Полинезия
24 марта, 07:04

Как маори победили Британскую империю

В истории есть примеры удачных и неудачных сражений за сохранение своей свободы и самобытности. Вообще – за сохранение народа, как такового. Отличительной чертой англосаксонского мышления является презрение к другим, наряду с убежденностью в собственном превосходстве. По сути, человеконенавистнические нацистские идеи были почерпнуты Гитлером из обычной практики Британской империи. Индейцы в Америке были большей частью истреблены, потомки выживших «счастливчиков» сегодня живут в резервациях. Они проиграли. Но были народы, которые смогли сохраниться путем отчаянной борьбы. Например – маори в Новой Зеландии... Источник: was.media ХОЧЕШЬ ПОБЕДИТЬ БРИТАНСКУЮ ИМПЕРИЮ? СПРОСИ У МАОРИ КАК Картошка, древние разболтанные мушкеты и копченые головы пленных для психологической войны. Благодаря военному мастерству и грамотному использованию европейских товаров, новозеландские маори избежали судьбы индейцев. Со времени прибытия европейцев на островах Новой Зеландии случилось более 3000 боев, стычек и набегов с участием коренных жителей. Важнейшие из них вошли в историю как Мушкетные и Земельные войны. Их результатом стал уникальный для колониальной истории договор — маори получили равные права с подданными британской короны. Вот 7 причин, почему им удалось выстоять. 1. ДИСЦИПЛИНА Маори — потомки отчаянных мореплавателей, около 1200 года нашей эры заселивших Новую Зеландию, острова Чатем и Кука. Мускулистые статные гребцы несколькими волнами прибывали из Восточной Полинезии. Чтобы управлять 30-метровыми каноэ вака с сотней человек на борту, бороться с непогодой и добывать пропитание в открытом океане, требуется мужество и еще больше — дисциплина. Рядовые члены племени беспрекословно подчинялись вождям, капитанам и рулевым. Вождь Маори с татуировкой на лице, Сидней Паркинсон, 1784 год. Источник: National Library of New Zealand</p> 2. КУЛЬТ ВОЙНЫ Жизнь маори определяло понятие мана – это одновременно и слава бойца, и его положение в социуме, и духовная сила. Чтобы стать взрослым, мальчик должен был пройти болезненную инициацию — вытерпеть первую татуировку долотом на лице. Признанный мужчиной, он сильнее всего боялся проявить трусость. Потерять ману – для маори хуже смерти. Скрыть эпизод малодушия было невозможно. Лицевая татуировка та-моко рассказывала о владельце все: от навыков в ремеслах до поведения на поле боя. Племена Новой Зеландии постоянно воевали, и война диктовала им традиции. Среди них ритуальный каннибализм на поле боя, дуэль на тайаха, многолетняя кровная месть за гибель родственника — уту, муру — обязательный поход на противника в случае смерти вождя дружественного племени, хоть бы и естественной. Отрубленные головы врагов пропитывали жиром акульей печени, варили на пару или коптили, потом сушили. Эти трофеи, мокомокаи, выставлялись в священных местах, провоцировали войны и завершали их – перед заключением мира надо было обменяться головами. Коллекция мокомокаи, собранная британским офицером Робли, 1895 год. Источник: Wellcome Library, London / Wellcome Images</p> 3.  КАРТОФЕЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ Обычный рацион аборигенов до начала торговли с европейцами: рыба, тюлени, моллюски, сладкий корнеплод кумара размером с палец ноги, водоросли, корневища папоротника, редкие добытые утки. Первый контакт случился в 1642 году, когда в Новую Зеландию приплыл капитан Голландской Ост-Индской компании Абель Тасман. Спустя сто лет береговую линию островов исследовал и нанес на карту Джеймс Кук. Так был проложен путь для китобоев, купцов, охотников на тюленей. После долгого плавания они нуждались в свежей воде, зелени, фруктах и древесине для ремонта. В обмен местные жители получали оружие и продовольствие из корабельных запасов. Батат и картошка, посадки которых возделывали женщины и рабы, совершили продовольственную революцию. Два-три урожая в год, появление продуктов длительного хранения, рост выживаемости младенцев, усиление конкуренции молодых мужчин внутри племени, увеличение числа бойцов в походных отрядах до 2000—3000, возможность прокормить больше рабов и вооружение мушкетами — все это не могло не вызвать большую войну. Первая встреча с маори. Рисунок из путевого журнала Абеля Тасмана, 1642 год. Источник: Nationaal Archief / gahetna.nl</p> 4. ЛЕНД-ЛИЗ Племена разделились. Торговля с европейцами усилила одни и лишила шансов на выживание другие. Огнестрельное оружие позволяло захватывать и удерживать больше рабов. Они выращивали большие урожаи, рубили больше корабельного леса. В обмен сильные приморские племена стали получать больше мушкетов, пороха, металлических топоров. К 1800-м годам Северный остров Новой Зеландии был заставлен загонами со свиньями и засажен картофелем. Как только на горизонте появлялись парусные корабли, к ним устремлялись каноэ с провиантом, древесиной, головами мокомокаи, церемониальными дубинками из нефрита или обсидиана. Ружье в разные годы стоило от 6 до 20 свиней. Некоторые племена использовали авантюристов из Европы в качестве военных советников и специалистов по ремонту оружия. Несмотря на трудности с поставками пороха, маори освоили заградительный и залповый огонь. Удерживая заряды между пальцами, они могли быстро делать первые три выстрела. Гремучая смесь военных традиций и нового оружия рождала жесточайшие конфликты из-за груды камней на границе участков, девичьей ссоры за внимание белого капитана, кражи фруктов. Вождь Хонги Хике (в центре) встречается с миссионером Томасом Кендаллом, 1820 год. Источник: National Library of New Zealand 5. ПРОФЕССИОНАЛИЗАЦИЯ АРМИИ В 1820 году британский миссионер отвез вождя племени нгапухи Хонги Хике в Лондон, где тот побывал на аудиенции у короля Георга IV. Домой он вернулся с 500 ружьями, порохом, саблями, кинжалами и комплектом доспехов. Началась бойня. За короткое время нгапухи уничтожили шесть племенных групп. Хонги Хике дрался в первых рядах. Великан в металлической броне, выдерживавшей удары дубин и мушкетных пуль на излете, наводил ужас и считался неуязвивым. После штурма поселения Мокоя нгапухи вырезали более 1000 жителей. В походах под руководством Те Раупараха на Южном острове было убито и угнано в плен 4000 человек. За армией вторжения шли рабы с корзинами картофеля и человеческого мяса для победного пиршества. В Мушкетных и Земельных конфликтах погибло более 21 тысячи маори при том, что численность всего народа маори редко превышала 100 тысяч. Неотвратимо менялись традиционный уклад и экономика. Пленных заставляли валить лес и до изнеможения работать на полях, чтобы создавать товары для обмена. Убитым резали головы, набивали фальшивые татуировки вождей и продавали европейцам за ружья. Большее количество ружей приносило больше рабов. Война питала саму себя, создавая новую элиту и профессиональных солдат. Военная хака, рисунок сделан около 1845 года. Источник: Australian National Library / nla.gov.au 6. ПОЛЕЗНЫЙ ОПЫТ МУШКЕТНЫХ ВОЙН Вопреки каннибализму и ожесточению локальных войн, на острова продолжали проникать европейцы: торговцы, христианские проповедники, чиновники Британской империи. В 1840 году в селении Вайтанги был подписан уникальный договор. В обмен на признание власти королевы маори получали документы на землю и права британских подданных в судах. Договор был вынужденным для Британии. Колонизаторы опасались воевать вдали от своих баз с вооруженными огнестрелом дикарями, засевшими в укрепленных поселениях pa. Англичане обманывали. До 1870-х годов шли Земельные войны между поселенцами, солдатами и коренными жителями за землю, сады, леса, водные ресурсы. Посчитав, что договор был нарушен, маори восстали. Знаменитый вождь Хонге Хике в знак неповиновения три раза срубал флагшток с британским флагом в своем селении. По всему острову шли ожесточенные стычки. Маори умело оборонялись в ра, держали строй в полевых битвах, а выстреляв заряды, кидались вперед с топорами и дубинами. «Война в Новой Зеландии», 21 июня 1864 года. Источник: Melbourne post / nla.gov.au 7. СУДЕБНЫЕ ПОБЕДЫ Самые тяжелые потери маори наносили не британские стволы, а туберкулез, тиф и сожжение посевов. Повстанцы бежали в джунгли, возделывали склоны гор, покупали порох на черном рынке и снова нападали на британские посты и поселенцев. Потеряв к 1870 году более 800 человек и убив около 2500 маори, британцы согласились на мир. Они вывели войска из Новой Зеландии, но конфисковали у племен около 16 тысяч квадратных километров лучших плодородных земель. Впрочем, на основании договора Вайтанги 1840 года суды в течение следующих десятилетий вернули значительные территории законным владельцам, маори, или принудили британскую администрацию к выплате компенсации. Мушкеты, торговля и суды — три уловки колонизаторов, которые против них успешно применили маори. Кирилл Данильченко Прочесть полный материал можно в моём блоге.

