• Теги
    • избранные теги
    • Компании10
      • Показать ещё
      Страны / Регионы4
      Разное4
ПВ-Банк
28 января, 17:01

Эксперт: Губернатор Морозов занимается популизмом

Губернатор Ульяновской области Сергей Морозов выступает с популистскими предложениями, которые «явно ориентированы на подготовку губернатора к выборам», заявил газете ВЗГЛЯД политолог Александр Пожалов. Губернатор Ульяновской области Сергей Морозов предложил отменить плату за капремонт, сообщил «Коммерсантъ». По мнению главы региона, такая мера снимет социальную напряженность в период кризиса. Вопрос уже прорабатывает областное правительство. При этом министерство строительства, ЖКХ и транспорта выступает против инициативы. Эксперты указали, что предложение ульяновского губернатора противоречит закону и не будет принято. «Юридически осуществить эту инициативу практически невозможно, регионам дано лишь право устанавливать размер платы», - сказал в комментарии изданию  руководитель политической экспертной группы Константин Калачев, отметив, что губернатор мог бы предложить в таком случае расширять перечень льготников и это была бы правильная, жизнеспособная инициатива. Однако Морозов пошел по другом пути, и на это есть причины: «Надо просто принимать во внимание, что Морозов выступил с инициативой в год губернаторских выборов, которые пройдут в сентябре - для губернатора может быть не так важно, насколько инициатива реализуема, важно, что он продемонстрировал заботу о людях» - указал он. Руководитель Межрегионального центра энергоэффективности Дмитрий Пака напомнил изданию, что: «капитальный ремонт нужен... Без него дома рано или поздно будут разваливаться». На популистские лозунги Морозова указал политолог и блоггер Валерий Крючков: «Отменить плату за капремонт, поднять пенсии в четыре раза, выплачивать каждому ульяновцу доход с продажи углеводородов - все это прекрасные, жизнеспособные, ожидаемые обществом предвыборные лозунги», - отметил эксперт, которого цитировали Региональные комментарии. Крючков пояснил: «Прекрасные потому, что все четко и понятно - губернатор за нас, жизнеспособные потому, что такие лозунги сами живут и идут в народ, самому губернатору после таких «инициатив» никуда уже ходить не надо. Всем понятно, кто несет добро людям. Ну, про ожидания говорить излишне - кто же откажется не платить, если позволят не платить?» При этом политолог указал, как рассуждают простые жители: «Даже если всем очевидно, что губернатор врет сознательно, все равно он в курсе проблемы. То есть он знает «про нас», он даже может быть «борется за нас». Что дает шанс обывателю думать о губернаторе как о человеке хорошем, старающемся для людей». «Считаю, что политконсультанты молодцы, не зря кушают свой хлеб. И выборы выиграют, и за капремонт деньги соберут по полной», - резюмировал Крючков. При этом члены семьи Морозова все чаще попадают в скандалы, связанные с коррупцией. Так, местный портал ULnovosti.ru сообщил, что жена губернатора Елена Морозова является учредителем ООО «Первое региональное агентство недвижимости» («ПРАН»), оказывающего своим клиентам услуги, которые могут иметь коррупционную составляющую и напрямую быть завязаны на административном ресурсе главы региона.  Агентство «может решить любой ваш вопрос с любой недвижимостью: признать ваш проект инвестиционно-привлекательным, получить разрешение на строительство или, например, представлять ваши интересы при разбирательстве с государственными органами, подконтрольными правительству и городской администрации», - отмечает портал. И задается вопросом: Кто осмелится отказать фирме, принадлежащей губернаторской жене Елене Морозовой? «Откровенно говоря, никто, поэтому успех всегда гарантирован и никаких сомнений не возникает. Единственным минусом договорных услуг может оказаться только их стоимость». Портал задается вопросом, насколько законны такие услуги? Он добавляет, что после лоббирования юридического статуса определенным инвесторам в агентстве недвижимости Елены Морозовой могут оседать сотни миллионов рублей неуплаченных налогов: «Схема может выглядеть довольно просто: платишь в «ПРАН» определенный процент от будущих неуплаченных налогов и ву-а-ля - статус «приоритетного» у вас в кармане». По мнению журналиста издания, «не исключено, что именно так появился мифический инвестор ООО «Нью Сити», который планировал построить на месте зеленой зоны гостиницу «Марриот». Как и ряд других проектов. Именно в «Пран» Елены Морозовой могут вести и «корни» тех многочисленных точечных застроек, которые ульяновцы наблюдают сегодня в городе. Кто же в КУГИЗ откажет в оформлении документов фирме, принадлежащей жене губернатора?»  Если проследить динамику доходов супруги губернатора Ульяновской области, продолжает портал, то мы увидим следующее: в 2009 году Елена Морозова, трудясь в «ПВ-Банк (ЗАО)», заработала всего лишь 102 454,55 рублей; в 2010-ом годовой доход резко вырос до 4 799 625,70 рублей; в 2012 году составил уже 8 92 621,34 рублей. Кроме того, согласно налоговой декларации 2012 года, в собственности супруги губернатора Морозова, официально находящейся вот уже почти пять лет в декретном отпуске, была задекларирована недвижимость в Швейцарии, площадью 104 квадратных метра. Даже самые дешевые квартиры-студии примерно такой же площади далеко не в элитных местечках Швейцарии стоят не менее 600 тысяч евро, то есть от 27 млн. рублей, напомнило издание. В заключении редакция ulnovosti.ru обратилась с просьбой «обратить внимание на деятельность принадлежащего жене губернатора ООО «Первое региональное агентство недвижимости». Насколько законны оказываемые ею услуги по получению разрешений на строительство, помощь в написании и защите проекта на присвоение статуса приоритетного инвестиционного, а также предоставление интересов в органах власти. И нет ли в ее бизнесе коррупционной составляющей», пишет издание.  Тем временем портал FLB.ru сообщил о коррупционном скандале с организацией детского питания, где оказался замешан сын губернатора Ульяновской области Евгений Морозов - заместитель генерального директора по экономическим вопросам ОАО «Средняя Волга». Предприятие, находившееся доселе почти в убыточном состоянии (прибыль на конец 2014 года – 30 тыс. рублей) с января 2016 года стало заключать сверхвыгодные многомиллионные государственные контракты на поставку мясных продуктов детским сада Ульяновска, отметил портал.  Репортеры выяснили, каким образом обеспечивается сверхвыгодность новых контрактов с бюджетными учреждениями. «Оказывается возглавляемое сыном губернатора предприятие решило кормить детей втридорога. По некоторым позициям продуктов цены предприятия превышают средний показатель почти в два, а то и в три раза», - отметило издание и в подтверждение привело таблицу, где наценка на продукты, поставляемые ОАО «Средняя Волга», гораздо выше, чем у конкурентов. При этом «успех в конкурсах все равно на стороне предприятия, управляет которым сын главы региона», - заметил журналист. «Благодаря открытости процедур государственных закупок все махинации видны невооруженным глазом, однако правоохранительные органы реагировать на тревожные сигналы не спешат», - подчеркнул автор. Замдиректора фонда «Институт социально-экономических и политических исследований» (ИСЭПИ) Александр Пожалов считает, что заявления ульяновского губернатора по поводу капремонта в том виде, как эта позиция прозвучала, «носят явно популистский характер и скорее соответствует риторике «Справедливой России и КПРФ, которые в настоящее время оспаривают плату за капремонт в Конституционном суде». «Здесь достаточно парадоксальный факт, когда губернатор от «Единой России» во многом солидаризируется в публичном поле с позицией «Справедливой России» и КПРФ», - отметил эксперт. По его словам, решение вопроса о льготах, по оплате капитального ремонта находится полностью в компетенции региональных властей. Пожалов напомнил, что в конце прошлого года был принят федеральный рамочный закон, который позволяет регионам вводить льготы по оплате капремонта для пожилых собственников, для тех, у кого в семье есть инвалиды. «В бюджете текущего финансового года были зарезервированы соответствующие финансовые средства на компенсации регионам. А дальше дело за региональными парламентами и за фракциями «Единой России» в этих парламентах, которым необходимо разработать и принять соответствующие региональные законы по вводу таких льгот для таких категорий собственников», - отметил политолог. Кроме того, Пожалов подчеркнул, что федеральный жилищный кодекс предусматривает возможность для регионов устанавливать некий минимальный объем накоплений на капремонт на персональном счете дома, по достижению которого собственники дальше могут не платить за капремонт. «Но для этого нужно, чтобы региональная власть провела разъяснительную кампанию с собственниками и сформулировала уплату взносов за капремонт не в общий региональный фонд, а на индивидуальный счет каждого дома. Тогда собственники понимают, что копят деньги на ремонт собственного дома, дальше региональная власть региональным законом может выделить необходимый минимальный объем накоплений для каждого дома. То есть это конкретные реализуемые решения, которые не требуют больших компенсаций из бюджета и вообще не требуют постановки вопроса о том, чтобы ввести мораторий на оплату капремонта на федеральном уровне или в рамках региона», - рассказал он. По его словам, таким образом получается, что губернатор выступает с популистскими предложениями, которые «явно ориентированы на подготовку губернатора к выборам». «Если бы речь шла о конкретных реализуемых решениях, то они должны были быть другими, о которых я сказал». Закладки:

Выбор редакции
27 января 2014, 09:01

ВАС взял под защиту кредитование контрагентов на межбанке

Банки могут не бояться кредитовать контрагентов на межбанке, пишет «Коммерсант». Президиум Высшего арбитражного суда не поддержал Агентство по страхованию вкладов в стремлении признать недействительной сделку, совершенную незадолго до отзыва лицензии. ВАС отказал АСВ, выступающему конкурсным управляющим ПВ-Банка, в признании недействительной одной из его сделок на межбанке (МБК), совершенной в преддверии отзыва лицензии в середине апреля 2012 года. По материалам дела в картотеке на сайте ВАС, 29 марта 2012 года ПВ-Банк получил от Русского Торгового Банка кредит на 10 млн рублей сроком на один день и вернул его на следующий день. Сделка была совершена менее чем за месяц до отзыва лицензии. По закону о банкротстве такие сделки могут быть оспорены в упрощенном порядке, поскольку в данном случае речь идет о предпочтительном удовлетворении требований одних кредиторов перед другими. Отказ ВАС сделать это полностью переворачивает сложившуюся судебную практику. До сих пор арбитражные управляющие банкротящихся банков активно оспаривали подобные сделки, совершенные в предбанкротный период, для пополнения конкурсной массы. Первые признаки изменения ситуации появились в мае 2013 года. Тогда президиум ВАС вынес постановление, по которому упрощенный порядок оспаривания всех подряд операций за месяц до отзыва лицензии ведет «к неоправданному отрицанию всей обычной деятельности банка за месяц до введения временной администрации и нарушению принципов правовой определенности и обеспечения разумного баланса имущественных интересов участников гражданского оборота». Впрочем, вопрос межбанковских кредитов отдельно в документе не затрагивался. Январское решение президиума станет дополнительной гарантией для обеспокоенного частыми отзывами лицензий рынка МБК, отмечают эксперты. «Сейчас даже банки, не испытывающие проблем с ликвидностью, очень настороженно подходят к вопросу кредитования своих контрагентов на МБК из опасений, что первое, что сделает АСВ в случае отзыва лицензии у них,- оспорит сделку и потребует от банка вернуть деньги»,- говорит председатель правления РТБК Людмила Сапегина. При этом до сих пор действующий банк не мог обезопасить себя от такого риска в отсутствие явных признаков проблем у контрагента, так как ЦБ не раскрывает наличие проблем или предписаний у банков, а их официальная отчетность, как правило, не дает поводов для отказа в кредитах, отмечает она. «С момента, как начала складываться негативная для банков судебная практика в вопросе оспаривания сделок, мы, например, установили лимиты на банки, попадающие в зону риска отзыва лицензии, из расчета не более 1% его активов»,- поясняет глава правления СБ-Банка Андрей Егоров. 

