• Теги
    • избранные теги
    • Компании623
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1174
      • Показать ещё
      Разное1150
      • Показать ещё
      Формат107
      Люди278
      • Показать ещё
      Издания40
      • Показать ещё
      Международные организации93
      • Показать ещё
      Показатели47
      • Показать ещё
28 марта, 12:21

Сверхдолгосрочный прогноз развития демократии

В мире существует множество рейтингов уровня демократичности стран. У них есть общие две проблемы. Во-первых, они экспертные, а значит не соизмеримые между собой и подвержены влиянию массовых стереотипов. Во-вторых, они относительные, т.е. не позволяют проследить […]

28 марта, 11:19

Смелый ротмистр Пожога. Исторический документ, который представляет реальную ситуацию накануне революции

«Коршиковские чтения» - так называется конференция, которая уже два года проводится в Ростове-на-Дону. Название "Коршиковские" эти чтения получили в честь донского краеведа и архивиста Николая Коршикова. Он сделал немало для истории нашего края, и теперь традицию развития интереса к региону продолжают его коллеги, ученые мужи и просто увлеченные историей люди.

28 марта, 08:40

Юрий Барбашов: Украинская обезьяна с атомной бомбой

Разрушение украинского государства в настоящий момент приняло явный, никем уже, практически, неоспариваемый характер. Территория, где ещё четверть века тому назад существовала перспективная и развитая страна, на глазах превратилась в «дикое поле». И реальное влияние на этом пространстве, по ходу дальнейшего разложения и разрушения государственных силовых структур, совершенно очевидно будут приобретать «радикалы» - вооружённые банды из деклассированных элементов, исповедующие нацистскую идеологию.