16 марта, 16:34

Ученые предсказали скорую гибель статуй на острове Пасхи

Побережье острова Пасхи и расположенные там древние статуи будут затоплены в ближайшие десятилетия из-за роста уровня океана, вызванного глобальным потеплением. Об этом сообщает Лента.ру со ссылкой на The New York Times. Согласно оценкам исследователей, к […]

16 марта, 10:05

Когда наука бессильна: 9 тайн географии

Несмотря на то, что на Земле все меньше остается неизведанных мест, некоторые тайны географии до сих пор будоражат умы людей. Ведь земной шар таит в себе немало тайн, над разгадкой которых человечество бьется не одно столетие. Откуда появились каменные истуканы на острове Пасха? Существовала ли на самом деле Атлантида?  Предлагаем вам отправиться в увлекательное путешествие по самым загадочным местам планеты.

Выбор редакции
12 марта, 11:00

Призрак Канта. О чем новая книга Татьяны Устиновой?

АиФ.ru публикует рецензию на новый роман Татьяны Устиновой «Призрак Канта». Убийство, мистика, любовь и немного астрофизики.

Выбор редакции
10 марта, 15:44

Почему идея об искусственном островном государстве до сих пор не реализовалась

Издание Business Insider рассказало, как власти Французской Полинезии разрушили амбициозную мечту миллиардера Питера Тиля.

Выбор редакции
09 марта, 19:18

Почему идея Питера Тиля об искусственном островном государстве до сих пор не реализовалась

Издание Business Insider рассказало, как власти Французской Полинезии разрушили амбициозную мечту миллиардера.

Выбор редакции
06 марта, 15:42

Гибель кораллов приведет к увеличению волн в океане — ученые

Сложная структура кораллового рифа с его бесчисленными ветвлениями и углублениями сильно тормозит потоки воды и служит естественным и надежным барьером, который защищает береговую линию от волн. Однако продолжающееся обесцвечивание кораллов и гибель рифов грозят оставить […]

20 февраля, 09:00

Украинская дикость? Это приобретение гидности!

Автор и ведущий: Анатолий Матвийчук- кандидат военных наук, доцент, член союза журналистов России. Кода Миклухо Маклай прибыл на острова Полинезии, он встретил высокоразвитое общество папуасов, в котором существовали: племенное устройство, центральная власть, право ( свод законов), мораль ( нормы поведения) , и особенно институт семьи. То есть архитектуру поведения социума, создает экономика и связанный с ней социум. Ее создают люди, живущие вместе, во имя цели благоденствия и развития их национальной группы. Что же делает социум примитивным. Это- разрушение экономики и морали. Они создают архаику в культуре, сознании и социальном типе поведения. Дикость и варварство становятся попом, артом и будущим. Проект «Украина»— это наглядный пример эволюции более сложных форм в простейшие. _________________________________________________________________ Агентство ANNA-News это волонтерский проект. Волонтеры ANNA-News ведут свои репортажи с мест событий, снимают видеоролики и публикуют аналитические статьи по проблеме национальной безопасности России и ее союзников в современных военно-политических условиях. ANNA-News это самые последние и актуальные новости из районов боевых действий Более подробно на сайте http://anna-news.info Помочь материально: http://anna-news.info/помощь-агентству-anna-news/ Мы в соцсетях: Вконтакте https://vk.com/anna_news Facebooke https://www.facebook.com/newsanna/ Twitter https://twitter.com/annanews_info Instagram https://www.instagram.com/anna_news.info/

18 февраля, 20:03

Октавия. Не может быть: они чувствуют вкус чужой боли и видят сны

Практикуя настоящую «журналистику погружения», от Аквариума Новой Англии до вод Французской Полинезии и Мексиканского залива, известный автор-натуралист Сай Монтгомери подружилась с несколькими осьминогами с поразительно разными характерами — нежной Афиной, напористой Октавией, любопытной Кали и жизнерадостной Кармой. Временами веселая и смешная, временами глубокая и трогательная, книга «Душа осьминога», вышедшая в издательстве «Альпина нон-фикшн» рассказывает нам об удивительном контакте двух очень разных видов разума — человека и осьминога. Мы публикуем отрывок из этой книги.

18 февраля, 17:11

Here’s Where Prince Harry and Meghan Markle Might Spend Their Honeymoon — And How Much It Will Cost

We don't know where Prince Harry and Meghan Markle will honeymoon, but we have some hearty predictions. Here's where the couple is likely to sojourn.

