• Теги
    • избранные теги
    • Компании1579
      • Показать ещё
      Страны / Регионы646
      • Показать ещё
      Разное1281
      • Показать ещё
      Люди757
      • Показать ещё
      Издания88
      • Показать ещё
      Формат62
      Показатели98
      • Показать ещё
      Международные организации63
      • Показать ещё
      Сферы7
29 июля, 14:42

Приключения чехов в Киргизии

Место строительства первой из четырех гидроэлектростанций, входящих в Верхне-Нарынский каскад ГЭС (Фото: Сергей Бобылев/ТАСС) Компания «Русгидро» пригрозила правительству Киргизии международным арбитражем, если ей не будут выплачены 37 миллионов долларов за проект Верхне-Нарынского каскада ГЭС. Бишкек обещает вернуть эти деньги до конца августа через чешскую компанию Liglass Trading.

25 июля, 00:21

«Россия регулярно делает ошибку, завышая оценку интереса к нашему рынку» // Редактор отдела бизнеса Владимир Дзагуто о партнерстве с западным бизнесом

Сказку про то, как немецкая Siemens, возмущенная тем, что «дочка» «Ростеха» перебросила ее газовые турбины в подсанкционный Крым, накладывает ограничения на поставки оборудования госкомпаниям РФ, можно рассказывать и с другого конца. Например, так, как в неофициальных разговорах на рынке описывают характер бизнеса Siemens в России. «Немцы тут давно, еще при царском режиме заходили,— говорит один.— Здесь у них рынок в энергетике больше, чем в Европе! Не уйдут из-за четырех агрегатов». «Еще при РАО ЕЭС эти турбины Siemens всем впаривали под новые блоки»,— вспоминает другой источник “Ъ”.

20 июля, 14:32

Достали посты о крахе 29г

Еженедельно читаю посты, как же было все плохо в 29г США. Изучается поведение правительства, мнение экспертов, поведение рынка и игроков. А у самих под носом было событие покруче, чем крах в США в 29г. Да, конечно в 1997г российский фондовый рынок стоил дешевле, РТС был в два раза, чем сейчас, но ММВБ уже заработала (правда едва-едва). Но почему, почему никто не изучает этот КРАХ? В 1998г страну постиг полный коллапс. А фондовый рынок апокалипсис. Конечно, раз главный враг это Америка, а российская история должна выглядеть патриотично, то как то не прилично обсуждать собственное событие. Но тем не менее, статистически оно очень интересно и достойно всестороннего изучения. Хотя бы потому, что индекс РТС не так уж далеко ушел от максимумов 1997г, что роднит его с НАСДАК, который только год назад преодолел максимум 2000г. Но про НАСДАК все гуру смартлаба кричат, что это «фуфло, пузырь и скоро все обнулится». «Там же P/E какое!» «виртуальность»… и т.п. Вопрос к знатокам, чего же наша «материальность» обвалилась в ад без санкций, без Путина, без Крыма и при гораздо большей любви иностранцев? И что есть сейчас такого, что ГАРАНТИРУЕТ повторение сценария 1998г?  Если вы изучите этот график, то 29г это просто смешно. Рынок ТАМ сложился в 2 раза и падал еще несколько лет. Наш рынок упал не в 9 раз как в США. Он практически обнулился. Точные цифры-570 ртс 97, 36 п РТС 98г. Это намного круче великой депрессии, и намного интереснее. Но аналитикам интереснее обсуждать, что было в США, так проще набрать авторитет и присоединится в лагерь патриотов. Это глупо. Только в африканской стране такое возможно было. Потому что государство тогда не понимало зачем все это было нужно. Главная причина была в дефолте на рынке российского госдолга. ГКО… Много пострадало иностранцев. Тогда ГКО печатали для того, чтобы удерживать курс рубля от обвала, дать ликвидность экономике и не тратить долларовые резервы. Правда резервов тогда не было. Ни в долларах, ни в золоте, да еще и цены на нефть упали в несколько раз. А сейчас ОФЗ печатают все больше и больше-цели иные, но эффект вполне может быть таким же. Цель роста эмиссии ОФЗ-запустить наконец ВВП РФ. Как экономисту, мне совершенно ясно, что только монетарными методами без структурных реформ это невозможно. Поле реформаторов в РФ зачищено. Ждем выборов. В итоге мы останемся с огромным госдолгом в рублях и отрицательным ВВП в случае падения цен на нефть. По плану, видимо, ничего страшного нет в том, чтобы повторить фокус 1998г-конвертировать часть ОФЗ в долларовые долги на 50-100 лет вперед. Главный вывод истории фондового рынка РФ за последние 15 лет.  Мы ничего не добились и ничего не создали. Мы топчемся на месте уже много лет. Если после всех реформ, заседаний Госдумы и смены правительств индекс вырос всего в 2 раза, это смешно! Цены на нефть определяют все и нам каждый раз везло, что после обвала в 3-5 раз они быстро восстанавливались. Однако есть сценарий, что цена на нефть может упасть на 10-20 долларов и остаться там 5-10 лет. Не надо быть пророком, чтобы понять, что тогда произойдет.  Даже СССР не смог пережить этого-он умер именно по причине того, что почти 10 лет цена на нефть держалась ниже 30 долларов (биржевые торги тогда не проводились).  И немного юмора тех лет.... Реальная история… Когда РТС упал ниже 50 пунктов один мудрый клиент решил прикупить немного Лукойла. Позвонил брокеру и поинтересовался ценами. Спящий трейдер, которого уже несколько месяцев не беспокоили, проснулся и начал будить своих коллег в других брокерских конторах-что есть на продажу. Однако клиент перезвонил через 5 минут и сказал, что передумал.  Звонки от других брокеров продолжались еще неделю… Вкрадчивый голос "… мы слышали… вы искали лукойл-у нас его много… хорошие цены"... За попытку продать акции тогда больно били по лицу Сделки при РТС 30-50 пунктов проходили раз в неделю на всем рынке Другой мудрый клиент решил купить упавшее в 20 (!) раз РАО ЕЭС, купил, но через неделю обнаружил, что оно упало еще в 2 раза Там, на самом дне рынка, не было покупателей. Никто не торговал. Все поняли, что это конец. А ведь именно тогда можно было купить и... В 99г рынок уже начал хорошо расти и я пришел на него. Значете, почему я нищий и сижу на смартлабе и строчу свои посты задним числом… как надо было бы сделать. Я купил Сбербанк преф. На все свободные деньги. Пересчитал и понял, что у меня полпроцента всех акций Сбера преф. Мне стало не по себе. На очередной полугодовой корекции я его продал с прибылью 10% и спустя много лет горько заплакал. Но зная коварство нефти я гарантировано рано или поздно снова увижу очередной коллапс.      

