28 февраля, 08:14

Обманчивый блеск золотой кубышки России

ЦБ РФ вышел на пятое место по запасам «желтого металла», но это может нас не спасти

28 февраля, 08:04

Конец вечеринки. Рынки развивающихся стран ждет трудный год

Россия по макроэкономическим показателям кажется одним из лучших представителей лагеря. Но миф о том, что западные портфельные инвесторы невосприимчивы к геополитической напряженности, может быть подвергнут проверке на прочность

16 февраля, 19:37

Волна популизма угрожает независимости мировых ЦБ

Ломая все традиции, президент Дональд Трамп не стал назначать Джанет Йеллен на следующий срок на пост председателя ФРС США.

16 февраля, 19:37

Волна популизма угрожает независимости мировых ЦБ

Ломая все традиции, президент, Дональд Трамп не стал назначать Джанет Йеллен на следующий срок на пост председателя ФРС США.

27 декабря 2017, 07:39

Почему инфляция недовольна 2-процентной целью ФРС?

Во время Великой рецессии 2008-09 годов уровень инфляции в США резко снизился и в течение последних девяти лет в основном оставался ниже целевого показателя Федерального резерва 2%. Первоначально это рассматривалось как естественное следствие слабой экономики, но в последнее время становится все более озадачивающим, почему инфляция остается низкой, даже когда экономика восстанавливается, а уровень безработицы упал до 4,1%, - пишет Скотт Самнер - старший научный сотрудник Центра Mercatus в Университете Джорджа Мейсона, в статье для U.S.News . Вот реальный вопрос, который нам следует задавать: почему мы позволяем применять экономические модели, которые, по-видимому, не влияют на реальную жизнь и политику?, - пишет автор. Председатель ФРС Джанет Йеллен использует «модель кривой Филлипса» для прогнозирования инфляции. Согласно этой теории, инфляция вызвана напряженными рынками труда, которые оказывают повышенное давление на заработную плату и цены. И наоборот, теория утверждает, что инфляция падает во время спадов, когда наблюдается высокий уровень безработицы. Поскольку инфляция не увеличилась по прогнозам Криса Филлипса, Йеллен и другие официальные лица ФРС искали особые факторы, которые могли бы объяснить настойчиво низкий уровень инфляции. "Но ФРС ищет ответы в неправильном месте. Она должна смотреть в зеркало", - пишет Самнер. Тот факт, что ФРС несет ответственность за инфляцию на уровне 2%. Почему ФРС взяла на себя эту обязанность, а не какая-то другая организация? Очевидно, что ФРС считает, что денежная политика определяет уровень инфляции. И есть много доказательств того, что это так. Инфляция резко возросла, когда мы отказались от золотого стандарта и приняли систему бумажных денег. Инфляция упала, когда председатель ФРС Пол Волкер принял жесткую денежную политику в 1981 году, хотя в остальной части правительства наблюдался большой бюджетный дефицит. Таким образом, денежно-кредитная политика действительно определяет уровень инфляции. Это означает, что если инфляция будет постоянно ниже 2-процентной цели ФРС, позиция денежно-кредитной политики слишком жесткая. Рассмотрим аналогию океанского лайнера, проплывающего через Атлантику в направлении Нью-Йорка. Если бы корабль пошел по течению, повернувшись к Бостону, чья вина была бы? Ответ может быть только один «особые факторы», такими как сильные ветры, которые выталкивали корабль с курса. Но на более глубоком уровне это было бы, конечно, неудачей навигации, так как капитан должен регулировать руль, чтобы компенсировать влияние ветра и волн. Аналогичным образом, ФРС необходимо скорректировать денежно-кредитную политику, чтобы компенсировать влияние особых факторов, какими бы они ни были, что могло бы подтолкнуть инфляцию. В конечном счете ФРС фактически является единственной организацией, которая может контролировать инфляцию. Удивительно, но недавнее недовольство инфляцией произошло в период, когда ФРС повышала процентные ставки, политику, которая обычно направлена ​​на замедление, а не увеличение инфляции. Как будто капитан корабля ответил на постоянные встречные ветры, повернув руль в неправильном направлении. Если ФРС хочет поразить свой целевой уровень инфляции в 2%, то нужно прекратить полагаться на часто ненадежную модель Криса Филлипса и уделять больше внимания тому, как экономика фактически отвечает на решения о денежной политике. Информационно-аналитический отдел TeleTradeИсточник: FxTeam

14 декабря 2017, 21:34

Ключевая ставка ФРС и синхронные танцы центробанков

14 декабря 2017 года стало известно, что комитет по операциям на открытом рынке Федеральной резервной системы США принял решение о повышении ключевой ставки на 0,25 проц. пункта. Напомню, что ключевая ставка ФРС США оказывает влияние на кредитные и депозитные ставки коммерческих банков США и котировки фондового рынка США. В конечном счете любое, даже самое минимальное изменение ключевой ставки ФРС может отразиться на состоянии не...

01 декабря 2017, 18:00

Эксперт Марк Фабер о кризисе

Экономист и аналитик глобальных трендов Марк Фабер предполагает, что при учёте такого количества монетарных, фискальных и политических переменных, эндшпиль этого кризиса может быть отложен на месяцы и даже на годы. Я не знаю, что думают другие люди, но считаю, что в конце концов произойдёт то, что я думаю — появляется так много противоречивых заявлений, что […]

27 ноября 2017, 08:00

Почему Россия не избежит кризиса?

