• Теги
    • избранные теги
    • Компании430
      • Показать ещё
      Разное614
      • Показать ещё
      Страны / Регионы750
      • Показать ещё
      Международные организации154
      • Показать ещё
      Издания129
      • Показать ещё
      Люди361
      • Показать ещё
      Формат31
      Показатели19
      • Показать ещё
      Сферы2
RAND Corporation
RAND (англ. РЭНД — аббревиатура от Research & Development — «Исследования и разработка») — американский стратегический исследовательский центр. Является некоммерческой организацией. стратегический центр в городе Санта-Моника (Калифорния) Корпорация RAND (сокращение от Research & Development — науч ...
RAND (англ. РЭНД — аббревиатура от Research & Development — «Исследования и разработка») — американский стратегический исследовательский центр. Является некоммерческой организацией. стратегический центр в городе Санта-Моника (Калифорния) Корпорация RAND (сокращение от Research & Development — научно-исследовательские разработки) стала первой в мире «фабрикой мысли» (по-английски — think-tank). http://www.r&.org Этот центр был основан в калифорнийском городке Санта-Моника в 1948 году под эгидой военно-воздушных сил США. В течение первых десятилетий RAND занимался в основном решением технических задач — конструированием самолетов, ракетной техники и спутников. В начале 60-х специалисты RAND активно занимались вычислительной техникой и программированием. Но уже с начала 50-х RAND начал работать по заказам других американских правительственных организаций, проводя исследования по проблемам национальной безопасности. Сначала исключительно по военно-техническим, а затем и по стратегическим аспектам. При этом RAND оставался некоммерческой организацией, весь его бюджет уходил и уходит на текущие проекты. С течением времени в исследовательском центре появились специалисты по социальным наукам — политологии, экономике, социологии, психологии и т. д., и RAND стал выполнять заказы правительства США по все большему кругу проблем. Сегодня RAND публикует отчеты по самой широкой тематике — от проблем здравоохранения и борьбы с наркотиками до исследований рынка труда, региональной интеграции, экологии, международных отношений и вопросов безопасности как США, так и других стран. Так, среди его заказчиков присутствуют автомобильный гигант Ford Motor и фармацевтическая компания Pfizer, Гарвардский и Стэнфордский университеты, ООН, Еврокомиссия и Всемирный банк, фонды Сороса и Рокфеллера и даже Министерство здравоохранения Китая и многие другие. Организационная структура Штаб-квартира корпорации до сих пор расположена в Санта-Монике (Santa Monica, California (corporate headquarters)), однако со временем RAND открыл свои отделения в Нью-Йорке (New York (Council for Aid to Education)), Вашингтоне (Arlington, Virginia (just outside Washington, D.C.)), Питсбурге (Pittsburgh, Pennsylvania ), а с начала 90-х за пределами Соединенных Штатов — в Нидерландах (Leiden, The Netherl&s (RAND Europe headquarters)), Великобритании (Cambridge, United Kingdom ), Германии (Berlin, Germany) и Катаре (Doha, Qatar). Кроме филиалов у RAND имеется также три «полевых бюро» (field sites) — в Лэнгли (где расположена штаб-квартира ЦРУ), в Баулдере (штат Колорадо) и с недавних пор в Москве. В ранний период развития коропорация РЭНД имела очень гибкую и подвижную структуру, ее руководство избегало чрезмерного администрирования. Однако по мере роста общего числа сотрудников администрации пришлось выработать более строгие организационные принципы и постоянную структуру. В корпорации РЭНД 11 исследовательских отделов — Вашингтонский отдел оборонных проблем, отделы проблем управления, анализа ресурсов, инженерных наук, наук об окружающей среде, социальных наук, физики, изучения систем, математики, электронно-вычислительной техники и экономики (т.е. отделы скорее соответствуют академическим дисциплинам, а не номенклатуре исследований, деление носит профессиональный, а не функциональный характер). Основной организационный принцип RAND — высокая степень децентрализации. Отдел обладает значительной свободой действий не только при подборе сотрудников, но и при определении программы исследований. Он является независимой единицей и в финансовом отношении — у каждого отдела самостоятельный бюджет, ежегодно утверждаемый руководством корпорации; из этих средств оплачивается работа любого сотрудника отдела независимо от того, выполняет ли он работу внутри отдела или участвует в междисциплинарном проекте. Работа корпорации РЭНД ведется либо в рамках отдела, либо в междисциплинарной группе, специально создаваемой для выполнения того или иного проекта. Работа над проектом начинается с назначения руководителя группы. Некоторое время руководитель работает один, стремясь сформулировать четкую постановку проблемы, цель исследования и средства ее достижения. Завершив подготовительную работу, он приступает к подбору группы, причем в основном этот подбор идет на добровольной основе. Численный состав группы может быть разным — от одного-двух человек до нескольких десятков. Достаточно типичен случай, когда в группу входят три-четыре специалиста в разных областях знания. Итог работы над любым заданием — доклад. Первоначально группа разрабатывает проект доклада исключительно для внутреннего пользования (иногда на этой стадии может быть принято решение о нецелеобразности дальнейшей работы над темой и о роспуске группы). Затем материал дорабатывается и поступает заказчику в форме окончательного доклада, причем каждый доклад по традиции считается выражением личного мнения его авторов, а не всей корпорации в целом (корпорация отвечает лишь за общий профессиональный уровень и сроки выполнения работы). Только в особо важных случаях — когда речь идет либо о жизненно важной для страны проблеме, либо о чрезвычайно противоречивом вопросе — руководство РЭНД может выступить с официальной рекомендацией заказчику от имени всей корпорации. Цели и задачи Официально RAND Corporation — «бесприбыльное учреждение, специализирующееся на улучшении политики [американского] общества путем исследования и анализа». Цели организации определены лаконично, но широко — продвинуть и содействовать научной, образовательной, и благотворительной деятельности в интересах общественного благополучия и национальной безопасности США. РЭНД ставит также задачу разработки и выявления новых методов анализа стратегических проблем и новых стратегических концепций. Для достижения своих целей корпорация организует конференции (международные и национальные), симпозиумы и семинары, брифинги; выпускает пресс-релизы; участвует в создании радио- и телепрограмм; организует брифинги и презентации для членов правительства, оппозиционных политических сил, политических и промышленных организаций, а также ведет образовательные и тренинговые программы. R& также имеет «полностью аккредитованную» школу дипломированного специалиста, которая имеет право присваивать докторскую степень (Ph. D.) по общественно-политическим наукам. Руководство корпорации РЭНД Джеймс А. Томсон является Президентом РЭНДа и первым лицом (Chief Executive Officer), начиная с августа 1989. Под руководством доктора Томсона, РЭНД сдвинул центр своей исследовательской повестки дня к проблемам эры «после холодной войны», расширил клиентскую базу и охватил больший массив клиентуры в общественном и частном секторе, а также резко увеличил филантропическую поддержку своих программ. Майкл Д. Рич — исполнительный вице-президент РЭНДа, второе лицо по рангу в учреждении. Он возглавлял многочисленные засекреченные и незасекреченные работы РЭНДа, включая исследования по стратегии создания бомбардировщика B-2, исследования о тенденциях в развитии оружия, многонациональном совместном производстве аэрокосмических систем, различных вопросов готовности и других тем, связанных с национальной обороной. История развития Во время войны в Соединенных Штатах значительная группа гражданских лиц — преимущественно ученых и инженеров — была мобилизована для ведения войны на «технологическом фронте». В относительно короткий срок эта группа создала такие новшества, как атомная бомба, радар и неконтактный взрыватель. Был также разработан и усовершенствован новый аналитический метод — исследование операций,— который с успехом был применен для повышения эффективности ПВО, бомбометания и военно-морских операций. В конце войны, когда этот коллектив стал распадаться, военное ведомство решило сохранить некоторых наиболее талантливых сотрудников, с тем чтобы они и в последующие годы разрабатывали военную технологию, и в частности продолжили также работы в области исследования операций. Именно с этой целью генерал X. X. Арнольд, командующий авиацией сухопутных войск, представил в вышестоящие инстанции предложение о заключении соглашения между ВВС и авиастроительной фирмой «Дуглас». Предложение было одобрено, и в соответствии с ним было создано уникальное экспериментальное учреждение, получившее наименование «Проект РЭНД». Сокращение РЭНД (RAND) было составлено по первым буквам английских слов Research & Development. «Проект РЭНД» был создан в качестве подразделения фирмы «Дуглас» по контракту стоимостью 10 млн. долл. Организация начала свою деятельность в 1946 г. с официальной целью осуществить «научно-исследовательскую программу по широкой тематике, посвященной межконтинентальной войне во всех аспектах, за исключением наземных военных действий». В поставленную задачу входило также представление военно-воздушным силам рекомендаций относительно «предпочтительных методов и средств». Персонал «Проекта РЭНД» немедленно получил задание рассмотреть новые и неизученные возможности, которые могли бы заинтересовать военных. Его первой крупной работой было исследование, озаглавленное «Предварительный проект экспериментального космического корабля, вращающегося вокруг Земли». Несмотря на то что искусственные спутники в то время считались преимущественно достоянием научной фантастики, в этом документе 1946 г. давалась детальная оценка перспектив использования научных спутников и изучения космоса, подготовленная 50 учеными. Поскольку данное исследование оказалось удивительно пророческим, оно впоследствии в очень большой мере способствовало укреплению престижа «РЭНД». (Космические исследования «РЭНД» оказались пророческими не только в этом случае. Так, когда в середине 1957 г. была названа предполагаемая дата запуска первого спутника, то, как выяснилось впоследствии, ошибка составила всего две недели.). Другие ранние исследования «РЭНД» охватывали такие совершенно новые области, как использование ракетных двигателей для стратегического оружия (ракеты), ядерные силовые установки, теория игр в применении к военному делу, новые концепции ПВО, проектирование новых типов самолетов, усталость металлов и излучение высоких энергий. Уже в первый год своего существования «РЭНД» стала пополнять свой штат специалистами по вопросам политики, экономистами и психологами, с тем чтобы теоретические изыскания не ограничивались только точными науками. По мере роста корпорации «РЭНД» ее создателям стало ясно, что эксперимент оказался удачным. Дело было не только в том, что частично удалось сохранить талантливый научный коллектив, созданный во время войны, но, кроме того, военное ведомство получило в свое распоряжение творческий аппарат такого масштаба и возможностей, который было бы невозможно создать иным путем ни за какие деньги. Корпорация «РЭНД» предоставляла рассчитанные на длительную перспективу теоретические изыскания в самых разнообразных областях, причем эти рекомендации нельзя разработать в кабинетах официальных правительственных учреждений, сотрудники которых приспособили свое мышление к повседневным потребностям и решению узких задач. Стало также очевидным, что организация, подобная корпорации «РЭНД», является более маневренной и более управляемой по сравнению с любым университетским центром, где возникает слишком много проблем в связи с необходимостью обеспечения безопасности и преодоления ведомственных границ между факультетами при комплектовании крупных научных коллективов для изучения проблем, затрагивающих различные научные дисциплины. К 60-м гг. РЭНД обратилась к вопросам внутренней политики и привнесла свою модель эмпирического, бескорыстного, независимого анализа в исследование актуальных социальных и экономических проблем внутри страны. Сегодня корпорация продолжает работать над долгосрочными общественно-политическими программами, охватывающими все сферы общественной жизни; в рамках этих программ она выявляет новые стратегические аспекты национальных проблем. На условиях поштучного спонсорского финансирования ведутся также отдельные проекты, оценки и исследования политики и технологии, разработка программ, операционный анализ. Достижения корпорации РЭНД Корпорацией «РЭНД» была проведена значительная работа по изучению проблем распространения ядерного оружия, в ходе которой осуществлялся анализ экономических, политических и технических аспектов создания ядерного потенциала в различных странах. Корпорация осуществила также ряд секретных программ по разработке технических средств для военных нужд, в том числе вращающейся сканирующей фотокамеры для воздушной разведки, загоризонтной радарной установки, «бесшумного» самолета для ночной воздушной разведки, а также новых методов бомбометания Корпорация провела большую работу для Комиссии по атомной энергии в области проектирования ядерного оружия и изучения его действия. По крайней мере одна из новых ядерных бомб, обладающая повышенной мощностью, которая теперь входит в арсенал США, была создана благодаря идеям, возникшим в результате исследований, проведенных корпорацией «РЭНД». Корпорацией «РЭНД» разработан и еще один метод, основанный на использовании ЭВМ. Это — электронное моделирование или же создание при помощи ЭВМ системы, имитирующей работу другой системы, которая может быть всем, чем угодно,— от модели человеческого сердца до проектируемой системы оружия. Корпорация «РЭНД» разработала целый ряд весьма сложных и тонких математических методов, в частности линейное программирование, динамическое программирование, определение очередности проблем, нелинейное программирование, метод Монте-Карло, теория игр и т.д. Также корпорация «РЭНД» является разработчиком концепции «гибкого реагирования», «контрсилы» и т.п. «РЭНД» разрабатывает также новые подходы в области методов футурологии и технического прогнозирования. Самый знаменитый метод известен под названием «Дельфи». (Источник)
Развернуть описание Свернуть описание
15 мая, 18:38

U.S. Wins War With China: Then What?

The U.S. is involved in a slow motion Cuban-like missile crisis in dealing with North Korea, according to Harvard’s Graham Allison. The U.S. and North Korea are threatening each other with military strikes, including nuclear ones. Such a war is likely to draw in China. True, Allison stresses, no one seeks war; however, history shows that when we face the kinds of heated rhetoric and mutual threats we see now, war may well ensue. Remember how we got into WWI; note how close the U.S. and USSR came to nuclear blows during the missile crisis. This possibility led me to review the various strategies American planners have laid out for how such a war might be fought. Some argue that the U.S. should build up its military forces to such a point that China would be so discouraged, it would seek to avoid even the risk of conflict with the U.S. military strategist Andrew Krepinevich describes this as deterrence through denial, “designed to convince a would-be aggressor that he cannot achieve his objective, so there is no point in trying.” The problem with such an approach is that whatever level of armaments a nation builds up, one can always find ways to show that it is still insufficient. What if the other side uses cyber warfare? What if they knock out our satellites? And so on. In effect, this position amounts to an open invitation to the military services and defense contractors to seek funds for all their dream projects and to think of new ones. And war may still follow. The most often cited of such war plans is the Pentagon’s Air-Sea Battle (ASB) plan. A report by the Center for Strategic and Budgetary Assessments (CSBA) gives a detailed account of how an ASB-style war with China would unfold. In the opening “blinding campaign,” the U.S. attacks China’s reconnaissance and command-and-control networks to degrade the PLA’s ability to target U.S. and allied forces. Next, the military takes the fight to the Chinese mainland, striking long-range anti-ship missile launchers. Given that this is where the anti-ship missiles are located, it is only logical that the U.S. would target land-based platforms. And to go after them, one needs to take out China’s air defense systems, command control centers, and other anti-access weapons. In short, ASB requires a total war with China. This often-cited and influential document does not speak to the question about what is to follow victory. A study by RAND Corporation, sponsored by the U.S. Army, examined four possible scenarios for a U.S.-China War. The two variables which generate the four scenarios are length of conflict (brief vs. long) and intensity (mild vs. severe). The authors of the study predict that, in any of the four scenarios, the war would be much less damaging to the U.S. than to China in military, political, and economic terms. Others call for the U.S. to plan for a conflict that stops short of the full-scale conventional war envisaged by ASB. Jeffrey Kline and Wayne Hughes of the Naval Postgraduate School have proposed a war-at-sea strategy which would consist of submarine attacks, mining inside the first island chain (a conceptual line stretching from Japan and Taiwan to the Philippines), and patrol boats to intercept Chinese shipping, “with no intention of putting ground forces on China’s mainland.” They argue that avoiding a mainland attack would increase the possibilities for negotiation and carry a lower risk of escalation. They also argue that a war-at-sea strategy would be a more credible deterrent than ASB, as Chinese leadership might perceive the U.S. as being more willing to employ strictly maritime options than the more drastic capabilities of ASB. In a similar vein, T.X. Hammes of the National Defense University has proposed “Offshore Control,” a strategy that would enforce a “distant blockade on China” to cripple trade and thus, China’s export-dependent economy. Hammes argues that the assets needed to enact Offshore Control would be much less expensive to maintain during peacetime, and that, by avoiding passion-inducing attacks, an Offshore Control strategy would allow Chinese leadership to end the conflict while saving face. By far the most carefully laid out and scholarly treatment of these issues is found in Beyond Air-Sea Battle, by Professor Aaron Friedberg of Princeton. Friedberg sees two approaches to implementing ASB: one is a linear approach which scales up existing resources and technology and the second is a discontinuous approach which would rely more heavily on new technologies and as yet untested weapons systems. Friedberg compares ASB with two alternatives: a distant blockade and “maritime denial” which is essentially ASB minus any strikes on the Chinese mainland. Friedberg suggests that the U.S. needs to assemble the forces and military assets needed for all these strategies because different circumstances may call for applying one or the other, or for moving from one to the other. All these war plans share one major defect: there is no discussion, none, of what happens after the U.S. wins. Will the U.S. leave, the way it left Germany after WWI? How does the U.S. expect the billion surviving Chinese to respond? Will they rebuild a nation focused on revenge, the same way the humiliated Germans did, leading to a regime like that of North Korea only 400 times larger? Or does the U.S. plan to follow Colin Powell’s rule that “if you broke it you own it,” and return to the neocon agenda? That is, would the U.S. occupy China and seek to turn it into a liberal democracy—the way it tried in Iraq and Afghanistan? Given the U.S.’s record in nation building over the last 15 years—in much smaller territories—nation building in China is a difficult idea to entertain. However, if both post war options are dismal—to put it mildly—what is the exit strategy? It is a question the war planners ignore, making one worry that even if the U.S. won the war handily, it would again lose the peace. One reason planning for peace was avoided in the past was that it was assumed that once oppressed people were liberated by the U.S., they would take to building a liberal democracy like ducks to water, like sunflowers to the sun. “What else would a free people want?” The neocons assumed, on the eve of the U.S.’s 2003 invasion of Iraq, that U.S. troops would be met with cheering crowds that would strew rose petals in front of them and set a model of democracy not just for Iraq but for the entire Middle East. Firing all the Baath party civil servants and sending the army home (two major reasons Iraq is still engaged in a ruinous civil war and very far from a liberal democracy) were based on the assumption that it is enough to abolish the old regime; building the new one was going to be easy street. No one can seriously believe this anymore. One may argue that there is a division of labor; military planners will plan wars, someone else—maybe the State Department —will plan for the day after. However, I am hard put to find that someone else. Above all, one cannot separate the way one fights from the plans for the period that follows victory (assuming it is ours). One fights differently according to what end state one seeks. To give but one example, though a rather telling one: if the attacker seeks to punish a nation for great abuses, one may not hesitate to devastate its infrastructure. However, if one plans to rebuild it, one may limit strikes on the infrastructure as much as possible. In the case of China, I suggest an examination of the post-war options will reveal that they are all highly unattractive. This will urge the policy makers to whom the military planners report to redouble their efforts to seek ways to resolve differences with China, especially regarding North Korea, in ways that do not risk a war with China. Note: This is a modified version of an article which was previously published by The Diplomat. Amitai Etzioni is a University Professor and Professor of International Relations at George Washington University. His latest book, Avoiding War With China, was just published by the University of Virginia Press. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

