• Теги
    • избранные теги
    • Компании12
      • Показать ещё
      Люди7
      • Показать ещё
      Формат1
      Страны / Регионы13
      • Показать ещё
      Сферы1
      Разное5
      Международные организации3
      Издания2
16 октября, 20:58

The State of our Democracy

Democracy is a device that ensures we shall be governed no better than we deserve." -- George Bernard Shaw I often refer to Shaw's quote because I find it to be the most succinct and accurate analysis of our democratic-republic form of government. But the reality show, masquerading as the 2016 presidential election, should force us to ask: "Do we deserve this?" Prior to offering a reflexive response, consider my definition of the pronoun "this." "This" is not a critique on Hillary Clinton or Donald Trump, but one directed at "us." Do we the people deserve this spectacle? Cynically speaking, I say we do. We have failed the "salami test" miserably. Imagine you had a stick of salami and a traveler stopped by and asked you for half. You immediately say "No!" So instead, the traveler takes only a sliver. Because it is not enough to care, you say nothing. But over the next few days, they repeat the process to a point that what's left is no longer worth concerning yourself. The 2016 presidential election may have brought us to this precipice. It's not Fort Sumter, where a shot was fired and the country was immediately placed on the verge of being torn asunder. It has been more methodical, seemingly harmless in the moment. But the election, collectively, has worked in tandem with other so-called innocuous episodes, and the result is a divided nation -- some hopeful but a larger majority either nihilistic or close to it. When did party become more important than country? When did we become a nation that is only bothered by statements coming from the candidate we don't support? In addition to being fortified by the news source that corresponds with our pre-existing beliefs, part of the current General Election tradition is to anticipate the arrival of the "October surprise." From the political colonoscopy known as the Benghazi investigation to Trump's latest tweet, what will be the next news story de jour that we are told to care about? Of all the outlandish statements that Trump has made during his run for president, nothing bothered me more than when he threatened Clinton with jail at their second debate. "If I win I am going to instruct my attorney general to get a special prosecutor to look into your situation -- there have never been so many lies and so much deception," Trump said. In that single statement, not only did Trump demonstrate little regard or understanding of the Constitution, but he also violated the ethos of the American experiment. How does Trump's statement square with the following? And for the support of this Declaration, with a firm reliance on the protection of divine Providence, we mutually pledge to each other our Lives, our Fortunes and our sacred Honor. When the undersigned placed their names below the aforementioned quote on July 4, 1776, they were putting their lives on the line, beginning the pursuit of "a more perfect union" where such tyrannical governments like the one Trump advocated did not exist. That was the Trump moment where collective condemnation was warranted. But the current political culture suggests the prospect of being governed in a Banana Republic is worth the risk, if it means the opposition is defeated. Obstruction has become a viable tactic in doing the people's business. Is it acceptable? It depends on whom you ask. It's fundamentally abhorrent because at the core it places party over country. This is reflective of a faux patriotism that is corrosive to our democratic values. I have long believed that divided government was best to move the nation forward. But we have become a country that only moves forward when one party controls Congress and occupies the White House. The problem with this option is that it assumes wrongly that the minority opinion has no value. When did governing become a zero-sum game? Is a de facto fiat the only way to conduct the people's business? It sure seems that is the only option available. We have somehow comingled the definitions between patriotism and nationalism. If we can agree that patriotism is love and devotion of country, how does that differ from nationalism? Simply stated, nationalism finds it roots in naivety. It does not question, it embraces a form of certainty that makes it vulnerable to the seductive impulses of nativism. Patriotism embraces dissent, which is the oxygen of democracy. It places the overarching values of the country over the short-term interests of the party. The hopeful or tragic reality remains: whichever road we take, Shaw is right. The Rev. Byron Williams, a writer and the host of the NPR-affiliated "The Public Morality". -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

29 сентября, 02:15

Trump Time Capsule #119: 'That Makes Me Smart' vs. 'They Don't Pay'

After Donald Trump became the Republican nominee, he was asked on Fox News about his views on NATO and other…

Выбор редакции
08 сентября, 23:54

Power Up Your Work Out Like Celebrities And Professional Athletes With Power Plate

VideoOlympian cyclist Ruth Winder courtesy of Power Plate Power Plate was engineered to activate the body’s reflexive response to vibration in three directions accelerating training results quickly, efficiently and safely for any fitness level. With more then 15 years of experience in whole body vibration technology, Power Plate has become a [...]

