличения перевеса в силах в апреле-мае производилось доукомплектование частей до штатной численности.11. На направлениях ударов русских армий было создано превосходство над противником в живой силе (в 2 — 2,5 раза) и в артиллерии (в 1,5 — 1,7 раза). Наступлению предшествовали тщательная разведка, обучение войск, оборудование инженерных плацдармов, приблизивших русские позиции к австрийским.12. В свою очередь, на южном фланге Восточного фронта против армий Брусилова австро-германские союзники создали мощную, глубоко эшелонированную оборону. Она состояла из 3 полос, отстоящих друг от друга на 5 и более км.13. Самой сильной была первая из 2 — 3 линий окопов, общей длиной 1,5 — 2 км.Основу её составляли опорные узлы, в промежутках — сплошные траншеи, подступы к которым простреливались с флангов, на всех высотах — доты.14. От некоторых узлов шли вглубь отсечные позиции, так что и в случае прорыва атакующие попадали в "мешок".Окопы были с козырьками, блиндажами, убежищами, врытыми глубоко в землю, с железобетонными сводами или перекрытиями из бревен и земли толщиной до 2 м, способными выдержать любые снаряды.15. Для пулемётчиков устанавливались бетонные колпаки. Перед окопами тянулись проволочные заграждения (2 — 3 полосы по 4 — 16 рядов), на некоторых участках через них пропускался ток, подвешивались бомбы, ставились мины.16. Две тыловых полосы были оборудованы послабее (1 — 2 линии траншей). А между полосами и линиями окопов устраивались искусственные препятствия — засеки, волчьи ямы, рогатки.17. Австро-германское командование считало, что такую оборону без значительного усиления русским армиям не прорвать, и потому наступление Брусилова для него было полной неожиданностью.18. Артиллерийская подготовка продолжалась с 3 часов ночи 22 мая (по старому стилю) до 9 часов утра 24 мая и привела к сильному разрушению первой полосы обороны и частичной нейтрализации артиллерии противника.19. Перешедшие затем в наступление русские 8-я, 11-я, 7-я и 9-я армии (594 тыс.человек и 1938 орудий) прорвали хорошо укреплённую позиционную оборону австро-венгерского фронта (486 тыс.человек и 1846 орудий), которым командовал эрцгерцог Фридрих. Прорыв был осуществлён сразу на 13 участках с последующим развитием в сторону флангов и в глубину.20. Уже к полудню 24 мая было взято в плен 900 офицеров и свыше 40 тысяч нижних чинов, захвачено 77 орудий, 134 пулемёта и 49 бомбометов.21. К 27 мая было взято в плен 1240 офицеров и свыше 71 тысяч нижних чинов, захвачено 94 орудия, 179 пулемётов, 53 бомбомета и миномёта.22. Наибольшего успеха на первом этапе достигла 8-я армия генерала от кавалерии А. М. Каледина, которая, прорвав фронт, 7 июня заняла Луцк, а к 15 июня наголову разгромила 4-ю австро-венгерскую армию эрцгерцога Иосифа Фердинанда.23. Было захвачено 45 тыс. пленных, 66 орудий, многие другие трофеи. Части 32-го корпуса, действующего южнее Луцка, взяли город Дубно. Прорыв армии Каледина достиг 80 км по фронту и 65 в глубину.24. К концу августа наступление русских армий прекратилось ввиду усилившегося сопротивления австро-германских войск, а также возросших потерь и утомления личного состава.25. В результате Брусиловского прорыва Юго-Западный фронт нанёс поражение австро-венгерской армии, фронты при этом продвинулись от 80 до 120 км вглубь территории противника.26. Войска Брусилова заняли почти всю Волынь, почти всю Буковину и часть Галиции.27. Российский гидроплан М-5.28. Воздушный бой между британским самолетом и немецким легким маневренным истребителем Fokker Dr.I.29. По российским данным Австро-Венгрия и Германия потеряли более 1,5 миллиона убитыми, ранеными и пропавшими без вести (убитых и умерших от ран 300 тыс., пленных более 500 тыс.), русские захватили 581 орудие, 1795 пулемётов, 448 бомбомётов и миномётов.30. По немецким данным потери Австро-Венгрии составили 616 тыс. убитыми, ранеными, пленными и пропавшими без вести (пленных более 327 тыс.), потери Германии составили 148 тыс. человек в том числе около 20 тыс. пленными. Огромные потери, понесённые австро-венгерской армией, подорвали её боеспособность.31. Хотя германцы иронически и называли Брусиловский прорыв широкой разведкой без сосредоточения необходимого кулака, тем не менее удар, нанесенный австрийцам, и состояние армий этих последних, как следствие прорыва, произвели на германцев ошеломляющее впечатление.32. По российским данным войска Юго-Западного фронта потеряли убитыми, ранеными и без вести пропавшими около 500 тыс. солдат и офицеров, из которых 62 тыс. были убитыми и умершими от ран, ранеными и больными 380 тыс., без вести пропавшими 40 тыс.33. По немецким данным потери войск Юго-Западного фронта составили около 800 тыс. человек.34. Для отражения русского наступления Центральные державы перебросили с Западного, Итальянского и Салоникского фронтов 31 пехотную и 3 кавалерийские дивизии (более 400 тыс. штыков и сабель), что облегчило положение союзников в сражении на Сомме и спасло терпящую поражения итальянскую армию от разгрома. Под влиянием русской победы Румыния приняла решение о вступлении в войну на стороне Антанты.35. Итогом Брусиловского прорыва и операции на Сомме стал окончательный переход стратегической инициативы от Центральных держав к Антанте.36. Союзникам удалось добиться такого взаимодействия, при котором в течение двух месяцев (июль-август) Германии приходилось направлять свои ограниченные стратегические резервы и на Западный, и на Восточный фронт.37. С точки зрения военного искусства, наступление Юго-Западного фронта ознаменовало собой появление новой формы прорыва фронта (одновременно на нескольких участках), которая получила развитие в последние годы Первой мировой войны, особенно в кампании 1918 года на Западно-Европейском театре военных действий.38. Также похожая тактика была испытана Красной Армией в ходе наступательных операций Великой Отечественной войны "Десять сталинских ударов".39. С другой стороны, как это не раз случалось за время войны, "Военная стратегия" выгоды от самой успешной русской операции достались в основном союзникам, Россия же оказалась не в состоянии ни развить свой успех, ни хотя бы закрепить его.40. Пессимизм в обществе по поводу перспектив России в войне и компетенции её военного и политического руководства в 1916 году усиливался.41. В своих воспоминаниях немецкий генерал Эрих Людендорф писал: "Русская атака в излучине Стыря, восточнее Луцка, имела полный успех. Австро-венгерские войска были прорваны в нескольких местах, германские части, которые шли на помощь, также оказались здесь в тяжелом положении. Это был один из наисильнейших кризисов на Восточном фронте".42. Еще одна тактическая находка Брусилова – это атака перекатами.Он отказался от идеи преодоления больших расстояний плотным строем.43. Пехота делилась на т.н. волны, которые передвигались друг за другом на дистанции 150-200 м. Позиции противника следовало атаковать четырьмя волнами и с близкого расстояния.45. Первые две волны брали траншею и с ходу атаковали вторую, где и старались закрепиться.Оставшиеся волны "перекатывались" через первые и свежими силами брали следующую линию обороны.46. Конницу предполагалось использовать только в случае прорыва фронта противника. Этот способ атаки, кстати, как и другие способы и методы Брусилова, получил широкое применение в европейских армиях.47. Стратегическая внезапность Брусиловского прорыва была достигнута тем, что удар одновременно наносили все четыре армии. Это, как говорили тогда, было противу всех правил.Но Суворов тоже побеждал, нарушая все правила войны. Как будто на войне могут быть какие-то правила!).48. Русская армия спасла своих союзников, но не добилась коренного перелома в войне.49. Сам А. А. Брусилов с точки зрения решения стратегических задач Русской императорской армией оценил итоги операции следующим образом. Никаких стратегических результатов эта операция не дала, да и дать не могла, ибо решение военного совета 1 апреля ни в какой мере выполнено не было. Западный фронт главного удара так и не нанес, а Северный фронт имел своим девизом знакомое нам с японской войны "терпение, терпение и терпение". Ставка, по моему убеждению, ни в какой мере не выполнила своего назначения управлять всей русской вооружённой силой. Грандиозная победоносная операция, которая могла осуществиться при надлежащем образе действий нашего верховного главнокомандования в 1916 году, была непростительно упущена.50. За успешное проведение этого наступления А. А. Брусилов большинством голосов Георгиевской Думы при Ставке Верховного Главнокомандующего был представлен к награждению орденом Св. Георгия 2-й степени. Однако Император Николай II не утвердил представления. М. В. Ханжин за его роль в разработке операции был произведён в генерал-лейтенанты (что было самым значимым награждением среди участвующих в операции генералов). А. А. Брусилов и А. И. Деникин были награждены георгиевским оружием с бриллиантами.2016

03 октября 2016, 23:56

Немцы как дикие гунны в англосаксонской пропаганде.

Оригинал взят у serg_slavorum в Немцы как дикие гунны в англосаксонской пропаганде.Навеяно вот этим постом.Отождествление континентальных германцев с гуннами у англосаксов прослеживается аж с времён св. Беды Достопочтенного:в Германии обитают многие народы, от которых ведут свой род англы и саксы, ныне живущие в Британии; по этой причине их соседи-бритты до сих пор искаженно зовут их “гарманами”. Среди этих народов-фризы, ругины, даны, гунны, древние саксы и боруктуарыНо особую актуальность идея про германцев как наследников гуннской дикости и варварства приобрела в англосаксонской милитаристской пропаганде времён Первой мировой войны.Ниже представляю вашему вниманию подборку плакатов англосаксонских стран - Британии и её доминионов, а также США, на которых немцы названы гуннами.1. Американский плакат, призывающий покупать т.н. облигации Свободы.2. Другой плакат про те же облигации. Символом гуннов-немцев показана окровавленная рука.3. То же. Надпись "Гунн или дом".4. То же. Надпись "Останови гунна".5. Надпись на американском плакате про американского солдата "Ты держался достойно и разбил гуннов", далее "Сейчас задан высокий стандарт - чистая Америка. Искоренить венерические болезни". Плакат посвящён борьбе с так сказать побочными последствиями войны.6. Пропагандистское фото "американского Кузьмы Крючкова" - хорошего чернокожего парня сержанта Генри Джонсона из Олбани. Пишут, что он побивахом 36 гуннов, убив 4-х и ранив остальных. За что удостоился Французского военного креста.7. Канадский плакат. Тоже про военные облигации. Канадский полицейский ведёт пленного гунна-немца. Подпись "помоги поймать гунна".8. Английский плакат, посвящённый расстрелянной немцами медсестре Эдит Кэвелл. Подпись "Убита гуннами".9. Английский плакат "Как гунн ненавидит". Гунны издеваются над пленными британскими моряками.10. Немец - гунн в виде паука.11. Дочь британского солдата молится вместе с матерью: "Боже, благослови нашего папу, сражающегося с гуннами и пошли ему помощь".12. Первая полоса английской газеты, посвящённая борьбе с гуннами:13. Австралийский плакат. Древний гунн и его наследник кайзеровский солдат. Призыв защитить от гуннов "женщин и детей"14. Английская пропаганда для ирландцев - католиков, дабы те не думали про союз с немцами против Британии. Создатели плаката рассказывают ирландцам, что "варвары -гунны" оскверняют и уничтожают католические соборы Бельгии и Франции.Ну и про зверства, приписываемые "новым гуннам"15. Насаженные на штыки дети:16. Издевательства немецких медсестёр над пленными.17. Расправы над женщинами и детьми18. Распятый мальчик (тм) образца начала 20 века.19. Расправы над мирными жителями.20. Кровожадный гунн-огр (великан-людоед) хочет захватить весь мир.21. Австарлийский плакат призывает не допустить превращения Австралии в Новую Германию22. Ну и последствия германофобской шовинистической истерии англосаксов. Немецкая семья в лагере для интернированных в Новом Южном Уэльсе. Фольксдойче, жившие в Австралии на момент начала Первой мировой были подвергнуты самому настоящему этноциду: их бросали в лагеря, заставляли менять немецкие фамилии, запрещали говорить на родном языке, закрывали немецкие школы.

30 сентября 2016, 16:01

Финансы России в Первую мировую войну

II. Бюджет России в годы войны.(См. также: I. Предвоенное состояние российских финансов).Пишет Преподаватель политэкономии:Давно известно, что война – это, не в последнюю очередь, соревнование экономических потенциалов. Накануне Первой мировой войны расстановка сил в мировой экономике была такой.Первое место по объему ВВП занимала Британская империя с ее многочисленными колониями и доминионами, раскинувшимися по всему миру. Англичанам буквально «наступали на пятки» США. Динамично развивающаяся экономика Российской империи незадолго до войны обогнала Германию и вышла на третье место в мире, но отрыв от немцев был еще небольшим. От англо-саксонских гигантов обе эти страны отставали примерно вдвое. Франция, Австро-Венгрия, Япония и Италия были крупными экономическими центрами своего времени, но заметно уступали группе лидеров.Для успешного ведения войны мало обладать потенциалом, нужно еще и суметь мобилизовать его. Финансовым инструментом для мобилизации экономического потенциала служит государственный бюджет.Если Германия и ее союзники из-за блокады были вынуждены в основном довольстоваться тем, что производили сами, то страны Антанты в огромных количествах закупали все необходимое по всему миру. Поэтому суммы расходов лучше характеризуют реальные усилия и возможности разных стран, чем статистика их собственного производства вооружений и различной другой продукции, нужной для войны.Если сравнивать расходы основных воюющих стран, то Великобритания оказалась безусловным лидером как по их величине, так и по темпам роста. До войны бюджет Великобритании составлял чуть больше половины российского (в пересчете на доллары), а в 1916 году он уже почти вдвое превысил бюджет России, увеличившись за время войны в 10,9 раза. Максимального объема бюджетные расходы Великобритании достигли в 1917 году – в 13,4 раза больше, чем до войны. Самая большая экономика мира в годы войны продемонстрировала свою огромную финансовую мощь.Германия и до войны имела крупнейший в мире бюджет, и в первые военные годы быстро нарастила объем его расходов. Однако в условиях войны и блокады она довольно скоро исчерпала возможности для дальнейшего их повышения. Уже в 1916 году сумма расходов бюджета Германии хотя и увеличилась в марках, но в долларовом выражении она даже несколько сократилась по сравнению с 1915 годом и оказалась лишь в 2,5 раза больше, чем в 1913 году. Это самый маленький показатель роста за 3 года среди сравниваемых стран. После вступления в войну США в апреле 1917 года валюты Центральных держав перестали котироваться в Нью-Йорке, что не позволяет продолжить международные сравнения их бюджетов во второй половине войны.Если перевести в доллары бюджет России, динамика получается драматическая. До войны бюджет Российской империи был вторым в мире после Германии. В 1914 году Россия поддерживала расходы бюджета примерно на одном уровне с Германией и Великобританией. Но в 1915 году финансовая мобилизация в нашей стране явно притормозила. Причем если разницу с Великобританией можно объяснить двукратным различием в масштабе экономик, то отставание от Германии сложно списать на объективные факторы, поскольку ее ВВП был почти таким же.Зато в 1916 году бюджет Германии надломился, и Россия обошла ее по величине расходов в долларовом эквиваленте. При этом надо еще знать, что финансовый год в России начинался 1 января, а в Германии 1 апреля. То есть бюджет за 1916 год в Германии включает I квартал 1917 года, который сравнивается с I кварталом 1916 года в российском бюджете. С учетом этого опережение, достигнутое Россией к началу 1917 года, более существенно, чем видно из годовых цифр.Франция предсказуемо замыкает четверку сравниваемых стран. Мобилизацию своего финансового потенциала она провела успешно, но масштабы ее экономики были более скромными, чем у лидеров.Надо пояснить отличие указанных цифр от тех данных, которые приводятся во многих источниках со ссылкой на работы Э.Богарта о стоимости Первой мировой войны в финансовом выражении, опубликованные вскоре после ее окончания. [3] Благодаря обширному фактическому материалу, они сразу же приобрели широкую известность и до сих пор представляют интерес. Однако Э.Богарт переводил все финансовые показатели стран-участниц войны из их национальных валют в доллары по довоенному курсу, причем с округлением. Так, 1 марка у него во все военные годы принималась за 0,25 доллара, хотя по номиналу до войны она составляла 0,2382 доллара, а за время войны еще потеряла в стоимости; 1 рубль принимался за 0,5 доллара вместо 0.5146 по довоенному паритету и также без учета изменения курса за время войны, и т.д.Поскольку на самом деле курсы валют воюющих стран к доллару снижались, из-за этого суммы расходов, приводимые у Э.Богарта, завышены. Например, у него получается, что если расходы Германии в марках все время росли, то они росли и в долларах - считая по фиксированному курсу. Но если использовать не довоенные, а реальные курсы валют, то выясняется, в частности, что в Германии уже в 1916 году сумма расходов бюджета в долларовом эквиваленте уменьшилась по сравнению с 1915 годом, и она отстала по объему расходов от России, как и было показано выше.Бюджетные проблемы Германии отражали состояние ее экономики. Н.Фергюсон приводит данные, согласно которым в 1916 году ВВП Германии составил 78% от уровня 1913 года, в то время как в России 122%. [4] Исходя из этого, если перед войной Россия опережала Германию по объему ВВП всего на 5%, то накануне февральской революции уже почти на 70%. И если Германия практически исчерпала возможности мобилизации своей экономики, то Россия имела еще огромные экономические резервы для наращивания военных усилий.Данные о военных и гражданских расходах, а также о доходах и дефиците бюджета России в годы войны представлены в таблице (млн. рублей в текущих ценах). [5] Год Расходы, всего Расходы, связанные с ведением войны Расходы обыкновенного бюджета (на невоенные нужды) Доходы (без займов) Дефицит 1914 5749,6 2546,1 3203,5 2960,8 2788,8 1915 12 211,5 9374,9 2836,6 3060,3 9151,2 1916 18418,8 15267,0 3151,8 4331,5 14087,3 1917 28114,7 22734,7 *) 5380,0 6410,0 21704,7 Итого за 1914-1917 64494,6 49922,7 14571,9 16762,6 47732,0 1918 4444,5 *) В том числе до 1 марта 1917 года 3274,0Сумма расходов, непосредственно связанных с ведением войны, практически совпадает с величиной бюджетного дефицита за годы войны. То есть весь дефицит бюджета связан именно с финансированием войны, и кроме того на военные нужды было потрачено еще около 2,2 млрд. рублей избытка доходов по мирным статьям бюджета. Похожая картина складывалась и в других странах.В среднем доходы российского бюджета в годы войны покрывали более 30% его расходов. У других стран дефицит был больше, особенно в Германии, где к концу войны доходами покрывалась только одна девятая часть расходов бюджета.Всего с 1 августа 1914 года по 31 марта 1918 года Россия потратила на войну 54,4 млрд. рублей, из них до 1 марта 1917 года 30,5 млрд. рублей. После революции расходы на войну составили еще 23,9 млрд. рублей, но уже сильно обесцененных.Интересно сравнить расходы Российской империи и Германии непосредственно на ведение войны в долларовом эквиваленте [2]. Год Военные расходы России, млн. руб. Средний курс доллара за период, руб. Военные расходы России, млн. долл. Военные расходы Германии, млн. марок Средний курс доллара за период, марок Военные расходы Германии, млн. долл. 1914 2 546,1 2,18 1 168,3 6 936 4,31 1 609,2 1915 9 374,9 2,63 3 565,1 23 909 5,02 4 766,1 1916 15 267,0 3,23 4 733,3 24 739 5,59 4 422,4 январь-февраль 1917 3 274,0 3,46 945,0 Итого: 30 462,0 10 411,7 55 584 10 797,7 Для России расходы и курс показаны для года, заканчивающегося 31 декабря, для Германии - для бюджетного года, который заканчивался 31 марта. С учетом этого военные расходы России в начале 1917 года соотносятся по времени с германским бюджетом 1916 года.С 1 августа 1914 года по 28 февраля 1917 года Российская империя израсходовала на ведение войны 10,4 млрд. долларов США, а Германия – по 31 марта 1917 года – 10,8 млрд. долларов США. Надо учитывать, что цифры 1914 года для России показывают расходы за 5 месяцев, с августа по декабрь 1914 года, а для Германии за 8 месяцев – с августа 1914 по март 1915 года; бюджет 1915 года в Германии исполнялся с 1 апреля 1915 года по 31 марта 1916 года, и т.д. Даже с учетом этого в 1915 году Германия тратила на войну заметно больше, чем Россия. Однако в 1916 – начале 1917 года финансовое преимущество перешло к России не только по общему объему бюджетных расходов, которые сравнивались выше, но и по расходам собственно на ведение войны. Соответственно, у России становилось больше возможностей для приобретения материальных средств ведения войны, для ликвидации того отставания от противника, которое имелось в 1915 году.И если тяжелый 1915 год имел в бюджете свое финансовое отражение, то финансовые итоги 1916 года позволяют достаточно оптимистически оценивать ситуацию, которая складывалась для Российской империи накануне февральской «революции».Даже без России Антанта одержала победу в войне. Полноценное участие Русской императорской армии в кампании 1917 года, к которой она подошла вооруженной и оснащенной лучше, чем когда-либо прежде, позволило бы значительно приблизить победу. В начале 1917 года для этого были все материальные предпосылки – в том числе и в финансовой сфере.Источники:[1] Рассчитано по: S.Broadberry, M.Harrison. The Economics of World War I: A Comparative Quantitative Analysis, (c) 2005, p. 23-25. (Использованы оценки ВВП А.Мэддисона, приведенные к границам 1913 года). Доллары 1990 года, в которых выражены оценки А.Мэддисона, переведены в доллары 1913 года в соответствии с данными американской статистики об инфляции в США по соотношению: 1 доллар 1913 года = 13,20 долларов 1990 года.[2] Данные о расходах бюджета России рассчитаны по: А.Л.Сидоров. Финансовое положение России в годы Первой мировой войны. М., 1960, с. 119, 121. Данные о расходах бюджетов других стран – The Economics of World War I. Cambridge University Press, 2005, с. 60 (Германия), 184 (Франция), 216 (Великобритания). Пересчет национальных валют в доллары США – по текущему рыночному курсу согласно Banking and Monetary Statistics 1914-1941, Washington, DC, 1943, p. 662-682.[3] E.L.Bogart. Direct and Indirect Costs of the Great World War. N.Y., 1919.E.L.Bogart. War Costs and Their Financing. London, 1921.[4] N.Ferguson. The Pity of War. © 1998. P. 249.[5] А.Л.Сидоров. Финансовое положение России в годы Первой мировой войны. М., 1960, с. 119, 121.

