• Теги
    • избранные теги
    • Люди833
      • Показать ещё
      Международные организации40
      • Показать ещё
      Компании958
      • Показать ещё
      Разное640
      • Показать ещё
      Страны / Регионы217
      • Показать ещё
      Издания146
      • Показать ещё
      Формат28
      Показатели41
      • Показать ещё
      Сферы4
Питер Тиль
Питер Тиль
Петер Андреас Тиль (нем. Peter Andreas Thiel; род. в 1967 г.) — американский бизнесмен немецкого происхождения, инвестор и управляющий хедж-фондами. Вместе с Максом Левчиным основал PayPal и был его генеральным директором. Сейчас президент Clarium Capital, хедж-фонда, занимающег ...

Петер Андреас Тиль (нем. Peter Andreas Thiel; род. в 1967 г.) — американский бизнесмен немецкого происхождения, инвестор и управляющий хедж-фондами. Вместе с Максом Левчиным основал PayPal и был его генеральным директором. Сейчас президент Clarium Capital, хедж-фонда, занимающегося макроинвестированием и имеющий активы стоимостью около $700 млн; управляющий партнер в Founders Fund, венчурного фонда с капиталом $250 млн, который он основал вместе с Кеном Хоури и Люком Нозеком в 2005 году; сооснователь и председатель инвестиционного комитета Mithril Capital Management. Тиль был первым внешним инвестором Facebook, купив в 2004 году 10,2 % его акций за $500 000; сейчас входит в совет директоров Фейсбука. В 2011 он был 293-м в списке Форбс 400 с состоянием $1.5 млрд в марте 2012. Живёт в Калифорнии в городе Сан-Франциско.

Питер Тиль — открытый гей, он поддерживает такие организации, как Американская ассоциация за равные права (англ. American Foundation for Equal Rights) и GOProud.

 

Биография

Детство

Петер Тиль родился 11 октября 1967 г. в немецкой семье в городе Франкфурт-на-Майне в ФРГ. Тиль был малышом, когда его родители вместе с ним переехали в США в Фостер Сити в Калифорнии. Он был мастером по шахматам и одним из лучших игроков в стране в возрасте до 21 года.

Университет и юридическое образование

Тиль изучал философию XX века в Стэнфордском университете. Там в 1989 году он получил степень бакалавра искусств по философии, а в 1992 стал доктором права на юридическом отделении Стэнфорда.

Общепризнанный либертарианец, он основал газету The Stanford Review, который стал известным в студенческом городке с его сложными нравами, такими как политкорректность и законы против ненависти. Сейчас The Stanford Review основная консервативная/либертарианская газета университета. У Тиля сложились дружественные отношения с другими студентами Стэнфорда. Многие из них внесли свой вклад в дело газеты The Stanford Review. Среди них Кейф Рабойз, Дэвид Сакс и Рид Хоффман. Позже некоторые из них были взяты на работу в PayPal (одним из основателей которого является Тиль) и стали частью сообщества PayPal Mafia.

Во время обучения в Стэнфорде Тиль также столкнулся с Рене Жирар, теория «миметического желания» которого повлияла на него.

Начало карьеры

Тиль был помощником судьи Апелляционного суда одиннадцатого округа США Дж. Л. Эдмондсона. С 1993 до 1996 он торговал производными финансовыми инструментами в Credit Suisse. В 1996 он основал фонд Thiel Capital Management.

PayPal

В 1998 вместе с Максом Левчиным основал PayPal, систему онлайн платежей. Потом она слилась с X.com, которую тогда возглавлял Илон Маск. 15 февраля 2002 PayPal стала публичной компанией, потом в том же году была продана eBay за $1.5 млрд. На момент продажи PayPal у Тиля была доля 3,7 %, которая тогда стоила примерно $55 млн.

Согласно книге Эрика Джексона The PayPal Wars Тиль рассматривал миссию PayPal в освобождении людей по всему миру от уменьшения стоимости валюты в результате инфляции. Джексон вспоминает вдохновляющие речи Тиля в 1999 году:

«Мы определенно что-то большее. Необходимость PayPal огромна. Каждый человек в мире нуждается в деньгах — чтобы получать зарплату, чтобы покупать и продавать, чтобы жить. Бумажные деньги — древняя технология и неудобное средство платежа. Деньги, которые с вами, могут закончиться. Деньги изнашиваются. Они могут быть потеряны или украдены. В XXI веке людям нужны деньги, которые более удобны и безопасны, к которым можно получить доступ с любого места с помощью КПК или подключения к Интернету. Конечно, то, что мы называем удобным для американских пользователей, будет революционным для развивающихся стран. Многие правительства этих стран быстро и свободно меняют свои валюты. Они используют инфляцию, а иногда и полную девальвацию своих валют, как мы видели в России и ряде стран Юго-Восточной Азии за последний год (имеется в виду финансовый кризис в России в 1998 и Азиатский финансовый кризис в 1997), чтобы отобрать состояние своих граждан. Большинство обычных людей никогда не имеют возможности открыть офшорный счет или получить в свои руки больше, чем несколько счетов стабильной валюты, такой как доллар США. В конечном счете PayPal сможет это изменить. В будущем, когда мы сделаем наши услуги доступными за пределами США и, так как проникновение интернета продолжает расширяться во всех экономических слоях общества, PayPal даст людям по всему миру более прямой контроль над своей валютой, чем они когда-либо прежде имели. Для коррумпированных правительств станет почти невозможным украсть состояние своих граждан через старые методы, потому что если они попытаются это сделать, люди перейдут на доллары, фунты или йены, по сути выбрасывая бесполезную местную валюту и заменяя её на что-то более безопасное.»