03 февраля, 16:00

Не надо спорить о политэкономии Маркса. Он не для нас писал

Оригинал у sg_karamurzaА если наши экономисты учились по его политэкономии, то это их проблемы.Наше образование умалчивало, что еще в ХVIII веке Китай был первой экономической державой и в 1750 г. производил 32,8% мировой промышленной продукции, а к концу ХIХ века оказался высосанным, как лимон. Англия посредством военной силы заставила Китай раскрыть его хозяйство. Точно так же стоит подумать, почему Индия «в конце ХVIII века производила столько же стали, сколько вся Европа, и британские инженеры в 1820 г. изучали более передовые методы индийских сталелитейных заводов» [39], а уже к середине ХIХ века тяжелая промышленность Индии была ликвидирована?В 1750 г. Индия производила 25% мировой промышленной продукции – больше, чем вся Европа (доля Англии составляла 1,9%). А к 1900 г. доля Индии уменьшилась до 1,7%. И дело не в том, что резко выросло производство на Западе. В самой Индии за это время производство промышленной продукции на душу населения сократилось в 7 раз – вот в чем дело! Колонизация и насильственное раскрытие индийского рынка привели к быстрой деиндустриализации Индии. Абсолютное сокращение промышленного производства в Индии произошло скачкообразно – в 2 раза с 1830 по 1860 г. [40].В действительности, развитие «туземного» капитализма пресекалось Западом уже на первой стадии колониальных захватов, ибо, он изъял и частично вывез из колоний тот «материал», из которого мог быть построен местный капитализм. Однако и в 1916 г. констатация этого факта была делом очень важным – ведь либеральная интеллигенция всего мира не признает его до сих пор. Нам всем следовало бы прочитать небольшую книжку В.И. Ленина «Империализм как высшая стадия капитализма» (на материалах английских экономистов) [41]. Она объяснила населению России, что такое периферийный капитализм, в который втягивала Февральская революция.Что значит, что уже в ХIХ веке земельная собственность в Африке, Полинезии и Австралии была присвоена западными колониальными державами практически полностью, а в Азии – на 57%. Без земельной собственности национального производственного капитализма возникнуть не могло. Присвоение земельной собственности в колониях происходило еще до стадии империализма, а завершилось в эпоху империализма. Это значит, что уже в начале ХХ века всякая возможность индустриализации и модернизации на путях капитализма для тех стран, которые не попали в состав метрополии, была утрачена. Их уделом стала слаборазвитость.В своей «Стpуктуpной антpопологии» К. Леви-Стpосс пишет: «Общества, котоpые мы сегодня называем “слабоpазвитыми”, являются таковыми не в силу своих собственных действий, и было бы ошибочно вообpажать их внешними или индифеpентными по отношению к pазвитию Запада. Сказать по пpавде, именно эти общества посpедством их пpямого или косвенного pазpушения в пеpиод между XVI и XIX вв., сделали возможным pазвитие западного миpа [выделение наше].Между этими двумя миpами существуют отношения комплементаpности (дополнительности). Само pазвитие с его ненасытными потpебностями сделало эти общества такими, какими мы их видим сегодня. Поэтому pечь не идет о схождении двух пpоцессов, каждый из котоpых pазвивался изолиpованно своим куpсом. Отношение pевнивой вpаждебности между так называемыми слабоpазвитыми обществами и механистической цивилизацией связано с тем, что в них эта механистическая цивилизация вновь откpывает для себя твоpение своих собственных pук или, точнее, коpеллят тех pазpушений, котоpые она пpоизвела в этих обществах, чтобы воздвигнуть свою собственную pеальность» [12, с. 296].Нельзя забывать, что кроме «пpямого или косвенного pазpушения» хозяйства Третьего Мира из-за изъятия природных ресурсов и рабочей силы для Запада еще более важным приобретением была территория. Самиp Амин пишет: «Евpоцентpизм пpосто забыл, что демогpафический взpыв в Евpопе, вызванный, как и в нынешнем Тpетьем Миpе, возникно¬ве¬ни¬ем капитализма, был компенсиpован эмигpацией, котоpая населила обе Амеpики и дpугие части миpа. Без этой массовой завоева¬тельной эмигpации (население потомков евpопейцев вдвое пpевышает сегодня население pегионов, откуда пpоисходила мигpация) [выделение наше] Евpопа была бы вынуждена осуществлять свою агpаpную и пpомышленную pеволюцию в условиях такого же демогpафического давления, котоpое испытывает сегодня Тpетий Миp. И заводимый на каждом шагу гимн спасительному действию pынка обpывается на этой ноте: пpинять, что вследствие интегpации миpа человеческие существа – так же, как товаpы и капиталы – всюду чувствовали бы себя как дома, пpосто невозможно. Самые фанатичные стоpонники pынка находят в этом пункте аpгументы в пользу пpотекционизма, котоpый в остальном отвеpгают в пpинципе» [9, с. 108].Этот фактор также игнорировала политэкономия. Более того, авторы марксистской политэкономии считали справедливым и прогрессивным экспроприация земель. Например, Энгельс даже мысли не допускает, что кто-то может бросить упрек США за захватническую войну против Мексики с отторжением ее самых богатых территорий: «И бросит ли Бакунин американцам упрек в “завоевательной войне”, которая, хотя и наносит сильный удар его теории, опирающейся на “справедливость и человечность”, велась, тем не менее, исключительно в интересах цивилизации? И что за беда, если богатая Калифорния вырвана из рук ленивых мексиканцев, которые ничего не сумели с ней сделать? И что плохого, если энергичные янки быстрой разработкой тамошних золотых россыпей умножат средства обращения, в короткое время сконцентрируют в наиболее подходящих местах тихоокеанского побережья густое население, создадут большие города…? Конечно, “независимость” некоторого числа калифорнийских и техасских испанцев может при этом пострадать; “справедливость” и другие моральные принципы, может быть, кое-где будут нарушены; но какое значение имеет это по сравнению с такими всемирно-историческими фактами?» 66.Кстати, Бакунин именно «бросил упрек», категорически отвергнув саму эту постановку вопроса у Маркса и Энгельса, что и послужило важной причиной его изгнания из числа их приближенных соратников.Классическая политэкономия, которая «рассматривает людей только как капиталиста или рабочего» отбрасывала такую хозяйственную сферу Британии и США, как работорговля и производство хлопка силами рабов. В коротком американском обзоре сказано: «К 1815 году внутренняя работорговля стала основным видом экономической деятельности в Соединенных Штатах; это продолжалось до 1860-х годов».Позже, в приличном буржуазном обществе стало не принято вспоминать, что именно работорговля стала первым примером свободного рынка и что капитализм тесно связан с торговлей людьми. Но иногда иной автор вставит: «Как ни парадоксально, отцы-основатели laissez-faire видели в работорговле подтверждение значимости свободы» [65]. У нас мало кто это помнит. К политэкономии всегда надо подходить, пройдя ликбез герменевтики.Итак, развитие хозяйства капиталистического Запада стало возможным «посpедством пpямого или косвенного pазpушения» хозяйства Третьего Мира (в пеpиод между XVI и XIX вв.). Но это не было включено в политэкономию ни А. Смита, ни К. Маркса. Если из модели исключен принципиальный фактор, эту модель нельзя считать научной и, тем более, считать теорией. Это внутренний идеологический документ, который фальсифицирует реальность рынка и картину мира населения и Запада, и разрушенных стран, и образованных слоев незападных стран, принявших европейское образование. Как же можно было в России, а потом в СССР, учить студентов исходя из этой политэкономии как научной теории? А ведь и сейчас российских студентов обучают с такими же учебниками.Роль политэкономии марксизма была очень велика в том, что 1980-х гг. население и интеллигенция СССР были готовы пойти за дудочкой крысолова куда угодно. Они захотели «пройти путь капитализма», как велел Маркс и Февральская революция.