25 августа, 23:31

The Difficult Choice Between Narcissism And Habitual Lying In 2016

While I have never met the two people currently vying for President of the United States of America and don't tend to get involved with politics, as a national radio show host who regularly speaks with people whose lives have been destroyed or decimated by a narcissist or a compulsive liar, I am fascinated by some of the characteristics I have seen on display by Donald J. Trump and Hillary Rodham Clinton. Let me be clear, I cannot give a clinical diagnosis to Trump and Clinton. I can only speak from what I have seen in media reports regarding the two candidates compared to what I know seems to be true of psychological disorders. Diagnosed narcissists want you to believe it is all about "Me!" They spend almost every waking hour trying to convince anyone who will listen that the key to life and an amazing future is found "right here in me! Me! Me! Me!" On the other hand, the habitual liar does the opposite. They repeat over and over their mantra of "Not Me!" When asked about an indisputable distortion of the truth, they deny no matter how obvious the big lie. "Not Me! Not Me! Not Me!" is the reflexive response to being asked if they lied and even when shown that they lied. Narcissists act on a stage with obvious displays of an egocentric reality and must be at the center of it all, whereas compulsive liars act on a stage that distorts reality and must be believed above all. And with the Time Magazine Cover that was just released, there can probably be no worse fear than for Me! to see his own image distorted and melting. Neither a narcissist nor compulsive liar shares your pain. The narcissist does not feel your pain because there is no ability to empathize. The compulsive liar does not feel pain over deceiving you. All that matters for a compulsive liar is self-preservation and maintaining status and position that has become an entitlement to be secured. Deception becomes a tool "for the greater good." The motives of each of these are quite different. A narcissist instantly feels entitled to do or say whatever defends his or her honor even when silence is the much better choice. A compulsive liar constantly feels entitled to tell you what he or she thinks you need to believe in order to maintain status. Both believe they know better than everyone and both put themselves before everyone else. Both do good but one leaves a trail of destruction of hurt feelings and a lack of concern over the impact of decisions made at the top while the other leaves a trail of deception that becomes more and more destructive, as power and position become stronger. Both may also accomplish some great things for you but neither has you in mind at the core of their motivation. Both are a risk. Given these known characteristics of clinical narcissists and compulsive liars, the argument could be made this is the choice the American people will need to make in November when choosing our president. Will we vote for a possible narcissist - Trump, who holds daily press conferences, makes salacious comments on Twitter, and conducts interviews where anyone can ask anything - or a possible compulsive liar - Clinton, who avoids the media spotlight for as long as possible because each instance requires denial of the truth, dancing around the truth and even denigrating those who know the truth and are bold enough confront her with it? Anytime you have to decide between a narcissist or a compulsive liar the most common impulse is to choose neither. Voting for neither may be the most comfortable choice but it is the wrong choice. It allows someone else to decide for you. It is a withdrawal from the democratic process that depends on people voting their choice or at least voting for the least destructive person. If the most helpful thing you can do is vote for the lesser of two evils, then vote for the lessor. Sometimes the democratic process calls for us to vote against and not for. Only a qualified, professional examination and diagnosis would we be able to determine if Trump and Clinton truly embody these conditions, but in going to the polls, I think we need to ultimately consider the character of our current candidates before making our choice. Stephen Arterburn M. Ed, is a best-selling author with over 10 million books in print. His newest book, Take Your Life Back releases in October of 2016. He is also host of "New Life Live" and creator of the Women of Faith Conferences attended by more than 5 million women. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

17 августа, 04:58

The Philippines' Misguided Plan to Stop South China Sea Tensions

Yanmei Xie, Adam Lee Security, Asia Cooperating on oil won't work - but fishing might. Former Philippine president Fidel Ramos was in Hong Kong earlier this month to meet his “old friends” in hopes of breaking ice with Beijing. In a statement issued Thursday, Ramos and his interlocutors, including prominent Chinese diplomat Fu Ying, said they discussed the way forward “in the spirit of universal brotherhood and sisterhood for peace and cooperation between the two countries.” In the geopolitical equivalent of David versus Goliath, China was legally thrashed by the Philippines last month in an international arbitration over their disputes in the South China Sea. In the aftermath, both are showing desires to mend fences. The parties, however, will squander the opening if they keep circling around the tried-and-failed idea of joint development of energy. Minutes after a tribunal under the Permanent Court of Arbitration ruled against a raft of Chinese maritime claims and activities, China issued a statement denouncing the Philippines, the tribunal and its ruling, but also said it was willing to “make every effort to reach transitional arrangements, including conducting joint development in relevant waters.” Manila had already signaled interest. A few days before the tribunal ruled, Foreign Minister Perfecto Yasay said the Philippines wanted talks with Beijing to see how “we can utilize and benefit mutually from the utilization of the resources.” First raised by Deng Xiaoping and repeated by subsequent Chinese leaders, joint development has become Beijing’s reflex response to its acrimonious maritime relations. Desperate for energy and incapable of developing it alone, Manila has long hung its hopes on Chinese partnership. The ruling may have rekindled the political will to collaborate, but has also legally snuffed out the prospect. Read full article

18 июня, 15:05

What Do You Call the Orlando Event?

Our name for it determines what happens next—or doesn't.

25 марта, 11:36

Scofield: Атаки на Х. Клинтон

06.03.2016 г. на ресурсе China Matters появилась публикация, очень точно нацеленная на нанесение репутационного ущерба Х.Клинтон в контексте предвыборной кампании в США Название статьи: «Ливия: хуже, чем Ирак. Прости, Хиллари». Ливийское фиаско может оказаться камнем преткновения в президентских притязаниях Хиллари Клинтон.

