• Теги
    • избранные теги
    • Компании24
      • Показать ещё
      Разное15
      • Показать ещё
      Международные организации1
      Страны / Регионы4
      Издания3
      Люди1
      Формат1
05 октября, 12:09

В BHP ожидает более скорого восстановления нефтегазового сектора в сравнении с добычей полезных ископаемых

В BHP Billiton Ltd.  ожидают более скорого восстановления нефтегазового рынка в сравнении с добычей полезных ископаемых, и компания рассматривает сейчас потенциальные объекты для поглощения стоимостью почти $5 млрд. Крупнейшая горнодобывающая компания в мире, которая списала $7.2 млрд. в секторе сланцевой добычи в США в этом году, заявляет, что восстановление цен на нефть и попытки снизить стоимость издержек улучшают инвестиционную привлекательность этого сектора. Совет правления BHP в течение шести месяцев примет решение в отношении инвестиций в нефтегазовый проекты в Мексиканском Заливе. Компания ранее обозначила свою долю в проекте в размере $2.5 млрд. “Дополнительные инвестиции в размере $2.5 млрд. в текущих проектах также рассматриваются сейчас”, - заявил Стив Пастор, руководитель операций в нефтегазовом секторе. BHP обладает нефтегазовыми активами в пяти странах, включая США и Австралию. За последние 15 лет средняя прибыль до вычета процентных платежей, налогов, амортизации, составляла 64% в сравнении с 54% по железной руде, - писали аналитики Macquarie Group Ltd. во вторник. Компания заявила о том, что нашла нефть в глубоководном месторождении Кайкоса, а также планирует бурение около Уайлдлинга в ноябре, что усиливает оптимизм в отношении коммерческого развития этого региона. В то время как американская сырая нефть торгуется на максимумах за три месяца около $50 за баррель, нефть все же весьма далека от уровней $100 в 2011 году, когда BHP делала первые шаги в сланцевой добыче. Компания приобрела активы Chesapeake Energy Corp. примерно на $4.8 млрд., и позже в том году завершила поглощение Petrohawk Energy Corp. на $12.1 млрд. BHP Sees Oil, Gas Markets Rebounding Faster Than Mineral Mining, Bloomberg, Oct 5Источник: FxTeam

15 июля 2015, 17:10

BHP Billiton списывает энергетические активы - economy

Горнодобывающий гигант BHP Billiton объявил о списании 2 млрд. долл. со стоимости своих американских активов. Речь идет прежде всего о газовом месторождении в Техасе; также в сумму входят последствия покупки американской компании Petrohawk Energy в 2011 г. В 2012 BHP уже списал $3.3 млрд, увязав это с падением цен на газ в США. В январе этого года компания заявила о снижении своих операций по добыче сланцевых углеводородов в связи с падением мировых цен на нефть. Вместе с тем, в 2016 финанс… ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: http://ru.euronews.com/2015/07/15/bhp-writes-down-2-bln-on-us-energy-business euronews: самый популярный новостной канал в Европе. Подписывайтесь! http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=euronewsru euronews доступен на 13 языках: https://www.youtube.com/user/euronewsnetwork/channels На русском: Сайт: http://ru.euronews.com Facebook: https://www.facebook.com/euronews Twitter: http://twitter.com/euronewsru Google+: https://plus.google.com/u/0/b/101036888397116664208/100240575545901894719/posts?pageId=101036888397116664208 VKontakte: http://vk.com/ru.euronews

Выбор редакции
08 сентября 2014, 15:30

Drillers Pile Up More Debt Than Oil Hunting for Fortunes in Shale

The third, Petrohawk Energy Corp., discovered the Eagle Ford shale, now the second-most-prolific oil formation in the country. The two plays account for most of Halcon's production.

16 января 2014, 09:06

BHP Billiton и американские сланцы

BHP Billiton планирует развивать добычу сланцевой нефти в США за счет дополнительных инвестиций 11.12.2013 Крупнейшая горнодобывающая компания в мире BHP Billiton планирует нарастить добычу сланцевой нефти до 200 тыс. баррелей в сутки в США через 4 года. Как говорится в сообщении компании, BHP Billiton намерена ежегодно инвестировать в свой нефтегазовый бизнес в США $4 млрд и к 2017 году добиться общего объема добычи на суше в 500 тыс. баррелей нефтяного эквивалента в сутки, что на 70% больше сегодняшнего показателя. «В этом случае ожидается, что добыча на суше США перейдет на самофинансирование в 2016 финансовом году. В 2020 финансовом году показатель по свободному денежному потоку подразделения будет составлять почти $3 млрд. В результате, бизнес компании по добыче углеводородов на суше США вполне может стать еще одним основным генератором притока денежных средств BHP Billiton», - сообщил Тим Катт, глава подразделения BHP Billiton Petroleum and Potash. По данным издания Financial Times, вложения BHP Billiton в добычу нефти и газа значительно больше по сравнению с инвестициями других горнодобывающих компаний. В 2011 году в разработку сланцевых запасов США компания инвестировала $20 млрд. К 2015 году на нефтегазовый бизнес BHP Billiton будет приходиться до одной трети от роста объемов добычи компании. Сейчас BHP Billiton планирует сосредоточиться на освоении углеводородных месторождений в США, Австралии, а также Тринидаде и Тобаго, где компания намерена пробурить первую скважину в 2016 году. Компания BHP Billiton, основанная в 2001 году, специализируется на добыче бокситов, угля, меди, марганца, железной руды, урана, никеля, алмазов, серебра и титаносодержащих минералов. Также осуществляет нефте- и газодобывающую деятельность. - - Petrohawk Energy: новости и годовой отчет 2011 26.08.2011 BHP Billiton завершила сделку по покупке производителя сланцевого газа Petrohawk Energy за $12,1 млрд. Горнорудный гигант BHP Billiton договорился о приобретении за $12,1 миллиарда американской газовой компании Petrohawk Energy Corp, занимающейся перспективным сланцевым газом. Цена представляет собой премию в 65 процентов к последней цене акций Petrohawk. После завершения сделки BHP планирует потратить свыше $40 миллиардов на разработку трех месторождений Petrohawk, расположенных в Техасе и Луизиане, добыча на которых в этом году может составить 158.000 баррелей нефтяного эквивалента в сутки. http://www.rusenergy.com/ru/news/news.php?id=53474 23.04.2012 Крупнейшая в мире горнодобывающая компания BHP Billiton может объявить об убытках по проектам в области добычи сланцевого газа на сумму около $5 млрд. http://lenta.ru/news/2012/04/23/bhp/ По словам аналитика Liberum Capital Ричарда Найтса, 5 млрд долларов убытков означают снижение стоимости сланцевых активов на 25%, и это достаточно оптимистичный вариант, верхняя граница прогноза. Вполне возможно, что оценка стоимости активов BHP в этом сегменте секторе будет сокращена наполовину. http://www.ukrrudprom.ua/news/BHP_Billiton_terpit_ubitki_po_slantsevim_proektam.html

30 октября 2013, 08:29

Ядовитые итоги сланцевой революции

А как всё красиво начиналось! В прошлогоднем послании Конгрессу президент США Барак Обама заявил, что благодаря сланцевой революции Америка обеспечена собственным природным газом на 100 лет. Однако всего через два года грандиозный пузырь сланцевого надувательства грозит лопнуть подобно мыльному. Волонтеры североамериканского офиса Стрингерского Бюро Международных Расследований проехали по нескольким штатам США и своими глазами увидели, как районы добычи сланцевого газа превращаются в очаги экологической катастрофы. Теория большого гидроразрыва Пенсильвания, Луизиана и Техас – сегодня эти три названия олицетворяют в США экологическую катастрофу, ставшую следствием жадности корпораций и беспринципности правительства. В этих штатах сосредоточены крупнейшие разрабатываемые месторождения сланцевого газа, превращающие бескрайние фермерские угодья в зловонную отравленную пустыню. Закачанные в скважины химикаты вместе с добываемым газом попадают в водоносные пласты и делают воду непригодной для использования. Для добычи сланцевого газа используется технология гидроразрыва: в скважину под давлением закачиваются до 20 миллионов литров разрывающей жидкости, которая образует трещины в сланцевой породе. Состав жидкости – коммерческая тайна. Чтобы вы понимали, из чего состоит закачиваемая в землю отрава, мы публикуем официальный документ, который передала нам группа американских экологов. В состав жидкости для гидроразрыва входит более 90 разнообразных химических веществ. При этом экологи подсчитали, что подобные буровые растворы могут содержать до 596 наименований химикатов: ингибиторы коррозии, загустители, кислоты, биоциды, ингибиторы для контроля сланца, гелеобразователи. Назначение некоторых химикатов вызывает настоящую оторопь: соляная кислота помогает растворять минералы; этиленгликоль борется с появлением отложений на стенках труб; легкие фракции нефти используются для минимизации трения; изопропиловый спирт используется для увеличения вязкости жидкости; глютаральдегид борется с коррозией; гуаровая камедь увеличивает вязкость раствора; пероксодисульфат аммония препятствует распаду гуаровой камеди; борная кислота поддерживает вязкость жидкости при высоких температурах; формамид препятствует коррозии; лимонная кислота используется для предотвращения осаждения металла; хлорид калия препятствует прохождению химических реакций между грунтом и жидкостью; карбонат натрия или калия используется для поддержания баланса кислот... А теперь главное: количество просачивающейся в породу ядовитой жидкости может превышать 70% от закачанного объёма… Невеселящий газ «Наша жизнь превратилась в кошмар, - рассказывает Шейла Раселл из Брэдфорд Каунти в Пенсильвании. – Моя семья поселилась в этих местах в 1797 году – в последний год президентства Джорджа Вашингтона. Но после того, как здесь начали добывать сланцевый газ, вся вода в округе превратилась в яд». Экспертиза показала, что из-за утечки газа из неисправных скважин в подземных водах значительно превышен уровень метана и тяжелых металлов. Использовать такую воду для личных и фермерских нужд нельзя. Вскоре после начала добычи вся семья живущей неподалеку Кэрол Френч покрылась ужасающей сыпью. Хуже всего пришлось 24-летней дочери, у которой врачи обнаружили патологию в печени и селезенке. Состояние девушки стало улучшаться только после того, как ее отправили подальше из зараженного штата. «Жить здесь теперь невозможно, - говорит Кэрол. – Придется продать ферму, которая и так уже потеряла 90% своей стоимости». «Нам известны сотни случаев отравления водой, - подтверждает Айрис Мари Блум, директор расположенного в Филадельфии фонда «Защитим нашу воду». - Мы знаем и о том, что пострадавшим угрожают – требуют, чтобы они молчали. Газодобывающие компании рекламируют сланцевый газ как чистое топливо, но на каждом этапе его добычи происходит загрязнение окружающей среды». Ферма, принадлежащая семье Халлович, тоже оказалась в зоне добычи сланцевого газа. Долгое время фермеры пытались бороться с занимающейся здесь разработками компанией Range Resources, так как из-за загрязнения воды и воздуха их дети стали постоянно болеть. В результате компания предложила им компенсацию в размере 750 тысяч долларов для покрытия расходов на переселение с загрязненного участка, однако взамен Халловичи должны были дать обязательство не разглашать любую информацию, касающуюся последствий добычи газа. В той же Пенсильвании в 2012 году был принят закон, согласно которому компании обязаны сообщать медикам, какие химикаты входят в состав жидкостей, применяемых при добыче сланцевого газа. Однако доктора не имеют права разглашать эту информацию даже пациентам, чьи заболевания могут быть вызваны химикатами. Ужасающее экологическое состояние территорий вокруг месторождений подтверждает и профессор Роберт Джексон из университета Дьюка. Летом этого года ученые проанализировали 141 образец питьевой воды из частных колодцев на северо-востоке Пенсильвании вблизи зон добычи сланцевого газа. «Результаты шокируют – концентрация метана превышена в среднем в 6 раз, а этана - в 23 раза! Это вызвано техническими ошибками при проектировании и строительстве скважин», - резюмирует Джексон. Неудивительно, что в окрестных фермерских хозяйствах появилась новая забава - поджигать воду, текущую из крана. А тот, кто пытается пробурить скважину для питьевой воды, рискует нарваться на метан, ищущий после гидроразрыва выход на поверхность. Это и произошло с фермером в Пенсильвании, который решил заняться гидроработами на собственном участке. Фонтан метана бил три дня, по подсчетам специалистов в атмосферу ушло 84 тысячи кубометров газа. Более того, согласно докладу Центра изучения Земли Колумбийского университета, технология гидравлического разрыва пластов может провоцировать… землетрясения. Исследование проводилось в штате Огайо на одном из мест добычи. За время наблюдений с января 2011 по февраль 2012 было зафиксировано 109 толчков, сила самого крупного из которых составила 3,9 балла. Так что в довершение всех бед те, кому повезло жить в районе добычи сланцевого газа, рискуют в прямом смысле провалиться сквозь землю. Есть ложь, и есть статистика Так почему же Барак Обама так равнодушно взирает на протесты экологов и ученых? Почему, несмотря на трагедии тысяч граждан, чьи дома оказались в районах добычи сланцевого газа, по-прежнему обещает наступление сланцевого рая? Ответ традиционный – политика. Еще с нефтяного кризиса 70-х годов в американцах остались панический страх перед зависимостью от импорта углеводородов и постоянное ожидание резкого взлета цен на энергоносители. Неудивительно, что концепция энергетической безопасности страны стала любимым коньком всех президентов, начиная с Ричарда Никсона. А теперь вспомните, в какой момент Обама сделал судьбоносное заявление о ста годах газового рая? Правильно, во время своей второй президентской гонки. Грех было не использовать козырной туз, который сам идет тебе в руки, а дальше – хоть трава не расти (и в данном случае не в переносном смысле). В результате в США и во всем мире развернута грандиозная PR-кампания, что благодаря добыче сланцевого газа Америка претендует на роль лидера в энергетической отрасли. Американские компании, добывающие сланцевый газ, ставятся на один уровень с традиционными газовыми лидерами, такими как российский «Газпром» и норвежская Statoil. Как о свершившемся факте говорится, что экономика США перестала быть зависимой от поставок нефти из политически нестабильных стран Ближнего Востока и Африки. Знаменитый американский эксперт Дэниел Ергин из Ассоциации энергетических исследований при Кембриджском университете на слушаниях в Конгрессе объявил о геополитическом влиянии сланцев: «Расширение экспорта энергоносителей еще больше увеличит мировое влияние США... Объем добычи сланцевого газа, десятилетие назад составлявший всего 2% от общей добычи в стране, вырос до 37%, а цены значительно снизились». В докладе «Энергетический прогноз до 2030 года» ему вторит и генеральный директор BP Боб Дадли: «Рост добычи сланцевых нефти и газа, наряду с развитием альтернативных источников энергии, сделает страны западного мира практически самодостаточными в сфере энергетики». Однако стоит копнуть чуть глубже этих бравурных заявлений, и вскрывается чудовищная ложь, основанная на циничных манипуляциях статистикой. Ведущий американский специалист по оценке сланцевых месторождений Артур Берман считает, что произошло преднамеренное искажение данных – политики просто скрыли принципиальную разницу между тем, что в нефтегазовой отрасли принято называть ресурсами и резервами. Если говорить вкратце, в оценках американского Комитета по запасам газа существует три категории технически извлекаемых ресурсов: вероятные, возможные и спекулятивные. Обама и его советники взяли, естественно, самую большую цифру (спекулятивную), разделили на среднегодовое потребление и получили «хороший» результат – 90-100 лет газового рая. Вот только президент США забыл сказать о самой малости: большая часть «спекулятивных» ресурсов технически недоступна для добычи. Иными словами, их извлечение из недр будет стоить настолько баснословно дорого, что проще топить электростанции прямо долларами. Если же брать объемы запасов, которые можно извлечь по приемлемой цене, то при нынешних объемах потребления у США будет… одиннадцать «райских» лет. А если потребление газа возрастет, этот запас будет исчерпан гораздо раньше. Политические технологии Еще один вопрос, неизбежно возникающий у исследователя темы: почему сланцевая революция пришлась на 2000-е годы, хотя первая коммерческая скважина в сланцевых пластах была пробурена еще в 19 веке, а технология гидроразрыва разработана компанией Halliburton в 1940-х? Наверное, в 21 веке произошел технологический прорыв? Ничуть не бывало. Технология, которая из-за катастрофических побочных эффектов полвека пролежала на полке и которую зеленые окрестили экологическим терроризмом, практически не изменилась. Зато под влиянием тогдашнего вице-президента США (а до того исполнительного директора и председателя совета директоров компании Halliburton) Дика Чейни отношение к ней изменили американские законодатели. В 2005 году Конгресс США просто-напросто вывел технологию гидроразрыва из-под надзора Агентства по охране окружающей среды и, соответственно, из-под действия Закона о безопасности питьевой воды. Иными словами конгрессмены, находясь в трезвом уме и твердой памяти, официально разрешили газопромышленникам закачивать под землю ядовитые химикаты без оглядки на природоохранные органы. Эта экологическая индульгенция и спровоцировала сланцевый бум. Однако в последние пару лет об успехах в добыче нетрадиционных нефти и газа рапортуют все реже. Во-первых, схватились за голову как многочисленные организации зеленых, так и простые американцы, обнаружившие себя в центре экологической катастрофы. А во-вторых, разрекламированная на государственном уровне технология не только превращает окрестные земли в ядовитые пустоши, но и не оправдывается с экономической точки зрения. Вас не удивляет, почему американское финансово-промышленное лобби, еще в начале 20-го века создавшее инструменты для уменьшения объемов добычи и предотвращения снижения цен (от которого страдают сами газодобытчики), допустило падение цен на газ ниже 5 USD за тысячу кубических футов, то есть ниже себестоимости? Технология подвела. Дело в том, что после закачки в скважину водно-химической смеси вырвавшийся из трещин породы газ нужно очень быстро выкачать, пока он не растворился в оставшихся пустотах. В течение года уровень добычи из скважины падает до 70–75%, так что для поддержания объемов нефтегазовым компаниям постоянно приходится бурить новые скважины и закачивать в них новые тонны химикатов, отравляющих землю и воду. По оценке американского эксперта в области нефте- и газодобычи Дэвида Хьюза, для поддержания существующего объема производства компаниям ежегодно придется бурить по 7 тысяч скважин, что обойдется им в 42 миллиарда USD. При этом стоимость всего сланцевого газа, добытого в США за прошлый год, составила 32,5 миллиарда USD. «Так что риторика об энергетической независимости США при современном технологическом состоянии – просто чушь собачья», - комментирует Хьюз. Газовая пирамида После этого уже не приходится удивляться, что, начиная с лета прошлого года, производители в массовом порядке стали избавляться от своих сланцевых активов. BP объявила о списаниях на 4,8 миллиарда USD, британская BG Group списала 1,3 миллиарда сланцевых капиталовложений, канадская EnCana потеряла 1,7 миллиарда USD и уведомила акционеров, что эта сумма вырастет, если цены на газ не вернутся на «приемлемый» уровень. Royal Dutch Shell объявила о продаже участков в Техасе, Канзасе и Колорадо, в том числе, крупнейшего месторождения «Игл Форд». Компания признала, что 192 скважины «не в состоянии выйти на запланированный объем добычи», заявила о списании 2,1 миллиарда USD и начала стратегическую переоценку инвестиций в сланцевые месторождения в США. Австралийская BHP Billiton включилась в сланцевую гонку только в 2011 году с приобретением за 15,1 миллиарда USD техасской компании Petrohawk Energy, а уже через год вынуждена была заявить об обесценивании американских сланцевых активов. Но в самой плачевной ситуации оказался бывший локомотив сланцевой революции Chesapeake Energy из Оклахомы. Чтобы избежать банкротства, компании пришлось устроить распродажу почти на 7 миллиардов USD и одновременно вложиться в бурение новых скважин для притока средств на обслуживание кредитов на 13 миллиардов USD. То есть компания, не скрываясь, работает по классической схеме финансовой пирамиды. Более того, с каждым днем становится все очевидней, что на этой же мошеннической схеме построена вся сланцевая революция, разрекламированная банками с Уолл-стрит и поддержанная Белым домом. Ради извлечения сиюминутной прибыли (финансовой, политической или и той, и другой одновременно) американский истеблишмент на наших глазах проворачивает крупнейшую аферу столетия, которая может спровоцировать новый глобальный экономический коллапс. Ведь если газодобывающие гиганты уже фактически признали «переоцененность» сланцевого газа и постепенно выходят из американских проектов, то финансистам с Уолл-стрит отступать некуда. С помощью многочисленных аналитиков они продолжают надувать сланцевый пузырь, вовлекая в него новые компании и страны. Так что, когда пирамида рухнет, первые останутся с прибылью, а последние – без вложенных денег и с экологической катастрофой. «Добыча сланцевого газа распространяется по всему миру, - говорит эколог Кевин Хитли. - Сюда, в Пенсильванию приезжают для обмена опытом из Европы, Азии и даже Южной Африки. Им рассказывают про огромные прибыли, но никогда не показывают тысячи и тысячи акров зараженных территорий с отравленными водой и воздухом. На полное восстановление этих земель потребуется 100-150 лет, то есть этот район потерян для нескольких поколений американцев. А кому нужен этот газ, если после его добычи жить здесь становится невозможно?»

26 мая 2013, 08:00

eia.gov: Foreign investors play large role in U.S. shale industry

Note: Graph does not include the proposed Sinochem joint venture, as it is still subject to U.S. government approval. Investment dollars refer to aggregate expenditures over the term of the entire agreement. Dollar figures are reported for the year the deal was executed. Map of Wolfcamp play represents approximate basin location.In early 2013, Sinochem, a Chinese company, entered into a $1.7 billion joint venture with Pioneer Natural Resources to acquire a stake in the Wolfcamp Shale play in West Texas. This investment highlights a renewed trend toward foreign joint ventures. Since 2008, foreign companies have entered into 21 joint ventures with U.S. acreage holders and operators, investing more than $26 billion in tight oil and shale gas plays.Investment in shale plays in the United States totaled $133.7 billion between 2008 and 2012, as part of 73 deals. Joint ventures by foreign companies accounted for 20% of these investments. The rest of the investments were either part of outright acquisitions—such as the Australian BHP Billiton oil company's acquisition of Petrohawk Energy Corp.—or were joint ventures among American companies (such as Hess and Noble Energy with Consol Energy) and financial institutions.Most of the foreign investment in these joint ventures involved buying a percentage of the host company's shale play acreages through an upfront cash payment with a commitment to cover a portion of the drilling cost. Foreign investors in joint ventures pay upfront cash and commit to cover the cost of drilling extra wells within an agreed-upon time frame, usually between 2 to 10 years. Both U.S. and foreign companies benefit from these deals. U.S. operators get financial support, while foreign companies gain experience in horizontal drilling and hydraulic fracturing that may be transferable to other regions. Plus, foreign companies can operate in a stable market with a sound legal system and low political risk. In addition, exploration and development opportunities are decreasing in much of the rest of the world. While foreign companies may pay sizable initial costs through joint ventures, these deals can be considered a cost of entry to the development of hydrocarbons through the latest technology.Most of the recent joint venture deals with foreign companies shifted from the dry natural gas plays to more liquids-rich areas such as the Eagle Ford, Utica, and Wolfcamp—a trend similar to domestic operations. All shale plays contain some liquids, but those with a higher liquid-to-gas ratio are more attractive because of the higher value of hydrocarbons that have crude oil and petroleum liquids in addition to natural gas.http://www.eia.gov/todayinenergy/detail.cfm?id=10711

Выбор редакции
02 мая 2013, 18:01

Petrohawk Energy Earnings: Here’s Why Investors are Not Happy Now

Here's your Cheat Sheet to earnings...

Выбор редакции
02 мая 2013, 15:10

Petrohawk Energy Earnings Preview: Get Ahead of the Analysts

Here's your Cheat Sheet to earnings...