20 июля, 07:09

Турбины для Крыма: как избежать новых подозрений

Только активное участие государства в развитии отрасли и проведение системной промышленной политики поможет снизить зависимость электроэнергетики от поставок импортного оборудования и комплектующих

20 июля, 07:02

Простой старатель. Зачем владельцу «Южуралзолота» понадобилась Москва

Константин Струков в почете и у рабочих, и у челябинских властей. В 2016 году он задумал стать депутатом Госдумы, но соратники по «Единой России» идею не оценили

14 июля, 20:54

Сайт УРА.RU ударило током

Олигархи пожертвовали известным редактором во имя сохранения бизнеса

13 июля, 09:31

Энциклопедия русского кормления_Бывший номенклатурщик

Судя по незначительному количеству полученных нами описаний типажей, характерных для российской коррупции, проблема эта либо не особенно беспокоит, либо есть сложности в написании характеристик.Чтобы помочь составить представление о “системе русского кормления”, продолжим тему #типаЖи об особенностях получения легитимных и не очень доходов в России.В качестве иллюстрации истории первого типажа -- фотография с митинга и шествия, собравших по оценкам многих экспертов наибольшее число граждан в истории России: по разным оценкам в манифестациях приняли участия от 300 до 500 тысяч человек.Не заглядывая в конец детектива -- угадайте, против чего собственно протестовали все эти люди?Главным требованием митингующих было -- отмена 6-й статьи Конституции о ведущей и направляющей роли КПСС.Люди протестовали против привилегий, которыми обладала отдельная категория советских граждан -- партийная номенклатура.Именно против неё были направлены многие фильмы, песни, выступления короткого отрезка “позднего СССР”=> https://www.youtube.com/watch?v=c_IaN_xWq3A=> https://www.youtube.com/watch?v=mNZYp5iKdCgВ октябре 2017 года исполнится 30 лет с момента выступления Б.Ельцина на Пленуме ЦК КПСС.Речь его в т.ч. касалась привилегий партии (речь была отчасти сфальсифицирована для придания фигуре Ельцина более номенклатуроборческого вида).Именно возмущение против того, что кто-то в демократической стране “первее” (выше по уровню потребления благ, имеет почти сословные привилегии -- занимать должности чуть ли не по “праву рождения”, получать дефицитные продукты и услуги (например, медобслуживание) более высокого качества, выезжать за границу…) подогрело протестные настроения против сложившейся ситуации.Люди выступали против кормления, когда кто-то занимал привилегированное положение и в силу этого располагал большими жизненными благами и возможностями определять условия существования остального общества.=> https://www.youtube.com/watch?v=PmxpaKMUxKg/обратите внимание на лозунги/Нетрудно уловить связь с нынешним недовольством.Граждан продолжает возмущать то, что:- кто-то в силу близости или нахождения во власти добился высочайшего, несоизмеримого с уровнем остальных, уровня потребления- их голос не слышат, что они не имеют влияния на разного рода властные решения.Так же как 4 февраля 1990 (или в 1917) многие выходят на протесты против некоей иерархической верхушки, требуя наказания и представительства.В 1917 и в 1990 лозунгами были “Долой…” и “Вся власть Советам”).Типаж 1. "Бывалый номенклатурщик"./В Древнем Риме номенклатурщик — это человек, в чьи обязанности входило запоминать разнообразные события и имена, чтобы в нужный момент выдать их своему «нанимателю». Представители этой профессии обладали прекрасной памятью и могли удерживать в ней множество имён и данных. Отправляясь куда-то, богатый человек обязательно брал с собой слугу, который не только «собирал новые контакты», но и выдавал информацию о старых — имя, профессию, репутацию и так далее/.Он аккуратен в выражениях и оценках.Когда желает быть более убедительным в разговоре, использует имена, фамилии, отчества /или их известные в узких кругах производные/ в противовес сухим названиям учреждений и организаций.Он предпочитает как Джулия Ламберт длить паузу, заинтересованно выслушивать, как высказываются другие, чтобы последнее слово оставалось за ним.Он осторожен. Порой он архаичен настолько, что настаивает, чтобы свидетельства каких-то действий и высказываний оставались “на бумаге”.У него вообще особое чуткое отношение к документам, подписям, печатям и резолюциям.Он готов собирать на своих флэшках и в архивах бесконечное число отчетов, ссылок, аналитических заметок, чтобы извлекать из этого что-то для своей текущей работы…Он любит использовать местоимение “мы”, когда дело касается его зоны деятельности (демонстрируя, что за ним стоит коллектив, группа людей, размывая ответственность…), но жестко упирает именно на персональную вину, если касается выяснения отношений.Типичная биография: это человек, который, проработав в юности на производстве (порой совсем немного), потом пошел по идеологической линии, старательно колебался вместе с линией партии, занимал разные кабинеты, был вхож, целеустремлен, как правило, прогрессивен, мягок в общении с людьми, способен к формированию устойчивых профессиональных и личных связей.Высшая партийная школа, курсы повышения квалификации, курирование определенного сектора экономики, должность в представительном органе.В какой-то момент люди этого типажа пошли по выгодной и перспективной "партийной линии". Хотя партийная, комсомольская линия здесь не единственная.В СССР помимо КПСС кадровой, бюрократической, распорядительной работой занимались различные структуры министерств, ведомств, НИИ, где тоже выковывались будущие успешные менеджеры.=> https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B0В качестве выдающихся примеров можно рассматривать многих действующих возрастных депутатов избирательных органов разного уровня, многих (а может, и большинство) высших чиновников исполнительной власти.Примеры:=> https://kprf.ru/personal/romanovv=> http://irkobl.ru/authorities/sergey-levchenko/?type=special=> https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A8%D0%B0%D0%BD%D1%86%D0%B5%D0%B2,_%D0%92%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%B9_%D0%9F%D0%B0%D0%B2%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87Не обвиняя огульно всех людей подобной судьбы, необходимо отметить, что многие из них, партийные, комсомольские работники, яростные трибуны и тихие специалисты, нашли себя после 1991 года в новой России.Ряд из них "обслуживали" по идеологической линии конкретные сектора промышленности, районного, городского, республиканского и даже союзного (здесь персоналии наперечёт) масштаба, – энергетику, транспорт, связь… спорт, и:- во-первых, играли определенную роль в развитии этих секторов в регионе;- во-вторых, имели профессиональные компетенции;- в-третьих, располагали необходимыми связями и ресурсами, гораздо более весомыми, чем у любого "выскочки" в регионе.