19 сентября 2016, 21:01

Генерал контрразведки против мировых банкиров

(В статье представлены труды А.Д. Нечволодова, С.Ф.Шарапова)Доклад Валентина Катасонова на заседании Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова 3 апреля 2014 года …Второв ЛеонидБиография.Биографические сведения о Нечволодове не очень подробные. Александр Дмитриевич происходит из семьи военных. Его отец генерал-майор Дмитрий Иванович Нечволодов, дворянин Екатеринославской губернии, участвовал в русско-турецкой войне 1877-1878 гг., был соратником генерала Скобелева. У Александра Дмитриевича был брат Михаил. Михаил Дмитриевич Нечволодов (1867-1951) — герой первой мировой войны, закончил военную службу в звании генерал-майора, кавалер многих боевых наград, после революции оказался в эмиграции. Оба брата окончили свой жизненный путь во Франции.Вернемся к Александру. Он с детства определил, что будет военным. Закончил 2-ю Санкт-Петербургскую военную гимназию. После гимназии поступил в 3-е Александровское военное училище. Прервав обучение в училище, Александр пошел служить вольноопределяющимся в лейб-гвардии Павловский полк. Молодой человек оказался очень способным, сумел сдать в возрасте 19 лет экстерном экзамены за полный курс военного училища. Летом 1883 года ему было присвоено первое офицерское звание подпрапорщика, а через месяц — звание прапорщика. В 1889 году окончил Николаевскую Академию Генерального штаба (по первому разряду). После академии его служба была связана с военной контрразведкой. Социально-политическая обстановка в России в конце 19 века была неспокойной. Возникали террористические и подпольные революционные группировки, пытавшиеся дестабилизировать ситуацию в стране.В этих целях они широко использовали оружие. Значительная часть этого оружия попадала к этим антигосударственным элементам из арсеналов и складов русской армии. Революционеры и террористы вербовали своих агентов среди офицеров и рядового состава, которые за деньги и/или по убеждениям крали казенное оружие и передавали его смутьянам. Кстати, очень похоже на то, что мы наблюдаем на Украине в наше время (тысячи стволов в руках членов «правого сектора», которые были выкрадены из воинских частей). Нечволодов выявлял предателей в воинских подразделениях, пресек кражи большого количества оружия. В дальнейшем Александр Дмитриевич занялся таким направлением, как контрабанда оружия из-за границы. Он вышел на крупных заграничных поставщиков. Для себя он тогда сделал открытие, что все эти поставщики были связаны с зарубежными масонскими кругами и крупным банковским капиталом. Что террористические операции на территории Российской империи не были хаотическими и разрозненными, а планировались из единых центров, а эти центры создавались и контролировались крупным капиталом, прежде всего банкирами. В это время у Александра Дмитриевича появляется интерес к углубленному изучению мировой финансовой системы, а также мирового масонства.В 1903-1905 гг. был военным агентом в Корее. Следующей вехой жизненного пути Нечволодова стало его участие в русско-японской войне. Состоял при штабе наместника на Дальнем Востоке. Занимался организацией разведки в штабе Маньчжурской армии.Важным событием в жизни не только лично Нечволодова, но и России стал выход в свет в конце мая 1906 года небольшой книги (немного более 100 страниц), принадлежавшей перу Александра Дмитриевича. Она называлась «От разорения к достатку». Это главное экономическое произведение Нечволодова. Ниже мы о нем будем говорить подробно. Здесь же отметим, что книга вызвала бурную реакцию как в Санкт-Петербурге (где вышла работа), так и далеко за его пределами. «Просвещенная» публика столицы, зараженная идеями либерализма и западными теориями, набросилась на автора работы, обвиняя его в различных «фобиях», консерватизме. Это очень похоже на реакцию современных российских либералов, которые любые исследования, касающиеся планов и практической деятельности мировой закулисы, называют «теориями заговоров» и всячески их высмеивают. А вот представители патриотических кругов России благодаря работе «От разорения к достатку» узнали о малоизвестном офицере Генерального штаба Российской Армии, который блестяще разбирался в мировой ситуации, финансах и квалифицированно определил угрозы будущему Российской империи. Они даже предложили Александру Дмитриевичу стать почетным председателем Союза Русского Народа (СРН), но Нечволодов отказался. Говорят, что сделал он это потому, что ряды СРН были сильно заражены людьми, которые были носителями «бытового антисемитизма». По мнению генерала, это наносило большой вред монархическому и патриотическому движению России.В феврале 1907 года полковника Генерального штаба Нечволодова потихоньку переводят из Петербурга в Николаевскую губернию, где он принимает командование 58-м полком. Там он служит более двух лет, а затем (когда страсти по поводу книги «От разорения к достатку» улеглись) его как ценного специалиста и разведчика возвращают в Генеральный штаб. Он получает звание генерал-майора. В 1910 году его командируют в Швецию и Норвегию, где он изучает масонские организации, их связи с российским революционным подпольем, организацию банковской и денежной системы, источники и схемы зарубежного финансирования антигосударственных сил в России. После возвращения из командировки (с 12 мая 1910 г.) Нечволодова назначают командиром 2-й пехотной бригады 4-й пехотной дивизии (с 12.05.1910). Вскоре после начала первой мировой войны, в сентябре 1914 года его представили к увольнению, но по ходатайству генерала Рузского Нечволодов продолжил службу в действующей армии. В 1915-1917 гг. командовал 19-й пехотной дивизией, в мае 1915 года получил звание генерал-лейтенанта. За участие в боевых операциях получил Орден Святого Георгия 4-й степени, заслуживший его в бою, командуя бригадой.С приходом к власти Временного правительства был отстранен от командования дивизией. Участник Белого движения. Эмигрировал. Оставшуюся часть жизни Александр Дмитриевич жил в Париже. Работал в правой газете «Либр пароль« и эмигрантском издательстве «Долой зло!». Писал о связях зарубежных масонов и банкиров-евреев с революционным движением в России, в частности, о подрывной деятельности банкира Якоба Шиффа. А. Д. Нечволодов принял участие в первом переводе на французский язык «Сионских протоколов«. На Бернском процессе 1930-х годов по делу о «Сионских протоколах» А. Д. Нечволодов выступил экспертом со стороны защиты.А.Д. Нечволодов всю жизнь был холостяком, в 1896 года усыновил годовалого мальчика. О приемном сыне сведений нет. Наверное, заслуживает внимания следующий эпизод из жизни А.Д. Нечволодова в Париже. В 1928 году на одном из монархических собраний Александр Дмитриевич отказался пожать руку генерал-лейтенанту А.С. Лукомскому, публично заявив, что именно этот генерал несет прямую ответственность за отречение Государя Николая Александровича в 1917 году. Дело едва не дошло до дуэли. Еще ранее, в 1917 году подобные стычки после февральской революции происходили у Нечволодова с А. Гучковым и генералом Рузским. В отличие от значительной части Белого движения генерал-лейтенант Нечволодов был ярко выраженным монархистом, февральскую революцию 1917 года он не принял. Похоронен Александр Дмитриевич на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.А.Д. Нечволодов как историк.О генерале Нечволодове чаще вспоминают как об историке. Александр Дмитриевич был действительным членом Императорского русского военно-исторического общества. Увлечение историей началось очень рано. Своим учителем А.Д. Нечволодов считал известного русского историка Ивана Егоровича Забелина (1820-1908). В тридцать лет Александр Дмитриевич уже выпустил первую свою книгу по военной истории. Она называлась «Очерк явлений войны в представлении полководца по письмам Наполеона за лето и осень 1813 года» (Варшава, 1894). Были публикации Нечволодова на исторические темы в периодических изданиях. Нечволодов как историк известен, прежде всего, своим фундаментальным трудом «Сказания о русской земле». По некоторым данным, издание первой части «Сказаний» увидело свет в 1909 году в Николаеве, когда Александр Дмитриевич еще командовал 58-м полком. Судя по некоторым источникам, идея написания всеохватывающего труда по русской истории А. Нечволодову была подсказана Государем Николаем II во время их разговора на одном из официальных приемов после возвращения Александра Дмитриевича из Николаевской губернии в столицу. Царь сказал Александру Дмитриевичу, что в России существует большая потребность в доступном и национально ориентированном учебнике по истории, что книги Н. Карамзина по русской истории безнадежно устарели. К 300-летию дома Романовых была издана полная четырехтомная версия «Сказаний».Напомню названия томов:1. С древнейших времен до расцвета русского могущества при Ярославле Мудром.2. Разделения власти на Руси при сыновьях Ярослава Мудрого до конца великого княжения Димитрия Иоанновича Донского.3. Образование Московского государства при преемниках Димитрия Иоанновича Донского.4. Иоанн Грозный и смутное время. Избрание на царство Михаила Феодоровича Романова.Между прочим, «Сказания» — любимая книга святых царственных страстотерпцев. После выхода «Сказаний» император Николай Александрович сказал: «Вот, наконец, та книга русской истории, которую наш народ так долго ждал». Царь читал её вслух всей Семье за обедом, книга была с Семьей до последних дней жизни страстотерпцев. Вскоре после появления на свет полного труда А.Д.Нечволодова по русской истории подоспели февральская и октябрьская революции 1917 года, на многие десятилетия «Сказания о русской земле» оказались в забвении. Имя русского генерала советским историкам было неизвестно. Книга А.Д.Нечволодова была строго запрещена. Хотя бы потому, что имела ярко выраженную монархическую направленность. Уже не приходится говорить о некоторых интерпретациях страниц отечественной истории. Например, в «Сказаниях» подробно раскрывается «хазарский сюжет», который советская историческая наука трактовала как «антисемитизм».Сегодня «Сказания» уже неоднократно издавались (переиздания юбилейного выпуска 1913 года), работа может быть использована как учебник в школах и как книга для чтения. Президент Российской Федерации В.В. Путин даже рекомендовал «Сказания» в качестве учебного пособия по истории для кадетских училищ. В этой книге Нечволодов проявил себя и как историк, и как прекрасный литератор, и как специалист по военному делу, и как глубокий экономист.А.Д. Нечволодов как знаток мира финансов.О том, что Нечволодов был не только военным и историком, но также экономистом, знают немногие. А между тем он не просто разбирался в экономике, он был блестящим ее знатоком. Об этом свидетельствует небольшая книга (почти брошюра, немного более 100 страниц), которая называется «От разорения к достатку». Вышла она в 1906 году в Санкт-Петербурге и наделала тогда много шуму не только в столице, но и во всей России. Некоторые положения указанной работы были углублены в брошюре под названием «Русские деньги», которая вышла годом позже. В наше время, к сожалению, «Русские деньги» остаются библиографической редкостью[1]. В последние годы жизни Нечволодов работал над рукописью «Революционные финансы. История главного еврейского банка и его мировое господство», собрал для нее около 250 редких фотографий. Труды А.Д. Нечволодова по финансам периода его эмигрантской жизни нам неизвестны. Они хранятся в зарубежных архивах, в частности, в США (Свято-Троицкий монастырь в Джорданвилле).Кое-какие моменты, относящиеся к финансовой тематике, присутствуют в книге А. Нечволодова, которая называется «Император Николай II и евреи. Очерк о русской революции и ее связях с всемирной деятельностью современного иудаизма». Книга была написана генералом в эмиграции на французском языке, опубликована в 1924 году в Париже. Особый интерес с точки зрения понимания международных финансов представляет первая глава, которая называется «Яков Шифф». В ней подробно описывается роль американо-еврейского банковского капитала в финансировании революционных сил в России. Отмечается, что идейным и политическим лидером американо-еврейского капитала был Яков Шифф. Показана его личная роль в организации экономических санкций против России (денонсация российско-американского торгового договора 1832 года в 1911 году). Нечволодов, как мы отметили, был участником русско-японской войны 1904-1905 гг., он изучал потаенные пружины, которые двигали Японию к войне против нашей страны. Решающая роль в подталкивании «страны восходящего солнца» к войне сыграл все тот же Яков Шифф, который организовал предоставление двух синдицированных кредитов Японии. В 2012 году книга «Император Николай II и евреи» была издана на русском языке в Москве Институтом русском цивилизации[2].Нечволодов рассматривал книгу «Император Николай II и евреи» как первую в серии. Он планировал издать еще три тома:«Россия и евреи — от французской революции 1789 года до русской революции 1905 года»;«Евреи и Великая война»;«Убийство императора Николая II евреями».К сожалению, генерал не успел выполнить этот замысел. Вместе с тем в архивах за границей остается еще много неизданных рукописей генерала.Прошло более века с момента выхода этих работ, но они не только не устарели, но, наоборот, содержащиеся в них выводы приобретают чрезвычайную актуальность. О чем работы? Во-первых, о мире денег и о банкирах. Во-вторых, о золоте как «ядре» мира денег. В-третьих, о России, которая в конце 19 века оказалась втянутой в мир золотых денег. В-четвертых, о путях выхода России из того «золотого капкана», в котором она оказалась.Сразу отметим, что А.Д. Нечволодов был не единственным русским мыслителем и патриотом, который видел опасность в золотой валюте.Его оценки совпадали, например, с взглядами известного русского экономиста Сергея Федоровича Шарапова (1856-1911), написавшего еще в 1895 году свой бессмертный труд «Бумажный рубль».В этот же ряд можно поставить Георгия Васильевича Бутми (1856-1917), автора книги «Капиталы и долги» (1898), сборника статей и речей «Золотая валюта» (1906) и других работ.А.Д. Нечволодов как разоблачитель лукавства английской политической экономии.Для понимания того, что такое золотая валюта, Нечволодов дает краткий обзор истории становления золотого стандарта в Европе. В любом учебнике по экономике можно прочитать, что золотой стандарт начался с Англии. Также известно, что именно в Англии произошла первая промышленная революция. Но вот тонкий момент, на который обращает внимание Нечволодов: классик английской политической экономии Адам Смит (1723-1790) был сторонником не золотых, а бумажных (причем неразменных на золото) денег. Впрочем, об этом мы можем узнать не только из знаменитого произведения А. Смита «Богатство народов»[3], но также из бессмертной поэмы А.С. Пушкина «Евгений Онегин»:Зато читал Адама Смита,И был глубокий эконом,То есть умел судить о том,Как государство богатеет,И как живет, и почемуНе нужно золота ему,Когда простой продукт имеет.Вот что пишет Нечволодов по поводу приверженности Адама Смита бумажным деньгам: «Даже Адам Смит, называющий грабителями всех государей средних веков, за то, что они, вынужденные увеличить количество денежных знаков в своих государствах, поневоле прибегали к перечеканке монет с уменьшением в них содержания драгоценного металла, во второй части своего труда доказывает на стр. 30-37 всю благодетельность увеличения денежных знаков страны вдвое, путем выпуска частными банкирами бумажных денег, которые они давали бы в долг на проценты».Второй тонкий момент, мимо которого проходят многие историки и экономисты: промышленная революция в Англии совершалась с помощью бумажных, а не золотых денег. Нечволодов эту мысль формулирует еще более жестко: если бы Англия имела золотую валюту, то никакой промышленной революции там не состоялось бы. Заслуга введения неразменных бумажных денег принадлежала Уильяму Питту младшему (1759-1806), который занимал ключевые позиции в правительстве Великобритании в последние два десятилетия XVIII века и в начале XIX века (министр финансов в 1782-1783 гг., премьер-министр Великобритании в 1783-1801, 1804-1806 гг.).Кстати, переход Англии к бумажным деньгам был в немалой степени спровоцирован Наполеоном Бонапартом, который организовал континентальную блокаду британских островов. Во многих учебниках эта блокада датируется периодом 1806-1814 гг., однако первые меры по бойкоту английских товаров были приняты Конвентом Франции еще в 1793 году.Свежее прочтение истории английского капитализма (с учетом тех акцентов, которые сделаны Нечволодовым) крайне полезно для современной России. Уроки более чем двухвековой давности подсказывают нам, что те санкции, которые нам сегодня пытается выставлять Запад (в связи с событиями на Украине и присоединением Крыма к Российской Федерации) надо воспринимать как благо. Божий Промысел подталкивает нас к тому, чтобы мы отказались от накопления долларов, под запасы которых центральный банк осуществляет выпуск рублей, а перешли бы к эмиссии бумажного рубля, не зависящего от иностранной валюты. А создав суверенную денежную систему, основанную на бумажном рубле, приступили бы к восстановлению нашей промышленности (второй индустриализации).А вот другой классик английской политической экономии Давид Рикардо (1772-1823) не только склонялся к золотой валюте, но даже дал развернутое теоретическое обоснование ее преимуществ по сравнению с бумажными деньгами[4]. В чем дело? — Дело в том, что Адам Смит и Давид Рикардо жили в разное время, ситуация в стране кардинально изменилась. Что же нового произошло во времена Давида Рикардо? Это было уже время после наполеоновских войн. На небосклоне финансового мира появились Ротшильды, которые сказочно обогатились на этих войнах. При этом они сумели сосредоточить в своих руках большую часть европейского золота. Но драгоценный металл, по замыслу Ротшильдов, не должен лежать мертвым грузом, он должен стать капиталом и приносить прибыль. Для этого надо обеспечить постоянный спрос на золото. А для этого, в свою очередь, обществу необходимо внушить, что самыми лучшими деньгами является золото, которое идеально можно выполнять не только функцию накопления (образования сокровищ), но также функции меры стоимости (всеобщий эквивалент), средства платежа и средства обращения (обмена). Сначала появилось «научное» обоснование золотых денег, а затем последовали шаги по практическому внедрению золотого стандарта.Говоря о метаморфозах английской политической экономии, можно добавить еще такую деталь: Давид Рикардо был в первую очередь не кабинетным ученым, а биржевым спекулянтом. Видимо, также как Ротшильды наш «политэконом» на войнах и биржевых спекуляциях «заработал» немало золота. Кроме того, Давид Рикардо был лично знаком с Натаном Ротшильдом.О «тайне золота».Золотой стандарт — денежная система, которая предусматривает использование золота не только и не столько как непосредственного средства обращения (золотые монеты), сколько как средства обеспечения бумажных денежных знаков (банкнот), выпускаемых центральным банком. Золотой стандарт предусматривает фиксированный процент покрытия эмиссии бумажных денежных знаков драгоценным металлом, который находится в резервах центрального банка. Сторонники золотого стандарта обосновывают необходимость его использования тем, что, мол, такая денежная система гарантирует защиту от злоупотреблений властей «печатным станком» и обеспечивает доверие общества к денежным знакам.Многие представляют, что золотой стандарт — такая денежная система, при которой бумажные деньги во внутреннем обращении заменяются металлическими монетами, а в международных расчетах обращаются стандартные слитки золота. Такие представления были распространены и в России в конце 19 века. Нечволодов многократно подчеркивает, что главной особенностью золотого стандарта является то, что «желтый металл» становится узаконенной мерой стоимости, неким универсальным измерителем стоимости. Однако это далеко не металлическая линейка (именно такое представление о золоте пытается сформировать К. Маркс в «Капитале», называя его «всеобщим эквивалентом стоимости»). Скорее, как отмечает Нечволодов, это «резиновый» измеритель, он очень выгоден хозяевами золота. Трудно придумать более ненадежный эталон стоимости. Ведь издержки на добычу физической единицы металла сильно зависят от природно-географических условий добычи. К тому же в отличие от остальных продуктов труда золото является неуничтожимым продуктом. Нечволодов говорит, что все другие товары потребляются после их производства (например, хлеб) или амортизируются (даже египетские пирамиды). Поэтому стоимость 1 грамма денежного золота, добытого много сотен или тысяч лет назад надо умножить на количество операций, осуществленных с этим золотом. Стоимость 1 грамма будет уходить в бесконечность. Уж никак нельзя считать, что его стоимость равняется количеству часов труда работника, который его добывал. Маркс все эти тонкости и сомнения обошел стороной. И это понятно, потому что классик выполнял социальный заказ Ротшильдов.Нечволодов обратил внимание на то, что хотя большая часть золота была сосредоточена в руках небольшой кучки мировых банкиров, доля золота в общем их богатстве была незначительна. Золото играло роль своеобразного «магнита», притягивавшего богатства всего мира. Нечволодов обратил внимание, что в начале ХХ века сумма денежных обязательств всех государств мировым банкирам в два раза превышала стоимость всего золота, находившегося на планете.Весь мир экономики можно представить в виде двух частей, или полюсов. Один полюс — все продукты труда, товары, создаваемые человечеством. Другой полюс — золото, находящееся в руках банкиров. Между этими полюсами существует в каждый момент времени равновесие, паритет. Запас золота почти не увеличивается. По такой естественной причине, как ограниченность драгоценного металла в мире. А вот производство товаров растет, физические масштабы продуктов живого труда увеличиваются каждый год под влиянием демографического роста, технического прогресса и других причин. В результате покупательная способность каждого грамма, каждой унции драгоценного металла автоматически возрастает. Таков принцип действия «золотого магнита», такова «тайна золота» в простом и понятном изложении генерала Нечволодова.А.Д. Нечволодов о разрушительных последствиях введения золотого стандарта в Европе.Но, несмотря на казалось бы убедительную «научную» аргументацию, власти всех стран достаточно настороженно отнеслись к идее введения золотого стандарта. Первой золотую валюту ввела Англия в 1821 году. Это неудивительно, поскольку Ротшильды в лице Натана Ротшильда, захватившего контроль над Банком Англии, имели в этой стране безграничное влияние. Это произошло на пике промышленной революции. Еще лет тридцать по инерции в Англии продолжалось промышленное развитие, хотя страна постепенно стала терять позиции «мировой мастерской», сальдо торгового баланса стало ухудшаться, наметился отток золота из страны. Особенно экономическое положение Англии ухудшилось, когда в 1840-х гг. были отменены так называемые «хлебные законы», которые устанавливали заградительные пошлины для защиты внутреннего рынка. Началась эпоха фритредерства. В 1857 году Англия столкнулась с банковским кризисом, начался мощный отток золота. Остановить его удалось только благодаря повышению процентных ставок по банковским депозитам. Деньги внутри английской экономики стали крайне дорогими, в этот момент началось медленное умирание английской промышленности, Лондон стал превращаться в международный финансовый центр, английский капитализм стал приобретать признаки паразитического капитализма. Так вкратце Нечволодов описал историю английского капитализма, увязав ее с золотым стандартом.Еще более драматичными были последствия введения золотого стандарта в континентальной Европе. В 1870-1871 гг. произошла франко-прусская война, которая завершилась победой Пруссии и созданием единого германского государства под руководством «железного» канцлера Бисмарка. Правильнее его назвать «золотым», потому что он инициировал введение золотой марки в 1873 году. Обеспечением ее стало золото, которое Германия получила в виде контрибуции от побежденной Франции — всего 5 млрд. золотых франков. Тут повествование Нечволодова об истории перехода Германии к золотой валюте хочется дополнить сведениями, которые мы находим в работах единомышленника и современника Александра Дмитриевича — С.Ф. Шарапова. Сергей Федорович раскрывает некоторые пикантные детали франко-прусской войны. Эти детали показывают, что война была дьявольским проектом Ротшильдов. Бисмарк находился под их влиянием. Они предложили ему сделку, от которой тот не мог отказаться: единая Германия в обмен на золотую валюту. Благодаря не рекламируемой поддержке Ротшильдов Бисмарк одержал без особого труда победы над Францией. Франция была разорена, платить миллиардные контрибуции золотом она была не в состоянии. Опять помогли Ротшильды, которые в Европе организовали заем в пользу поверженной Франции, а собранное золото она передала только что созданному Второму Рейху. А тот не мог не выполнить обещание, данное Ротшильдам. То есть ввести золотую марку.После Германии в Европе и в мире начался бурный процесс перехода к золотому стандарту многих стран. Везде такой переход сопровождался хитростью, раздачей обещаний, иногда угрозами. Не везде Ротшильдам удавалось добиться успеха с первого раза. Например, в Североамериканских Соединенных Штатах борьба за золотой стандарт велась более 30 лет, золотая валюта там утвердилась лишь в 1900 году. Японию удалось сломить лишь в 1897 году.А.Д. Нечволодов обладал удивительной способностью увязывать события финансовой жизни с событиями политическими. Взять, к примеру, ту же Японию. «Добровольно-принудительное» принятие «страной восходящего солнца» золотого стандарта сразу же обострило ее экономическое положение. Это помогло мировым банкирам подтолкнуть Японию к подготовке войны со своими соседями (Россией, Кореей, Китаем). «Страна восходящего солнца» надеялась выйти из тяжелого экономического положения, рассчитывая на захват территорий, рынков сбыта и получение контрибуций. Великобритания также развязывала войны в целях получения золота. Так, она инициировала в 19 веке опиумные войны против Китая. Таким образом, Великобритания рассчитывала выкачать из «поднебесной» накопившееся за многие века драгоценный металл в обмен на наркотическое зелье. В конце 19 века Лондон начал англо-бурскую войну с целью установить эффективный контроль над запасами золота в Южной Африке. За опиумными войнами и англо-бурской войной стояли Ротшильды.В учебниках по экономической истории упоминается, что с 1873 года в Европе началась экономическая депрессия. Однако при этом редко упоминается, что завершилась она лишь через 23 года, в 1896 году. Это была Великая депрессия, даже более продолжительная по сравнению с той, которая началась на Западе с паники на нью-йоркской фондовой бирже в октябре 1929 года. Нечволодов подчеркивает, что депрессия 1873-1896 гг. была вызвана исключительно массовым переходом стран на золотую валюту. Разрушительные последствия золотой валюты были налицо. Нечволодов собрал большое количество статистического материала, показывавшего сжатие денежной массы, рост безработицы, дефляцию цен, увеличение банкротств. Впрочем, это было время, когда хозяева золота несказанно обогащались на кризисе и депрессии. В.И. Ленин в своей работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» (1916 г.) назвал последние три десятилетия 19 века периодом перехода капитализма в его высшую, монополистическую стадию. Он также отметил повышение внешней агрессивности, склонности к аннексиям и войнам зрелого, монополистического капитализма. С выводами Ленина трудно не согласиться (впрочем, это были выводы, заимствованные им из авторитетных иностранных источников — работ К. Каутского, Р. Гильфердинга, Дж. Гобсона и др.). Но при этом Ленин умудрился не заметить связи происходивших трансформаций капитализма с повальным введением западными странами золотых валют.О денежной реформе С. Витте, обмане народа и предательстве элиты.Итак, Нечволодов дал обзор экономической депрессии в странах Европы в последние десятилетия 19 века. Тем удивительнее, что Россия в конце XIX века на всех парах мчалась к золотому рублю. Нечволодов объясняет этот печальный феномен рядом причин. Во-первых, предательством многих представителей правящей верхушки Российской империи, которые фактически были агентами влияния, действовавшими в интересах клана Ротшильдов. Главным агентом влияния Нечволодов и другие русские патриоты называли тогдашнего министра финансов С.Ю. Витте. Он был тесно связан с масонскими ложами и мировыми банкирами Запада. С.Ю. Витте вел подрывную работу против России по многим направлениям. Но, пожалуй, главным была подготовка по введению в России золотого рубля.Во-вторых, смутным представлением большей части простого народа о том, что такое деньги, банки, золото. Это было неудивительно, т.к. значительная часть населения России была неграмотна, не умела ни читать, ни писать.В-третьих, тем, что большая часть «образованного» общества была «отравлена» разного рода экономическими теориями, которые убеждали, что настоящими деньгами может быть только золото. И тут немалую роль сыграла не только английская политическая экономия в лице Давила Рикардо, но также марксизм. В «Капитале» Маркса красной нитью проходит мысль, что золото и только золото годится на роль денег как всеобщего эквивалента. На том основании, что, мол, золото имеет устойчивую внутреннюю стоимость, которая выражается затратами общественно необходимого труда. Нечволодов в своей работе дал убедительную критику этого лукавого положения марксизма. Он показал, что как раз золото (по сравнению со многими другими товарами) является тем товаром, затраты на производство которого подвержены сильным колебаниям. Эти затраты определяются геологическими условиями залегания металла. Можно также вспомнить революцию цен, которая началась в Европе в эпоху Великих географических открытий, когда из Америки хлынули большие количества золота.(...)Окончание здесь:https://cont.ws/post/373206

08 сентября 2016, 05:29

Casus belli 9/11

В этом году событиям 11 сентября 2001 года исполняется 15 лет. Утром, в Нью-Йорке после ударов угнанных (по официальной, разумеется, версии) пассажирских самолётов рухнули башни Всемирного торгового центра.