14 февраля 2013, 12:48

Легендарный Ту-16

Легендарный Ту-16 Часть I   Ефим И.Гордон, Владимир Г.Ригмант, Виктор Ф.Кудрявцев/ Москва, Андрей Ю.Совенко/ «АиВ»   Этот самолет стал легендой. Его многочисленные варианты состояли на вооружении Дальней Авиации (ДА) и Авиации ВМФ, служили в военных и гражданских научно-исследовательских и учебных центрах, летали в системе МАП и в Аэрофлоте, выпускались и воевали за пределами СССР. На этой машине воспитано несколько поколений авиаторов. Писать ее полную историю ~ все равно, что пытаться объять необъятное. Поэтому авторы заранее просят читателя извинить их за сжатый журнальный стиль публикации, несмотря на который редакции пришлось пойти на беспрецедентный для нее шаг - разместить монографию о Ту-16 в двух номерах. Поэтому не удивляйтесь отсутствию в этом выпуске рассказа о ракетоносцах и многих других модификациях машины, о них вы сможете прочесть в следующем номере «АиВ».   Авторы выражают благодарность за помощь И.И.Анисину, Н.П.Бажану, Г.Т.Губину, Ю.Н'.Кабернику, А.С.Магащу-ку, С.Г.Морозу, Н.И.Павленко, А.В.Пивоварову, В.В.Регину, А.Д.Роману, И.В.Черкасову, Н.Черкашину, С.В.Юрикову.   Выбор концепции   Одним из главных направлений научных исследований, проводившихся в ЦАГИ после войны, была разработка аэродинамической компоновки тяжелого самолета со стреловидным крылом. Основываясь на работах немецких конструкторов над проектом EF-132, а также на собственных продувках моделей стреловидных крыльев, ученые ЦАГИ предложили для такого самолета крыло с удлинением порядка 7-9 и углом стреловидности 35гр.. Эти параметры легли в основу проекта дальнего реактивного бомбардировщика «88», предварительные исследования которого проводились в ОКБ-156 А.Н.Туполева в бригаде Б.М.Кондорского. Самолет с экипажем из шести человек должен был иметь: максимальную скорость - 950-1000 км/ч; практический потолок - 12000-13000 м; максимальную бомбовую нагрузку - 12000 кг; дальность полета с нормальной бомбовой нагрузкой - 7500 км; длину разбега - 1800 м; мощное оборонительное вооружение. В качестве силовой установки рассматривались перспективные двигатели ТР-ЗА (АЛ-5) со статической тягой 5000 кгс, двухконтурные ТР-5 такой же тяги и создававшиеся в ОКБ-300 двигатели АМРД-03 с тягой 8200 кгс. Все предварительные компоновки и первые расчеты по проекту «88» находились под пристальным личным вниманием Туполева.   Предварительным проектированием бомбардировщика занимались недавние выпускники МАИ И.Б.Бабин, В.А.Стерлин, А.А.Туполев, Г.А.Черемухин, завершившие подготовку материалов в июне 1950 г. На рассмотрение руководства фирмы были предложены несколько различных компоновок самолета, в том числе с двумя двигателями АЛ-5, установленными в прижатых к фюзеляжу мотогондолах, автором которой был А.А.Туполев - сын главного конструктора. Продувки модели самолета с такой компоновкой дали очень хорошие результаты. Другой отличительной чертой проекта Алексея Андреевича стало шасси с одной главной и несколькими вспомогательными подкрыльевыми и фюзеляжными опорами. После длительного обсуждения главный конструктор принял решение продолжить развитие проекта «88» на основе крыла ЦАГИ и сочетания лучших компоновочных решений из предлагавшихся. Фюзеляж в целом был подобен отработанному на более ранних машинах, шасси - трехопорное с уборкой основных стоек в отдельные гондолы на крыле, расположение двигателей - по проекту А.А.Туполева. Так в первом приближении сложился тот облик Ту-16, который через несколько лет вызовет восхищение всей мировой авиационной общественности.   Тем временем задание на проектирование дальнего реактивного бомбардировщика Ил-46 получило ОКБ-240 С.В.Ильюшина. Однако это не остановило работы по данной тематике в ОКБ-156. Они продолжались в инициативном порядке с целью создания самолета с более высокими тактико-техническими характеристиками, чем ожидались у Ил-46. Такая позиция ОКБ была положительно воспринята не только руководством ВВС, но и правительством. Вскоре ОКБ Туполева тоже получило официальное задание на новый самолет, и у него появился шанс взять реванш за неудачу в негласной конкурентной борьбе с ОКБ-240 при создании фронтового реактивного бомбардировщика, когда победителем стал Ил-28.   10 июня 1950 г, вышло Постановление Совета Министров СССР №2474-974, а через 4 дня - и приказ МАП №444, согласно которым ОКБ-156 поручалось спроектировать и построить дальний бомбардировщик с двумя двигателями ТР-ЗФ (старое обозначение - ТР-ЗА) и характеристиками, близкими к тем, которые получило ОКБ в ходе предварительных проработок. Опытный самолет требовалось построить в двух экземплярах и предъявить первый прототип на Государственные испытания в декабре 1951 г, однако вскоре в связи с большой загрузкой ОКБ-156 работами по Ту-85 все сроки по «88» сдвинули на три месяца. Главным конструктором по новому самолету стал Д.С.Марков, который бессменно оставался на этой должности при создании всех последующих модификаций машины.   Сложную задачу определения размерности и окончательной аэродинамической и конструктивной компоновки нового бомбардировщика удалось решить путем проведения большого числа параметрических исследований, широкого модельного эксперимента и натурных испытаний. В ходе этих работ стало ясно, что суммарной тяги двух АЛ-5 для получения заявленных характеристик явно недостаточно. Поэтому в феврале 1951 г. решением А.Н.Туполева за основу был взят вариант с двумя «восьмитонниками» АМРД-03 (в серии - АМ-3). Окончательно вопрос с типом двигателей был закрыт лишь через несколько месяцев, когда начались испытания реального образца АМ-3. 24 августа 1951 г. вышло новое Постановление Совмина, а вслед за ним - приказ МАП №832 от 30 августа, которые узаконили применение двигателей АМ-3 со статической тягой на максимальном режиме 8700 кгс и удельным расходом топлива 1,0 кг/кгс.ч. Предполагалось, что сухой вес АМ-3 не будет превышать 3100 кг.   Для подстраховки на случай неудачи с АМ-3 продолжалось проектирование и варианта с четырьмя двигателями ТР-ЗФ, но уже с измененным расположением (проект «90/88»). Два из них находились в обжатых м ото гондолах у фюзеляжа (как у «88») и еще два - под крылом, между закрылком и элероном. Однако из-за успешного продвижения работ по основному варианту дальнейшее проектирование самолета «90/88» было прекращено. Несколько позже, в 1954 г., по инициативе С.М.Егера рассматривалось предложение по использованию двух турбовинтовых двигателей ТВ-12 мощностью по 12000 л.с. (проект «90»), Но реализовано это предложение не было, т.к. ВВС вполне удовлетворила дальность полета самолета «88» с АМ-3.   С учетом изменения типа силовой установки 11 сентября 1950 г. военные предъявили скорректированные ГI 1 к новому бомбардировщику. 20 апреля следующего года эскизный проект машины был закончен и передан в Авиационно-технический комитет ВВС. Положительное заключение на него было получено уже 29 мая. Первый неофициальный осмотр макета бомбардировщика представителями ВВС, состоявшийся 16 февраля, принес конструкторам 101 замечание. 8 марта, в ходе второго осмотра, военные сделали еще 25 замечаний. Официально макет был предъявлен ВВС вместе с эскизным проектом 20 марта 1951 г. Со 2 июня начала свои заседания макетная комиссия под председательством заместителя Главкома ВВС С.И.Руденко, а 7 июля макет был утвержден. В связи с установкой на машину дополнительного оборудования и проведением работ по «дублеру» с 18 по 26 марта 1952 г. состоялась дополнительная макетная комиссия, на которой окончательно согласовали с заказчиком вопросы по оборудованию и вооружению бомбардировщика. Такой длительный процесс был связан с большим количеством оригинальных технических решений, примененных на самолете «88».   Конечно, главным из них стало размещение двигателей в корне крыла позади второго лонжерона. Такая компоновка позволила снизить сопротивление интерференции в зоне стыка крыла с фюзеляжем за счет создания «активного зализа»: реактивная струя двигателей создавала разрежение сразу за местом стыка и как бы подсасывала воздух, обтекающий это самое аэродинамически сложное место самолета. А.Н.Туполев внимательно следил за ходом проработки узла «фюзеляжгондолы-крыло» и, стремясь максимально уменьшить его мидель, требовал «обжимать, обжимать и обжимать». В результате двигатели оказались максимально «утопленными» в фюзеляж. Когда в ЦАГИ продули модель самолета «88» после всех «обжатий», специалисты долго не могли понять, почему так резко уменьшилось аэродинамическое сопротивление машины, и тянули с выдачей заключения по результатам продувок. Бомбардировщик обладал и рядом других особенностей. Например, его крыло большого удлинения отличалось жесткостью, особенно от крыльев американских бомбардировщиков Boeing В-47 и В-52. На этих машинах крылья выполнили гибкими, чтобы за счет их деформации демпфировать вертикальные порывы. Впоследствии американцам пришлось решать много связанных с этим проблем, постоянно дорабатывая и усиливая конструкцию крыла под угрозой распространения усталостных трещин. Вместительный грузоотсек самолета располагался за задним лонжероном центроплана, благодаря чему сбрасываемые грузы находились близко от центра масс, а сам отсек не нарушал силовой схемы крыла. Прочность и жесткость фюзеляжа в этой зоне обеспечивались очень мощными продольными бимсами. Экипаж разместили в двух герметических кабинах с катапультными сиденьями. В задней кабине, в отличие от тяжелых боевых самолетов более ранней разработки, размещались два стрелка, что обеспечивало их лучшее взаимодействие в боевой обстановке и улучшало психологическое состояние. Самолет «88» - первый прототип Ту-1 6 Планер Ту-16 на статиспытаниях в ЦАГИ Так мог выглядеть самолет «103» Серийный Ту-16. Кадр из фильма "Барьер неизвестности» Кормовая оборонительная установка ДК-7 Хвостовой контейнер-обтекатель станции «Сирень»   Оригинальной была и схема шасси с двумя четырехколесными тележками основных опор, поворачивающимися при уборке на 180° относительно земли. На схему уборки с опрокидыванием основных стоек в крыльевые гондолы даже получили патент (несколько позднее и совершенно независимо от разработок ОКБ Туполева эту схему использовали на английском бомбардировщике Vickers "Valiant" Mk.2). В передней опоре шасси впервые в СССР в качестве противоколебательного элемента, уменьшавшего опасность возникновения «шимми», применили спаренные колеса на одной общей оси. В итоге обеспечивалась возможность эксплуатации самолета как с бетонных, так и с грунтовых и снежных аэродромов. Для применения в аварийных ситуациях при посадке предусматривался тормозной парашют В ходе проектирования машины между ведущими специалистами ОКБ-156 и ЦАГИ возникли разногласия по вопросу применения на бомбардировщике необратимого бустерного управления. Из-за низкой надежности первых советских гидравлических авиационных приводов специалисты ОКБ не считали возможным их установку на машине. В связи с этим для изделия «88» (как и для Ту-95) пришлось искать возможности для обеспечения приемлемых усилий на органах управления в кабине. После проведения большого объема модельных и натурных испытаний в аэродинамических трубах ЦАГИ эту сложную задачу успешно решили.   Комплекс оборонительного вооружения бомбардировщика состоял из трех дистанционно управляемых подвижных установок со спаренными 23-мм пушками, передней установки с одной такой пушкой, а также четырех оптических прицельных постов и автоматического кормового радиоприцела. В качестве последнего предполагалось использовать перспективную РЛС «Топаз» с большой дальностью обнаружения или РЛС «Аргон» с меньшей дальностью, но уже подготовленную к серийному производству. Учитывая дефицит времени, выбор был сделан в пользу станции «Аргон». Этот состав вооружения обеспечивал оборону самолета на уровне, значительно превосходящем самолеты аналогичного назначения.   Поскольку считалось, что ядерные бомбы станут основным оружием самолета «88», перед его создателями поставили задачу обеспечения безопасности самолетов при взрывах атомных боеприпасов. Это в основном касалось вопросов динамики полета и прочности: не разрушит ли ударная волна бомбардировщик, не раздавит ли его повышенное давление за фронтом ударной волны, не нарушится ли устойчивость машины, необходимо ли экипажу вмешиваться в управление самолетом? Особого внимания потребовало изучение воздействия теплового излучения на дюралевые сплавы. В результате к середине 1950-х гг. удалось разработать и внедрить ряд эффективных мер по защите самолетов-носителей от поражающих факторов ядерного взрыва как в полете, так и на местах базирования.   Прототипы   Рабочие чертежи на первый прототип самолета «88/1» поступали на опытное производство завода №156 с февраля 1951 по январь 1952 г, фактически параллельно с постройкой машины. Одновременно строился и экземпляр для статических испытаний, который был готов к концу 1951 г. Работы велись «с листа», с взаимной корректировкой как «живой» конструкции, так и чертежей. К концу 1951 г. закончили постройку первого летного прототипа, а 25 января его перевезли в Жуковский для дальнейших доводок и начала испытаний. Начались гонки двигателей, отработка уже установленного и монтаж еще поступавшего оборудования. К началу заводских испытаний не установлены были лишь бомбовый радиоприцел «Рубидий-ММ», станции «Аргон» и «Меридиан» и артиллерийское вооружение. 25 февраля опытную машину официально передали на заводские летные испытания. Для их проведения назначили экипаж во главе с летчиком-испытателем Н.С.Рыбко и вторым пилотом М.Л.Мельниковым, ведущим инженером по летным испытаниям стал Б.Н.Гроздов, а ведущим инженером по машине - И.А.Старков. Нижняя оборонительная установка Носовая часть Ту-16 «Елка». Часть остекления штурманской кабины закрыта «противоатомными» шторками   Первая рулежка опытного «88/1» продолжительностью один час состоялась 24 апреля. Уже через 3 дня, 27 апреля самолет совершил свой первый полет, длившийся 12 минут. В ходе заводских испытаний, завершившихся 29 октября, самолет достиг максимальной скорости 1020 км/ч, что превышало требования. В то же время дальность полета и взлетно-посадочные характеристики оказались существенно хуже оговоренных в задании. Причиной тому была значительно возросшая масса пустого самолета - 41050 кг вместо расчетных 35750 кг, даже несмотря на отсутствие части оборудования и вооружения. Соответственно выросла и максимальная взлетная масса бомбардировщика -77350 кг против 64000 кг. Тем не менее, учитывая дефицит времени, было принято волевое решение о передаче опытной машины на Государственные испытания параллельно с разработкой мер для снижения ее веса и развертыванием серийного производства. 13 ноября бомбардировщик «88/1» был принят ГК НИИ ВВС на аэродроме ЛИИ в Жуковском, где через день совершил первый полет по программе Госиспытаний. Шли они, в общем, успешно и прервались только 30 марта 1953 г. из-за поломки в результате грубой посадки. Расследовавшая аварию комиссия приняла решение продолжить программу на «дублере». В дальнейшем восстановленный самолет «88/1» использовался для испытаний и доводок оборудования и силовой установки.   Решение о проведении Госиспытаний самолета параллельно с его коренной переделкой выглядит противоестественным, однако делать все по правилам значило потерять драгоценное время, и 10 июля 1952 г. вышло Постановление Совмина №3193-1214, а на следующий день - приказ МАП №804, узаконившие это положение вещей. Документами предписывалось:   а) самолету «88» присвоить обозначение Ту-16;   б) прекратить серийное производство самолета Ту-4 на заводе №22 в Казани и с июля 1953 г. начать там серийное производство Ту-16 по следующему графику: в июле выпустить 1 машину, в августе - 1, в сентябре - 2, в октябре - 3, в ноябре - 3, в декабре - 5;   в) на заводе № 16 также в Казани организовать серийное производство двигателей АМ-3 и в 1953 г. построить 70 экземпляров;   г) в сентябре 1952 г. предъявить на Госиспытания Ту-16 с нормальной взлетной массой 48000-55000 кг, бомбовой нагрузкой от 3000 до 9000 кг, максимальной скоростью полета 1000-1020 км/ч, технической дальностью полета 6000-7000 км, практическим потолком 13000 м, длиной разбега 1500-1800 м;   д) Государственные испытания Ту-16 закончить к декабрю 1953 г.;   е) провести войсковые испытания на первых 15 серийных самолетах.   Надо сказать, что резервов для уменьшения массы конструкции Ту-16 было более чем достаточно, ведь главная причина перетяжеления заключалась в постоянных опасениях прочнистов и конструкторов за свою судьбу - следует помнить, что машина создавалась в самые последние годы сталинского режима, когда любая их ошибка была чревата в лучшем случае тюрьмой. Каждый старался себя подстраховать: рядовой конструктор на результаты своих расчетов «набрасывал» на всякий случай процентов 10 запаса, его начальник из тех же побуждений - еще столько же и т.д. К этому следует добавить изначальное требование спроектировать машину под два варианта силовой установки, что также вело к снижению весовой отдачи.   