Именно поэтому, когда в России начали складываться "рыночные" хозяйственные отношения, меняться структура экономики, появляться новые организации, которым передавались и ресурсы, и активы, многие "идеологические работники" нашли себе хорошие хлебные перспективные места.Важнейшим элементом идеологической работы была работа с кадрами: подбор (в т.ч. поиск перспективных работяг с "хорошей" трудовой биографией), повышение квалификации, продвижение.Номенклатура в СССР стала вещью в себе, во многом "переросла" СССР и отчасти преобразовалась в нечто новое, увы, сохранив, адаптировав отдельные рудиментарные органы, рекрутировав в свои ряды новые поколения.=> http://coub.com/view/vloi0Воспользовавшись благами, который предоставлял поздний СССР, – хорошие квартиры в престижных районах (улучшенной планировки, с дополнительными квадратными метрами), земельные участки, спецпитание, спецмедобслуживание и путёвки на курорты /и не только в Крым и Сочи… семьи многих вполне рядовых "номенклатурных семей" отдыхали в Югославии (Адриатика), Венгрии (Балатон), Чехословакии …/, представители номенклатуры:1. К моменту "первичного накопления капитала" в новой России уже располагали и ресурсами, которые могли быть обращены в конкретные активы, и выстроенной системой взаимоотношений в профессиональной среде /например, простой по партийным меркам клерк мог вполне на равных общаться с руководством крупных предприятий/2. В силу опыта и кругозора понимали характер складывающихся хозяйственных отношений.К моменту оформления “рыночной экономики” многие представители номенклатуры были уже внутри процессов образования добавленной стоимости товаров и услуг на новых принципах:- внутри цепочек перепродаж иностранной техники,- внутри движения средств по разных финансовым контурам СССР,- внутри сложившихся схем обналичивания средств, взаиморасчетов между предприятиями…Находясь внутри, представители номенклатуры /в широком смысле/ зачастую располагали сведениями, "закрытой информацией" о том, в какой форме будут происходить изменения, равных которых в истории новейшего времени не было - где, что вовремя взять, где поучаствовать, куда вложить.И если в США (на давно сложившемся финансовом рынке) операция с использованием подобной инсайдерской информации – это нарушение закона, то в краткую эпоху первоначального накопления капитала в России, использование в личных интересах знаний о "внутренней кухне" работы конкретных предприятий и даже отраслей – это почти доблесть (особенно на начальном этапе формирования "рыночных отношений").Успешное вложение приватизационных чеков (собственных и чеков родственников), своевременное вложение средств в доли, акции тех или иных предприятий (из громких недавних “дел" вспоминаются успешные финансовые операции И.Шувалова и С.Ролдугина) – всё это стало основой нынешнего благополучия вполне заметного числа граждан.Среди примеров, известных участникам нашей конференции:-- удачное вложение приватизационных чеков в компанию "Нафта Москва" (вложив свои и купленные у родственников чеки в акции компании, семья спустя десятилетие смогла купить на вырученные от продажи акций средства домик в Бельгии и уехать туда на ПМЖ).– игра на акциях "второго эшелона", в т.ч. с использованием инсайдерской информации (“игра” позволила закупить самые разные блага сначала в Москве, потом на Бали).Сейчас такое может показаться фантастикой, но рыночная стоимость некоторых активов совсем недавно, уже в "нулевые", могла подниматься в десятки раз за короткий период – подобное, например, случилось с акциями ряда энергокомпаний, образовавшихся после реформирования РАО "ЕЭС России" /Смоленскэнергосбыт, Мордовские электросети.. однажды показывали одиннадцатикратный рост в течение месяца – т.е. ты вкладываешь миллион, через месяц выходишь с 11-тью, но информации о подобных вложениях вы вряд ли найдёте на "поверхности Интернета" – хотя это дела совсем недавние/.По знакомству делались удачные "инвестиции" в недвижимость, когда "лучшие" квартиры те кто надо скупали целыми подъездами, когда самые "жирные" наделы земли распределялись среди своих, среди заслуженных, среди тех, кому нужно было компенсировать какую-то встречную услугу и т.д.Рыночные отношения сопровождались (и сопровождаются) неформальными.Отчасти это копировало принципы распределения благ (и дефицитных товаров) в СССР, поэтому отдельные представители номенклатуры оказалась здесь как рыбы в воде.Это не какое-то особое свойство отечественной системы кормления – подобное происходит всегда и везде.В России не все современные “состояния” стали следствием действий, которые в обществе оцениваются как преступные, несправедливые, порицаемые /правовую оценку мы сейчас не рассматриваем/.Надо отметить, что многочисленные родственники "бывалых номенклатурщиков" смогли преумножить капиталы, заняв (в т.ч. с использованием административного ресурса) должности в крупных компаниях, кто-то оказался за рубежом, большинство получило хорошее образование, неплохой жизненный опыт (и вряд ли целесообразно рассматривать их как что-то инородное, по определению вредное в системе общественных отношений, сложившихся сейчас в России).Набейте в поисковике: “губернатор заместитель секретаря парткома КПСС”, “мэр заместитель секретаря парткома КПСС”, “губернатор секретарь парткома КПСС” и т.д. -- и вы многое поймете о российской системе кормления.Именно борьбой с номенклатурой (а не с советским строем) были пронизаны настроения многих общественных выступлений позднего СССР.Но перелома, фундаментального изменения ситуации за последние 30 лет не произошло -- в обществе по-прежнему культивируется недовольство теми, что кто-то в силу близости к властным группировкам добился высочайшего, несоизмеримого с уровнем остальных, уровня потребления.По-прежнему существует недовольство тем, что в России сложились и продолжают консервироваться условия, когда:- есть категории “особых людей” /якобы ”неприкасаемых”, выведенных из-под действия законов, высокопоставленных, с совершенно иными, чем у обычных граждан, способами получения и уровнями дохода.../ .- формируются своего рода “псевдосословия” людей, которые относятся к своему особому месту в обществе, связанному и с высоким достатком и с положением во властной вертикали, как к чему-то собой разумеющемуся и даже порой не связанному с личными заслугами… полагающемуся по праву рождения.Существует запрос общества на изменение такой ситуации, на более полное расследование фактов коррупции, незаконного обогащения, преследование коррупционеров, на поиск формулируемой совершенно по разному справедливости…И здесь мы вплотную подходим к описанию следующего типажа (продолжение следует).Описание и тестирование следующих образов проводятся в конференциях Вечернего политрука в Телеграм.Присоединяйтесь