04 сентября 2016, 12:05

Утонченный немецкий философ в дерьме войны... (34 фото)

Оригинал взят у oper_1974 в Утонченный немецкий философ в дерьме войны... (34 фото)        28 июля 1914 года Австрия объявила воину Сербии. Витгенштеин был непригоден к военнои службе из–за грыжи, но 7 августа все равно записался добровольцем. В течение всеи воины он продолжал заниматься философиеи.        Его метод - и тогда, и позднее - состоял в том, чтобы записывать приходившие в голову мысли в записную книжку в форме отдельных, но тем не менее взаимосвязанных заметок. Иногда это были одно-два предложения, содержавшие высококонцентрированную мысль, траектория которои указывалась, но без приведения подробностеи.        Витгенштеин напишет не менее пяти рукописеи, прежде чем летом 1918 года сочтет книгу законченнои. Таким образом, он сочинил весь "Трактат" во время воины, находясь на фронте, иногда в окопах, во время передышек между страшными боями.       "Мне кажется, по сути очевидно, что нам не одолеть Англию. Англичане - лучшии? народ на земле - не могут проиграть. Мы, однако, можем и должны проиграть, если не в этом году, то в следующем. Мысль, что наш народ будет разбит, вгоняет меня в жуткую депрессию, потому что я абсолютнеи?шии? немец".         "Внезапно проснулся в час ночи. Меня поднял леитенант, которыи приказал сразу идти к прожектору: "не одеваться". Я выбежал на мостик почти голыи. Ледянои ветер, дождь. Я был уверен, что погибну на месте.      Я был страшно взволнован и стонал вслух. Я почувствовал весь ужас воины. Теперь (вечером) я преодолел страх. Если мои нынешнии настрои не изменится, я буду всеми силами стараться остаться в живых".     На прожекторе должен был находиться рядовои, и выполняемая им задача была достаточно опаснои?. Однако настоящая проблема заключалась не в риске, а в том, что Витгенштеи?н терпеть не мог своих сослуживцев - и на этои канонерке, и позднее на Восточном фронте.       С его точки зрения, они, за редкими исключениями, представляли собои "сборище пьяниц, подлецов и тупиц", "злобных и бессердечных", "ужасающе ограниченных", совершенно бесчеловечных, как писал он в дневнике веснои 1916 года.    В большинстве своем эти люди происходили из рабочего класса, и у Витгенштеина с ними было мало общего. Жизнь на тесном судне, постоянно на грани между жизнью и смертью, еще сильнее высветила разницу между Витгенштеи?ном и ними.Он чувствовал, что его ненавидят, и в ответ ненавидел их. Его манеры и причуды, брезгливость и рафинированность в таких обстоятельствах оказались дополнительным раздражителем, особенно с учетом того, что они никак не соответствовали его низкому званию.Как когда-то в линцскои школе, Витгенштеин снова чувствовал себя отверженным и преданным. Он неоднократно пытался проявить христианское смирение, хотел заставить себя понять и принять своих товарищеи?.Но даже когда удалось побороть ненависть, неприязнь осталась. Тем не менее - и это было типичное для Витгенштеина самоистязание - он не искал избавления от своего положения. Хотя ему как выпускнику линцского училища были положены определенные льготы, он долгое время не хотел ими пользоваться.         Витгенштеин оказался в самои гуще злосчастнои Восточнои кампании 1914 года, в результате которои в начале ноября австрииское наступление остановилось и воиска едва не обратились в бегство.      В своем дневнике Витгенштеин приводит точное описание упадка боевого духа австрии?цев. В нем также содержатся зашифрованные записи - ценнеишии источник информации об эволюции его философских и личных взглядов.     Примерно в начале своеи военнои службы Витгенштеин зашел в книжныи магазин в Тарнове и обнаружил, что помимо открыток там продается лишь одна книга: "Краткое изложение Евангелия" Толстого.    Он купил ее, прочитал, перечитал и потом все время держал при себе (за что сослуживцы стали называть его "библеистом").       По мнению Макгиннеса, в толстовском варианте христианства Витгенштеин увидел путь к счастью, которыи показался ему привлекательным на фоне его безотрадного положения в армии, а может, и при воспоминаниях о более ранних мучениях, поскольку давал рецепт, как перестать зависеть от унижении и страдании, причиняемых внешними факторами.        Толстои определенно стал утешением для Витгенштеина: "Новости все хуже. Сегодня вечером будет объявлена постоянная готовность. Работаю более или менее каждыи день, с достаточнои. уверенностью. Я снова и снова проговариваю слова Толстого в уме. "Человек бессилен во плоти и свободен духом".      Да пребудет дух со мнои! Как я себя поведу, когда надо будет стрелять? Я боюсь не того, что будут стрелять по мне, а того, что не выполню свои? долг как следует. Боже, даи мне сил! Аминь. Аминь. Аминь" ( 13 сентября 1914 г.).      Через день он записал: "Теперь у меня есть возможность быть достоиным человеком, потому что я нахожусь перед лицом смерти". Здесь, без сомнения, звучит голос религиозныи, но христианскии? он лишь настолько, насколько можно считать христианством толстовскую интерпретацию.    Так или иначе, Витгенштеин стал христианином в достаточнои степени, чтобы возмутиться ницшевским "Антихристом", которого прочел ближе к концу 1914 года:   "Меня сильно задела ницшевская враждебность по отношению к христианству, поскольку в его сочинениях доля правды все-таки есть. Христианство, несомненно, единственныи бесспорныи путь к счастью, но что если кому-то на это счастье начхать?   Не лучше ли сгинуть несчастным в безнадежнои борьбе с внешним миром Но такая жизнь бессмысленна. Что мне делать, чтобы моя жизнь не оказалась потеряннои для меня. Я должен это постоянно сознавать" ( 8 декабря 1914 г.).       Вопрос о жизни и смерти в то время занимал Витгенштеина с личнои, а не с философскои точки зрения; в дневнике зашифрованные записи стоят рядом с обширными, но не имеющими к ним отношения и незакодированными заметками об основаниях логики, о языке и онтологии.          Следующии, 1915-и, год Витгенштеин провел в относительнои безопасности в артиллериискои мастерскои в Кракове, где его инженерные навыки оказались весьма востребованы.Летом при взрыве в мастерскои он получил небольшое ранение и некоторое время пролежал в госпитале. После этого он попал в другую артиллериискую мастерскую, которая располагалась в поезде, стоявшем недалеко от Львова-Лемберга.       Наконец в марте 1916-го Витгенштеина по его собственнои просьбе перевели в гаубичныи полк на русском фронте в Галиции. Здесь он добровольно вызвался дежурить по ночам на артиллерииском наблюдательном пункте - в том месте и в то время, где опасность была наибольшеи.      Он мучился от пищевых отравлении и других болезнеи, чувствовал себя затравленным сослуживцами, а в конце апреля - в первыи раз на своем наблюдательном пункте - оказался в зоне боевых деиствии, под прямым огнем противника.      Тем не менее он почувствовал, что наложит на себя руки, если его вдруг соберутся перевести оттуда в другое место. "Возможно, близость к смерти наполнит мою жизнь светом" (4 мая 1916 г.).         "Делаи что можешь. Выше головы не прыгнешь. Будь бодр. Довольствуися собои. Потому что другие не будут тебя поддерживать, а если и будут, то недолго (и тогда ты станешь для них обузои). Помогаи сам себе и другим своеи силои.     И в то же время будь бодр. Но сколько силы человек должен расходовать на себя и сколько на других? Сложно прожить благую жизнь. Но благая жизнь - это что-то хорошее. И да свершится воля твоя, а не моя" (30 марта 1916 г.).    Только после нескольких месяцев, проведенных в опаснеиших обстоятельствах, эти личные записки стали соединяться с философскои системои, которую разрабатывал Витгенштеин, приобретя вид незашифрованных общих заметок о Боге, этике и смысле жизни; некоторые из них попали на последние страницы "Трактата".    Они отражают не только его недавнии опыт, но и впечатления от чтения Шопенгауэра, Ницше, Эмерсона, Толстого и Достоевского (он так часто перечитывал "Братьев Карамазовых", что знал целые пассажи из романа наизусть).        Витгенштеин сознавал, что рамки его изыскании расширились. Ближе к концу лета 1916 года он писал: "Я работаю теперь не только над основаниями логики, но и над сущностью мира" (28 августа 1916 г.).     Дневник он ведет в это время гораздо реже, чем раньше, но удивительно, что он вообще занимается философиеи в таких обстоятельствах, потому что лето тогда выдалось особенное.Дивизия, в которои? он служил, оказалась под ударом русскои армии во время Брусиловского прорыва и была вынуждена отступить с тяжелыми потерями (по разным оценкам, они составили до 80% личного состава).    Затем были бои в Буковине, сражение при Коломые. Витгенштеин воевал образцово - это известно из отчетов его начальства.     В одном из таких отчетов говорилось, что, "не обращая внимания на плотныи артиллериискии огонь по каземату и рвущиеся мины, Витгенштеин наблюдал, откуда стреляют минометы, и определил их расположение. Таким примерным поведением он оказал успокаивающее воздеиствие на своих сослуживцев". Его наградили двумя медалями и произвели в капралы.         За такое поведение на фронте в октябре 1916 года Витгенштеи?на направили в офицерскую школу в моравском Ольмюце. Здесь он познакомился с Паулем Энгельманом, молодым евреем-архитектором, учеником Лооса и другом Крауса, которыи разделял бoльшую часть художественных взглядов Витгенштеи?на и иногда публиковался в Die Fackel.      Они быстро подружились. Это была замечательная дружба, она длилась больше десяти лет и привела к тому, что Витгенштеин и Энгельман вместе работали над строительством знаменитого особняка Маргарете Витгенштеин в конце 1920-х годов.     В Ольмюце Витгенштеин вошел в литературныи кружок Энгельмана, которыи в основном состоял из образованных молодых евреев: интеллектуалов, художников и т. д. Витгенштеин сразу оказался в самом центре этого кружка, по сути став в нем звездои.    Ведь он происходил из знаменитои венскои семьи, обладал утонченным чувством культуры, изучал философию и логику у Рассела в Кембридже, разрабатывал собственную философскую систему и, наконец, что не менее важно, только что вернулся с Восточного фронта, где находился лицом к лицу со смертью.     Знакомство с членами ольмюцкого кружка можно расценить как примечательное еще в однои ретроспективнои связи: это было единственное соприкосновение Витгенштеина с евреискои? средои, хотя евреиство этих молодых людеи и не было столь уж содержательным.     Его связывала с ними скорее общая "потребность в самодельнои религии" (По мнению Макгиннеса, Витгенштеин искал замену своему традиционному христианскому воспитанию, а интеллектуалы из Ольмюца - альтернативу евреиству, потерявшему для них свои традиционныи смысл).        В январе 1917-го Витгенштеин вернулся на Восточныи фронт уже офицером. Перед этим он пожертвовал австрии?скому правительству один миллион крон на разработку двенадцати-дюимовои гаубицы.      Вскоре он снова участвовал в тяжелых боях во время июньского наступления русскои армии, после чего был награжден еще однои медалью за храбрость и представлен к очередному званию.     В феврале 1918 года его произвели в леитенанты, а в марте перевели на Итальянскии фронт. В ходе июньского наступления австрииских воиск он проявил исключительное мужество и спас жизнь нескольким сослуживцам, за что был представлен к золотои медали "За храбрость", но в итоге получил награду более низшеи степени.      В характеристике Витгенштеина читаем: "Его исключительно отважное поведение, спокоиствие, хладнокровие и героизм завоевали всеобщее восхищение в воисках. Своим поведением он подал замечательныи пример преданного и храброго выполнения воинского долга".          Год 1918-и оказался для Витгенштеина важным в нескольких отношениях. Во-первых, закончилась воина, а для него даже на неделю раньше установления окончательного перемирия, так как недалеко от Тренто его взяли в плен итальянцы.       Во-вторых, в этом году он потерял своего близкого друга Дэвида Пинсента. Дэвид не был призван в деиствующую армию, но учился на летчика-испытателя. В мае 1918 года во время пробного полета Пинсент разбился.      Это была страшная потеря для Витгенштеина, и, возможно, именно ею можно объяснить желание покончить с собои, возникшее у него во время отпуска в Австрии. По некоторым сведениям, жизнь ему спас его дядя Пауль.       Пинсент и Витгенштеин переписывались во время воины (через Швеицарию), и письма Дэвида служили для Людвига большим утешением.        Получив в 1914 году первое письмо от Пинсента, Витгенштеин от радости даже расцеловал конверт. Он очень хотел снова увидеться со своим другом, называл его "мои? дорогои Деиви" и писал в дневнике: "Чудесное письмо от Дэвида... Ответил Дэвиду. Очень чувственно" (16 марта 1915 г.).     По этим фразам видно, что Людвиг деиствительно был безответно влюблен в Дэвида и сам это вполне сознавал, записывая в дневнике: "Интересно, думает ли он обо мне хотя бы в половину тои силы, с которои думаю о нем я".Перевод: Максим Шер.

04 сентября 2016, 09:57

Призраки империй в цвете

Призраки империй в цветеСерия тем "Призраки империй в цвете" посвящена фотографиям боевых кораблей империалистических государств на рубеже XIX-XX вв., окрашенным и оцифрованным в цвете уважаемым господином Ироотоко.Будут представлены фотографии кораблей флотов разных стран, построенных до и во время Первой мировой войны (период примерно с 1860 по 1918 гг).1. Российская Империя. Российский Императорский флот.Эскадренные броненосцы.Андрей Первозванный. 1912.Бородино. 1904Император Павел I.Наварин. 1902.Орел. 1904.Ослябя. 1905.Пантелеймон (бывший "Потемкин"). 1906.Пересвет. 1901.Полтава. (переименова японцами в Tango) 1911.Ретвизан (переименован японцами в Hizen). 1905Цесаревич. 1913.Слава. 1910.Линкоры.Гангут (в СССР "Октябрьская Революция"). 1915.Евстафий. 1914Императрица Мария.Петропавловск (в СССР "Марат"). 1934Севастополь (в СССР "Парижская Комунна", потом опять "Севастополь"). 1934.Броненосные крейсера.Баян (переименован японцами Aso). 1908Рюрик. 1913Бронепалубные крейсера.БояринВаряг. 1901Паллада. (переименова японцами в Tsugaru). 19082. Британская Империя. Royal Navy.БроненосцыRoyal SovereignGoliath. 1907Jupiter. 1897Броненосные крейсера.Duke Of Edinburg. 1909Линкоры (дредноуты).DreadnoughtSuperb. 1909Barham. 1930BellerophonEmperor Of India. 1919Erin. 1916Neptune. 1911Iron DukeMalayaMonarchQueen Elizabeth. 1915RevengeRoyal OakThundererWarspiteЛинейные крейсера.Hood. 1924IndefatigableIndomitableInflexible. 1908LionNew ZealandPrincess RoyalQueen MaryRenown. 1943TigerАвианосцы.Argus. 19183. Германская Империя. Kaiserliche MarineБроненосцыDeutschlandSchlesien. 1938Броненосные крейсера.SharnhorstЛинкоры.NassauPosenBadenHelgolandFriedrich der GroßeKönigOldenburgOstfrieslandRheinlandThuringenWestfalenЛинейные крейсераDerflingerGoeben (после передачи Турции Yavüz Sultan Selim)LützowMoltkeSeydlitzVon der Tann4. Австро-Венгерская Империя.Броненосцы.BabenbergHabsburgWienЛинкоры.Prinz Eugen. 1913Szent István. 1918Tegetthoff. 1917Viribus Unitis. 1914Zrinyi5. Италия. Regia MarinaБроненосцы.Benedetto Brin. 1908Emanuele FilibertoNapoliRe UmbertoRegina ElenaRegina MargheritaRomaSardegna. 1890SiciliaVittorio EmanueleБроненосные крейсера.Giuseppe GaribaldiVareseЛинкоры.Andrea DoriaCaio DuilioConte di CavourDante AlighieriGiulio Cesare (с 1949 года "Новороссийск"). 1917Leonardo da Vinci6. Японская Империя.Эскадренные броненосцы.Asahi. 1900Chenuyen (бывший китайский Zhen-yuen). 1895Fuji. 1897Hatsuse. 1901Iki (бывший Император Николай I). 1906Iwami (бывший Орёл). 1907Kashima. 1906Katori. 1921Mikasa. 1902Sagami (бывший Пересвет). 1908Shikishima. 1900Suo (бывший Победа). 1908Yashima. 1900Линкоры.Aki. 1915Fuso. 1915Hyuga. 1917Kawachi. 1913Satsuma. 1919Settsu. 1912Yamashiro. 1917Линейные крейсера.Haruna. 1915Kirishima. 19157. Франция.Marine NationaleЭскадренные броненосцы.BouvetCharlemagneCharles MartelJauréguiberryDantonGaulouisHocheLiberteMassénaSaint LouisБроненосные крейсера.Jeanne d’ArcMarseillaiseVictor HugoЛинкоры.BretagneCourbetFranceJean BartParishttp://goo.gl/q6qFxL - цинкhttp://blog.livedoor.jp/irootoko_jr/ - первоисточникПлюс:1. http://goo.gl/FxFk3L - Испания, Бразилия, Швеция, Турция2. http://goo.gl/zCjZjj - Крейсера и эсминцы Японской Империи

05 июля 2016, 21:01

Бреттон-Вудская система, или Как США захватывали мировое господство

Бреттон-Вудская конференция 1944 года. Фото: AP/ТАССКак то у нас была совсем спорная тема из теории заговоров: От Медичи к Ротшильдам, но сейчас речь пойдет о вполне реальных вещах.72 года назад, 1 июля 1944 года, началось коренное изменение мировой экономики, зафиксированное в соглашениях несколько дней спустя. Впрочем, понимание случившегося пришло к обычным людям намного позже.Мир финансов всегда являлся чем-то вроде смеси эквилибристики с магией цирковых фокусников. Большинство его базовых понятий сложны для понимания не только на слух, но и совершенно условны по своей сути. В то же время финансы неразрывно связаны с деньгами, а деньги всегда являлись инструментом власти. Не удивительно, что с их помощью на протяжении многих веков кто-то постоянно пытался захватить мир.Так, например, в июле 1944 года в гостинице «Гора Вашингтон» в курортном местечке Бреттон-Вудс (штат Нью-Гэмпшир, США) группа джентльменов провела конференцию, итогом которой стала одноименная мировая финансовая система, ознаменовавшая собой окончательную победу Америки над своим давнишним геополитическим мировым соперником — Великобританией. Победителю достался весь остальной мир — точнее, почти весь, так как Советский Союз вступать в новую систему отказался. Впрочем, и для США она стала лишь промежуточным шагом к мировой финансовой гегемонии, достичь которой Америка сумела, но удержаться на олимпе, судя по всему, ей не суждено.Этапы большого путиПереход от натурального хозяйства к машинному производству, помимо прочих моментов, вызвал масштабный рост производительности труда, тем самым формируя значительные товарные излишки, которые местные рынки поглотить уже не могли. Это подтолкнуло страны к расширению внешней торговли. Так, например, за 1800–1860 годы среднегодовой объем российского экспорта вырос с 60 млн до 230 млн руб., а импорт — с 40 млн до 210 млн. Но Российская империя в международной торговле занимала далеко не первое место. Ведущие позиции принадлежали Великобритании, Франции, Германии и США.Столь масштабный обмен товарами уже не мог умещаться в тесных рамках натурального хозяйства и требовал широкого использования общего знаменателя в виде денег. Это же породило проблему сопоставления их стоимости между собой, что в конечном итоге и привело к признанию золота в качестве всеобщего эквивалента стоимости. Золото исполняло роль денег веками, оно имелось у всех «крупных игроков», из него традиционно чеканили монету. Но важнее оказалось другое. Международная торговля осознала необходимость не только механизма предсказуемости стоимости денег, но и важность стабильности соотношения их стоимости между собой.Использование привязки национальных валют к золоту позволяло очень легко решить обе задачи сразу. Ваш фантик «стоит», предположим, одну унцию (31,1 г) золота, мой — две унции, следовательно, мой фантик «равен» двум вашим. К 1867 году эта система сложилась окончательно и была закреплена на конференции промышленно развитых стран в Париже. Ведущей мировой торговой державой того времени являлась Великобритания, потому установленный ею стабильный курс 4,248 британского фунта стерлингов за унцию стал своего рода фундаментом мировой финансовой системы. Остальные валюты тоже были выражены в золоте, но, уступая фунту в размерах доли мировой торговли, в конечном счете пришли к своему выражению через британский фунт.Однако уже тогда США начали собственную игру по свержению британской валютной гегемонии. В рамках Парижской валютной системы США добились не только фиксации доллара к золоту (20,672 доллара за унцию), но и зафиксировали правило, согласно которому свободная торговля золотом могла осуществляться только в двух местах: в Лондоне и Нью-Йорке. И больше нигде. Так сложился золотой монетный паритет: 4,866 американского доллара за британский фунт. Курсы остальных валют имели право колебаться только в рамках стоимости пересылки суммы золота, эквивалентной одной единице иностранной валюты, между золотыми площадками Великобритании и США. В случае их выхода за границы этого коридора начинался отток золота из страны либо, наоборот, его приток, что определялось отрицательностью или положительностью сальдо национального платежного баланса. Таким образом система быстро возвращалась к равновесию.В этом виде «золотой стандарт» просуществовал до начала Первой мировой войны и в целом обеспечил эффективность механизма международных финансов. Хотя уже тогда Великобритания столкнулась с проблемой цикличности расширения-сжатия денежной массы, чреватой истощением национального золотого запаса.Великая война, как тогда называли Первую мировую, сильно расшатала мировую экономику, что не могло не отразиться на ее финансовой системе. Лондон больше не мог исполнять роль мировой резервной валюты в одиночку. Масштабы внутренней экономики просто не генерировали столько золота, чтобы обеспечить спрос других стран на британские фунты, а собственное британское торговое сальдо оставалось отрицательным. Это означало фактическое банкротство Британского льва, но джентльмены из Сити пошли на ловкий шаг и на международной экономической конференции в Генуе в 1922 году предложили новый стандарт, получивший наименование золотодевизного. Формально он почти не отличался от парижского «золотого», разве только доллар уже официально признавался международной мерой ценности наравне с золотом. Дальше начиналось небольшое мошенничество. Доллар сохранял золотое обеспечение, а фунт — жесткую курсовую привязку к доллару, хотя обменять его на соответствующий эквивалент в золоте уже было нельзя.Конференция в Генуе в 1922 году. Фото: ics.purdue.eduКомандовать парадом буду яВпрочем, Генуэзская валютная система просуществовала недолго. Уже в 1931 году Великобритания была вынуждена официально отменить конвертируемость фунта в золото, а Великая депрессия заставила Америку пересмотреть золотое содержание своей валюты с 20,65 до 35 долларов за унцию. США, имевшие к тому времени положительный торговый баланс, начали активную экспансию в Европу. Для защиты от нее Британия и прочие ведущие страны ввели запретительные таможенные тарифы и прямое ограничение импорта. Объемы международной торговли и, соответственно, взаиморасчетов резко упали. Обмен валюты на золото во всех странах был прекращен, и к 1937 году мировая валютная система перестала существовать.К сожалению, перед своей смертью она успела привести банковские круги США к мысли о возможности захвата полного лидерства в мировой экономике через обретение долларом статуса единственной резервной системы. И разорившая Европу Вторая мировая война пришлась здесь как нельзя более кстати. Если бы Гитлера не было, его бы придумали в Вашингтоне.Так что когда 1 июля 1944 года представители 44 стран, включая СССР, собрались на Бреттон-Вудскую конференцию, чтобы решить вопрос финансового устройства послевоенного мира, США предложили систему, одновременно очень похожую на ту, которая «хорошо работала раньше», и в то же время подводившую мир к официальному признанию ведущей роли Америки. Вкратце она выглядела просто и изящно. Американский доллар жестко привязывается к золоту (все те же 35 долларов за тройскую унцию, или 0,88571 г за доллар). Все остальные валюты фиксируют курсы к доллару и могут менять их не более чем плюс-минус 0,75% от этой величины. Кроме доллара и фунта, ни одна мировая валюта не имела права обмена на золото.Фактически доллар становился единственной мировой резервной валютой. Британский фунт сохранял некоторый привилегированный статус, но к тому времени больше 70% мирового золотого запаса находилось в США (21 800 тонн), доллар использовался более чем в 60% международных торговых расчетов, и Вашингтон в обмен на ратификацию бреттон-вудских условий обещал огромные кредиты на восстановление экономик стран после войны. Так, Советскому Союзу предлагали выделить 6 млрд долларов, что составляло огромную сумму, так как весь объем ленд-лиза оценивался в 11 млрд. Однако Сталин верно оценил последствия и от предложения благоразумно отказался: Советский Союз подписал Бреттон-Вудские соглашения, но так их и не ратифицировал.Правительства остальных европейских стран фактически подписали кабалу и с ратификацией бреттон-вудских условий могли эмитировать ровно столько собственных денег, сколько их центробанки имели мировой резервной валюты — американских долларов. Это предоставляло США широчайшие возможности по контролю над всей мировой экономикой. Это же позволило им учредить Международный валютный фонд, Всемирный банк и ГАТТ — Генеральное соглашение по тарифам и торговле, позднее преобразившееся во Всемирную торговую организацию (ВТО).Мир начал жить по Бреттон-Вудской системе (БВС).Торговый зал на Уолл-стрит, США, 1939 год. Фото: hudson.orgПо мере того как внешняя задолженность Великобритании и США год от года возрастала и вскоре превысила величину золотого запаса этих стран, а правительства зарубежных государств все больше убеждались в том, что, сохраняя существующую международную валютную систему, они вынужденно финансируют дефициты Великобритании и США (политику которых они не могли контролировать и временами не соглашались с ней), два вышеназванных условия начинали противоречить друг другу.Бреттон-Вудская система была хорошо задумана но могла эффективно работать только при условии устойчивости основной резервной валюты. И это условие в конце концов не было соблюдено. В 60-е годы платежный баланс США в основном сводился с отрицательным сальдо а это означало, что количество долларов, находящихся на руках у иностранцев, быстро возрастало при истощении золотых резервов США.На протяжении 1960-х годов доллар постепенно терял свою способность обмена на золото, однако система договорного кредитно-резервного стандарта позволяла сохранять по крайней мере видимость существования золотовалютного стандарта. В результате США достаточно долго удавалось уклоняться от необходимости ликвидации дефицита платежного баланса с помощью изменения внутренней экономической политики или курса доллара. В конце концов, однако, когда американское правительство вместо повышения налоговых ставок стало увеличивать денежную массу в обращении, чтобы оплачивать расходы на войну во Вьетнаме, в США произошел всплеск инфляции. По мере роста денежной массы процентные ставки падали, а цены внутреннего рынка стремительно повышались, что вело к снижению конкурентоспособности американских товаров за рубежом.Первый кризис разразился в октябре 1960, когда цена золота на частном рынке за короткое время возросла до 40 долл. за унцию при официальной цене 35 долл. за унцию. За этим кризисом последовали золотой, долларовый и стерлинговый кризисы. Такое развитие событий могло бы вскоре завершиться крахом всей мировой валютной системы, подобным краху 1931, однако в действительности оно привело к небывало тесному сотрудничеству всех ведущих государств мира в валютной сфере и повысило готовность стран, обладавших избыточными резервами, продолжать финансировать операции по спасению валютной системы в период, пока шло обсуждение фундаментальных реформ.Несмотря на растущие доходы от зарубежных инвестиций, положительное сальдо платежного баланса США по статьям торговли товарами и услугами (включая доходы от зарубежных инвестиций), переводов и пенсий, достигавшее 7,5 млрд. долл. в 1964, сменилось дефицитом в размере ок. 800 млн. долл. в 1971. Кроме того, объем экспорта капитала из США все эти годы стабильно держался на уровне 1% валового национального продукта; однако, если в конце 1960-х годов высокие процентные ставки в стране способствовали притоку в США ок. 24 млрд. долл. иностранного капитала, то в начале 1970-х низкие ставки вызвали массовый сброс ценных бумаг и отток инвестиций за рубеж.Французский демаршПри всем изяществе замысла и огромных перспективах для США сама БВС содержала в себе принципиальные проблемы, проявившие себя еще во времена «золотого стандарта». Пока экономика США составляла примерно треть от мировой, а если вычесть соцстраны, то 60% от совокупной экономики Запада, доля долларов, эмитированных для кредитования зарубежных финансовых систем, была существенно меньше денежной массы, обращавшейся внутри самих США. Платежный баланс являлся положительным, тем самым обеспечивая Америке возможность продолжать богатеть. Но по мере восстановления европейской экономики доля США начала снижаться, а американский капитал, пользуясь дороговизной доллара, начал активно утекать за рубеж для скупки дешевых иностранных активов. Кроме того, доходность зарубежных вложений втрое превышала доходность американского рынка, что еще больше стимулировало отток капиталов из США. Торговый баланс Америки постепенно стал отрицательным.Не помогли и существовавшие в БВС жесткие ограничения на торговлю золотом, фактически ограничивающие его приобретение даже центральными банками других государств, а любых частных инвесторов вообще лишивших такой возможности. Кроме того, появившиеся транснациональные корпорации использовали свои зарубежные капиталы для активной биржевой игры, в том числе «против доллара». Обостряющийся дисбаланс между теоретической моделью БВС и фактическим положением дел в мировой экономике привел не только к появлению черного рынка золота, но и довел его цену там до более чем 60 долларов за тройскую унцию, то есть вдвое выше официальной.Понятно, что долго такое несоответствие продолжаться не могло. Считается, что БВС сломал президент Франции генерал де Голль, собравший «корабль долларов» и предъявивший его США для немедленного обмена на золото. Эта история действительно имела место. На встрече с президентом Линдоном Джонсоном в 1965 году де Голль объявил, что Франция накопила 1,5 млрд бумажных долларов, которые намерена обменять на желтый металл по официально установленному курсу в 35 долларов за унцию. По правилам, США должны были передать французам более 1300 тонн золота. Учитывая, что к этому времени точного размера золотого запаса США не знал никто, но ходили упорные слухи о его сокращении до 9 тыс. тонн, а стоимость всей массы напечатанных долларов явно превосходила эквивалент даже официального числа 21 тыс. тонн, Америка на такой обмен согласиться не могла. Тем не менее Франции путем жесткого давления (так, страна вышла из военной организации НАТО) удалось преодолеть сопротивление Вашингтона и за два года вместе с Германией таким образом вывезти из США более чем 3 тыс. тонн золота. Способность США сохранять обратимость доллара в золото становилась невозможной. К началу 70-х гг. произошло перераспределение золотых запасов в пользу Европы, а в международном обороте участвовало всё больше наличных и безналичных долларов США. Доверие к доллару, как резервной валюте, дополнительно падало из-за гигантского дефицита платежного баланса США. Дефицит США по статьям официальных расчетов достиг небывалых размеров – 10,7 млрд. долл. в 1970 и 30,5 млрд. долл. в 1971 при максимуме в 49,5 млрд. долл. (в годовом исчислении) в третьем квартале 1971.Появились значительные проблемы с международной ликвидностью, так как добыча золота была невелика по сравнению с ростом объемов международной торговли. Образовались новые финансовые центры (Западная Европа, Япония), и их национальные валюты начали постепенно так же использовать в качестве резервных. Это привело к утрате США своего абсолютного доминирующего положения в финансовом мире.В соответствии с правилами МВФ, образовавшийся избыток долларов на частном валютном рынке должен был поглощаться зарубежными центральными банками, что требовалось для сохранения существовавших валютных паритетов. Однако такие действия порождали ожидания обесценения доллара относительно более сильных валют стран, накопивших долларовые требования на огромные суммы, в частности, Франции, Западной Германии и Японии. Эти ожидания были подкреплены официальными заявлениями американского правительства о том, что оно рассматривает изменение валютных курсов как меру, необходимую для восстановления равновесия платежного баланса и конкурентоспособности американских товаров на внешних рынках. 15 августа 1971 США официально объявили о приостановке обмена долларов на золото. Одновременно для укрепления своих позиций на предстоящих переговорах США ввели временную 10-процентную надбавку к импортным пошлинам. Введение надбавки преследовало две цели: ограничить импорт путем его удорожания и предупредить правительства зарубежных стран о том, что, если они не предпримут кардинальные шаги, способствующие росту экспорта из США, объем их собственного экспорта в США будет резко ограничен.На этом история Бреттон-Вудской финансовой системы и закончилась, так как после подобного конфуза США под разными предлогами отказывались менять зеленые бумажки на реальное золото. 15 августа 1971 года следующий президент США Ричард Никсон официально отменил золотое обеспечение доллара.За 27 лет своего существования БВС сделала главное — возвела американский доллар на вершину мировых финансов и прочно ассоциировала его с понятием самостоятельной стоимости. То есть ценность этой бумажке придавало лишь то, что на ней написано — «доллар», — а не количество золота, на которое его было бы можно поменять. Отказ от золотого обеспечения снял с США последние ограничения по денежной эмиссии. Теперь ФРС могла официально решать на своем заседании, сколько миру надо долларов, совершенно не переживая за какое бы то ни было их обеспечение. Смитсоновское соглашение. После прозвучавших 15 августа заявлений те страны, имевшие положительные сальдо платежных балансов, которые еще не перешли к плавающим курсам своих валют, оказались вынужденными сделать это. Однако руководящие кредитно-денежные учреждения этих стран постарались ограничить повышение курсов их валют и таким образом сохранить конкурентоспособность своих товаров на международных рынках. В то же время правительства стремились избежать возврата к разрушительной протекционистской политике, которая возобладала в мире в 1931 после прекращения обмена фунтов стерлингов на золото и могла вновь стать доминирующей теперь, когда прекратился обмен на золото долларов. Опасность возврата к прошлому удалось устранить с помощью соглашений, достигнутых 18 декабря 1971 на переговорах между представителями стран «Группы десяти» в Смитсоновском институте (Вашингтон).Во-первых, были согласованы условия многостороннего пересмотра валютных курсов, повлекшего за собой девальвацию доллара США к золоту на 7,89% и одновременное повышение курсов валют многих других стран. В результате стоимость ведущих валют мира относительно прежнего долларового паритета выросла на 7–19%. До начала 1972 многие другие страны не меняли зафиксированные МВФ валютные паритеты; как следствие, стоимость их валют относительно доллара также автоматически поднялась. Некоторые страны прибегли к корректировке паритета своих валют, чтобы сохранить их прежний курс к доллару, тогда как другие повысили или понизили курсы национальных валют к доллару. Во-вторых, «Группа десяти» договорилась временно установить пределы допустимых колебаний курсов на уровне 2,25% от нового валютного курса, что пока исключало свободное «плавание» валют. Наконец, в-третьих, США согласились отменить 10-процентную надбавку к импортным пошлинам.В результате принятых мер золотовалютный стандарт трансформировался в бумажно-долларовый стандарт, при котором все страны, за исключением США, взяли на себя рискованные обязательства поддерживать новые валютные курсы, фактически закрепленные Смитсоновским соглашением.Ямайская системаСторонники монетаризма выступали за рыночное регулирование против государственного вмешательства, воскрешали идеи автоматического саморегулирования платежного баланса, предлагали ввести режим плавающих валютных курсов (М. Фридман, Ф. Махлуп и др.). Неокейнсианцы сделали поворот к отвергнутой ранее идее Дж. М. Кейнса о создании интернациональной валюты (Р. Триффин, У. Мартин, А. Дей. Ф. Перу, Ж. Денизе). США взяли курс на окончательную демонетизацию золота и создание международного ликвидного средства в целях поддержки позиций доллара. Западная Европа, особенно Франция, стремилась ограничить гегемонию доллара и расширить кредиты МВФ.Поиски выхода из финансового кризиса велись долго вначале в академических, а затем в правящих кругах и многочисленных комитетах. МВФ подготовил в 1972-1974 гг. проект реформы мировой валютной системы.Ее устройство было официально оговорено на конференции МВФ в Кингстоне (Ямайка) в январе 1976 г соглашением стран — членов МВФ. В основу Ямайской системы положен принцип полного отказа от золотого стандарта. Причины кризиса описаны статье Бреттон-Вудская валютная система. Окончательно правила и принципы регулирования были сформированы к 1978 году, когда большинством голосов было ратифицировано изменение в уставе МВФ. Таким образом и была создана ныне действующая мировая валютная система.По замыслу Ямайская валютная система должна была стать более гибкой, чем Бреттон-Вудская, и быстрее адаптироваться к нестабильности платежных балансов и курсов национальных валют. Однако, несмотря на утверждение плавающих валютных курсов, доллар формально лишенный статуса главного платежного средства фактически остался в этой роли, что обусловлено более мощным экономическим, научно-техническим и военным потенциалом США по сравнению с остальными странами. Кроме того, хроническая слабость доллара, характерная для 70-х годов, сменилась резким повышением его курса почти на 2/3 с августа 1980 г. до марта 1985 г. под влиянием ряда факторов.Введение плавающих вместо фиксированных валютных курсов в большинстве стран (с марта 1973 г.) не обеспечило их стабильности, несмотря на огромные затраты на валютную интервенцию. Этот режим оказался неспособным обеспечить быстрое выравнивание платежных балансов и темпов инфляции в различных странах, покончить с внезапными перемещениями капитала, спекуляцией на курсах и т.д. Ряд стран продолжили привязывать национальные валюты к другим валютам: доллару, фунту и т.д., некоторые привязали свои курсы к "корзинам валют", или СДР.Одним из основных принципов Ямайской мировой валютной системы была юридически завершенная демонетаризация золота. Были отменены золотые паритеты, прекращен размен долларов на золото.Ямайское соглашение окончательно упразднило золотые паритеты национальных валют, равно как и единицы СДР. Поэтому оно рассматривалось на Западе как официальная демонетизация золота, лишение его всяких денежных функций в сфере международного оборота. Было положено начало фактического вытеснению "желтого металла" из международных валютных отношений.Формально Ямайская система существует по сей день, но фактически мы можем видеть начало ее конца. Потому что она содержит еще больше системных противоречий, чем было в Бреттон-Вудской, но в ней уже нет золота, которое можно хотя бы пощупать и посчитать.источникиhttp://rusplt.ru/society/brettonvudskaya-sistema-26958.htmlhttp://profmeter.com.ua/Encyclopedia/detail.php?ID=884http://profmeter.com.ua/Encyclopedia/detail.php?ID=449http://utmagazine.ru/posts/16039-smitsonovskoe-soglashenieЕще немного про глобальную экономику: вот например вспомните, что такое Переводной рубль и что такое Бешеные деньги: 35 квадриллионов за $1. Вспомним еще про Всем кому должен, всем прощаю. Дефолт по-советски, а так же что такое Хавала (Hawala) - теневые банки. Вот еще Панорама мирового долга или например про Бильдербергский клуб. Кстати, недавно услышал, что продолжаются Загадочные смерти сотрудников JP Morgan

