• Теги
    • избранные теги
    • Люди253
      • Показать ещё
      Страны / Регионы630
      • Показать ещё
      Разное353
      • Показать ещё
      Компании264
      • Показать ещё
      Издания85
      • Показать ещё
      Показатели35
      • Показать ещё
      Формат33
      Международные организации49
      • Показать ещё
      Сферы14
Принц Мухаммад бин Салман
Принц Мухаммад бин Салман
Mohammad bin Salman Al Saud (Arabic: محمد بن سلمان بن عبد العزيز آل سعود‎; 23 января 1985 - ...) Второй заместитель премьер-министра и министр обороны Саудовской Аравии   facebook , Вики (англ.)

Mohammad bin Salman Al Saud (Arabic: محمد بن سلمان بن عبد العزيز آل سعود‎; 23 января 1985 - ...)

Второй заместитель премьер-министра и министр обороны Саудовской Аравии

 

facebook , Вики (англ.)

Развернуть описание Свернуть описание
19 июля, 18:58

The Inside Story Of How The Saudi King's Son Plotted To Oust His Rival

Less than a month after the Saudi king stunned the world when on the morning of June 21 he unexpectedly announced a "historic shakeup" in which he removed the existing successor to the royal line, his nephew Mohammed bin Nayef - the country’s counterterrorism czar - and instated his eldest son, the 31-year-old Mohammed bin Salman and de facto "OPEC's most important man" as Saudi Arabia's crown prince, and following a surprising report ten days later that the "deposed" Mohammed bin Nayef has been barred from leaving the kingdom and confined to his palace in the coastal city of Jidda, the full story of what really happened in this transition of power has finally emerged. As a reminder, the conventional timeline of this dramatic power transition focused on how "seamless" it was and unopposed: In response to questions from The Times, a written statement by a senior Saudi official denied that Mohammed bin Nayef had been pressured and said that the Allegiance Council, a body of senior princes, had approved the change in “the best interest of the nation.”   The statement said Mohammed bin Nayef was the first to pledge allegiance to the new crown prince and had insisted that the moment be filmed and broadcast. The former crown prince receives guests daily in his palace in Jidda and has visited the king and the crown prince more than once, the statement said. As it turns out, nothing could be further from the truth of what really happened: as the NYT details, contrary to the widely-accepted narrative it was Mohammed bin Salman, or MBS as he is also called, who orchestrated his succession to power. His motive is clear: a massive power grab, or as the NYT writes, "the collection of so much power by one young royal, Prince Mohammed bin Salman, has unsettled a royal family long guided by consensus and deference to elders. “You may have now such a concentration of power within one branch and within one individual who is also younger than so many of the cousins and sons of former kings that it may begin to create a situation where the family is out of whack,” said Kristian Coates Ulrichsen, a fellow for the Middle East at Rice University’s Baker Institute for Public Policy, who studies Persian Gulf politics. Furthermore, a different image of the future Saudi ruler is starting to emerge: Mohammed bin Salman’s supporters praise him as a hard-working visionary who has addressed the kingdom’s challenges with extraordinary directness. His programs, including increasing entertainment opportunities inside the hyperconservative kingdom, have won him fans among the two-thirds of Saudis who are younger than 30.   But his critics call him rash and power-hungry, saying he has entangled the country in a costly and so far failed war in Yemen that has killed many civilians, as well as in a feud with Qatar. Neither has a clear exit Below are the key highlights from the report: The young prince’s supporters have lauded his elevation as the seamless empowerment of an ambitious leader. But since he was promoted on June 21, indications have emerged that Mohammed bin Salman plotted the ouster and that the transition was rockier than has been publicly portrayed, according to current and former United States officials and associates of the royal family.   To strengthen support for the sudden change in the line of succession, some senior princes were told that Mohammed bin Nayef was unfit to be king because of a drug problem, according to an associate of the royal family. The decision to oust Mohammed bin Nayef and some of his closest colleagues has spread concern among counterterrorism officials in the United States who saw their most trusted Saudi contacts disappear and have struggled to build new relationships.   The rivalry between the princes began in 2015, when King Salman ascended the throne and bestowed tremendous power on his favorite son. Mohammed bin Salman was named deputy crown prince, or second in line to become king, as well as defense minister; put in charge of a powerful economic council; and given oversight of the state oil monopoly, Saudi Aramco.   Mohammed bin Salman elevated his profile with visits to China, Russia and the United States, where he met with Mark Zuckerberg, the Facebook chief executive, and dined with President Trump in the White House. He has also guided Vision 2030, an ambitious plan for the future of the kingdom that seeks to transform the Saudi economy and improve life for citizens.   Mohammed bin Salman, 31, in June kissing the hand of Mohammed bin Nayef, 57, * * * The prince has risen at the expense of his elder relatives, including Mohammed bin Nayef, 57. As the head of the Saudi Interior Ministry, Mohammed bin Nayef led the dismantling of Al Qaeda in the kingdom after a deadly bombing campaign a decade ago. While he kept a low public profile, even after becoming crown prince in 2015, his work won him allies in the United States and other Western and Arab nations.   But while his removal struck many as sudden, it had been planned out.   On the night of June 20, a group of senior princes and security officials gathered at the Safa Palace in Mecca after being informed that King Salman wanted to see them, according to United States officials and associates of the royal family. It was near the end of Ramadan, the Islamic holy month, when Saudis were preoccupied with religious duties and many royals had gathered in Mecca before traveling abroad for the Eid al-Fitr holiday. That made it advantageous for a change, analysts said, like a coup on Christmas Eve.   Before midnight, Mohammed bin Nayef was told he was going to meet the king and was led into another room, where royal court officials took away his phones and pressured him to give up his posts as crown prince and interior minister, according to United States officials and an associate of the royal family. At first, he refused. But as the night wore on, the prince, a diabetic who suffers from the effects of a 2009 assassination attempt by a suicide bomber, grew tired. Meanwhile, royal court officials called members of the Allegiance Council, a body of princes who are supposed to approve changes to the line of succession. Some were told that Mohammed bin Nayef had a drug problem and was unfit to be king, according to an associate of the royal family.   For years, close friends of Mohammed bin Nayef had expressed concern about his health, noting that since the assassination attempt, he had experienced lingering pain and shown signs of post-traumatic stress disorder. His condition led him to take medication that some friends worried he had become addicted to.  “The weight of the evidence I have seen is that he was more injured in the assassination attempt than was admitted and that he then got onto a pain killer routine that was very addictive,” said Bruce Riedel, a former Central Intelligence Agency officer and director of the Intelligence Project at the Brookings Institution. “I think that problem got progressively worse.”   One American official and one adviser to a Saudi royal said Mohammed bin Nayef opposed the embargo on Qatar, a stand that probably accelerated his ouster.   Sometime before dawn, Mohammed bin Nayef agreed to resign. A video shot afterward shows Mohammed bin Salman kissing his hand.“We will never dispense with your instructions and advice,” the younger prince says. “Good luck, God willing,” the older prince replies.   Mohammed bin Nayef then returned to his palace in the Red Sea port city of Jidda, and he was barred from leaving it.   Also confined to his home was Gen. Abdulaziz al-Huwairini, a colleague of Mohammed bin Nayef who was crucial to the security relationship with the United States, according to current and former United States officials.   Days later, C.I.A. officials briefed the White House on their concern that the ouster of Mohammed bin Nayef and the possible removal of General Huwairini and other security officers could hamper intelligence sharing, United States officials said.   The senior Saudi official’s statement said General Huwairini was still in his job and had pledged allegiance to Mohammed bin Salman along with senior officers. Mohammed bin Nayef was replaced as interior minister by his 33-year-old nephew, Prince Abdulaziz bin Saud bin Nayef, who was an adviser to his uncle and who is believed to be close to Mohammed bin Salman. * * * Now that MBS is in charge, the big question is how much support there is for his elevation to Saudi's ruler-in-waiting: according to the NYT, the answer as of this morning remains unclear. "Saudi state news media reported that 31 of the 34 members of the Allegiance Council supported the change, but analysts said many royals are hesitant to vote against the king’s wishes." However, in what may be the sign of early trouble, some US officials and well-connected Saudis told the NYT there are rumblings of discontent, and analysts have pointed out hints. "Neither King Salman nor his son attended the Group of 20 summit meeting in Hamburg, Germany, even though one of the two men had attended each of the last three meetings. Analysts say that family disputes may have kept the men at home or that they did not want to face criticism for the isolation they and three other Arab states imposed on Qatar." Saudis shocked by the changes say they have a lot to lose if splits within the family spill into the open and destabilize the kingdom.   “It’s not like people are going to go out on the street and say, ‘We want M.B.N.,’ ” said one associate of the royal family, using Mohammed bin Nayef’s initials. “We want this family. We want to preserve them as best we can.” For now Saudi Arabia - and mostly the royal family - has managed to keep a calm facade, slamming every report that the crown prince transition was anything but seamless and well-orchestrated. However, it appears that behind the scenes the tensions inside the world's largest oil producer are rising. Meanwhile, we remind readers of another potential geopolitical shock: as Petromatrix' Olivier Jakob wrote shortly after the Saudi shakeup, "with MBS now having greater control of Saudi Arabia... it is not really a question of if but rather of when a new escalation with Iran starts."