17 января, 16:45

Не надо спорить о политэкономии Маркса. Он не для нас писал

А если наши экономисты учились по его политэкономии, то это их проблемы. Наше образование умалчивало, что еще в ХVIII веке Китай был первой экономической державой и в 1750 г. производил 32,8% мировой промышленной продукции, а к концу ХIХ века оказался высосанным, как лимон. Англия посредством военной силы заставила Китай раскрыть его хозяйство. Точно так же стоит подумать, почему Индия «в конце ХVIII века производила столько же стали, сколько вся Европа, и британские инженеры в 1820 г. изучали более передовые методы индийских сталелитейных заводов» [39], а уже к середине ХIХ века тяжелая промышленность Индии была ликвидирована? В 1750 г. Индия производила 25% мировой промышленной продукции – больше, чем вся Европа (доля Англии составляла 1,9%). А к 1900 г. доля Индии уменьшилась до 1,7%. И дело не в том, что резко выросло производство на Западе. В самой Индии за это время производство промышленной продукции на душу населения сократилось в 7 раз – вот в чем дело! Колонизация и насильственное раскрытие индийского рынка привели к быстрой деиндустриализации Индии. Абсолютное сокращение промышленного производства в Индии произошло скачкообразно – в 2 раза с 1830 по 1860 г. [40]. В действительности, развитие «туземного» капитализма пресекалось Западом уже на первой стадии колониальных захватов, ибо, он изъял и частично вывез из колоний тот «материал», из которого мог быть построен местный капитализм. Однако и в 1916 г. констатация этого факта была делом очень важным – ведь либеральная интеллигенция всего мира не признает его до сих пор. Нам всем следовало бы прочитать небольшую книжку В.И. Ленина «Империализм как высшая стадия капитализма» (на материалах английских экономистов) [41]. Она объяснила населению России, что такое периферийный капитализм, в который втягивала Февральская революция.Что значит, что уже в ХIХ веке земельная собственность в Африке, Полинезии и Австралии была присвоена западными колониальными державами практически полностью, а в Азии – на 57%. Без земельной собственности национального производственного капитализма возникнуть не могло. Присвоение земельной собственности в колониях происходило еще до стадии империализма, а завершилось в эпоху империализма. Это значит, что уже в начале ХХ века всякая возможность индустриализации и модернизации на путях капитализма для тех стран, которые не попали в состав метрополии, была утрачена. Их уделом стала слаборазвитость. В своей «Стpуктуpной антpопологии» К. Леви-Стpосс пишет: «Общества, котоpые мы сегодня называем “слабоpазвитыми”, являются таковыми не в силу своих собственных действий, и было бы ошибочно вообpажать их внешними или индифеpентными по отношению к pазвитию Запада. Сказать по пpавде, именно эти общества посpедством их пpямого или косвенного pазpушения в пеpиод между XVI и XIX вв., сделали возможным pазвитие западного миpа [выделение наше]. Между этими двумя миpами существуют отношения комплементаpности (дополнительности). Само pазвитие с его ненасытными потpебностями сделало эти общества такими, какими мы их видим сегодня. Поэтому pечь не идет о схождении двух пpоцессов, каждый из котоpых pазвивался изолиpованно своим куpсом. Отношение pевнивой вpаждебности между так называемыми слабоpазвитыми обществами и механистической цивилизацией связано с тем, что в них эта механистическая цивилизация вновь откpывает для себя твоpение своих собственных pук или, точнее, коpеллят тех pазpушений, котоpые она пpоизвела в этих обществах, чтобы воздвигнуть свою собственную pеальность» [12, с. 296].Нельзя забывать, что кроме «пpямого или косвенного pазpушения» хозяйства Третьего Мира из-за изъятия природных ресурсов и рабочей силы для Запада еще более важным приобретением была территория. Самиp Амин пишет: «Евpоцентpизм пpосто забыл, что демогpафический взpыв в Евpопе, вызванный, как и в нынешнем Тpетьем Миpе, возникно¬ве¬ни¬ем капитализма, был компенсиpован эмигpацией, котоpая населила обе Амеpики и дpугие части миpа. Без этой массовой завоева¬тельной эмигpации (население потомков евpопейцев вдвое пpевышает сегодня население pегионов, откуда пpоисходила мигpация) [выделение наше] Евpопа была бы вынуждена осуществлять свою агpаpную и пpомышленную pеволюцию в условиях такого же демогpафического давления, котоpое испытывает сегодня Тpетий Миp. И заводимый на каждом шагу гимн спасительному действию pынка обpывается на этой ноте: пpинять, что вследствие интегpации миpа человеческие существа – так же, как товаpы и капиталы – всюду чувствовали бы себя как дома, пpосто невозможно. Самые фанатичные стоpонники pынка находят в этом пункте аpгументы в пользу пpотекционизма, котоpый в остальном отвеpгают в пpинципе» [9, с. 108]. Этот фактор также игнорировала политэкономия. Более того, авторы марксистской политэкономии считали справедливым и прогрессивным экспроприация земель. Например, Энгельс даже мысли не допускает, что кто-то может бросить упрек США за захватническую войну против Мексики с отторжением ее самых богатых территорий: «И бросит ли Бакунин американцам упрек в “завоевательной войне”, которая, хотя и наносит сильный удар его теории, опирающейся на “справедливость и человечность”, велась, тем не менее, исключительно в интересах цивилизации? И что за беда, если богатая Калифорния вырвана из рук ленивых мексиканцев, которые ничего не сумели с ней сделать? И что плохого, если энергичные янки быстрой разработкой тамошних золотых россыпей умножат средства обращения, в короткое время сконцентрируют в наиболее подходящих местах тихоокеанского побережья густое население, создадут большие города…? Конечно, “независимость” некоторого числа калифорнийских и техасских испанцев может при этом пострадать; “справедливость” и другие моральные принципы, может быть, кое-где будут нарушены; но какое значение имеет это по сравнению с такими всемирно-историческими фактами?» 66. Кстати, Бакунин именно «бросил упрек», категорически отвергнув саму эту постановку вопроса у Маркса и Энгельса, что и послужило важной причиной его изгнания из числа их приближенных соратников.Классическая политэкономия, которая «рассматривает людей только как капиталиста или рабочего» отбрасывала такую хозяйственную сферу Британии и США, как работорговля и производство хлопка силами рабов. В коротком американском обзоре сказано: «К 1815 году внутренняя работорговля стала основным видом экономической деятельности в Соединенных Штатах; это продолжалось до 1860-х годов». Позже, в приличном буржуазном обществе стало не принято вспоминать, что именно работорговля стала первым примером свободного рынка и что капитализм тесно связан с торговлей людьми. Но иногда иной автор вставит: «Как ни парадоксально, отцы-основатели laissez-faire видели в работорговле подтверждение значимости свободы» [65]. У нас мало кто это помнит. К политэкономии всегда надо подходить, пройдя ликбез герменевтики.Итак, развитие хозяйства капиталистического Запада стало возможным «посpедством пpямого или косвенного pазpушения» хозяйства Третьего Мира (в пеpиод между XVI и XIX вв.). Но это не было включено в политэкономию ни А. Смита, ни К. Маркса. Если из модели исключен принципиальный фактор, эту модель нельзя считать научной и, тем более, считать теорией. Это внутренний идеологический документ, который фальсифицирует реальность рынка и картину мира населения и Запада, и разрушенных стран, и образованных слоев незападных стран, принявших европейское образование. Как же можно было в России, а потом в СССР, учить студентов исходя из этой политэкономии как научной теории? А ведь и сейчас российских студентов обучают с такими же учебниками. Роль политэкономии марксизма была очень велика в том, что 1980-х гг. население и интеллигенция СССР были готовы пойти за дудочкой крысолова куда угодно. Они захотели «пройти путь капитализма», как велел Маркс и Февральская революция.

31 декабря 2017, 23:53

Новый год в разных странах: мировой рекорд Дубая, море цветов и борьба со страстями

Новый год празднуют в Арабских Эмиратах. В Дубае у самого высокого сооружения в мире, башни Бурдж-Халифа, вместо традиционного фейерверка впервые проходит масштабное лазерное шоу.

31 декабря 2017, 19:16

Новый год шагает по планете: праздничные салюты гремят во всех уголках мира

Новый год встретили в Таиланде. Праздничный салют прогремел над историческим мостом над рекой Квай. Световое шоу увидели жители и гости бухты Виктория в Гонконге. До этого были Япония и Южная Корея. А первыми в мире 2018 встретили в Океании.