28 марта, 08:34

Вацлав Гавел. "Сила бессильных". Часть 2

Вацлав Гавел (1936-2011) — чешский писатель, драматург, диссидент, правозащитник и государственный деятель, последний президент Чехословакии (1989—1992) и первый президент Чехии (1993—2003). Один из основателей Гражданского форума. Член Европейского совета по толерантности и примирению. Ниже размещен фрагмент из книги Гавера "Сила бессильных" (1978).6.Почему наш зеленщик должен был выставить признание в своей лояльности прямо в витрине? Неужели он уже достаточно не доказал свое послушание разными другими, менее «громкими» способами? Ведь на профсоюзных собраниях он голосовал всегда так, как надо, участвовал в различных соревнованиях, на выборы ходил исправно, да и «Анти-Хартию» подписал. Зачем же он еще должен и напоказ выставляться? Тем более, что люди, которые проходят мимо его витрины, останавливаются, разумеется, не затем, чтобы убедиться в необходимости, по мнению зеленщика, соединения пролетариев всех стран. Этот лозунг они просто не читают, и можно предположить, что даже не замечают. Спросим женщину, которая остановилась у витрины, что там было, он наверняка ответит, были или нет помидоры, но вероятнее всего она не обратила никакого внимания на то, что там был еще лозунг, не говоря уже о том, чтобы вспомнить, какого он содержания.Требование, чтобы зеленщик публично выразил свое мнение, может показаться бессмысленным. Но бессмысленным оно не является. Правда, люди не воспринимают его лозунг, но не воспринимают только потому, что подобные лозунги есть и в других витринах, на окнах, на крышах, на электрических столбах — просто всюду; что, стало быть, все это создает нечто вроде панорамы их повседневности . Они и воспринимают их, собственно, в контексте как панораму. А чем же еще является лозунг зеленщика, как не малой частицей этой гигантской панорамы? Стало быть, причиной, побудившей зеленщика поместить лозунг в витрине, является не надежда, что кто-то его прочтет или что он кого-то в чем-то убедит, а нечто иное: вместе с тысячами других лозунгов этот создает именно ту панораму, к которой все привыкли. Панорама эта, однако, имеет и свое скрытое значение: она напоминает человеку, где он живет и чего от него хотят, сообщает ему о том, что делают все остальные, и указывает, что и он должен делать, если не хочет быть отвергнутым, оказаться в изоляции, «выделиться из общества», нарушить «правила игры», рискуя тем самым утратить свое благополучие и свою «безопасность».Женщина, которая так безразлично отнеслась к лозунгу зеленщика, возможно, еще час назад вывешивала в коридоре учреждения, где она работает, подобный лозунг. Делала она это почти автоматически, как и наш зеленщик, и делала так именно потому, что происходило это на фоне общей панорамы и с учетом ее , а следовательно, на фоне той же панорамы, которую помогает создавать и витрина нашего зеленщика. Когда зеленщик придет в ее учреждение, он тоже не заметит ее лозунг, как не заметила и она. Тем не менее их лозунги, по-видимому, взаимообусловлены: оба были вывешены с оглядкой на общую панораму и, как говорится, под ее диктатом, однако, являясь частью этой панорамы, оба они вносят лепту в осуществление диктата.Зеленщик и служащая приспосабливаются к обстоятельствам, и оба тем самым эти условия и утверждают. Они делают то, что делают все, что можно делать, что следует делать, однако при этом — тем, что делают это, — они подтверждают, что это действительно может и должно делаться. Они выполняют определенное требование и тем самым способствуют его закреплению. Образно говоря, без лозунга зеленщика не было бы лозунга служащей и наоборот: каждый другому что-то предлагает для подражания и каждый от другого это предложение принимает. Их взаимное равнодушие к своим лозунгам обманчиво, ибо на самом деле один своим лозунгом принуждает другого принимать данную игру, утверждая тем самым данную власть, иными словами, они помогают удерживать друг друга в послушании. Оба они являются объектом подчинения, но в то же время и его субъектом; они являются жертвами системы и ее инструментом.Лозунги, которыми залеплен весь районный город и которых никто не читает, это, стало быть, с одной стороны, просто личный рапорт районного секретаря секретарю областному, но вместе с тем они содержат и нечто другое: частное воплощение принципа общественного «самототалитаризма» . Он является фундаментальным для посттоталитарной системы, ибо помогает вовлекать в государственную структуру каждого человека, разумеется, не для того,чтобы он реализовал в ней свою человеческую сущность, а чтобы он отказался от нее ради процветания «сущности системы», чтобы участвовал в общем «самодвижении», служил ее «самоцельности», чтобы разделял ответственность за нее, был в нее вовлечен и был повязан с нею, как Фауст с Мефистофелем. Более того, этой своей связанностью он должен соучаствовать в закреплении общепринятых норм и оказывать давление на сограждан; он должен сжиться с этой зависимостью, с ней идентифицироваться, как с чем-то само собой разумеющимся и необходимым, а впоследствии уже самостоятельно классифицировать любое проявление независимости как отклонение от нормы, как наглость, как атаку на себя лично, как некое «выделение из общества». Вовлекая таким образом всех в свои структуры власти, посттоталитарная система превращает их в инструмент взаимной тотальности этого «самототалитарного» общества.Связанными и порабощенными являются практически все: не только зеленщики, но и главы правительств. Различное положение в государственной иерархии определяет лишь различную степень этой связанности: зеленщик связан незначительно, но столь же незначительны и его возможности; глава правительства может, естественно, больше, но зато он и в значительно большей степени связан. Оба они, разумеется, являются несвободными, только каждый по-своему. Таким образом, ближайшим партнером человека в этой связанности является не другой человек, а система как. самоцельная структура. Положение в государственной иерархии дифференцирует людей по степени ответственности и вины, но в то же время ни на кого полностью ответственность и вину не возлагая и никого, с другой стороны, от ответственности и вины полностью не освобождая. Конфликт между интенциями жизни и интенциями системы не перерастает в конфликт двух социально противопоставленных общественных групп, и только поверхностный взгляд позволяет — и то лишь приблизительно — делить общество на правящих и угнетенных.Впрочем, это одно из важнейших различий между посттоталитарной системой и «классической» диктатурой, в которой этот конфликт все же поддается социальной локализации. В посттоталитарной системе граница этого конфликта проходит de facto через каждого человека , ибо каждый по-своему является ее жертвой и опорой. То, что мы понимаем под системой, не является, следовательно, порядком, который бы одни навязывали другим; скорее, это нечто, пронизывающее все общество и частью чего это общество является, нечто, что кажется,вроде бы как принцип,неуловимым, а на самом деле «улавливается» всем обществом как важный аспект его жизни.В том, что человек создал и ежедневно создает замкнутую на себя саму систему, с помощью которой он лишает себя своей подлинной сущности, не есть, таким образом, какое-то непостижимое недоразумение истории, какое-то иррациональное отклонение или результат проявления некоей сатанинской высшей воли, которая по неизвестным причинам решила таким способом сжить со света часть человечества. Это могло случиться и может происходить по той причине, что у современного человека имеется, очевидно, определенная предрасположенность к тому, чтобы создавать или терпеть такую систему, а также нечто, что его с этой системой роднит, отождествляет и чему соответствует; нечто, что парализует любую попытку его «лучшего я» восстать. Человек вынужден жить во лжи, однако вынужден лишь постольку, поскольку способен на такую жизнь. Следовательно, не только система отчуждает человека, но и отчужденный человек одновременно поддерживает эту систему как свое уродливое детище. Как унизительное отражение своего собственного унижения. Как доказательство своего падения.Каждому человеку, естественно, ничто человеческое не чуждо: в каждом живет стремление к собственному человеческому достоинству, нравственной цельности, свободе волеизъявления, трансценденции «мира объективной реальности»; вместе с тем практически каждый в большей или меньшей степени способен смириться с «жизнью во лжи», каждый в какой-то степени подвержен серой банальности и стандартам, в каждом велик соблазн раствориться в безликой массе и мирно плыть по течению псевдожизни.Речь давно уже не идет о конфликте двух сущностей. Речь о чем-то худшем: о кризисе самой сущности.Сильно упрощая, можно было бы сказать, что посттоталитарная система — это результат «исторической» встречи диктатуры с обществом потребления : разве эта массовая адаптация к «жизни во лжи» и столь широкое распространение в обществе «самототалитаризма» не находятся в тесной связи с повсеместно распространенным нежеланием человека-потребителя пожертвовать чем-либо из своих материальных ценностей во имя собственной духовной и нравственной целостности? С его готовностью поступиться «высшими идеалами» ради дешевых соблазнов современной цивилизации? С его незащищенностью перед эпидемией стадной беззаботности? И не является ли, наконец, серость и пустота жизни в посттоталитарной системе, собственно, лишь карикатурно заостренным образом современной жизни вообще, и не служим ли мы, в сущности, — пусть даже по внешним параметрам далеко отстав от Запада, — на самом деле неким предостережением ему, указывая скрытую направленность тенденций его развития?7.Теперь представим себе, что наш зеленщик в один прекрасный день взбунтуется и перестанет вывешивать лозунги только для того, чтобы кому-то понравиться; перестанет ходить на выборы, о которых знает, что никакими выборами они не являются; на собраниях начнет говорить то, что на самом деле думает, и даже найдет в себе силы солидаризироваться с теми, с кем повелит ему совесть. Этим своим протестом зеленщик выйдет из «жизни во лжи», отвергнет ритуал и нарушит «правила игры»: он снова обретет утраченные было индивидуальность и достоинство; он станет свободным. Его протест будет попыткой жить в правде. Расплата не заставит себя ждать: его лишат места заведующего и переведут в грузчики, снизят зарплату, ему придется расстаться с мечтой отдохнуть в Болгарии, под вопрос будет поставлено дальнейшее обучение его детей. Начальство станет к нему придираться, а сотрудники недоумевать.Большинство исполнителей этих санкций будут действовать, разумеется, не по своей собственной воле, а просто под влиянием «обстоятельств», тех же обстоятельств, под давлением которых зеленщик ранее выставлял свои лозунги. Зеленщика будут преследовать либо потому, что так приказано, либо чтобы доказать свою лояльность, либо «всего лишь» под воздействием фона общей панорамы, к которой относится и уверенность, что только так и решаются подобные ситуации, что так они и должны решаться, что так, короче говоря, заведено — если этого не сделать, можно вызвать подозрения. Исполнители санкций поступают, в сущности, так, как в той или иной степени ведут себя все: они — составные части посттоталитарной системы, носители ее «самодвижения», мелкие винтики общественного «самототалитаризма». Следовательно, именно сама государственная структура посредством исполнителей санкций — как своих обезличенных рычагов — выталкивает зеленщика; и именно сама эта система наказывает его за бунт, обрекая на изоляцию.Система должна это сделать исходя из логики «самодвижения» и самозащиты: зеленщик ведь допустил не просто личный просчет, единственный в своем роде, а совершил нечто неизмеримо более опасное: нарушив «правила игры», он нарушил игру как таковую. Показал, что это всего лишь игра. Разбил мир «иллюзий», эту несущую опору системы; нарушил структуру власти тем, что прорвал ее соединительную ткань; показал, что «жизнь во лжи» является жизнью во лжи; проломил фасад «высокого» и показал настоящие, а именно — «низкие» основы власти. Сказал, что король голый. А поскольку король действительно голый, то это оказалось действительно опасным: своим поступком зеленщик воззвал к миру; каждому дал возможность заглянуть за занавес; каждому показал, что можно жить в правде. «Жизнь во лжи» может функционировать как главный элемент системы только при условии собственной универсальности; она должна присутствовать везде и внедряться повсюду; она не допускает и мысли о сосуществовании с «жизнью в правде», ибо любое отступление от «жизни во лжи» отрицает ее как принцип и в целом ставит под угрозу .