Итак, рассмотрим ситуация экономики США сентября 2008 года. Тогда в ней начался типичный дефляционный кризис (по образцу весны 1930 года), который был купирован массированной эмиссией. Но в чем была причина этого дефляционного (то есть связанного с падением совокупного частного спроса) шока? Для ответа на этот вопрос вспомним некоторые положения экономиксистской теории. Она утверждает, что нормальное […]

25 ноября 2017, 17:00

Финансовые кризисы и почему сольют доллар

Профессор факультета политологии, Университета Манитобы  (Виннипег, Канада) Радика Десай в рамках Международной постглобализационной инициативы в сотрудничестве с ИГСО выступила с докладом, который ИА REX с незначительными сокращениями (таблиц и рисунков) публикует ниже: Финансовые кризисы и конец доллара как мировой валюты Выходя за пределы внутренней сферы обращения, деньги сбрасывают с себя приобретенные ими в этой сфере локальные […]

07 ноября 2017, 12:00

Падение роли доллара в мире

Выходя за пределы внутренней сферы обращения, деньги сбрасывают с себя приобретенные ими в этой сфере локальные формы — масштаба цен, монеты, разменной монеты, знаков стоимости — и опять выступают в своей первоначальной форме слитков благородных металлов. В мировой торговле товары развертывают свою стоимость универсально. Поэтому и самостоятельный образ их стоимости противостоит им здесь в качестве […]

04 ноября 2017, 18:00

Банк международных расчетов — конспирология

Десять раз в год – каждый месяц, кроме августа и октября – небольшая группа хорошо одетых мужчин приезжает в швейцарский город Базель. С небольшими чемоданами и атташе-кейсами в руках они отправляются в Euler Hotel, что напротив железнодорожного вокзала. В этот сонный городок они прибывают из совершенно разных мест, таких как Токио, Лондон и Вашингтон, Округ […]

04 ноября 2017, 11:06

Федеральная резервная система: смена караула

Срок пребывания нынешнего председателя Совета управляющих Федеральной резервной системы США Джанет Йеллен на своём посту истекает в феврале 2018 года. Через несколько месяцев планируется смена караула на Constitution Avenue (проспект в Вашингтоне, где находится главный офис ФРС США). Ещё прошлым летом Дональд Трамп обвинял госпожу Йеллен в том, что она вступила в сговор с тогдашним президентом США Б. Обамой, искусственно сдерживая повышения ключевой ставки ФРС. По его мнению, это создавало иллюзию благополучия в американской экономике, давало дополнительные очки демократам и играло в пользу Хиллари Клинтон. Сейчас Трамп дерзнул нарушить сложившуюся в послевоенной Америке традицию, когда председателю Совета ФРС после истечения первого срока пребывания в должности чуть ли не автоматически продлевается пребывание на второй срок. По два срока пробыли в кресле руководителя Федерального резерва Бен Бернанке, Алан Гринспен, Пол Волкер. Впрочем, были и рекордсмены. Уильям М. Мартин умудрился пробыть на посту председателя Федерального резерва со 2 апреля 1951 г. по 1 февраля 1970 года.

04 ноября 2017, 00:00

Федеральная резервная система: смена караула

Срок пребывания нынешнего председателя Совета управляющих Федеральной резервной системы США Джанет Йеллен на своём посту истекает в феврале 2018 года. Через несколько месяцев планируется смена караула на Constitution Avenue (проспект в Вашингтоне, где находится главный офис ФРС США). Ещё прошлым летом Дональд Трамп обвинял госпожу Йеллен в том, что она вступила в сговор с тогдашним президентом США Б. Обамой, искусственно сдерживая...

31 октября 2017, 11:58

Главой ФРС впервые может стать инвестиционный банкир

Если Джером Пауэлл будет назначен следующим председателем Федеральной резервной системы (ФРС) США, он станет первым бывшим инвестиционным банкиром, занимающим эту должность, сообщает CNN.

31 октября 2017, 11:58

Главой ФРС впервые может стать инвестиционный банкир

Если Джером Пауэлл будет назначен следующим председателем Федеральной резервной системы (ФРС) США, он станет первым бывшим инвестиционным банкиром, занимающим эту должность, сообщает CNN.