Clarium Capital

Сразу же после продажи PayPal, Тиль запустил глобальный макро-хедж-фонд Clarium Capital, проводя глобальную макростратегию. В 2005 Clarium был отмечен как глобальный макрофонд года двумя торговыми журналами — MarHedge и Absolute Return. Подход Тиля к инвестированию стали предметом главы в книге Стива Дробны (англ. Steve Drobny) Inside the House of Money. Тиль успешно сделал ставку на то, что доллар будет слабеть в 2003, и получил значительную прибыль, поставив на то, что доллар и энергоносители восстановятся в 2005. После значительных потерь, начиная с 2009 года, Clarium упала с $7 млрд в активах в 2008 до около $350 млн в 2011.

В 2004 году, задолго до кризиса 2007—2010 годов, Тиль говорил о нём в общих чертах. Он утверждал, что по сути пузырь доткомов 2000 года мигрировал в финансовый сектор. Конкретно, он говорил про уязвимость General Electric и Wal-Mart. В то же время он говорил о пузыре на рынке недвижимости. К примеру, в 2004 он сообщил об отказе от покупки за $7 млн коттеджа Марты Стюарт на Манхэттене зимой 2003—2004

Facebook

В августе 2004 Тиль стал бизнес-ангелом Фейсбука, вложив в него $500 000. Взамен он получил 10,2 % компании и членство в совете директоров. Это была первая внешняя инвестиция в Фейсбук.

В своей книге The Facebook Effect Дэвид Киркпатрик описывает историю о том, как Тиль стал инвестором Фейсбука: бывший сотрудник Napster и Plaxo Шон Паркер, у которого в то время был титул президента Фейсбука, искал для Фейсбука инвесторов. Паркер подошел к Риду Хоффману, исполнительному директору LinkedIn, социальной сети для установления деловых контактов. Хоффману понравился Фейсбук, но он отказался стать ведущим инвестором из-за потенциального конфликта интересов Facebook и LinkedIn. Он отправил Паркера к Тилю, которого знал с PayPal (и Тиль, и Хоффман считаются членами PayPal Mafia). Тиль встретился с Паркером и Марком Цукербергом, студентом Гарварда, который основал Фейсбук и руководил им. Тиль и Цукерберг хорошо поладили, и Тиль согласился возглавить начальный раунд ивестирований в обмен на акции. Хоффман и Марк Пинкус также приняли участие в этом раунде. Изначально инвестиции должны были перейти в капитал Фейсбука, если количество его пользователей к концу 2004 года достигнет 1,5 млн. Хотя Фейсбук немного не достиг этой цели, Тиль разрешил вложенным деньгам перейти в капитал. Так он вспоминает о своих инвестициях:

«Мне было комфортно следовать их первоначальному видению. И это была разумная оценка. Я считал, что это довольно безопасные инвестиции.»

Как член правления Тиль не был вовлечен в каждодневные принятия решений. По словам Сары Лейси, главным советом Тиля Цукербергу в первые годы был «Только не напортачь.» Однако он помогал в выборе времени для различных раундов финансирования.

В сентябре 2010 года Тиль, выражая скептицизм по поводу потенциала для роста в потребительском секторе Интернета, утверждал, что по отношению к другим интернет-компаниям, Facebook (которая тогда оценивалась в $30 млрд.) была сравнительно недооценена. В мае 2012 года Фейсбук вышел на IPO с рыночной капитализацией около $100 млрд. ($38 за акцию), на котором Тиль продал 16.8 млн своих акций за $638 млн. В августе 2012 года, сразу же после завершения срока блокировки, Тиль продал почти всю свою оставшуюся долю по цене от $19.27 до $20.69 за акцию на $395.8 млн. Итого, он продал акции Фейсбука на сумму свыше $1 млрд. Сейчас у него 5 млн акций и место в совете директоров.

 

Бизнес-ангел и венчурный инвестор

В 2005 Тиль создал Founders Fund, фонд ангельских и венчурных инвестиций. Партнерами в фонде были Шон Паркер, Кен Хоури и Люк Нозек. Кроме Фейсбука, Тиль инвестировал в многие другие стартапы на ранней стадии (лично или через Founders Fund). Среди них Booktrack, Slide, LinkedIn, Friendster, Rapleaf, Geni.com, Yammer, Yelp Inc, Powerset, Practice Fusion, Vator, Palantir Technologies, IronPort, Votizen, Asana, Big Think, Caplinked, Quora, Rypple, Stripe и Legendary Entertainment. Несколько проектов были основаны бывшими коллегами Тиля по PayPal: Slide создан Левчиным, Linkedin — Хоффманом, Yelp — Джереми Стоппельманом, Geni.com и Yammer — Дэвидом Саксом и Xero — Родом Друри. Журнал Fortune сообщает, что сотрудники PayPal (бывшие и текущие) вместе создали или вложили в десятки стартапов на общую сумму около 30 миллиардов долларов. Как отмечается в статье журнала Fortune, в кругах Кремниевой долины Тиля называют доном мафии PayPal. Подходы Тиля к управлению высоко ценятся, особенно его известное наблюдение, что успех стартапа тесно связан с низкой заработной платой генерального директора.