10 мая, 12:16

Trump’s big Russia reset

With Washington in an uproar over James Comey's firing amid his Russia probe, the president and his secretary of state welcomed Foreign Minister Sergey Lavrov to town.

29 апреля, 05:08

New Report Suggests Russia's Enclave of Kaliningrad Might Need to be Militarily 'Neutralized'

Michael Peck Security, Europe Would NATO do it in time of war? Russia is not happy over a new RAND Corporation study that suggests the Russian city of Kaliningrad—the former German city of Königsberg—might need to be militarily “neutralized.” “Just Try It,” warned the headline of a Sputnik News article on the RAND study, which Sputnik described as being “filled with standard rhetoric about the dangers of ‘Russian aggression’ in Eastern Europe.” Actually, there was nothing particularly bellicose about RAND’s U.S. government-sponsored research, titled “European Relations with Russia: Threat Perceptions, Responses and Strategies in the Wake of the Ukrainian Crisis.” It’s a straightforward analysis of European views on Russia and what they would like to see America do about the situation. Based on interviews with officials and scholars in the United States and Europe, including Estonia, Latvia, Poland and Sweden, the study found that Europeans are worried about Russian aggression. However, the aggression they fear isn’t a Cold War–style invasion, but rather “seizure of a border enclave or fomenting internal unrest.” That the Baltic states fear Russian “little green men” and breakaway “republics” isn’t exactly a surprise in Washington or Moscow. What really raised Russian hackles was a single bullet point in the study’s conclusions, regarding how the Pentagon should respond to European concerns. That bullet point recommended the Pentagon take “a clear view of the role that Kaliningrad might play, with its strong antiair defenses; how would NATO neutralize it?” Never mind that the RAND researchers immediately added that “the whole topic of neutralization of Kaliningrad brings up the issue of escalation and potential Russian response to what Russia would see as strikes on the Russian homeland.” Read full article

24 апреля, 17:52

Украинский кризис: почему все в проигрыше

По мнению экспертов американского аналитического центра RAND Corporation, все участники украинского конфликта лишь усугубили своё положение, а найти выход из ситуации сложно. Поэтому России, Западу и другим сторонам необходимо возобновить обсуждение будущего постсоветской Евразии и создать новый подход к решению проблемыThe post Украинский кризис: почему все в проигрыше appeared first on MixedNews.

24 апреля, 17:52

Украинский кризис: почему все в проигрыше

По мнению экспертов американского аналитического центра RAND Corporation, все участники украинского конфликта лишь усугубили своё положение, а найти выход из ситуации сложно. Поэтому России, Западу и другим сторонам необходимо возобновить обсуждение будущего постсоветской Евразии и создать новый подход к решению проблемыThe post Украинский кризис: почему все в проигрыше appeared first on MixedNews.

24 апреля, 17:52

Украинский кризис: почему все в проигрыше

По мнению экспертов американского аналитического центра RAND Corporation, все участники украинского конфликта лишь усугубили своё положение, а найти выход из ситуации сложно. Поэтому России, Западу и другим сторонам необходимо возобновить обсуждение будущего постсоветской Евразии и создать новый подход к решению проблемыThe post Украинский кризис: почему все в проигрыше appeared first on MixedNews.

24 апреля, 07:47

Владимир Прохватилов: "Adversus Mathematicos" (Против математиков)