23 марта 2013, 18:48

Пузырь сланцевого газа в США лопнул

Пузырь сланцевого газа в США лопнул Уильям Энгдаль Пока почти весь мир смотрит со смесью зависти и волнения на недавно начавшийся в США бум добычи нетрадиционного газа из сланцевых пород, когда страны от Китая до Польши, Франции и Великобритании начинают запускать свои собственные проекты добычи нетрадиционного сланцевого газа, надеясь, что они станут панацеей от их энергетических бед, становится понятно, что бум сланцевого газа в США является гигантским мошенническим пузырем, который уже начинает сдуваться. Лови момент! Часть I: Америка — Новая Саудовская Аравия? Если поверить современным сообщениям СМИ, доносящимся из Вашингтона и американской нефтяной и газовой промышленности, Соединенные Штаты вот-вот станут "новой Саудовской Аравией". Нам говорят, что США внезапно волшебным образом оказались на пути к собственной энергетической независимости. Экономика США теперь больше не будет зависеть от высокорисковых поставок нефти или газа из политически нестабильных стран Ближнего Востока или Африки. Советник по вопросам энергетики Белого дома Хизер Зичал (Heather Zichal) даже сместила свое внимание с системы квот и торговли квотами на выбросы вредных веществ в атмосферу на поощрение Американской "сланцевой революции". (i) В январе 2012 года в своем ежегодном послании Конгрессу о положении дел в стране президент Обама заявил, что во многом благодаря "сланцевой революции", "у нас есть собственный природный газ, который может обеспечить Америку на 100 лет". (ii) Известные эксперты в области энергетики, такие как Дэниел Ергин (Daniel Yergin) из Ассоциации энергетических исследований при Кембриджском университете, на недавних слушаниях в Конгрессе пел дифирамбы предполагаемой выгоде развития американских месторождений сланцевых нефти и газа: "США находятся в самом разгаре "революционных событий в области добычи нефти и газа", что (и это становится все более очевидным) выходит за пределы просто энергетики". Он не стал объяснять значение выражения – "выходит за пределы просто энергетики". Зато, он также утверждал, что "эта индустрия дает 1,7 миллиона рабочих мест — значительное достижение, учитывая относительную новизну технологии. И это количество может вырасти до 3 миллионов к 2020 году". (iii) Очень внушительные цифры. Г-н Ергин предрек и основные геополитические последствия развития американской индустрии сланцевых нефти и газа, сказав, что "расширение экспорта американских энергоносителей добавит дополнительное измерение к мировому влиянию США... Объем добычи сланцевого газа, составлявший десять лет назад всего два процента от общей добычи в стране, вырос до 37 процентов, а цены резко снизились. Добыча нефти в США, продолжавшая долгое время снижаться, резко возросла (примерно на 38 процентов) с 2008 года. Только рост ее добычи с 2008 года эквивалентен общему объему добычи Нигерии, седьмой по величине стране-производителе в ОПЕК... Люди говорят о потенциальном геополитическом влиянии сланцевого газа и тяжелой нефти. Мы уже видим это влияние...". (iv) В опубликованном в 2012 году докладе "Энергетический прогноз до 2030 года" генеральный директор BP Боб Дадли (Bob Dudley) озвучил похожие оптимистичные прогнозы, что добыча сланцевых нефти и газа сделает Северную Америку энергетически независимой от Ближнего Востока. BP предсказывает, что к 2030 году рост добычи сланцевых нефти и газа "наряду с другими источниками топлива" сделает страны Западного мира практически самодостаточными в сфере энергетики. Наряду с другими значительными геополитическими последствиями большая часть мира, включая Северную и Южную Америки, станет независима от нефти, импортируемой из потенциально нестабильных стран Ближнего Востока и других мест, сказано в докладе BP. (v) Во всех предсказаниях о Соединенных Штатах, как об обновленной энергетической сверхдержаве, наводняющей мир своей сланцевой нефтью и газом, неверна только одна вещь. Они основаны на пузыре, на обычном обмане махинаторов с Уолл-стрит. На самом деле, становится все более очевидным, что сланцевая революция является краткой вспышкой в энергетике, новой мошеннической пирамидой, тщательно выстроенной с помощью тех же банков Уолл-стрит и "рыночных аналитиков", многие из которых участвовали в раздутии в США пузыря "dot.com" в 2000 году и, что более эффектно, пузыря секьюритизации недвижимости США в 2002-2007 годах. (vi) Внимательно присмотритесь к реальным результатам этой революции и реальным затратам на нее, все это очень поучительно. Часть II: Лазейки Halliburton Одной из причин, по которым мы мало слышим об ухудшении ситуации со сланцевой нефтью и газом, является то, что этот бум случился буквально вчера. Ведь пиковые значения добычи были достигнуты только в 2009-2010 годах. Долгосрочные данные по значительному числу сланцевых скважин появляются только в последнее время. Еще одной причиной являются огромные корыстные интересы Уолл-стрит и нефтяной промышленности, которые пытаются сделать все возможное, чтобы сохранить миф о сланцевой революции. Но несмотря на все их усилия появляющаяся правдивая информация (в основном в профессиональных обзорах этой отрасли промышленности) вызывает тревогу. Сланцевый газ совсем недавно появился на рынке США, благодаря использованию комбинированных методик, одним из разработчиков которой среди прочих была бывшая компания Дика Чейни — Halliburton Inc. Несколько лет назад Halliburton совместила новые методы горизонтального бурения с закачиванием химических веществ в скважину для проведения так называемого "гидроразрыва" сланцевой породы, которая часто содержит в своих пустотах какое-то количество природного газа. До недавнего времени добыча сланцевого газа считалась экономически невыгодной. Из-за методики извлечения сланцевый газ считается нетрадиционным, и его добыча сильно отличается от обычного газа. Служба энергетической информации энергетического Департамента США дает следующее определение обычным нефти и газу: "Добывается из скважины, пробуренной в геологической формации, гидродинамическая характеристика которой позволяет нефти и природному газу самостоятельно поступать в ствол скважины". Нетрадиционные способы добычи углеводородов не отвечают этим критериям либо потому, что уровень пористости и проницаемости геологической формации очень низок, либо в случае, если жидкие углеводороды имеют плотность сопоставимую или даже превышающую плотность воды и поэтому не могут добываться, транспортироваться и перерабатываться обычными способами. В этом случае нетрадиционные нефть и газ, по определению, являются более дорогостоящими и трудными для извлечения по сравнению с обычными. И только по этой причине они стали привлекательны, как только в начале 2008 года цены на нефть взлетели выше $ 100 за баррель и до сих пор остаются примерно на том же уровне. Для извлечения нетрадиционного сланцевого газа, используется способ "гидроразрыва" (ГРП). Для этого в скважину под достаточным давлением закачивается разрывающая жидкость, которая образует трещины в сланцевой породе. Жидкость для гидроразрыва (состав которой, как правило, является секретом компании и которая чрезвычайно токсична) продолжает расширяться, увеличивая трещины. После этого главная задача — предотвратить закрытие трещин, которое прекратит выход газа или нефти в скважину. Поскольку для типичного случая ГРП счет идет на миллионы галлонов закачиваемой под землю воды (смешанной с токсичными химикатами), происходят случаи утечки разрывающей жидкости в окружающие породы. При недостаточном контроле количество просачивающейся жидкости может превышать 70% от закачанного объема. В свою очередь, это может нанести ущерб скелету материнской горной породы, отрицательно повлиять на проникновение пластовой жидкости или на геометрию трещин после гидроразрыва и тем самым снизить эффективность добычи. (vii) Гидравлический разрыв пласта в последнее время стал наиболее предпочтительным методом извлечения нетрадиционных ресурсов нефти и газа в США. Некоторые специалисты считают, что в будущем на ГРП в Северной Америке будет приходиться почти 70% добычи природного газа. Почему бум добычи сланцевой нефти и газа произошел только сейчас? Спасибо за это нужно сказать тогдашнему вице-президенту Дику Чейни сотоварищи. Истинной причиной недавнего бума ГРП в Соединенных Штатах, было принятие в 2005 году Конгрессом США закона, выводящего процесс ГРП (удивительно звучит, правда?) из-под надзора Агентства охраны окружающей среды США (EPA), осуществляемого в рамках Закона о безопасности питьевой воды. Нефтяная и газовая промышленность является единственным видом промышленности Америки, которой EPA разрешает закачивать под землю гарантировано опасные материалы (без проверки) непосредственно вблизи подземных запасов питьевой воды. (viii) Закон 2005 года известен как "лазейка Halliburton" и был массировано пролоббирован компанией, производящей львиную долю химических жидкостей для ГРП, бывшей компанией Дика Чейни – Halliburton. Став в начале 2001 года вице-президентом при Джордже Буше-младшем, Чейни немедленно получил широчайшие полномочия в Энергетической оперативной рабочей группе для разработки основной Энергетической национальной стратегии. Как позже выяснилось из документов, помимо определения иракского нефтяного потенциала Чейни при помощи оперативной рабочей группы использовал значительную политическую силу и промышленное лобби, чтобы вывести нефтегазовую промышленность из-под закона о питьевой воде. (ix) Во время нахождения на посту вице-президента Чейни сделал все, чтобы EPA дала "зеленый свет" значительному увеличению числа сланцевых газовых скважин в США. В 2004 году EPA опубликовало исследование экологических последствий ГРП. Это исследование было названо "научно несостоятельным" забившим тревогу Вестоном Уилсоном (Weston Wilson). В декабре 2005 года генеральный инспектор по охране окружающей среды EPA Ники Тинсли (Nikki Tinsley) предоставил достаточно доказательств о возможных манипуляциях с этим исследованием EPA, чтобы инициировать рассмотрение претензий Уилсона. Нефтегазовый надзорный проект (Oil and Gas Accountability Project) провел обзор исследований EPA, в котором показал, что из ранних вариантов исследования EPA удалило материалы, в которых говорилось, что нерегулируемое использование ГРП представляет угрозу для здоровья человека и что агентство не включило в финальный отчет информацию о том, что "разрывающая жидкость может представлять угрозу чистоте питьевой воды еще долгое время после окончания бурения". (х) Под влиянием политического давления отчет был проигнорирован. ГРП стал использоваться полным ходом. © n/a Fracking toxic waste Рис. 1. Эта схема показывает, как метан и разрывающая жидкость загрязняют питьевую воду, в результате того, что трещины гидроразрыва проникают в грунтовые воды. Лазейка Halliburton – это не мелочь. В процессе ГРП для добычи газа используются ошеломляющие объемы воды и токсичнейшие химические вещества. Вода является основным ингредиентом, необходимым для ГРП. При среднем ГРП используется порядка 1,2 — 3,5 млн. американских галлонов (4,5 – 13 миллионов литров) воды на одну скважину. Для более грандиозных проектов может быть использовано до 5 млн. американских галлонов (19 млн. литров) воды. Процесс ГРП может производиться несколько раз для одной скважины. В среднем, за время работы одной скважины в нее может быть закачано от 3 до 8 миллионов американских галлонов воды. (xi) Фермерские области Пенсильвании и других штатов, в которых широко распространена технология ГРП, сообщают, что их водные источники стали настолько токсичны, что вода непригодна для питья. В некоторых случаях газ проникает в жилые дома через обычный водопроводный кран. Во время шума вокруг аварии и разлива нефти на нефтедобывающей платформе Deepwater Horizon в Мексиканском заливе администрация Обамы и Министерство энергетики сформировали консультативную комиссию по сланцевому газу, якобы, для проверки растущей экологической опасности из-за способов добычи сланцевого газа. Их отчет был выпущен в ноябре 2011 года. О нем можно сказать в двух словах: сокрытие опасностей и выпячивание выгод от добычи газа. Комиссию возглавил бывший директор ЦРУ Джон М. Дейч (John M. Deutch). Дейч является заинтересованным лицом. Он входит в совет директоров газовой компании по производству СПГ – Cheniere Energy. Проект Cheniere Energy под названием "Sabine Pass" является одним из двух текущих проектов в США по созданию СПГ терминала для экспорта сланцевого газа из США на иностранные рынки. (xii) Дейч также входит в совет директоров Citigroup, одного из наиболее активных и крупнейших банков мира, работающих в энергетике и связанного с семьей Рокфеллеров. Он также входит в совет директоров компании Schlumberger, которая наряду с Halliburton является одной из ведущих компаний, производящих ГРП. Вообще, шесть из семи членов комиссии были связаны с энергетической отраслью, в том числе соратник Дейча и горячий сторонник технологии ГРП Дэниэл Ергин, являющийся, кроме того, членом Национального совета нефтяной промышленности. Неудивительно, что отчет Дейча назвал сланцевый газ "лучшей новостью в сфере энергетики за последние 50 лет". Дейч, кроме того, добавил: "В долгосрочной перспективе он имеет потенциал для замещения жидкого топлива в Соединенных Штатах". (xiii) Часть III: Сланцевый газ – гонка на время Поскольку регуляторы дали полную свободу, а администрация Обамы — поддержку, американская нефтегазовая промышленность включила полную мощность в добыче сланцевого газа, чтобы, пользуясь высокими ценами на нефть и природный газ, быстренько заработать миллиарды. По официальным данным Министерства энергетики США добыча сланцевого газа выросла с немногим менее 2 миллионов тыс. куб. футов в 2007 году до 8.500.000 тыс. куб. футов к 2011 году. Это четырехкратное увеличение объема составляет почти 40% от общей добычи сухого природного газа в США в том году. А в 2002 году сланцевый газ составлял всего лишь 3% от общего объема добычи газа. (xiv) Рис. 2. Здесь мы видим парадокс американской "сланцевой революции". Со времен "нефтяных войн", происходивших более века назад, были разработаны различные отраслевые программы, предотвращающие обвал цен на нефть и газ из-за их перепроизводства. В 30-х годах было открыто огромное месторождение "Восточный Техас", и произошел обвал цен на нефть. Штат Техас, где Железнодорожной комиссии (TRC) были даны распорядительные полномочия не только над железной дорогой, но и над добычей нефти и газа (а это был самый важный нефтепроизводящий регион), был призван стать третейским судьей в нефтяных войнах. Ситуация привела к выработке ежедневных квот на производство нефти. Эта система была настолько успешна, что позднее ОПЕК при разработке своих правил основывалась на опыте TRC. Сегодня, когда Федеральное регулирование нефтяной и газовой промышленности отсутствует, каждый производитель сланцевого газа (ВР, Chesapeake Energy, Anadarko Petroleum, Chevron, EnCana и другие) мчится на полной скорости, чтобы извлечь максимальное количество газа из своих месторождений. Причина такой спешки красноречива. Месторождение сланцевого газа, в отличие от обычного, исчерпывается гораздо быстрее в силу конкретных геологических причин. Газ рассеивается и его извлечение становится невозможным без бурения новых дорогостоящих скважин. Появление на рынке огромного объема сланцевого газа стало разрушительным. Цены на него рухнули. В 2005 году, когда Чейни вывел нефтегазовую промышленность из-под контроля EPA и начался газовый бум, цена на газ на узле "Henry Hub" в Луизиане, на пересечении девяти межгосударственных газопроводов, составляла $ 14 за тысячу кубических футов. К февралю 2011 года она рухнула до $ 3,88. На сегодняшний день цены колеблются около $ 3,50 за тысячу кубических футов. (xv) В своем докладе Артур Берман (Arthur Berman), опытнейший геолог нефтяной отрасли, специализирующийся на оценке скважин, используя данные по добыче сланцевого газа на основных месторождениях США со времени начала бума, пришел к отрезвляющим выводам. Его результаты показывают, что мы являемся свидетелями новой "схемы Понци", которая в течение следующих нескольких месяцев или, в лучшем случае, в ближайшие два-три года может оглушительно лопнуть. Сланцевый газ — это все, что угодно, только не "энергетическая революция", которая обеспечит потребителей в США или всем мире газом на 100 лет, как сказали президенту Обаме. Берман писал уже в 2011 году: "Факты показывают, что большинство скважин не являются коммерческими при текущих ценах на газ и требуют цен, по крайней мере, в диапазоне от $ 8,00 до $ 9.00 за тысячу кубических футов, чтобы выйти на уровень безубыточности в полном цикле, и $ 5,00 до $ 6.00 за тысячу кубических футов в неполном цикле. В течение следующих 18 месяцев мы прогнозируем цены ($ 4.00-4.55 за тысячу кубических футов среднем в 2012 г) ниже $ 8.00. Поэтому, возможно, что некоторые производители не смогут поддерживать нынешний уровень бурения из-за движения денежных потоков, совместных предприятий, продажи активов и фондовых предложений". (xvi) Берман продолжает: "Падение цен показывает, что снижение бурения любым из крупнейших производителей сланцевого газа будет связываться с ненадежностью поставок. Это особенно верно в случае Haynesville. Сланец выгоден там, где начальные цены примерно в три раза выше, чем, например, в Barnett или Fayetteville. Спекулятивные цены в Haynesville уже падают поскольку операторы сдвинули свое внимание на более ликвидные цели, которые имеют еще более низкие тарифы на газ. Это может порождать сомнения в парадигме дешевых и обильных поставок сланцевого газа и окажет каскадный эффект на доверие и доступность капитала". (xvii) Рис.3. Берман и другие также пришли к выводу, что ключевые игроки газовой промышленности и их банкиры с Уолл-стрит, стоящие за сланцевым бумом, грубо завышали объемы извлекаемых запасов сланцевого газа и, следовательно, ожидаемую продолжительность поставок. Он отмечает, что "резервы и экономика зависят от расчётных конечных извлекаемых запасов (EUR) на основе гиперболического или все более и более выравнивающегося падения профилей, что предсказывает десятилетия промышленного производства. С помощью всего нескольких лет истории производства в большинстве из этих сланцевых мемторождениях, эта модель не выглядит правильной и может оказаться чрезмерно оптимистичной.... Наш анализ тенденции истощения скважин сланцевого газа показывает, что расчётные конечные извлекаемые запасы на скважину составляют примерно половину значений, обычно представляемых операторами. (xviii) Короче говоря, производители газа создали иллюзию, что их нетрадиционного и более дорогостоящего сланцевого газа хватит на протяжении десятилетий. На основе своего анализа фактических данных из основных сланцевых регионов в США, Берман заключает, однако, что снижение объемов производства скважин сланцевого газа идет в геометрической прогрессии и склонно истощаться гораздо быстрее, чем их раскрутка на рынке. Может быть в этом причина, что производители сланцевого газа в США, набравшие активов на миллиарды долларов в надежде на рост цен, в последнее время отчаянно пытаются продать свои права на сланец наивным иностранным или другим инвесторам? Берман делает вывод: “Три десятилетия добычи природного газа из плотных песчаников и угольного метана показывают, что прибыль маргинальна в низкопроницаемых коллекторах. Сланцевые хранилища имеют проницаемость на порядки величины ниже, чем проницаемость пласта плотного песчаника и метановых угольных пластов. Так почему же умные аналитики слепо принимают, что коммерческие результаты в сланцевых месторождениях должны отличаться? Ответ прост — высокая начальная цена производства. К сожалению, эти высокие начальные тарифы компенсируются коротким сроком службы скважины и дополнительными расходами, связанными с рестимуляцией сважины. Те, кто ожидают, что долгосрочная себестоимость сланцевого газа будет меньше, чем других нетрадиционных газовых ресурсов, будут разочарованы... истинная структурная себустоимость добычи сланцевого газа выше, чем могут поддерживать нынешние цены ($ 4.15 за тысячу кубических футов — средняя цена за год, закончившийся 30 июля 2011 года), а также реальные запасы составляют около половины объема, заявленного операторами". (xix) В этом и заключается объяснение того, почему видавшая виды нефтяная промышленность в США отчаянно давит на газ, сеет семена собственного банкротства в в этой игре с большими ставками, она мчится, чтобы сбросить все более убыточные сланцевые активы, пока пузырь еще не лопнул. Финансовые покровители с Уолл-стрит тоже в этой Понци-игре, они ставят миллиарды на карту, так же как в в недавнем мошенничестве секьюритизации недвижимости. Часть IV: Сто лет газа? Так откуда же тогда кто-то получил число, которое было сказано президенту США: что Америку ждет 100 лет поставок газа? Вот где ложь, проклятая ложь и статистика играет решающую роль. У США не будет 100 лет поставок природного газа из сланцев или нетрадиционных источников. Это число произошло из преднамеренного искажения кем-то принципиальной разницы между тем, что в нефтяной и газовой отрасли называют ресурсы, и тем, что называют резервами. Газовые или нефтяные ресурсы представляют собой совокупность газа или нефти, первоначально существующу. на поверхности или внутри земной коры в естественных скоплениях, в том числе уже открытых и еще не открытых, извлекаемые и не извлекаемые. Это общая оценка, независимо от того, являются ли эти газ или нефть коммерчески извлекаемыми. И это — наименее интересное число для извлечения. С другой стороны, "извлекаемые" нефть или газ относятся к прогнозируемому объему коммерчески извлекаемыми с конкретными технически возможно восстановление проекта, план бурения, Fracking программы и тому подобное. Промышленность делит ресурсы на три категории: резервы, которые обнаружены и коммерчески извлекаемы; условные ресурсы, которые обнаружены и потенциально извлекаемы, но полупромыленные или не имеющие экономического значения при текущей рентабельности; перспективные ресурсы, которые еще неоткрыты и только потенциально извлекаемы. (xx) Комитет по запасам газа (PGC), стандарт для оценки газовых ресурсов в США, использует три категории технически извлекаемых газовых ресурсов, в том числе сланцевого газа: вероятные, возможные и спекулятивные. После тщательного изучения цифр становится ясно, что президент, его советники и другие взяли последнюю общую цифру PGC о всех трех категориях, или 2170 триллионов кубических футов газа, вероятные, возможные и чисто спекулятивное, и разделили ее на годовое потребление в 2010 году в 24 триллионов кубических футов. И получить число между 90 и 100 лет газового рая. Удобно осталось недосказанным, что большая часть этого общего ресурса находится в месторождениях, которые слишком малы, чтобы производиться по любой цене, недоступна для бурения или слишком глубоко, чтобы его извлечение было рентабельно. (xxi) Артур Берман в другом анализе указывает, что если мы будем использовать более консервативные и реалистичные предположения, как это делает в своей детальной оценке PGC, более актуальной является цифра 550 триллионов кубических футов газа. В свою очередь, если мы оцениваем, столь же консервативно и реалистично основано на опыте, что только около половины этого ресурса фактически станет резервом (225 триллионов кубических футов), то у США есть всего лишь около 11,5 лет потенциальных будущих поставок газа при нынешних темпах потребления. Если мы включим сюда еще доказанные запасы в 273 триллионов кубических футов, то есть дополнительные 11,5 лет бесперебойных поставок, т.е. в общей сложности почти 23 года. Стоит отметить, что доказанные запасы включают в себя доказанные неосвоенные запасы, которые могут или не могут быть извлечены в зависимости от экономических условий, так что даже 23 года поставок - выглядит завышенной цифрой. Если потребление газа возрастет, этот запас будет тоже исчерпан менее чем за 23 года. (xxii) Существуют в рамках правительства США также весьма различные оценки по добыче извлекаемых ресурсов сланцевого газа. Министерство энергетики США EIA использует очень щедрый расчет средней эффективности извлечения сланцевого газа в 13% по сравнению с другими консервативными оценками вполовину этого или 7%, в отличие от коэффициента извлечения 75-80% для обычных газовых месторождений. Именно эта щедрая оценка коэффициента извлечения, используемая для расчетов EIA, позволяет EIA проектировать оценку 482 трлн кубических футов извлекаемого газа в США. В августе 2011 года Внутренний департамент Геологической службы США опубликовала гораздо более трезвые оценки для крупных сланцевых месторождений в штате Пенсильвания и Нью-Йорке под названием Marcellus Shale. Пр оценкам департамента там есть около 84 триллионов кубических футов технически извлекаемых запасов природного газа. Предыдущие оценки EIA называли цифры в 410 триллионов кубических футов. (xxiii) Месторождения сланцевого газа показывают необычно высокую скорость истощения с очень крутыми трендами, комбинация, дающая низкую эффективность извлечения. (xxiv)    Часть V. Огромные потери сланцевого газа Учитывая аномально быстрые темпы истощения скважин и низкий коэффициент извлечения, не приходится удивляться, что, как только эйфория улеглась, производители сланцевого газа оказалась сидящими на финансовой бомбе замедленного действия и начали срочно и быстро продавать свои активы неосторожным инвесторам. В самом последнем анализе фактических результатов за несколько лет добычи сланцевого газа в США, а также дорогостоящей нефти из канадских битуминозных песков, Дэвид Хьюз отмечает, что "добыча сланцевого газа выросла взрывными темпами и составила почти 40 процентов американской добычи природного газа. Тем не менее, производство вышло на плато в декабре 2011 года; 80 процентов добычи сланцевого газа поставляется из пяти месторождений, некоторые из которых находятся в упадке. Очень высокие темпы истощения сланцевых газовых скважин требуют постоянного вливания капитала, оцениваемого в $ 42 млрд в год для бурения более 7000 скважин в целях поддержания производства. Для сравнения, стоимость сланцевого газа, добытого в 2012 году, составила только $ 32,5 млрд". (xxv) Он добавляет: "Наилучшие месторождения сланцевого газа, такие, как Haynesville (которое уже в состоянии упадка) относительно редки, а число скважин и капитальных затрат, необходимых для поддержания производства, будет расти по мере того, как лучшие районы в этих месторождениях будут истощаться. Высокое сопутствующее воздействие на окружающую среду вызвало протесты граждан, в результате чего был объявлен мораторий в штатах Нью-Йорк и Мэриленд и распространились протесты в других штатах. Рост производства сланцевого газа был скомпенсирован снижением производства обычного газа, что привело к скромному росту добычи газа в целом. Кроме того, базовая рентабельность многих месторождений сланцевого газа вызывает сомнения при нынешних условиях цены на газ". (xxvi) Если эти различные оценки являются боле или менее точными, то США имеют ресурс в поставках нетрадиционного сланцевого газа в размере от 11 лет до 23 лет по продолжительности и нетрадиционной нефти, возможно, на 10 лет перед тем, как начнется истощение запасов. Недавняя риторика об "энергетической независимости" США в текущем технологическом состоянии — чушь собачья. Бум бурения скважин, который привел к этому недавнему насыщению сланцевым газом, был частично мотивирован "held-by-production" (пользование на правах аренды, которая реализуется путём выплат определенных сумм по арендованной скважине — прим.перев.), соглашениями об арендном договоре с землевладельцами. В таких соглашениях газовая компания обязана начинать бурить на участке, арендованном обычно на 3-5 лет, или платить неустойку. В США землевладельцы (фермеры или владельцы ранчо) обычно имеют права собственности на недра и могут сдавать их в аренду нефтяным компаниям. Газовые (или нефтяные) компании, таким образом, находится под огромным давлением, нуждаясь резервировать запасы газа на новых арендованных участках, чтобы поддерживать курс акций компании на фондовом рынке, где делаются заимствования, чтобы бурить. Это давление "бури или выметайся" обычно заставляет компании искать сочные "продуктивные пластовые зоны" для быстрого и эффектного газового потока. Затем они обычно позиционируют первые результаты как "типичные" для всего сланцевого месторождения. Однако, как указывает Хьюз: "Высокая производительность сланцевого пласта не повсеместна, и относительно небольшие продуктивные пластовые зоны в сланцах предлагают наибольшую производительность. Шесть из тридцати сланцевых скважин обеспечивают 88 процентов производства. Индивидуальные темпы истощения скважин высоки, от 79 до 95 процентов через 36 месяцев. Хотя некоторые скважины могут быть очень продуктивными, они, как правило, составляют небольшой процент от общей суммы и сосредоточены в продуктивных пластовых зонах". (xxvii) Рис. 4. Одна из оценок прогнозируемого снижения добычи сланцевого газа предполагает, что пик пройдет задолго до конца десятилетия, возможно, уже через четыре года, а затем начнется быстрое снижение объемов. Чрезвычайно быстрое общее истощение сланцевых пластов требует, чтобы ежегодно замещалось от 30 до 50 процентов продукции с дополнительно пробуренных скважин, классический синдром"ловли собственного хвоста". Это приводит к необходимости вкладывать $ 42 млрд годового инвестиционного капитала только для поддержания текущего производства. Для сравнения, весь добытый в США в 2012 году сланцевый газ стоил около $ 32,5 млрд по цене $ 3.40 за тысячу кубических футов (что выше, чем фактическая цена на протяжении большей части 2012 г.). А это чистые $ 10 млрд убытков от сланцевой авантюры в прошлом году для всех американских производителей сланцевого газа. Даже хуже. Хьюз отмечает, что затраты капитала на компенсацию истощения месторождений обязательно возрастут, поскольку с продуктивные пластовые зоны в сланцах уже выработаны и бурение движется в области с низким качеством. Среднее качество скважин (по данным начальной производительности) упало почти на 20 процентов в Haynesville, наиболее продуктивном месторождении сланцевого газа США. И это падение или выход на плато наблюдается в восьми из десяти месторождениях. В целом качество скважин снижается для 36 процентов от всей американской добычи сланцевого газа и вышло на плато для 34 процентов. (xxviii) Не удивительно в этой связи, что в соответствии с новой реальностью основные игроки индустрии сланцевого газа провели массивные списания своих активов. Компании в 2012 году приступили к пересмотру своих резервов и перед лицом текущих спотовых цен на газ, которые упали в два раза за период с июля 2011 года по июль 2012-го, вынуждены признать, что долгосрочные перспективы цен на природный газ не показывают рост. Списания имеют эффект домино, поскольку банковские кредиты, как правило, привязаны к запасам компании и это означает, что многие компании вынуждены пересматривать кредитные линии или проводить аварийные продажи активов, чтобы собрать денег. Начиная с августа 2012 года, многие крупные производители сланцевого газа в США были вынуждены объявить о крупных списаниях стоимости своих сланцевых активов. BP объявила о списаниях в размере $ 4,8 млрд, включая свыше $ 1 млрд падения стоимости своих американских сланцевых активов. Английская BG Group провела списание $ 1,3 млрд своих сланцевых капиталовложений в США, EnCana, крупный канадский оператор сланцевого газа, провел $ 1,7 млрд. списания сланцевых активов в США и Канаде, предупредив, что цифра может возрасти, если цены на газ не восстановятся. (xxix) Австралийский горнодобывающий гигант BHP Billiton является одним из наиболее пострадавших в истории сланцевого в США, поскольку он пришел в самом конце шумного представления. В мае 2012 года он объявил, что рассматривает возможность обесценивания акций на стоимость своих американских сланцевых активов, которые он купил на пике бума сланцевого газа в 2011 году, когда компания заплатила $ 4,75 млрд, что приобрести сланцевый проект у Chesapeake Energy, и купила Petrohawk Energy за $ 15,1 млрд. (xxx) Но хуже всего на данный момент бывшей суперзвезде в индустрии сланцевого газа Chesapeake Energy из Оклахомы. Часть VI: Chesapeake Energy: следующий Enron? Эта компания, по мнению большинства, является типичной для индустрии сланцевого газа и ранее была провозглашена ведущим игроком в сланцевом бизнесе. В августе 2012 года широко распространились слухи, что Chesapeake Energy объявит о банкротстве. Это было бы весьма неловко для компании, которая являлась вторым по величине производителем газа в стране. Это также могло дать миру распознать тот обман, который который стоял за продвижением "сланцевой энергетической революции", распространяемый подобными Ергину и уоллстритовским энергетических промоутерам, желаущим заработать миллиарды на М&А и других сделках в этом секторе, чтобы заменить свой мрачный опыт в недвижимости. В мае 2012 года Билл Пауэрс из Powers Energy Investor писал о Chesapeake: "За последний год, однако, бизнес-модель CHK (аббревиатура Chesapeake Energy на бирже — прим.авт.) развалилась. Акции компании продолжают держаться у 52-недельных минимумов, и у компании есть проблема финансирования — финансово говоря, она остается без денег. Хотя она была способна сдавать в аренду часть активов на Utica Shale в Огайо французской Total в прошлом году (это замечательно, учитывая бухгалтерские ошибки, которые привели к тому, что Total получила значительно меньше доходов от своего СП Barnett Shale), CHK в основном исчерпала предполагаемую площадь к сдаче в аренду". Пауэрс оценивает дефицит наличности для компании приблизительно в $ 3 млрд. в 2012 году. И это сверх уже огромного корпоративного долга в $ 11,1 млрд, из которых $ 1,7 млрд являлось возобновляемой кредитной линией. (xxxi) Пауэрс добавляет: "Если прибавить забалансовые долги и привилегированных выпуски к существующему балансовому $ 1.1-миллиардному долгу компании, у CHK будет колоссальная сумма в $ 20,5 млрд финансовых обязательств. Учитывая столь высокий уровень задолженности, долг CHK оценивается как мусорный и таковым будет в обозримом будущем... Наличие второго по величине производителя природного газа Америки, а также его по большей части разрушенного акционерного капитала, который почти полностью уходит из сланцевого бизнеса, явно показывает, что сегодняшний пузырь цен на природный газ находится на грани резкого разрыва. CHK не сделал никаких денег, буря сланцевые скважины (и фактически никто из его коллег этого не сделал), а теперь "молчаливые" деньги закончились. (xxxii) Рассерженные акционеры провели крупную реорганизацию совета директоров Chesapeake в сентябре прошлого года после сообщения Reuters о том, что генеральный директор Обри Макклендон брал крупные кредиты, не полностью раскрывая эту информацию совету директоров компании или инвесторам. Макклендон был вынужден уйти в отставку с поста председателя компании, которую он основал, после того как просочились детали, что Макклендон в течение последних трех лет занял $ 1,1 млрд. под залог своей доли в своей нефтяной компании. (xxxiii) В марте 2013 года Комиссия по ценным бумагам и биржам правительства США (SEC) объявила, что проводит расследование деятельности компании и ее генерального директора Обри Макклендона и уже выдала повестки в суд для информации и свидетельских показаний среди прочего и по спорной программе, которая предоставляет Макклендону долю в каждой скважине, что бурила Chesapeake. (xxxiv) Чтобы понизить долг, компания распродает свои активы на сумму приблизительно $6.9 млрд, включая нефтегазовые месторождения примерно на 2.4 миллионах акрах. Необходимо серьезно инвестировать в бурение новых скважин, чтобы достичь увеличения производства более прибыльной нефти и сжиженного природного газа, если компания хочет избежать банкротства. (xxxv) Как выразился один критически настроенный аналитик, “сложные бухгалтерские методы компании делают почти невозможным для аналитиков и акционеров определить, каковы реальные риски. Тот факт, что генеральный директор берет кредиты на миллиард и не раскрывает их открыто, только усиливает ощущение того, что все не так, как кажется на Chesapeake — это компания Enron с буровыми установками". (xxxvi) Разрекламированная сланцевая революция в США терпит крах вместе с акциями Chesapeake и других ключевых игроков. Примечания i Roberta Rampton, Energy Policy Shifting as abundance replaces scarcity: Obama adviser, Reuters, February 25, 2013. ii President Barack Obama, President Obama’s State of the Union Address , January 25, 2012, The New York Times, January 24, 2012. iii Daniel Yergin, Subcommittee on Energy and Power of the House Energy and Commerce Committee Testimony submitted for Hearings on ‘America’s Energy Security and Innovation,’ Washington D.C., February 5, 2013. iv Ibid. v BP, BP Energy Outlook 2030, London, January 2012. vi vii Glenn S. Penny, et al, Control and Modeling of Fluid Leakoff During Hydraulic Fracturing, Journal of Petroleum Technology, Vol. 37, no. 6, pp. 1071-1081. viii F. William Engdahl, Shale Gas: Halliburton’s Weapon of Mass Devastation, VoltaireNet.org, 17 May 2012. ix Ibid. x Ibid. xi Anthony Andrews, et al, Unconventional Gas Shales: Development, Technology and Policy Issues, Congressional Research Service, Washington D.C., October 30, 2009, p.7. xii John Deutsch, Robin West, The North American Oil and Gas Renaissance and its Implications, The Aspen Institute, 2012, Washington DC. xiii Ibid. xiv EIA, Natural Gas Gross Withdrawals and Production, US Department of Energy, Washington DC. xv Malcolm Maiden, Burnt Fingers all round in US shale gas boom, The Sydney Morning Herald, August 2, 2012 xvi Arthur E. Berman and Lynn F. Pittinger, US Shale Gas: Less Abundance, Higher Cost, August 5, 2011. xvii Ibid. xviii Ibid. xix Ibid. xx SPEE, Canadian Oil and Gas Evaluation Handbook, Volume 1 — Reserves Definitions and Evaluation Practices and Procedures, SECTION 5: DEFINITIONS OF RESOURCES AND RESERVES, Petroleum Society of the Canadian Institute of Mining, Metallurgy and Petroleum, Calgary Chapter, accessed in www.petsoc.org. xxi Arthur E. Berman, After The Gold Rush: A Perspective on Future US Natural Gas Supply and Price, The Oil Drum, February 8, 2012. xxii Ibid. xxiii Stephen Lacey, After USGS Analysis, EIA Cuts Estimates of Marcellus Shale Gas Reserves by 80% ,August 26, 2011 xxiv Rafael Sandrea, Evaluating production potential of mature US oil, gas shale plays, The Oil and Gas Journal, December 3, 2012. xxv Arthur E. Berman, After the Gold… xxvi Ibid. xxvii Ibid. xxviii Ibid. xxix Ed Crooks, Gas groups headed for large write-downs, Financial Times, August 31, 2012. xxx Marin Katusa, Does a Long-Term Natural-Gas Downturn Signal that Investors Should Exit?. xxxi Bill Powers, Is Chesapeake Energy Going Bankrupt?, May 1, 2012, Powers Energy Investor. xxxii Ibid. xxxiii Jeff Goodell, Worlds Biggest Fracker Pockets $1 Billion in Shady Deal, Rolling Stone, April 18, 2012. xxxiv Reuters, SEC Investigating Chesapeake Energy, CEO, March 01, 2013. xxxv Ed Crooks, Two directors forced out of Chesapeake, Financial Times, June 8, 2012. xxxvi Jeff Goodell, Op. Cit.     Война и мир