18 июля, 05:48

Прогулка модели в коротких юбке и топе вызвала скандал в Саудовской Аравии

Видеозапись, на которой саудовская модель Хулуд в коротких юбке и топе гуляет по древнему форту Ушайкир, вызвала скандал в Саудовской Аравии; ситуацию обсуждают журналисты и писатели, а власти страны начали расследование. В Саудовской Аравии права женщин определяются шариатом. Женщины должны носить платки и одежды, закрывающие их с головы до ног (абаи), передает Би-би-си. На видео, сперва опубликованном в Snapchat, Хулуд идет по форту Ушайкир в одежде, которая считается в Саудовской Аравии слишком откровенной. Запись вызвала споры в соцсетях: кто-то хвалит модель за смелось, кто-то призывает арестовать ее. Так, журналист Халед Зидан заявил, что «возвращение Хайи (религиозной полиции) здесь необходимо», а писатель и философ Ваел аль-Гассим написал, что его поразали злобные сообщения в адрес девушки. «Я думал, она бомбу взорвала или убила кого-нибудь. Оказалось, что все дело в мини-юбке, которая им не понравилась. Я задаюсь вопросом: как может преуспеть Vision 2030, если она будет арестована?» - заявил писатель, говоря об объявленной кронпринцем Мохаммедом бин Салманом программе реформ. Пользователи соцсетей вспомнили о визите в страну Мелании и Иванки Трамп, обсуждая, должны ли и на иностранок распространятся саудовские правила, и если нет, оправдывает ли это Хулуд.  Официальные власти в Ушайкире призвали губернатора провинции и полицию принять меры. Религиозная полиция и Комитет по поощрению добродетели и удержанию от порока (правительственная организация, которая заботится об исполнении законов шариата) сообщили, что сотрудничают с местными властями.  Стоит отметить, что деревня, в которой находится форт, является памятником старины и расположена в одном из самых консервативных регионов страны. Именно в этом регионе родился Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб, основатель ваххабизма.

18 июля, 04:50

В Саудовской Аравии проверяют видео с женщиной в юбке

Власти Саудовской Аравии начали расследование в связи с публикацией в соцсетях видео молодой девушки, гуляющей в юбке и коротком топе по древнему форту Ушайкир. Видео саудовской модели появилось в соцсети Snapchat Девушка на видео - саудовская модель Хулуд. Видео вызвало ожесточенные споры в соцсетях: некоторые саудовцы призвали ее арестовать за нарушение исламских норм, в то время как другие выступили в защиту девушки и похвалили ее за храбрость. В Саудовской Аравии права женщин сильно ограничены и основаны на патриархальной форме шариата. Женщины здесь обязаны носить головные платки и абаи - свободные одежды, закрывающие женщину с головы до ног. Им также запрещено водить машину и находиться в компании мужчин, не являющихся их родственниками. На видео, изначально опубликованном в Snapchat, снята Хулуд, идущая по узкой улочке форта древней деревни Ушайкир. Эта деревня - памятник старины, она расположена в провинции Надж, примерно в 155 км к северу от Эр-Рияда. Надж - один из наиболее консервативных регионов Саудовской Аравии. Здесь в конце 18 века родился основатель ваххабизма, аскетичного направления суннитского ислама, Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб. Ваххабизм до сих пор практикуется саудовской королевской семьей и знатью. Видео быстро разошлось в "Твиттере", где мнения разделились между теми, кто считает, что Хулуд должна быть наказана, и теми, кто настаивает на ее праве носить то, что она хочет. "Возвращение Хайи (религиозной полиции) здесь необходимо", - пишет журналист Халед Зидан. "Мы должны уважать законы страны. Во Франции никаб запрещен, и носящих его женщин штрафуют. В Саудовской Аравии ношение абаи и скромная одежда предписываются законами королевства", - замечает другой пользователь соцсети. Писатель и философ Ваел аль-Гассим заявил, что он был "потрясен этими злобными, устрашающими твитами". "Я думал, она бомбу взорвала или убила кого-нибудь. Оказалось, что все дело в мини-юбке, которая им не понравилась. Я задаюсь вопросом: как может преуспеть Vision 2030, если она будет арестована?" - говорит он, имея в виду программу реформ, объявленную в прошлом году 31-летним кронпринцем Мохаммедом бин Салманом. Некоторые, защищая Хулуд, напоминают, что супруга президента США Дональда Трампа Мелания и его дочь Иванка не надевали абаи во время своего визита в Саудовскую Аравию в мае. Другие написали, что если бы это была иностранка, люди говорили бы о ее красоте, по поскольку она местная, они требуют ее арестовать. "Если бы она была иностранкой, они бы пели дифирамбы ее стройной талии и тому, как у нее накрашены глаза. Но так как она саудовка, они призывают ее арестовать", - написала Фатима аль-Исса. В понедельник газета Okaz сообщила, что официальные власти в Ушайкире призвали губернатора провинции и полицию принять меры в отношении женщины. Религиозная полиция и Комитет по поощрению добродетели и удержанию от порока (государственная правительственная организация в Саудовской Аравии, целью работы которой является содействие исполнению законов шариата) сообщили в "Твиттере", что в курсе этой истории и находятся в контакте с местными властями.

13 июля, 21:50

Наследный принц распорядился решить дело с предоставлением подданнства поэту Хиляфу аль-Мушани и его сыновьям

ولي العهد يوجه بإنهاء ملف جنسية الشاعر خلف المشعان وأبنائه Наследный принц распорядился решить дело с предоставлением подданнства поэту Хиляфу аль-Мушани и его сыновьям Его Королевское Высочество принц Мухаммад бин Салман, наследный принц, заместитель премьер-министра и министр обороны распорядился сегодня решить дело с принятием в подданнство поэта Хиляфа аль-Мушани и его сыновей. Поэт Хиляф аль-Мушани … Читать далее Наследный принц распорядился решить дело с предоставлением подданнства поэту Хиляфу аль-Мушани и его сыновьям →

11 июля, 21:22

Реальна ли гражданская война в Саудовской Аравии?

Стремление Саудовской Аравии быть региональным лидером и иметь возможность вмешиваться во внутренние дела соседних государств может довольно плачевно завершиться как для самого королевства, так и для Ближнего Востока в целом.

11 июля, 21:22

Насколько реальна война в Саудовской Аравии?

Стремление Саудовской Аравии быть региональным лидером и возможность вмешиваться во внутренние дела соседних государств могут довольно плачевно завершиться, как и для самого королевства, так и для Ближнего Востока в целом.

11 июля, 15:23

How Russia’s millionaires invest money in times of crisis

The economic crisis and geopolitical uncertainty in Russia since 2014 has altered the way people invest money in the country. Many have been forced to prioritize preserving their bank balance, instead of multiplying it. “While just a couple of years ago the rich bid on active investment products and strategies, today they make sure that their investment profile is balanced and secured from a variety of possible risks that might be related to currency fluctuations in a particular country,” Stanislav Novikov, managing director of BKS Ultima brokerage firm, told RBTH. Evgeny Volkov, head of brokerage at Rosevrobank, agrees. “Investing in foreign exchange assets, betting on exchange rate growth, and purchasing high profile bonds are very popular now. Today the key goal for many investors is to keep the capital they possess and focus on conservative strategies,” he says. What about business? Mikhail Friedman recently bought the British Holland & Barret company. / Ramil Sitdikov/RIA Novosti According to recent research by Switzerland’s Julius Baer bank, the average Russian billionaire continues to invests the majority of capital (36 percent) in private businesses. Even in times of crisis, business ventures - especially in the food production, pharma, and auto sectors - can ensure a stable flow of revenue. This could be why Russia’s seventh wealthiest man, Mikhail Fridman, made a deal to buy Europe’s largest health food chain. The British Holland & Barret company has more than 1,150 shops in 11 countries globally, costing Fridman a cool £1.7 billion ($2.2 billion). While some invest in ventures abroad, there are also many who choose to pump their money into Russia’s domestic economy. Alexey Mordashov, another Russian billionaire - ranked second richest in the country by Forbes - is investing six billion rubles ($100 million) into a resort in Russia’s Altai Region. The principle owner of Russian steel and mining company Severstal plans to build a ski complex and aqua park in the local Belokurikha-2 tourist cluster, that is supported by a state program which promotes local tourism. Luxury properties: As popular as ever A luxury real estate in Mallorca, Spain. / Getty Images Investing in real estate abroad, especially in Europe, is a common choice among Russian millionaires. “Buying a property remains popular as a conservative kind of investment,” Volkov explains. “Spain is among the most attractive countries, because an investment of 500,000 euros enables one to get a residence permit.” Indeed, over the last few decades Russian investors have flooded the Spanish luxury real estate market: As Deutsche Welle reported, the number of investors from Russia in Spain has been growing by five to ten percent annually. Previously, Russians traveled there for holidays -  now they go to buy businesses and luxury properties. Other European countries are also proving attractive among Russian millionaires. They’re not only snapping up modern mansions, but also historic estates in countries like France, the UK, and Austria. Recently, an unidentified Russian billionaire restored a historic villa once belonging to Russian ballerina Mathilde Kschessinska in the Côte d’Azur. The billionaire - who already had an estate in the area - is now selling the property for $30.7 million. ‘Passion’ investments The Serene motoryacht previously owned by Yuri Scheffler. / Global Look Press The rich like to spend money on art, cars, wine, and even musical instruments. Such “passion” investments, especially if one manages to find something rare, often promise solid returns. In 2016, Russian vodka tycoon Yuri Shefler made a significant profit after selling his luxury super-yacht to Saudi Arabia’s Prince Mohammad bin Salman. The billionaire initially expected to sell the “Serene” for just under $400 million, but sold it for $550 million instead. Unfortunately, big losses and disappointment are also part of the game. In March this year Russian billionaire Dmitry Rybolovlev, who is worth an estimated $9.5 billion, lost $150 million after selling four artworks at Christie’s. The losses came amid a dispute between the billionaire and his art dealer, who allegedly overcharged Rybolovlev by $1 billion over the course of the last decade.