24 апреля 2012, 18:11

Военные компании на службе страны

В своем выступлении перед депутатами Госдумы глава правительства РФ Владимир Путин неожиданно для многих выступил с поддержкой идеи создания российских частных военных компаний, которые «могли бы предоставлять услуги по охране объектов и тренировке иностранных военных за границей без участия российского государства». Откровеннее ведь не скажешь. Такая позиция главы правительства – это смена подходов в защите государственных интересов, и, если хотите, выражение столь всеми ожидаемой политической воли России. Необходимость такого шага продиктована актуальными вызовами, стоящими перед Россией. Наступающий новый колониализм стремительно меняет «контурные карты» планеты. Успеет ли Россия в довольно сжатые сроки выработать условия и механизмы для успешной работы этого нового для РФ инструмента военной политики – вот в чем вопрос. Скажем прямо, частные военные компании (далее – ЧВК) – это инструмент колониализма. Конец XX века ознаменовал собой финал национального государства как исторического феномена и начало нового наднационального института – корпоративной власти, соединяющей государственные, финансовые и общественные институты. На текущем этапе ЧВК – это динамично растущий рынок, чьи объемы в целом можно сравнить с ведущими индустриями потребления и производства. По ряду данных объем рынка составляет ежегодно в среднем 200 миллиардов долларов[1]. Сам термин «частные военные компании» не в полной мере отражает специфику их деятельности. Сегодня (в отличие, например, от 1970-90х годов) большинство такого рода компаний не столько вовлечены в боевые действия, сколько занимаются обслуживанием соответствующей инфраструктуры – обучают персонал, занимаются консультированием и охранной деятельностью. Когда же это происходит в зонах боевых действий – вот тут-то специфика может и поменяться. Причины использования ВЧК вполне очевидны. Это экономия финансовых средств, оперативность и результативность. Выгоднее под конкретную задачу подписать контракт с частной компанией, которая уже располагает обученным персоналом, чем вводить армию и содержать гарнизоны. В современных международных военных операциях ЧВК являются равноправным правовым субъектом наряду с вооруженными силами национальных государств. История вопроса Показательным историческим примером (с рядом оговорок) является деятельность голландской и британской Ост-Индских компаний. Голландская в 1641 году самостоятельно, без помощи государства, выбила из нынешней Индонезии своих конкурентов – португальцев. Британская же за короткий срок завоевала Индию и ряд других территорий[2]. Правительства обеих стран изящно использовали формально торговые фактории для ведения скрытых войн в мирное время, иначе говоря – занимались захватом территорий, не вовлекая вооруженные силы своих стран. Это был успешный исторический опыт – войну «отдали на контракт», что дало вполне конкретные геополитические результаты. Второе дыхание ЧВК обрели в середине XX века, в период становления национальных государств стран Третьего мира. Тогда на Ближнем Востоке, в Африке и Латинской Америке ЧВК выполняли как легальные задачи (обучение армии и спецслужб молодых государств), так и нелегальные (перевороты и спецоперации). Впервые американское правительство официально прибегло к помощи частных военных компаний для обучения войск своих союзников в 1974 году, когда американская компания Vinnell Corp. принадлежавшая военно-промышленному концерну Northrop Grumman получила контракт на подготовку Национальной гвардии Саудовской Аравии[3]. Согласно некоторым данным стоимость контрактов достигала общей суммы в полмиллиарда долларов[4]. В Африке пионером в области организованного ведения такого бизнеса была (ныне уже несуществующая) южноафриканская компания Executive Outcomes которая возникла в 1989 году во главе с бывшим начальником западноевропейского отдела службы диверсий (Civil Cooperation Bureau) Министерства Обороны ЮАР Эбеном Барлоу[5]. В 90-е годы ЧВК убедительно показали свою способность решать стратегические задачи. Executive Outcomes в период 1993-1996 году сумела полностью подготовить армию Анголы и нанести серьезное поражение силам УНИТА, практически закрыв многолетнюю гражданскую войну[6]. В 1995 году та же компания Executive Outcomes получила контракт с правительством Сьерра-Леоне по подготовке армии Сьерра-Леоне. Фактически же этот контракт означал проведение боевых операций против повстанцев Обьединенного революционного фронта, которые к тому времени вошли в столицу Сьерра-Леоне Фритаун и захватили контроль над рудниками оксида титана Sierra Rutile и бокситов Sierramoco. Компания Executive Outcomes освободила Сьерра-Леоне и уже в течение ряда операций свела до нуля военные возможности мятежников[7]. В итоге в ноябре 1996 года было подписано соглашение о мире в Сьерра-Леоне. Параллельно схожие процессы шли в Европе. Компания Military Professional Resources Inc., действующая в интересах армии США, в сжатые сроки подготовила вооруженные силы сепаратистских республик бывшей Югославии. Эд Сойстер, тогдашний вице-президент MPRI и бывший шеф DEA (американской военной разведки) заявил 11 мая 1995 года в интервью британской газете Observer: «Мы не можем им сказать, как стрелять, но можем им показать, как лучшим образом организовать своих людей, чтобы те стреляли»[8]. В результате работа этой компании сыграла важную роль в разгроме сербских войск в Западной Славонии (1-2 мая 1995 г), в Книнской Краине (4-8 августа 1995 г.) и в Боснийской Краине (июль-октябрь 1995 г.)