24 октября 2017, 11:32

Максим Орешкин: Мы все сделали, чтобы в экономике была предсказуемость

Глава Минэкономразвития России выступил на пленарной сессии «Макроэкономика» инвестиционного форума ВТБ Капитала «Россия зовет!». Модератор: Как вы считаете, благодаря чему в России произойдет ускоренный рост экономики и какие приоритетные задачи Правительство должно решить для того, чтобы обеспечить этот более быстрый рост, выше 2%, который необходим нашей экономике для того, чтобы развиваться темпами выше среднемировых? Максим Орешкин: Спасибо большое. Я правда, не знаю, где здесь оптимизм, потому что все наши прогнозы более чем реалистичны. Я просто вспоминаю – 5 лет назад, когда я начинал работать в ВТБ Капитал, мой первый отчет, написанный по российской экономике, говорил о том, что сейчас рост будет резко замедляться и в 2013 - 2014 годы нас ожидают очень низкие темпы роста. Реальность было такова, таковы были и прогнозы. Соответственно, сейчас, когда в начале этого года я сказал, что рост будет как минимум 2% – все смеялись, никто в это не верил, говорили, что оптимизм избыточный. По факту имеем второй квартал уже 2,5%, третий квартал – 2,2% и вполне выходим на эти 2%, даже чуть больше к концу этого года. Главное же то, что ожидания очень серьезно влияют и на экономическую активность, и на состояние финансовых рынков. Понятно, что после двух лет затяжного кризиса у всех планка ожидания была очень низкая. И поэтому главная задача финансово-экономического блока в этом году – конечно, вернуть уверенность экономическим агентам, создать предсказуемые условия относительного того, что будет происходить в будущем. На самом деле и Правительство, и Центральный Банк последние два-три года очень активно работали над целым блоком структурных реформ макроэкономической политики. С принятием бюджетных правил блок реформ, можно сказать завершён и полностью исполнен. Это как раз те реформы – и инфляционное таргетирование, переход к плавающему валютному курсу, механизм валютных интервенций, о котором Антон Германович рассказывал, и бюджетное правило. Все это вместе – это то, что позволяет с уверенностью смотреть в стабильность условий развития экономики, но с точки зрения динамики финансовых рынков и основополагающих экономических показателей. Помимо этого очень большой объем реформ был сделан в микроэкономической политике. Смотрите на тот же рейтинг Doing Business. Прошлый год – 40 место. В этом году, надеюсь, есть основания ожидать, что можем пойти выше 40 места. По поводу Economic Forum Global Competitiveness Index, там мы до 38 места поднялись, еще дальше пойдем в следующем году. Мы осуществили за последние 2-3 года переход к предсказуемой политике индексации регулируемых тарифов: они теперь ориентируются на целевой уровень инфляции. Сейчас следующим этапом будем работать над переходом на долгосрочные тарифы для большинства компаний естественных монополий. В этом году сделали кодификацию неналоговых платежей. Ведем сейчас большую реформу по контролю и надзору. Будем на следующей неделе вносить в парламент законопроект. Все это делается для того, чтобы условия были предсказуемы. Это очень важно, чтобы вернуть уверенность после затяжного кризиса. На самом деле с точки зрения роста многие недооценивают тот эффект, который переход к низкой инфляции будет оказывать на российскую экономику. Сейчас все в первую очередь обращают внимание на некоторые краткосрочные негативные последствия, связанные с тем, что бизнес-модели в финансовом секторе и компании реального сектора, которые прятали свою неэффективность за высокой инфляцией, сейчас где-то даже взрываются, но это, как говорится по-английски, short-term pain, but long-term game, т.е. после короткого периода негативных событий - и хорошо, что они происходят на положительной фазе экономического цикла и улучшающаяся бюджетная ситуация помогает все эти ситуации отрабатывать. Это означает, что в долгосрочной перспективе это более эффективное распределение ресурсов в экономике и более высокий потенциальный рост. Это первая часть, связанная с низкой инфляцией. Вторая часть. Я в последнее время провожу сравнение того, что сейчас происходит в российской экономике с тем, что происходило в экономике США в начале 80-х годов. Пол Волкер, который стал в конце 70-х главой Федеральной резервной системы, провозгласил политику борьбы с инфляцией. Это привело к рецессии 1981-1982 годов в США. Но в итоге запустило кредитный цикл длительностью в 25 лет с 1982 года де-факто по 2007, который во многом и поддерживал экономический рост и определил структуру экономического роста и в 80-е и в 90-е. 90-е вообще были очень хорошим периодом для американской экономики. Для России переход к низкой инфляции – это тоже точка запуска долгосрочного кредитного цикла. И одна из главных задач на следующий год – этот новый нарождающийся кредитный цикл правильно сформировать. Все, что происходит с точки зрения очистки банковской системы от неэффективных игроков, будет правильно формировать кредитный цикл. Тренды на дедолларизацию и те меры макропруденциальные, которые Центробанк принимает, зажимая долларовое кредитование, особенно у населения – это тоже тренд, который будет правильно формировать кредитный цикл. Третья история. Это, конечно, важно не допустить повторения ошибки 2011-2012 годов, когда кредитная экспансия практически вся ушла в необеспеченное потребительское кредитование и затем ударило по прибылям банков в 2014-2015 годах. Главное, чтобы здесь рост хоть и был, но был очень ограниченным, и важно, чтобы основная кредитная активность с точки зрения населения была сосредоточена в ипотечных продуктах, с точки зрения корпоративного кредитования сконцентрирована на инвестиционном кредитовании. Поэтому те программы, которые мы активно прорабатываем в этом году, это и программа по кредитованию малого и среднего бизнеса, стимулированию инвестиционных кредитов на длинные сроки по разумным ставкам, так называемая программа «Шесть с половиной». Сейчас практически закончили и в начале следующего года будут первые синдикаты по фабрике проектного финансирования, поддержка гринфилд проектов, поддержка проектного финансирования, именно того инструмента, которого практически нет в российской банковской системе. Третья история, это история с новой программой инвестиций в структуру с привлечением частных средств. Здесь тоже уже есть дорожная карта, по которой начинаем работать. Эффект на экономику мы ожидаем со второго полугодия – середины следующего года. Программа, которую вместе с Министерством энергетики сейчас детально прорабатываем, это программа инвестиций в энергетический сектор, так называемый «ДПМ-2» - тоже очень важная веха, которая позволит поддержать инвестиции в этой стране, сделать банковское кредитование энергетического сектора более выгодным. Это все будет формировать кредитный цикл с правильной стороны. И две темы, которые помимо кредитования, тоже очень важны - цифровые технологии. Здесь прорывным для России в ближайшие годы будет появление системы электронной торговли, связанной с логистической системой. То, что дало большой прорыв для китайской экономики, для малого и среднего бизнеса, должно дать большой эффект и у нас. Последний момент. Это конечно же, изменение системы госуправления. Мы вступаем в эту реформу. Какие-то проекты уже пилотируются на базе Минэкономразвития. Здесь четыре элемента. Первое – это повышение эффективности работы госорганов. Через год мы окажемся соседями с ВТБ в Москве Сити. И считаем, что этот проект принесёт нам до 0,5 миллиарда рублей эффективности с точки зрения операционных расходов. Мы с теми министерствами, с которыми вместе переезжаем, будем объединять все службы, являющиеся обслуживающими и обеспечивающими – это и закупки, и обслуживание зданий, в перспективе –  кадры. Мы, например, работаем сейчас с Федеральным казначейством  по централизации ведения бухгалтерии для государственных органов. Росаккредитация - наш подвед, первый подвед, который вместе с казначейством реализует этот проект. Поэтому будем стараться повышать эффективность расходов и одновременно давать новое качество госслужбы. Это новая рабочая среда,  поэтому переезд очень важен. В том числе, история с повышением оплаты труда как раз за счет экономии и сокращением тех издержек, которые сейчас не рационально тратятся. Третья история на самом деле очень важная для движения вперед  экономики в целом. Действительно, мы заканчиваем процесс бюджетной консолидации – новое бюджетное правило. Здесь мы все привели в порядок. Теперь очень важно концентрироваться на изменении структуры бюджета. Поэтому мы запустили уже пять пилотных госпрограмм. Немного тяжеловато этот процесс идет. Но концентрация на ограниченном количестве целей, четкий расчет  влияния отдельных проектов на достижение конкретных индикаторов – это то, куда будет двигаться весь бюджетный процесс, который с каждым циклом все активнее. И четвертое, последнее. Это новый уровень государственной статистики. Это тема, о которой можно отдельно говорить. Я думаю, к весне следующего года  подготовим детальную программу развития и уже в следующем году  будем ее имплементировать, чтобы получить качественные, верные данные для государства и для других пользователей, при этом существенно снизить нагрузку на тех, кто эту статистику поставляет государству.