04 марта 2016, 04:28

Стратегия Соединенных Штатов

Вот что получил на прошлой неделе в рассылке, не смог пройти мимо.Вы думаете, "ведя исключительно оборонительные войны, увеличила территорию в сто раз" - это про Россию? Think again :))Стратегия Соединенных ШтатовАвтор: Джордж Фридман, редактор "This Week in Geopolitics"Что особенно удивляет в американской стратегии - ее парадоксальная природа, тот факт, что каждое решение, найденное для устранения какой-либо угрозы, вызывает новую угрозу. С самого своего появления на свет Соединенные Штаты пытались защитить себя. США подходило к каждой угрозе с помощью постоянного расширяющего передвижения внимания и ресурсов; в результате оно уже охватывает весь мир. В итоге получается, что политическое, экономическое и военное поведение Соединенных Штатов постоянно оказывается наступательным.Рождение нации: предназначенное для Манифеста “Предназначенности судьбы”Представьте США в момент их основания. Колониальные Соединенные Штаты располaгались на относительно узкой полоске суши между горами Аппалачи и Атлантическим океаном. Коммуникации между севером и югом были довольно слабыми, а болшинство рек текло от гор к океану. Это не только затрудняло торговлю, но и мешало быстрому перемещению воинских подразделений в случае вторжения.Таким образом, даже после объявления независимости Соединенные Штаты очень сильно зависели от морской торговли с Европой, и в особенности с Англией. Англия доминировала в Атлантике, особенно после победы над Наполеоном и разгрома французского военного флота.У Соединенных Штатов имелись земли к западу от Аппалач, но они практически не были заселены. Ее седцем была узкая воточная полоска земли, прижатая к Атлантическому океану, которая была очень уязвима для британского флота, который мог проводить довольно амбициозные операции в любой точке побережья.Флот - довольно дорогое удоволствие, и Соединенные Штаты не могла обеспечить свою национальную безопасность до тех пор, пока ее экономика не развилась бы драматически. Это было довольно сложно обеспечить в условиях, когда США оставались запертыми на восточном побережье. Но если они не имели возможность блокировать британскую военно-морскую мощь, значит нужно было получить стратегическую глубину - Запад.На запад!Земля к западу от Аппалачей была экстраординарной — не только из-за своей плодородной почвы, но и из-за наличия речной системы Миссисипи. Две великие реки, Миссури и Огайо, сливались в Миссисипи. К ним присоединялись множество более мелких, ни довольно важных рек, таких как Арканзас и Теннесси, которые впадали в Миссисипи, которая в свою очередь впадала в Мексиканский залив.Самое экстраординарное в этом речном комплексе была его судоходность. Это значит, что практически любая часть земли между Скалистыми горами и Аппалачами могла не только производить сельскохозяйственную продукцию - а в дальнейшем и природные ископаемые, но и недорого транспортировать ее по рекам, и затем в Европу.Соединенные Штаты получили в собственность Северозападные территории (на которых сегодня расположены штаты Огайо, Индиана, Иллинойс, Висконсин и часть Миннесоты) по Парижскому договору 1783 года. К 1800 большая часть этой территории была заселена и были сформированы новые штаты и территории. Однако эту землю было нельзя полностью эксплуатировать в связи с тем, что бассейн реки Миссисипи контролировался сначала испанцами, а затем французами   Ни те, ни другие не занимались серьезной колонизацией своих североамериканских владений, за исключением, разве что, французской Канады. Испанцев интересовали ценные металлы, французов - дорогие меха. Они не направляли поселенцев в эти места и, соответственно, не занимались расчисткой земли и ее культивированием.Англичане колонизировали эти земли, а после независимости колонизацию продолжили Соединенные Штаты. Однако их территориям недоставало одной единственной вещи - Нового Орлеана. А без контроля над Новым Орлеаном, воротами из Миссисипи в окен, фермеры не могли получить доступ к мировым рынкам и попросту не смогли бы развиваться.Город-Полумесяц: Ключ к СилеНовый Орлеан был ключом к Северной Америке. Морские суда не могли подниматься далеко вверх по Миссисипи, а плоскодонные баржи, доставлявшие богатства Среднего Запада вниз по течению, не могли выходить в море. Новый Орлеан был построен в точке, где корабли и баржи могли безопасно встретиться. Груз перегружался с барж на корабли, которые доставляли его в Европу.Само собой, прежде, чем это все смогло заработать, равнины между Скалистыми горами и Аппалачами должны были быть заселены и обработаны. Расширение на запад решало две вещи. Во-первых, оно давало громадную экономическую мощь. Во вторых, оно создавало необходимую стратегическую глубину.В 1803 году Франция оказалась вовлечена в наполеоновкие войны за доминирование в Европе, и Наполеон не был сильно заинтересован.в Луизианских территориях. Для американцев же, а в особенности, для президента Томаса Джефферсона, эти территории стали навязчивой идеей. США купили территорию за $3 миллиона долларов, что даже в сегодняшних ценах выглядит абсурдной суммой — около $230 миллионов. В цену были включены вся река Миссисипи и Новый Орлеан.Защита Нового Орлеана стала центральной задачей Соединенных Штатов. Во время войны 1812 года, когда британцы разрушили Вашингтон, они также атаковали Новый Орлеан. Будущий президент Эндрю Джексон сумел одержать победу над британцами и удержал контроль над Новым Орлеаном и Средним Западом. Город стал ключевым для американской мощи и благосостояния. Однако он также находился в опасности.Американско-мексиканская граница проходила всего в 200 милях от Нового Орлеана. Чтобы защитить его, мексиканцев нужно было оттеснить подальше. И это не было беспочвенным страхом - США в то время имела довольно немногочисленную армию, размазанную по громадной территории. У мексиканцев была более многочисленная армия, и если бы они сумели сконцентрировать силы, они имели возможность захватить Новый Орлеан и тем самым удушить Соединенные Штаты.В полном соответствии с классическим парадоксом американской стратегии, необходимость защитить Новый Орлеан вызвала атаку на Мексику, разбитую на две стадии.Во-первых, Джексон попросил Сэма Хьюстона организовать американских поселенцев в северо-восточной части Мексики и разжечь восстание с целью как минимум блокировать доступ Мексики в регион, а при возможности, создать независимое государство, Республику Техас. Цель была достигнута в 1836 году, после того, как Сэм Хьюстон одержал победу над мексиканскими силами под командованием Санта Анны в битве при Сан-Хасинто, недалеко от сегодняшнего Хьюстона.Вторая часть началась в 1846 году, когда Соединенные Штаты, имевшие уже больше военного потенциала, провели обширное нападение на Мексику, включая десантные операции, приведшие к взятию мексиканской столицы.Американо-мексиканская война с позиции США достигла трех целей. Во-первых, она  более чем на столетие подорвала военный потенциал Мексики. Во-вторых, она создала барьер между Мексикой и Соединенными Штатами. После войны цепь пустынь и гор, располагавшаяся к югу от новой границы, очень сильно затрудняла какие-либо контратаки мексиканцев. Наконец, США получили контроль над всей северозападной частью территории Мексики, которая включала в себя сегодняшнюю Калифорнию. Это дало возможность обезопасить территорию Луизианы от любых возможных угроз с запада и закрепить Соединенные Штаты на тихоокеанском побережье. По сути, именно тогда наметились очертания нынешней континентальной части Соединенных Штатов..Победа над Мексикой, присоединение Северо-Запада и отсутствие реальных угроз со стороны Канады позволило закрепить Соединенные Штаты на Североамериканском континенте, и тут же создало новые страхи - военно-морские угрозы в Тихом и Атлантическом океанах. США оказались защищенными от чего угодно, кроме враждебных действий военно-морских сил.От моря и до моря… И что теперь?И вновь оборона потребовала наступательных действий. Первый шаг был сделан в 1898 году, когда переворот на Гавайях позволил США закрепиться в единственном месте, с которого можно было угрожать континентальной территории. В то время корабли плавали на угле, для длительных переходов требовалось по пути создавать угольные “заправочные станции”. После того, как Перл-Харбор оказался в американских руках, ни один корабль из Азии не смог бы достигнуть Тихоокеанского побережья Соединенных Штатов.В том же году США начали войну с Испанией, захватив Кубу и Филиппины. Захват Филиппин давал Соединенным Штатам первую базу для наступления в Восточном полушарии. Захват Кубы позволил гарантировать, что ни одна сила не сможет закрыть выход из Мексиканского залива, заблокировав таким образом Новый Орлеан.Тем не менее, Соединенные Штаты по прежнему испытывали исконный страх перед Британией, которая являлась доминирующей военно-морской силой в мире; и хотя США строили собственный достаточных размеров флот, британцы по прежнему доминировали в Атлантике. Несмотря на нейтрализацию Кубы, Багамы по прежнему могли заблокировать выход из Мексиканского залива. Это стало символом американских страхов.Необходимо отметить, что подобные угрозы, стоящие перед США, не были чисто теоретическими. Помимо угроз со стороны Мексики, британцы по прежнему контролировали территорию к северу от Соединенных Штатов, причем англичане значительно превосходили США в военной силе и были по имперски амбициозны. Соединенные Штаты по прежнему относились с подозрением по поводу британских намерений на Северо-Западе, но теперь еще и стали опасаться удара в южном направлении на Нью-Йорк и блокады Восточного побережья,Ничего из этого так и не произошло, но американская стратегическая культура строилась на том, чтобы ожидать худшего развития событий и готовить соответствующий ответ. Интересно, что даже в 1920 году, когда Соединенные Штаты готовили военные планы для противостояния возможным потенциальным врагам, один из планов был на случай британского вторжения вниз по долине Гудзона.Этот страх перед британцами не был разрешен до самой Второй мировой войны, когда Лондону понадобились американские эсминцы для защиты конвоев, доставлявших грузы в Британию. Соединенные Штаты предоставили им эминцы… но не бесплатно. Британцы должны были позволить США использовать все свои военно-морские базы в регионе — на Ньюфаундленде, Багамах, Ямайке, Санта-Люсия, Тринидаде, Антигуа, Британской Гайане и Бермудах. С учетом имевшихся у США ресурсов, использование этих баз давало возможность доминирования над ними.Ленд-лиз, как это стали называть, по большому счету означало передачу Британией своих военно-морских подразделений в Западном полушарии Соединенным Штатам. В результате был передан контроль над Атлантикой по линии, начиная от Исландии (оккупированной США в 1940 году) через Бермуды к Тринидаду. Это давало США возможность контролировать все подходы к Америке со стороны Атлантики (как только разобрались с германскими подлодками), а также эффективный контроль над Карибским морем. Таким образом, США достигли цели контролировать все морские подходы к своей территории.По мере роста мощи Соединенных Штатов, росли и их страхи. Северная Америка могла быть атакована только со стороны моря, однако создание массивного флота, могущего угрожать Соединенным Штатам, было бы очень затратным и требовало бы значительной технической базы. Лучшим способом победить такой флот было бы не дать никому возможности его создать. В данном случае, это можно было бы сделать, заставив потенциальных конкурентов переключить внимание и ресурсы с морского строительства на развитие назеных сил.Стратегия сдерживанияГлавным страхом Соединенных Штатов во время как Первой, так и Второй мировых войнах была возможность того, что одна единственная сила в Европе, Германия, будет способна завоевать весь континент. При отсутствии наземных угроз, Германия сможет свободно переключиться на строительство флота и бросить вызов США на море. Эти страхи привели к вмешательству США в Первую мировую войну, когда в первые недели после падения российского царя казалось, что германские войска будут быстро переброшены на запад и смогут одолеть британских и французских союзников.Этот же страх привел к вовлечению США во Вторую мировую войну, одновременно против Германии и Японии. После победы над японским флотом и нейтрализации немецких подлодок, а также кооптации убывающего британского присутствия, США вышла из Второй мировой войны в качестве первой в мировой истории страны, доминировавшей на всех мировых океанах.Мировы войны сцементировали контроль на морях в качестве единственно важного элемента американской стратегии. Жизненно важным следствием из этого было то, что США пришлось поддерживать баланс сил, особенно в Европе и Азии, который бы предотвратил строительство сильного морского флота у других.Во время Холодной войны, Соединенные Штаты разработали стратегию сдерживания. Советский Союз должен был быть окружен со всех возможных сторон американскими союзниками, поддержанных американской мощью. Главной целью было предотвратить советскую экспансию в Европе и угрожать СССР возможной атакой по всему периметру.Это также заставило Советы тратить громадные ресурсы на защиту своих сухопутных границ — ресурсы, которые в противном случае они могли бы использовать для строительства флота, достаточно сильного, чтобы пробиться через “точки удушения”, о которых я писал в статье "Размечая стратегию России". Развал Советского Союза, произошедший главным образом из-за тяжкого бремени, которым его военный бюджет лег на экономику, не сказать, чтобы очень вписывался в стратегию США.После падения Советского Союза, у Соединенных Штатов не осталось стратегических противников. Появился новый страх того, что такой соперник рано или поздно возникнет — на этот раз из местных региональных гегемонов, которые могут вырасти в глобальные. Этот страх опять заключался в том, что у них рано или поздно появятся ресурсы для того, чтобы глобально бросить вызов Соединенным Штатам.Лучшая защита…Автоматическим ответом на появление любой подобной гегемонной силы, таким образом, было попытаться кооптировать, дестабилизировать или разрушить ее до того, как она сможет представить серьезную угрозу США. Участие в Балканской войне, уничтожение Саддама Хуссейна и конфронтация с Китаем по поводу его территориальных вод - все это вытекает из самой глубины этой американской стратегии.Со времен Холодной войны американская стратегия уже несколько раз с совершенно случайными интервалами вовлекала США в разборки в Восточном полушарии. И тут они обнаружили один парадокс, ограничивающий их мощь. Соединенные Штаты обладают достаточной силой, чтобы уничтожить любую конвенциональную военную силу. Однако они не имеют возможности оккупировать и умиротворять страны. Инчае говоря, они могут разобраться с любой угрозой, но не способны стабилизировать страны, как это ранее получилось с Западной Германией и Японией.Новой угрозой оказалось не военно-морская сила, а терроризм. Это не настолько большая, хотя и довольно болезненная стратегическая проблема, с которой США должны разобраться сегодня. Да, они не могут терпеть потенциальных гегемонов, таких как Россия, и вполне могут эффективно разрушить их военные возможности. Однако они не смогут справиться с последствиями подобных действий.Таким образом, американская стратегия была глубоко встроена в структуру Соединенных Штатов еще с момента основания страны. Ее география постоянно создавала угрозы обороне, которые разрешались с помощью наступательных действий. Однако сейчас эта глубинная структура СШа создала новую проблему, которую историчски сложившаяся стратегия не в состоянии разрешить.В конце концов, размер мощи США сам по себе генерирует такую угрозу. Каждая нация имеет свой стратегический почерк, свою манеру, с которой она подходит к решению стратегических проблем. До сего дня Соединенные Штаты были чрезвычайно эффективными в том, чтобы последовательно и элегантно справляться с угрозами. И сейчас, как и раньше, решение создает новую проблему.Оригнал: http://www.mauldineconomics.com/this-week-in-geopolitics/the-strategy-of-the-united-statesP.S от меня: Вообще, наверное, любой экспансионизм можно объяснить попыткой защитить свои границы. Всегда можно найти соседа, который потенциально может уничтожить или значительно подорвать твою мощь; для устранения этой угрозы границу отодвигают, что в результате создает еще большую угрозу, так как длина границы и количество соседей увеличивается, ее становится сложнее обезопасить. В результате границу отодвигают еще дальше, что только увеличивает количество враждебных соседей и их совокупные потенциальные возможности. В результате получившаяся империя выниждена постоянно расти - до тех пор, пока не надрывается :))))Можно сказать, это универсальный геополитический парадокс :))