Тиль основал компанию Palantir Technologies, профинансированную венчурным фондом ЦРУ In-Q-Tel.

Mithril: фонд для инвестиций на поздней стадии

В июне 2012 года Тиль запустил фонд Mithril, предназначенный для инвестиций на поздней стадии. На момент запуска этот фонд имел капитал в $402 млн. Mithril предназначен для компаний в стадии между частной и готовящейся стать публичной. Джим О’Нил (Jim O’Neill), один из основателей Thiel Fellowship, и Аджай Роян (Ajay Royan), бывший управляющий директор Clarium Capital, являются партнерами Тиля в этом фонде.

Библиография

  • Питер Тиль, Блейк Мастерс. От нуля к единице: Как создать стартап, который изменит будущее = Zero To One Notes on Startups, or How to Build the future. — М.: Альпина Паблишер, 2015. — 192 с. — ISBN 978-5-9614-4839-9.

 

Вики

 

книга «От нуля к единице» (Zero to One) основана на курсе лекций

«Стартап». Питер Тиль. Стенфорд 2012 Занятие 1: Вызов будущего

 

Питер Тиль: Время — самый ценный ваш ресурс, и глупо тратить его на работу с людьми, которые не видят для себя хоть сколько-нибудь долгосрочного общего будущего. Если результатом времени, проведенного на работе, не стали устойчивые дружеские отношения с коллегами, значит, вы неграмотно инвестировали свое время — даже с чисто финансовой точки зрения.

С самого начала я стремился к тому, чтобы отношения между сотрудниками в PayPal не были формальными, чтобы мы стали тесно спаянной командой. Я считал, что товарищеские отношения не только принесут нам удовлетворение и будут способствовать эффективной работе, но и помогут впоследствии построить более успешные карьеры вне PayPal. Поэтому мы старались нанимать людей, которые будут с искренним удовольствием работать вместе. Мы, конечно, ждали, что они будут талантливы, но еще важнее было то, чтобы они искренне стремились работать именно у нас. Так формировалась «мафия» PayPal.

 

