• Теги
    • избранные теги
    • Люди1038
      • Показать ещё
      Международные организации48
      • Показать ещё
      Компании1174
      • Показать ещё
      Разное754
      • Показать ещё
      Страны / Регионы283
      • Показать ещё
      Издания178
      • Показать ещё
      Формат30
      Показатели43
      • Показать ещё
      Сферы4
Питер Тиль
Питер Тиль
Петер Андреас Тиль (нем. Peter Andreas Thiel; род. в 1967 г.) — американский бизнесмен немецкого происхождения, инвестор и управляющий хедж-фондами. Вместе с Максом Левчиным основал PayPal и был его генеральным директором. Сейчас президент Clarium Capital, хедж-фонда, занимающег ...

Петер Андреас Тиль (нем. Peter Andreas Thiel; род. в 1967 г.) — американский бизнесмен немецкого происхождения, инвестор и управляющий хедж-фондами. Вместе с Максом Левчиным основал PayPal и был его генеральным директором. Сейчас президент Clarium Capital, хедж-фонда, занимающегося макроинвестированием и имеющий активы стоимостью около $700 млн; управляющий партнер в Founders Fund, венчурного фонда с капиталом $250 млн, который он основал вместе с Кеном Хоури и Люком Нозеком в 2005 году; сооснователь и председатель инвестиционного комитета Mithril Capital Management. Тиль был первым внешним инвестором Facebook, купив в 2004 году 10,2 % его акций за $500 000; сейчас входит в совет директоров Фейсбука. В 2011 он был 293-м в списке Форбс 400 с состоянием $1.5 млрд в марте 2012. Живёт в Калифорнии в городе Сан-Франциско.

Питер Тиль — открытый гей, он поддерживает такие организации, как Американская ассоциация за равные права (англ. American Foundation for Equal Rights) и GOProud.

 

Биография

Детство

Петер Тиль родился 11 октября 1967 г. в немецкой семье в городе Франкфурт-на-Майне в ФРГ. Тиль был малышом, когда его родители вместе с ним переехали в США в Фостер Сити в Калифорнии. Он был мастером по шахматам и одним из лучших игроков в стране в возрасте до 21 года.

Университет и юридическое образование

Тиль изучал философию XX века в Стэнфордском университете. Там в 1989 году он получил степень бакалавра искусств по философии, а в 1992 стал доктором права на юридическом отделении Стэнфорда.

Общепризнанный либертарианец, он основал газету The Stanford Review, который стал известным в студенческом городке с его сложными нравами, такими как политкорректность и законы против ненависти. Сейчас The Stanford Review основная консервативная/либертарианская газета университета. У Тиля сложились дружественные отношения с другими студентами Стэнфорда. Многие из них внесли свой вклад в дело газеты The Stanford Review. Среди них Кейф Рабойз, Дэвид Сакс и Рид Хоффман. Позже некоторые из них были взяты на работу в PayPal (одним из основателей которого является Тиль) и стали частью сообщества PayPal Mafia.

Во время обучения в Стэнфорде Тиль также столкнулся с Рене Жирар, теория «миметического желания» которого повлияла на него.

Начало карьеры

Тиль был помощником судьи Апелляционного суда одиннадцатого округа США Дж. Л. Эдмондсона. С 1993 до 1996 он торговал производными финансовыми инструментами в Credit Suisse. В 1996 он основал фонд Thiel Capital Management.

PayPal

В 1998 вместе с Максом Левчиным основал PayPal, систему онлайн платежей. Потом она слилась с X.com, которую тогда возглавлял Илон Маск. 15 февраля 2002 PayPal стала публичной компанией, потом в том же году была продана eBay за $1.5 млрд. На момент продажи PayPal у Тиля была доля 3,7 %, которая тогда стоила примерно $55 млн.

Согласно книге Эрика Джексона The PayPal Wars Тиль рассматривал миссию PayPal в освобождении людей по всему миру от уменьшения стоимости валюты в результате инфляции. Джексон вспоминает вдохновляющие речи Тиля в 1999 году:

«Мы определенно что-то большее. Необходимость PayPal огромна. Каждый человек в мире нуждается в деньгах — чтобы получать зарплату, чтобы покупать и продавать, чтобы жить. Бумажные деньги — древняя технология и неудобное средство платежа. Деньги, которые с вами, могут закончиться. Деньги изнашиваются. Они могут быть потеряны или украдены. В XXI веке людям нужны деньги, которые более удобны и безопасны, к которым можно получить доступ с любого места с помощью КПК или подключения к Интернету. Конечно, то, что мы называем удобным для американских пользователей, будет революционным для развивающихся стран. Многие правительства этих стран быстро и свободно меняют свои валюты. Они используют инфляцию, а иногда и полную девальвацию своих валют, как мы видели в России и ряде стран Юго-Восточной Азии за последний год (имеется в виду финансовый кризис в России в 1998 и Азиатский финансовый кризис в 1997), чтобы отобрать состояние своих граждан. Большинство обычных людей никогда не имеют возможности открыть офшорный счет или получить в свои руки больше, чем несколько счетов стабильной валюты, такой как доллар США. В конечном счете PayPal сможет это изменить. В будущем, когда мы сделаем наши услуги доступными за пределами США и, так как проникновение интернета продолжает расширяться во всех экономических слоях общества, PayPal даст людям по всему миру более прямой контроль над своей валютой, чем они когда-либо прежде имели. Для коррумпированных правительств станет почти невозможным украсть состояние своих граждан через старые методы, потому что если они попытаются это сделать, люди перейдут на доллары, фунты или йены, по сути выбрасывая бесполезную местную валюту и заменяя её на что-то более безопасное.»

Clarium Capital

Сразу же после продажи PayPal, Тиль запустил глобальный макро-хедж-фонд Clarium Capital, проводя глобальную макростратегию. В 2005 Clarium был отмечен как глобальный макрофонд года двумя торговыми журналами — MarHedge и Absolute Return. Подход Тиля к инвестированию стали предметом главы в книге Стива Дробны (англ. Steve Drobny) Inside the House of Money. Тиль успешно сделал ставку на то, что доллар будет слабеть в 2003, и получил значительную прибыль, поставив на то, что доллар и энергоносители восстановятся в 2005. После значительных потерь, начиная с 2009 года, Clarium упала с $7 млрд в активах в 2008 до около $350 млн в 2011.

В 2004 году, задолго до кризиса 2007—2010 годов, Тиль говорил о нём в общих чертах. Он утверждал, что по сути пузырь доткомов 2000 года мигрировал в финансовый сектор. Конкретно, он говорил про уязвимость General Electric и Wal-Mart. В то же время он говорил о пузыре на рынке недвижимости. К примеру, в 2004 он сообщил об отказе от покупки за $7 млн коттеджа Марты Стюарт на Манхэттене зимой 2003—2004

Facebook

В августе 2004 Тиль стал бизнес-ангелом Фейсбука, вложив в него $500 000. Взамен он получил 10,2 % компании и членство в совете директоров. Это была первая внешняя инвестиция в Фейсбук.

В своей книге The Facebook Effect Дэвид Киркпатрик описывает историю о том, как Тиль стал инвестором Фейсбука: бывший сотрудник Napster и Plaxo Шон Паркер, у которого в то время был титул президента Фейсбука, искал для Фейсбука инвесторов. Паркер подошел к Риду Хоффману, исполнительному директору LinkedIn, социальной сети для установления деловых контактов. Хоффману понравился Фейсбук, но он отказался стать ведущим инвестором из-за потенциального конфликта интересов Facebook и LinkedIn. Он отправил Паркера к Тилю, которого знал с PayPal (и Тиль, и Хоффман считаются членами PayPal Mafia). Тиль встретился с Паркером и Марком Цукербергом, студентом Гарварда, который основал Фейсбук и руководил им. Тиль и Цукерберг хорошо поладили, и Тиль согласился возглавить начальный раунд ивестирований в обмен на акции. Хоффман и Марк Пинкус также приняли участие в этом раунде. Изначально инвестиции должны были перейти в капитал Фейсбука, если количество его пользователей к концу 2004 года достигнет 1,5 млн. Хотя Фейсбук немного не достиг этой цели, Тиль разрешил вложенным деньгам перейти в капитал. Так он вспоминает о своих инвестициях:

«Мне было комфортно следовать их первоначальному видению. И это была разумная оценка. Я считал, что это довольно безопасные инвестиции.»