[9]. В 1998-99 годах компания осуществила также аналогичную работу в Албании по обучению албанской УЧК ведшей партизанскую войну против сербских войск в Косово и Метохии. После входа американских войск в Афганистан в 2001 году и в Ирак в 2003 году, MPRI получила контракты на создание новых армий Афганистана и Ирака, а впоследствии еще ряд контрактов, в том числе по подготовке воинского контингента Грузии для участия в операциях в Ираке и в Афганистане[10]. Таким образом, к началу этого века в мире появилась достаточно мощная индустрия частного военного предпринимательства с основным работодателем в виде правительства США. Ныне во всем мире существует широкий рынок подобных услуг, отнюдь не ограничивающийся Ираком и Афганистаном. Но именно Ирак стал полем, на котором произошло становление ЧВК в их современном виде, когда ЧВК стали сосредотачиваться на рынке услуг снабжения и инфраструктурной поддержки. Не последнюю роль в становлении этого огромного рынка сыграла администрация Джорджа Буша-младшего, чьи ключевые представители были прямо связаны с компаниями-подрядчиками. Halliburton Corporation, чьим главой с 1995 по 1999 год был Дик Чейни, будущий вице-президент США, долгое время была основным мажоритарием компании KBR (Kellogg Brown & Root), которая, в свою очередь, была одним из основных подрядчиков армии США[11]. В 2001 году KBR получила контракт LOGCAP-III на тыловое обеспечение американских войск в Афганистане, Ираке, Джибути а позднее и в Грузии[12]. В 2007 году был подписан тендер на новый контракт LOGCAP-IV общей стоимостью 2,4 миллиарда долларов на обеспечение баз американской армии в Афганистане, Ираке, Гаити и Кувейте[13]. В самой Российской Федерации компания KBR согласно межправительственному соглашению осуществляет с 2009-го года переброску грузов для армии США в Афганистан[14]. Не последнюю роль ЧВК сыграли в процессе замещения и усиления «официальных» войск формально гражданскими, а по сути – профессиональными военными специалистами. Если в годы первой войны в Персидском заливе в сухопутных силах США числилось 780 тыс. человек личного состава, то теперь лишь 480 тыс. Если в 1991 году в дни высадки американцев в Кувейте на 50 кадровых военных приходился один солдат из так называемых вспомогательных сил, то в начале второй иракской кампании один сотрудник PМC (private military companies – так называют фирмы, которые предоставляют заказчику профессиональных солдат) приходился на 10 военных[15]. Активно растущим сегментом деятельности ЧВК является розыскная и разведывательная деятельность. В качестве наилучшего примера можно упомянуть компанию Кролл (Kroll). С началом войн в Афганистане (2001) и в Ираке (2003) году компания активно включилась в охранную деятельность по содействию коалиционным войскам в Ираке и контингенту НАТО в Афганистане. В ряду коммерческих контрактов на охрану, Кролл получила тендер на программу подготовки новой армии Ирака а так же на развитие разведывательной сети в Ираке в интересах коалиционных войск[16]. Эта же компания засветилась и в России. По сообщениям СМИ, в 2002 и 2003 годах компания «Кролл» вела «аудиторскую» работу в интересах компании «Альфа-Групп»[17]. Подобные компании позволяют на совершенно законных основаниях вести техническую и агентурную разведку на территории любого государства, и в отношении любых лиц. Согласно заключениям экспертов, компании подобного типа со временем будут приобретать всё большую роль в войнах и вооруженных конфликтах. Совершенно особое место занимает в планах администрации Белого Дома использование ВЧК на Ближнем Востоке. Эксперты прямо называют американские и британские ВЧК основным инструментом подготовки вооруженных отрядов оппозиции в Ливии и Сирии[18]. Есть свидетельства и прямого участия специалистов военных компаний в боевых действиях. Продолжается работа и по укреплению лояльных США режимов. В 2011 году прошла информация о том, что американская компания Reflex Responses получила контракт на 529 миллиардов долларов от наследного принца Абу-Даби шейха Мухаммеда бен Заида Аль Нахайянна, по созданию и подготовке в ОАЭ батальона в 800 военнослужащих для ведения охранной и контртеррористической деятельности[19]. Ставка на ЧВК в военном плане сигнализирует об одном очень важном факторе – в обозримой исторической перспективе западные элиты не заинтересованы в широкомасштабных боевых кампаниях. Но это не значит, что следующие десятилетия будут проникнуты духом пацифизма. Масштабное применение ЧВК напрямую связано с дальнейшим курсом на использование непрямых методов в геополитической и геоэономической конкуренции, которая будет только увеличиваться на фоне общей глобальной нестабильности. Возможные выгоды для России Что дает России использование ЧВК? В первую очередь – это получение недорогого и эффективного инструмента защиты государственных интересов здесь и сейчас. В настоящее время РФ проходит стадию реформирования военно-политической системы. Очевидно, что не за горами и переформатирование системы разведывательного сообщества. Реформа ГРУ только избавила ведомство от тяжести функций прошлого века. Политическая разведка оправляется от серии тяжелых поражений и ждет кардинальной реорганизации. Очевидно, что в текущем состоянии, СВР не может эффективно решать поставленные задачи. В первую очередь это вызвано отсутствием необходимых ресурсов. Проблема актуальна и для военной разведки. Вместе с военно-политическим фактором, есть вполне приземленные экономические причины. В ходе двух чеченских компаний армия доказала свою необходимость и защитила целостность и суверенитет России. Вместе с тем, расходы по обеспечению группировки войск на Северном Кавказе ложились тяжким бременем на российский бюджет. Не будем также забывать, что российская армия на протяжении многих лет уверенно возглавляет хит-парад самых коррумпированных институтов нашего государства. Необходимость появления российских ЧВК существует и для обеспечения интересов отечественного крупного бизнеса. С проблемами безопасности российские компании сталкиваются не только на взрывоопасном Ближнем Востоке, но и в Африке, и в странах Индокитая. Российскому бизнесу необходимо не только обеспечение безопасности в этих странах, но и работа по сбору информации и по лоббированию своих интересов в государственных и структурах. Нередки случаи, когда зарубежные компании под разными предлогами отказывали российским специалистам в оплате их труда, действуя не только беззаконно, но и жестоко. Стоит упомянуть случай в иракском Курдистане, где крупная британская компания, не желая выплачивать денежное довольствие российским служащим, около полугода удерживала