• Теги
    • избранные теги
    • Разное133
      • Показать ещё
      Страны / Регионы78
      • Показать ещё
      Компании92
      • Показать ещё
      Люди62
      • Показать ещё
      Сферы19
      • Показать ещё
      Показатели9
      • Показать ещё
      Международные организации4
      Формат2
19 мая, 13:12

Одна страна – два государства. Часть третья. Фундаментальная разница

Продолжаем тему, развитую тут. Привычка здороваться Что в Москве, что в Сочи все соседи в лифте со мной здороваются. В Саратове такого нет почему то. Зато у нас обязательно, если пропускаешь на дороге кого-нибудь, то часто тебя благодарят миганием фар. Ни в МСК, ни в Сочи такого не встречал так массово как у нас. Медицина Что тут скажешь? Мужчины в Москве живут дольше на 7 лет не просто так(это официальные данные росстата). Кареты скорой помощи — я видел только мерседесы. Разбитых газелей как в Саратове не нашел. Может повезло?Ходил в больницу в МСК. Когда зашел внутрь у меня создалось впечатление, что попал в какой-то очень крутой банк. Вежливая регистратура. Молодой, хорошо одетый охранник на турникете стоит и пускает внутрь только по пропускам, которые дают в регистратуре.И это обычная государственная клиника, куда может попасть любой желающий по направлению от врача из своей поликлиники по месту жительства.Я же не местный и за консультацию пришлось отдать 2000. Но результатом доволен. Обслужили в разы лучше, и главное эффективнее, чем за 600 рублей в Саратове.Что еще бросилось в глаза. У врача есть свой принтер! Боже мой!  Простая вещь, а сколько счастья у пациента!Карточка электронная. Тебя находят по номеру или фамилии. И как здорово получить назначение в печатном виде и не разбирать очередные врачебные каракули! Регионы меня поймут!Сдавал анализ. Никуда ходить и забирать не надо. Я позвонил — у врача в базе уже был мой результат! Сказала, что все нормально и приходить не надо. А в Саратове мне пришлось бы тащиться за результатом, потом еще и к врачу идти. Жесть!Нет Вы не ослышались, это ГОСУДАРСТВЕННАЯ клиника. Ни ФСБ, ни частная, ни госдума. Туда может попасть по направлению от врача любой желающий москвич бесплатно. Конечно, возможно придется подождать в очереди несколько недель по записи, но тем не менее.ШколыОбразование школьное лицейское!!! в МСК намного лучше. Это легко видно по результатам ЕГЭ. К примеру, в самых лучших школах Саратова(а их всего две) по математике класс набирает 67 -68 баллов(ваш покорный слуга в свое время выбил 100 совершенно легально). Результаты лучших школ МСК ниже на картинке. Сами видите, что  намного лучше.Для меня эта информация очень важна. Потому что лично я сам зациклен на образовании. И если буду переезжать в МСК, то буду выбирать обязательно место в зависимости от наличия хороших школ в пешей доступности.А обычные школы, что в Саратове, что в МСК, я не сравнивал. Но знаю, что в деревнях твориться вообще кошмар. Лучше не смотреть.Источник инфы брал тут. Ни один город не сравнится с Москвой по этому показателю.Даже сделал себе карту тех, мест где находятся лучшие школы. Слева первая десятка. А справа — вторая.А вот немного другой рейтинг по версии правительства Москвы. В нем уже учитывается знаменитая школа Колмогорова. Как мы видим. Первая десятка школ все таки жмется к центру. Но конкретно о результатах ЕГЭ лучше звонить в саму школу и уточнять правдивы ли результаты. Я проверял по городу Сочи — все было верно. Что сидим? Может пора в Москву? Вот жежь везет москвичам, скажете Вы. Может и нам пора валить уже в нерезиновую? А не все так просто. И самим москвичам живется не так то сладко, как им хотелось бы.К сожалению, Москва перекачана деньгами. Капитал по РФ распределен не равномерно. И это идет еще с царских времен. Приватизация 90-х только усугубила процесс. В результате мы видим, что цена на недвижимость взлетели до небес. Денежки то капиталистам надо куда-то вкладывать.Допустим, рядовая пара москвич и москвичка зарабатывает свою среднюю зарплату в размере 60 тысяч. Итого на двоих 120. На все про все, еда и аренда однушки далеко за мкадом 40 тысяч. Остается 80 тысяч. Более менее нормальная квартира недалеко от ТТК двушка 60 метров стоит 12 000 000. Примерно по 200 рублей за метр. Это район Лефортово я смотрел. Про район МГУ вообще молчу.Итого получается 12 000 000/80=150 месяцев или 12.5 лет нужно жить в крайне ущемленных условиях, что бы заработать на что-то более менее приличное. Перспективы невзрачные. Заработать на квартиру в Саратове влюбленной парочке куда проще!Можно конечно расчет провести и для замкадья. Там легче. Но жить там, что бы потом добираться до работы лесом-полем-полем-лесом как то вообще не с руки. Это сильно понижает качество жизни. Хотя если работа там же, то подойдет вполне! Метро там уже не спасает! Но люди тем не менее и за мкадом живут и ездят в центр Москвы. Я их не виню. Куда деваться то? Не они же виноваты, что цены такие.А ведь по-хорошему хотелось бы и детишкам к выходу из универа тоже однушечку прикупить. Но с теми проще. Они и за мкадом перебьются. Но все равно ситуация печальная.Видел как то статистику, что по доступности жилья в Москве дела обстоять очень плохо, по сравнению с остальным РФ.Возьмем мой случай. Я тоже хотел сначала вскрикнуть : «А сечку жрите сами!© Я валю в Москву!» . Но потом взял калькулятор.В Саратове квартира в центре в центре стоит 5 лимонов. Рядом сильный математический лицей, шахматный клуб для ребенка, сильная секция бокса. Все что нужно.В Москве такого же размера квартира в нужном мне районе рядом с МГУ и хорошими школам стоит 30 лимонов. Разница 25. На 25 миллионов можно купить в Саратове 10 однушек и сдавать их с чистой прибылью 13 тысяч каждая. Итого 130 000 в месяц! Вот такой вот арбитраж!Можно подобрать что-нибудь и подешевле в других местах. Но уверен, что разница все равно будет большая. И остаток в Саратове можно пустить на покупку нескольких квартир.Да и опять же. В текущей ситуации надо не квартиру иметь, а достаточно большую долларовую подушку. На всякий случай... Цена за квартиру — это та дань городу за то, что ты хочешь жить в нормальном современном месте. Такие дела...Так что пока нужно мне очень сильно подумать. Хотя что думать то? 30 лимонов все равно нет  . Хотя если бакс по-моему плану пойдет на перехай… Но это уже будет совершенно другая история :).Профитов всем!Кто не обладает мужеством рискнуть жизнью для достижения своей свободы, тот заслуживает быть рабом. Георг Гегель

25 марта, 09:34

Следственный комитет рассказал о незаконной покупке ЮКОСа в 1996 году

СКР близок к доказательству того, что бывшие совладельцы ЮКОСа приобрели компанию незаконно, заявил представитель ведомства Владимир Маркин. По его словам, Михаил Ходорковский не заплатил за покупку акций «ни копейки» Следователи СКР собирают доказательства о незаконном приобретении нефтяной компании ЮКОС его акционерами и близки к завершению этой работы, сообщил официальный представитель СКР Владимир Маркин в эфире радиостанции «Вести FM». «Это тот случай, который можно охарактеризовать словами: все знают, но доказать не могут. Это как раз тот самый случай, когда все знали, но следователи работали в этом направлении и уже близки к доказательству, что это было на самом деле так», — сказал Маркин (цитата по «Интерфаксу»). Представитель СКР высказал также мнение, что бывшим совладельцем ЮКОСа Михаилом Ходорковским «не было заплачено за покупку акций компании ни копейки». По словам Маркина, у следователей уже есть «доказательства в виде документов» о том, что ЮКОС был приобретен незаконно. «У всех ассоциируется, что ЮКОС — это компания, которую создал Ходорковский, на пустом месте, с нуля. Однако это государственная компания, которая расшифровывалась как «Юганскнефтегаз» и «Куйбышеворгсинтез». Отсюда возникла аббревиатура. Она была продана во время залоговых аукционов в 1996 году. Распоряжение о проведении конкурса подписал великий друг российского народа Альфред Кох. Если вы не помните, то могу вам подсказать», — сказал Маркин. Он напомнил, что на покупку ЮКОСа свои заявки подали две компании — «Лагуна» и «Монблан». «Попытка заявиться на этот конкурс структур Инкомбанка была быстренько отвергнута, у банка были якобы найдены какие-то нарушения, в результате остались две компании, которые принадлежали именно Ходорковскому», — подчеркнул Маркин. В среду, 23 марта, источник «Интерфакса» сообщил, что в ходе дополнительного расследования правоохранительные органы получили доказательства того, что бывшие совладельцы компании ЮКОС стали ее акционерами путем мошенничества. Из этого следует, что иностранные юрлица, за которыми стоят бывшие топ-менеджеры нефтяной компании, не имели законных оснований для предъявления претензий к России на $50 млрд. Источник не исключал варианта, что добытые следователями доказательства послужат основанием для предъявления новых обвинений Михаилу Ходорковскому и другим экс-совладельцам ЮКОСа и передачи дела в суд. В начале марта РБК писал, что Россия передала юридической команде бывших акционеров ЮКОСа исходную версию реестра акционеров компании, изъятого следователями у компании «М-Реестр» в июле 2003 года. Его анализ доказывает, что истцы, отсудившие у России $50 млрд в Гааге, получили акции ЮКОСа незаконно и скрывали от арбитража российскую национальность инвесторов, утверждали российские юристы. Если бы не обман со стороны истцов, которые скрыли, что они являются просто «подставными компаниями, принадле​жащими российским гражданам», Гаагский арбитраж даже не признал бы, что обладает юрисдикцией рассматривать спор в рамках международного Договора к Энергетической хартии, считает российская защита. В июле 2014 года Международный арбитраж в Гааге присудил бывшим акционерам ЮКОСа компенса​цию в $50 млрд. Россия отказалась платить, после чего акционеры ЮКОСа начали процесс принудительного исполнения решения в нескольких западных юрисдикциях — в Бельгии, Франции, Германии, Великобритании, США. Апелляция по делу ЮКОСа в окружном суде Гааги будет рассмотрена 20 апреля.

29 октября 2015, 10:11

Процесс ЮКОСа как внутрироссийская бомба. "Скелет" залоговых аукционов

Максим КалашниковПризнаться, за кучей дел я упустил перипетии дела акционеров ЮКОСа против РФ. А вот Александр Привалов из "Эксперта" - нет. Еще раз можно восхититься отличной работой наших противников из США. Они не только заманили Кремль на поле в виде Гаагского арбитража (где у Москвы - ни одного шанса на победу). Они теперь: - вынудили Кремль признать то, что так называемые залоговые аукционы 1995-1996 годов, которые и подарили олигархату сказочные богатства в виде нефтяных компаний и "Норникеля", были абсолютно незаконными. Фактически - воровскими махинациями, когда олигархи-банкиры за деньги самого государства покупали предприятия, стоившие десятки миллиардов долларов, за сотни их миллионов. При этом дело касается не только Ходорковского (рах уж речь зашла о залоговых аукционах), но и о всех, кто тогда превратился в "моголов". То есть, и о Прохорове, и Потанине, и Алекперове, и Абрамовиче, и Авене с Фридманом.- создали угрозу конфискации 50 миллиардов долларов (еще одной Сочинской олимпиады по средстам) из финансовых резервов РФ, теперь - в виде американских казначейских обязательств, принадлежащих ЦБ РФ.- создали угрозу окончательного раскола "элиты" РФ и внутриэлитной усобицы в разгар системного кризиса и войны. Ведь решения гаагского арбитража должно исполняться и в Америке! ***"О странной линии защитыАлександр Привалов...По данным тамошнего министерства финансов, в апреле-августе нынешнего года Россия увеличила свои вложения в US Treasuries более чем на треть, с 66,5 до 89,9 млрд долларов. Доказать, что на эти бумаги распространяется юрисдикционный иммунитет, — задача, вежливо говоря, очень непростая, и втягивание этого актива в гаагское дело стало бы весьма болезненным ударом для российской стороны. И 50 млрд — больше половины от 89,9 млрд, которые, в свою очередь, составляют очень заметную часть золотовалютных резервов страны...... Но другое новшество гораздо поразительнее: среди информации, сокрытой истцами от суда, названа их связь с «олигархами» (Ходорковским, Невзлиным, Лебедевым и другими), которые получили акции ЮКОСа «мошенническим путём» на залоговых аукционах, проводившихся с нарушением закона.Если это не сенсация, то я уж и не знаю, что тогда сенсация. То есть, конечно, она ещё может погаснуть, не разгоревшись. Американский судья спросит: значит ли ваше утверждение, что незаконность залоговых аукционов была должным образом установлена каким-либо российским судом? ах, нет? тогда переходим к следующему пункту. При таком повороте событий есть некоторый шанс на то, что тема незаконности аукционов не встанет в полный рост внутри России — а тут есть масса людей, давно жаждущих её поднять, — где властям будет чрезвычайно трудно не допустить, чтобы она поставила крест на знаменитой консолидации элит. Вот только вероятность такого равнодушия американского суда чрезвычайно мала. Куда вероятнее, что судья скажет: ну-ка, с этого места поподробнее… И сторона, представляющая Российскую Федерацию, будет всячески доказывать, что залоговые аукционы были жульническими, а её оппоненты будут твердить, что аукционы были беспримесно законными — то есть в точности то, что уже двадцать лет твердят все власти Российской Федерации. Цирк с конями..."http://expert.ru/expert/2015/44/o-strannoj-linii-zaschityi/ ***То есть, внутри РФ разрывается политическая бомба. И это почище знаменитого заявления Медведева о том, что Ельцин на самом деле не выигрывал выборы 1996 года. Бомба взрывается под устоями нынешнего режима. Ах, значит, залоговые аукционы 90-х - мошенничество? И верно: тогдашние олигархические банки (с помощью Чубайса и Кагаловского) накачивались бюджетными деньгами (туда их клали на хранение под ничтожный процент). Банки на этом наваривали охренительную прибыль (в том числе и на спекуляциях с ГКО - насосом для перекачки бюджета в частные карманы). Государство, оставаясь при этом без денег, брало в долг у олигархических банков, закладывая свое имущество - тогда еще государственные "Норникель" и нефтяные компании. За 1-2% от их истинной цены. А когда государство не смогло отдать долги, сладкая собственность ушла в руки новых моголов. Например, Абрамович с помощью Березовского и Патрцикашвили получи "Сибнефть" (теперешнюю "Газпромнефть") за 100,3 млн. долларов. Зато в 2005 году путинцы ("Газпром") выкупили у Абрамовича 75% акций "Сибнефти" уже за 13,2 млрд. долларов, а потом докупил оставшиеся 20% за 4 миллиарда. Итого Абрамович, вложив 100 млн. долларов, получил десять лет спустя 17,2 млрд. То есть, в 172 раза больше. Подобным же образом обогатился и Ходор: его банк "Менатеп", дав в долг государству 120 млн. долларов, затем взял ЮКОС за 350 млн. - при рыночной стоимости компании на момент продажи в 1996 г. в 6,2 млрд. долларов. И этот "бизнес" на разграблении РФ, выходит, крышевали сначала Ельцин, а потом и Путин. Могу побиться об заклад: если судебное дело ЮКОСа на Западе полезет в обстоятельства залоговых аукционов (а иначе как подтвердить незаконнность приватизации ЮКОСа Ходорковским?), то мы получим:- серию сокрушительных публикаций на Западе о том, что государство в РФ -0 насквозь криминальное и коррупционное.- вопросы о том, а не имело ли ближайшее окружение Ельцина и Путина долю во всех этих операциях залога за копейки и дальнейшего выкупа активов за миллиарды государственных денег.Внутри же РФ раздадутся вопросы: а на каком основании Чубайс при ВВП - на свободе и у руля крупной госкорпорации? Почему путинцы не ищут Кагаловского? На каком основании ВВП перекачал в карман Абрамовича 17 миллиардов долларов, хотя мог просто отобрать у него "Сибнефть" по причине полной незаконности залоговых аукционов? И не было ли в этом верховного личного интереса?Еще раз обращаю внимание на ум и эффективность действий американского врага. Они даже грязь 90-х теперь превращают в оружие сокрушения Кремля. Это вам не ХПП - ту мастера работают. Они Путина обкладывают со всех сторон, запирая в сортир. И в Донбассе, и в Сирии, и внутри РФ, и в ее экономике. Они готовят в РФ кризис кризисов. На 2016-2017 годы.Подробности -http://m-kalashnikov.livejournal.com/2474322.htmlДа, перестройка-2 и смута в РФ (благодаря ослоумию теперешней власти) становятся неизбежными. Только не надо мне про растущий рейтинг! Мнение кучи нолей без палочки никак не перевешивает давления целого "пласта" тенденций и процессов. Я вижу, как Кремль загнали в сортир, в тупик, в кольцо охотников.

25 октября 2015, 23:00

О странной линии защиты

Полтора уже года, с тех самых пор, как Гаагский арбитраж присудил 50 млрд долларов компенсации от России экс-акционерам ЮКОСа, дивлюсь я тому, как мало этот астрономический проигрыш занимает отечественную публику: словно и не было его

24 августа 2015, 21:22

Закулисье империи "Лукойл"

Олигархические империи России. На чьи геостратегические интересы работает "российская" компания "Лукойл". Олигархия как она есть. Как Березовский и Ходорковский стали миллиардерами. http://neuromir.tv/

23 июня 2015, 21:35

От Гаагского арбитража – к трибуналу?

От Гаагского арбитража – к трибуналу?https://youtu.be/F_dWSjI8_XkМихаил Хазин о том, к какому поражению страны ведет нынешний экономический курс Кремля. Запалом какого кризиса может стать угроза Запада конфисковать у РФ 50 миллиардов долларов в пользу акционеров ЮКОСа? Причина поражений РФ – совершенно криминальная, колониальная «элита», способная убрать Путина. Передачу ведет Максим Калашников.