Интервью Питер Тиль: жизнь после PayPal

Развернуть описание Свернуть описание
09 декабря, 08:00

These Super PAC Donors Were Able To Hide Their Identities Before The Election

WASHINGTON ― In the final days of the 2016 election, there was concern among Democrats that voters in Philadelphia wouldn’t be able to get to their polling locations due to a transit workers strike. A group of investors in Silicon Valley came up with an idea: Provide free or discounted rides through the ride-sharing taxi services Uber and Lyft. Funding came through a super PAC called My Ride to Vote. But at the time, no one knew who provided the money. This is one of many cases in which super PACs spent money on the election in the final weeks of the election without having to disclose their donors until after the election. The cutoff for pre-election disclosure is Oct. 19. Those donations were revealed Thursday. Those who took advantage of My Ride to Vote’s services were getting their Uber or Lyft rides subsidized by Google co-founder Sergey Brin. The billionaire donated $1 million to fund the ride-sharing super PAC. Some of these late-stage donations went to super PACs whose purposes were already well-known. Priorities USA Action, the main super PAC supporting Democratic nominee Hillary Clinton’s campaign, raised a little more than $15 million in the final three weeks of the election. There were no surprises among the late donors, just more money from the same mega-donors who help make Priorities USA Action the most well-funded super PAC ever. The group did end the election with $2.1 million cash on hand. Perhaps some of this money could have been spent in Michigan or Wisconsin. A coterie of pro-Donald Trump super PACs also reported their late contributions. Future45 raised the most, with $11.3 million in contributions raised in October and November. Casino billionaire Sheldon Adelson and his wife, Miriam, contributed the most with $10 million combined. The second biggest donor was World Wrestling Entertainment’s Linda McMahon, Trump’s pick to head the Small Business Administration, with a $1 million donation. McMahon had previously donated $6.2 million to pro-Trump super PACs. Future45 also donated $100,000 to another anti-Clinton super PAC called Character Counts. The group had not reported any donations prior to Election Day. Another pro-Trump super PAC that had not reported any prior donations, RallyPAC, disclosed Thursday that it got $250,000 from banker Andy Beal. Rebuilding America Now, another pro-Trump super PAC, raised less in its final days with just $2.1 million. The biggest donor was Los Angeles real estate developer Geoff Palmer, with a $1 million. Cerberus Capital Management head Stephen Feinberg, a major private equity investor, gave $975,000, while the private prison company GEO Group chipped in $125,000. The final major pro-Trump super PAC, Make America Number 1, raised $1.1 million. It received $1 million from Trump’s biggest Silicon Valley ally, Peter Thiel, and $100,000 from the presidential campaign committee of Dr. Ben Carson. Carson has since been named to head the Department of Housing and Urban Development, and an associate of Thiel’s has been floated as a potential head of the Food and Drug Administration. There were other late contributions to groups in down-ballot races, too. In the Nevada Senate race, the super PAC Silver State PAC received a late boost to help Rep. Joe Heck, the Republican candidate for Senate, in the form of a $100,000 contribution from billionaire hedge fund investor Robert Mercer. Heck, however, lost the race. Sen. Richard Burr (R-N.C.) won his Senate race against Democrat Deborah Ross and was aided by late spending from the super PAC Grow NC Strong. The group had raised only about $400,000 before Oct. 20 but received a $1 million boost from the Reynolds American tobacco company in the final weeks to help Burr. A similar situation played out in Missouri, where Sen. Roy Blunt (R-Mo.) won election with support from Heartland Resurgence, a super PAC run by his former chief of staff-turned-lobbyist Gregg Hartley. The group had not raised much before the final weeks of the campaign, but then it received over $1 million for the last stretch, including checks of $250,000 each from Missouri-based donors David Humphreys and Sam Fox. The National Horizon super PAC reported no donations before Oct. 20. This meant that no one knew who was behind the attacks it ran against Pennsylvania Democratic Senate candidate Katie McGinty and New York Democratic House candidate Zephyr Teachout in the last days of the campaign. A disclosure filed Thursday reveals that Ronald Lauder, an heir to the Estee Lauder cosmetics fortune, donated $700,000 and the conservative Club for Growth, a nonprofit that does not disclose its donors, gave $500,000. In Louisiana, a super PAC called Prosperity With Accountability ran ads promoting Democratic Senate candidate Carolyn Fayard. The group ran ads that compared Fayard to barrier-breaking Rep. Shirley Chisholm (D-N.Y.) and attempting to tie the other Democrat in the race, Foster Campbell, to noted racist and Trump supporter David Duke. The ads did not work. Campbell finished in the top two on Election Day, which in Louisiana means he moved on to a runoff that will be held Saturday. As for who was behind Prosperity With Accountability’s attempt to boost Fayard. It was her mom, Cynthia Fayard. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

09 декабря, 07:53

Trump won with half as much money as Clinton raised

Overcoming the biggest gap in modern campaign finance was just another convention Trump defied.

09 декабря, 03:10

Microsoft закрыла сделку по покупке LinkedIn

Компания Microsoft закрыла сделку по покупке социальной сети LinkedIn за $26,2 млрд. Сатья Наделла отметил, что главным приоритетом для Microsoft после покупки LinkedIn станет "ускорение показателей роста" соцсети.

09 декабря, 03:10

Microsoft закрыла сделку по покупке LinkedIn

Компания Microsoft закрыла сделку по покупке социальной сети LinkedIn за $26,2 млрд. Сатья Наделла отметил, что главным приоритетом для Microsoft после покупки LinkedIn станет "ускорение показателей роста" соцсети.