Когда стали очевидны последствия такого подхода, Туполев организовал в ОКБ-156 настоящую «борьбу за вес». Теперь, при проектировании «дублера», речь шла о практически новом конструктивном исполнении многих элементов самолета. Работа велась по трем основным направлениям. Во-первых, облегчили несиловые элементы. Во-вторых, резко уменьшили число соединений и крепежа (например, сборные рамы каналов воздухозаборников заменили на монолитные из сплава АК-8, обшивку в некоторых элементах планера из Д-16 заменили на обшивку из высокопрочного сплава В-95, внедрили прессованные монолитные профили переменного сечения, большие листы и т.д.). В-третьих, было принято совместное с заказчиком решение ввести ограничение скорости полета на высотах до 6250 м (считалось, что воевать Ту-16 придется на больших высотах), что позволило снизить расчетный скоростной напор. В результате к ноябрю 1952 г. массу пустого самолета удалось снизить до 36490 кг. Но к тому времени на серийный завод уже были переданы рабочие чертежи «тяжелого» варианта, полным ходом шла подготовка его производства. Передача в серию чертежей облегченного самолета и изготовление новой оснастки грозили срывом сроков начала серийного производства со всеми вытекающими последствиями. В этой непростой ситуации Туполев, заручившись поддержкой руководства МАП, принял смелое решение о запуске в серию именно облегченного варианта Ту-16. При этом были приняты меры для сокращения задержки выхода первых серийных бомбардировщиков. Все чертежи с учетом корректировок передали на завод №22 к концу 1952 г., а реальный срок выпуска первого серийного Ту-16 сдвинулся с июля на октябрь 1953 г.   В этот период конструкция «дублера» была доработана с учетом замечаний, полученных в ходе испытаний самолета «88/1». В частности, носовую часть фюзеляжа для повышения удобства экипажа и лучшего размещения оборудования удлинили на 0,2 м, в отъемных частях крыла установили топливные баки, при этом общая емкость топливной системы увеличилась с 38200 л до 43900 л, установили подвижные пушечные установки ДТ-В7, ДТ-Н7С и ДК-7 с пушками ТКБ-495А, а затем с ТКБ-495АМ (АМ-23), установили оптические прицельные станции ПС-48М, радиолокационный прицел «Аргон», опытный образец радиолокационного прицела «Рубидий-ММ-2», а вместо оптического бомбардировочного прицела ОПБ-10С -векторно-синхронный прицел типа ОПБ-11р, модернизированный автопилот АП-5-2М и т.д. Постройку «дублера» (самолет «88/2») закончили на заводе №156 в самом начале 1953 г., а на летно-испытательную базу машину перевезли 13 февраля. К марту все доводочные работы были закончены, и 14-го числа машину передали на заводские испытания, Их провел экипаж во главе с Н.С.Рыбко, ведущим инженером по летным испытаниям был М.М.Егоров, хорошо зарекомендовавший себя при исследованиях и доводках силовых установок самолетов Ту-4 и Ту-70. Первую рулежку на самолете «88/2» экипаж выполнил 28 марта, а 6 апреля 1953 г. совершил первый 30-минутный полет. Заводские испытания «дублера» закончились 12 сентября. Зона задней части мотогондолы Носитель атомной бомбы Ту-16А, как и Ту-16, получил в НАТО обозначение Badger-A (барсук). На верхнем снимке хорошо видны открытые створки бомболюка   Поскольку первоначальные сроки создания самолета не были выдержаны, а «дублер» на Госиспытаниях недобрал максимальной скорости (992 км/ч вместо 1000-1020 км/ч по заданию), то в руководстве ОКБ-156 необходимо было найти «ответчика». Им стал Д.С.Марков, которому министр авиапромышленности объявил выговор. За, как впоследствии оказалось, очень удачный самолет Маркова удостоили обидной записи в личном деле.   16 сентября 1953 г самолет «88/2» был предъявлен на Контрольные Государственные испытания, а 18 сентября его принял ГК НИИ ВВС, Основную работу на этом этапе выполнил экипаж, воз   главляемый летчиком-испытателем А.К.Стариковым. Помимо проверки самого самолета, проводились Государственные летные испытания его компонентов, в частности, двигателя АМ-3, радиоприцелов «Рубидий ММ-2» и «Аргон», оптической прицельной станции ПС-48М. Полеты закончились 10 апреля 1954 г., практически через год после подъема «дублера» в воздух. Получив положительную оценку, Ту-16 был рекомендован для принятия на вооружение, что и было узаконено Постановлением Совмина СССР №1034-443 от 28 мая 1954 г. {PAGEBREAK} Серийное производство   Первым на основании Постановления Совмина СССР №3193-1214 от 10 июля 1952 г. к серийному производству Ту -16 приступил казанский авиазавод №22. Предприятие, ставшее головным по этому типу самолета, в технологическом плане было хорошо оснащено в период выпуска Ту-4. Хотя по внешним обводам многие агрегаты планера Ту-16 сильно отличались от таковых у Ту-4, их конструктивное исполнение во многом было схоже. Это позволило без особых сложностей освоить производство нового самолета, правда, при этом потребовалось перестроить некоторые старые цеха. Вместе с тем, казанским авиастроителям пришлось столкнуться с многочисленными новыми и оригинальными конструкторскими решениями. Применение стреловидных крыльев и ТРД, прижатых к фюзеляжу, а также воздушных каналов, про-   низывающих лонжероны крыла, потребовало от производственников повышенной точности при изготовлении соответствующих агрегатов. Большое количество крупногабаритных и цельнофрезерованных деталей требовало особых подходов при сборке. Много проблем на начальном этапе производства доставляла наладка оборудования самолета, особенно систем оборонительного вооружения. За внедрением в серию Ту-16 пристально следили сам А.Н.Туполев, а также Д.С.Марков и начальник казанского филиала ОКБ-156 И.Ф.Незваль.   Первый серийный бомбардировщик №3200101 был выпущен 29 октября 1953 г., а до конца года заказчику сдали еще один самолет. В следующем году в Казани изготовили уже 70 таких машин. Серийные Ту-16 внешне от прототипов отличались шлейфовыми антеннами, иным расположением ПВД и другими створками гондол основных опор шасси. Масса пустого самолета находилась в пределах 37200-37520 кг из-за применения различных держателей в зависимости от бомбовой нагрузки. Номера самолетов казанского авиазавода расшифровываются следующим образом: первая цифра - год выпуска, вторая - номер завода, третья - любая цифра, четвертая и пятая - номер серии, шестая и седьмая - номер машины в серии. Например, приведенный выше номер первого серийного Ту-16 расшифровывается: 3 - 1953 г., 2 - завод №22, 01 -первая серия, 01 - первая машина в серии. В документации ОКБ-156 иногда приводились сокращенные серийные номера машин. Так, например, Ту-16 №101 - это тот же №3200101.   Самолеты Ту-16 первых серий завода №22 стали прототипами для различных модификаций или использовались в ряде испытательных программ. Так, самолет №4200401 применялся для испытаний элементов оборонительного вооружения, №4200105 - для проверки радиосистемы дальней связи, №4200302 - для отработки шасси, №4200303 - для испытаний бомбы СНАБ-3000, №4200504 - для различных экспериментальных работ в ОКБ-156, а №4200505 был передан заводу №1 в виде отдельных агрегатов. На основании приказа МАП с целью увеличения максимальной дальности полета был доработан серийный Ту-16 №4201002 путем увеличения запаса топлива и доведения максимальной полетной массы до 75800 кг. После проведения контрольных испытаний он был принят в качестве эталона для серийного производства на 1955 г.   С 1953 по 1959 гг. казанский авиазавод выпускал Ту-16 следующих модификаций: бомбардировщик Ту-16, носитель ядерного оружия Ту-16А, ракетоносец Ту-16КС и постановщик помех Ту-16Е. Первые серии (до 11 -й) насчитывали по 5 машин, далее - по 10, с 21-й серии - по 20 и с 31 -й по 41 -ю серии - по 30 машин. В 1958 г, выпуск Ту-16 временно прекратился, т.к. завод освоил производство Ту-104Б, а в следующем году стал переходить к сверхзвуковому Ту-22. В 1961 г. в Казани восстановили выпуск Ту-16, но уже в варианте ракетоносца Ту-16К-10 для Авиации ВМФ. Он выпускался 30-ю сериями по 5 единиц в каждой. Последние Ту-16К-10 были выпущены в декабре 1963 г. Всего на заводе №22 было построено 799 экземпляров Ту-16 разных модификаций. Заправщик Ту-163 передает топливо разведчику Ту-16РМ   19 сентября 1953 г. вышло Постановление Совмина СССР №2460-1017, а через 6 дней - соответствующий приказ МАП №77 о расширении производства Ту-16, в которых, в частности, говорилось о развертывании серии на авиазаводе №1 в Куйбышеве. Летом 1954 г. там начали выпускать первые бомбардировщики, получая большую помощь от ОКБ-156 и завода №22. Так, из 10 машин, выпущенных в Куйбышеве в 1954 г., три были собраны из агрегатов, поставленных из Казани. В том числе, головной куйбышевский Ту-16 №1880001 был собран целиком из агрегатов казанского самолета №4200505. И в дальнейшем куйбышевские самолеты собирались с использованием отдельных агрегатов, полученных с завода №22 (самолеты №№1880402-1880405 и №№1880501-1880505). Заводской номер самолетов, выпущенных в Куйбышеве, расшифровывается следующим образом: первая цифра - номер завода, вторая и третья - тип изделия, четвертая и пятая цифры - номер серии, шестая и седьмая - номер машины в серии. Например, №1880202 означает: 1 -завод №1, 88 - изделие «88», 02 - вторая серия, 02 - вторая машина серии.   С головным куйбышевским бомбардировщиком произошел инцидент, показавший, что большие самолеты все же необходимо оснащать бустерами. Этот вывод конструкторы сделали после испытательного полета на достижение предельной перегрузки, который 28 сентября 1954 г. выполнил экипаж заводского летчика-испытателя Молчанова. На месте второго пилота летел молодой летчик-испытатель А.И.Казаков. На высоте 9000 м экипаж приступил к выполнению задания. Необходимую перегрузку планировали достичь в момент вывода самолета из пикирования, но ее величина не превысила 3,2д, в то время как по заданию требовалось получить 3,47д. Однако машина уже вышла на закритические углы атаки, затряслась и сорвалась в штопор. Законцовка крыла с заправочным узлом Ту-16Н, не имевшие внешних отличий от Ту-16, в НАТО также обозначались Badger-A   Командир корабля отдал приказ на катапультирование и первым покинул самолет. Оставшийся на борту Казаков попытался вывести машину в горизонтальный полет, но сил ему не хватило - слишком велика была нагрузка на штурвал. Во время штопора перегрузка достигла величины 4,2д. Казалось, гибель машины и экипажа неминуема. Но Казакову повезло: под действием перегрузки вывалились опоры шасси, что способствовало уменьшению угла атаки. Прикладывая к штурвалу усилие не менее 100 кгс, пилот все-таки вывел машину из опасного режима почти у самой земли. Головной самолет остался практически невредим, чем сильно удивил прочнистов. Через месяц А.И.Казакову было присвоено звание Героя Советского Союза.   Как и казанские машины, куйбышевские самолеты первых выпусков использовались для создания прототипов некоторых модификаций Ту-16. Кроме того, на самолете №1880202 отрабатывались РЛС РБП-6 «Люстра» и система радиотехнической разведки СРС-3 «Ромб-1». Помимо бомбардировщика, в Куйбышеве строились: ракетоносец Ту-16К-10, постановщики помех Ту-16СПС, Ту-16Е и Ту-16 «Елка», разведчики Ту-16РиТу-16«Ромб». Всего на заводе №1 было выпущено 40 серий самолетов всех модификаций. Сначала каждая серия насчитывала до пяти машин, начиная с 11-й серии - по 10 машин, с 21 -й серии - по 20. Общий выпуск Ту-16 на заводе №1 составил 543 единицы.   Последним предприятием, подключившимся к производству Ту-16, стал воронежский авиазавод №64. 2 февраля 1955 г. вышло Постановление Совмина №163-97, а 1 марта - приказ МАП №127, согласно которым завод должен был развернуть выпуск торпедоносца Ту-16Т Работы по его освоению также велись при активной помощи и поддержке со стороны ОКБ-156 и казанского завода. Головной самолет №5400001 в Воронеже был выпущен в мае 1955 г Заводской номер тамошних Ту-16 расшифровывается так: первая цифра - год выпуска, вторая - номер завода, третья - любая, четвертая и пятая цифры - номер серии, шестая и седьмая цифры - номер самолета в серии. Например, номер головного Ту-16 означает: 5 -год выпуска (1955), 4 - завод №64, 00 -нулевая серия, 01 - первая машина в нулевой серии. Помимо Ту-16Т, на заводе строили и обычные бомбардировщики, а также небольшую партию постановщиков помех Ту-16 «Елка». Производство Ту-16 в Воронеже закончилось в декабре 1957 г. после выпуска 22 серий (11 серий по пять машин в каждой, а с 12-й по 22-ю- по 10). Всего на заводе №64 построили 165 экземпляров Ту-16.   В общей сложности на трех заводах (без учета двух опытных машин и экземпляра для статиспытаний) было построено 1507 экземпляров Ту-16 следующих модификаций: Ту-16, Ту-16А, Ту-16КС, Ту-16К-10, Ту-16Т, Ту-16Р, Ту-16 «Ромб», Ту-16Е, Ту-16 «Елка», Ту-16СПС. Все остальные многочисленные варианты получены переоборудованием. Кроме того, отдельные экземпляры некоторых серийно выпускавшихся модификаций также были получены путем переоборудования других, ранее выпущенных самолетов. Так, Ту-16Р и Ту-16СПС серийно выпускались только на заводе №1, в то же время встречаются экземпляры этих модификаций с заводскими номерами завода №22. Производство Ту-16 по годам распределено неравномерно: максимальный темп выпуска приходится на 1955-1957 гг., когда построили более тысячи машин. Передняя опора шасси и входной люк передней кабины Основная опора шасси   Варианты и модификации   Все варианты Ту-16 можно разделить на несколько групп: бомбардировщики, заправщики, ракетоносцы, разведчики, постановщики помех, самолеты специального назначения и летающие лаборатории. Произвести абсолютно точный учет всех модификаций Ту-16 практически невозможно, так как некоторые из них многократно переделывались друг в друга, а затем снова переоборудовались в исходный вариант. Причем отдельные модификации рождались не на заводах авиапрома, а непосредственно в эксплуатирующих организациях. Ниже на основании сохранившихся документов приводится перечень модификаций и вариантов Ту-16, включая и ряд неосуществленных проектов.   Бомбардировщики   Базовый вариант Ту-16 за время многолетней эксплуатации постоянно дорабатывался и модернизировался. Его взлетная масса достигла 77150 кг (при массе пустого 37200 кг). Двигатели АМ-3 были заменены на РД-ЗМ и другие из этого семейства. Менялось специальное оборудование, вводились средства защиты от обнаружения РЛС противника, изменения коснулись многих систем самолета. В конце 70-х гг. некоторые из оставшихся в строю бомбардировщиков оснастили новейшими средствами радиоэлектронного противодействия, в частности, элементами станций «Сирень», СПС-4М и т.д., а также системой полета строем «Роговица».   Самолет-носитель свободнопадающих атомных бомб Ту-16А стал первым советским массовым авиационным средством доставки атомного оружия («самолет 88А» или «изделие НА»). В отличие от Ту-16, он имел электрическую систему обогрева и термостабилизации бомбоотсека с целью создания необходимых условий для атомного боеприпаса, систему подготовки его к сбросу, на самолете был реализован ряд мер по защите от воздействия ударной волны и светового излучения атомного взрыва. Прицельный сброс одной из пяти типов ядерных бомб, состоявших на вооружении, производился с помощью прицела ОПБ-11Р (или ОПБ-11РМ), связанного с радиолокационным бомбовым прицелом РБП-4 и автопилотом АП-5-2М (или АП-6Е). В остальном бомбардировочное и минно-торпедное вооружение Ту-16А соответствовало аналогичному вооружению Ту-16.   Первыми в этот вариант были переоборудованы второй и третий серийные Ту-16 №3200102 и №4200103. Доработку машин закончили в 1954 г., а с самолета №4200502 (по другим документам, с №4201301) началось серийное производство Ту-16А. До 1958 г. было построено 453 машины этой модификации, из них 59 - в 1957-1958 гг, в варианте Ту-16А(ЗА) с системой дозаправки топливом в полете. Как и базовый вариант, Ту-16А примерно в равных долях поставлялись как в Дальнюю Авиацию, так и в Авиацию ВМФ. В 60-е гг. 155 машин этого типа были переделаны в носители ракет КСР-2 и КСР-11. На основании опыта локальных войн в конце 60-х гг. были приняты меры по расширению тактических возможностей оставшихся Ту-16А. Для этого подготовили специальный вариант самолета, приспособленный для сброса большого количества бомб малого и среднего калибра (число ФАБ-100 и ФАБ-250 возросло с 16 до 24 шт., ФАБ-500 - с 12 до 18 шт.). При этом максимальная нагрузка осталась прежней -9 т, Первым был переоборудован Ту-16А №7203829. Тогда же на небольшой части Ту-16А вместо кормовой пушечной установки разместили станцию радиоэлектронных помех СПС-100, одновременно в техническом отсеке поставили еще одну станцию аналогичного назначения СПС-5. Существовали и другие варианты Ту-16А, отличавшиеся составом оборудования и вооружения. В частности, отдельные машины оснащались РЛС «Рубин» в комплекте с оптическим бомбовым прицелом ОПБ-112.   Производство бомбардировочных вариантов Ту-16 прекратили в 1958 г., выпустив в том числе, 90 заправляемых самолетов.   