Как член правления Тиль не был вовлечен в каждодневные принятия решений. По словам Сары Лейси, главным советом Тиля Цукербергу в первые годы был «Только не напортачь.» Однако он помогал в выборе времени для различных раундов финансирования.

В сентябре 2010 года Тиль, выражая скептицизм по поводу потенциала для роста в потребительском секторе Интернета, утверждал, что по отношению к другим интернет-компаниям, Facebook (которая тогда оценивалась в $30 млрд.) была сравнительно недооценена. В мае 2012 года Фейсбук вышел на IPO с рыночной капитализацией около $100 млрд. ($38 за акцию), на котором Тиль продал 16.8 млн своих акций за $638 млн. В августе 2012 года, сразу же после завершения срока блокировки, Тиль продал почти всю свою оставшуюся долю по цене от $19.27 до $20.69 за акцию на $395.8 млн. Итого, он продал акции Фейсбука на сумму свыше $1 млрд. Сейчас у него 5 млн акций и место в совете директоров.

 

Бизнес-ангел и венчурный инвестор

В 2005 Тиль создал Founders Fund, фонд ангельских и венчурных инвестиций. Партнерами в фонде были Шон Паркер, Кен Хоури и Люк Нозек. Кроме Фейсбука, Тиль инвестировал в многие другие стартапы на ранней стадии (лично или через Founders Fund). Среди них Booktrack, Slide, LinkedIn, Friendster, Rapleaf, Geni.com, Yammer, Yelp Inc, Powerset, Practice Fusion, Vator, Palantir Technologies, IronPort, Votizen, Asana, Big Think, Caplinked, Quora, Rypple, Stripe и Legendary Entertainment. Несколько проектов были основаны бывшими коллегами Тиля по PayPal: Slide создан Левчиным, Linkedin — Хоффманом, Yelp — Джереми Стоппельманом, Geni.com и Yammer — Дэвидом Саксом и Xero — Родом Друри. Журнал Fortune сообщает, что сотрудники PayPal (бывшие и текущие) вместе создали или вложили в десятки стартапов на общую сумму около 30 миллиардов долларов. Как отмечается в статье журнала Fortune, в кругах Кремниевой долины Тиля называют доном мафии PayPal. Подходы Тиля к управлению высоко ценятся, особенно его известное наблюдение, что успех стартапа тесно связан с низкой заработной платой генерального директора.

Тиль основал компанию Palantir Technologies, профинансированную венчурным фондом ЦРУ In-Q-Tel.

Mithril: фонд для инвестиций на поздней стадии

В июне 2012 года Тиль запустил фонд Mithril, предназначенный для инвестиций на поздней стадии. На момент запуска этот фонд имел капитал в $402 млн. Mithril предназначен для компаний в стадии между частной и готовящейся стать публичной. Джим О’Нил (Jim O’Neill), один из основателей Thiel Fellowship, и Аджай Роян (Ajay Royan), бывший управляющий директор Clarium Capital, являются партнерами Тиля в этом фонде.

Библиография

  • Питер Тиль, Блейк Мастерс. От нуля к единице: Как создать стартап, который изменит будущее = Zero To One Notes on Startups, or How to Build the future. — М.: Альпина Паблишер, 2015. — 192 с. — ISBN 978-5-9614-4839-9.

 

Вики

 

книга «От нуля к единице» (Zero to One) основана на курсе лекций

«Стартап». Питер Тиль. Стенфорд 2012 Занятие 1: Вызов будущего

 

Питер Тиль: Время — самый ценный ваш ресурс, и глупо тратить его на работу с людьми, которые не видят для себя хоть сколько-нибудь долгосрочного общего будущего. Если результатом времени, проведенного на работе, не стали устойчивые дружеские отношения с коллегами, значит, вы неграмотно инвестировали свое время — даже с чисто финансовой точки зрения.

С самого начала я стремился к тому, чтобы отношения между сотрудниками в PayPal не были формальными, чтобы мы стали тесно спаянной командой. Я считал, что товарищеские отношения не только принесут нам удовлетворение и будут способствовать эффективной работе, но и помогут впоследствии построить более успешные карьеры вне PayPal. Поэтому мы старались нанимать людей, которые будут с искренним удовольствием работать вместе. Мы, конечно, ждали, что они будут талантливы, но еще важнее было то, чтобы они искренне стремились работать именно у нас. Так формировалась «мафия» PayPal.

 

Интервью Питер Тиль: жизнь после PayPal

Развернуть описание Свернуть описание
16 марта, 10:01

Любимчик миллиардера. Стипендиат Питера Тиля разрабатывает гаджет для сна, конкурируя с Google и Apple

25-летний глава компании Джеймс Прауд пытается создать миллиардную империю на сне

14 марта, 16:28

5 Technology Companies That Could IPO in 2017

Snap's public market debut was the biggest technology IPO since Alibaba's in 2014 and the second-largest U.S. technology based IPO ever, behind only Facebook (FB).

13 марта, 08:00

Кто формирует Америку при Трампе

За первые две недели работы новой администрации США главному стратегу Белого дома Стиву Бэннону уделялось не меньше внимания, чем новому президенту. Однако мало кто вспоминал о писателях, которые сформировали его личность – и которые теперь фактически вхожи в Белый дом. #Буквы перевели статью Politico об этих людях. Их нельзя считать мейнстримными авторами, однако их тексты […]

12 марта, 22:45

Trump ally Peter Thiel risks political backlash, says Gawker founder

At SXSW event, Nick Denton says billionaires such as Thiel, who bankrolled Hulk Hogan suit that derailed Gawker, pose particular danger to press freedomThe billionaire Peter Thiel has made himself vulnerable to a political backlash, according to Nick Denton, the founder and former owner of Gawker Media Group, the blog network that made enemies with the tech entrepreneur. Denton, who was bankrupted after Gawker was sued by Hulk Hogan over the publication of a sex tape, in a lawsuit funded by Thiel, described a scenario that would lead to Thiel’s comeuppance. Continue reading...