Это понятно: пока «жизнь во лжи» не находится в конфронтации с «жизнью в правде», нет и возможности обнаружить ее лживость. Но как только у нее появится альтернатива, появится и жизненная опасность как ее сущности, так и явлению в целом. И при этом вообще не важно, каковы истинные масштабы этой альтернативы: ее сила заключается вовсе не в «физическом» аспекте, а в «свете», которым она освещает основы этой системы, в свете, который падает на ее шаткий фундамент: зеленщик угрожает государственному устройству не «физически», своей фактической силой, а тем, благодаря чему его поступок приобрел большее значение и осветил собою все вокруг — и, разумеется, непредсказуемыми последствиями этого освещения. Посему «жизнь в правде» имеет в посттоталитарной системе значение не только экзистенциальное (возвращает человеку самого себя), гносеологическое (показывает действительность, как она есть) и нравственное (является примером).Помимо всего этого, она имеет и четко выраженное значение — политическое. Если краеугольным камнем системы является «жизнь во лжи», то ничего удивительного, что основной угрозой ей становится «жизнь в правде». А посему она должна ее преследовать более сурово, чем что-либо другое. Правда — в широком смысле слова — получает в посттоталитарной системе специфическое и неведомое другим системам содержание: правда играет в ней более крупную и, главное, новую роль фактора власти,то есть непосредственной политической силы. На что эта сила влияет? Каким образом реализуется правда как фактор власти? Как ее сила — как таковая — может быть реализована?8.Человек бывает и может быть отчужден от самого себя лишь потому, что в нем есть, что отчуждать; объектом угнетения является его подлинное существование: «жизнь в правде», таким образом, оказывается вотканной непосредственно в структуру «жизни во лжи» как ее полная противоположность, как та истинная интенция, которой «жизнь во лжи» противопоставляет подделку. Только на этом фоне «жизнь во лжи» имеет смысл: ведь своей «алибистической» квазиустойчивостью в «человеческом распорядке» она реагирует не на что иное, как на стремление человека к правде. Следовательно, под внешней благопристойностью «жизни во лжи» дремлет скрытая сфера истинных устремлений к жизни, ее «скрытая открытость» правде.Особая, чреватая взрывом и неизмеримая политическая сила «жизни в правде» заключается в том, что открытая «жизнь в правде» имеет своего хотя и невидимого, но при этом вездесущего союзника: «скрытую сферу». Именно из нее она вырастает, к ней обращается, в ней находит понимание. Там есть простор для ее потенциального развития . Это пространство, естественно, скрыто, и потому для власти весьма небезопасно: сложные процессы, которые в нем протекают, протекают в полумраке — ив момент, когда они в своей завершающей фазе или своими последствиями выходят «на свет» в форме различных неожиданных потрясений, их уже, как правило, невозможно скрыть, — что и создает ситуации, перед которыми государственная власть оказывается беспомощна, и в панике вынуждена прибегать к неадекватным реакциям.По-видимому, природной средой и исходной точкой того, что можно было бы в самом широком смысле понимать как «оппозиция» , является в посттоталитарной системе «жизнь в правде». Конфронтация этой «оппозиционной силы» с данной властью имеет, конечно, принципиально иную форму, нежели в открытом обществе или при «классической» диктатуре: такая конфронтация происходит не в плоскости фактической, официально закрепленной и четко определенной власти, в распоряжении которой имеются те или иные прямые рычаги управления, а в совершенно иной плоскости — на уровне человеческого сознания и совести, на уровне экзистенциальном. Радиус действия этой специфической силы определяется не числом сторонников, избирателей или солдат, ибо ее место в «пятой колонне» общественного сознания, среди скрытых интенций жизни, в подавленном стремлении человека к обретению собственного достоинства и к реализации элементарных прав, его истинных социальных и политических интересов.Речь, следовательно, идет о «власти», опирающейся не на силу той или иной ограниченной социальной или политической группы, а прежде всего на мощный потенциал, скрытый в целом обществе , в том числе во всех его государственных структурах. Эта «власть», следовательно, опирается не на каких-то «собственных» солдат, а так сказать, на «солдат своего врага», то есть на всех, кто живет во лжи и в любой момент — пусть пока только теоретически — может подвергнуться воздействию силы правды (либо, инстинктивно стараясь уберечь свою власть, приспосабливается к этой силе). Это своего рода бактериологическое оружие, которым один штатский может — при соответствующих условиях — вооружить целую дивизию. Эта сила не принимает прямого участия в открытой борьбе за власть, а действует в свободной от официальных рамок сфере человеческого существования.Однако скрытые процессы, которые она там вызывает, могут — и трудно наперед прогнозировать, когда, где, как и в каком масштабе — вылиться во что-то ощутимое: в реальное политическое действие или событие, в общественное движение, во внезапный взрыв гражданского недовольства, в острый конфликт внутри сохраняющей видимость монолитности государственной структуры или просто в стремительную перемену общественного и духовного климата. А поскольку все реальные проблемы и кризисные явления скрыты под толстым слоем лжи, то вообще непонятно, когда же упадет эта пресловутая последняя капля, переполняющая чашу, и что явится этой каплей: поэтому-то государственная власть в целях профилактики практически почти мгновенно подавляет любую, даже самую робкую попытку «жизни в правде».Почему из своего Отечества был изгнан Солженицын? Разумеется, от него избавились не как от носителя фактической силы, которая была бы чревата для какого-то представителя режима опасностью, что Солженицын может занять его место. Его изгнание было чем-то иным: отчаянной попыткой заглушить этот мощный источник правды, правды, о которой никто не мог заранее предположить, какие изменения в сознании общества она может вызвать и к каким политическим потрясениям могут в свою очередь эти изменения привести. Посттоталитарная система действовала проверенным способом, охраняя целостность мира «иллюзий», чтобы тем самым спасти себя. Покров «жизни во лжи» сделан из удивительного материала: до тех пор, пока он наглухо покрывает все общество, кажется, что он из камня; однако достаточно в одном месте пробить в нем брешь, достаточно единственному человеку воскликнуть: «Король — голый!» и единственному игроку нарушить правила игры, тем самым изобличив ее как игру, — и все внезапно предстанет в ином свете, а весь покров, словно бумажный, мгновенно начнет рваться и расползаться.Говоря о «жизни в правде», я, естественно, подразумеваю под этим не только прямую защиту правды, например, какой-то протест или письмо, подписанное группой интеллектуалов. Ее проявлением может стать любая деятельность, с помощью которой человек или группа людей восстанут против манипулирования собой: от письма интеллектуалов до рабочей забастовки, от концерта рок-музыки до студенческой демонстрации, от отказа участвовать в избирательной комедии и открытого выступления на каком-то официальном съезде до, скажем, голодовки. Поскольку посттоталитарная система подавляет интенции жизни в комплексе и сама основана на комплексной манипуляции всеми жизненными проявлениями, то и каждое свободное проявление жизни представляет для нее косвенную политическую угрозу. Причем ею может быть и то, чему в иных общественных условиях никому не пришло бы в голову приписывать какое-то потенциальное, тем более реальное, политическое значение.Пражскую весну иногда интерпретируют как столкновения на уровне фактической власти двух групп: тех, кто хотел сохранить систему такой, какой она была, и тех, кто ее хотел реформировать. При этом часто забывают, что это столкновение было лишь заключительным актом и внешним результатом многолетней драмы, разыгрывавшейся прежде всего исключительно в области духа и совести общества. И что где-то у истоков этой драмы стояли одиночки, которые и худшее время сумели жить в правде. Эти люди не располагали фактической властью и не претендовали на нее, в сферу и «жизни в правде» и не предполагалось включение политической деятельности; это были поэты, художники, музыканты и вообще не обязательно люди творческие, а простые граждане, которые сумели сохранить свое человеческое достоинство. Разумеется, сегодня непросто сказать, когда и какими потаенными и извилистыми тропками и на какую область жизни воздействовали тот или иной честный поступок или позиция и как постепенно вирус правды внедрялся в ткань «жизни в лжи» и «пожирал» ее. Одно очевидно представляется явным: попытка политической реформы была не причиной пробуждения общества, а его следствием.Думаю, что с помощью этого опыта легче можно понять современность: конфронтация тысячи хартистов с посттоталитарной системой выглядит с политической точки зрения безнадежной. Но это лишь пока мы смотрим на нее сквозь традиционную оптику открытой политической системы, в которой совершенно естественно любая политическая сила прежде всего заявляет о себе на уровне фактической власти. В этих условиях, думаю, такая минипартия не имела бы никаких шансов. Если же мы посмотрим на эту конфронтацию с точки зрения того, что известно о характере власти в посттоталитарной системе, то увидим ее в совершенно ином свете: никто пока точно не знает, как влияют на «скрытую сферу» выступления Хартии-77, ее существование и ее деятельность, и как в этой сфере воспринимается попытка Хартии вернуть к жизни гражданское самосознание в Чехословакии.Тем более трудно предвидеть, когда и каким способом эта деятельность претворится в реальные политические перемены. Это в общем-то уже относится к «жизни в правде»: как экзистенциальный выбор она возвращает человеку его собственную сущность, как политика — ввергает его в «игру ва-банк». Поэтому на «жизнь в правде» решаются лишь те, для кого это первое стоит того, чтобы согласиться на второе, или же те, кто пришел к выводу, что другой возможности, как взяться за политику, в сегодняшней Чехословакии они не имеют. Впрочем, это одно и то же: прийти к такому выводу может, собственно, только тот, кто не хочет приносить в жертву политике свою собственную человеческую сущность, или тот, кто не видит смысла в политике, требующей такой жертвы.Чем настойчивее посттоталитарная система препятствует любому проявлению альтернативной и независимой от закономерностей ее «самодвижения» политики на уровне фактической власти, тем очевиднее центр тяжести потенциальной политической угрозы перемещается в область экзистенциальную и «до-политическую»: «жизнь в правде» — даже без особого стремления к ней — становится единственной естественной средой и исходным пунктом всех акций, противодействующих «самодвижению» системы. И даже если впоследствии эти начинания выйдут за рамки того, что называется просто «жизнь в правде», и превратятся в различные параллельные структуры, движения, институты, начнут ощущать себя политической силой, окажут ощутимое давление на официальные структуры и станут de facto действовать в какой-то степени на уровне фактической силы — они и тогда сохраняют на себе отпечаток своего специфического происхождения. Поэтому мне кажется, что без учета особенностей среды, в которой вырастает такая альтернативная политика, без попытки осознать эту специфику невозможно составить правильное представление ни о так называемых «диссидентских движениях», ни о способе их деятельности, ни об их перспективах.См. также:- Вацлав Гавел. "Сила бессильных". Часть 1Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky

28 марта, 07:59

Ростислав Ищенко: Фактор Путина на сербских выборах

Александр Вучич, премьер-министр Сербии и один из фаворитов президентских выборов, которые состоятся в этой стране в воскресенье, 2 апреля, в понедельник посетил Россию с официальным визитом. О содержании переговоров известно немного. Обсуждались темы, представляющие взаимный интерес, в частности экономическое и военно-техническое сотрудничество.

Выбор редакции
28 марта, 00:01

Грипп не спит. Как не допустить второй вирусной волны

Казалось бы, грипп, которым многие переболели этой зимой, сошёл на нет.

28 марта, 00:00

Протесты в СНГ: дойдет ли волна митингов до Казахстана?

Последняя неделя дляпостсоветского пространства выдалась жаркой. Сразу в трех странах –Кыргызстане, Беларуси и России – прошли массовые шествия и протесты.Несомненно, каждая из акций имеет свои причины – кыргызстанцы, белорусы ироссияне выдвигали разные лозунги.Если в Кыргызстанепротестовали сторонники взятого под стражу политического деятеля иоппозиционера Садыра Жапарова, то в Беларуси поводом стало введение налога натунеядство.В России массовые шествияпрошли 26 марта. Участники акций, среди которых впервые были замечены школьникии студенты, выступили против коррупции.Казахстанскаяобщественность внимательно следила за происходящим в странах-соседях. И этонеслучайно – еще свежи воспоминания о событиях весны 2016 года, когда в рядерегионов страны прошли так называемые земельные протесты. Возможно липовторение событий прошлого года сегодня, на фоне волнений в странах СНГ? Этотвопрос мы адресовали казахстанским экспертам.Политолог, представительАссоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов считает, что в данный момент объективных причин длямассовых протестов нет.«В этом мире всевозможно, в том числе и уличные протесты в Казахстане. Для этого естьсубъективные причины — желание подхватить протестную волну, которая прошла вРоссии, Беларуси, Кыргызстане, желание капитализироваться и повысить свойпотенциал. А из объективных причин я сейчас поводов не вижу. Возможно, будутповоды летом: внедрение обязательного медицинского страхования, новые экзамены,проблемы с ликвидацией последствий паводков, банкротство банков и так далее», — отметил эксперт.Шибутов обращает вниманиена то, что казахстанские власти наблюдают за происходящим у соседей и делают соответствующиевыводы.«Не надо забывать, чтонаша власть тоже смотрит на ситуацию и вполне может применить превентивныемеры. К примеру, после начала призывов к выступлениям арестовать всех возможныхлидеров протеста. И на этом все и кончится. Так что я бы сказал, что весна увсех своя будет, и не надо чужие тенденции примерять на нашу реальность», — подытожилполитолог.Эксперт Замир Каражанов обращает внимание,прежде всего, на то, что в Кыргызстане, Беларуси и России причины акций былиразные.По его словам, вБеларуси, где решили собирать налог с безработных, это был вопрос экономическойбезопасности и ситуации в экономике в целом.«В СССР тоже собиралиналог с безработных, но тут вопрос другой – тогда рабочие места былигарантированы, потому и требовали работать. Правительство Беларуси поспешило.Самозанятое население – бомба замедленного действия. Такая категория населенияесть и у нас, в Казахстане. Поэтому это большой урок для казахстанской власти инапоминание, что эту проблему нужно решать незамедлительно», — отметилполитолог.В России же спусковыммеханизмом для общественных протестов стала проблема коррупции. «Она актуальнадля всех стран СНГ, и произошедшее указывает казахстанским властям, чтонеобходимо проводить более решительные действия для борьбы с этим явлением», — добавил Замир Каражанов.В Кыргызстане жепроизошедшие события говорят о неустойчивости политической системы: арестодного оппозиционера привел к массовым митингам.«Казахстану нужноучитывать весь этот опыт. Говоря о вероятности подобных событий в Казахстане,нужно вспомнить о прошлогоднем теракте на западе страны: мы считалисьстабильной страной, и никто подобных событий не ожидал. Поэтому Казахстан ни отчего не застрахован. Нам нужно адекватно оценивать риски, нельзя замалчиватьпроблемы. Их нужно решать сейчас, чтобы потом не бегать, как пожарные, и тушитьвсе, чтобы хоть что-то спасти», — подчеркнул Каражанов.ДиректорЭкспертно-проектного бюро общественно-политических процессов Уразгали Сельтеев, рассуждая о потенциальныхтриггерах для волнений в Казахстане,поделилсямнением, что протестное движение против коррупции в стране еще не сформировалось.«Маловероятно, что вКазахстане, как азиатском обществе, коррупция может стать значимым факторомактивного протеста. У нас еще не сформировались основы антикоррупционнойкультуры и нетерпимое отношение к этому явлению. Напротив, люди привыкли ктому, что житейские вопросы гораздо проще решать посредством сложившейсясистемы «благодарности». Эта проблема лежит в плоскости деформирующейсяментальности и представляет собой широкое поле для работы на идеологическомуровне», — отметил политолог.С другой стороны,постоянное информирование общественности о системных хищениях государственныхсредств и громкие коррупционные дела повышают социальный оптимизм у казахстанцев:они уверены, что в стране наводится порядок.В то же время в условиях снижающегосясоциально-экономического уровня жизни населения показательная борьба скоррупцией, которая, как правило, иллюстрируется фактами и цифрами хищений изгосбюджета, может произвести обратный эффект. Ведь у граждан на основе этихновостей возникает устойчивое представление о фундаментальных сбоях в системегосуправления. Следствием этого может стать рост недоверия к госаппарату вцелом, усиление социальной напряженности. В особенности если это будетсопровождаться увеличением количества «несправедливых» ситуаций, особенносвязанных с нарушением прав граждан и «неработающими» законами.«Коррупция какобщественно-политический раздражитель больше действует на интеллектуальнуюпрослойку общества, а она у нас не столь широкая. «Молчаливый», латентныйпротест протекает сам по себе, изучать и прогнозировать его последствиязатруднительно. А вот принимать конкретные меры для его нейтрализации, то естьсистемно устранять условия для коррупции – вполне реально. Поэтому необходимоработать с населением более тонкими методами, формировать основысбалансированной информационной и идеологической работы для освещениякоррупционной проблематики. Требуется реально действующая коммуникационнаястратегия», — подытожил Уразгали Сельтеев.ЮрийМасанов (Астана)