их под надуманным предлогом фактически в неволе, принуждая «добровольно» отказаться от своих «претензий». Были случаи, когда российских специалистов, просто, что называется «кидали», оставляя в чужой стране без денег и документов. Американцы в аналогичных сложных ситуациях создавали частные военные компании, так как обнаружили, что иного пути защиты их интересов нет. Россия пока имеет союзников среди военно-политического руководства практически на всех континентах. В ключевых регионах планеты – в Африке, на Ближнем Востоке и в Индокитае у нашей страны до сих пор есть ключевое преимущество – выращенные при деятельном участии еще СССР элиты. Но через 10 лет им на смену придет новое поколение, получившее образование на Западе и в Китае. У России есть и другой немаловажный ресурс: пока существует костяк военной машины Советского Союза – оперативный и руководящий состав разведки и спецподразделений, имеющий опыт действий по всему миру, и вполне успешно легализовавшиеся (в большинстве своем) в реалиях нового мира. Это «спящий резерв» государства, который при желании можно реанимировать. Все перечисленные плюсы – это не полноценное конкурентное преимущество, а то, что осталось, и что еще можно эффективно использовать. Немногие российские ЧВК, действующие за рубежом, испытывают жесточайший прессинг со стороны своих иностранных конкурентов. При этом правительства США и Великобритании оказывают своим компаниям всемерную поддержку, ставя всевозможные препоны для российских специалистов. Как создавать российские частные военные компании? В России сейчас любой инициатор создания ЧВК может загреметь по статье 359 УК РФ «Наемничество», или статье 208 «Создание вооруженного формирования». Подобное весьма мрачное положение дел ставит государство перед необходимостью принципиально определиться с идеологией в отношении двух фундаментальных вопросов а) частного бизнеса в сфере ОПК и безопасности; б) гражданской практики использования (хранения, владения) оружием. В настоящий момент у нас нет какого-либо нормативного правового акта, регламентирующего деятельность частных военных компаний. Во многих странах (например, в США) законодательно допускается деятельность национальных охранных компаний за пределами этих стран. Такая деятельность приравнивается к экспорту военной продукции и подлежит лицензированию. Международное право в вопросах использования ЧВК руководствовалось до недавнего времени Женевской конвенцией, затем Конвенцией ООН и Документом Монтрё, который подписали уже 22 государства. Последний регламентирует работу ЧВК на международном рынке, его же и признают базовым нормативно-правовым актом в вопросах функционала частных военных компаний. Совершенно отдельной проблемой стоит вопрос допуска частных лиц к государственной тайне. Такого механизма в отечественной законодательной базе просто нет. Существующий рынок частных охранных услуг, подразумевающий действия в ситуациях высокого риска, мал и фрагментирован. Фактически его можно поделить на предприятия-«дочки» крупных ФПГ и охранные компании, которые работают на личные политические связи их владельцев. Есть также небольшой сегмент компаний, основанных энтузиастами из военной среды. Их доходы – небольшие контракты за рубежом (главным образом проводка конвоев и судов), которые неинтересны лидерам рынка из-за высокого риска или малой цены. Потенциальная среда ЧВК подвержена тем же болезням, что и весь российский бизнес – коррупция, непрозрачность тендеров, противодействие правоохранителей, отсутствие внятной государственной политики. Лидеры охранного бизнеса в России по причине отсутствия опыта и необходимых навыков ведения бизнеса не способны взять на себя функции локомотива зарождающегося рынка. Единственным, и, наверное, наиболее эффективным инициатором процесса могут выступить компетентные в международной геоэкономике инвесторы, максимально далекие как от государства, так и от интересов российских ФПГ. В России есть позитивный опыт вхождения в сферу ОПК частного бизнеса весьма далекого от специфики среды, но владеющего инструментарием успешного стартапа и ведения производственного бизнеса в России. Главными направлениями, требующими обеспечения российских интересов, являются зоны Центральной Азии и Среднего Востока. Данные ареалы являются территорией стратегически важных ресурсных потоков для России и интересны с точки зрения экспорта прямых военных услуг. Большие перспективы имеют рынки стран Африки и Латинской Америки, где вопросы общественной и государственной безопасности актуальны как никогда. Понимание необходимости ЧВК как инструмента политической и экономической конкуренции уже существует, и выступление Владимира Путина тому порука. Вместе с тем, реализация данного проекта наталкивается на системную проблему нашего государства – дремучесть правовой системы. И одной политической воли здесь будет недостаточно. [1]http://svpressa.ru/politic/article/54437/ [2]http://dic.academic.ru/dic.nsf/es/84690/%D0%9E%D0%A1%D0%A2 [3]http://ko.ru/articles/9541 [4]http://ko.ru/articles/9541 [5]http://www.wnd.com/1998/08/3290/ [6]http://artofwar.ru/w/waleckij_o_w/text_0400.shtml [7]http://www.psj.ru/saver_people/detail.php?ID=70795 [8]http://artofwar.ru/w/waleckij_o_w/chvk.shtml [9]http://artofwar.ru/w/waleckij_o_w/chvk.shtml [10]http://www.nytimes.com/2002/10/13/business/yourmoney/13MILI.html?scp=1&sq=mpri&st=cse [11]http://magazine.rbc.ru/2011/05/01/main/562949980354228.shtml [12]http://www.army.mil/article/38607/logcap-iii-task-order-continues-support-in-iraq/ [13]http://defensebaseactcomp.wordpress.com/2010/02/27/kbr-awarded-2-3b-logcap-iv-task-order-in-iraq-after-poor-performance-evaluation/ [14]http://artofwar.ru/w/waleckij_o_w/chvk.shtml [15]http://via-midgard.info/news/in_midgard/1559-chastnye-voennye-kompaniipmc-vchera-segodnya.html [16]http://www.ft.com/cms/s/0/24fa237c-6a13-11db-952e-0000779e2340.html [17]http://artofwar.ru/w/waleckij_o_w/chvk.shtml [18]http://www.csef.ru/studies/politics/projects/arab_revolution/articles/1244/ [19]http://www.nytimes.com/2011/05/16/world/middleeast/16prince.html Костин Александр