11 апреля 2014, 22:22

Темное прошлое Альфреда. Кох убежал от двенадцати лет строгого режима

     Вчера (08.04.2014) из дружественной Германии раздался голос главного приватизатора Всея Руси ельцинского периода, а ныне борца за либеральные ценности  Альфреда Рейнгольдовича  Коха. Этот голос форматировался в буковки на странице персонажа в Фейсбуке и дрожал от плохо скрываемого страха.  «Как раз когда я выехал по делам в Германию, против меня в России возбудили уголовное дело. Обвинение по статье (вы будете смеяться) - контрабанда (спасибо, хоть не педофилия). Ведет следственная бригада ФСБ из 15 человек, плюс физзащита, плюс оперативники и т.д. Короче к жене на обыски приезжало два автобуса здоровенных мужиков. С криками и визгами, маски-шоу, автомат в лицо и т.д. Против одной сонной пожилой женщины. Вломились в квартиру в семь утра...». Этот героический мужчина Кох, конечно, не успел в Москву, дабы спасти свою жену, которую, по его информации, терзали «15 здоровенных мужиков из ФСБ». Зато он успел сообщить читателям в ФБ о том, что в Россию не вернется, так как его обвинили в контрабанде.  Коху светит до двенадцати лет строгого режима. А может и больше  Разумеется, бывший глава Госкомимущества и экс-вице-премьер не пояснил в какой именно контрабанде его обвиняет ФСБ. Забыл, наверное.     Дело в том, что статья 188 УК РФ «Контрабанда» была отменена еще в 2011 году. Вместо нее в Уголовном Кодексе появились две узконаправленных статьи, имеющих отношение к контрабанде. А именно: статья 229.1 «Контрабанда наркотических средств, психотропных веществ» и статья 226.1 «Контрабанда сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия или его основных частей, взрывных устройств, боеприпасов, оружия массового поражения, стратегически важных товаров и ресурсов или культурных ценностей либо особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов».   Подозреваемыми и обвиняемыми по статье 229.1 УК занимается ФСКН (Федеральная служба по контролю за наркотиками). Кох же заявил, что его дело ведет ФСБ России, которая как раз и расследует преступления, предусмотренные той самой статьей 226.1.    А значит, Альфреда Коха обвиняют (или подозревают) в «контрабанде сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия или его основных частей, взрывных устройств, боеприпасов, оружия массового поражения, стратегически важных товаров и ресурсов или культурных ценностей либо особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов». Да, кстати, максимальный срок по этой милой статье предусматривается до двенадцати лет строгого режима.  Кох и его Барбадос.   Пока неведомо, что нелегально вывозил или ввозил в Россию Альфред Кох. Ядовитые или взрывчатые вещества, ядерные материалы или особо ценные культурные ценности, водные биологические ресурсы или особо ценных диких животных. Но, в свое время, я внимательно изучал прошлую деятельность на высоких постах родины ныне либерально-агрессивного Альфреда Рейнгольдовича и обнаружил много интересного.      И очень похоже, что на свет Божий всплыли прошлые и весьма темные делишки этого персонажа новейшей российской истории. И эта давняя история, вероятно, прольет свет на недавний обыск в квартире Коха, его поспешное бегство в Германию и на то самое уголовное дело по статье 229.1 УК РФ, которое ведет ФСБ. Но расскажу по порядку:     Итак, в 2011 году я опубликовал в «Новой газете» совершенно удивительный документ. Это официальное письмо в Управление по организованной преступности МВД РФ, которое направили дипломатические представители славного оффшорного царства под названием Барбадос.  В этом письме сообщается о том, что высокопоставленный российский чиновник Альфред Кох прибыл на Барбадос в сопровождении двух главных фигурантов уголовного дела по отмыванию денег через «Бэнк оф Нью-Йорк» Константина Кагаловского и Натальи Гурфинкель. Они прибыли вместе, одним рейсом, поселились в одном отеле.      Напомню, что этот визит в оффшорный рай состоялся в 1996 году в период самой высокой активности приватизационных дел команды Чубайса-Коха.  А теперь приведу небольшую выдержку из интервью с одним из высокопоставленных офицеров ФБР, который занимался расследованием отмывания российских миллиардов через американский «Бэнк оф Нью-Йорк». Это интервью в 2001 году опубликовала «Новая газета»: «О.Л.: Что вы думаете о путешествии Альфреда Коха на Барбадос? Офицер ФБР: Мы отлично знаем об этом путешествии, и это самое письмо, которое вы держите в руках, у нас имеется. Во-первых, обратите внимание на то, где в 1996-м работал Альфред Кох: он был заместителем председателя Мингосимущества и правой рукой тогдашнего вице-премьера Анатолия Чубайса. А ведь именно к январю Чубайс практически закончил приватизацию российской собственности и уже начинал подготовку к президентской кампании Бориса Ельцина. Как нам стало известно, Анатолию Борисовичу в начале 1996-го срочно понадобились механизм для «вывода за рубеж» миллиардов, полученных в результате приватизации, а также «отмывка» части из них для дальнейшего направления на предвыборную кампанию Бориса Ельцина. И конечно, «Бэнк оф Нью-Йорк» был для Чубайса идеальным вариантом.        О.Л.: То есть Кох не являлся основным действующим лицом в деле «БОНИ»?  Офицер ФБР: Нет. Кох был эмиссаром Чубайса и по его указаниям строил финансовые схемы, связывающие «приватизационные» деньги с «Бэнк оф Нью-Йорк». Кох представлял интересы Чубайса, так как сам Анатолий Борисович, будучи вице-премьером и очень известным в мире лицом, не мог в открытую встречаться с сотрудниками «БОНИ». Хотя я точно знаю, что и сам Чубайс отлично знаком с действующими лицами скандала с «Бэнк оф Нью-Йорк». Но встречались они тайно, причем на территории США. А еще я вам посоветовал бы посмотреть отчеты российских контролирующих органов по периоду приватизации до 1996 года, когда формировались основные суммы. Обратите внимание на оборонные технологии, а точнее, их «уход» на Запад. Именно оттуда, по моему мнению, поступали самые крупные деньги…».  А теперь самое интересное.  Плюс дармовая распродажа всей оборонки СССР    Вот официальный список трудовой деятельности Альфреда Коха в государственных структурах в период с 1992 года по 1997 год:  1992—1993 годах — заместитель председателя комитета по управлению имуществом Санкт-Петербурга. С августа 1993 по 1995 годы заместитель председателя Государственного комитета Российской Федерации по управлению государственным имуществом. Курировал проведение приватизации. 15 марта 1995 года стал первым заместителем председателя Госкомимущества России 12 сентября 1996—13 августа 1997 — председатель Госкомимущества России. 17 марта—13 августа 1997 — Заместитель Председателя Правительства Российской Федерации.  А вот отчет Счетной палаты о результатах проверки Госкомимущества за период с 1992 по 1995 год. В нем четко прослеживается как и кто выводил миллиарды за рубеж. Плюс распродажа на Западе, практически, всей оборонной промышленности СССР.   «Особую тревогу вызывает захват иностранными фирмами контрольных пакетов акций ведущих российских предприятий оборонного комплекса и даже целых его отраслей. Американские и английские фирмы приобрели контрольные пакеты акций МАПО «МИГ», «ОКБ Сухой», «ОКБ им. Яковлева», «Авиакомплекс им. Илюшина», «ОКБ им. Антонова», производящих сложные комплексы и системы управления полетами летательных аппаратов. Германская фирма «Симменс» приобрела более 20% Калужского турбинного завода, производящего уникальное оборудование для атомных подводных лодок.        Россия не только утрачивает право собственности на многие оборонные предприятия, но и теряет право управления их деятельностью в интересах государства...».        К сожалению, остальная часть отчетов ревизоров до сих пор засекречена.       Но я приведу текст еще одного удивительного документа. Это совместное письмо ФСБ и СВР, где говорится: «Приватизация предприятий ВПК привела к массовой утечке новейших технологий, уникальных научно-технических достижений практически даром на Запад. В целом Запад приобрел в России столь большой объем новых технологий, что НАТО учредило для их обработки специальную программу». И обратите внимание на то, что вышеприведенные документы охватывают период с 1992 года по 1995 год. И именно в это время героический Альфред Кох трудился в должности  заместителя председателя Государственного комитета Российской Федерации по управлению государственным имуществом, где курировал проведение приватизации.  Вот, что сообщается в том же отчете Счетной палаты по поводу о руководителях Росимущества и о том, как шла распродажа, в том числе и оборонной промышленности: «Продажи государственного имущества осуществлялись по существенно заниженным ценам, что нанесло значительный ущерб бюджету и экономике страны. Должностные лица Мингосимущества России, ответственные за подготовку и проведение продаж федеральной собственности, как правило, действовали в интересах отдельных покупателей, а не государства. Продажа госсобственности по бросовым ценам обеспечивалась искусственно созданным отсутствием конкурсности и непомерным занижением начальной цены объектов... Все это привело к недополучению федеральным бюджетом средств, во много раз превосходящих суммы, полученные от приватизации». Причем за всю проданную «оборонку» бюджет России получил аж... 450 миллионов долларов, а ведь там были разработки, стоящие миллиарды. Возникает вопрос: куда же делась разница? А вот для организации «приема» этой самой разницы в январе 1996-го, скорее всего, и ездил Альфред Кох на Барбадос в компании профессиональных отмывателей миллиардов.  Эпилог о либеральном Альфреде Вот такая печальная история вспомнилась после сообщения об обыске в апартаментах у светоча демократии и борца за мир во всем мире Альфреда Коха. И про контрабанду он сам рассказал, разумеется, уточнив, что мерзкая власть прессует его, белого и пушистого за любовь к свободе и справедливости. И никак не иначе. А я провел всего лишь аналогии с тем, что происходило совсем недавно, если считать в масштабах истории. И, скорее всего, что Альфреда Коха наконец-то дернули за все его прошлые художества, о которых читай выше.  Срок давности в таких делах может и не применяться. Есть такая возможность в законодательстве. И, вполне вероятно, что к статье 226.1УК РФ добавится еще целый букет не менее экзотических статей Уголовного кодекса.  Похоже, что Кох завис в Германии очень надолго. А может на Барбадос,  Альфред Рейнгольдович?       

Выбор редакции
21 февраля 2014, 09:41

Приватизация 90-х: взять и отменить?

Приватизация 90-х: взять и отменить?   Программа «Право голоса» ТВ Центр   19 февраля 2014 г.   http://www.tvc.ru/channel/brand/id/36/show/episodes/episode_id/29869/ с участием А.В.Бузгалина, Д.Митиной   читать далее

07 февраля 2014, 13:08

"Сейчас не 1917 год - защищать богачей будет некому"

Русский писатель, публицист, российский политический деятель Эдуард Лимонов в одной из своих недавних статей поднял актуальную для российского общества проблему – проблему национализации. По его словам, именно национализация является той национальной идеей, которая способна объединить граждан страны в борьбе за социальную справедливость, утраченную после приватизации 90-х годов. События на Украине - лишнее доказательство необходимости обретения этой справедливости. Лидер партии "Другая Россия" призывает граждан принять участие в митинге и шествии под лозунгом "Отобрать и поделить!". Акция состоится 15 февраля на Елоховской площади. Эдуард Лимонов рассказал, почему проблема национализации требует пристального внимания народа, и как можно добиться ее решения. Вопрос: Вы считаете, что вопрос национализации сейчас стоит особо остро? Люди возмущаются "прихватизацией" более 20 лет, но дальше разговоров на кухне это не заходит. Эдуард Лимонов: А как он может стоять не остро? Ведь у нас 71% национальных богатств принадлежит меньше, чем 1% населения. Как Вы считаете, это нормально? В Америке 27% национальных богатств принадлежит, в Индии – 49%. Нас постигло гнетущее неравенство. Приватизация 90-х годов была просто грабительским отвратительным воровством, поэтому надо это все поставить на место. Вопрос: Власти постоянно внушают гражданам, что национализация грозит повторением насилия и кровопролития 1917 г. и чуть ли не гражданской войной.Эдуард Лимонов: Кто будет защищать этих богачей? Милиция не будет, армия тем более не будет, отряды ЧОП`овцев тоже, наверное, не будут, насколько я знаю настроения среди охранников. Это все не из той оперы. В 1917 г. было несколько сословий, которые столетиями существовали: помещики, капиталисты, офицерское сословие. Было, кому защищать. А сейчас этого нет. Мы все – дети советской власти, вышедшей оттуда, и нам отвратительно, что у нас в современном мире хамским образом отобрали национальные богатства. Это взято из бюджета. Все это принадлежит народу, газ принадлежит народу. С такими лозунгами даже в Бразилии люди выходят на улицу. Вопрос: Но это коренным образом отличается от повестки той же Болотной - так называемой "революции норковых шуб". А как Вы считаете, пойдет ли власть на уступки, которые были возможны по следам Болотной? Эдуард Лимонов: Причем тут власть? Мы обращаемся с людям, к народу. Мы что, власть упрашиваем?Вопрос: То есть, компромиссов быть не может?Эдуард Лимонов: Мы ей предлагаем, говорим: "Пересмотрите итоги приватизации", но обращаемся в основном к народу. Мы должны это сделать, а не власть. Власть срослась уже с богатыми, она не будет ничего делать, это понятно. Наше дело – разнести эту проблему, поднять ее, чтобы все увидели, что такая проблема огромна. Когда у нас собирают деньги на больных детей с миру по нитке, надо сказать власти: "У вас такие деньги есть, и мы должны их мобилизовать, просто отобрать". Вопрос: Но ведь все равно власть должна как-то ответить на ваши призывы… Эдуард Лимонов: Я не думаю, что она что-то будет отвечать. Она либо будет решать сейчас, дать ли нам возможность согласовать митинг и шествие, либо нет. Вот и посмотрим, что она решит по этому поводу. Вопрос: Еще один тезис либералов: мол, как быть с приватизированным жильем, которое граждане получили бесплатно? Эдуард Лимонов: Ну это же всем ясно. Это высказывалось уже не раз, и все мы это говорили: это не касается квартир граждан, не касается малых бизнесов. Мы писали и говорили об этом много раз: речь идет о сверхбогатых! Речь идет о сырьевых отраслях, прежде всего. Они должны быть национализированы. Это во всем мире так. Во всем мире они принадлежат людям, народу, обществу, идут в бюджет государства. Вот, чего мы хотим. Вопрос: Как Вы сами пишете в книге "Убийство часового", "часовой" наших рубежей и богатств убит, кто займет его место? Кто станет начальником караула? Чтобы национализированное снова не было приватизировано, как в 90-е? Эдуард Лимонов: Эта книга была опубликована в 1993 г., прошел 21 год. Все там верно, все правильно. Была трагедия. Теперь на место часового должна подняться Россия, она должна стать защитницей всех тех ценностей, которые защищал Советский Союз. Анна Смирнова 

05 февраля 2014, 21:04

Сенатор Лебедев раскрыл американскому суду детали "мутных" сделок 90-х

Иск сенатора Леонида Лебедева к бывшим совладельцам Тюменской нефтяной компании (ТНК), поданный в Нью-Йорке, может перерасти в очередное громкое разбирательство между российскими олигархами в зарубежных юрисдикциях. Как и знаменитая лондонская тяжба Романа Абрамовича и покойного Бориса Березовского, намечающееся "дело ТНК" обещает раскрыть увлекательные подробности российского бизнеса "смутных" 90-х и начала 2000-х. Во вторник, 4 февраля, представители Лебедева подали в Верховный суд штата Нью-Йорк исковое заявление к миллиардерам Леонарду Блаватнику и Виктору Вексельбергу с требованием возместить Лебедеву более $2 млрд, которые якобы причитались ему по прошлогодней сделке по продаже нефтяной компании ТНК-BP за $55 млрд. Покупателем выступила "Роснефть": госкомпания выкупила по 50% ТНК-BP у британской BP и консорциума AAR, участниками которого были компании Access Industries и "Ренова" Блаватника и Вексельберга. Фактически Лебедев утверждает, что был непризнанным миноритарным акционером ТНК-BP, а Блаватник и Вексельберг утаили этот факт от BP на этапе создания российско-британской компании. Предыстория спора о долях в ТНК, по версии Лебедева, излагается в 24-страничном документе, направленном в суд Нью-Йорка. В нем говорится, что нефтяное партнерство трех предпринимателей началось в конце 1997г., когда Блаватник и Вексельберг, пожелавшие совместно выкупить приватизируемые акции ТНК, предложили Лебедеву объединить усилия и финансовые ресурсы. На тот момент у Лебедева были 1,8% акций ТНК и 10,5% ее ключевой производственной "дочки" - "Нижневартовскнефтегаза". Первое соглашение, заключенное между Лебедевым, Блаватником и Вексельбергом, отражало план создания акционерной компании, которой они будут владеть на паритетных началах и которая будет контролировать ТНК. Как утверждает Лебедев, он передал структурам Блаватника/Вексельберга $25 млн, долю в уставном капитале ТНК и долю в "Нижневартовскнефтегазе", а взамен должен был получить 33,3% в совместном предприятии, призванном контролировать ТНК. Блаватник и Вексельберг, благодаря денежному взносу Лебедева, сумели профинансировать выкуп 40% акций ТНК, на который они подписались в рамках тендера еще до заключения договоренностей с Лебедевым. Но, как следует из иска, Блаватник и Вексельберг так и не передали Лебедеву долю в нефтяном бизнесе, хотя и использовали его активы для покупки акций ТНК. Вместо этого они начали оспаривать стоимость их вкладов в капитал совместного предприятия, в результате чего неопределенная ситуация затянулась до начала 2000-х. Лебедев также обвиняет Блаватника и Вексельберга в недобросовестных действиях, предпринятых с целью обеспечить фиктивное соблюдение обязательств в рамках приватизации ТНК. "Ответчики использовали то, что снисходительно может быть названо творческим учетом (creative accounting - методы искажения финансовой отчетности для повышения ее привлекательности. - Примеч. РБК), ради выполнения обязательств по вложению в общей сложности $810 млн в капитал ТНК", - говорится в жалобе. Например, "Ренова" оценила ноу-хау (нематериальный актив) Вексельберга в $100 млн, хотя, как уверяет истец, Вексельберг не обладал никаким опытом управления нефтегазовым бизнесом и не располагал значимыми связями в отрасли. Кроме того, в жалобе утверждается, что ответчики использовали существующие средства ТНК для покупки акций "Нижневартовскнефтегаза". В 2001г. стороны договорились встретиться в Нью-Йорке для улаживания конфликта. Как сообщается в судебном документе, предприниматели общались в течение трех дней в различных местах: в офисе Блаватника, в частной резиденции Вексельберга и во время прогулки по городскому Центральному парку. Несмотря на взаимные претензии, партнеры вроде бы пришли к согласию и условились подписать окончательную версию соглашения на третий день переговоров, однако утром в гостинице Лебедев узнал, что Блаватник "неожиданно уехал из города по неотложным делам". Вексельберг встретился с Лебедевым и заверил, что Блаватник полностью уважает достигнутые договоренности. Двое из трех партнеров скрепили соглашение подписями. При этом Лебедев указывает, что данные подписи носили личный характер, то есть не были сделаны от имени каких-либо компаний. В соответствии с "соглашением об инвестициях", подписанным Лебедевым и Вексельбергом в Нью-Йорке, за Лебедевым было признано "право владения 15% совокупной доли сторон в нефтяном бизнесе, в частности право на 15% акций OGIP" - офшорной компании, которая должна была держать акции бизнесменов в ТНК. Кроме того, соглашение оговаривало, что Лебедев имеет право на 15% доходов от совместного нефтяного бизнеса (в виде дивидендов или в какой-либо иной форме). В своих документах партнеры называли совместное предприятие, через которое они должны были контролировать ТНК, "Нефтяной бизнес". Как утверждает Лебедев, договоренности, закрепленные письменно в 2001г., предусматривали, что он также имеет право на 15% в любой компании - правопреемнице "Нефтяного бизнеса", кроме того, ему причитается не подлежащая размытию 15-процентная доля в прибылях ТНК. Однако к началу 2003г. Блаватник и Вексельберг якобы в обход Лебедева договорились с "Альфа-Групп", которая владела остальными акциями ТНК, о формировании нового партнерства - консорциума "Альфа"- Access-"Ренова" (AAR). "Альфе" доставалось 50% нефтяной компании, вторая половина отходила структурам Блаватника и Вексельберга. Таким образом, по соглашению 2001г. Лебедев должен был получить 7,5% в новом консорциуме (то есть 15% совместной доли партнеров), говорится в иске. В феврале 2003г. AAR подписал меморандум о намерениях по созданию совместного предприятия между ТНК и российским подразделением британской British Petroleum (BP). Консорциум получал 50% в новом совместном предприятии ТНК-BP, значит, Лебедеву причиталось 3,75% в компании, утверждает истец. Однако после подписания меморандума с BP Блаватник и Вексельберг якобы сообщили Лебедеву, что сокрыли от британцев факт его участия в капитале ТНК, ссылаясь на то, что в противном случае BP отказалась бы от сделки. Как поясняется в иске, это было связано с "негативными сообщениями в прессе", в которых имя Лебедева связывалось с некими правонарушениями. Блаватник и Вексельберг предложили выкупить долю Лебедева втайне от BP, однако на тот момент у них не было денег, да и сам Лебедев, как сообщается, не хотел продавать актив. В конечном счете сделка по объединению ТНК и российских активов BP была заключена, как если бы Лебедев не имел к ней никакого отношения, следует из иска. Лебедев считает, что бывшие партнеры должны ему более $2 млрд (исходя из непризнанной доли в 3,75% ТНК-BP - преемницы Тюменской нефтяной компании). Кроме того, он требует возместить ему ущерб, связанный с "вредоносным поведением" Блаватника и Вексельберга. Лебедев запросил судопроизводство по иску с участием присяжных заседателей. Суд Нью-Йорка выбран Лебедевым для разрешения спора на том основании, что и Блаватник, и Вексельберг располагают в Нью-Йорке жильем и другими активами, а также вели в этом городе бизнес, относящийся к "делу ТНК". Ответчики должны отреагировать на жалобу в течение 20 или 30 дней - в зависимости от обстоятельств ее вручения. Леонид Лебедев - член Совета Федерации, делегирован в верхнюю палату российского парламента Государственным Советом Чувашии. Один из наиболее состоятельных сенаторов: в 2011г. эксперты журнала "Финанс" оценили его капитал в 2,2 млрд долл. В том же году эксперты Forbes оценили доход семьи сенатора в 187,12 млн руб., из которых сам Лебедев заработал лишь 2,26 млн, а все остальное пришлось на долю его супруги. В 1979г. Лебедев закончил Московский институт химического машиностроения, в 1988г. стал одним из основателей советско-американского СП "Синтез Интернешнл", в 1989г. вместе с Александром Кутиковым из "Машины времени" основал звукозаписывающую компанию "Синтез рекордз". В начале 1990-х занялся нефтью (стал владельцем "Негуснефти" и акционером "Нижневартовскнефтегаза" и Ярославского НПЗ) и банковским бизнесом. В начале 2000-х пытался получить контроль над "Славнефтью", но проиграл борьбу за пост генерального директора компании Михаилу Гуцериеву. Впоследствии продал большую часть нефтяных активов, сохранив лишь "Негуснефть". В 2012г. компания добыла 437,2 тыс. т нефти и 128 млн кубометров газа. В состав ГК "Синтез" входит инвестиционная компания "Корес Инвест", участвующая в ряде масштабных энергетических проектов. В частности, ей принадлежит пакет акций ТГК-2. Лебедев является одним из учредителей кинокомпании "Красная стрела", выпустившей фильмы "Стиляги", "Географ глобус пропил" и т.д. В 2011г. за поддержку выпуска книги "Православие в Китае" Лебедев был награжден Русской Православной Церковью орденом святителя Иннокентия.