10 июля, 19:40

Почему саудовский король едет в Москву, а не на G20?

О поездке президента США Дональда Трампа в Саудовскую Аравию, где он был встречен с экстравагантной королевской помпой, было сказано немало.Была подписана сделка на сумму $110 млрд, а повестку дня определяли планы по созданию арабского НАТО. Визит - первая иностранная поездка президента - был описан как важный шаг для усиления американского влияния на Ближнем Востоке. Но дни, когда регион был исключительной сферой влияния Вашингтона, прошли.Королевство запустило амбициозную программу "Перспектива-2030", чтобы открыть новую главу в своей истории, превратившись из зависимого от США экспортера нефти в региональную державу с диверсифицированной экономикой, постепенно открыв двери для всего остального мира. Инвестиционные потоки должны поступать из разных направлений, деньги должны вкладываться в разные сферы. Саудовская Аравия укрепляет свои дипломатические усилия, чтобы начать новую эру. И Россия рассматривается как партнер в далекоидущих планах.Расцветающие отношения между Россией и Саудовской Аравией сигнализируют еще об одном изменении в постоянно меняющемся глобальном порядке. Король Салман должен стать первым саудовским монархом, посетившим Россию. В этом месяце ожидается его поездка, которая приобретает особое значение, поскольку король принял решение не присутствовать на саммите стран G20 7-8 июля в Гамбурге, в Германии.30 мая президент Путин приветствовал тогдашнего заместителя наследного принца Мохаммеда бин Салмана в Кремле. Оба заявили, что углубят сотрудничество в области нефти и будут работать над снижением своих разногласий по поводу Сирии.Принц Мохаммед бин Салман был недавно назначен на должность наследного принца и наследника короля. Это назначение является хорошим знаком для российско-саудовских отношений. Принц-наследник курировал связи с Москвой и много раз бывал в России. Президент России Владимир Путин назвал его "очень надежным партнером, с которым можно договориться и быть уверенным, что эти соглашения будут выполнены".21 июня король Саудовской Аравии Салман назначил своего 31-летнего сына кронпринцем. Кронпринц Мухаммед бин Салман заменил на этом посту своего двоюродного брата, который на 26 лет его старше. Мухаммед бин Салман - первый ребенок третьей жены саудовского короля. Мухаммед бин Салман - один из тринадцати детей короля. Он рос, не привлекая особого внимания к себе.Принц получил степень бакалавра в области права в Университете короля Сауда. После этого он стал помощником своего отца и занимал несколько важных государственных должностей. В 2011 г. после смерти наследного принца Наифа пост заместителя наследного принца и министра обороны в ноябре 2011 г. занял принц Салман. Он назначил принца Мухаммада своим личным советником. В последние пять лет принц Мухаммед стал известен как человек, который решил сделать Саудовскую Аравию менее зависимой от нефти как основного источника благосостояния. Мухаммад бин Салман занимает пост министра обороны, а также курирует экономический блок в правительстве королевства.Он также был сторонником вторжения Саудовской Аравии в Йемен, что привело к масштабным разрушениям и многочисленным жертвам среди гражданского населения, а также росту бедности и голода в стране. Принц Мухаммед установил тесные отношения с президентом США Дональдом Трампом, который также имеет принципиальную позицию по Ирану. И в то же время ему удалось наладить хорошие отношения с президентом России Владимиром Путиным, без которых вероятность достижения соглашения о сокращении добычи нефти была бы минимальной.Россия и Саудовская Аравия могут запустить совместные проекты в нефтехимической промышленности, в том числе в области технологий использования возобновляемых источников энергии и сжиженного природного газа (СПГ). Россия и Саудовская Аравия недавно расширили соглашение о сокращении добычи нефти между странами ОПЕК и странами, не входящими в ОПЕК, что стало символом сотрудничества.2 июня крупнейший российский производитель нефти "Роснефть" и национальная нефтяная компания королевства Saudi Aramco объявили, что рассмотрят совместные инвестиции в Саудовскую Аравию. Объявление было сделано, после того как 30 мая глава "Роснефти" Игорь Сечин и глава Аramco Амин Насер провели свое первое официальное запланированное заседание, выходя за рамки коротких встреч на международных нефтяных мероприятиях.Стороны обсудили возможные пути сотрудничества в Азии, включая Индонезию и Индию, а также на других рынках. Сотрудничество в Азии между двумя крупнейшими в мире экспортерами нефти окажется беспрецедентным. Саудовская Аравия через своего нефтяного гиганта Saudi Aramco открыто заявила, что заинтересована в глобальных инвестиционных возможностях в отношении газа, начиная с сибирского региона России.Саудовская Аравия особенно тщательно рассмотрит вопрос участия в проектах добычи арктического СПГ. Россия и Саудовская Аравия указывают на возможный сценарий ОПЕК 2.0, при котором Россия становится членом ОПЕК. Это поможет противостоять рынку с обновленным и более сильным нефтяным картелем.Российский газовый гигант "ЛУКойл" показал, что он также рассмотрит вопросы сбыта нефти наряду с Saudi Aramco. Другая российская нефтяная компания - "Татнефть" - объявила, что она открыта для сотрудничества с Саудовской Аравией.Саудовская Аравия подтвердила, что оценит возможность присоединения к проекту по добыче арктического СПГ в России. Saudi Aramco всегда активно занималась газовым сектором, поскольку она уже является очень крупным производителем газа. В будущем она будет использовать сланцевый газ, а первые объемы производства ожидаются в период 2020-2021 гг. Есть перспективы для сотрудничества ОПЕК и стран, не входящих в ОПЕК, выходящего за рамки добычи нефти, для интеграции в Форум стран-экспортеров газа. Новый картель будет достаточно мощным, чтобы стабилизировать энергетический рынок и защитить его от негативных событий.Стороны не согласны с ситуацией вокруг Сирии и некоторыми другими вопросами, но различия в политических контактах ограничены и не влияют на нейтралитет Эр-Рияда в отношении Крыма, событий в Украине и санкций против России, к которым Саудовская Аравия так и не присоединилась. Стоит также отметить, что долгое время в Саудовской Аравии антироссийское направление курировал экс-принц Мохаммед бин Найеф, однако его излишние старания лишили его каких-либо шансов претендовать на престол.Мохаммед бин Найеф Мохаммед бин Найеф, который помог создать центр для реабилитации бывших джихадистов, в 2009 г. пережил покушение - теракт, организованный филиалом "Аль-Каиды" в соседнем Йемене.Он учился в американском штате Орегон и работал над укреплением американо-саудовских связей. Незадолго до смерти короля Абдуллы Мохаммед бин Найеф провел переговоры с президентом США Бараком Обамой в Овальном кабинете, главной темой которых стала борьба с терроризмом и проблемы совместной безопасности.Директор Вашингтонского института стран Персидского залива и энергетической политики Саймон Хендерсон описал Мохаммеда бин Найефа как "Мистера безопасность", а также отметил, что американские чиновники отзывались о нем крайне благоприятно.По словам главы Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Дмитрия Шугаева, обсуждаются вопросы торговли оружием. Государственная корпорация "Ростех" в России проводила переговоры с Саудовской Аравией и по поводу заключения соглашения в отношении главного боевого танка третьего поколения Т-90С. Эр-Рияд хочет купить российские МиГ-35.Несомненно, катарский кризис станет частью повестки дня. Россия не участвовала в нынешнем споре между Катаром и другими арабскими государствами и имеет недавнюю историю сотрудничества со всеми сторонами этого конфликта. В результате Россия вполне может выступить в качестве посредника между Эр-Риядом и теми, кто поддерживает Доху, - такими влиятельными игроками, как Иран и Турция.Очевидно, что Саудовская Аравия хочет внести коррективы в свою политику односторонней сфокусированности на США. За последние годы Россия значительно улучшила свою стратегическую позицию в регионе. Визит короля станет поворотным моментом в отношениях между двумя странами. Стремление Эр-Рияда активизировать отношения с Москвой можно рассматривать как сдвиг, влияющий на политическую динамику Ближнего Востока и даже на мировую политику.(http://www.vestifinance.r...)