26 декабря 2017, 02:01

ХОЗЯЕВА МЕДНЫХ ГОР (31)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.У каждого свой чемодан...Гибель Бальмаседы означала финиш сильной президентской власти, а по сути, гибель «проекта Порталеса», предупреждавшего, что «неограниченная власть многих станет властью личных интересов». На смену республике либералов пришла Парламентская республика. Вернее, квази-парламентская, потому что Конституцию, вполне победителям удобную, менять не стали, только приняли пару поправок, фактически обнуливших права главы государства.Теперь рулило правительство, создаваемое «первым министром», которого выбирал Конгресс, а президент мог только утвердить без опции отказаться. В итоге, личность и пост утратили реальное значение, став почетно-церемониальными, - и поминать имена «глав государств» я буду поминать разве что мельком. Достаточно знать, что люди случались разные, но все они так или иначе были в этой игре и всем она нравилась.Первой такого рода куклой стал героический адмирал Хорхе Монтт, лично, судя по всему, власти не хотевший, но уважаемые люди сказали, что больше некому, и он согласился. А согласившись, отбыл пятилетку на правах всеми уважаемой ширмочки, но, правда, сумев добиться «национального примирения», то есть, серии амнистий. Не сразу всем (градус ожесточения был очень высок), но все же в декабре того же 1891 года – младшему офицерскому составу побежденных, чуть позже – старшим офицерам и генералам.И наконец, уже под финал каденции, уважив заслуги уходящего президента, Конгресс по его просьбе восстановил в правах всех уволенных, вернув им пенсии. А через пару месяцев торжественно, из секретной могилы в семейный склеп, перенесли   и Бальмаседу: «достойно, в обстановке печали его поклонников, с сочувствием его противников и снисходительностью почти всех его врагов». В конце концов, мертвые не кусаются.Да и живые… Когда в 1893-м, поняв, что уже можно, притаившиеся соратники «диктатора» создали новую, либерально-демократическую партию, власти поначалу занервничали, однако быстро поняли, что уже никто никуда не идет. «Буйных» не осталось. Остались умные, готовые играть по правилам, лоббируя интересы фирм из США. Что ж, против этого никто не возражал, тем паче, что появилась возможность дурить часть электората, скучавшего по Бальмаседе.А в общем, все стало строго по формуле банкира Эдуардо Матте: «Хозяевами Чили являемся мы — владельцы капитала и земли; все остальное — продажная и поддающаяся влияниям масса: ни ее мнение, ни судьба, ни престиж ничего не значат». Общество почти официально, - об этом говорили с трибун и писали в газетах, как о чем-то единственно естественном, - разделилось на три «уровня».Наверху «высший класс». Иностранцы, политики, врачи, интеллектуалы, «короли» селитры, зерна, руд и шерсти, генералы, банкиры, - короче, «те кто привык жить в неоклассических особняках, одеваться по европейской моде, много читать, ценить искусство, владеть британскими акциями, посещать скачки». Они держали все рычаги влияния, и если прислушивались к чьему-то мнению, то только к мнению Лондона.Ниже в табели о рангах ступенечками от цилиндров до кепок  шел «народ», ради которого «высший класс» формально жил и трудился: всяческий средний и мелкий люд с какой-никакой собственностью, чином или «чистой» профессией. На этих хозяева страны посматривали свысока, но резко от себя не отделяли, и протиснуться в социальный лифт  теоретический шанс, в общем, был. Но по пропускам и для немногих избранных, доказавших, что достойны.А далее: просто «масса». Так называли работяг всех видов, - и жили они в условиях скотских, где своя нора в conventillo (груде ящиков) считалось признаком зажиточности, а кто не загнулся в 30 лет – глубоким старцем. Да и в 25 лет уже выглядели беззубыми дедами, чему способствовала работа без контрактов и выходных, до 16-18 часов в день, с талонами на еду вместо денег.Их «высший класс», увлеченный высокими беседами, французской кухней, немецкими техническими новинками и многомесячными поездками в Европу, «где только и жизнь», предпочитал не замечать. Подчас, в свете новомодных европейских теорий, на верхах даже возникали дискуссии на тему, являются ли «монады массы» биологически вполне людьми, - а уж представить себе, что у них вообще могут быть какие-то интересы, и вовсе никто не мог.Государство же просто приватизировали. Пять партий, - консерваторы, либералы, радикалы, «националы» и либерал-демократы, - крутились белками в колесе. Комбинировали, торговались, создавали коалиции, меняли союзников, покупали голоса, продавали голоса. Смыслом политики стала игра в политику, борьба за посты, дабы припасть к бюджету, переведя потоки своей группировке хотя бы на месяц-другой, а поскольку припасть хотелось всем, правительства лопались, как мыльные пузыри.Уже при Хорхе Монтте, когда систему еще не отладили, сменилось 10 кабинетов и 40 министров. А дальше больше: полный калейдоскоп, сотни министров, на месяц, на неделю, а кое-кто, утром приняв пост, к вечеру уже покидал кабинет. Работать в такой ситуации было решительно невозможно, зато обязательным условием «политического союза» было устройство друзей и родственников на теплые места в госкорпорациях, и что бы они ни творили, суд и прокуратура не замечали.Рука мыла руку, взятка, как указывает Хуан Фелиу Крус, стала «институтом публичного права», попилы и откаты – гарантией игры по правилам, и в этом смысле изобретательность человеческая границ не имела. Скажем, Агустин Росс и Агустин Эдвардс, два основных спонсора мятежа 1891 года, помимо постов затребовали «компенсаций», и в октябре 1894 года был учрежден англо-чилийский трибунал, имевший право определить, сколько должно Чили своим банкирам и Сити за «восстановление демократии». И определил круто. И выплатили до сентаво.Программа? Не смешите. О «Великом Чили», равноправном, хотя и младшем партнере Англии, своей промышленности, вывозе товаров в Перу и Боливию, экспансии в Полинезию никто не думал. Не до того было. О государственной монополии на стратегическое сырье – тем паче. Наоборот, продавали все, что хотелось англичанам, естественно, получая благодарность. Но уже не акциями, как совсем еще недавно, а переводами на счет. Как за разовую услугу. А поскольку продавали по заниженным ценам, бюджет тощал, и приходилось брать в долг, причем, по каждому кредиту получали все меньше, ибо в новых займах учитывали проценты по старым. Песо шел в пике, не помогла и попытка ввести золотой стандарт.Лодка качается раз, лодка качается два...В итоге страна, еще недавно бывшая Англии ершистым другом и компаньоном, быстро превращалась в вассала. И хотя сюзерен не был жесток, даже покровительствовал (например, британский арбитраж по границам с Аргентиной, оказался в пользу Сантьяго, хотя аргументы Байреса были весомее), это начинало проявляться во всем, даже в чисто человеческих моментах.«Я шокирован, - писал другу в Лондон один из очень видных либералов. – Шесть лет назад я был всего лишь депутатом, и м-р Николсон упорно добивался моей дружбы. Сейчас я министр, и мы прекрасно решаем все вопросы за обедом, но от приглашения поужинать он уклонился уже четвертый раз», и вот это напрягало. Вовсе уж становиться Индией «высший класс» не хотел, и потому пытался повысить уважение к себе, заигрывая с Рейхом.Предпосылки имелись. Импортозамещение, налаженное при Санта-Мария и Бальмаседе просто рассыпалось. Англия ввозила, в основном, капитал, вывозя сырье. А Рейх, уцепившись в 1891-м, давал товары, и вползал. Аккуратно, но неуклонно, не  выжимая англичан, а занимая  места, на которые они раньше не обращали внимания, и тут чехарда правительств давала «высшему классу» возможность юлить: если немцам предоставлялись льготы, а основным партнерам это не нравилось, отменить уже не получалось из-за склок в Конгрессе.С какого-то момента Чили без Рейха уже не могла. «Изделия германской промышленности: от оловянных солдатиков до крупповских пушек, от перочинных ножей до плугов, от механической игрушки до паровоза Борзига, от проволоки до рельса, от простого чулка до роскошного наряда, от кофейника до вольфовского парового котла в 1000 лошадиных сил — все это содействовало прокладыванию путей цивилизации в новой стране».Но и не только это. В отличие от англичан, традиционно входивших в «высший класс», немцы, с подачи Берлина, о своих ни на миг не забывавшего, видевшего перспективу и создавшего в 1900-м специальный Reichsausschuss für die Zusammenarbeit mit Landsleuten im Ausland (Имперский Комитет сотрудничества с соотечественниками за рубежом), стремились стать своими в «народе». Естественно, на высших его уровнях.Репутация колонистов юга в обществе была очень высока, доброй славой пользовалась их «ферейны» (общества). Политические, педагогические, научные. Военные, певческие, музыкальные, гимнастические. Стрелковые, школьные, церковные, больничные. Даже вдовьи, сиротские и похоронные. И они возникали везде, настежь распахивая двери «нашим латинским братьям», чтобы видели, как славно дружить с Рейхом. А «народ» побогаче тянулся. Детей отдавали в немецкие училища. Об армии и говорить нечего, там везде, от Академии до школы унтеров чувствовалась «честная немецкая рука».В общем, Рейх исподволь поджимал Джона Буля. А вот Дяде Сэму было сложнее. Ему, до конца стоявшему за Бальмаседу, не доверяли, да и Лондон на американцев реагировал очень нервно, и Берлин не поощрял. И тем не менее, прагматичные янки внедрялись, не шилом, так мылом, где получалось, особое внимания проявляя не к селитре, а к не шибко доходной меди. Грубо говоря, Anaconda уже ползла, и не только она, в частности, подбираясь к огромному, но считавшемуся неперспективным из-за скверного качества руды месторождению в Чукикамате. Без особого успеха, потому что англичане, медью интересовавшиеся мало, все же на всякий случай участок подмяли, однако янки продолжали тихо активничать, и мало кто пока что мог понять смысл их комбинацийНо «царицей» всего оставалась все та же селитра. Пока она была, были и деньги, а покупатели по-прежнему брали все и требовали больше, и стало быть, росла инфраструктура. Около селитры можно было хоть как-то прокормиться, и туда бежали все, у кого иного выхода не оставалось. Правда, жизнь в отрасли балансировала на уровне «врагу не пожелаешь», рук было больше, чем мест, хозяева могли позволить себе капризничать, и капризничали, понижая зарплаты, вводя ночные смены за полцены, а при первом же писке выставляя рабочих за ворота и занося их имена в особые списки, после чего идти было некуда.