К вопросу о кризисе оснований в отечественной теории информационных противоборств Against the mathematiciansTo a question about the foundational crisis in the domestic theory of information warfareАннотация:Автор анализирует проблемы моделирования информационных войн с позиций метаматематического подхода. Выдвинут принцип информационной неопределенности и принцип наименьшего действия. Применен эргодический подход для измерения информационной семантики. Выдвинуты структурные и вариационные принципы моделирования информационных войн. Annotation:The author analyzes the problem of modeling information war from positions of metamathematical approach. Nominated information uncertainty principle and the principle of least action. Ergodic approach used to measure the information semantics. Nominated structural and variational principles of modeling information warfare.Ключевые слова: кризис оснований, теорема Тарского о невыразимости, принцип информационной неопределенности, пси-бит, принцип наименьшего действия, структурные и вариационные принципы.Keywords:  Foundational crisis, Tarski's undefinability theorem, the principle of information uncertainty, psy-bit, principle of least action, the structural and variational principles. «Немецкий философ и математик XVII века Готфрид Вильгельм Лейбниц считал возможным создать «исчисление» рассуждений, которое когда-нибудь позволит улаживать все споры с помощью слов: «Давайте вычислим, господа!». К началу нашего столетия прогресс в разработке символической логики дал основание немецкому математику Давиду Гильберту заявить, что все математические вопросы в принципе разрешимы, и провозгласить окончательную кодификацию методов математического рассуждения. В 30-е годы нашего столетия этот оптимизм совершенно развеялся под влиянием удивительных и глубоких открытий К. Гёделя и А. Тьюринга». Грегори Чейтин "На мой взгляд, аргумент Гёделя говорит нам, что мы не просто вычислительные машины; что наше понимание - это нечто вне вычислений. Он не говорит нам, что это нечто нематериальное, однако есть важная вещь, которую мы упускаем, которая имеет отношение к квантовой механике."Роджер Пенроуз«Тот, кто живет результатами Тарского и Геделя, тот и умирает вместе с ними».Яакко Хинтикка«Даже если сущее и постигается, оно неизъяснимо другому. Действительно, если сущее есть то, что предлежит извне, видимо, слышимо и вообще чувственно воспринимаемо, причем видимое из этой области постигается зрением, а слышимое слухом, а не наоборот, то как оно может быть показано другому? Ведь то, чем мы объявляем, есть слово. Слово же не есть ни субстрат, ни сущее. Значит, мы объявляем своим ближним не сущее, но слово, которое от субстрата отлично. Следовательно, как видимое не может стать слышимым, и наоборот, так и наше слово не может возникнуть, если сущее предлежит извне».Sextus Empiricus .Adversus mathematicos.1. Принцип информационной неопределенностиТо, что можно показать, нельзя высказатьЛюдвиг ВитгенштейнНе будет большим преувеличением утверждать, что российская наука в целом и теория информационных противоборств переживает не лучшие времена. Во втором случае это не связано с недостатком финансирования. Это связано с недостатком цивилизационной идентичности и инерцией мышления.После того как мы отказались от марксистско-ленинских пропагандистских парадигм, в области идеологической надстройки( это, кстати, марксистский термин) образовался вакуум, который первоначально был заполнен эрзацами либерального толка. От этих кустарных поделок серьезным исследователям пришлось отказаться и тут настал звездный час физиков и математиков, выходцев из советского ВПК, которые стали разрабатывать в довольно большом количестве разнообразные математические модели информационных войн и конфликтов. Отдал должное этому увлечению и автор этих строк(1), построив модель инфовойн в виде формализации постулатов Карла Густава Юнга на основе комплексных четырехмерных векторов-кватернионов. Было бы небезынтересно сделать модель более детальной, применив методы кватернионного анализа. Или углубиться в дебри соционических аспектов, алгебраизировав и их вослед за юнговскими осями восприятия.. Что в общем-то является чисто технической задачей. Но бездумному следованию этим путем препятствует теорема Тарского( 6 ) .Она относится, как известно, к области метаматематики, созданной Давидом Гильбертом в лихую пору так называемого кризиса оснований математики. Теорема Тарского гласит, что в теории чисел, а следовательно в любой науке, использующей арифметику, не существует универсального критерия истины. Иными словами, арифметическую истину невозможно выразить арифметическими средствами. Теорема Тарского является своего рода усиленной теоремой Геделя о неполноте и подтверждением мысли Секста Эмпирика, что сущее неизъяснимо. В силу явного сходства с известным в физической науке принципом неопределенности, не позволяющим одновременно измерить точные координаты и импульс материального тела, предположим и примем как аксиому следующее. F S ≥ k (1) для любой математической модели, относящейся к социальным процессам здесь F – степень формализованности модели S – семантическая наполненность модели k- константаМожно назвать формулу (1) принципом информационной неопределенности. Из него следует, что увеличивая математическую(формальную) составляющую того или иного социального процесса (информационной войны в нашем случае), мы на столько же уменьшаем семантическое наполнение(смысловую часть) этой модели. А следовательно, уменьшаем и операциональное значение, то есть пригодность нашей модели к практическому применению. Наши выводы хорошо коррелируют с выводами, содержащемся в знаменитом докладе академика Владимира Арнольда «О мягких и жестких математических моделях»( 11). Арнольд подчеркивает необходимость структурной устойчивости моделей как непременного условия их практического применения. Во многих случаях жесткие математические модели тех или иных процессов, в нашем случае социально-информационных, структурно неустойчивы из-за того, что учитывают слишком мало переменных. Казалось бы, что для получения более точной модели следует усложнить ее, ввести большее количество переменных. Однако, это не в силах человеческого разума и техники. Вспомним, что американский метеоролог Лоренц, первооткрыватель странных аттракторов, вводил в свои расчеты менее десяти переменных(обычно –шесть), в то время как на погодные условия влияют миллионы неизвестных нам параметров. В метеорологии прогнозисты в общем-то смирились, что не только долгосрочные, но и среднесрочные прогнозы погоды невозможны, так как все переменные невозможно учесть никогда и ни при каких условиях. Невозможно даже приблизиться к приемлемому уровню достоверности. Более-менее точным считается прогноз погоды на три дня вперед. Дальше точность снижается на порядок. Сопоставив формулу (1) с выводами Арнольда, можно предположить, что многие жесткие модели слишком формализованы. Безусловно, степень формализованности всегда зависит от конкретного случая и априори не определяема. Если наш вывод верен, то получается что усложняя ту или иную математическую модель с благой целью детальней описать тот или иной процесс, мы в некоторых случаях снижаем ее структурную устойчивость. Из принципа информационной неопределенности, который в сущности просто иными словами передает смысл теоремы Тарского(которую называют принципом неопределенности для теории чисел) следует, что степень формализации в обратной пропорции коррелирует со степенью структурной устойчивости. Можно выразиться так, что семантическое наполнение модели прямо пропорционально ее устойчивости.Если та или иная модель структурно неустойчива, причина в том, что у нее низкое семантическое наполнение. Попросту говоря, такая модель лишена реального смысла или его в ней слишком мало. В моей работе (1) показано, что любую информацию можно представить в виде комплексного четырехмерного вектора-кватерниона. Q = A + iS + jE + kU (2)Здесь Q – информация о моделируемом процессе, содержащаяся в некоей математической модели, A – скалярная часть( количество дивизий, радиостанций, газет, журналистов и т.д.), S, E, U – векторная часть, несущая информацию о боевом духе, уровне мастерства, сплоченности, общей культуре, уровне коррупции и т.д). Эту простейшую формулу можно назвать кватернионной моделью контуров мышления(далее К-модель). Интуитивно понятно, что скалярную часть можно сколь угодно точно описать и смоделировать при условия полноты информации(как пример – уравнения Ланкастера) , а вот для векторной составляющей подходит только мягкое моделирование. Как выразился академик Арнольд, пример мягкой модели - «чем дальше в лес, тем больше дров»(11). То есть процесс последовательных приближений с помощью простых моделей, хорошо работающих на ограниченном участке. В общем-то это синергетический подход, прочно входящий в теорию и практику западных проектировщиков социальных процессов, в частности оранжевых революций.Интересно, что известный автор теории рефлексивного управления Владимир Лефевр в своей книге «Формула человека»( 12 ) призывает, напротив, к тотальной формализации социальных наук, обвиняя в непонимании необходимости этого, в частности, современных психологов. Еще более интересно, что в своей ранней работе «Конфликтующие структуры» Лефевр( 13) позиционировал противоположную точку зрения. Математика описывает, но не объясняет, писал он, поэтому следует двигаться в направлении психографической математики( формулы плюс иллюстрации). Кстати, крайне интересно, что забавные рожицы и стрелки, которые использовал Лефевр как пример психографической математики напоминают схемы из различных моделей теории категорий. Возможно Лефевр пережил эволюцию личных взглядов на будущее математического моделирования. Нам представляется, что эта эволюция носит деградационный характер. Во всяком случае нам неизвестны случаи практического применения моделей Лефевра в социальной и политической области. С высокой степенью вероятности можно предположить, что слухи о востребованности Лефевра в различных областях ни что иной как западный пиар, призванный направить российских исследователей по ложному пути подобно рейгановской СОИ. Также можно предположить, что последние книги Лефевра типичны для вышедших на пенсию экспертов спецслужб, которым разрешают опубликовать неоперациональные выжимки из их спецпроектов.Кстати, довольно молодая , но успешно применяемая на практике аспектоника(производная от соционики) при детальном рассмотрении являет собой пример именно лефевровской психографической математики как минимум на уровне используемых в ней пиктограмм. Еще один пример сверхформализованной модели – разработка российским экспертом Андреем Хренниковым, в настоящее время работающим в Швеции, модели мышления на основе p-адических чисел( 14 ). Судя по большому количеству его выступлений по приглашениям западных корпораций, работами Хренникова вплотную интересуются эксперты серьезных спецслужб. По Хренникову пространство мышления – ультраметрическое, то есть иерархическое неархимедово пространство, свойственное, кстати, всем естественным языкам. Местами Хренников делает оговорки, что скорее всего реальное пространство мышление не ультраметрическое, а адельное, то есть представляет собой наложение архимедова и неархимедова пространства.Это крайне интересная работа, столь нетривиальную модель мышления было бы интересно применить к моделированию инфовойн, если бы не серьезный на наш взгляд недостаток. Огромный контраст между громоздкими формулами и крайне простыми, если не сказать примитивными примерами, иллюстрирующими применимость этой модели. Ну и если автор признает, что реальное пространство мышления носит адельный характер, а исследует только лишь ультраметрическую его часть, то он тем самым ограничивает себя лишь скалярной составляющей мышления, упуская из вида всю эмоциональную, идеологическую и подсознательную семантику. Затрудняет понимание модели А.Хренникова неряшливое, со множеством опечаток изложение и серьезные гносеологические противоречия. Отметим, что ультраметрическое пространство мышления(по Хренникову) совпадает с ультраметрическим пространством естественных языков, подробно, хотя и чисто феноменологически исследуемым выдающимся лингвистом современности Ноамом Хомски, чьи работы, наряду с работами основоположника общей семантики Альфреда Коржибски(18) легли в основу психотехник НЛП.2. Измеряем неизмеримое. Сколько стоит один пси-бит.« Измерить все, что измеримо, и сделать измеримым то, что неизмеримо.»Г.ГалилейТеорема Тарского вносит и еще один запрет, причем весьма жесткий. Невозможно точно измерить векторную, то есть семантическую часть любой информации. Это следует и из принципа информационной неопределенности (1). Измерить S – составляющюю формулы (1) означало бы свести ее к F – составляющей, что не возможно по определению.Показав невозможность измерения, попробуем показать возможность обойти этот запрет косвенными методами. Применим эргодический подход. Как выразился академик Арнольд(11), эргодический подход заключается в том, что для того, чтобы определить потенциальную высоту саженца в лесу, нет нужды сидеть и ждать, пока он вырастет. Достаточно взглянуть на соседние взрослые деревья в лесу. То есть заменить усреднение по времени усреднением по ансамблю.Введем специальное обозначение для социально-психологической информации, которую мы собрались измерить. В квантовой теории информации используют термин «квантовые биты» или Q – биты. Для нашего случая, то есть информационно-психологической войны, введем пси-биты. Ψ-бит – единица социально-психологической информации. И если скалярный бит уменьшает степень определенности в два раза, то условимся, что один Ψ-бит – это количество социально-психологической информации, увеличивающее определенность аудитории в заданном направлении аудитории в те же два раза.Предположим, что мы ведем информационную войну, целью которой является снижение популярности того или иного политика( например, Барака Обамы) в ходе избирательной компании. Если в начале информационного противоборства за Барака отдавали свои голоса 80 процентов избирателей, а в конце – 40, то можно сказать, что объем подрывной информации, направленной на целевую аудиторию, составил один Ψ-бит.Большого смысла в таком измерении нет, по крайней мере на сегодняшний день, прежде всего потому, что количество необходимой пропагандистской информации уже давно весьма точно измеряется мастерами пиара, но только в долларах, рублях и прочих денежных единицах. Однако, кто может поручиться , что в будущем всеобщим эквивалентом не станут именно пси-биты, а не деньги?3. Структурные и вариационные принципы Любая теория или модель, кроме своего основного ядра — закона изменчивости объектов теории, или "уравнения движения" этих объектов, содержит компоненты, вводящие элементарные объекты теории и допустимые способы их преобразований. А.Ньюэл и Г. Саймон назвали эти компоненты "структурными принципами" наук. Примерами структурных принципов могут служить атомистическое учение о строении вещества, планетарная модель атома, гео- или гелиоцентрическая системы устройства ближнего космоса, космология расширяющейся вселенной, клеточная теория строения организмов, бактериальная природа инфекционных болезней, тектоника плит в строении Земли, классовая структура общества… Структурные принципы на многие годы определяют рамки, в которых функционируют целые науки. Структурные принципы представляют "само собой разумеющуюся", часто не осознаваемую альтернативной, неотрефлексированную, но обязательную и внутренне присущую любому знанию его часть. В теории рефлексивного управления в качестве структурного принципа избрана одномерная модель психики конфликтующего субъекта. В уравнениях Ланкастера и моделях, построенных на основе этих уравнений – все та же одномерная модель психики информационных армий, руководствующихся соображениями только лишь формальной логики, вернее заложенными в них программами и стереотипами поведения. В сущности такие модели подходят для описания битвы двух муравейников, в которых каждый солдат или командир знает свою программу и ни на йоту от нее не отходит. Если обратиться к формуле( 2), то можно заключить, что сознание таких конфликтующих субъектов и структур сведено к А-компоненте, это психика роботов, а не мыслящих социальных субъектов. Конфликты роботов легко формализуются и моделируются, но неизбежна практически нулевая операциональность этих моделей.Если же в качестве структурного описания социального или личностного психоинформационного конфликта взять признанные экспертным сообществом постулаты Карла Густава Юнга, (кстати, более наглядно сформулированные Петром Успенским в его книге «Терциум органум») и формализацию этих постулатов ( 1 ), то эта модель по крайней мере будет соответствовать действительности. Любая естественнонаучная теория имеет, как верно заметили Г.Голицын и А.Левич(2 ), два этажа: помимо «эмпирически выведенных законов, связывающих друг с другом различные явления и образующих первый этаж теории, должен существовать второй этаж, который состоит из дедуктивных (логических) связей между самими законами. Эти логические связи позволяют выводить сами законы из других, или, следуя А. Эйнштейну, “понять эмпирическую закономерность как логическую необходимость”. Если этот второй этаж отсутствует, то данная область может рассматриваться только как совокупность эмпирических знаний, но не как теория».(2 )Яркие примеры такой совокупности эмпирических знаний - психология, реклама и маркетинг. Здесь найдено огромное количество закономерностей и фактов, многие из них даже выражены в математической форме (Закон Вебера-Фехнера, закон Йеркса-Додсона и пр.). Но теории в строгом смысле, в каком употребляется это слово в точных науках, не существует. Причина в том, что эти законы разрознены, никак не связаны между собой и не выводятся друг из друга или из каких-либо общих принципов. Отсутствие жесткой дедуктивной структуры, образующей второй этаж теории в этих областях на наш взгляд не случайно. Сложившаяся ситуация дает огромные преимущества западной цивилизации, которая собственно говоря и наработала все это эмпирическое богатство психоинформационных технологий. Все цивилизационные конкуренты Запада вынуждены питаться объедками с барского стола, в том что касается передовых разработок в области информационных противоборств, в то время как Запад постоянно изобретает все новые и новые инновации, побеждая благодаря этому во всех цивилизационных столкновениях. Понятно, что одномоментно создать дедуктивным способом операционально пригодный второй этаж теории информационных противоборств вряд ли возможно. Однако, существует другой путь, который подсказывает история науки. Дедуктивная структура любой эффективной теория постоянно развивается, стремясь к тому чтобы «Объяснить как можно большее количество фактов как можно меньшим числом исходных положений», как выразился Исаак Ньютон.(2 )Все эффективно работающие теории(оптика, механика, термодинамика) пришли к тому, что их логическая структура имеет единый центр( 2 ), некий общий принцип.И мы действительно наблюдаем, пишут Г.Голицын и А.Левич(2), «как в ходе эволюции теории число объясняемых фактов возрастает, а число исходных приложений (постулатов, принципов) – сокращается. В итоге оказывается, что все теории, завершившие свое развитие (такие как механика, термодинамика, геометрическая оптика и т.п.) сходны по своей логической структуре: их дедуктивные связи (образующие “второй этаж”) имеют единый центр – некоторый общий принцип.В центре каждой из этих теорий стоит принцип оптимальности (иначе его называют еще экстремальным или вариационным принципом) – утверждение о минимуме (или максимуме) некоторой величины (“функционала”, “целевой функции”). В оптике это – принцип скорейшего пути Ферма, в механике – принцип наименьшего действия, в термодинамике – принцип максимума энтропии».Это не случайно, ибо экстремальный принцип наиболее универсален.4. Принцип наименьшего действияНаш разум, по своей лености и косности, занят обычно лишь тем, что ему легко или приятно; эта привычка ограничивает наши познания, и никто еще не дал себе труда обогатить и расширить свой разум до пределов возможного.ЛарошфукоНам представляется, что разум ленив. Это вытекает из внимательного рассмотрения вероятностной модели сознания Василия Налимова(1 ) дополняющей ее модели барьеров академика Кедрова( 1 ). Эти модели отражают антиэнтропийную сущность процесса мышления. А.Ньюэлл и Г.Саймон(3) показали, что основным свойством интеллекта является способность отличать существенное от несущественного, то есть сознание выделяет информационный пакет с высоким весовым коэффициентом(по Налимову). А в трактовке Кедрова сознание распаковывает только тот информпакет, который способен перепрыгнуть через барьер Кедрова. В работе Дика Грегори «Разумный глаз»(4) показано, что сознание приоритетно реагирует на изменяющуюся информацию окружающей среды. Не изменяющийся в течении долгого времени фон перестает восприниматься. Сознание распаковывает только тот информационный пакет, который резко отличается от окружающего фона(высокий весовой коэффициент). Воспринимается та информация, которая «интересна» - в геделевском смысле этого слова. Даже в ситуациях, требующих высокой координации движений(вождение автомобиля, ходьба) зачастую происходит переключения управления движением на низший, менее энергоемкий уровень сознания - уровень субличности, то есть автоматизма. «Леность» сознания- это другое название его антиэнтропийности. Исходя из вышесказанного, мы можем заключить, что в качестве интегрального экстремального принципа целесообразно принять принцип наименьшего действия. Впервые сформулировавший это принцип Пьер Мопертюи пришёл к нему из ощущения, что совершенство Вселенной требует определенной экономии в природе и противоречит любым бесполезным расходам энергии. Соответственно совершенство разума требует экономии и не допускает бесполезного расхода мыслительной энергии на распаковку априори известных информпакетов. В итоге сознание работает как дифференцирующая цепочка в радиотехнической цепи. Распакованная, о есть сознательно воспринятая сознанием ифнормация, если она преодолевает барьер Кедрова может быть представлена в виде Z out = dZin/dt - B (4)Здесь Zout – распакованная информация, B – барьер КедроваZin – внешняя информация. Если Zin не преодолевает барьер Кедрова, то Zout равна нулю.Напомним, что Z – комплексный инфомационный кватернион в К-модели. Принцип наименьшего действия можно представить как закон сохранения. Сознание склонно сопротивляться внешним воздействиям, смещающим в ту или иную сторону существующее «окно в мир». Исходя из этого принципа, можно ожидать и прогнозировать, что информационная перегрузка любого из четырех контуров К-модели(2) ведет к автоматическому отключению других контуров или минимизации их активности. 5. Об операциональной пригодности структурных и вариационных принциповПрирода всегда действует простейшим путем.И.БернуллиМожно ли оценить применимость изложенных выше подходов к моделированию инфовойн?В арсенале психологии есть, например, так называемый основной психофизический закон Вебера-Фехнера, связывающий ощущение и раздражитель, его вызывающий. Например, яркий свет и ощещение степени яркости. Этот закон, выведенный экспериментально, устанавливает логарифмическую зависимость ощущения от раздражителя. В ряде случаев такая зависимость не подтверждается и для этих случаев существует другой вариант «основного психофизического закона» - закон Стивенса. По Стивенсу описываемая зависимость носит степенной характер. В течение ста лет психологи всего мира спорят, кто прав – Вебер с Фехнером или Стивенс.Российский ученый Юрий Забродин(16) предложил свой вариант связи ощущения и стимула. dEn/E=dR/R (5)Е- ощущение,R – стимул,n – константа,зависящая от степени осведомленности испытуемого о цели эксперимента.При полной неосведомленности (n =0) закон имеет логарифмический характерПри полной осведомленности (n= 1) закон принимает степенной характер.Нетрудно увидеть, что вариант основного психофихического закона, предложенный Ю.Забродиным соответствует психофизическому принципу наименьшего действия, предложенному нами. Если человек смотрит на лампочку, не зная, что ее яркость будет возрастать, он склонен недооценивать степень увеличения яркости. Когда же его поставили в известность, что свет будет неуклонно становится все ярче и ярче, то сознание преувеличивает это возрастание. Разум ленив и склонен к сохранению итнформационного статус кво, иными словами существующего на данный момент «окна в мир». . Обратим также внимание на то, что формула Забродина практически повторяет формулу ( 4 ).Отметим, что во всех вариантах упомянутого психофизического закона существует нижний предел различимости, соответствующий психологическому барьеру Кедрова( 1 ), что подтверждает наши выводы , сделанные выше.Просчет зарубежных психофизиологов(Вебера, Фехнера и Стивенса) заключался в том, что на протяжении ста лет они пытались вывести чисто экспериментальным путем фундаментальный психофизический закон, не озаботившись уяснением фундаментальных вариационных принципов, то есть «законов движения» человеческой психики. Еще один психофизический закон- Йеркса-Додсона – связывает результаты той или иной деятельностью с уровнем мотивации. Экспериментально доказано, что оптимальная мотивация не должна быть слишком сильна, существует верхний предел, превышение которого ухудшает результат. Оптимальной является средняя интенсивность мотивации. Также экспериментально доказано, что интенсивная интеллектуальная деятельность наиболее продуктивна при невысоких уровнях мотивации. Этот закон в принципе мог быть выведен дедуктивно, исходя из принципа наименьшего действия. Так, при значительном увеличении мотивации, то есть перегрузке E –контура К-модели, активность остальных контуров блокируется. Например, футбольная команда, проигрывая матч. На последних минутах игры, бросается в атаку с запредельным эмоциональным настроем. И в таких случаев сбивается в «навал», то есть силовое неосмысленное давление. И наоборот, усиленная интеллектуальная работа требует сосредоточения всех ресурсов сознания. Ученый, работающий над сложной проблемой, забывает о еде и питье и даже сне. И если его отвлечь каким-либо эмоциональным или чувственным мотиватором, то его работа застопорится. Отметим, что это второй важнейший психофизический закон, который выводится дедуктивно исходя из вариационного принципа наименьшего действия и структурного принципа – К-модели, основанной на вероятностной модели смыслов Василия Налимова и постулатов Карла Густава Юнга.В психологии существует весьма интересная методика или психотехника – тройная спираль Милтона Эриксона. Она используется в НЛП и гипнозе. Рассказывается некая история, которая прерывается на самом интересном месте. Начинается вторая история, которая также прерывается. Третья история рассказывается полностью, так как в нее встроен элемент внушения или программирования. Действие спирали Эриксона основано на перегрузке А-контура К-модели трудно запоминаемым контентом, и, в условиях ослабленного информационного сопротивления, целевого воздействии на E контур.Можно также упомянуть, что как изложено в ( 1 ) широко применяемая в маркетинге и рекламе EL- модель(модель вероятностного выбора) полностью соотвествует налимовской вероятностной модели мышления.Таким образом, мы описали четыре важнейших экспериментально выведенных закона, которые подтвержают предложенные нами структурные и вариационные принципы. Логично предположить, что при сосредоточении достаточных организационных и финансовых ресурсов, такому сравнительному анализу можно было бы подвергнуть наиболее важные с точки зрения информационных противоборств PR – технологии западной цивилизации с тем, чтобы построить не уступающие этим технологиям отечественные разработки, способные к саморазвитию.Иначе мы бесконечно будем идти на поводу западных манипуляторов сознания. Так например, известные работы Аркиллы и Ронфельдта(15), раскрывающие секреты цветных революции, появились сразу после победы оранжевой революции на Украине и были восприняты как последнее слово в информационной войне. А когда грянула арабская весна, оказалось, что ключевую роль в организации протестного движения играют социальные сети, о которых в книгах Аркиллы и Ронфельдта по понятным причинам не говорилось ни слова. Зато в разгар Болотной революции в России в либеральной прессе появились ссылки и цитаты из работы американского исследователя безмасштабных сетей Альберта-Ласло Барабаши «Управляемость сложных сетей» («Controllability of Complex Networks»), опубликованной в журнале «Нейчур»( 5 ), в которых утверждалось, что в короткий срок с помощью социальных сетей Твиттер и Фейсбук можно будет сменить авторитарную власть в России на власть либералов. Поскольку у нас нет отечественных исследований на эту тему, мы вынуждены верить таким авторам на слово. Отставание отечественных разработок, а точнее их полное отсутствие, вызвано на наш взгляд отсутствием госзаказа на них. Хотя потенциал отечественной научной школы позволял и позволяет стать на данном направлении мировыми лидерами. Возвращаясь к структурным и вариационным принципам, можно сделать прогноз относительно того, к каким выводам может привести мониторинг всего накопленного западными информационными технологами тезауруса.Бог войны, и бог информационной войны, в частности не любит дифференциальных уравнений, с прохладцей относится к умеренным формализациям, то есть алгебраическим моделям, и обожает простые одноходовые комбинации – сложение и вычитание. Бог войны любит арифметику(не следует понимать это буквально). «Природа действует всегда простейшим образом» - говорил еще Иоганн Бернулли. Возможна и другая точка зрения – не будем забывать, что речь идет о моделировании инфовойн – бог войны знает и умеет применять уравнения любой сложности, но мы не в силах их постичь, как и предупреждал Секст Эмпирик в своем трактате «Против математиков». Впрочем, не исключено, что это просто две стороны одной медали.Видимо, к этому пришли и американские эксперты, создав совершенно новую математику для социальной инженерии. И теперь мы увлеченно заводим знакомства в американских социальных сетях Фейсбук и Твиттер, даже не пытаясь создать хоть какой-то отечественный аналог этим инструментам цивилизационного порабощения. Похоже, информационное сопротивление российской цивилизации близко к нулю, а коллективный разум крайне ленив. Список литературы1. В.В.Прохватилов .Церковь мыслящей паутины, Информационные войны. 2011.№1.2. Г.А.Голицын, А.П.Левич. Вариационные принципы в научном знании. Философские науки, 2004, № 1, с. 105-136.3. Newell A., Simon H.A. The Informatics as Empirical Investigation: Symbol and Search // ACM Turing Award Lectures. New York: ACM Press. 1987.4. Р. Л. Грегори. Разумный глаз. Как мы узнаем то, что нам не дано в ощущениях. Либроком. 2009.5. http://www.nature.com/nature/journal/v473/n7346/full/nature10011.html6. А.Букалов. Мышление и квантовая физика: теоремы Геделя, Тарского и принцип неопределенности. Журнал «Физика сознания и жизни, космология и астрофизика», № 2, 2001 .7. Секст Эмпирик . Соч. в двух томах. М., Мысль, 1976. 8. Грегори Чейтин. Случайность в арифметике.В МИРЕ НАУКИ N 9 1988 г. (Scientific American. Издание на русском языке) 9. Роджер Пенроуз. Новый ум короля. О компьютерах, мышлении и законах физики. ЛКИ. 200810. Я.Хинтикка. Логико-эпистемологические исследования. М.Прогресс. 1980.11. В.Арнольд. Жесткие и мягкие математические модели.М. МЦНО.200012. В.Лефевр. Формула человека. М. Когито-Центр. 201213. В.Лефевр. Конфликтующие структуры. М. «Советское радио». 197314. А. Хренников.Моделирование процессов мышления в p-адических системах координат. М. ФИЗМАТЛИТ. 200415. John Arquilla, David Ronfeldt. Networks and NetwarsThe Future of Terror, Crime, and Militancy. RAND Corporation. 2001.16. С.Голев, О.Голева, Математические методы в психологии. ИПИС ХГУ . 2008 г.17. Н.Хомски, Дж. Миллер. Введение в формальный анализ естественных языков. М. Едиториал УРСС. 200318. http://www.generalsemantics.org/19. Людвиг Витгенштейн. Логико-философский трактат. http://philosophy.ru/library/witt/01/01.html20. А.Н.Колмогоров. Теория информации и теория алгоритмов. М.»Наука».1987.