14 февраля 2016, 19:01

В.Ю. Катасонов: Мировая теневая экономика. Картели

Пять признаков империализма по В. ЛенинуРовно 100 лет назад в книге «Империализм, как высшая стадия капитализма», которую изучали в Советском Союзе во всех вузах, В.И. Ленин выявил пять основных экономических признаков империализма как «высшей» и «последней» стадии капитализма. Это:1) Концентрация производства и капитала, дошедшая до такой высокой ступени развития, что она создала монополии, играющие решающую роль в хозяйственной жизни.2) Слияние банкового капитала с промышленным и создание на базе этого «финансового капитала» финансовой олигархии.3) БОлее важное значение вывоза капитала по сравнению с вывозом  товаров.4) Образование международных монополистических союзов капиталистов, осуществляющих передел мира.5) Конец территориального раздела земли крупнейшими капиталистическими державами.Сегодня изменился каждый из пяти экономических признаков империализма. Но приглядимся повнимательнее к  четвертому, наиболее актуальному сегодня признаку — как выясняется, самому небезопасному для мира. Этому признаку посвящена пятая глава книги, которая называется «Раздел мира между союзами капиталистов».Глава начинается следующими словами: «Монополистические союзы капиталистов, картели, синдикаты, тресты, делят между собою, прежде всего, внутренний рынок, захватывая производство данной страны в своё, более или менее полное, обладание. Но внутренний рынок, при капитализме, неизбежно связан с внешним. Капитализм давно создал всемирный рынок. И по мере того, как рос вывоз капитала и расширялись всячески заграничные и колониальные связи и «сферы влияния» крупнейших монополистических союзов, дело «естественно» подходило к всемирному соглашению между ними, к образованию международных картелей».Итак, четвёртый экономический признак империализма связан с образованием международных картелей. Международные картели — монополии монополий, соглашения национальных монополий разных стран (тресты, концерны, синдикаты) об экономическом разделе мира.Созданию международных картелей предшествует образование картелей на национальном уровне. Об этом Ленин пишет в первой главе («Концентрация производства и монополии»). Первые национальные картели появляются после кризиса 1873 года. Экономический подъем конца XIX века и экономический кризис 1900–1903 гг. привели к массовому образованию национальных картелей,  они  "становятся одной из основ всей хозяйственной жизни». Тогда же образуются многие международные картели.Оригинал взят у ss69100Картели как сеть теневой экономикиВ рамках международных картельных соглашений монополисты разных стран делят рынки сбыта товаров, определяют географические границы сфер операций отдельных участников международного картеля. При этом почти всегда устанавливаются единые (монопольно высокие) цены на однотипные товары и услуги. Иногда определяются предельные объемы производства и сбыта тех или иных товаров. Кроме рынков сбыта, разделу могут подлежать источники сырья и сферы приложения капитала.Существуют также закупочные картели (установление монопольно низких цен на закупаемые товары и услуги). Очевидно, что международные картели ограничивают или даже делают невозможным торговую, инвестиционную и финансовую деятельность аутсайдеров, оказавшихся за бортом международных соглашений. Нередко картели «расчищают» себе «жизненное пространство», сначала проводя синхронизированный демпинг, а уже затем устанавливая монопольно высокие цены.Ярким примером международного картеля начала прошлого века является соглашение между американским трестом «Дженерал электрик» и германской корпорацией АЭГ. В 1907 году между этими гигантами электротехнической промышленности был заключен договор о дележе мира. Конкуренция на рынках электротехнической продукции была устранена.Ленин очень подробно описывает историю создания и механизм функционирования международного электротехнического картеля. Он также приводит примеры международных картельных соглашений о разделе мировых рынков рельсов, цинка, морского торгового судоходства. Он подробно описывает конкурентную борьбу между американским керосиновым трестом Рокфеллеров и объединением германских керосиновых компаний. В какой-то момент времени конкуренты были близки к образованию всемирного керосинового картеля, но в последний момент соглашение расстроилось.При раскрытии четвертого экономического признака империализма Ленин ссылался на исследование немецкого экономиста Роберта Лифмана (1874–1941)  «Картели и тресты». По данным Лифмана, в 1897 году в мире насчитывалось около 40 международных картелей с участием Германии, а к 1910 году уже около 100. Примечательно, что в начале ХХ века почти ни один международный картель не обходился без участия компаний Германии и США, проводивших агрессивный захват мировых рынков. Они «отжимали» рынки у своих конкурентов из Англии, Франции, Бельгии, Голландии.И хотя уже на заре века во многих странах  действовало антимонопольное законодательство, которое запрещало создание картелей. или предполагало согласие со стороны антимонопольных служб, картели  имели одно преимущество --  они в отличие от  других форм монополий (тресты, синдикаты, концерны), могли создаваться втайне от государства и общества по типу «джентльменских соглашений». И даже если соглашения имели письменную форму, то документы  надежно прятались  в сейфах подписантов.Иными словами, международные картели представляли, да и сегодня представляют собой версию теневой экономики. Нередко картели маскируются вывесками информационных центров, научных институтов, союзов предпринимателей, комитетов, комиссий и т.п. Компании, которые вступают в картельное соглашение, сохраняют свою финансовую, юридическую, коммерческую и производственную самостоятельность. Правда, иногда участники картеля создают совместную компанию акционерного типа для выполнения функций управления.Производственные и рыночные квоты участников картеля соответствуют их долям в капитале совместного акционерного общества. В качестве примера можно привести международный картель по азотным удобрениям ( созданный в 1928 году). В 1962 году участники картеля создали акционерную компанию «Нитрекс» (Nitrex A.G.) с капиталом 1 млн. швейцарских франков (зарегистрирована в Швейцарии, Цюрих). Акции были поделены между участниками картеля. «Нитрекс» в централизованном порядке собирал все заказы на поставку азотных удобрений и распределял их между участниками картеля.Имеются также документированные свидетельства,  что международные картели принимали активное участие в подготовке и развязывании Второй мировой войны. В период между двумя мировыми войнами процесс создания международных картелей резко активизировался. К началу Второй мировой войны 1939–1945 годов, по некоторым оценкам,их  число  возросло чуть ли не до 1200, и накануне войны они контролировали от трети до половины всего оборота мировой торговли.Преимущественно это были соглашения монополий различных европейских стран. Число международных картелей,с одновременным участием европейских и американских монополи, йбыло невелико. Капиталистические страны, находившиеся в состоянии затяжного экономического кризиса, стали проводить дифференцированную антимонопольную политику. Внутри своих стран власти все-таки пытались ограничивать монополии и стимулировать конкуренцию. А в случае, если создавались международные картели, которые могли усиливать позиции национальных компаний на внешних рынках, почти никаких препятствий власти не создавали. Даже, наоборот, поощряли создание картелей.Некоторые международные картели с участием американских и немецких компаний не прекращали своей деятельности на протяжении всех лет Второй мировой войны.Обвинения в адрес международных картелей  прозвучали  на Потсдамской конференции 1945 года и на Нюрнбергском процессе.После войны во всех странах  превалировали антикартельные настроения . В Организации объединенных наций (ООН) обсуждался вопрос о том, что этот новый институт должен полностью запретить международные картели или, по крайней мере, контролировать их создание и функционирование. В послевоенные десятилетия до 1970-х гг. на Западе более или менее эффективно реализовывалось антимонопольное законодательство. В том числе в части, касающейся международных картелей. К началу 1970-х гг. число таких картелей оценивалось в 70-80. Примечательно, что это были преимущественно трансатлантические картели, т.е. соглашения с одновременным участием европейских и американских монополий.Картели под прикрытием исследовательских институтовСо времени окончания Второй мировой войны и до середины 70-х гг. наиболее известными в мире были международные картели в области морского судоходства (их было несколько), по электрооборудованию, радиоаппаратуре, автомобилям, подвижному железнодорожному составу, а также по удобрениям: азотным, калийным и фосфатным. В сфере производства химических товаров действовали созданные еще в период между двумя мировыми войнами картели: содовый, по красителям и по хинину. В области производства цветных металлов - картели по алюминию и меди.В сфере производства черных металлов - по стали, отдельным видам проката, рельсам, трубам, белой жести. Естественно, международные картели не афишировали свою деятельность, пытаясь убедить общество и контролирующие органы государства, что они занимаются «исследовательской» деятельностью. Например, функции международного калийного картеля (до Второй мировой войны в него входили монополии Франции, Германии, Испании, Польши, Великобритании, США и других стран) после войны стали выполнять три «института».Это Международный калийный институт в Берне (Швейцария), представляющий в основном интересы западноевропейских компаний, а также две организации США — Американский калийный институт и Фонд для международных исследований в области калия. Международные картели в морском судоходстве назывались «пулами» и «конференциями».Для международных картелей использовались «крыши» союзов предпринимателей...Например, международный картель по стали в 1967-м создал  «крышу» в виде Международного института чугуна и стали (МИЧС). Создание МИЧС, как было официально заявлено, имеет целью укрепление контактов между сталепромышленниками различных капиталистических стран, обмен информацией, касающейся положения на рынке чёрных металлов. В 1970 г. МИЧС объединял более 100 металлургических компаний 24 капиталистических стран, производивших около 95% стали в капиталистическом мире.Точное количество международных союзов предпринимателей назвать трудно. Они могут иметь самые разные названия: торговые и промышленные палаты, биржевые комитеты, отраслевые институты, ассоциации, комиссии и т.п.Патентные картелиПосле войны появились патентные картели. В условиях развернувшейся научно-технической революции в международной торговле резко возросла доля товаров обрабатывающей промышленности, особенно ее наукоемких отраслей. Позиции корпораций, действующих в таких отраслях стали активно защищаться с помощью такого инструмента, как патенты (право на исключительное пользование техническим новшеством) и лицензии (разрешение на пользование техническим новшеством другим компаниям за лицензионное вознаграждение, участие в капитале или получение иных прав).Многие авторы поспешили заявить, что в условиях НТР традиционные международные картели «приказали долго жить», на их место пришли патентные картели, основанные на обмене патентами и лицензиями внутри узкого круга компаний разных стран. Причем, эти патентные картели не прятались, более того, они защищались патентными и иными службами, оберегающими интеллектуальную собственность крупного капитала.Существовала  «картельная блокада» Советского Союза и России и  сегодня это особенно актуально. Интересно, что до сих пор нашими экономистами, политологами и историками абсолютно не затронут этот важнейший аспект советской экономической истории. На протяжении 70 лет своего существования СССР находился в плотном кольце международных картельной блокады.Советские внешнеторговые организации вели переговоры и заключали контракты с компаниями, входившими в состав различных международных картелей. Торговля СССР с компаниями, не входившими в картели, была крайне затруднена. Именно поэтому мы могли торговать с Западом, лишь последовательно проводя политику государственной монополии внешней торговли.Без такой монополии международные картели могли бы грабить нас нещадно, устанавливая монопольно высокие цены на товары, импортируемые Советским Союзом, и монопольно низкие — на товары, поставляемые нами на Запад. До конца СССР не удавалось преодолевать фактор «картельной блокады», его действие лишь смягчалось. Именно поэтому основополагающими принципами советской экономической политики была опора на собственные силы, а также приоритетное развитие торгово-экономических отношений со странами социалистического содружества.После развала СССР и создания Российской Федерации «картельная блокада» против нашей страны не ослабла. Слава Богу, наша Федеральная антимонопольная служба (ФАС) это вовремя осознала. Ключевым направлением деятельности ФАС с 2014 г. стало расследование деятельности картелей с участием иностранных компаний. Правда, ФАС неоднократно заявляла, что борьба с международными картелями в России сильно затруднена. Главная причина — отсутствие международного акта, регулирующего совместные проверки ФАС с иностранными антимонопольными ведомствами, а также позволяющего обмениваться с ними конфиденциальной информацией.Но вернемся в 1970-е гг.,  когда на первый план вышли патентные картели. Конечно, традиционные картели, охватывающие рынки сырья и полуфабрикатов, продолжали существовать.Некоторые из них полностью ушли в «тень», другие изменили свой статус. Они приобрели вид межгосударственных соглашений о защите рынков тех или иных товаров.Такие международные товарные соглашения (МТС) получили большое распространение в первые два-три послевоенных десятилетия. Это соглашения по цинку, олову и некоторым другим металлам, зерну, джуту, кофе, бананам и другим биржевым товарам. Наиболее известно соглашение по нефти, получившее название ОПЕК.Считалось, что эти соглашения призваны защитить развивающиеся страны от неэквивалентного обмена стран бедного «юга» со странами богатого «севера», экспортирующего промышленную продукцию (так называемые «ножницы цен»).Однако надо иметь в виду, что за вывесками развивающихся стран зачастую скрывались транснациональные корпорации (ТНК), которые действовали в этих странах и были заинтересованы в таких картельных соглашениях межгосударственного типа.Яркий пример — ОПЕК. Это организация стран — экспортеров нефти. Основана в 1960 г. рядом стран (Алжир, Эквадор, Индонезия, Ирак, Иран, Кувейт, Ливия, Нигерия, Саудовская Аравия и др.) с целью координации действий по объему продаж и установлению цен на сырую нефть. Благодаря тому, что ОПЕК контролирует примерно половину мирового объема торговли нефтью (оценка на начало нынешнего столетия), она способна значительно влиять на уровень мировых цен.Однако при этом не стоит забывать, что за ширмой ОПЕК стоят транснациональные корпорации. Еще в 1960-е годы у всех был на слуху международный нефтяной картель, получивший название «семь сестер».История нефтяного картеля началась 87 лет назад. 17 сентября 1928 года в шотландском городке Ахнакарри было заключено неформальное соглашение между Royal Dutch Shell, Англо-персидской нефтяной компанией (будущая British Petroleum) и Standard Oil of New Jersey (будущая Exxon).Оно было призвано убрать жёсткую конкуренцию между этими гигантами нефтяного бизнеса.Для чего предусматривало сокращение добычи нефти в соответствии с тенденциями спроса на неё и сохранение существующей пропорции между добывающими компаниями.Уже к 1932 году в картель Ахнакарри вошли все семь крупнейших англо-американских компаний, создавших впоследствии «консорциум для Ирана».Примечательно, что антимонопольные службы США «благословили» создание нефтяного картеля, поскольку он укреплял позиции американских корпораций на мировом рынке нефти.Сегодня о международном нефтяном картеле почти ничего не слышно. Зато в СМИ много говорят об ОПЕК.С легкой руки некоторых журналистов, ее стали даже называть «антикартелем», имея в виду, что она был создана для противостояния «семи сестрам». Ничего подобного: нефтяной картель продолжает существовать. Просто входящие в него «сестры» не раз уже успели поменять свои «девичьи» фамилии. А главное — они скрываются за ширмой организации ОПЕК, которую научились использовать в качестве своеобразного «троянского коня».В качестве примера можно вспомнить энергетический кризис 1973 года, когда цены на «черное золото» в течение нескольких месяцев выросли в четыре раза. Тогда во всем обвинили страны ОПЕК. Однако главными «бенефициарами» той «революции цен» стали все те же «семь сестер» (и ряд других, примкнувших к ним нефтяных корпораций), а также западные банки, куда стали поступать десятки миллиардов нефтедолларов из стран ОПЕК.Да, конечно, в мире нефти в 70-80-е годы прошлого века произошли большие подвижки. Формально многие страны третьего мира объявили о национализации нефтяной промышленности. Но закупщиками нефти остаются все те же западные нефтяные корпорации. Члены международного нефтяного картеля занимают монопольные позиции в переработке нефти, транспортировке и реализации нефтепродуктов.Бреттон-Вудская валютно-финансовая система1970-е годы назвали закатом золотодолларового стандарта и началом «золотого века» международных картелей.С конца 1970-х гг. тема международных картелей постепенно исчезает из экономической литературы, СМИ, повестки заседаний международных организаций. В более поздние годы, если и имеют место публикации на тему международных картелей, то они содержат материалы и цифры, относящиеся к прошлым годам. Создается впечатление, что эпоха международных картелей закончилась.Но это иллюзия. Картели и раньше были в тени. Они и сейчас остаются в тени. Просто раньше антимонопольные службы периодически поднимали шум по поводу международных картелей, а сейчас их предпочитают не искать и не замечать. Объяснение подобного феномена следует искать в общем ослаблении (и даже демонтаже) антимонопольной функции современного капиталистического государства. А это ослабление, в свою очередь, обусловлено тем, что произошло достаточно радикальное изменение мировой валютно-финансовой системы. В 1970-е годы произошел переход от золотодолларового стандарта (Бреттон-Вудская валютно-финансовая система) к бумажно-долларовому стандарту (Ямайская валютно-финансовая система).Суть этого перехода состояла в том, что раньше мировой валютной был доллар США, который эмитировался Федеральной резервной системой США, но эмиссия была ограничена золотым запасом США.После Ямайской валютно-финансовой конференции (январь 1976 г.) привязка доллара к золоту была отменена. Образно выражаясь, с «печатного станка» ФРС был снят «золотой тормоз». Хозяева «печатного станка» ФРС обрели почти полную свободу. Впрочем, оставалось одно и очень серьёзное ограничение — спрос на продукцию «печатного станка» ФРС — доллары.Тема того, как «хозяева денег» создавали и продолжают создавать спрос на доллары очень широкая, выходит за рамки данной беседы. Но первое, что пришло в голову «хозяевам денег» — снять контроль над ценами на все и вся. Энергетический кризис — первое и очень яркое проявление этой новой политики (как мы отметили, цены на «черное золото» взлетели в 1973 году за несколько месяцев сразу в четыре раза).В свете новых финансово-валютных реалий международные картели как раз очень необходимы «хозяевам денег». С одной стороны, мировая финансовая олигархия всячески оказывает содействие в создании международных картелей. С другой стороны, она, контролируя большую часть СМИ, делает все возможное для того, чтобы тема международных картелей вообще не «всплывала». На нее установлено негласное табу.Банковские картелиВозвращаясь к работе Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма», хочу обратить внимание на то, что «классик» обошел стороной один очень важный аспект темы международных картелей. Да, он перечислил много отраслей и производств, которые были картелированы к началу Первой мировой войны на международном уровне (электротехническая промышленность, морское торговое судоходство, производство рельсов и др.).Можно картелировать и данковскую дейтельность, но тема банковских картелей табуирована. Еще раз подчеркнем, что картель — прежде всего соглашение о ценах. В банковской сфере производят не товары, а деньги, которые также имеют цену. Она выражается в виде процентов по активным (кредитным) и пассивным (депозитным) операциям. Банки (как на национальном, так и международном уровнях) могут договариваться о единых процентных ставках, а также делить рынки кредитных и депозитных операций.В работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» второй раздел работы посвящен исключительно банкам («Банки и их новая роль»). Но в нем мы также не находим упоминания о банковских картелях. Вот о банковских трестах в Америке Ленин пишет: «Между немногими банками, которые в силу процесса концентрации остаются во главе всего капиталистически хозяйства, естественно всё больше намечается и усиливается стремление к монополистическому соглашению, к тресту банков. В Америке не девять, а два крупнейших банка, миллиардеров Рокфеллера и Моргана, господствуют над капиталом в 11 миллиардов марок». Но банковский трест возникает в результате слияния или поглощения одних банков другими».Впрочем, один гигантский банковский картель возник за два года до того, как Ленин приступил к написанию своей работы. Речь идет о Федеральной резервной системе США.  Ленин не обратил внимания на такое событие, как принятие Конгрессом США закона о Федеральном резерве в последние дни 1913 года. Что ж тут удивительного, что даже многие американцы не проявили интереса к какой-то мало понятной «Федеральной резервной системе». Между тем создание ФРС стало ключевым событием не только в американской, но и мировой истории.И это тема особого разговора. Сейчас нас интересует ФРС как банковский картель. А ФРС была именно картелем, объединив под своим началом львиную долю всех банков США. Причем это был легальный картель, статус которого определялся законом 1913 года. На то, что ФРС — банковский картель, обращают внимание, к сожалению, немногие.Формально Федеральный резерв был национальным банковским картелем, действовавшим в пределах США. Но надо иметь в виду, что среди главных акционеров ФРС как частной корпорации были банкиры не только из Нового Света, но также из Европы. Среди них, в первую очередь, Ротшильды. Об этом еще в начале 50-х годов прошлого века поведал читателям американский исследователь Юстас Муллинс в своей книге «Секреты Федерального резерва». Поэтому можно с полным основанием полагать, что ФРС с самого начала была международным банковским картелем.Интересно, что именно крупнейшие члены международного картеля «ФРС» стали главными бенефициарами Первой мировой войны, т.к. за годы войны выдали военных кредитов воюющим странам (прежде всего, Великобритании и Франции) на многие миллиарды долларов. Американский экономист Мюррей Ротбард писал:«Создание Федеральной резервной системы удачно совпало с началом Первой мировой войны в Европе.Существует общепринятое мнение, что только благодаря новой системе США смогли вступить в войну и не только финансировать свои собственные военные нужды, но и предоставлять значительные займы союзникам. За время войны Федеральный резерв приблизительно удвоил денежную массу в США и соответственно цены также выросли в 2 раза. Для тех, кто считает, что вступление США в Первую мировую войну было одним из самых ужасных событий XX в., повлекших за собой катастрофические последствия как для США, так и для Европы, возможность вступления США в войну едва ли является убедительным аргументом в пользу Федерального резерва».По принципу картеля устроены банковские системы большинства стран мира. При этом «головой» таких картелей являются центральные банки, определяющие «правила игры» для частных коммерческих банков и следящие за соблюдением ими этих правил. Но все-таки это преимущественно национальные банковские картели. А вот в период между двумя войнами началось выстраивание действительно мирового банковского картеля. Речь идет о Банке международных расчетов (БМР) в Базеле, который был создан в 1930 году.Первоначально он предназначался для организации репарационных платежей Германией в пользу стран-победительниц. Однако через некоторое время его главной функцией стала координация деятельности крупнейших западных банков. После Второй мировой войны БМР официально стал координировать деятельность центральных банков. Нередко БМР называют «центральным банком центральных банков», или «клубом центральных банков». Фактически это «головка» мирового банковского картеля.Известно, что этот международный банковский суперкартель сыграл важную роль в подготовке и развязывании Второй мировой войны, а в годы войны осуществлял координацию действий банкиров противоборствующих стран. На конференции в Бреттон-Вудсе был поднят вопрос о преступной деятельности БМР, было (правда, с большим трудом) принято решение о ликвидации этого банковского суперкартеля.Однако решение конференции так и не было выполнено. Международный картель ростовщиков с «головкой» в швейцарском городе Базель по-прежнему продолжает управлять мировым рынком денег. А через рынок денег — всей мировой экономикой. Безусловно, что два мировых картеля — Федеральный резерв и Банк международных расчетов между собой тесно взаимодействуют. Их можно сравнить с двумя головами одной мировой гидры.Ещё раз вернемся к работе «Империализм, как высшая стадия капитализма». В ней «классик» постоянно говорит о законе неравномерного экономического и политического развития при капитализме. Под этой «неравномерностью» Ленин имеет в виду постоянное изменение соотношения сил на мировой арене отдельных капиталистических государств, а также крупнейших компаний на внутреннем и мировом рынках. Эта «неравномерность», в частности, порождает неустойчивость международных картелей.Многие картельные соглашения заключаются на срок, но нередко разваливаются намного раньше наступления согласованного срока. Какие-то участники международных картелей усиливаются (например, в результате поддержки своих государств), другие, наоборот, ослабевают. Это неизбежно вызывает соблазн пересмотра первоначальных договоренностей усилившимися монополиями. В некоторых случаях им удается добиться пересмотра. В других — нет. Тогда происходит распад картелей. Бывают случаи, когда о создании международного картеля вообще не удается договоритьсяМеждународные картели — реальная угроза мировой войныПожалуй, наиболее важный политический вывод, который содержится в анализе Лениным четвертого экономического признака империализма, заключается в том, что международные картели представляют собой угрозу для мира, являются источниками войн. Вывод, на первый взгляд, парадоксальный. Ведь, вроде бы картельные соглашения предусматривают прекращение конкурентных войн между монополиями за рынки, источники сырья и сферы приложения капитала.И в начале ХХ века некоторые экономисты и политики делали вывод о наступлении на земле «вечного мира», который несут человечеству монополии и интернационализация хозяйственной жизни. Ленин в своей работе, кстати, подвергает резкой критике Карла Каутского за  его веру  в то, что картели несут человечеству мир. Он пишет: «Капиталисты делят мир не по своей особой злобности, а потому, что достигнутая ступень концентрации заставляет становиться на этот путь для получения прибыли; при этом делят они его «по капиталу», «по силе» — иного способа дележа не может быть в системе товарного производства и капитализма. Сила же меняется в зависимости от экономического и политического развития».Сегодня монополии для передела мира используютсобственные силовые возможности (например, опираются на частные военные компании). Но их явно не хватает. Поэтому основной их силовой ресурс — государство с вооруженными силами, готовыми участвовать в военных операциях в любой точке мира. Раздел мира «по силе» делает неизбежным превращение частномонополистического капитализма в государственно-монополистический капитализм (ГМК).Историю создания и развития международных картелей ХХ века позволяет нам сделать некоторые выводы, и не впадать в те иллюзии и утопии «вечного мира», которые были распространены среди «ученой публики» в начале прошлого века. Эпоха, когда транснациональные корпорации и транснациональные банки делили мир «по капиталу» близка к своему завершению.Мы вступаем в эпоху, когда экстенсивное освоение мира монополиями (получившее название «глобализация») более невозможно. Монополии начинают делить мир «по силе», используя государственный военный потенциал. Сегодняшние события на Ближнем и Среднем Востоке — яркое тому подтверждение.В.Ю. КатасоновИсточник.