Естественно, «масса» бунтовала. Стихийно, дико, на сторонний взгляд, очень некрасиво. За 10 лет т.н. «малого кризиса» (1892-1902) более трехсот раз. Ее, естественно же, разгоняли дубинками, а то и огнем, - но процесс уже шел по давно накатанной колее. Объявлялись агитаторы из эмигрантов, понимающие, что к чему, начали возникать мелкие, плохо контролируемые профсоюзики, - слабенькие, потому что на селитре пахала «масса» совсем темная, - и на этой волне звезду поначалу поймала Демократическая партия. Та самая, в свое время, если помните, отделившаяся от радикалов, тоже «чистая», из господ, но доселе остававшаяся «несистемной», потому что никому не была нужна.Теперь надобность возникла. Демократов, имевших контакты в среде не слишком многочисленной «рабочей аристократии», начали привечать, приглашать в высокие кабинеты и на деловые ужины, обсуждать вопросы, рисовать варианты, - и они, став «почти системными», принялись работать с профсоюзами, не всеми, а которые почище, а затем (процесс почкования неостановим), от демократов начали отделяться первые социалисты, взявшиеся окучивать новую перспективную аудиторию.В 1897-м возник маленький Социалистический союз, в 1897 плавно переросший в Социалистическую партию, ориентировавшуюся на учение Бакунина и Кропоткина, чуть позже, объявила о себе тоже небольшая «Социалистическая рабочая партия имени Франсиско Бильбао». Они гремелиот имени пролетариата и гневно бичевали власть капитала, они критиковали Демократическую партию за «сговор с эксплуататорами», но объективно итогом их деятельности стало объединение всех серьезных профсоюзов в единую, мощную, откуда-то имеющую деньги FOC (Рабочую Федерацию Чили). Весьма революционную, но при этом выступающую за «мирный путь» и за «сотрудничество с государством».В какой-то степени эти технологии волну гасили, но не очень и на время: «социальный вопрос» (именно так процесс, который пошел, именовали газеты) никак не хотел сходить на нет, наоборот, обострялся, больше того, белое каление «масс» понемногу разогревало и «народ», у которого тоже были свои вопросы к власти. Это уже было опасно, и по логике следовало бы пойти «массам» навстречу хоть в чем-то, тем паче, что они не так уж много хотели.Ну, как-то обозначить рабочий день, определив его, скажем, в 10 или 12 часов. Ну, платить не талонами на еду, а хотя бы частично деньгами, с учетом инфляции. Ну, аптечки в бараках, раз в год менять тюфяки и так далее. Немного же, правда? И решается на раз-два: всего-то и нужно, что признать профсоюзы, а там уж работать с их руководством, вовлекая его в систему. Ему только того и надо. И научиться таким несложным технологиям не проблема: в Англии все это уже давно пройдено, а Германии тоже, да и во Франции есть что позаимствовать.Мочить в сортире!Однако «высший класс», быстро и страшно вырождавшийся, просто не мог понять, что происходит. Ему слишком стабильно жилось. Тем паче, что власти, сравнивая ситуацию с проблемами соседей, склонялись к тому, что особой опасности нет: ведь в Бразилии и Аргентине, как-никак, гаучо, способные, ежели что, и в седло прыгнуть, и пикой ткнуть, а тут: «масса». Всего-то работяги,   в основном, тупые, темные,  ежели что, не так трудно загнать в стойло. Технологии-то известны. И это было ошибкой, тем более непростительной, что аккурат в это время, - шел уже 1905 год, - мир лихорадило отзвуками событий в России.А началось с пустяка. Подорожало «мясо для бедных», которое в Чили, как в России хлеб. Народ в столице заволновался, и несколько карманных «рабочих» организаций  позвали низы «народа» на легальный митинг, чтобы выпустить пар, не доводя дело до безобразий. Лихие парни из анархистов и прочих буянов акцию не поддержали, присматривать, поскольку все согласовано, послали десяток полицейских, - но неожиданно вместо полутора-двух предполагавшихся тысяч на площадь в центре города явилось в 20 раз больше предполагаемого, фактически вся «масса» Сантьяго, и очень злая.Что делать, не понимал никто, устроители просто не могли держать под контролем всю эту незнакомую, взведенную до предела толпу, а потому попытались действовать по домашним заготовкам. Зачитали обращение к президенту Эрману Риеско, «приняли единогласно», и понесли в Ла-Монеду, а узнав, что его там нет, двинулись к нему домой. Там нашли, и вроде  вошло в колею. Глава государства (кстати, очень приличный сеньор, продвинутый в президенты за полную безобидность) их принял, любезно поговорил, взял петицию, - и как бы все. Но ситуация уже вышла из берегов.На площади, где клубилась толпища, прошел слух, что Риеско делегатов не принял и посадил в тюрьму. И «масса» взорвалась. Десятки тысяч людей, которым вообще нечего было терять, поскольку даже цепей они не имели, бросилась на президентский дворец, а нарвавшись на залпы, растеклась по столице. Начались грабежи, растаскивали продукты из магазинов и ресторанов, убивали тех, кто выглядел «зажравшимся». Полиция открыла огонь, уложив на месте человек семьдесят и арестовав несколько сотен, а сколько получили ранения, неизвестно, - однако задавить беспорядки не смогла.Погром и стычки продолжались всю ночь, толпы атаковали полицейские участки, разбивали оружейки, и даже на следующий день, когда в Сантьяго вошли войска, бои не прекратились, а  шли еще два дня, медленно смещаясь из центра к окраинам, и количество убитых неведомо, поскольку официальные учреждения, выдавая справки о смерти, по приказу властей писали «несчастный случай», но не менее 500 душ.Такой поворот событий изрядно напугал «высший класс», сделавший вывод, что улаживать «социальный вопрос» какими угодно технологиями, кроме стрельбы на поражение, все равно, что носить воду в решете. Особенно в провинции, где «народ» и «масса» не так смешаны друг с другом, как в столице. И началась стрельба, и стреляли весь 1906-й, укладывая забастовщиков сотнями, - со справками «несчастный случай», - особенно после жуткого землетрясения, когдав выяснилось, что отстраивать страну не на что, потому что деньги из казны, несмотря на огромные поступления, как-то рассосались.А в декабре, в «царстве селитры», случилось совсем нехорошо, и тут можно длинно, но лучше коротко. В Икике шла «культурная» забастовка портовиков уровня «почти народ». С хозяевами заранее согласовали небольшие уступки, на демонстрацию «союза труда и капитала» ехал губернатор, - и тут в город пошла пампа, уставшая жить не-жизнью. Не сотнями. Тысячами. Спускались с гор, выползали из шахт, и шли, вместе с семьями. «Пешком или на поездах, которые сами вели… Многие из бастовавших сами разбирались в локомотивах».Не ожидавшие такого власти направили в порт Икике войска, откуда только можно, солдат стало почти столько же, сколько забастовщиков, хотя  «массы» были настроены мирно: они очень верили в губернатора, и когда тот, наконец, прибыл, доставили его в мэрию на руках, вручили петицию и стали ждать. Но дождались только одного: тот, кого они так ждали, заявил, что правительством не может вмешиваться в такие споры, а затем потребовал, чтобы все возвращались откуда пришли, и в субботу 21 декабря, когда «масса» не подчинилась, по школе и улицам, где разбили бивак «гости города», ударили пулеметы.Итог: более двух тысяч справок о «несчастном случае», - реально, видимо, вдвое больше. А в 126 свидетельствах (в первый и последний раз) откровенно указывалось: «причина смерти – огнестрельные ранения». Совсем скрыть такое, учитывая, что среди убитых были и боливийцы, и перуанцы, и даже испанцы, не смогли, хотя, конечно, официальной версией было «напали бандиты», - однако забастовки  стали еще злее, свинец не убеждал, потому что такую жизнь «массы» не особо ценили, солидных людей начали пырять ножами на улице, и «высший класс» искал варианты.Главным пунктом программы нового президента, Педро Монтта, одного из триумфаторов 1891 года, красиво озаглавленной «Порядок и прогресс», стало строительство «самых современных тюрем, с системой одиночных камер и женских блоков», а параллельно архиепископ рассылал послания о необходимости «избежать социальных потрясений, сулящих печальные дни современному обществу», и «укреплять веру в будущую жизнь, в которой народ обретет полное возмещение за бедность и лишения земной жизни, получит неописуемые радости, которые господь воздаст за смирение».Примерно о том же голосили политики. Скажем, известный нам сенатор Уолкер Мартинес, глава подполья при Бальмаседе, вещал о «священной любви между низшими и высшими», объясняя, что «отношения между хозяевами и рабочими должны освящаться духом справедливости и христианской веры», и призывая к братству «богатых и бедных, к скреплению высших и низших в интересах стабильности, которая должна стать высшим стремлением для всех».А тем временем коррупция во всех ветвях власти приобрела такие формы, что английские газеты начали сравнивать Чили даже не с Никарагуа, а с Китаем. Это казалось не совсем приличным уже и многим из тех, кто залез в систему с головой. Осторожные заявления, что ничем хорошим такая политика не кончится, что появляются уже какие-то явно опасные организации, и следовало бы как-то подстраховаться, привлечь к управлению хотя бы верхушку «народа», звучали даже на страницах прикормленной прессы, даже с трибун Конгресса, однако «высший класс» по-прежнему ни о чем не хотел слышать.Как заявил в июне 1913 года Агустин Эдвардс, еще один победитель Бальмаседы, «В священном 1891 году, установился режим, который не может быть, который не должен быть разрушен, так как в принципе он является наилучшим. Господь помог нам, и Он поможет нам опять. Возможно, придется расстрелять всех голодранцев и завезти новых, возможно, новое землетрясение поглотит их, а может быть, нас выручит большая война, но изменений в Чили не будет!».Продолжение следует.