08 декабря, 21:10

A Veteran LGBTQ Activist On Resistance And Key Lessons Of Political Backlash

If you’re a millennial, as I am, you likely haven’t personally experienced full-blown political backlash against LGBTQ rights in your lifetime.  But the reality is that anti-LGBTQ backlash is something that the queer community should prepare for and anticipate in President-elect Donald Trump’s administration. I recently sat down with Michelangelo Signorile for a candid conversation in an effort to understand and shine a light on queer experiences under other presidential administrations. During our discussion, the veteran activist, who has been involved in the community for over three decades and is HuffPost Queer Voices’ Editor-at-Large, chatted about his history fighting against institutions of power — including the religious right — the danger of minority tokenization and the lessons he thinks young queer people should take away from the experiences of those who have been through similar periods of retaliation against queer people in the past. Signorile became a prominent member of AIDS Coalition to Unleash Power (ACT UP) in the late ‘80s, a grassroots advocacy organization formed in 1987 in response to President Reagan’s refusal to adequately address the devastating AIDS crisis. ACT UP was ― and still is ― committed to effective, tangible political action, and has a history of engaging in creative, high-profile demonstrations, such as staging a “die-in” at President Bush’s vacation home in 1991 and disrupting the CBS evening broadcast to shout “Fight AIDS, not Arabs!” during the Gulf War. Signorile believes that comparisons of the Reagan years and Trump’s rise are apt for a number of reasons, but perhaps most strikingly for the overwhelming support both men have received from the religious right, which gained relevance as a political force during Reagan’s campaign and remains a massive political force today. “They voted for Trump in ways that are comparable to or even surpassing any Republican presidential candidate before,” Signorile noted. Much like Trump, Reagan made promises to the religious right while campaigning for president ― promises that ended up negatively affecting the most vulnerable Americans, particularly the LGBTQ community. Signorile foresees this same pattern playing out under Trump, with the president-elect rewarding the religious right’s loyalty by selecting people who advocate for issues and policies important to their worldview to join his administration. “Reagan stacked religious and conservative leaders through the agencies of the federal government,” Signorile explained. “Whether it was the National Institute of Health, the Food and Drug Administration, the Department of Housing, the Department of Labor, the Department of Education ― which are all issues that would affect queer people – they all operated through the prism of these religious conservatives.” With Trump in office, we may not see political leaders actively speaking out against queer rights or trying to sway public opinion against the queer community. Instead, people granted positions of power, Signorile thinks, will be given control of valuable and life-saving programs for LGBTQ people and other minority groups through governmental agencies, granting them the potential ability to roll-back or dismantle programs that benefit the most vulnerable Americans. We can already see the foundation of this nightmare in Trump’s picks thus far. The notoriously anti-LGBTQ Ben Carson is slated to head Housing and Urban Development; Secretary of Education pick, Betsy DeVois, has a history of anti-gay activism, while Attorney General pick Jess Sessions voted to advance a constitutional amendment banning same-sex marriage. And with Trump and Mike Pence, his dangerous, anti-LGBTQ vice president, leading the country, the list of appointees who oppose queer rights continues to grow.  Signorile emphasized that the community must not only actively scrutinize these appointments, but also be critical of the tokenization of queer people ― gay men in particular ― as a smokescreen for severe anti-LGBTQ platforms. Peter Thiel, who’s been named to Trump’s transition team, can be seen as an example of this tokenism, Signorile told me. The tech billionaire is perhaps best known in recent months for backing the lawsuit that bankrupted Gawker after he alleged that the company outed him. “Using Peter Thiel was window dressing to say look, I brought a gay man on, first one I ever brought on. So is Donald Trump using the term LGBTQ,” Signorile said. “There was a time when maybe the Republicans didn’t say ‘black people’ or didn’t say African Americans. So this is suddenly seen as ‘oh my god’ but it’s nothing – it’s tokenism... what I’ve seen is Thiel believes that there should be very limited government. And where we’ve gone and where we need to go in this movement is federal protections and federal government doing the kind of work that helps people. And that’s what helped the Obama administration grow in all of the departments, and then Obama’s executive orders as well.”  Reflecting on all of this is crucial to understanding the threats to queer rights going forward. There are also a number of important take-aways that can be gained from understanding the rich histories of queer organizing, protesting and resistance, all of which offer a valuable array of practices that can be implemented today. For Signorile, there are four core messages from his years as a veteran activist that he’d like young queer people to consider and adopt. 1. Don’t Wait The queer community waited too long to organize and act in the 1980s. Unfortunately, inaction only gave the Reagan administration and the religious right more power, Signorile said, and created space for exacerbated stigma against the LGBTQ community. “Thankfully Larry Kramer fired people up and ACT UP formed,” Signorile reflected. “But it came very late and we should’ve started earlier. Don’t wait until they do things. Don’t listen to any of this ‘let him have a chance.’ I think people need to organize now... and I think the opportunity to do this now is so much greater and easier thankfully because of social media ― because we were doing it with wheat-pasting on the street [in the ‘80s]! We were handing out flyers.” 2. The Importance Of Intersectionality As we saw with the wide-spread protests that took place in the wake of Trump’s election, this is an intersectional struggle, and intersectional resistance must follow suit. If you are a minority ― or someone who embodies a multiplicity of marginalized identities ― in this country, your rights and equality may soon be at risk. It’s important that we remember this as we engage in resistance against what is increasingly becoming a white nationalist hate movement. “It has it be Latino queer people, it has to be African-American queer people, it has to be many other groups at the forefront who are going to be dealing with other oppressions from this administration,” Signorile elaborated. “Because I think ― especially among progressives ― we really have made just enormous strides. I mean, progressives and Democrats support queer equality! There isn’t going to be that sort of resistance that even we felt – we felt isolated, you know? Because we had to rebel against our own party! We were hated at that time. I think it’s different now. I think across millennials, it’s got to be across all of these groups. And there’s no reason why it can’t be because everyone does support each other’s agenda.” 3. Protest Creatively Previous queer activists were creative in their protests in order to expand their reach and impact. Signorile believes we should follow in the steps of ACT UP’s highly visible forms of protest and consider the ways in which past demonstrations ― like protesting naked outside of Penn Station the night before the Republican National Convention in 2004 ― are still talked about today. “The size of the protests and the types of protests are not as important as the creativity of the protest and the captivating nature of the protest,” Signorile said. “The whole idea of a protest is to hijack the media and change the discussion and get voices heard. And that can be done with a small number of people or large – large numbers of course always get attention. If thousands and thousands of people are on the doorstop of someone that gets attention. ACT UP often worked in large numbers, you know, invading the New York Stock exchange with many protestors outside. But at that same time, one solo activist literally got into the CBS evening news and got on camera!” 4. Remain Intergenerational In Our Resistance It’s also critically important that we include the voices and perspectives of older leaders and activists who have fought anti-LGBTQ political backlash before in order to understand and engage the most effective forms of resistance. The LGBTQ community, after all, has a massive problem when it comes to intergenerational division and ageism. “We need to include all of the older people,” Signorile explained. “ACT UP was people in their 60s and 70s and it was people who were 20. And it was every kind of person you could imagine – stockbrokers, feminists, academics, people working at Burger King, students – it was every kind of person because they all had knowledge and tools. So I think people need to think about doing something that can bring in people who have a lot of experience and knowledge but also who have different tools.” No one knows for certain what is going to happen under a Trump administration. But one thing is clear: we can anticipate forthcoming political backlash, and our response matters. We must learn the lessons of our shared history if we are going to change the future and not repeat the past. Head here to read more about ACT UP and queer activism of the 1980s. The Michelangelo Signorile Show broadcasts Monday through Friday, 3-6 p.m. ET (12-3 PT), on SiriusXM Progress 127 and can be heard across the continental United States and all of Canada. Follow Signorile on Twitter and Facebook. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