23 марта 2013, 13:30

Пузырь сланцевого газа в США лопнул

Уильям Энгдаль, автор книги "Myths, Lies and Oil Wars" Оригинал статьи: The Fracked-up USA Shale Gas Bubble Пока почти весь мир смотрит со смесью зависти и волнения на недавно начавшийся в США бум добычи нетрадиционного газа из сланцевых пород, когда страны от Китая до Польши, Франции и Великобритании начинают запускать свои собственные проекты добычи нетрадиционного сланцевого газа, надеясь, что они станут панацеей от их энергетических бед, становится понятно, что бум сланцевого газа в США является гигантским мошенническим пузырем, который уже начинает сдуваться. Лови момент!   Часть I: Америка — Новая Саудовская Аравия? Если поверить современным сообщениям СМИ, доносящимся из Вашингтона и американской нефтяной и газовой промышленности, Соединенные Штаты вот-вот станут "новой Саудовской Аравией". Нам говорят, что США внезапно волшебным образом оказались на пути к собственной энергетической независимости. Экономика США теперь больше не будет зависеть от высокорисковых поставок нефти или газа из политически нестабильных стран Ближнего Востока или Африки. Советник по вопросам энергетики Белого дома Хизер Зичал (Heather Zichal) даже сместила свое внимание с системы квот и торговли квотами на выбросы вредных веществ в атмосферу на поощрение Американской "сланцевой революции". (i) В январе 2012 года в своем ежегодном послании Конгрессу о положении дел в стране президент Обама заявил, что во многом благодаря "сланцевой революции", "у нас есть собственный природный газ, который может обеспечить Америку на 100 лет". (ii) Известные эксперты в области энергетики, такие как Дэниел Ергин (Daniel Yergin) из Ассоциации энергетических исследований при Кембриджском университете, на недавних слушаниях в Конгрессе пел дифирамбы предполагаемой выгоде развития американских месторождений сланцевых нефти и газа: "США находятся в самом разгаре "революционных событий в области добычи нефти и газа", что (и это становится все более очевидным) выходит за пределы просто энергетики". Он не стал объяснять значение выражения – "выходит за пределы просто энергетики". Зато, он также утверждал, что "эта индустрия дает 1,7 миллиона рабочих мест — значительное достижение, учитывая относительную новизну технологии. И это количество может вырасти до 3 миллионов к 2020 году". (iii) Очень внушительные цифры. Г-н Ергин предрек и основные геополитические последствия развития американской индустрии сланцевых нефти и газа, сказав, что "расширение экспорта американских энергоносителей добавит дополнительное измерение к мировому влиянию США... Объем добычи сланцевого газа, составлявший десять лет назад всего два процента от общей добычи в стране, вырос до 37 процентов, а цены резко снизились. Добыча нефти в США, продолжавшая долгое время снижаться, резко возросла (примерно на 38 процентов) с 2008 года. Только рост ее добычи с 2008 года эквивалентен общему объему добычи Нигерии, седьмой по величине стране-производителе в ОПЕК... Люди говорят о потенциальном геополитическом влиянии сланцевого газа и тяжелой нефти. Мы уже видим это влияние...". (iv) В опубликованном в 2012 году докладе "Энергетический прогноз до 2030 года" генеральный директор BP Боб Дадли (Bob Dudley) озвучил похожие оптимистичные прогнозы, что добыча сланцевых нефти и газа сделает Северную Америку энергетически независимой от Ближнего Востока. BP предсказывает, что к 2030 году рост добычи сланцевых нефти и газа "наряду с другими источниками топлива" сделает страны Западного мира практически самодостаточными в сфере энергетики. Наряду с другими значительными геополитическими последствиями большая часть мира, включая Северную и Южную Америки, станет независима от нефти, импортируемой из потенциально нестабильных стран Ближнего Востока и других мест, сказано в докладе BP. (v)   Во всех предсказаниях о Соединенных Штатах, как об обновленной энергетической сверхдержаве, наводняющей мир своей сланцевой нефтью и газом, неверна только одна вещь. Они основаны на пузыре, на обычном обмане махинаторов с Уолл-стрит. На самом деле, становится все более очевидным, что сланцевая революция является краткой вспышкой в энергетике, новой мошеннической пирамидой, тщательно выстроенной с помощью тех же банков Уолл-стрит и "рыночных аналитиков", многие из которых участвовали в раздутии в США пузыря "dot.com" в 2000 году и, что более эффектно, пузыря секьюритизации недвижимости США в 2002-2007 годах. (vi) Внимательно присмотритесь к реальным результатам этой революции и реальным затратам на нее, все это очень поучительно.   Часть II: Лазейки Halliburton Одной из причин, по которым мы мало слышим об ухудшении ситуации со сланцевой нефтью и газом, является то, что этот бум случился буквально вчера. Ведь пиковые значения добычи были достигнуты только в 2009-2010 годах. Долгосрочные данные по значительному числу сланцевых скважин появляются только в последнее время. Еще одной причиной являются огромные корыстные интересы Уолл-стрит и нефтяной промышленности, которые пытаются сделать все возможное, чтобы сохранить миф о сланцевой революции. Но несмотря на все их усилия появляющаяся правдивая информация (в основном в профессиональных обзорах этой отрасли промышленности) вызывает тревогу. Сланцевый газ совсем недавно появился на рынке США, благодаря использованию комбинированных методик, одним из разработчиков которой среди прочих была бывшая компания Дика Чейни — Halliburton Inc. Несколько лет назад Halliburton совместила новые методы горизонтального бурения с закачиванием химических веществ в скважину для проведения так называемого "гидроразрыва" сланцевой породы, которая часто содержит в своих пустотах какое-то количество природного газа. До недавнего времени добыча сланцевого газа считалась экономически невыгодной. Из-за методики извлечения сланцевый газ считается нетрадиционным, и его добыча сильно отличается от обычного газа. Служба энергетической информации энергетического Департамента США дает следующее определение обычным нефти и газу: "Добывается из скважины, пробуренной в геологической формации, гидродинамическая характеристика которой позволяет нефти и природному газу самостоятельно поступать в ствол скважины". Нетрадиционные способы добычи углеводородов не отвечают этим критериям либо потому, что уровень пористости и проницаемости геологической формации очень низок, либо в случае, если жидкие углеводороды имеют плотность сопоставимую или даже превышающую плотность воды и поэтому не могут добываться, транспортироваться и перерабатываться обычными способами. В этом случае нетрадиционные нефть и газ, по определению, являются более дорогостоящими и трудными для извлечения по сравнению с обычными. И только по этой причине они стали привлекательны, как только в начале 2008 года цены на нефть взлетели выше $ 100 за баррель и до сих пор остаются примерно на том же уровне.   Для извлечения нетрадиционного сланцевого газа, используется способ "гидроразрыва" (ГРП). Для этого в скважину под достаточным давлением закачивается разрывающая жидкость, которая образует трещины в сланцевой породе. Жидкость для гидроразрыва (состав которой, как правило, является секретом компании и которая чрезвычайно токсична) продолжает расширяться, увеличивая трещины. После этого главная задача — предотвратить закрытие трещин, которое прекратит выход газа или нефти в скважину. Поскольку для типичного случая ГРП счет идет на миллионы галлонов закачиваемой под землю воды (смешанной с токсичными химикатами), происходят случаи утечки разрывающей жидкости в окружающие породы. При недостаточном контроле количество просачивающейся жидкости может превышать 70% от закачанного объема. В свою очередь, это может нанести ущерб скелету материнской горной породы, отрицательно повлиять на проникновение пластовой жидкости или на геометрию трещин после гидроразрыва и тем самым снизить эффективность добычи. (vii)   Гидравлический разрыв пласта в последнее время стал наиболее предпочтительным методом извлечения нетрадиционных ресурсов нефти и газа в США. Некоторые специалисты считают, что в будущем на ГРП в Северной Америке будет приходиться почти 70% добычи природного газа. Почему бум добычи сланцевой нефти и газа произошел только сейчас? Спасибо за это нужно сказать тогдашнему вице-президенту Дику Чейни сотоварищи. Истинной причиной недавнего бума ГРП в Соединенных Штатах, было принятие в 2005 году Конгрессом США закона, выводящего процесс ГРП (удивительно звучит, правда?) из-под надзора Агентства охраны окружающей среды США (EPA), осуществляемого в рамках Закона о безопасности питьевой воды. Нефтяная и газовая промышленность является единственным видом промышленности Америки, которой EPA разрешает закачивать под землю гарантировано опасные материалы (без проверки) непосредственно вблизи подземных запасов питьевой воды. (viii)   Закон 2005 года известен как "лазейка Halliburton" и был массировано пролоббирован компанией, производящей львиную долю химических жидкостей для ГРП, бывшей компанией Дика Чейни – Halliburton. Став в начале 2001 года вице-президентом при Джордже Буше-младшем, Чейни немедленно получил широчайшие полномочия в Энергетической оперативной рабочей группе для разработки основной Энергетической национальной стратегии. Как позже выяснилось из документов, помимо определения иракского нефтяного потенциала Чейни при помощи оперативной рабочей группы использовал значительную политическую силу и промышленное лобби, чтобы вывести нефтегазовую промышленность из-под закона о питьевой воде. (ix)   Во время нахождения на посту вице-президента Чейни сделал все, чтобы EPA дала "зеленый свет" значительному увеличению числа сланцевых газовых скважин в США. В 2004 году EPA опубликовало исследование экологических последствий ГРП. Это исследование было названо "научно несостоятельным" забившим тревогу Вестоном Уилсоном (Weston Wilson). В декабре 2005 года генеральный инспектор по охране окружающей среды EPA Ники Тинсли (Nikki Tinsley) предоставил достаточно доказательств о возможных манипуляциях с этим исследованием EPA, чтобы инициировать рассмотрение претензий Уилсона. Нефтегазовый надзорный проект (Oil and Gas Accountability Project) провел обзор исследований EPA, в котором показал, что из ранних вариантов исследования EPA удалило материалы, в которых говорилось, что нерегулируемое использование ГРП представляет угрозу для здоровья человека и что агентство не включило в финальный отчет информацию о том, что "разрывающая жидкость может представлять угрозу чистоте питьевой воды еще долгое время после окончания бурения". (х) Под влиянием политического давления отчет был проигнорирован. ГРП стал использоваться полным ходом. © n/a Fracking toxic waste Рис. 1. Эта схема показывает, как метан и разрывающая жидкость загрязняют питьевую воду, в результате того, что трещины гидроразрыва проникают в грунтовые воды. Лазейка Halliburton – это не мелочь. В процессе ГРП для добычи газа используются ошеломляющие объемы воды и токсичнейшие химические вещества. Вода является основным ингредиентом, необходимым для ГРП. При среднем ГРП используется порядка 1,2 — 3,5 млн. американских галлонов (4,5 – 13 миллионов литров) воды на одну скважину. Для более грандиозных проектов может быть использовано до 5 млн. американских галлонов (19 млн. литров) воды. Процесс ГРП может производиться несколько раз для одной скважины. В среднем, за время работы одной скважины в нее может быть закачано от 3 до 8 миллионов американских галлонов воды. (xi) Фермерские области Пенсильвании и других штатов, в которых широко распространена технология ГРП, сообщают, что их водные источники стали настолько токсичны, что вода непригодна для питья. В некоторых случаях газ проникает в жилые дома через обычный водопроводный кран.   Во время шума вокруг аварии и разлива нефти на нефтедобывающей платформе Deepwater Horizon в Мексиканском заливе администрация Обамы и Министерство энергетики сформировали консультативную комиссию по сланцевому газу, якобы, для проверки растущей экологической опасности из-за способов добычи сланцевого газа. Их отчет был выпущен в ноябре 2011 года. О нем можно сказать в двух словах: сокрытие опасностей и выпячивание выгод от добычи газа.   Комиссию возглавил бывший директор ЦРУ Джон М. Дейч (John M. Deutch). Дейч является заинтересованным лицом. Он входит в совет директоров газовой компании по производству СПГ – Cheniere Energy. Проект Cheniere Energy под названием "Sabine Pass" является одним из двух текущих проектов в США по созданию СПГ терминала для экспорта сланцевого газа из США на иностранные рынки. (xii)   Дейч также входит в совет директоров Citigroup, одного из наиболее активных и крупнейших банков мира, работающих в энергетике и связанного с семьей Рокфеллеров. Он также входит в совет директоров компании Schlumberger, которая наряду с Halliburton является одной из ведущих компаний, производящих ГРП. Вообще, шесть из семи членов комиссии были связаны с энергетической отраслью, в том числе соратник Дейча и горячий сторонник технологии ГРП Дэниэл Ергин, являющийся, кроме того, членом Национального совета нефтяной промышленности. Неудивительно, что отчет Дейча назвал сланцевый газ "лучшей новостью в сфере энергетики за последние 50 лет". Дейч, кроме того, добавил: "В долгосрочной перспективе он имеет потенциал для замещения жидкого топлива в Соединенных Штатах". (xiii) Часть III: Сланцевый газ – гонка на время Поскольку регуляторы дали полную свободу, а администрация Обамы — поддержку, американская нефтегазовая промышленность включила полную мощность в добыче сланцевого газа, чтобы, пользуясь высокими ценами на нефть и природный газ, быстренько заработать миллиарды. По официальным данным Министерства энергетики США добыча сланцевого газа выросла с немногим менее 2 миллионов тыс. куб. футов в 2007 году до 8.500.000 тыс. куб. футов к 2011 году. Это четырехкратное увеличение объема составляет почти 40% от общей добычи сухого природного газа в США в том году. А в 2002 году сланцевый газ составлял всего лишь 3% от общего объема добычи газа. (xiv) Рис.2. Здесь мы видим парадокс американской "сланцевой революции". Со времен "нефтяных войн", происходивших более века назад, были разработаны различные отраслевые программы, предотвращающие обвал цен на нефть и газ из-за их перепроизводства. В 30-х годах было открыто огромное месторождение "Восточный Техас", и произошел обвал цен на нефть. Штат Техас, где Железнодорожной комиссии (TRC) были даны распорядительные полномочия не только над железной дорогой, но и над добычей нефти и газа (а это был самый важный нефтепроизводящий регион), был призван стать третейским судьей в нефтяных войнах. Ситуация привела к выработке ежедневных квот на производство нефти. Эта система была настолько успешна, что позднее ОПЕК при разработке своих правил основывалась на опыте TRC.   Сегодня, когда Федеральное регулирование нефтяной и газовой промышленности отсутствует, каждый производитель сланцевого газа (ВР, Chesapeake Energy, Anadarko Petroleum, Chevron, EnCana и другие) мчится на полной скорости, чтобы извлечь максимальное количество газа из своих месторождений.   Причина такой спешки красноречива. Месторождение сланцевого газа, в отличие от обычного, исчерпывается гораздо быстрее в силу конкретных геологических причин. Газ рассеивается и его извлечение становится невозможным без бурения новых дорогостоящих скважин.   Появление на рынке огромного объема сланцевого газа стало разрушительным. Цены на него рухнули. В 2005 году, когда Чейни вывел нефтегазовую промышленность из-под контроля EPA и начался газовый бум, цена на газ на узле "Henry Hub" в Луизиане, на пересечении девяти межгосударственных газопроводов, составляла $ 14 за тысячу кубических футов. К февралю 2011 года она рухнула до $ 3,88. На сегодняшний день цены колеблются около $ 3,50 за тысячу кубических футов. (xv)   В своем докладе Артур Берман (Arthur Berman), опытнейший геолог нефтяной отрасли, специализирующийся на оценке скважин, используя данные по добыче сланцевого газа на основных месторождениях США со времени начала бума, пришел к отрезвляющим выводам. Его результаты показывают, что мы являемся свидетелями новой "схемы Понци", которая в течение следующих нескольких месяцев или, в лучшем случае, в ближайшие два-три года может оглушительно лопнуть. Сланцевый газ — это все, что угодно, только не "энергетическая революция", которая обеспечит потребителей в США или всем мире газом на 100 лет, как сказали президенту Обаме. Берман писал уже в 2011 году: "Факты показывают, что большинство скважин не являются коммерческими при текущих ценах на газ и требуют цен, по крайней мере, в диапазоне от $ 8,00 до $ 9.00 за тысячу кубических футов, чтобы выйти на уровень безубыточности в полном цикле, и $ 5,00 до $ 6.00 за тысячу кубических футов в неполном цикле. В течение следующих 18 месяцев мы прогнозируем цены ($ 4.00-4.55 за тысячу кубических футов среднем в 2012 г) ниже $ 8.00. Поэтому, возможно, что некоторые производители не смогут поддерживать нынешний уровень бурения из-за движения денежных потоков, совместных предприятий, продажи активов и фондовых предложений". (xvi) Берман продолжает: "Падение цен показывает, что снижение бурения любым из крупнейших производителей сланцевого газа будет связываться с ненадежностью поставок. Это особенно верно в случае Haynesville. Сланец выгоден там, где начальные цены примерно в три раза выше, чем, например, в Barnett или Fayetteville. Спекулятивные цены в Haynesville уже падают поскольку операторы сдвинули свое внимание на более ликвидные цели, которые имеют еще более низкие тарифы на газ. Это может порождать сомнения в парадигме дешевых и обильных поставок сланцевого газа и окажет каскадный эффект на доверие и доступность капитала". (xvii) Рис.3. Берман и другие также пришли к выводу, что ключевые игроки газовой промышленности и их банкиры с Уолл-стрит, стоящие за сланцевым бумом, грубо завышали объемы извлекаемых запасов сланцевого газа и, следовательно, ожидаемую продолжительность поставок. Он отмечает, что "резервы и экономика зависят от расчётных конечных извлекаемых запасов (EUR) на основе гиперболического или все более и более выравнивающегося падения профилей, что предсказывает десятилетия промышленного производства. С помощью всего нескольких лет истории производства в большинстве из этих сланцевых мемторождениях, эта модель не выглядит правильной и может оказаться чрезмерно оптимистичной.... Наш анализ тенденции истощения скважин сланцевого газа показывает, что расчётные конечные извлекаемые запасы на скважину составляют примерно половину значений, обычно представляемых операторами. (xviii) Короче говоря, производители газа создали иллюзию, что их нетрадиционного и более дорогостоящего сланцевого газа хватит на протяжении десятилетий. На основе своего анализа фактических данных из основных сланцевых регионов в США, Берман заключает, однако, что снижение объемов производства скважин сланцевого газа идет в геометрической прогрессии и склонно истощаться гораздо быстрее, чем их раскрутка на рынке. Может быть в этом причина, что производители сланцевого газа в США, набравшие активов на миллиарды долларов в надежде на рост цен, в последнее время отчаянно пытаются продать свои права на сланец наивным иностранным или другим инвесторам?   Берман делает вывод: “Три десятилетия добычи природного газа из плотных песчаников и угольного метана показывают, что прибыль маргинальна в низкопроницаемых коллекторах. Сланцевые хранилища имеют проницаемость на порядки величины ниже, чем проницаемость пласта плотного песчаника и метановых угольных пластов. Так почему же умные аналитики слепо принимают, что коммерческие результаты в сланцевых месторождениях должны отличаться? Ответ прост — высокая начальная цена производства. К сожалению, эти высокие начальные тарифы компенсируются коротким сроком службы скважины и дополнительными расходами, связанными с рестимуляцией сважины. Те, кто ожидают, что долгосрочная себестоимость сланцевого газа будет меньше, чем других нетрадиционных газовых ресурсов, будут разочарованы... истинная структурная себустоимость добычи сланцевого газа выше, чем могут поддерживать нынешние цены ($ 4.15 за тысячу кубических футов — средняя цена за год, закончившийся 30 июля 2011 года), а также реальные запасы составляют около половины объема, заявленного операторами". (xix) В этом и заключается объяснение того, почему видавшая виды нефтяная промышленность в США отчаянно давит на газ, сеет семена собственного банкротства в в этой игре с большими ставками, она мчится, чтобы сбросить все более убыточные сланцевые активы, пока пузырь еще не лопнул. Финансовые покровители с Уолл-стрит тоже в этой Понци-игре, они ставят миллиарды на карту, так же как в в недавнем мошенничестве секьюритизации недвижимости.   Часть IV: Сто лет газа? Так откуда же тогда кто-то получил число, которое было сказано президенту США: что Америку ждет 100 лет поставок газа? Вот где ложь, проклятая ложь и статистика играет решающую роль. У США не будет 100 лет поставок природного газа из сланцев или нетрадиционных источников. Это число произошло из преднамеренного искажения кем-то принципиальной разницы между тем, что в нефтяной и газовой отрасли называют ресурсы, и тем, что называют резервами. Газовые или нефтяные ресурсы представляют собой совокупность газа или нефти, первоначально существующу. на поверхности или внутри земной коры в естественных скоплениях, в том числе уже открытых и еще не открытых, извлекаемые и не извлекаемые. Это общая оценка, независимо от того, являются ли эти газ или нефть коммерчески извлекаемыми. И это — наименее интересное число для извлечения.   С другой стороны, "извлекаемые" нефть или газ относятся к прогнозируемому объему коммерчески извлекаемыми с конкретными технически возможно восстановление проекта, план бурения, Fracking программы и тому подобное. Промышленность делит ресурсы на три категории: резервы, которые обнаружены и коммерчески извлекаемы; условные ресурсы, которые обнаружены и потенциально извлекаемы, но полупромыленные или не имеющие экономического значения при текущей рентабельности; перспективные ресурсы, которые еще неоткрыты и только потенциально извлекаемы. (xx)   Комитет по запасам газа (PGC), стандарт для оценки газовых ресурсов в США, использует три категории технически извлекаемых газовых ресурсов, в том числе сланцевого газа: вероятные, возможные и спекулятивные.   После тщательного изучения цифр становится ясно, что президент, его советники и другие взяли последнюю общую цифру PGC о всех трех категориях, или 2170 триллионов кубических футов газа, вероятные, возможные и чисто спекулятивное, и разделили ее на годовое потребление в 2010 году в 24 триллионов кубических футов. И получить число между 90 и 100 лет газового рая. Удобно осталось недосказанным, что большая часть этого общего ресурса находится в месторождениях, которые слишком малы, чтобы производиться по любой цене, недоступна для бурения или слишком глубоко, чтобы его извлечение было рентабельно. (xxi) Артур Берман в другом анализе указывает, что если мы будем использовать более консервативные и реалистичные предположения, как это делает в своей детальной оценке PGC, более актуальной является цифра 550 триллионов кубических футов газа. В свою очередь, если мы оцениваем, столь же консервативно и реалистично основано на опыте, что только около половины этого ресурса фактически станет резервом (225 триллионов кубических футов), то у США есть всего лишь около 11,5 лет потенциальных будущих поставок газа при нынешних темпах потребления.   Если мы включим сюда еще доказанные запасы в 273 триллионов кубических футов, то есть дополнительные 11,5 лет бесперебойных поставок, т.е. в общей сложности почти 23 года. Стоит отметить, что доказанные запасы включают в себя доказанные неосвоенные запасы, которые могут или не могут быть извлечены в зависимости от экономических условий, так что даже 23 года поставок - выглядит завышенной цифрой. Если потребление газа возрастет, этот запас будет тоже исчерпан менее чем за 23 года. (xxii) Существуют в рамках правительства США также весьма различные оценки по добыче извлекаемых ресурсов сланцевого газа. Министерство энергетики США EIA использует очень щедрый расчет средней эффективности извлечения сланцевого газа в 13% по сравнению с другими консервативными оценками вполовину этого или 7%, в отличие от коэффициента извлечения 75-80% для обычных газовых месторождений. Именно эта щедрая оценка коэффициента извлечения, используемая для расчетов EIA, позволяет EIA проектировать оценку 482 трлн кубических футов извлекаемого газа в США. В августе 2011 года Внутренний департамент Геологической службы США опубликовала гораздо более трезвые оценки для крупных сланцевых месторождений в штате Пенсильвания и Нью-Йорке под названием Marcellus Shale. Пр оценкам департамента там есть около 84 триллионов кубических футов технически извлекаемых запасов природного газа. Предыдущие оценки EIA называли цифры в 410 триллионов кубических футов. (xxiii) Месторождения сланцевого газа показывают необычно высокую скорость истощения с очень крутыми трендами, комбинация, дающая низкую эффективность извлечения. (xxiv)   Часть V. Огромные потери сланцевого газа Учитывая аномально быстрые темпы истощения скважин и низкий коэффициент извлечения, не приходится удивляться, что, как только эйфория улеглась, производители сланцевого газа оказалась сидящими на финансовой бомбе замедленного действия и начали срочно и быстро продавать свои активы неосторожным инвесторам. В самом последнем анализе фактических результатов за несколько лет добычи сланцевого газа в США, а также дорогостоящей нефти из канадских битуминозных песков, Дэвид Хьюз отмечает, что "добыча сланцевого газа выросла взрывными темпами и составила почти 40 процентов американской добычи природного газа. Тем не менее, производство вышло на плато в декабре 2011 года; 80 процентов добычи сланцевого газа поставляется из пяти месторождений, некоторые из которых находятся в упадке. Очень высокие темпы истощения сланцевых газовых скважин требуют постоянного вливания капитала, оцениваемого в $ 42 млрд в год для бурения более 7000 скважин в целях поддержания производства. Для сравнения, стоимость сланцевого газа, добытого в 2012 году, составила только $ 32,5 млрд". (xxv) Он добавляет: "Наилучшие месторождения сланцевого газа, такие, как Haynesville (которое уже в состоянии упадка) относительно редки, а число скважин и капитальных затрат, необходимых для поддержания производства, будет расти по мере того, как лучшие районы в этих месторождениях будут истощаться. Высокое сопутствующее воздействие на окружающую среду вызвало протесты граждан, в результате чего был объявлен мораторий в штатах Нью-Йорк и Мэриленд и распространились протесты в других штатах. Рост производства сланцевого газа был скомпенсирован снижением производства обычного газа, что привело к скромному росту добычи газа в целом. Кроме того, базовая рентабельность многих месторождений сланцевого газа вызывает сомнения при нынешних условиях цены на газ". (xxvi) Если эти различные оценки являются боле или менее точными, то США имеют ресурс в поставках нетрадиционного сланцевого газа в размере от 11 лет до 23 лет по продолжительности и нетрадиционной нефти, возможно, на 10 лет перед тем, как начнется истощение запасов. Недавняя риторика об "энергетической независимости" США в текущем технологическом состоянии — чушь собачья. Бум бурения скважин, который привел к этому недавнему насыщению сланцевым газом, был частично мотивирован "held-by-production" (пользование на правах аренды, которая реализуется путём выплат определенных сумм по арендованной скважине — прим.перев.), соглашениями об арендном договоре с землевладельцами. В таких соглашениях газовая компания обязана начинать бурить на участке, арендованном обычно на 3-5 лет, или платить неустойку. В США землевладельцы (фермеры или владельцы ранчо) обычно имеют права собственности на недра и могут сдавать их в аренду нефтяным компаниям. Газовые (или нефтяные) компании, таким образом, находится под огромным давлением, нуждаясь резервировать запасы газа на новых арендованных участках, чтобы поддерживать курс акций компании на фондовом рынке, где делаются заимствования, чтобы бурить. Это давление "бури или выметайся" обычно заставляет компании искать сочные "продуктивные пластовые зоны" для быстрого и эффектного газового потока. Затем они обычно позиционируют первые результаты как "типичные" для всего сланцевого месторождения.   Однако, как указывает Хьюз: "Высокая производительность сланцевого пласта не повсеместна, и относительно небольшие продуктивные пластовые зоны в сланцах предлагают наибольшую производительность. Шесть из тридцати сланцевых скважин обеспечивают 88 процентов производства. Индивидуальные темпы истощения скважин высоки, от 79 до 95 процентов через 36 месяцев. Хотя некоторые скважины могут быть очень продуктивными, они, как правило, составляют небольшой процент от общей суммы и сосредоточены в продуктивных пластовых зонах". (xxvii) Рис. 4. Одна из оценок прогнозируемого снижения добычи сланцевого газа предполагает, что пик пройдет задолго до конца десятилетия, возможно, уже через четыре года, а затем начнется быстрое снижение объемов. Чрезвычайно быстрое общее истощение сланцевых пластов требует, чтобы ежегодно замещалось от 30 до 50 процентов продукции с дополнительно пробуренных скважин, классический синдром"ловли собственного хвоста". Это приводит к необходимости вкладывать $ 42 млрд годового инвестиционного капитала только для поддержания текущего производства. Для сравнения, весь добытый в США в 2012 году сланцевый газ стоил около $ 32,5 млрд по цене $ 3.40 за тысячу кубических футов (что выше, чем фактическая цена на протяжении большей части 2012 г.). А это чистые $ 10 млрд убытков от сланцевой авантюры в прошлом году для всех американских производителей сланцевого газа. Даже хуже. Хьюз отмечает, что затраты капитала на компенсацию истощения месторождений обязательно возрастут, поскольку с продуктивные пластовые зоны в сланцах уже выработаны и бурение движется в области с низким качеством. Среднее качество скважин (по данным начальной производительности) упало почти на 20 процентов в Haynesville, наиболее продуктивном месторождении сланцевого газа США. И это падение или выход на плато наблюдается в восьми из десяти месторождениях. В целом качество скважин снижается для 36 процентов от всей американской добычи сланцевого газа и вышло на плато для 34 процентов. (xxviii)   Не удивительно в этой связи, что в соответствии с новой реальностью основные игроки индустрии сланцевого газа провели массивные списания своих активов. Компании в 2012 году приступили к пересмотру своих резервов и перед лицом текущих спотовых цен на газ, которые упали в два раза за период с июля 2011 года по июль 2012-го, вынуждены признать, что долгосрочные перспективы цен на природный газ не показывают рост. Списания имеют эффект домино, поскольку банковские кредиты, как правило, привязаны к запасам компании и это означает, что многие компании вынуждены пересматривать кредитные линии или проводить аварийные продажи активов, чтобы собрать денег. Начиная с августа 2012 года, многие крупные производители сланцевого газа в США были вынуждены объявить о крупных списаниях стоимости своих сланцевых активов. BP объявила о списаниях в размере $ 4,8 млрд, включая свыше $ 1 млрд падения стоимости своих американских сланцевых активов. Английская BG Group провела списание $ 1,3 млрд своих сланцевых капиталовложений в США, EnCana, крупный канадский оператор сланцевого газа, провел $ 1,7 млрд. списания сланцевых активов в США и Канаде, предупредив, что цифра может возрасти, если цены на газ не восстановятся. (xxix)   Австралийский горнодобывающий гигант BHP Billiton является одним из наиболее пострадавших в истории сланцевого в США, поскольку он пришел в самом конце шумного представления. В мае 2012 года он объявил, что рассматривает возможность обесценивания акций на стоимость своих американских сланцевых активов, которые он купил на пике бума сланцевого газа в 2011 году, когда компания заплатила $ 4,75 млрд, что приобрести сланцевый проект у Chesapeake Energy, и купила Petrohawk Energy за $ 15,1 млрд. (xxx) Но хуже всего на данный момент бывшей суперзвезде в индустрии сланцевого газа Chesapeake Energy из Оклахомы.   Часть VI: Chesapeake Energy: следующий Enron? Эта компания, по мнению большинства, является типичной для индустрии сланцевого газа и ранее была провозглашена ведущим игроком в сланцевом бизнесе. В августе 2012 года широко распространились слухи, что Chesapeake Energy объявит о банкротстве. Это было бы весьма неловко для компании, которая являлась вторым по величине производителем газа в стране. Это также могло дать миру распознать тот обман, который который стоял за продвижением "сланцевой энергетической революции", распространяемый подобными Ергину и уоллстритовским энергетических промоутерам, желаущим заработать миллиарды на М&А и других сделках в этом секторе, чтобы заменить свой мрачный опыт в недвижимости. В мае 2012 года Билл Пауэрс из Powers Energy Investor писал о Chesapeake : "За последний год, однако, бизнес-модель CHK (аббревиатура Chesapeake Energy на бирже — прим.авт.) развалилась. Акции компании продолжают держаться у 52-недельных минимумов, и у компании есть проблема финансирования — финансово говоря, она остается без денег. Хотя она была способна сдавать в аренду часть активов на Utica Shale в Огайо французской Total в прошлом году (это замечательно, учитывая бухгалтерские ошибки, которые привели к тому, что Total получила значительно меньше доходов от своего СП Barnett Shale), CHK в основном исчерпала предполагаемую площадь к сдаче в аренду". Пауэрс оценивает дефицит наличности для компании приблизительно в $ 3 млрд. в 2012 году. И это сверх уже огромного корпоративного долга в $ 11,1 млрд, из которых $ 1,7 млрд являлось возобновляемой кредитной линией. (xxxi)   Пауэрс добавляет: "Если прибавить забалансовые долги и привилегированных выпуски к существующему балансовому $ 1.1-миллиардному долгу компании, у CHK будет колоссальная сумма в $ 20,5 млрд финансовых обязательств. Учитывая столь высокий уровень задолженности, долг CHK оценивается как мусорный и таковым будет в обозримом будущем... Наличие второго по величине производителя природного газа Америки, а также его по большей части разрушенного акционерного капитала, который почти полностью уходит из сланцевого бизнеса, явно показывает, что сегодняшний пузырь цен на природный газ находится на грани резкого разрыва. CHK не сделал никаких денег, буря сланцевые скважины (и фактически никто из его коллег этого не сделал), а теперь "молчаливые" деньги закончились. (xxxii) Рассерженные акционеры провели крупную реорганизацию совета директоров Chesapeake в сентябре прошлого года после сообщения Reuters о том, что генеральный директор Обри Макклендон брал крупные кредиты, не полностью раскрывая эту информацию совету директоров компании или инвесторам. Макклендон был вынужден уйти в отставку с поста председателя компании, которую он основал, после того как просочились детали, что Макклендон в течение последних трех лет занял $ 1,1 млрд. под залог своей доли в своей нефтяной компании. (xxxiii) В марте 2013 года Комиссия по ценным бумагам и биржам правительства США (SEC) объявила, что проводит расследование деятельности компании и ее генерального директора Обри Макклендона и уже выдала повестки в суд для информации и свидетельских показаний среди прочего и по спорной программе, которая предоставляет Макклендону долю в каждой скважине, что бурила Chesapeake. (xxxiv) Чтобы понизить долг, компания распродает свои активы на сумму приблизительно $6.9 млрд, включая нефтегазовые месторождения примерно на 2.4 миллионах акрах. Необходимо серьезно инвестировать в бурение новых скважин, чтобы достичь увеличения производства более прибыльной нефти и сжиженного природного газа, если компания хочет избежать банкротства. (xxxv) Как выразился один критически настроенный аналитик, “сложные бухгалтерские методы компании делают почти невозможным для аналитиков и акционеров определить, каковы реальные риски. Тот факт, что генеральный директор берет кредиты на миллиард и не раскрывает их открыто, только усиливает ощущение того, что все не так, как кажется на Chesapeake — это компания Enron с буровыми установками". (xxxvi) Разрекламированная сланцевая революция в США терпит крах вместе с акциями Chesapeake и других ключевых игроков. Примечания i Roberta Rampton, Energy Policy Shifting as abundance replaces scarcity: Obama adviser, Reuters, February 25, 2013. ii President Barack Obama, President Obama’s State of the Union Address , January 25, 2012, The New York Times, January 24, 2012. iii Daniel Yergin, Subcommittee on Energy and Power of the House Energy and Commerce Committee Testimony submitted for Hearings on ‘America’s Energy Security and Innovation,’ Washington D.C., February 5, 2013. iv Ibid. v BP, BP Energy Outlook 2030, London, January 2012. vi vii Glenn S. Penny, et al, Control and Modeling of Fluid Leakoff During Hydraulic Fracturing, Journal of Petroleum Technology, Vol. 37, no. 6, pp. 1071-1081. viii F. William Engdahl, Shale Gas: Halliburton’s Weapon of Mass Devastation, VoltaireNet.org, 17 May 2012. ix Ibid. x Ibid. xi Anthony Andrews, et al, Unconventional Gas Shales: Development, Technology and Policy Issues, Congressional Research Service, Washington D.C., October 30, 2009, p.7. xii John Deutsch, Robin West, The North American Oil and Gas Renaissance and its Implications, The Aspen Institute, 2012, Washington DC. xiii Ibid. xiv EIA, Natural Gas Gross Withdrawals and Production, US Department of Energy, Washington DC. xv Malcolm Maiden, Burnt Fingers all round in US shale gas boom, The Sydney Morning Herald, August 2, 2012 xvi Arthur E. Berman and Lynn F. Pittinger, US Shale Gas: Less Abundance, Higher Cost, August 5, 2011. xvii Ibid. xviii Ibid. xix Ibid. xx SPEE, Canadian Oil and Gas Evaluation Handbook, Volume 1 — Reserves Definitions and Evaluation Practices and Procedures, SECTION 5: DEFINITIONS OF RESOURCES AND RESERVES, Petroleum Society of the Canadian Institute of Mining, Metallurgy and Petroleum, Calgary Chapter, accessed in www.petsoc.org. xxi Arthur E. Berman, After The Gold Rush: A Perspective on Future US Natural Gas Supply and Price, The Oil Drum, February 8, 2012. xxii Ibid. xxiii Stephen Lacey, After USGS Analysis, EIA Cuts Estimates of Marcellus Shale Gas Reserves by 80% ,August 26, 2011 xxiv Rafael Sandrea, Evaluating production potential of mature US oil, gas shale plays, The Oil and Gas Journal, December 3, 2012. xxv Arthur E. Berman, After the Gold… xxvi Ibid. xxvii Ibid. xxviii Ibid. xxix Ed Crooks, Gas groups headed for large write-downs, Financial Times, August 31, 2012. xxx Marin Katusa, Does a Long-Term Natural-Gas Downturn Signal that Investors Should Exit?. xxxi Bill Powers, Is Chesapeake Energy Going Bankrupt?, May 1, 2012, Powers Energy Investor. xxxii Ibid. xxxiii Jeff Goodell, Worlds Biggest Fracker Pockets $1 Billion in Shady Deal, Rolling Stone, April 18, 2012. xxxiv Reuters, SEC Investigating Chesapeake Energy, CEO, March 01, 2013. xxxv Ed Crooks, Two directors forced out of Chesapeake, Financial Times, June 8, 2012. xxxvi Jeff Goodell, Op. Cit. Перевод специально для сайта "Война и Мир"   Источник: Ф.Уильям Энгдаль