21 апреля, 18:02

Why the North Korea Problem Is Far Worse Than You Think

Bruce W. Bennett, Harry J. Kazianis Security, Asia The human and financial costs of reunifying Korea would be enormous.  Editor's Note: In our latest Facebook Live interview (please like our Facebook page to see more of these events) Harry Kazianis, Director of Defense studies at the Center for the National Interest, sat down with Dr. Bruce Bennett, a Senior Defense Analyst at the RAND Corporation, to discuss the costs and implications of reunifying the two Koreas. On a related topic, TNI’s defense editor, Dave Majumdar, wrote an article on why a preemptive strike on North Korea may not be as easy as one thinks. An excerpt of the article can be found below: If the United States were to attempt to launch a preemptive strike on North Korea, the regime in Pyongyang could do significant damage to both South Korea and Japan—not to mention U.S. bases in those nations. One the reasons previous U.S. Administrations have left the volatile nuclear-armed hermit kingdom alone is because of the sheer destructive power the Kim regime might unleash in the event of war. Indeed, it would be South Korean and Japanese civilians who would take the brunt of Pyongyang’s wrath in the event of war. Read full article

20 апреля, 08:00

Войны и проблема старения в мире

В последние годы активно формируется новое междисциплинарное направление, изучающее влияние демографических процессов на геополитику и безопасность. Западные аналитические центры, в том числе такие известные, как RAND Corporation и вашингтонский Центр стратегических и международных исследований, осуществляют масштабные программы в сфере "стратегической демографии". Все больше публикаций посвящены глобальным, региональным, страновым аспектам этой темы. В настоящей статье рассматривается […]

17 апреля, 18:54

RAND призвала Пентагон оценить, сможет ли НАТО подавить ПРО в Калининграде

МОСКВА, 17 апр - РИА Новости. Эксперты американского исследовательского центра RAND призвали Минобороны США оценить, как НАТО может подавить средства российской противоракетной обороны в Калининграде, говорится в докладе, опубликованном на сайте организации."Различные сценарии и нештатные ситуации, о которых мы слышали в Швеции, Эстонии, Латвии и Польше по поводу действий России и потенциальных ответных реакций НАТО, должны быть оценены Министерством обороны США. Это относится к четкому представлению о той роли, которую Калининград должен играть со своей сильной системой противовоздушной обороны. Каким образом НАТО будет это нейтрализовать? Вся тема нейтрализации Калининграда поднимает вопрос об эскалации и потенциального ответа России на то, что Россия будет оценивать в качестве ударов по родине", - отмечается в документе.Помимо этого, эксперты призвали Пентагон оценить возможности России политически дестабилизировать прибалтийские страны, "включая захват пограничного анклава и разжигание внутренних беспорядков", а также противодействовать их усилению.Российская сторона неоднократно опровергала утверждения о военной угрозе со стороны Москвы независимости балтийских стран. Глава МИД Сергей Лавров называл такие заявления абсурдными и безосновательными. При этом в странах Балтии дислоцированы батальоны НАТО неподалеку от российских границ, альянс регулярно проводит в регионе маневры. По словам министра обороны Сергея Шойгу, группировка НАТО у западных границ России увеличилась за десять лет в восемь раз."Минобороны США может использовать политические и военные игры, чтобы понять возможные сложности альянса в достижении консенсуса, открытые для НАТО возможности и необходимое время. Более детальный анализ сил внутренней безопасности балтийских стран также будет полезен", - говорится в докладе.Американские эксперты посоветовали Пентагону "использовать некоторые „необычные" сценарии, такие как захват Готланда (принадлежащий Швеции остров в Балтийском море. - Прим. ред.), вплоть до моделирования (ситуаций. - Прим. ред.)". Аналитики также призвали "улучшить обмен разведданными в рамках НАТО", следует из отчета.По мнению экспертов, напряженность в отношениях с Россией дает странам НАТО возможность сохранить уровень взаимодействия между партнерами альянса после выхода из Афганистана. Они также отметили, что поддержка в пользу членства в альянсе растет в Швеции и Финляндии.Эксперты не обошли вниманием и тему антироссийских санкций, отметив, что "мяч в этом вопросе находится на стороне Москвы". "Если Москва ослабит напряженность кризиса на Украине или не будет усиления боев, большинство европейских правительств с одобрением отнесутся к некоторому послаблению санкций. Если же, наоборот, Россия усилит свое участие в ситуации на Украине или будет угрожать агрессивными действиями где-либо еще, обсуждение в Европе дальнейших ответных действий будет возобновлено", - отмечается в докладе.Москва не раз заявляла, что не является стороной внутриукраинского конфликта в Донбассе или субъектом Минских соглашений по урегулированию, а разговаривать на языке санкций с Россией контрпродуктивно.RAND Corporation - некоммерческая неправительственная организация, получающая финансирование от правительства США и частных спонсоров. Корпорация с годовым бюджетом около 250 миллионов долларов занимается исследованиями и консультированием в вопросах политики, безопасности, образования, энергетики, науки и благотворительности, провозглашая своей целью "благосостояние и безопасность США".(https://ria.ru/world/2017...)

17 апреля, 18:38

Пентагону предложили изучить возможность подавления ПВО Калининграда

Эксперты американского исследовательского центра RAND считают, что Пентагону нужно оценить возможности НАТО относительно подавления сильной системы российской противовоздушной обороны в Калининграде. «Различные сценарии и нештатные ситуации, о которых мы слышали в Швеции, Эстонии, Латвии и Польше по поводу действий России и потенциальных ответных реакций НАТО, должны быть оценены Министерством обороны США. Это относится к четкому представлению о той роли, которую Калининград должен играть со своей сильной системой противовоздушной обороны. Каким образом НАТО будет это нейтрализовывать?» – приводит РИА «Новости» текст доклада RAND. Отмечается, что тема нейтрализации вооружения, расположенного в Калининградской области, поднимает вопрос о потенциальном ответе Москвы на «то, что Россия будет оценивать в качестве ударов по родине». Стоит отметить, что, как объясняла Москва, именно НАТО своими деструктивными действиями вынудило Россию к ответным мерам в виде переброски ракетных комплексов «Искандер» в Калининградскую область. Эксперты RAND также считают, что Минобороны США должно оценить возможности России политически дестабилизировать страны Прибалтики. Подразумевается в том числе захват пограничного анклава, разжигание внутренних беспорядков. В докладе предлагается провести «детальный анализ сил внутренней безопасности балтийских стран». Кроме того, эксперты посоветовали Пентагону «использовать некоторые «необычные» сценарии, такие как захват Готланда (принадлежащий Швеции остров в Балтийском море)», в том числе предлагается смоделировать различные ситуации. Также аналитики считают, что в рамках НАТО нужно улучшить обмен разведданными. Эксперты отмечают рост поддержки в пользу членства в НАТО в Швеции и Финляндии. Отметим, что в США уже моделировали с помощью карт защиту стран Прибалтики «от любого возможного нападения». В моделировании активно участвовали эксперты RAND. В теме антироссийских санкций, считает RAND, «мяч находится на стороне Москвы», которая должна «ослабить напряженность кризиса на Украине». RAND Corporation – некоммерческая неправительственная организация, получающая финансирование от правительства США и частных спонсоров. Исследует вопросы политики, безопасности, образования, энергетики, науки и благотворительности.

15 апреля, 20:50

Iron Fist: 10 Ways Marvel Could Fix the Character

To some, Marvel Studios had its first misfire with 'Iron Fist', but with the character returning in 'The Defenders' here's how Marvel could course-correct.

13 апреля, 21:53

Александр Проханов // "Завтра", №15, 13 апреля 2017 года

Крылатый подарок ТрампаКрылатые ракеты, запущенные с кораблей американского военно-морского флота, нанесли удар по сирийской авиационной базе. С этой базы поднимались самолёты ВВС Асада, осуществляя операции, согласованные с российскими воздушно-космическими войсками, и громили подразделения экстремистов в районе Хомса.Это акт прямой агрессии против Сирии, деяние, разрушающее все прежние договорённости между Россией и Соединёнными Штатами о координации военных усилий в воздухе. Но этот ракетный удар, взрывавший сирийские ангары и склады с горючим, является одновременно ударом — хлёстким и хлюпающим — по физиономии российским элитам. Эти элиты, лишённые политического инстинкта, не обладающие полнотой информации, приветствовали приход Трампа как чудо, как волшебное явление, ниспосланное Господом Богом для спасения России. Как радовался наш МИД, как радовались газеты, радиостанции и телеканалы, как приветствовали Трампа наши политические обозреватели и высоколобые аналитики! Этот удар разрушил иллюзии о вечной дружбе между Трампом и Путиным, иллюзии о немедленной отмене санкций, иллюзии по поводу новых технологий, которые хлынут в нашу экономику и промышленность, иллюзии по поводу того, что российская политическая и экономическая элита будут приняты Западом как равные себе. Всё это испарилось среди взрывов американских крылатых ракет.Какой же инфантильностью, недальновидностью, отсутствием реальных прогнозов должна характеризоваться внешнеполитическая машина России, чтобы питать все эти иллюзии и питать ими российское общество! Если нет надежды на дипломатов, высоколобых политиков и политических обозревателей, то всегда сохраняется надежда на офицеров российского Генштаба, которые, как полагают, перехватили две трети американских крылатых ракет, подлетавших к сирийской базе.Трамп встречается с Си Цзиньпином. Нет, не с Путиным, как мечтали и пророчили наши политические оракулы и жрецы, а с лидером великого Китая. Час этой встречи и обстрел ракетами Сирии — не случайное совпадение. Американцы испытывают Китай. Хотят узнать его реакцию. Хотят убедиться, что Китай, поддерживая Россию и Сирию, не станет рисковать своими отношениями с Америкой. Но едва ли китайцы промолчат. Едва ли они продолжат переговоры с Трампом в его золотой, безвкусно обставленной гостиной.Нежная лапка Хиллари Клинтон и жилистый кулак Трампа — это одна и та же конечность, которую Америка протягивает к любому району мира, где хоть на йоту пошатнулось американское мировое господство. Русские политики, экономисты, философы мучительно цеплялись за каждый намёк на благостное отношение, сложившееся при Горбачёве и Ельцине. Но этим российским кругам следует понять раз и навсегда, что Запад и Россия — не похожи. Мы изначально другие. Мы не встраиваемся в их мировой рисунок. Россия создана господом Богом иначе, чем они. У нас иные горы, реки, озёра, иной исторический опыт. Мы иначе строим, иначе сражаемся, иначе любим, иначе веруем, иначе относимся к народам мира и своему собственному, мессианскому народу. Бессмысленно набрасывать на Россию ошейник и тянуть её изо всех сил в американское стойло, где господствует другой порядок вещей. Где лошади, загнанной в стойло, дают иногда сено, иногда овёс, но чаще хлещут бичом.Мы должны осознать, что теперь, когда наши отношения начнут обостряться, придётся рассчитывать только на свои силы. Мы будем действовать среди беспощадных врагов и вероломных союзников, среди могучих соперников и лицемерных друзей. И теперь, в который уж раз, можем рассчитывать только на дружелюбные объятия собственного флота и собственной армии.Государство Российское, вырвавшись из-под асфальта, в который его закатал Ельцин, взрастает, проходя одну фазу роста за другой. Сегодня сложилось противоречие. Рост государства, его суверенность входят в конфликт с прозападной ельцинской элитой, для которой финансовая и духовная родина — это Запад: банки, Голливуд, RAND Corporation, а Россия — только добыча, из которой они продолжают выгрызать самые лакомые куски, оставляя русскому народу объедки.Нам не избежать мобилизационной экономики, не избежать мобилизационного проекта. Без этого проекта нам никогда не подавить коррупцию, никогда не прервать утечку из России баснословных капиталов, никогда не подавить терроризм, который запустил свои грибницы во все крупные города России. Он питается саудовскими деньгами, а значит — американскими советниками и офицерами ЦРУ.Америка ударила крылатыми ракетами по сирийской базе и тем самым осуществляет стратегический тест относительно России, её способности сохранить лицо в этом быстро меняющемся политическом мире. Как ответить России на бомбардировки сирийской авиабазы? Если Россия спасует, если пойдёт на уступки, если, не дай Бог, прямо или косвенно заявит, что режим Башара Асада не является для неё самоцелью, если она намекнёт, что готова сдать Башара Асада, то тем самым разрушит гигантские усилия, потраченные самой Россией на создание ближневосточного альянса. От России, как от зачумлённой, отшатнётся Иран, который очень мнителен и будет рассматривать Россию как страну-предателя. Отшатнутся Китай и Индия. Отшатнутся народы Европы, которые видят в России заступницу традиционных европейских ценностей. Отшатнутся страны, которые смотрят с надеждой на русскую силу и на русское возрождение.Если Россия и Китай не откликнутся на этот зловещий акт, то следующим объектом удара будет Северная Корея с её ракетно-ядерными базами. Россия должна продемонстрировать свою стойкость, несгибаемость и верность своим военно-политическим союзам. Ей следует поставить зенитно-ракетные комплексы С-400 сирийской армии, чтобы та могла обезопасить своё небо. Ей следует поставить зенитно-ракетные комплексы С-400 и Северной Корее, которая в скором времени ожидает удара по своим стратегическим объектам. Чтобы американцам было неповадно развязывать вблизи России огромную, с непредсказуемыми последствиями, войну. И конечно, России следует асимметрично ответить американцам в Донбассе и на Украине. В ответ на бомбардировки в Сирии Россия должна нанести ракетные удары по установкам залпового огня и артиллерийским батареям украинских картелей, которые с близких дистанций расстреливают Донецк и Луганск, убивают русских, отрывая руки и ноги у детей, безнаказанно, на глазах у всего мира размахивая своим бандеровским знаменем.Командующий ракетными войсками и артиллерией, отдай приказ: "Огонь!" И пусть русские крылатые ракеты, громящие позиции киевских артиллеристов, будут достойным ответом на крылатый подарок Трампа.