Выбор редакции
29 сентября 2017, 11:40

Покупателям $ посвящается

Нашел тут картинку одну. с 1953 года, взлёт был, как я понимаю, на поднятии ставок Полом Волкером в 1980хх годах. но тогда инфляция была гораздо выше текущей. в 1979 году она был 13%. потом упала до 3 к 1991г. если у кого будет что-то похожее с 1929 года, дайте поглядеть, а? очень интересно, как доллар вёл себя в годы депрессии и тп, до 1953го к каким-то стабильным ориентирам. хотя понятно, что в 1933 отменили золотой стандарт и тп… но всё-таки было что-то стабильное наверное, типа франка.

28 сентября 2017, 09:29

Мировые ЦБ пытаются преодолеть монетарную ловушку

Как считает старший научный сотрудник Йельского университета Стивен Роуч, который длительное время возглавлял Morgan Stanley Asia, это довольно позитивное решение для мировой экономики, особенно если такой шаг поддержат ЕЦБ и Банк Англии.

25 сентября 2017, 14:55

Джексон-Хоул, или Тайная сходка центробанков

В сентябре важными для финансовых аналитиков темами стали решения Федерального резерва США, Европейского центрального банка (ЕЦБ) и Банка Японии по процентным ставкам (примечательно, что решения указанные центробанки принимали почти синхронно). В центре внимания оставалась и тема курсов валютной пары доллар-евро при устойчивом ослабление доллара США по отношению к евро и целому ряду других валют, в том числе российскому рублю. В этой череде событий моё внимание привлекло то, что решения ведущих центробанков по процентным ставкам, как и по другим вопросам, эксперты часто стали объяснять так называемым фактором Джексон-Хоула.

24 сентября 2017, 17:56

Закулисье глобальной экономики: в Джексон-Хоуле прошла тайная сходка центробанков

Симпозиум приобрёл статус международного, так как значительная часть его участников – руководители или представители центробанков разных стран.