04 декабря 2013, 18:55

Владимир Путин: Мы должны опираться на предпринимателей, не участвовавших в приватизации 90-х годов

В России активно формируется зрелый предпринимательский класс, который в большинстве состоит из людей, не участвовавших в приватизации 90-х годов. Об этом сегодня, 4 декабря, заявил Владимир Путин, выступая на заседании Экономического совета при президенте РФ...

22 ноября 2013, 10:17

Forbes.ru: Эхо ЮКОСа: куда исчез автор залоговых аукционов Константин Кагаловский

 Слева направо: Михаил Ходорковский, Михаил Фридман, Бадри Патаркацишвили, Анатолий Чубайс, Владимир Потанин, Джаванфар Замани, Борис Березовский, Александр Шохин, Петр Авен, Виталий Малкин, Константин Кагаловский. Известный бизнесмен уже 10 лет живет в Британии в добровольной ссылке. Почему он не торопится возвращаться на родину? Кагаловский вполне мог стать одним из лидеров российского списка Forbes. Он все время был на расстоянии вытянутой руки от огромных денег и власти. Сначала в гайдаровском правительстве, где отвечал за взаимодействие с МВФ. А затем и в крупном бизнесе. Именно он разработал в 1995 году схему залоговых аукционов, которая по сей день служит точкой отсчета состояний большинства лидеров списка Forbes, и был правой рукой Ходорковского в операции по приватизации ЮКОСа. В 1999 году он оказался вовлечен в скандал с русскими капиталами в Bank of New York, завершивший романтический период отношений России и Запада. Кагаловский оказался одним из немногих ключевых людей в «Менатепе», кого не коснулись уголовные дела, заведенные на совладельцев и менеджеров нефтяной компании ЮКОС.  Однако предприниматель уже 10 лет находится в Великобритании в добровольной ссылке и на родину не торопится. В России его почти забыли. Но на Украине Кагаловский в последние годы стал чуть ли не главным защитником свободы слова. Телеканал, принадлежащий Кагаловскому, превратился в ведущий оппозиционный ресурс страны, на защиту его от посягательств власти выходило 10 000 человек. При этом на трибуна он не похож. «Это получилось ситуативно, совершенно случайно», — говорит, разводя руками, Кагаловский в разговоре с корреспондентом Forbes. Он совсем не готов бороться за украинскую демократию и с гораздо большим энтузиазмом рассказывает о политике… в Камбодже. Из Бибирево в Вашингтон «Ты приготовила что-нибудь? К нам едет Костя, надо его кормить», — кричал молодой семьянин Михаил Леонтьев жене. Примерно раз в неделю в квартире Леонтьева появлялся худой и сутулый аспирант Константин Кагаловский. Когда он приезжал к другу, то наедался на неделю вперед. Будущий телеведущий и апологет путинского режима Михаил Леонтьев познакомился с Кагаловским еще до поступления в институт. Они были в одной неформальной компании, пили портвейн, периодически переходя на водку. В компании они казались белыми воронами, потому что имели интересы за пределами общего раздолбайства. Кагаловский, к примеру, где-то раздобыл и прочел толстенную «Экономику» Самуэльсона — классику западной экономической теории, переведенную на русский «для служебного пользования». После вуза Кагаловского забрали начфином в воинскую часть в Забайкалье, недалеко от границы с Китаем. Леонтьев рассказывает: «Вел он себя вызывающе. Военная контрразведка изъяла у него девять страниц тезисов будущей диссертации». В работе говорилось о неравенстве доходов советских людей. Однажды Кагаловского обвинили в том, что тот «принудил бойцов отказаться от пищи». Он ответил, что этого быть не могло, «поскольку пищи в наличии не было». После армии молодой экономист пошел работать в ЦЭМИ, Центральный экономико-математический институт РАН, — знаменитый закрытый НИИ, где пытались найти математические решения экономических проблем. В ЦЭМИ, кроме Кагаловского, о судьбах советской экономики размышляли Андрей Вавилов, Александр Шохин, Владимир Машиц и другие экономисты, которые потом вошли в состав первого демократического правительства, сформированного Борисом Ельциным. Хотел ли Кагаловский быть ученым? «При социализме, если люди не хотели делать партийную карьеру, наука оставалась единственной нишей, где можно было делать что-то интересное, — говорит Кагаловский. — Половина тогдашних ученых при другом раскладе учеными бы и не стали». Кагаловский очень быстро вошел в круг Егора Гайдара, работавшего в дружественном ВНИИ системных исследований (ВНИИСИ). Однако пока Кагаловский учился и работал в ЦЭМИ, денег ему не хватало даже на мебель. «Он снимал квартиру в Бибирево. Там вообще отсутствовала мебель и была только кухня, — рассказывает Леонтьев. — Туда периодически заселялись люди, и потом их Костя долго и муторно выселял. Он лишал их пищи, доступа, воздуха, сортира». Все изменила революция, точнее крах СССР. Ельцин назначил Гайдара ответственным за реформы, и тот стал формировать правительство. План реформы и состав первого правительства рисовался на госдаче №15 в Сосенках, и Кагаловский был одним из основных разработчиков. Его ставили всегда в пару Егору Гайдару, когда упоминали о «независимых экспертах», разрабатывавших план. Как рассказывает Кагаловский, он сам придумал для себя должность полпреда по связям с мировыми финансовыми организациями. Сначала он взаимодействовал с кредиторами в Москве и в командировках, а в октябре 1992 года, почувствовав, что правительство Гайдара вот-вот падет, Кагаловский решил ехать в Вашингтон, где стал директором Международного валютного фонда от России. Как рассказывает близкий друг Кагаловского, американские контрагенты были немного шокированы манерой общения нового директора. «Они говорили, мол, Кагаловский делает вид, что плохо понимает по-английски. Наиболее употребляемый глагол Кагаловского в разговоре с американцами был must». Содержательные тезисы Кагаловского удивили американцев еще больше. Кагаловский доказывал, что Россия является не дебитором, а нетто-кредитором, взвалив на себя большинство стран постсоветского пространства. Простив им долги и отпуская им энергоносители по демпинговым ценам, Россия решала проблему МВФ. Жесткость Кагаловского оказалась очень полезной, когда он торговался по квоте России при включении в МВФ. Ему удалось довольно существенно ее повысить — с 2,5% до 3%. Цифра только кажется небольшой, на самом деле благодаря этим полпроцента кредиты обходились дешевле и просить можно было больше, а главное — выше становился экономический и политический статус России, поскольку по размеру квоты страна стояла сразу за «большой семеркой» и Канадой. С окончанием срока в ноябре 1994 года он покинул свой пост. «У меня не было желания делать государственную карьеру, а в МВФ все прорывы уже были сделаны и осталась рутинная работа», — объясняет Кагаловский. Но есть и другая версия. «В Вашингтоне Кагаловский не терял времени даром — он там обзавелся хорошими знакомствами и, что важнее, выяснил современные финансовые технологии. Как работают рынки капиталов, инвестиционные и просто банки… по тем временам такое знание было настоящим товаром», — вспоминает бывший подчиненный Кагаловского. — А в Москве было много покупателей…» Из чиновников — в бизнес С Михаилом Ходорковским и его ближайшим партнером Леонидом Невзлиным Кагаловский стал приятельствовать еще в Вашингтоне. Кагаловского интересовала возможность начать бизнес, а Невзлина — связи и понимание финансовых рынков. «Бизнесовая сфера для меня тогда была непонятна, — говорит Кагаловский. — Это был взаимовыгодный контакт. Не в смысле выгоды, как принято сейчас, — я чиновник, ты нам помоги это, а мы тебе дадим то. Это был контакт скорее на интеллектуальном уровне». Когда у Кагаловского стал заканчиваться контракт с правительством, он решил уйти в бизнес. Предложений было много, в том числе и от нынешних лидеров списка Forbes, говорит Кагаловский, не называя фамилий. Однако экс-чиновник решил идти в «Менатеп». Сам Кагаловский объясняет это тем, что у него «душа лежала» к Ходорковскому. По его словам, в партнеры «Менатепа» его не взяли, однако предложили «очень серьезную зарплату». Первое время Кагаловский смотрел по сторонам, общался с подчиненными, пытаясь вникнуть в бизнес-процессы: «Было непросто. У меня ушло несколько месяцев на то, чтобы понять, как все функционирует». По словам Кагаловского, руководитель «Менатепа» рассчитывал, что он станет общаться с чиновниками. «Был Невзлин, который был довольно эффективным менеджером по GR, все сотрудники, которые взаимодействовали с правительством, были под ним, — рассказывает бывший акционер и директор по стратегическому планированию ЮКОСа Алексей Голубович. — Но не все топ-менеджеры компании могли с ним работать». Михаил Ходорковский отказался ответить на вопросы Forbes о Кагаловском. «Ходорковский смотрел, как у этого человека получится, — рассказывает о себе в третьем лице Кагаловский. — Не у всех чиновников в бизнесе хорошо пошло. Но Ходорковский думал, что из меня выйдет прок». И, похоже, он не ошибся. Бой за ЮКОС Оправдывать надежды Кагаловский начал уже через несколько месяцев. Он придумал масштабную сделку с правительством, которая изменила ход экономической истории России и во многом определила политическую. Сразу несколько источников подтвердили Forbes, что именно Кагаловский придумал идею залоговых аукционов и продвигал ее через все возможные ресурсы. При этом официально автором идеи считается Владимир Потанин. Тридцатого марта 1995 года Потанин совместно с Ходорковским и еще одни банкиром, главой банка «Столичный» Александром Смоленским официально предложил правительству план «займа в обмен на акции». Консорциум банков был готов предоставить правительству кредит почти на $2 млрд под залог акций предприятий. Это была огромная для России сумма, но в список входили лучшие активы страны. В случае невозврата кредита банки получали право продать акции предприятий. Авторы идеи в числе прочего рассчитывали, что реформаторы в правительстве будут заинтересованы в ослаблении позиций «красных директоров». Сейчас Кагаловский не скрывает, что банки сами хотели приобрести эти акции и стать собственниками предприятий. Владимир Потанин нацелился на «Норильский никель» — крупнейшую горно-металлургическую компанию, а Михаил Ходорковский — на ЮКОС, вторую по объему добычи и в то время первую по запасам нефтяную компанию России. За эти две жемчужины и конкуренты были не прочь побороться. Основная опасность исходила от зарубежных компаний. Если в России не было денег даже у правительства, то у западных предпринимателей с лихвой хватило бы средств, чтобы перебить цену. Кагаловский, правда, считает, что среди иностранцев не было серьезных инвесторов, а «были одни жулики», и эту мысль тем или иным способом Он доносил до чиновников правительства. Но как не подпустить к аукционам иностранцев? Он придумал простой способ — не прописывать четко, кого считать иностранной компанией, а кого нет. «Когда четко не прописано — это значит, что решение вопроса остается на усмотрение российского суда. Если суд признает, что конечный бенефициар иностранный, деньги конфискуют в российский бюджет». Между тем именно на иностранный капитал рассчитывал Альфа-банк в борьбе с «Менатепом» за ЮКОС. Кагаловский рассказывал, что Альфа-банк даже предлагал «Менатепу» перепродать ЮКОС американцам, поделив прибыль пополам. По словам Кагаловского, Альфа-банку удалось привлечь к сделке в качестве партнера калифорнийского нефтепромышленника, основателя Martin Oil Марвина Девиса. «Я не поленился ж… оторвать, слетать в Лос-Анджелес и поговорить с Девисом», — рассказывает сейчас Кагаловский. «Вы должны понимать: если мы докажем, что деньги ваши, результаты конкурса аннулируются, а деньги останутся в российском бюджете», — пересказывал ход той встречи Кагаловский. Девис выслушал его с большим интересом и вскоре после этого разговора отказался от сделки. Источник в Альфа-банке подтвердил, что переговоры с иностранным партнером действительно велись, но исход войны решился не отказом Девиса, а неожиданным ходом Анатолия Чубайса. Альфа-банк все же решился участвовать в конкурсе, объединившись с «Российским кредитом» и Инкомбанком, однако консорциум не был допущен по формальным причинам — из-за того, что часть из депонированных $350 млн они внесли ГКО. Как рассказывает источник в «Альфа-Групп», к тому времени консорциум договорился со всеми, включая Центробанк, однако всю операцию прикрыл в последний момент Чубайс, отказавшись брать ГКО. «Чубайс изначально был на стороне покупки ЮКОСа Ходорковским», — объясняет источник. По его словам, именно Кагаловский занимался аукционом и позиционной войной с консорциумом банков. В итоге 45% акций ЮКОСа достались «Менатепу» за $159 млн — всего на $9 млн больше стартовой цены. Позже выяснилось, что ранее правительство разместило в банке депозит на $120 млн. Как получилось, что правительство разместило именно в «Менатепе» крупную сумму незадолго до того, как попросить ее в качестве кредита? В Минфине тогда в ранге первого заместителя министра финансов работал давний друг Кагаловского Андрей Вавилов. Именно Вавилов от имени министерства финансов подписывал документы по залоговым аукционам. Но Кагаловский этот факт отрицает, а Вавилов на вопрос Forbes о том, он ли принимал решение о передаче $120 млн на хранение в банк «Менатеп», заявил, что такого не помнит. Как отразилась эта блестящая лоббистская операция на состоянии Кагаловского? Сейчас Кагаловский говорит, что Ходорковский его не обидел. По его словам, по итогам сделки ему хорошо заплатили. Однако достался ли Кагаловскому хоть сколько-нибудь значимый пакет ЮКОСа? В число бенефициаров Group Menatep, владевшей 61% акций ЮКОСа, Кагаловский не вошел. Алексей Голубович, другой миноритарий ЮКОСа, утверждает, что не видел Кагаловского в составе акционеров. Другой топ-менеджер компании говорит, что если Кагаловскому и достался пакет компании, то не более 2%. По словам бывшего топ-менеджера ЮКОСа, Кагаловский продал акции в 2003 году и мог получить за них до $800 млн (8 октября 2003 года стоимость компании достигла максимума — $43 млрд). Сам Кагаловский не отрицает и не подтверждает заявленную сумму, скромно напоминая, что о деньгах в Европе говорить не принято. Черная метка После покупки за бесценок ЮКОСа Кагаловский еще раз сослужил службу Ходорковскому, нейтрализовав опасного врага. Американский инвестор Кеннет Дарт купил акции дочерних компаний ЮКОСа на несколько десятков миллионов долларов, а затем блокировал любые решения компании, жалуясь на то, что вся прибыль оседает в головной компании. В ЮКОСе расценили эти действия как шантаж, классический «гринмейл». Война шла в несколько этапов. Сначала акции компании была спрятаны в офшорные зоны, затем были подготовлены планы размывания доли Дарта в компаниях, параллельно велись переговоры о покупке доли миноритария за адекватную цену. На борьбу с миноритарием был брошен Кагаловский. Применялись самые неожиданные средства. Например, в июне 1999 года, когда представители Дарта прибыли в офис ЮКОСа на собрание акционеров «Томскнефти», они увидели записку о том, что собрание перенесено в городок на юге Подмосковья. Когда же они помчались туда на машине, то по указанному адресу обнаружили здание в процессе реставрации. Поднявшись по лестнице без перил, они увидели комнату с семью стульями и на столе повестку дня собрания. «Собрание закончилось минут 20 назад», — сообщил им человек в помятой куртке строителя. По словам близкого к Кагаловскому источника, тот с помощью родственников Дарта даже выяснял психотип этого человека, чтобы знать все его слабые места. В итоге Дарт получил более $120 млн, хотя первоначальные требования доходили до $750 млн. Кагаловский справился с этим делом, сэкономив для компании немалые средства и выведя из-под удара дочерние предприятия. Но уже в том же 1999 году Кагаловский был исключен из совета директоров ЮКОСа — «в немалой степени из-за недовольства его деятельностью со стороны Невзлина», вспоминает бывший чиновник правительства, хорошо знакомый с Кагаловским (Невзлин от комментариев для этой статьи отказался). Это совпало с тем, что Ходорковский взял курс на рост капитализации, создание открытой публичной компании. По несчастливой случайности именно в это время один из ключевых его менеджеров оказался вовлечен с крупный международный скандал. Жена Кагаловского, глава восточно-европейского отделения Bank of New York Наталья Гурфинкель стала фигурантом громкого дела. Западные СМИ обвинили руководство этого крупного американского банка в пособничестве при отмывании денег русской мафии. Статьи про русскую мафию и американский банк появились в ведущих мировых СМИ в конце августа 1999 года. В одной говорилось, что с октября 1998-го по март 1999-го через Bank of New York прошло $4,2 млрд, в другой речь шла о сумме $10 млрд. Упоминали деньги Инкомбанка, которые якобы выводили менеджеры втайне от собственника Владимира Виноградова. 22 августа в старейшем британском еженедельнике The Observer вышла статья «Русская мафия взяла цель на Сити», посвященная Константину Кагаловскому. Ни следствия, ни суда в связи с этими обвинениями так и не было, однако Гурфинкель отправили в отпуск, а затем освободили от должности, а финансовые связи Кагаловского на Западе стали рассматривать исключительно через призму этого дела. Кагаловский говорит, что эта история отразилась на семье скорее психологически. «Константин, конечно, был ни при чем, просто пострадал за жену», —рассказывает бывший коллега Кагаловского в «Менатепе». Гурфинкель подала в суд на руководство банка, обвинив его в незаконном увольнении и нанесении ущерба репутации, и в итоге заключила мировое соглашение, получив от банка несколько миллионов долларов. Однако для ухода из ЮКОСа у Кагаловского были и другие причины. Он сам говорит, что устал от рутины. Но и это не все. Он не всегда подчинялся корпоративным требованиям. Михаил Леонтьев рассказывает, что Кагаловский не захотел отдавать свои акции в «общий котел», когда Ходорковский собирал всех акционеров в Group Menatep. Это был первый конфликт Кагаловского с Ходорковским. Потом конфликты стали возникать все чаще. Оказавшись без работы, Кагаловский поначалу пытался встроиться в политический истеблишмент. По словам Леонтьева, экс-менеджер «Менатепа» основал небольшой исследовательский институт и занялся прикладной экономикой. При этом большую часть времени Кагаловский уже жил в Лондоне. Но поработать не удалось даже в таком «половинчатом» формате. Началось «дело ЮКОСа». Когда Ходорковского арестовали, Кагаловский успел ему позвонить — у того еще не отобрали телефон. «Костя, я сейчас не очень могу говорить, я в прокуратуре», — сказал Ходорковский. Это был последний разговор Кагаловского с Ходорковским. Буквально через пару недель Кагаловский улетел в Лондон. Дел в России он больше не вел. Лишь однажды Кагаловский вступился за родную компанию. В мае 2004 года он собрал группу иностранных инвесторов, которая обратилась в правительство России с предложением выкупить долги ЮКОСа в обмен за право приобрести контрольный пакет компании. В число инвесторов входили самые разные люди — от Джорджа Миллера, главы IWMS (компании, чей основной бизнес — очистка систем стоков британских свиноферм), до семьи Аль-Мактум, из которой происходят шейхи и наследные принцы ОАЭ. Однако его инициатива наткнулась на полное непонимание российской стороны. Приватное дело После увольнения из Bank of New York Наталья Гурфинкель переехала из Нью-Йорка в Лондон, и Кагаловские замкнулись в семейном мирке. «Обсуждали детей, школу, другие вещи, как там в Лондоне быт — тысячу вопросов. Но мы никогда не касались бизнеса», — рассказывает его товарищ, предприниматель Андрей Вавилов. Из спячки Кагаловского вывел беглый предприниматель Владимир Гусинский. Бывший медиамагнат и основатель НТВ предложил ему вложиться на двоих в новый медиапроект на Украине. Кагаловский, в отличие от Гусинского, мог свободно перемещаться по миру и согласился туда съездить. «Решил — посмотрим, любопытно, телевидением я никогда не занимался». Проект ТВi партнеры основали в 2008 году. Гусинский пригласил на работу двух человек, сыгравших ключевую роль в создании НТВ, — бывшего президента телекомпании НТВ Игоря Малашенко, который стал главным внешним консультантом и де-факто управляющим, и Евгения Киселева, который начал вести еженедельную телепрограмму, а также стал главным редактором-консультантом. Почти сразу отношения партнеров не заладились. Кагаловского не устроило то, что весь менеджмент привел Гусинский, не дав ему возможности влиять на управление. К тому же возник финансовый спор: большая часть эфира была отдана сериалам и фильмам производства компании Гусинского New Media Distribution Company. Пока телеканал присутствовал лишь в кабельных сетях, сериалы обходились компании в копейки. Но амбиции бывших олигархов требовали иного масштаба. Свободных частот на тот момент не было, поэтому они решили арендовать региональные передатчики у телекомпаний, у которых оставался свободный местный эфир. После того как ТВi стал полноценным эфирным каналом, расценки на фильмы и сериалы пошли вверх. Кагаловского раздражало, что Гусинский «сгружал» на ТВi фильмы, которые другие не брали, по ценам, сравнимым с теми, что выставляли другим украинским каналам. «Я Гусинскому сказал: у тебя конфликт интересов — ты отвали от правления и сиди тихо, — рассказывает Кагаловский. — А он: я на это пойти не могу». Малашенко считает, что конфликт интересов, наоборот, возник бы, если сериалы продавались бы ТВi по дешевке. Миноритарным акционером New Media Distribution Company была страховая компания AIG, которой было бы сложно объяснить, почему сериалы отдаются за бесценок. Мотивация Кагаловского была иной, считает Малашенко: «Он хотел быть главным, чтобы его уважали как некоего медиамагната. Он вложил деньги в канал ради уважения и самореализации. Но так этого и не приобрел. В этом была главная причина, почему он начал разрабатывать план захвата канала». К сентябрю 2009 года инвестиции Гусинского в общий бизнес составил $12 млн, а Кагаловского — $11,6 млн. К этому времени ТВi поднялся в рейтинге украинских телеканалов с 47-го на 14-е место. Кагаловский забрал канал у партнера привычными методами — как он сам говорит, «по старинному российско-украинскому рецепту», который называется «дополнительная эмиссия». «Доля Гусинского с 50% уменьшилась до одного. Что вы, не слыхали, что в России это делается?» — с ласковой улыбкой говорит Кагаловский. В результате серии транзакций в сентябре 2009 года 99% ТВi стало принадлежать компаниям Aspida и Seragill, которые, в свою очередь, принадлежат компании Кагаловского Beta Trust. Как следует из материалов нью-йоркского суда, в котором разбирался спор Гусинского и Кагаловского, вся операция обошлось Кагаловскому в $68 000. Чтобы Гусинский не заподозрил неладное, Кагаловский присылал ему письма, в которых говорил о важности сотрудничества. Спокойный и довольный Гусинский продолжал финансировать по сути уже чужой канал и перевел с сентября 2009-го по январь 2010 года более $3 млн структурам Кагаловского. Узнав об изменениях в составе акционеров компании, Гусинский подал в арбитраж Нью-Йорка. Двухлетнее судебное разбирательство завершилось его полной победой (решение суда есть в распоряжении редакции Forbes). Кагаловский остался должен Гусинскому вместе с процентами и издержками около $36 млн (сейчас дело на апелляции). Хотя дело и было проиграно в суде, в течение двух лет Кагаловский мог чувствовать себя полноценным медиамагнатом. Постепенно телеканал стал одним из влиятельных независимых медиаресурсов. Фильмы производства NMDC сначала заменили на более дешевые сериалы National Geographic, а позже этот жанр и вовсе исчез из эфира, который насыщался новостными программами и расследованиями. В начале 2010 года Национальный совет по вопросам телерадиовещания наконец выделил ТВi частоту. Однако в феврале президентом Украины стал Виктор Янукович и освободил от должности и. о. главы Нацсовета, а лицензию ТВi не получил. Следующей мишенью новой украинской власти стали владельцы телеканалов. С украинскими предпринимателями удалось сладить довольно быстро. И неожиданно ТВi оказался главным независимым и оппозиционным телеканалом в стране. По словам бывшего гендиректора ТВi, депутата Верховной рады Николая Княжицкого, канал стал главным общественным явлением Украины: «На него ориентировалась вся интеллигенция. Пика влияния канал достиг в мае 2012 года». В сентябре 2012 года, когда канал стали отключать в регионах, а на Княжицкого завели уголовное дело в связи с неуплатой налогов, в Киеве вышли на митинг более 10 000 человек. Когда Княжицкий объявил о сборе средств на телеканал, чтобы заплатить налоги, за несколько дней люди принесли сумму эквивалентную €400 000, рассказывает депутат. Зачем Кагаловскому понадобилось становиться знаменосцем оппозиции в украинском телеэфире? Он пожимает плечами: «Это ситуативно произошло. Но отступать в этой ситуации уже было западло». Весной 2012 года ТВi был настолько популярен на Украине, что в рейтингах обогнал полноценный эфирный «5 канал». Однако с осени 2012-го начал постепенно терять аудиторию. Сказалось как отключение от региональных телеэфиров, так и промахи Кагаловского, который, по утверждению Княжицкого, лично участвовал в подборе программ, ведущих и тем. Депутат напоминает, что украинская аудитория с трудом восприняла новую программу Павла Шеремета, на кандидатуре которого настоял основной акционер. «Кагаловский просто захотел быть очень большим игроком и мнил себя великим, — убежден Княжицкий. — И это всех, с кем я разговаривал, раздражало». Дальнейшая судьба этого телеканала в чем-то повторяет судьбу «старого» НТВ. 23 апреля 2013 года гендиректор ТВi Наталья Катеринчук пришла, как обычно, на работу, но в офис ее не пустили. Оказалось, что компания «Медиа инфо», которая владеет 100% «ТРК ТелеРадиоСвит» (владелец лицензии на вещание) провела собрание акционеров, на котором приняла решение об увольнении Катеринчук с поста гендиректора. От владельцев участвовал только генеральный директор «Медиа Инфо» и ее же миноритарий (1%) Олег Радченко. Бенефициаром «Медиа инфо» и владельцем канала объявил себя предприниматель Александр Альтман. Буквально за несколько дней от менеджмента Кагаловского не осталось и следа. Часть журналистов уволилась с канала в знак протеста против рейдерского захвата, часть — осталась. Кагаловский называет операцию рейдерским захватом и утверждает, что ее курировал замсекретаря Совета безопасности Украины Владимир Сивкович (его представитель от комментариев отказался), а технически осуществлял Николай Княжицкий. Княжицкий от участия в судьбе канала открещивается, заявляя, что всего лишь хочет, чтобы канал продолжал дальше работать. Кагаловский уехал в Лондон, откуда теперь уже сам пытается вернуть канал. Он подал иск в Высокий суд Англии, где сейчас неспешно разбирается это дело. Кагаловский говорит, что рассчитывает вернуть хотя бы часть вложений. Он не рассчитывал, что канал станет бельмом в глазу власти, — он всего лишь «хотел с помощью него заработать». Заработать у него как раз не получилось: по словам Княжицкого, даже на пике популярности доходы канала покрывали лишь половину его расходов (по оценке Княжицкого — $4 млн из $8 млн). Говорить о размере своего состояния Кагаловский отказывается, намекая, впрочем, что денег хватит еще не на один проект. Во что он готов их вкладывать? Теперь только холодный расчет, все инвестиции под контролем супруги — финансиста Натальи Гурфинкель. Увидит ли Россия человека, который в свое время изменил ее судьбу и породил первых долларовых миллиардеров? «Сейчас в России любая деятельность — это конкуренция. В любой конкуренции дружба и связь с Ходорковским будет использоваться против меня», — убежден Кагаловский. Разговор о политике в России плавно переходит на ситуацию в Камбодже. Там тоже недавно прошли выборы, партия власти умудрилась их провалить. Кагаловскому это очень интересно.   Посмертное свидетельство Через несколько дней после таинственной смерти Бориса Березовского в марте 2013 года Константин Кагаловский неожиданно объявил, что покойный владел долей в «Сибнефти». За полгода до этого Лондонский суд и судья Элизабет Глостер пришли к прямо противоположному выводу: доли в «Сибнефти» у Березовского не было. Кагаловский рассказал Forbes, что документальных подтверждений у него не было. Однако интересно, что во время работы Кагаловского в «Менатепе» ЮКОС впервые предпринял попытку слияния с «Сибнефтью». В январе 1998 года ЮКОС и «Сибнефть» подписали протокол о намерении объединить свои управленческие и операционные структуры. Создаваемый холдинг ЮКСИ по доказанным запасам нефти и газа (3,2 млрд т) должен был занять первое место среди мировых нефтекомпаний, а по нефтедобыче (65 млн т) стать третьим после Shell и Exxon. Вскоре после сообщений о создании ЮКСИ появились слухи о скором развале этого холдинга. Кагаловский говорит, что в объединении компаний задействован не был, но правду насчет Березовского «знала каждая собака». Свидетельствовать об этом в суде Кагаловский не стал. http://www.forbes.ru/sobytiya/biznes/247636-ekho-yukosa-kuda-ischez-avtor-zalogovykh-auktsionov-konstantin-kagalovskii