11 июля, 07:45

Подключение не установлено: Ильшат Фардиев на поставщиках не экономит?

Минувший год стал одним из худших в истории Сетевой компании в плане подключения новых объектов. Этот своеобразный индикатор экономической активности упал на дно — выручка от техприсоединений по сравнению с «золотым» 2013 годом упала уже в 9 раз, а прибыльность — в 33 раза. Но «транспортное» направление помогло компании увеличить общую выручку на 10% до 25,7 млрд рублей, а чистую прибыль — на 15% до 3,8 млрд рублей. Где у Ильшата Фардиева зарыты резервы экономии, разбирался «БИЗНЕС Online».

10 июля, 00:09

Отложенный доход. Обязаны ли мы копить на старость?

Минфин предлагает гражданам отдавать 6% от зарплаты, чтобы увеличить пенсию.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Дети на стройке: как Борис Минц встраивает наследников в бизнес

Борис Минц и сыновья превратили семейную компанию в крупнейшего в стране владельца первоклассных офисов.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 февраля 2016, 00:00

Мемория. Герман Греф

8 февраля 1964 года родился Герман Греф, глава Сбербанка России   Личное дело Герман Оскарович Греф (52 года) родился в селе Панфилово Иртышского района Павлодарской области Казахской ССР в семье этнических немцев, которые в 1941 году были высланы туда из Донбасса. Отец - Оскар Федорович Греф был инженером, мать Эмилия Филипповна Кох работала в сельсовете экономистом. Греф был поздним ребенком и самым младшим в семье. В 1965 году, когда мальчику не было еще и полутора лет, отец умер. Детей матери помогала воспитывать бабушка. Дома у Грефов была большая библиотека и в школу он пошел уже хорошо подготовленным. По воспоминаниям односельчан, у маленького Германа аккуратность была в крови: «Другие дети ходили грязными, в разодранных штанах, а у него всегда была выглаженная рубашка, аккуратненькие брючки». Когда Герман закончил 4-й класс, его мать снова вышла замуж и вместе с сыном переехала к мужу - директору элеватора из Иртышска Дмитрию Битюкову. В Иртышске Греф и окончил среднюю школу №3. В школе же он познакомился со своей первой женой Еленой Великановой. Шансы выбраться из казахской глубинки у сына ссыльных немцев были невелики. Поэтому чтобы поступить в вуз Герман Греф пошел служить в армию. В 1982-1984 годах проходил срочную службу в спецназе внутренних войск МВД. Это дало ему возможность поступить после демобилизации на юридический факультет Омского государственного университета, который он окончил в 1990 году. В том же году поступил в аспирантуру юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета. Однако, диссертацию тогда так и не защитил. Научным руководителем Грефа был будущий мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак. В 1991 году Собчак ввел его в администрацию Петродворцовского района Санкт-Петербурга, где молодой юрист с 1992 по 1994 год возглавлял районный комитет по управлению имуществом. С 1994 по 1997 год работал в Комитете экономического развития и имущества администрации (КУГИ) Петербурга – сперва юридическим консультантом, потом  главой департамента недвижимого имущества КУГИ, первым заместителем председателя КУГИ, а затем и председателем. Во время  работы в администрации Санкт-Петербурга Греф познакомился с будущим президентом РФ Владимиром Путиным и другими чиновниками, впоследствии занявшими высокопоставленные должности в руководстве страны — Алексеем Кудриным, Дмитрием Козаком, Дмитрием Медведевым. В сентябре 1997 года Греф стал членом совета директоров ОАО «Ленэнерго», а в  январе следующего года был введен в состав коллегии Министерства государственного имущества России. В апреле 1998 года вошел в состав совета директоров ОАО «Морской порт Санкт-Петербург», в июне — в состав совета директоров ОАО «Петербург — 5-й канал». 12 августа 1998 года Греф был назначен первым замминистра государственного имущества РФ. В январе 1999 года был включен в состав Координационного совета по экономическим вопросам региональной политики России и коллегии представителей Российской Федерации в ОАО «Связьинвест». В апреле 1999 года Греф получает пост руководителя правительственной комиссии по проверке деятельности Федеральной службы России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению (ФСДН). Тогда же вошел в состав совета директоров АО «Связьинвест», а в мае — в состав коллегии представителей государства в «Росгосстрахе». В июне того же года стал членом коллегии Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг и был избран в состав совета директоров ОАО «Аэрофлот — Российские международные авиалинии», в августе — включен в состав совета директоров «Газпрома», а в сентябре вошел в состав коллегии представителей государства в ОАО АК «Транснефть». В январе 2000 года Греф возглавил Центр стратегических разработок. 18 мая 2000 года он был назначен министром экономического развития и торговли РФ. В июне того же года был избран в совет директоров РАО «ЕЭС России». В июле 2000 года Греф получил должность управляющего в Европейском банке реконструкции и развития от Российской Федерации, в декабре возглавил рабочую группу по подготовке проекта программы социально-экономического развития страны до 2004 года. В феврале 2004 года Греф вместе со всем правительством Михаила Касьянова был отправлен в отставку, но 9 марта 2004 года снова был назначен министром экономического развития и торговли – уже в правительстве Михаила Фрадкова. По данным СМИ, с новым премьером у Грефа в прежние годы сложились напряженные и неприязненные отношения. Однако со временем они смогли сработаться. В январе 2006 года кабинет министров принял программу развития России на 2006-2008 годы, которую в СМИ называли «великолепным примером компромисса» между премьером и его подчиненными — Грефом и министром финансов Кудриным, сумевшими договориться по таким вопросам, как удвоение ВВП за 10 лет и снижение ставки налога на добавочную стоимость до 13%. 12 сентября 2007 года Михаил Фрадков попросил президента Владимира Путина об отставке своего кабинета в полном составе. Премьер обосновал свою просьбу желанием предоставить президенту свободу кадровых решений накануне парламентских и президентских выборов. Путин отставку принял, попросив премьера и других министров временно исполнять свои обязанности. Фрадкова сменил бывший глава Федеральной службы по финансовому мониторингу Виктор Зубков, и 24 сентября был назван новый состав правительства, в котором место Грефа заняла Эльвира Набиуллина — его прежний первый заместитель. 28 ноября 2007 года на внеочередном общем собрании акционеров Сбербанка России было принято решение об избрании Грефа главой Сбербанка. В июне 2009 года Греф вошел в состав совета директоров ОАО «Лукойл». В мае 2015 года акционеры «Сбербанка» продлили полномочия Германа Грефа еще на четыре года. В начале февраля 2016 года Financial Times написал о возможном возвращении Германа Грефа в большую политику. По данным издания, в Кремле высоко оценивают работу Грефа в Сбербанке, а также его прошлые заслуги на посту министра экономического развития России и намерены вернуть на государственную службу в качестве антикризисного менеджера в правительстве РФ. Греф женат вторым браком. Его супруга Яна — дизайнер. В 2006 году у Грефа родилась дочь. В 2008 году - второй ребёнок. От первого брака у Грефа есть сын Олег.   