08 декабря, 18:03

Why Donald Trump's Putative FDA Pick Could Scare Pharma

  Yesterday, Bloomberg reported that Donald Trump is considering nominating venture capitalist and libertarian Jim O’Neill to head the Food and Drug Administration, and some in the pharmaceutical industry experienced an increasingly strong sense of nausea. O’Neill, works at Mithral Capital, the firm founded by Paypal and Facebook backer Peter Thiel. That [...]

08 декабря, 17:59

Дом, который построил Питер Тиль — Во что превратилось сообщество для избранных молодых предпринимателей Thiel Fellows

Блог Backchannel опубликовал материал редактора Джесси Хэмпель о сообществе для молодых предпринимателей Thiel Fellows, учрежденном по инициативе миллиардера Питера Тиля, чтобы подорвать авторитет вузов и доказать бесполезность высшего образования. Автор рассказывает, как организация прошла путь от утопического проекта до влиятельного игрока на американском стартап-рынке. Редакция vc.ru публикует адаптированный перевод материала.

08 декабря, 14:01

Американский бизнес перешел на сторону Трампа

Более того, все пожертвования бизнесмены отправляли на предвыборную компанию Клинтон, а политика Трампа им виделась непредсказуемой. При этом генеральный директор страховой компании Aetna Марк Бертолини призвал бизнесменов признать победу Трампа и выстроить с ним конструктивное сотрудничество.

08 декабря, 07:33

Американский бизнес перешел на сторону Трампа

Известные американские бизнесмены сменили настроение и теперь решили взять курс Дональда Трампа, группа влиятельных финансовых фигур намерены существенно оказать поддержку избранному президенту США.

08 декабря, 07:33

Американский бизнес перешел на сторону Трампа

Известные американские бизнесмены сменили настроение и теперь решили взять курс Дональда Трампа. Группа влиятельных финансовых фигур намерена оказать существенную поддержку избранному президенту США.

07 декабря, 23:14

Trump taps Thiel aide and Zenefits exec for transition effort

The transition also tapped Kevin Harrington for the team at the Commerce Department.

Выбор редакции
07 декабря, 23:09

Peter Thiel adds allies to Trump transition

Peter Thiel is starting to make his mark on Trump's transition team.

07 декабря, 21:41

Thiel touts fellow investor for HHS roles

O'Neill has worked at Thiel Capital, led the Thiel Foundation and now invests at Mithril Capital Management.

07 декабря, 19:53

Zenefits CFO And Peter Thiel Associate Expected To Be Named To Trump Transition

President-elect Donald Trump is expected to name two more individuals from Silicon Valley--both of whom are close to billionaire investor Peter Thiel--to his transition effort.

07 декабря, 10:27

Дональд Трамп пригласил руководителей крупнейших IT-компаний на переговоры

Избранный президент США Дональд Трамп пригласил руководителей крупнейших IT-компаний Кремниевой долины на беседу за круглым столом в Нью-Йорк, сообщает The New York Times. Повестка не разглашается, и, возможно, она пока прорабатывается, отмечает издание. Свое участие во встрече подтвердили руководители разработчика программного обеспечения Oracle и производителя сетевого оборудования Cisco Systems.Напомним, многие руководители высокотехнологических компаний из Кремниевой долины, поддерживающие республиканцев, отказались от финансовой поддержки Дональда Трампа во время предвыборной кампании. Причинами послужили резкие высказывания господина Трампа по поводу иммиграционной политики и экономики, а также в адрес различных этнических и расовых групп. Миллиардер Питер Тиль, один из основателей платежной системы PayPal, один из самых видных…

07 декабря, 03:10

ЕК одобрила покупку Microsoft соцсети Linkedin

Корпорация Microsoft получила одобрение Еврокомиссии на покупку социальной сети для поиска профессиональных контактов LinkedIn. Для того чтобы не было нарушено условия конкуренции, Microsoft предложила взять на себя определенные обязательства.

07 декабря, 03:10

ЕК одобрила покупку Microsoft соцсети Linkedin

Корпорация Microsoft получила одобрение Еврокомиссии на покупку социальной сети для поиска профессиональных контактов LinkedIn. Для того чтобы не было нарушено условия конкуренции, Microsoft предложила взять на себя определенные обязательства.

07 декабря, 02:20

Tech giants to huddle with Trump transition

The gathering brings the administration face-to-face with an industry that Trump has skewered.