25 декабря 2017, 21:00

Космонавт Сергей Рязанский: "Я видел аэродром для НЛО"

Вернувшийся с орбиты космонавт рассказал о жизни на МКС и о странных объектах, увиденных с высотыЕвгения КоробковаКосмонавт Сергей Рязанский всего пять дней назад вернулся с орбиты. Некоторые после приземления еле ходят, а наш герой, преодолевая гравитацию, провел презентацию! К возвращению космонавта издательство "Бомбора" выпустило книгу "Удивительная земля", в которой собраны самые необыкновенные фотографии, сделанные Рязанским с борта МКС.Журналисты встретили космонавта в Звездном городке. Улыбчивый, обаятельный Рязанский охотно ответил на все вопросы по теме и не по теме:Не по теме- Сергей, как самочувствие? Нам сказали, что еле-еле передвигаетесь после прилета.- Передвигаюсь хорошо! Вчера штормило, потому что вестибюлярка еще не привыкла. И пятая точка болеть начала. Она отвыкла, что на ней сидят. А вообще - своеобразное чувство, когда ты с каждым часом чувствуешь себя лучше и лучше.- В воздухе стаканы с водой не оставляете по привычке?- Должен вам сказать, что никто из космонавтов по возвращении стаканов в воздухе не оставляет. Это над журналистами кто-то однажды пошутил, а вы и поверили...Конечно Хэллоуин не наш праздник, но я считаю, что очень важно уметь побыть смешным.- Чем вас жена встречала? Пирогами? Сушами?- Встречала бутербродом с икрой! Обожаю красную икру, а в космосе ее нельзя. Она холодильного хранения и по нашим нормам не попадает в доставку.14 декабря 2017. Космонавт Роскосмоса Сергей Рязанский после посадки спускаемой капсулы транспортного космического корабля "Союз МС-05".О фотографиях- Сергей, кажется, все космонавты фотографируют. А можно ли отличить снимки одного от другого?- Удивительное дело, мы все по-разному фотографируем. Кто-то в духе сюрреализма, кто-то любит конкретику. Еще во время первого моего полета мы посмеивались над американским коллегой. Если он появлялся в российском сегменте, это значило, что мы пролетаем над США. Его интересовали только США и только стадионы для американского футбола.Владивосток уже был у меня в постах. Но вот эти кадры, пожалуй, лучшее из съемки городов за все время полета- У космонавтов специальные фотоаппараты?- Нет, фототехника обычная. Даже при выходе в открытый космос используем магазинные камеры. Как-то так получилось, что на борту одни "Никоны".- Какие объекты интереснее всего фотографировать?- Спроси любого космонавта, он скажет, что любимый объект - это Эр-ришад, глаз Африки. Большая такая структура, ее отлично видно и все начинающие фотографы из Космоса начинают снимать с него.В пустыне Сахара в западно-центральной части Мавритании находится уникальное геологическое образование, которое благодаря своим масштабам хорошо заметно даже из космоса - диаметр около 50 км. Его называют Глазом Сахары или структурой Ришат. Этот потрясающий снимок сделал космонавт Сергей Рязанский (@sergeyiss).Наша Москва удивительно красива. Причем, это все признают. Рубиновую звезду ночью видно прекрасно.Столица нашей родины ярко заметна на ночной планете. Поздравляю россиян с Днем народного единства! Всем хороших выходных. Вот и у меня надеюсь появится время разобрать пару тысяч фотографий, скопившихся за эту неделю.А один из самых ярких городов - это Ашхабад. У них хорошо с энергетикой, поэтому ночью Ашхабад подсвечивается в зеленый, и фиолетовый, и синий. Это все переливается.Ашхабад вызывает искреннее восхищение и восторг у тех, кому посчастливилось там побывать. А вы знали, что его название переводится как "любимый город"?Ну, а мой фаворит - это остров Тахаа во французской Полинезии. Он похож на замочную скважину.Остров Тахаа, расположенный в Тихом океане, также называют Островом ванили , ведь 80% всего урожая ванили Французской Полинезии собирают именно здесь. Окружающий остров риф имеет длину почти 160 км. Самая высокая точка острова находится на вершине Маунт-Охири (590 м) - древнего вулкана, чьи многочисленные вторичные конусы образуют сильно изрезанную береговую линию. Фотография сделана с борта Международной космической станции космонавтом Сергеем Рязанским (@sergeyiss).- Сложно снимать из Космоса?- Ну в каком-то смысле легче. У нас огромные объективы, которые на Земле не потягаешь. А в невесомости - ничего не весят. Но есть свои особенности. Во-первых, объекты кажутся плоскими. Поэтому приходится изгибаться, снимать под углом. Во-вторых, важна удача. Представьте, вы за полтора часа облетаете всю Землю. Значит, картинка меняется моментально. Ты подплываешь объекту, прицеливаешься, а он улетел! Практически невозможно увидеть и отснять Петербург, например. А еще было извержение в Бали, а я его не увидел. Обидно.В 17 веке французский ученый Пьер Гассенди дал название этому странному, но фантастически красивому свечению, которое наблюдал в небе. На латыни этот таинственный свет называют Aurora Borealis, ну а мы с вами привыкли его обозначать, как Полярное сияние.- Удалось ли снять что-то необычное? Например, Планету Нибиру?- Нибиру не видел, но необычное на кадрах встречал. Некоторые загадки я разгадал, но есть и такое, чему не нахожу объяснения. В одной из стран Европы, назовем это так, есть большая лесная территория. На ней выстрижены круги, треугольники, квадраты. Эти объекты занимают сотни километров, они соединены между собой и великолепно просматриваются из Космоса. Очевидно, что кто-то специально это делает. Вот только зачем? В интернете нет информации. Скорее всего, военный полигон, раз не пишут...Может, посадочная площадка для инопланетян? (По понятным причинам, мы не можем поместить сюда фотографии таинственного объекта. Однако Сергей обещал, что в будущей книге он обязательно опубликует часть космических загадок. Из нынешнего полёта Рязанцев привёз 250 тысяч фотографий, разобрать которые ему ещё предстоит).- А правда, что космонавты могут разглядеть газеты, которые читают на Земле?- Самое мелкое, что удавалось разглядеть - это цвета машин. В хорошую погоду. А так - необходимости разглядывают земные газеты нет. Нам служба психподдержки закачивает прессу. С американской стороны NBC - самый антироссийский канал. У нас Россия-вести. Каждый может закачивать сам.Махачкала! Один из самых крупных и быстрорастущих российских городов Северного Кавказа и одноименного федерального округа.- Вы ведете инстаграм и делитесь своими снимками с подписчиками. Что, на борту хороший интернет?- Как бы не так! Очень плохой Интернет! Причем, когда я четыре года назад летал, был лучше, а сейчас совсем испортился.Ютуб, к примеру, не посмотришь.Дело в том, что Интернет выделяется часть научного канала. Это считается такой психподдержкой. Чтобы человек мог посмотреть, как его любимая команда (московский «Спартак», к примеру) проигрывает Ливерпулю со счетом 0:7. Отличная психподдержка! Я чуть было не бросил болеть за наш футбол.Каролинские острова получились на фотографии очень эмоциональными.Об отношениях- Вы были командиром команды. На почве чего люди ссорятся?- На почве бардака. Понимаете, космонавтов учат работать, а жить вместе никто не учит. И никуда ведь не уйдешь: все на одном корабле. Поэтому все, как на Земле. Заедает бытовуха.- А политическая напряженность не сказывается на отношениях между космонавтами?- Вообще нет. Когда ты летаешь - ты не видишь границ между государствами. Все границы в наших головах.Краски Земли: пустыни всегда разные и по цвету, и по форме барханов, и по настроению. Они поражают своим разнообразием. Листайте фотографии и убедитесь в этом сами.- На каком языке ругаетесь?- Ругаемся на родном. Разговариваем на смешанном. Мы хорошо говорим на английском. Американцы тоже сдают экзамен по русскому. В этот раз со мной летал итальянец, но у него русская жена, поэтому он тоже наш человек. Речи на корабле такие примерно: гив ми плиз вон ту штучку. Ай нид ит очень-очень.- В прошлый полет вы праздновали Новый год на орбите. Как это происходит в Космосе?- Ну в прошлый раз с нами был японец, поэтому начали отмечать по японскому времени. Полетали вокруг стола. Потом отметили по московскому времени. Потом по европейскому. Потом решили на всякий случай поздравить Хьюстон. Потом каждый достал вкусняшки, которые приберег. На станцию сложно что-то провезти так, чтобы не узнали. Поэтому очень радуемся.С Рождеством! Рождественский экипаж ;) Майкл Хопкинс, Олег Котов, Сергей Рязанский Christmas crew Mike Hopkins, Oleg Kotov, Sergey Ryazanskiy- А для вас икру не приберегали?- На день рождения ребята добыли. Причем, наша банка, написано по-русски "Икра зернистая" и маленькими буковками made in USA.Вот так мы отмечали на Станции мой День рождения - с праздничным пирогом и вкусными подарками, которые быстро закончились :)- Чья еда вкуснее: наша или американская?- Мне кажется, наша. Во-первых, у нас супы есть. А у американцев как-то не принято есть супы. Ну и потом нам долгое время пришлось сидеть на американской еде. Сначала радуешься: о, классно, курица с терияки. Что-то новенькое. Потом: о, прикольно, рис с терияки. Потом ой, фу, терияки. Никакого вкуса не чувствуешь, только терияки. У нас с соусами как-то больше разнообразия. Кстати, в этот раз благодаря итальянцам мы делали пиццу на орбите. А вот кофе попить не смогли. Сломалась итальянская кофе-машина.Образцы питания космонавтов. По словам Рязанского, наша "космическая" еда всё-таки вкуснее.- Не стреляют коллеги нашу еду?- Конечно, стреляют! В прошлой экспедиции японский космонавт очень полюбил наш творог в тюбиках.Сегодня я хочу вам показать дневной и ночной Лиссабон столицу, крупнейший город и главный порт Португалии.- Понятно, что Новый год пахнет елкой и мандаринами. А чем пахнет Космос?- Определенно он пахнет. Конечно, в открытом космосе никто шлем не снимает и не нюхает, но когда возвращаешься на корабль - остро чувствуешь специфический запах. Я бы назвал его запахом сварки. А мои американские коллеги говорят, что это запах рельс после того, как по ним проехал поезд...Евгения КоробковаИсточник