Чем знаменит Экс-министр экономического развития и торговли Герман Греф считается одним из талантливейших российских топ-менеджеров и самых ярких представителей либерального крыла в российском правительстве. При этом СМИ отмечают, что ему свойственна «политическая универсальность». Именно она вкупе с поддержкой Владимира Путина позволила Грефу сохранять за собой посты замминистра и министра экономики при пяти премьерах, будучи при этом «чемпионом по слухам об отставке». Твердый рыночник Греф утверждает самоценность частной собственности и необходимость максимального ухода государства из экономики. Он последовательно проводил в жизнь идеи отказа от чрезмерной протекции государства. Среди его инициатив в сфере экономики видное место занимают создание свободных экономических зон, последовательная поддержка реформы электроэнергетики и налоговой реформы.  Был одним из самых ярых и последовательных  сторонников вступления России в ВТО. На посту президента и председателя правления Сберегательного банка РФ Греф реализовал  целый комплекс мер, направленных на повышение эффективности и общей оптимизации работы крупнейшего из российских банков. При нем громоздкий и неповоротливый советский банк превратился в один из самых инновационных и современных банков России, начал активно внедрять системы автоматизации и интернет-банкинг. «Я сторонник либерального подхода к экономике. Я не верю в государственное регулирование. На мой взгляд, все, что может быть приватизировано, должно быть приватизировано... Такова моя принципиальная позиция. Я сейчас уже больше пяти лет работаю со своей командой в Сбербанке. Мы работаем не по восемь часов в день, а по 12, а то и 16 часов, даже по выходным. Я многое сделал для того, чтобы изменить философию Сбербанка, перейти от государственной философии к рыночной. Основу этой философии могут обеспечить только частные инвесторы» - сформулировал свою позицию Греф в январе 2013 года.   О чем надо знать Публичные высказывания Германа Грефа регулярно вызывают сильнейший общественный резонанс. 22 июня 2012 года на дискуссии «Выход из управленческого тупика: мудрость толпы или авторитарный гений?» в рамках международного экономического форума в Санкт-Петербурге Греф заявил, что участие народа в управлении — «страшная вещь», что лучшие умы человечества неизбежно приходили к необходимости держать массы в неведении, поскольку люди, обладающие знанием, не хотят, чтобы ими манипулировали. «Я вам хочу сказать, что вы говорите страшные вещи вообще-то. От того, что вы говорите, мне становится страшно. Почему? Вы предлагаете передать власть фактически в руки населения. Но вы знаете, очень много тысячелетий эта проблема была ключевой в общественный дискуссиях. И мы знаем, сколько мудрых голов на эту тему думало», — заявил Греф, отвечая на один из вопросов участников форума. «Как только люди узнают правду, манипулировать ими будет тяжело»,  - заявил в той же речи глава Сбербанка России. Это выступление получило широчайший резонанс. При этом, по мнению руководителя Центра анализа идеологических процессов Александра Рубцова, широко распространяемая цитата была «выдрана из контекста». Не меньший резонанс получило выступление Германа Грефа на гайдаровском форуме в январе 2016 года. В нем  глава Сбербанка назвал Россию страной-дауншифтером, которая проиграла в конкуренции другим государствам, сумевшим адаптироваться к новым экономическим реалиям. После этого заявления вице-спикер Госдумы Николай Левичев призвал Грефа уйти в отставку, а сенатор Игорь Морозов назвал главу Сбербанка «конченой скотиной».   Прямая речь О политике: «Я себя гораздо комфортнее чувствую в роли руководителя банка. Потому что политика – это очень сложная вещь». Об ожиданиях: «Для нас очень актуально вообще ожидание того, чего ожидать нельзя. Мы ожидаем от государства, что придет государство или региональные власти и решат наши проблемы. Мы ожидаем от работодателя, что он вдруг как-то обустроит нашу жизнь, все время рассчитываем на какие-то внешние силы. Мне кажется, что давным-давно нужно перестать ожидать. Надо понять очень простые вещи, что вся наша с вами жизнь находится в наших руках. Если мы сами не возьмемся менять свою жизнь к лучшему, то ее точно никто не изменит». О демократии: «Нет ни одного развитого общества, не имеющего демократического режима правления» О своем уходе из правительства: «Я расценивал всегда свое нахождение на государственной службе – как на службе. Для тех, кто служил в армии, все помнят, что такое слово "дембель". Демобилизация  - это та яркая звездочка, ради которой стоит служить. На самом деле к этому процессу потом так привыкаешь, что некоторые остаются на сверхсрочную службу. Так вот у меня была задача вовремя уйти и чтобы не было желания остаться на сверхсрочную службу. Потому что, на мой взгляд, важнейший фактор поддержания и сохранения демократии и важнейший фактор вообще развития – это сменяемость кадров». Об Алексее Навальном: «Мы обязаны работать со всеми, раз люди нам поверили и купили акции. И чем больше акций они купили, тем больше я должен с ними работать. Поэтому я работаю и с Навальным, и с другими требовательными акционерами. Я считаю, что это моя обязанность как менеджера – стоять и отчитываться перед ними, отвечать на их вопросы. Они мои собственники. Я хочу, чтобы они покупали акции нашего банка, я хочу, чтобы наша капитализация продолжала расти. Я должен быть лоялен к каждому акционеру. Что я и делаю».   Не кланяясь начальству ли, народу, Но будучи им беззаветно верным, В любое время века или года Гармонию в цифири ищет Герман. Дает кредит — и нивы колосятся, Цветут сады, плывут суда, растут доходы, А 50 — так это те же 20! Как говорят, какие наши годы! Тебе бы в дуэлянты, в мушкетеры! Тебе любое дело — дело чести, Тебе всю жизнь — не под гору, а в гору! И что бы там ни выпало — мы вместе! (министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев)   6 фактов о Германе Грефе Казахская деревня, в которой родился Герман Греф, была основана ссыльными петербуржцами В семье Грефов говорили на двух языках - русском и немецком, поэтому обоими этими языками Герман Оскарович владеет в совершенстве. Кандидатскую диссертацию по экономике  Герман Греф защитил только в 2011 году. Тема: «Развитие и перспективы структурных институциональных реформ в российской экономике». Награжден орденами «За заслуги перед Отечеством» III и IV степеней, Орденом Почета, орденом Александра Невского, медалью Столыпина П.А. II степени, орденом святого благоверного князя Даниила Московского  I степени Удостоен высшего знака отличия Франции – произведен в офицеры Ордена Почетного легиона. На страничке Германа Грефа в соцсети Фейсбук (не обновлялась с июня 2013 г.) в графе «Личные интересы» указано: «Учу слона танцевать».   Материалы о Германе Грефе Воспоминания односельчан о Германе Грефе Герман Греф в программе «Познер». 15.06.2009 Герман Греф в Лентапедии Статья о Германе Грефе в Википедии