10 июля, 17:55

Почему саудовский король едет в Москву, а не на G20?

О поездке президента США Дональда Трампа в Саудовскую Аравию, где он был встречен с экстравагантной королевской помпой, было сказано немало.

10 июля, 17:55

Почему саудовский король едет в Москву, а не на G20?

О поездке президента США Дональда Трампа в Саудовскую Аравию, где он был встречен с экстравагантной королевской помпой, было сказано немало.

10 июля, 09:00

Saudi King To Visit Russia: Bringing Relationship To New Phase

Authored by Alex Gorka via The Strategic Culture Foundation, Much has been said about the much vaunted trip of US President Donald Trump to Saudi Arabia where he was lavished with extravagant royal pomp. The $110 billion arms deal was signed and the plans to create an Arab NATO set the agenda. The visit – the president’s first foreign trip - was described as a major step to boost the US clout in the Middle East but the days when the region was Washington’s exclusive sphere of influence are gone. The Kingdom has launched an ambitious Vision 2030 program to start a new chapter in its history, turning itself from a US dependent oil exporter to a regional powerhouse with diversified economy, gradually opening the doors to the whole world. Investment flows are to come from different directions with money put into different baskets. Saudi Arabia is intensifying its diplomatic efforts to change its perception to start a new era. Russia is viewed as a partner in the far-reaching plans. The blossoming relationship between Russia and Saudi Arabia signals yet another sea change in the ever-evolving global order. King Salman is to become the first Saudi monarch to visit Russia. The trip is expected this month with talks on the way to specify the date. The visit acquires special importance as the King has taken a decision not to attend the July 7-8 summit of the G20 summit in Hamburg, Germany. On May 30, President Putin welcomed then Deputy Crown Prince Mohammed bin Salman in the Kremlin and both men said they would deepen cooperation in oil and work on narrowing their differences over Syria. The visit came on the heels of US President Donald Trump’s historic visit to Riyadh. Prince Mohammed bin Salman was recently appointed to the position of Crown Prince and heir to King Salman of Saudi Arabia. This appointment bodes well for the Russia-Saudi relations. The crown prince has overseen the ties with Moscow and has visited Russia many times. Russian President Vladimir Putin has called him a «very reliable partner with whom you can reach agreements, and be certain that those agreements will be honored». Russia and Saudi Arabia might launch joint projects in petrochemical industry, in the field of renewable energy and liquefied natural gas (LNG) technologies among others. The Russia-Saudi Arabia brokered and recently extended oil output cut agreement between OPEC and non-OPEC members has become the flagship symbol of cooperation. On June 2, Russia's largest oil producer, Rosneft, and the Kingdom’s national oil company Aramco announced that they would look into joint investments in Saudi Arabia. The announcement was made after Rosneft head Igor Sechin and Saudi Aramco Chief Amin Nasser had held their first ever formal, scheduled meeting on May 30, going beyond brief encounters at international oil events. The parties discussed possible ways of cooperating in Asia, including Indonesia and India, as well as in other markets. Cooperation in Asia between the world's two biggest oil exporters would be unprecedented. Saudi Arabia via its oil giant Aramco has openly stated to be interested in global gas investment opportunities, starting in Russia’s Siberian region. Investments have all chances to be a true ram. Saudi Arabia would particularly consider the issue of participating in the Arctic LNG projects. Russia and Saudi Arabia give indications of a possible OPEC 2.0 scenario, with Russia becoming a member. This would confront the market with a renewed and stronger oil cartel. Russian gas giant Lukoil has revealed that it will also consider marketing oil alongside Saudi Aramco. Another Russian oil company, Tatneft, has announced it is open for cooperation with Saudi Arabia. Saudi Arabia has confirmed it would evaluate the possibility of joining Russia's arctic liquid natural gas (LNG) project. Saudi Aramco has always been heavily involved in the gas sector, as it is already a very large gas producer. It is pursuing shale gas in the future, with first production expected around 2020-2021.There are prospects for OPEC - non-OPEC cooperation going beyond crude oil to integrate the Gas Exporting Countries Forum (GECF). A new cartel would be powerful enough to stabilize the energy market and protect it from negative developments. The parties do not agree on Syria and some other issues but the differences in political contacts are limited and do not affect the neutrality of Riyadh with respect to Crimea, the events in Ukraine and sanctions against Russia, which Saudi Arabia has never joined. According to Dmitry Shugaev, the head of Federal service on military-technical cooperation (FSMTC), arms deals are being discussed. Russia's Rostec state corporation has been in talks with Saudi Arabia and on the T-90S third-generation main battle tanks deal. Riyadh wants to purchase Russia MiG-35 lightweight fighters. S-400 cutting edge air defense systems are also on the table. No doubt, the Qatar crisis will be part of the agenda. Russia has not taken sides in the current dispute between Qatar and other Arab states and it has a recent history of cooperation with all sides of this conflict. As a result, Russia is well suited to act as a mediator and a communications channel between Riyadh and those who support Doha – such influential actors as Iran and Turkey. Evidently, Saudi Arabia wants to introduce adjustments to its policy of one-sided focus on the United States. Russia has improved its strategic stance in the region significantly in recent years. The King’s visit will be a "turning point" in relations between the two countries. Riyadh’s desire to boost the relations with Moscow can be seen as a shift to affect the political dynamics of the Middle East and even global politics.

09 июля, 10:05

Борис Джонсон: Зачем бороться с экстремизмом, когда его можно поддержать

Пару дней назад в Великобритании в свет вышел доклад аналитического центра Общество Генри Джексона, в котором эксперты наглядно продемонстрировали то, как Саудовская Аравия поддерживает распространение экстремистских идей в Соединенном Королевстве.

08 июля, 04:58

Служитель Двух Святынь высказал соболезнования президенту Египта в связи с жертвами на Синайском полуострове

خادم الحرمين الشريفين يعزّي الرئيس المصري في ضحايا سيناء Служитель Двух Святынь высказал соболезнования президенту Египта в связи с жертвами на Синайском полуострове Джидда, 13 шавааля 1438г.Х., что соотвествует 07 июля 2017г. по х.л. Служитель Двух Святынь Король Салман бин Абдулазиз ал-Сауд, да хранит его Аллах, направил телеграмму с соболезнованиями Его Чести президенту Арабской республики … Читать далее Служитель Двух Святынь высказал соболезнования президенту Египта в связи с жертвами на Синайском полуострове →

06 июля, 16:00

Санкции против Катара окажут серьезное влияние на регион

В прошлом году принц Мохаммед бин Салман, отождествляющий собою власть за саудовским престолом, приветствовал потенциал торгового блока Персидского залива, заявив, что группа может стать одной из крупнейших экономик мира, если ее члены смогут объединить усилия. «Нам нужно работать вместе, чтобы добиться развития и процветания», - сказал принц Мохаммед на встрече официальных лиц Персидского залива.

06 июля, 06:59

Катар — «жертва» арабской ревности

Одной из важнейших особенностей этого кризиса в Персидском заливе является то, что между некоторыми представителями королевских династий или политических администраций участвующих в конфликте основных стран есть личная конкуренция и даже вражда, что предает дальнейшему развитию событий атмосферу дополнительной непредсказуемости. Ключевыми игроками кризиса являются такие амбициозные и непредсказуемые лидеры, как эмир Катара, президент Турции, король Бахрейна, президент Египта, наследственные принцы ОАЭ и Саудовской Аравии. Кстати, последний — Мухаммад бин Салман, для устранения препятствий на пути еще большего укрепления своих позиций внутри саудовского королевства и осуществления своей амбициозной политики всего несколько дней назад осуществил «дворцовую революцию», лишив Мухаммада бин Найифа ряда должностей и звания наследственного принца и заняв его место.

30 июня, 07:15

Саудовская Аравия энергично готовится к жизни без нефти?

70% сырой нефти превращается в горючее. Однако если потребовалось 10 лет для появления на дорогах миллиона электрических авто, то только за 2016 год их число возросло вдвое. Времени осталось совсем немного, поэтому спешкой охвачена не только Саудовская Аравия. Индия собирается к 2030 году перевести на электромоторы все частные автомобили в стране. Китай только за прошлый год закупил полмиллиона электрокаров. Норвегия пересаживается на электромобили быстрее всех в Европе...

30 июня, 01:41

Saudi Arabia’s New Crown Prince Is a Bumbling Hothead. Trump Needs to Treat Him Like One.