Согласно Постановлению Совмина СССР от 17 марта 1956 г. одновременно с Ту-95В в самолет-носитель сверхмощной водородной бомбы, имевшей шифр «изделие В», был переоборудован и Ту-16А №503. В дальнейшем такой операции подверглись еще два серийных самолета. Иногда эти машины, по аналогии с Ту-95В, называли Ту-16В   Ту-166 создавался с целью резкого улучшения характеристик Ту-16 за счет установки более экономичных и мощных двигателей в сочетании с увеличением запаса топлива. Таким образом планировалось получить межконтинентальный бомбардировщик. Постановление Совмина СССР №424-261 от 28 марта 1956 г и приказ МАП №194а от 6 апреля предписывали ОКБ-156 установить на Ту-16 двигатели М-16-15 (РД16-15) разработки ОКБ-16 со взлетной тягой 11000 кгс и добиться практической дальности полета 7200 км и максимальной скорости 1030-1050 км/ч. Опытный Ту-16Б был построен на базе серийного самолета №6203330. С 1957 г. машина испытывалась в ЛИИ, а второй экземпляр проходил испытания в ГК НИИ ВВС вплоть до 1961 г. Внешне Ту-16Б от исходного Ту-16 отличался несколько измененными мотогондолами. В связи с электрическим запуском двигателей М-16-15 и РД16-15 на нем устанавливались дополнительные аккумуляторные батареи, а на внешней поверхности мотогондол отсутствовали створки выпуска газов от турбостартера. И хотя поставленные цели модификации были достигнуты, в серию Ту-16Б, как и сам ТРД, запускать не стали в связи с общей тенденцией к сокращению бомбардировочной авиации в тот период. По этой же причине не стали строить опытный экземпляр высотного бомбардировщика Ту-16В, разработанного во второй половине 50-х гг. Путем замены РД-ЗМ на более мощные, легкие и экономичные двигатели ВД-7 конструкторы пытались увеличить дальность его полета при прежнем запасе топлива примерно на 15%. Люк кабины оператора средств РЭП на Ту-16 «Елка»   ОКБ-156 разрабатывало и другие проекты, связанные с изменением силовой установки. Так, были попытки внедрить реверс тяги на двигателях РД-ЗМ самолетов Ту-16 и Ту-104, применения твердотопливных стартовых ускорителей для сокращения длины разбега при взлете с увеличенной массой, установки сравнительно экономичных двухконтурных двигателей НК-8 и Д-ЗОКП, но все эти предложения на практике реализованы не были. Одной из главных причин тому стали сложности переделки мест установки двигателей.   В середине 50-х гг. с целью увеличения максимальной скорости Ту-16 в ОКБ-156 рассматривался проект оснащения его двигателями ВД-5 разработки ОКБ-36 и новым крылом со стреловидностью 45° по линии 1/4 хорд, получивший обозначение самолет «97». Максимальная скорость могла возрасти на 150-200 км/ч, однако продолжать работы по данному проекту сочли нецелесообразным в связи с началом проектирования сверхзвуковых дальних бомбардировщиков.   Одной из последних попыток использовать удачные технические решения Ту-16 стало проектирование на его базе дальнего сверхзвукового бомбардировщика «103». Проект предусматривал применение крыла стреловидностью 45° и четырех двигателей типа ВД-7 или AM-13, установленных попарно (один над другим) в увеличенных околофюзеляжных гондолах. Расчеты показали невозможность достижения таким самолетом сверхзвуковой скорости, тем не менее, «103» стал прологом работ по первым вариантам сверхзвукового бомбардировщика «105».   Ту-16 - носитель управляемых авиабомб. С начала 50-х гг. в СССР с использованием германских разработок периода второй мировой войны велось создание собственных управляемых авиационных бомб (УАБ), в частности, УБ-5 (УБ-5000Ф) «Кондор» массой 5100 кг с боевой частью 4200 кг и УБ-2Ф (УБ-2000Ф) «Чайка» массой 2240 кг с боевой частью 1795 кг. Эти бомбы, предназначенные для вооружения Ту-16, снабжались радиокомандной либо телевизионной системами наведения. В первом случае корректировка траектории полета велась по огням трассеров бомбы, наблюдаемых по специальному оптическому прицелу ОПБ-2УП, связанному с командной радиосистемой. В качестве основного метода наведения был принят простейший, так называемый трехточечный, при котором штурман отклонением ручки на блоке радиоуправления стремился удержать бомбу на линии «самолет-цель». При использовании телевизионной системы на Ту-16 должна была устанавливаться приемная аппаратура. Оператор, наблюдая на экране передаваемое с борта бомбы изображение цели, управлял по радиолинии ее полетом. Новая система обеспечила повышение точности бомбометания по сравнению с обычными бомбами по курсу более чем в 77,8 раза, а по боковому отклонению - в 15,2 раза. Так, при сбросе с высоты 11 км на скорости 720 км/ч максимальная ошибка не превышала: по дальности -21,1 м, по отклонению - 10,8 м. В этом случае зона управляемости достигала: вперед 26 км, назад 19 км и вбок 10 км.   Во второй половине 50-х гг велись работы над более совершенными УАБ «Чайка-2» с тепловой головкой наведения 0-1-54 и «Чайка-3» с пассивной радиолокационной головкой наведения ПРГ-10В, предназначенной для поражения РЛС и станций радиоэлектронного противодействия. Однако удалось испытать, а затем принять на вооружение (с 1 декабря 1955 г.) только первую систему. Две УАБ подвешивались под крыло доработанных Ту-16 на специальных балочных держателях. Испытания показали, что для поражения цели размером 30x70 м требовалось всего 2-3 «Чайки», заменявших 168 обычных ФАБ-1500.   Предварительные испытания бомб УБ-5 (УБ-5000Ф) «Кондор» проводились с Ту-4. Эта УАБ предназначалась для поражения крупных надводных кораблей и представляла собой увеличенную «Чайку» с фугасной БЧ. При сбросах ее с Ту-4 использовалась радиокомандная система управления. Результаты по точности попадания в цель оказались значительно хуже, чем у «Чайки». Более тяжелый «Кондор», падая, разгонялся до сверхзвуковой скорости (порядка М=1,1), в результате ухудшалась его управляемость. Лишь после значительных доработок удалось получить удовлетворительную точность попадания. В 1955 г были изготовлены опытные «Кондоры» с телевизионной системой управления, и в марте 1956 г начались их сбросы с Ту-16. В целом бомба испытания выдержала, но на вооружение принята не была, т.к. ее размещение на внешней подвеске существенно увеличивало аэродинамическое сопротивление, в связи с чем уменьшалась скорость и дальность полета Ту-16.   В 1956 г. применительно к Ту-16 начались работы над более совершенной УАБ типа УБВ-5 массой 5150 кг с 4200-кг боевой частью (фугасной либо бронебойной). Предусматривалось, что она будет полностью размещаться в бомбоотсеке. Система наведения планировалась двух типов - телевизионная либо тепловая. Однако постепенно военным становился очевиден главный недостаток УАБ - необходимость сближения носителя с целью до нескольких километров, что увеличивало вероятность его поражения средствами ПВО противника, С целью избежать этого УАБ пытались оснастить твердотопливным двигателем, но в результате свели на нет их главное преимущество - относительную простоту и дешевизну по сравнению с управляемыми ракетами класса «воздух-поверхность». Именно по этой причине были прекращены работы по управляемой ракетной бомбе УРБ массой 7500 кг и дальностью полета 300-500 км, также предназначавшейся для оснащения Ту-16. Передняя опора шасси Хвостовая пята   Ту-16 с кормовой оборонительной реактивной установкой. В 50-е в соответствии с Постановлением Совмина СССР №2253-1069 от 3 ноября 1954 г. на Ту-16 отрабатывалась кормовая подвижная оборонительная установка с использованием неуправляемых реактивных снарядов типа ТРС. В работах, кроме МАП, участвовали министерства обороны и оборонной промышленности. Такой установкой был оборудован один из серийных Ту-16, который затем передали для отработок ракетной системы одному из предприятий МОП. Работы были прекращены в связи с появлением на вооружении ПВО вероятного противника ЗРК и перехватчиков, вооруженных управляемыми ракетами.   Заправщики   Ту-16 «Заправщик» (Ту-163, Ту-16Ю). Еще на стадии проектирования рассматривались различные возможности увеличения дальности Ту-16, в т.ч. внедрение системы заправки топливом в полете. В начале 50-х гг. первый вариант системы крыльевой заправки был отработан на Ту-4 и частично освоен ВВС. Хотя общее количество заправщиков и заправляемых самолетов не превышало десяти машин, полученный практический опыт позволял надеяться на успешное переоборудование Ту-16 в кратчайшие сроки. 17 сентября 1953 г. вышел приказ МАП №44, который предписывал ОКБ-156 А.Н.Туполева и всем другим самолетостроительным коллективам впредь проектировать все бомбардировщики только с системой заправки топливом в полете. ОКБ-918, которым руководил Главный конструктор С.М.Алексеев, предписывалось продолжить работы по созданию стандартного оборудования заправки для Ту-16 по согласованию с ОКБ А.Н.Туполева. Систему требовалось предъявить на госиспытания в 3-м квартале 1954 г. Ту-16РР получил натовское обозначение Badger-L Ту-16Р имели в НАТО обозначение Badger-E   26 мая 1954 г. вышло очередное Постановление Совета Министров №1013-438, а 3 июня - соответствующий приказ МАП №354, согласно которым задавалась скорость перекачки топлива 2000 л/мин, а срок предъявления на Госиспытания переносился на 4-й квартал. ВВС обязывали в период лета-осени 1954 г передать промышленности три серийных Ту-16 для переделки в самолеты-заправщики. Для этого были выделены первые серийные Ту-16 №1880001 и №1880101 куйбышевского авиазавода. В дальнейшем в опытный самолет, предназначенный для исследований возможности дозаправки по крыльевой схеме МиГ-19, был переоборудован и Ту-16 №1880301. Однако проведенные в 1955-1956 гг. испытания показали нецелесообразность применения такой системы для дозаправки истребителей.   Вариант крыльевой заправки, принятый для Ту-16, отличался от разработанного для Ту-4. Заправщиком являлся переоборудованный серийный бомбардировщик, причем в случае необходимости в полевых условиях можно было провести обратную операцию путем освобождения грузового отсека от заправочного «хозяйства» {в дальнейшем с заправщиков прицелы ОПБ-11Р все-таки были сняты, и они утратили возможность обратного переоборудования). Та часть системы заправки, которая устанавливалась на заправляемом самолете, имела небольшой вес и не ухудшала его аэродинамики.   Первый заправщик предъявили на испытания в 1955 г. Доводка системы заняла почти полтора года, и, начиная с 1957 г., ее начали устанавливать на Ту-16 на всех трех выпускавших его заводах. В общей сложности, согласно документам ОКБ-156, в качестве танкеров для крыльевой заправки было оборудовано 114 бомбардировщиков Ту-16 (по другим документам, всего - 46). Заправщики назывались Ту-16 «Заправщик», Ту-16(3), Ту-16Ю, а также -изделие «НЗ». После непродолжительного времени обозначение Ту-16(3) стало применяться без скобок - Ту-163. Для приема топлива в воздухе был доработан 571 самолет, что составило более трети от всего числа выпущенных Ту-16. Заправляемые Ту-16 различных модификаций имели в своем названии дополнение «ЗА» («заправляемый»}. Например, Ту-16Р(ЗА), Ту-16К~10(ЗА) и т.д. Однако со временем это дополнение отпало, т.к. в строю остались практически только заправляемые самолеты.   Ту-16Н. Поступившие в 60-е гг. на вооружение Дальней Авиации и Авиации ВМФ самолеты Ту-22РД, Ту-22КД, Ту-22ПД и Ту-22УД с системой приема топлива «конус-штанга» дозаправлялись от танкеров ЗМС, которым, прежде чем выйти в зону заправки, приходилось лететь практически через всю европейскую часть страны. Поэтому родилась идея создания для Ту-22 более легкого самолета-заправщика, который мог бы базироваться на тех же или близких по классу аэродромах, что и Ту-22, в частности, в Украине и в Белоруссии. Поэтому ВВС выступили с инициативой создать заправщик Ту-16 с системой «конус-штанга», специализированный для работы с Ту-22.   Систему заправки полностью взяли с ЗМС, уменьшился лишь запас перекачиваемого топлива. Оборудование, размещенное в грузовом отсеке, было съемным, что позволяло конвертировать самолет в бомбардировщик. Для облегчения выдерживания строя при дозаправке (что входило в обязанности летчика заправляемого самолета) на Ту-16Н вдоль фюзеляжа снизу наносилась красная полоса. Всю систему отработали на Ту-16 № 1882401, а начиная с 1963 г., на авиазаводе №22 в новый заправщик, получивший обозначение Ту-16Н или изделие «НН», переоборудовали несколько машин.   При освоении системы дозаправки Ту-22 от Ту-16Н в частях Дальней Авиации был выявлен ряд недостатков. Поэтому в 1970 г. ВВС и МАП приняли совместное Решение по доработке системы, в частности, установки фар ФР-100 для освещения зоны заправки, В начале 1971 г. Ту-16Н №1882202 с доработками прошел испытания в ГК НИИ ВВС, после чего переделали все строевые заправщики, Ту-16НН - такое обозначение получили Ту-16(3), переоборудованные в 1969 г по системе «конус-штанга». При этом демонтировали оборудование уборки-выпуска топливного шланга системы крыльевой заправки, расходный топливный бак и светотехническое оборудование этой системы, а также пушечную установку ПУ-88. Вновь устанавливались новый расходный топливный бак с насосами, новое светотехническое оборудование, аппаратура управления и контроля за процессом заправки, аппаратура радиовстречи. Внешне Ту-16НН отличался от Ту-16Н только аэродинамическими шайбами на законцовках крыла, оставшимися от Ту-16(3), и дюралевыми накладками на местах снятого светотехнического оборудования прежней системы. Поэтому в ВВС и во многих документах оба самолета назывались одинаково - Ту-16Н. Всего в Ту-16НН доработали 20 машин.   Ту-16Д. Во второй половине 50-х гг. один из серийных Ту-16 доработали для участия в испытаниях по дозаправке в полете по системе «конус-штанга», но уже в качестве заправляемого самолета. Штанга располагалась перед фонарем кабины пилота. Рядом с ней размещались две фары подсвета штанги, а на киле - БАНО зеленого цвета, сигнализирующие о фиксации контакта штанги с конусом. В самолете была проложена топливная магистраль от штанги к бакам №№2, 3, 4 и 5. кроме того, доработана система сжатого воздуха для управления штангой, установлена новая топливная автоматика и аппаратура управления системой дозаправки. Несмотря на успешные испытания, дорабатывать строевые Ту-16 не стали. Машина послужила летающей лабораторией для отработки системы дозаправки ракетоносцев Ту-95КД и Ту-22КД. Морские разведчики Ту-16РМ в НАТО назвали Badger-D {PAGEBREAK} Разведчики   С самого начала работ над разведчиком на базе бомбардировщика Ту-16 машина задумывалась как универсальное средство для ведения фоторазведки, радиотехнической разведки и подавления радиотехнических средств ПВО противника. 3 июля 1953 г. вышло Постановление Совмина СССР №1659-657 (соответствующий приказ МАП №521 был издан 18 июля), согласно которым ряду конструкторских коллективов поручалось создание целевого оборудования, а ОКБ-156 - его размещение на новом самолете.   Согласно эскизному проекту, утвержденному 23 ноября 1954 г., разведчику, который создавался в дневном Ту-16Р и ночном Ту-16РН вариантах, отличавшихся составом фотооборудования, присваивался шифр «92». Поскольку первые советские системы радиоразведки и подавления не были автоматизированы, в грузоотсеке самолета между шпангоутами №45 и №48 предусматривалась установка специальной герметизированной кабины оператора с катапультным креслом. Таким образом, экипаж увеличивался до семи человек. Кабина имела форму сжатого с боков цилиндра, в ее верхней задней части находился аварийный люк, используемый при посадке на фюзеляж или на воду. В полу кабины имелся входной люк с системой аварийного сбрасывания. Антенны аппаратуры ПР-1 устанавливались в обтекателях сверху и снизу фюзеляжа и под центропланом. Предусматривалась установка на пилонах под крылом контейнеров с аппаратурой радиотехнической разведки СРС-3 «Ромб-1». В качестве разведывательной аппаратуры планировалось применить радиоприцел «Рубидий», снабженный фотоприставкой ФА-РЛ-1. При снятой кабине оператора в обоих вариантах предусматривалось вместо ПР-1 «Натрий» устанавливать аппаратуру пассивных помех АСО-16 «Автомат- 1».   Для переоборудования в опытный разведчик был выделен серийный бомбардировщик Ту-16 №1880302, выпущенный в декабре 1954 г. куйбышевским авиазаводом. Доработка машины, получившей обозначение Ту-16Р-1, производилась на заводе №22 с помощью казанского филиала ОКБ-156. Работы завершились 14 февраля 1955 г. На самолет установили: один фотоаппарат АФА-33/20М для плановой съемки; два аппарата АФА-33/75М для перспективной съемки; два АФА-33/100М и два АФА-33/75М для маршрутной съемки; из всего предполагавшегося набора средств РЭП установили только станцию постановки помех СПС-1. Заводские испытания Ту-16Р-1 начались 30 ноября 1955 г. и завершились к середине мая 1956 г. К концу испытаний состав спецоборудования самолета значительно отличался от первоначального. Например, в фюзеляже появилась станция детальной радиоразведки СРС-1АГ, а под крылом заняли свое место контейнеры «Ромб -1». Однако на Государственные испытания, которые проходили с 19 июня по 17 августа 1956 г., первый прототип разведчика предъявили только со станцией СРС-1АГ («Ромб-1» признали неготовой), а также с установкой из четырех фотоаппаратов АФА-33/75М и АФА-ЗЗ/ЮОМ. Кроме того, в задней части грузоотсека стояли спаренные ночные фотоаппараты НАФА-6/50» а для перспективной съемки с левого борта - еще один АФА-33/75М. По итогам Госиспытаний было принято решение о серийном производстве Ту-16Р и принятии его на вооружение ВВС.   