22 марта 2013, 16:29

Пузырь сланцевого газа в США

Очередная статья о сланцевом газе.Уильям Энгдаль, автор книги "Myths, Lies and Oil Wars"Оригинал статьи: The Fracked-up USA Shale Gas BubbleПока почти весь мир смотрит со смесью зависти и волнения на недавно начавшийся в США бум добычи нетрадиционного газа из сланцевых пород, когда страны от Китая до Польши, Франции и Великобритании начинают запускать свои собственные проекты добычи нетрадиционного сланцевого газа, надеясь, что они станут панацеей от их энергетических бед, становится понятно, что бум сланцевого газа в США является гигантским мошенническим пузырем, который уже начинает сдуваться. Лови момент!Часть I: Америка — Новая Саудовская Аравия?Если поверить современным сообщениям СМИ, доносящимся из Вашингтона и американской нефтяной и газовой промышленности, Соединенные Штаты вот-вот станут "новой Саудовской Аравией". Нам говорят, что США внезапно волшебным образом оказались на пути к собственной энергетической независимости. Экономика США теперь больше не будет зависеть от высокорисковых поставок нефти или газа из политически нестабильных стран Ближнего Востока или Африки. Советник по вопросам энергетики Белого дома Хизер Зичал (Heather Zichal) даже сместила свое внимание с системы квот и торговли квотами на выбросы вредных веществ в атмосферу на поощрение Американской "сланцевой революции". (i)В январе 2012 года в своем ежегодном послании Конгрессу о положении дел в стране президент Обама заявил, что во многом благодаря "сланцевой революции", "у нас есть собственный природный газ, который может обеспечить Америку на 100 лет". (ii)Известные эксперты в области энергетики, такие как Дэниел Ергин (Daniel Yergin) из Ассоциации энергетических исследований при Кембриджском университете, на недавних слушаниях в Конгрессе пел дифирамбы предполагаемой выгоде развития американских месторождений сланцевых нефти и газа:"США находятся в самом разгаре "революционных событий в области добычи нефти и газа", что (и это становится все более очевидным) выходит за пределы просто энергетики".Он не стал объяснять значение выражения – "выходит за пределы просто энергетики". Зато, он также утверждал, что "эта индустрия дает 1,7 миллиона рабочих мест — значительное достижение, учитывая относительную новизну технологии. И это количество может вырасти до 3 миллионов к 2020 году". (iii) Очень внушительные цифры.Г-н Ергин предрек и основные геополитические последствия развития американской индустрии сланцевых нефти и газа, сказав, что"расширение экспорта американских энергоносителей добавит дополнительное измерение к мировому влиянию США... Объем добычи сланцевого газа, составлявший десять лет назад всего два процента от общей добычи в стране, вырос до 37 процентов, а цены резко снизились. Добыча нефти в США, продолжавшая долгое время снижаться, резко возросла (примерно на 38 процентов) с 2008 года. Только рост ее добычи с 2008 года эквивалентен общему объему добычи Нигерии, седьмой по величине стране-производителе в ОПЕК... Люди говорят о потенциальном геополитическом влиянии сланцевого газа и тяжелой нефти. Мы уже видим это влияние...". (iv)В опубликованном в 2012 году докладе "Энергетический прогноз до 2030 года" генеральный директор BP Боб Дадли (Bob Dudley) озвучил похожие оптимистичные прогнозы, что добыча сланцевых нефти и газа сделает Северную Америку энергетически независимой от Ближнего Востока. BP предсказывает, что к 2030 году рост добычи сланцевых нефти и газа "наряду с другими источниками топлива" сделает страны Западного мира практически самодостаточными в сфере энергетики. Наряду с другими значительными геополитическими последствиями большая часть мира, включая Северную и Южную Америки, станет независима от нефти, импортируемой из потенциально нестабильных стран Ближнего Востока и других мест, сказано в докладе BP. (v)Во всех предсказаниях о Соединенных Штатах, как об обновленной энергетической сверхдержаве, наводняющей мир своей сланцевой нефтью и газом, неверна только одна вещь. Они основаны на пузыре, на обычном обмане махинаторов с Уолл-стрит. На самом деле, становится все более очевидным, что сланцевая революция является краткой вспышкой в энергетике, новой мошеннической пирамидой, тщательно выстроенной с помощью тех же банков Уолл-стрит и "рыночных аналитиков", многие из которых участвовали в раздутии в США пузыря "dot.com" в 2000 году и, что более эффектно, пузыря секьюритизации недвижимости США в 2002-2007 годах. (vi) Внимательно присмотритесь к реальным результатам этой революции и реальным затратам на нее, все это очень поучительно.Часть II: Лазейки HalliburtonОдной из причин, по которым мы мало слышим об ухудшении ситуации со сланцевой нефтью и газом, является то, что этот бум случился буквально вчера. Ведь пиковые значения добычи были достигнуты только в 2009-2010 годах. Долгосрочные данные по значительному числу сланцевых скважин появляются только в последнее время. Еще одной причиной являются огромные корыстные интересы Уолл-стрит и нефтяной промышленности, которые пытаются сделать все возможное, чтобы сохранить миф о сланцевой революции. Но несмотря на все их усилия появляющаяся правдивая информация (в основном в профессиональных обзорах этой отрасли промышленности) вызывает тревогу.Сланцевый газ совсем недавно появился на рынке США, благодаря использованию комбинированных методик, одним из разработчиков которой среди прочих была бывшая компания Дика Чейни — Halliburton Inc. Несколько лет назад Halliburton совместила новые методы горизонтального бурения с закачиванием химических веществ в скважину для проведения так называемого "гидроразрыва" сланцевой породы, которая часто содержит в своих пустотах какое-то количество природного газа. До недавнего времени добыча сланцевого газа считалась экономически невыгодной. Из-за методики извлечения сланцевый газ считается нетрадиционным, и его добыча сильно отличается от обычного газа.Служба энергетической информации энергетического Департамента США дает следующее определение обычным нефти и газу:"Добывается из скважины, пробуренной в геологической формации, гидродинамическая характеристика которой позволяет нефти и природному газу самостоятельно поступать в ствол скважины".Нетрадиционные способы добычи углеводородов не отвечают этим критериям либо потому, что уровень пористости и проницаемости геологической формации очень низок, либо в случае, если жидкие углеводороды имеют плотность сопоставимую или даже превышающую плотность воды и поэтому не могут добываться, транспортироваться и перерабатываться обычными способами. В этом случае нетрадиционные нефть и газ, по определению, являются более дорогостоящими и трудными для извлечения по сравнению с обычными. И только по этой причине они стали привлекательны, как только в начале 2008 года цены на нефть взлетели выше $ 100 за баррель и до сих пор остаются примерно на том же уровне.Для извлечения нетрадиционного сланцевого газа, используется способ "гидроразрыва" (ГРП). Для этого в скважину под достаточным давлением закачивается разрывающая жидкость, которая образует трещины в сланцевой породе. Жидкость для гидроразрыва (состав которой, как правило, является секретом компании и которая чрезвычайно токсична) продолжает расширяться, увеличивая трещины. После этого главная задача — предотвратить закрытие трещин, которое прекратит выход газа или нефти в скважину. Поскольку для типичного случая ГРП счет идет на миллионы галлонов закачиваемой под землю воды (смешанной с токсичными химикатами), происходят случаи утечки разрывающей жидкости в окружающие породы. При недостаточном контроле количество просачивающейся жидкости может превышать 70% от закачанного объема. В свою очередь, это может нанести ущерб скелету материнской горной породы, отрицательно повлиять на проникновение пластовой жидкости или на геометрию трещин после гидроразрыва и тем самым снизить эффективность добычи. (vii)Гидравлический разрыв пласта в последнее время стал наиболее предпочтительным методом извлечения нетрадиционных ресурсов нефти и газа в США. Некоторые специалисты считают, что в будущем на ГРП в Северной Америке будет приходиться почти 70% добычи природного газа.Почему бум добычи сланцевой нефти и газа произошел только сейчас? Спасибо за это нужно сказать тогдашнему вице-президенту Дику Чейни сотоварищи. Истинной причиной недавнего бума ГРП в Соединенных Штатах, было принятие в 2005 году Конгрессом США закона, выводящего процесс ГРП (удивительно звучит, правда?) из-под надзора Агентства охраны окружающей среды США (EPA), осуществляемого в рамках Закона о безопасности питьевой воды. Нефтяная и газовая промышленность является единственным видом промышленности Америки, которой EPA разрешает закачивать под землю гарантировано опасные материалы (без проверки) непосредственно вблизи подземных запасов питьевой воды. (viii)Закон 2005 года известен как "лазейка Halliburton" и был массировано пролоббирован компанией, производящей львиную долю химических жидкостей для ГРП, бывшей компанией Дика Чейни – Halliburton. Став в начале 2001 года вице-президентом при Джордже Буше-младшем, Чейни немедленно получил широчайшие полномочия в Энергетической оперативной рабочей группе для разработки основной Энергетической национальной стратегии. Как позже выяснилось из документов, помимо определения иракского нефтяного потенциала Чейни при помощи оперативной рабочей группы использовал значительную политическую силу и промышленное лобби, чтобы вывести нефтегазовую промышленность из-под закона о питьевой воде. (ix)Во время нахождения на посту вице-президента Чейни сделал все, чтобы EPA дала "зеленый свет" значительному увеличению числа сланцевых газовых скважин в США.В 2004 году EPA опубликовало исследование экологических последствий ГРП. Это исследование было названо "научно несостоятельным" забившим тревогу Вестоном Уилсоном (Weston Wilson). В декабре 2005 года генеральный инспектор по охране окружающей среды EPA Ники Тинсли (Nikki Tinsley) предоставил достаточно доказательств о возможных манипуляциях с этим исследованием EPA, чтобы инициировать рассмотрение претензий Уилсона. Нефтегазовый надзорный проект (Oil and Gas Accountability Project) провел обзор исследований EPA, в котором показал, что из ранних вариантов исследования EPA удалило материалы, в которых говорилось, что нерегулируемое использование ГРП представляет угрозу для здоровья человека и что агентство не включило в финальный отчет информацию о том, что "разрывающая жидкость может представлять угрозу чистоте питьевой воды еще долгое время после окончания бурения". (х) Под влиянием политического давления отчет был проигнорирован. ГРП стал использоваться полным ходом.© n/a Fracking toxic wasteРис. 1. Эта схема показывает, как метан и разрывающая жидкость загрязняют питьевую воду, в результате того, что трещины гидроразрыва проникают в грунтовые воды.Лазейка Halliburton – это не мелочь. В процессе ГРП для добычи газа используются ошеломляющие объемы воды и токсичнейшие химические вещества. Вода является основным ингредиентом, необходимым для ГРП. При среднем ГРП используется порядка 1,2 — 3,5 млн. американских галлонов (4,5 – 13 миллионов литров) воды на одну скважину. Для более грандиозных проектов может быть использовано до 5 млн. американских галлонов (19 млн. литров) воды. Процесс ГРП может производиться несколько раз для одной скважины. В среднем, за время работы одной скважины в нее может быть закачано от 3 до 8 миллионов американских галлонов воды. (xi) Фермерские области Пенсильвании и других штатов, в которых широко распространена технология ГРП, сообщают, что их водные источники стали настолько токсичны, что вода непригодна для питья. В некоторых случаях газ проникает в жилые дома через обычный водопроводный кран.Во время шума вокруг аварии и разлива нефти на нефтедобывающей платформе Deepwater Horizon в Мексиканском заливе администрация Обамы и Министерство энергетики сформировали консультативную комиссию по сланцевому газу, якобы, для проверки растущей экологической опасности из-за способов добычи сланцевого газа. Их отчет был выпущен в ноябре 2011 года. О нем можно сказать в двух словах: сокрытие опасностей и выпячивание выгод от добычи газа.Комиссию возглавил бывший директор ЦРУ Джон М. Дейч (John M. Deutch). Дейч является заинтересованным лицом. Он входит в совет директоров газовой компании по производству СПГ – Cheniere Energy. Проект Cheniere Energy под названием "Sabine Pass" является одним из двух текущих проектов в США по созданию СПГ терминала для экспорта сланцевого газа из США на иностранные рынки. (xii)Дейч также входит в совет директоров Citigroup, одного из наиболее активных и крупнейших банков мира, работающих в энергетике и связанного с семьей Рокфеллеров. Он также входит в совет директоров компании Schlumberger, которая наряду с Halliburton является одной из ведущих компаний, производящих ГРП.Вообще, шесть из семи членов комиссии были связаны с энергетической отраслью, в том числе соратник Дейча и горячий сторонник технологии ГРП Дэниэл Ергин, являющийся, кроме того, членом Национального совета нефтяной промышленности. Неудивительно, что отчет Дейча назвал сланцевый газ "лучшей новостью в сфере энергетики за последние 50 лет". Дейч, кроме того, добавил:"В долгосрочной перспективе он имеет потенциал для замещения жидкого топлива в Соединенных Штатах". (xiii)Часть III: Сланцевый газ – гонка на времяПоскольку регуляторы дали полную свободу, а администрация Обамы — поддержку, американская нефтегазовая промышленность включила полную мощность в добыче сланцевого газа, чтобы, пользуясь высокими ценами на нефть и природный газ, быстренько заработать миллиарды.По официальным данным Министерства энергетики США добыча сланцевого газа выросла с немногим менее 2 миллионов тыс. куб. футов в 2007 году до 8.500.000 тыс. куб. футов к 2011 году. Это четырехкратное увеличение объема составляет почти 40% от общей добычи сухого природного газа в США в том году. А в 2002 году сланцевый газ составлял всего лишь 3% от общего объема добычи газа. (xiv)Рис.2.Здесь мы видим парадокс американской "сланцевой революции". Со времен "нефтяных войн", происходивших более века назад, были разработаны различные отраслевые программы, предотвращающие обвал цен на нефть и газ из-за их перепроизводства. В 30-х годах было открыто огромное месторождение "Восточный Техас", и произошел обвал цен на нефть. Штат Техас, где Железнодорожной комиссии (TRC) были даны распорядительные полномочия не только над железной дорогой, но и над добычей нефти и газа (а это был самый важный нефтепроизводящий регион), был призван стать третейским судьей в нефтяных войнах. Ситуация привела к выработке ежедневных квот на производство нефти. Эта система была настолько успешна, что позднее ОПЕК при разработке своих правил основывалась на опыте TRC.Сегодня, когда Федеральное регулирование нефтяной и газовой промышленности отсутствует, каждый производитель сланцевого газа (ВР, Chesapeake Energy, Anadarko Petroleum, Chevron, EnCana и другие) мчится на полной скорости, чтобы извлечь максимальное количество газа из своих месторождений.Причина такой спешки красноречива. Месторождение сланцевого газа, в отличие от обычного, исчерпывается гораздо быстрее в силу конкретных геологических причин. Газ рассеивается и его извлечение становится невозможным без бурения новых дорогостоящих скважин.Появление на рынке огромного объема сланцевого газа стало разрушительным. Цены на него рухнули. В 2005 году, когда Чейни вывел нефтегазовую промышленность из-под контроля EPA и начался газовый бум, цена на газ на узле "Henry Hub" в Луизиане, на пересечении девяти межгосударственных газопроводов, составляла $ 14 за тысячу кубических футов. К февралю 2011 года она рухнула до $ 3,88. На сегодняшний день цены колеблются около $ 3,50 за тысячу кубических футов. (xv)В своем докладе Артур Берман (Arthur Berman), опытнейший геолог нефтяной отрасли, специализирующийся на оценке скважин, используя данные по добыче сланцевого газа на основных месторождениях США со времени начала бума, пришел к отрезвляющим выводам. Его результаты показывают, что мы являемся свидетелями новой "схемы Понци", которая в течение следующих нескольких месяцев или, в лучшем случае, в ближайшие два-три года может оглушительно лопнуть. Сланцевый газ — это все, что угодно, только не "энергетическая революция", которая обеспечит потребителей в США или всем мире газом на 100 лет, как сказали президенту Обаме.Берман писал уже в 2011 году:"Факты показывают, что большинство скважин не являются коммерческими при текущих ценах на газ и требуют цен, по крайней мере, в диапазоне от $ 8,00 до $ 9.00 за тысячу кубических футов, чтобы выйти на уровень безубыточности в полном цикле, и $ 5,00 до $ 6.00 за тысячу кубических футов в неполном цикле. В течение следующих 18 месяцев мы прогнозируем цены ($ 4.00-4.55 за тысячу кубических футов среднем в 2012 г) ниже $ 8.00. Поэтому, возможно, что некоторые производители не смогут поддерживать нынешний уровень бурения из-за движения денежных потоков, совместных предприятий, продажи активов и фондовых предложений". (xvi)Берман продолжает:"Падение цен показывает, что снижение бурения любым из крупнейших производителей сланцевого газа будет связываться с ненадежностью поставок. Это особенно верно в случае Haynesville. Сланец выгоден там, где начальные цены примерно в три раза выше, чем, например, в Barnett или Fayetteville. Спекулятивные цены в Haynesville уже падают поскольку операторы сдвинули свое внимание на более ликвидные цели, которые имеют еще более низкие тарифы на газ. Это может порождать сомнения в парадигме дешевых и обильных поставок сланцевого газа и окажет каскадный эффект на доверие и доступность капитала". (xvii)Рис.3.Берман и другие также пришли к выводу, что ключевые игроки газовой промышленности и их банкиры с Уолл-стрит, стоящие за сланцевым бумом, грубо завышали объемы извлекаемых запасов сланцевого газа и, следовательно, ожидаемую продолжительность поставок. Он отмечает, что"резервы и экономика зависят от расчётных конечных извлекаемых запасов (EUR) на основе гиперболического или все более и более выравнивающегося падения профилей, что предсказывает десятилетия промышленного производства. С помощью всего нескольких лет истории производства в большинстве из этих сланцевых мемторождениях, эта модель не выглядит правильной и может оказаться чрезмерно оптимистичной.... Наш анализ тенденции истощения скважин сланцевого газа показывает, что расчётные конечные извлекаемые запасы на скважину составляют примерно половину значений, обычно представляемых операторами. (xviii)Короче говоря, производители газа создали иллюзию, что их нетрадиционного и более дорогостоящего сланцевого газа хватит на протяжении десятилетий.На основе своего анализа фактических данных из основных сланцевых регионов в США, Берман заключает, однако, что снижение объемов производства скважин сланцевого газа идет в геометрической прогрессии и склонно истощаться гораздо быстрее, чем их раскрутка на рынке. Может быть в этом причина, что производители сланцевого газа в США, набравшие активов на миллиарды долларов в надежде на рост цен, в последнее время отчаянно пытаются продать свои права на сланец наивным иностранным или другим инвесторам?Берман делает вывод:“Три десятилетия добычи природного газа из плотных песчаников и угольного метана показывают, что прибыль маргинальна в низкопроницаемых коллекторах. Сланцевые хранилища имеют проницаемость на порядки величины ниже, чем проницаемость пласта плотного песчаника и метановых угольных пластов. Так почему же умные аналитики слепо принимают, что коммерческие результаты в сланцевых месторождениях должны отличаться? Ответ прост — высокая начальная цена производства. К сожалению, эти высокие начальные тарифы компенсируются коротким сроком службы скважины и дополнительными расходами, связанными с рестимуляцией сважины. Те, кто ожидают, что долгосрочная себестоимость сланцевого газа будет меньше, чем других нетрадиционных газовых ресурсов, будут разочарованы... истинная структурная себустоимость добычи сланцевого газа выше, чем могут поддерживать нынешние цены ($ 4.15 за тысячу кубических футов — средняя цена за год, закончившийся 30 июля 2011 года), а также реальные запасы составляют около половины объема, заявленного операторами". (xix)В этом и заключается объяснение того, почему видавшая виды нефтяная промышленность в США отчаянно давит на газ, сеет семена собственного банкротства в в этой игре с большими ставками, она мчится, чтобы сбросить все более убыточные сланцевые активы, пока пузырь еще не лопнул. Финансовые покровители с Уолл-стрит тоже в этой Понци-игре, они ставят миллиарды на карту, так же как в в недавнем мошенничестве секьюритизации недвижимости.Часть IV: Сто лет газа?Так откуда же тогда кто-то получил число, которое было сказано президенту США: что Америку ждет 100 лет поставок газа? Вот где ложь, проклятая ложь и статистика играет решающую роль. У США не будет 100 лет поставок природного газа из сланцев или нетрадиционных источников. Это число произошло из преднамеренного искажения кем-то принципиальной разницы между тем, что в нефтяной и газовой отрасли называют ресурсы, и тем, что называют резервами.Газовые или нефтяные ресурсы представляют собой совокупность газа или нефти, первоначально существующу. на поверхности или внутри земной коры в естественных скоплениях, в том числе уже открытых и еще не открытых, извлекаемые и не извлекаемые. Это общая оценка, независимо от того, являются ли эти газ или нефть коммерчески извлекаемыми. И это — наименее интересное число для извлечения.С другой стороны, "извлекаемые" нефть или газ относятся к прогнозируемому объему коммерчески извлекаемыми с конкретными технически возможно восстановление проекта, план бурения, Fracking программы и тому подобное. Промышленность делит ресурсы на три категории: резервы, которые обнаружены и коммерчески извлекаемы; условные ресурсы, которые обнаружены и потенциально извлекаемы, но полупромыленные или не имеющие экономического значения при текущей рентабельности; перспективные ресурсы, которые еще неоткрыты и только потенциально извлекаемы. (xx)Комитет по запасам газа (PGC), стандарт для оценки газовых ресурсов в США, использует три категории технически извлекаемых газовых ресурсов, в том числе сланцевого газа: вероятные, возможные и спекулятивные.После тщательного изучения цифр становится ясно, что президент, его советники и другие взяли последнюю общую цифру PGC о всех трех категориях, или 2170 триллионов кубических футов газа, вероятные, возможные и чисто спекулятивное, и разделили ее на годовое потребление в 2010 году в 24 триллионов кубических футов. И получить число между 90 и 100 лет газового рая. Удобно осталось недосказанным, что большая часть этого общего ресурса находится в месторождениях, которые слишком малы, чтобы производиться по любой цене, недоступна для бурения или слишком глубоко, чтобы его извлечение было рентабельно. (xxi)Артур Берман в другом анализе указывает, что если мы будем использовать более консервативные и реалистичные предположения, как это делает в своей детальной оценке PGC, более актуальной является цифра 550 триллионов кубических футов газа. В свою очередь, если мы оцениваем, столь же консервативно и реалистично основано на опыте, что только около половины этого ресурса фактически станет резервом (225 триллионов кубических футов), то у США есть всего лишь около 11,5 лет потенциальных будущих поставок газа при нынешних темпах потребления.Если мы включим сюда еще доказанные запасы в 273 триллионов кубических футов, то есть дополнительные 11,5 лет бесперебойных поставок, т.е. в общей сложности почти 23 года. Стоит отметить, что доказанные запасы включают в себя доказанные неосвоенные запасы, которые могут или не могут быть извлечены в зависимости от экономических условий, так что даже 23 года поставок - выглядит завышенной цифрой. Если потребление газа возрастет, этот запас будет тоже исчерпан менее чем за 23 года. (xxii)Существуют в рамках правительства США также весьма различные оценки по добыче извлекаемых ресурсов сланцевого газа. Министерство энергетики США EIA использует очень щедрый расчет средней эффективности извлечения сланцевого газа в 13% по сравнению с другими консервативными оценками вполовину этого или 7%, в отличие от коэффициента извлечения 75-80% для обычных газовых месторождений. Именно эта щедрая оценка коэффициента извлечения, используемая для расчетов EIA, позволяет EIA проектировать оценку 482 трлн кубических футов извлекаемого газа в США. В августе 2011 года Внутренний департамент Геологической службы США опубликовала гораздо более трезвые оценки для крупных сланцевых месторождений в штате Пенсильвания и Нью-Йорке под названием Marcellus Shale. Пр оценкам департамента там есть около 84 триллионов кубических футов технически извлекаемых запасов природного газа. Предыдущие оценки EIA называли цифры в 410 триллионов кубических футов. (xxiii)Месторождения сланцевого газа показывают необычно высокую скорость истощения с очень крутыми трендами, комбинация, дающая низкую эффективность извлечения. (xxiv)Часть V. Огромные потери сланцевого газа Учитывая аномально быстрые темпы истощения скважин и низкий коэффициент извлечения, не приходится удивляться, что, как только эйфория улеглась, производители сланцевого газа оказалась сидящими на финансовой бомбе замедленного действия и начали срочно и быстро продавать свои активы неосторожным инвесторам.В самом последнем анализе фактических результатов за несколько лет добычи сланцевого газа в США, а также дорогостоящей нефти из канадских битуминозных песков, Дэвид Хьюз отмечает, что"добыча сланцевого газа выросла взрывными темпами и составила почти 40 процентов американской добычи природного газа. Тем не менее, производство вышло на плато в декабре 2011 года; 80 процентов добычи сланцевого газа поставляется из пяти месторождений, некоторые из которых находятся в упадке. Очень высокие темпы истощения сланцевых газовых скважин требуют постоянного вливания капитала, оцениваемого в $ 42 млрд в год для бурения более 7000 скважин в целях поддержания производства. Для сравнения, стоимость сланцевого газа, добытого в 2012 году, составила только $ 32,5 млрд". (xxv)Он добавляет:"Наилучшие месторождения сланцевого газа, такие, как Haynesville (которое уже в состоянии упадка) относительно редки, а число скважин и капитальных затрат, необходимых для поддержания производства, будет расти по мере того, как лучшие районы в этих месторождениях будут истощаться. Высокое сопутствующее воздействие на окружающую среду вызвало протесты граждан, в результате чего был объявлен мораторий в штатах Нью-Йорк и Мэриленд и распространились протесты в других штатах. Рост производства сланцевого газа был скомпенсирован снижением производства обычного газа, что привело к скромному росту добычи газа в целом. Кроме того, базовая рентабельность многих месторождений сланцевого газа вызывает сомнения при нынешних условиях цены на газ". (xxvi)Если эти различные оценки являются боле или менее точными, то США имеют ресурс в поставках нетрадиционного сланцевого газа в размере от 11 лет до 23 лет по продолжительности и нетрадиционной нефти, возможно, на 10 лет перед тем, как начнется истощение запасов. Недавняя риторика об "энергетической независимости" США в текущем технологическом состоянии — чушь собачья.Бум бурения скважин, который привел к этому недавнему насыщению сланцевым газом, был частично мотивирован "held-by-production" (пользование на правах аренды, которая реализуется путём выплат определенных сумм по арендованной скважине — прим.перев.), соглашениями об арендном договоре с землевладельцами. В таких соглашениях газовая компания обязана начинать бурить на участке, арендованном обычно на 3-5 лет, или платить неустойку. В США землевладельцы (фермеры или владельцы ранчо) обычно имеют права собственности на недра и могут сдавать их в аренду нефтяным компаниям. Газовые (или нефтяные) компании, таким образом, находится под огромным давлением, нуждаясь резервировать запасы газа на новых арендованных участках, чтобы поддерживать курс акций компании на фондовом рынке, где делаются заимствования, чтобы бурить.Это давление "бури или выметайся" обычно заставляет компании искать сочные "продуктивные пластовые зоны" для быстрого и эффектного газового потока. Затем они обычно позиционируют первые результаты как "типичные" для всего сланцевого месторождения.Однако, как указывает Хьюз:"Высокая производительность сланцевого пласта не повсеместна, и относительно небольшие продуктивные пластовые зоны в сланцах предлагают наибольшую производительность. Шесть из тридцати сланцевых скважин обеспечивают 88 процентов производства. Индивидуальные темпы истощения скважин высоки, от 79 до 95 процентов через 36 месяцев. Хотя некоторые скважины могут быть очень продуктивными, они, как правило, составляют небольшой процент от общей суммы и сосредоточены в продуктивных пластовых зонах". (xxvii)Рис. 4. Одна из оценок прогнозируемого снижения добычи сланцевого газа предполагает, что пик пройдет задолго до конца десятилетия, возможно, уже через четыре года, а затем начнется быстрое снижение объемов.Чрезвычайно быстрое общее истощение сланцевых пластов требует, чтобы ежегодно замещалось от 30 до 50 процентов продукции с дополнительно пробуренных скважин, классический синдром"ловли собственного хвоста". Это приводит к необходимости вкладывать $ 42 млрд годового инвестиционного капитала только для поддержания текущего производства. Для сравнения, весь добытый в США в 2012 году сланцевый газ стоил около $ 32,5 млрд по цене $ 3.40 за тысячу кубических футов (что выше, чем фактическая цена на протяжении большей части 2012 г.). А это чистые $ 10 млрд убытков от сланцевой авантюры в прошлом году для всех американских производителей сланцевого газа.Даже хуже. Хьюз отмечает, что затраты капитала на компенсацию истощения месторождений обязательно возрастут, поскольку с продуктивные пластовые зоны в сланцах уже выработаны и бурение движется в области с низким качеством. Среднее качество скважин (по данным начальной производительности) упало почти на 20 процентов в Haynesville, наиболее продуктивном месторождении сланцевого газа США. И это падение или выход на плато наблюдается в восьми из десяти месторождениях. В целом качество скважин снижается для 36 процентов от всей американской добычи сланцевого газа и вышло на плато для 34 процентов. (xxviii)Не удивительно в этой связи, что в соответствии с новой реальностью основные игроки индустрии сланцевого газа провели массивные списания своих активов. Компании в 2012 году приступили к пересмотру своих резервов и перед лицом текущих спотовых цен на газ, которые упали в два раза за период с июля 2011 года по июль 2012-го, вынуждены признать, что долгосрочные перспективы цен на природный газ не показывают рост. Списания имеют эффект домино, поскольку банковские кредиты, как правило, привязаны к запасам компании и это означает, что многие компании вынуждены пересматривать кредитные линии или проводить аварийные продажи активов, чтобы собрать денег.Начиная с августа 2012 года, многие крупные производители сланцевого газа в США были вынуждены объявить о крупных списаниях стоимости своих сланцевых активов. BP объявила о списаниях в размере $ 4,8 млрд, включая свыше $ 1 млрд падения стоимости своих американских сланцевых активов. Английская BG Group провела списание $ 1,3 млрд своих сланцевых капиталовложений в США, EnCana, крупный канадский оператор сланцевого газа, провел $ 1,7 млрд. списания сланцевых активов в США и Канаде, предупредив, что цифра может возрасти, если цены на газ не восстановятся. (xxix)Австралийский горнодобывающий гигант BHP Billiton является одним из наиболее пострадавших в истории сланцевого в США, поскольку он пришел в самом конце шумного представления. В мае 2012 года он объявил, что рассматривает возможность обесценивания акций на стоимость своих американских сланцевых активов, которые он купил на пике бума сланцевого газа в 2011 году, когда компания заплатила $ 4,75 млрд, что приобрести сланцевый проект у Chesapeake Energy, и купила Petrohawk Energy за $ 15,1 млрд. (xxx)Но хуже всего на данный момент бывшей суперзвезде в индустрии сланцевого газа Chesapeake Energy из Оклахомы.Часть VI: Chesapeake Energy: следующий Enron?Эта компания, по мнению большинства, является типичной для индустрии сланцевого газа и ранее была провозглашена ведущим игроком в сланцевом бизнесе. В августе 2012 года широко распространились слухи, что Chesapeake Energy объявит о банкротстве. Это было бы весьма неловко для компании, которая являлась вторым по величине производителем газа в стране. Это также могло дать миру распознать тот обман, который который стоял за продвижением "сланцевой энергетической революции", распространяемый подобными Ергину и уоллстритовским энергетических промоутерам, желаущим заработать миллиарды на М&А и других сделках в этом секторе, чтобы заменить свой мрачный опыт в недвижимости.В мае 2012 года Билл Пауэрс из Powers Energy Investor писал о Chesapeake :"За последний год, однако, бизнес-модель CHK (аббревиатура Chesapeake Energy на бирже — прим.авт.) развалилась. Акции компании продолжают держаться у 52-недельных минимумов, и у компании есть проблема финансирования — финансово говоря, она остается без денег. Хотя она была способна сдавать в аренду часть активов на Utica Shale в Огайо французской Total в прошлом году (это замечательно, учитывая бухгалтерские ошибки, которые привели к тому, что Total получила значительно меньше доходов от своего СП Barnett Shale), CHK в основном исчерпала предполагаемую площадь к сдаче в аренду".Пауэрс оценивает дефицит наличности для компании приблизительно в $ 3 млрд. в 2012 году. И это сверх уже огромного корпоративного долга в $ 11,1 млрд, из которых $ 1,7 млрд являлось возобновляемой кредитной линией. (xxxi)Пауэрс добавляет:"Если прибавить забалансовые долги и привилегированных выпуски к существующему балансовому $ 1.1-миллиардному долгу компании, у CHK будет колоссальная сумма в $ 20,5 млрд финансовых обязательств. Учитывая столь высокий уровень задолженности, долг CHK оценивается как мусорный и таковым будет в обозримом будущем... Наличие второго по величине производителя природного газа Америки, а также его по большей части разрушенного акционерного капитала, который почти полностью уходит из сланцевого бизнеса, явно показывает, что сегодняшний пузырь цен на природный газ находится на грани резкого разрыва. CHK не сделал никаких денег, буря сланцевые скважины (и фактически никто из его коллег этого не сделал), а теперь "молчаливые" деньги закончились. (xxxii)Рассерженные акционеры провели крупную реорганизацию совета директоров Chesapeake в сентябре прошлого года после сообщения Reuters о том, что генеральный директор Обри Макклендон брал крупные кредиты, не полностью раскрывая эту информацию совету директоров компании или инвесторам. Макклендон был вынужден уйти в отставку с поста председателя компании, которую он основал, после того как просочились детали, что Макклендон в течение последних трех лет занял $ 1,1 млрд. под залог своей доли в своей нефтяной компании. (xxxiii) В марте 2013 года Комиссия по ценным бумагам и биржам правительства США (SEC) объявила, что проводит расследование деятельности компании и ее генерального директора Обри Макклендона и уже выдала повестки в суд для информации и свидетельских показаний среди прочего и по спорной программе, которая предоставляет Макклендону долю в каждой скважине, что бурила Chesapeake. (xxxiv)Чтобы понизить долг, компания распродает свои активы на сумму приблизительно $6.9 млрд, включая нефтегазовые месторождения примерно на 2.4 миллионах акрах. Необходимо серьезно инвестировать в бурение новых скважин, чтобы достичь увеличения производства более прибыльной нефти и сжиженного природного газа, если компания хочет избежать банкротства. (xxxv) Как выразился один критически настроенный аналитик,“сложные бухгалтерские методы компании делают почти невозможным для аналитиков и акционеров определить, каковы реальные риски. Тот факт, что генеральный директор берет кредиты на миллиард и не раскрывает их открыто, только усиливает ощущение того, что все не так, как кажется на Chesapeake — это компания Enron с буровыми установками". (xxxvi)Разрекламированная сланцевая революция в США терпит крах вместе с акциями Chesapeake и других ключевых игроков.Примечанияi Roberta Rampton, Energy Policy Shifting as abundance replaces scarcity: Obama adviser, Reuters, February 25, 2013.ii President Barack Obama, President Obama’s State of the Union Address , January 25, 2012, The New York Times, January 24, 2012.iii Daniel Yergin, Subcommittee on Energy and Power of the House Energy and Commerce Committee Testimony submitted for Hearings on ‘America’s Energy Security and Innovation,’ Washington D.C., February 5, 2013.iv Ibid.v BP, BP Energy Outlook 2030, London, January 2012.vivii Glenn S. Penny, et al, Control and Modeling of Fluid Leakoff During Hydraulic Fracturing, Journal of Petroleum Technology, Vol. 37, no. 6, pp. 1071-1081.viii F. William Engdahl, Shale Gas: Halliburton’s Weapon of Mass Devastation, VoltaireNet.org, 17 May 2012.ix Ibid.x Ibid.xi Anthony Andrews, et al, Unconventional Gas Shales: Development, Technology and Policy Issues, Congressional Research Service, Washington D.C., October 30, 2009, p.7.xii John Deutsch, Robin West, The North American Oil and Gas Renaissance and its Implications, The Aspen Institute, 2012, Washington DC.xiii Ibid.xiv EIA, Natural Gas Gross Withdrawals and Production, US Department of Energy, Washington DC.xv Malcolm Maiden, Burnt Fingers all round in US shale gas boom, The Sydney Morning Herald, August 2, 2012xvi Arthur E. Berman and Lynn F. Pittinger, US Shale Gas: Less Abundance, Higher Cost, August 5, 2011.xvii Ibid.xviii Ibid.xix Ibid.xx SPEE, Canadian Oil and Gas Evaluation Handbook, Volume 1 — Reserves Definitions and Evaluation Practices and Procedures, SECTION 5: DEFINITIONS OF RESOURCES AND RESERVES, Petroleum Society of the Canadian Institute of Mining, Metallurgy and Petroleum, Calgary Chapter, accessed in www.petsoc.org.xxi Arthur E. Berman, After The Gold Rush: A Perspective on Future US Natural Gas Supply and Price, The Oil Drum, February 8, 2012.xxii Ibid.xxiii Stephen Lacey, After USGS Analysis, EIA Cuts Estimates of Marcellus Shale Gas Reserves by 80% ,August 26, 2011xxiv Rafael Sandrea, Evaluating production potential of mature US oil, gas shale plays, The Oil and Gas Journal, December 3, 2012.xxv Arthur E. Berman, After the Gold…xxvi Ibid.xxvii Ibid.xxviii Ibid.xxix Ed Crooks, Gas groups headed for large write-downs, Financial Times, August 31, 2012.xxx Marin Katusa, Does a Long-Term Natural-Gas Downturn Signal that Investors Should Exit?.xxxi Bill Powers, Is Chesapeake Energy Going Bankrupt?, May 1, 2012, Powers Energy Investor.xxxii Ibid.xxxiii Jeff Goodell, Worlds Biggest Fracker Pockets $1 Billion in Shady Deal, Rolling Stone, April 18, 2012.xxxiv Reuters, SEC Investigating Chesapeake Energy, CEO, March 01, 2013.xxxv Ed Crooks, Two directors forced out of Chesapeake, Financial Times, June 8, 2012.xxxvi Jeff Goodell, Op. Cit.Перевод специально для сайта "Война и Мир" Источник: Ф.Уильям Энгдаль