Выбор редакции
18 декабря 2017, 06:12

В 2020 году в океане появится первый в мире плавучий город

Концепция плавучих городов еще недавно казалась чем-то невероятным, но вполне возможно, спустя всего несколько лет, плавучий город станет реальностью. За создание и воплощение проекта независимого и автономного города на воде взялась американская некоммерческая организация Seasteading Institute. 1. Плавающие города скоро перестанут быть научной фантастикой. 2. Институт Seasteading Institute, некоммерческая организация из Сан-Франциско, развивает эту идею с момента своего основания в 2008 году. 3. Организация достигла соглашения с правительством Французской Полинезии, чтобы начать тестирование проекта в ее водах. 4. «Если бы у вас был плавучий город, это стало бы началом целой страны» — говорят представители проекта. 5. «Мы можем создать самые разные формы управления для самых разных людей». 6. Сообщество, о котором идет речь, будет состоять из около дюжины разных типов объектов, включая дома, гостиницы, офисы и рестораны. 7. Инженеры и архитекторы уже посетили место, где в будущем планируется постройка плавучего города. 8. Смысл идеи в том, чтобы «освободить человечество от политиков» и «переписать правила, управляющие обществом». 9. На строительство этого утопического плавающего города потребуется примерно 167 миллионов долларов. Читайте также: Китайцы придумали плащ-невидимку (видео)> Под взглядом смерти: 13 последних фотографий знаменитостей>> 10 девушек с востока, покорившие своей красотой весь мир>> Люди, которые не понаслышке знают, что такое плохой день>> Фотографии, сделанные в тот самый нужный момент>> Наташа Энциноза - модель с охватом каждого бедра по 66 сантиметров>

16 декабря 2017, 21:00

Шесть домов будущего, которые защитят вас от изменений климата

Наводнения, засухи, ураганы, лесные пожары — когда-то редкие погодные явления становятся все более распространенными и мощными из-за изменений климата. И отрицать это невозможно. В то же время все больше людей переезжают в города по всему миру. Это опасное сочетание, поскольку городское население больше подвержено риску разрушений от последствий глобального потепления. Миллионы людей по всему миру […]

16 декабря 2017, 17:34

Археологи обнаружили останки древнейшего рыболова на Земле

Возраст останков составляет 12 тысяч лет.

Выбор редакции
14 декабря 2017, 01:00

Город свободных людей в океане

Вскоре недалеко от острова Таити появится первая плавучая страна. За осуществление этого проекта возьмется некоммерческий институт Seasteading. Город на дрейфующих понтонах собирается «освободить людей от политиков» в ближайшие 10 лет.Проект финансируется основателем PayPal Питером Тилем. Он загорелся идеей создать независимый народ, который будет плавать в международных водах, и жить по собственным законамА что, довольно интересная идея. Правда она совсем не новая. Помните морское Княжество Силенд (Sealand)? Идея была вроде бы такая же. Печально правда все это закончилосьВот подробнее про новый город в Тихом океане ...План строительства уже одобрен правительством Французской Полинезии, которая создает свободную экономическую зону, для того, чтобы страна смогла существовать по своим законам.Небольшое государство из 118 островов отдало городу будущего 400 тыс. м² береговой линии. Стоит отметить, что правительство этой маленькой страны заинтересовано в новом проекте ради собственного выживания, потому, что из-за повышения уровня Мирового океана Французская Полинезия постепенно погружается под воду.«Мы искали защищенные воды. Город в открытом океане технически возможен, но экономически — возмутительно нерентабелен», — объясняет Джо Квирк, директор Seasteading. Бизнесмен надеется, что к 2050 г. в океане появятся уже тысячи таких городов, в каждом из которых будет своя система управления.Город планируют построить по принципу мозаики: из пятиугольных платформ, достаточно устойчивых для того, чтобы нести на себе трехэтажные здания на протяжении 100 лет.источникиhttp://www.dailymail.co.uk/sciencetech/article-5077575/The-world-s-floating-city-set-2020-build.htmlhttp://thickpolicy.media/v-tihom-okeane-poyavitsya-plavuchij-gorod-svobodnyh-lyudej/