01 ноября 2016, 17:25

О текущей ситуации в мировой экономике

Данную публикацию сделал вчера на Афтершоке, где она вызвала довольно серьёзный интерес и высокое количество просмотров, посему решил продублировать и у себя в ЖЖ.В данной публикации я объединил две статьи одного русского финансового аналитика, которого сам очень люблю читать, но который к великому сожалению очень не часто выступает в публичном пространстве. Данные публикации вышли в разное время (17 июля и 30 октября), но в связи с тем, что носят теоретический характер, то первая нисколько не может считаться устаревшей, а вторая недавняя отлично дополняет первую.Прошу прощение за некоторые авторские стилистические ошибки - я не взял на себя смелость редакторской правки чужого текста.17 июля 2016   Сегодня решил выложить некоторые выдежрки из инвестиционной стратегии на второе полугодие, подготовленной для клиентов. Кому будет интересно, может ознакомиться с мыслями по поводу происходящего.   События, связанные с референдумом по выходу Великобритании из ЕС, падение доходности государственных облигаций стран G7, смещение доходностей в отрицательную зону, относительное облечение для развивающихся рынков (ЕМ), выражающиеся в увеличении (отскоке) valuations, стабилизации их валютных курсов – закономерная стадия развития глобальной ситуации на рынках. Как мы в прошлый раз указали – так называемый рефляционный момент будет доминировать в текущем году (хотя его влияние во втором полугодии будет сходить на нет). Последние аналитические отчеты, касающиеся ЕМ, даже поменяли резко тональность и стали описывать перспективы восстановления и даже роста на ЕМ, повышение таргетов и прогнозов по валютным курсам (от рубля до бразильского реала и т.д.). К сожалению, большинство аналитиков плохо понимает логику развития экономики, в какой точке находится глобальная экономика и закончился ли кризис или нет.   Попытаемся восстановить картинку происходящего, а также заглянуть немного в будущее.    События 2008 года знаменовали собою не столько кризис, а сколько завершение многолетнего долгового суперцикла, который начался в развитых странах в послевоенное время. Долговая пирамида, построенная в частном секторе оказалась настолько большой, что больше долгов домохозяйства развитых стран брать не могли, а банки оказались не готовы продолжать кредитовать их в прежних объемах. Для стабилизации экономик банки развитых стран приступили к агрессивной политики монетарного смягчения. Первым на сцену вышел ФРС – запустив в марте 2009 большую программу количественного смягчения. Казалось, решение найдено и кризис завершен. Уже летом 2009 доходность трежерис превысила 3%. Однако, буквально спустя полгода пошли первые звонки с другого континента – из небольшой страны Греции, которая начала сталкиваться с проблемой обслуживания своего государственного долга. Таким образом, начался второй этап кризис (или вторая волна, кому как удобно) – кризис теперь уже суверенного долга. Начало трясти Еврозону. И только вмешательство нового главы ЕЦБ Марио Драги, который вернул ЦБ статус кредитора последней инстанции, купировал кризис, разрастающийся на финансовых рынках. Впоследствии, ЕЦБ пошел по пути ФРС, запустив программу QE. Аналогичным путем пошли и два других крупнейших мировых центробанка – Банк Японии и Банк Англии. Пока западные центробанки боролись с кризисом в своих странах – очередная волна, на рубеже 2013-2014 года накрыла теперь уже развивающиеся страны. Последовало резкое падение стоимости активов в этих странах, девальвации этих валют, появились разные акронимы типа fragile 5 и тп. Причем это сопровождалось падение цен на весь товарный комплекс – от цен на металлы на нефть и газ. Наконец, в 2016 году дал старт еще одному этапу кризиса – развалу искусственных государственных образований – Британия проголосовала за выход из ЕС. Европейский встал на путь СССР, который прекратил свое существование. Голосование в Британии во многом симптоматично. Во-первых, во многих СМИ подаются и тиражируются абсолютно ложные утверждения, будто те, кто голосовал за выход, плохо были осведомлены о последствиях выхода Британии из ЕС или что основным мотивом их голосования было недовольство миграционной политикой. Как показывают повторные опросы – 92% голосовавших за выход Британии из ЕС – happy о готовы еще раз, если понадобится проголосовать за выход. Но самая главная причина – это то, что британцы во многом не видят экономических перспектив улучшения их жизни. Согласною статистики Банка Англии, которая ведется с 1850, реальные доходы британце постоянно росли, кроме последних 15 лет. Они даже падают в реальном выражении, это беспрецедентно. Фактически мы видим отдаление британских элит от народа, как бы пафосно это не звучало. Аналогичная ситуация наблюдается в континентальной Европе и за океаном. Отсюда мы видим, как быстро набирают силу разного рода популисты. Главный вывод, который мы можем сделать – это падение доверия к элитам со стороны населения. За последние 25-30 лет основными бенефициарами ускоренной глобализации стали жители развивающихся стран, чей уровень жизни существенно вырос, а также собственники активов или владельцы капитала развитых стран. Отсюда, эта картинка про Уоррена Баффета, чье состояние стало стремительно расти именно в последние 25 лет. А проигравшим оказался средний класс развитых стран – все 25 лет – это стагнация доходов, никакого роста. Отсюда и ломаются разного рода корреляции и экономические эффекты, такие как зависимости инфляции от роста доходов (заработных плат). Они не работают, как по причине отсутствие — это роста доходов. Весь рост производительности труда за эти годы ушел в пользу капиталиста, а не работника.   