25 марта 2013, 20:50

На смерть олигархов

Оригинал взят у detnix в На смерть олигархов Я не ошибся в названии поста. Борис Березовский лишь первая ласточка. Остальных мироедов ждёт та же участь, что и недавнего спонсора нашего Президента. Именно почивший в бозе шулер международного масштаба на излёте 90-х вынул из рукава никому не известного мелкого чиновника, экс-неудавшегося разведчика и посадил его на трон. Для придания веса краплёной карте развязал камерных масштабов победоносную войну и уже строил планы сервировки праздничного ужина на теле изнасилованной России, как вожжи управления перехватил его партнёр по вере и бизнесу Рома Абрамович.Два семита, представители двух несостоявшихся династий новых русских царей. Один подставил ножку другому. Эка невидаль! У царей, что наших, что иудейских вечно так — кто кого сожрёт. «Редкая птица долетит до середины Днепра» — редкий владыка умрёт собственной смертью.Пресс-секретарь Президента России Д.Песков высказался в том духе, что смерть любого человека — явление прискорбное. Добавлю, что следуя его логике, нам не лишним было бы скорбеть и о безвременной кончине Адольфа Алоизыча. По всем анатомическим признакам на человека был похож.У меня скорби нет. Собаке — собачья смерть! Того же искренне желаю всем, разорившим мою Родину. Знавал я их. Кого лично, иных по свидетельствам друзей. Барские холопы многое поведали, что не всякая газета к печати допустит. Потревожу-ка я свою память, что там у меня осталось из впечатлений о российских персонажах журнала «Форбс»?Борис Березовский. Лично не знаком. С холопами и клевретами, да, имел сношения… С тем, кто из рукава, столовался даже. Сидел за шпалерами праздничных столов с лампасными гостями. «Виват Императору! — гудело застолье. — Гип-гип ура!.. Троекратное… Последнее протяжно…» А я вместо ора всё больше вглядывался в мелкие детали «краплёной карты». Человек как человек, мелковатый слегка, робок и застенчив… Опять эта застенчивость! Она чуть ли не всех наших властителей поначалу отличает. А как иначе — из грязи… Прав был Андрей Фурсов, когда говорил, что в России никогда не приживалась династическая элита. Всякий раз из грязи… А со второго поколения на третье уже косят под корень. И опять из грязи… Бедная Россия!Поначалу Березовский в нашем Ведомстве весьма в почёте был. Денег не жалел на царские подарки Лубянке. Тогда закон позволял государственным ведомствам принимать частные подношения. Вот и гулял по гулким коридорам одетый как Терминатор Саша Литвиненко. Злобный парнишка был. Я в то время всё больше с его коллегами из подразделения силового сопровождения оперативных мероприятий общался. Забежишь к ним на огонёк, а в их кабинете — как если бы сейчас в павильон съёмок фильма «Стартрек» попал. Рации, чёрные кевларовые броники, диковинные автоматы в ассортименте… Потом моих друзей вся страна узнала. Они в «фильме» Доренко «Маски шоу» снялись. Поведали перед телекамерами, что их друга Березовского кровожадный полуузбек Женя Хохольков заказал. Дутое то шоу было. У нас в Конторе каждый третий, кому от щедрот Березовского не досталось, готовы были олигарха собственными руками задушить. Те, из «Маски-шоу» потом крепко пожалели о своей телевизионной горячности. То ли за это выступление, то ли за другие подвиги, щедрый еврей откинул своим гойским центурионам миллион зелени. Да вот беда, Литвиненко всё и прикарманил, а статистам ничего не оставалось, как гребалами щёлкать. Они бы ему и сами морду набили за скаредность, но политический сутенёр вовремя сдриснул в Лондон и прикинулся жертвой политических репрессий. Опять же, собаке — собачья смерть.Иногда удавалось нам свистнуть какую-нибудь завалящуюся информацию из-под Березовского. Ну, там планы текущие, даты политических шоу, списки посетителей «Логоваза», но это всё мизер по сравнению с тем, что имел Березовский на нас. Контора была для него прозрачной! Всё знал, лысая бестия! Да если бы просто знал, а то хаживал как в гости к прикормленной бл..ди в самые высокие кабинеты секретного ведомства. Мне в двеннадцать ночи звонят, докладывают: «Только что к «Самому» зашёл…» Ну что ж, — «два сапога пара», «двое из ларца…» А обидно ж как было!Эх, странный у нас народ. Чуть дерьмом запахло — валят на «Третье охранное», НКВД, КГБ, ФСБ. Окститесь! Никогда ни одно секретное ведомство самостоятельной политики не проводило. Под кем лежит, тому и завтрак поутру готовит.А ещё любит народ сваливать свои беды на еврейский заговор, но кто той еврейской «закулисе» службу правит, как-то не хочет вспоминать. Русские! Русские верой и правдой служат пархатым. И ровно в той же пропорции, что в отчётах по переписи значатся. Всякий еврейский олигарх окружён русскими генералами и другими нижними чинами, не говоря уже о головастых русских разночинцах и мастеров вантуза и разводного ключа. Мои коллеги тоже не лыком шиты. При любителях мацы топовые должности заняли. Ещё вчера против мирового империализма рука об руку боролись, а завтра уже в рестораны приглашают, да пытаются секреты родного ведомства выудить.Был у меня друг. Вместе развединститут кончали. Вместе в Афганистане службу несли. В столицу прибыл из Тюмени. Прибыл не один, а в обозе Муравленко, руководителя ещё не приватизированного «Юкоса». Вместе с шефом поучаствовали в приватизации имени нынешнего сидельца Ходорковского. Мой друг стал всего лишь миллионером, а его патрон — миллиардером. Коммунист-миллиардер — это звучит гордо!Я своего юкосовского друга уважаю искренне и никогда злословить в его адрес не буду. Каждый выбирает свой путь. Я отказался служить Чубайсу, а он встал под желто-зелёный треугольник Юкоса. Эх, и как же мы двое резвились на российском политическом театре военных действий. Всего перечислять не буду. Достаточно сказать, что нынешний московский мэр нам по жизни должен. Кто его главой нефтегазового региона России сделал? Не мы, конечно, но и без нашей помощи, как говорится — ХЗ! — Стал бы Собянин тем, кем мы его знаем. Срубили Ракецкого под корень, и признаюсь, — было за что. Одна кличка «Папа Рокки» чего стоила.Позже я пристроил к Ходорковскому своего друга — личного пилота Джохара Дудаева. Это он по междугородному телефону орал мне: «Куда вы, суки, бомбы кладёте?! Вы же в Грозном всех русских поубиваете!» Не знал Джохарчик, что многие его бредовые идеи мне становились известными через пару часов. Так, даже попав в Юкос, мой добрый товарищ, перенёсший пытки в застенках чеченского генерала, не успокоился. «Куда вы ослы смотрите?! В Юкосе пасутся разведки всего мира!» И давай сыпать фамилиями и именами. Я же его успокаиваю и обещаю принять меры. Какие меры?! Что можно было сделать, если Ходорковский поставил на прикорм чуть ли не всю верхушку органов власти и управления. И правильно, что он загремел. По делу! Пусть либеральные ушлёпки слёзы льют. Мне их стенания до той же «звезды», что слюни нынешних друзей Анхарки.Отдельная песня о Чубайсе. Юмором его взял. Меня к нему грозный Барсуков направил. Иди, дескать и скажи этому недоумку, чтобы он нам всю информацию по выборам сливал. Чубайс так и сделал. Сливал… Точнее — слил. Барсукова и Коржакова слил. Каким бы «Ржавый Толик» ни был, но мозги у него всё же были. Против него «сапоги всмятку» и портупея, натирающая мозг, были бессильны. Чубайс — игрок, карточный шулер, но никак не эффективный менеджер. Команду сколотить — это да, это он умеет. И не жмотится на зарплатах и чаевых. Долго был вхож в его мозговой центр. А там… Лучшие люди Страны Советов. И генералы-разведчики, и казачьи генералы, и мозговитые аналитики. Один казачий генерал, правда, сел за собственную игру. Но это мелочь. Миллионы-то никто не изымал. Семья пристроена, при деньгах, слуги опять же. При таком раскладе и я бы посидел.Помню, как ржали в его мозговом центре, когда я им посочувствовал, посчитав, что выборы они проиграли. Дескать, пришёл Путин и теперь он всех их к ногтю прижмёт. А они слёзы утирают и на меня руками машут, дескать — не смеши, а то у нас родимчик приключится. Объяснили. Я всё понял. Народ не понял, а я понял.Пишу, а сам чувствую, уже надоедает… О ком пишу — о мразях? О собственном бессилии? О глупости, что вовремя не подался к Филиппу Бобкову, что не лёг под рыжего друга (а ведь он и впрямь меня уже за друга почитал). Как вам другая глупость — помог вытащить из беды самого главу «Базового элемента». С его помощницей по безопасности задницу в переговорах до лоска натёр. Тогда её шеф должен был первым приземлиться на нары, обогнав на круг Ходорковского. Не сел, паскуда. Свёл его с нужными людьми. Откаты были, как положено, банкеты, естественно. Только меня к тому пиру уже не допустили и даже услуги не компенсировали. Жадные они. Жадные до жути! Это не Морозовы, не Третьяковы, это сраная рассеянская олигархия. Сколько раз я пытался облагодетельствовать своих друзей — учёных-новаторов. В гости к ним в лаборатории толстосумов водил. Наивный, блин! На русской науке денег не сделать.Всё, бросаю к чёрту писанину про всё это бесовское племя. Нет среди них ни личностей, ни даже людей. Осиновый кол им в одно место или ружейный «салют» туда же. А ведь по рожам — добрые и застенчивые. Застенчивый Абрамович, будучи главным кадровиком России, лично принимал ВСЕХ назначаемых на высшие должности управления страной. Застенчивый и тщедушны Каменщик (аэропорт Домодедово), теребя в маленьких ручонках карманный компьютер, выторговывал сумму отступного. Сесть должен был, сука! Да нашлись наши несгибаемые правдолюбцы, что позарились на его миллионы. С него не убыло. Отщипнуло это убожество 10 млн русским (!) вымогателям.Фу, блин, и когда же вся эта мразь примет единственно правильное решение — поступит так, как поступил Березовский! А если нет? Тогда одна надежда на Царя. Вижу, что загнали его в угол. Вижу, что нет у него другого выхода, как поднимать Россию. Вижу и его вериги, которыми он опутан. Но яви ж ты милость, скинь путы, разгони ты эту тьму! Я ж тебе первый оды начну петь! Что, выходит Ванга зря Владимира в избавители предрекала? А уж если бабкины пророчества не оправдаешь, ну тогда не знаю… Судьба Березовского может показаться для тебя сказочкой про доброго гнома. В твоём кругу желающих твоей погибели, больше, чем было апостолов у Иисуса…