11 марта, 03:19

Trump Nominates FDA Head With Deep Ties To Drug Companies

function onPlayerReadyVidible(e){'undefined'!=typeof HPTrack&&HPTrack.Vid.Vidible_track(e)}!function(e,i){if(e.vdb_Player){if('object'==typeof commercial_video){var a='',o='m.fwsitesection='+commercial_video.site_and_category;if(a+=o,commercial_video['package']){var c='&m.fwkeyvalues=sponsorship%3D'+commercial_video['package'];a+=c}e.setAttribute('vdb_params',a)}i(e.vdb_Player)}else{var t=arguments.callee;setTimeout(function(){t(e,i)},0)}}(document.getElementById('vidible_1'),onPlayerReadyVidible); WASHINGTON, March 10 (Reuters) - U.S. President Donald Trump has chosen Dr. Scott Gottlieb, a conservative health policy expert with deep ties to the pharmaceutical industry, to lead the U.S. Food and Drug Administration, a White House official said on Friday. If confirmed by the Senate, Gottlieb would be in charge of implementing Trump’s plan to dramatically cut regulations governing food, drugs, cosmetics, dietary supplements and tobacco. Gottlieb is well known on Capitol Hill, where he has testified multiple times on hot-button health issues, including complex drug pricing matters, and is viewed favorably by drug companies and pharmaceutical investors. A former FDA official, Gottlieb also sits on the board of pharmaceutical companies. “Thank God it’s Gottlieb,” Brian Skorney, an investment analyst at Robert W. Baird, wrote in a research note. “We view this as a favorable development for the sector.” Gottlieb, 44, is a resident fellow at the conservative American Enterprise Institute think tank and a partner at a large venture capital fund. He is a former FDA deputy commissioner who has frequently advocated a loosening of requirements needed for approval of new medical products. “Scott knows how the agency works and he will move it forwards, though maybe not always in ways the agency is comfortable with,” said John Taylor, a lawyer and president of compliance and regulatory affairs with the consulting firm Greenleaf Health and a former acting FDA deputy commissioner. Gottlieb was chosen over Jim O’Neill, a libertarian investor close to Silicon Valley billionaire Peter Thiel, a PayPal co-founder who now advises Trump on technology and science matters. O’Neill’s stated view that drugs should be approved before being proven effective generated widespread alarm. Gottlieb, who declined to comment on the nomination, is unlikely to up-end the FDA in the way O’Neill might have, but he is nonetheless expected to bring significant change, including moving the agency to increase flexibility in the clinical trial development process. In this he will be supported by the recently passed 21st Century Cures Act which instructs theFDA among other things to consider the use of “real world evidence” to support new drug applications. This could include anecdotal data, observational studies and patient reports “People don’t want to take chances with safety, but there’s increasingly some clamor to be more flexible on the efficacy side,” said Kathleen Sanzo, who leads the FDA practice at the law firm Morgan, Lewis & Bockius. “You need to have some signal of efficacy. The question is, how much?” One of Gottlieb’s priorities will likely be to streamline the process for approving generic versions of complex, difficult-to-copy therapeutics. He has stated publicly that he does not believe the FDA has good tools or policies to move such products and has advocated the creation of different approval standards. A survey conducted by Mizuho Securities USA Inc of 53 pharmaceutical executives found that 72 percent favored Gottlieb over other potential candidates. Many described him as knowledgeable, experienced and balanced. “He will be a pragmatic leader with an eye toward both expedited approvals and safety,” one executive wrote. Others were less sanguine, citing his deep ties to industry, including his seat on multiple pharmaceutical company boards, as potential conflicts of interest. Dr. Michael Carome, director of Public Citizen’s Health Research Group, said Gottlieb “has spent most of his career dedicated to promoting the financial interests of the pharmaceutical industry.” If confirmed, he added, “he will have to be recused from key decisions time and time again.”   CLINICAL TRIAL FLEXIBILITY The FDA has attempted to push back against moves to sideline randomized clinical trials, long considered the gold standard. In January it issued a report documenting 22 cases in which drugs that appeared to show promise in early trials turned out to be either ineffective or unsafe or both in larger trials. But it has already moved to decrease the requirements for proving that a drug works. Last year, Dr. Janet Woodcock, the agency’s powerful head of pharmaceuticals, ordered the approval of Sarepta Therapeutics Inc’s drug to treat Duchenne muscular dystrophy based on little more than a hint of efficacy. In doing so she overrode the recommendation of a panel of outside advisors and top scientists at the agency and set what some say is a precedent for approving drugs based on minimal data. “How can you say it’s OK for this company but not that company?” Mark Mansour, a partner with the law firm Mayer Brown LLP said. “The administration is going to be pushing for quicker approval of drugs for all sorts of diseases with similar, vociferous patient populations who are crying out for a solution.” Other companies that may benefit from Gottlieb’s presence are manufacturers of electronic nicotine delivery systems such as e-cigarettes. The American Enterprise Institute has consistently argued that there is no evidence to show that the risk of vaping comes near to the risk of smoking. Between 2005 and 2007 he was FDA deputy commissioner for medical and scientific affairs. Previously he was a senior advisor to the commissioner and acted as the agency’s director of medical policy development. (Reporting by Toni Clarke; Editing by Alistair Bell and Lisa Shumaker) -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

10 марта, 22:55

Donald Trump Poised To Nominate Scott Gottlieb To Head FDA: Reports

WASHINGTON (Reuters) - The White House is expected as early as Friday to nominate Dr. ScottGottlieb, a physician and conservative health policy expert, to lead the U.S. Food and Drug Administration, sources familiar with the matter said. If confirmed by the Senate, Gottlieb would be in charge of implementing President Donald Trump’s plan to dramatically cut regulations governing food, drugs, cosmetics, dietary supplements and tobacco. Gottlieb, 44, is a resident fellow at the conservative American Enterprise Institute think tank and a partner at a large venture capital fund. He is a former FDA deputy commissioner who has frequently advocated a loosening of requirements needed for approval of new medical products. Gottlieb is well-known on Capitol Hill, where he has testified multiple times on hot-button health issues, including complex drug pricing matters, and is viewed favorably by the pharmaceuticals industry. A survey conducted by Mizuho Securities USA Inc of 53 pharmaceutical executives found that 72 percent favored Gottlieb over other potential candidates. Many described him as knowledgeable, experienced and balanced. “He will be a pragmatic leader with an eye toward both expedited approvals and safety,” one executive wrote. Between 2005 and 2007 Gottlieb was FDA deputy commissioner for medical and scientific affairs. Previously he was a senior advisor to the commissioner and acted as the agency’s director of medical policy development. “Scott knows how the agency works and he will move it forwards, though maybe not always in ways the agency is comfortable with,” said John Taylor, a lawyer with the FDA consulting firm Greenleaf Health and a former acting FDA deputy commissioner. Gottlieb was chosen over Jim O’Neill, a libertarian investor close to Silicon Valley billionaire Peter Thiel, a PayPal co-founder who now advises Trump on technology and science matters. O’Neill’s stated view that drugs should be approved before being proven effective generated widespread alarm. One of Gottlieb’s areas of interest is streamlining the process for approving generic versions of complex, difficult-to-copy therapeutics. He has stated publicly that he does not believe the FDA has good tools or policies to move such products and has advocated the creation of different approval standards. CLINICAL TRIAL FLEXIBILITY Gottlieb declined to comment on the pending nomination, which was going through last-minute vetting on Friday. He is expected to encourage the agency to increase flexibility in the clinical trial development process. In this he will be supported by the recently passed 21st Century Cures Act which instructs the FDA among other things to consider the use of “real world evidence” to support new drug applications. This could include anecdotal data, observational studies and patient reports. “People don’t want to take chances with safety, but there’s increasingly some clamor to be more flexible on the efficacy side,” said Kathleen Sanzo, who leads the FDA practice at the law firm Morgan, Lewis & Bockius. “You need to have some signal of efficacy. The question is, how much?” The FDA has attempted to push back against moves to sideline randomized clinical trials, long considered the gold standard. In January it issued a report documenting 22 cases in which drugs that appeared to show promise in early trials turned out to be either ineffective or unsafe or both in larger trials. Critics say moves to water down clinical trials could jeopardize patient safety. “Destroying medication and device approval standards at the FDA will have devastating, life-and-death consequences for hundreds of thousands of Americans,” Robert Weissman, president of the watchdog Public Citizen, said recently in a statement. The agency has already taken multiple steps to speed the approval process, though not enough for some. “They can always do more.” Brent Saunders, chief executive of Allergan Plc said. Last year, Dr. Janet Woodcock, the agency’s powerful head of pharmaceuticals ordered the approval of Sarepta Therapeutics Inc’s drug to treat Duchenne muscular dystrophy based on little more than a hint of efficacy. In doing so she overrode the recommendation of a panel of outside advisors and top scientists at the agency and set what some say is a precedent for approving drugs based on minimal data. “How can you say it’s ok for this company but not that company?” Mark Mansour, a partner with the law firm Mayer Brown LLP said. “The administration is going to be pushing for quicker approval of drugs for all sorts of diseases with similar, vociferous patient populations who are crying out for a solution.” Other companies that may benefit from Gottlieb’s presence are manufacturers of electronic nicotine delivery systems such as e-cigarettes. The American Enterprise Institute has consistently argued that there is no evidence to show that the risk of vaping comes near to the risk of smoking.   (Reporting by Toni Clarke; Editing by Meredith Mazzilli and Alistair Bell) -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

09 марта, 22:03

The latest from Peter Thiel

He’s impressed by fracking: “What’s very striking is that on some level I think fracking represents a bigger economic form of progress for our society as a whole than the innovation in Silicon Valley.” Globalization and Trump: The onstage discussion was light on Trump, but Thiel riffed on what he sees as the political forces […] The post The latest from Peter Thiel appeared first on Marginal REVOLUTION.

09 марта, 19:30

Searching for sanctuary: Foreign buyers push up global house prices

Print section Print Rubric:  Bolthole money pushes prices up for local and foreigner alike Print Headline:  Searching for sanctuary Print Fly Title:  Global property prices UK Only Article:  standard article Issue:  Quantum leaps Fly Title:  Searching for sanctuary Main image:  20170311_irp501.jpg MANY Americans were taken aback when news broke in January that Peter Thiel, an internet billionaire and adviser to Donald Trump, had New Zealand citizenship. For five years this backer of an “America first” president had kept his Kiwi passport quiet. Then the government released details of his $10m-lakeside estate (pictured). A growing horde of rich foreigners see New Zealand as a safe haven. In 2016 overseas investors bought just 3% of all properties. But their purchases were concentrated at the expensive end of the market, which is growing fast: sales involving homes ...