08 августа 2015, 04:45

Либералы и запутинцы - это одна сгнившая тусовка

Оригинал взят у ivan_ushenin в Либералы и запутинцы - это одна сгнившая тусовкаВ российских СМИ нам вбивают в голову, что либералы и запутинцы являются непримиримыми врагами.Одни, якобы, враги и ненавистники России и российского народа, другие - патриоты и спасители.На самом деле - это одна сгнившая тусовка, в которой каждый играет свою роль, получая за это с России и российского народа огромные барыши.Вот например серия фото 2013 года с дня рождения главного редактора «Эха Москвы» Алексея Венедиктова.Напомню тем, кто не в курсе, что "Эхо Москвы" фактически принадлежит Газпрому, то есть гос-ву РФ.Мы видим, как мило собрались отпраздновать и потусить и либералы, и запутинцы, и герои ельцинской эпохи, и члены правительства Путина-Медведева и даже сам Горби.Вы мне скажите, какой нормальный патриот России будет праздновать хоть что-то в окружении Горбачёва???Кстати, опять же, кто не в курсе, в 2011 году, когда президентом был формально Медведев, а премьер-министром Путин, Горби от души наградили.А теперь посмотрим внимательно фото: Мария Гайдар - заместитель председателя Одесской областной государственной администрации.Получила украинское гражданство и работает на Саакашвили и Порошенко.Заместитель председателя правительства Кировской области (2009-2011).Дочь Егора Гайдара, по отцовской линии правнучка писателей Аркадия Гайдара.Мария Гайдар и Алексей ВенедиктовСергей Капков - министр правительства Москвы, бывший руководитель Департамента культуры Москвы.Член Высшего совета партии "Единая Россия".Сергей Капков и Алексей ВенедиктовТатьяна Фельгенгауэр и Михаил ГорбачевДмитрий Ливанов - министр образования и науки РФ правительства Путина-Медведева.Член Высшего совета партии "Единая Россия".Кстати Супруга отца Дмитрия Ливанова - является сестрой заместителя председателя правительства РФ Дмитрия Рогозина.Дмитрий ЛивановМихаил Горбачев и Ирина ЦвейАндрей Фурсенко - помощник президента РФ Путина, бывший министр образования и науки РФ.Был соседом Путина по дачному кооперативу "Озеро".Государственные награды: Орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2009) - за большие заслуги в развитии системы образования и науки РФ и многолетнюю плодотворную деятельность.Ирина Воробьева и Андрей ФурсенкоТина Канделаки - генеральный продюсер и заместитель генерального директора редакции спортивного холдинга "Газпром-медиа".Заслуженный журналист Чеченской республики. Тина Канделаки и Алексей ВенедиктовМихаил Горбачев и Ирина БаблоянНиколай Сванидзе - известный русофоб и антисоветчик.Входит в Совет при президенте РФ Путине по развитию гражданского общества и правам человека.Государственные награды: Орден Почёта (2001) — за большой вклад в развитие российского телевидения и радиовещания.Орден «За личное мужество» (1994) — за мужество и самоотверженность, проявленные при исполнении профессионального долга в условиях, сопряжённых с риском для жизни.Медаль Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации «Спешите делать добро» (2007).Мария Гайдар и Николай СванидзеТатьяна Фельгенгауэр представляет подарок от женского коллектива «эха Москвы»Константин Ремчуков - владелец, генеральный директор и главный редактор "Независимой газеты".Заместитель председателя Общественной палаты Москвы.Михаил Горбачев и Константин РемчуковМихаил Абызов - министр без портфеля правительства РФ Путина-Медведева, советником президента РФ Путина.Подельник Чубайса по уничтожению и разграблению в частности РАО "ЕЭС России".Был заместитель председателя правления РАО "ЕЭС России".За что был награждён, премией правительства РФ в области науки и техники за 2003 год (2004) - за разработку и внедрение научных основ управления федеральным оптовым рынком электроэнергии.Михаил Абызов и Алексей ВенедиктовОксана Чиж, Михаил Горбачев, Тоня Самсонова, Дмитрий Борисов и Ирина БаблоянБожена Рынска - журналистка, супруга Малашенко,одного из создателей телекомпании НТВ, занимавшего посты генерального директора "Останкино" и "НТВ".Божена Рынска и Михаил ГорбачевАлександр Волошин - руководитель администрации президента РФ при Ельцине и Путине (с марта 1999 по октябрь 2003 года).Михаил Горбачев и Александр ВолошинПавел Гусев - владелец и главный редактор газеты "Московский комсомолец".Председатель Союза журналистов Москвы.Член Общественной палаты РФ.Член Совета при президенте РФ Путине по развитию гражданского общества и правам человека.Председатель Общественного совета при Министерстве обороны РФ.Павел Гусев, Алексей Венедиктов и Михаил ГорбачевАлексей Венедиктов и Константин РемчуковАнна Ведута и Алексей ВенедиктовИгорь Шувалов - первый заместитель председателя правительства РФ Путина-Медведева.Государственные награды: Орден «За заслуги перед Отечеством» II степени (2014).Орден «За заслуги перед Отечеством» III степени.Орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени.Орден Александра Невского (2013) — за большие заслуги перед государством и многолетнюю плодотворную деятельность.Орден Почёта.Игорь Шувалов и Владимир ПознерВладимир Платонов - председатель Московской городской Думы с декабря 1994 года по сентябрь 2014 года.В 2015 году Платонов объявил об отказе от звания доктора юридических наук после объективного обвинений в плагиате, не дожидаясь, когда это сделает диссертационный совет.Государственные награды: Орден «За заслуги перед Отечеством» III степени (2014)Орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2004)Орден Почёта (1998)Владимир Платонов и Татьяна ФельгенгауэрМаргарита Симоньян - главный редактор телеканала RT и международного информационного агентства "Россия сегодня".Государственные награды: Орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2014) - "за объективность при освещении событий в Крыму". Сам указ не был опубликован, согласно пресс-службе Кремля было "закрытое награждение".Орден Дружбы (2007) - за большой вклад в развитие отечественного телевидения и многолетнюю плодотворную работу.Медаль "За укрепление боевого содружества" (Минобороны России, 2005)Алексей Венедиктов и Маргарита СимоньянМихаил Прохоров - олигарх, состояние 10 млрд $.Бывший глава партии "Правое дело".Владелец американской баскетбольной команды "Бруклин Нетс".Государственные награды: 2004 - орден святого благоверного князя Даниила Московского II степени (РПЦ).2006 - орден Дружбы за вклад в развитие экономического потенциала России.2011 - Кавалер ордена Почётного легиона (Франция), награждён за расширение культурных связей между Россией и Францией.2014 - Медаль ордена "За заслуги перед Отечеством" I степени.Михаил Прохоров и Татьяна ФельгенгауэрМихаил Касьянов - председатель правительства РФ при Путине с 2000 по 2004 год.Председатель политической партии "ПАРНАС".Михаил Касьянов и Мария МорозоваНаргиз Асадова и Владимир ПознерМихаил Касьянов и Алексей ВоробьевАндрей Фурсенко и Леонид ПечатниковМихаил Прохоров и Алексей ВенедиктовИсточник фото тусовки