Теперь понятно, что мы подошли к еще одному этапу кризиса или волне, которая будет самой сложной и тяжелой, поскольку требует смены экономической модели.   Итак, что мы видим. Глобально идет падение доходностей по гос облигациям развитых стран, нулевые процентные ставки и агрессивная монетарная политика со стороны центральных банков. Такие страны как Германия, Швейцария, Япония фактически занимают средства под отрицательные процентные ставки. Это является следствием недостаточного совокупного спроса в мировой экономике – большой закредитованности домохозяйств и низким уровнем инвестиций со стороны бизнеса. В Европе, это особенно заметно, еще и политической невозможностью принятия фискальных мер. В результате, по оценке МВФ, каждый год глобально не находят своего применения в инвестиции около двух триллионов долларов сбережений, который через финансовых посредников – банки и инвестиционные фонды оседают в как раз в правительственных облигациях. Центральные банки, такие как ЕЦБ и Банк Японии выкупают эти облигации на свой баланс, превращая деньги коммерческих банков в избыточные резервы, которые опять начинают оседать на счетах в центробанках, не идя в реальный сектор. Центральные банки в ответ перешли к тому, что стали пенализировать (наказывать) коммерческие банки, вводя плату за размещение избыточных резервов на счетах в ЦБ. Но это не помогает, денежные мультипликаторы стран G7 все время после 2008 года продолжают падать.   Большинство удивляет такая конфигурация процесса – когда центральны банки накачивают финансовую систему ликвидностью, а инфляция не только не растет, а наоборот мы видим усиление дефляции. Это приводит к тому, что в условиях большого количества денег в экономике безрисковых активов становится все меньше (не забываем, что в ходе последних пяти лет многим государствам срезали рейтинги и ААА – это уже исключение). Иными словами, говоря, сколько ни создавай ликвидности, настоящих power money (денег №1), на которых оперирует вся глобальная финансовая система, становится все меньше. И по факту мы видим не монетарное расширение вследствие этого процесса, а наоборот – сжатие. Поэтому любое ужесточение монетарной политики со стороны США вызывает и будет вызвать тряску финансовой системы – падение стоимости активов, девальвацию валют против доллара, падение цен на сырье. Мы видим как в этой среде не работает экономическая догматика. Так, например, в теории, если страна имеет свободный плавающий валютный курс, то по большему счету для не важен рост доллара. Однако, мы это наблюдали в 2013-2015 годах, когда ФРС последовательно свернула программу QE и повысила процентную ставку, буквально все валюты стали падать против доллара. В итоге мы имеем zero sum game – когда все валюты развивающихся стран девальвировались против доллара и в итоге никому легче не стало. В результате, когда в течение 2008-2016 годов одни страны в ответ на кризис снизили ставки до нуля, другие девальвировали свои валюты, а темпов роста экономик мы так и не увидели, дефляция как была так и осталась, то теперь у стран остался только один способ абсорбции экономических шоков – таким абсорбентом будет выпуск или ВВП. Поэтому те доходности, которые мы видим в развитых странах по длинным гос облигациям свидетельствуют о том, что в ближайшее десятилетие, а может быть и не одно, нас ждет стагнация экономик, дальнейшее их замедление и падение темпов экономического роста.   То есть мы будем наблюдать уменьшение экономического пирога в развитых странах. И единственным инструментом борьбы с таким кризисом (явлением) является создание некого механизма перераспределения благ в экономике между теми, кто получает доход от капитала и доход в виде заработной платы. Любое перераспределение благ в пользу работника, а не капиталиста – это большой минус для рынка. К примеру, те кто сейчас решит инвестировать в индекс S&P 500, к примеру, через 10 лет будет иметь отрицательный результат на свои вложения. Более того, если политики или элиты не смогут найти такой механизм перераспределения доходов между условно бедными и богатыми, как это было, например, в первой половине 20-го века, когда в кризис была создана система welfare, то человеческой истории известны только два естественных механизма корректировки это процесса – война, в результате которой происходит потеря благосостояния богатого класса, либо революция. И самой уязвимой в этом отношении является Европа или ЕС, который единым является только на бумаге. Кризис 2010-2012 в Европе казалось должен был подтолкнуть ее к созданию единого финансового механизма, результатом которого явилась бы коллективная, солидарная ответственность по долгам своих стран-участников, единая система гарантирования депозитов и тд. В результате мы видели порою прямо противоположенные действия, когда, например, в прошлом году в разгар переговоров между ЕС и Греций ЕЦБ просто на несколько дней закрыл программу ликвидности для греческих банков – ELA. У стран же участников этого союза нет возможности абсорбции экономических шоков – собственных валют. Единственное, что может смягчать этот процесс – это действия центральных банков. Например, как только ФРС сделала паузу и не повысила ставку в первом полугодии 2016 года – это принесло временное облечение для развивающихся стран, куда хлынули денежные потоки в поисках доходности и кэрри. Как только ФРС намекнет на обратное, эти потоки также легко устремятся в узкую входную дверь, только в противоположенном направлении.30 октября 2016    Примерно последние полгода наблюдается процесс «превращения» бывших спекулянтов в долгосрочных