27 марта, 16:16

Спасибо Караулову: как Анатолий Ливада переместился из YouTube в ИВС

Громким задержанием Анатолия Ливады сегодня следователи ГСУ МВД по РТ прервали тишину, в которой протекало расследование дела о мошенничестве, потерпевшими по коему признаны дольщики ГК «Фон». В последний раз следователи его опрашивали по этому делу полгода назад, а тут неожиданно вспомнили. Впрочем, сам Ливада все для этого сделал, выпустив фильм с дикими обвинениями в адрес полиции. А за неделю до задержания, чуя, куда дует ветер, нанял известного адвоката Владимира Гусева.

Выбор редакции
27 марта, 14:25

Жить с рынка (впечатления от и мысли по)

Почитал коллег и решил поделиться своим мнением. Точней, его частью, потому что вопрос объемный. Дисклеймер 1: мнение касается только частных трейдеров и ручной торговли. Про алго я не знаю ничего. Дисклеймер 2: многа буков.      1)  На мой взгляд, вопрос «Можно ли жить с рынка?» является абсолютно некорректным и не имеет никакого смысла для задающего. Смысла не имеет и любой из двух возможных однозначных ответов на него.   Ответ «можно» вы можете услышать от 3 групп людей (их больше, но основных 3):   а) от людей, которые живут с рынка. Это будет честный ответ, но – внимание! – он будет честным только применительно к этим людям. Любая экстраполяция их опыта на другого человека в случае трейдинга будет неверной. Большинство людей из этой группы это понимают, пусть даже подсознательно, и поэтому пытаются обставить ответ дополнительными условиями. Поэтому обычно они говорят «можно, но» или «можно, если».   В качестве примера того, о чем я говорю, можете послушать, например, коллегу Мурманска, который вкратце сказал (цитирую по памяти) «можно, если вы поторгуете лет 7 и если у вас есть депозит в 5 мио и еще 5 мио в загашнике». Это честный ответ, хотя лично я считаю полностью честным только 1 ответ «у меня это получилось/получается, но я не знаю, получится ли это у вас, даже если все озвученные условия будут соблюдены».   б) от людей, которые обучают трейдингу и, соответственно, имеют прямой интерес в такой версии ответа. Они делятся на 2 группы:    — люди, которые в состоянии жить с рынка сами, либо которым удавалось такое в прошлом и которые по каким-то причинам считают (в том числе добросовестно, а в некоторых случаях даже обоснованно), что передача их знаний поможет другим. Т.е. по сути это люди из пункта а), которые начали обучать; — нехорошие люди, которые просто впаривают вам красиво упакованную мечту с целью заработать денег.   в) от «фантазеров». Под словом «фантазеры» я в этом случае не подразумеваю тех, кто просто выдумывает. Я говорю о тех, у кого есть реальные успехи в трейдинге, но они делают из них неверные выводы. Здесь 2 основных типа:   — более распространенный – это люди, у которых наконец начало получаться зарабатывать и, окрыленные этим успехом (как правило, не очень продолжительным), они экстраполируют опыт прошлого на неведомое будущее и начинают считать, что так будет всегда;   — люди, у которых в силу набора обстоятельств или умений получается зарабатывать стабильно (и даже условно легко), и они подают свои успехи в восторженных тонах. Особенно меня удивил в этом смысле пост коллеги Тарасова, который изобразил свой 15-летний опыт большей частью в виде какой-то беззаботной прогулки по цветущему альпийскому лугу в солнечный день, с виднеющимся на горизонте лазурным озером и припаркованной белоснежной яхтой.    Может, для него это и так, но на мой взгляд, трейдинг больше похож на прогулку по минному полю, со всеми вытекающими – потом, кровью и страхом. И отличие от реального минного поля только одно: на реальном есть шанс, что за вами приползет санитар и спасет, а в трейдинге за вами точно не приползет никто.     2) Человеческая психика устроена так, что люди часто врут самим себе о самих себе, чтобы избежать психологического дискомфорта. Еще чаще люди переоценивают себя – по тем же причинам.   Это не всегда, но часто сходит с рук в обычной жизни, но никогда не сходит с рук в трейдинге – здесь нельзя врать себе даже в мелочах, потому что вас обязательно накажут за это вранье через отъем денег, в том числе и всех вообще. И переоценивать себя в трейдинге тоже нельзя.   Поэтому, единственно верная и максимально честная постановка вопроса звучит как – «Смогу ли я жить с рынка?». И никак иначе.   Если вы приступаете к трейдингу с мыслью «коллега N. смог, значит, я тоже смогу», вы уже в некотором смысле врете себе. И переоцениваете себя. Если коллега N. смог, это значит, что коллега N. смог – и больше ничего не значит. К вам персонально это никак не относится.   Естественно, без веры в себя нельзя. Но и на одной вере – тоже нельзя, вот такой парадокс. Примерно как с котом Шрёдингера: верь или не верь, а пока не откроешь терминал коробку, не узнаешь, сдох ли кот или потребует порцию «вискас» за незаконный арест.     3) В вопросе «Смогу ли я жить с рынка?» есть важные нюансы, которые обязательно нужно учитывать.   а) большинство людей подсознательно ищет стабильности. Поэтому трейдинг представляется им в виде схемы: помучаюсь за терминалом неделю/месяц, а в конце срока получу «зарплату» в кассе. И по аналогии они называют трейдинг работой, хотя трейдинг гораздо ближе к бизнесу, чем к работе.   Некоторые доводят эту схему до абсурда, например, коллега М. Хомяк, который чуть ли не каждый день снимает заработанное и едет покупать чебурек и новую пару галош, попутно рассказывая нам, какой он крутой каюр.   Естественно, как и в любом другом деле, в трейдинге есть уникумы. Например, судя по коллеге КааХХХ (забыл цифру, означающую, видимо, число заработанных им миллионов), он может стабильно рубить бабло с ежемесячным походом в кассу. Но среднестатистическому трейдеру нельзя ориентироваться на таких людей. Каа мог бы при желании прожить с одних призовых от ЛЧИ, а торговля среднестатистического трейдера обычно протекает в духе народной поговорки «то густо, то пусто».   Покажу на своем примере. У меня 10 полных лет в трейдинге. Была пауза почти в год, так что будем считать 9. Только 1 год из 9 я закрыл в убытке, 8 в профите, но вот распределение профита было крайне неравномерным: 3 года из 8 плюсовых дали ~82-85% от всего профита, остальные 5 – остаток. Не точный Парето, но близко к нему.   Если я суммирую весь профит, поделю на ежемесячные расходы за 10 лет, а потом спрошу себя «смог бы ли я жить только с рынка?», ответ будет «да». Смог бы и даже еще осталось бы. Но если я добавлю в эту задачу условие, по которому мне ежемесячно нужно было бы снимать сумму, равную ежемесячному расходу, то ответом будет «нет».   б) Персонально я никому бы не посоветовал выстраивать трейдинг по схеме с ежемесячным получением «зарплаты». Такой подход мотивирует, конечно, но дополнительной нагрузки в нем больше, чем мотивации.   Но если вы все-таки хотите выстроить такую схему, я бы сказал, что исходить в ней нужно из пессимистично-реалистичных предположений, а не из тех, которые можно углядеть при калькуляции сложных процентов.   Тут уже начинаются сугубо индивидуальные расклады, но мой, с учетом длинной дистанции, был бы таким: — 20-25% годовых; — депозит соответствующей величины, причем это должны быть «длинные деньги»; — какой-то запас денег, потому что выводить каждый месяц нужную сумму скорей всего не получится даже при всем старании.   Пока закругляюсь. Если чего еще надумаю, напишу часть 2 ;)   Спасибо за внимание, коллеги. И да пребудут с нами депозиты и профиты!