President Donald Trump, like a star-struck teenager, has been swooning over King Salman of Saudi Arabia and his 31-year-old son and new crown prince, Mohammad Bin Salman, known to U.S. diplomats as MBS. Since FDR, American presidents have been enamored by Saudi royals, but in this case the infatuation may be downright dangerous. The young prince who would be king might not only get his own country into heaps of trouble, he could also drag the United States down with it.It’s not just Trump who’s been heaping praise on the new crown prince. MBS has also been hailed by the likes of Secretary of State Rex Tillerson, the German foreign minister, the International Monetary Fund and the head of the World Bank. As the architect of Vision 2030, a galactically ambitious plan to transform and diversify the Saudi economy, MBS is seen as a potentially modernizing, dynamic and risk-ready monarch who has broken with the cautious traditionalism and risk-aversion of aging Saudi kings. Who knows whether or not the young king will be able to live up to these expectations on the domestic side. Countervailing forces and challenges might limit his horizons. But one thing is already stunningly clear when it comes to his handling of foreign policy: In two short years, as the deputy crown prince and defense minister, MBS has driven the Kingdom into a series of royal blunders in Yemen, Qatar and Iran, and he has likely overpromised what Saudi Arabia is able and willing to do on the Israeli-Palestinian peacemaking front. Far from demonstrating judgment and experience, he’s proven to be reckless and impulsive, with little sense of how to link tactics and strategy. And sadly, he’s managed to implicate and drag the new Trump administration into some of these misadventures, too. We don’t blame the crown prince for snookering Washington into its schemes and designs—this is almost entirely the fault of a White House that seems naively to believe Riyadh and the Sunni Gulf coalition are critical to helping the United States achieve its three key Middle East goals: destroying ISIS, rolling back Iran and delivering Arab-Israeli peace. Based on Saudi behavior since King Salman and MBS came to power in 2015, it’s not at all clear that Riyadh can deliver on any of these objectives. Indeed, if Washington doesn’t lay down some rules and distance itself from Saudi misadventures, it will find its objectives even more elusive. Here are three considerations the Trump administration needs to think through before its Middle East policy becomes a wholly owned subsidiary of Saudi Arabia. Can the Saudis avoid further misadventures? MBS has the Midas touch in reverse: Every initiative he has spearheaded has turned into a hot mess. For one, the crown prince owns the war against Houthi rebels in Yemen. Under his direction, the Saudis along with some of their Gulf Arab allies have conducted a relentless and brutal air campaign that has caused a humanitarian catastrophe, killing thousands of civilians, inflicting massive damage on civilian infrastructure and worsening an ongoing famine. The Saudis are stuck in a quagmire: Their military campaign, even after doubling down, has failed to dislodge the Houthis and their allies from the capital or wrest control of the northern part of the country; and they have no viable diplomatic strategy for ending the war. By aiding and abetting the Saudis in Yemen, the United States has empowered Al Qaeda in the Arabian Peninsula, strengthened Iranian influence in Yemen, undermined Saudi security and brought Yemen closer to the brink of collapse. The Saudis have driven themselves—and the United States—into a deep ditch in the country. They need to stop digging to get out.The crown prince’s fingerprints are also all over the Saudi decision to rupture its relations with Qatar. (As in Yemen, the Kingdom has also encouraged some of its Sunni Arab allies to go along for the ride.) This crisis, exacerbated by Trump’s open embrace of the Saudi view, has dealt a serious blow to U.S. diplomacy in the Gulf. The Trump administration hoped to build a strong and united Sunni Arab coalition to achieve its Middle East goals; instead, the needless fight the Saudis picked with Qatar has ripped this coalition apart. And make no mistake: The crown prince engineered this dispute not to punish Qatar for its financing of terrorism (a hypocritical comment coming from the Saudis whose own citizens have provided funding to radical extremists over the years), but rather to end Qatar’s independent foreign policy and especially its support for the Muslim Brotherhood and its ties with Iran. Simply put, the Saudis want to turn Qatar into a vassal state—as they have done with Bahrain—as part of their plan to establish Saudi hegemony over the entire Persian Gulf. But the crown prince’s grandiose ambition and national chauvinism have put the Kingdom on a collision course with Iran—and the United States, with its uncritical support for Saudi Arabia and more muscular stance against Iran, could easily get dragged into the dispute. Further, MBS’s incendiary rhetoric and uncompromising position toward Tehran only stoke the sectarian conflict that is tearing the region apart. The Trump administration’s decision to side with Saudi Arabia in its conflict with Qatar and in Yemen is akin to pouring gasoline on a fire. Washington instead should be doing whatever it can to extinguish the flames. Can Saudi Arabia deliver on the peace process? There’s no question that the twin threats of Iran and Sunni jihadi groups like ISIS and Al Qaeda, plus Arab fatigue with the never-ending Israeli-Palestinian conflict have created a greater coincidence of interests between the Gulf states and Israel than ever before. The still unanswered question is whether this new alignment can be converted into usable currency to facilitate and support Israeli-Palestinian negotiations leading to Trumps’s desired “ultimate deal.” It may well be that the Saudis are prepared to do more than they have in the past, particularly with regard to setting up overflight rights, telecommunications links and commercial contacts with Israel.But—and the qualification is a critical one—that will happen only if Washington is prepared to do its part. There are no free lunches here. And the down payment, from the Saudi perspective, involves the Trump administration’s willingness to intensify its effort not just to contain but also to roll back Iranian influence in the region (which we think is both unrealistic and potentially harmful to the United States) as well as a serious effort to press the Israelis for concessions both large and small on behalf of the Palestinians. The Saudis might be willing to start with offering small confidence-building concessions. But if team Trump is looking for big moves—the establishment of diplomatic relations, for example—the administration will need to get the Israelis to deliver on Jerusalem and June 1967 borders. And that seems to be mission impossible with the Netanyahu government. There is a real danger that the administration has unrealistic and exaggerated expectations of what the Saudis are prepared to do. Riyadh will not expose itself to criticism from Iran and the Arab world on an issue like Jerusalem unless Palestinian and Arab requirements are met. And without Israeli give on Jerusalem, there can be no ultimate deal.Can the United States stop enabling the Saudis and set some rules? Clearly Trump is enamored by the Saudis, with whom he’s done business for years and who flattered and catered to him during his trip to the Kingdom earlier this month. He also sees Saudi Arabia as the key to achieving U.S. policy goals in the region, giving them a pass on human rights and permitting them wide latitude to pursue their anti-Iranian agenda without considering America’s interests. MBS is the driver of much of this impulsive risk-taking. The crown prince has dragged the United States into its local quarrels, creating a serious risk of a direct U.S.-Iranian confrontation, which could undermine the nuclear agreement with Iran at a time when the United States confronts a much more serious nuclear challenge from North Korea. It’s time that the Trump administration draws some red lines with Riyadh. Washington does have leverage it can apply to the Saudis, who remain heavily dependent on American military and intelligence support for their security. In Yemen, Washington should put the Saudis on notice that if they do not lend their unqualified support for the United Nations-sponsored effort to mediate a negotiated end to the conflict, the United States will cut off the military, intelligence and logistics support it is providing to Saudi Arabia and coalition forces. With Qatar, the White House and State Department should intervene directly with the Saudis (and United Arab Emirates) to press both countries to moderate the extreme demands they have just presented to Qatar to end their dispute. And with Iran, as painful as it might be, the president should take a page from President Barack Obama’s playbook. Rather than engage in rhetoric that escalates the conflict, the United States should make it clear to the Saudis that America’s support for its military and security establishment is not unconditional and will hinge to some extent on Saudi efforts to bring its relationship with Iran to a slower boil.We’re not at all sure the White House is prepared to do any of this. For years during our long tenure at the Department of State, the two of us in memo after memo criticized Saudi Arabia’s unhealthy dependence on the United States to solve its own security problems and its failure to project its power to resolve regional security threats. And we lamented the Kingdom’s chronic risk aversion on Arab-Israeli peacemaking. Now that we have gotten what we wished for, a more independent and assertive Saudi Arabia, maybe the U.S. can channel some of the new Saudi risk-readiness in a way that benefits U.S. policy. But if we don’t lay down some ground rules and stick to them when the Saudis push back, Washington will be further enmeshed in the parochial agenda of a small power whose interests aren’t entirely our own. It’s bad enough to be used and abused by our adversaries, particularly Russia and Iran; it’s even worse to be diddled by our so-called friends.

29 июня, 17:18

Аравийский вброс

«Вот уже неделю гуляет по интернету сенсационное сообщение, мол, наследный принц Саудовской Аравии Мухаммад бин Салман обещал за три дня разгромить русские силы в Сирии и поставить президента Путина на место. Уж очень невероятным показалось мне, что принц, несколько дней назад посещавший Москву, вдруг будет так не по-королевски выражаться в адрес вчерашнего собеседника и главы великой державы. Но это сообщение подхватили, и я на всякий случай поискал источники». Читать далее

29 июня, 07:02

Кадыров опроверг саудовский ультиматум Путину

«Я думаю, что в Сирии есть много террористических групп, которые следует подавить. Но русские пытаются распространять терроризм на Ближнем Востоке. Не трудно понять, как эти террористы были воодушевлены тем, что Россия помогает террористам, нападая на ополченцев Сирийской свободной армии»,- цитировали якобы принца норвежцы. Они же вложили в его уста ультиматум о том, что "Саудовская Аравия не будет использовать мягкие методы в отношениях с Россией".