Выбор редакции
28 февраля 2013, 20:36

Petrohawk Energy Earnings: Here’s Why Investors are Excited Now

Here's your Cheat Sheet to earnings...

12 ноября 2012, 12:17

Про пузырь американского сланцевого газа

    Бригада рабочих страдает под ярким солнцем Луизианы, поворачивает гаечные ключи, чтобы затянуть потуже шланги, которые соединяют цементные грузовики с буровой установкой Chesapeake Energy – одной из двух буровых установок компании все еще используемых для добычи природного газа здесь, в Haynesville Shale. На своем пике, Chesapeake имела 38 буровых установок в регионе, пробурила более 1200 скважин в Haynesville, богатой газом горной породе, которая находится между Луизианой и Техасом. Ослепленные менталитетом времен золотой лихорадки и легкими деньгами от Уолл-стрит, Chesapeake и ее конкуренты делали то же самое и в других штатах от Оклахомы до Пенсильвании. Для большей части территории страны была добыта дешевая энергия. Нация получила так много природного газа, что энергетики, которые сжигают топливо на электростанциях, получив дешевый газ, начали заменять более дорогой и грязный уголь. Компании и муниципалитеты заправляют газом тысячи новых грузовиков и автобусов, снижая вредное воздействие паров дизельного топлива и зависимость страны от импорта нефти. Производители удобрении и химии, которые используют газ в качестве сырья, внезапно обнаружили, что США является привлекательным местом для размещения новых заводов, по сравнению, скажем, с Азией, где газ в четыре раза дороже. Dow Chemical, которая использует природный газ в качестве материала для изготовления пластмасс, собрала список из 91 новых производственных проектов, представляющих 70 миллиардов долларов инвестиций и до трех миллионов новых рабочих мест, которые различные компании предлагают или уже начали из-за дешевого газа. "В стране бум газового предпринимательства", говорит Эдвард Хирс, профессор финансов в Университете Хьюстона, подготовивший доклад, в котором говорится, что экономика страны получила выгоду в размере более чем 100 млрд. долл. в прошлом году только от снижения цены на газ.     Но в то время как от газового бума выиграло большинство американцев, для многих газовых компаний и их десятков тысяч инвесторов газовый бум обернулся грандиозными потерями.   Компании пробурили так много скважин и добыли столько газа, что довели цену на природный газ почти до рекордных минимумов. И из-за сложной схемы финансирования и лизинговых соглашений, заключенных во время бума, фирмы не смогли снять ногу с педали газа достаточно быстро, чтобы избежать падения цен на природный газ, которые снизились более чем на 60 процентов по сравнению с летом 2008 года. Хотя банкиры сделали много денег от финансирования, а несколько энергетических компаний сделали состояния путем выхода на пике рынка, большая часть газовой промышленности обескровлена и вынуждена продавать активы, списываются огромные убытки и буровые установки переносятся на добычу нефти, цена которой пока высокая. Рекс Тиллерсон, исполнительный директор Exxon Mobil, которая потратила $ 41 млрд., чтобы купить XTO Energy, гигантскую газовую компании, в 2010 году, когда цены на газ были почти вдвое больше, чем они есть сегодня, не стеснялся в выражениях о тяжелом положении в отрасли в Нью-Йорке этим летом. "Приходится снимать последнюю рубаху", г-н Тиллерсон сказал. "Мы не делаем никаких денег. Все находится красной зоне ". Как и недавний кредитный пузырь, бум и спад в газовой промышленности произошли в значительной степени из-за десятков миллиардов долларов креативного финансирования, предоставленного инвестиционными банками, такими как: Goldman Sachs, Barclays и Jefferies & Company. После финансового кризиса, природный газ был одним из немногих крупных центров прибыли для Уолл-стрит, которая предоставила средства энергетическим компаниям за счет иностранных финансовых инвесторов. Большие компании, такие как Chesapeake, менее известные, как Quicksilver Resources и Exco Resources были в состоянии обеспечить высокий рост за счет глобального финансирования, меняя лицо энергетики в США. В целом топ-50 нефтегазовых компаний, привлекали и тратили ежегодно в среднем $ 126 млрд. в течение последних шести лет на бурение, приобретение земли и другие капитальные затраты в пределах Соединенных Штатов, таким образом удвоив свои капитальные расходы с 2005 года, в соответствии с анализом Эрнст & Янг. Теперь же газовые компании тратят гораздо больше добывая газ, чем зарабатывают. Их цены акции и долговые рейтинги под угрозой. "Мы добыли больше мяса, чем могли бы перетащить обратно в пещеру и съесть", сказал Мейнард Холт, со-президент Tudor Pickering Holt & Company инвестиционного банка из Хьюстона, который участвовал в десятках сделок со сланцевым газом в последние четыре года. "Теперь у нас проблемы".   Мастер продаж   Обри К. Макклендон   У Обри К. Макклендон, исполнительного директора Chesapeake Energy, есть секрет, и ему очень хочется поделиться. И он позвонил своему приятелю по университету Дьюк Ральфу Идсу третьему. Г-н Макклендон рассказал, что он тихо взял в аренду сотни тысяч гектаров где-то в южной части Соединенных Штатов, не говоря точно, где именно и, что эта земля может стать одним из крупнейших в мире природных газовых месторождений. Но для разработки скважины ему нужны миллиарды долларов. "Я могу получить активы", Макклендон сказал г-ну Идсу, заместителю председателя Jefferies, по свидетельству трех человек, которые приняли участие в этом разговоре почти пять лет назад. "А ты должен найти деньги".   Ральф Идс III   И Идс сделал это, он с безудержным энтузиазмом тренера по американскому футболу, путешествовал по всему миру, и в конечном счете, получил $ 28 млрд. на "секретный" венчур в Haynesville Shale, и другие буровые проекты Chesapeake. Другие банкиры, работающие в стеклянных офисных зданиях города Хьюстон, были заняты тем же. Несмотря на то, что небоскребы являются домом для глобальных гигантов, таких как Chevron и менее известных компаний, таких как Plains Exploration and Production, они также витрины для деятелей с Уолл-стрит, которые играют жизненно важную, хотя и менее заметную, но растущую роль в производстве энергии в США. 53-х летний техасец г-н Идс является князем мира сего. Его финансовые инновации помогали питать бум газового бурения, и с 2007 года он участвовал в нефтегазовых сделках на сумму более $ 159 млрд. Он пришел на Уолл-стрит сразу после университета Дьюк, заработав национальную известность в 2001 году, во время работы в El Paso Corporation, - оператора газопроводов. Регуляторы обвинили Эль-Пасо в создании искусственного дефицита газа в Калифорнии годом ранее, что способствовало развитию энергетического кризиса в штате. Несмотря на это, Эль-Пасо в конце концов отбился от обвинений за $1,7 млрд., г-н Идс при этом сказал, что Эль-Пасо был виновен только в креативных финансовых операциях. "Я просыпаюсь каждый день, чтобы думать о том, как финансировать большие проекты", сказал он. Он высокий, даже долговязый, у него ревущий голос, и его трудно не заметить даже в большой толпе. Его деловая хватка работает всегда, даже на званых обедах и благотворительных акциях. Так он встретил Джима Флореса, исполнительного директора Plains Exploration, который в конечном итоге пригласил его на охоту на уток. После просьбы г-на Макклендона найти деньги, г-н Идс предложил г-ну Флоресу профинансировать часть проекта Haynesville компании Chesapeake. "Обри и я рассчитали, что это может быть крупнейшее газовое месторождение в мире" Идс сказал Флоресу, отметив, что первые результаты от одной скважины показали беспрецедентный газовый поток. Тип сделки, которую он предложил, так называемый "Кэш энд Керри", был, конечно, и агрессивный, и инновационный. Plains Exploration будут платить Chesapeake $ 1,7 млрд., чтобы получить собственность около одной трети буровых прав, Chesapeake взял в аренду в Haynesville. Plains Exploration также обязались выплатить еще $ 1,7 млрд., чтобы покрыть половину расходов Chesapeake на бурение, в обмен на часть будущей прибыли. "Это будут отличные инвестиции", г-н Флорес сказал в день сделки в июле 2008 года. Но сделка, как и другие проекты Chesapeake, принесли господам Идсу, Макклендону и их компаниям гораздо больше, чем людям, выписывающим большие чеки. Chesapeake потратили в среднем $ 7,100 на акр земли арендованной в Haynesville. Plains заплатил Chesapeake $ 30.000 за акр. Jefferies и другие фирмы, участвующие в организации сделки заработали приблизительно $ 23 млн. Большая часть денег, которые г-н Идс привлек для американских буровиков газа пришла из зарубежных нефтяных и газовых компаний, таких как Total, CNOOC, China National Offshore Oil Corporation. Он сказал им, что американская сланцевая революция это та возможность, мимо которой нельзя пройти. "Это как владеть Эмпайр Стейт Билдинг", г-н Идс сказал, ссылаясь одну из своих любимых тем. "Такие возможности не повторяются". В Китае его поразило, сколько денег было доступно для инвестирования. Один топ-менеджер в крупной китайской нефтяной компании, которого г-н Идс отказался назвать, сославшись на конфиденциальный характер переговоров, заявил, что страна хочет переместить свои 750 миллиардов долларов США казначейских облигаций в энергетический бизнес Северной Америки. Г-н Идс был только счастлив помочь вложить $3,4 млрд китайских денег в Chesapeake. Не все верили в сюжетную линию бесконечной прибыли и возможностей. Г-н Идс рассказывает, как руководитель одной из нефтяных компаний, личность которого он не раскрывает, сказал ему, что "причиной перенасыщения являетесь вы, ребята". Так же сказав, что ожидает, что цены на природный газ будут стремительно падать. В частных разговорах, г-н Идс признается, что в его речах было немного бахвальства. "Как правило, мы представляем продавцов, поэтому я хочу убедить покупателей, что цены на газ будут настолько высокими, насколько возможно", говорит мистер Идс. "Покупатели большие мальчики - они гигантские компании с тысячами экономистов, которые знают больше, чем знаю я. Пусть покупатель будет бдителен - Caveat emptor". Инвестиционно-банковские доходы в Jefferies достигли 1,1 млрд. долл. США в 2011 году, что является рекордом для компании, по сравнению с $750 млн. в 2007 году. Энергетические сделки были названы в числе крупнейших драйверов этого роста, роста который произошел вопреки серьезным проблемам, связанным с воздействием европейского кризиса суверенного долга. Г-н Идс не раскрывает сколько он заработал на этих сделках. Но Dealogic, фирма, которая отслеживает сделки Wall Street оценивает, что Jefferies получили по крайней мере $ 124 млн. комиссии по сделками с Chesapeake с 2007 года, большую часть своего общего дохода от нефти и газа, которые колебались между $390 млн и $700 млн за тот же период. И до этих сделок, г-н Идс был богатым человеком. Он живет в Хьюстоне в огромном особняке у озера, площадью 11000 квадратных футов, с винный погребом в котором 6500 бутылок. В 2010 году он купил за $ 8,2 млн. дом в эксклюзивном районе в Аспене, штат Колорадо, соседи у него Джек Николсон и Мэрайя Кэри. Успех г-н Идса порождает не малую долю ревности в Хьюстоне. "Многие люди не любят его, потому что он впереди всех", сказал Чип Джонсон, исполнительный директор Carrizo Oil and Gas, который провел 2 крупные сделки с участием г-н Идса. "Он получил репутацию сомнительного продавца, но мне трудно поверить, что вы можете обмануть глав крупных компаний". "Без него", г-н Джонсон добавил, что "страна не имела бы огромного предложения газа как имеет сейчас". Другие были более критичны. "Он похож на бармена, продающего алкоголь людям, которые не могут справиться с этим", говорит Фадель Гейт, управляющий директор Oppenheimer & Company, о Идсе. "И вся газовая промышленность получила горькое похмелье, с падающими ценами на газ. И инвестиционными банкирами, которые с улыбкой готовы помочь, но и получить свою долю".   Поезд без тормозов   "Остановить бурение", Т. Бун Пикенс, нефтяник из Техаса, рявкнул на своих коллег по Совету Директоров из Exco Resources, небольшой, независимой буровой компании базирующейся в Далласе, которая как и Chesapeake, сделала большую ставку в Haynesville. "Просто заткните ее". 84-летний г-н Пикенс, заработал миллиарды долларов в качестве менеджера хедж-фонда и предпринимателя в области нефти и газа. Он много занимал для создания запасов нефти и газа в Mesa Inc. в конце 1980-х, пока не потерял компанию во время финансовых трудностей десять лет спустя, когда снижение цен на газ подкосило его способности погасить задолженность и выплатить дивиденды. Он хотел, чтобы Exco избежала подобной участи. Правда есть одна проблема: в соответствии с контрактами Exco не может остановить бурение. Компания последовала примеру Chesapeake и заключила собственную, стоимостью $ 1,3 млрд., сделку "Кэш энд Керри" с BG Group, британской газовой компанией. BG заплатила Exco $ 655 млн наличными авансом и согласилась оплачивать 75 процентов стоимости будущего бурения в Haynesville в обмен на долю в будущей прибыли от газа. Когда была достигнута эта договоренность, казалось, что победители все вокруг. У Exco было более 53,000 арендованных акров земли в Haynesville, но, как и у Chesapeake, ей не хватало денег на бурение. Финансирование BG помогло Exco увеличить количество буровых установок с 4 до 22. Тем не менее, соглашение, заключить которое помог Goldman Sachs, включало в себя обязательство о том, что Exco должна использовать все 22 буровых установки для добычи газа, даже если цена падала. BG хотела достичь определенных целей по бурению скважин и добыче газа в Соединенных Штатах, и компания была полна решимости придерживаться плана, даже если ее партнер сейчас настаивает, что это не имело никакого экономического смысла. "Они прекрасные партнеры, но у них интересы по всему миру, и мы являемся частью этого" Дуглас Х. Миллер, исполнительный директор Exco, пояснил аналитикам Уолл-стрит в прошлом году. Г-н Пикенс был в ярости. "Мы идиоты, если бурим эти скважины", сказал он в недавнем интервью. Но Exco Resources не единственная подобная фирма. Многие из газовых компаний - в том числе и Chesapeake и Petrohawk не имели иного выбора в прошлом году, кроме как продолжать бурение, независимо от того, как низко упали цены или какой большой избыток сформировался на рынке. Это было не только из-за сделок "Кэш энд Керри", которые бы заставляли бурить. Земли, которые газовые компании получили в аренду, в большинстве случаев, пришли по формуле "использовать или потерять ", положения, согласно которого, необходимо начать бурение в течение трех лет и начать выплачивать арендную плату или потерять право аренды. Exco, Chesapeake и др. поначалу хвастались тем, как много акров им удалось получить. Но после выплаты бонусов до $ 20.000 за акр, компании не могут позволить себе потерять право аренды, даже если низких цены на природный газ означают, что бурение дополнительных скважин будет убыточным. Отрасли также приходится продолжать бурение в связи с извращенным способом, которым Уолл-стрит оценивает нефтяные и газовые компании. Аналитики оценивают фирмы на основе так называемых доказанных запасов, т.е. оценки того, сколько нефти и газа у них находится в земле (не добытые). За счет бурения одной скважины, компании могут рассчитать свои резервы, учитывая залежи данного месторождения в своем балансе. В этом случае, более высокие резервы обычно приводят к более высоким ценам акций, хотя некоторые компании и теряют деньги каждый квартал, накапливая миллиарды долларов долга. Судебные документы показывают, что так же, как и в предыдущем пузыре недвижимости, основные игроки публично предсказывают успех, при этом в частных разговорах выказывают сомнения. Г-н Макклендон в августе 2008 года доказывал аналитикам Уолл-стрит, что он в корне изменил когда-то рискованный, столетний нефтегазовый бизнес в нечто надежное, такое как сборочная линия. "Мы считаем себя фабрикой по производству газа, а для этого требуется четыре ресурса на входе - это земля, люди, наука и, конечно, капитал", г-н Макклендон говорил аналитикам. "Мы считаем, что это довольно впечатляющее дело и надеюсь, что вы тоже". Но вскоре после этого, он рассказал некоторым сотрудникам Chesapeake, что компания, возможно, сделала несколько больших ошибок. "То что было справедливой ценой аренды 90 дней назад в настоящее время переоценено по крайней мере в 2 раза, учитывая резкое ухудшение рынка природного газа и финансов ", г-н Макклендон писал в октябре 2008 года по электронной почте, которое стало доступно общественности результате иска против Chesapeake. И, как и многие другие игроки рынка сланцевого газа, Chesapeake заключила так много сложных финансовых сделок, что она не могла остановить свою газовую фабрику. "По меньшей мере половина и, возможно, две трети или три четверти наших газовых скважин является, я бы назвал - малоценными," г-н Макклендон признал как то раз. Для него лично, активное бурение имело некоторые значительные финансовые последствия. В хорошие времена, Chesapeake щедро платили ему в виде денежных средств и льгот. Он добился чистой стоимости более $ 1 млрд., и вошел в список Forbes 400 богатейших американцев. Он купил дома на Бермудских островах, Колорадо и Гавайи, а также долю в баскетбольной команде Оклахома-Сити Тандер. Необычная программа бонусов также позволила г-н Макклендону приобрести небольшую личную долю в скважинах Chesapeake. Это, как ожидается, принесет ему более $ 400 млн. на протяжении 15 – 20 лет жизни скважин. Расследование Reuters подробно показали, как г-н Макклендон активно занимал у деловых партнеров Chesapeake, чтобы финансировать свою долю расходов на скважины. Эти и другие вопросы, вызвали проверку комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC), снизили доверие инвесторов к нему и вызвали изменения в правлении Chesapeake, включая увольнение г-н Макклендона с поста председателя. (Г-н Макклендон отказался дать интервью для этой статьи, и он не ответил на список вопросов.) Г-ну Идсу, кажется, повезло больше. Он видел предстоящий крах, и, как любой мастер продаж нашел способ играть с обеих сторон. Он продолжал убеждать новых инвесторов в большом потенциале сланцевого газа, одновременно предлагая своим давним клиентам продавать. "Это прекрасное время, чтобы продать", г-н Идс говорил Терри Пегулла, основателю East Resources, который построил свою собственную компанию в регионе Marcellus в Пенсильвании, увеличив добычу с 1 до 75 скважин в течении года. "С учетом всех этих новых игроков, у меня реальное беспокойство в отношении цены на газ". Г-н Идс затем помог устроить то, что войдет в историю как одна из величайших сделок времен сланцевой революции: в 2010 году East Resources, которую г-н Пегулла начал с $7.500 заимствованных у семьи и друзей, была продана Royal Dutch Shell за $ 4,7 млрд. Многие так же получили прибыль, в том числе бизнесмен из Хьюстона Флойд Уилсон, который в 2003 году создал компанию под названием Petrohawk Energy, с самого начала предполагая дальнейшую продажу фирмы. Petrohawk пробурила первую скважину Haynesville в 2008 году. В прошлом году он продал фирму австралийскому конгломерату BHP Billiton за $15 млрд. Эта сделка, принесла г-н Уилсону и другим руководителям сумму не менее $304 миллионов.   Но для многих бурильщиков газ принес только боль.   Exco, чье производство природного газа продолжает расти в Haynesville, в мае получила снижение кредитного рейтинга. Фирма сообщила о потере почти $ 780 млн. за первую половину года, даже после того, как она сократила свою рабочую силу и количество скважин. BG, ее партнер по совместному предприятию, сообщила в июле, что списывает $1,3 млрд. инвестиций в добычу сланцевого газа в Соединенных Штатах, в том числе и сделки с Exco. Plains Exploration, которая заключила свой первый контракт с Chesapeake еще в 2008 году, сообщила об убытках за первый квартал этого года, но с тех пор переключилась с газа на добычу нефти и начала зарабатывать снова. Теплая погода зимой усугубила снижение цен еще больше, так как очень мало газа была необходимо для обогрева домов во многих частях страны. Цена акции Chesapeake упала в этом году после того, как стало известно, что г-н Макклендон имел личную долю в скважинах Chesapeake, а затем использовал ее в качестве залога размером $ 1,1 млрд. для получения займов используемых в основном для оплаты своей доли затрат на бурение этих скважин. Компания пытается привлечь $ 14 млрд в этом году, путем продажи активов, цель почти достигнута с продажей западно-техасских нефтяных и газовых месторождений и трубопроводов компаниям Royal Dutch Shell и Chevron. Чтобы помочь компании в этот сложный период, г-н Макклендон обратился к своему старому другу, г-н Идс, Jefferies & Co, совместно с Goldman Sachs, предложили Chesapeake $ 4 млрд. чрезвычайного необеспеченного кредита, за 8,5 процентов годовых, чтобы стать спасательным кругом, пока компания может продать достаточно активов. (Компания утверждает, что намерена погасить весь кредит в этом году средствами от недавней продажи активов). Оглядываясь назад, всем должно быть ясно, что это был пузырь, когда так много новых скважин бурится и так много доступного финансирования. Но все были слишком заняты разработкой новых сделок, чтобы уделять много внимания сомнениям. Лопнувший пузырь, безусловно, ударил по Хэнесвиллю. Некоторые местные землевладельцы, потратив свои первоначальные бонусы от аренды, в настоящее время глубоко в долгах. Местные рестораны и другие предприятия получают серьезные убытки сейчас, так как многие буровики уехали из города. "На данный момент мы боремся", сказала Шелби Сперлок, совладелец Cafe 171 в городе Мэнсфилд. Ресторан оформлен коллажами в форме сверла, униформой бурильщиков - работников компаний, которые покидают регион. После открытия в ресторане работало 4 официанта, сейчас работают только 2. "Само наше существование находится в опасности," вздохнула она. Г-н Идс остается невозмутим. Он говорит всем кто слушает, что цена на природный газ в конечном итоге восстановится. Он делает деньги, тем временем, пытаясь помочь компаниям и рискованным инвесторам заключать сделки на новых, более низких уровнях цен. "Сланцы – это вечные активы", сказал он. "Они будут производить в течение ста лет".     Оригинал публикации After the Boom in Natural Gas, перевод Ринат Хасанов.