08 марта, 19:44

Is It Better to Be Poor in Bangladesh or the Mississippi Delta?

The Nobel laureate Angus Deaton discusses extreme poverty, opioid addiction, Trump voters, robots, and rent-seeking.

08 марта, 09:58

Новак обсудил с Wintershall и BASF «Северный поток-2»

На полях конференции CERAWeek в Хьюстоне прошли переговоры главы Минэнерго России Александра Новака, предправления Wintershall Марио Мерена и главного финансового директора концерна BASF Ханса-Ульриха Энгеля, сообщает российское ведомство.

08 марта, 01:41

Новак обсудил с Wintershall и BASF «Северный поток-2»

На полях конференции CERAWeek в Хьюстоне прошли переговоры главы Минэнерго России Александра Новака, предправления Wintershall Марио Мерена и главного финансового директора концерна BASF Ханса-Ульриха Энгеля, сообщает российское ведомство. Среди вопросов, которые обсуждались на переговорах, была реализация проектов «Северный поток» и «Северный поток 2», сообщается на сайте министерства. Новак подчеркнул, что «Северный поток 2» – исключительно коммерческий проект. Мерен считает, что модель финансирования проекта может быть определена в первой половине 2017 года, передает РИА «Новости». Кроме того, Новак встретился с управляющим партнером Founders Fund Питером Тилем и президентом Schlumberger в России и Центральной Азии Гекханом Сайги. На днях стало известно, что немецкий сетевой регулятор Bundesnetzagentur (Федеральное сетевое агентство) не видит законодательных препятствий для проекта строительства газопровода «Северный поток – 2». 22 февраля компания Nord Stream 2 AG (дочернее предприятие Газпрома) объявила о заключении контракта со швейцарской компанией Allseas на трубоукладку морской части газопровода «Северный поток – 2».

06 марта, 15:33

Big Data, или Большой брат следит за тобой

В ряду терминов цифрового новояза (blockchain, bitcoin, big data, virtual corporation, peering net и т.д.) термин big data (большие данные) относится к числу немногих, имеющих вполне достоверную дату рождения - 3 сентября 2008 г., когда вышел специальный номер старейшего британского научного журнала Nature, посвящённый поиску ответа на вопрос «Как могут повлиять на будущее науки технологии, открывающие возможности работы с большими объемами данных?». Вообще, проблема работы с большими объёмами данных стара как мир. Интерес к ней обострился в 50-60-е гг. прошлого столетия, когда началась эпоха компьютеров, открывших новые возможности в деле накопления, хранения, классификации, обработки и распространения информации. На самом деле big data (БД) - новый бренд, модная упаковка уже существовавшего «товара». Устоявшегося определения БД нет. Иногда определяют БД как совокупность подходов, инструментов и методов обработки структурированных и неструктурированных данных огромных объёмов и значительного многообразия. Данная совокупность инструментов и методов имеет самое прямое отношение к решению задач бизнес-разведки (business intelligence). В 2011 году известная международная консалтинговая компания McKinsey опубликовала исследовательский отчёт под названием «Большие данные: следующий рубеж в сфере инноваций, конкуренции и производительности» (Big data: The next frontier for innovation, competition and productivity). Отчёт содержал впечатляющий перечень методов, применяемых в сфере БД: методы класса Data Mining; краудсорсинг; искусственные нейронные сети, сетевой анализ, оптимизация, в том числе генетические алгоритмы; распознавание образов; прогнозная аналитика; имитационное моделирование; пространственный анализ; статистический анализ; визуализация аналитических данных и т.д. и т.п.

05 марта, 13:37

Big Data, или Большой Брат следит за тобой

В ряду терминов цифрового новояза (blockchain, bitcoin, big data, virtual corporation, peering net и т.д.) термин big data (большие данные) относится к числу немногих, имеющих вполне достоверную дату рождения - 3 сентября 2008 г., когда вышел специальный номер старейшего британского научного журнала Nature, посвящённый поиску ответа на вопрос «Как могут повлиять на будущее науки технологии, открывающие возможности работы с большими объемами данных?».  Вообще,...

04 марта, 07:59

Стоит ли человечеству жить вечно: паранойя, бесконечные хобби и другие побочные эффекты бессмертия

Автор журнала The Atlantic побеседовала со сторонниками и противниками движения за продление человеческой жизни, которое объединяет профессоров, миллиардеров Кремниевой долины и даже одного кандидата в президенты Америки. Редакция vc.ru публикует перевод материала.

01 марта, 16:12

Гений или Бендер? Мифы и правда о самых громких проектах Илона Маска

Кем на самом деле является сорокапятилетний миллиардер, обещающий людям колонизацию Марса?

01 марта, 13:18

Братский стартап: самые молодые миллиардеры мира

Джону и Патрику Коллисонам еще нет 30, но благодаря своей мобильной платежной системе они уже обладают состоянием по миллиарду с лишним на брата

26 февраля, 15:06

Donald Trump's 'shadow president' in Silicon Valley

Billionaire iconoclast Peter Thiel's fingerprints are all over the administration.

23 февраля, 15:52

Tech opens new war with Trump over transgender rights rollback

Under the new policy, issued late Wednesday, the Justice and education departments jointly declared they had 'decided to withdraw and rescind' protections put in place by President Barack Obama.

20 февраля, 23:56

Milo Yiannopoulos On Pedophilia And 'This Arbitrary And Oppressive Idea Of Consent'