13 апреля, 14:07

U.S. AIR FORCE IS PLANNING SOMETHING BIG IN THE NEVADA DESERT: Unusually worded, multi-billion dolla…

U.S. AIR FORCE IS PLANNING SOMETHING BIG IN THE NEVADA DESERT: Unusually worded, multi-billion dollar drone services contract possibly points to a new, shadowy unmanned aircraft—and a lot of them. This contract with URS Federal Services is worth $3.6 billion, but the program, whatever it is, isn’t expected to end until the spring of 2034. […]

11 апреля, 09:38

Экстремизм и терроризм как средства политики «новой публичной дипломатии»

  Развитие экстремистских групп и анархии в Сирии и хаоса в Ираке остается локально-региональным феноменом, который сопровождается массовым наплывом иностранных наемников из арабских стран[1] Доклад Soufan, декабрь 2015 г.   Дипломатия вовлечения (engagement), которая предполагает создание условий для продвижения политической культуры … создания неправительственных организаций посредством социальных сетей, является основным инструментом реализации этой дипломатии[2]   В своей концепции экстремизма и терроризма автор, основываясь на личном анализе и опыте, убежден, что сколько-нибудь значимые явления в области организованного экстремизма и терроризма являются: – следствием работы специальных служб крупных государств, деятельность которых обеспечивается соответствующим политическим решением и укладывается в политическую стратегию того или иного государства; – тесно связаны с политической стратегией того или иного государства как набор средств, как правило, дополнительных, направленных на частные (конкретные) политические задачи; – являются продолжением логики использования тех или иных средств публичной дипломатии (дипломатических, идеологических, медийных и пр.); – продолжением той или иной идеологической доктрины, способной мобилизовать значительные силы из многих стран. Так, в 2012–2016 годы в Сирии участвовало более 30 тыс иностранных граждан из более, чем 100 стран мира. Это следует иметь ввиду потому, что современное военно-политическое противоборство предполагает расширение спектра сил и средств экстремистского и террористического характера в политике по отношению к другим государствам, превращение таких средств и методов в своего рода новый вид вооруженных сил, выступающих в авангарде так называемых «proxy войн». Сказанное означает, что: – во-первых, экстремизм и терроризм не только расширяет спектр силовых средств политического противоборства, но и фактически легализует их в качестве специальных операций вооруженных сил государств или руководимых ими международных акторов; – во-вторых, борьба с «мировым терроризмом и экстремизмом», объявленных в качестве важнейших угроз безопасности в начале столетия, сознательно вводит в заблуждение общественное мнение, так как является борьбой государств только с враждебными им террористическими группировками. Такая «борьба» предполагает одновременно как поддержку, так и создание собственных террористических и экстремистских группировок (которые, как правило, позже выходят из-под контроля); – в-третьих, экстремизм и терроризм легализуются в качестве средств публичной дипломатии в прямом противоречии с нормами международного права. «Хорошие» террористы (талибы, ваххабиты, прочие «борцы за свободу»), как, например, чеченские бандформирования, сознательно поддерживаются зарубежными государствами; – в-четвертых, основной акцент государств делается на создании подконтрольных экстремистских НКО и СМИ, способных обеспечить ведение войны в режиме «proxy war». Этот вывод может показаться странным, когда говорят о «цивилизованных странах» и «демократических ценностях», но он является практически верным, если обратиться к политической истории и практике Запада последних десятилетий – от Албании до ИГИЛ. Существуют самые тесные взаимосвязи и причины между изначальным возникновением экстремистских и террористических организаций при прямой поддержке и покровительстве спецслужб, и их развитию и «продвижению» в мире, что хорошо видно на примере ИГИЛ. По мнению некоторых исследователей, эта эволюция может выглядеть следующим образом. Выступая в Нальчике на заседании Национально-антитеррористического комитета (НАК), директор ФСБ Александр Бортников обнародовал цифры, которые должны настораживать граждан всех стран СНГ. За последние 10 лет, то есть со времени устроенного кровопролития террористами в Нальчике, только в России было нейтрализовано более 2 тыс. бандитов, но около 1,5 тыс. все еще гуляют, находясь в розыске. Проверяются по подозрению к причастности в терроризме еще более 4 тыс. человек. И все это, повторюсь, данные только за последние 10 лет. Если же вести такой подсчет с начала глобальной войны с международным терроризмом, объявленной Вашингтоном после 11 сентября 2001 года, то приведенные данные могли бы многократно возрасти. Такую глобальную войну можно характеризовать как войну террора-антитеррора, поскольку в ней каждая из сторон обычно обвиняет друг друга в терроризме. У военных историков принято вести отсчет разных поколений войн по мере используемого в них разных видов оружия и вооружения: от холодного, огнестрельного и быстрострельного, химического и до современного – ракетно-ядерного оружия. В современных условиях террористами могут использоваться все их виды, кроме последнего поколения. Нельзя, впрочем, исключать, что в скором времени террористы могут овладеть и оружием массового поражения (ОМП). Пока же они довольствуются таким оружием массового устрашения, как террор во всех его проявлениях. В условиях ведения так называемых гибридных войн при запутанности причин и целей многих конфликтов и кризисов на Ближнем Востоке «Исламский халифат» при всей его вандалистской сущности оказывается очень востребованным для решения своих как тактических задач»[3]. В этой связи целесообразно рассмотреть структуру понятия «экстремизм», которое на практике выражается в крайних мерах и взглядах в следующих проявлениях[4]: Из приведенного рисунка видно, что экстремизм – как идеология и политическая практика – представляет собой не только взгляды, идеи и концепции, но и набор конкретных средств и методов из использования, которые являются частью общего арсенала средств и методов публичной дипломатии. Вопрос заключается не столько в том, какие это средства, сколько в готовности их использования. Если среди средств публичной дипломатии того или иного государства изначально предполагается создание и применение таких средств, т.е. к их использованию изначально готовятся, то это означает, что спектр средств публичной дипломатии этого государства предполагает возможность (или даже изначально планирует ее) их применения. Из этой структуры также видно, что современная политика западной ЛЧЦ и прежде всего США это – политика, основанная на использования экстремизма как с точки зрения политико-идеологической (идей и концепций), так и с точки зрения политической практики. Примечательно, что формальное обоснование такой политики существует в публичных и официальных документах[5]. Более того, в США затрачиваются огромные средства на исследования феномена терроризма с точки зрения его использования, а не только противодействия этому явлению. Так, например, в недавнем аналитическом докладе РЭНД терроризм рассматривался как вполне естественное явление современной политической жизни, а его последствия непосредственно связывались и ставились в зависимость от информации. [6] Очень важно отметить в этой связи два обстоятельства: во-первых, российский опыт борьбы с экстремизмом и терроризмом ориентирован прежде всего на законодательную область и развитие соответствующих правоохранительных структур; во-вторых, пока что минимальные усилия наблюдаются в политико-идеологической области противодействия экстремизму и терроризму, хотя в конечном счете эти средства входят в арсенал именно политических средств. Так, например, компанией по публикации информации о летчиках ВКО РФ, участвующих в операции в Сирии, руководит бывший гражданин Украины, называющий себя М. Кузнецов, который является штатным сотрудником 11-ой разведэскадрильи ВВС США. Как отмечают эксперты, «Создан он был около 9 лет назад в Соединённых Штатах. Представители этой организации занимаются мониторингом, учётом и распространением информации, касающейся как боевых, так и небоевых операций. Основное направление деятельности связано с обеспечением специализированной разведподдержки ССО. За годы существования 11-я разведэскадрилья стала самым быстро растущим структурным подразделением военно-воздушных сил США. Командование подразделением располагается в штате Флорида (США) и имеет прямые связи с Национальным агентством геопространственной разведки США (Спрингфилд, штат Вирджиния), в свою очередь наряду с ЦРУ, АНБ и ФБР входящее в так называемое разведывательное сообщество Соединённых Штатов Америки. В качестве одной из заявленных целей 11-й разведэскадрилья, нарочно не придумаешь, значится «борьба с международным терроризмом»... То есть получается, что лицо, открыто именующее себя офицером американского разведкорпуса, как бы противодействующего терроризму, является одним из тех «украинцев», распространяющих данные о российских лётчиках, наносящих эффективные удары по телу террористического спрута в Сирии. В свою очередь это означает, что за реализацией самой идеи публикации персональных данных военнослужащих ВКС РФ, стоит не столько сама свидомая аудитория украинского розлива, сколько американская разведка»[7]. Кроме того, тот же г-н Кузнецов вполне мог «насвистеть» (для веса своих публикаций в соцсети) о своём офицерстве в американской разведке. На самом деле, никакого притягивания информации «за уши» нет, ведь достаточно вспомнить тот факт, что экс-глава Службы безопасности Украины приснопамятный г-н Наливайченко не особенно пытался скрывать наличие американского гражданства. Мало того, из достоверных источников ещё со времён революции, прости господи, «достоинства» на Украине, стало известно, что в здании СБУ есть целый набор кабинетов, работу в которых ведут кадровые сотрудники Центрального разведывательного управления США, и доступ в которые (кабинеты) для рядовых сотрудников СБУ попросту закрыт. С другой стороны, в фейсбучных друзьях у г-на из 11-й, как он сам пишет, разведэскадрильи США, можно найти такого человека как Марк Кротов (он же Марк Крутов) – выпускника Российского государственного гуманитарного университета, ныне являющегося штатным сотрудником московского корпункта «Радио Свобода». Этот тот самый Крутов-Кротов (почему-то сразу вспоминается известный советский фильм «Противостояние»), который очень любит публиковать на своей страничке в Фейсбук и на страницах сайта «Радио Свобода» материалы о «вторжении российских войск» – не важно куда – ключевое слово для радиосвободовца – «вторжение». Этот же Крутов-Кротов активно ссылается на упомянутый выше Inform Napalm, в котором в поте лица трудится опять-таки упомянутый выше г-н Кузнецов. Из материала МВД Украины о наборе сотрудников нового подразделения, которое, как сообщается, будет вести активную деятельности в Сети: Требования к спецагенту: Стремление к качественным изменениям в сфере борьбы с киберпреступностью. Гражданство Украины. Возраст от 21 года. Отсутствие судимости. Высшее образование (желательно техническое). Свободное владение украинским, английским и русским языками. Знание китайского языка будет преимуществом. Навыки использования психологии и социальной инженерии. Понимание принципов сетевой безопасности. Опыт в перехвате и анализе сетевого трафика. Опыт программирования на языках высокого и низкого уровня. Опыт реверс-инжиниринга вредоносного программного обеспечения. Знание архитектуры наиболее распространенных операционных систем. Опыт компьютерно-технических исследований. Умение принимать решения и действовать в условиях ограниченного времени. Из перечня обязанностей: Противодействие распространению информации террористического характера в украинском сегменте сети Интернет; Обмен информацией с иностранными партнёрами с помощью Национального контактного пункта. Тот же г-н Бурко через Фейсбук публикует персональные данные и о российских лётчиках авиационной группы, выполняющей задачи в Сирии. По понятным причинам ссылка на страницу Бурко не предоставляется. Это означает, что экстремизм и терроризм поддерживается политическим руководством США и его разведсообществом. Но это же означает, что современное противодействие в России экстремизму и терроризму относилось не к компетенции высшего политического руководство и политико-идеологической области, а к компетенции и сферам деятельности законодателей, правоохранительных органов, социальных работников и т.д. Из всего вышесказанного следуют следующие выводы: 1. Противодействие идеологии терроризма и экстремизма предполагает, прежде всего политико-идеологическое противодействие, как минимум, наличие другой активной политической идеологии, которая будет еще более привлекательной и эффективной, чем идеология терроризма и экстремизма. Соответственно, если у Вас нет такой идеологии, то у Вас и нет такого инструмента противодействия. В конце октября 2015 года на совещаниях различного уровня и в разном составе, пожалуй, впервые руководство России, Совета безопасности РФ и ФСБ озвучило (причем неоднократно) эту мысль публично. К сожалению, следует признать, что это несколько запоздало: запрет на государственную идеологию, существующий в Конституции РФ, рассматривается нередко как отказ вообще от идеологии. Эта трактовка активно поддерживается либеральными кругами, сохранившими свое влияние во власти. 2. В этой связи необходимо вернуться к тому, что мы называем и что понимаем под термином «идеология». Идеология – это система взглядов, способ понятийного мышления, когда то или иное явление рассматривается в его сути, взаимосвязи с другими, прогнозируется и оценивается в своих последствиях. Идеология – это также и наиболее эффективная система управления, в том числе, способная противодействовать противнику. 3. Идеология экстремизма и терроризма составляет их суть, основу, без которой эти явления не могут носить полноценный и массовый политический, а значит и опасный характер. Соответственно и бороться надо прежде всего с идеологией экстремизма и терроризма при помощи другой идеологии. Причем носители такой идеологии как правило, не только находятся под контролем соответствующих спецслужб, но и создаются, и поддерживаются ими (как это существует на Украине и в Сирии). Анализ современной международной и военно-политической обстановки (МО и ВПО) показывает тесную взаимосвязь методов публичной дипломатии и экстремизма. Более того, еще раз подчеркивает, что вторые являются частью всего инструментария первого. Этот анализ проявляется в следующих тенденциях: 1. Изменении соотношения сил между локальными человеческими цивилизациями (ЛЧЦ) и центрами силы в мире, прежде всего, между западной ЛЧЦ, китайской, российской и индийской. 2. Стремлении силой в том числе с помощью военной силы, сохранить контроль над финансово-экономическими и военно-политическими системами со стороны западной ЛЧЦ. 3. Военная сила – вновь становится востребована Западом, что означает возвращение военной силы в политику, включая прежде всего специальные ее формы. 4. Международные правовые и политические институты стремительно уступают место военной силе под давлением осознанной политики Запада, превращаясь в устаревшие, неэффективные, а, значит, требующие либо ликвидации, либо глубокой реорганизации, естественно, в интересах Запада. Это означает, что под угрозу поставлена вся оставшаяся от XX века  система международной безопасности, которой грозит «модернизация» и превращение в удобную Западу международно-правовую систему. 5. Усилении значения невоенных инструментов насилия: искажение объективных реалий, создание новой «виртуальной реальности», использовании СМИ, сетевых средств, в качестве инструментов силы. Авторитетные эксперты признают, что в США набор рекрутов производился через социальные сети, в особенности в самом начале. Потенциальные рекруты связывались через социальные сети с симпатантами ИГИЛ. [8] Эти же эксперты делают вывод о том, что через социальные сети будет меняться (управляться) характер террористических действий, которые будут переориентированы на страны проживания, изменения в целях и характере террора. Автор: А.И. Подберезкин [1] Foreign Fighters: An Updated Assessment of the Flow of Foreign Fighters into Syria and Iraq / The Soufan Group. December 8, 2015. – P. 6. [2] Цветкова Н. Программы  Web 2.0 в публичной дипломатии / Эл. ресурс: «История США». 2011. 13 апреля / http://ushistory.ru/ [3] «Сирийский гамбит» с кульбитом / Эл. ресурс: «Военное обозрение». 2015. 5 ноября / http://topwar.ru [4] Экстремизм – зд. приверженность к крайним взглядам и мерам (См., например: Краткая российская энциклопедия). – М.: БРЭ, ОНИКС, 21 век, 2003. Т. 3. – С. 839. [5] См., например: The National Military Strategy of the United States of America. June. 2015. Wash.: DOD, 2015.P. 1. [6] Uncertainty – Sensitive Heterogeneous Information Fusion / RAND Corporation, 2016. – P. 113. [7] Кто стоит за лицами, публикующими персональные сведения о российских лётчиках, участвующих в контртеррористической операции в Сирии /Эл. ресурс: «Военное обозрение». 2015. 29 октября / http://topwar.ru/ [8] Foreign Fighters: An Updated Assessment of the Flow of Foreign Fighters into Syria and Iraq / The Soufan Group. December 8, 2015. – P. 20.   11.04.2017 Tweet апрель 2017