12 ноября 2012, 00:32

Про пузырь американского сланцевого газа

NYTimes: На своем пике, Chesapeake имела 38 буровых установок в регионе, пробурила более 1200 скважин в Haynesville, богатой газом горной породе, которая находится между Луизианой и Техасом. Ослепленные менталитетом времен золотой лихорадки и легкими деньгами от Уолл-стрит, Chesapeake и ее конкуренты делали то же самое и в других штатах от Оклахомы до Пенсильвании.Для большей части территории страны была добыта дешевая энергия. Нация получила так много природного газа, что энергетики, которые сжигают топливо на электростанциях, получив дешевый газ, начали заменять более дорогой и грязный уголь.Компании и муниципалитеты заправляют газом тысячи новых грузовиков и автобусов, снижая вредное воздействие паров дизельного топлива и зависимость страны от импорта нефти.Производители удобрении и химии, которые используют газ в качестве сырья, внезапно обнаружили, что США является привлекательным местом для размещения новых заводов, по сравнению, скажем, с Азией, где газ в четыре раза дороже. Dow Chemical, которая использует природный газ в качестве материала для изготовления пластмасс, собрала список из 91 новых производственных проектов, представляющих 70 миллиардов долларов инвестиций и до трех миллионов новых рабочих мест, которые различные компании предлагают или уже начали из-за дешевого газа."В стране бум газового предпринимательства", говорит Эдвард Хирс, профессор финансов в Университете Хьюстона, подготовивший доклад, в котором говорится, что экономика страны получила выгоду в размере более чем 100 млрд. долл. в прошлом году только от снижения цены на газ.Но в то время как от газового бума выиграло большинство американцев, для многих газовых компаний и их десятков тысяч инвесторов газовый бум обернулся грандиозными потерями.Компании пробурили так много скважин и добыли столько газа, что довели цену на природный газ почти до рекордных минимумов. И из-за сложной схемы финансирования и лизинговых соглашений, заключенных во время бума, фирмы не смогли снять ногу с педали газа достаточно быстро, чтобы избежать падения цен на природный газ, которые снизились более чем на 60 процентов по сравнению с летом 2008 года.Хотя банкиры сделали много денег от финансирования, а несколько энергетических компаний сделали состояния путем выхода на пике рынка, большая часть газовой промышленности обескровлена и вынуждена продавать активы, списываются огромные убытки и буровые установки переносятся на добычу нефти, цена которой пока высокая.Рекс Тиллерсон, исполнительный директор Exxon Mobil, которая потратила $ 41 млрд., чтобы купить XTO Energy, гигантскую газовую компании, в 2010 году, когда цены на газ были почти вдвое больше, чем они есть сегодня, не стеснялся в выражениях о тяжелом положении в отрасли в Нью-Йорке этим летом. "Приходится снимать последнюю рубаху", г-н Тиллерсон сказал. "Мы не делаем никаких денег. Все находится красной зоне ".Как и недавний кредитный пузырь, бум и спад в газовой промышленности произошли в значительной степени из-за десятков миллиардов долларов креативного финансирования, предоставленного инвестиционными банками, такими как: Goldman Sachs, Barclays и Jefferies & Company.После финансового кризиса, природный газ был одним из немногих крупных центров прибыли для Уолл-стрит, которая предоставила средства энергетическим компаниям за счет иностранных финансовых инвесторов.Большие компании, такие как Chesapeake, менее известные, как Quicksilver Resources и Exco Resources были в состоянии обеспечить высокий рост за счет глобального финансирования, меняя лицо энергетики в США. В целом топ-50 нефтегазовых компаний, привлекали и тратили ежегодно в среднем $ 126 млрд. в течение последних шести лет на бурение, приобретение земли и другие капитальные затраты в пределах Соединенных Штатов, таким образом удвоив свои капитальные расходы с 2005 года, в соответствии с анализом Эрнст & Янг.Теперь же газовые компании тратят гораздо больше добывая газ, чем зарабатывают. Их цены акции и долговые рейтинги под угрозой."Мы добыли больше мяса, чем могли бы перетащить обратно в пещеру и съесть", сказал Мейнард Холт, со-президент Tudor Pickering Holt & Company инвестиционного банка из Хьюстона, который участвовал в десятках сделок со сланцевым газом в последние четыре года. "Теперь у нас проблемы".Мастер продажУ Обри К. Макклендон, исполнительного директора Chesapeake Energy, есть секрет, и ему очень хочется поделиться. И он позвонил своему приятелю по университету Дьюк Ральфу Идсу третьему. Г-н Макклендон рассказал, что он тихо взял в аренду сотни тысяч гектаров где-то в южной части Соединенных Штатов, не говоря точно, где именно и, что эта земля может стать одним из крупнейших в мире природных газовых месторождений. Но для разработки скважины ему нужны миллиарды долларов."Я могу получить активы", Макклендон сказал г-ну Идсу, заместителю председателя Jefferies, по свидетельству трех человек, которые приняли участие в этом разговоре почти пять лет назад. "А ты должен найти деньги".И Идс сделал это, он с безудержным энтузиазмом тренера по американскому футболу, путешествовал по всему миру, и в конечном счете, получил $ 28 млрд. на "секретный" венчур в Haynesville Shale, и другие буровые проекты Chesapeake.Другие банкиры, работающие в стеклянных офисных зданиях города Хьюстон, были заняты тем же. Несмотря на то, что небоскребы являются домом для глобальных гигантов, таких как Chevron и менее известных компаний, таких как Plains Exploration and Production, они также витрины для деятелей с Уолл-стрит, которые играют жизненно важную, хотя и менее заметную, но растущую роль в производстве энергии в США.53-х летний техасец г-н Идс является князем мира сего. Его финансовые инновации помогали питать бум газового бурения, и с 2007 года он участвовал в нефтегазовых сделках на сумму более $ 159 млрд. Он пришел на Уолл-стрит сразу после университета Дьюк, заработав национальную известность в 2001 году, во время работы в El Paso Corporation, - оператора газопроводов. Регуляторы обвинили Эль-Пасо в создании искусственного дефицита газа в Калифорнии годом ранее, что способствовало развитию энергетического кризиса в штате. Несмотря на это, Эль-Пасо в конце концов отбился от обвинений за $1,7 млрд., г-н Идс при этом сказал, что Эль-Пасо был виновен только в креативных финансовых операциях."Я просыпаюсь каждый день, чтобы думать о том, как финансировать большие проекты", сказал он.Он высокий, даже долговязый, у него ревущий голос, и его трудно не заметить даже в большой толпе. Его деловая хватка работает всегда, даже на званых обедах и благотворительных акциях. Так он встретил Джима Флореса, исполнительного директора Plains Exploration, который в конечном итоге пригласил его на охоту на уток.После просьбы г-на Макклендона найти деньги, г-н Идс предложил г-ну Флоресу профинансировать часть проекта Haynesville компании Chesapeake."Обри и я рассчитали, что это может быть крупнейшее газовое месторождение в мире" Идс сказал Флоресу, отметив, что первые результаты от одной скважины показали беспрецедентный газовый поток.Тип сделки, которую он предложил, так называемый "Кэш энд Керри", был, конечно, и агрессивный, и инновационный. Plains Exploration будут платить Chesapeake $ 1,7 млрд., чтобы получить собственность около одной трети буровых прав, Chesapeake взял в аренду в Haynesville. Plains Exploration также обязались выплатить еще $ 1,7 млрд., чтобы покрыть половину расходов Chesapeake на бурение, в обмен на часть будущей прибыли."Это будут отличные инвестиции", г-н Флорес сказал в день сделки в июле 2008 года.Но сделка, как и другие проекты Chesapeake, принесли господам Идсу, Макклендону и их компаниям гораздо больше, чем людям, выписывающим большие чеки.Chesapeake потратили в среднем $ 7,100 на акр земли арендованной в Haynesville. Plains заплатил Chesapeake $ 30.000 за акр.Jefferies и другие фирмы, участвующие в организации сделки заработали приблизительно $ 23 млн.Большая часть денег, которые г-н Идс привлек для американских буровиков газа пришла из зарубежных нефтяных и газовых компаний, таких как Total, CNOOC, China National Offshore Oil Corporation. Он сказал им, что американская сланцевая революция это та возможность, мимо которой нельзя пройти."Это как владеть Эмпайр Стейт Билдинг", г-н Идс сказал, ссылаясь одну из своих любимых тем. "Такие возможности не повторяются".В Китае его поразило, сколько денег было доступно для инвестирования. Один топ-менеджер в крупной китайской нефтяной компании, которого г-н Идс отказался назвать, сославшись на конфиденциальный характер переговоров, заявил, что страна хочет переместить свои 750 миллиардов долларов США казначейских облигаций в энергетический бизнес Северной Америки.Г-н Идс был только счастлив помочь вложить $3,4 млрд китайских денег в Chesapeake.Не все верили в сюжетную линию бесконечной прибыли и возможностей. Г-н Идс рассказывает, как руководитель одной из нефтяных компаний, личность которого он не раскрывает, сказал ему, что "причиной перенасыщения являетесь вы, ребята". Так же сказав, что ожидает, что цены на природный газ будут стремительно падать.В частных разговорах, г-н Идс признается, что в его речах было немного бахвальства."Как правило, мы представляем продавцов, поэтому я хочу убедить покупателей, что цены на газ будут настолько высокими, насколько возможно", говорит мистер Идс. "Покупатели большие мальчики - они гигантские компании с тысячами экономистов, которые знают больше, чем знаю я. Пусть покупатель будет бдителен - Caveat emptor".Инвестиционно-банковские доходы в Jefferies достигли 1,1 млрд. долл. США в 2011 году, что является рекордом для компании, по сравнению с $750 млн. в 2007 году. Энергетические сделки были названы в числе крупнейших драйверов этого роста, роста который произошел вопреки серьезным проблемам, связанным с воздействием европейского кризиса суверенного долга.Г-н Идс не раскрывает сколько он заработал на этих сделках. Но Dealogic, фирма, которая отслеживает сделки Wall Street оценивает, что Jefferies получили по крайней мере $ 124 млн. комиссии по сделками с Chesapeake с 2007 года, большую часть своего общего дохода от нефти и газа, которые колебались между $390 млн и $700 млн за тот же период.И до этих сделок, г-н Идс был богатым человеком. Он живет в Хьюстоне в огромном особняке у озера, площадью 11000 квадратных футов, с винный погребом в котором 6500 бутылок. В 2010 году он купил за $ 8,2 млн. дом в эксклюзивном районе в Аспене, штат Колорадо, соседи у него Джек Николсон и Мэрайя Кэри.Успех г-н Идса порождает не малую долю ревности в Хьюстоне."Многие люди не любят его, потому что он впереди всех", сказал Чип Джонсон, исполнительный директор Carrizo Oil and Gas, который провел 2 крупные сделки с участием г-н Идса. "Он получил репутацию сомнительного продавца, но мне трудно поверить, что вы можете обмануть глав крупных компаний"."Без него", г-н Джонсон добавил, что "страна не имела бы огромного предложения газа как имеет сейчас".Другие были более критичны."Он похож на бармена, продающего алкоголь людям, которые не могут справиться с этим", говорит Фадель Гейт, управляющий директор Oppenheimer & Company, о Идсе. "И вся газовая промышленность получила горькое похмелье, с падающими ценами на газ. И инвестиционными банкирами, которые с улыбкой готовы помочь, но и получить свою долю".Поезд без тормозов"Остановить бурение", Т. Бун Пикенс, нефтяник из Техаса, рявкнул на своих коллег по Совету Директоров из Exco Resources, небольшой, независимой буровой компании базирующейся в Далласе, которая как и Chesapeake, сделала большую ставку в Haynesville. "Просто заткните ее".84-летний г-н Пикенс, заработал миллиарды долларов в качестве менеджера хедж-фонда и предпринимателя в области нефти и газа. Он много занимал для создания запасов нефти и газа в Mesa Inc. в конце 1980-х, пока не потерял компанию во время финансовых трудностей десять лет спустя, когда снижение цен на газ подкосило его способности погасить задолженность и выплатить дивиденды. Он хотел, чтобы Exco избежала подобной участи.Правда есть одна проблема: в соответствии с контрактами Exco не может остановить бурение.Компания последовала примеру Chesapeake и заключила собственную, стоимостью $ 1,3 млрд., сделку "Кэш энд Керри" с BG Group, британской газовой компанией. BG заплатила Exco $ 655 млн наличными авансом и согласилась оплачивать 75 процентов стоимости будущего бурения в Haynesville в обмен на долю в будущей прибыли от газа.Когда была достигнута эта договоренность, казалось, что победители все вокруг. У Exco было более 53,000 арендованных акров земли в Haynesville, но, как и у Chesapeake, ей не хватало денег на бурение. Финансирование BG помогло Exco увеличить количество буровых установок с 4 до 22.Тем не менее, соглашение, заключить которое помог Goldman Sachs, включало в себя обязательство о том, что Exco должна использовать все 22 буровых установки для добычи газа, даже если цена падала. BG хотела достичь определенных целей по бурению скважин и добыче газа в Соединенных Штатах, и компания была полна решимости придерживаться плана, даже если ее партнер сейчас настаивает, что это не имело никакого экономического смысла."Они прекрасные партнеры, но у них интересы по всему миру, и мы являемся частью этого" Дуглас Х. Миллер, исполнительный директор Exco, пояснил аналитикам Уолл-стрит в прошлом году.Г-н Пикенс был в ярости. "Мы идиоты, если бурим эти скважины", сказал он в недавнем интервью.Но Exco Resources не единственная подобная фирма. Многие из газовых компаний - в том числе и Chesapeake и Petrohawk не имели иного выбора в прошлом году, кроме как продолжать бурение, независимо от того, как низко упали цены или какой большой избыток сформировался на рынке.Это было не только из-за сделок "Кэш энд Керри", которые бы заставляли бурить.Земли, которые газовые компании получили в аренду, в большинстве случаев, пришли по формуле "использовать или потерять ", положения, согласно которого, необходимо начать бурение в течение трех лет и начать выплачивать арендную плату или потерять право аренды.Exco, Chesapeake и др. поначалу хвастались тем, как много акров им удалось получить. Но после выплаты бонусов до $ 20.000 за акр, компании не могут позволить себе потерять право аренды, даже если низких цены на природный газ означают, что бурение дополнительных скважин будет убыточным.Отрасли также приходится продолжать бурение в связи с извращенным способом, которым Уолл-стрит оценивает нефтяные и газовые компании. Аналитики оценивают фирмы на основе так называемых доказанных запасов, т.е. оценки того, сколько нефти и газа у них находится в земле (не добытые). За счет бурения одной скважины, компании могут рассчитать свои резервы, учитывая залежи данного месторождения в своем балансе. В этом случае, более высокие резервы обычно приводят к более высоким ценам акций, хотя некоторые компании и теряют деньги каждый квартал, накапливая миллиарды долларов долга.Судебные документы показывают, что так же, как и в предыдущем пузыре недвижимости, основные игроки публично предсказывают успех, при этом в частных разговорах выказывают сомнения.Г-н Макклендон в августе 2008 года доказывал аналитикам Уолл-стрит, что он в корне изменил когда-то рискованный, столетний нефтегазовый бизнес в нечто надежное, такое как сборочная линия."Мы считаем себя фабрикой по производству газа, а для этого требуется четыре ресурса на входе - это земля, люди, наука и, конечно, капитал", г-н Макклендон говорил аналитикам. "Мы считаем, что это довольно впечатляющее дело и надеюсь, что вы тоже".Но вскоре после этого, он рассказал некоторым сотрудникам Chesapeake, что компания, возможно, сделала несколько больших ошибок. "То что было справедливой ценой аренды 90 дней назад в настоящее время переоценено по крайней мере в 2 раза, учитывая резкое ухудшение рынка природного газа и финансов ", г-н Макклендон писал в октябре 2008 года по электронной почте, которое стало доступно общественности результате иска против Chesapeake.И, как и многие другие игроки рынка сланцевого газа, Chesapeake заключила так много сложных финансовых сделок, что она не могла остановить свою газовую фабрику."По меньшей мере половина и, возможно, две трети или три четверти наших газовых скважин является, я бы назвал - малоценными," г-н Макклендон признал как то раз.Для него лично, активное бурение имело некоторые значительные финансовые последствия. В хорошие времена, Chesapeake щедро платили ему в виде денежных средств и льгот. Он добился чистой стоимости более $ 1 млрд., и вошел в список Forbes 400 богатейших американцев. Он купил дома на Бермудских островах, Колорадо и Гавайи, а также долю в баскетбольной команде Оклахома-Сити Тандер.Необычная программа бонусов также позволила г-н Макклендону приобрести небольшую личную долю в скважинах Chesapeake. Это, как ожидается, принесет ему более $ 400 млн. на протяжении 15 – 20 лет жизни скважин. Расследование Reuters подробно показали, как г-н Макклендон активно занимал у деловых партнеров Chesapeake, чтобы финансировать свою долю расходов на скважины. Эти и другие вопросы, вызвали проверку комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC), снизили доверие инвесторов к нему и вызвали изменения в правлении Chesapeake, включая увольнение г-н Макклендона с поста председателя.(Г-н Макклендон отказался дать интервью для этой статьи, и он не ответил на список вопросов.)Г-ну Идсу, кажется, повезло больше. Он видел предстоящий крах, и, как любой мастер продаж нашел способ играть с обеих сторон. Он продолжал убеждать новых инвесторов в большом потенциале сланцевого газа, одновременно предлагая своим давним клиентам продавать."Это прекрасное время, чтобы продать", г-н Идс говорил Терри Пегулла, основателю East Resources, который построил свою собственную компанию в регионе Marcellus в Пенсильвании, увеличив добычу с 1 до 75 скважин в течении года. "С учетом всех этих новых игроков, у меня реальное беспокойство в отношении цены на газ".Г-н Идс затем помог устроить то, что войдет в историю как одна из величайших сделок времен сланцевой революции: в 2010 году East Resources, которую г-н Пегулла начал с $7.500 заимствованных у семьи и друзей, была продана Royal Dutch Shell за $ 4,7 млрд.Многие так же получили прибыль, в том числе бизнесмен из Хьюстона Флойд Уилсон, который в 2003 году создал компанию под названием Petrohawk Energy, с самого начала предполагая дальнейшую продажу фирмы. Petrohawk пробурила первую скважину Haynesville в 2008 году. В прошлом году он продал фирму австралийскому конгломерату BHP Billiton за $15 млрд. Эта сделка, принесла г-н Уилсону и другим руководителям сумму не менее $304 миллионов.Но для многих бурильщиков газ принес только боль.Exco, чье производство природного газа продолжает расти в Haynesville, в мае получила снижение кредитного рейтинга. Фирма сообщила о потере почти $ 780 млн. за первую половину года, даже после того, как она сократила свою рабочую силу и количество скважин. BG, ее партнер по совместному предприятию, сообщила в июле, что списывает $1,3 млрд. инвестиций в добычу сланцевого газа в Соединенных Штатах, в том числе и сделки с Exco.Plains Exploration, которая заключила свой первый контракт с Chesapeake еще в 2008 году, сообщила об убытках за первый квартал этого года, но с тех пор переключилась с газа на добычу нефти и начала зарабатывать снова. Теплая погода зимой усугубила снижение цен еще больше, так как очень мало газа была необходимо для обогрева домов во многих частях страны.Цена акции Chesapeake упала в этом году после того, как стало известно, что г-н Макклендон имел личную долю в скважинах Chesapeake, а затем использовал ее в качестве залога размером $ 1,1 млрд. для получения займов используемых в основном для оплаты своей доли затрат на бурение этих скважин. Компания пытается привлечь $ 14 млрд в этом году, путем продажи активов, цель почти достигнута с продажей западно-техасских нефтяных и газовых месторождений и трубопроводов компаниям Royal Dutch Shell и Chevron.Чтобы помочь компании в этот сложный период, г-н Макклендон обратился к своему старому другу, г-н Идс, Jefferies & Co, совместно с Goldman Sachs, предложили Chesapeake $ 4 млрд. чрезвычайного необеспеченного кредита, за 8,5 процентов годовых, чтобы стать спасательным кругом, пока компания может продать достаточно активов. (Компания утверждает, что намерена погасить весь кредит в этом году средствами от недавней продажи активов).Оглядываясь назад, всем должно быть ясно, что это был пузырь, когда так много новых скважин бурится и так много доступного финансирования. Но все были слишком заняты разработкой новых сделок, чтобы уделять много внимания сомнениям.Лопнувший пузырь, безусловно, ударил по Хэнесвиллю. Некоторые местные землевладельцы, потратив свои первоначальные бонусы от аренды, в настоящее время глубоко в долгах. Местные рестораны и другие предприятия получают серьезные убытки сейчас, так как многие буровики уехали из города."На данный момент мы боремся", сказала Шелби Сперлок, совладелец Cafe 171 в городе Мэнсфилд. Ресторан оформлен коллажами в форме сверла, униформой бурильщиков - работников компаний, которые покидают регион. После открытия в ресторане работало 4 официанта, сейчас работают только 2. "Само наше существование находится в опасности," вздохнула она.Г-н Идс остается невозмутим. Он говорит всем кто слушает, что цена на природный газ в конечном итоге восстановится. Он делает деньги, тем временем, пытаясь помочь компаниям и рискованным инвесторам заключать сделки на новых, более низких уровнях цен."Сланцы – это вечные активы", сказал он. "Они будут производить в течение ста лет".перевод: http://ftinvest.ru/?id=277&fldAction=article&fldPage=0оригинал: nytimes.com: After the Boom in Natural Gasнаводка: http://iv-g.livejournal.com/780181.htmlвчерашние графики взялись именно из этой статьи, но перевод появился только ща(

11 ноября 2012, 09:15

Про пузырь американского сланцевого газа

Полный перевод статьи nytimes.com: After the Boom in Natural GasБригада рабочих страдает под ярким солнцем Луизианы, поворачивает гаечные ключи, чтобы затянуть потуже шланги, которые соединяют цементные грузовики с буровой установкой Chesapeake Energy – одной из двух буровых установок компании все еще используемых для добычи природного газа здесь, в Haynesville Shale.На своем пике, Chesapeake имела 38 буровых установок в регионе, пробурила более 1200 скважин в Haynesville, богатой газом горной породе, которая находится между Луизианой и Техасом. Ослепленные менталитетом времен золотой лихорадки и легкими деньгами от Уолл-стрит, Chesapeake и ее конкуренты делали то же самое и в других штатах от Оклахомы до Пенсильвании.Для большей части территории страны была добыта дешевая энергия. Нация получила так много природного газа, что энергетики, которые сжигают топливо на электростанциях, получив дешевый газ, начали заменять более дорогой и грязный уголь.Компании и муниципалитеты заправляют газом тысячи новых грузовиков и автобусов, снижая вредное воздействие паров дизельного топлива и зависимость страны от импорта нефти.Производители удобрении и химии, которые используют газ в качестве сырья, внезапно обнаружили, что США является привлекательным местом для размещения новых заводов, по сравнению, скажем, с Азией, где газ в четыре раза дороже. Dow Chemical, которая использует природный газ в качестве материала для изготовления пластмасс, собрала список из 91 новых производственных проектов, представляющих 70 миллиардов долларов инвестиций и до трех миллионов новых рабочих мест, которые различные компании предлагают или уже начали из-за дешевого газа."В стране бум газового предпринимательства", говорит Эдвард Хирс, профессор финансов в Университете Хьюстона, подготовивший доклад, в котором говорится, что экономика страны получила выгоду в размере более чем 100 млрд. долл. в прошлом году только от снижения цены на газ.Но в то время как от газового бума выиграло большинство американцев, для многих газовых компаний и их десятков тысяч инвесторов газовый бум обернулся грандиозными потерями.Компании пробурили так много скважин и добыли столько газа, что довели цену на природный газ почти до рекордных минимумов. И из-за сложной схемы финансирования и лизинговых соглашений, заключенных во время бума, фирмы не смогли снять ногу с педали газа достаточно быстро, чтобы избежать падения цен на природный газ, которые снизились более чем на 60 процентов по сравнению с летом 2008 года.Хотя банкиры сделали много денег от финансирования, а несколько энергетических компаний сделали состояния путем выхода на пике рынка, большая часть газовой промышленности обескровлена и вынуждена продавать активы, списываются огромные убытки и буровые установки переносятся на добычу нефти, цена которой пока высокая.Рекс Тиллерсон, исполнительный директор Exxon Mobil, которая потратила $ 41 млрд., чтобы купить XTO Energy, гигантскую газовую компании, в 2010 году, когда цены на газ были почти вдвое больше, чем они есть сегодня, не стеснялся в выражениях о тяжелом положении в отрасли в Нью-Йорке этим летом. "Приходится снимать последнюю рубаху", г-н Тиллерсон сказал. "Мы не делаем никаких денег. Все находится красной зоне ".Как и недавний кредитный пузырь, бум и спад в газовой промышленности произошли в значительной степени из-за десятков миллиардов долларов креативного финансирования, предоставленного инвестиционными банками, такими как: Goldman Sachs, Barclays и Jefferies & Company.После финансового кризиса, природный газ был одним из немногих крупных центров прибыли для Уолл-стрит, которая предоставила средства энергетическим компаниям за счет иностранных финансовых инвесторов.Большие компании, такие как Chesapeake, менее известные, как Quicksilver Resources и Exco Resources были в состоянии обеспечить высокий рост за счет глобального финансирования, меняя лицо энергетики в США. В целом топ-50 нефтегазовых компаний, привлекали и тратили ежегодно в среднем $ 126 млрд. в течение последних шести лет на бурение, приобретение земли и другие капитальные затраты в пределах Соединенных Штатов, таким образом удвоив свои капитальные расходы с 2005 года, в соответствии с анализом Эрнст & Янг.Теперь же газовые компании тратят гораздо больше добывая газ, чем зарабатывают. Их цены акции и долговые рейтинги под угрозой."Мы добыли больше мяса, чем могли бы перетащить обратно в пещеру и съесть", сказал Мейнард Холт, со-президент Tudor Pickering Holt & Company инвестиционного банка из Хьюстона, который участвовал в десятках сделок со сланцевым газом в последние четыре года. "Теперь у нас проблемы".Мастер продажУ Обри К. Макклендон, исполнительного директора Chesapeake Energy, есть секрет, и ему очень хочется поделиться. И он позвонил своему приятелю по университету Дьюк Ральфу Идсу третьему. Г-н Макклендон рассказал, что он тихо взял в аренду сотни тысяч гектаров где-то в южной части Соединенных Штатов, не говоря точно, где именно и, что эта земля может стать одним из крупнейших в мире природных газовых месторождений. Но для разработки скважины ему нужны миллиарды долларов."Я могу получить активы", Макклендон сказал г-ну Идсу, заместителю председателя Jefferies, по свидетельству трех человек, которые приняли участие в этом разговоре почти пять лет назад. "А ты должен найти деньги".И Идс сделал это, он с безудержным энтузиазмом тренера по американскому футболу, путешествовал по всему миру, и в конечном счете, получил $ 28 млрд. на "секретный" венчур в Haynesville Shale, и другие буровые проекты Chesapeake.Другие банкиры, работающие в стеклянных офисных зданиях города Хьюстон, были заняты тем же. Несмотря на то, что небоскребы являются домом для глобальных гигантов, таких как Chevron и менее известных компаний, таких как Plains Exploration and Production, они также витрины для деятелей с Уолл-стрит, которые играют жизненно важную, хотя и менее заметную, но растущую роль в производстве энергии в США.53-х летний техасец г-н Идс является князем мира сего. Его финансовые инновации помогали питать бум газового бурения, и с 2007 года он участвовал в нефтегазовых сделках на сумму более $ 159 млрд. Он пришел на Уолл-стрит сразу после университета Дьюк, заработав национальную известность в 2001 году, во время работы в El Paso Corporation, - оператора газопроводов. Регуляторы обвинили Эль-Пасо в создании искусственного дефицита газа в Калифорнии годом ранее, что способствовало развитию энергетического кризиса в штате. Несмотря на это, Эль-Пасо в конце концов отбился от обвинений за $1,7 млрд., г-н Идс при этом сказал, что Эль-Пасо был виновен только в креативных финансовых операциях."Я просыпаюсь каждый день, чтобы думать о том, как финансировать большие проекты", сказал он.Он высокий, даже долговязый, у него ревущий голос, и его трудно не заметить даже в большой толпе. Его деловая хватка работает всегда, даже на званых обедах и благотворительных акциях. Так он встретил Джима Флореса, исполнительного директора Plains Exploration, который в конечном итоге пригласил его на охоту на уток.После просьбы г-на Макклендона найти деньги, г-н Идс предложил г-ну Флоресу профинансировать часть проекта Haynesville компании Chesapeake."Обри и я рассчитали, что это может быть крупнейшее газовое месторождение в мире" Идс сказал Флоресу, отметив, что первые результаты от одной скважины показали беспрецедентный газовый поток.Тип сделки, которую он предложил, так называемый "Кэш энд Керри", был, конечно, и агрессивный, и инновационный. Plains Exploration будут платить Chesapeake $ 1,7 млрд., чтобы получить собственность около одной трети буровых прав, Chesapeake взял в аренду в Haynesville. Plains Exploration также обязались выплатить еще $ 1,7 млрд., чтобы покрыть половину расходов Chesapeake на бурение, в обмен на часть будущей прибыли."Это будут отличные инвестиции", г-н Флорес сказал в день сделки в июле 2008 года.Но сделка, как и другие проекты Chesapeake, принесли господам Идсу, Макклендону и их компаниям гораздо больше, чем людям, выписывающим большие чеки.Chesapeake потратили в среднем $ 7,100 на акр земли арендованной в Haynesville. Plains заплатил Chesapeake $ 30.000 за акр.Jefferies и другие фирмы, участвующие в организации сделки заработали приблизительно $ 23 млн.Большая часть денег, которые г-н Идс привлек для американских буровиков газа пришла из зарубежных нефтяных и газовых компаний, таких как Total, CNOOC, China National Offshore Oil Corporation. Он сказал им, что американская сланцевая революция это та возможность, мимо которой нельзя пройти."Это как владеть Эмпайр Стейт Билдинг", г-н Идс сказал, ссылаясь одну из своих любимых тем. "Такие возможности не повторяются".В Китае его поразило, сколько денег было доступно для инвестирования. Один топ-менеджер в крупной китайской нефтяной компании, которого г-н Идс отказался назвать, сославшись на конфиденциальный характер переговоров, заявил, что страна хочет переместить свои 750 миллиардов долларов США казначейских облигаций в энергетический бизнес Северной Америки.Г-н Идс был только счастлив помочь вложить $3,4 млрд китайских денег в Chesapeake.Не все верили в сюжетную линию бесконечной прибыли и возможностей. Г-н Идс рассказывает, как руководитель одной из нефтяных компаний, личность которого он не раскрывает, сказал ему, что "причиной перенасыщения являетесь вы, ребята". Так же сказав, что ожидает, что цены на природный газ будут стремительно падать.В частных разговорах, г-н Идс признается, что в его речах было немного бахвальства."Как правило, мы представляем продавцов, поэтому я хочу убедить покупателей, что цены на газ будут настолько высокими, насколько возможно", говорит мистер Идс. "Покупатели большие мальчики - они гигантские компании с тысячами экономистов, которые знают больше, чем знаю я. Пусть покупатель будет бдителен - Caveat emptor".Инвестиционно-банковские доходы в Jefferies достигли 1,1 млрд. долл. США в 2011 году, что является рекордом для компании, по сравнению с $750 млн. в 2007 году. Энергетические сделки были названы в числе крупнейших драйверов этого роста, роста который произошел вопреки серьезным проблемам, связанным с воздействием европейского кризиса суверенного долга.Г-н Идс не раскрывает сколько он заработал на этих сделках. Но Dealogic, фирма, которая отслеживает сделки Wall Street оценивает, что Jefferies получили по крайней мере $ 124 млн. комиссии по сделками с Chesapeake с 2007 года, большую часть своего общего дохода от нефти и газа, которые колебались между $390 млн и $700 млн за тот же период.И до этих сделок, г-н Идс был богатым человеком. Он живет в Хьюстоне в огромном особняке у озера, площадью 11000 квадратных футов, с винный погребом в котором 6500 бутылок. В 2010 году он купил за $ 8,2 млн. дом в эксклюзивном районе в Аспене, штат Колорадо, соседи у него Джек Николсон и Мэрайя Кэри.Успех г-н Идса порождает не малую долю ревности в Хьюстоне."Многие люди не любят его, потому что он впереди всех", сказал Чип Джонсон, исполнительный директор Carrizo Oil and Gas, который провел 2 крупные сделки с участием г-н Идса. "Он получил репутацию сомнительного продавца, но мне трудно поверить, что вы можете обмануть глав крупных компаний"."Без него", г-н Джонсон добавил, что "страна не имела бы огромного предложения газа как имеет сейчас".Другие были более критичны."Он похож на бармена, продающего алкоголь людям, которые не могут справиться с этим", говорит Фадель Гейт, управляющий директор Oppenheimer & Company, о Идсе. "И вся газовая промышленность получила горькое похмелье, с падающими ценами на газ. И инвестиционными банкирами, которые с улыбкой готовы помочь, но и получить свою долю".Поезд без тормозов"Остановить бурение", Т. Бун Пикенс, нефтяник из Техаса, рявкнул на своих коллег по Совету Директоров из Exco Resources, небольшой, независимой буровой компании базирующейся в Далласе, которая как и Chesapeake, сделала большую ставку в Haynesville. "Просто заткните ее".84-летний г-н Пикенс, заработал миллиарды долларов в качестве менеджера хедж-фонда и предпринимателя в области нефти и газа. Он много занимал для создания запасов нефти и газа в Mesa Inc. в конце 1980-х, пока не потерял компанию во время финансовых трудностей десять лет спустя, когда снижение цен на газ подкосило его способности погасить задолженность и выплатить дивиденды. Он хотел, чтобы Exco избежала подобной участи.Правда есть одна проблема: в соответствии с контрактами Exco не может остановить бурение.Компания последовала примеру Chesapeake и заключила собственную, стоимостью $ 1,3 млрд., сделку "Кэш энд Керри" с BG Group, британской газовой компанией. BG заплатила Exco $ 655 млн наличными авансом и согласилась оплачивать 75 процентов стоимости будущего бурения в Haynesville в обмен на долю в будущей прибыли от газа.Когда была достигнута эта договоренность, казалось, что победители все вокруг. У Exco было более 53,000 арендованных акров земли в Haynesville, но, как и у Chesapeake, ей не хватало денег на бурение. Финансирование BG помогло Exco увеличить количество буровых установок с 4 до 22.Тем не менее, соглашение, заключить которое помог Goldman Sachs, включало в себя обязательство о том, что Exco должна использовать все 22 буровых установки для добычи газа, даже если цена падала. BG хотела достичь определенных целей по бурению скважин и добыче газа в Соединенных Штатах, и компания была полна решимости придерживаться плана, даже если ее партнер сейчас настаивает, что это не имело никакого экономического смысла."Они прекрасные партнеры, но у них интересы по всему миру, и мы являемся частью этого" Дуглас Х. Миллер, исполнительный директор Exco, пояснил аналитикам Уолл-стрит в прошлом году.Г-н Пикенс был в ярости. "Мы идиоты, если бурим эти скважины", сказал он в недавнем интервью.Но Exco Resources не единственная подобная фирма. Многие из газовых компаний - в том числе и Chesapeake и Petrohawk не имели иного выбора в прошлом году, кроме как продолжать бурение, независимо от того, как низко упали цены или какой большой избыток сформировался на рынке.Это было не только из-за сделок "Кэш энд Керри", которые бы заставляли бурить.Земли, которые газовые компании получили в аренду, в большинстве случаев, пришли по формуле "использовать или потерять ", положения, согласно которого, необходимо начать бурение в течение трех лет и начать выплачивать арендную плату или потерять право аренды.Exco, Chesapeake и др. поначалу хвастались тем, как много акров им удалось получить. Но после выплаты бонусов до $ 20.000 за акр, компании не могут позволить себе потерять право аренды, даже если низких цены на природный газ означают, что бурение дополнительных скважин будет убыточным.Отрасли также приходится продолжать бурение в связи с извращенным способом, которым Уолл-стрит оценивает нефтяные и газовые компании. Аналитики оценивают фирмы на основе так называемых доказанных запасов, т.е. оценки того, сколько нефти и газа у них находится в земле (не добытые). За счет бурения одной скважины, компании могут рассчитать свои резервы, учитывая залежи данного месторождения в своем балансе. В этом случае, более высокие резервы обычно приводят к более высоким ценам акций, хотя некоторые компании и теряют деньги каждый квартал, накапливая миллиарды долларов долга.Судебные документы показывают, что так же, как и в предыдущем пузыре недвижимости, основные игроки публично предсказывают успех, при этом в частных разговорах выказывают сомнения.Г-н Макклендон в августе 2008 года доказывал аналитикам Уолл-стрит, что он в корне изменил когда-то рискованный, столетний нефтегазовый бизнес в нечто надежное, такое как сборочная линия."Мы считаем себя фабрикой по производству газа, а для этого требуется четыре ресурса на входе - это земля, люди, наука и, конечно, капитал", г-н Макклендон говорил аналитикам. "Мы считаем, что это довольно впечатляющее дело и надеюсь, что вы тоже".Но вскоре после этого, он рассказал некоторым сотрудникам Chesapeake, что компания, возможно, сделала несколько больших ошибок. "То что было справедливой ценой аренды 90 дней назад в настоящее время переоценено по крайней мере в 2 раза, учитывая резкое ухудшение рынка природного газа и финансов ", г-н Макклендон писал в октябре 2008 года по электронной почте, которое стало доступно общественности результате иска против Chesapeake.И, как и многие другие игроки рынка сланцевого газа, Chesapeake заключила так много сложных финансовых сделок, что она не могла остановить свою газовую фабрику."По меньшей мере половина и, возможно, две трети или три четверти наших газовых скважин является, я бы назвал - малоценными," г-н Макклендон признал как то раз.Для него лично, активное бурение имело некоторые значительные финансовые последствия. В хорошие времена, Chesapeake щедро платили ему в виде денежных средств и льгот. Он добился чистой стоимости более $ 1 млрд., и вошел в список Forbes 400 богатейших американцев. Он купил дома на Бермудских островах, Колорадо и Гавайи, а также долю в баскетбольной команде Оклахома-Сити Тандер.Необычная программа бонусов также позволила г-н Макклендону приобрести небольшую личную долю в скважинах Chesapeake. Это, как ожидается, принесет ему более $ 400 млн. на протяжении 15 – 20 лет жизни скважин. Расследование Reuters подробно показали, как г-н Макклендон активно занимал у деловых партнеров Chesapeake, чтобы финансировать свою долю расходов на скважины. Эти и другие вопросы, вызвали проверку комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC), снизили доверие инвесторов к нему и вызвали изменения в правлении Chesapeake, включая увольнение г-н Макклендона с поста председателя.(Г-н Макклендон отказался дать интервью для этой статьи, и он не ответил на список вопросов.)Г-ну Идсу, кажется, повезло больше. Он видел предстоящий крах, и, как любой мастер продаж нашел способ играть с обеих сторон. Он продолжал убеждать новых инвесторов в большом потенциале сланцевого газа, одновременно предлагая своим давним клиентам продавать."Это прекрасное время, чтобы продать", г-н Идс говорил Терри Пегулла, основателю East Resources, который построил свою собственную компанию в регионе Marcellus в Пенсильвании, увеличив добычу с 1 до 75 скважин в течении года. "С учетом всех этих новых игроков, у меня реальное беспокойство в отношении цены на газ".Г-н Идс затем помог устроить то, что войдет в историю как одна из величайших сделок времен сланцевой революции: в 2010 году East Resources, которую г-н Пегулла начал с $7.500 заимствованных у семьи и друзей, была продана Royal Dutch Shell за $ 4,7 млрд.Многие так же получили прибыль, в том числе бизнесмен из Хьюстона Флойд Уилсон, который в 2003 году создал компанию под названием Petrohawk Energy, с самого начала предполагая дальнейшую продажу фирмы. Petrohawk пробурила первую скважину Haynesville в 2008 году. В прошлом году он продал фирму австралийскому конгломерату BHP Billiton за $15 млрд. Эта сделка, принесла г-н Уилсону и другим руководителям сумму не менее $304 миллионов.Но для многих бурильщиков газ принес только боль.Exco, чье производство природного газа продолжает расти в Haynesville, в мае получила снижение кредитного рейтинга. Фирма сообщила о потере почти $ 780 млн. за первую половину года, даже после того, как она сократила свою рабочую силу и количество скважин. BG, ее партнер по совместному предприятию, сообщила в июле, что списывает $1,3 млрд. инвестиций в добычу сланцевого газа в Соединенных Штатах, в том числе и сделки с Exco.Plains Exploration, которая заключила свой первый контракт с Chesapeake еще в 2008 году, сообщила об убытках за первый квартал этого года, но с тех пор переключилась с газа на добычу нефти и начала зарабатывать снова. Теплая погода зимой усугубила снижение цен еще больше, так как очень мало газа была необходимо для обогрева домов во многих частях страны.Цена акции Chesapeake упала в этом году после того, как стало известно, что г-н Макклендон имел личную долю в скважинах Chesapeake, а затем использовал ее в качестве залога размером $ 1,1 млрд. для получения займов используемых в основном для оплаты своей доли затрат на бурение этих скважин. Компания пытается привлечь $ 14 млрд в этом году, путем продажи активов, цель почти достигнута с продажей западно-техасских нефтяных и газовых месторождений и трубопроводов компаниям Royal Dutch Shell и Chevron.Чтобы помочь компании в этот сложный период, г-н Макклендон обратился к своему старому другу, г-н Идс, Jefferies & Co, совместно с Goldman Sachs, предложили Chesapeake $ 4 млрд. чрезвычайного необеспеченного кредита, за 8,5 процентов годовых, чтобы стать спасательным кругом, пока компания может продать достаточно активов. (Компания утверждает, что намерена погасить весь кредит в этом году средствами от недавней продажи активов).Оглядываясь назад, всем должно быть ясно, что это был пузырь, когда так много новых скважин бурится и так много доступного финансирования. Но все были слишком заняты разработкой новых сделок, чтобы уделять много внимания сомнениям.Лопнувший пузырь, безусловно, ударил по Хэнесвиллю. Некоторые местные землевладельцы, потратив свои первоначальные бонусы от аренды, в настоящее время глубоко в долгах. Местные рестораны и другие предприятия получают серьезные убытки сейчас, так как многие буровики уехали из города."На данный момент мы боремся", сказала Шелби Сперлок, совладелец Cafe 171 в городе Мэнсфилд. Ресторан оформлен коллажами в форме сверла, униформой бурильщиков - работников компаний, которые покидают регион. После открытия в ресторане работало 4 официанта, сейчас работают только 2. "Само наше существование находится в опасности," вздохнула она.Г-н Идс остается невозмутим. Он говорит всем кто слушает, что цена на природный газ в конечном итоге восстановится. Он делает деньги, тем временем, пытаясь помочь компаниям и рискованным инвесторам заключать сделки на новых, более низких уровнях цен."Сланцы – это вечные активы", сказал он. "Они будут производить в течение ста лет".http://ftinvest.ru/?id=277&fldAction=article&fldPage=0