инвесторов. Поиск инвестиционных идей выходит из узких границ локального рынка и перекидывается на самый ликвидный, большой и с самой богатой историей рынок – американский. Теперь даже российские управляющие компании предлагают инвестировать своим пайщикам в акции американских компаний, создавая разные фонды от специализированных (например, инвестиции в акции технологического сектора) и заканчивая  общими фондами типа – «акции Мира», предлагая уникальные методики анализа и отбора акций в состав таких фондов. То есть, такая УК хочет поконкурировать с местными американскими игроками, используя свой локальный опыт управления активами. Насколько он будет успешным покажет время, но это напоминает поведение российских компаний, например, металлургического сектора, акционеры которых решили в 2008 году выйти за пределы российского рынка и купить активы в США. Причем сделали это очень талантливо – прямо на пике рынка. Чем эта история закончилась хорошо известно. Аналогично поступают российские портфельный инвесторы в лице УК, которые на пике рынка 2016 года создают фонды для инвестирования в рынок акций США. Также предлагаются различные идеи во что инвестировать на американском рынке лет так на 10, чтобы получить кратный рост своих инвестиций.    Я уже писал, что на отрезке  в 10 лет (2016- 2026 года) реальный возврат на инвестиции, которые делаете сегодня в рынок акций США, будет стремиться к нулю. Одурманенные трендом роста, который берет свое начало в марте 2009 года, российские инвесторы буквально смеются над этой мыслью. Это, может не удивительно, особенно если под маской такого инвестора скрывается человек, пришедший на рынок в 2009 году, как раз после кризиса 2008 года, который ничего кроме роста американского рынка за свою карьеру на рынке и не видел. Тем более было столько поводов для обвала, а разные гуру и эксперты предрекали его с завидным постоянством. Более того, отдельные участники используют такой момент в маркетинговых целях, создавая иллюзию бесконечного роста рынка США, начинают привлекать потенциальных инвесторов, умело жонглируя разными именами известных инвесторов, главным из которых является Уоррен Баффет. Действительно, американский рынок дал миру много известных имен инвесторов – Билла Гросса, Сета Клармана, Питера Линча, Джона Богла, Билла Миллера, Уильяма О Нила, Дэвида Дремана и, конечно же, главной вишенкой на торте уже упоминавшегося Уоррена Баффета. Это разные люди, с разными методиками и подходами к инвестициям, но их объединяет одно. Все свои деньги и имена они сделали в последние 35 лет.Поэтому прежде чем делать долгосрочные инвестиции в американский рынок и привлекать на него инвесторов, нужно разобраться в фундаментальных причинах роста рынка акций США, сделать такой анализ и понять, что способствовало появлению такого количества громких имен среди инвесторов и почему Баффетов станет меньше. А сделав фундаментальный анализ и поняв причины роста рынка акций США, показывать потенциальным российским инвесторам реальную картину относительного того, чего ожидать от долгосрочных инвестиций, сделанных в 2016 году.Жизнь так устроена, что зачастую не ясно, что привело к успеху (или власти, к примеру) того или иного человека – случай или какое-то стечение обстоятельств, порою пускай даже невероятное. Почему одни добиваются успеха, а другие – нет, почему одни делают себе имя в какой-то области человеком деятельности – а другие терпят крах. Почему в конце концов в русском языке мы часто говорим выражение – «потерпеть неудачу»? Как бы намекая на то, что всему причина- это отсутствие удачи. Или, вот к примеру, можем сказать, говоря о каких-то долгосрочных вещах – что «я родился в не в свое время». Поэтому очень сложно, а порою и невозможно, понять критерии успеха и факторы, которые повлияли на него. Оставляю читателя самостоятельно подумать на эту тему. Вернемся к фундаментальному анализу американского рынка акций.   Любопытно, что к 1980 году на американском рынке акций не было инвесторов, которые бы сделали состояние на нем. Что же произошло после этого? Почему в следующие годы они начали появляться один за другим?   Это были великолепные три декады для владения американскими активами – и неважно будь то акции или облигации. Без разницы! Покупай, что хочешь и держи! Вот оно золотое время стратегии buy and hold! Инвестиционный портфель, составленный наполовину из акций и из 30-ти летних правительственных облигаций принес 8% на инвестированный капитал в годовом выражении в период с конца 1982 года по конец 2013 года. Используя данные с 1871 года, не было такого 31- однолетнего периода с такой высокой доходностью. Были периоды, когда портфель акций показывали лучшую, были когда облигации опережали в доходности акции. Но не было ни одного промежутка сравнимого по времени, чтобы и акции и облигации одинаково хорошо перфомили. Этот период, несмотря на крахи рынка 2000 и 2008 года, действительно был самым уникальным в истории американского рынка.Какие же фундаментальные факторы лежали в основе этого 35-ти летнего периода, который дал миру столько известных имен звезд фондового рынка? Таких драйверов было шесть.Ключи будущего великого (даже величайшего) bull market лежали в неглубоком кармане Пола Волкера, главы ФРС начала 1980-х годов. Именно он положил начало борьбе с инфляцией, которую потом все его последователи центробанкиры сделали своим приоритетом, такой особенной мантрой. Как показал опыт 1970-х годов – инфляция стала главным врагом экономики и рынка акций, которая как коррозия разъедала их. Инфляция к началу 1980-х была около 20%. И повышение процентных ставок ФРС к 18% стало решительным шагом в борьбе с инфляцией, которая к середине 1990-х снизилась до однозначных величин. Такое снижение инфляции стало главным драйвером роста для всех финансовых активов – как облигаций, так и акций.