Одним из результатов испытательных полетов с контейнерами «Ромб-1» стал вывод о том, что они заметно повышают общее аэродинамическое сопротивление самолета и снижают его летные характеристики. Поэтому в Куйбышеве уже в 1956 г. выпустили пять первых разведчиков со станцией СРС-3 в фюзеляже, которые называли Ту-16Р «Ромб» или просто Ту-16Р. Однако в дальнейшем на серийных Ту-16Р станцию СРС-3 все же устанавливали на пилонах под крылом (позднее все пять самолетов дооборудовали станцией СРС-1}.   На основании Постановления Совмина №1575-777 завод №1 выпустил в 1957 г. 44 самолета Ту-16Р, а в 1958 г. - еще 26 машин с различной комплектацией оборудования. В грузоотсеке, например, устанавливались блоки (до 3-х штук) аппаратуры пассивных помех АСО-16 «Автомат-!» и АСО-2Б «Автомат-2». Стандартный состав фотооборудования серийного Ту-16Р состоял из следующих камер. В переднем техническом отсеке размещался один АФА-33/20М для плановой съемки и один АФА-42/75 - для перспективной съемки, в грузовом отсеке - два АФА-42/75 и два АФА-34-ОК для одно- и двухмаршрутного фотографирования, а также два НАФА-МК-75 для ночной съемки. В передней гермокабине крепился один ФАРМ-2 для съемки экрана прицела РБП-4. В процессе эксплуатации на Ту-16Р устанавливались и более совершенные аэрофотоаппараты. Что касается станции радиоразведки СРС-1, то она устанавливалась двух видов, отличавшихся рабочими частотами. При выполнении крупных форм ремонтных работ на некоторых Ту-16Р вместо СРС-1 устанавливались более совершенные станции СРС-4 «Квадрат» с обтекателями каплевидной формы несколько больших, чем у СРС-1, размеров. Иногда вместо этих станций ставили станцию постановки помех СПС-2, тогда самолеты получали обозначение Ту-16РЕ. Если же СРС-1 или СРС-4 оставались на борту, а для постановки активных помех использовали другие средства, такие машины обозначались Ту-16РП. Небольшое количество Ту-16Р было оборудовано новым радиолокационным прицелом РБП-6 «Люстра». Ту-16СПС, оснащенный станцией РЭП «Сирень» Ту-16Р со станцией СРС-3 в подкрыльевых контейнерах имели в НАТО обозначение Badger-F Обтекатель антенны станции РЭП «Азалия» на месте входного люка оператора на самолете Ту-16Е   11 июня 1956 г. вышло Постановление Совмина №788-437, в котором вновь поднимался вопрос о повышении технической оснащенности средств воздушной разведки. На опытный Ту-16Р-1 установили новый комплект фотооборудования, после чего самолет получил новое обозначение Ту-16Р-2. 16 августа 1957 г. машину перегнали в ГК НИИ ВВС на аэродром в Чкаловское, однако из-за различных недоделок контрольные Госиспытания начались только 20 августа следующего года, а закончились 23 февраля 1959 г По их результатам был сделан вывод, что предлагаемый комплекс фоторазведывательных средств все еще не пригоден к эксплуатации, и новый вариант разведчика не был рекомендован для серийного производства.   На рубеже 1980 гг. некоторые строевые Ту-16Р были модернизированы в вариант Ту-16РМ. На нем устанавливались более совершенные аэрофотоаппараты АФА-41/20, АФА-42/20, АФА-42/75, АФА-42/100, НАФА-МК-75, станция радиотехнической разведки СРС-4 и радиолокатор «Рубин-1 К». Станции СРС-1 и СРС-3 снимались. Внешне Ту-16РМ отличался от Ту- 16Р отсутствием подвесных контейнеров СРС-3 под крылом, а также иными обтекателями антенн РЛС «Рубин-1 К» и станции СРС-4.   Ту-16РР 22 ноября 1967 г. вышло Постановление Совмина №1081-370» согласно которому на базе Ту-16Р требовалось подготовить к контрольным испытаниям самолет для забора проб радиоактивных веществ из атмосферы. В октябре-ноябре 1969 г. серийный Ту-1 6Р(ЗА) №1883305 на одном из ремонтных предприятий ВВС был оснащен двумя фильтрогондолами РР8311-100 под крылом на пилонах (вместо контейнеров станции СРС-3) и самолетным дозиметром*. Аппаратуру СРС-1 и аэрофотоаппараты сохраняли, что позволяло использовать самолет в качестве обычного разведчика. Работу нового оборудования оценили в ходе специальных испытаний, состоявшихся с декабря 1969 г, по январь 1970 г, В начале 70-х гг. восемь строевых Ту-16Р(ЗА) были переоборудованы подобным образом в Ту-16 PR   Ту-16РМ-1 иТу-16РМ-2. На рубеже 1960 гг. возникла необходимость в самолете, более приспособленном для решения задач разведки на морских театрах действий, чем Ту-16Р В качестве базовой модели был выбран ракетоносец Ту-16К-10 (о нем - во второй части статьи), наиболее полно отвечающий требованиям командования ВМФ. Переделку уже устаревавших ракетоносцев в морские разведчики осуществили сами моряки силами своих проектных организаций и ремонтных предприятий по согласованию с ОКБ-156. С Ту- 16К-10 сняли системы подвески и пуска ракеты, заделали углубление под нее в нижней части фюзеляжа и установили специализированную РЛС «ЕН-Р», обтекатель антенны которой имел несколько большие размеры, чем у стандартной РЛС «ЕН». На нижней поверхности фюзеляжа в районе грузоотсека установили три каплевидных обтекателя антенн станций радиотехнической разведки {передний и задний - для СРС-1, средний, несколько больших размеров, - для СРС-4). Работал с этими системами оператор, находившийся в подвесной гермокабине. Для оптической разведки использовался плановый аэрофотоаппарат АФА-33/20М, размещенный в переднем техническом отсеке, и перспективный АФА-42/75. Кроме того, некоторые машины оснащались станциями для постановки радиопомех СПС-1 и СПС-2. Кроме выполнения разведывательных задач, самолет мог осуществлять наведение на цель крылатых ракет К-10С, запускаемых с ракетоносцев Ту-16К-10 и Ту-16К-10-26.   Опытный морской разведчик успешно прошел испытания в начале 1960 гг., после чего был принят на вооружение под обозначением Ту-16РМ-1 (индекс «РМ» означал «разведчик морской»)- На ремзаводах Авиации ВМФ а этот вариант переоборудовали 11 (по другим данным - 12) Ту-16К-10. Кроме того, аналогично переоборудовали 12 (по другим данным -11) ракетоносцев Ту-16К-10Д, разведчики на базе которых назывались Ту-16РМ-2. В общей сложности в авиации флота эксплуатировались 23 самолета Ту-16РМ-1 иТу-16РМ-2.   Ту-16РЦ. В 1956-63 гг. в ОКБ-52 В.Н.Челомея была разработана противокорабельная крылатая ракета П-6. Она успешно прошла испытания и в 1965 г. была принята на вооружение подводных лодок проектов 651 и 675. Параллельно создавалась система разведки и целеуказания, включавшая специальный самолет Ту- 16РЦ, оснащенный радиолокационным комплексом обнаружения надводных целей и аппаратурой трансляции информации на борт подводной лодки-носителя комплекса П-6. Он также должен был корректировать полет ракеты к цели. В Ту-16РЦ для испытаний комплекса переоборудовали три машины, при этом демонтировали РЛС «Рубин» и установили радиолокаторы системы «Успех», антенны которых разместили в больших каплевидных обтекателях в районе грузоотсека. Ту-16РЦ на вооружение не приняли - самолет послужил летающей лабораторией для отработки оборудования, которое установили на серийном разведчике-целеуказателе Ту-95РЦ.   *Согласно книге Л. М. Мезелева «Обвенчанные с радиацией», первым Ту-16, оборудованным фильтрогондолами, стал самолет №7203719. Работа выполнена в инициативном порядке специалистами авиагруппы 71-го полигона ВВС в первой половине 1967 г. (Прим. ред.) Постановщик помех Ту-16П «Букет» имел в НАТО обозначение Badger-J Носовая часть Ту-16Р   Постановщики помех   Ту-16СПС. Станции постановки активных радиопомех СПС-1 и СПС-2, которые устанавливались на Ту-16 в 1950-е гг., предназначались для групповой защиты летящих в строю ударных машин от РЛС, разработанных в сороковые годы, и обладали сравнительно невысокими характеристиками - недостаточной мощностью излучения, большими габаритами и весом. Для их применения требовался еще один член экипажа - оператор спецаппаратуры, который должен был вначале обнаружить работающий радар, определить его частоту, после чего настроить на нее передатчик помех. Для этого, даже при хорошей подготовке, оператору требовалось примерно 3 минуты. За это время, особенно при полетах на малых высотах, самолет успевал проскочить зону, из которой мощность бортовой аппаратуры позволяла подавить данную РЛС. Кроме того, СПС-1 и СПС-2 не обеспечивали эффективного подавления многоканальных и перестраиваемых станций.   Тем не менее, завод №1 в 1955-57 гг. выпустил 42 Ту-16, оборудованных СПС-1, и 102 - с СПС-2, из них четыре - заправляемых топливом в полете. Как и на Ту-16Р, в задней части грузоотсека этих машин устанавливалась герметичная съемная кабина спецоператора. В передней части грузоотсека можно было подвешивать бомбовое вооружение. Две антенны станции СПС-2, закрытые каплевидными обтекателями, размещались в нижней части фюзеляжа перед и за грузоотсеком. Штыревые антенны СПС-1 могли размещаться в двух местах: сверху фюзеляжа (за блистером штурмана-оператора) или снизу фюзеляжа (перед грузоотсеком). Эти варианты Ту-16 получили обозначение Ту-16СПС, иногда их называли Ту-16П. Первоначально Ту-16СПС не оснащались автоматами сброса отражателей АСО-16, и отсутствие их выводных горловин на створках бомбового отсека являлось внешним отличительным признаком от последующих Ту-16Е. Но позже автоматы стали устанавливать на этот тип самолета, и внешнее отличие исчезло. В 1960-е гг. практически все находившиеся в строю Ту-16СПС были оборудованы системой постановки активных помех «Букет».   Ту-16П. Во второй половине 1950-х гг. в СССР была разработана система «Букет», которая, в отличие от СПС-1 и СПС-2, могла работать в автоматическом режиме и создавать помехи одновременно нескольким РЛС, в том числе многоканальным и перестраиваемым. В систему «Букет» входили станции постановки активных помех СПС-22, СПС-33, СПС-44 и СПС-55, каждая из которых перекрывала определенный диапазон частот. Для Ту-16 были подготовлены специальные модификации станций с учетом условий их работы на самолете - СПС-22Н, СПС-ЗЗН, СПС-44Н и СПС-55Н (индекс «Н» означал, что станция предназначена для изделия «Н»). Самолеты, оборудованные системой «Букет», обозначались Ту-16П или изделие «НП» (иногда - Ту-16П «Букет» или Ту-16 «Букет»). Они предназначались для противодействия наземным РЛС дальнего обнаружения и наведения, а также РЛС целеуказания ЗРК. С высоты 10000-11000 м один постановщик помех мог прикрыть группу из нескольких самолетов, идущих в строю в условном круге диаметром 3000-5000 м в полусферической зоне с диаметром в основании 600-700 км.   Для своего времени «Букеты» были самыми мощными в мире помеховыми станциями, и существовавшие тогда способы защиты РЛС не спасали их от глушения. В то же время «Букеты» имели большой вес и обладали значительной энергоемкостью. Для их размещения использовали грузоотсек, при этом бомбардировочное вооружение и створки демонтировались полностью. Вместо них устанавливалась платформа с блоками «Букета», представлявшими собой вертикально стоящие цилиндрические контейнеры с системой наддува. Там же размещались четыре дополнительных преобразователя типа ПО-6000 и один - типа ПТ-6000, питавшие «Букет» переменным током. В задней части грузоотсека могла устанавливаться аппаратура постановки пассивных помех АСО-2Б. В нижней части платформы, по оси самолета располагался длинный коробообразный обтекатель (на 3/4 длины грузоотсека) антенн станции, который стал характерным внешним признаком Ту~16П. По краям платформы с обеих сторон находились отверстия системы кондиционирования блоков «Букета», закрывавшиеся обтекателями. Автоматизация станции позволяла обойтись без дополнительного члена экипажа - управлял ею штурман-оператор со своего рабочего места.   Начиная с 1962 г, системой «Букет» было оснащено: 34 самолета станцией СПС-22Н, 9 - СПС-ЗЗН, 28 - СПС-44Н и 20 - СПС-55Н. С переходом к полетам на малых высотах некоторые Ту-16П переоснащались станцией СПС-77, оптимизированной для работы в таких условиях. Дорабатывали не только Ту-16СПС, но и Ту-16 «Елка» (см. ниже), а также некоторые другие модификации самолета.   Опыт применения Ту-16П показал, что при плотном расположении летящих в строю ударных машин применение системы «Букет» чревато подавлением не только РЛС противника, но и своих же бортовых радиолокаторов. Поэтому «Букет» в 1972 г. пришлось доработать и дополнить специальной аппаратурой, способной излучать мощный сигнал с узкой диаграммой направленности луча, 10 самолетов Ту-16П (со станциями СПС-22Н и СПС-44Н) были оборудованы аппаратурой «Фикус». Пять ее направленных антенн с системой вращения устанавливались под фюзеляжем между шпангоутами №34 и №45 под большим радиопрозрачным обтекателем. Испытания усовершенствованной системы постановки помех проводились на Ту- 16П № 1882409 и № 1883117. Постановщик помех Ту-16СПС Постановщик помех Ту-16Е известен в НАТО под обозначением Badger-H Ту-16А, задействованный для испытаний станции РЭП «Сирень»   На одну из серийных куйбышевских машин (№1882106) планировали установить опытную аппаратуру «Силикат», комплект агрегатов которой был полностью готов в марте 1956 г. Несколько позднее вместо «Силиката» на этот самолет установили новую систему постановки активных радиопомех «Фонарь», однако эти варианты в серийное производство запущены не были. Во второй половине 60-х гг. серийный Ту-16П №5202907 оборудовали станцией СПС-100 «Резеда-АК». С самолета сняли прицел «Аргон» и заднюю пушечную установку, а вместо нее установили хвостовой отсек с аппаратурой станции. В комплект СПС-100 входила и станция предупреждения об облучении СПО-3 «Сирена-3». В этом виде постановщик помех успешно прошел испытания, и систему СПС-100 приняли для Ту-16. Однако строевые Ту-16П ими не оснащались, их получили, начиная с 1969 гм некоторые другие модификации Ту-16. Несколько Ту-16П оборудовали станцией СПС-120 «Кактус», блоки которой также разместили в грузоотсеке на платформе.   В течение 1970-80 гг. оборудование Ту-16П постоянно модернизировалось. В частности, устанавливались станции индивидуальной и групповой защиты типа СПС-151, СПС-152 или СПС-153 из комплекта «Сирень». Блоки станций «Сирень» располагались в техническом отсеке фюзеляжа и в хвостовом контейнере-обтекателе, установленном вместо задней стрелковой установки ДК-7. Передающие антенны системы располагались по обоим бортам фюзеляжа в районе воздухозаборников двигателей, приемные -в районе первого шпангоута фюзеляжа.   Ту-16П с РПЗ-59. 21 июля 1959 г. вышло Постановление Совмина №832-372, которое предусматривало создание новой пассивной противорадиолокационной системы индивидуальной защиты Ту* 16. На основании этого документа на базе серийной УР класса «воздух-воздух» К-5 (К-51) ОКБ-134 разработало опытные образцы противорадиолокационной ракеты РПЗ-59 «Автострада-1». После пуска этой ракеты с Ту-16 из ее заднего отсека выбрасывались пачки дипольных отражателей, образуя перед самолетом облако пассивных помех. На держатели ДПУ-РПЗ в грузоотсеке Ту-16 можно было подвесить шесть ракет, запускаемых как одиночно, так и серией через определенные интервалы. Госиспытания системы проводились на доработанном Ту-16П №8204130 до начала 1964 г и показали, что в данном виде она неприемлема: полет ракет был неустойчивым и опасным для самолета-носителя, были случаи самопроизвольного схода ракет и т.д. С учетом полученного опыта в 1964 г. развернулось создание новой противорадиолокационной системы «Пилон», включающей самолет-носитель Ту-16П со станцией «Букет» и 12 ракет РПЗ-59, размещенных на подкрыльевых пилонах (по шесть под каждой плоскостью). С 1972 г. небольшое число Ту-16П было оборудовано такой системой.   Ту-16 «Елка» и Ту-16Е. Параллельно с созданием постановщика активных помех Ту- 16СПС в ОКБ-156 разрабатывался постановщик пассивных помех, получивший обозначение Ту-16 «Елка». Во всю длину его грузоотсека располагались 7 автоматов сброса пассивных помех АСО-16. В створках отсека имелись вырезы (на левой - три, на правой - четыре) для выводных горловин автоматов. В незанятом объеме отсека можно было подвешивать бомбовое вооружение. Кроме того, на Ту-16 «Елка» устанавливалась помеховая станция СПС-4 «Модуляция», ее обтекатель каплевидной формы крепился перед грузоотсеком. При снятии АСО-16 самолет превращался в полноценный бомбардировщик. В 60-е гг. на машины этой модификации в дополнение к семи АСО-16 стали устанавливать два автомата АПП-22. В этом случае места для размещения бомб уже не оставалось.   В 1957 г. завод №1 выпустил 42 серийных Ту-16 «Елка» с системой дозаправки топливом в полете, еще 10 машин в том же году сдал ВВС завод №64. Кроме того, 19 бомбардировщиков завода №22 были переоборудованы в этот вариант (все они имели систему дозаправки). Таким образом, в общей сложности ВВС получили 71 постановщик помех этой модификации. В дальнейшем самолеты Ту-16 «Елка» неоднократно модернизировались и дорабатывались, постепенно приближаясь по характеристикам к Ту-16ПТ становясь комбинированными постановщиками активных и пассивных помех.   