09 ноября 2012, 08:00

nytimes.com: After the Boom in Natural Gas

Published: October 20, 2012-1-THE crew of workers fought off the blistering Louisiana sun, jerking their wrenches to tighten the fat hoses that would connect their cement trucks to the Chesapeake Energy drill rig — one of the last two rigs the company is still using to drill for natural gas here in the Haynesville Shale.At its peak, Chesapeake ran 38 rigs in the region. All told, it has sunk more than 1,200 wells into the Haynesville, a gas-rich vein of dense rock that straddles Louisiana and Texas. Fed by a gold-rush mentality and easy money from Wall Street, Chesapeake and its competitors have done the same in other shale fields from Oklahoma to Pennsylvania.For most of the country, the result has been cheaper energy. The nation is awash in so much natural gas that electric utilities, which burn the fuel in many generating plants, have curbed rate increases and switched more capacity to gas from coal, a dirtier fossil fuel.Companies and municipalities are deploying thousands of new gas-powered trucks and buses, curbing noxious diesel fumes and reducing the nation’s reliance on imported oil.And companies like fertilizer and chemical makers, which use gas as a raw material, are suddenly finding that the United States is an attractive place to put new factories, compared with, say, Asia, where gas is four times the price. Dow Chemical, which uses natural gas as a material for producing plastics, has assembled a list of 91 new manufacturing projects, representing $70 billion in potential investment and up to three million jobs, that various companies have proposed or begun because of cheap gas.“The country has stumbled into a windfall on the backs of these entrepreneurs,” said Edward Hirs, a finance professor at the University of Houston who contributed to a report that estimated that the nation’s economy benefited by more than $100 billion last year alone from the lower gas prices.But while the gas rush has benefited most Americans, it’s been a money loser so far for many of the gas exploration companies and their tens of thousands of investors.The drillers punched so many holes and extracted so much gas through hydraulic fracturing that they have driven the price of natural gas to near-record lows. And because of the intricate financial deals and leasing arrangements that many of them struck during the boom, they were unable to pull their foot off the accelerator fast enough to avoid a crash in the price of natural gas, which is down more than 60 percent since the summer of 2008.Although the bankers made a lot of money from the deal making and a handful of energy companies made fortunes by exiting at the market’s peak, most of the industry has been bloodied — forced to sell assets, take huge write-offs and shift as many drill rigs as possible from gas exploration to oil, whose price has held up much better.Rex W. Tillerson, the chief executive of Exxon Mobil, which spent $41 billion to buy XTO Energy, a giant natural gas company, in 2010, when gas prices were almost double what they are today, minced no words about the industry’s plight during an appearance in New York this summer.“We are all losing our shirts today,” Mr. Tillerson said. “We’re making no money. It’s all in the red.”Like the recent credit bubble, the boom and bust in gas were driven in large part by tens of billions of dollars in creative financing engineered by investment banks like Goldman Sachs, Barclays and Jefferies & Company.After the financial crisis, the natural gas rush was one of the few major profit centers for Wall Street deal makers, who found willing takers among energy companies and foreign financial investors.Big companies like Chesapeake and lesser-known outfits like Quicksilver Resources and Exco Resources were able to supercharge their growth with the global financing, transforming the face of energy in this country. In all, the top 50 oil and gas companies raised and spent an annual average of $126 billion over the last six years on drilling, land acquisition and other capital costs within the United States, double their capital spending as of 2005, according to an analysis by Ernst & Young.Now the gas companies are committed to spending far more to produce gas than they can earn selling it. Their stock prices and debt ratings have been hammered.“We just killed more meat than we could drag back to the cave and eat,” said Maynard Holt, co-president of Tudor Pickering Holt & Company, a Houston investment bank that has handled dozens of shale deals in the last four years. “Now we have a problem.”A Master SalesmanAubrey K. McClendon, chief executive of Chesapeake Energy, had a secret, and he was anxious to share it.He called Ralph Eads III, a fraternity buddy from Duke who had become his go-to banker. Mr. McClendon explained that he had quietly acquired leases on hundreds of thousands of acres somewhere in the southern United States — he would not say exactly where — that could become one of the world’s biggest natural gas fields.But to develop the wells, he needed billions of dollars.“I can get the assets,” Mr. McClendon told Mr. Eads, a vice chairman of Jefferies, according to three people who participated in that call, nearly five years ago. “You have to get the money.”-2-Get it he did. Mr. Eads, a pitch artist who projects the unrestrained enthusiasm of a college football coach, traveled the world, ultimately raising an extraordinary $28 billion for Mr. McClendon’s “secret” venture in the Haynesville Shale, as well as other Chesapeake drilling projects.Other bankers working in the glass office towers of downtown Houston were equally busy. While the skyscrapers are home to global giants like Chevron and lesser-known companies like Plains Exploration and Production, they also house storefronts for Wall Street deal makers who play a vital, though less visible, role in the nation’s surging energy production.Mr. Eads, 53, a Texas native, is a prince of this world. His financial innovations helped feed the gas drilling boom, and he has participated in $159 billion worth of oil and gas deals since 2007.A Sigma Alpha Epsilon fraternity brother of Mr. McClendon, he headed to Wall Street directly after Duke. He first earned a national profile in 2001, while working for the El Paso Corporation, a natural gas pipeline operator. Regulators accused El Paso of creating an artificial gas shortage in California in the previous year, contributing to a power crisis in the state. Although El Paso eventually settled the complaints for $1.7 billion, Mr. Eads said El Paso was guilty of nothing more than coming up with creative financial transactions.“I wake up every day thinking about how to finance big things,” he said.His tall, lanky frame and bellowing voice make him hard to miss, even in a large crowd. And his deal radar is never off, as he works the room at dinner parties and charity events.That is how he met Jim Flores, the chief executive of Plains Exploration, who eventually invited him on a duck hunt.After Mr. McClendon’s urgent request for money, Mr. Eads put in a call to Mr. Flores to see if he might be willing to finance part of Chesapeake’s Haynesville project.“Aubrey and I have calculated it, and it might be the largest gas field in the world,” Mr. Eads said he told Mr. Flores, noting early results from a single well that showed unprecedented gas flows.The type of deal he pitched, nicknamed “cash and carry,” was certainly aggressive and innovative. Plains would pay Chesapeake $1.7 billion to gain ownership of about one-third of the drilling rights that Chesapeake had leased in the Haynesville. Plains would also commit to paying out another $1.7 billion to cover half of Chesapeake’s drilling costs, in return for part of the future profits.“It’s going to be a great investment,” Mr. Flores said on the day the deal was announced in July 2008.But the deal, like others later struck by Chesapeake, benefited Mr. Eads and Mr. McClendon and their companies far more than the people writing the big checks.Chesapeake spent an average of $7,100 an acre on the drilling sites it had leased in the Haynesville. Plains paid Chesapeake the equivalent of $30,000 an acre.Jefferies and the other firms involved in arranging the deal made an estimated $23 million on this transaction.Much of the money that Mr. Eads raised for American gas drillers came from overseas oil and gas companies, like Total of France and Cnooc, the China National Offshore Oil Corporation. He told them the American shale revolution was an opportunity they simply could not afford to pass by.“This is like owning the Empire State Building,” Mr. Eads said, recalling one of his favorite lines. “It’s not going to be repeated. You miss the boat, you miss the boat.”In China, he was in awe at just how much money was available to invest. One senior executive at a major Chinese oil company that Mr. Eads declined to identify, citing the confidential nature of the negotiations, explained that the country wanted to move as much as $750 billion from United States Treasury bonds into the North American energy business.Mr. Eads was only happy to oblige, helping to secure $3.4 billion from the Chinese for Chesapeake through two deals.Not everyone believed the story line of endless profits and opportunity. Mr. Eads said one oil company executive whom he would not identify had rejected his pitch, complaining, “The reason for the glut is you guys.” The executive said he expected natural gas prices to plummet.In private, Mr. Eads acknowledged that his pitches involved a bit of bluster.“Typically, we represent sellers, so I want to persuade buyers that gas prices are going to be as high as possible,” Mr. Eads said. “The buyers are big boys — they are giant companies with thousands of gas economists who know way more than I know. Caveat emptor.”-3-Investment banking revenue at Jefferies reached $1.1 billion in 2011, a record for the firm, up from $750 million in 2007. Energy deals were cited among the biggest drivers of that surge, which came despite major problems at the firm because of its exposure to European sovereign debt.Mr. Eads would not say how much he had been compensated for this bonanza. But Dealogic, a firm that tracks Wall Street transactions, estimated that Jefferies collected at least $124 million in fees from Chesapeake since 2007, a large share of its overall revenue on oil and gas deals, which ranged between $390 million and $700 million during the same period, according to two different industry estimates.Even before the recent round of deals, Mr. Eads was a wealthy man. He lives in a sprawling, 11,000-square-foot lakefront mansion in Houston and has a wine cellar with 6,500 bottles. In 2010, he bought an $8.2 million home in the exclusive West End of Aspen, Colo., whose other homeowners have included Jack Nicholson and Mariah Carey.Mr. Eads’s success has produced no shortage of jealousy in Houston.“A lot of people don’t like him because he got ahead of everyone else,” said Chip Johnson, chief executive of Carrizo Oil and Gas, who made two big deals in which Mr. Eads was involved. “He got the reputation for overselling, but I have a hard time believing you can fool the big companies.”“Without him,” Mr. Johnson added, “the country would not have had the huge gas supply as quickly as we did.”Others have been more critical.“He is like the bartender serving drinks for people who can’t handle it,” said Fadel Gheit, a managing director at Oppenheimer & Company, about Mr. Eads. “And the whole gas industry has gotten a rude awakening, a hangover, with gas prices plummeting. The investment bankers were happy to help with a smile and get their cut.”A Train Without Brakes“Quit drilling,” T. Boone Pickens, the Texas oilman, barked to his fellow board members at Exco Resources, a small, independent drilling company based in Dallas that, like Chesapeake, had made a big bet in the Haynesville. “Shut her down.”Mr. Pickens, 84, made billions of dollars as a hedge fund manager and wildcatter drilling for oil and gas. He borrowed heavily to build up the oil and gas reserves of Mesa Inc. in the late 1980s before losing the company during its financial difficulties a decade later, when drooping gas prices hurt its ability to repay debts and pay dividends. He wanted Exco to avoid a similar fate.There was only one problem: under the contracts that Exco signed, it couldn’t stop drilling.The company followed Chesapeake’s lead and struck its own $1.3 billion cash-and-carry deal with the BG Group, a British gas company. BG paid Exco $655 million in cash upfront and agreed to foot 75 percent of the bill for future drilling in the Haynesville in return for a share in future profits on the gas produced.When the arrangement was made, it seemed like a winner all around. Exco had more than 53,000 acres of leases in the Haynesville, but like Chesapeake, it lacked the money it needed to drill on all the land. BG’s financing helped Exco to increase the number of rigs it had working in the Haynesville to 22 from four.Nevertheless, the agreement, negotiated by Goldman Sachs, came with some important strings attached: Exco had to keep all 22 rigs drilling for gas, even as the price was dropping. BG wanted to reach certain targets for drilling wells and producing gas in the United States, and it was intent on sticking with the plan, even if its partner now insisted that it made no economic sense.“They are great partners, but they have their pedal down around the world, and we are part of that,” Douglas H. Miller, Exco’s chief executive, explained to Wall Street analysts last year.Mr. Pickens was furious. “We are stupid to drill these wells,” he said in a recent interview.But Exco was not alone. Many of its fellow gas companies — including Chesapeake and Petrohawk — had little choice through last year but to keep drilling, no matter how low the price fell or how big a glut was forming.It wasn’t just the cash-and-carry deals that were forcing them to drill.-4-The land that the natural gas companies had leased, in most cases, came with “use it or lose it” clauses that required them to start drilling within three years and begin paying royalties to the landowners or lose the leases.Exco, Chesapeake and others initially boasted about how many acres they had managed to lock up. But after paying bonuses of up to $20,000 an acre to the landowners, the companies could not afford to lose the leases, even if the low price of natural gas meant that drilling more wells was a losing proposition.The industry was also driven to keep drilling because of the perverse way that Wall Street values oil and gas companies. Analysts rate drillers on their so-called proven reserves, an estimate of how much oil and gas they have in the ground. Simply by drilling a single well, they could then count as part of their reserves nearby future well sites. In this case, higher reserves generally led to a higher stock price, even though some of the companies were losing money each quarter and piling up billions of dollars in debt.Just as in the earlier real estate bubble, the main players publicly predicted success even as, privately, their doubts were growing, court documents show.Mr. McClendon suggested in August 2008 to Wall Street analysts that he had fundamentally transformed the once-risky, century-old oil and gas business into something with the reliability of an assembly line.“We consider ourselves to be in the gas manufacturing business, and that requires four inputs in our opinion — those inputs are land, people, science and, of course, capital,” Mr. McClendon told the analysts. “We think that’s pretty impressive and hope you do as well.”But soon after, he told some Chesapeake employees that the company might have made some big mistakes. “What was a fair price 90 days ago for a lease is now overpriced by a factor of at least 2x given the dramatic worsening of the natural gas and financial markets,” Mr. McClendon wrote in an October 2008 e-mail that has since become public in a lawsuit against Chesapeake.And as with so many other shale gas players, Chesapeake struck so many complicated financial deals that it couldn’t stop ramping up the gas factory.“At least half and probably two-thirds or three-quarters of our gas drilling is what I would call involuntary,” Mr. McClendon acknowledged at one point.For him, the drilling binge had some significant financial consequences. During the good times, Chesapeake paid him handsomely in cash and perks. He achieved a net worth of over $1 billion, and he made it to the Forbes list of the 400 wealthiest Americans. He bought homes in Bermuda, Colorado and Hawaii, as well as a stake in the Oklahoma City Thunder basketball team.An unusual company program also allowed Mr. McClendon to buy a small personal stake in Chesapeake’s wells. That is expected to reap more than $400 million for him over the 15- to 20-year life of the wells, although it has strained his personal finances for now. An investigation by Reuters detailed how Mr. McClendon had borrowed heavily from Chesapeake business partners to help finance his share of the wells’ costs. That and other issues drew the scrutiny of the Securities and Exchange Commission, shook investor confidence in him and prompted a shake-up of Chesapeake’s board that included the removal of Mr. McClendon as chairman.(Mr. McClendon refused requests to be interviewed for this article, and he did not respond to a list of questions.)Mr. Eads appears to have fared better. He had seen the coming crash, and, as any master salesman would, found a way to play both sides. He continued to persuade new investors of the great potential in shale while telling his longtime clients to cash out.“It is a great time to sell,” Mr. Eads recalled telling Terry Pegula, the founder of East Resources, who had built up his own operation in the Marcellus region of Pennsylvania from one well to 75 over the course of one year. “With all these new plays popping up, I had a real concern gas prices would weaken.”Mr. Eads then helped arrange what will go down as one of the great early paydays of the shale revolution: the 2010 sale of East Resources, which Mr. Pegula had started with $7,500 borrowed from family and friends, to Royal Dutch Shell for $4.7 billion.-5-There were a handful of other such profit takers, including the Houston businessman Floyd Wilson, who created a company in 2003 called Petrohawk Energy with the intention from the start of selling it. Petrohawk drilled its first Haynesville well in 2008. Last year, it sold itself to an Australian energy conglomerate, BHP Billiton, in a $15 billion deal that brought Mr. Wilson and other executives a payout worth at least $304 million.But for many gas drillers, there has been only pain.Exco, whose production of natural gas was still rising in the Haynesville as of early this year, saw its credit rating downgraded in May. It reported a loss of nearly $780 million for the first half of the year, before write-offs and other adjustments, even after it reduced its work force and rig count. BG, its joint venture partner, reported in July that it was taking a $1.3 billion write-down on its shale gas investments in the United States, including the Haynesville deal with Exco.Plains Exploration, which celebrated its first deal with Chesapeake back in 2008, reported a loss for the first quarter this year, but has since shifted heavily away from gas to oil production and is making money again. Warm weather last winter exacerbated the glut to historic levels, reducing prices even further, since so little gas was needed to heat homes in many parts of the nation.Chesapeake’s stock price sank this year after it was revealed that Mr. McClendon had taken a personal stake in Chesapeake wells and then used those investments as collateral for up to $1.1 billion in loans used mostly to pay for his share of the cost of drilling those wells. The company is trying to raise $14 billion this year by shedding assets, a goal it has almost reached with huge recent sales of West Texas oil and gas fields and pipelines to Royal Dutch Shell and Chevron.To help the company through this difficult patch, Mr. McClendon turned to his old friend, Mr. Eads. Jefferies & Company, joined by Goldman Sachs, offered Chesapeake an emergency $4 billion unsecured bridge loan, at 8.5 percent interest, to give the company a lifeline until it could sell enough assets to keep afloat. (The company says it intends to pay back the entire loan this year from recent sales.)In hindsight, it should have been clear to everyone that a bust was likely to occur, with so many new wells being drilled and so much money financing them.But everyone was too busy working out new deals to pay much heed.The bust has certainly hit the Haynesville hard. Some local landowners, having spent their initial lease bonuses, are now deeply in debt. Local restaurants and other businesses are suffering steep losses now that so many drillers have left town.“At this point we’re struggling,” said Shelby Spurlock, co-owner of Cafe 171 in the town of Mansfield. The restaurant is decorated with wall collages of drill worker uniforms from companies that are leaving the area. Once open from 4 a.m. to 10 p.m. and employing four servers, the restaurant has cut its hours and is down to two servers. “Our very existence is in danger,” she sighed.Mr. Eads, ever the deal maker, is unfazed. He tells anyone who will listen that the price of natural gas will eventually recover. He is making money, meanwhile, helping struggling companies and opportunistic investors strike deals at the new, lower prices.“These shale assets are forever,” he said. “They are going to produce for a hundred years.”http://www.nytimes.com/2012/10/21/business/energy-environment/in-a-natural-gas-glut-big-winners-and-losers.html?_r=022.10Перевод части текстаВ то время как газовый бум в США привел к положительным изменениям в жизни большинства американцев и компаний, инвесторы, вкладывающие средства в разработку месторождений, теряют огромные средства. Терпят убытки и компании, разрабатывающие месторождения сланцевого газа.На месторождении Haynesville осталось всего две действующие буровые установки Chesapeake, а во время газового бума количество установок компании составляло 38, а всего на месторождении, богатом газом и располагающемся на территории Луизианы и Техаса, насчитывалось около 1200 буровых установок. Аналогичная ситуация складывалась и на других месторождения в Оклахоме и Пенсильвании благодаря легким деньгам с Уолл-стрит, пишет New York Times.В результате большая часть территории страны получила дешевый газ. Началось замещение угля газом, компании и муниципалитеты переводили транспорт, грузовой и общественный, на газ, снижая зависимость страны от импорта нефти. При этом компании, использующие газ в качестве сырья, внезапно обнаружили, что США – привлекательное место для размещения заводов, так как газ там дешевле, чем в Азии в 4 раза. Dow Chemical, которая использует природный газ в качестве материала для изготовления пластмасс, представила список из 91 нового производственного проекта, которые позволят создать до 3 млн рабочих мест и предполагают инвестиционный потенциал в $70 млрд.Но для компаний, добывающих газ, и инвесторов, которые вкладывали средства в разработку, все это обернулось огромными потерями. Было пробурено очень много газовых скважин и добывалось очень много газа с применением технологий, которые позволили снизить цену на газ до минимального уровня. Из-за сложных финансовых схем и лизинговых соглашений, которые производители активно заключали во время бума, снизить добычу вовремя было очень сложно, поэтому от снижения цен на природный газ, который потерял в цене 60% с 2008 г., убытки оказались большими.Хотя банкиры от таких сделок получили неплохую прибыль, да и некоторые компании успели заработать много на пике, большинство предприятий оказались в трудной ситуации и вынуждены продавать активы и переходить к добыче нефти.Также как и кредитный бум, газовый бум и спад в отрасли связаны в значительной степени с огромными инвестициями в десятки миллиардов долларов со стороны инвестиционных банков, таких как Goldman Sachs, Barclays и Jefferies & Company.Теперь газовые компании вынуждены тратить на добычу газа значительно больше, чем они смогут заработать на его продаже, а стоимость их акций и кредитные рейтинги рухнули вниз. Компании вынуждены обращаться за помощью, для того чтобы удержаться на плаву. В свою очередь вице-президент инвестиционного банка Jefferies & Company считает, что цены на газ восстановятся, и делает деньги, выделяя средства компаниям и инвесторам, для того чтобы они могли действовать в условиях низких цен. "Эти сланцевые активы вечны. Производство здесь будет в течение сотен лет", - считает он.http://www.vestifinance.ru/articles/18681

08 ноября 2012, 17:52

Losses at BHP Billiton's (BHP) U.S. shale-gas operation Petrohawk Energy deepened in Q3 due to continued weakness in natural gas prices. BHP reports a loss from continuing operations before income tax of $211M for the nine months to Sept. 30 for Petrohawk vs. a profit of $201M in the year-earlier period.

Losses at BHP Billiton's (BHP) U.S. shale-gas operation Petrohawk Energy deepened in Q3 due to continued weakness in natural gas prices. BHP reports a loss from continuing operations before income tax of $211M for the nine months to Sept. 30 for Petrohawk vs. a profit of $201M in the year-earlier period. Post your comment!