Breitbart News editor Milo Yiannopoulos says sex between adult men and 13 year-old boys is OK as long as the boy’s sexual organs are “mature.” He would also like to thank a certain Catholic priest for teaching him to “give such good head” when Yiannopoulos was a child. All documented on a new video from the Drunken Peasants podcast, which has left American Conservative Union chairman Matt Schlapp in a, shall we say, touchy position. Schlapp has booked Yiannopoulos to speak at the upcoming Conservative Political Action Conference, better know as CPAC. Yiannopoulos got higher billing, and more speaking time, than Vice President Mike Pence, Texas Senator Ted Cruz, former presidential candidate Carly Fiorina and Wisconsin Gov. Scott Walker, and media personalities Sean Hannity and Lou Dobbs. Schlapp was getting criticism for the invitation even before the Milo pedophilia video emerged. On Sunday he responded, “We think free speech includes hearing Milo’s important perspective. #CPAC2017” When Milo’s critics did not back down, Schlapp tweeted again, “I think it is amazing that with all leftwing hate on campus you attack him.” The Milo pedophilia video may have changed that calculus, as conservative pundits raced to denounce him. Jamie Weinstein of The Daily Caller tweeted, “Do the Democrats even need to produce ads in 2018? Just run Milo’s pro-pederasty clips and tie them to all Repubs who attended CPAC.” Christian radio personality Steve Deace tweeted, “If you mention Jesus in your bio but are defending Milo, please tell us where you go to church so the rest of us know not to go there.” Here is Milo from the video: We get hung up on this child abuse stuff… This is one of the reasons why I hate the left, the one size fits all policing of culture, this arbitrary and oppressive idea of consent. I’m grateful for Father Michael [a Catholic priest Milo claims to have had sex with as a teenager]. I wouldn’t give nearly such good head if it wasn’t for him. Pedophilia is not a sexual attraction to somebody who is 13 years old and sexually mature. Pedophilia is attraction to children who have not reached puberty, who do not have functioning sex organs yet, who have not gone through puberty. In the gay world, some of the most important enriching, and incredibly life-affirming, important, shaping relationships are between younger boys and older men. They can be hugely positive experiences very often for those young boys. This is one of the reasons Milo hates the left? Because the left doesn’t understand the merits of sexual relations between adult men and 13-year-old boys? And this from the mouth of a gay man who, in all his speeches, refers to Trump as “daddy.” One of the most difficult things to understand about the whole Milo phenomenon has been how a bitchy gay queen like Milo can sashay his way into right-wing superstardom while greeting conservative audiences with a big “Hello Faggots!” and relentelssly carrying on about all the black dick that his been in his mouth. The Milo pedophilia video may be the moment the wheels finally come off that bus. (Milo actually has a tour bus provided him by Breitbart News, painted with a giant “DANGEROUS FAGGOT” mural.) This is not the first time Milo has spoken of the joys of pedophilia. He did it on the Joe Rogan podcast last year, but no one really noticed. (On the same show he defended grabbing women by the breast and pussy.) Now, thanks to “black block” anarchists who shut down his events at UC Davis and Berkeley, Milo is playing to bigger stages like CPAC. Conservatives are starting to actually listen to him, instead of just basking in the glow of his free speech battles with the left. The deeper question here is how all of this went as far as it did before the contradictions exploded. Which leads us into the bizarre world of gay men, Trump, and the alt-right. It is well-known, for example, that billionaire internet entrepreneur Peter Thiel was the first openly gay man to address a Republican convention, and did so to endorse Trump, for which he received a rousing ovation. And there was the creepily intimate Trump-Thiel hand caress at Trump’s “tech summit” with Silicon Valley big shots. Less known is the fact that Andrew Breitbart worked for years “universalizing the conservative message in such a fashion that is audible enough to the gay community to break down the sound barrier created by the organized left.” In January 2011, Breitbart joined the board of far-right gay political group GOProud (now defunct). The next month, GOProud organized Trump’s first speech at CPAC, which launched Trump’s career as a Republican. Breitbart died suddenly in 2012 and Stephen K. Bannon took over, brought Yiannopoulos on board, took over the stumbling Trump campaign and rode it into the White House. Thiel and Yiannopoulos have been arguing that, now that gay marriage is legal and gays can serve in the military, gays should move into the conservative camp from where they can more effectively fight against what their real enemy: Islam. (Note that I use the term “gays” rather than LGBT because, as far as I can see, the queer alt-right is mostly, though not entirely, gay men.) Both Thiel and Yiannopoulos are immigrants from Europe, where there is no tradition of Christian social conservatism, where gay rights are far more secure than in the US, and where gay men have been elected to public office on far right platforms. I have watched their rise in the US right, surprised at how far they have been able to go without significant blowback from the social conservatives. Are those culture wars really over? Huh? But now an immigrant Jewish homosexual who defends Catholic priest pedophilia and sex between adult men and 13-year-old boys and calls our pussy-grabbing president “daddy” is set to address the nation’s biggest conservative gathering. College campuses have been confronting the Milo mess almost alone in recent weeks. Time to give the Christian conservatives their turn. This should be fun. Milo has tried to back out of the mess by claiming that the video was “deceptively edited.” This is from a senior editor at Breitbart, which was launched with infamously deceptively edited videos which destroyed the ACORN organization, as well as the infamously deceptively edited videos which destroyed the career of Shirley Sherrod. Here is Milo’s response in its entirety: There’s a video going around that purports to show me saying anti-semitic things (nope) and advocating for pedophilia (big nope). The shocking thing? It’s Republicans doing it. Sad to see establishment types collapse into the same tactics as social justice warriors: name calling, deceptively edited videos, confected moral outrage and public shaming. This is why they deserve to burn ― and why they are burning. Here’s how I actually feel about pedophilia, which you’d know if you’d actually watched or read anything I’ve ever done. Or, you know, if you had two brain cells to rub together. There’s only one appropriate response to this sort of behavior, and it’s a gigantic F*CK YOU! You go, Milo! Yeah! A gigantic F*CK YOU from you to Republicans is just a wonderful idea! Note to the black block: See what happens when you just let him run at the mouth? ___ Update: CPAC cancels Milo. File under “It gets better.” -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