Еще один вариант постановщика пассивных помех, получивший обозначение Ту-16Е или изделие «НЕ» (в частях эту модификацию также часто называли «Елка»), по составу помехового оборудования был близок к Ту-16Р. Так же, как и на разведчике, на нем в задней части грузоотсека устанавливалась кабина спецоператора и одна из станций СПС-1, СПС-2 или СПС-2К «Пион». Там же устанавливались два блока АСО-16. В передней части отсека сохранялись бомбодержатели, но со временем место бомб заняли дополнительные АСО-16, ставились также два автомата АПП-22. С 1957 г. в течение трех лет на заводе №1 был выпущен 51 Ту-16Е. Еще 38 машин в 1958 г. выпустил завод №22, все с системой дозаправки топливом в воздухе. Внешне Ту-16Е отличались от Ту-16 «Елка» вырезами в створках грузоотсека под входной люк кабины оператора. Отличительным внешним признаком Ту-16 «Елка» стали выводные горловины для сброса дипольных отражателей В грузоотсеках некоторых Ту-16 «Елка» и Ту-16Е установили станции СПС-61, СПС-62 , СПС-63, СПС-64, СПС-65 или СПС-66, которые объединялись общим названием «Азалия». В экипаж самолета, получившего обозначение Ту-16Е «Азалия», спецоператор не входил. На машинах с СПС-61, СПС-62 и СПС-63 устанавливались также станции СПС-6 «Лось», а на самолетах с СПС-64, СПС-65 и СПС-66 - станции СПС-5 «Фасоль». В незанятой части грузоотсека подвешивались бомбы или автоматы АСО-16 и АПП-22. На Ту-16 «Елка» антенна «Азалии» располагалась в передней части грузоотсека, а на Ту-16Е - на месте входного люка демонтированной подвесной гермокабины. На большинстве самолетов Ту-16Е «Азалия» вместо ДК-7 устанавливался хвостовой обтекатель.   В некоторых Ту-16 «Елка» и Ту-16Е «Азалия» устанавливались также станции постановки активных помех СПС-100А и СПС-100М, на части машин устанавливалась система оповещения об облучении СПО-15 «Береза». В конце 1970-х гг. на этих постановщиках помех начали размещать станции СПС-151, СПС-152 или СПС-153 из комплекта «Сирень». В эксплуатации машины постоянно дорабатывались как по составу оборудования, так и по самолетным системам. Несколько Ту-16Е было переоборудовано в вариант Ту-16ЕР, на котором вместо станции СПС-2 установили станции радиотехнической разведки СРС-1.   Ту-16Е-ХР. Еще один вариант постановщика помех обозначался в документах Ту-16Е, а в обиходе - Ту-16Е-ХР (химический разведчик). Этот самолет предназначался для ведения фотографической, радиотехнической, радиационной и химической разведки и по составу оборудования был очень близок к Ту-16РР Наличие на борту средств радиопротиводействия лишь способствовало выполнению задач воздушной разведки. Экипаж Ту-16Е-ХР состоял из семи человек. В носовой части грузоотсека на качающихся платформах размещались два аэрофотоаппарата АФА-42/100. в задней части отсека - подвесная гермокабина оператора. В средней части грузоотсека можно было подвешивать бомбы или до четырех автоматов АСО-16. Конструкцию крыла усилили, под крылом на пилонах подвешивались два контейнера для забора проб воздуха. Средства радиопротиводействия, кроме АСО-16, включали станции СПС-5, СПС-151 и два комплекта СПС-1. Антенны   СПС-5 располагались снизу фюзеляжа перед грузовым отсеком, СПС-151 - возле воздухозаборников двигателей, СПС-1   - за подвесной гермокабиной снизу и сверху фюзеляжа. Подобным образом переоборудовали два самолета, выпущенных заводом №1. Один из них до 1978 г. эксплуатировался в 226-м ОАП РЭП (отдельном авиационном полку радиоэлектронного противодействия) в Полтаве, затем в 1978-80 гг. - в Прилуках, а с 1980 г.   - в Спаске-Дальнем, где вторая машина отлетала всю свою жизнь. В 1979-80 гг. в процессе ремонта самолеты оснастили станциями «Роговица» и СПС-152 (дополнительные антенны установили на фонаре кабины штурмана-навигатора).   Общее количество вариантов постановщиков помех на базе Ту-16 однозначно определить практически невозможно. Так, например, 226-й ОАП РЭП имел в своем составе порядка тридцати Ту-16 с аппаратурой постановки помех, и каждый из них отличался от других составом и типом оборудования. С появлением на вооружении армий вероятного противника ракет с тепловыми головками самонаведения на части Ту-16, в том числе и на Ту-16П, стали размещать аппаратуру постановки инфракрасных помех типа АСО-2И-7ЕР, блоки которой устанавливались в обтекателях шасси и в хвостовой части фюзеляжа. Велись и другие работы по совершенствованию систем радиоэлектронного противодействия. {PAGEBREAK} Эксплуатация Ту-16 в СССР   Активная эксплуатация Ту-16 в СССР длилась 40 лет. Эти самолеты состояли на вооружении нескольких десятков полков ДА и Авиации ВМФ, которые могли быть отдельными, но чаще входили в тяжелые бомбардировочные авиационные дивизии (ТБАД). В составе ТБАД было два, редко - три тяжелых бомбардировочных авиационных полка (ТБАП). Отдельные ТБАП и дивизии входили в состав отдельных корпусов - ОТБАК, переформированных в 1980 г. в Воздушные Армии Верховного Главного Командования - ВА ВГК. Две-три Воздушные Армии в разные годы составляли ДА.   Полки Ту-16, как правило, трехэскадрильного состава, в разные годы рас полагали различными вариантами самолета. Первоначально на вооружение поступали бомбардировщики Ту-16 и Ту-16А. После появления Ту-16КС полк мог быть чисто ракетоносным или смешанным: из трех эскадрилий одна или две располагали Ту-16КС, остальные оставались бомбардировочными. Число модификаций в полках возросло с появлением системы заправки топливом в воздухе. Обычно первые две эскадрильи оснащались заправляемыми машинами, а третья - танкерами. С появлением самолетов, оснащенных средствами РЭП, третья эскадрилья получала именно эти машины, вторая - танкеры, а первая - ударные. Разумеется, это лишь схема, реальное разнообразие вариантов было куда больше.   В различные годы полки ДА, вооруженные «шестнадцатыми», базировались в гарнизонах следующих населенных пунктов: Тарту (Эстония), Сольцы (Новгородская обл.), Шайковка, Калинин (Подмосковье), Барановичи, Бобруйск, Балбасово (под Оршей), Мачулищи (под Минском), Зябровка (Гомель), Белая Церковь (под Киевом), Нежин, Прилуки, Полтава, Озерное (Житомир), Стрый (Львовская обл.), Моздок, Энгельс (Саратовская обл.), Белая (Иркутская обл.), Завитинск (Амурская обл.), Спаск-Дальний, Воздвиженка (Уссурийск) и др.   Бомбардировщики   В начале 1950-х гг. основным советским тяжелым бомбардировщиком был поршневой Ту-4. Принятие на вооружение самолета нового поколения, а точнее, новой, реактивной эпохи, потребовало серьезных изменений в организационной структуре ДА, принципах боевой подготовки, а также коренного усовершенствования инженерной авиационной службы и всех структур обеспечения. Огромная разница во взлетно-посадочных характеристиках Ту-4 и Ту-16 сделала неизбежным переоборудование аэродромов: усиление бетонного покрытия ВПП, их значительное удлинение, перестройку рулежек и стоянок, сооружение более вместительных складов ГСМ, установку новых радиотехнических систем. С появлением Ту-16 все аэродромы «дальников» стали 1 -го класса, а некоторые и внеклассными, способными принимать любой тип самолета, в т.ч. стратегические Ту-95. В ГВФ подобные аэродромы стали появляться лет на 10 позже.   Первые бомбардировщики Ту-16 получили 402-й ТБАП в Балбасово и 203-й ТБАП в Барановичах в феврале-марте 1954 г. Позднее эти машины стали поступать в полк, базировавшийся в Энгельсе, одновременно несколько Ту-16А получила авиагруппа 71 -го полигона ВВС в Багерово (Крым), принимавшая участие в работах по ядерной тематике. Впервые публично машину показали 1 мая 1954 г., когда девятка Ту-16 прошла над Красной площадью. Организаторы показа рассчитывали на достижение большого эффекта, для чего летчику-испытателю М.А.Нюхтикову приказали снизиться до уровня трибун, а у храма Василия Блаженного стремительно уйти ввысь. Опытный пилот понимал, какая опасность таится в полученном приказе, но не выполнить его не мог. Он пошел на компромисс: лишь слегка снизился над Красной площадью, но при этом разогнал Ту-16 до максимальной скорости. Рев двигателей бомбардировщика произвел такое сильное впечатление, что о самодеятельности Нюхтикова никто даже не вспомнил. В боевой подготовке экипажей Ту-16 важное место занимали полеты строем   С того времени новые бомбардировщики стали регулярно появляться над Красной площадью. Два раза в год, накануне первомайского и ноябрьского парадов, Ту-16 из Барановичей перелетали в Мигалово (под Калининым) для выполнения этой почетной миссии. Базировавшиеся там Ил-28, соответственно, отправлялись в Белоруссию. Участие в парадах подразумевало тренировки в течение довольно длительного периода, а постоянные отлучки авиаторов вызывали недовольство в их семьях. Как-то во время посещения Барановического гарнизона в мае 1957 г. министром обороны Г.К.Жуковым группа женщин пожаловалась ему на это безобразие. Георгий Константинович, в полном соответствии со своим крутым характером, тут же принял решение: рокировки прекратить, а подмосковному полку срочно, до ноябрьского парада, освоить Ту-16. Маршальская забота об офицерских женах «вылезла боком» их мужьям: бывшие пилоты Ил-28 все лето и осень «пахали» от зари до зари, свыкаясь с новым для них Ту-16 и тренируясь в полетах парадным строем. Досталось и промышленности, которую заставили изменить порядок передачи бомбардировщиков в войска. В итоге задача была выполнена в срок, но по иронии судьбы воздушная часть парада 8 тот год была отменена по метеоусловиям.   Вскоре «шестнадцатые» во все возраставших количествах стали поступать в ДА, а затем Авиацию ВМФ (примерно в равных пропорциях). К концу 1950-х гг. Ту-16 превратился в основной тип самолета ДА, и отношение к нему было соответствующим. Так, с целью уменьшения поражения в случае воздушных налетов их первыми стали размещать на стоянках в П-образных обвалованиях, которые иногда сверху накрывали маскировочными сетями.   Освоение самолета в частях шло быстро, чему способствовали продуманность конструкции и хорошие характеристики управляемости и устойчивости. В крейсерском полете усилия на штурвале лежали в пределах, принятых для тяжелых самолетов (30-100 кгс). На больших числах М управление, как и положено, становилось более тяжелым. Так, на высоте 10000 м при скорости М=0,9 и центровке 21 %САХ усилия доходили до 120-130 кгс. Это число М было признано максимально допустимым на высотах до 10000 м, т.к. его превышение приводило к такому возрастанию нагрузок на рулях, что самолет становился практически неуправляемым в продольном канале. В отношении поперечной устойчивости самолет до М=0,85 вел себя нормально, при достижении больших скоростей становился нейтральным, а после М=0,9 - неустойчивым. Превышение М=0,9 на Ту-16 допускалось только во время противозенитных маневров со снижением в диапазоне высот 13000-10000 м. Кроме того, летчики должны были учитывать ряд ограничений приборной скорости, накладываемых выпуском шасси и закрылков, максимально допустимым скоростным напором по условию прочности конструкции и т.д.   Начальный период пребывания Ту-16 в войсках ознаменовался большим числом отказов бортового оборудования. На этом самолете пришлось даже проводить специальные испытания на совместимость РЭО, чего никогда ранее не практиковалось. В результате антенны, проводка и отдельные блоки аппаратуры от серии к серии меняли свое местоположение, добавляя проблем техническому персоналу. Да и сама бортовая электроника была еще слабовата. В частности, крайне низкой надежностью отличалась радиолокационная оборонительная станция «Аргон». Она так часто требовала ремонта, что этот факт стал источником поэтического вдохновения для специалистов по авиационному оборудованию 402-го ТБАП: «На стоянке шум и звон - не работает «Аргон». Точность наводки кормовых орудий с помощью этой станции была низкой, сканирование пространства выполнялось медленно, сектор обзора значительно уступал сектору обстрела, и маневрирующий истребитель мог свободно уйти от прицельного огня. По общему мнению, «Аргон» на борту Ту-16 был не более, чем бесполезным грузом. Досаждали частыми отказами и радиоприцелы РБП-4 первых выпусков. В то же время, двигатели АМ-3 зарекомендовали себя исключительно надежными. Случаи их поломок были редки, а если один из них и отказывал, то, как правило, правый, причем вследствие попадания пороховых газов при стрельбе из носовой пушечной установки. Поэтому, кстати, из нее практически не стреляли.   Но в целом с точки зрения эксплуатации Ту-16 оказался довольно совершенным аппаратом. Несмотря на высокие темпы его освоения, количество летных происшествий и предпосылок к ним по причине конструктивно-производственных недостатков было невелико. Хотя первая потеря Ту-16 в строю произошла именно по этой причине и случилась она еще до официального принятия самолета на вооружение: 6 апреля 1954 г. в 402-м ТБАП потерпел катастрофу самолет №202. Причиной трагедии стало нештатное срабатывание триммера руля высоты. 30 января следующего года при посадке в ГК НИИ ВВС в Ахтубинске на самолете №1302 сложилась передняя опора шасси. 19 августа того же года на полтавском аэродроме самолет №802 потерпел катастрофу из-за отказа автопилота АП-5-2М. С такими случаями оперативно разбирались и принимали меры к устранению, в т.ч. выполняя необходимые доработки. В тот период все переданные в части самолеты находились под пристальным вниманием ОКБ Туполева, специалисты которого принимали деятельное участие в выявлении недостатков Ту-16. Как правило, в полках эксплуатировалось одновременно несколько вариантов Ту-16 Вовремя отработки подвески на Ту-16А ядерной бомбы. Специзделие закрыто брезентом, а вокруг него стоят бдительные особисты   В начале переучивания на новую технику интенсивность летной работы в полках была очень велика. Считалось нормальным летать 3-4 дня (ночи) в неделю, но известны случаи, когда было и 6 летных смен. Нередко устраивались тревоги. При таком напряжении иногда не успевали на должном уровне проконтролировать состояние матчасти и продумать некоторые детали, что также вело к досадным потерям. Так, в 1958 г. в Бобруйске разбился командирский Ту-16 из-за отрыва на посадке одного из закрылков, замененного как раз перед полетом. Причину нашли сразу же: закрылок был навешен с помощью не штатных, а транспортировочных болтов. Заметим, что этот факт трудно объяснить даже спешкой -рассчитанные «на дурака», эти болты были выкрашены в красный цвет! Вот другой пример: привыкнув заправлять Ту-4 на 6-7 полетов по кругу, перенесли эту методику и на Ту-16. Это было ошибкой, т.к. увеличивало посадочный вес и делало глиссаду более крутой. В результате в 226-м Гв.ТБАП в Полтаве экипаж А.М.Белова произвел посадку встык ВПП с мягким грунтом. От удара фюзеляж переломился в районе шпангоута №18, передняя кабина оторвалась и по инерции ушла вперед, завалившись на правый борт. Погибли штурман и второй летчик. Аналогичная катастрофа произошла 18 апреля 1956 г. в 184-м Гв.ТБАП в Прилуках. При вывозном полете ночью к-н В.Войтецкий с инструктором ген-м Подобой совершил посадку в 8 метрах перед полосой. Погиб второй штурман. В итоге при полетах по кругу топливо стали заливать не более, чем на 3 полета, а фюзеляж в зоне шпангоута №18 был усилен 5-мм алюминиевыми листами, приклепанными поверх обшивки.   Справившись с этой бедой, не заметили, как попали в другую. На Ту-4 набор высоты производился с вертикальной скоростью 3-5 м/с, и грозовые фронты, как правило, летчики обходили стороной. Пересев на Ту-16, они настолько уверовали в его мощь и скороподъемность, что стали пренебрегать обходами грозовых туч, пытались преодолеть их набором высоты. Однако вскоре выяснилось, что такие облака достигают не 9-10 км, как считалось ранее, а 11 -12 км. Самое же опасное заключалось в том, что выше них находится область с повышенной на 30-50" температурой. Попав в нее, самолет резко терял тягу двигателей, его скорость снижалась, углы атаки росли, и в итоге Ту-16 мог свалиться в штопор. Так погиб экипаж м-ра Бондаренко из Полтавы и два экипажа 182-го Гв.ТБАП из Моздока. И только в 1959 г. в происшествии, имевшем место с рейсовым Ту-104 в районе Иркутска, экипаж правильно разобрался в ситуации и сумел спасти сорвавшийся в штопор лайнер. Тем самым была разгадана одна из самых опасных загадок Ту-104 и Ту-16.   Напряженная учеба со временем дала свои плоды: экипажи достигли уровня 2-го и 1-го классов, а летная работа пошла более ритмично. Однако привыкать к особенностям нового самолета пришлось не только экипажам Ту-16. Например, наличие сильных реактивных струй за двумя мощными двигателями Ту-16 явилось полной неожиданностью для летчиков истребительной авиации. Подтверждает это бывший командир звена МиГ-15бис В.В.Регин: «Наши истребители впервые проводили тренировки в атаках Ту-16 с фиксированием результатов фотокино-пулеметом. При сближении с бомбардировщиком мой ведомый В.Труханов попал в струю двигателей, стал беспорядочно падать и, потеряв 2000 м высоты, с трудом вывел свой истребитель в нормальное положение». После этого случая был сделан вывод об опасности сближения с Ту-16 со стороны задней полусферы на расстояние ближе 300 м и даны соответствующие рекомендации летчикам-истребителям.   