25 марта, 11:36

Scofield: Атаки на Х. Клинтон

06.03.2016 г. на ресурсе China Matters появилась публикация, очень точно нацеленная на нанесение репутационного ущерба Х.Клинтон в контексте предвыборной кампании в США Название статьи: «Ливия: хуже, чем Ирак. Прости, Хиллари». Ливийское фиаско может оказаться камнем преткновения в президентских притязаниях Хиллари Клинтон.

24 апреля 2012, 18:11

Военные компании на службе страны

В своем выступлении перед депутатами Госдумы глава правительства РФ Владимир Путин неожиданно для многих выступил с поддержкой идеи создания российских частных военных компаний, которые «могли бы предоставлять услуги по охране объектов и тренировке иностранных военных за границей без участия российского государства». Откровеннее ведь не скажешь. Такая позиция главы правительства – это смена подходов в защите государственных интересов, и, если хотите, выражение столь всеми ожидаемой политической воли России. Необходимость такого шага продиктована актуальными вызовами, стоящими перед Россией. Наступающий новый колониализм стремительно меняет «контурные карты» планеты. Успеет ли Россия в довольно сжатые сроки выработать условия и механизмы для успешной работы этого нового для РФ инструмента военной политики – вот в чем вопрос. Скажем прямо, частные военные компании (далее – ЧВК) – это инструмент колониализма. Конец XX века ознаменовал собой финал национального государства как исторического феномена и начало нового наднационального института – корпоративной власти, соединяющей государственные, финансовые и общественные институты. На текущем этапе ЧВК – это динамично растущий рынок, чьи объемы в целом можно сравнить с ведущими индустриями потребления и производства. По ряду данных объем рынка составляет ежегодно в среднем 200 миллиардов долларов[1]. Сам термин «частные военные компании» не в полной мере отражает специфику их деятельности. Сегодня (в отличие, например, от 1970-90х годов) большинство такого рода компаний не столько вовлечены в боевые действия, сколько занимаются обслуживанием соответствующей инфраструктуры – обучают персонал, занимаются консультированием и охранной деятельностью. Когда же это происходит в зонах боевых действий – вот тут-то специфика может и поменяться. Причины использования ВЧК вполне очевидны. Это экономия финансовых средств, оперативность и результативность. Выгоднее под конкретную задачу подписать контракт с частной компанией, которая уже располагает обученным персоналом, чем вводить армию и содержать гарнизоны. В современных международных военных операциях ЧВК являются равноправным правовым субъектом наряду с вооруженными силами национальных государств. История вопроса Показательным историческим примером (с рядом оговорок) является деятельность голландской и британской Ост-Индских компаний. Голландская в 1641 году самостоятельно, без помощи государства, выбила из нынешней Индонезии своих конкурентов – португальцев. Британская же за короткий срок завоевала Индию и ряд других территорий[2]. Правительства обеих стран изящно использовали формально торговые фактории для ведения скрытых войн в мирное время, иначе говоря – занимались захватом территорий, не вовлекая вооруженные силы своих стран. Это был успешный исторический опыт – войну «отдали на контракт», что дало вполне конкретные геополитические результаты. Второе дыхание ЧВК обрели в середине XX века, в период становления национальных государств стран Третьего мира. Тогда на Ближнем Востоке, в Африке и Латинской Америке ЧВК выполняли как легальные задачи (обучение армии и спецслужб молодых государств), так и нелегальные (перевороты и спецоперации). Впервые американское правительство официально прибегло к помощи частных военных компаний для обучения войск своих союзников в 1974 году, когда американская компания Vinnell Corp. принадлежавшая военно-промышленному концерну Northrop Grumman получила контракт на подготовку Национальной гвардии Саудовской Аравии[3]. Согласно некоторым данным стоимость контрактов достигала общей суммы в полмиллиарда долларов[4]. В Африке пионером в области организованного ведения такого бизнеса была (ныне уже несуществующая) южноафриканская компания Executive Outcomes которая возникла в 1989 году во главе с бывшим начальником западноевропейского отдела службы диверсий (Civil Cooperation Bureau) Министерства Обороны ЮАР Эбеном Барлоу[5]. В 90-е годы ЧВК убедительно показали свою способность решать стратегические задачи. Executive Outcomes в период 1993-1996 году сумела полностью подготовить армию Анголы и нанести серьезное поражение силам УНИТА, практически закрыв многолетнюю гражданскую войну[6]. В 1995 году та же компания Executive Outcomes получила контракт с правительством Сьерра-Леоне по подготовке армии Сьерра-Леоне. Фактически же этот контракт означал проведение боевых операций против повстанцев Обьединенного революционного фронта, которые к тому времени вошли в столицу Сьерра-Леоне Фритаун и захватили контроль над рудниками оксида титана Sierra Rutile и бокситов Sierramoco. Компания Executive Outcomes освободила Сьерра-Леоне и уже в течение ряда операций свела до нуля военные возможности мятежников[7]. В итоге в ноябре 1996 года было подписано соглашение о мире в Сьерра-Леоне. Параллельно схожие процессы шли в Европе. Компания Military Professional Resources Inc., действующая в интересах армии США, в сжатые сроки подготовила вооруженные силы сепаратистских республик бывшей Югославии. Эд Сойстер, тогдашний вице-президент MPRI и бывший шеф DEA (американской военной разведки) заявил 11 мая 1995 года в интервью британской газете Observer: «Мы не можем им сказать, как стрелять, но можем им показать, как лучшим образом организовать своих людей, чтобы те стреляли»[8]. В результате работа этой компании сыграла важную роль в разгроме сербских войск в Западной Славонии (1-2 мая 1995 г), в Книнской Краине (4-8 августа 1995 г.) и в Боснийской Краине (июль-октябрь 1995 г.)