18 февраля, 10:00

Вопросы для собеседования от успешных топ-менеджеров

Предприимчивые топ-менеджеры знают, что вопросы вроде "Назовите свое главное преимущество" или "Опишите свои недостатки" вовсе не так информативны, как кажется на первый взгляд.Именно поэтому они отказываются от клишированности в пользу значимых формулировок.Многие успешные топ-менеджеры могут назвать свой любимый вопрос, позволяющий им узнать всю необходимую информацию о соискателе.Вот лишь некоторые из них."Чего не хватает в вашем резюме?"Ричард БрэнсонОснователь Virgin Group Ричард Брэнсон в своей книге "Бизнес в стиле Virgin. Все, что я знаю о лидерстве" объясняет, что ему не нравятся стандартные собеседования."Разумеется, хорошее резюме - это важно, однако если бы можно было нанимать людей только на основании того, что они сами о себе написали, нам не приходилось бы тратить время на разговоры", - пишет Брэнсон. Именно поэтому ему нравится спрашивать: "Чего не хватает в вашем резюме?""По шкале от 1 до 10, насколько вы странный?"Тони Шей"Здесь, в Zappos, мы ценим веселье и небольшие странности", - рассказал Business Insider генеральный директор компании Тони Шей.Пытаясь убедиться в том, что кандидат действительно соответствует требования корпоративной культуры, Шей спрашивает: "По шкале от 1 до 10, насколько вы странный?" Шей утверждает, что сама цифра не так важна, и оценивает прежде всего общую реакцию. Тем не менее, если кандидат дает себе радикальную оценку (единицу или десятку), скорее всего, он нам не подходит", - добавляет Шей.Вот еще один вопрос, который часто задают в Zappos: "По шкале от 1 до 10, насколько вы удачливы в жизни?" И снова, цифры - это лишь формальность, но если кандидат оценивает себя на единицу, скорее всего, он не знает, почему в его жизни происходит что-то плохое, и винит в этом других. Если же он оценивает себя на десятку, скорее всего, он не понимает, почему в его жизни происходит что-то хорошее, и не чувствует уверенности в себе."Что бы ответил самый близкий вам человек, если бы я попросила его назвать одно ваше качество, которое нравится ему больше всего, и одно ваше качество, которое сводит его с ума?"Кэт КоулПрезидент FOCUS Brands Кэт Коул в интервью для New York Times рассказала Адаму Брайанту о том, что перед беседой она всегда наблюдает за поведением соискателя в приемной."Я прошу сотрудников предложить ему стакан воды и оцениваю способы выражения признательности", - сообщает Коул. - "Перед тем, как человек войдет в мой офис, я всегда кладу большой комок бумаги на пол между дверью и столом. Я хочу проверить, подберет ли его соискатель. Не то чтобы этот факт играл решающую роль, но он дает мне понять, насколько кандидат внимателен к деталям".В ходе беседы Коул просит: "Расскажите мне о самом близком из людей, о которых уместно говорить в текущей ситуации. Если бы я предложила ему назвать одно ваше качество, которое нравится ему больше всего, что бы он ответил?"Продолжение вопроса звучит так: "Какое ваше качество сводит его с ума настолько, что он готов просить вас проявлять его пореже?""Люди охотно отвечают на этот вопрос, потому что я обозначаю конкретного человека и его точку зрения", - объясняет Коул."Вы стоите на поверхности Земли. Вы проходите километр на юг, километр на запад и километр на север, в конечном итоге оказавшись в отправной точке. Где вы?"Илон МаскСогласно биографии "Илон Маск. Tesla, SpaceX и дорога в будущее" генеральный директор компаний Tesla и SpaceX любит задавать соискателям эту загадку, чтобы проверить их интеллектуальный уровень.Существует несколько правильных ответов, один из них - "На Северном полюсе"."Опишите лучший рабочий день, который заставит вас поверить в то, что ваша работа - лучшая в мире".Лори ГолерОдин из авторов Business Insider Ричард Фелони недавно взял интервью у Миранды Калиновски, руководителя отдела по набору персонала Facebook. Они говорили о том, как компании-гиганты нанимают новые кадры. Калиновски сообщила, что она на пару с вице-президентом по персоналу Лори Голер задает этот вопрос, чтобы выявить соискателей, способных вписаться в культуру компании.Фелони отмечает, что "они хотят узнать об истинной страсти кандидата, которая должна соответствовать требованиям Facebook".Кроме того, Калиновски и Голер стремятся выяснить, соотносятся ли мотивы и ценности кандидата с миссией компании ("Помогать людям устанавливать отношения друг с другом")."Какой маскарадный костюм вы надевали в последний раз?"Нил Блюменталь и Давид ГилбоСам костюм неважен, важны лишь причины, по которым он был надет. Если причины, названные соискателем, соответствуют ключевой ценности Warby Parker ("Веселье и странности в работе, жизни и во всем, что мы делаем"), у него есть все шансы получить работу."Мы выяснили, что люди, способные веселиться на рабочем месте, испытывают меньше трудностей в общении с клиентами", - сообщил со-основатель и генеральный директор компании Давид Гилбо в интервью Айрис Мансур из Quartz. - "Если бы мы выбирали сотрудников исключительно по уровню навыков, вряд ли бы мы достигли таких успехов"."Расскажите о ситуации, в которой вам пришлось решать сложную теоретическую задачу".Ласло БокДиректор по персоналу компании Google Ласло Бок утверждает, что в последнее время компания решила отказаться от знаменитых вопросов-головоломок в пользу вопросов, позволяющих предсказывать поведение потенциальных сотрудников."Самым интересным в таких собеседованиях являются рассказы соискателей об их собственном опыте, из которых можно извлечь массу полезной информации", - сообщил Бок New York Times. - "Она затрагивает не только поведение соискателя в реальных ситуациях, но и его представления о простом и сложном"."Расскажите о себе".Мелани УэланВ последней беседе с Адамом Брайантом из New York Times генеральный директор фитнес-корпорации SoulCycle Мелани Уэлан сообщила, что всегда начинает разговор с соискателями с просьбы рассказать о себе."Это великолепный способ завоевать доверие собеседника. Кроме того, такой рассказ позволяет мне больше узнать о способах общения, к которым привык кандидат. Некоторые описывают события предельно четко и конкретно. Кто-то использует образные выражения, кто-то пытается развлечь собеседника, ну а кто-то всеми силами старается перевести тему"."Если бы вы были животным, то каким?"Сторми Саймон и Райан Холмс (справа)"Животный мир огромен, и каждый человек может выбрать животное, которое, по его мнению, обладает качествами, похожими на его собственные", - сообщила Business Insider Сторми Саймон, президент компании Overstock."Существует огромное множество причин и поводов для сравнения, и выбор того или иного варианта может многое рассказать о человеке, отвечающем на вопрос. Например, если вы любите собак, вовсе необязательно ассоциировать себя с собакой", поясняет Саймон.По ее словам, в хороших ответах всегда описываются качества, которые отличают конкретное животное от других. "Случается, люди выбирают одинаковых животных, но вот описания черт всегда отличаются", - говорит Саймон. - "Разумеется, далеко не каждый ответ можно назвать хорошим"."Однажды соискатель рассказал, что ассоциирует себя с малой пандой. Он аргументировал это так: несмотря на то, что все считают панд милыми и дружелюбными, на самом деле они просто ленивые. Мы наняли его, невзирая на странный ответ, однако через три недели нам пришлось с ним расстаться. Этот случай можно считать неоспоримым доказательством важности вопроса".Генеральный директор компании HootSuite Райан Холмс просит кандидатов "назвать свое тотемное животное".В разговоре с писателем Джеффом Хейденом он отметил: "Когда я нанимал свою исполнительную помощницу, я задал ей этот вопрос. Она сказала, что считает своим тотемным животным утку, которая на первый взгляд выглядит спокойной, но очень быстро перебирает лапками под водой"."Я посчитал, что именно этими качествами должен обладать идеальный помощник. Мы работаем вместе уже больше года, и я должен признать, что она великолепна", - добавил Холмс."Расскажите мне о том, что является правдой, но с чем никто не согласен".Питер ТильПо словам журналиста Business Insider Аарона Таубе, со-основатель PayPal, старший партнер Founders Fund и президент Clarium Capital Питер Тиль положительно относится к людям, которые не боятся высказывать свое мнение.Для этого он предлагает соискателям и предпринимателям, рассчитывающим получить финансирование, ответить на простой вопрос: "Расскажите мне о том, что является правдой, но с чем никто не согласен".В 2012 году в интервью Forbes Тиль пояснил причину, по которой ему так нравится этот вопрос: "Это своего рода тест на оригинальность мышления. В какой-то мере он определяет вашу способность говорить правду в критической ситуации"."Опишите себя одним словом"Дара Ричардсон-ХиронЛучшие соискатели отлично знают, кто они. Именно поэтому генеральный директор Женского христианского союза молодежи (Young Women's Christian Association) Дара Ричардсон-Хирон задает им этот вопрос.Ричардсон-Хирон говорит, что не придает особого значения формулировкам. Для нее важно лишь то, как люди себя подают. В разговоре с Адамом Брайантом из New York Times она подчеркивает, что отдает предпочтение соискателям, которые тщательно обдумывают свой ответ."Кем вы хотите стать, когда вырастете?"Стюарт БаттерфилдСо-основатель Flickr и президент Slack Стюарт Баттерфилд любит задавать соискателям вопрос, который обычно исходит от учителей и родителей и адресуется маленьким детям."Хорошие ответы подразумевают рассказ о том, в чем конкретно следует "вырасти", чему научиться, к чему стремиться и т.д.", - сообщил Баттерфилд Адаму Брайанту из New York Times. - "Слишком короткий ответ заведомо считается неудачным"."Как бы вас описал тот, кому вы не нравитесь?"Генерал Стэнли МаккристалГенерал Стэнли Маккристал, основатель компании McChrystal Group, оказывающей консультационные услуги по вопросам управления, в своем подкасте рассказал автору книги "Четырехчасовая рабочая неделя" Тиму Ферриссу, что "этот вопрос заставляет людей задуматься о том, как воспринимают их окружающие, и сформулировать это своими словами".По словам Ричарда Фелони из Business Insider, содержание ответа менее важно, чем реакция соискателя, потому что он "вынужден рассказывать о своих отрицательных качествах тому, кто способен повлиять на его карьеру"."Расскажите о своих неудачах".Дженни Минг"Рассказывая о своих неудачах, люди признают, что готовы идти на риск и справляться с последствиями", - утверждает Дженни Минг, президент и генеральный директор сети магазинов одежды Charlotte Russe и бывший президент Old Navy."Речь необязательно идет о бизнесе, это может быть жизненный урок. Мне кажется, это очень содержательный вопрос", - говорит она. - "Как повел себя человек, узнав о неудаче? Что он предпринял? Я всегда ищу тех, кто не боится признать свои ошибки"."Люди любят рассказывать о своих успехах, но о неудачах зачастую говорить стесняются", - объясняет Минг."Знаете ли вы кого-то, кто был бы умнее вас?"Ларри ЭллисонПрофессор Дартмутской школы бизнеса Сидни Финкельштейн в своей книге "Супербоссы" указывает, что председатель совета директоров и технический директор Oracle Ларри Эллисон нанимает только очень талантливых и исключительно умных сотрудников, а потому предлагает своим рекрутерам задавать этот вопрос недавним выпускникам.Если кандидат отвечает отрицательно, он получает работу. Если кандидат отвечает положительно, рекрутер просит рассказать об этом умнике, однако, по данным Business Insider, впоследствии все же пытается нанять другого специалиста.По словам Финкельштейна, "супербоссы вроде Эллисона достаточно уверены в себе и не опасаются, что потенциальные сотрудники могут их в чем-то превзойти; напротив, они стараются нанимать людей умнее себя, т.к. такие сотрудники провоцируют появление новых идей и решений"."В каком возрасте вы получили первую оплачиваемую работу?"Ханна ПараморХанна Парамор, президент компании по созданию интерактивной рекламы Paramore, расположенной в Нэшвилле, рассказала Адаму Брайанту из New York Times, что считает этот вопрос едва ли не самым любимым."Мне интересны предпочтения соискателя. Я отдаю предпочтение тем, для кого трудовая этика и независимость важнее должностей", - сообщила она Business Insider. - "Если человек работал на полставки, пока учился в колледже, потому что ему нужны были деньги, это является подтверждением его ответственности. Мне нравятся люди, которые добиваются успеха, собирая его в буквальном смысле по частям"."Что заставляет вас вставать с постели по утрам?"Брэд ДжефферсонВ интервью New York Times генеральный директор видеосервиса Animoto Брэд Джефферсон поделился с Адамом Брайантом тремя излюбленными вопросами для собеседования.Он подчеркнул, что уделяет особое внимание вопросу про мотивацию, потому что он помогает лучше понять стремления соискателей. "Я действительно пытаюсь забраться к ним в головы и посмотреть, что там происходит", - говорит Джефферсон.Он также рассказал Business Insider о том, насколько важны истинные мотивы людей: "Любой бизнес переживает взлеты и падения, и нам нужны люди, которые не оставят нас в трудную минуту"."Если вы занимаетесь тем, что вас интересует, работа доставляет удовольствие, даже если дела идут не так хорошо, как хотелось бы", - добавляет он."Если бы я попросила ваших знакомых описать вас тремя прилагательными, что бы они сказали?"Мишель ПелузоГлавный советник по стратегическим вопросам компаний Gilt и Hudson's Bay Мишель Пелузо рассказала Адаму Брайанту из New York Times, что ответ на этот вопрос значительно превосходит стандартные рассказы о достоинствах соискателей.Пелузо начинает диалог так: "Предположим, что я выберу из вашего круга знакомых случайных людей - например, доставщика продуктов, бывшего коллегу, заклятого врага, лучшего друга из школы, соседку вашей матери, воспитателя из детского сада, учителя математики из старших классов и предыдущего руководителя". В продолжение она спрашивает: "Если бы я попросила их всех описать вас тремя прилагательными, что бы я услышала?"Если соискатель называет три положительные качества, Пелузо напоминает, что далеко не все члены гипотетической группы относятся к нему благосклонно."Расскажите мне о своих успехах, проблемах и основных обязанностях на предыдущем месте работы".Лонни ДжаффеСтарший советник правления в компании Syncsort Лонни Джаффе с интервью Адаму Брайанту из New York Times сообщил, что ценит в соискателях умение последовательно излагать мысли.В интервью Business Insider он добавил, что это умение было мощным средством коммуникации с тех пор, как люди научились говорить. "В бизнесе связное повествование незаменимо при попытке мотивировать команду, объяснить сложную схему клиенту или рассказать о своих стратегических целях так, чтобы все поняли. Успешные руководители высшего звена умеют высказываться, и это умение пригодится каждому, кто хочет сделать карьеру".Джаффе вспоминает, что пришел к этой мысли, когда работал в IBM. "Искусство донести мысль приобретает особую значимость в технической сфере, потому что многие люди считают новейшие технологии заумными и скучными", - говорит он."Расскажите о проекте, в котором вы участвовали от начала и до конца".Джесс ЛевинОснователь и президент компании по организации свадеб Carats & Cake Джесс Левин утверждает, что задает этот вопрос каждому кандидату."Мы работаем с предприятиями малого бизнеса. Кроме того, мы и сами являемся стартапом, поэтому нам нужны те, кто умеет вершить великие дела в условиях ограниченности ресурсов", - сообщила Левин Business Insider.Она утверждает, что "универсального ответа не существует", однако она хочет услышать об "умении действовать независимо, предвидеть проблемы и проявлять скромность"."Члены небольшие команды вроде Carats & Cake должны целиком отдаваться общему делу и клиентам, с которыми приходится работать", - продолжает Левин. - "Скромность позволяет людям объединять свои усилия, учиться друг у друга и на своих ошибках"."Представьте, что с момента вашего вступления в должность прошел ровно год. Чего нам с вами удалось достичь?"Рэнди ГаруттиГенеральный директор Shake Shack Рэнди Гарутти рассказал писателю Джеффу Хейдену о том, что "соискатели должны провести предварительное исследование, узнать все возможное о компании и вакансии, а также хотеть получить именно эту работу".Гарутти поясняет: "Кандидат должен не только обладать стратегическим мышлением, чтобы осмыслить предстоящий год, но и соотносить личные ожидания с ожиданиями компании"."Что вам больше всего нравится в текущей работе?"Бекка БраунПо словам со-основателя компании по производству средств для ухода за женской обувью Solemates Бекки Браун, безработный соискатель может рассказать о предыдущем месте работы."Мне хочется узнать, чем любит заниматься соискатель. Это дает представление не только о его личности, но и об условиях, которые требуются ему для роста", - рассказала Браун Business Insider. - "Как правило, мы все достигаем определенных высот в том, что нам нравится. Если работодателю удается предложить соискателю занятие, которое доставит ему удовольствие, обе стороны окажутся в выигрыше".Браун также утверждает, что ценит максимально честные ответы."Как бы вы повели себя при зомби-апокалипсисе?"Эшли МоррисЭтот довольно странный вопрос задается каждому потенциальному сотруднику национальной сети ресторанов Capriotti's Sandwich Shop. Генеральный директор компании Эшли Моррис утверждает, что это лучший способ узнать, как соискатель ведет себя в критических условиях."Правильного ответа не существует, однако мне интересно узнать мнение другого человека и посмотреть, умеет ли он думать на ходу", - объясняет Моррис. - "Я надеюсь получить представление о том, что для него важно, каких моральных принципов он придерживается и сможет ли вписаться на нашу культуру"."Молоток и гвоздь стоят $1,1, при этом молоток дороже гвоздя на доллар. Сколько стоит гвоздь?"Джефф ЦвиллингДжефф Цвиллинг, исполнительный директор компании ZipRecruiter, предоставляющей услуги по поиску работы, утверждает, что часто прибегает к каверзным вопросам, чтобы узнать побольше о кандидате.Например, вопрос про молоток и гвоздь задается неожиданно, в разгаре непринужденной беседы."Некоторые соискатели мгновенно отвечают, что гвоздь стоит 10 центов, что, очевидно, неправильно", - сообщает Цвиллинг Business Insider. - "Мне важно видеть мыслительный процесс, даже если ответ в конечном счете неверен".Цвиллинг понимает, что не все люди сильны в математике. "Тем не менее, самый очевидный ответ слишком прост, а если бы все было так просто, я бы об этом и не спрашивал", - добавляет он."Есть ли у вас любимая цитата?"Карен ДэвисВице-президент корпорации по производству игр и игрушек Hasbro Карен Дэвис утверждает, что ее работа связана с отдачей, поэтому она ищет кандидатов "с четкими стремлениями и намерениями". Вопрос о любимой цитате позволяет ей узнать, что волнует соискателя и кто он на самом деле.По данным Business Insider, правильного ответа на этот вопрос не существует, однако Дэвис ищет тех, кому есть что сказать."Из всех великих мировых лидеров мы помним тех, кто отдавался делу целиком, пытаясь что-то изменить", - говорит она. Дэвис хочет, чтобы ее потенциальные сотрудники следовали примеру великих. "Мне нужно видеть, что человек пытается отыскать для себя источники вдохновения", - добавляет она."Если бы вы зарабатывали на жизнь консультациями, что было бы написано на двери в ваш кабинет?"Джордж И. МичелГенеральный директор Boston Market Джордж И. Мичел рассказал Business Insider: "Я хочу знать о сильных сторонах соискателя, его успехах и опыте, которым он может поделиться.Мне нужны те, кто искренне любит наш бренд и может сформулировать причины этой любви. Кроме того, я ищу кандидатов с подходящими знаниями и твердыми принципами, чтобы они могли вписаться в нашу культуру".(с)