05 апреля, 01:21

Rand Paul Destroys Morning Joe Panel, Says Susan Rice Needs to Testify Under Oath for Trump Unmasking

Amidst a cacophony of smug laughter and abject ridicule on the ultra-left leaning Morning Joe panel, Senator Rand Paul managed to weave his way into the discussion and utterly destroy their narrative. Paul's claim was the collection of data, 'backdoor searches', encroaches on the civil liberties of all Americans and that 'secret warrants' by 'secret courts' should be eschewed and replaced by standard old fashioned search warrants. When Paul asserted the White House had used the collection of surveillance for political purposes and that Rice should be subpoenaed and questioned under oath, the panel led by Mika Brzezinski and Bill Press, jeered him. "They were not spying on these Americans", said Press. His argument was that foreign agents were being spied on and that Trump and his team just happened to come up in 'incidental' intelligence gathering. Paul then ripped his spine out when he said "I think it's a mistake to downgrade this and say oh it was just incidental and not a big deal. It's a HUGE deal that we are collecting millions of Americans phone calls and that someone can go to a keyboard and search for it without a warrant. This is an illegal warrantless search." In response to Mika's opposition, Rand shuts down the conversation, saying "I believe Susan Rice abused this system, and she did it for political purposes, and needs to be brought in and questioned under oath." Senator Paul says Rice needs to be brought in for questioned under oath for Trump surveillance. pic.twitter.com/ptJ90RAxvH — The_Real_Fly (@The_Real_Fly) April 4, 2017 "This was a witch hunt that began with the Obama administration, sour grapes out the door, and used the intelligence apparatus to attack Trump and I think they did." -- Rand Paul Watch Content originally published at iBankCoin.com

31 марта, 15:10

Психологическое исследование аналитиков RAND: как Путину удаётся манипулировать западными лидерами

Президент Владимир Путин – главный политический маг России. Ему удалось сделать своими друзьями бывшего премьер-министра Италии Сильвио Берлускони и бывшего канцлера Германии Герхарда Шредера. Сегодня, учитывая, что в Соединенных Штатах к власти пришел Дональд Трамп, а предстоящие в некоторых европейских странах выборы, возможно, завершатся благоприятными для России результатами, вполне вероятно, что Путин уже присматривается к  новым целям. Каким же образом он добивается своего? Возможно, психологическое исследование способно отчасти ответить на этот вопрос.

30 марта, 16:17

Психологическое исследование аналитиков RAND: как Путину удаётся манипулировать западными лидерами

Пл мнению аналитиков RAND, в своих отношениях с западными лидерами, Путин обладает преимуществами, которые ему дают профессиональные навыки и многолетний опыт дипломатии на высшем уровне. Они уверены, что западные лидеры могут компенсировать эти преимущества, твердо проводя политику, которая пользуется консенсусом на Западе, то бишь которая определяется СШАThe post Психологическое исследование аналитиков RAND: как Путину удаётся манипулировать западными лидерами appeared first on MixedNews.

30 марта, 16:17

Психологическое исследование аналитиков RAND: как Путину удаётся манипулировать западными лидерами

Пл мнению аналитиков RAND, в своих отношениях с западными лидерами, Путин обладает преимуществами, которые ему дают профессиональные навыки и многолетний опыт дипломатии на высшем уровне. Они уверены, что западные лидеры могут компенсировать эти преимущества, твердо проводя политику, которая пользуется консенсусом на Западе, то бишь которая определяется СШАThe post Психологическое исследование аналитиков RAND: как Путину удаётся манипулировать западными лидерами appeared first on MixedNews.

30 марта, 16:17

Психологическое исследование аналитиков RAND: как Путину удаётся манипулировать западными лидерами

Пл мнению аналитиков RAND, в своих отношениях с западными лидерами, Путин обладает преимуществами, которые ему дают профессиональные навыки и многолетний опыт дипломатии на высшем уровне. Они уверены, что западные лидеры могут компенсировать эти преимущества, твердо проводя политику, которая пользуется консенсусом на Западе, то бишь которая определяется СШАThe post Психологическое исследование аналитиков RAND: как Путину удаётся манипулировать западными лидерами appeared first on MixedNews.

11 января 2015, 17:18

ЦНАБ (CNAS) – демократический оплот колониального империализма (Ястребы США против Обамы)

Вашингтон не проводит единую внешнюю политику - он действует противоречиво и лишь в ответ на внешние вызовы, а «либеральные ястребы» объединяются вокруг генерала Дэвида Петреуса и Центра новой американской безопасности (ЦНАБ). Тьерри Мейсан представляет нам этот мозговой центр, который сегодня играет ту же роль, что и Проект нового американского века при Буше – обеспечивать американскую экспансию и доминирование над всём миром. Сирийский кризис, выход из которого был предложен ещё во время первой конференции в Женеве в июне 2012 г., продолжается, несмотря на все соглашения, заключённые с США. По-видимому, администрация Обамы не подчиняется президенту, и она разделена на две политические линии: с одной стороны, империалисты, склонные к разделу мира с Китаем и, возможно, с Россией (это позиция президента Обамы), а, с другой стороны, империалистические экспансионисты, объединившиеся вокруг Хиллари Клинтон и генерала Дэвида Петреуса. Ко всеобщему удивлению, отставка директора ЦРУ и госсекретаря после переизбрания Барака Обамы не только не положила конец разногласиям в администрации, но и обострила их. Именно экспансионисты возобновили войну против Корейской народной республики под предлогом кибер-атаки против Sony Pictures, якобы предпринятой Пхеньяном. Президент Обама, в конечном счёте, согласился с их доводами и подписал декрет о «санкциях». Представляется, что сторонники имперской экспансии первоначально объединились вокруг Центра новой американской безопасности, который в Демократической партии играл роль ту же самую роль, что и Проект нового американского века (а сегодня также и Foreign Policy Initiative) в Республиканской партии. Важную роль они играли и во время первого мандата Барака Обамы, и по некоторым данным образовали «глубинное государство», откуда продолжают дёргать за верёвочки. Либеральные ястребы Центр новой американской безопасности был создан в 2007 г. Куртом Кэмпбеллом и Мишель Флурнуа. Ранее оба эти интеллектуала работали в Центре стратегических и международных исследований (ЦСМИ - Center for Strategic and International Studies). В нём спустя два месяца после событий 11 сентября они руководили публикацией книги To Prevail : An American Strategy for the Campaign Against Terrorism (Всё для победы: американская стратегия по борьбе с терроризмом) [1]. В книге развивалась идея о том, что необходимо атаковать не только террористические группировки, о чём говорил президент Буш, но и государства, если им самим не удавалось эти группировки уничтожить на своей территории. Вдохновившись работами оперативной группы по борьбе с терроризмом из ЦСМИ, они выступали за значительное увеличение разведывательных агентств для наблюдения за всем миром. Короче, Кэмпбелл и Флурнуа принимали официальные представления о терактах и оправдывали «войну против терроризма», которая на целое десятилетие погрузила в траур весь мир. В 2003 году Кэмпбелл и Флурнуа вместе с другими тринадцатью демократами-интеллектуалами подписали документ под названием Progressive Internationalism : A Democratic National Security Strategy (Прогрессивный интернационализм: демократическая стратегия национальной безопасности) [2]. Этот манифест поддерживал все войны после 11 сентября и критиковал дипломатическую слабость президента Буша. После выборов кандидата-демократа в 2004 г. подписанты намеревались продвигать американский имперский проект (сторонником которого был Джордж Буш-младший) при этом критикуя его за то, что он оказывал пагубное влияние на руководителей, и, в частности, сеял сомнения среди союзников. Всем подписантам тогда приклеили ярлык «либеральных ястребов». ЦНАБ Во время своего создания в 2007 г. ЦНАБ выражал стремление обновить американскую стратегическую мысль после Комиссии Бейкера-Гамильтона и отставки министра Обороны Дональда Рамсфельда. На открытии центра присутствовали такие лица как Мадлен Олбрайт, Хиллари Клинтон и Чак Хейгел. В ту пору Вашингтон пытался выпутаться из трясины, в которую он попал в Ираке. Кемпбелл и Флурнуа выступали за военное решение, которое позволило бы американским войскам продолжать оккупировать Ирак, не истощая при этом свои силы. Для продолжения имперской экспансии американский империализм должен был прежде всего выработать определённую антитеррористическую стратегию, которая позволила бы сократить численность американских войск в Ираке. Нет никакого противоречия в том, что Кемпбелл и Флурнуа работали совместно с генералом Дэвидом Петреусом, которого только что назначили командующим военной Коалицией в Ираке, потому что он был автором пособия по предотвращению смуты в сухопутных войсках США. Они склоняют на свою сторону австралийского эксперта Дэвида Кикуллена, который станет гуру генерала Петреуса и разработчиком плана Surge (Удар). Согласно этому плану переориентация иракских повстанцев должна осуществляться путём использования двух факторов (пряник и кнут): с одной стороны, платить деньги боевикам, которые перейдут на сторону агрессора и будут устанавливать порядок на своей территории, а, с другой стороны, оказывать на них принудительное воздействие путём временного усиления военного присутствия США. Эта стратегия будет успешно использована: страна вначале погружается в фазу интенсивной гражданской войны, а затем после глубокой разрухи она медленно возвращается в состояние покоя. Но на самом деле частичная переориентация иракского сопротивления стала возможной лишь потому, что оно было организовано на племенной основе. Весь этот период ЦНАБ и генерала Петреуса водой не разлить. Килкуллен становится сначала советником Петреуса, а затем госсекретаря Кондолизы Райс. Сплав этот настолько прочен, что полковник Джон Нейгл, советник Петреуса, станет президентом ЦНАБа после того, как Кемпбелл и Флурнуа войдут в администрацию Обамы. Особенность ЦНАК состоит в том, что он является мозговым центром демократов, но с ним сотрудничают и в него входят республиканские ястребы. Впрочем, он не отказывается от встреч и дебатов с членами Проекта нового американского века. Финансирование центра осуществляется производителями вооружений и компаниями, сотрудничающими с оборонным ведомством (AccentureFederal Services, BAE Systems, Boeing, DRS Technologies, Northrop Grumman), финансовыми компаниями (Bernard L. Schwartz Investments, Prudential Financial), фондами (Carnegie Corporation of New York, The William and Flora Hewlett Foundation, PloughsharesFund, Smith Richardson Foundation, ZakFamily Charitable Trust) и иностранными правительствами (Израиль, Япония, Тайвань). Во время предвыборной кампании Кемпбелл и Флурнуа издают для будущего президента рекомендации The Inheritance and the Way Forward (Наследие прошлого и путь в будущее) [3]. Начиная с периода президентства Буша они ставят под сомнение принцип «превентивной войны» и использование пыток. Кроме того, они выступают за переориентацию войны с терроризмом с тем, чтобы избежать «столкновения цивилизаций», которое могло бы лишить Вашингтон его мусульманских союзников. Администрация Обамы После избрания президентом Барак Обама поручает Мишель Флурнуа контроль за перестройкой оборонного ведомства. По логике, она становится заместителем министра Обороны по политической части, то есть она должна вырабатывать новую оборонную стратегию. Она при этом считается вторым лицом в министерстве и распоряжается бюджетом в 200 миллионов долларов. Курт Кемпбелл, в свою очередь, назначается в госдепартамент и руководит в нём отделом по Дальневосточному и Тихоокеанскому регионам. И Кемпбелл, и Флурнуа придерживаются стратегии типа «оплот». Согласно этой стратегии США должны готовиться к будущему столкновению с Китаем. С этой точки зрения, они должны постепенно передислоцировать свои вооружённые силы из Европы и Большого Среднего Востока на Дальний Восток. ЦНАБ настолько популярен, что его сотрудники скоро войдут в состав администрации Обамы: Ренд Бирс станет секретарём госбезопасности, Эштон Картер, замминистра Обороны по закупкам, а затем министр Обороны, Сьюзан Райс, представитель ООН, а затем советник по национальной безопасности, Роберт Уорк, заместитель министра Обороны и далее: Шон Бримли, специальный советник министра Обороны, а затем директор по планированию в Совете национальной безопасности, Прайс Флойд, ассистент помощника министра Обороны по связям с общественностью, Элис Хант, специальный ассистент в министерстве Обороны, Колин Кал, ассистент министра Обороны по Ближнему Востоку, затем советник по национальной безопасности при вице-президенте, Джеймс Миллер, заместитель помощника министра обороны США по вопросам политики, Эрик Пирс, заместитель министра Обороны, ответственный за связи с Конгрессом, Сара Сьюэлл, назначена в 2014 году заместителем госсекретаря по вопросам демократии и прав человека, Уэнди Шерман, назначена в 2011 году заместителем госсекретаря по политическим вопросам, Викрам Сингх, специальный советник министра обороны по Афганистану и Пакистану, Гейл Смит, директор по развитию и демократии при Совете национальной безопасности, Джеймс Стейнберг, заместитель госсекретаря, Джим Томас, заместитель помощника министра Обороны США по финансам, Эдвард (Тед) Уорнер III, советник министра Обороны по контролю над вооружениями. В настоящее время ЦНАБ уже готовит программу для будущего президента США. Влияние ЦНАБ Мишель Флурнуа всё время стремилась занять пост министра Обороны, но не была допущена на эту должность в 2012 году, так как считалось, что она слишком тесно связана с Израилем. Однако сегодня она присутствует почти во всех инстанциях министерства Оброны, занятых планированием: она является членом научного Совета Обороны (Defense Science Board), политического Совета Обороны (Defense Policy Board) и консультативного президентского совета по разведке (President’s Intelligence AdvisoryBoard). Видно, что все её политические рекомендации учитываются как по «Большому Среднему Востоку», так и по Дальнему Востоку. ЦНАБ поддержал усилия Уэнди Шермана по возобновлению дипломатических отношений с Тегераном. Было отчётливо заявлено, что проблема Ирана в большей степени связана не с ядерным вопросом, а с экспортом иранской революции. Им была предложена серия чрезвычайно суровых мер по урезанию иранских трубопроводов в Африке, Латинской Америке и на Ближнем Востоке [4]. В отношении Сирии ЦНАБ считает, что невозможно свергнуть власть в республике в короткий срок. Поэтому он выдвинул «стратегию турникета» : использовать сложившийся против Исламского государства консенсус и принудить все вовлечённые в конфликт государства оказать давление на Дамаск и оппозиционные формирования для того, чтобы добиться военной деэскалации, при этом не вступая в коалицию с президентом аль-Ассадом против Исламского государства. Будут предприняты усилия по включению в состав правительства республики представителей проатлантической оппозиции и предоставлению гуманитарной и материально-технической помощи в районы, занятые повстанцами, с тем, чтобы привлечь к ним внимание. После того, как проатлантисты войдут в правительство, их задача будет состоять в том, чтобы распознать все секреты государственного аппарата, чтобы после этого уничтожить его. Но главная цель этого плана состоит в том, чтобы потребовать для повстанцев, которые отказываются войти в правительство, всю сирийскую пустыню. А эта пустыня представляет около 70% всей территории, и в ней расположены основные газовые месторождения [5]. Особое внимание в ЦНАБ уделяется Интернету. Речь идёт об ограничении правительственной цензуры с тем, чтобы облегчить контроль со стороны АНБ [6]. Вместе с тем там обеспокоены тем, что народный Китай защищает себя от шпионажа со стороны АНБ [7]. В тихоокеанском регионе ЦНАБ выступает за сближение с Индией, Малазией и Индонезией. С этой целью разработан план совершенствования механизма, направленного против Северной Кореи. Ответственные лица ЦНАБ из бывшего органа по сотрудничеству демократов с республиканскими неоконсерваторами постепенно превратился в главный исследовательский центр колониального империализма. Кроме Курта Кемпбелла и Мишель Флурнуа в состав администрации входят: генерал Джон Аллен, командующий Коалицией сил по борьбе с ИГИЛ, Ричард Эрмитейдж, бывший помощник госсекретаря, Ричард Данциг, вице-президент компании Rand Corporation, Джозеф Либерман, бывший пресс-секретарь израильского Сената, генерал Джеймс Маттис, бывший командующий ЦентрКома. ЦНАБ и в дальнейшем будет развиваться, потому что теперь он является главным мозговым центром, способным повлиять на оборонный бюджет и перевести экономику страны на военные рельсы. [1] To Prevail: An American Strategy for the Campaign Against Terrorism, Csis Significant Issues Series, CSIS, ноябрь 2001. [2] Progressive Internationalism: A Democratic National Security Strategy, Институт прогрессивной политики (Progressive Policy Institute), 30 октября, 2003 г. [3] The Inheritance and the Way Forward, Курь Кемпбелл, Мишель Флурнуа, ЦНАБ (CNAS), 2007. [4] Pushback Countering the Iran Action Network, Скотт Модель и Дэвид Ашер, Центр новой американской безопасности (Center for a New American Security), сентябрь 2013 г. [5] The Tourniquet. A Strategy for Defeating the Islamic State and Saving Syria and Iraq, Марк Линч, Центр новой американской безопасности (Center for a New American Security), октябрь 2014. А также How This Ends. A Blueprint for De-Escalation in Syria, Дафна Ранд и Николас Герас, Центр новой американской безопасности (Center for a New American Security), ноябрь 2014 г. « Американский «мирный план» для Сирии », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Al-Watan (Сирия), Сеть Вольтер, 1 января 2015. [6] Bringing Liberty Online. Reenergizing the Internet Freedom Agenda in a Post-Snowden Era, Ричард Фонтен, Центр новой американской безопасности (Center for a New American Security), сентябрь 2014 г. [7] Warring State: China’s Cybersecurity Strategy, Эми Чанг, Центр новой американской безопасности ( Center for a New American Security), декабрь 2014г. http://www.voltairenet.org/article186374.html

29 декабря 2014, 14:03

Исраэль Шамир. Арт-война против Кореи: убийство Ким Чен Ына руками Голливуда

Исраэль Шамир о мечтах Запада овладеть Кореей, гуманитарной интервенции как новом стиле войны и убийстве Соединенными Штатами непослушных мировых лидеров.