22 марта 2013, 16:29

Пузырь сланцевого газа в США

Очередная статья о сланцевом газе.Уильям Энгдаль, автор книги "Myths, Lies and Oil Wars"Оригинал статьи: The Fracked-up USA Shale Gas BubbleПока почти весь мир смотрит со смесью зависти и волнения на недавно начавшийся в США бум добычи нетрадиционного газа из сланцевых пород, когда страны от Китая до Польши, Франции и Великобритании начинают запускать свои собственные проекты добычи нетрадиционного сланцевого газа, надеясь, что они станут панацеей от их энергетических бед, становится понятно, что бум сланцевого газа в США является гигантским мошенническим пузырем, который уже начинает сдуваться. Лови момент!Часть I: Америка — Новая Саудовская Аравия?Если поверить современным сообщениям СМИ, доносящимся из Вашингтона и американской нефтяной и газовой промышленности, Соединенные Штаты вот-вот станут "новой Саудовской Аравией". Нам говорят, что США внезапно волшебным образом оказались на пути к собственной энергетической независимости. Экономика США теперь больше не будет зависеть от высокорисковых поставок нефти или газа из политически нестабильных стран Ближнего Востока или Африки. Советник по вопросам энергетики Белого дома Хизер Зичал (Heather Zichal) даже сместила свое внимание с системы квот и торговли квотами на выбросы вредных веществ в атмосферу на поощрение Американской "сланцевой революции". (i)В январе 2012 года в своем ежегодном послании Конгрессу о положении дел в стране президент Обама заявил, что во многом благодаря "сланцевой революции", "у нас есть собственный природный газ, который может обеспечить Америку на 100 лет". (ii)Известные эксперты в области энергетики, такие как Дэниел Ергин (Daniel Yergin) из Ассоциации энергетических исследований при Кембриджском университете, на недавних слушаниях в Конгрессе пел дифирамбы предполагаемой выгоде развития американских месторождений сланцевых нефти и газа:"США находятся в самом разгаре "революционных событий в области добычи нефти и газа", что (и это становится все более очевидным) выходит за пределы просто энергетики".Он не стал объяснять значение выражения – "выходит за пределы просто энергетики". Зато, он также утверждал, что "эта индустрия дает 1,7 миллиона рабочих мест — значительное достижение, учитывая относительную новизну технологии. И это количество может вырасти до 3 миллионов к 2020 году". (iii) Очень внушительные цифры.Г-н Ергин предрек и основные геополитические последствия развития американской индустрии сланцевых нефти и газа, сказав, что"расширение экспорта американских энергоносителей добавит дополнительное измерение к мировому влиянию США... Объем добычи сланцевого газа, составлявший десять лет назад всего два процента от общей добычи в стране, вырос до 37 процентов, а цены резко снизились. Добыча нефти в США, продолжавшая долгое время снижаться, резко возросла (примерно на 38 процентов) с 2008 года. Только рост ее добычи с 2008 года эквивалентен общему объему добычи Нигерии, седьмой по величине стране-производителе в ОПЕК... Люди говорят о потенциальном геополитическом влиянии сланцевого газа и тяжелой нефти. Мы уже видим это влияние...". (iv)В опубликованном в 2012 году докладе "Энергетический прогноз до 2030 года" генеральный директор BP Боб Дадли (Bob Dudley) озвучил похожие оптимистичные прогнозы, что добыча сланцевых нефти и газа сделает Северную Америку энергетически независимой от Ближнего Востока. BP предсказывает, что к 2030 году рост добычи сланцевых нефти и газа "наряду с другими источниками топлива" сделает страны Западного мира практически самодостаточными в сфере энергетики. Наряду с другими значительными геополитическими последствиями большая часть мира, включая Северную и Южную Америки, станет независима от нефти, импортируемой из потенциально нестабильных стран Ближнего Востока и других мест, сказано в докладе BP. (v)Во всех предсказаниях о Соединенных Штатах, как об обновленной энергетической сверхдержаве, наводняющей мир своей сланцевой нефтью и газом, неверна только одна вещь. Они основаны на пузыре, на обычном обмане махинаторов с Уолл-стрит. На самом деле, становится все более очевидным, что сланцевая революция является краткой вспышкой в энергетике, новой мошеннической пирамидой, тщательно выстроенной с помощью тех же банков Уолл-стрит и "рыночных аналитиков", многие из которых участвовали в раздутии в США пузыря "dot.com" в 2000 году и, что более эффектно, пузыря секьюритизации недвижимости США в 2002-2007 годах. (vi) Внимательно присмотритесь к реальным результатам этой революции и реальным затратам на нее, все это очень поучительно.Часть II: Лазейки HalliburtonОдной из причин, по которым мы мало слышим об ухудшении ситуации со сланцевой нефтью и газом, является то, что этот бум случился буквально вчера. Ведь пиковые значения добычи были достигнуты только в 2009-2010 годах. Долгосрочные данные по значительному числу сланцевых скважин появляются только в последнее время. Еще одной причиной являются огромные корыстные интересы Уолл-стрит и нефтяной промышленности, которые пытаются сделать все возможное, чтобы сохранить миф о сланцевой революции. Но несмотря на все их усилия появляющаяся правдивая информация (в основном в профессиональных обзорах этой отрасли промышленности) вызывает тревогу.Сланцевый газ совсем недавно появился на рынке США, благодаря использованию комбинированных методик, одним из разработчиков которой среди прочих была бывшая компания Дика Чейни — Halliburton Inc. Несколько лет назад Halliburton совместила новые методы горизонтального бурения с закачиванием химических веществ в скважину для проведения так называемого "гидроразрыва" сланцевой породы, которая часто содержит в своих пустотах какое-то количество природного газа. До недавнего времени добыча сланцевого газа считалась экономически невыгодной. Из-за методики извлечения сланцевый газ считается нетрадиционным, и его добыча сильно отличается от обычного газа.Служба энергетической информации энергетического Департамента США дает следующее определение обычным нефти и газу:"Добывается из скважины, пробуренной в геологической формации, гидродинамическая характеристика которой позволяет нефти и природному газу самостоятельно поступать в ствол скважины".Нетрадиционные способы добычи углеводородов не отвечают этим критериям либо потому, что уровень пористости и проницаемости геологической формации очень низок, либо в случае, если жидкие углеводороды имеют плотность сопоставимую или даже превышающую плотность воды и поэтому не могут добываться, транспортироваться и перерабатываться обычными способами. В этом случае нетрадиционные нефть и газ, по определению, являются более дорогостоящими и трудными для извлечения по сравнению с обычными. И только по этой причине они стали привлекательны, как только в начале 2008 года цены на нефть взлетели выше $ 100 за баррель и до сих пор остаются примерно на том же уровне.Для извлечения нетрадиционного сланцевого газа, используется способ "гидроразрыва" (ГРП). Для этого в скважину под достаточным давлением закачивается разрывающая жидкость, которая образует трещины в сланцевой породе. Жидкость для гидроразрыва (состав которой, как правило, является секретом компании и которая чрезвычайно токсична) продолжает расширяться, увеличивая трещины. После этого главная задача — предотвратить закрытие трещин, которое прекратит выход газа или нефти в скважину. Поскольку для типичного случая ГРП счет идет на миллионы галлонов закачиваемой под землю воды (смешанной с токсичными химикатами), происходят случаи утечки разрывающей жидкости в окружающие породы. При недостаточном контроле количество просачивающейся жидкости может превышать 70% от закачанного объема. В свою очередь, это может нанести ущерб скелету материнской горной породы, отрицательно повлиять на проникновение пластовой жидкости или на геометрию трещин после гидроразрыва и тем самым снизить эффективность добычи. (vii)Гидравлический разрыв пласта в последнее время стал наиболее предпочтительным методом извлечения нетрадиционных ресурсов нефти и газа в США. Некоторые специалисты считают, что в будущем на ГРП в Северной Америке будет приходиться почти 70% добычи природного газа.Почему бум добычи сланцевой нефти и газа произошел только сейчас? Спасибо за это нужно сказать тогдашнему вице-президенту Дику Чейни сотоварищи. Истинной причиной недавнего бума ГРП в Соединенных Штатах, было принятие в 2005 году Конгрессом США закона, выводящего процесс ГРП (удивительно звучит, правда?) из-под надзора Агентства охраны окружающей среды США (EPA), осуществляемого в рамках Закона о безопасности питьевой воды. Нефтяная и газовая промышленность является единственным видом промышленности Америки, которой EPA разрешает закачивать под землю гарантировано опасные материалы (без проверки) непосредственно вблизи подземных запасов питьевой воды. (viii)Закон 2005 года известен как "лазейка Halliburton" и был массировано пролоббирован компанией, производящей львиную долю химических жидкостей для ГРП, бывшей компанией Дика Чейни – Halliburton. Став в начале 2001 года вице-президентом при Джордже Буше-младшем, Чейни немедленно получил широчайшие полномочия в Энергетической оперативной рабочей группе для разработки основной Энергетической национальной стратегии. Как позже выяснилось из документов, помимо определения иракского нефтяного потенциала Чейни при помощи оперативной рабочей группы использовал значительную политическую силу и промышленное лобби, чтобы вывести нефтегазовую промышленность из-под закона о питьевой воде. (ix)Во время нахождения на посту вице-президента Чейни сделал все, чтобы EPA дала "зеленый свет" значительному увеличению числа сланцевых газовых скважин в США.В 2004 году EPA опубликовало исследование экологических последствий ГРП. Это исследование было названо "научно несостоятельным" забившим тревогу Вестоном Уилсоном (Weston Wilson). В декабре 2005 года генеральный инспектор по охране окружающей среды EPA Ники Тинсли (Nikki Tinsley) предоставил достаточно доказательств о возможных манипуляциях с этим исследованием EPA, чтобы инициировать рассмотрение претензий Уилсона. Нефтегазовый надзорный проект (Oil and Gas Accountability Project) провел обзор исследований EPA, в котором показал, что из ранних вариантов исследования EPA удалило материалы, в которых говорилось, что нерегулируемое использование ГРП представляет угрозу для здоровья человека и что агентство не включило в финальный отчет информацию о том, что "разрывающая жидкость может представлять угрозу чистоте питьевой воды еще долгое время после окончания бурения". (х) Под влиянием политического давления отчет был проигнорирован. ГРП стал использоваться полным ходом.© n/a Fracking toxic wasteРис. 1. Эта схема показывает, как метан и разрывающая жидкость загрязняют питьевую воду, в результате того, что трещины гидроразрыва проникают в грунтовые воды.Лазейка Halliburton – это не мелочь. В процессе ГРП для добычи газа используются ошеломляющие объемы воды и токсичнейшие химические вещества. Вода является основным ингредиентом, необходимым для ГРП. При среднем ГРП используется порядка 1,2 — 3,5 млн. американских галлонов (4,5 – 13 миллионов литров) воды на одну скважину. Для более грандиозных проектов может быть использовано до 5 млн. американских галлонов (19 млн. литров) воды. Процесс ГРП может производиться несколько раз для одной скважины. В среднем, за время работы одной скважины в нее может быть закачано от 3 до 8 миллионов американских галлонов воды. (xi) Фермерские области Пенсильвании и других штатов, в которых широко распространена технология ГРП, сообщают, что их водные источники стали настолько токсичны, что вода непригодна для питья. В некоторых случаях газ проникает в жилые дома через обычный водопроводный кран.Во время шума вокруг аварии и разлива нефти на нефтедобывающей платформе Deepwater Horizon в Мексиканском заливе администрация Обамы и Министерство энергетики сформировали консультативную комиссию по сланцевому газу, якобы, для проверки растущей экологической опасности из-за способов добычи сланцевого газа. Их отчет был выпущен в ноябре 2011 года. О нем можно сказать в двух словах: сокрытие опасностей и выпячивание выгод от добычи газа.Комиссию возглавил бывший директор ЦРУ Джон М. Дейч (John M. Deutch). Дейч является заинтересованным лицом. Он входит в совет директоров газовой компании по производству СПГ – Cheniere Energy. Проект Cheniere Energy под названием "Sabine Pass" является одним из двух текущих проектов в США по созданию СПГ терминала для экспорта сланцевого газа из США на иностранные рынки. (xii)Дейч также входит в совет директоров Citigroup, одного из наиболее активных и крупнейших банков мира, работающих в энергетике и связанного с семьей Рокфеллеров. Он также входит в совет директоров компании Schlumberger, которая наряду с Halliburton является одной из ведущих компаний, производящих ГРП.Вообще, шесть из семи членов комиссии были связаны с энергетической отраслью, в том числе соратник Дейча и горячий сторонник технологии ГРП Дэниэл Ергин, являющийся, кроме того, членом Национального совета нефтяной промышленности. Неудивительно, что отчет Дейча назвал сланцевый газ "лучшей новостью в сфере энергетики за последние 50 лет". Дейч, кроме того, добавил:"В долгосрочной перспективе он имеет потенциал для замещения жидкого топлива в Соединенных Штатах". (xiii)Часть III: Сланцевый газ – гонка на времяПоскольку регуляторы дали полную свободу, а администрация Обамы — поддержку, американская нефтегазовая промышленность включила полную мощность в добыче сланцевого газа, чтобы, пользуясь высокими ценами на нефть и природный газ, быстренько заработать миллиарды.По официальным данным Министерства энергетики США добыча сланцевого газа выросла с немногим менее 2 миллионов тыс. куб. футов в 2007 году до 8.500.000 тыс. куб. футов к 2011 году. Это четырехкратное увеличение объема составляет почти 40% от общей добычи сухого природного газа в США в том году. А в 2002 году сланцевый газ составлял всего лишь 3% от общего объема добычи газа. (xiv)Рис.2.Здесь мы видим парадокс американской "сланцевой революции". Со времен "нефтяных войн", происходивших более века назад, были разработаны различные отраслевые программы, предотвращающие обвал цен на нефть и газ из-за их перепроизводства. В 30-х годах было открыто огромное месторождение "Восточный Техас", и произошел обвал цен на нефть. Штат Техас, где Железнодорожной комиссии (TRC) были даны распорядительные полномочия не только над железной дорогой, но и над добычей нефти и газа (а это был самый важный нефтепроизводящий регион), был призван стать третейским судьей в нефтяных войнах. Ситуация привела к выработке ежедневных квот на производство нефти. Эта система была настолько успешна, что позднее ОПЕК при разработке своих правил основывалась на опыте TRC.Сегодня, когда Федеральное регулирование нефтяной и газовой промышленности отсутствует, каждый производитель сланцевого газа (ВР, Chesapeake Energy, Anadarko Petroleum, Chevron, EnCana и другие) мчится на полной скорости, чтобы извлечь максимальное количество газа из своих месторождений.Причина такой спешки красноречива. Месторождение сланцевого газа, в отличие от обычного, исчерпывается гораздо быстрее в силу конкретных геологических причин. Газ рассеивается и его извлечение становится невозможным без бурения новых дорогостоящих скважин.Появление на рынке огромного объема сланцевого газа стало разрушительным. Цены на него рухнули. В 2005 году, когда Чейни вывел нефтегазовую промышленность из-под контроля EPA и начался газовый бум, цена на газ на узле "Henry Hub" в Луизиане, на пересечении девяти межгосударственных газопроводов, составляла $ 14 за тысячу кубических футов. К февралю 2011 года она рухнула до $ 3,88. На сегодняшний день цены колеблются около $ 3,50 за тысячу кубических футов. (xv)В своем докладе Артур Берман (Arthur Berman), опытнейший геолог нефтяной отрасли, специализирующийся на оценке скважин, используя данные по добыче сланцевого газа на основных месторождениях США со времени начала бума, пришел к отрезвляющим выводам. Его результаты показывают, что мы являемся свидетелями новой "схемы Понци", которая в течение следующих нескольких месяцев или, в лучшем случае, в ближайшие два-три года может оглушительно лопнуть. Сланцевый газ — это все, что угодно, только не "энергетическая революция", которая обеспечит потребителей в США или всем мире газом на 100 лет, как сказали президенту Обаме.Берман писал уже в 2011 году:"Факты показывают, что большинство скважин не являются коммерческими при текущих ценах на газ и требуют цен, по крайней мере, в диапазоне от $ 8,00 до $ 9.00 за тысячу кубических футов, чтобы выйти на уровень безубыточности в полном цикле, и $ 5,00 до $ 6.00 за тысячу кубических футов в неполном цикле. В течение следующих 18 месяцев мы прогнозируем цены ($ 4.00-4.55 за тысячу кубических футов среднем в 2012 г) ниже $ 8.00. Поэтому, возможно, что некоторые производители не смогут поддерживать нынешний уровень бурения из-за движения денежных потоков, совместных предприятий, продажи активов и фондовых предложений". (xvi)Берман продолжает:"Падение цен показывает, что снижение бурения любым из крупнейших производителей сланцевого газа будет связываться с ненадежностью поставок. Это особенно верно в случае Haynesville. Сланец выгоден там, где начальные цены примерно в три раза выше, чем, например, в Barnett или Fayetteville. Спекулятивные цены в Haynesville уже падают поскольку операторы сдвинули свое внимание на более ликвидные цели, которые имеют еще более низкие тарифы на газ. Это может порождать сомнения в парадигме дешевых и обильных поставок сланцевого газа и окажет каскадный эффект на доверие и доступность капитала". (xvii)Рис.3.Берман и другие также пришли к выводу, что ключевые игроки газовой промышленности и их банкиры с Уолл-стрит, стоящие за сланцевым бумом, грубо завышали объемы извлекаемых запасов сланцевого газа и, следовательно, ожидаемую продолжительность поставок. Он отмечает, что"резервы и экономика зависят от расчётных конечных извлекаемых запасов (EUR) на основе гиперболического или все более и более выравнивающегося падения профилей, что предсказывает десятилетия промышленного производства. С помощью всего нескольких лет истории производства в большинстве из этих сланцевых мемторождениях, эта модель не выглядит правильной и может оказаться чрезмерно оптимистичной.... Наш анализ тенденции истощения скважин сланцевого газа показывает, что расчётные конечные извлекаемые запасы на скважину составляют примерно половину значений, обычно представляемых операторами. (xviii)Короче говоря, производители газа создали иллюзию, что их нетрадиционного и более дорогостоящего сланцевого газа хватит на протяжении десятилетий.На основе своего анализа фактических данных из основных сланцевых регионов в США, Берман заключает, однако, что снижение объемов производства скважин сланцевого газа идет в геометрической прогрессии и склонно истощаться гораздо быстрее, чем их раскрутка на рынке. Может быть в этом причина, что производители сланцевого газа в США, набравшие активов на миллиарды долларов в надежде на рост цен, в последнее время отчаянно пытаются продать свои права на сланец наивным иностранным или другим инвесторам?Берман делает вывод:“Три десятилетия добычи природного газа из плотных песчаников и угольного метана показывают, что прибыль маргинальна в низкопроницаемых коллекторах. Сланцевые хранилища имеют проницаемость на порядки величины ниже, чем проницаемость пласта плотного песчаника и метановых угольных пластов. Так почему же умные аналитики слепо принимают, что коммерческие результаты в сланцевых месторождениях должны отличаться? Ответ прост — высокая начальная цена производства. К сожалению, эти высокие начальные тарифы компенсируются коротким сроком службы скважины и дополнительными расходами, связанными с рестимуляцией сважины. Те, кто ожидают, что долгосрочная себестоимость сланцевого газа будет меньше, чем других нетрадиционных газовых ресурсов, будут разочарованы... истинная структурная себустоимость добычи сланцевого газа выше, чем могут поддерживать нынешние цены ($ 4.15 за тысячу кубических футов — средняя цена за год, закончившийся 30 июля 2011 года), а также реальные запасы составляют около половины объема, заявленного операторами". (xix)В этом и заключается объяснение того, почему видавшая виды нефтяная промышленность в США отчаянно давит на газ, сеет семена собственного банкротства в в этой игре с большими ставками, она мчится, чтобы сбросить все более убыточные сланцевые активы, пока пузырь еще не лопнул. Финансовые покровители с Уолл-стрит тоже в этой Понци-игре, они ставят миллиарды на карту, так же как в в недавнем мошенничестве секьюритизации недвижимости.Часть IV: Сто лет газа?Так откуда же тогда кто-то получил число, которое было сказано президенту США: что Америку ждет 100 лет поставок газа? Вот где ложь, проклятая ложь и статистика играет решающую роль. У США не будет 100 лет поставок природного газа из сланцев или нетрадиционных источников. Это число произошло из преднамеренного искажения кем-то принципиальной разницы между тем, что в нефтяной и газовой отрасли называют ресурсы, и тем, что называют резервами.Газовые или нефтяные ресурсы представляют собой совокупность газа или нефти, первоначально существующу. на поверхности или внутри земной коры в естественных скоплениях, в том числе уже открытых и еще не открытых, извлекаемые и не извлекаемые. Это общая оценка, независимо от того, являются ли эти газ или нефть коммерчески извлекаемыми. И это — наименее интересное число для извлечения.С другой стороны, "извлекаемые" нефть или газ относятся к прогнозируемому объему коммерчески извлекаемыми с конкретными технически возможно восстановление проекта, план бурения, Fracking программы и тому подобное. Промышленность делит ресурсы на три категории: резервы, которые обнаружены и коммерчески извлекаемы; условные ресурсы, которые обнаружены и потенциально извлекаемы, но полупромыленные или не имеющие экономического значения при текущей рентабельности; перспективные ресурсы, которые еще неоткрыты и только потенциально извлекаемы. (xx)Комитет по запасам газа (PGC), стандарт для оценки газовых ресурсов в США, использует три категории технически извлекаемых газовых ресурсов, в том числе сланцевого газа: вероятные, возможные и спекулятивные.После тщательного изучения цифр становится ясно, что президент, его советники и другие взяли последнюю общую цифру PGC о всех трех категориях, или 2170 триллионов кубических футов газа, вероятные, возможные и чисто спекулятивное, и разделили ее на годовое потребление в 2010 году в 24 триллионов кубических футов. И получить число между 90 и 100 лет газового рая. Удобно осталось недосказанным, что большая часть этого общего ресурса находится в месторождениях, которые слишком малы, чтобы производиться по любой цене, недоступна для бурения или слишком глубоко, чтобы его извлечение было рентабельно. (xxi)Артур Берман в другом анализе указывает, что если мы будем использовать более консервативные и реалистичные предположения, как это делает в своей детальной оценке PGC, более актуальной является цифра 550 триллионов кубических футов газа. В свою очередь, если мы оцениваем, столь же консервативно и реалистично основано на опыте, что только около половины этого ресурса фактически станет резервом (225 триллионов кубических футов), то у США есть всего лишь около 11,5 лет потенциальных будущих поставок газа при нынешних темпах потребления.Если мы включим сюда еще доказанные запасы в 273 триллионов кубических футов, то есть дополнительные 11,5 лет бесперебойных поставок, т.е. в общей сложности почти 23 года. Стоит отметить, что доказанные запасы включают в себя доказанные неосвоенные запасы, которые могут или не могут быть извлечены в зависимости от экономических условий, так что даже 23 года поставок - выглядит завышенной цифрой. Если потребление газа возрастет, этот запас будет тоже исчерпан менее чем за 23 года. (xxii)Существуют в рамках правительства США также весьма различные оценки по добыче извлекаемых ресурсов сланцевого газа. Министерство энергетики США EIA использует очень щедрый расчет средней эффективности извлечения сланцевого газа в 13% по сравнению с другими консервативными оценками вполовину этого или 7%, в отличие от коэффициента извлечения 75-80% для обычных газовых месторождений. Именно эта щедрая оценка коэффициента извлечения, используемая для расчетов EIA, позволяет EIA проектировать оценку 482 трлн кубических футов извлекаемого газа в США. В августе 2011 года Внутренний департамент Геологической службы США опубликовала гораздо более трезвые оценки для крупных сланцевых месторождений в штате Пенсильвания и Нью-Йорке под названием Marcellus Shale. Пр оценкам департамента там есть около 84 триллионов кубических футов технически извлекаемых запасов природного газа. Предыдущие оценки EIA называли цифры в 410 триллионов кубических футов. (xxiii)Месторождения сланцевого газа показывают необычно высокую скорость истощения с очень крутыми трендами, комбинация, дающая низкую эффективность извлечения. (xxiv)Часть V. Огромные потери сланцевого газа Учитывая аномально быстрые темпы истощения скважин и низкий коэффициент извлечения, не приходится удивляться, что, как только эйфория улеглась, производители сланцевого газа оказалась сидящими на финансовой бомбе замедленного действия и начали срочно и быстро продавать свои активы неосторожным инвесторам.В самом последнем анализе фактических результатов за несколько лет добычи сланцевого газа в США, а также дорогостоящей нефти из канадских битуминозных песков, Дэвид Хьюз отмечает, что"добыча сланцевого газа выросла взрывными темпами и составила почти 40 процентов американской добычи природного газа. Тем не менее, производство вышло на плато в декабре 2011 года; 80 процентов добычи сланцевого газа поставляется из пяти месторождений, некоторые из которых находятся в упадке. Очень высокие темпы истощения сланцевых газовых скважин требуют постоянного вливания капитала, оцениваемого в $ 42 млрд в год для бурения более 7000 скважин в целях поддержания производства. Для сравнения, стоимость сланцевого газа, добытого в 2012 году, составила только $ 32,5 млрд". (xxv)Он добавляет:"Наилучшие месторождения сланцевого газа, такие, как Haynesville (которое уже в состоянии упадка) относительно редки, а число скважин и капитальных затрат, необходимых для поддержания производства, будет расти по мере того, как лучшие районы в этих месторождениях будут истощаться. Высокое сопутствующее воздействие на окружающую среду вызвало протесты граждан, в результате чего был объявлен мораторий в штатах Нью-Йорк и Мэриленд и распространились протесты в других штатах. Рост производства сланцевого газа был скомпенсирован снижением производства обычного газа, что привело к скромному росту добычи газа в целом. Кроме того, базовая рентабельность многих месторождений сланцевого газа вызывает сомнения при нынешних условиях цены на газ". (xxvi)Если эти различные оценки являются боле или менее точными, то США имеют ресурс в поставках нетрадиционного сланцевого газа в размере от 11 лет до 23 лет по продолжительности и нетрадиционной нефти, возможно, на 10 лет перед тем, как начнется истощение запасов. Недавняя риторика об "энергетической независимости" США в текущем технологическом состоянии — чушь собачья.Бум бурения скважин, который привел к этому недавнему насыщению сланцевым газом, был частично мотивирован "held-by-production" (пользование на правах аренды, которая реализуется путём выплат определенных сумм по арендованной скважине — прим.перев.), соглашениями об арендном договоре с землевладельцами. В таких соглашениях газовая компания обязана начинать бурить на участке, арендованном обычно на 3-5 лет, или платить неустойку. В США землевладельцы (фермеры или владельцы ранчо) обычно имеют права собственности на недра и могут сдавать их в аренду нефтяным компаниям. Газовые (или нефтяные) компании, таким образом, находится под огромным давлением, нуждаясь резервировать запасы газа на новых арендованных участках, чтобы поддерживать курс акций компании на фондовом рынке, где делаются заимствования, чтобы бурить.Это давление "бури или выметайся" обычно заставляет компании искать сочные "продуктивные пластовые зоны" для быстрого и эффектного газового потока. Затем они обычно позиционируют первые результаты как "типичные" для всего сланцевого месторождения.Однако, как указывает Хьюз:"Высокая производительность сланцевого пласта не повсеместна, и относительно небольшие продуктивные пластовые зоны в сланцах предлагают наибольшую производительность. Шесть из тридцати сланцевых скважин обеспечивают 88 процентов производства. Индивидуальные темпы истощения скважин высоки, от 79 до 95 процентов через 36 месяцев. Хотя некоторые скважины могут быть очень продуктивными, они, как правило, составляют небольшой процент от общей суммы и сосредоточены в продуктивных пластовых зонах". (xxvii)Рис. 4. Одна из оценок прогнозируемого снижения добычи сланцевого газа предполагает, что пик пройдет задолго до конца десятилетия, возможно, уже через четыре года, а затем начнется быстрое снижение объемов.Чрезвычайно быстрое общее истощение сланцевых пластов требует, чтобы ежегодно замещалось от 30 до 50 процентов продукции с дополнительно пробуренных скважин, классический синдром"ловли собственного хвоста". Это приводит к необходимости вкладывать $ 42 млрд годового инвестиционного капитала только для поддержания текущего производства. Для сравнения, весь добытый в США в 2012 году сланцевый газ стоил около $ 32,5 млрд по цене $ 3.40 за тысячу кубических футов (что выше, чем фактическая цена на протяжении большей части 2012 г.). А это чистые $ 10 млрд убытков от сланцевой авантюры в прошлом году для всех американских производителей сланцевого газа.Даже хуже. Хьюз отмечает, что затраты капитала на компенсацию истощения месторождений обязательно возрастут, поскольку с продуктивные пластовые зоны в сланцах уже выработаны и бурение движется в области с низким качеством. Среднее качество скважин (по данным начальной производительности) упало почти на 20 процентов в Haynesville, наиболее продуктивном месторождении сланцевого газа США. И это падение или выход на плато наблюдается в восьми из десяти месторождениях. В целом качество скважин снижается для 36 процентов от всей американской добычи сланцевого газа и вышло на плато для 34 процентов. (xxviii)Не удивительно в этой связи, что в соответствии с новой реальностью основные игроки индустрии сланцевого газа провели массивные списания своих активов. Компании в 2012 году приступили к пересмотру своих резервов и перед лицом текущих спотовых цен на газ, которые упали в два раза за период с июля 2011 года по июль 2012-го, вынуждены признать, что долгосрочные перспективы цен на природный газ не показывают рост. Списания имеют эффект домино, поскольку банковские кредиты, как правило, привязаны к запасам компании и это означает, что многие компании вынуждены пересматривать кредитные линии или проводить аварийные продажи активов, чтобы собрать денег.Начиная с августа 2012 года, многие крупные производители сланцевого газа в США были вынуждены объявить о крупных списаниях стоимости своих сланцевых активов. BP объявила о списаниях в размере $ 4,8 млрд, включая свыше $ 1 млрд падения стоимости своих американских сланцевых активов. Английская BG Group провела списание $ 1,3 млрд своих сланцевых капиталовложений в США, EnCana, крупный канадский оператор сланцевого газа, провел $ 1,7 млрд. списания сланцевых активов в США и Канаде, предупредив, что цифра может возрасти, если цены на газ не восстановятся. (xxix)Австралийский горнодобывающий гигант BHP Billiton является одним из наиболее пострадавших в истории сланцевого в США, поскольку он пришел в самом конце шумного представления. В мае 2012 года он объявил, что рассматривает возможность обесценивания акций на стоимость своих американских сланцевых активов, которые он купил на пике бума сланцевого газа в 2011 году, когда компания заплатила $ 4,75 млрд, что приобрести сланцевый проект у Chesapeake Energy, и купила Petrohawk Energy за $ 15,1 млрд. (xxx)Но хуже всего на данный момент бывшей суперзвезде в индустрии сланцевого газа Chesapeake Energy из Оклахомы.Часть VI: Chesapeake Energy: следующий Enron?Эта компания, по мнению большинства, является типичной для индустрии сланцевого газа и ранее была провозглашена ведущим игроком в сланцевом бизнесе. В августе 2012 года широко распространились слухи, что Chesapeake Energy объявит о банкротстве. Это было бы весьма неловко для компании, которая являлась вторым по величине производителем газа в стране. Это также могло дать миру распознать тот обман, который который стоял за продвижением "сланцевой энергетической революции", распространяемый подобными Ергину и уоллстритовским энергетических промоутерам, желаущим заработать миллиарды на М&А и других сделках в этом секторе, чтобы заменить свой мрачный опыт в недвижимости.В мае 2012 года Билл Пауэрс из Powers Energy Investor писал о Chesapeake :"За последний год, однако, бизнес-модель CHK (аббревиатура Chesapeake Energy на бирже — прим.авт.) развалилась. Акции компании продолжают держаться у 52-недельных минимумов, и у компании есть проблема финансирования — финансово говоря, она остается без денег. Хотя она была способна сдавать в аренду часть активов на Utica Shale в Огайо французской Total в прошлом году (это замечательно, учитывая бухгалтерские ошибки, которые привели к тому, что Total получила значительно меньше доходов от своего СП Barnett Shale), CHK в основном исчерпала предполагаемую площадь к сдаче в аренду".Пауэрс оценивает дефицит наличности для компании приблизительно в $ 3 млрд. в 2012 году. И это сверх уже огромного корпоративного долга в $ 11,1 млрд, из которых $ 1,7 млрд являлось возобновляемой кредитной линией. (xxxi)Пауэрс добавляет:"Если прибавить забалансовые долги и привилегированных выпуски к существующему балансовому $ 1.1-миллиардному долгу компании, у CHK будет колоссальная сумма в $ 20,5 млрд финансовых обязательств. Учитывая столь высокий уровень задолженности, долг CHK оценивается как мусорный и таковым будет в обозримом будущем... Наличие второго по величине производителя природного газа Америки, а также его по большей части разрушенного акционерного капитала, который почти полностью уходит из сланцевого бизнеса, явно показывает, что сегодняшний пузырь цен на природный газ находится на грани резкого разрыва. CHK не сделал никаких денег, буря сланцевые скважины (и фактически никто из его коллег этого не сделал), а теперь "молчаливые" деньги закончились. (xxxii)Рассерженные акционеры провели крупную реорганизацию совета директоров Chesapeake в сентябре прошлого года после сообщения Reuters о том, что генеральный директор Обри Макклендон брал крупные кредиты, не полностью раскрывая эту информацию совету директоров компании или инвесторам. Макклендон был вынужден уйти в отставку с поста председателя компании, которую он основал, после того как просочились детали, что Макклендон в течение последних трех лет занял $ 1,1 млрд. под залог своей доли в своей нефтяной компании. (xxxiii) В марте 2013 года Комиссия по ценным бумагам и биржам правительства США (SEC) объявила, что проводит расследование деятельности компании и ее генерального директора Обри Макклендона и уже выдала повестки в суд для информации и свидетельских показаний среди прочего и по спорной программе, которая предоставляет Макклендону долю в каждой скважине, что бурила Chesapeake. (xxxiv)Чтобы понизить долг, компания распродает свои активы на сумму приблизительно $6.9 млрд, включая нефтегазовые месторождения примерно на 2.4 миллионах акрах. Необходимо серьезно инвестировать в бурение новых скважин, чтобы достичь увеличения производства более прибыльной нефти и сжиженного природного газа, если компания хочет избежать банкротства. (xxxv) Как выразился один критически настроенный аналитик,“сложные бухгалтерские методы компании делают почти невозможным для аналитиков и акционеров определить, каковы реальные риски. Тот факт, что генеральный директор берет кредиты на миллиард и не раскрывает их открыто, только усиливает ощущение того, что все не так, как кажется на Chesapeake — это компания Enron с буровыми установками". (xxxvi)Разрекламированная сланцевая революция в США терпит крах вместе с акциями Chesapeake и других ключевых игроков.Примечанияi Roberta Rampton, Energy Policy Shifting as abundance replaces scarcity: Obama adviser, Reuters, February 25, 2013.ii President Barack Obama, President Obama’s State of the Union Address , January 25, 2012, The New York Times, January 24, 2012.iii Daniel Yergin, Subcommittee on Energy and Power of the House Energy and Commerce Committee Testimony submitted for Hearings on ‘America’s Energy Security and Innovation,’ Washington D.C., February 5, 2013.iv Ibid.v BP, BP Energy Outlook 2030, London, January 2012.vivii Glenn S. Penny, et al, Control and Modeling of Fluid Leakoff During Hydraulic Fracturing, Journal of Petroleum Technology, Vol. 37, no. 6, pp. 1071-1081.viii F. William Engdahl, Shale Gas: Halliburton’s Weapon of Mass Devastation, VoltaireNet.org, 17 May 2012.ix Ibid.x Ibid.xi Anthony Andrews, et al, Unconventional Gas Shales: Development, Technology and Policy Issues, Congressional Research Service, Washington D.C., October 30, 2009, p.7.xii John Deutsch, Robin West, The North American Oil and Gas Renaissance and its Implications, The Aspen Institute, 2012, Washington DC.xiii Ibid.xiv EIA, Natural Gas Gross Withdrawals and Production, US Department of Energy, Washington DC.xv Malcolm Maiden, Burnt Fingers all round in US shale gas boom, The Sydney Morning Herald, August 2, 2012xvi Arthur E. Berman and Lynn F. Pittinger, US Shale Gas: Less Abundance, Higher Cost, August 5, 2011.xvii Ibid.xviii Ibid.xix Ibid.xx SPEE, Canadian Oil and Gas Evaluation Handbook, Volume 1 — Reserves Definitions and Evaluation Practices and Procedures, SECTION 5: DEFINITIONS OF RESOURCES AND RESERVES, Petroleum Society of the Canadian Institute of Mining, Metallurgy and Petroleum, Calgary Chapter, accessed in www.petsoc.org.xxi Arthur E. Berman, After The Gold Rush: A Perspective on Future US Natural Gas Supply and Price, The Oil Drum, February 8, 2012.xxii Ibid.xxiii Stephen Lacey, After USGS Analysis, EIA Cuts Estimates of Marcellus Shale Gas Reserves by 80% ,August 26, 2011xxiv Rafael Sandrea, Evaluating production potential of mature US oil, gas shale plays, The Oil and Gas Journal, December 3, 2012.xxv Arthur E. Berman, After the Gold…xxvi Ibid.xxvii Ibid.xxviii Ibid.xxix Ed Crooks, Gas groups headed for large write-downs, Financial Times, August 31, 2012.xxx Marin Katusa, Does a Long-Term Natural-Gas Downturn Signal that Investors Should Exit?.xxxi Bill Powers, Is Chesapeake Energy Going Bankrupt?, May 1, 2012, Powers Energy Investor.xxxii Ibid.xxxiii Jeff Goodell, Worlds Biggest Fracker Pockets $1 Billion in Shady Deal, Rolling Stone, April 18, 2012.xxxiv Reuters, SEC Investigating Chesapeake Energy, CEO, March 01, 2013.xxxv Ed Crooks, Two directors forced out of Chesapeake, Financial Times, June 8, 2012.xxxvi Jeff Goodell, Op. Cit.Перевод специально для сайта "Война и Мир" Источник: Ф.Уильям Энгдаль