27 марта, 10:00

Почему на Украине резко возросло число тюремных побегов

На прошлой неделе охранники самой знаменитой киевской тюрьмы — Лукьяновского следственного изолятора — устроили забастовку. Из-за низкой зарплаты дежурные смен отказались заступать на службу и оставили заключенных без присмотра. Это не первый бунт в украинской пенитенциарной системе. Известно, что ранее подобные меры воздействия пытались применить охранники колоний во Львовской и Ивано-Франковской областях. Другие исправительные учреждения выразили готовность присоединиться к бастующим. Есть мнение, что недовольство тюремщиков в конце концов выльется во всеукраинскую акцию протеста. А побеги из тюрем совершаются все чаще. Правда, официальная статистика на этот счет либо отсутствует, либо тщательно скрывается. Почему власти не хотят достойно оплачивать труд украинских надзирателей и как это сказывается на надежности тюремных стен, разбиралась «Лента.ру».

27 марта, 09:15

Прибыль промпредприятий Китая взлетела на 30%

Прибыль промышленных предприятий Китая выросла на 31,5% за январь и февраль, а растущая производственная деятельность правящей компартии, вызванная ралли сырьевых товаров, обеспечила половину прироста прибыли в размере 234,3 млрд юаней.

27 марта, 09:15

Прибыль промпредприятий Китая взлетела на 31,5%

Прибыль промышленных предприятий Китая выросла на 31,5% за январь и февраль, а растущая производственная деятельность правящей компартии, вызванная ралли сырьевых товаров, обеспечила половину прироста прибыли в размере 234,3 млрд юаней.

27 марта, 08:49

Смелый ротмистр Пожога. Исторический документ, который представляет реальную ситуацию накануне революции

«Коршиковские чтения» - так называется конференция, которая уже два года проводится в Ростове-на-Дону. Название "Коршиковские" эти чтения получили в честь донского краеведа и архивиста Николая Коршикова. Он сделал немало для истории нашего края, и теперь традицию развития интереса к региону продолжают его коллеги, ученые мужи и просто увлеченные историей люди.

Выбор редакции
27 марта, 00:04

Крепитесь, люди! Как уберечься от остеопороза

Остеопороз называют молчаливой эпидемии нашего века. И недаром. Этим заболеванием, по официальным данным, страдает каждая вторая женщина и каждый пятый мужчина старше 50 лет. Как уберечься?

26 марта, 09:58

Мертвое море как способ стать живее всех живых

Sobesednik.ru рассказывает о лечении на Мертвом море и туристических маршрутах вокруг лечебного озера

26 марта, 00:08

Опять судороги! Кто болеет эпилепсией

26 марта отмечается Всемирный день борьбы с эпилепсией, «Фиолетовый день». В этом году он посвящён детской эпилепсии.

Выбор редакции
25 марта, 16:15

Более двух тысяч румынских полицейских вышли на митинг, требуя повышения зарплат

Более двух тысяч стражей порядка проводят сегодня, в День румынской полиции, митинг у штаб-квартиры правительства на площади Виктория в Бухаресте, протестуя против неудовлетворительной оплаты труда. Об этом пишет агентство Аджерпрес. По данным СМИ, участники акции скандируют "Воры! Воры!", держа в руках плакаты с надписями "Неоплачиваемая сверхурочная работа — рабство", "В полицейских участках протекают крыши", "Хотите европейскую полицию за две копейки?". Основное требование протестующих — повышение базовой зарплаты на 20% и выплата надбавок за работу ночью, по выходным и в тяжёлых условиях. Стражи порядка также настаивают на том, чтобы работа по вызову из дома в выходные дни оплачивалась с 40-процентной надбавкой, как у врачей. Отметим, что сейчас из 126 тысяч сотрудников МВД 86 тысяч получают минимальную зарплату в 1450 лей (около 20 тысяч рублей). Напомним, в эти минуты в Белоруссии также проходят акции протеста. Митингующие не согласны с действующим в стране несколько лет декретом о тунеядстве.

Выбор редакции
25 марта, 16:09

Снесутснесутснесут

Читая в разных изданиях заметки о том, что в программе сноса пятиэтажек-хрущевок всё не так однозначно, проклинал авторов, экспертов, издания, у которых поднималась рука писать и критиковать (все доводы против казались надуманными).(вдруг они сделают так, что проект затормозят)И вот Комиссия Мосгордумы по градостроительству назвала серии домов, с которых начнется снос пятиэтажек в Москве. В первую очередь, московские власти решили переселить всех, кто живет в домах серий I-510, I-511 и I-515. Замглавы комиссии Мосгордумы по градостроительству Олег Сорока и префекты Западного и Северо-Восточного округов столицы подтвердили информацию.«Это пятиэтажки [I-510 и I-515], построенные в конце 1950-х — начале 1960-х годов, которые не соответствуют никаким современным требованиям и нормативам. Они первыми обсуждаются под снос». ​По его словам, в таких домах невозможно вмонтировать домовые счетчики горячей и холодной воды, нет лифта и мусоропровода, протекают крыши. Коммуникации замурованы в стены, смежные квартиры имеют общие стояки для санузлов.«На сегодня основные серии, которые идут в приоритете, – 515, 511, 510», — заявил префект ЗАО Алексей Александров на встрече с жителями 22 марта. О пятиэтажках серий I-510 и I-515 сказал в середине марта на приеме жителей и префект СВАО Валерий Виноградов. По словам чиновника, ремонтировать такие дома нельзя без сокращения площади.В пресс-службе Комплекса градостроительной политики Москвы настаивают, что «сносных» серий в новой программе не будет». «Реновация планируется в поквартальном режиме и целиком будет зависеть от желания жителей. Если москвичи из конкретного квартала не захотят вступить в программу реновации, то переселять их и сносить дома никто не будет независимо от того, какой они серии».==========Не удивлюсь, что некоторые особо мнительные жители будут против...