28 июня, 22:05

Кадыров: Заявление "дорогого брата" из Саудовской Аравии с высером против России - вброс запада "лгущего от страха" (Сёки)

Сообщение Кадырова: После того, как мой Брат, Его Королевское Высочество принц Мухаммад бин Салман был назначен наследным принцем и вице-премьером Саудовской Аравии, сохранив также за собой пост министра обороны, и я поздравил его в своем Инстаграмм, различные СМИ и блогеры стали распространять якобы заявления Мухаммада бин Салмана относительно России...  52 комментария

08 сентября 2016, 04:15

Очередной обзор по нефти и газу от Александра Хуршудова

Главная тема - о ценах, в связи с российско - саудовско-аравийскими переговорами: http://khazin.ru/khs/2445843 .И еще, отдельно, о "турецком потоке": http://khazin.ru/khs/2447684 .

19 мая 2016, 08:00

О планах Саудовской Аравии по избавлению от нефтяной зависимости

08.09.2014 Короля играет рента. Как колебания цен на нефть меняют Саудовскую Аравию http://kommersant.ru/doc/255326010.05.2016 Становится понятной причина отставки министра нефти Саудовской Аравии. Практически сразу вслед за ней объявлено о существенном увеличении добычи нефти в 2016 году http://so-l.ru/news/show/uvelichenie_dobichi13.05.2016 «Саудовский Гайдар» ведет свою страну к распаду http://vz.ru/politics/2016/5/13/810211.html14.05.2016 Война на высшем уровне http://so-l.ru/news/show/voyna_na_visshem_urovne16.05.2016 Принц и вышки. Как Саудовская Аравия избавляется от нефтяной зависимости http://kommersant.ru/doc/2978906

14 мая 2016, 02:03

Война на высшем уровне

Похоже, что в Саудовской Аравии начинается борьба на самом высоком уровне. После тяжелой и очень изнурительной почти полугодовой операции по увольнению чрезвычайно влиятельного и связанного с высшими саудовскими принцами министра нефти Аль-Нуайми, что все внешние наблюдатели расценили как победу сына короля Мохаммеда бин Сальмана, пришел черед кронпринца Мохаммеда бин Найефа.Спецслужбы Саудовской Аравии недавно арестовали высокопоставленного офицера МВД, обвиненного в торговле и крышевании торговли наркотиками. В итоге офицер заявил, что к торговле причастны высшие должностные лица министерства и ряд принцев династии. Фактически речь идет о кронпринце Мохаммеде бин Найефе, который является ко всему прочему министром внутренних дел. Его же обвиняют и в тяжелой наркотической зависимости, от которой он уже дважды лечился в европейских наркологических центрах.Эти любопытные подробности были опубликованы в анонимном, но чрезвычайно популярном твиттере некоего Муджтахида, обладающего доступом к информации очень высокого уровня, что для предельно закрытой в информационном смысле Саудовской Аравии означает лишь то, что этот человек (или группа людей) являются инструментом влияния одной из групп в династии. Учитывая специфику этого инструмента, за ним могут стоять молодые и понимающие ценность информационных ресурсов группировки. В реальности таких группировок две - группа принца Мохаммеда бин Сальмана, собравшего вокруг себя молодых, высокообразованных и очень амбициозных людей из ведущих кланов королевства, но в основном не имеющих прямой связи с династией (своего рода саудовские "младореформаторы"), и группировка "молодых принцев" Валида бин Таляля.Многое показывает, что между этими группировками заключен тактический союз, целью которого является относительно бескровный и аккуратный переворот, отстраняющий от власти традиционные кланы и переводящий Саудовскую Аравию в модернизационный период.Королевство уже попадало в аналогичную ситуацию в начале 90 годов, когда низкие цены на нефть вынудили тогдашнего кронпринца, ставшего впоследствии королем Абдаллу начать процесс реформ и диверсификации экономики. Реформы Абдаллы не были реализованы и доведены до какого-то логического конца: начавшийся подъем цен на нефть ослабил угрозу краха Саудовской Аравии, и ведущие кланы отказались от реформ, полагая, что стабильность важнее.Проблема Абдаллы заключалась в том, что он, будучи сыном короля Абдельзазиза и Фахды бен Аси ас-Шураим, принадлежал по династической табели о рангах хотя и к высшей знати (его мать происходила из влиятельнейшего бедуинского племени шаммар), и занимал среди 37 сыновей Абдельазиза очень высокое положение, все-таки не имел влияния на два ключевых клана династии - Судейри и Сунайян. Аппаратный вес Абдаллы был огромен, так же как и авторитет, но даже их не хватило, чтобы довести до конца задуманное.Сейчас история повторяется. Реформатор Мохаммед бин Сальман пытается в период кризиса, вызванного падением цен и политической нестабильностью в регионе, использовать его для модернизации Королевства. Отдельный вопрос, насколько хороши его реформы - судя по всему, они имеют отчетливо либеральный характер, что само по себе для крайне консервативного и не готового психически к этому саудовского общества может стать главным тормозом. Тем не менее, вообще ничего не делать - это неизбежная катастрофа.У Мохаммеда есть свои проблемы и отличия от ситуации с Абдаллой. Мохаммед принадлежит к клану Судейри, его отец - король. Он контролирует армию, экономику и финансы, а теперь - и министерство нефти. Аппаратный вес Мохаммеда огромен, но вот с остальным есть проблемы. У него нет авторитета просто в силу возраста, по этой же причине нет административного опыта. Король Абдалла прошел серьезный административный путь с губернаторства Мекки и далее - в высших управленческих структурах Королевства. Абдалла был очень опытным управленцем, понимающим механизмы выработки решений и доведения их до исполнения. И здесь у Мохаммеда серьезный пробел. Кроме того, неудачная война с Йеменом популярности в династии ему не добавляет - скорее, наоборот. Он, как министр обороны, нескт прямую ответственность за неудачи в этой войне, хотя у Саудовской Аравии в войнах с Йеменом исторически счет отрицательный. Саудиты побеждали Йемен только торговлей, но никак не войной.Наконец, главное - юридически между Мохаммедом бин Сальманом и троном находится кронпринц Мохаммед бин Найеф. В аппаратном смысле их позиции сравнимы, и просто так убрать Мохаммеда бин Найефа невозможно. Кроме того, оба Мохаммеда принадлежат к клану Судейри, и поэтому не могут играть на межклановых противоречиях. Наконец, еще один нюанс, который до сих пор не разрешен в Саудовской Аравии - характер престолонаследия. Если король Сальман сможет передать трон сыну, это станет революцией в династии, которая категорически противится такому механизму передачи власти. Обосновано, кстати говоря - Саудовская Аравия собрана мечом и кровным договором между ведущими племенами полуострова. Они готовы признавать и короля, и каждый из ведущих кланов первыми среди равных, но признать право одного из кланов на абсолютную власть - нет. И в этом смысле ситуация тупиковая.Поэтому решение начать процедуру смещения кронпринца под веским и очень убедительным предлогом, что позволит Мохаммеду бин Сальману стать кронпринцем, напрашивается. Другого пути не остается. При этом король должен будет подтвердить незыблемость характера передачи власти, то есть - гарантировать, что даже в случае назначения кронпринцем его сына и в дальнейшем судьбу трона будет решать Коронный совет, состоящий из представителей всех ключевых племенных групп в династии.Однако для этого вначале нужно сместить нынешнего кронпринца. Видимо, поэтому сейчас и разыгрывается карта наркоторговли и наркозависимости кронпринца. Что из этого получится - неизвестно, и кронпринц - это не министр нефти, за четыре-пять месяцев его убрать не получится. Но вариантов у сына короля нет: в случае прихода к власти Мохаммеда бин Найефа его собственное положение станет критическим, а уж о реформах точно придется забыть.В этом смысле интерес групп сына короля и "молодых принцев" совпадает, и возможно, что за кампанией против кронпринца стоят именно они - самые богатые и самые влиятельные группировки Королевства.ПС. Заодно и в развитие темы: http://www.spb.kp.ru/daily/26529.7/3545604/

15 декабря 2015, 06:33

Саудовская Аравия объявила о создании исламской "антитеррористической" коалиции

Саудовская Аравия объявила о создании так называемой исламской коалиции по борьбе с терроризмом. По сообщениям официальных саудовских источников, в неё вошли 34 государства. В частности, это Катар, Йемен, Турция, Палестина, Судан, Ливия, Сомали, Тунис, Египет, ОАЭ, Пакистан, Бахрейн, Нигерия. Особо отмечается, что страны, вошедшие в коалицию, будут бороться с международным терроризмом под руководством самой Саудовской Аравии.