Хорошо освоенные экипажами, Ту-16 уже во второй половине 1950-х гг. превратились в одну из важнейших составляющих ядерного щита {а точнее - меча) СССР. Правда, вначале весь «меч» состоял из одного 402-го ТБАП, а Балбасово был первым и единственным «ядерным гарнизоном» страны. Порядки там установили соответствующие: весь городок обнесли двумя рядами «колючки», ввели строжайший пропускной режим и все прочее, необходимое для укрепления бдительности. Правда, за «секретность и особые условия службы» людям доплачивали 30% должностных окладов, но это продолжалось недолго. Экипажи Ту-16 готовились к выполнению своей миссии самым серьезным образом. Чтобы не использовать в тренировочных полетах настоящие ядерные боеприпасы, счет которым шел на штуки, были созданы специальные бомбы-имитаторы. Они подвешивались в грузоотсек бомбардировщика, имели те же разъемы и выдавали на бортовые системы те же параметры, что и реальная бомба. Ритуал подвески этих имитаторов полностью, включая режимные мероприятия, соответствовал работе с реальными боеприпасами. Даже пульты управления в кабине штурмана после каждого полета снимались и хранились в специальном помещении! Экипажи 402-го полка несли боевое дежурство не только в Балбасово, но и в Сольцах, Стрые, Веселом, пока там не появились «собственные» Ту-16.   Ту-16 принадлежит слава одного из главных участников советских ядерных испытаний, проводившихся на полигонах №2 под Семипалатинском и №6 на Новой Земле, С самолета прошли проверку все спецбоеприпасы, которые полагались ему по штату, включая ракеты. Интересы обороны страны диктовали высокие темпы работ. Так, за 1957 г. только под Семипалатинском с Ту-16А состоялось не менее 5 сбросов атомных бомб: 8 марта, 22 и 26 августа, 13 и 26 сентября. В следующем году проведено уже 8 ядерных бомбардировок: 4 января, 13, 14, 15 (две), 18, 20 и 22 марта. Больше всего сбросов -24 - произвели в 1962 г., из них экипаж А.Г.Шакурова - 13, а Н.Г.Перышкова - 9. Экипажу Ту-16А Ф.Головашко принадлежит честь испытания первой советской термоядерной бомбы РДС-37д. Произошло это 22 ноября 1955 г. под Семипалатинском. Хотя бомба была подорвана в половинном снаряжении (тротиловый эквивалент 1,6 мгт), это был самый мощный ядерный взрыв на полигоне №2. В дальнейшем Ту-16А принимали участие в испытаниях РДС-37д как в частичном исполнении (мощностью 900 кгт), так и в полном (2,9 мгт) на Новой Земле. Кроме того, Ту-16А активно использовались для сброса баллистических макетов перспективных боеприпасов как на этих полигонах, так и на полигонах в Багерово и Ногинске. Последний сброс атомной бомбы в СССР состоялся также с борта Ту-16 в конце 1962 г., перед вступлением в силу Договора о запрещении ядерных испытаний в трех средах.   Ту-16 и их экипажам приходилось выступать не только в роли ядерных громовержцев, но и, можно сказать, подопытных кроликов. Так, 18 сентября 1961 г. на Новоземельском полигоне экипажи п-ка Н.И.Нечипуренко, подп-ка И.Ф.Степанова и м-ра Н.М.Антипова из 226-го Гв.ТБАП на высоте 10600 м с интервалом в 10 секунд прошли через радиоактивное облако для забора проб сразу после очередного взрыва. А 30 октября на том же полигоне состоялась грандиознейшая военно-пропагандистская акция: по случаю XXII съезда КПСС был произведен самый мощный в мире термоядерный взрыв - 57 мгт. Нес супербомбу Ту-95В, а один из Ту-16 сопровождал его. В момент вспышки самолет находился в 55 км от эпицентра, однако расстояние не уберегло его экипаж от весьма неприятных ощущений. В кабинах, закрытых светонепроницаемыми шторками, стало жарко, появился запах гари - задымилась обмотка электрожгутов, вспыхнула пыль. Находившемуся в кормовой кабине стрелку обожгло лицо и руки.   Экипаж другого Ту-16 под командованием м-ра К.К.Лясникова получил задание пролететь сквозь термоядерный гриб (!!!), однако выполнить до конца его не смог. Вот рассказ Лясникова: «После взрыва мы увидели яркий свет. Но одно дело - тут же развернуть самолет, а другое - идти прямо на вспышку. Смотрю, гриба еще нет, лишь огненный шар беснуется, разбухает. Потом он становится размером с километр и более, уже с грязными пятнами. Черный столб его поднимает и выбрасывает вверх. Срочно надо возвращаться, иначе - гибель. А шар-облако уже почти рядом. На твоих глазах разворачивается ад кромешный. Это, скажу вам, похлеще, чем в фильме ужасов. До соблюдения ли инструкций в такой момент? Делаю градусов под семьдесят крен, немыслимый вираж закладываю на высоте одиннадцать тысяч метров, и это спасает…» Приключений в таком духе немало выпало на долю отважных экипажей Ту-16. Ту-16 наносит удар бомбами ФАБ-250. Снимок предположительно сделан над Афганистаном Эта аварийная посадка - доказательство прочности конструкции Ту-16   В описываемые годы Ту-16 не только сыграл заметную роль в военном противостоянии двух сверхдержав, но и принял участие в борьбе за власть в самом СССР. В 1957 г., когда Н.С.Хрущеву срочно потребовалось собрать первых секретарей обкомов и крайкомов КПСС на внеочередной пленум для осуждения «антипартийной группы», маршал Г.К.Жуков обеспечил доставку нужных партийных функционеров именно на Ту-16. В итоге Хрущев смог быстро собрать пленум и обеспечить себе необходимое число голосов.   Начало 1960-х гг. ознаменовалось наивысшим накалом «холодной войны» - в этот период американские бомбардировщики летали вдоль границ СССР с подвешенными атомными бомбами. В такой обстановке на ДА была возложена задача нанесения ответного (или упреждающего - эти термины сменяли друг друга) удара по противнику, т.к. межконтинентальные стратегические ракеты еще только разрабатывались. В эти годы боеготовность полков Ту-16 достигла высокого уровня, и они превратились в одну из основных сил сдерживания. Главными целями были определены военно-воздушные и военно-морские базы США в Западной Европе, на островах Средиземного моря, северном побережье Африки, вплоть до Марокко, на Азорских островах, в Турции, Иране, Японии и т.д. Естественно, не были обойдены вниманием военно-промышленные объекты и европейских стран НАТО. На каждую цель имелся пакет документов: полетная карта, необходимые расчеты и инструкции. Каждый день в полках Ту-16 уточнялась Плановая таблица на боевые действия (ветераны ДА до сих пор пишут это слово с большой буквы), в которой, с учетом отсутствующих, указывалось, какие экипажи по тревоге должны прибыть на какие самолеты. Поэтому летный состав был обязан знать особенности всех самолетов полка и быть готовым на них летать. Проводились также регулярные тренировки по подвешиванию атомных бомб.   Во многом благодаря высокой боеготовности частей и соединений, вооруженных Ту-16, в те годы сложился примерный паритет между наступательными ядерными потенциалами СССР и США. Однако паритет этот все же был несколько однобоким: по количеству атомных бомб, которые можно было доставить собственно на территорию противника, Америка намного опережала Союз. Поэтому советские генералы постоянно ломали головы над тем, как запрячь «шестнадцатые» в одну упряжку с немногочисленными стратегическими бомбардировщиками, обеспечить им возможность «достать» Соединенные Штаты. К сожалению, при использовании только постоянных авиабаз ничего не получалось - логово врага оставалось вне досягаемости Ту-16, даже с учетом дозаправки. Дозаправка Ту-1 6Р со станцией СРС-3 в подкрыльевых контейнерах от Ту-163   Наиболее перспективной в тот период считалась организация удара по США с севера, через Аляску и Канаду: во-первых, с этого направления они были слабо защищены средствами ПВО, а во-вторых, это был кратчайший путь к цели. Чтобы сделать этот маршрут пригодным для Ту-16, была необходима разветвленная сеть аэродромов промежуточной посадки в Заполярье. Однако в тех широтах только в Амдерме, Североморске. Чекуровке и на острове Врангеля имелись бетонированные ВПП, способные принимать тяжелые бомбардировщики. Выход виделся в использовании временных площадок с замерзшим грунтовым покрытием. Чтобы доказать возможность эксплуатации с них Ту-16, в 1956 г. подп-к Г.Яглов впервые посадил бомбардировщик на грунтовую ВПП. С тех пор это упражнение стало обязательным элементом боевой подготовки экипажей Ту-16.   К началу 1960-х гг. функционировало уже не менее 16 заполярных аэродромов, на которые регулярно наведывались Ту-16. Сначала эти миссии выполняли только наиболее опытные экипажи, но со временем уже целые полки, например, из Прилук, перелетали в Воркуту, а после дозаправки и короткого отдыха - в Тикси. Обнаружив несколько подобных маневров, американцы оценили всю степень нависшей над ними опасности. На ликвидацию этой бреши в обороне им пришлось изрядно потратиться, построив три линии ПВО: на Аляске, на севере Канады, между Канадой и США. Но самое интересное, что вскоре после этого в связи с появлением стратегических ракет советские бомбардировщики покинули тундровые аэродромы. Мавр, как говорится, сделал свое дело…   Одним из самых впечатляющих эпизодов «северной эпопеи», ее апогеем, стала попытка освоения аэродромов на льду Ледовитого океана. Саму идею организации базы дальних бомбардировщиков в районе Северного полюса следует признать плодотворной - она радикально устраняла все проблемы, вытекающие из недостаточной дальности полета Ту-16, а о таких мелочах, как международное право, тогда просто не задумывались. Однако на деле все оказалось не так просто. Уже первые посадки на лед показали, что при торможении тяжелую машину заносило в стороны. Кроме того, высокое содержание соли во льду делало его рыхлым, из-за чего при взлете и посадке начиналась такая тряска, что невозможно было следить за показаниями приборов. Тем не менее, в апреле 1958 г. командиру 52-го ТБАП А.Кротову была поставлена задача подготовить три лучших экипажа для полетов в Арктике с посадкой на ледовом аэродроме в сложных метеоусловиях. Старшим назначался заместитель командира 45-й ТБАД, в которую входил полк, Герой Советского Союза п-к А.Алехнович. Несколько позже задачу уточнили. Двум самолетам (Ту-16 и Ту-95) следовало лететь к Северному полюсу и произвести посадку на лед в районе дрейфующей полярной станции СП-6, одному -оставаться в Тикси до особого распоряжения.   23 мая 1958 г первыми на ледовый аэродром у Полюса осуществили посадку экипажи п-ка А.Алехновича (на Ту-16) и м-ра Н.Базарного (на Ту-95). Но во время взлета Ту-16 занесло в правую сторону, и самолет консолью крыла зацепил стоявший неподалеку Ил-14. Возможно, плохо застопорилось носовое колесо, может, подвел рыхлый лед, но пилоту с трудом удалось предотвратить катастрофу. Оба самолета получили повреждения, им требовался серьезный ремонт. Прибывшая через две недели бригада не смогла восстановить правую плоскость бомбардировщика в «полевых» условиях Арктики. Столкнуть же машину в океан мешали торосы высотой до 16-20 м. Почти год - до 16 апреля 1959 г. - дрейфовал Ту-16 вместе с полярниками и охранявшим его техником Р.Кагировым в Северном Ледовитом океане. За это время размеры льдины уменьшились почти вдвое, и взлет с нее стал невозможен в принципе. Когда ветры и течения стали сносить полярную станцию в Гренландское море, было принято решение об уничтожении самолета после демонтажа оборудования и двигателей. Оставлять Ту-16 было нельзя: уже в сентябре 1958 г. его обнаружил канадский самолет-разведчик, и в западной прессе начали раздувать скандал по поводу возможного оборудования советских стратегических баз в нейтральной зоне вблизи американского континента.   Начавшееся таяние льда очень затруднило работы по демонтажу оборудования: до самолета приходилось добираться на надувной лодке ЛАС-5М. Чтобы сжечь остатки грозного бомбардировщика, требовалось сначала слить в океан воду из образовавшегося озера, для чего более суток во льду бурили скважину. Наконец планер самолета облили керосином и подожгли, а полярников, техника и ремонтную бригаду вывезли на Большую землю. За «длительную командировку» Кагиров получил солидную премию и отпуск. После этого случая Ту-16 на ледовые аэродромы в Арктике больше не садились.   После принятия на вооружение МБР роль «чистых» бомбардировщиков Ту-16 в силах ядерного сдерживания значительно снизилась. Их стали переделывать в ракетоносцы, постановщики помех и другие варианты, но небольшое количество «бомберов» эксплуатировалось вплоть до 1980-х гг. В частности, несколько таких машин оставалось в Рязани, в Центре боевой подготовки и переучивания летного состава ДА на аэродроме Дягилево и в учебных полках Челябинского ВВАУШ. Однако Ту-16 продолжали преподносить сюрпризы своим потенциальным противникам в течение всей своей летной жизни. Так, уже в 1970-е ггм в ходе первых попыток установления международного контроля над вооружениями, изумленные натовцы обнаружили, что на советских ядерных бомбардировщиках нет блокировки несанкционированного сброса бомб (на случай, если командир внезапно сойдет с ума либо решит «круто» разобраться с кем-то из своих обидчиков). Надо сказать, что у супостатов такие системы были. Пришлось Ту-16 оснастить системой «Ребус», требовавшей перед сбросом бомбы предварительного набора цифрового кода, составные части которого в конвертах выдавались нескольким членам экипажа.   Как ни снижалось значение «чистых бомберов» по мере появления новых модификаций самолета, но повоевать краснозвездным Ту-16 пришлось именно в этой роли. Единственной реальной войной, в которой они приняли участие, стала война в Афганистане. Там Ту-16А, а также ракетоносцы Ту-16КСР-2-5 и Ту-16КСР-2-5-11, разведчики Ту-16Р и постановщики помех Ту-16П, оснащенные бомбовым вооружением, применялись для ударов по базам и скоплениям моджахедов. (Подробно об этом см. в «АиВ», №54998.) Типовая загрузка включала 12 ФАБ-500, в отдельных случаях использовались бомбы других калибров (250-, 1000-, 3000-, 5000- и 9000-кг).   Бомбежки велись в дневное время с помощью оптических прицелов. Действия Ту-16 обеспечивали Ту-16П, создававшие помехи радиолокационным средствам системы ПВО Пакистана. К операциям привлекались практически все полки, эксплуатировавшие Ту-16 на Европейской части СССР. Они перелетали в Среднюю Азию и совершали боевые вылеты с аэродромов Ханабад, Мары и Карши отрядами по 3-4 или эскадрильями по 8-10 самолетов. 22 апреля 1984 г. в ходе Панджшерской операции состоялся один из самых массовых налетов Ту-16 на базы моджахедов. В нем принимали участие 24 ракетоносца Ту-16КСР-2-5, вооруженные ФАБ-250. Самолеты, оснащенные балочными держателями БДЗ-16К, несли по 40 бомб, а не доработанные под увеличенную бомбовую нагрузку - по 24. Были задействованы две эскадрильи 200-го Гв.ТБАП из Бобруйска и одна - 251-го Гв.ТБАП из Белой Церкви. Эскадрильи шли боевым порядком «пеленг» одна за другой. Первую восьмерку вел командир 200-го полка п-к Панин. Первоначально бомбометание планировалось вести с высоты 6000 м, но летевшие плотным боевым порядком самолеты попали в облачность, и ввиду опасности столкновений эшелон был увеличен до 8700-9500 м. В связи с отсутствием видимости целей бомбометание производилось при помощи системы РСДН. Первая восьмерка подверглась зенитному обстрелу, но снаряды до самолетов не достали. Зенитные установки сразу были уничтожены, и следующие две эскадрильи противодействия не встретили. Через 4 часа после возвращения в Карши экипажи произвели повторный вылет. Теперь каждая группа имела отдельные цели -отряды душманов, уходившие в разных направлениях. Бомбы сбрасывались с высоты 1500-2000 м на хорошо заметного на фоне снега противника. Объективный контроль производился при помощи Ту-16Р. На фотографиях было отчетливо видно, что бомбардировщики с поставленной задачей справились отлично.   Заправщики   Эксперименты, проведенные в ОКБ Туполева на опытных машинах, позволили сделать вывод, что одна дозаправка Ту-16 на пути к цели увеличивает его дальность полета на 2000 км, а вторая на обратном пути дает еще почти 3500 км. Кроме того, наличие системы дозаправки позволяло эффективно эксплуатировать Ту-16 с аэродромов с укороченными и не очень прочными ВПП, т.к. в этом случае взлетный вес самолетов мог быть значительно меньше максимального. Например, при взлетной массе 60000 кг (при пустых первой и второй группах баков) длина разбега составляла 1200 м. При такой же стартовой массе танкера и контакте вскоре после взлета итоговая дальность бомбардировщика даже несколько превышала таковую при взлете с максимальным запасом топлива. Оценив преимущества дозаправки, командование поставило задачу освоить ее в войсках.   С этой целью в начале 1958 г. в Прилу-ках на базе 184-го Гв.ТБАП была организована спецгруппа под руководством п-ка Кожухова. В ее состав вошли московские инструкторы Герои Советского Союза n-ки Иконников и Новожилов, а строевые полки туда направили самых опытных летчиков от зам. командиров эскадрилий и выше. Группа не только осваивала систему крыльевой дозаправки, но и проводила ее войсковые испытания. После упорных тренировок 27 мая 1958 г. она выполнила первый полет полным составом с двумя дозаправками по маршруту: Прилуки, полигон Херсон, полигон Каранагайский (у Каспийского моря), Омск (первая дозаправка), Новосибирск, Красноярск, Благовещенск (вторая дозаправка), Сахалин, Курильские острова, посадка в Ново-Украинке. Бомбометания производились на всех полигонах, причем на Сахалинском - дважды.   Кстати, через сутки из Ново-Украинки группа выполняла полет на проверку ПВО Китая, когда произошло одно из немногочисленных летных происшествий с Ту-16 по причине конструктивно-производственных недостатков. На самолете зам. командира эскадрильи м-ра А.Н.Абрамычева перед самым отрывом от ВПП отказал левый двигатель (разрушился вал ротора). Экипаж прекратил взлет и применил все средства торможения, но Ту-16 все же выка