[9]. В 1998-99 годах компания осуществила также аналогичную работу в Албании по обучению албанской УЧК ведшей партизанскую войну против сербских войск в Косово и Метохии. После входа американских войск в Афганистан в 2001 году и в Ирак в 2003 году, MPRI получила контракты на создание новых армий Афганистана и Ирака, а впоследствии еще ряд контрактов, в том числе по подготовке воинского контингента Грузии для участия в операциях в Ираке и в Афганистане[10]. Таким образом, к началу этого века в мире появилась достаточно мощная индустрия частного военного предпринимательства с основным работодателем в виде правительства США. Ныне во всем мире существует широкий рынок подобных услуг, отнюдь не ограничивающийся Ираком и Афганистаном. Но именно Ирак стал полем, на котором произошло становление ЧВК в их современном виде, когда ЧВК стали сосредотачиваться на рынке услуг снабжения и инфраструктурной поддержки. Не последнюю роль в становлении этого огромного рынка сыграла администрация Джорджа Буша-младшего, чьи ключевые представители были прямо связаны с компаниями-подрядчиками. Halliburton Corporation, чьим главой с 1995 по 1999 год был Дик Чейни, будущий вице-президент США, долгое время была основным мажоритарием компании KBR (Kellogg Brown & Root), которая, в свою очередь, была одним из основных подрядчиков армии США[11]. В 2001 году KBR получила контракт LOGCAP-III на тыловое обеспечение американских войск в Афганистане, Ираке, Джибути а позднее и в Грузии[12]. В 2007 году был подписан тендер на новый контракт LOGCAP-IV общей стоимостью 2,4 миллиарда долларов на обеспечение баз американской армии в Афганистане, Ираке, Гаити и Кувейте[13]. В самой Российской Федерации компания KBR согласно межправительственному соглашению осуществляет с 2009-го года переброску грузов для армии США в Афганистан[14]. Не последнюю роль ЧВК сыграли в процессе замещения и усиления «официальных» войск формально гражданскими, а по сути – профессиональными военными специалистами. Если в годы первой войны в Персидском заливе в сухопутных силах США числилось 780 тыс. человек личного состава, то теперь лишь 480 тыс. Если в 1991 году в дни высадки американцев в Кувейте на 50 кадровых военных приходился один солдат из так называемых вспомогательных сил, то в начале второй иракской кампании один сотрудник PМC (private military companies – так называют фирмы, которые предоставляют заказчику профессиональных солдат) приходился на 10 военных[15]. Активно растущим сегментом деятельности ЧВК является розыскная и разведывательная деятельность. В качестве наилучшего примера можно упомянуть компанию Кролл (Kroll). С началом войн в Афганистане (2001) и в Ираке (2003) году компания активно включилась в охранную деятельность по содействию коалиционным войскам в Ираке и контингенту НАТО в Афганистане. В ряду коммерческих контрактов на охрану, Кролл получила тендер на программу подготовки новой армии Ирака а так же на развитие разведывательной сети в Ираке в интересах коалиционных войск[16]. Эта же компания засветилась и в России. По сообщениям СМИ, в 2002 и 2003 годах компания «Кролл» вела «аудиторскую» работу в интересах компании «Альфа-Групп»[17]. Подобные компании позволяют на совершенно законных основаниях вести техническую и агентурную разведку на территории любого государства, и в отношении любых лиц. Согласно заключениям экспертов, компании подобного типа со временем будут приобретать всё большую роль в войнах и вооруженных конфликтах. Совершенно особое место занимает в планах администрации Белого Дома использование ВЧК на Ближнем Востоке. Эксперты прямо называют американские и британские ВЧК основным инструментом подготовки вооруженных отрядов оппозиции в Ливии и Сирии[18]. Есть свидетельства и прямого участия специалистов военных компаний в боевых действиях. Продолжается работа и по укреплению лояльных США режимов. В 2011 году прошла информация о том, что американская компания Reflex Responses получила контракт на 529 миллиардов долларов от наследного принца Абу-Даби шейха Мухаммеда бен Заида Аль Нахайянна, по созданию и подготовке в ОАЭ батальона в 800 военнослужащих для ведения охранной и контртеррористической деятельности[19]. Ставка на ЧВК в военном плане сигнализирует об одном очень важном факторе – в обозримой исторической перспективе западные элиты не заинтересованы в широкомасштабных боевых кампаниях. Но это не значит, что следующие десятилетия будут проникнуты духом пацифизма. Масштабное применение ЧВК напрямую связано с дальнейшим курсом на использование непрямых методов в геополитической и геоэономической конкуренции, которая будет только увеличиваться на фоне общей глобальной нестабильности. Возможные выгоды для России Что дает России использование ЧВК? В первую очередь – это получение недорогого и эффективного инструмента защиты государственных интересов здесь и сейчас. В настоящее время РФ проходит стадию реформирования военно-политической системы. Очевидно, что не за горами и переформатирование системы разведывательного сообщества. Реформа ГРУ только избавила ведомство от тяжести функций прошлого века. Политическая разведка оправляется от серии тяжелых поражений и ждет кардинальной реорганизации. Очевидно, что в текущем состоянии, СВР не может эффективно решать поставленные задачи. В первую очередь это вызвано отсутствием необходимых ресурсов. Проблема актуальна и для военной разведки. Вместе с военно-политическим фактором, есть вполне приземленные экономические причины. В ходе двух чеченских компаний армия доказала свою необходимость и защитила целостность и суверенитет России. Вместе с тем, расходы по обеспечению группировки войск на Северном Кавказе ложились тяжким бременем на российский бюджет. Не будем также забывать, что российская армия на протяжении многих лет уверенно возглавляет хит-парад самых коррумпированных институтов нашего государства. Необходимость появления российских ЧВК существует и для обеспечения интересов отечественного крупного бизнеса. С проблемами безопасности