07 ноября 2015, 14:03

Окопный быт разных армий. Первая мировая. ( 27 фото )

Оригинал взят у oper_1974 в Окопный быт разных армий. Первая мировая. ( 27 фото )Из статей Сергея Петрунина.        Противостоявшие русским немцы и австрийцы налаживали фронтовой быт с немецкой основательностью. Например, их бараки в ближнем тылу были оборудованы не "парашами" а специальными уборными.       Были даже переносные туалеты, прообразы современных дачных биотуалетов - этакие ящики с ручками, которые можно было оттащить, например, на середину цветущего луга, как это описано у Ремарка.Что же касается окопов, то, к примеру, газета "Русское слово" от 20 июля 1916 года приводила такой рассказ одного из фронтовиков:       "Я оглянул взятый окоп и глазам не верю. Неужели мы взяли эти укрепления? Ведь это же не окоп, - это настоящая крепость. Все - железо, бетон. Понятно, что сидя за такими твердынями, австрийцы считали себя в полной безопасности.        Жили в окопах не по-домашнему лишь, а по-семейному. В десятках окопов, по занятии их, мы находили в каждом офицерском отделении много дамских зонтиков, шляп, нарядных модных пальто и накидок. В одном полковом штабе взяли полковника с женою и детьми".       Будущий маршал Василевский так говорил об оборонительных позициях врага: "Были оборудованы гораздо лучше - добротные блиндажи, окопы укреплены матами из хвороста, на некоторых участках укрытия от непогоды. Российские солдаты, к сожалению, таких условий не имели.      От дождя, снега, заморозков они спасались под своей шинелью. В ней и спали, подстелив под себя одну полу и накрывшись другой".      А вот как рассказывал про немецкий быт на фронте сбежавший из плена некий рядовой Василисков: "Бяда, хорошо живут черти. Окопы у них бетонные, как в горницах: чисто, тепло, светло. Пишша - что тебе в ресторантах. У каждого солдата своя миска, две тарелки, серебряная ложка, вилка, нож. Во флягах дорогие вина..."          Впрочем, и австрийское, и немецкое общество оставалось в те годы тоже во многом сословным. Описанные "маленькие радости" окопной жизни, как пишет историк Елена Сенявская, доставались в первую очередь высшим офицерам, потом низшим, потом унтер-офицерам и лишь в самой меньшей степени - солдатам.          Русская разведка, сообщая о плохом снабжении австрийских солдат, подчеркивала: "Офицеры были в изобилии снабжены консервами и даже вином. Когда на привале они начинали пиршествовать, запивая еду шампанским, голодные солдаты приближались к ним и жадно смотрели, когда же кто-нибудь из них просил дать хоть кусочек хлеба, офицеры отгоняли их ударами сабель".         А вот для сравнения воспоминание о жизни во французских окопах на Западном фронте, оставленное писателем Анри Барбюсом:        "Обозначаются длинные извилистые рвы, где сгущается осадок ночи. Это окопы. Дно устлано слоем грязи, от которой при каждом движении приходится с хлюпаньем отдирать ноги; вокруг каждого убежища скверно пахнет мочой.        Если наклониться к боковым норам, они тоже смердят, как зловонные рты. Из этих горизонтальных колодцев вылезают тени; движутся чудовищными бесформенными громадами, словно какие-то медведи топчутся и рычат. Это мы".           В результате настоящим бичом Первой мировой стал сыпной тиф, разносимый вшами. Эпидемии тифа нередко косили солдат даже в больших количествах, чем вражеские пули, а потом перекидывались и на гражданское население.         Так было, например, в Сербии в 1915 году и в погрузившейся в разруху после революции 1917 года России. Тифом болели и славившиеся своей чистоплотностью немцы, несмотря на появившиеся в войсках специальные дезинфекционные котлы-вошебойки, где одежду обдавали раскаленным паром.          Многие солдаты отказывались сдавать на обработку свои вещи, опасаясь их порчи, и во время отпусков приносили тиф из окопов домой. К 1919 году до 16% всего населения Германии переболело сыпным тифом.          На фронтах, проходивших по территории теплых стран, страдали от малярии - в 1916 году только на Салоникском фронте потери войск союзников по Антанте от этой болезни составили более 80 000 солдат, большинство из которых пришлось эвакуировать, а часть умерли.         Но помимо этих были и другие "профессиональные" болезни солдат Первой Мировой, хоть и не уносившие сразу в могилу, но крайне мучительные. Например, так называемый "синдром траншейной стопы", описанный медиками именно в 1914-1918 годах.        Для борьбы с сыростью в окопах англичане и французы на Западном фронте и немцы, на всех фронтах, активно использовали насосы, откачивавшие воду (правда, до тех пор, пока осколки или пули не выводил их из строя).        Но у русских такой сложной по тем временам техники (как и протянутых на фронт водопроводов с чистой водой вместо пропитанной испражнениями и трупным ядом) было мало.        Еще одна "спутница" солдатского быта - так называемая "Волынская" или "Окопная лихорадка", впервые описанная в окопах на Волыни в 1915 году, но мучившая солдат и на Западном фронте (в частности, этой болезнью переболел автор "Властелина колец" Джон Толкиен).        Как и тиф, окопную лихорадку разносили вши. И хотя солдаты от нее не умирали, но мучились до двух месяцев от тяжелых болей по всему телу, включая глазные яблоки.         Как пишет историк Михаил Кожемякин, "качество французского военного питания на разных этапах Первой мировой значительно различалось.        В 1914 - начале 1915 года оно явно не соответствовало современным стандартам, но потом французские интенданты догнали и даже перегнали иностранных коллег. Наверное, ни один солдат в годы Великой войны - даже американский - не питался так хорошо, как французский.        Главную роль тут сыграли давние традиции французской демократии. Именно из-за нее, как ни парадоксально, Франция вступила в войну с армией, не имевшей централизованных кухонь: считалось, что нехорошо заставлять тысячи солдат есть одно и тоже, навязывать им военного повара.        Потому каждому взводу раздавали свои комплекты кухонной утвари - говорили, что солдаты больше любят есть, то, что сами себе приготовят из набора продуктов и посылок из дома (в них были и сыры, и колбасы, и консервированные сардины, фрукты, джем, сладости, печенье). А каждый солдат - сам себе и повар.           Паек французских солдат с 1915 года был трех категорий: обычный, усиленный (во время боев) и сухой (в экстремальных ситуациях).         Обычный состоял из 750 граммов хлеба (или 650 граммов сухарей-галет), 400 граммов свежей говядины или свинины (или 300 граммов мясных консервов, 210 граммов солонины, копченого мяса), 30 граммов жира или сала, 50 граммов сухого концентрата для супа, 60 граммов риса или сушеных овощей (обычно фасоли, гороха, чечевицы, "сублимата" картофеля или свеклы), 24 граммов соли, 34 граммов сахара. Усиленный предусматривал «прибавку» еще 50 граммов свежего мяса, 40 граммов риса, 16 граммов сахара, 12 граммов кофе.          Все это, в целом, напоминало русский паек, отличия состояли в кофе вместо чая (24 граммов в день) и спиртных напитках. В России получарка (чуть более 70 граммов) спиртного солдатам до войны полагалась только по праздникам (10 раз в год), а с началом войны был и вовсе введен сухой закон.        Солдат французский тем временем выпивал от души: вначале ему полагалось 250 граммов вина в день, к 1915 году - уже пол-литровая бутылка (или литр пива, сидра).        К середине войны норма спиртного была увеличена еще в полтора раза - до 750 граммов вина, чтобы солдат излучал оптимизм и бесстрашие настолько, насколько это возможно. Желающим также не возбранялось и прикупать вино на свои деньги, из-за чего в окопах к вечеру встречались солдаты, не вяжущие лыка.        Также в ежедневный паек французского воина входил табак (15-20 граммов), в то время, как в России на табак для солдат собирали пожертвования благотворители.        На фоне торжества французской военной гастрономии и даже русского, простого, но сытного общепит, а немецкий солдат питался более уныло и скудно.       Воюющая на два фронта сравнительно небольшая Германия в затяжной войне была обречена на недоедание. Не спасали ни закупки продовольствия в соседних нейтральных странах, ни ограбление захваченных территорий, ни государственная монополия на закупки зерна.       Широкое распространение получили суррогаты: брюква заменяла картофель, маргарин - масло, сахарин - сахар, а зерна ячменя или ржи - кофе. Немцы, кому довелось сравнить голод в 1945 году с голодом 1917 года, потом вспоминали, что в Первую мировую было тяжелее, чем в дни крушения Третьего Рейха.         Скудно питались и британские солдаты, которым приходилось везти продовольствие по морю (а там орудовали немецкие подводные лодки) или закупать провиант на месте, в тех странах, где шли военные действия (а там его не любили продавать даже союзникам - самим едва хватало).         В общей сложности за годы войны англичане сумели переправить своим частям, сражающимся во Франции и Бельгии, более 3,2 млн тонн продовольствия, чего, несмотря на поражающую воображение цифру, было недостаточно.          Как и немцы, британцы тоже начали использовать при выпечке хлеба добавки из брюквы и репы - муки недоставало. В качестве мяса нередко использовалась конина (убитые на поле боя лошади), а хваленый английский чай все чаще напоминал "вкус овощей".         Правда, чтобы солдаты не болели, англичане додумались баловать их каждодневной порцией сока из лимона или лайма, а в гороховый суп добавлять растущую вблизи фронта крапиву и другие полусъедобные сорняки. Также британскому солдату полагалось выдавать по пачке сигарет или унции табака в день.        Британец Гарри Патч - последний ветеран Первой мировой, умерший в 2009 году в возрасте 111 лет, так вспоминал тяготы окопной жизни:       "Однажды нас побаловали сливовым и яблочным повидлом к чаю, но галеты к нему были "собачьи". Печенье было так тяжело на вкус, что мы выкинули его.       И тут неизвестно откуда прибежали две собаки, чьих владельцев убили снаряды, начали грызться за наше печенье. Они сражались не на жизнь, а на смерть.        Я подумал про себя: "Ну, я не знаю... Вот двое животных, они сражаются за свою жизнь. А мы, две высоко цивилизованные нации. За что мы боремся здесь?"         Развитию стресса у русских солдат способствовала и невозможность снять его традиционным методом - с началом войны в стране был введен "сухой закон" (примечательно, что в германской и французских армиях алкоголь солдатам на фронте выделяли весьма щедро).       Поэтому при первой возможности добыть спиртное военные устраивали настоящие оргии. Публицист и психиатр Лев Войтоловский, заведовавший во время войны военно-полевым госпиталем, описывает душераздирающую картину, увиденную им в дни "Великого отступления" летом 1915 года в Полесье:       "Варынки, Васюки, Гарасюки... В воздухе пахнет сивушным маслом и спиртом. Кругом винокуренные заводы. Миллионами ведер водку выпускают в пруды и канавы.        Солдаты черпают из канав эту грязную жижу и фильтруют ее на масках противогазов. Или, припав к грязной луже, пьют до озверения, до смерти...       Во многих местах достаточно сделать ямку, копнуть каблуком в песке, чтобы она наполнилась спиртом. Пьяные полки и дивизии превращаются в банды мародеров и на всем пути устраивают грабежи и погромы. Пьянствуют все - от солдата до штабного генерала. Офицерам спирт отпускают целыми ведрами".          Прекрасно зная проблемы русских, немцы нередко устраивали провокации - известны случаи, когда они подбрасывали к русским позициям бутылки с отравленным спиртным и "дешево, надежно и практично" вымаривали целые роты.        Другим известным с древности способом "снятия стресса" на войне был секс. Но если предусмотрительные немцы подтягивали к фронту специальные передвижные бордели с проститутками - так называемые "Дома радости", то русским и тут было сложнее.       Немудрено, что резко возросло и количество венерических заболеваний. Количество переболевших "срамными" болезнями в годы войны в России оценивают в 3,6 миллиона мужчин и 2,1 миллиона женщин.

21 октября 2015, 21:40

Константин Черемных. ПРОЕКТ «ВТОРАЯ ЕВРОПА»

Странный альянс ультралибералов и национал-радикалов в малых странах континента направлен против Германии и РоссииКОРОЛЕВСКАЯ МИЛОСТЬНельзя сказать, чтобы в странах Балтии не готовились к визиту королевы Великобритании. О ее планах впервые посетить три республики было известно еще летом. Тем не менее в день прибытия в одну из трех гостеприимных столиц, Таллин, не обошлось без суматохи. Потянув носом, официальные лица встречающей стороны обнаружили, что воздух нечист. Агентство «Дельфи» откровенно сообщило, что «Таллин встречал королеву крепкой вонью».Нельзя сказать, чтобы в странах Балтии не беспокоились об окружающей среде. В отличие от многих прочих экс-советских стран, в Эстонии существует и весьма популярна Зеленая партия. Что, впрочем, не препятствует бурному развитию химических, в том числе весьма опасных для окружающей среды производств. А недавно Эстония заключила договор с Швецией о поставках местных сланцев для нужд «альтернативной» электроэнергетики. «Швеции - электричество, Эстонии - отходы», - грустно иронизировала местная пресса.Впрочем, проблема не только в том, что отходы в любом крупном хозяйстве - в данном случае Евросоюзе - как правило, накапливаются на его задворках. И даже не в том, что в новоприбывших странах легче найти непритязательные и относительно недорогие рабочие руки. Дело в том, что незадолго до визита королевы местное Министерство экологии оказалось по уши в скандале вокруг земельных спекуляций. А в конце сентября последовал новый скандал: в порту Палдиски было задержано панамское судно с токсичным химическим грузом. «Козлом отпущения» оказался министр экологии Виллу Рейльян.В день прибытия королевы Елизаветы эстонское Министерство окружающей среды оказалось «без головы»: за десять дней до визита Виллу Рейльян был вынужден уйти в отставку. В которой трудно не уловить крепкий запах политической интриги.Опальный министр был еще и крупным политиком. Именно Рейльян был одним из основных инициаторов альянса двух левых партий - Народного союза, который он возглавлял, и Центристской партии Эдгара Сависаара. В декларации альянса, обнародованной в июле, излагались политические и экономические приоритеты левоцентристского блока, вызвавшие серьезную тревогу в том числе и далеко за пределами Эстонии. Так, «народники» и «центристы» настаивали на том, что эстонским военным следует участвовать в международных миротворческих операциях исключительно под эгидой ООН. «Они же по существу призывают Эстонию выйти из НАТО!» - заволновался премьер-министр Андрус Ансип.Премьера-консерватора встревожила также налоговая реформа, предложенная левоцентристским альянсом. Она представляла угрозу крупным компаниям - как местного, так и зарубежного происхождения. Виллу Рейльян был вполне откровенен в изложении своих взглядов. «Приоритетом государства, - говорил он, - должен быть человек, а не власть денег».Между тем соцопросы показывали, что пацифистская линия Рейльяна-Сависаара весьма популярна как среди эстонского, так и среди русского населения республики. Мало того, альянс выдвинул на пост президента Эстонии человека, прекрасно владеющего русским языком. В биографии Энне Эргма, первой в истории независимой Эстонии женщины, претендующей на высший государственный пост, весьма длительный период занимала научная деятельность в Москве, в Институте космических исследований.Не случайно последующая агитационная кампания консерваторов сводилась к противопоставлению «восточного кандидата» Энне Эргма «западному» - недавнему гражданину США Тоомасу Хендрику Ильвесу. Бросая кость социальным чаяниям населения, консерваторы подчеркивали, что Ильвес тоже «народный» кандидат. Пока Ильвес подчеркивал свою приверженность идеям социал-демократии, выдвинувшие его консерваторы собирали компрометирующий материал на народников и центристов.Эдгара Сависаара, как и Виллу Рейльяна, уличали в закулисных сделках с российским бизнесом. Занимая пост министра экономики, Сависаар в прошлом году принял решение о национализации эстонской железнодорожной компании Eesti Raudtee. Как политические оппоненты, так и американские владельцы контрольного пакета ER, не сумевшие найти «достойного» западного покупателя, усматривали в действиях Сависаара сговор с российским «Северстальтрансом».Действительно, российский концерн заметно укреплял свои позиции в Эстонии, в первую очередь благодаря своему многолетнему партнеру Ааду Луукасу. Российский бизнес имел сильные позиции практически на всех экспортных терминалах. Праздничную ленточку при торжественном открытии нового порта Силламяэ разрезали его российские владельцы - Андрей Катков и Евгений Малов, совладельцы петербургского «Кинэкс-Инвеста». Экс-премьер Эстонии Тийт Вяхи, глава холдинга «Силмет» и инициатор строительства порта, был не только «патроном» российских инвесторов, но и частым гостем Петербурга, равно как и политическим партнером Сависаара.При голосовании в парламенте Энне Эргма опережала Томаса Хендрика Ильвеса на один голос. Дальнейшая процедура была передана в распоряжение коллегии выборщиков. Американский метод выборов президента сопровождался массивной медиа-кампанией против «центристов» и «народников».Левоцентристы отступили, выдвинув кандидатуру действующего президента Арнольда Рюйтеля. Но было поздно. 21 сентября, в унисон со свежими данными ангажированных социологов, коллегия выборщиков объявила победителем Тоомаса Хендрика Ильвеса. 28 сентября компанию Тийта Вяхи уличили ни больше ни меньше как в незаконной торговле с диктаторским режимом государства Конго в обход международного эмбарго - по на редкость своевременному сигналу, поступившему от австрийского бизнесмена Михаэля Кралля. 7 октября в собственном доме умер Ааду Лукас; похороны состоялись почему-то только две недели спустя.После отделения от Советского Союза прибалтийские республики действительно пользовались недостаточным вниманием международного сообщества. На одном из мировых энциклопедических сайтов президента Эстонии даже перепутали с президентом соседнего по алфавиту Эквадора.ВИЗИТ НА ФОНЕ ПОЖАРАОтносительно сильные позиции российского бизнеса в Прибалтике также не в последнюю очередь объясняются пассивностью западных инвесторов. Американская компания, отказавшаяся от инвестиций в весьма запущенную эстонскую железную дорогу, была не единственным «беглецом» из региона. Ранее Ригу покинула американская нефтяная компания Williams, заработавшая в регионе не лучшую репутацию. С большим трудом удалось найти швейцарского покупателя на латвийский холдинг Ventspils Nafta, притом государство, по мнению ряда политиков и СМИ, сильно продешевило. Не спешат крупные международные корпорации и в литовский Мажейкяй - местный НПЗ бывшие владельцы ЮКОСа смогли продать только польскому концерну Orlen. Предпринятый после этого российской «Транснефтью» капремонт нефтепровода, ведущего в Литву, не укрепил, однако, энтузиазма польской стороны: сделка поныне не завершена. Мало того, переговоры о Mazeikiu Nafta осложнились политическим скандалом между Варшавой и Вильнюсом: власти Литвы поддерживали на пост генсека ООН главу соседней Латвии Вайру Вике-Фрейберга, в то время как у поляков был собственный кандидат - экс-президент Александр Квасьневский.В канун визита британской королевы на Мажейкяйском НПЗ случилось весьма зрелищное происшествие. Охваченная пожаром, на землю рухнула 50-метровая ректификационная колонна. Естественно, проправительственная пресса усматривает в происшедшем «руку Москвы». Оппоненты едко намекают на «поджог рейхстага».На реакцию Лондона явно был рассчитан и скандал вокруг панамского судна в порту Палдиски. Ведь королева прибыла в Прибалтику вместе с принцем-консортом Филиппом Маунтбаттеном, не без оснований считающимся всемирным покровителем борьбы за девственную чистоту природы. Именно принц Филипп был инициатором создания Всемирного фонда дикой природы (WWF). Большего ревнителя заповедной чистоты, равно как и сторонника сокращения численности мирового населения - можно найти лишь в лице его близкого друга Далай-ламы Четырнадцатого... А главными врагами эстонской природы, если присмотреться, являются именно бизнесмены с Востока - русско-эстонские владельцы Silmet, украинские акционеры комбината Nitrofert в Кохтла-Ярве, не говоря уже о пресловутом «Северстальтрансе» - при попустительстве преступно левого, а значит, пророссийского Виллу Рейльяна...Консерваторы не подвели англо-американский альянс, развязавший войну в Ираке без оглядки на Объединенные Нации. Королева была благосклонна. «Крепкая вонь» в таллинском аэропорту не испортила настроения коронованной особе, а новый президент Эстонии получил из ее рук престижный рыцарский Орден Бани, удостоившись не меньшей почести, чем Рональд Рейган.Впрочем, аналогичных наград от британской короны удостоились и лидеры двух соседних республик - бывший гражданин США Валдис Адамкус и бывшая гражданка Канады Вайра Вике-Фрайберга.Если чем и были расстроены консервативные прибалтийские СМИ, так это интонацией ведущих СМИ Евросоюза, в том числе Англии. Почести главам недавней советской провинции там были описаны с откровенной иронией, а порой с неполиткорректными ошибками: так, в первом сообщении на сайте The Times Литва вообще была названа «балканским государством».Впрочем, при более пристальном рассмотрении ошибку старейшей лондонской газеты следует признать оговоркой по великому венскому психологу Зигмунду Фрейду. Имеет свое объяснение, не лежащее на поверхности, и повышенное внимание местной прессы, принадлежащей скандинавским владельцам, к несвежести таллинского воздуха в ответственный момент. Отражение визита королевы в местной прессе достойно самого пристального внимания политических экспертов. Но лишь тех, кто не пренебрегает историческим знанием.НЕКОРРЕКТНЫЕ РЕМИНИСЦЕНЦИИПринимая королеву, глава Литвы не мог не подчеркнуть значения своего государства в Европе. Правда, способ он выбрал, на первый взгляд, не очень политкорректный, напомнив о том, что литовское государство в свои лучшие времена простиралось от моря до моря.Можно себе представить, какие эмоции это откровение встретило в Варшаве, где славную династию Ягеллонов, разумеется, считают польской. Еще меньше восторгов историческая аллюзия должна была вызвать в националистических кругах Украины, где в эту минуту словно ожили поросшие мхом стены древних литовских замков.Впрочем, заявление Адамкуса не затмило другого геополитического откровения, которым накануне отметился в Риге новоизбранный лидер Эстонии. Бывший американец Ильвес вдруг вспомнил здесь не о согревшем его солнце Вашингтона, покровителя всех борцов с империями, а о своих исконных корнях - притом во вполне европейском имперском контексте. Тот факт, что первой страной его посещения оказалась Латвия, он пояснил тем, что его семья происходит «не только из Эстонии, но и из северной Ливонии».Вряд ли случайно титульный социал-демократ, главным козырем которого на выборах было энциклопедическое образование, случайно употребил в официальном выступлении не недавнюю Лифляндию, а древнюю Ливонию. За этой аллюзией стоит еще более внушительный контекст истории, чем за упоминанием о литовских князьях. Над этими князьями несколько столетий властвовал Ливонский орден, учрежденный рыцарями-крестоносцами в конце XII века. По велению Святого Престола, по причине соперничества со скандинавскими завоевателями, ливонцы были подчинены, как известно, еще более могущественным тевтонам.Исторические аллюзии мелких даже в европейском масштабе политических фигур, над которыми в кругах Евросоюза иронизируют не меньше, чем над ревностными католиками Качинскими, могли бы вовсе не рассматриваться всерьез. Если бы историческая память о прошлом Европы интересовала только узких специалистов по средневековью. Если бы преемственность древних орденских структур, рожденных во времена крестовых походов, не дожило благополучно до сегодняшнего дня. Если бы само понятие «крестовый поход» не было востребовано в современной геополитике. Если бы недовольством «окраинной Европы» чванством и высокомерием брюссельской бюрократии не пользовались далекие потомки былых рыцарей, князей, эрцгерцогов, равно как и гроссмейстеров и командоров.ПРИВЕТ ОТ ГРАФА КУДЕНХОВЕ-КАЛЕРГИТоомас Хендрик Ильвес действительно не случайно посетил Ригу накануне визита королевы Елизаветы II. Город, построенный по указанию тевтонского князя Альберта, стал центральным пунктом высокого визита, что столь же знаменательно и не случайно, как выбор Дома черноголовых для приема коронованных особ.В числе этих особ - чего мировая пресса почти не заметила - оказались не только британские монархи. В день прибытия королевы в Риге очутился 92-летний, но отнюдь не лишенный дара речи и далеко уходящей памяти наследный принц австрийской короны Отто фон Габсбург. Награда, которой удостоилась из его рук Вайра Вике-Фрейберга - единственная из трех балтийских лидеров недавняя подданная британской короны, - учреждена венским фондом имени графа Рихарда фон Куденхове-Калерги.Граф Рихард знаменит в Европе как основатель консервативного Панъевропейского Союза (PEU), возникшего в бурные годы передела континента после Первой мировой войны. С сороковых годов консервативный альянс, финансируемый крупнейшими центрально-европейскими корпорациями, официально связан с именем Отто фон Габсбурга, с которым Куденхове-Калерги якобы познакомился только в эмиграции. Однако даже год основания PEU - 1923-й - совпадает с решением Габсбургов формально отказаться от руководства Тевтонским орденом, которым древнее королевское семейство руководило с 1589 года.Граф Рихард считается - хотя не вполне обоснованно - автором идеи Соединенных Штатов Европы, в последующие времена получившей наименование «Европы регионов». Отто фон Габсбург, полвека назад подвергавшийся насмешкам как «принц без королевства», ничего не забыл и ничего не простил. В особенности Германии, не нуждающейся в его монархических услугах - несмотря на то, что его далекий предок Рудольф в XIII веке не только возглавлял Священную Римскую Империю, но и руководил тевтонскими завоевательными походами.Проект «Европы регионов» возвращает континент к тем временам, когда ни нынешняя Германия, ни нынешняя Италия не были едиными государствами. Политические деятели крайне правого толка, официально или полуофициально принимаемые в Панъевропейском союзе, представляют сепаратистские партии, прямо или опосредованно связанные со старыми монархическими семействами - от генуэзских до каталонских. С семействами, правившими во времена почти безраздельного господства Габсбургов в Европе. С семействами, представленными в лондонской Монархической ассоциации, где гессенские и баварские «голубые крови» представляют кого угодно, только не Брюссель и не Берлин.Вторым многовековым конкурентом дома Габсбургов было, разумеется, государство Российское - от времен Александра Невского вплоть до Первой мировой войны, когда австро-венгерская корона даже назначила собственного наместника на Украине - покровителя и кумира греко-католиков епископа Андрея Шептицкого.Семейство Габсбургов неоднократно удостаивало Россию особого политического внимания. В год избрания Владимира Путина президентом России Карл Габсбург, сын кронпринца, со страниц благожелательной Die Welt призывал нашу страну «перейти к политике деколонизации». А именно, и в первую очередь - предоставить независимость Чечне.Взамен предлагалось всего-навсего - много или мало? - лояльность со стороны Габсбургов. По крайней мере, иначе трудно интерпретировать ссылку на отца-основателя PEU: «Рихард Куденхове-Калерги, создатель идеи Пан-Европы, не рассматривал Британию в качестве части объединенной Европы из-за ее ориентированной на колонии политики. После Второй мировой войны Великобритания, потерявшая или предоставившая независимость большей части своих колоний, смогла стать частью Европы».Говоря о Европе, в состав которой «панъевропейцы» соблаговолили принять Англию, сын кронпринца, разумеется, не имел в виду Европейский Союз. Речь шла, разумеется, о части того проекта лоскутного одеяла, управляемого из единого политико-экономического центра, который много десятилетий лелеет гость Риги - «монарх без королевства».Указания Москве не обошлись без намека на последствия в случае ослушания. «Россия - последняя империя в Европе - витийствовал наследник кровавых королей. - В России тенденции к независимости наблюдаются повсюду: от Тувы и Грозного до Йошкар-Олы...»Москва не проявила внимания к наставлениям наследника Габсбургов. После чего марийский народ - наследник общего с эстонцами финно-угорского этноса - «случайно» оказался предметом назойливой международной опеки. Подозревать в этом странном выборе брюссельских бюрократов было бы странно. Как хорошо известно нашим дипломатам, официальная евробюрократия ненамного лучше разбирается в европейской истории, чем Джордж Буш. Хотя, разумеется, не путает Словакию со Словенией.«ВЕНСКИЙ ВАЛЬС» БАЛКАНСКОЙ ГЕОПОЛИТИКИЗа полгода до смерти президент Хорватии Франьо Туджман огорошил местного журналиста неожиданным вопросом на вопрос: «Вы говорите о месте Хорватии в Европе? Хорошо, только какую Европу вы имеете в виду?» На лице юного репортера изобразилось удивление. «Вы думаете, что существует какая-то одна Европа? - продолжал бывший функционер Союза коммунистов Югославии. - Так вот, вы ошибаетесь. Есть Евросоюз, а есть Европа Габсбургов. Мало того, есть еще Европа Священной Римской империи...»Он знал, о чем говорил. Уже в 1991 году эрцгерцог Карл наезжал в Загреб, где даже познакомился со своей будущей супругой Франческой Тиссен, дочерью барона-коллекционера, фамилия которого вряд ли требует комментариев. В умильной светской хронике о чете, сочетавшейся браком уже после кровавого раздела Югославии, сообщается, что юная Франческа проживала то в Женеве, то в Лондоне, а в родовом поместье принимала Далай-ламу.Ее супруг в интервью «Ди Вельт» (Die Welt), прямо адресованном Владимиру Путину, упоминал и Балканы: «Выход из состава Югославии Словении, Хорватии и других стран тоже происходит в рамках процесса деколонизации, также как и стремление к независимости Косово»...Навязчивая симпатия состоятельнейшего мирового семейства к национальным меньшинствам может растрогать разве что младшее послевоенное поколение европейских бюргеров. В представления среднего европейца с мозгами, до стерильности промытыми стандартными либеральными благоглупостями, никак не вмещается то обстоятельство, что для наследников австро-венгерского владычества раздел Балкан - совсем не то же самое, что для Билла Клинтона или Хавьера Соланы. Для кого Албания - страна, освобожденная от коммунизма, а для кого - бывшая вассальная территория империи Габсбургов во главе с их родственниками баронами Видами.Что и говорить о хорватском племени - верных штыках австро-венгерской короны? Что говорить о Загребе, где память о владычестве Габсбургов дышит из каждой трещины древних готических зданий? Подруга Далай-ламы и дочь швейцарского коллекционера сегодня не жалеет благотворительных средств из собственного фонда для восстановления поврежденных войной католических храмов. А в Косово «стремление к независимости» выражается в снесении с лица земли остатков православной культуры. За толпой "мусульманских дураков", должно быть, снисходительно наблюдают в штаб-квартире никуда не исчезнувшего Тевтонского ордена, находящейся - где же ей еще быть? - в Вене.АРХИТЕКТОРЫ ХАОСА: КТО ОНИ?В ходе светской беседы в гостеприимном Доме черноголовых обсуждались, разумеется, и насущные политические вопросы. В частности, главы всех трех балтийских государств - сразу же после мероприятия с участием королевы и кронпринца - собирались на прием по случаю пятидесятилетия Венгерского восстания.Спустя два дня благовоспитанная европейская публика из младшего послевоенного поколения дружно ахала, пожимала плечами, нервно курила и изо всех сил напрягала промытые до стерильности мозги, пытаясь осознать, что же за странные беспорядки второй месяц подряд сотрясают Будапешт, и почему в молодых странах Европы хором подняли голову правонационалистические движения, не гнушающиеся самой непотребной лексикой и самым разнузданным поведением, вплоть до популистского разыгрывания темы еврейского происхождения премьер-министра Дюрчаня...Зато ничему не удивлялся Петер Кенде, глава совета попечителей будапештского Института 1956 года. По его словам, которые процитированы в свежем номере «Франкфуртер Рундшау» (Frankfurter Rundschau), в событиях венгерской «весны» было много течений. «Если бы восстание было успешным, то «Венгрия могла бы стать черно-красной страной, как, например, Австрия».Не такой ли «черно-красной» страной видит Болгарию выскочивший, как чертик из табакерки, ультраправый кандидат Велен Сидеров?Не та ли самая конъюнктура «второй Европы», антигерманской и антирусской одновременно, скрывается за общей - по форме антибрюссельской - риторикой венгерской ФИДЕС и болгарской «Атаки»?На это можно возразить: стилистика всех «Атак», ныне расплодившихся, подобно насекомым, на европейском пространстве, слишком явно построена по заокеанским лекалам. Да и Панъевропейский союз изначально представлял интересы континентальных промышленных олигархов, соперничавших с американскими корпоративными боссами...Едва задумавшись об этом, я открываю текст последнего интервью Отто фон Габсбурга, адресованное России. На редкость злобный текст, что ранее не было присуще кронпринцу, сосредоточен на единственном примере нового российского «тоталитаризма» - преследовании нефтяного магната Ходорковского.И никак не могу не вспомнить о радушном приеме предводителя антисемитской на словах ФИДЕС на мероприятии Американской венгерской федерации, где он заседал за одним столом с покровителем Российского еврейского конгресса, американским потомком придворной семьи Австро-венгерского королевства сенатором Томом Лантосом. Который формально входит в плеяду американских демократов, однако по существу принадлежит к официально никем не обозначенной, надпартийной, до мозга костей корпоративной «третьей Америке».А также о той роли, которую играл в подготовке российских демократов ельцинского призыва американский стратег Поль Вейрих - сколь яростный правый консерватор, столь и убежденный греко-католик. И о том, что в подобранной им реформаторской плеяде московский либерал Михаил Резников вполне сочетался с бесспорным физиологическим антисемитом Михаилом Полтораниным. И о том, что с 1999 года - ни раньше и не позже - господин Вейрих возобновил свою деятельность в Москве, еще до прихода к власти Джорджа Буша-младшего, которым был вновь мобилизован и призван к идеологическому обслуживанию «крестовых походов».А также о том, как один петербургский радикальный националист, именующий себя казаком, с восторгом рассказывал мне о семинарах для правых радикалов, которые периодически проводит в Восточной Европе американское учреждение под названием Western Goals. И о том, как его отец-основатель, родовитый французский аристократ Арно де Боршграв (в американском произношении - Боршгрейв) оказался источником скандальной компрометирующей информации, касающейся высших лиц российского «Газпрома»...Мне трудно судить о том, насколько к европейскому повороту вправо, означающем сметение с политической доски целого множества фигур первой величины, готово Европейское сообщество. Меня больше волнует вопрос о том, насколько компетентны в теневой геополитике, уходящей в средневековые времена, высшие кадры российского дипломатического ведомства. Это ведомство клянут во Львове окруженные вакуумом молчания активисты местной русской общины, оскорбленные «отсутствием всякого присутствия» российской дипломатии. Над этим ведомством откровенно смеется эстонская пресса, обыгрывая фамилию бывшего посла Провалова.Насколько хватит знаний, смелости и фантазии российской дипломатии, чтобы достойно играть на поле «другой Европы»? Я поверю в сохранную компетентность отечественных профессионалов в тот же день и в тот же момент, когда в ответ на создание благотворительного фонда Франчески Тиссен-Габсбург кто-нибудь - разумеется, не в Москве, а в Праге - догадается учредить фонд имени короля Пржемысла Оттокара Второго. А в российском Пскове было бы столь же уместно сугубо локальное, но влиятельное политическое движение, названное в память князя Довмонта...Чтобы играть по-крупному, на уровне, достойном богатого, славного и жестокого наследия веков русской истории, нефтегазовой и химической корпоративной политики недостаточно. Первое, что для этого требуется, - преодоление бюрократической косности со свойственной ему умственной ленью, выход геополитического интеллекта из московской кухни на мировой простор.Если этого не получится, мы проиграем не только Колывань. Прошу прощения - Таллин.26.10.2006