25 марта 2013, 16:46

Колонки: Александр Разуваев: Бизнес отдельно, политика отдельно

Олигарх олигарху рознь, и на эту тему стоит поговорить отдельно. Для начала очень показательная история. Стоит сравнить Романа Абрамовича и Бориса Абрамовича. Два олигарха с очень разным и очень закономерным счетом на табло. В субботу известный российский олигарх Борис Березовский встретился с Борисом Ельциным и Асланом Масхадовым. Фактически именно с его смертью Россия окончательно распрощалась с 90-ми. Финал блестящей финансовой и политической карьеры оказался далеко не блестящим. Основные капиталы потеряны, политические проекты, в том числе московское «сахарное болото», в итоге провалены. Возможно, последней каплей стал Кипр. Значимых активов, которые теперь могут быть выставлены на продажу и повлиять на финансовый рынок, у Березовского не осталось.  Многие называли и называют олигархов 90-х пиратами, часто оправдывая, время было такое. Однако олигарх олигарху рознь, и на эту тему стоит поговорить отдельно. Для начала очень показательная история. Стоит сравнить Романа Абрамовича и Бориса Абрамовича. Два олигарха с очень разным и очень закономерным счетом на табло. Для Березовского политика была основным бизнесом, способом обогащения. Для Абрамовича основным занятием был сам бизнес, политические связи лишь обеспечивали серьезный уровень лоббизма. Абрамович был действительно эффективным собственником, что всегда отражалось на капитализации его компаний. Именно поэтому его фигура всегда была симпатична автору этих строк. Старожилы русской биржи хорошо помнят, что самой эффективной и, соответственно, самой дорогой нефтяной компанией России в свое время была Сибнефть. Роман Абрамович вовремя выкупил половину Сибнефти у Бориса Абрамовича, а затем сначала продал свою компанию ЮКОСу, а потом Газпрому. Кстати, на его долю претендовали и иностранцы, прежде всего французская Total, и они предлагали больше, чем Газпром. Однако Абрамович решил действовать полностью в соответствии с политикой ресурсного национализма, провозглашенной Путиным, и продал Сибнефть государственной компании. Продал не дорого и не дешево, цена сделки была близка к текущей биржевой. В результате он получил суммарно без учета дивидендов за Сибнефть более 16 млрд долларов и спокойно уехал в Лондон. 12 лет назад времена изменились, стало выгодно дружить с властью и инвестировать в футбол, а не в политику. Это так и не понял бывший серый кардинал Кремля, который просто пережил свое время, не сумел вовремя зафиксировать прибыль и уйти в тень. Жажда наживы Березовского слишком часто противоречила интересам страны. Его влияние на принятие политических решений было значительным и часто решающим. При этом если бы он выставил свою кандидатуру на выборах, он вряд ли бы получил неплохой результат. Конечно, сейчас власть и капитал также связаны, однако все в рамках приличий. Корпорации лоббируют свои интересы, как в любой нормальной рыночной экономике. На фондовом рынке говорят, что Россией управляют нефтяники и выходцы из спецслужб, и, наверное, это правда. Сейчас остались лишь крупные собственники компаний, которых также часто называют олигархами. Но они имеют мало отношения к политике. Им завидуют и редко уважают, вспоминая спорную приватизацию. Вместе с тем именно они создают рабочие места и платят налоги. И для того чтобы к олигархам в России относились не хуже, чем в других крупных экономиках, должно просто пройти время. Меня часто спрашивают, как я отношусь к желанию бизнесменов попробовать себя в политике. Ведь это часто очень одаренные люди. Конечно, запретить я им это не могу, но отношусь крайне отрицательно. Любой успешный бизнесмен имеет, если так можно сказать, чутье на деньги, прибыль – главная цель его существования. И может наступить такой момент, когда его финансовый интерес не совпадет с интересами государства. Вопрос – какой выбор он сделает. Автор этих строк, например, так и не смог для себя определиться, что для него старше – патриотизм или жажда наживы. Поэтому лучше, как сейчас: бизнес отдельно, политика отдельно. Теги:  олигархи, Роман Абрамович, Борис Березовский, 90-е, смерть Березовского Закладки:

24 марта 2013, 21:50

Дима Клейн, Борис Березовский, как зеркало русской революции

(эскиз некролога) Трагически ушел из жизни Борис Абрамович Березовский - одна из самых ярких, талантливых и противоречивых политических фигур России периода "лихих" 90-х. В последнее десятилетие официально назначенный госпропагандой на роль врага России, и по совместительству - главного спонсора оппозиции, Борис Березовский как нельзя лучше этой роли соответствовал. Ну как же! Типичная внешность опереточного Мефистофеля - врага рода человеческого вообще. Нерусский. Умный. Ироничный. Самостоятельный. Богатый. Независимый в суждениях. Отважный в поступках. Не признающий никаких авторитетов. Конечно же, перед нами профессиональный авантюрист - сам дьявол во плоти. Но кем же был на самом деле православный еврей, доктор технических наук, лауреат премии Ленинского комсомола, зам. секретаря Совета безопасности РФ Б.А.Березовский? Смело плюньте в глаза всякому, что попытается дать однозначное определение этому герою нашего с вами времени. Одно ясно - Борис Абрамович был абсолютным продуктом Великой буржуазно-демократической революции России (март 1985 - август 1991) . Когда в стране, слава Богу, с треском начала рушиться кровавая химера сталинского коммунизма, когда впервые за долгие 70 лет на 1\6 части Земли прозвучал главный лозунг новой эпохи "Можно!", Борис Березовский, человек из народно-инженерских "низов", оказался сразу везде. Он занялся наукой и стал членом-корреспондентом Российской академии наук. Он активно участвовал в приватизации и вскоре стал одним из первых олигархов-миллиардеров. Он занялся политикой и молниеносно стал ключевой фигурой в ближайшем окружении президента Ельцина. Трижды женат. Шестеро детей. Короче, как говорят в таких случаях индийские йоги, перед нами - полнореализованный субъект существования. Народ его не любил. Партийно-чекистская номенклатура ненавидела. Близкие друзья предавали своего благодетеля, как только добивались с его помощью власти и богатства. В новейшее время мятущийся дух опального олигарха стал грозно витать над просторами встающей с колен России, запущенный невидимой рукой по всем центральным телеканалам государственной пропаганды. Борис Абрамович спонсировал (кстати, очень скромными суммами) оранжевую революцию на Украине. Он же, прямо из Лондона собирался демонтировать режим В.В.Путина, о чем недвусмысленно публично заявлял. В чем же была главная беда БАБа (как его непочительно величают путинисты)? В том, что он оказался лучшим по критериями своего времени. Лучшим не в человеческом смысле, а именно в том самом, который до сих пор столь уважают нынешние прокремлевские карьеристы. Он умел быть нужным. Он мог брать то, что плохо (точнее - очень плохо) лежало. Он умел быть умным где надо. Он знал когда молчать и что говорить. Самая удивительная новость для профессиональных патриотов - Березовский по-своему любил Россию и искренне желал ей добра. Он видел свою Родину свободной, современной, цивилизованной страной 21 века. И вот, за все вышеперечисленное средневековая, косная, державно-боярская Россия коллективно подписала ему смертный приговор. Царствие Вам небесное, Борис Абрамович! Пусть не за то, что смогли, но за то, что хотели.

22 марта 2013, 11:09

Миодраг Лекич – кандидат в президенты Черногории

   7 апреля с.г. на президентских выборах Черногория столкнется с новым для себя явлением. Устоявшемуся порядку вещей, когда страной управляла более 20 лет одна и та же команда из ограниченного числа лиц, накопивших за это время многомилионные и миллипардные состояния, брошен серьезный вызов. Представителю партии власти, действующему президенту Ф. Вуяновичу будет противостоять лидер Демократического фронта - профессор Миодраг Лекич, сумевший объединить разрозненные оппозиционные силы в рамках единого движения. По многим оценкам, у оппозиции впервые есть реальный шанс повлиять на ход развития Черногории… Миодраг Лекич – опытный, состоявшийся политик,  ранее работавший, главным образом, на дипломатической службе. Родился 21 ноября 1947 года в Баре - одном из старинных городов черногорского приморья, в семье директора гимназии. Первоначально место это называлось Антибари, поскольку было расположено точно на противоположном берегу от известного итальянского города Бари. Эта незримая связь во многом предопредила и судьбу Миодрага Лекича. Прекрасно владея итальянским языком (а помимо него еще и французским, английским и португальским), он на дипломатической службе бывшей Союзной Республики Югославии в роли посла в Риме (1995 – 1999 гг. и 2001 – 2003 гг.) был одной из самых заметных фигур в дипкорпусе не только в интеллектуальном плане, но и, например, в качестве чемпиона по теннису. Следуя лучшим традициям культуры своего народа, он написал и издал в Италии серьезные труды по ее истории и о прошлом черногорско-итальянских связей. В условиях продолжавшегося тогда кризиса на постюгославском пространстве Лекич не скрывал, что по национальному мироощущению чувствует себя черногорцем. При этом он никогда не ставил под сомнение тесную переплетенность национально-исторических судеб черногорцев и сербов. В Белграде Лекича высоко ценили за способности и высокий уровень связей в итальянском обществе, но не вполне доверяли из-за «чрезмерного черногорства». Между тем, когда наступил драматический 1999 год и в небе над Белградом и другими городами СРЮ закружили натовские самолеты, Лекич в Риме день за днем стучался в самые высокие двери, требуя прекратить эти варварские акты (а бомбардировщики в основном летели с натовской базы в итальянском Авиано), мобилизовывал общественность на акции протеста, без конца выступал в печати и на телевидении, разоблачая агрессию и донося информацию о страданиях мирного населения. Этот опыт он потом обобщил в книге «Моя война против войны»,  написанной по-итальянски.  Когда книга появилась на родине, Лекич в качестве символического акта солидарности посетил место гибели группы черногорских школьников, убитых во время натовской бомбардировки в местечке Мурино. В 1992 – 1995 гг. Лекич работал министром иностранных дел в правительстве тогдашнего и нынешнего премьера Черногории М. Джукановича. Так что нравы и приемы сегодняшних оппонентов известны ему не понаслышке. Именно в Италии проворачивали они свои основные махинации, там же с размахом проматывали присвоенные в период «дикой» приватизации средства. Лекич тогда категорически отказался предоставлять этим «новым князьям» Черногории дипломатическую крышу или покрывать их в итальянских правоохранительных органах, как, например, в ситуации с уголовным делом, впоследствии замятом, открытом в прокуратуре г. Бари против М. Джукановича по поводу крупномасштабной контрабанды сигарет. С того момента дороги М. Лекича и ныне действующей власти полностью разошлись. На Западе и, прежде всего, в США были прекрасно информированы о всех перипетиях «великой криминальной революции» в Черногории. Из телеграмм американского посольства в Риме, размещенных на сайте Wikileaks, можно видеть, что советник президента Италии С. Стефанини называл, например, в беседах с американцами Черногорию «нелегальной Швейцарией посреди Балкан», существующей почти исключительнно на доходы от контрабанды.(1)  Советник-посланник США в Риме Джери Роббинс сообщал в Вашингтон, что у итальянцев есть конкретные и убедительные доказательства вовлеченности Джукановича в контрабандные сделки. Он отмечал также, что закончивший свою миссию посла в Италии Миодраг Лекич «не был другом Джукановича», а попытки обелить последнего от обвинений предпринимал специально направленный представитель Черногории Любомир Перович.(2) Вообще на Западе в период перед референдумом о независимости Черногории, как свидетельствует эта переписка, поначалу и слышать не хотели о ее самостоятельности именно из-за криминального характера установившегося  режима, а потом вдруг дружно заняли противоположную позицию, хотя в самой республике ничего не изменилось. Всё объясняется просто: коррумпированные руководители Черногории выразили полную готовность, не считаясь с национальным суверенитетом, следовать в фарватере западной политики. В этих условиях Миодраг Лекич повел себя в полном соответствии с представлением о достоинстве черногорцев. Он не боялся высказываться в пользу независимости Черногории в начале 90-х гг. в эпоху всесилия С. Милошевича, когда нынешние лидеры этой страны «не поднимали головы». Однако не считал достойным «пинать раненного льва» и не принял участия в референдуме 2006 г. по вопросу о выходе Черногории из государственного союза с Сербией, оставшись в Италии, где преподовал курс международных отношений в престижных университетах страны, включая ее дипломатическую акдемию. На родине из-за обструкции властей для него места не нашлось. Много писал по актуальным проблемам мировой политики, в том числе для известного геополитического журнала «Limes». По его мнению, нельзя было отделять вопрос о государственности от того, кто и в каком направлении будет заниматься ее построением. Опасения М. Лекича во многом оправдались. За независимость на референдуме проголосовали 55,5% избирателей, всего лишь на 0.5% больше от установленного порога международного признания его результатов, 45,5% проголосовали против. Общество, таким образом, оказалось разделенным. Не консолидировано оно и до сих пор. Пятна коррупции и злоупотреблений не дают Черногории двигаться вперед. В 2012 году Миодраг Лекич все же вернулся на родину и возглавил в качестве «внепартийного деятеля» широкую оппозиционную коалицию, названную Демократический фронт. Цель этого объединения – «донести правду до народа» о состоянии страны, сменить демократическим путем правящий режим, осуществить фундаментальные перемены, очистив страну от криминала и коррупции, утвердить моральные ценности, отвечающие «наилучшим черногорским традициям и достижениям современной европейской цивилизации». Общество должно стать «Трудовым, Умным, Богатым и Солидарным».(3)  Эта обширная и конкретная программа, состоящая из детально проработанных 595 мер, легла в основу тех намерений, с которыми пошел Миодраг Лекич и на нынешние президентские выборы. Лозунг его кампании - «Подлинный президент». Смысл лозунга в том, что действующий ныне и идущий на третий срок президент Черногории Ф. Вуянович самостоятельной величиной не является, слепо следуя всему, что решает дергающий за ниточки глава правительства М. Джуканович. Лекич собирается воспользоваться всеми полномочиями, которые предоставляет пост президента, для того чтобы обеспечить эффективное разделение властей. Однако это только первый этап, на следующем он намерен способствовать проведению досрочных парламентских выборов, после которых можно будет сменить правительство. Именно этой перспективы Джуканович опасается больше всего, а поэтому пытается с помощью подконтрольных ему СМИ всячески опорочить своего противника. Любопытно, однако, что среди многих надуманных обвинений, звучащих с этой стороны по адресу Лекича, нет ни одного обвинения в коррупции или злоупотреблениях – им бы просто никто не поверил. А это дорогого стоит. Достаточно сказать, что вся избирательная кампания Лекича оценивается в скромную сумму 300 тыс. евро. Опасения все же вызывают сведения о готовящихся административной машиной крупномасштабных манипуляциях со списками избирателей и т.д. Особый интерес представляет международная программа Миодрага Лекича. Он разделяет идею интеграции Черногории с Евросоюзом, но не удовлетворен тем, что переговоры о втуплении в ЕС ведутся крайне непрофессионально и по существу капитулянтски. Власть озабочена на этих переговорах не столько защитой национальной экономики, сколько сохранением своих привилегий. Лекич считает, что Подгорице необходимо выработать новую переговорную платформу и проанализировать пункт за пунктом все положения будущего договора с ЕС с точки зрения того, насколько они выгодны самой Черногории. Будучи независимым от внешних факторов воздействия, хорошо владея предметом и придавая большое значение юридическим и другим деталям, вдаваться в которые многие политики не любят, он готов сражаться за каждую запятую и, судя по всему, в состоянии обеспечить наиболее выгодные для Черногории условия интеграции с ЕС. Не ставя под сомнение заключенные ранее соглашения в области международной безопасности, Лекич полагает, что такой принципиальный вопрос, как вступление Черногории в НАТО, может быть решен только на общенародном референдуме. При этом должны быть изучены и другие варианты обеспечения национальной безопасности, например «оборонительная составляющая ЕС». По его словам, подход нынеших властей к данной проблеме напоминает 1948 год в бывшей Югославии, когда народ ставили перед идеологизированной дилеммой выбора между «Сталиным и Тито». Лекич осуждает «слишком поспешное» признание Черногорией независимости Косова, полагая, что ей в этом вопросе не следовало бы опережать Сербию. Отношения с Белградом в целом, на его взгляд, должны носить приоритетный характер. «Антисербская политика, -  говорит Миодраг Лекич, - это античерногорская политика». (4) Внимательно наблюдая за последними тенденциями в мире, Миодраг Лекич в одной из своих статей отмечает, что в условиях глобального финансового кризиса целые группы стран тем не менее демонстрируют уверенную динамику развития, например государства, входящие в BRICS. При этом он обращает внимание на заметный прогресс, который за последние годы проделала Россия, «возвращению» которой на прочные международные позиции в значительной степени способствовала «геополитика нефти и газа». (5)  Для укрепления отношений Черногории с Россией, по мнению Лекича, имеется еще много возможностей. Вообще по масштабу личности, принципиальности и особенностям мировоззрения Миодраг Лекич напоминает знаменитого сингапурского государственного деятеля и реформатора Ли Куан Ю. Тот тоже начинал в своей маленькой стране с борьбы с коррупцией, а сделал, в конце концов, Сингапур «Трудовым, Умным, Богатым и Солидарным» - и авторитетным во всём мире. (1)  http://wikileaks.org/cablegate.html/02ROME585.htm (2)  http://wikileaks.org/cablegate.html/03ROME3381.htm (3)  http://www.demokratskifront.me/index.php/program (4)  http://srbin.info/2012/10/miodrag-lkic-opozicija-pred-velikom/ (5)  http://cemp.me/main/mne/vijesti-mne/26-rijec-direktora-centra-neizvjesna-2012-nastavak-globalne-krize-ili-krize-globalizacije.html  

21 марта 2013, 16:45

Олег Савин, Кировлес - Навальный - Кипр

Кировлес-Навальный-Кипр Следствие закончено. Суд над Навальным состоится в Кировской области. По версии следствия Навальный в бытность его советником вятского губернатора Никиты Белых украл более 10 тысяч кубометров лесопродукции, чем нанес ущерб бюджету региона на сумму 16 млн. рублей http://www.mk.ru/politics/article/2013/03/20/829006-po-delu-... Навальный обвиняется в «организации растраты чужого имущества в особо крупном размере», якобы, в сговоре с директором «Вятской Лесной компании» Офицеровым и гендиректором «Кировлеса»  Опалевым. Фигурантам дела грозит до 10 лет тюрьмы. Круто, да? – «организация растраты, пособничество в растрате»…Более полумиллиона баксов не получил бюджет….в особо крупном…10 лет…Вот это громкая история!   Не то что мелкое недоразумение на Кипре, о котором раструбил на весь белый свет Навальный. Делов то! На 85 процентов государственный ВТБ закупил бурильные установки для Роснефти, Газпрома и др. Мог бы напрямую у производителя за 300 млн. долларов. Не стал. Нашел ВТБ посредника - кипрскую компанию Clusseter Limited. Получилось на 156  млн.  долл. дороже. http://navalny.livejournal.com/591922.html   Пропорционально возросли и таможенные сборы, так что при ввозе покупка обошлась уже в 650 млн.долл. Потом кризис, поставленные установки ВТБ-лизинг не смог сразу пристроить…Потери, потери, конечно. Кто ответил? Для СК это не интересное дело. Ну а руководство ВТБ приняло решение строго наказать директора ВТБ-лизинга - его уволили.  Не за эту сделку, но и за нее тоже. http://www.livejournal.ru/themes/id/16950 И как-то в тумане растаял вопрос о скромном кипрском посреднике, заработавшем полторы сотни миллионов долларов. Не знаю, не знаю, но подозреваю, что было б большим ротозейством оставить такие деньги каким-то там киприотам. Своим – другое дело. А еще лучше – себе же.     Слово «оффшор» вошло в обиход с начала 90-х.  Монополия внешней торговли канула в Лету вместе с Советским союзом. Все всё ввозили и    вывозили. Занижали или завышали цену товара по таможенным декларациям и инвойсам с целью уплатить меньше таможенных сборов, налогов и оставить часть прибыли, как правило, бОльшую ТАМ. Такую потребность поощряло и действовавшее в 90-х валютное регулирование. Совместное предприятие с иностранцем помогало выводить деньги за границу. Но самым удобным было стать самому себе иностранным партнером. Оффшор! Ты сам как двуликий Янус и здесь, в России, и там, в оффшоре. Сам с собой торгуешь, сам себе должен. Сам инвестируешь, сам требуешь гарантий инвестиций, сам определяешь место арбитража - в Лондоне или Стокгольме.... А приватизация, шальная и безумная, придала оффшору еще одну функцию. – наклеить на свалившуюся с неба собственность этикетку «Чужое, заграничное». А еще за номинальными оффшорными директорами не видно фактического собственника активов. А еще очень удобно обмениваться активами – продаешь оффшор вместе с записанным на него заводом или пароходом, и все! Минимум налогов, минимум информации. И, конечно, оффшор исключительно удобен для расчетов с чиновником за оказанные услуги! Переписал на него часть акций в том же оффшоре, или зарегистрировал на него любой другой – и откатил туда сумму. Да и политически оффшор целесообразен. Ну где взять денег на избирательную компанию? Да так чтобы не лезть лишний раз в бюджет, из которого всем по идее поровну? Еще с избирательных компаний Ельцина многим помнится коробка из-под ксерокса. Оффшор –   еще и реакция на угрозу экспроприации, национализации, передела. Он будет существовать до тех пор пока бизнес будет чувствовать ущербную природу своего рождения. Как признак слабого государства оффшор становится атавизмом. Угроза реставрации уходит вместе с поколением. А вот все другие функции актуальны. И главные из них – заначка, «оптимизация налогов»,  смазка для коррупции, тень. И здесь государственные корпорации и банки тоже, как и частные, не гнушаются работой через оффшор. Пока, если копнуть, большая часть российской экономики принадлежит оффшорам. Они – часть системы.  Может быть поэтому приписываемое Навальному участие в ничтожном хищении гораздо страшней миллионных заначек на Кипре. Заначки СИСТЕМНЫ. А система сотрет в порошок вставшего на ее пути.