27 июля 2015, 12:51

Стартап Palantir Technologies оценили в $20 млрд

Компания, созданная в 2004 году, стала четвертым по капитализации стартапом в мире, ее обгоняют лишь Snapchat, Uber и Airbnb

16 июля 2015, 20:27

Palantir, мафия PayPal, спецслужбы, мировое правительство

«Лучший способ избавиться от дракона — это иметь своего собственного» На Хабре нет ни одного упоминания о Palantir`е, в русской Википедии об этом проекте нет статьи, Mithgol молчит — что-то идет не так. Или так. А между тем Palantir стала второй крупнейшей частной компанией Кремниевой Долины с оценкой в 20 000 000 000$ (уступив Uber). Среди прочих заслуг Palantir`а — раскрытие крупных китайских разведывательных операций Ghostnet и Shadow Network. Журналист: — В «Википедии» говорится, что вы входите в управляющий комитет Бильдербергского клуба. Правда ли это, и если да, чем вы там занимаетесь? Организуете тайное мировое господство? Питер Тиль: — Это правда, хотя все не до такой степени тайно или секретно, чтобы я не мог вам рассказать. Суть в том, что ведется хороший диалог между разными политическими, финансовыми, медиа- и бизнес-лидерами Америки и Западной Европы. Никакого заговора нет. И это проблема нашего общества. Нет секретного плана. У наших лидеров нет секретного плана, как решить все наши проблемы. Возможно, секретные планы – это и плохо, но гораздо возмутительнее, по-моему, отсутствие плана в принципе. Приходится собирать информацию о Palantir`е по крохам. И такая жирная кроха прячется в книге Питера Тиля «От нуля к единице» (хотя в этой книге множество намеков и информации между строк, так же как в легендарном курсе и его переводе на Хабре, спасибо zag2art). Питер Тиль: Цель, которую я ставил перед собой, читая стэнфордский курс о стартапах и предпринимательстве, заключалась в том, чтобы донести все те знания о бизнесе, которые я приобрел за последние 15 лет в Кремниевой долине как инвестор и предприниматель, собрать их воедино. С книгой то же самое. Надеюсь, благодаря этой статье и комментам хабрачитателей, положение дел относительно Palantir`а станет чуточку яснее. (Есть многомиллиардный рынок, связанный с аналитикой и ИБ, а мы ничего про него не знаем.) Читать дальше →