13 октября 2015, 14:08

Первая мировая_некоторые факты

(хорошо известно, что человечество многим обязана война. Прогресс до 21 века вообще шел рука об руку с войной)Не видел в Рунете перевода этой статьи про 100 удивительных фактов о Первой мировой войне.Наверняка обо всех этих фактах есть заметки на русском, но собраны ли они в одну?В меру своей испорченности и незнания языка приведу отдельные (Источник)[британская] Нация была приведена к присяге о сохранении тайны. Закон об обороне 1914 года запретил британским гражданам публичные разговоры о военных или военно-морских вопросах или покупку биноклей. Он также запретил говорить по телефону на иностранном языке или ездить на такси в ночное время, а также избегать использование невидимых чернил при написании писем за рубеж.Восемь миллионов лошадей были убиты на Западном фронте. Примерно то же число, что и человеческие жертвы."Выбросим чертовы сигареты" - это последние слова британского юмориста Саки, прежде чем он был застрелен снайпером на Сомме в 1916 году. А в 1914 году канцлер казначейства Ллойд Джордж заявил, что Великобритания должна «бороться с немцами, австрийцами и пьянством, и насколько я могу видеть, величайший из этих врагов это пьянство".Во время Первой мировой изобретена гигиеническая прокладка. Французские медсестры на Западном фронте обнаружили чудесные эффекты бинтов из целлюлозы. Медсестры США подхватили это открытие, а в 1921 году Kotex уже начал экспансию)В 1917 году авиационные дизайнеры Элмер Сперри и Питер Хьюитт разработали беспилотный самолет для ВМС США. Машина завершила свой первый полет на Лонг-Айленде в марте 1918. Однако, машина летела только в одном направлении, а не была способна возвращаться -- проект был заброшен в 1925 году.Первый выстрел по британским солдатам был произведен 7 августа 1914 г. во время вторжения в Того.Война также закончилась в Африке -- последние немецкие войска под командованием генерала Леттов-Форбека сдались в нынешней Танзании 25 ноября 1918 года через 14 дней после перемирия.Это было большой бизнес для красных фонарей. В течение 1915 бордели только на одной улице в Гавре посетили британские и французские солдаты 171000 раз.К 1917 году вдоль Западного фронта было возведено 137 официальных борделей, отделенных разными цветными лампами - синий для офицеров и красных для остальных мужчин.про немцев и их орудия уже упоминалhttp://vbulahtin.livejournal.com/1560028.htmlВойна стала триумфом для почтамта.К 1918 году в Лондоне почтовое отделение в Риджентс-парк, соединяющее Великобританию с Западным фронтом, было обрабатано 114 миллионов посылок и два миллиарда писем.в Доломитах лавина убила 10000 человек итальянских и австрийских войск (13 декабря 1916 года).10% населения Новой Зеландии принимали участие в войнеБолее 100000 голубей были использованы британской армией, чтобы доставлять сообщенияПочтовых голубей были так важны для армии, что было объявлены преступлениями убийство или ранение голубей - наказывалось шестью месяцами тюрьмы или штрафом в 100 ф.ст.Британские разведчики в 1915 подозревали двух кошек в шпионаже. эти кошки неоднократно пересекали британские траншеи, и разведчики подозревали, что немцы использовали их для передачи сообщений.21 мая 1916 года по примеру Германии впервые было введено британское летнее время, чтобы сохранить топливо для войныморковный пирог был изобретен немецкими поварами, чтобы бороться с британской блокадойВ начале войны, французы экспериментировали с использованием попугаев на Эйфелевой башне в качестве системы раннего предупреждения в отношении самолетов противника.Попугай мог слышать звук двигателя самолета за 20 минут до человека. К сожалению, они не могли различать дружественных и враждебных двигателей, и схема была пересмотрена.Будущий президент Франции Шарль де Голль был взят в плен во время Первой мировой войны после боев под Верденом. Все его попытки побега были неудачными.собаки широко использовались и на поле боя в качестве часовых и посланников, и в качестве поводырейВ Британии очень жестко боролись со шпионамиНапример,-- были арестованы художники, делающие наброски сельской местности -- Сэр Стэнли Спенсер, сэр Джон Лавери и Чарльз Ренни Макинтош были задержаны в соответствии с законом об обороне.-- полиция проводила рейды в дома / квартиры в Лондоне, где были голуби и выпускала их. Если голуби не возвращались, владельцев арестовывали как шпионов.Королевская семья изменила свое название. Дом Виндзоров стал так называться только в 1917 году Прежнее название Saxe-Coburg-GothaИзменился дизайн белья -- ушли в прошлое неудобные корсеты и проч.мэр Кёльна Конрада Аденауэра Кёльн стал инициатором создания "Мирной Колбасы" из сои, заменившей мясные колбаскиОфициально войну Великобритания закончила 31 августа 1921 года, когда был издан решение о прекращение состояния войны.США оставались официально в состоянии войны с Германией до 2 июля 1921 года, когда президент Уоррен Хардинг прервал игру в гольф в Нью-Джерси, чтобы подписать необходимые документы.В Лондоне в 1916 году компания Harrods продавала комплект из наркотиков под названием "A Welcome Present for Friends at the Front", в которых был кокаин, морфин, шприцы и иглы.Чай в пакетиках тоже появился во время Первой мировойВ марте 1918 года д-р Мари Стоупс опубликовала свое новаторское секс руководство для женатых пар (все очень ждали массового возвращения мужчин -- нужно было готовиться)

18 августа 2015, 00:02

Монарх эпохи заката. Как Франц Иосиф «закрывал» Австрийскую империю

18 августа 1830 года родился император Австрийской и Австро-Венгерской империи Франц Иосиф I.

10 августа 2015, 18:34

"Оборона крепости Осовец". Специальный репортаж Зинаиды Курбатовой

В Пскове торжественно открыли второй в городе памятник солдатами Первой мировой войны работы скульптора Александра Пальмина. Открытие монумента в этот день приурочено к 100-летию подвига псковича - командира 13-й роты 26-го Землянского полка русской императорской армии подпоручика Владимира Котлинского. В этот день в 1915 году он погиб при обороне крепости Осовец. Будьте в курсе самых актуальных новостей! Подписка на офиц. канал Россия24: http://bit.ly/subscribeRussia24TV Вести в 11:00 - https://bit.ly/Vesti11-00-2015 Вести. Дежурная часть - https://bit.ly/DezhChast2015 Большие вести в 20:00 - https://bit.ly/DezhChast2015 Вести в 23:00 - https://bit.ly/Vesti23-00-2015 Вести-Москва с М.Зеленским - https://bit.ly/VestiMoskva2015 Вести в субботу с С.Брилёвым - http://bit.ly/VestiSubbota2015 Вести недели с Д.Киселёвым - http://bit.ly/VestiNedeli2015 Специальный корреспондент - http://bit.ly/SpecKor Воскресный вечер с В.Соловьёвым: http://bit.ly/VoskresnyVecher Интервью - http://bit.ly/InterviewPL Реплика - http://bit.ly/Replika2015 Агитпроп: https://bit.ly/AgitProp Авторские передачи Н.Михалкова - http://bit.ly/Besogon Россия и мир в цифрах - http://bit.ly/Grafiki Hi-Tech - http://bit.ly/Hi-TecH АвтоВести - http://bit.ly/AvtoVesti Вести.net - http://bit.ly/Vesti-net Наука - http://bit.ly/NaukaNovosti Документальные фильмы - http://bit.ly/DocumentalFilms Познавательные фильмы - http://bit.ly/EducationalFilm "Оборона крепости Осовец". Специальный репортаж Зинаиды Курбатовой

08 июля 2015, 22:55

Добыча: всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть

Добыча: Всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть — подробная история мировой нефтяной промышленности от 1850-х до 1990-х годов, написанная Дэниелом Ергиным, признанным авторитетом в области энергетики, международной политики и экономики.

25 июня 2015, 17:31

Сикхи на войне. ( 55 фото )

Оригинал взят у oper_1974 в Сикхи на войне. ( 55 фото )         Армия сикхов, мощное вооруженное формирование, с сильной артиллерией и обученное, в частности, французскими солдатами удачи, стихийно увеличивалась в численности после смерти их великого вождя Ранджит Сингха, "льва Пенджаба".         В 1845 году армия сикхов пересекла реку Сутлей, которая образовывала южную границу их территории, но была встречена и в конце концов разбита британцами в нескольких кровопролитных сражениях - при Мудки, Фсрозешахе, Аливале и Собраоне.        Над территорией княжества был провозглашен британский протекторат, но два года спустя сикхи, все еще верившие в свою военную силу, подняли восстание. Началась вторая сикхская война, во время которой 13 января 1849 года произошла крупная битва при Чилианвале. Потери британцев были очень значительны - 2338 человек, - а исход битвы лучше всего может быть обозначен как ничья.        Решающее сражение при Гуджерате, в котором англичане впервые обладали преимуществом в артиллерии, закончилось полным разгромом армии сикхов, и Пенджаб был присоединен к Британской Индии.         Последний сикхский князь Далип (Дхулин) Сингх (1843-1849 гг) был смещен с престола и до конца жизни получал пенсию от английского правительства.          Во время восстания сипаев сикхи, как и гуркхи, поддерживали англичан и тысячами стекались под их знамена - частично из пристрастия к британцам, которыми они восторгались как достойными противниками, а частично из неприязни к мусульманам и бенгальцам, которые составляли значительную часть сил восставших.          Англичане не упустили случая тут же начать вербовку этих прирожденных воинов в свою армию, и сикхские полки стали ценной частью британской индийской армии вплоть до 1947 года, а после обретения Индией независимости вошли в состав армии Республики Индии          Британцы относили сикхов к одной из лучших "боевых рас", но ценили всё же чуть пониже чем четвёрку лучших (догра, гархвалы, гуркхи и кумаоны). Однако из-за того, что сикхов в Индии гораздо больше, чем догров, гархвалов и кумаонов с непальскими гуркхами вместе взятых, 20 % рядового и сержантского состава британской Индийской армии были сикхами.          Сикхов британцы характеризовали как храбрых и надёжных солдат, особо отмечая их великолепные качества в стрессовых ситуациях. И неуёмную жажду деятельности - поэтому британские наставления рекомендовали офицерам всегда чем-то занимать сикхов, хотя бы спортом.          11-й Сикхский полк британской Индийской армии был создан в 1922-м слиянием двух полков, сформированных британцами после аннексии сикхского государства в 1846-м: 14-го полка Ферозпурских сикхов и 15-го полка Лудхиянских сикхов.          Именно верность и стойкость первого из них во время осады Лакхнау в 1857-м и обеспечила сикхам благорасположение британцев. Вплоть до того, что именно сикхи первыми из британских солдат получили право носить свои традиционные головные уборы - красные тюрбаны. Даже шотландцам разрешили носить балморалы и гленгарри гораздо позже.          Сикхи сражались за Британию на фронтах обоих Мировых войн и в различных колониальных кампаниях. Именно сикхи традиционно несли службу на Северо-Западной границе Британской Индии. Там и произошёл знаменитый бой за Сарагарх, когда в сентябре 1897-го 21 сикх из Лудхиянского полка отбили атаку 10 000 пуштунов.          12 сентября афганцы атаковали Сарагархи, чтобы уничтожить коммуникацию между фортами. Гарнизон Сарагархи насчитывал всего 21 солдата-сикха. 21 против 10 000 афганцев. Сикхи понимали, что обречены, и их это скорее только успокоило. Они отправились покрывать себя славой, убивая сотни афганцев, пока те не задавили их числом.          Захватив и разрушив Сарагархи, афганцы вновь двинулись на приступ Форта Гулистан, но бой за Сарагархи сильно задержал их и они прибыли на место только к ночи 13-14 сентября; это оказалось слишком поздно для того, чтобы захватить форт.         Афганцы позднее утверждали, что они потеряли 180 человек убитыми и очень многие были ранены в битве с 21 сикхским воином.         Однако позже, когда Сарагархи был отбит англичанами, возле блок-поста было обнаружено около 600 мёртвых тел. Это сражение вошло во все военные индийские учебники. Этот день отмечается ежегодно особой церемонией в индийской армии.          Сикхи получили 14 Крестов Виктории, первым из сикхов был награждён Ишвар Сингх из 28-го Пенджабского полка, отличившийся в 1921-м во время кампании в Вазиристане. 13 других Крестов получены на азиатских фронтах Второй Мировой войны. Всего на двух Мировых войнах погибли 83 тысячи сикхов.          Британская Индия вступила в Первую мировую войну одновременно с Великобританией, которая объявила войну Германии 4 августа 1914 года. Индийские войска участвовали в боевых действиях в Европе, Средиземноморье, Африке и на Ближнем Востоке.          В ходе войны в Индии было мобилизовано 1 440 437 человек, около 1 000 000 индийских военнослужащих были отправлены за пределы Британской Индии, из которых 64 449 военнослужащих погибли, 128 000 человек были ранены и 11 264 человек попали в плен.          Индийская армия воевала против германских войск на Западном фронте, в Восточной Африке. Также индийские войска принимали активное участие в боевых действиях в Египте и в Месопотамии против войск Османской империи.            Первые бои Второй мировой войны для индийских солдат начались далеко на территории Франции. Здесь в мае 1940 года среди прочих британских войск под удар немецких танков попали индийские части, сформированные из пенджабских раджпутов. Одна из рот этих воинов почти целиком попала в плен, остальные были эвакуированы в ходе поспешного бегства англичан под Дюнкерком.           Потерпев поражение от немцев в Европе, индийцы отыгрались на итальянцах в Африке. Две индийские дивизии активно участвовали в боевых действиях на территории Сомали, Судана и Эфиопии в 1940-1941 годах. Одна только 4-я индийская дивизия разгромила 65 итальянских батальонов, захватив более 40 тысяч пленных и 300 орудий.         Основу британских сил, оккупировавших в союзе с СССР летом 1941 года Иран, так же составили индийцы - 8-я и 10-я индийские дивизий и 2-я индийская бронетанковая бригада.         29 августа 1941 года передовые советские части Закавказского округа генерала Толбухина у города Сененеджа в центральном Иране встретились с авангардом индийцев из британских частей. В дальнейшем именно индийские пехотинцы обеспечивали охрану и функционирование южной части "ленд-лиза" в СССР через Иран.         В апреле 1941 года в ходе первого наступления Роммеля только стойкость 3-й моторизованной бригады индийских войск позволила англичанам удержать Тобрук. Здесь индийцам впервые пришлось столкнуться с немцами. 7 декабря 1941 года авангард 7-й индийской бригады прорвал кольцо немецкой осады Тобрука.         Но в декабре 1941 года для Британской индийской армии неожиданно возник новый фронт - в войну вступила Япония. Первое столкновение произошло 8 декабря 1941 года у Кота-Бару, в Малайзии.         Имевшие после войны в Китае немалый опыт боев в джунглях японские солдаты из армии Ямаситы разгромили индусов из 8-й бригады 9-й индийской дивизии. Среди 95 тысяч взятых в плен при капитуляции Сингапура 59 тысяч были индийцами.          В 1942-1944 годах в горах и джунглях на индо-бирманской границе продолжались упорные бои индийских и японских дивизий, где обе стороны несли большие потери не только от снарядов и пуль, но и от тропической малярии и лихорадки.           В феврале 1944 года японцы попробовали вторгнуться в Индию, предполагая поднять там антибританское восстание.          Японское командование привлекло к наступлению более 100 тысяч солдат, усиленных 8 тысячами индусов из Индийской национальной армии. Эту армию из индийских военнопленных сформировал Субхас Чандра Бос который в поисках союзников в борьбе против Британии успел посотрудничать и с Коминтерном, и с Гитлером, а затем стал союзником японских генералов.         Индийские части воевали с японцами до капитуляции в сентябре 1945 года. Одновременно солдаты из Индостана воевали и на Западе. Так в 1943 году индийские части участвовали в высадке на Сицилии.         Германская военная разведка считала лучшим подразделением союзников в Италии именно 4-ю индийскую дивизию. Она участвовала в кровавом для союзников наступлении под Монте-Кассино на самом трудном направлении в горах, чтобы пробиться к Риму.          В августе 1944 года именно индийцы при помощи итальянских партизан овладели Флоренцией. На севере страны именно индийские части первыми вышли на границу с Югославией.          Британская пресса охотно писала об успехах индийских войск, дабы подчеркнуть трогательное единодушие народов империи. Черчилль вынужден был даже потребовать, чтобы в СМИ обязательно писали не "индийские", а "англо-индийские" дивизии.         Всего в 1939-45 годах военную форму надели свыше двух с половиной миллионов солдат из Индии. Это были не призывники, а наемные добровольцы, которые обходились британской короне дешевле мобилизованных "белых", тем более что все расходы по их обеспечению и вооружению несла сама Индия.         Каждый четвертый солдат воюющей Британской империи был индийцем. В истории человечества Британская индийская армия периода Второй мировой войны считается самой большой наемной армией мира.          В мае 1984 года правительство Индиры Ганди приняло решение о штурме Хармандир-Сахиба, выбрав для этого максимально неудачное время, совпавшее с годовщиной мученичества одного из гуру сикхов: храм был буквально набит паломниками.        Спецоперация длилась несколько дней - несколько дней ожесточенных перестрелок с применением гранатометов, танков и другой тяжелой техники. Здание сильно пострадало (ныне полностью отреставрировано), но куда страшнее было общее количество жертв: 83 человека со стороны индийских военных, 492 человека со стороны сикхов, большинство из которых составляли паломники (в том числе тридцать женщин и пятеро детей).          Помимо жертв, у штурма были и другие последствия, крайне трагичные для Индии. Во-первых, сикхский терроризм обрел дополнительную поддержку и усилил свою экстремистскую составляющую. Во-вторых, полицейские и военнослужащие сикхи стали либо увольняться, либо попросту дезертировать из индийской армии.         Наконец, в-третьих: последовавшее вскоре убийство Индиры Ганди было акцией возмездия за штурм Золотого храма, осуществленной сотрудниками охраны премьер-министра.         В свою очередь, убийство Ганди вызвало массовые волнения и погромы, в результате которых от рук взбешенных индусов погибло более пяти тысяч сикхов (отдельные источники называют и цифру в тридцать тысяч).        А спустя три года сикхи провозгласили создание независимого государства Халистан. Несмотря на то, что территория Халистана полностью контролируется Индией, его суверенитет все-таки признали Пакистан и Турция, а также Турецкая республика Северного Кипра.