24 марта, 21:00

Московские власти определили серии пятиэтажек, которые первыми пойдут под снос

Олег Сорока – заместитель председателя комиссии Мосгордумы по градостроительству – заявил, что снос пятиэтажек в российской столице планируется начать с домов серий I-510 и I-515. Чиновник пояснил, что на серии I-510, I-511 и I-515 указывают все эксперты, поскольку состояние этих домов таково, что «через 10-15 лет они обязательно будут аварийными», передаёт РБК. По словам Сороки, в таких домах нет лифтов и мусоропровода, в них невозможно вмонтировать домовые счетчики холодной и горячей воды, а также протекают крыши. Также в пятиэтажках серий I-510 и I-515 коммуникации замурованы в стены, смежные квартиры имеют общие стояки для санузлов.  Что касается списков домов для второй очереди сноса, то здесь главным будет желание самих жителей. «У нас столько собственников жилья, сколько нет нигде в мире, – 82-84% всего жилого фонда в частной собственности. Сейчас идёт обсуждение разных форматов, которые могут применить при сборе мнений москвичей», – цитирует заместителя председателя комиссии Мосгордумы по градостроительству РИА Новости. Напомним, в начале третьей декады февраля 2017 года властями столицы была анонсирована «вторая волна» сноса «хрущевок». Этому предшествовала встреча президента России Владимира Путина с мэром Москвы Сергеем Собянины, в ходе которой глава государства поручил столичному градоначальнику снести оставшиеся ветхие пятиэтажки. По словам президента, было бы правильно построить на их месте новые дома. 10 марта в Госдуму РФ был внесён законопроект, регулирующий вопросы по порядку сноса «ветхих» пятиэтажек и переселению москвичей в новые жилые дома. 23 марта Марат Хуснуллин — вице-мэр столичного правительства — пообещал, что списки кварталов Москвы, где будет проходить реновация жилья, планируется составить к осени.

Выбор редакции
24 марта, 18:38

24.03.2017 18:38 : Власти Москвы назвали серии пятиэтажек, которые первыми пойдут под снос

Сейчас в округах составляют точные списки адресов. Программу сноса планируют начать с серий I-510 и I-515, это панельные дома, где нет лифта и мусоропровода, невозможно вмонтировать счетчики горячей и холодной воды, протекают крыши. Более того, коммуникации замурованы в стены, а в смежных квартирах общие стояки для санузлов. Такие хрущевки строили в 50-х и 60-х годах прошлого века, и они не соответствуют современным требованиям, рассказали РБК в Мосгордуме и подтвердили в префектурах Западного и Северо-Восточного округов. Прежде всего могут снести пятиэтажки рядом с крупными магистралями, где ведут строительство. В список первой очереди попадут дома, откуда уже поступают просьбы о переселении: например, на проспекте Маршала Жукова. Сейчас в округах ищут площадки под возведение первых зданий для переселения. В частности, они могут появиться в районе Солнцево и Новопеределкино, отметил в интервью РБК префект Западного административного округа Москвы Алексей Александров. В префектуре Восточного округа сказали, что места для переселения жителей снесенных домов могут выделить на территории бывших промзон. Много пятиэтажек серии I-515 расположено в Пресненском районе, Замоскворечье и Конькове. Дома серии I-510 в основном остались в Текстильщиках, Донском и Мещанском районах. Всего в Москве планируют снести 8 тысяч пятиэтажек, в которых живет более полумиллиона семей.