13 сентября 2013, 08:01

Мастер класс из-за рубежа по отжиманию неправедно рыночных

Оригинал взят в Мастер класс из-за рубежа по отжиманию неправедно рыночных Третий случай изымания неправедно нажитых на электроэнергетике средств. Тенденция, однако. Еще месяца не прошло, как Федеральная энергетическая комиссия по регулированию энергетики США (FERC), страстно преследующая ведущие банки планеты JPMorgan и Barclays, добилась немыслимого успеха - банки вроде как перестали агрессивно сопротивляться, решились сдаться (о, чудо!) и выплатить почти ярд долларов штрафов за манипулирование ценами на электроэнергию здесь и здесь об этом Теперь в процесс возвращения бабок включились коммунальные предприятия Калифорнии (вспомним, что бюджет Калифорнии испытывает, мягко говоря, сложности). Открыты дела минувших дней - дело Enron (напомним, что по этому делу имеются два трупа, зажмурившихся очень деликатно: вице-президент компании Клиффорд Бакстер - покончил с собой Кеннет Лей, глава Enron (финансировал избирательную компанию Дж.Буша-младшего, его прочили на пост министра финансов в кабинете Буша): на судебном процессе Лей говорил, что хочет «рассказать свою историю», однако позже отказался от обещания дать показания в Конгрессе - умер, не поделившись)... а наши младореформаторы в какой-то момент стали очень близки к Enron Теперь наступил раунд очередного столкновения (за электроэнергетические бабки) - теперь иного уровня сложности: Звучат фанфары. Штат Калифорния + коммунальные предприятия штата: газовые (Pacific Gas), электрические (Southern California Edison) и San Diego Gas and Electric обвиняют компанию Powerex в манипулировании ценами на энергоносители во время энергетического кризиса Калифорнии более 12 лет назад (ярким игроком этого кризиса как раз был Enron) То, в чем обвиняют Powerex, возможно только на глубоко и категорически либерализованном рынке электроэнергии. Powerex повинна в том, что она купила электроэнергию на (спотовом) рынке Калифорнии в пользу своей материнской компании BC Hydro, а потом экспортировала (эту же, ха-ха-ха)) электроэнергию на рынок Калифорнии во время кризиса 2000-2001 года. Ничего странного в такой стратегии нет - Powerex заключила фьючерсные контракты, потом срубила баблос во время повышения цен (на спотовых рынках других энергоносителей такое происходит сплошь и рядом) За эдакую (нормальную) стратегию FERC, не поморщившись (после JPMorgan и Barclays FERC море уже по колено) вкатала штрафельник Powerex в $750 млн. (ага, ставки растут) Руководители Powerex пребывают в шоке и повторяют "that is absolute lunacy" - "это абсолютное безумие... мы теперь платим на коммунальные услуги в Калифорнии" Самое пикатное в этом деле, что Powerex - фактически госкомпания. Это оператор экспорта канадской монополии BC Hydro (в Канаде никто не удосужился проводить реформу по Чубайсу и BC Hydro, так же как и многие западноевропейские гиганты совмещает все виды деятельности на электроэнергетическом рынке да и газом приторговываает) В дискуссию с FERC давно вступил министр энергетики Канады Билл Беннетт, несколько раз повторивший, что не признает никаких нарушений. Тем не менее, министр энергетики Канады (далее внимание!) говорит следующее: "Риск налогоплательщиков (Канады... ведь именно они оплачивают издержки государственных BC Hydro и Powerex), связанный с длительным и дорогостоящим судебным рассмотрением дела в Калифорнии, слишком высок", поэтому принимается "чрезвычайно трудное, но необходимое решение урегулировать спор (согласится со штрафом, ага), защитив налогоплательщиков BC от непредсказуемых результатов работы судебной системы США" from an unpredictable result in the US court system Да-да, США - страна с одним из лучших инвестиционным климатом в мире. Если моделировать ситуацию к нашим неискушенным европейским и российским реалиям события могли бы выглядеть так. Дочернее предприятие ОАО "Интер РАО ЕЭС" - RAO Nordic, торгующее на раскрепощенных рынках Скандинавии, например, купила на спотовом рынке фьючерсный контракт на несколько млрд.кВтч и продала ээ (каким-то образом... о-о-о, и такое уже становится возможным!) в Россию по 0,05 евро/кВтч, а потом, пользуясь выгодным положением (рост цен на спотовом рынке Скандинавии), зафиксировала прибыль (по 0,06 евро/кВтч) - классика Но какая-то добрая регулирующая структура из (допустим) Финляндии (спустя 12 лет) сказала - "фигушки", "нечестно, наживаться на благородных коммунальщиках Хельсинки, испытывающих сейчас фин.трудности... гони деньги взад" А И.И. Сечин вместе с А.Новаком на это стушевались бы и пролепетали - "всё это неправильно, но наши налогоплательщики влетят еще на большие бабки, если мы будем судиться с доброй машиной правды Финляндии... поэтому (защитим-ка мы российских налогоплательщиков!) заплатим-ка мы лучше кучу бабок..." Вот примерно такая ситуация сейчас складывается в Канаде-США в композиции: "FERC против гнусных манипуляторов ценами" Источники 1 2 3 Лента новостей по этому делу (почему-то наши СМИ пока молчат на эту тему... АПД: ух, пишут, что основная причина этих и подобных дел - "смертельная схватка - Ротшильдов и рокфеллеров" (обратите внимание - "рокфеллеров" пишут с маленькой буквы - значит, они уже наполовину побеждены?? ))