21 марта 2013, 07:38

«Третий путь» путиномики

http://www.youtube.com/watch?v=s5YrKdOj4HM

20 марта 2013, 21:58

Штурмновости.ИНФО Русская правда, выпуск 34. Скромная красота русских отношений.

«Перестройка», «приватизация», «стабилизация» – это означает «установим железные двери»… Это «самые лучшие в мире замки»… Это «продам родину за ваучер недорого»… Это каждый сам за себя, а сверху – чечено-израиль, потренировавшиеся в Чечне, в 90-е, а теперь перекинувшиеся на всю страну. Это воровство и наглеж.А наша жизнь – скромность, простота, забота и об общем мире, и о чистоте отношений. Деды наши учили внимательному отношению к близким. Бабушки наши по праздникам показывали красоту своего умения, как хозяек. Не было наглежа в русском мире. Люди старались сохранить уважение в других. Так же и наказывали тех, кто провинился, не кивали на государство, на прокуроров. Дома друг другу строили всей деревней. Не за деньги. Не за ипотеки. Не за отработку «номера» по разнарядке. А сама помощь была естественной. И труд был с честью, как праздник. Нынешнему поколению та работа и не снилась. Регресс отношений пока что перевесил прогресс технический… И в тайге человек без всяких компасов и навигаторов всегда знал округу – где он, куда идти… Места лесные, нетронутые, были как живые, и получали иногда свои названия. Любили весь мир кругом, обихаживали. И выросли многие в любви. Русский мир рухнет, когда упадут эти отношения – внимания к старшим, чистоте жизни в правде, когда русские руки будут бояться работы… А сегодня – основная работа – очистить страну, пока еще остался фундамент наших отношений, на которых можно построить живое здание общества, а не мертвый чубайсовский крематорий. Пока еще есть люди, которые думают за тебя, что тебе надо, чем помочь – мы еще живы. А если тебе уже не к кому пойти, посидеть, просто даже молча «пообщаться» – вот тогда ты нищий.

Выбор редакции
15 февраля 2013, 16:32

Депутаты от Тульской области одобряют продление сроков приватизации

Бесплатная приватизация будет продлена до 1 марта 2015 года

29 октября 2015, 10:11

Процесс ЮКОСа как внутрироссийская бомба. "Скелет" залоговых аукционов

Максим КалашниковПризнаться, за кучей дел я упустил перипетии дела акционеров ЮКОСа против РФ. А вот Александр Привалов из "Эксперта" - нет. Еще раз можно восхититься отличной работой наших противников из США. Они не только заманили Кремль на поле в виде Гаагского арбитража (где у Москвы - ни одного шанса на победу). Они теперь: - вынудили Кремль признать то, что так называемые залоговые аукционы 1995-1996 годов, которые и подарили олигархату сказочные богатства в виде нефтяных компаний и "Норникеля", были абсолютно незаконными. Фактически - воровскими махинациями, когда олигархи-банкиры за деньги самого государства покупали предприятия, стоившие десятки миллиардов долларов, за сотни их миллионов. При этом дело касается не только Ходорковского (рах уж речь зашла о залоговых аукционах), но и о всех, кто тогда превратился в "моголов". То есть, и о Прохорове, и Потанине, и Алекперове, и Абрамовиче, и Авене с Фридманом.- создали угрозу конфискации 50 миллиардов долларов (еще одной Сочинской олимпиады по средстам) из финансовых резервов РФ, теперь - в виде американских казначейских обязательств, принадлежащих ЦБ РФ.- создали угрозу окончательного раскола "элиты" РФ и внутриэлитной усобицы в разгар системного кризиса и войны. Ведь решения гаагского арбитража должно исполняться и в Америке! ***"О странной линии защитыАлександр Привалов...По данным тамошнего министерства финансов, в апреле-августе нынешнего года Россия увеличила свои вложения в US Treasuries более чем на треть, с 66,5 до 89,9 млрд долларов. Доказать, что на эти бумаги распространяется юрисдикционный иммунитет, — задача, вежливо говоря, очень непростая, и втягивание этого актива в гаагское дело стало бы весьма болезненным ударом для российской стороны. И 50 млрд — больше половины от 89,9 млрд, которые, в свою очередь, составляют очень заметную часть золотовалютных резервов страны...... Но другое новшество гораздо поразительнее: среди информации, сокрытой истцами от суда, названа их связь с «олигархами» (Ходорковским, Невзлиным, Лебедевым и другими), которые получили акции ЮКОСа «мошенническим путём» на залоговых аукционах, проводившихся с нарушением закона.Если это не сенсация, то я уж и не знаю, что тогда сенсация. То есть, конечно, она ещё может погаснуть, не разгоревшись. Американский судья спросит: значит ли ваше утверждение, что незаконность залоговых аукционов была должным образом установлена каким-либо российским судом? ах, нет? тогда переходим к следующему пункту. При таком повороте событий есть некоторый шанс на то, что тема незаконности аукционов не встанет в полный рост внутри России — а тут есть масса людей, давно жаждущих её поднять, — где властям будет чрезвычайно трудно не допустить, чтобы она поставила крест на знаменитой консолидации элит. Вот только вероятность такого равнодушия американского суда чрезвычайно мала. Куда вероятнее, что судья скажет: ну-ка, с этого места поподробнее… И сторона, представляющая Российскую Федерацию, будет всячески доказывать, что залоговые аукционы были жульническими, а её оппоненты будут твердить, что аукционы были беспримесно законными — то есть в точности то, что уже двадцать лет твердят все власти Российской Федерации. Цирк с конями..."http://expert.ru/expert/2015/44/o-strannoj-linii-zaschityi/ ***То есть, внутри РФ разрывается политическая бомба. И это почище знаменитого заявления Медведева о том, что Ельцин на самом деле не выигрывал выборы 1996 года. Бомба взрывается под устоями нынешнего режима. Ах, значит, залоговые аукционы 90-х - мошенничество? И верно: тогдашние олигархические банки (с помощью Чубайса и Кагаловского) накачивались бюджетными деньгами (туда их клали на хранение под ничтожный процент). Банки на этом наваривали охренительную прибыль (в том числе и на спекуляциях с ГКО - насосом для перекачки бюджета в частные карманы). Государство, оставаясь при этом без денег, брало в долг у олигархических банков, закладывая свое имущество - тогда еще государственные "Норникель" и нефтяные компании. За 1-2% от их истинной цены. А когда государство не смогло отдать долги, сладкая собственность ушла в руки новых моголов. Например, Абрамович с помощью Березовского и Патрцикашвили получи "Сибнефть" (теперешнюю "Газпромнефть") за 100,3 млн. долларов. Зато в 2005 году путинцы ("Газпром") выкупили у Абрамовича 75% акций "Сибнефти" уже за 13,2 млрд. долларов, а потом докупил оставшиеся 20% за 4 миллиарда. Итого Абрамович, вложив 100 млн. долларов, получил десять лет спустя 17,2 млрд. То есть, в 172 раза больше. Подобным же образом обогатился и Ходор: его банк "Менатеп", дав в долг государству 120 млн. долларов, затем взял ЮКОС за 350 млн. - при рыночной стоимости компании на момент продажи в 1996 г. в 6,2 млрд. долларов. И этот "бизнес" на разграблении РФ, выходит, крышевали сначала Ельцин, а потом и Путин. Могу побиться об заклад: если судебное дело ЮКОСа на Западе полезет в обстоятельства залоговых аукционов (а иначе как подтвердить незаконнность приватизации ЮКОСа Ходорковским?), то мы получим:- серию сокрушительных публикаций на Западе о том, что государство в РФ -0 насквозь криминальное и коррупционное.- вопросы о том, а не имело ли ближайшее окружение Ельцина и Путина долю во всех этих операциях залога за копейки и дальнейшего выкупа активов за миллиарды государственных денег.Внутри же РФ раздадутся вопросы: а на каком основании Чубайс при ВВП - на свободе и у руля крупной госкорпорации? Почему путинцы не ищут Кагаловского? На каком основании ВВП перекачал в карман Абрамовича 17 миллиардов долларов, хотя мог просто отобрать у него "Сибнефть" по причине полной незаконности залоговых аукционов? И не было ли в этом верховного личного интереса?Еще раз обращаю внимание на ум и эффективность действий американского врага. Они даже грязь 90-х теперь превращают в оружие сокрушения Кремля. Это вам не ХПП - ту мастера работают. Они Путина обкладывают со всех сторон, запирая в сортир. И в Донбассе, и в Сирии, и внутри РФ, и в ее экономике. Они готовят в РФ кризис кризисов. На 2016-2017 годы.Подробности -http://m-kalashnikov.livejournal.com/2474322.htmlДа, перестройка-2 и смута в РФ (благодаря ослоумию теперешней власти) становятся неизбежными. Только не надо мне про растущий рейтинг! Мнение кучи нолей без палочки никак не перевешивает давления целого "пласта" тенденций и процессов. Я вижу, как Кремль загнали в сортир, в тупик, в кольцо охотников.

23 июня 2015, 21:35

От Гаагского арбитража – к трибуналу?

От Гаагского арбитража – к трибуналу?https://youtu.be/F_dWSjI8_XkМихаил Хазин о том, к какому поражению страны ведет нынешний экономический курс Кремля. Запалом какого кризиса может стать угроза Запада конфисковать у РФ 50 миллиардов долларов в пользу акционеров ЮКОСа? Причина поражений РФ – совершенно криминальная, колониальная «элита», способная убрать Путина. Передачу ведет Максим Калашников.

11 апреля 2014, 22:22

Темное прошлое Альфреда. Кох убежал от двенадцати лет строгого режима

     Вчера (08.04.2014) из дружественной Германии раздался голос главного приватизатора Всея Руси ельцинского периода, а ныне борца за либеральные ценности  Альфреда Рейнгольдовича  Коха. Этот голос форматировался в буковки на странице персонажа в Фейсбуке и дрожал от плохо скрываемого страха.  «Как раз когда я выехал по делам в Германию, против меня в России возбудили уголовное дело. Обвинение по статье (вы будете смеяться) - контрабанда (спасибо, хоть не педофилия). Ведет следственная бригада ФСБ из 15 человек, плюс физзащита, плюс оперативники и т.д. Короче к жене на обыски приезжало два автобуса здоровенных мужиков. С криками и визгами, маски-шоу, автомат в лицо и т.д. Против одной сонной пожилой женщины. Вломились в квартиру в семь утра...». Этот героический мужчина Кох, конечно, не успел в Москву, дабы спасти свою жену, которую, по его информации, терзали «15 здоровенных мужиков из ФСБ». Зато он успел сообщить читателям в ФБ о том, что в Россию не вернется, так как его обвинили в контрабанде.  Коху светит до двенадцати лет строгого режима. А может и больше  Разумеется, бывший глава Госкомимущества и экс-вице-премьер не пояснил в какой именно контрабанде его обвиняет ФСБ. Забыл, наверное.     Дело в том, что статья 188 УК РФ «Контрабанда» была отменена еще в 2011 году. Вместо нее в Уголовном Кодексе появились две узконаправленных статьи, имеющих отношение к контрабанде. А именно: статья 229.1 «Контрабанда наркотических средств, психотропных веществ» и статья 226.1 «Контрабанда сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия или его основных частей, взрывных устройств, боеприпасов, оружия массового поражения, стратегически важных товаров и ресурсов или культурных ценностей либо особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов».   Подозреваемыми и обвиняемыми по статье 229.1 УК занимается ФСКН (Федеральная служба по контролю за наркотиками). Кох же заявил, что его дело ведет ФСБ России, которая как раз и расследует преступления, предусмотренные той самой статьей 226.1.    А значит, Альфреда Коха обвиняют (или подозревают) в «контрабанде сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия или его основных частей, взрывных устройств, боеприпасов, оружия массового поражения, стратегически важных товаров и ресурсов или культурных ценностей либо особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов». Да, кстати, максимальный срок по этой милой статье предусматривается до двенадцати лет строгого режима.  Кох и его Барбадос.   Пока неведомо, что нелегально вывозил или ввозил в Россию Альфред Кох. Ядовитые или взрывчатые вещества, ядерные материалы или особо ценные культурные ценности, водные биологические ресурсы или особо ценных диких животных. Но, в свое время, я внимательно изучал прошлую деятельность на высоких постах родины ныне либерально-агрессивного Альфреда Рейнгольдовича и обнаружил много интересного.      И очень похоже, что на свет Божий всплыли прошлые и весьма темные делишки этого персонажа новейшей российской истории. И эта давняя история, вероятно, прольет свет на недавний обыск в квартире Коха, его поспешное бегство в Германию и на то самое уголовное дело по статье 229.1 УК РФ, которое ведет ФСБ. Но расскажу по порядку:     Итак, в 2011 году я опубликовал в «Новой газете» совершенно удивительный документ. Это официальное письмо в Управление по организованной преступности МВД РФ, которое направили дипломатические представители славного оффшорного царства под названием Барбадос.  В этом письме сообщается о том, что высокопоставленный российский чиновник Альфред Кох прибыл на Барбадос в сопровождении двух главных фигурантов уголовного дела по отмыванию денег через «Бэнк оф Нью-Йорк» Константина Кагаловского и Натальи Гурфинкель. Они прибыли вместе, одним рейсом, поселились в одном отеле.      Напомню, что этот визит в оффшорный рай состоялся в 1996 году в период самой высокой активности приватизационных дел команды Чубайса-Коха.  А теперь приведу небольшую выдержку из интервью с одним из высокопоставленных офицеров ФБР, который занимался расследованием отмывания российских миллиардов через американский «Бэнк оф Нью-Йорк». Это интервью в 2001 году опубликовала «Новая газета»: «О.Л.: Что вы думаете о путешествии Альфреда Коха на Барбадос? Офицер ФБР: Мы отлично знаем об этом путешествии, и это самое письмо, которое вы держите в руках, у нас имеется. Во-первых, обратите внимание на то, где в 1996-м работал Альфред Кох: он был заместителем председателя Мингосимущества и правой рукой тогдашнего вице-премьера Анатолия Чубайса. А ведь именно к январю Чубайс практически закончил приватизацию российской собственности и уже начинал подготовку к президентской кампании Бориса Ельцина. Как нам стало известно, Анатолию Борисовичу в начале 1996-го срочно понадобились механизм для «вывода за рубеж» миллиардов, полученных в результате приватизации, а также «отмывка» части из них для дальнейшего направления на предвыборную кампанию Бориса Ельцина. И конечно, «Бэнк оф Нью-Йорк» был для Чубайса идеальным вариантом.        О.Л.: То есть Кох не являлся основным действующим лицом в деле «БОНИ»?  Офицер ФБР: Нет. Кох был эмиссаром Чубайса и по его указаниям строил финансовые схемы, связывающие «приватизационные» деньги с «Бэнк оф Нью-Йорк». Кох представлял интересы Чубайса, так как сам Анатолий Борисович, будучи вице-премьером и очень известным в мире лицом, не мог в открытую встречаться с сотрудниками «БОНИ». Хотя я точно знаю, что и сам Чубайс отлично знаком с действующими лицами скандала с «Бэнк оф Нью-Йорк». Но встречались они тайно, причем на территории США. А еще я вам посоветовал бы посмотреть отчеты российских контролирующих органов по периоду приватизации до 1996 года, когда формировались основные суммы. Обратите внимание на оборонные технологии, а точнее, их «уход» на Запад. Именно оттуда, по моему мнению, поступали самые крупные деньги…».  А теперь самое интересное.  Плюс дармовая распродажа всей оборонки СССР    Вот официальный список трудовой деятельности Альфреда Коха в государственных структурах в период с 1992 года по 1997 год:  1992—1993 годах — заместитель председателя комитета по управлению имуществом Санкт-Петербурга. С августа 1993 по 1995 годы заместитель председателя Государственного комитета Российской Федерации по управлению государственным имуществом. Курировал проведение приватизации. 15 марта 1995 года стал первым заместителем председателя Госкомимущества России 12 сентября 1996—13 августа 1997 — председатель Госкомимущества России. 17 марта—13 августа 1997 — Заместитель Председателя Правительства Российской Федерации.  А вот отчет Счетной палаты о результатах проверки Госкомимущества за период с 1992 по 1995 год. В нем четко прослеживается как и кто выводил миллиарды за рубеж. Плюс распродажа на Западе, практически, всей оборонной промышленности СССР.   «Особую тревогу вызывает захват иностранными фирмами контрольных пакетов акций ведущих российских предприятий оборонного комплекса и даже целых его отраслей. Американские и английские фирмы приобрели контрольные пакеты акций МАПО «МИГ», «ОКБ Сухой», «ОКБ им. Яковлева», «Авиакомплекс им. Илюшина», «ОКБ им. Антонова», производящих сложные комплексы и системы управления полетами летательных аппаратов. Германская фирма «Симменс» приобрела более 20% Калужского турбинного завода, производящего уникальное оборудование для атомных подводных лодок.        Россия не только утрачивает право собственности на многие оборонные предприятия, но и теряет право управления их деятельностью в интересах государства...».        К сожалению, остальная часть отчетов ревизоров до сих пор засекречена.       Но я приведу текст еще одного удивительного документа. Это совместное письмо ФСБ и СВР, где говорится: «Приватизация предприятий ВПК привела к массовой утечке новейших технологий, уникальных научно-технических достижений практически даром на Запад. В целом Запад приобрел в России столь большой объем новых технологий, что НАТО учредило для их обработки специальную программу». И обратите внимание на то, что вышеприведенные документы охватывают период с 1992 года по 1995 год. И именно в это время героический Альфред Кох трудился в должности  заместителя председателя Государственного комитета Российской Федерации по управлению государственным имуществом, где курировал проведение приватизации.  Вот, что сообщается в том же отчете Счетной палаты по поводу о руководителях Росимущества и о том, как шла распродажа, в том числе и оборонной промышленности: «Продажи государственного имущества осуществлялись по существенно заниженным ценам, что нанесло значительный ущерб бюджету и экономике страны. Должностные лица Мингосимущества России, ответственные за подготовку и проведение продаж федеральной собственности, как правило, действовали в интересах отдельных покупателей, а не государства. Продажа госсобственности по бросовым ценам обеспечивалась искусственно созданным отсутствием конкурсности и непомерным занижением начальной цены объектов... Все это привело к недополучению федеральным бюджетом средств, во много раз превосходящих суммы, полученные от приватизации». Причем за всю проданную «оборонку» бюджет России получил аж... 450 миллионов долларов, а ведь там были разработки, стоящие миллиарды. Возникает вопрос: куда же делась разница? А вот для организации «приема» этой самой разницы в январе 1996-го, скорее всего, и ездил Альфред Кох на Барбадос в компании профессиональных отмывателей миллиардов.  Эпилог о либеральном Альфреде Вот такая печальная история вспомнилась после сообщения об обыске в апартаментах у светоча демократии и борца за мир во всем мире Альфреда Коха. И про контрабанду он сам рассказал, разумеется, уточнив, что мерзкая власть прессует его, белого и пушистого за любовь к свободе и справедливости. И никак не иначе. А я провел всего лишь аналогии с тем, что происходило совсем недавно, если считать в масштабах истории. И, скорее всего, что Альфреда Коха наконец-то дернули за все его прошлые художества, о которых читай выше.  Срок давности в таких делах может и не применяться. Есть такая возможность в законодательстве. И, вполне вероятно, что к статье 226.1УК РФ добавится еще целый букет не менее экзотических статей Уголовного кодекса.  Похоже, что Кох завис в Германии очень надолго. А может на Барбадос,  Альфред Рейнгольдович?       