03 июня 2015, 18:48

Питер Тиль: жизнь после PayPal

Предприниматель и сооснователь PayPal Питер Тиль собственный успех связывает не с удачей, а с мастерством. В интервью Кэрол Кэдуолладр он рассуждает о высшем образовании, инвестировании в людей и смертности. В1998 году Питер Тиль с партнером основал PayPal, а четыре года спустя продал компанию за 1,5 млрд долларов. Купив 10% Facebook, он стал первым инвестором соцсети (его совет Марку Цукербергу был обманчиво прост: «Только не про*** – и все»). Кроме того, на средства венчурной структуры ЦРУ Тиль основал Palantir Technologies, и компания, как утверждают, помогла найти Усаму бен Ладена. Сегодня Питер – один из самых успешных и влиятельных инвесторов Кремниевой долины, откровенный сторонник либертарианской политики и крупный спонсор различных проектов: от президентской кампании Рона Пола до Seasteading – организации, которая хочет создать в открытом море плавучее национальное государство.Ваша книга «От нуля к единице» (Zero to One) основана на курсе лекций, который вы читали в Стэнфордском университете. При этом вы настаиваете в ней на том, что вузы – это пустая трата денег, что они делают из студентов рабов, не способных мыслить независимо. Нет ли здесь некоего противоречия?Не думаю, что вузы – это категорически плохо. Я думаю, что есть некоторый образовательный пузырь. Учиться все еще важно. Цель, которую я ставил перед собой, читая стэнфордский курс о стартапах и предпринимательстве, заключалась в том, чтобы донести все те знания о бизнесе, которые я приобрел за последние 15 лет в Кремниевой долине как инвестор и предприниматель, собрать их воедино. С книгой то же самое.В декларации вашего Founders Fund напи­сано: «Мы хотели летающих машин, а получили 140 символов». Не кажется ли вам, что это и есть проблема, то, что мы мыслим слишком узко?Мне кажется, две тысячи нынешних сотрудников Twitter и через 10–20 лет будут иметь высокооплачиваемую работу. Это хороший бизнес, но не думаю, что его хватит на то, чтобы привести цивилизацию в будущее. Вовсе не обязательно, что в ближайшие несколько десятилетий будет невероятный технологический прогресс. Я не согласен с Рэймондом Курцвейлом, который говорит, что сингулярность рядом и нужно лишь сидеть и есть попкорн. Для прогресса надо работать, и мы должны его добиться.Корректно ли назвать вас техноутопистом? Л­етающую машину еще хотите?Я не считаю, что наука и технологии – это автоматически хорошо. Мы же придумали ядерное оружие в XX веке. Но я действительно верю, что без технологического прогресса хорошего будущего быть не может. У нас на планете 7 миллиардов человек. В следующем веке будет 10 миллиардов. Чтобы эти люди жили как в странах первого мира, нужны громадные инновации. Простое копирование не сработает. Если каждый китаец, как каждый американец, будет водить машину, мы получим масштабное загрязнение, нефть кончится. Модели нужно менять.Но вы не думаете, что смерть неизбежна?Мы слишком долго с ней мирились. Мы не должны так кротко погружаться в этот сон. По-моему, этот вопрос – вопрос старения, долголетия и смертности – с самого начала был глубоко в основе всего процесса вдохновения творцов научно-технологической эпохи. И при этом мы все равно знаем о т­еоретической физике больше, чем, скажем, о питании.Есть ли у нас в таком случае шансы победить смерть?Люди постоянно твердят, что хотят проживать каждый день как последний. У меня же всегда была контрастная позиция. Я бы хотел проживать каждый день, как будто жизнь никогда не закончится. Если бы жизненный цикл был неограничен, мы бы продолжали работать и начинали бы новые большие проекты. Мы бы очень аккуратно относились к окружающим, зная, что столкнемся с ними снова.В вашей книге есть фраза о том, что Кремниевая долина помешалась на «прорывах», как модно сейчас говорить. А три года назад The New Yorker опубликовал о вас справку, где вы называете это слово одним из любимых. Что изменилось? Прорыв надорвался?Мы слишком увязли в напряженной конкуренции. Великие предприятия фокусируются не на том, чтобы делать что-то, чего не делают другие, а на том, чтобы делать то, что ценно само по себе. Точно так же успешная карьера строится не на гонке с остальными – она строится на работе, которая имеет самостоятельную ценность.По-вашему, один из самых спорных вопросов в бизнесе – это вопрос о том, что приносит успех: мастерство или удача. Вы утверждаете, что мастерство. А может, вам просто очень повезло в жизни?Мне действительно повезло, и тяжело точно определить, воспользовался ли я умело возможностями или все это было чистой удачей, ведь эксперимент уже не повторить. Но я полагаю, что как общество мы слишком многое относим на счет удачи. Удача – это как атеистический синоним бога. Мы объясняем ею то, что не понимаем или не хотим понимать. Как венчурный капиталист я считаю, что одна из самых вредных вещей – это воспринимать как лотерейные билеты людей, в которых инвестируешь, и говорить: «Ну, не знаю, заработает ли твой бизнес. Может, да. Может, нет». По-моему, это ужасно – так смотреть на людей. Антилотерейный подход – в том, чтобы постараться обрести высокую уверенность, задать себе вопрос: «Уверен ли я в этом бизнесе настолько, что мог бы к нему присоединиться?»Вы учредили стипендии в 100 тысяч долларов, чтобы молодые люди не шли в вузы, а становились предпринимателями. Но вы сами учились в элитном вузе и добились довольно многого. Не так ли?Жизнь не прожить дважды. Правда в том, что элитные заведения – это хорошая строчка в резюме, но они еще и удивительно сужают фокус, и внимание людей концентрируется на определенных высокопопулярных областях: праве, финансах, немного на медицине, немного на политике. Мне тревожно, потому что те, кто туда идет, наверное, могли бы делать гораздо больше для общества. Если посмотреть на школьных выпускников – они увлеченно мечтают о том, как будут жить дальше. Мне кажется, в системе высшего образования есть нечто, что заставляет очень активно конкурировать, и это выбивает из большинства их м­ечты.Вы жертвовали огромные деньги политикам, и большинство из них, как Рон Пол, в итоге проиграли. Мне, как неспециалисту, это ужасно напоминает выбрасывание денег на ветер.В финансах я скорее консерватор, а вот социальные взгляды у меня больше либеральные. И я всегда колеблюсь во мнении о том, как далеко нужно заходить в политике. Не бесконечно ли обескураживающее это занятие. Что действительно нужно, как мне кажется, так это продвигать идеи, и Рон Пол таки продвинул ряд либертарианских идей. Он поставил вопросы о различных войнах, где участвуют США, и это было важно.В «Википедии» говорится, что вы входите в управляющий комитет Бильдербергского клуба. Правда ли это, и если да, чем вы там занимаетесь? Организуете тайное мировое гос­подство?Это правда, хотя все не до такой степени тайно или секретно, чтобы я не мог вам рассказать. Суть в том, что ведется хороший диалог между разными политическими, финансовыми, медиа- и бизнес-лидерами Америки и Западной Европы. Никакого заговора нет. И это проблема нашего общества. Нет секретного плана. У наших лидеров нет секретного плана, как решить все наши проблемы. Возможно, секретные планы – это и плохо, но гораздо возмутительнее, по-моему, отсутствие плана в принципе.   Источник: Getty Images / Bloomberg / David Paul Morris