13 октября 2015, 19:28

Саудовская Аравия в шаге от дворцового переворота

Один из влиятельнейших принцев Саудовской Аравии, внук покойного короля Абдельазиза, имя которого не раскрывается, распространил в ряде британских изданий, включая газету The Guardian, два письма старшим членам королевской семьи, которые являются призывом к дворцовому перевороту в Эр-Рияде. «Мы не сможем остановить отток капитала, политическую нестабильность и военные угрозы, если не изменим методы принятия решений, даже если для этого понадобится сменить короля», − говорится в послании. Учитывая репутацию этого издания, в подлинности писем сомнений нет. Совершенно очевидно, что ситуация в правящей семье Аль Сауд достигла такого напряжения, что заговор против нынешнего короля Сальмана и его приближенных скорее всего перешел в стадию практической подготовки. Острые разногласия внутри королевской семьиКорни недовольства в королевской семье проросли сразу же после смены монарха в январе с.г., когда уже на следующий день после смерти короля Абдаллы развернулась острая борьба между двумя кланами Аль Саудов за порядок престолонаследия. Победил клан Сальмана, которому в последний момент удалось предотвратить изменение завещания умирающего монарха и самому занять его место. Для консолидации собственной власти он нарушил сложившуюся систему наследования власти, согласно которой следующим королем становится не сын, а брат предыдущего монарха. Наследным принцем Сальман сделал не брата Мукрина, а своего племянника 56-летнего Мухаммеда ибн Наифа. При этом заместителем «наследника» (вторым кандидатом на получение престола) – своего сына Мухаммеда ибн Сальмана, которому по документам 35 лет, а в реальности – не более 30. Обоим принцам король отдал гигантские даже по саудовским меркам полномочия.Таким образом в Эр-Рияде сложилась очень узкая, но крайне могущественная группка управления: всеми внутренними делами занимается племянник короля, внешней и оборонной политикой руководит его сын, а во главе «пирамиды» стоит сам монарх – старый, немощный и страдающий деменцией. Его последние выступления все больше свидетельствуют о крепнущем маразме короля. Все остальные принцы семьи Аль Сауд, имевшие власть при прежнем главе государства, оказались отстранены от управления страной. Ключевые посты сейчас занимают только приближенные к правящей «тройке», а все силовые и экономические министерства находятся под их полным контролем. Это и привело к внутрисемейному кризису, поскольку многочисленные принцы из других кланов Аль Сауд оказались не у дел. А набивать карманы нефтедолларами в абсолютной нефтяной монархии могут только те, кто «сидит» на денежных потоках или обладает «доступом к телу». То есть титул принца королевской крови перестал приносить доходы. Хотя, конечно, не только внутриклановая борьба привела к подобной ситуации.Тяжелая экономическая ситуацияВо многом кризис вызван непростой и становящейся все более тяжелой экономической ситуацией в КСА. Во-первых, вступление в должность нового короля в январе с.г. было отмечено огромными тратами: деньги из госбюджета на «верноподданнические настроения» получили госслужащие, военные, чиновники, полицейские, студенты и даже работники муниципальных служб. Это обошлось казне в десятки миллиардов долларов. Во-вторых, саудовская армия более полугода ведет широкомасштабную войну в соседнем Йемене, а также поддерживает трещащий по швам египетский режим Ас-Сиси, помогает сирийским повстанцам, ливийским исламистам и фактически постоянно ведет тайную, дорогостоящую войну против Ирана. Все это требует огромных финансовых затрат. Чем дольше затягивается саудовская интервенция в Йемене и в Сирии, тем больше риск того, что она может стать серьезной причиной внутренних распрей. Особые претензии могут быть предъявлены к заместителю наследного принца и министру обороны Мухаммаду ибн Сальману, который является лидером «партии войны», куда входит также министр иностранных дел КСА.....Кроме того, бюджет королевства на 2015 год верстался исходя из цены 90 долларов за баррель нефти. Однако Эр-Рияд решил овладеть новыми нефтяными рынками, подорвать экономику России в месть за Сирию путем резкого сброса мировых цен на нефть, да еще вытеснить с рынка американские сланцевые компании. В результате, цена за баррель упала до 45-50 долларов. Из-за этого Саудовской Аравии приходится ускоренными темпами расходовать собственные валютные резервы. А предел прочности Саудовской Аравии довольно ограничен. Если в августе 2014 года золотовалютные резервы составляли $737 млрд. долл., то сейчас они едва превышают 500 млрд. По оценкам МВФ, дефицит бюджета в 2015 году составит 107 млрд.Да и население Саудовской Аравии стремительно растет. Если в 2010 году оно составляло примерно 29 миллионов человек, то сейчас – 37 миллионов. Поскольку экономическая модель страны остается в значительной степени патерналистской, большинство из жителей королевства так или иначе зависят от государственных выплат. А денег в бюджете становится все меньше.Трагедии с паломниками в МеккеА тут еще недавно паломничество в Мекку омрачили сразу две трагедии. Падение крана на мечеть Аль-Харам привело к гибели более 100 человек, а затем в давке во время шествия в долине Мина в рамках ритуала побивания сатаны камнями погибло по меньшей мере 769 верующих. По неофициальным данным, число жертв может достигать тысячи. В результате, саудовский режим подвергся беспрецедентной волне критики. Автор письма с призывами к свержению короля обращает внимание на то, что сама структура государства полностью прогнила и не отвечает современным требованиям. В качестве примера он приводит в том числе массовую гибель паломников во время последнего хаджа. Причем здесь очень важен чисто саудовский специфический момент: король Саудовской Аравии носит титул «Хранителя двух святынь Мекки и Медины». Этот титул дает ему легитимность в глазах собственного населения, поскольку в Коране, являющемся конституцией страны, ничего не сказано ни про Саудовскую Аравию, ни про монархию как таковую (кроме существовавшего более тысячи четыреста лет тому назад Халифата). Получается, если «Хранитель» не может исполнять свою первую и главную миссию – хранить святыни и обеспечивать безопасность хаджа к ним, то его легитимность теряется. В Саудовской Аравии это очень серьезный фактор. Недавние трагедии в Мекке и Мине нанесли серьезный удар по легитимности короля. С новой силой начались призывы о том, что ради сохранения единства исламской уммы (семьи) и восстановления исторической и социальной справедливости необходимо «изъять» две основные святыни ислама в Мекке и Медине из ведения саудовского короля и передать их в управление всех мусульман мира.Авантюрная внешняя политикаМного вопросов и к тому, как строится внешняя политика королевства при нынешних руководителях. Мухаммед – молодой сын короля, ведет себя совершенно неадекватно. Он никогда не жил за границей, не имеет военного образования, но определяет внешнюю и оборонную политику. Зато он слывет ярым религиозным фанатиком, чем объясняются его действия в Йемене. Он начал ожесточенно бомбить эту страну с воздуха, вызвав гибель уже тысяч мирных жителей. Официальная цель – наказать «еретиков»: шиитов-хуситов, которые взяли власть в Йемене еще в прошлом году. Проблема только в том, что ясной цели у войны нет, как нет и стратегии выхода Саудовской Аравии из нее. Война, поначалу бывшая очень популярной у подданных Сальмана, сейчас вызывает у них же все больше вопросов.А тут еще нарастание враждебности к Ирану. Отношения Эр-Рияда и Тегерана и так были обострены на фоне переговоров по ограничению ядерной программы Тегерана. Факт гибели во время Хаджа большого числа иранцев (464 чел.), послужил дополнительным раздражителем. Аятолла Хаменеи, заявил, что саудовские власти могут столкнуться с «жесткой и бурной реакцией», если они «не проявляют ни малейшего уважения к иранским паломникам». Президент Ирана Хасан Роухани во время погребения жертв давки в долине Мина заявил, что Иран не простит Саудовской Аравии кровь своих граждан. По словам секретаря Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани, после «Исламского государства» наибольший вред исламу нанесла именно Саудовская Аравия. Отношения между Саудовской Аравией и Ираном настолько обострились, что недавно просаудовские власти Бахрейна, чтобы угодить боссам из Саудовской Аравии, публично отозвали своего посла из Тегерана, а иранский поверенный в Бахрейне был объявлен персоной нон-грата.И конечно Сирия. Последние несколько недель продемонстрировали всему миру всю силу российско-иранской военной коалиции, призванной сохранить правительство Башара Асада. Иран, якобы, направил сотни военных в Сирию, чтобы помочь в проведении наземной операции и вернуть сирийские территории, находящиеся под контролем вооруженных формирований, поддерживаемых Саудовской Аравией. Москва же направила мощную группировку ВВС. Вмешательство России в сирийский конфликт несет угрозу стабильности режима саудитов, поскольку США отказываются от своей традиционной роли гаранта стабильности на Ближнем Востоке. Ведь быстрое снижение американского влияния в регионе неизбежно увеличит уязвимость королевства. Вот и примчался Мухаммад бин Сальман в Сочи к В.Путину 11 октября с.г. : как и до этого практиковал принц Бандар, министр обороны КСА пытался «купить» российское руководство обещаниями закупить оружие и вложить миллиарды в ослабевающую российскую экономику. Можно подумать, что 10-15 млрд. долл. могут компенсировать России падение цен на нефть со 105 до 45 долл. за баррель, которую сами же саудовцы и устроили?Тем более что Саудовская Аравия пытается добиться от России прекращения ударов по Сирии с помощью снижения цен на рынке нефти. Как сообщает издание Bloomberg, на днях Саудовская Аравия увеличила скидки на свою нефть для потребителей в Азии и США. Официальная цена продажи сорта Medium снижена на $1,9 доллара. Дисконт для покупателей в ноябре увеличен с $1,3 до $3,2 − максимального значения с 2012-го года, когда Saudi Aramco ввела практику скидок для отдельных групп потребителей. Официальная цена сорта Arab Light для азиатских потребителей снижена на $1,7. Снижение цены стало максимальным с января. Специально для покупателей из США стоимость барреля на все основные сорта нефти были снижены еще на 30 центов.Таким образом, цены на саудовскую нефть теперь гораздо ниже наиболее распространенных региональных марок нефти, как в Азии, так в США и Европе. Фактически, власти Саудовской Аравии вновь решили использовать стратегию демпинга, даже несмотря на стремительно исчезающие валютные резервы. Эксперты считают, что на столь жесткие меры саудитов вынудили действия России в ближневосточном регионе.Причем накануне Сочи, 9 октября, Саудовская Аравия потребовала от России прекратить авиаудары по территории Сирии, которые, как считают в Эр-Рияде, направлены против сирийской оппозиции − суннитских боевиков, которых поддерживает королевство. Саудовская Аравия пребывает во враждебном окружении. Ближний Восток рушится, «арабская весна» давно перешла в «исламистскую зиму». А альянс России – Ирана – Сирии − Ирака набирает силы у границ королевства, через которые вот-вот могут побежать потоки боевиков ИГИЛ.Что же даст переворот?Автор распространенного в Великобритании письма утверждает, что все эти проблемы в комплексе вызывают не просто озабоченность, а настоящий ропот и среди принцев, и среди племенных вождей, и даже среди обычных людей. При этом никаких методов воздействия на нынешнюю власть нет – она живет и действует в непроницаемом «коконе». Несколько ранее влиятельных принцев, полностью отстраненных от дел Сальманом и его близкой родней, в ближайшее время собираются провести консультации о путях решения проблемы, на которых будет обсуждаться и переворот. В Эр-Рияде этот скандал не комментируют. Сейчас все силы спецслужб брошены на поиски недовольных внутри страны. Заговорщикам будет крайне непросто осуществить задуманное. *******Чем бы ни закончилась эта история, фундаментальных проблем королевства дворцовый переворот не решит. Демократизация, либерализация и отход от тотального контроля в общественной, политической и повседневной жизни в КСА − вот что нужно Ближнему Востоку. А это случится не в результате замены одних дряхлых старичков семьи Аль Саудов на других, а полной смены режима или распада королевства. Видимо, письмо принца в британской прессе – это отражение того, что именно хотят на Западе, а не в самом регионе.Источник