06 декабря, 13:09

Thiel could gain from Trump transition

The Silicon Valley venture capitalist has backed companies that could benefit at least indirectly from his role.

05 декабря, 19:46

Will Donald Trump Dismantle the Internet as We Know It?

Open-web advocates are preparing for a renewed policy war as net neutrality’s future remains uncertain.

27 июля 2015, 12:51

Стартап Palantir Technologies оценили в $20 млрд

Компания, созданная в 2004 году, стала четвертым по капитализации стартапом в мире, ее обгоняют лишь Snapchat, Uber и Airbnb

16 июля 2015, 20:27

Palantir, мафия PayPal, спецслужбы, мировое правительство

«Лучший способ избавиться от дракона — это иметь своего собственного» На Хабре нет ни одного упоминания о Palantir`е, в русской Википедии об этом проекте нет статьи, Mithgol молчит — что-то идет не так. Или так. А между тем Palantir стала второй крупнейшей частной компанией Кремниевой Долины с оценкой в 20 000 000 000$ (уступив Uber). Среди прочих заслуг Palantir`а — раскрытие крупных китайских разведывательных операций Ghostnet и Shadow Network. Журналист: — В «Википедии» говорится, что вы входите в управляющий комитет Бильдербергского клуба. Правда ли это, и если да, чем вы там занимаетесь? Организуете тайное мировое господство? Питер Тиль: — Это правда, хотя все не до такой степени тайно или секретно, чтобы я не мог вам рассказать. Суть в том, что ведется хороший диалог между разными политическими, финансовыми, медиа- и бизнес-лидерами Америки и Западной Европы. Никакого заговора нет. И это проблема нашего общества. Нет секретного плана. У наших лидеров нет секретного плана, как решить все наши проблемы. Возможно, секретные планы – это и плохо, но гораздо возмутительнее, по-моему, отсутствие плана в принципе. Приходится собирать информацию о Palantir`е по крохам. И такая жирная кроха прячется в книге Питера Тиля «От нуля к единице» (хотя в этой книге множество намеков и информации между строк, так же как в легендарном курсе и его переводе на Хабре, спасибо zag2art). Питер Тиль: Цель, которую я ставил перед собой, читая стэнфордский курс о стартапах и предпринимательстве, заключалась в том, чтобы донести все те знания о бизнесе, которые я приобрел за последние 15 лет в Кремниевой долине как инвестор и предприниматель, собрать их воедино. С книгой то же самое. Надеюсь, благодаря этой статье и комментам хабрачитателей, положение дел относительно Palantir`а станет чуточку яснее. (Есть многомиллиардный рынок, связанный с аналитикой и ИБ, а мы ничего про него не знаем.) Читать дальше →