20 марта 2013, 20:14

Сначала расчленили, теперь соединяют. А расчленители остались при деньгах и должностях

Если я правильно понял то, что сказал (судя по телерепортажам) Путин на совещании по электроэнергетике, расчленённые ранее (при ликвидации РАО ЕЭС) электросети России теперь опять решено собрать воедино. Ибо всё стало не лучше, а хуже.Я же говорил, что реформы это бизнес сам по себе: никакого положительного эффекта не дают, но зато приносят деньги реформаторам.

02 ноября 2012, 10:59

Геноцидная экономика: как это делается (1)

Из разговоров со строителямиНекоторое время назад мне довелось встречаться и разговаривать с рядом замечательных людей – руководителями и собственниками ряда крупных предприятий стройиндустрии Новосибирска. Часть собранного «материала» ушло в какие-то публикации для делового журнала, на который я работал. Но бОльшая часть – осталась за кадром, причем, на мой взгляд, наиболее важная. Я скрупулезно расшифровывал наши беседы, думая, что каждая из них была бы бесценна для производственного романа a la Артур Хейли. Однако что-то вдруг зацепит, и думаешь: вот именно сейчас нужно вытащить эти разговоры из загашника, - потому что кто ж еще и когда все это опубликует? А «страна гибнет сегодня» (с). Самое главное, что как-то сама собой - после этих разговоров - у меня «проявилась» в сознании реальная модель нашей экономики, которую я определил как «геноцидная». Причем, это именно стройная работающая модель...А зацепило меня вот что –  спор с одним «пропагандистом» прекрасных достижений, которые случились в нашей стране в ходе многочисленных реформ. «Очень хорошо, что вы упомянули, - доказывал он мне, - про строительные компании. Отрасль эта развивается у нас действительно в числе лучших. А если какие-то директора не способны к хозяйствованию..., это очень хорошо. Значит, они скоро освободят место для менеджеров хороших. Кстати, кризис в России как раз придумали плохие менеджеры…».Ну, вот, - после этого речения, я хочу для начала передать содержание наших бесед с руководителем крупнейшего в Новосибирске ЗЖБИ-4, депутатом областного заксобрания нескольких созывов, Николаем Андреевичем Мочалиным, которого никак не назовешь «директором, не способным к хозяйствованию». Он уже более 30-ти лет как директор. Поскольку разговор не праздный и не короткий, я всю махину материала, касающегося самых острых углов нашего экономического «поля чудес», буду выкладывать частями, - впрочем, вполне законченными и годными для «автономного плавания».Итак, Николай Мочалин:«Государев подход» и «дюже поганый»Несколько лет назад (в 2006-м, - авт.) была принята «национальная программа», которая называлась «Доступное и комфортное жилье – гражданам России» (ответственным за нее был Дмитрий Медведев, тогда – вице-премьер, потом президент, теперь премьер-министр РФ, - авт.). Большинство здравомыслящих людей предсказывали ей крах, говорили об ее пагубности, потому что она несет в себе большую спекулятивную составляющую и может привести к обнищанию тех, кто возьмет ипотеку. Это и произошло. Программа разорила многих, сделала их рабами, батраками этой ипотеки, банков. Но в то же время она принесла серьезные дивиденды другим участникам процесса. Прежде всего, банкирам. Подскочили в цене земля, ресурсы – кирпич, бетон, железобетон, щебень, песок, электроэнергия, вода...  Нажились все, но только не те, кто расплачивается сегодня по ипотечным кредитам.В том, что строительный комплекс хоть как-то работает, - заслуга Никиты Сергеевича Хрущева. То, что мы сегодня имеем, - создано при нем. И карьеры, и дороги, и тресты, и главки, и заводы – всё. Мы до сих пор это используем, мы ничего нового не сделали. Индустрия стройматериалов, в частности, работает на тех мощностях, которые были созданы при советской власти. Тогда был государевый подход. Государь решил: обеспечить народ, живущий в бараках и коммуналках, отдельными квартирами. Под эту задачу он создал инфраструктуру – инженерную, техническую, экономическую, логистическую…  А в «новое время», за 20 с лишним лет, в Новосибирской области, например, разведан всего один карьер по щебню и один кирпичный завод построен. Что касается железобетона – вообще ничего не прибавилось. То есть нового серьезного предприятия или технологии у нас за это время, не смотря на колоссальное количество денег, которое было на рынке в 2000-е годы (включая ипотечные вливания), не появилось. Деньгами завладели посредники, и никто и не собирался инвестировать в стройиндустрию. Многие не верят, но в те времена, когда денег было много, у предприятий стройиндустрии как было не больше 10% рентабельности, так и было. Зато она была у других. Основные владельцы денег эксплуатировали существующие мощности. Я говорю о финансовых структурах, которые имели доступ к дешевым деньгам. Они продавали их втридорога, вкладывая в ту же ипотеку, приобретая жилье микрорайонами и затем спекулируя им, вздувая на него цены. То есть это обычные финансовые спекулянты.После 2008-го, когда разразился кризис, стали у себя на предприятии нормировать, грубо говоря, канцелярские товары, туалетную бумагу… Зарплата уменьшилась против 2007 года, - она и не росла, ее индексация с учетом инфляции практически не проводилась. Численность работающих на предприятии уменьшилась, объем производимой продукции уменьшился, стоимость единицы нашей продукции уменьшилась… При этом затраты на покупные материалы возросли, прибыль - резко не просто уменьшилась, а, например, мы ее и не имели, практически, - последние два-три года. Мечта была одна – простое воспроизводство. Уменьшили расходы на реконструкцию, на обновление, на ремонт… Это касается не только нашего ЗЖБИ. Примерно такая же ситуация на всех заводах железобетонных изделий, которых у нас в регионе около десятка. И всем этим заводам уже по 60 лет.У людей нет средствВ принципе, мы могли бы, конечно, развиваться, производить больше – возможности есть.Вопрос – для кого? Наша продукция – это «товары народного потребления», то есть кв. метры, квартиры. Но ТНП нужны тогда, когда человек может их купить. В настоящее время человек их купить не может. Что это означает? Это означает не то, что они не нужны, а то, что у людей нет средств. Чему нас учил бородатый этот – Маркс? – «кризис перепроизводства». При очевидной потребности. А мы не можем - объективно не можем - делать квадратные метры дешевле.Вот пример: проблема «ветхого жилья». По оценкам правительства Новосибирской области, у нас в регионе где-то 1 млн 700 тыс. кв. метров такого жилья. Замечу – не аварийного, а именно ветхого. Хотя по совести значительную часть этого жилья нужно отнести к аварийному. Но не относят - по вполне понятным причинам. Ведь тогда с ним надо что-то делать. Нет ни одной серьезной программы – ни федеральной, ни местной, - как ликвидировать ветхое жилье. Никто не знает, как.Причин  - несколько. Земля под ветхим жильем выделяется по тем же принципам, что и «голый участок» – через аукцион по 94-му ФЗ. Получается, что нужно снести ветхое жилье, построить здесь же новое, потом его продать кому-то, получить большую «дельту» (прибыль) и за счет этой прибыли расселить жителей. Причем, в значительной части этих трущоб людей прописалось, как тараканов – в надежде на предоставление благоустроенных квартир. Более того, если в этом процессе не участвует власть, застройщик может вести переговоры с собственником хибары до посинения –  договариваясь либо о цене кв. метра, либо о местонахождении его будущего жилья.Главное, цены на новое жилье – сумасшедшие, а денег, как я уже сказал, у людей просто-напросто нет, их покупательская способность ограниченна. И это касается практически всего населения – не только жителей трущоб. Адекватных мер по снижению стоимости кв. метра не принимается. Она завышена искусственно, и, считаю, НЕЗАКОННО.Враги народа без кавычекСегодня до 40% в стоимости жилья составляет инженерное обеспечение земельного участка (электроэнергия, тепло, вода).. Для многоквартирного дома «эконом-класса» это примерно 12 тыс. руб. за каждый кв. метр. И вот эту цифру нужно «убирать» из стоимости.  Почему? Потому что эти деньги оплачивает покупатель квартиры («инвестор»), но он не получает в собственность соответствующую часть, скажем, ЦТП (центрального теплового пункта) или магистральных сетей. Всё это отдается практически бесплатно «естественным монополиям», оказавшимся в частной собственности. Например, «Новосибирскэнерго». До недавнего времени эта структура была «монополькой» олигарха Михаила Абызова (в свое время Абызов был ближайшим «соратником» Анатолия Чубайса по отключению электричества должникам - заводам, больницам и воинским частям, - а также по «расчехлению» РАО ЕЭС, сейчас – министр по связям с «Открытым правительством» у Дмитрия Медведева, - авт.). Всем всё ясно: 40% купленной человеком недвижимости просто отнимается. Когда вы приобрели квартиру, у вас остается стена, обои и часть земли под домом. А все остальное, за что вы заплатили, ушло «дяде». То есть вас законно грабят - вы подписываете договор, а собственности получаете не на 40 тысяч, а на 25, и вы с этим соглашаетесь. Причем, тех, кто сейчас может купить кв. метр за 40 тысяч, - их уже нету. Они выбиты предыдущей газонокосилкой – той самой национальной программой «доступного» жилья. Теперь  остались люди иные, с другими совершенно доходами. Плюс коммуналка каждый год растет. За несколько лет коммунальные платежи в Новосибирской области увеличилась в два раза. Капитальный ремонт домов с 2013 г.  – на жильцах, текущий – тоже. Да еще налог на землю собираются туда втемяшить. Ну, и кто в такой ситуации будет покупать и, следовательно, строить жилье?Но это еще не всё... У нас в тарифах на коммуналку заложена инвестиционная составляющая. Ну, полный же беспредел – развивать, например, энергосистему - эту частную монопольку - за счет инвестиционной составляющей в тарифах. Это означает, что мы сегодня каждый платим, - независимо, где проживаешь - в деревне, городе или в каком-нибудь задрипанном ауле, – копеечку, чтобы построить основные средства для Михаила Абызова! Она, эта «инвестиционная составляющая», узаконена, она и по теплу идет, и по электроэнергии, и по воде. Они за эти денежки создают новые основные средства в свою собственность, потом их эксплуатируют, а мы за это еще раз платим – за то, что они подают нам ресурсы по этим «основным средствам». Грабеж это вообще, бандитизм. Средь бела дня. Просто господа эти – чубайсы – они сумели создать вот такую систему, у них квалифицированные юристы, которые пишут «классные законы». Не подкопаешься… Нам что говорили? Создадим в энергетике конкуренцию. РАО ЕЭС к чертовой матери. Там была куча контор, они их поделили, а смотрящий-то один остался – все остальные ходят к нему на планерки. Юридически структуры разные, а собственник-то один! И у генерации, и у транспортных, и у сбытовых компаний… Они что-то строят – подстанцию, ЛЭП, котел новый какой-нибудь - мы каждый за это платим свою копеечку, а они забирают себе в собственность. При этом еще и нормативы потребления серьезно завышены. Норматив по воде завышен в среднем в 2,5 раза, по теплу – на 40% (данные 2011 г., - авт.). И это уже доказано всеми счетчиками. А ведь застройщик, когда получает у ресурсодающих организаций техусловия, должен оплатить им «подключение» -  по этим, внаглую завышенным нормативам. Что, конечно же, отражается на цене кв. метра…...Я считаю, Чубайс – это, безусловно, враг народа. А те, кто в свое время его послушал, подписал вот эти документы по «реформированию» энергетики, - они, думаю, должны отвечать наравне с Чубайсом. Разрушение единой энергосистемы и передача ее в частные руки – это не просто ошибка, это преступление. По-моему, даже разрушение оборонки - в меньшей степени ударило по стране. Я абсолютно согласен с коммунистами, которые требуют национализации энергетики. Энергетика – особенно в условиях Сибири - это вопрос жизни и смерти. Если бы нашелся человек, который бы заявил: «Я национализирую энергетику», - за бесплатно бы на него работал...(Продолжение следует)