28 ноября 2014, 09:00

Фабрики мысли в США

Система аналитических центров представляет собой совокупность конкурирующих организаций, преследующих цель создания максимально объективной, достоверной, качественной информации, востребованной заказчиком, роль которого исполняют государственные, общественные и бизнес структуры. Указанные структуры в процессе подготовки и принятия политических решений выступают в качестве властных субъектов (субъектов влияния), и именно благодаря их запросам «фабрики мысли» актуализируются и становятся востребованными. Любая из перечисленных политических сил заинтересована в доминировании на информационном рынке, следовательно, структура «фабрик мысли» и их позиции на рынке информационных услуг обусловлены потребностями политических сил, с которыми они ассоциированы, и актуальной конъюнктурой этого рынка. Структура расходов США на НИОКР, % Источник: The FY 2012 Science and Technology R&D Budget. Office of Science and Technology Policy. Ex­ecutive Office of the President. Так, утрачивая декларируемую непредвзятость, «фабрики мысли» практически с начала своего существования подстраиваются под ту или иную авторитетную доктрину и в дальнейшем не имеют возможности ее изменить. Субординация по отношению к властному центру постепенно окостеневает, и организация становится фабрикой по производству программ и моделей их построения для конкретной политической группы. Этот довольно стандартный набор воззрений на природу «фабрик мысли» не носит ни полного, ни исчерпывающего характера, однако может быть принят в качестве отправной точки настоящего исследования. Такое исследование целесообразно осуществлять в кросс-национальном контексте. В противовес традиционной и широко распространенной концепции, рассматривающей «фабрики мысли» как результат прямой экстраполяции американского опыта развития аналитических организаций на самые разные страны независимо от их исторического, культурного и политического своеобразия, в данном исследовании предлагается концепция, основанная на мультимодельном подходе, который фокусирует внимание на различиях в институциональном оформлении «фабрик мысли» на национальном уровне. Более подробно особенности мультимодельного подхода будут показаны ниже при сравнении американской модели «фабрики мысли» с европейской и азиатской моделями. Ведущая и, можно сказать, пионерная роль в использовании «фабрик мысли» как инструмента разработки и принятия политического решения, бесспорно, принадлежит США, поэтому отталкиваться целесообразно именно от опыта данной страны. Анализ организационной модели «фабрик мысли», существующей в ней, может позволить выявить ключевые характеристики института, вариации которых в дальнейшем могут быть рассмотрены на примере иных стран, где «фабрики мысли» так или иначе существуют. Это важно, в частности, для России, где весьма актуальна потребность в выстраивании механизма адекватной аналитической поддержки принятия политических решений. ТРИ МОДЕЛИ ОРГАНИЗАЦИИ "ФАБРИК МЫСЛИ" В ГЛОБАЛЬНОМ КОНТЕКСТЕ Понятию «фабрики мысли» («think tanks») в современной политической науке даются разнообразные дефиниции и трактовки (в частности, распространены организационные, функциональные, структурные определения «фабрик мысли»). Автор исходит из того, что «фабрики мысли» — это разнообразные институты, занимающиеся изучением и анализом политических процессов и проблем, а также предоставляющие заинтересованным акторам (как собственно политическим, так и общественным и бизнес структурам) разработки и рекомендации по вопросам внутренней и внешней политики в целях принятия ими обоснованных политических решений. Финансирование федеральных исследований и разработок (запрос на 2014 фин. г.), млн. долл. Источник: Federal Research and Development Funding:FY2014. Congressional Research Service. July 30, 2013. P. 4. Тогда подлежит изучению не только та или иная наличествующая сегодня модель «фабрики мысли», но и ее генезис. Сложность анализа обусловлена невозможностью создания типичной схемы включения «фабрик мысли» в разработку политических решений, так как на нее воздействует множество политических, социальных, экономических и иных факторов, имеющих национальные или региональные особенности. Эти же факторы оказывают влияние и на часто принимаемую за «стандартную» институциональную структуру «фабрик мысли», которая в действительности всегда мимикрирует под окружающую ее социальную среду. Можно (сугубо схематически) выделить три основные модели функционирования «фабрик мысли»: американскую, европейскую и азиатскую. Разделение на модели само по себе является принципиальным, так как ранее дифференциация «фабрик мысли» проводилась преимущественно по критерию их большего или меньшего соответствия американскому образцу. Это обусловлено доминированием в литературе американских работ по «фабрикам мысли» и экспансией американских политико управленческих форм, хорошо заметной на примере Японии, Гонконга, Макао, Индии, Мексики и большинства стран Восточной Европы, в том числе России и Украины. Такой взгляд, среди прочего, приводит к безусловному доверию к американской исследовательской практике, как, например, в отчете «Non governmental Think Tanks in Ukraine: Capabilities, Challenges, Prospects», опубликованном Украинским центром экономических и политических исследований, ключевым источником для которого выступают, в свою очередь, отчеты Научно-исследовательского института внешней политики (Филадельфия, США). Такая ситуация характерна не только для Украины, но и для многих других развивающихся стран, осуществляющих некритическое заимствование иностранных институциональных и интеллектуальных конструктов. ОПЫТ США: ФОРМИРОВАНИЕ И ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ "ФАБРИК МЫСЛИ" Опыт США показывает один из возможных вариантов истории становления «фабрик мысли», а также масштаба и результативности их деятельности. Американские «фабрики мысли» в указанном выше смысле исторически создавались прежде всего военными ведомствами, заинтересованными в разработке комплексной технологии аккумулирования информации — с привлечением гражданских специалистов, обладающих широкими познаниями в различных (в том числе политических) аспектах стратегического анализа. Схема расчета налоговых льгот в США Источник: Налоговое стимулирование инновационных процессов/ Отв. Ред. — Н.И. Иванова. — М.:ИМЭМО РАН, 2009. С.142 В 1956 г. по инициативе министра обороны США пять крупнейших университетов создали некоммерческую исследовательскую организацию под названием «Институт оборонного анализа». Менее чем за 10 лет институт вырос в крупное научное учреждение со штатом 600 человек. В 1960 е годы в США насчитывалось уже около 200 «фабрик мысли» самого разного профиля. Наиболее известными и влиятельными среди них были так называемые «финансируемые правительством центры НИОКР» (среди них RAND, Институт оборонного анализа, Институт военно морского анализа, корпорация «Aerospace»). Они напрямую поддерживались конгрессом США, который в конце 1960 х годов выделял им до 300 млн. долларов ежегодно. Необходимо подчеркнуть важный аспект в истории американских исследовательских центров. Руководство Пентагона изначально отказалось от создания аналитических центров внутри военного ведомства, хотя содержание независимых или частично независимых бесприбыльных (non profit) центров обходилось намного дороже. Заработная плата в «фабриках мысли» значительно превышала оклады государственных служащих. Руководство Пентагона исходило из того, что в результате опоры на «внутренние» центры пострадало бы качество научного консультирования, утратив широту и глубину охвата, присущие независимым научно исследовательским организациям. В конце 1970-х и начале 1980-х годов в США стал появляться новый тип «фабрик мысли». Это были идеологизированные, ориентированные на политическую активность организации, основанные, как правило, с целью продвижения определенных идейных ценностей или, точнее, образцов мышления. Среди них стоит выделить Институт Катона и Фонд Наследия — идеологически окрашенные организации, занимающиеся не отвлеченными политическими теориями, а пропагандой неоконсервативных идей в политической и особенно экономической сферах. В 1980-х годах такие центры были на подъеме своего влияния. С начала 1990-х годов в развитии американской политической мысли наметился поворотный момент, связанный с общесистемным сдвигом в международных отношениях.  Он привел к более четкому идеологическому оформлению различных «фабрик мысли»: обозначились как продемократические, так и прореспубликанские (более консервативные) институты, каждый из которых стремился продвигать собственную, по возможности уникальную концепцию, способную обеспечить аналитическую и консультативную поддержку принятия политических решений в новых условиях окончания «холодной войны» и превращения США в единственную сверхдержаву. Результатом стали бурные дебаты как в академической среде, так и в публичной сфере, однако практическая деятельность большинства подобных интеллектуальных центров в 1990-е годы сосредоточилась в основном на решении «прикладных» задач, то есть в большей степени на политической технологии, чем на выработке действительно инновационных концептуальных подходов. Прямое финансирование государством НИОКР, осуществляемых бизнесом и налоговое стимулирование инновационной деятельности Источник: OECD, Main Science and Technology Indicators (MSTI) Database, June 2012; OECD R&D tax in­centives questionnaires, January 2010 and July 2011, and national sources, based on OECD (2011), OECD Science, Technology and Industry Scoreboard 2011, OECD, Paris В плане же идеологических ориентиров в 2000-е годы американское экспертное сообщество все же преимущественно оставалось под влиянием консервативных идей, что в первую очередь связано с приходом к власти команды Дж.Буша. Следует констатировать, что вне зависимости от этапа своего развития «фабрики мысли» США всегда преследовали, строго говоря, одну цель: привлечение людей, способных генерировать идеи, к решению политически значимых проблем. При этом виды решаемых проблем, форма организации «фабрик мысли», заказчик, виды отчетности и т.д., естественно, различались. ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ АМЕРИКАНСКОЙ МОДЕЛИ Американский опыт создания «фабрик мысли» как специализированных организаций, занимающихся производством особого интеллектуального продукта — предлагаемого к реализации заказчиком политического решения, характеризуется несколькими основополагающими чертами: — правительство США неизменно демонстрирует заинтересованность в развитии «фабрик мысли» и расширении их научно исследовательского потенциала; — сами «фабрики мысли» создаются и функционируют преимущественно как неправительственные структуры, роль правительственных аналитических центров в сравнении с крупнейшими негосударственными «фабриками мысли» относительно второстепенна; — стремясь к диверсификации круга клиентов и партнеров, «фабрики мысли» тем не менее уделяют особое внимание поддержанию постоянных связей с государственными учреждениями. Рассмотрим выделенные характеристики подробнее. Правительственное внимание к развитию «фабрик мысли» подтверждается как заявлениями, так и практическими действиями представителей государственных структур. «Наиболее распространенная до настоящего времени среди членов федерального правительства точка зрения хорошо сформулирована в докладе, представленном в 1945 г. президенту Рузвельту Ванневаром Бушем, ученым, который возглавлял во время войны Управление научных исследований и разработок. Буш писал: „Основная политика Соединенных Штатов заключалась в том, что правительство должно способствовать достижению новых рубежей. Оно открыло морские просторы клиперам и обеспечило землей первых поселенцев. Налоговое стимулирование частных затрат на инновационную деятельность для крупных, малых и средних компаний в странах ОЭСР (налоговые субсидии на 1 долл. затрат на НИОКР) Источник: OECD Science, Technology and Industry Outlook 2012. P. 167. Несмотря на то что эти рубежи уже в значительной степени не существуют, рубеж науки остался. Более того, поскольку здравоохранение, благосостояние и безопасность входят в компетенцию правительства, научный прогресс представляет и должен представлять первостепенный интерес для правительства“». Реализация этого курса находит свое выражение в следующих обстоятельствах. Во-первых, в четкой дифференциации аналитических работ, установленной Национальным научным фондом, однако, что показательно, используемой не только правительственными, но и практически всеми иными структурами. Она включает три вида аналитической деятельности, а именно: — фундаментальные исследования — «изучение неизвестного». Такие исследования иногда называют ненаправленными, и они оказывают мотивирующее воздействие, выраженное в стремлении к знанию ради самого знания. Чарльз Э.Уилсон, первый министр обороны президента Эйзенхауэра, говорил о них как о деятельности, когда «...вы не знаете, что вы делаете». Примером мог бы служить химик, работающий с каким либо соединением просто для того, чтобы получить неизвестные до сих пор сведения об этом соединении. Он что то ищет, но что — не знает сам; — прикладные исследования — исследования, направленные на удовлетворение какой либо существующей потребности, например на создание лекарства от известной болезни или на нахождение новых способов повышения скорости самолета. Они опираются на фундаментальные исследования и, как правило, порождают дополнительные знания. Если продолжить наш пример с химиком, то нужно сказать, что он вступит в область прикладных исследований, как только предпримет попытки обнаружить, не позволяет ли изучаемое им соединение предупредить какое либо заболевание; — разработки — систематическое использование фундаментальных и прикладных исследований для создания и производства конкретных объектов (от сывороток до космических кораблей), систем, методов и материалов. Они обычно включают проектирование и эксперименты с неким изделием или процессом, но никогда — его непосредственное производство. Если, например, наш химик обнаружил бы, что изучаемое им соединение потенциально может использоваться в качестве противомалярийного препарата, то тогда разработки включали бы в себя очистку соединения, его проверку и подготовку к массовому производству. Во-вторых, в объеме финансирования «фабрик мысли». За период с 1957 по 1964 г., на который пришлось рождение самого феномена «фабрик мысли», общие расходы на них увеличились с 3 до 15 млрд. долларов. На пике популярности «фабрик мысли» в США — с 1960 по 1970 г. — на них было израсходовано более 150 млрд. долларов. Сегодня бюджет только одной RAND Corporation составляет 10-12 млрд. долларов в год. Показатель налоговых льгот на 1 долл. затрат на НИОКР Источник: Global R&D Report 2008 Magazine. P. 11; 2009 Global R&D Funding Forecast. P. 27. В-третьих, в структуре финансирования научной деятельности. Средства на поддержание научной деятельности предоставляются, конечно, не только федеральным правительством, но и колледжами, университетами, некоммерческими организациями и фондами, промышленностью (осуществляющей исследования и разработки как по собственной инициативе, так и в соответствии с заказами, полученными оттого же правительства), наконец, частными лицами. Однако, по данным П.Диксона сорокалетней давности, около 60% средств, направленных на эти цели, в то время предоставлялось федеральным правительством. По прошествии сорока лет такое распределение практически не изменилось и фактически стало модельным. Создаются же и функционируют претенденты на дележ этого «пирога» по инициативе не столько государства, сколько независимых от него структур. Так, бизнес среда порождает специфические «фабрики мысли» на базе исследовательских групп, действующих практически при любой крупной фирме (характерная их черта — высокая степень региональной привязанности, или анклавности). Впрочем, удельный вес социально и особенно политически референтных разработок в этой подгруппе американских «фабрик мысли» довольно низок. В массовом порядке «фабрики мысли» создаются при университетах. В 1969 г. количество таких центров составляло 5329; сегодня их число возросло примерно в полтора-два раза и иногда просто отождествляется с количеством кафедр в ведущих университетах. Впрочем, эту динамику следует скорее связывать с внутренним ростом самих университетов и их инфраструктуры, не смешивая со спонтанным образованием полноценных «фабрик мысли», число которых определяется прежде всего спросом и «естественным отбором». Как уже говорилось, в рамках американской модели правительственные аналитические центры играют — в сравнении с крупнейшими негосударственными «фабриками мысли» — второстепенную роль. Например, почти каждое федеральное агентство в правительстве США имеет свои собственные исследовательские учреждения, однако они заняты в большей степени техническим анализом, то есть сбором статистики и архивированием поступающих данных. Независимые «фабрики мысли» поддерживают тесные связи с государственными учреждениями. Правительственные акторы (как федеральные, так и местные) являются постоянными потребителями аналитических услуг: они нуждаются в широком спектре интеллектуальных продуктов, включая разработку долгосрочных планов развития той или иной отрасли и предложений по разрешению проблем текущей политики. Вместе с тем «фабрики мысли» сотрудничают с негосударственными фондами (такими, как Фонд Форда) и с бизнес структурами, заинтересованными в некоторых специфических видах аналитической деятельности (анализ рисков и возможностей в развитии компании, детализация рынка и т.