03 июня 2015, 18:48

Питер Тиль: жизнь после PayPal

Предприниматель и сооснователь PayPal Питер Тиль собственный успех связывает не с удачей, а с мастерством. В интервью Кэрол Кэдуолладр он рассуждает о высшем образовании, инвестировании в людей и смертности. В1998 году Питер Тиль с партнером основал PayPal, а четыре года спустя продал компанию за 1,5 млрд долларов. Купив 10% Facebook, он стал первым инвестором соцсети (его совет Марку Цукербергу был обманчиво прост: «Только не про*** – и все»). Кроме того, на средства венчурной структуры ЦРУ Тиль основал Palantir Technologies, и компания, как утверждают, помогла найти Усаму бен Ладена. Сегодня Питер – один из самых успешных и влиятельных инвесторов Кремниевой долины, откровенный сторонник либертарианской политики и крупный спонсор различных проектов: от президентской кампании Рона Пола до Seasteading – организации, которая хочет создать в открытом море плавучее национальное государство.Ваша книга «От нуля к единице» (Zero to One) основана на курсе лекций, который вы читали в Стэнфордском университете. При этом вы настаиваете в ней на том, что вузы – это пустая трата денег, что они делают из студентов рабов, не способных мыслить независимо. Нет ли здесь некоего противоречия?Не думаю, что вузы – это категорически плохо. Я думаю, что есть некоторый образовательный пузырь. Учиться все еще важно. Цель, которую я ставил перед собой, читая стэнфордский курс о стартапах и предпринимательстве, заключалась в том, чтобы донести все те знания о бизнесе, которые я приобрел за последние 15 лет в Кремниевой долине как инвестор и предприниматель, собрать их воедино. С книгой то же самое.В декларации вашего Founders Fund напи­сано: «Мы хотели летающих машин, а получили 140 символов». Не кажется ли вам, что это и есть проблема, то, что мы мыслим слишком узко?Мне кажется, две тысячи нынешних сотрудников Twitter и через 10–20 лет будут иметь высокооплачиваемую работу. Это хороший бизнес, но не думаю, что его хватит на то, чтобы привести цивилизацию в будущее. Вовсе не обязательно, что в ближайшие несколько десятилетий будет невероятный технологический прогресс. Я не согласен с Рэймондом Курцвейлом, который говорит, что сингулярность рядом и нужно лишь сидеть и есть попкорн. Для прогресса надо работать, и мы должны его добиться.Корректно ли назвать вас техноутопистом? Л­етающую машину еще хотите?Я не считаю, что наука и технологии – это автоматически хорошо. Мы же придумали ядерное оружие в XX веке. Но я действительно верю, что без технологического прогресса хорошего будущего быть не может. У нас на планете 7 миллиардов человек. В следующем веке будет 10 миллиардов. Чтобы эти люди жили как в странах первого мира, нужны громадные инновации. Простое копирование не сработает. Если каждый китаец, как каждый американец, будет водить машину, мы получим масштабное загрязнение, нефть кончится. Модели нужно менять.Но вы не думаете, что смерть неизбежна?Мы слишком долго с ней мирились. Мы не должны так кротко погружаться в этот сон. По-моему, этот вопрос – вопрос старения, долголетия и смертности – с самого начала был глубоко в основе всего процесса вдохновения творцов научно-технологической эпохи. И при этом мы все равно знаем о т­еоретической физике больше, чем, скажем, о питании.Есть ли у нас в таком случае шансы победить смерть?Люди постоянно твердят, что хотят проживать каждый день как последний. У меня же всегда была контрастная позиция. Я бы хотел проживать каждый день, как будто жизнь никогда не закончится. Если бы жизненный цикл был неограничен, мы бы продолжали работать и начинали бы новые большие проекты. Мы бы очень аккуратно относились к окружающим, зная, что столкнемся с ними снова.В вашей книге есть фраза о том, что Кремниевая долина помешалась на «прорывах», как модно сейчас говорить. А три года назад The New Yorker опубликовал о вас справку, где вы называете это слово одним из любимых. Что изменилось? Прорыв надорвался?Мы слишком увязли в напряженной конкуренции. Великие предприятия фокусируются не на том, чтобы делать что-то, чего не делают другие, а на том, чтобы делать то, что ценно само по себе. Точно так же успешная карьера строится не на гонке с остальными – она строится на работе, которая имеет самостоятельную ценность.По-вашему, один из самых спорных вопросов в бизнесе – это вопрос о том, что приносит успех: мастерство или удача. Вы утверждаете, что мастерство. А может, вам просто очень повезло в жизни?Мне действительно повезло, и тяжело точно определить, воспользовался ли я умело возможностями или все это было чистой удачей, ведь эксперимент уже не повторить. Но я полагаю, что как общество мы слишком многое относим на счет удачи. Удача – это как атеистический синоним бога. Мы объясняем ею то, что не понимаем или не хотим понимать. Как венчурный капиталист я считаю, что одна из самых вредных вещей – это воспринимать как лотерейные билеты людей, в которых инвестируешь, и говорить: «Ну, не знаю, заработает ли твой бизнес. Может, да. Может, нет». По-моему, это ужасно – так смотреть на людей. Антилотерейный подход – в том, чтобы постараться обрести высокую уверенность, задать себе вопрос: «Уверен ли я в этом бизнесе настолько, что мог бы к нему присоединиться?»Вы учредили стипендии в 100 тысяч долларов, чтобы молодые люди не шли в вузы, а становились предпринимателями. Но вы сами учились в элитном вузе и добились довольно многого. Не так ли?Жизнь не прожить дважды. Правда в том, что элитные заведения – это хорошая строчка в резюме, но они еще и удивительно сужают фокус, и внимание людей концентрируется на определенных высокопопулярных областях: праве, финансах, немного на медицине, немного на политике. Мне тревожно, потому что те, кто туда идет, наверное, могли бы делать гораздо больше для общества. Если посмотреть на школьных выпускников – они увлеченно мечтают о том, как будут жить дальше. Мне кажется, в системе высшего образования есть нечто, что заставляет очень активно конкурировать, и это выбивает из большинства их м­ечты.Вы жертвовали огромные деньги политикам, и большинство из них, как Рон Пол, в итоге проиграли. Мне, как неспециалисту, это ужасно напоминает выбрасывание денег на ветер.В финансах я скорее консерватор, а вот социальные взгляды у меня больше либеральные. И я всегда колеблюсь во мнении о том, как далеко нужно заходить в политике. Не бесконечно ли обескураживающее это занятие. Что действительно нужно, как мне кажется, так это продвигать идеи, и Рон Пол таки продвинул ряд либертарианских идей. Он поставил вопросы о различных войнах, где участвуют США, и это было важно.В «Википедии» говорится, что вы входите в управляющий комитет Бильдербергского клуба. Правда ли это, и если да, чем вы там занимаетесь? Организуете тайное мировое гос­подство?Это правда, хотя все не до такой степени тайно или секретно, чтобы я не мог вам рассказать. Суть в том, что ведется хороший диалог между разными политическими, финансовыми, медиа- и бизнес-лидерами Америки и Западной Европы. Никакого заговора нет. И это проблема нашего общества. Нет секретного плана. У наших лидеров нет секретного плана, как решить все наши проблемы. Возможно, секретные планы – это и плохо, но гораздо возмутительнее, по-моему, отсутствие плана в принципе.   Источник: Getty Images / Bloomberg / David Paul Morris