12 января 2013, 22:15

Спецназ. Полевой выход.

Несколько морозных зимних дней провели за работой в секретном учебном центре, скрытом от посторонних глаз непроходимыми зауральскими лесами. Там, в рамках планового полевого выхода, офицеры и прапорщики СОБР УМВД РФ по Курганской области на практике оттачивали необходимые в работе навыки и умения. Сам выход обычно продолжается около двух недель, в это время, без выходных и праздников личный состав тренирует меткую стрельбу из пистолетов, пистолетов-пулемётов, автоматов, пулемётов, гранатомётов, отрабатывает тактику групповых действий в городских и горно-лесистых условиях, вдумчиво изучает минно-взрывное дело, активно занимается высотной подготовкой и всем прочим, что пригодится спецназу в грядущей командировке на Северный Кавказ.В этот раз наша сверхмалая съёмочная группа в лице видеоператора и фотографа была усилена представителем компании combatshop.ru, прибывшим к точке сбора с изрядных размеров тюками и коробками. Было принято решение экипировать боевое отделение, выезжающее на работу в Ингушетию, спецоснащением: всепогодными спецботинками Magnum, разнообразными очками и защитными масками, перчатками, активными наушниками, химическими источниками света, чехлами для оружия и рюкзаками. Короче говоря, всем тем, что «на войне» очень даже в ходу. По факту — отличная возможность устроить реальный тест-драйв испытуемым образцам, получить отзывы профессионалов и наладить обратную связь. Начинание считаю очень полезным: бойцам — снаряжение, combatshop-у — отзывы, замечания, предложения и почёт, вам — подробный фоторепортаж и огненный видиморолик (к 20 декабря сего года планируем закончить производство). Ну и в конце репортажа, вместо десерта, желающих ожидает спецконкурс со спецпризами от combatshop.ru.Каждый учебный день проходит по довольно жесткому графику: подъём в 7 утра, помывка и прочие гигиенические процедуры, сытный горячий завтрак, получение оружия и боеприпасов, выезд на стрельбище (или, например, на учебную площадку по минно-взрывному делу), нажористый обед (поварскому коллективу — отдельный поклон), краткий отдых, снова выезд, неспешный ужин, свободное время на чистку оружия с параллельным просмотром телепрограмм и видеофильмов.Что касается ежедневных физических нагрузок, то они были великИ. Большинство тренировок проводятся в полном снаряжении, включая бронежилеты (5 класс, защищает от пуль АКМ с термически упроченным сердечником, от пистолетных, а также винтовочных и автоматных оболочечных пуль со стальным термически не упрочнённым сердечником, и от пуль калибра 5,45 со стальным термоупрочненным сердечником) и бронешлемы. Занятия, преимущественно, проводятся на воздухе, невзирая на мороз или там солнце. Так что проблем с бессонницей к вечеру ни у кого не возникает, в 22 часа личный состав уже массово засыпал. Поскольку оружейная комната заполнялась до отказа всякой всячиной, было установлено круглосуточное дежурство сотрудников — охранять покой сослуживцев и сохранность боевого оружия необходимо бдительно. График дежурства соблюдался неукоснительно.Вечер трудного дня обычно был богат на беседы. Интересный разговор удалось подслушать случайно перед самым отбоем. Группа зрителей смотрит с ноутбука американский боевик, скупо комментируя ошибки: не перезарядился вовремя, открылся не оттуда, зашёл опасно, подставил спину и т.д. всё это без смеха и шуточек, буднично. Фильм вступил в завершающую фазу, на экране диалог Главного Героя с Главным Злодеем перед нанесением финального Удара Возмездия. Все отвлекаются и обращают взгляды к одному из офицеров, участвовавшему в рукопашной и перестрелке с террористами, засевшими в частном доме. Будучи раненым, офицер лёжа стрелял в спрятавшегося бандита. А бандит, понятно, стрелял в офицера, не жалея патронов. И всё это в упор, «глаза в глаза». Так вот, на вопрос «ну, а ты-то ему что-нибудь такое говорил или нет?», тот задумался и отвечает: нет, не говорил. Но думал — когда ж ты уже успокоишься, магазин кончается!Немало времени провели на стрельбище. В программе: стрельба боевыми патронами из различных положений, с перемещениями, с имитацией отказа основного оружия и переходом на запасное, подствольные гранатомёты и РПГ. Конечно, же не поленились выбраться на снайперское направление и понаблюдать за спецификой работы полицейских снайперов.Как видно, оружие подверглось «тюнингу» или «кастомизации». Сейчас сотрудникам разрешается проделывать такое со своим личным оружием, раньше сие было недопустимо. Весь доп.обвес, понятно, приобретается за свои личные деньги.Отрабатывается стрельба в боевых двойках, со сменой позиции и перезарядкой оружия.Из разряда «недокурьёзов»: в спецназе многое, буквально, держится на изоленте или на скотче. Подогнать снаряжение — она. Закрепить тротиловые шашки на объекте взрывания — опять она. Примотать фонарик к оружию (пробовали и такое, в бою всякое бывает) — без изоленты никак. Обратите внимание на самодельный «зацеп» из изоленты и куска шнура. Для сравнения — картинка про фирменный Magpul из этого репортажа.На пистолетной дистанции царят ПМ и АПС. Пистолеты ПЯ с отечественными патронами отказывают чрезмерно часто, желающих рискнуть жизнью из-за недонавески пороха в патроне или криво вставленной пули — нет.Большой блок занятий был посвящён осмотру и зачистке помещений, занятых условными вооружёнными преступниками, оказывающими активное сопротивление. Отрабатывались навыки работы в двойках, тройках и в парах троек. В отдельных упражнениях группа заходила в помещение во главе со «щитовым», прикрывавшим себя и товарищей небольшим мобильным щитом. Речь про «бронещиток защитный БЗТ-75С», который былпринят на вооружение МВД РФ в 2007 году. Щит предназначен для защиты личного состава подразделений милиции и внутренних войск МВД РФ от возможных поражений огнестрельным оружием при проведении специальных операций. Имеет трапецеидальную форму со сгибом плоскости металлической части внутрь по вертикальной оси симметрии и со скругленными углами. Металлическая часть вставлена в тканевый чехол. Бронещиток удерживается одной рукой при помощи обрезиненной металлической ручки и скобы, закрепленных на тыльной стороне щитка под углом относительно его основания.Бронещитки БЗТ-75С изготавливаются в двух исполнениях в зависимости от требований по пулестойкости: по 3 классу защиты по ГОСТ Р 50744-95 (защита от пуль со стальным нетермоупрочненным сердечником автоматов АК-74 кал. 5,45-мм и АКМ кал. 7,62 мм с расстояния 5-10 м); по 5 классу защиты по ГОСТ Р 50744-95 (защита от пуль со стальным термоупрочненным сердечником автомата АКМ кал. 7,62 мм и пуль со стальным нетермоупрочненным сердечником винтовки СВД кал. 7,62 мм с расстояния 5-10 м).Группы имели возможность при необходимости пользоваться ручными гранатами, в качестве которых выступали задорно щёлкавшие в темноте запалы. После каждого отдельного штурма все действия групп досконально разбирались прямо на месте и недостатки устранялись в следующей итерации. И так до полного автоматизма. После стрельб и забегов в ракетном ангаре поднималась густая завеса пыли, что придавало ощущениям остроты, а, извините, соплям радикально чОрный цвет.В самом конце занятия был проведён жесткий тест стрелковых активных наушников Peltor. Когда все покинули бетонный ангар, внутрь, к противоположной стене была заброшена безосколочная светошумовая граната «Заря». Я стоял за дверью, но даже не столько ушами, сколько телом ощутил насколько жестоко бабахнуло внутри. Страшно представить что будет с преступниками, засевшими в комнате. Кстати, эта граната запрещена для применения в помещениях без острой необходимости, настолько мощную звуковую волну она создаёт. Так вот, наушники с задачей отсечения запредельного грохота «Зари» справились, по мнению испытателя, «на отлично». Может и новый тактический ход придумают с этими наушниками да гранатой.Занятие проводилось в этом вот бывшем советском ракетном ангаре. Помещение огромное, посторонних там не бывает, кругом бетон и пылища. Внутри, понятно, совершенно темно.На прикладе у СОБРовца наклеена таблица поправок для АК.Запалы к гранатам применялись вместо гранат. Завёрнутую в бумагу учебную болванку так и не разворачивали — в темноте потом не найдёшь.В этом упражнении применялся КС-23 (карабин специальный 23мм). Точнее, КС-23М «Дрозд» — модернизированный вариант КС-23 с отделяемым металлическим прикладом. Это многофункциональное полицейское оружие, предназначенное для пресечения массовых беспорядков, избирательного силового, психического и химического воздействия на правонарушителей. Карабин не автоматический. Механика перезарядки работает как у помпового ружья от продольно скользящего цевья жестко связанного с затвором. Питание патронами осуществляется из трубчатого магазина на три патрона, расположенного под стволом.Для стрельбы из карабина применяется вся номенклатура патронов, используемых для стрельбы из КС-23, например, «Волна-Р» — патрон с круглой резиновой пулей «Привет» травматического действия, «Сирень-7» — патрон с контейнером, содержащим ирритант CS, «Черёмуха-7» — патрон с контейнером, содержащим ирритант CN, «Баррикада» — патрон со стальной остроконечной пулей, «Шрапнель-10 и 25» — патроны с зарядом картечи, холостой патрон ПВ-23 для отстрела газовых гранат.В нашем случае КС отвечал за вышибание замка на двери. Контейнер с песком и вышибной патрон не оставляют шансов ни замкам, ни рикошетам.А вот и явный лидер среди всякого спецснаряжения — светозвуковая граната «Заря». Произвела на меня лично неизгладимое впечатление. Служит для психофизического воздействия на правонарушителей путем отвлекающего и ошеломляющего светозвукового эффектов в ходе операций по освобождению заложников и пресечении массовых беспорядков. Слово «ошеломляющий» — очень точное для определения эффекта, производимого этой странного внешнего вида гранатой.Если КС со своей работой не справляется — на помощь приходит безотказная кувалда.Заходим в ангар. Внутри совсем темно, снимать движение в полной почти темноте очень сложно. Но надо.Две тройки со «щитовыми» во главе готовятся зачищать и досматривать помещения.На некоторых сотрудниках закреплены ХИС — химические источники света. Наверняка встречали такие у пляшущих по клубам рейверов. Здесь нужны для маркировки «своих».Тройки репетируют вход в закрытую пока что дверь, проникая в блокированное помещение с двух сторон.Выстрел по двери из КС-23 и пошла работа!То же самое, но без КС. Кувалду после удара надо отбросить так, чтобы она не мешала входящим. Мелочь, но важная. Не забыли и о ней, потренировали лишний раз слаженность с учётом и этой детали.И ещё раз то же самое. С холостой и боевой стрельбой по укрытым на разных уровнях мишеням. Которые ещё надо быстро обнаружить в свете фонарей.Всё, на этом упражнения в ангаре закончены, группы перемещаются перебежками к другому учебному зданию.Здесь снова тренируют зачистку помещений и работу в группах.Следующий день был посвящён стрельбам и тактике работы в городской застройке.После инструктажа группа разбирает оружие и выдвигается на исходные позиции.На переднем плане — водонепроницаемый плавающий чехол для оружия. Его можно немного поддуть прямо ртом и придать чехлу плавучесть.Тройки переходят к привычным действиям, их работу прикрывают снайпер и пулемётчик, контролирующие потенциально угрожающие направления и готовые поддержать отходящую группу метким плотным огнём.Вторая часть тренировки — работа в городских развалинах.Быстрый вход, зачистка, контроль, отход.Всё чисто, противника нет, можно отходить.За ходом событий наблюдает отрядный доктор с неизменным медицинским чемоданчиком. Доктор, помимо того что он доктор, ещё и автоматчик и внештатный гранатомётчик.Несколько дней, проведённых в рядах сотрудников СОБР прошли не зря: теоретическое и последовавшее за ним практическое занятия по минно-взрывному делу значительно расширили мои, например, горизонты знаний. Каждый из сотрудников, руководствуясь приобретенными теоретическими знаниями и под постоянным присмотром квалифицированного инструктора проделал нишу в кирпичной стене, перебил толстенную бетонную колонну, аккуратно проломил окошко в куске толстого бронелиста и вообще освоил на практике умелое общение с толовыми шашками и различными детонаторами к ним. Взрывали огневым и электрическим способом, применяли различное количество тротила (стремясь к минимизации расходов этого ценного материала). Из соображений техники безопасности снять фотокарточек про это не случилось, зато в грядущем видиморолике будет несколько задорных планов, снятых камерой GoPro в самом эпицентре событий.На снайперском направлении. Присутствующая в кадре отечественная малокалиберная винтовка с глушителем тоже принимает участие в спецоперациях. Она практически бесшумно и с успехом может быть применена по не там горящей электролампочке или неосторожно высунувшейся незащищённой голове. Кстати говоря, снайпер в боевых условиях вполне может быть «отягощён» несколькими стволами: пистолет (АПС, например), ВСС «Винторез», малокалиберная снайперская винтовка и 7,62 снайперская винтовка, такой набор, по мнению снайпера, не выглядит чрезмерным.Для снайперов из столицы приволокли несколько шлемов: обычный стальной армейский и кевларовый (бронешлем «Кираса» — ШЗЖ). Оба шлема были первого класса защиты, т.е. в теории могут противостоять осколкам и пулям (со стальным и свинцовым сердечником), выпущенным с близкого расстояния из пистолета Макарова (ПМ) и револьвера «Наган». Особенных чудес никто не ожидал, но итоги получились интересными. Стальная каска выдержала обстрел из ПМ с разных дистанций, вторая стальная каска лопнула после очереди из 4 патронов, выпущенных из пистолета Стечкина (только лопнула, пробоин не было), а кевларовая каска выдержала и ПМ и АПС — все пули оказались где-то внутри слоёв кевлара, прекрасно прощупываясь. Скорее всего, застрявшие в ткани пули нанесли бы реальной цели из плоти и крови тяжёлые контузионные травмы головы, но шлем таки не пробили.Обе каски так же выдержали обстрел безоболочечными свинцовыми пулями, выпущенными из малокалиберной снайперской винтовки но, как и предполагалось, не выдержали обстрела из снайперского оружия 7.62 и 9мм. Чисто визуально попадания из «Винтореза», например, были совсем незаметны, пуля прошивала пластиковую голову в каске насквозь, даже не шевеля сколько-нибудь заметно всю конструкцию.Вторую пластиковую голову, полую внутри, накануне стрельб залил водой и на ночь вынес в сугроб. Но полностью вода почему-то не замёрзла. Потому из пробоины полились очень натуральные «сопли», немедленно загустевающие на морозце.На другом конце стрельбища сотрудники тренировали групповую тактику действий при отражении внезапного нападения. А их снимала съёмочная группа курганского ТВ.В самом конце приступили к работе гранатомётчики, стремясь поразить учебную цель осколочным «карандашом» (выстрел ОГ-7В) — 40-мм калиберой гранатой ОГ-7 цилиндрической формы без реактивного двигателя. Такая граната способна накрыть осколками площадь около 150 квадратных метров.Здесь должен был быть кадр с огромным роскошным огненным хвостом из РПГ, но подвела техника, серия кадров кончилась раньше, чем гранатомётчик надавил на «спуск».Занятие по высотной подготовке было, пожалуй, самым сложным для некоторых. Оказывается, преодоление барьера «выход с крыши — спуск в окно» будет посложнее входа в дом с вооружёнными преступниками. Не то что бы страшно, но как-то не по себе. Тренировали, в том числе, и этот психологический навык, чтобы народ выходил с крыши бесстрашно и абсолютно безопасно. Начинающих «промальпинистов» принудительно страховали, уже опытные высотники ловко залетали в окна и качали маятники по всему фасаду здания. Здание, кстати говоря, было выстроено специально для таких учебных целей. По нему можно не только лазать, но и орудовать внутри, перемещая мобильные перегородки с целью формирования любой необходимой конфигурации комнат.В реальных условиях сотрудники входят в окна к гражданам не так уж и часто. Конечно, повсеместно установленные стальные двери провоцируют именно на такой ход, но на практике вызывается отряд МЧС со своими электро-бензоболгарками и изнутри немедленно открывают. Иначе спасатели спилят вообще всё. Запомнившийся случай входа в окошко оказался маленько комичным: забаррикадировавшиеся в квартире наркобарыги никак не ожидали, что стекло внезапно лопнет под ударом молотка и в комнату влетит робокоп с этим самым молотком в руке. На этом задержание, в общем и окончилось. Один вид молотка привёл собравшихся в ступор. Развивая тему со входом в окно, выяснил: единственным существенным препоном могут стать стальные решётки на окнах. Против всего остального, включая хитрые стеклопакеты, отлично работает гантелька на шнуре.В день возвращения нашей фотовидеокоманды в Москву стали участниками просмотра любопытного элемента снаряжения полицейского спецназа. Удивительное впечатление оставило специальное средство под названием «Забор». Точнее — противопульный штурмовой щит. 5 класс защиты (держит АКМ, СВД, осколки), весит 50 килограммов. Из удобств — визирное оконце из пулестойкого стекла по 5 классу защиты и нагрудник с подвесной системой. «При использовании в боевом положении за счет применения подвесной системы руки военнослужащего остаются свободными». Снизу к щиту приделан защитный фартук из баллистической ткани.Если присмотреться, то эта подвесная система состоит из корсета с ремнями. Ремни крепятся на плечах и торсе «щитового», а сам стальной щит вставляется тремя штырями в специальные пазы на корсете. Поставить щит в пазы одному человеку очень трудно, а снять его и вовсе маловозможно. При этом незамысловатая, начисто лишённая всякой эргономики форма щита (прямой он везде, без затей вообще) заставляет при движении ударяться коленями о сталь. Один из «щитовых» как-то оступился и упал с этим щитом на себе, хорошо — товарищи быстро подняли. Но 5 класс защиты. Но исключительно неудобная вещь. А если к 50 килограммам «Забора» добавить бронежилет, шлем, автомат, пистолет, патроны ко всему этому, гранаты и прочее снаряжение — получается совсем нарядно. Нагрузка на ноги и спину получается чудовищная.Взгромоздив на себя всё это великолепие далеко не в первый раз, «щитовой» тяжело вздохнул и остро позавидовал страйкболистам-молодцам, лихо заходящими в игровые помещения с фанерными копиями «Забора». Кстати говоря, очень интересная беседа состоялась на тему «тактика спецназа и пейнтбол». Выяснилось, что тактические приёмы, годящиеся для применения в боевых условиях, совершенно не подходят для спорта, так что спортсменам с маркерами «спецы», скорее всего, уступят. Объяснение на внезапное «как же так!?» последовало такое: спортсмены запросто могут, например, пожертвовать одним из участников команды, запустив его в качестве отвлекающей мишени, собирающей на себя очереди из шаров, а там временем атакуют с другого направления. Страх смерти или увечья в спорте отсутствует. А в бою такие ловкие тактические находки не проходят, да и желающих высунуть голову или там «зарашить» под очередями снайпера или пулемётчика обычно нет.Напоследок ответы на некоторые вопросы, полученные от читателей (ещё целый ряд ответов будет приведён в полной версии видеоролика о курганском СОБР).В. Не обидно капитанам, майорам и подполковникам выполнять задачи простых бойцов?О. Нет, не обидно. Задачи у нас узкоспециальные, зачастую для простых бойцов непосильные. Да и должность «оперуполномоченный полиции» — офицерская. Так что служим без оглядки на звания.В. Какое обращение считаете правильным: «товарищи офицеры» или «господа офицеры»?О. *смеётся* Господ в 1917 году отменили!В. Какие награды считаете наиболее ценными?О. Орден Мужества. «Мужик». И «За отвагу». Тяжёлая медаль.В. Что из «новинок» ожидается на вооружении?О. АК сотой серии обещали, в частности АК105. Будет интересно попробовать в деле.В. Правда, что пистолет ПЯ ненадёжный?О. С отечественными патронами некоторых производителей — да. Лучше менее мощный ПМ, чем более мощный, но заклинивший ПЯ. Но и, например, АПС с нынешними патронами ППО отказывает, качество изготовления патронов хромое на обе ноги.В. Иностранное оружие у вас на вооружении есть?О. Иностранного нет.В. Если прикажут — будете стрелять по безоружной толпе?О. *смеётся* Это весьма распространённая детская фантазия. Видимо, вопрошавший не представляет себе в чём заключается наша работа и что происходит в недрах МВД после применения оружия сотрудником полиции.В. Вы правда читаете многочисленные комментарии в LJ-записях о спецназе?О. Правда. Читаем. Даже адрес специальный завели. Желающие могут нам письмецо тиснуть. Будет желание — ответим. Адрес: [email protected] Кто сильнее — ОМОН или СОБР?О. Отличный вопрос! В свою очередь давно хотел спросить — что лучше: Nikon или Canon?В. В компьютерные игры играете?О. А как же! World of tanks, например, уважаем.Коллектив авторов благодарит за помощь в организации съёмок начальника УМВД по Курганской области генерал-майора полиции Решетникова И.В., заместителя начальника УМВД по Курганской области — начальника полиции подполковника Смирнова А.В., заместителя начальника УМВД по Курганской области подполковника внутренней службы Алешкина А.Л., командира и личный состав СОБР. Источники - http://onepamop.livejournal.com/

Выбор редакции
05 января 2013, 18:35

Разведдиверсионный танк "Сталкер"

Оригинал взят у ur_2222 в Разведдиверсионный танк "Сталкер"Ракетные пусковые - в башне, ПТ и ПВ. Скорость - 100 км/ч. Малозаметность во всех диапазонах. Белорусский продукт.

Выбор редакции
05 января 2013, 17:14

Разведдиверсионный танк "Сталкер"

Ракетные пусковые - в башне, ПТ и ПВ. Скорость - 100 км\ч. Малозаметность во всех диапазонах. Белорусский продукт.

Выбор редакции
04 января 2013, 11:02

Самолёт МЧС доставит печки-буржуйки из Прибайкалья в Туву

Для оказания помощи пострадавшему населению в результате чрезвычайной ситуации, связанной с нарушением жизнедеятельности в посёлок Хову-Аксы (Республика Тува), правительством Иркутской области принято решение о выделении гуманитарной помощи в виде 20 печей-буржуек (ПВ-2). Дополнительно в город Иркутск были доставлены от правительства Республики Бурятия 40 печей-буржуек, сообщили корреспонденту ИА REGNUM в пресс-службе ГУ МЧС России по Иркутской области. Подробнее читайте на нашем сайте www.oilru.com

Выбор редакции
04 января 2013, 08:39

Самолёт МЧС доставит печки-буржуйки из Прибайкалья в Туву

Для оказания помощи пострадавшему населению в результате чрезвычайной ситуации, связанной с нарушением жизнедеятельности в посёлок Хову-Аксы (Республика Тува), правительством Иркутской области принято решение о выделении гуманитарной помощи в виде 20 печей-буржуек (ПВ-2)...