п.). Вероятно, наиболее ярким примером этой «всеядности» американских «фабрик мысли» является история всемирно известной корпорации RAND. Предпринимательские расходы на НИОКР по отраслям в 2009 г., млрд. долл. по ППС Источник. OECD Statistics (http://www.oecd.org/statistics/). Будучи основанной в 1946 г. министерством военно воздушных сил США в сотрудничестве с авиакомпанией Douglas Aircraft, в мае 1948 г. организация приобрела статус независимого аналитического центра, перейдя тем самым из государственной в неправительственную сферу. Стартовый капитал для ее развития в этом качестве был предоставлен в том числе Фондом Форда. При этом, несмотря на смену статуса, корпорация сохранила налаженные организационные связи с государственными учреждениями, что позволило ей активно привлекать для собственных разработок экспертов как из правительственных агентств, так и из университетов и из частного сектора. «Фабрики мысли», особенно плотно взаимодействующие с правительством при сохранении формальной независимости от него, образуют, если можно так выразиться, «прогосударственный» сектор аналитических центров, отличающийся повышенным уровнем авторитетности. В нем больше всего отставных политиков, и он финансируется преимущественно за счет бюджетных средств. Одним из самых характерных примеров такой «прогосударственной» организации является Институт Брукингса. Эта организация была основана еще в 1916 г. бизнесменом и филантропом Робертом Брукингсом в качестве Института правительственных исследований (Institute for Government Research), причем одновременно Брукингс профинансировал также учреждение еще двух центров: Экономического института (Institute of Economics) и Школы Роберта Брукингса (Robert Brookings Graduate School). В 1927 г. эти три организации были объединены в единый Институт Брукингса. «В течение ряда лет влияние Института на правительство было значительным. Хотя он лишь в особых случаях работает непосредственно на правительство (и то только при условии, что работа будет не секретной и может быть опубликована), его исследованиям часто уделяют более серьезное внимание, чем исследованиям групп, пользующихся поддержкой федеральных властей. В прошлом он содействовал организации и разработке процесса составления федерального бюджета, сформулировал политику в отношении военных долгов и принципа тарифной реформы в 20-х годах». Одним из наиболее известных глобальных проектов Института была помощь правительству в разработке плана восстановления послевоенной Европы (European Recovery Program), подготовленного в 1948 г. и ставшего основой «Плана Маршалла» по реконструкции западноевропейской экономики. В начале 1950 х годов Институт был реорганизован и стал профилироваться по трем основным направлениям: экономические исследования, политические исследования (государственное управление) и внешнеполитические программы. В 1967 г. в партнерстве с федеральным правительством Институт начал реализацию долгосрочной программы под названием «Определяя национальные приоритеты» и в течение всех 1970-х годов получал заказы от правительственных департаментов, несмотря на напряженные отношения с Р.Никсоном. Количество исследователей на тысячу занятых, в эквиваленте полной занятости Источник: Factbook 2012. С началом в 1980 х годах эры рейганизма Институт вновь реорганизовался, в его составе появился Центр образования в области публичной политики (Center For Public Policy Education), который занимался в том числе и привлечением заказчиков для разрабатываемых Институтом проектов. Следующее расширение произошло в середине 1990-х годов, когда было учреждено несколько междисциплинарных центров, например Центр городской политики (Center on Urban and Metropolitan Policy). С 2002 г. и по настоящее время президентом Института является Строуб Тэлботт, в прошлом один из наиболее значимых членов команды президента У.Клинтона. Об уровне эффективности Института Брукингса говорит тот факт, что в 2009 г. он занял первое место в глобальном рейтинге экспертно-аналитических центров мира, составленном Университетом Пенсильвании на основе опроса нескольких тысяч ученых и экспертов. Всего на звание лучшего исследовательского центра мира претендовали 407 организаций. Таким образом, можно заключить, что «фабрики мысли» в США представляют собой преимущественно самостоятельные организации, тесно взаимодействующие как с политической, так и с бизнес элитой. В большинстве случаев они приближены к власти, но не включены в нее, что позволяет сохранять объективность и в то же время дает возможность компетентного критического анализа правительственной деятельности. Миссия государства в большинстве американских «фабрик мысли» сводится к роли заказчика интеллектуального продукта и соучредителя (в некоторых случаях) той или иной организации, а также, что особенно важно, аналитика особого рода — сравнивающего тысячи исследований сотен фирм, извлекающего самую ценную информацию, делающего ставку на наиболее эффективные центры, но не отрекающегося от остальных. Впрочем, кроме «прогосударственных» организаций, в США можно обнаружить «фабрики мысли», не входящие в сферу влияния власти и находящиеся на «службе по крайней мере у части общественности». По идеологической окраске они сильно различаются, объединяющими же признаками для организаций данного типа являются следующие: — отвергается сама возможность принятия федерального финансирования; — результатам работы никогда не придается характер промышленной собственности; — результаты работы не привязаны к заказчику; — главной целью является оказание на общественность и правительство внешнего критического влияния; — обычная форма финансирования — субсидии благотворительных фондов, завещания, дары, иные общественные пожертвования и доходы от продажи публикаций. Расходы системы высшего образования на НИОКР Источник. OECD Statistics (http://www.oecd.org/statistics/). «Будучи независимыми от поддержки тех, кого они консультируют, эти „фабрики мысли“ находятся в уникальном положении. Они не присутствуют на закрытых заседаниях, где формируется политика, и в этом смысле их влияние ограничено. Поскольку их нельзя взять на службу и они ни от кого не зависят, их позиция очень выгодна для развертывания острой общественной критики и привлечения большей аудитории к участию в дискуссиях по основным политическим проблемам. Именно эта способность делать обсуждение вопросов политики живым, конкретным и открытым должна лежать в основе оценки „общественных фабрик мысли“». Одной из наиболее известных «прообщественных» «фабрик мысли» является Центр по изучению демократических институтов. Работа Центра состоит в ежегодно организуемых исследованиях, семинарах, учебных курсах и экспериментах. Среди наиболее заметных результатов его деятельности — подготовка масштабного проекта реформы американской Конституции, призванного «обеспечить соответствие Конституции современным условиям, политике и проблемам». По этому факту можно судить и о масштабах амбиций Центра, и о масштабах его реального влияния. В схематическом виде основные особенности американской модели взаимодействия «фабрик мысли» с их основными контрагентами отражены на рис. 1. Рисунок 1. Распределение интеллектуального продукта "фабрик мысли" США АМЕРИКАНСКАЯ МОДЕЛЬ В СРАВНИТЕЛЬНОМ АСПЕКТЕ: ПРЕИМУЩЕСТВА И НЕДОСТАТКИ Американская модель организации «фабрик мысли» обладает неоспоримыми достоинствами. Успешно пользующиеся заинтересованностью правительства США в развитии и расширении научно исследовательского потенциала, однако привлекающие, наряду с государственными, значительные ресурсы общественных и бизнес структур и умело маневрирующие ими, «фабрики мысли» в США представляют собой в высокой степени самостоятельные организации, приближенные к власти, но не включенные в нее непосредственно (в отличие от того, что часто имеет место, например, в российской ситуации). Такая «трехмерная» система способствует выработке адекватных управленческих рекомендаций, отвечающих критериям достоверности и функциональности. Система информационно аналитической поддержки, предоставляемой «фабриками мысли» США, является исключительно прагматичной. Прагматична даже сама структура типичной американской «фабрики мысли», сочетающая характерную для коммерческих организаций гибкость, присущее общественным организациям диверсифицированное финансирование и высокую степень «кадровой интегрированности» в научную, политическую и бизнес среду. Американская модель «фабрики мысли», по сути, является проекцией американской идеи демократии. Аналитические центры представляют различные группы интересов, действуют в системе рыночных отношений и доступны общественному контролю. Единственным, но значимым минусом американской модели является ее ограниченная применимость в иных социальных средах, особенно когда речь идет о «фабриках мысли» стран, относимых к европейской и азиатской культурным зонам. По мнению Д.Стоун, «в США влияние на формирование „фабрик мысли“ оказывают не только политические факторы, но и сильная филантропическая культура и благоприятный налоговый режим». Влияние филантропической культуры на функционирование «фабрик мысли» в США подчеркивается также в работах Д.Абельсона и К.Вейс. Внутренние затраты на гражданские исследования и разработки в России и зарубежных странах в расчете на одного исследователя Источник. Программа кандидата в президенты Российской академии наук академика В.Е. Фортова. Ос­новные направления развития Российской академии наук. Москва, 10 мая 2013 г. С. 27. Между тем ни в Европе, ни в Азии социальная среда не способна предоставить эффективную поддержку независимым «фабрикам мысли». В китайской практике в ряде случаев вообще наблюдается «финансовое подавление» независимости гражданских «фабрик мысли» через механизмы Национального научного фонда и прямого государственного заказа. Крайне мало (по сравнению с США) существует и специализированных налоговых послаблений, равно как и частных фондов, способных финансировать аналитические центры. Поэтому с конца 1990-х годов в ведущих странах Евросоюза и Китае наметилась тенденция к созданию собственных оригинальных моделей интеллектуального обеспечения политико управленческого процесса, в гораздо большей степени ориентированных на государство, нежели американская. Образцом европейских «фабрик мысли» могут служить так называемые «старт фабрики» («start up tanks»). Подобно своим американским аналогам, «старт фабрики» представляют собой независимые научно-исследовательские центры, деятельность которых направлена на поддержку принятия политических решений. Однако, в отличие от США, они создаются не гибким взаимодействием власти, науки и бизнеса, а их изначально жестко формализованной кооперацией, причем власть, как правило, представлена только молодым поколением, лишь начинающим свою карьеру и потому заинтересованным в интеллектуальном стимуле. Примерами «старт фабрик» могут служить Лиссабонский совет в Брюсселе или BerlinPolis. Еще больше отличается от американской азиатская модель «фабрик мысли». Наиболее показателен в этом плане опыт Китая, где три типа «фабрик мысли» образуют сеть информационного анализа и консалтинга, охватывающую практически все общество. В схематическом виде китайская модель формирования «фабрик мысли» отображена на рис. 2. Рис. 2. Три типа "фабрик мысли" в КНР В систему входят официальные институты, полуофициальные институты и гражданские исследовательские центры. Внешне возникает иллюзия некоего подобия американской модели, однако при формальном совпадении ряда ключевых акторов отсутствует развитая система фондового спонсорства и получения негосударственных заказов. «Фабрики мысли» в КНР используются официальными структурами прежде всего как поставщики проверенной и обобщенной информации о тех социальных группах, с которыми они связаны. Даже в Японии, стране, которая на протяжении нескольких десятилетий после второй мировой войны находилась в фарватере американской политики, была в итоге сформирована модель «фабрик мысли», отличающаяся от образца, существующего в США, хотя надо признать, что долгосрочное американское влияние наложило свой отпечаток на функционирование японских аналитических центров (как, впрочем, и на иные стороны японской жизни). «Фабрики мысли» в Японии, как и в США, занимаются в первую очередь специализированным анализом, причем преимущественно экономическим, поскольку глобальных политических амбиций Япония, по крайней мере официально, не имеет. Вместе с тем, в отличие от США, в Японии «фабрики мысли» стремятся не столько к независимости, сколько к максимально тесной кооперации с государственными институтами и бизнес организациями, обеспечивающей гарантии постоянного сотрудничества и востребованности. Таким образом, организационная модель «фабрик мысли», изначально родственная американской, все же подстраивается под специфику национальной политической культуры и социально экономической сферы. В КАКОЙ МЕРЕ ВОЗМОЖНО ЗАИМСТВОВАНИЕ АМЕРИКАНСКОЙ МОДЕЛИ В ИНЫХ НАЦИОНАЛЬНЫХ И КУЛЬТУРНЫХ УСЛОВИЯХ? Мультимодельный подход, в отличие от традиционалистского, в соответствии с которым американская модель трактуется как «чистая», то есть вообще не отягощенная национальной спецификой и потому применимая к любой социальной системе, предполагает рассмотрение «фабрик мысли» как организаций, обладающих не только институциональной, но и региональной и национальной спецификой. В свою очередь, соотнесение инновационных и автохтонных элементов, интегрирующихся в ту или иную устойчивую модель «фабрики мысли», позволяет скорректировать господствующий в литературе «панамериканский» подход к вопросу. Сопоставление расходов на НИР и НИОКР и количества статей в Web of Science в 2011 году по странам Источник. Москалева О.В. Можно ли оценивать труд ученых по библиометрическим показателям? // Управление большими системами. 2013. Специальный выпуск 44: «Наукометрия и экспертиза в управле­нии наукой». С. 327—328. В результате становится возможным констатировать взаимосвязь таких параметров, как структура аналитических центров, их информационный потенциал и достоверность рекомендаций, с одной стороны, и качество политических решений, принимаемых правительственными и общественными структурами, — с другой. Качество информационных услуг, представляемых «фабриками мысли», напрямую коррелирует с их независимостью, конкурентностью среды, вариативностью аналитических подходов, а также с национальной спецификой, делающей (или не делающей) институциональную структуру «фабрик мысли» органично встроенной в систему разработки и принятия политических решений. Отличительной чертой американских «фабрик мысли» является их включенность в механизмы принятия решений при сохранении высокой институциональной автономности от акторов, принимающих решения, а также от параллельно действующих экспертных центров. Несмотря на активные попытки заимствования американской модели, при организации аналитических центров в странах Европы и тем более Азии такой автономности удается достичь далеко не всегда. Сравнительный анализ позволяет определить пределы возможного заимствования — это преимущественно внешняя имитация, поскольку сохранение сути организации требует адаптации к местным условиям всех структурообразующих элементов. Более масштабная имитация, как ни парадоксально, ведет либо к утрате содержания деятельности, либо к падению степени независимости аналитических центров. Поэтому целесообразна комбинация заимствований, обеспечивающих адаптацию «фабрики мысли» к региональным условиям при сохранении ее «институциональной идентичности», подразумевающей, помимо прочего, и определенную степень независимости в сборе и проверке достоверности данных. Очевидно, что именно поиском такой комбинации и заняты все участники продолжающегося уже не первое десятилетие процесса конструирования центров политической аналитики в современной России. Вопрос о том, насколько она возможна и имеет шансы быть востребованной в рамках национальной политической культуры, остается, однако, открытым. http://rusrand.ru/analytics/analiticheskie-tsentry-v-politicheskom-protsesse-amerikanskaja-model-fabrik-mysli

04 июля 2014, 23:26

THE FINHTING UKRUK HAI

 В распоряжении журналистов оказался документ, предположительно подготовленный специалистами американского стратегического исследовательского центра RAND Corporation. Он включает в себя три стадии действия карательных сил на востоке Украины. План подразумевает расстрел взятых в плен ополченцев и сочувствующих им мирных жителей, создание фильтрационных лагерей, изъятие имущества жителей региона для поощрения наиболее отличившихся при проведении карательной операции солдат. Если умертвия, собранные Черным Властелином отовсюду, победят, все, видимо, так и будет. Если победят. Если.