01 сентября 2014, 18:38

Новое слово в науке стратегического прогнозирования

На днях Центр военно-политических исследований МГИМО(У) МИД России подготовил аналитический доклад «Военно-политические аспекты прогнозирования мирового развития». Этот доклад, составленный под редакцией и при ведущей роли директора ЦВПИ профессора А.И.Подберезкина, посвящен методологическим вопросам прогнозирования военно-политической и военно-стратегической обстановки вокруг РФ на долгосрочную перспективу. Данную работу по праву можно назвать новым словом в науке стратегического прогнозирования. Ее наиболее сильной стороной является научная методология стратегического прогнозирования, прежде всего, в военно-политической области. Однако при определенных корректировках эта же методология может быть применена и в других областях, например, в экономике. Надо отметить, что до сих пор стратегические прогнозы в различных областях, как у нас, так и на Западе носили преимущественно интуитивный характер. Они, как правило, основывались на эмпирическом знании определенной группы экспертов и их субъективном видении международной обстановки. В принципе, интуитивные прогнозы не обязательно должны быть ошибочными. Если они разрабатываются грамотными экспертами, то могут вполне адекватно отражать реальность и тенденции политического развития. Однако, такие прогнозы всегда будут иметь оттенок субъективизма и зачастую вести к ошибочным выводам. Так недавно произошло с прогнозом А.Дынкина и В.Барановского, где утверждалось, что в мировом окружении России в 2014 году не произойдет кардинальных изменений[1]. Однако через несколько месяцев последовали события на Украине и ситуация принципиально изменилась. Этот просчет случился именно потому, что данный прогноз основывался на изначально неверной посылке о преобладании тенденции к «потере значения военной силы» в отношениях между ведущими мировыми державами. Более того, абсолютное большинство публикуемых прогнозов, особенно американских, создается в пропагандистских целях, в интересах информационного воздействия на другие государства и народы, а также на аудиторию собственной страны. Целью таких прогнозов является повлиять на общественное сознание, подтолкнуть умонастроения людей в определенном желаемом направлении или дезориентировать потенциальных противников и конкурентов. В таких прогнозах фактура и аналитика носят эклектичный характер и подгоняются под уже заданный результат. Естественно, рассматривать такие прогнозы как основу для реального военного и политического планирования совершенно неуместно. Научный подход к прогнозированию сценариев развития ВПО и СО предполагает, что они должны базироваться на множестве объективных факторов и, прежде всего, на основных тенденциях мирового развития. Как показано в докладе ЦВПИ, выявление этих тенденций должно быть стартовой позицией, отправной точкой составления любого научного прогноза. При этом тенденции мирового развития должны браться не с потолка и не быть отражением субъективных предпочтений и личной фантазии авторов, а выявляться путем использования аналитических методов исследования, базироваться на объективных исходных данных, научном понятийном аппарате с применением системного подхода. По существу, выявление основных тенденций мирового развития должно быть построено на цельной научной теории, отражающей закономерности исторического процесса. В докладе ЦВПИ в основу составления прогноза положена теория развития и взаимодействия мировых цивилизаций. Эта теория появилась уже достаточно давно. У ее основ стояли выдающиеся русские мыслители Н.Я.Данилевский и К.Н.Леонтьев, а на Западе – О.Шпенглер и А.Тойнби. Впервые данную теорию для составления прогноза мирового развития применил в 90-х годах прошлого века консервативный американский политолог Самюэл Хантингтон. В своей нашумевшей книге «Столкновение цивилизаций» он выдвинул концепцию о том, что различные цивилизации, как высшая форма культурной идентичности, приобретают в наше время особую значимость при анализе потенциала международных конфликтов.[2] По словам Хантингтона, «основным источником конфликтов в этом новом мире будет преимущественно не идеология и не экономика». «Наибольшие разногласия среди человечества и преобладающие источники конфликтов будут носить культурный характер», - отмечал он. Далее Хантингтон, утверждал, что, хотя «национальные государства и останутся наиболее влиятельными игроками на мировой арене», но главные конфликты мировой политики будут происходить «между странами и группами стран, принадлежащими к разным цивилизациям». «Столкновение цивилизаций будет доминировать в глобальной политике. Линии противоречий между цивилизациями станут линиями фронта будущего», - предупреждал он[3]. В то же время, Хантингтон, избрав для основы своего прогноза научную теорию, не пошел дальше в применении научной методологии стратегического прогнозирования. Поэтому в целом в его прогнозе проявились элементы субъективизма и внутренние противоречия. Он, например, правильно определил главный водораздел конфликта цивилизаций, как конфликта между Западной цивилизацией и другими цивилизациями. Но убедительно обосновать данный вывод с научной точки зрения он не смог. А это позволило критикам из либерального лагеря сразу же поставить его в целом правильный прогноз под сомнение. Между тем, в докладе ЦВПИ подробно описывается как должен строится научный стратегический прогноз с опорой на «цивилизационную» теорию. Эта методология базируется на строгой логике, предусматривающий иерархический характер прогноза, когда каждый последующий сценарий вытекает из предыдущего. Развитие сценариев происходит в обязательном порядке «сверху вниз», – от вершины, под которой подразумевается общечеловеческая цивилизация, – к локальным цивилизациям и далее к системе международных отношений и военно-политической обстановке вокруг России. При этом на каждом нижестоящем уровне возможно несколько сценариев, что ведет к умножению возможных вариантов развития. Таким образом, численность сценариев развития международных отношений будет больше, чем сценариев развития человеческой цивилизации, а сценариев развития военно-политической обстановки – больше, чем сценариев развития международных отношений. В докладе указывается, что сценарии развития человеческой цивилизации определяются основными тенденциями мирового развития. Эти тенденции носят долговременный, глубинный характер, предопределяемый социально-экономическими процессами, охватывающими весь мир и затрагивающими миллиарды людей. Как таковые, тенденции мирового развития представляют собой явления объективного порядка, то есть не могут быть изменены субъективной волей отдельных личностей, включая даже руководителей мощных мировых держав. Действия этих руководителей, правительств, да и целых государств могут лишь повлиять на скорость данных процессов, а также те формы, в каких эти процессы будут протекать. Однако остановить или перенаправить тенденции мирового развития они не в состоянии. По этим причинам сценарии развития человеческой цивилизации не могут быть многочисленными. По существу, речь может идти об одном – двух, в крайнем случае – трех сценариях такого развития. Количество сценариев нижестоящих уровней увеличивается в несколько раз. Причем на каждом нижестоящем уровне роль субъективного фактора в реализации того или иного сценария возрастает. По ходу исследования методологии стратегического прогнозирования, авторы доклада анализируют возможные сценарии развитии человеческой цивилизации, международных отношений и военно-политической обстановки. Они также предлагают систему классификации этих сценариев. Так, в первую группу они включают «пессимистические» сценарии, которые представляет собой варианты конфронтационного развития человеческой цивилизации. Речь идет о нарастающем напряжении в международных отношениях, которое становится результатом обострения противостояния локальных цивилизаций, их систем ценностей и интересов. В практической политике это проявляется в усилении борьбы за природные ресурсы, транспортные коридоры и активном продвижении своих систем ценностей. По логике таких сценариев основные державы и возглавляемые ими коалиции готовятся к активному применению военной силы во всех ее формах. В докладе эта группа сценариев рассматривается как наиболее вероятная. Вторая группа включает «оптимистические» сценарии, которые подразумевают, что уже во втором десятилетии XXI века в развитии человечества будут доминировать тенденции сотрудничества и кооперации между различными цивилизациями. Будет происходить демилитаризация союзов, коалиций, блоков, сокращение военных расходов. «Позитивность» для России будет означать, что в мире будет создана евразийская военно-политическая коалиция во главе с «российским ядром», куда войдут не только страны ЕврАзЭС, но и, возможно, целый ряд других евразийских государств. Эта коалиция сможет нейтрализовать негативное влияние НАТО. Третья группа сценариев получила условное название «диалектическая», так как включает противоречивые процессы – как позитивные, так и негативные. Среди позитивных сценариев развития международной обстановки авторы выделяют сценарий «партнерские отношения». В основе этого сценария будет лежать упрочение мирового порядка на основе норм международного права, укрепления государственных суверенитетов, роли международных организаций и учета интересов других наций, государств и сообществ. Однако, по мнению авторов, данный сценарий является в настоящее время маловероятным, так как «реальная политика США, НАТО и ЕС свидетельствует, что этот сценарий в лучшем случае может рассматриваться как декларативно-медийный, а в худшем – как проявление целенаправленной информационной политики, ориентированной на маскировку действительных целей». Гораздо более вероятным представляется конфронтационный сценарий, связанный со стремлением США добиться мирового доминирования. С этой целью американцы, по мнению авторов, будут стремиться «окончательно подчинить своим интересам Европу»; «обеспечить нейтрализацию России» как самостоятельного цивилизационного центра Евразии, «способного быть альтернативой США»; обеспечить сдерживание КНР «с помощью объединенных сил Запада (Трансатлантического партнерства) и Востока (Транстихоокеанское партнерство)» и добиться «благожелательного нейтралитета» Индии, Бразилии и других крупных незападных государств. Этот сценарий допускает эскалацию противоборства между Россией и США вплоть до военного столкновения в той или иной форме, за исключением мировой ядерной войны. В конце доклада приводится развернутая характеристика нескольких возможных сценариев развития военно-политической обстановки: сценарий создания евразийской системы безопасности, сценарий геополитической поляризации, сценарий усиления роли геополитики, сценарий евразийской военно-политической интеграции, сценарий сохранения «ядерного сдерживания» в Евразии и сценарий развития стратегического неядерного оружия. Таким образом, доклад содержит много новых идей, весьма актуальных для нынешнего состояния международной обстановки. Подборка и систематизация материала в рамках доклада, сделанные в нем оценки и выводы позволят читателю получить целостную картину современных подходов к методологии стратегического прогнозирования. Доклад адресован как специалистам — политикам, политологам, журналистам, историкам, дипломатам — так и всем интересующимся вопросами военно-политического прогнозирования и планирования. Он также может служить хорошим подспорьем в практической работе министерств, ведомств, других государственных организаций и научных учреждений, занимающихся соответствующей проблематикой. Автор: М.В. Александров [1] Россия и мир: 2014. Экономика и внешняя политика. Ежегодный прогноз / Рук. Проекта – А.А. Дынкин, В.Г. Барановский. М.: ИМЭМО РАН, 2013. С. 89. [2] Huntington, Samuel P., The Clash of Civilizations and the Remaking of World Order, New York, Simon & Schuster, 1996. [3] Huntington, Samuel P., The Clash of Civilizations? // Foreign Affairs, vol.72, no.3, Summer 1993 – p. 22   01.09.2014 Tweet Михаил Александровавгуст 2014