05 февраля 2014, 21:04

Сенатор Лебедев раскрыл американскому суду детали "мутных" сделок 90-х

Иск сенатора Леонида Лебедева к бывшим совладельцам Тюменской нефтяной компании (ТНК), поданный в Нью-Йорке, может перерасти в очередное громкое разбирательство между российскими олигархами в зарубежных юрисдикциях. Как и знаменитая лондонская тяжба Романа Абрамовича и покойного Бориса Березовского, намечающееся "дело ТНК" обещает раскрыть увлекательные подробности российского бизнеса "смутных" 90-х и начала 2000-х. Во вторник, 4 февраля, представители Лебедева подали в Верховный суд штата Нью-Йорк исковое заявление к миллиардерам Леонарду Блаватнику и Виктору Вексельбергу с требованием возместить Лебедеву более $2 млрд, которые якобы причитались ему по прошлогодней сделке по продаже нефтяной компании ТНК-BP за $55 млрд. Покупателем выступила "Роснефть": госкомпания выкупила по 50% ТНК-BP у британской BP и консорциума AAR, участниками которого были компании Access Industries и "Ренова" Блаватника и Вексельберга. Фактически Лебедев утверждает, что был непризнанным миноритарным акционером ТНК-BP, а Блаватник и Вексельберг утаили этот факт от BP на этапе создания российско-британской компании. Предыстория спора о долях в ТНК, по версии Лебедева, излагается в 24-страничном документе, направленном в суд Нью-Йорка. В нем говорится, что нефтяное партнерство трех предпринимателей началось в конце 1997г., когда Блаватник и Вексельберг, пожелавшие совместно выкупить приватизируемые акции ТНК, предложили Лебедеву объединить усилия и финансовые ресурсы. На тот момент у Лебедева были 1,8% акций ТНК и 10,5% ее ключевой производственной "дочки" - "Нижневартовскнефтегаза". Первое соглашение, заключенное между Лебедевым, Блаватником и Вексельбергом, отражало план создания акционерной компании, которой они будут владеть на паритетных началах и которая будет контролировать ТНК. Как утверждает Лебедев, он передал структурам Блаватника/Вексельберга $25 млн, долю в уставном капитале ТНК и долю в "Нижневартовскнефтегазе", а взамен должен был получить 33,3% в совместном предприятии, призванном контролировать ТНК. Блаватник и Вексельберг, благодаря денежному взносу Лебедева, сумели профинансировать выкуп 40% акций ТНК, на который они подписались в рамках тендера еще до заключения договоренностей с Лебедевым. Но, как следует из иска, Блаватник и Вексельберг так и не передали Лебедеву долю в нефтяном бизнесе, хотя и использовали его активы для покупки акций ТНК. Вместо этого они начали оспаривать стоимость их вкладов в капитал совместного предприятия, в результате чего неопределенная ситуация затянулась до начала 2000-х. Лебедев также обвиняет Блаватника и Вексельберга в недобросовестных действиях, предпринятых с целью обеспечить фиктивное соблюдение обязательств в рамках приватизации ТНК. "Ответчики использовали то, что снисходительно может быть названо творческим учетом (creative accounting - методы искажения финансовой отчетности для повышения ее привлекательности. - Примеч. РБК), ради выполнения обязательств по вложению в общей сложности $810 млн в капитал ТНК", - говорится в жалобе. Например, "Ренова" оценила ноу-хау (нематериальный актив) Вексельберга в $100 млн, хотя, как уверяет истец, Вексельберг не обладал никаким опытом управления нефтегазовым бизнесом и не располагал значимыми связями в отрасли. Кроме того, в жалобе утверждается, что ответчики использовали существующие средства ТНК для покупки акций "Нижневартовскнефтегаза". В 2001г. стороны договорились встретиться в Нью-Йорке для улаживания конфликта. Как сообщается в судебном документе, предприниматели общались в течение трех дней в различных местах: в офисе Блаватника, в частной резиденции Вексельберга и во время прогулки по городскому Центральному парку. Несмотря на взаимные претензии, партнеры вроде бы пришли к согласию и условились подписать окончательную версию соглашения на третий день переговоров, однако утром в гостинице Лебедев узнал, что Блаватник "неожиданно уехал из города по неотложным делам". Вексельберг встретился с Лебедевым и заверил, что Блаватник полностью уважает достигнутые договоренности. Двое из трех партнеров скрепили соглашение подписями. При этом Лебедев указывает, что данные подписи носили личный характер, то есть не были сделаны от имени каких-либо компаний. В соответствии с "соглашением об инвестициях", подписанным Лебедевым и Вексельбергом в Нью-Йорке, за Лебедевым было признано "право владения 15% совокупной доли сторон в нефтяном бизнесе, в частности право на 15% акций OGIP" - офшорной компании, которая должна была держать акции бизнесменов в ТНК. Кроме того, соглашение оговаривало, что Лебедев имеет право на 15% доходов от совместного нефтяного бизнеса (в виде дивидендов или в какой-либо иной форме). В своих документах партнеры называли совместное предприятие, через которое они должны были контролировать ТНК, "Нефтяной бизнес". Как утверждает Лебедев, договоренности, закрепленные письменно в 2001г., предусматривали, что он также имеет право на 15% в любой компании - правопреемнице "Нефтяного бизнеса", кроме того, ему причитается не подлежащая размытию 15-процентная доля в прибылях ТНК. Однако к началу 2003г. Блаватник и Вексельберг якобы в обход Лебедева договорились с "Альфа-Групп", которая владела остальными акциями ТНК, о формировании нового партнерства - консорциума "Альфа"- Access-"Ренова" (AAR). "Альфе" доставалось 50% нефтяной компании, вторая половина отходила структурам Блаватника и Вексельберга. Таким образом, по соглашению 2001г. Лебедев должен был получить 7,5% в новом консорциуме (то есть 15% совместной доли партнеров), говорится в иске. В феврале 2003г. AAR подписал меморандум о намерениях по созданию совместного предприятия между ТНК и российским подразделением британской British Petroleum (BP). Консорциум получал 50% в новом совместном предприятии ТНК-BP, значит, Лебедеву причиталось 3,75% в компании, утверждает истец. Однако после подписания меморандума с BP Блаватник и Вексельберг якобы сообщили Лебедеву, что сокрыли от британцев факт его участия в капитале ТНК, ссылаясь на то, что в противном случае BP отказалась бы от сделки. Как поясняется в иске, это было связано с "негативными сообщениями в прессе", в которых имя Лебедева связывалось с некими правонарушениями. Блаватник и Вексельберг предложили выкупить долю Лебедева втайне от BP, однако на тот момент у них не было денег, да и сам Лебедев, как сообщается, не хотел продавать актив. В конечном счете сделка по объединению ТНК и российских активов BP была заключена, как если бы Лебедев не имел к ней никакого отношения, следует из иска. Лебедев считает, что бывшие партнеры должны ему более $2 млрд (исходя из непризнанной доли в 3,75% ТНК-BP - преемницы Тюменской нефтяной компании). Кроме того, он требует возместить ему ущерб, связанный с "вредоносным поведением" Блаватника и Вексельберга. Лебедев запросил судопроизводство по иску с участием присяжных заседателей. Суд Нью-Йорка выбран Лебедевым для разрешения спора на том основании, что и Блаватник, и Вексельберг располагают в Нью-Йорке жильем и другими активами, а также вели в этом городе бизнес, относящийся к "делу ТНК". Ответчики должны отреагировать на жалобу в течение 20 или 30 дней - в зависимости от обстоятельств ее вручения. Леонид Лебедев - член Совета Федерации, делегирован в верхнюю палату российского парламента Государственным Советом Чувашии. Один из наиболее состоятельных сенаторов: в 2011г. эксперты журнала "Финанс" оценили его капитал в 2,2 млрд долл. В том же году эксперты Forbes оценили доход семьи сенатора в 187,12 млн руб., из которых сам Лебедев заработал лишь 2,26 млн, а все остальное пришлось на долю его супруги. В 1979г. Лебедев закончил Московский институт химического машиностроения, в 1988г. стал одним из основателей советско-американского СП "Синтез Интернешнл", в 1989г. вместе с Александром Кутиковым из "Машины времени" основал звукозаписывающую компанию "Синтез рекордз". В начале 1990-х занялся нефтью (стал владельцем "Негуснефти" и акционером "Нижневартовскнефтегаза" и Ярославского НПЗ) и банковским бизнесом. В начале 2000-х пытался получить контроль над "Славнефтью", но проиграл борьбу за пост генерального директора компании Михаилу Гуцериеву. Впоследствии продал большую часть нефтяных активов, сохранив лишь "Негуснефть". В 2012г. компания добыла 437,2 тыс. т нефти и 128 млн кубометров газа. В состав ГК "Синтез" входит инвестиционная компания "Корес Инвест", участвующая в ряде масштабных энергетических проектов. В частности, ей принадлежит пакет акций ТГК-2. Лебедев является одним из учредителей кинокомпании "Красная стрела", выпустившей фильмы "Стиляги", "Географ глобус пропил" и т.д. В 2011г. за поддержку выпуска книги "Православие в Китае" Лебедев был награжден Русской Православной Церковью орденом святителя Иннокентия.

22 ноября 2013, 10:17

Forbes.ru: Эхо ЮКОСа: куда исчез автор залоговых аукционов Константин Кагаловский