Вторым драйвером, соответственно, стали падающие процентные ставки. Они были естественным отражением падающей инфляции. Это было хорошим знаком как для облигаций, так и для акций, которые испытывали переоценку вследствие снижения стоимости денег. Когда рынок акций показал свое дно в середине 1982 года, 30-ти летние трежерис имели доходность 14,2%, а трех месячные векселя приносили 13,5%. Движение с этих уровней привело нас к уровням 2,3% по 30-ти летним облигациям в 2016 году и нулевым ставкам по краткосрочным векселям.Третьим драйвером стало значительное улучшение прибыльности компаний США и их финансов. В начале 1980-х корпоративные финансы американских компаний были  в ужасном состоянии. Годы высокой инфляции нанесли серьезный ущерб балансам американских компаний. В то время еще, к примеру, даже не было возможности учета амортизации. Рост производительности труда был очень низок, а, соответственно маржинальность бизнеса низка. Высокая инфляция давала возможность компаниям не думать о контроле затрат и думать об улучшении эффективности бизнеса. До тех пор пока компании чувствовали, что они могут просто повышать цены, а не ограничивать рынок труда в его стремлении требовать больших зар плат или вкладываться (инвестировать) в инновации или просто улучшать производительность труда. Все существенным образом поменялось, когда инфляция начала падать. Компании стали бороться за эффективность бизнеса, улучшать производительность. К этому стали подталкивать их также, то рост доллара в первой половине 1980-х, дерегулирование многих отраслей во второй половине 80-х, а также глобализация, которая дала еще один толчок (и самый существенный) в 1990-х и первой половине 2000-х.  Еще один толчок дали технологические улучшения, которые привели стремительному росту производительности и вывели маржинальность бизнеса на максимальные значения.Следующим драйвером рост valuations – оценок компаний инвесторами. В середине 1982 года S&P 500 торговался на уровне только лишь 7.7 Р/Е – 31-м летнем дне. Мультипликатор Шиллера составлял 9.7 – это было еще одно дно, аж с 1945 года, окончания Второй мировой войны. Другими словами рынок был экстремально дёшев и был огромный потенциал для его переоценки вследствие падения инфляции и процентных ставок, а также улучшения корпоративной эффективности.Пятым драйвером роста рынка явился интерес населения к рынку акций. Рынок акций США находился в 14-ти летнем цикле падения, прежде чем цены достигли своего дна в середине 1982 года. С двузначной инфляцией и такими же ставками инвесторы предпочитали депозиты акциям. В середине 1982 года акции составляли 24% от портфеля активов домохозяйств (исключая активы, удерживаемые пенсионными фондами и страховыми компаниями), а в депозитах 55%. Но по мере роста рынка акций у инвесторов просыпалась любовь  к акциям, предвещая драматический разворот в этом соотношении. И к 2013 году аллокация в акции и депозиты изменилась в обратную сторону – 54% — акции и только 29% депозиты.Ну, и наконец, последний драйвер. Это — так называемый ДОЛГОВОЙ СУПЕРЦИКЛ. Комбинация из падающих процентов ставок и эпоха дерегулирование рынка, начатая в начале 1980-х годов привели к массивному кредитному буму в американской экономике. Этому тренду начали активно подыгрывать члены ФРС – предоставляя стимулы экономике при  каждом снижении деловой активности (рецессии). Выбор в пользу перезапуска кредита в экономике всегда был проще, нежели чем ликвидация накапливающихся дисбалансов в экономике. Такой долговой суперцикл оказал существенную поддержку рынку акций, а ФРС до сих пор пытается разными путями возобновить новый кредитный цикл.Поэтому очень сложно, смотря в зеркало заднего вида, судить чего больше было у известных инвесторов удачи или умения. Но можно точно сказать, что они родились в нужное время и как говорят у нас – попали в струю.Следующие 30 лет будут непростыми и мы наверняка увидим в действии концепцию mean reversion, которая выравнивает на долгом временном промежутке эксцессы, которые случились на предшествующем временном отрезке. Конечно, люди найдут выход из ситуации, испытав очередные потрясения и кризисы. Можно с уверенностью говорить, что это будут годы не лучшие для владельцев капитала. Некоторые получат на него совсем маленький возврат, а некоторые его потеряют в бурлящей и кипящей воде рынка. Наверняка, появятся люди, которые сделают себе имя на обвалах рынка, и ими также будут восхищаться и подражать. Все в этом мире циклично.В любом случае, в этот период времени придется решать дисбалансы, накопившиеся в экономике. Можно предполагать, что они будут решаться через налоговую систему, с помощью которой будет произведена болезненная редистрибьюция доходов и богатства от владельцев активов в пользу социально незащищенных слоев общества, поскольку мы видим угрожающий стабильности разрыв между самыми богатыми и самыми бедными. Да, в общем то, мы уже наблюдаем сокращение среднего класса в Америке, рост популизма и недовольство элитой.В этой ситуации приходится пожелать только удачи тем российским инвесторам, которые терпели долгие 35 лет и ждали точки входа в рынок, пропускали коррекции в 50%,  и вот, наконец, в 2016 году, на 35-м топе рынка решили инвестировать в рынок акций США. Не зря филологи говорят, что метафизическая сущность русского человека, выражение его ментальности проявляется в таких словах как – авось, небось, да как-нибудь.Отсюда http://smart-lab.ru/my/Endeavour/blog/all/