11 октября 2015, 22:46

Визиты в Сочи к Путину ближневосточных лидеров

Владимир Путин провел в Сочи переговоры с наследным принцем Абу-Даби:Фото пресс-службы Президента РоссииСостоялась встреча Владимира Путина с заместителем наследного принца, вторым заместителем премьер-министра и министром обороны Саудовской Аравии Мухаммадом ибн Салманом Аль Саудом.С российской стороны во встрече приняли участие Министр иностранных дел Сергей Лавров, Министр промышленности и торговли Денис Мантуров, Министр энергетики Александр Новак, Министр обороны Сергей Шойгу, глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров.Российская Федерация тесно сотрудничает с Саудовской Аравией в вопросе сирийского кризиса. Президент России Владимир Путин уделил особое внимание этой теме во время встречи с министром обороны Саудовской Аравии Мухаммадом ибн Салманом Аль Саудом. Об этом заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров.Сочи, 11 октября 2015 годаСовместная пресс-конференция Министра иностранных дел России С.В.Лаврова и Министра иностранных дел Королевства Саудовская Аравия А.Аль-Джубейра.Сочи, 11 октября 2015 года

11 октября 2015, 10:41

Scofield: КСА — попытка уйти от Vanguard

Bloomberg сообщает, что Саудовская Аравия уже вывела $50-70 млрд., которые ранее были инвестированы по всему миру с помощью управляющих компаний.

01 октября 2015, 09:30

Саудиты выводят деньги из фондов по всему миру

Продолжающийся спад цен на нефть заставляет Саудовскую Аравию экономить все сильнее, а также приходится возвращать в королевство десятки миллиардов долларов, которые хранятся за рубежом.

30 марта 2015, 00:54

Аппаратные игры

Война в Йемене имеет еще одно измерение, которое практически не освещается просто по причине крайней закрытости решений, принимаемых в Саудовской Аравии в среде высших ее руководителей.Одним из первых указов нового короля Салмана стал указ о назначении его сына Мохаммеда бин Салмана на пост министра обороны Королевства. Стоит отметить, что после смерти кронпринца Найефа, когда принц Салман передвинулся в иерархии монархии на второе место, он начал неуклонно двигать Мохаммеда по карьерной лестнице - тот был назначен руководителем личного аппарата наследного принца (Диван или иначе: Суд кронпринца), сместив прежнего руководителя - сына умершего кронпринца Найефа Сауда, которого отправили на весьма непростую должность губернатора Восточной провинции, чем вызвали, кстати, определенное недовольство клана Джилюви. Джилюви - побочная ветвь династии, которая ранее контролировала нефтеносную Восточную провинцию. Не сказать, что безраздельно, но губернатор-Судейри был воспринят ими без энтузиазма.Ко всему прочему сын короля занимает и весьма важные экономические посты: он руководитель Верховного Совета по экономическому развитию, что фактически дает ему контроль над формированием бюджета страны.Мохаммед бин Салман неприлично молод - 1980 года рождения, ему сейчас без малого 35 лет. Для саудовской геронтократии назначение столь молодого человека на исключительно важный аппаратный пост - исключение. За Мохаммеда говорит лишь принадлежность его к третьему поколению принцев - тому, которое идет сразу за нынешним поколением королей.Назначение же Мохаммеда министром обороны вообще было воспринято крайне неоднозначно. Логика решения ясна - третьим человеком в иерархии стал Мохаммед бин Найеф, министр внутренних дел, член клана Судейри. Мохаммед бин Салман - тоже Судейри, и тоже принц третьего поколения. Формально пост министра обороны по негласным договоренностям внутри династии принадлежит клану Судейри, однако назначение на этот пост сына короля говорит о том, что король Салман готовится к схватке уже внутри своего клана. Как и король Абдалла, который продвигал своего сына Митаба, командующего Национальной гвардией, к аппаратным вершинам Королевства в расчете на то, что удастся зацепиться за возможность прямого наследования, так и Салман рассчитывает на то, что его сын сможет обойти не слишком умного и во многом неавторитетного Мохаммеда бин Найефа.Не сразу, конечно - есть еще второе лицо монархии наследный принц Мукрин, сын основателя Королевства Абдель Азизи. Но вот после его смерти три сына королей и кронпринца - Митаб бин Абдалла, Мохаммед бин Салман и Мохаммед бин Найеф - вот они и могут попытаться вне всяких нынешних договоренностей взойти на трон. И в этом смысле то, что каждый из них контролирует мощную силовую структуру - Национальную гвардию, армию и МВД - выглядит предельно логичным.Молодым и ранним сыном нынешнего короля недовольны его конкуренты - Мохаммед бин Найеф и Митаб бин Абдалла. И вот здесь внезапно появляется йеменский кризис. Он не похож на рукотворный, во всяком случае вариант саудовского проекта для него не слишком вероятен. Но появился кризис крайне вовремя для того, чтобы поставить молодого и раннего министра обороны перед тяжелейшей проблемой.В случае поражения или как минимум невыигрыша Саудовской Аравии в этой войне позиции Мохаммеда бин Салмана окажутся подорванными, а вместе с ним и позиции короля, которому мягко намекнут на крайнюю неудачу в подборе кадров. В случае победы Мохаммед бин Салман, безусловно, будет вынужден делить ее с Национальной гвардией и МВД, которые тоже задействованы, но естественно, на вспомогательных ролях. В аппаратном смысле ситуация крайне выгодная для конкурентов сына короля. Правда, поражение может стать концом монархии вообще - но пока об этом никто особо не задумывается. По отношению к Мохаммеду бин Салману, похоже, решено применить крылатую фразу Юлии Тимошенко: "Дайте ему обоср..ться!"Кстати говоря, у молодого Мохаммеда бин Салмана вполне хороший и даже прекрасный имидж внутри страны - он харизматичен, красив, молод и умеет говорить. Когда нужно - коротко, когда потребуется - долго. Но всегда красиво. Уже готовы патриотические плакаты, воспевающие будущие победы самого молодого в мире министра обороны:Враги Мохаммеда бин Салмана мелки и ничтожны, львы и крысы символизируют все несказанное.И вот теперь осталось только победить. Заминка только за этим.