 Слева направо: Михаил Ходорковский, Михаил Фридман, Бадри Патаркацишвили, Анатолий Чубайс, Владимир Потанин, Джаванфар Замани, Борис Березовский, Александр Шохин, Петр Авен, Виталий Малкин, Константин Кагаловский. Известный бизнесмен уже 10 лет живет в Британии в добровольной ссылке. Почему он не торопится возвращаться на родину? Кагаловский вполне мог стать одним из лидеров российского списка Forbes. Он все время был на расстоянии вытянутой руки от огромных денег и власти. Сначала в гайдаровском правительстве, где отвечал за взаимодействие с МВФ. А затем и в крупном бизнесе. Именно он разработал в 1995 году схему залоговых аукционов, которая по сей день служит точкой отсчета состояний большинства лидеров списка Forbes, и был правой рукой Ходорковского в операции по приватизации ЮКОСа. В 1999 году он оказался вовлечен в скандал с русскими капиталами в Bank of New York, завершивший романтический период отношений России и Запада. Кагаловский оказался одним из немногих ключевых людей в «Менатепе», кого не коснулись уголовные дела, заведенные на совладельцев и менеджеров нефтяной компании ЮКОС.  Однако предприниматель уже 10 лет находится в Великобритании в добровольной ссылке и на родину не торопится. В России его почти забыли. Но на Украине Кагаловский в последние годы стал чуть ли не главным защитником свободы слова. Телеканал, принадлежащий Кагаловскому, превратился в ведущий оппозиционный ресурс страны, на защиту его от посягательств власти выходило 10 000 человек. При этом на трибуна он не похож. «Это получилось ситуативно, совершенно случайно», — говорит, разводя руками, Кагаловский в разговоре с корреспондентом Forbes. Он совсем не готов бороться за украинскую демократию и с гораздо большим энтузиазмом рассказывает о политике… в Камбодже. Из Бибирево в Вашингтон «Ты приготовила что-нибудь? К нам едет Костя, надо его кормить», — кричал молодой семьянин Михаил Леонтьев жене. Примерно раз в неделю в квартире Леонтьева появлялся худой и сутулый аспирант Константин Кагаловский. Когда он приезжал к другу, то наедался на неделю вперед. Будущий телеведущий и апологет путинского режима Михаил Леонтьев познакомился с Кагаловским еще до поступления в институт. Они были в одной неформальной компании, пили портвейн, периодически переходя на водку. В компании они казались белыми воронами, потому что имели интересы за пределами общего раздолбайства. Кагаловский, к примеру, где-то раздобыл и прочел толстенную «Экономику» Самуэльсона — классику западной экономической теории, переведенную на русский «для служебного пользования». После вуза Кагаловского забрали начфином в воинскую часть в Забайкалье, недалеко от границы с Китаем. Леонтьев рассказывает: «Вел он себя вызывающе. Военная контрразведка изъяла у него девять страниц тезисов будущей диссертации». В работе говорилось о неравенстве доходов советских людей. Однажды Кагаловского обвинили в том, что тот «принудил бойцов отказаться от пищи». Он ответил, что этого быть не могло, «поскольку пищи в наличии не было». После армии молодой экономист пошел работать в ЦЭМИ, Центральный экономико-математический институт РАН, — знаменитый закрытый НИИ, где пытались найти математические решения экономических проблем. В ЦЭМИ, кроме Кагаловского, о судьбах советской экономики размышляли Андрей Вавилов, Александр Шохин, Владимир Машиц и другие экономисты, которые потом вошли в состав первого демократического правительства, сформированного Борисом Ельциным. Хотел ли Кагаловский быть ученым? «При социализме, если люди не хотели делать партийную карьеру, наука оставалась единственной нишей, где можно было делать что-то интересное, — говорит Кагаловский. — Половина тогдашних ученых при другом раскладе учеными бы и не стали». Кагаловский очень быстро вошел в круг Егора Гайдара, работавшего в дружественном ВНИИ системных исследований (ВНИИСИ). Однако пока Кагаловский учился и работал в ЦЭМИ, денег ему не хватало даже на мебель. «Он снимал квартиру в Бибирево. Там вообще отсутствовала мебель и была только кухня, — рассказывает Леонтьев. — Туда периодически заселялись люди, и потом их Костя долго и муторно выселял. Он лишал их пищи, доступа, воздуха, сортира». Все изменила революция, точнее крах СССР. Ельцин назначил Гайдара ответственным за реформы, и тот стал формировать правительство. План реформы и состав первого правительства рисовался на госдаче №15 в Сосенках, и Кагаловский был одним из основных разработчиков. Его ставили всегда в пару Егору Гайдару, когда упоминали о «независимых экспертах», разрабатывавших план. Как рассказывает Кагаловский, он сам придумал для себя должность полпреда по связям с мировыми финансовыми организациями. Сначала он взаимодействовал с кредиторами в Москве и в командировках, а в октябре 1992 года, почувствовав, что правительство Гайдара вот-вот падет, Кагаловский решил ехать в Вашингтон, где стал директором Международного валютного фонда от России. Как рассказывает близкий друг Кагаловского, американские контрагенты были немного шокированы манерой общения нового директора. «Они говорили, мол, Кагаловский делает вид, что плохо понимает по-английски. Наиболее употребляемый глагол Кагаловского в разговоре с американцами был must». Содержательные тезисы Кагаловского удивили американцев еще больше. Кагаловский доказывал, что Россия является не дебитором, а нетто-кредитором, взвалив на себя большинство стран постсоветского пространства. Простив им долги и отпуская им энергоносители по демпинговым ценам, Россия решала проблему МВФ. Жесткость Кагаловского оказалась очень полезной, когда он торговался по квоте России при включении в МВФ. Ему удалось довольно существенно ее повысить — с 2,5% до 3%. Цифра только кажется небольшой, на самом деле благодаря этим полпроцента кредиты обходились дешевле и просить можно было больше, а главное — выше становился экономический и политический статус России, поскольку по размеру квоты страна стояла сразу за «большой семеркой» и Канадой. С окончанием срока в ноябре 1994 года он покинул свой пост. «У меня не было желания делать государственную карьеру, а в МВФ все прорывы уже были сделаны и осталась рутинная работа», — объясняет Кагаловский. Но есть и другая версия. «В Вашингтоне Кагаловский не терял времени даром — он там обзавелся хорошими знакомствами и, что важнее, выяснил современные финансовые технологии. Как работают рынки капиталов, инвестиционные и просто банки… по тем временам такое знание было настоящим товаром», — вспоминает бывший подчиненный Кагаловского. — А в Москве было много покупателей…» Из чиновников — в бизнес С Михаилом Ходорковским и его ближайшим партнером Леонидом Невзлиным Кагаловский стал приятельствовать еще в Вашингтоне. Кагаловского интересовала возможность начать бизнес, а Невзлина — связи и понимание финансовых рынков. «Бизнесовая сфера для меня тогда была непонятна, — говорит Кагаловский. — Это был взаимовыгодный контакт. Не в смысле выгоды, как принято сейчас, — я чиновник, ты нам помоги это, а мы тебе дадим то. Это был контакт скорее на интеллектуальном уровне». Когда у Кагаловского стал заканчиваться контракт с правительством, он решил уйти в бизнес. Предложений было много, в том числе и от нынешних лидеров списка Forbes, говорит Кагаловский, не называя фамилий. Однако экс-чиновник решил идти в «Менатеп». Сам Кагаловский объясняет это тем, что у него «душа лежала» к Ходорковскому. По его словам, в партнеры «Менатепа» его не взяли, однако предложили «очень серьезную зарплату». Первое время Кагаловский смотрел по сторонам, общался с подчиненными, пытаясь вникнуть в бизнес-процессы: «Было непросто. У меня ушло несколько месяцев на то, чтобы понять, как все функционирует». По словам Кагаловского, руководитель «Менатепа» рассчитывал, что он станет общаться с чиновниками. «Был Невзлин, который был довольно эффективным менеджером по GR, все сотрудники, которые взаимодействовали с правительством, были под ним, — рассказывает бывший акционер и директор по стратегическому планированию ЮКОСа Алексей Голубович. — Но не все топ-менеджеры компании могли с ним работать». Михаил Ходорковский отказался ответить на вопросы Forbes о Кагаловском. «Ходорковский смотрел, как у этого человека получится, — рассказывает о себе в третьем лице Кагаловский. — Не у всех чиновников в бизнесе хорошо пошло. Но Ходорковский думал, что из меня выйдет прок». И, похоже, он не ошибся. Бой за ЮКОС Оправдывать надежды Кагаловский начал уже через несколько месяцев. Он придумал масштабную сделку с правительством, которая изменила ход экономической истории России и во многом определила политическую. Сразу несколько источников подтвердили Forbes, что именно Кагаловский придумал идею залоговых аукционов и продвигал ее через все возможные ресурсы. При этом официально автором идеи считается Владимир Потанин. Тридцатого марта 1995 года Потанин совместно с Ходорковским и еще одни банкиром, главой банка «Столичный» Александром Смоленским официально предложил правительству план «займа в обмен на акции». Консорциум банков был готов предоставить правительству кредит почти на $2 млрд под залог акций предприятий. Это была огромная для России сумма, но в список входили лучшие активы страны. В случае невозврата кредита банки получали право продать акции предприятий. Авторы идеи в числе прочего рассчитывали, что реформаторы в правительстве будут заинтересованы в ослаблении позиций «красных директоров». Сейчас Кагаловский не скрывает, что банки сами хотели приобрести эти акции и стать собственниками предприятий. Владимир Потанин нацелился на «Норильский никель» — крупнейшую горно-металлургическую компанию, а Михаил Ходорковский — на ЮКОС, вторую по объему добычи и в то время первую по запасам нефтяную компанию России. За эти две жемчужины и конкуренты были не прочь побороться. Основная опасность исходила от зарубежных компаний. Если в России не было денег даже у правительства, то у западных предпринимателей с лихвой хватило бы средств, чтобы перебить цену. Кагаловский, правда, считает, что среди иностранцев не было серьезных инвесторов, а «были одни жулики», и эту мысль тем или иным способом Он доносил до чиновников правительства. Но как не подпустить к аукционам иностранцев? Он придумал простой способ — не прописывать четко, кого считать иностранной компанией, а кого нет. «Когда четко не прописано — это значит, что решение вопроса остается на усмотрение российского суда. Если суд признает, что конечный бенефициар иностранный, деньги конфискуют в российский бюджет». Между тем именно на иностранный капитал рассчитывал Альфа-банк в борьбе с «Менатепом» за ЮКОС. Кагаловский рассказывал, что Альфа-банк даже предлагал «Менатепу» перепродать ЮКОС американцам, поделив прибыль пополам. По словам Кагаловского, Альфа-банку удалось привлечь к сделке в качестве партнера калифорнийского нефтепромышленника, основателя Martin Oil Марвина Девиса. «Я не поленился ж… оторвать, слетать в Лос-Анджелес и поговорить с Девисом», — рассказывает сейчас Кагаловский. «Вы должны понимать: если мы докажем, что деньги ваши, результаты конкурса аннулируются, а деньги останутся в российском бюджете», — пересказывал ход той встречи Кагаловский. Девис выслушал его с большим интересом и вскоре после этого разговора отказался от сделки. Источник в Альфа-банке подтвердил, что переговоры с иностранным партнером действительно велись, но исход войны решился не отказом Девиса, а неожиданным ходом Анатолия Чубайса. Альфа-банк все же решился участвовать в конкурсе, объединившись с «Российским кредитом» и Инкомбанком, однако консорциум не был допущен по формальным причинам — из-за того, что часть из депонированных $350 млн они внесли ГКО. Как рассказывает источник в «Альфа-Групп», к тому времени консорциум договорился со всеми, включая Центробанк, однако всю операцию прикрыл в последний момент Чубайс, отказавшись брать ГКО. «Чубайс изначально был на стороне покупки ЮКОСа Ходорковским», — объясняет источник. По его словам, именно Кагаловский занимался аукционом и позиционной войной с консорциумом банков. В итоге 45% акций ЮКОСа достались «Менатепу» за $159 млн — всего на $9 млн больше стартовой цены. Позже выяснилось, что ранее правительство разместило в банке депозит на $120 млн. Как получилось, что правительство разместило именно в «Менатепе» крупную сумму незадолго до того, как попросить ее в качестве кредита? В Минфине тогда в ранге первого заместителя министра финансов работал давний друг Кагаловского Андрей Вавилов. Именно Вавилов от имени министерства финансов подписывал документы по залоговым аукционам. Но Кагаловский этот факт отрицает, а Вавилов на вопрос Forbes о том, он ли принимал решение о передаче $120 млн на хранение в банк «Менатеп», заявил, что такого не помнит. Как отразилась эта блестящая лоббистская операция на состоянии Кагаловского? Сейчас Кагаловский говорит, что Ходорковский его не обидел. По его словам, по итогам сделки ему хорошо заплатили. Однако достался ли Кагаловскому хоть сколько-нибудь значимый пакет ЮКОСа? В число бенефициаров Group Menatep, владевшей 61% акций ЮКОСа, Кагаловский не вошел. Алексей Голубович, другой миноритарий ЮКОСа, утверждает, что не видел Кагаловского в составе акционеров. Другой топ-менеджер компании говорит, что если Кагаловскому и достался пакет компании, то не более 2%. По словам бывшего топ-менеджера ЮКОСа, Кагаловский продал акции в 2003 году и мог получить за них до $800 млн (8 октября 2003 года стоимость компании достигла максимума — $43 млрд). Сам Кагаловский не отрицает и не подтверждает заявленную сумму, скромно напоминая, что о деньгах в Европе говорить не принято. Черная метка После покупки за бесценок ЮКОСа Кагаловский еще раз сослужил службу Ходорковскому, нейтрализовав опасного врага. Американский инвестор Кеннет Дарт купил акции дочерних компаний ЮКОСа на несколько десятков миллионов долларов, а затем блокировал любые решения компании, жалуясь на то, что вся прибыль оседает в головной компании. В ЮКОСе расценили эти действия как шантаж, классический «гринмейл». Война шла в несколько этапов. Сначала акции компании была спрятаны в офшорные зоны, затем были подготовлены планы размывания доли Дарта в компаниях, параллельно велись переговоры о покупке доли миноритария за адекватную цену. На борьбу с миноритарием был брошен Кагаловский. Применялись самые неожиданные средства. Например, в июне 1999 года, когда представители Дарта прибыли в офис ЮКОСа на собрание акционеров «Томскнефти», они увидели записку о том, что собрание перенесено в городок на юге Подмосковья. Когда же они помчались туда на машине, то по указанному адресу обнаружили здание в процессе реставрации. Поднявшись по лестнице без перил, они увидели комнату с семью стульями и на столе повестку дня собрания. «Собрание закончилось минут 20 назад», — сообщил им человек в помятой куртке строителя. По словам близкого к Кагаловскому источника, тот с помощью родственников Дарта даже выяснял психотип этого человека, чтобы знать все его слабые места. В итоге Дарт получил более $120 млн, хотя первоначальные требования доходили до $750 млн. Кагаловский справился с этим делом, сэкономив для компании немалые средства и выведя из-под удара дочерние предприятия. Но уже в том же 1999 году Кагаловский был исключен из совета директоров ЮКОСа — «в немалой степени из-за недовольства его деятельностью со стороны Невзлина», вспоминает бывший чиновник правительства, хорошо знакомый с Кагаловским (Невзлин от комментариев для этой статьи отказался). Это совпало с тем, что Ходорковский взял курс на рост капитализации, создание открытой публичной компании. По несчастливой случайности именно в это время один из ключевых его менеджеров оказался вовлечен с крупный международный скандал. Жена Кагаловского, глава восточно-европейского отделения Bank of New York Наталья Гурфинкель стала фигурантом громкого дела. Западные СМИ обвинили руководство этого крупного американского банка в пособничестве при отмывании денег русской мафии. Статьи про русскую мафию и американский банк появились в ведущих мировых СМИ в конце августа 1999 года. В одной говорилось, что с октября 1998-го по март 1999-го через Bank of New York прошло $4,2 млрд, в другой речь шла о сумме $10 млрд. Упоминали деньги Инкомбанка, которые якобы выводили менеджеры втайне от собственника Владимира Виноградова. 22 августа в старейшем британском еженедельнике The Observer вышла статья «Русская мафия взяла цель на Сити», посвященная Константину Кагаловскому. Ни следствия, ни суда в связи с этими обвинениями так и не было, однако Гурфинкель отправили в отпуск, а затем освободили от должности, а финансовые связи Кагаловского на Западе стали рассматривать исключительно через призму этого дела. Кагаловский говорит, что эта история отразилась на семье скорее психологически. «Константин, конечно, был ни при чем, просто пострадал за жену», —рассказывает бывший коллега Кагаловского в «Менатепе». Гурфинкель подала в суд на руководство банка, обвинив его в незаконном увольнении и нанесении ущерба репутации, и в итоге заключила мировое соглашение, получив от банка несколько миллионов долларов. Однако для ухода из ЮКОСа у Кагаловского были и другие причины. Он сам говорит, что устал от рутины. Но и это не все. Он не всегда подчинялся корпоративным требованиям. Михаил Леонтьев рассказывает, что Кагаловский не захотел отдавать свои акции в «общий котел», когда Ходорковский собирал всех акционеров в Group Menatep. Это был первый конфликт Кагаловского с Ходорковским. Потом конфликты стали возникать все чаще. Оказавшись без работы, Кагаловский поначалу пытался встроиться в политический истеблишмент. По словам Леонтьева, экс-менеджер «Менатепа» основал небольшой исследовательский институт и занялся прикладной экономикой. При этом большую часть времени Кагаловский уже жил в Лондоне. Но поработать не удалось даже в таком «половинчатом» формате. Началось «дело ЮКОСа». Когда Ходорковского арестовали, Кагаловский успел ему позвонить — у того еще не отобрали телефон. «Костя, я сейчас не очень могу говорить, я в прокуратуре», — сказал Ходорковский. Это был последний разговор Кагаловского с Ходорковским. Буквально через пару недель Кагаловский улетел в Лондон. Дел в России он больше не вел. Лишь однажды Кагаловский вступился за родную компанию. В мае 2004 года он собрал группу иностранных инвесторов, которая обратилась в правительство России с предложением выкупить долги ЮКОСа в обмен за право приобрести контрольный пакет компании. В число инвесторов входили самые разные люди — от Джорджа Миллера, главы IWMS (компании, чей основной бизнес — очистка систем стоков британских свиноферм), до семьи Аль-Мактум, из которой происходят шейхи и наследные принцы ОАЭ. Однако его инициатива наткнулась на полное непонимание российской стороны. Приватное дело После увольнения из Bank of New York Наталья Гурфинкель переехала из Нью-Йорка в Лондон, и Кагаловские замкнулись в семейном мирке. «Обсуждали детей, школу, другие вещи, как там в Лондоне быт — тысячу вопросов. Но мы никогда не касались бизнеса», — рассказывает его товарищ, предприниматель Андрей Вавилов. Из спячки Кагаловского вывел беглый предприниматель Владимир Гусинский. Бывший медиамагнат и основатель НТВ предложил ему вложиться на двоих в новый медиапроект на Украине. Кагаловский, в отличие от Гусинского, мог свободно перемещаться по миру и согласился туда съездить. «Решил — посмотрим, любопытно, телевидением я никогда не занимался». Проект ТВi партнеры основали в 2008 году. Гусинский пригласил на работу двух человек, сыгравших ключевую роль в создании НТВ, — бывшего президента телекомпании НТВ Игоря Малашенко, который стал главным внешним консультантом и де-факто управляющим, и Евгения Киселева, который начал вести еженедельную телепрограмму, а также стал главным редактором-консультантом. Почти сразу отношения партнеров не заладились. Кагаловского не устроило то, что весь менеджмент привел Гусинский, не дав ему возможности влиять на управление. К тому же возник финансовый спор: большая часть эфира была отдана сериалам и фильмам производства компании Гусинского New Media Distribution Company. Пока телеканал присутствовал лишь в кабельных сетях, сериалы обходились компании в копейки. Но амбиции бывших олигархов требовали иного масштаба. Свободных частот на тот момент не было, поэтому они решили арендовать региональные передатчики у телекомпаний, у которых оставался свободный местный эфир. После того как ТВi стал полноценным эфирным каналом, расценки на фильмы и сериалы пошли вверх. Кагаловского раздражало, что Гусинский «сгружал» на ТВi фильмы, которые другие не брали, по ценам, сравнимым с теми, что выставляли другим украинским каналам. «Я Гусинскому сказал: у тебя конфликт интересов — ты отвали от правления и сиди тихо, — рассказывает Кагаловский. — А он: я на это пойти не могу». Малашенко считает, что конфликт интересов, наоборот, возник бы, если сериалы продавались бы ТВi по дешевке. Миноритарным акционером New Media Distribution Company была страховая компания AIG, которой было бы сложно объяснить, почему сериалы отдаются за бесценок. Мотивация Кагаловского была иной, считает Малашенко: «Он хотел быть главным, чтобы его уважали как некоего медиамагната. Он вложил деньги в канал ради уважения и самореализации. Но так этого и не приобрел. В этом была главная причина, почему он начал разрабатывать план захвата канала». К сентябрю 2009 года инвестиции Гусинского в общий бизнес составил $12 млн, а Кагаловского — $11,6 млн. К этому времени ТВi поднялся в рейтинге украинских телеканалов с 47-го на 14-е место. Кагаловский забрал канал у партнера привычными методами — как он сам говорит, «по старинному российско-украинскому рецепту», который называется «дополнительная эмиссия». «Доля Гусинского с 50% уменьшилась до одного. Что вы, не слыхали, что в России это делается?» — с ласковой улыбкой говорит Кагаловский. В результате серии транзакций в сентябре 2009 года 99% ТВi стало принадлежать компаниям Aspida и Seragill, которые, в свою очередь, принадлежат компании Кагаловского Beta Trust. Как следует из материалов нью-йоркского суда, в котором разбирался спор Гусинского и Кагаловского, вся операция обошлось Кагаловскому в $68 000. Чтобы Гусинский не заподозрил неладное, Кагаловский присылал ему письма, в которых говорил о важности сотрудничества. Спокойный и довольный Гусинский продолжал финансировать по сути уже чужой канал и перевел с сентября 2009-го по январь 2010 года более $3 млн структурам Кагаловского. Узнав об изменениях в составе акционеров компании, Гусинский подал в арбитраж Нью-Йорка. Двухлетнее судебное разбирательство завершилось его полной победой (решение суда есть в распоряжении редакции Forbes). Кагаловский остался должен Гусинскому вместе с процентами и издержками около $36 млн (сейчас дело на апелляции). Хотя дело и было проиграно в суде, в течение двух лет Кагаловский мог чувствовать себя полноценным медиамагнатом. Постепенно телеканал стал одним из влиятельных независимых медиаресурсов. Фильмы производства NMDC сначала заменили на более дешевые сериалы National Geographic, а позже этот жанр и вовсе исчез из эфира, который насыщался новостными программами и расследованиями. В начале 2010 года Национальный совет по вопросам телерадиовещания наконец выделил ТВi частоту. Однако в феврале президентом Украины стал Виктор Янукович и освободил от должности и. о. главы Нацсовета, а лицензию ТВi не получил. Следующей мишенью новой украинской власти стали владельцы телеканалов. С украинскими предпринимателями удалось сладить довольно быстро. И неожиданно ТВi оказался главным независимым и оппозиционным телеканалом в стране. По словам бывшего гендиректора ТВi, депутата Верховной рады Николая Княжицкого, канал стал главным общественным явлением Украины: «На него ориентировалась вся интеллигенция. Пика влияния канал достиг в мае 2012 года». В сентябре 2012 года, когда канал стали отключать в регионах, а на Княжицкого завели уголовное дело в связи с неуплатой налогов, в Киеве вышли на митинг более 10 000 человек. Когда Княжицкий объявил о сборе средств на телеканал, чтобы заплатить налоги, за несколько дней люди принесли сумму эквивалентную €400 000, рассказывает депутат. Зачем Кагаловскому понадобилось становиться знаменосцем оппозиции в украинском телеэфире? Он пожимает плечами: «Это ситуативно произошло. Но отступать в этой ситуации уже было западло». Весной 2012 года ТВi был настолько популярен на Украине, что в рейтингах обогнал полноценный эфирный «5 канал». Однако с осени 2012-го начал постепенно терять аудиторию. Сказалось как отключение от региональных телеэфиров, так и промахи Кагаловского, который, по утверждению Княжицкого, лично участвовал в подборе программ, ведущих и тем. Депутат напоминает, что украинская аудитория с трудом восприняла новую программу Павла Шеремета, на кандидатуре которого настоял основной акционер. «Кагаловский просто захотел быть очень большим игроком и мнил себя великим, — убежден Княжицкий. — И это всех, с кем я разговаривал, раздражало». Дальнейшая судьба этого телеканала в чем-то повторяет судьбу «старого» НТВ. 23 апреля 2013 года гендиректор ТВi Наталья Катеринчук пришла, как обычно, на работу, но в офис ее не пустили. Оказалось, что компания «Медиа инфо», которая владеет 100% «ТРК ТелеРадиоСвит» (владелец лицензии на вещание) провела собрание акционеров, на котором приняла решение об увольнении Катеринчук с поста гендиректора. От владельцев участвовал только генеральный директор «Медиа Инфо» и ее же миноритарий (1%) Олег Радченко. Бенефициаром «Медиа инфо» и владельцем канала объявил себя предприниматель Александр Альтман. Буквально за несколько дней от менеджмента Кагаловского не осталось и следа. Часть журналистов уволилась с канала в знак протеста против рейдерского захвата, часть — осталась. Кагаловский называет операцию рейдерским захватом и утверждает, что ее курировал замсекретаря Совета безопасности Украины Владимир Сивкович (его представитель от комментариев отказался), а технически осуществлял Николай Княжицкий. Княжицкий от участия в судьбе канала открещивается, заявляя, что всего лишь хочет, чтобы канал продолжал дальше работать. Кагаловский уехал в Лондон, откуда теперь уже сам пытается вернуть канал. Он подал иск в Высокий суд Англии, где сейчас неспешно разбирается это дело. Кагаловский говорит, что рассчитывает вернуть хотя бы часть вложений. Он не рассчитывал, что канал станет бельмом в глазу власти, — он всего лишь «хотел с помощью него заработать». Заработать у него как раз не получилось: по словам Княжицкого, даже на пике популярности доходы канала покрывали лишь половину его расходов (по оценке Княжицкого — $4 млн из $8 млн). Говорить о размере своего состояния Кагаловский отказывается, намекая, впрочем, что денег хватит еще не на один проект. Во что он готов их вкладывать? Теперь только холодный расчет, все инвестиции под контролем супруги — финансиста Натальи Гурфинкель. Увидит ли Россия человека, который в свое время изменил ее судьбу и породил первых долларовых миллиардеров? «Сейчас в России любая деятельность — это конкуренция. В любой конкуренции дружба и связь с Ходорковским будет использоваться против меня», — убежден Кагаловский. Разговор о политике в России плавно переходит на ситуацию в Камбодже. Там тоже недавно прошли выборы, партия власти умудрилась их провалить. Кагаловскому это очень интересно.   Посмертное свидетельство Через несколько дней после таинственной смерти Бориса Березовского в марте 2013 года Константин Кагаловский неожиданно объявил, что покойный владел долей в «Сибнефти». За полгода до этого Лондонский суд и судья Элизабет Глостер пришли к прямо противоположному выводу: доли в «Сибнефти» у Березовского не было. Кагаловский рассказал Forbes, что документальных подтверждений у него не было. Однако интересно, что во время работы Кагаловского в «Менатепе» ЮКОС впервые предпринял попытку слияния с «Сибнефтью». В январе 1998 года ЮКОС и «Сибнефть» подписали протокол о намерении объединить свои управленческие и операционные структуры. Создаваемый холдинг ЮКСИ по доказанным запасам нефти и газа (3,2 млрд т) должен был занять первое место среди мировых нефтекомпаний, а по нефтедобыче (65 млн т) стать третьим после Shell и Exxon. Вскоре после сообщений о создании ЮКСИ появились слухи о скором развале этого холдинга. Кагаловский говорит, что в объединении компаний задействован не был, но правду насчет Березовского «знала каждая собака». Свидетельствовать об этом в суде Кагаловский не стал. http://www.forbes.ru/sobytiya/biznes/247636-ekho-yukosa-kuda-ischez-avtor-zalogovykh-auktsionov-konstantin-kagalovskii

14 августа 2012, 22:07

Ваучеры Чубайса — замещение коммунизма коррупцией

14 августа исполнилось двадцать лет со дня подписания первым президентом страны Борисом Ельциным исторического указа №914 «О введении в действие системы приватизационных чеков в Российской Федерации». Так был дан старт ваучерной приватизации, продлившейся до 1994 года. Напомним, тогда все граждане России – от младенцев до стариков – стали обладателями ваучеров номиналом в 10 тысяч рублей каждый. Если кто забыл: раздавались они не бесплатно – за каждый нужно было заплатить по 25 рублей. Приватизационная «валюта», как было заявлено, давала ее обладателю право на «кусочек» государственной собственности. Предполагалось, что на чеки народ будет покупать акции предприятий или вкладывать ваучеры в чековые фонды-посредники с целью дальнейших инвестиций в разного рода производства. Но для подавляющего большинства населения приватизационный чек так и не стал «золотым». Реализация проекта обернулась очередным обманом. Обогатились единицы. Скупив по дешевке приватизационные чеки, наиболее ушлые граждане приобрели на них то, что когда-то являлось общенациональной собственностью — заводы, фабрики, рудники, шахты и многое другое. Большая же часть россиян (34 %), как напоминает ИА «Новый регион», предпочли свои ваучеры продать, 25 % — вложили в инвестиционные фонды («МММ», «Хопер», «ОЛБИ» и др.). И таким образом скоро вообще все потеряли. Порядка 11 % населения ваучеры предпочли подарить. Еще 6 % и вовсе не помнят, что произошло с их ценными бумагами. И только 15 % населения страны вложили ваучеры в российские предприятия и стали их мелкими акционерами. Бывший зампредседателя Счетной палаты РФ (1995—2000), экономист Юрий Болдырев считает чековую приватизацию спланированным преступлением: - То, что произошло двадцать лет назад в нашей стране, – это не ошибка. Совершенно сознательное, масштабное преступление. Как я понимаю, курс был взят на целенаправленную криминализацию экономики, на создание механизмов, при которых руководители предприятий получили бы возможность придерживать зарплату работникам. И тут же дать им возможность за бутылку или за кусок сыра продать свою «чековую» долю. Были расставлены ларьки по скупке ваучеров. Естественно, все очень быстро сомкнулось с организованной преступностью. В ряде случаев мафия заместила собой руководство предприятий, а в ряде случаев руководство предприятий пошло по пути тесного сотрудничества с криминалом. Еще раз подчеркиваю: случайно такие ошибки не делаются. Это то, что можно было заметить и пресечь в любой момент, будь к тому политическая воля. Но на основании всего, что я видел и узнал позже, когда работал зампредседателя Счетной палаты и в Совете Федерации, могу утверждать: это был целенаправленный курс на замещение, как мы говорим, коммунизма коррупцией. На криминализацию экономики ради недопущения возрождения сильного государства. Это было сознательное преступление. По масштабам своим, с моей точки зрения, оно не должно иметь сроков давности. «СП»: — Можно ли сейчас что-то исправить? - Если вы с детства будете учить ребенка не трудиться, а воровать и мошенничать, то через двадцать лет странно спрашивать, является ли тот выродок, который вырос, следствием того, что вы его не тому учили. Разумеется, целенаправленно всю экономику настраивали на воровство и мошенничество. Целенаправленно разрушали якобы ради борьбы с коммунизмом. Еще раз подчеркиваю, на самом деле, ради того, чтобы Россия не могла возродиться как сильная, самостоятельная, способная бросать другим центрам силы свой вызов. Да, этого выродка создали целенаправленно. Его так воспитали. И теперь очень трудно выросшему дитяти внушить, что воровать и мошенничать нехорошо. Он говорит: «Почему? Я всю жизнь так жил. Я все, что у меня есть, я получил на воровстве и мошенничестве. Почему же это нехорошо и неправильно?» «СП»: — Значит ли это, что, по-вашему, чековую приватизацию вообще на тот момент не следовало проводить? - Напомню, авторы схемы нашей приватизации утверждали, что, мол, другого, более честного пути вообще нет. Дескать, это невозможно, иначе — гражданская война… Это ложь. Если у вас нет достаточно сильного государства для того, чтобы честно распределять общественное богатство… Распределять честно, а не воровски. Тогда вообще не надо было это делать. Надо было сначала выстроить сильное государство, честное. А потом заниматься распределением. Дело в том, что в условиях слабого, воровского государства не только нельзя честно распределить, а вообще невозможно достичь никаких созидательных целей. В условиях, когда все созидательные цели ставят, а вы один их не ставите, ваш товар будет неконкурентным. Ваше общество и государство просто не способны выстроить конкурентоспособную экономику. Свободная пресса 14.08.12