28 мая 2015, 14:08

Революция в Германии. 1918-19 г. ( 110 фото )

Оригинал взят у oper_1974 в Революция в Германии. 1918-19 г. ( 110 фото )        В 1918-м Бавария первая в ходе всенародного восстания в Германии свергла монархию и затем полгода жила при власти социал-демократов и коммунистов.         Первая мировая война окончилась для Германии тяжелым поражением. Как и везде в стране, население Баварии в конце 1918 года устало и страдало от голода. Народ был недоволен действиями центрального правительства в Берлине.   Вернувшиеся с фронта солдаты рассказывали об ужасах войны и о том, что фактически были пушечным мясом, которое посылал на убой "прусский император".         Когда скорое поражение в войне стало абсолютно очевидным, имперское правительство решило переложить ответственность за него на либералов и социал-демократов и запустило политические реформы. Однако процесс демократизации быстро вышел из-под контроля. В Германии началась Ноябрьская революция.          Восстание спартакистов (спартаковцев) или Январское восстание произошло в период всеобщей забастовки и вооружённой борьбы в Берлине с 5 по 12 января 1919 года, с подавлением которых закончилась Ноябрьская революция в Германии.          В ходе восстания левые группы (Коммунистическая партия Германии, Независимая социал-демократическая партия Германии), настаивавшие на установлении советской республики, противостояли контрреволюционным отрядам фрайкоров, сформированных из бывшей кайзеровской армии.          Историки до сих пор спорят о том, чем занимался Адольф Гитлер в период с ноября 1918 года по май 1919-го. Так как будущий фюрер избежал демобилизации, он вместе со своим подразделением должен был находиться в Мюнхене.          В своих воспоминаниях он ни словом не описывает свою роль в баварской социалистической революции. Он только утверждает, что именно в те годы проникся "ненавистью к большевизму".          Если бы Гитлер к тому времени вступил в "Общество Туле", об этом также было бы известно. Не присоединялся он и к фрайкору. Наиболее вероятно, что Адольф Гитлер, как и все его сослуживцы, перешел на сторону Свободной Баварии и не протестовал по поводу идеологии ее правительства. Предположительно, Гитлер, как и другие солдаты гарнизона Мюнхена, был обязан носить красную нарукавную повязку.

19 мая 2015, 12:18

Новая холодная война - Взгляд из-за границы

Подборка переводных статей на тему войны конфликта между Россией и США, где можно заметить некоторые тренды отражающие восприятие этой войны за рубежом.Украине нелегко разорвать экономические связи с РоссиейРазвернуть экономику на Запад нелегко. Компании стараются конкурировать с европейскими фирмами.Бердичев, Украина. Плакаты, приветствующие украинские войска, сражающиеся на востоке страны, сброшенная статуя Ленина, слово «Россия» в названии банка, выкрашенное сине-желтыми цветами украинского флага.Но директор машиностроительного завода, расположенного в двух часах езды от Крыма, желая поднять продажи, следует привычной дорогой — в Россию.«Это наш враг, но мы не обязаны прекращать торговать с ним. На заводе работает тысяча человек. Им всем нужно кормить семьи», — говорит Игорь Щесняков, 46-летний директор завода «Прогресс».Прозападное украинское правительство старается отвернуться от России. Оно подписало соглашение об ассоциации с Европейским союзом, получило миллиардные кредиты и другие виды помощи от западных стран, а также приняло законы об удалении советской символики из общественной сферы.Но переориентировать экономику на Запад гораздо труднее. Большинство тяжелой промышленности, созданной еще в советскую эпоху, тесно связанно с Россией, и с трудом может конкурировать на европейском рынке.Конфликт с сепаратистами на востоке Украины сократил экспорт в Россию на 60% до суммы в миллиард долларов в первом квартале 2015 года, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Экспорт в Европейский союз сократился на треть до размера 3,3 млрд. долларов, сообщила государственная статистическая служба.В первую четверть года ВВП сократился на 17,6%, а объем промышленного производства сократился на одну пятую.Больше всего пострадали предприятия в зоне конфликта или рядом с ней. Пострадало оборудование, пострадали цепи поставок. Слабеющий рынок России наносит болезненный удар и по заводам, расположенным в тысячах километрах от нее, в том числе, по «Прогрессу». Эти фабрики долгое время зависели от российских покупателей промышленной продукции, а теперь пробиваются на европейский рынок.На вершине славы завод «Прогресс» был центром города с населением 80.000 человек, давал работу 7600 людям, располагал плавательным бассейном и спортивным залом. Основная продукция завода, фильтры, используемые в металлообрабатывающей и горнодобывающей промышленности, поставлялась в Россию.Завод получил несколько сильных ударов после распада СССР в 1991 году. В 2013 году предприятие только начало приходить в себя после мирового финансового кризиса, говорит Щесняков, и тут Москва начала ставить палки в колеса, из-за наметившегося сближения Украины с Европейским союзом. Россия запретила некоторые украинские товары, ввела ужесточенные таможенные проверки в отношении других и начала поощрять россиян покупать местные товары.В результате были сокращены часы работы оставшихся 1.100 рабочих. Зарплата за полную ставку составляет около 3000 гривен (примерно 150 долларов).Россия призывает Украину присоединиться к своему новообразованному Евразийскому экономическому союзу, если она хочет получить преимущественные торговые связи, а также потребовала переписать договор о свободной торговле с Европейским союзом — или быть готовой к новым ограничениям.Для «Прогресса», над чьим офисом по-прежнему висит красная советская звезда, Евросоюз предлагает не так уж много.«Европа нас не ждет. Наша продукция там не нужна, — говорит Щесняков. — Мы пытаемся пробиться на европейский рынок, но наша доля крайне незначительна».Другие говорят, что владельцы лишь выкачивают деньги из предприятий, делая незначительные вложения, которых не хватает для улучшения производства или для прорыва на новый рынок. «Европейские технологии в несколько раз лучше», — говорит Геннадий Лозовский, заместитель директора «Прогресса». Падение курса гривны не помогло заводу, так как завод зависит от поставок иностранных деталей, сказал он, указывая на итальянский термометр и на словацкий счетчик на своем столе.Более крупные предприятия тоже пострадали, в том числе, производители труб и железнодорожных вагонов. Самый большой на Украине завод по производству стали, принадлежащий крупнейшей в мире компании ArcelorMittal практически полностью прекратил поставки в Россию и ищет новых покупателей на Ближнем Востоке и в Северной Африке. «Я бы солгал, если бы сказал, что легко продавать товар на один рынок, а потом быстро переориентироваться на другой рынок», — сказал в марте министр экономики Украины Айварас Абромавичус.Украинский сельскохозяйственный экспорт, включая злаки, пострадал намного меньше, так как практически не зависел от российского рынка.Владимир Власюк, директор консалтинговой фирмы, которая работает с компаниями, занимающимися экспортом, считает, что главный шанс Украины на восстановление экономики — это если Запад будет использовать ее в качестве производственной базы.ьЭта модель помогла одной фирме из Бердичева добиться процветания. Крупнейшая в городе фабрика по производству одежды была куплена венгерской компанией десять лет назад и теперь продает 90% продукции в Европу, говорит глава предприятия Галина Стукало.Средняя зарплата в месяц составляет 3.600 гривен (примерно 175 долларов), и была повышена в последние месяцы, чтобы компенсировать падение курса национальной валюты. Галина Стукало говорит, что завод недавно нанял нового охранника, мужа одной из сотрудниц, который до недавнего времени работал на «Прогрессе».Но это предприятие — исключение. Стены и фонарные столбы оклеены объявлениями, предлагающими работу в Польше, входящей в Европейский союз.Джеймс Марсон (James Marson)http://www.wsj.com/articles/in-ukraine-economic-ties-to-russia-are-hard-to-break-1431921181 - цинкЗапад говорит о новой холодной войне. Для русских она уже началасьПродолжая изолировать Кремль, Запад подпитывает старые обиды.Я посещаю основные регионы России вот уже на протяжении 30 лет и была свидетелем всего — от эйфорических ожиданий после падения коммунизма и наступившего процветания до недавнего политического отчаяния. Но поехав туда в первый раз после аннексии Крыма, я, тем не менее, была поражена увиденным.Я увидела страну, готовую не к какому-то замороженному конфликту или к войне чужими руками, а к реальной вещи — к полномасштабной войне против Запада. Никогда мои друзья не были такими любезными — но на этот раз заметна была их озабоченность — они были не уверены в том, где и как мы вновь сможем встретиться.Верно то, что подобное умонастроение явилось результатом интенсивной медийной кампании Кремля в течение последнего года. Но я быстро смогла понять, что большинство из них разделяют мрачноватый взгляд правительства относительно Запада с его «выхолощенными концепциями» демократии и свободы.Поскольку этот режим зациклен на идее возвращения империи, крупный конфликт, на самом деле, представляется возможным. Российские самолеты и подводные лодки играют в военные игры у берегов Европы. Однако один самолет, оказавшийся в воздушном пространстве прибалтийских государств, может спровоцировать ответный удар НАТО с применением обычных вооружений, который, в свою очередь, может стать искрой для нанесения превентивного ядерного удара со стороны России — это будет стратегический ответ, порожденный боязнью показаться слабым перед лицом превосходящей войной мощи Соединенных Штатов.В то время как НАТО изо всех сил пытается убедить своих членов расходовать 2% своего ВВП на оборону, Россия в этом году более чем вдвое увеличивает свой военный бюджет и доводит его до 4,2% ВВП, и при этом сокращаются все остальные бюджетные расходы, включая затраты на здравоохранение и социальное обеспечение. Проведенный в субботу в Москве Парад Победы был чем-то большим, чем просто празднование победы, — это была демонстрация военной силы.Между тем российский экономический кризис углубляется в этом году. Заработная плата правительственных чиновников заморожена. Оплата труда в частном секторе снижена почти на 10%. Путин объявил о том, что его заработная плата сократится в этом году на 10%, однако, если имеющиеся оценки верны, то его истинное, теневое состояние составляет от 70 до 200 миллиардов долларов, и поэтому он вряд ли что-либо почувствует. Несмотря на кризис, его поддержка жителями страны превратилась в нечто похожее на поклонение.Каким образом мы оказались в этой абсурдной и опасной ситуации? В конце холодной войны русские полагали, что они станут частью расширенной Европы. Вместо этого в результате комбинации из триумфаторства и невежества мы подыграли старым российским страхам относительно обособленности и жертвенности.Обычный взгляд на Западе состоит в том, что вина в этом Путина и его клептократического режима. Согласно этому нарративу, существующий режим перешел в наступление после обвала цен на нефть. Он отвлек внимание от своей собственной неспособности диверсифицировать экономику, использовав для этого нападки на внешнего врага и начав блестящую пропагандистскую кампанию.Подобная версия событий, хотя она и не является неверной, слишком легко снимает ответственность с Запада. Когда советский режим перестал существовать, доминирующее положение на Западе занимало мышление, ориентированное на свободный рынок. Находящиеся во власти люди, на самом деле, приняли на веру идею о том, что мы переживаем период «конца истории» и что в однополярном мире внешняя политика будет заниматься исключительно борьбой за рынки.В Америке и Британии правительственная поддержка изучения стран бывшего советского блока была сокращена. Американский Госдепартамент и британский Форин офис распустили исследовательские отделы, занимавшиеся информированием политиков. Тем временем пресса, столкнувшаяся со своим собственным экономическим кризисом, так же сократила штат своих иностранных корреспондентов. Запад просто перестал серьезно и глубоко размышлять по поводу России и ее соседей.Однако когда речь зашла об обороне, мы не повели себя так, как будто мы ожидаем конца истории. Вместо того чтобы ликвидировать наши оборонные структуру времен холодной войны, то есть НАТО, мы заново изобрели ее как альянс, деятельность которого может быть интерпретирована только как направленная против России. Мы продолжили расширять его на восток, все ближе к российским границам. В ответ Россия стала вести себя агрессивно — сначала в Грузии, затем в Крыму и на Украине — из-за вторжения в ее сферу влияния.Запад не соглашался с подобной позицией и утверждал, что концепция сфер влияния относятся к прошедшей эпохе. Однако география не меняется, как не меняется и созданная ей чувствительность. Американская политика в отношении Кубы в постсоветскую эпоху основывается на том же принципе — вплоть до сегодняшнего дня. Куба уже давно перестала представлять военную угрозу для Соединенных Штатов. Однако была признана возмутительной сама возможность любой нации, находящейся так близко к американской границе, демонстрировать «враждебную» идеологическую преданность. Окончание холодной войны не изменило и историю. История продолжает наполнять содержанием идентичность, и так было всегда. Возьмите Украину: Киев, действительно, является родиной русской нации. Это имеет значение, так имеет значение то, что отцы-основатели Америки прибыли из Британии.Российское чувство идентичности, охватывающее безграничные просторы своей территории до границ Европы, всегда было патологически непрочным. Идентичность сплачивает, а лояльность разделяет. Возьмите, к примеру, Донбасс. Это родина донских казаков, кавалерийские части которых в течение многих поколений отлично служили русским царям. В советский период казаков жестоко преследовали за их верность царям. Однако этот регион стал также родиной иконы советского труда Алексея Стаханова, который смог добыть за одну смену 227 тонн угля. Стаханов был образцом для героического поколения советских рабочих, и все они трудились на Донбассе. Не удивительно, что в этом регионе конфликтующих между собой лояльностей Кремль с особой интенсивностью ведет свою пропагандистскую войну.Решение западных лидеров бойкотировать российский военный парад по случаю 70-ой годовщины победы над Германией может показаться вполне разумным в свете событий на украинской границе. Однако при этом не было принято во внимание то, насколько эмоциональной все еще является для русских концепция фашизма. Западные жители в течение многих лет хихикали по поводу шуток из телесериала «Алло, алло» и гусиного шага Джона Клиза (John Cleese), однако фашизм не является предметом юмора в России. Русские спрашивали меня, почему в Литве разрешают проведение маршей в честь пособников нацистов, уничтоживших 200 тысяч евреев? Почему, спрашивают они, Запад принял в Евросоюз и НАТО такие «этнократии» как Эстония и Латвия, в которых радикальной дискриминации подвергаются их русские жители?По данным Левада-Центра, уровень популярности Владимира Путина составляет 62%, и в этих цифрах отражается не только давнее географическое чувство опасности русских и не только их непоколебимая любовь к своей стране. Они отражают уязвленную гордость в связи с явным намерением Запада относиться к России как к врагу. Продолжающиеся западные санкции лишь усилят его популярность. Потому что Путин представляет собой всего лишь симптом нынешнего кризиса. Россия — это больше, чем Путин, намного больше.В субботу на параде в Москве министр обороны Сергей Шойгу перекрестился, проходя через кремлевские Спасские ворота. Этот неожиданный жест взбудоражил российскую блогосферу. Тот факт, что сам Шойгу является буддистом, не имеет значения. Находясь там во главе своего войска, министр обороны возродил старую традицию и сделал то, что делали русские генералы перед сражением. Российские блогеры также указывают на то, что этот жест проводит четкую разделительную линию между их культурой и Западом, «изгнавшим Бога из публичной сферы».Нам следует вновь начать серьезно воспринимать Россию, мы должны вновь включить ее в нашу культуру, а не пытаться в очередной раз ее изолировать. Карл Маркс предупреждал о том, что история повторяется — в первый раз как трагедия, а во второй раз как фарс. Однако нет ничего смешного в нынешней опасной ситуации. Нам следует помнить уроки первой мировой войны и внимательно к ним отнестись, пока еще не поздно.Сьюзан Ричардс (Susan Richards)http://www.theguardian.com/commentisfree/2015/may/14/west-cold-war-russia-west-ukraine - цинкStratfor - Вторая мировая война и истоки американского беспокойстваМы встречаем 70-ю годовщину окончания Второй мировой войны. Эта победа не возвестила о начале всеобщего мира. Скорее, она обозначила новый расклад сил и сложный баланс между ними. Европейские великие державы и империи пришли в упадок, и их заменили Соединенные Штаты и Советский Союз, которые стали исполнять старый танец под звуки новых музыкальных инструментов. Технологии, попутчики геополитики, развивались драматичным образом, и ядерное оружие, спутники и микрочипы — среди бесчисленного количества чудес и ужасов — изменили не только правила войны, но и условия, при которых война становилась возможной. Но одна вещь осталась неизменной: геополитика, технологии и война остались неразлучными товарищами.Легче сказать, что не изменила Вторая мировая война, но также важно и то, что она изменила. Первое, что приходит в голову, это то, каким образом началась Вторая мировая война для трех великих держав — Соединенных Штатов, Советского Союза и Соединенного Королевства. Для всех трех они началась с шока, изменившего их взгляд на мир. Для Соединенных Штатов это был шок Перл Харбора. Для Советского Союза это был шок вторжения Германии в июне 1941 года. Для Соединенного Королевства — это произошло, на самом деле, не в момент начала войны — шок был вызван той скоростью, с которой рухнула Франция.Перл Харбор потрясает умонастроение американцевАмериканские лидеры мало сомневались в том, что война с Японией приближается. У обычных людей были дурные предчувствия, однако они не обладали ясным пониманием своих лидеров. Тем не менее никто не ожидал нападения на Перл Харбор. Для американского общества это было как гром среди ясного неба в сочетании с уничтожением большей части Тихоокеанского флота. Ни лидеры, ни общественность даже близко не ожидали того, что японцы окажутся настолько компетентными.Перл Харбор совпал с еще одним шоком в американской душе — с Великой депрессией. Эти два события имели общие характеристики: во-первых, они, казалось, появились из ниоткуда. Оба они были предсказуемы, и некоторые люди их ожидали, однако для большинства они произошли совершенно неожиданно. Значение этих двух событий состояло в том, что они открыли непредвиденную эпоху сильной боли и страданий.Все это ввело новое измерение в американскую культуру. До этого момента среди американцев существовал глубокий и грубоватый оптимизм. Великая депрессия и Перл Харбор породили иную чувствительность, которая исходила из того, что процветание и безопасность являются иллюзией, за который скрывается бедствие. Существовал страх по поводу того, что все вдруг может пойти не так, ужасно не так, и что люди, которые просто принимали мир и процветание по внешним признакам, были наивными. Эта два шока породили темное чувство, чувство предзнаменования, которое существует в американском обществе и сегодня.Кроме того, Перл Харбор сформировал оборонную политику Соединенных Штатов вокруг концепции, что враг может быть идентифицирован, однако неизвестным остается время и место нанесения им удара. Поэтому катастрофа может произойти в любой момент. Американский подход к холодной войне символизируется горой Шайенн в штате Колорадо. Глубоко внутри нее находится Командование воздушно-космической обороны Североамериканского континента, и само его существование свидетельствует о том, что война может начаться в любой момент и что снижение бдительности может привести к ядерному Перл Харбору. Страх по поводу подобного сценария вместе с недоверием по отношению к коварному и безжалостному врагу определяли холодную войну для американцев.Американцы стали анализировать свое принудительное вступление во Вторую мировую войну и определили то, что они приняли за коренную причину: Мюнхенское соглашение позволило нацистской Германии аннексировать части Чехословакии. Это была отнюдь не только американская идея, однако она способствовала пересмотру стратегии Соединенных Штатов. Если причиной Второй мировой войны была неспособность предпринять упреждающие действия против немцев в 1938 году, то тогда из этого следует, что война в Тихом океане могла бы быть предотвращена более агрессивными действиями на раннем этапе.Действовать с опережением и действовать решительно — таковы основы американской внешней политики и в наше время. Идея относительно того, что отсутствие своевременных и мощных действий привело ко Второй мировой войне, лежит в основе значительной части американского дискурса относительно Ирана и России.Перл Харбор (и крах 1929 года) не только вызвал дурные предзнаменования и сомнения относительно мудрости политического и военного руководства — эти события способствовали замене стратегии мобилизации после начала войны на стратегию постоянной мобилизации. Если война может начаться в любое время и если нужно прежде всего избежать еще одного Мюнхена, то в таком случае существующая масштабная военная структура является необходимой. Кроме того, возглавляемая Соединенными Штатами структура альянса, не существовавшая до Второй мировой войны, является необходимой.Советские стратегические просчетыУ Советского Союза 22 июня 1941 года произошел свой Перл Харбор, когда немцы вторглись на его территорию, несмотря на договор о дружбе, заключенный между ними в 1939 году. Этот договор был заключен по двум причинам: во-первых, русские не смогли добиться того, чтобы британцы или французы подписали антигитлеровский пакт. Во-вторых, договор с Гитлером позволил Советам передвинуть свои границы еще дальше на запад, что произошло без единого выстрела. Это был умный ход, но не тонкий.Советы допустили один просчет: они полагали, что немецкая кампания во Франции станет повторением предыдущей Большой войны. Подобные усилия истощили бы Германию и позволили бы Советам атаковать их в том месте и в то время, которые устраивали бы Москву. Подобная возможность так и не представилась. Напротив, это немцы поставили себя в такое положение, когда они получили возможность атаковать Советский Союз в то время и в том месте, которые их устраивали. Сам момент нападения стал неожиданной составляющей вызова, однако реальная проблема состояла в стратегическом просчете, а не только в провале работы разведки или командования.Советы сделали выбор в пользу динамичной внешней политики, политики смены союзников, которая основывалась на возможностях различных игроков. Один ложный шаг мог привести к катастрофе — нападение в то время, когда Советы еще не восстановились после чисток Иосифа Сталина. Советские вооруженные силы не были готовы к атаке, а их стратегия рухнула вместе с Францией, и поэтому только Германия принимала решение о начале войны.Советы после вторжения в июне 1941 года пришли к выводу о том, что политическая сложность не может служить заменой сильной армии. Соединенные Штаты завершили Вторую мировую войну, будучи убежденными в том, что главной ее причиной был провал Соединенных Штатов. Советы завершили Вторую мировую войну, поверив в то, что их сложные усилия по созданию коалиции и поддержанию баланса сделали их уязвимыми только в результате одного просчета относительно Франции — и этот просчет явился следствием игнорирования общепринятого мнения.Во время холодной войны Советы разработали стратегию, которую лучше всего можно было бы назвать вялой. Сдерживаемые возглавлявшейся Америкой коалицией, Советы отдали предпочтение сателлитам, а не союзникам. Варшавский пакт был не столько альянсом, сколько геополитической реальностью. По большей части он состоял из государств, находившихся под прямым военным, разведывательным и политическим контролем со стороны Советского Союза. Военная ценность этого блока, возможно, была ограниченной, и его пространство для маневра также было ограничено. Тем не менее можно было положиться на советские вооруженные силы, и Варшавский пакт, в отличие от НАТО, являлся географической реальностью, а советские вооруженные силы гарантировали невозможность агрессии со стороны Соединенных Штатов и НАТО.Очевидно, что Советы — как и американцы — сохраняли бдительность относительно ядерного нападения, однако было отмечено, что советская система была значительно менее совершенной, чем американская. Часть существовавшего дисбаланса была связана с технологическими возможностями. Во многом это было вызвано тем, что ядерное нападение не являлось основным опасением Советов, хотя не следует минимизировать этот страх. Основное опасение в Москве вызывала возможность нападения со стороны Запада. Стратегия Советского Союза состояла в том, чтобы разместить свои собственные вооруженные силы как можно дальше на западе.Проанализируйте вышеизложенное и обратите внимание на отличие отношений Советов с Китаем. В идеологическом плане Китай должен был бы стать мощным союзником, однако этот альянс в середине 1950-х годов стал закисать. Советы не были идеологами. Они были геополитиками, и Китай представлял потенциальную угрозу, которую Советы не могли контролировать. Идеология ничего не значила. Китай никогда не стал бы играть ту роль, которую вынуждена были играть Польша. Китайско-российские отношения развалились довольно быстро.Советское общество не культивировало американский страх относительно того, что за ширмой мира и процветания скрываются семена катастрофы. Советские ожидания от жизни были намного более скромными, чем американские, и ожидания того, что государство сможет избежать катастрофы, были ограниченными. Само государство порождало катастрофу. В то же время война показала — почти сразу, — изначальную любовь к стране, скрывавшуюся в течение десятилетий под идеологией интернационализма, и она, эта любовь, спонтанно возродилась. Под коммунистическим рвением, циничным безразличием и страхом перед советской тайной полицией русские обнаружили нечто новое, тогда как американцы обнаружили нечто старое.Падение Франции удивляет БританиюЧто касается британцев, то их просчеты относительно Франции мало что изменили. Они были поражены быстрым развалом Франции, но они, возможно, испытали облегчение по поводу того, что им не придется вновь воевать в окопах во Франции. Падение Франции заставило их полагаться только на две вещи: во-первых, Ламанш, вместе с флотом и Королевскими военно-воздушными силами будут удерживать немцев в невыгодном положении. Во-вторых, со временем Соединенные Штаты будут втянуты в эту войну. Их расчеты оказались верными.Однако Соединенное Королевство не стало главным победителем в войне. Оно не было оккупировано немцами, но оно, по сути, было оккупировано американцами. Это была совершенно иная оккупация, и это была та оккупация, в которой британцы нуждались, однако оккупация Британии иностранными вооруженными силами — независимо от того, насколько это было необходимо и благотворно — положила конец существованию Британской империи и Британии как великой державы. Американцы не захватили Британскую империю. Она была отобрана в результате шокирующего провала французов. На бумаге французы имели блестящую армию, которая во многом превосходила германскую армию. Однако французы развалились в течение нескольких недель. Если суммировать британские чувства, то можно сказать, что после вызывающего поведения последовало опустошение, а затем возмущение.Некоторых из этих чувств сегодня уже нет. Американцы сохраняют свой страх, хотя Вторая мировая война во многих отношениях принесла пользу Соединенным Штатам. Она положила конец Великой депрессии, и в результате — с учетом Закона о трудоустройстве солдат (G.I. Bill), кредитов Министерств по делам ветеранов и системы автомагистралей между штатами — война создала американский профессиональный средний класс, и многие люди получили частные дома, а также дистанцию и пространство с легким доступом. И, тем не менее, страх остается, и не всегда он оказывается приглушенным. Для нынешнего поколения Перл Харбор — это события 11 сентября 2001 года. Страх по поводу того, что безопасность и благосостояние основаны на песке, не является иррациональным.Для русских чувство патриотизма все еще скрывается под цинизмом. Развал Советского Союза и крушение советской сферы влияния не привели к особенно изобретательным стратегическим шагам. Наоборот, ответ российского президента Владимира Путин на события на Украине был столь же вялым, как ответы Сталина или Леонида Брежнева. Не будучи гением в стиле Макиавелли, Путин является наследником немецкой агрессии 22 июня 1941 года. Он добивается того, чтобы стратегические глубины контролировались его собственными солдатами. И его общество сплотилось вокруг него.Что касается британцев, то у них когда-то была империя. Теперь у них есть остров. Будущее покажет, смогут ли они удержать его целиком, если принимать во внимание силу шотландских националистов.Джордж Фридман (George Friedman)https://www.stratfor.com/weekly/world-war-ii-and-origins-american-unease?utm_source=freelist-f&utm_medium=email&utm_term=Gweekly&utm_campaign=20150512&utm_term=Gweekly&utm_content=readmoretext&mc_cid=90c7e6a767&mc_eid=b60025e882 - цинк