российские компании сталкиваются не только на взрывоопасном Ближнем Востоке, но и в Африке, и в странах Индокитая. Российскому бизнесу необходимо не только обеспечение безопасности в этих странах, но и работа по сбору информации и по лоббированию своих интересов в государственных и структурах. Нередки случаи, когда зарубежные компании под разными предлогами отказывали российским специалистам в оплате их труда, действуя не только беззаконно, но и жестоко. Стоит упомянуть случай в иракском Курдистане, где крупная британская компания, не желая выплачивать денежное довольствие российским служащим, около полугода удерживала их под надуманным предлогом фактически в неволе, принуждая «добровольно» отказаться от своих «претензий». Были случаи, когда российских специалистов, просто, что называется «кидали», оставляя в чужой стране без денег и документов. Американцы в аналогичных сложных ситуациях создавали частные военные компании, так как обнаружили, что иного пути защиты их интересов нет. Россия пока имеет союзников среди военно-политического руководства практически на всех континентах. В ключевых регионах планеты – в Африке, на Ближнем Востоке и в Индокитае у нашей страны до сих пор есть ключевое преимущество – выращенные при деятельном участии еще СССР элиты. Но через 10 лет им на смену придет новое поколение, получившее образование на Западе и в Китае. У России есть и другой немаловажный ресурс: пока существует костяк военной машины Советского Союза – оперативный и руководящий состав разведки и спецподразделений, имеющий опыт действий по всему миру, и вполне успешно легализовавшиеся (в большинстве своем) в реалиях нового мира. Это «спящий резерв» государства, который при желании можно реанимировать. Все перечисленные плюсы – это не полноценное конкурентное преимущество, а то, что осталось, и что еще можно эффективно использовать. Немногие российские ЧВК, действующие за рубежом, испытывают жесточайший прессинг со стороны своих иностранных конкурентов. При этом правительства США и Великобритании оказывают своим компаниям всемерную поддержку, ставя всевозможные препоны для российских специалистов. Как создавать российские частные военные компании? В России сейчас любой инициатор создания ЧВК может загреметь по статье 359 УК РФ «Наемничество», или статье 208 «Создание вооруженного формирования». Подобное весьма мрачное положение дел ставит государство перед необходимостью принципиально определиться с идеологией в отношении двух фундаментальных вопросов а) частного бизнеса в сфере ОПК и безопасности; б) гражданской практики использования (хранения, владения) оружием. В настоящий момент у нас нет какого-либо нормативного правового акта, регламентирующего деятельность частных военных компаний. Во многих странах (например, в США) законодательно допускается деятельность национальных охранных компаний за пределами этих стран. Такая деятельность приравнивается к экспорту военной продукции и подлежит лицензированию. Международное право в вопросах использования ЧВК руководствовалось до недавнего времени Женевской конвенцией, затем Конвенцией ООН и Документом Монтрё, который подписали уже 22 государства. Последний регламентирует работу ЧВК на международном рынке, его же и признают базовым нормативно-правовым актом в вопросах функционала частных военных компаний. Совершенно отдельной проблемой стоит вопрос допуска частных лиц к государственной тайне. Такого механизма в отечественной законодательной базе просто нет. Существующий рынок частных охранных услуг, подразумевающий действия в ситуациях высокого риска, мал и фрагментирован. Фактически его можно поделить на предприятия-«дочки» крупных ФПГ и охранные компании, которые работают на личные политические связи их владельцев. Есть также небольшой сегмент компаний, основанных энтузиастами из военной среды. Их доходы – небольшие контракты за рубежом (главным образом проводка конвоев и судов), которые неинтересны лидерам рынка из-за высокого риска или малой цены. Потенциальная среда ЧВК подвержена тем же болезням, что и весь российский бизнес – коррупция, непрозрачность тендеров, противодействие правоохранителей, отсутствие внятной государственной политики. Лидеры охранного бизнеса в России по причине отсутствия опыта и необходимых навыков ведения бизнеса не способны взять на себя функции локомотива зарождающегося рынка. Единственным, и, наверное, наиболее эффективным инициатором процесса могут выступить компетентные в международной геоэкономике инвесторы, максимально далекие как от государства, так и от интересов российских ФПГ. В России есть позитивный опыт вхождения в сферу ОПК частного бизнеса весьма далекого от специфики среды, но владеющего инструментарием успешного стартапа и ведения производственного бизнеса в России. Главными направлениями, требующими обеспечения российских интересов, являются зоны Центральной Азии и Среднего Востока. Данные ареалы являются территорией стратегически важных ресурсных потоков для России и интересны с точки зрения экспорта прямых военных услуг. Большие перспективы имеют рынки стран Африки и Латинской Америки, где вопросы общественной и государственной безопасности актуальны как никогда. Понимание необходимости ЧВК как инструмента политической и экономической конкуренции уже существует, и выступление Владимира Путина тому порука. Вместе с тем, реализация данного проекта наталкивается на системную проблему нашего государства – дремучесть правовой системы. И одной политической воли здесь будет недостаточно. [1]http://svpressa.ru/politic/article/54437/ [2]http://dic.academic.ru/dic.nsf/es/84690/%D0%9E%D0%A1%D0%A2 [3]http://ko.ru/articles/9541 [4]http://ko.ru/articles/9541 [5]http://www.wnd.com/1998/08/3290/ [6]http://artofwar.ru/w/waleckij_o_w/text_0400.shtml [7]http://www.psj.ru/saver_people/detail.php?ID=70795 [8]http://artofwar.ru/w/waleckij_o_w/chvk.shtml [9]http://artofwar.ru/w/waleckij_o_w/chvk.shtml [10]http://www.nytimes.com/2002/10/13/business/yourmoney/13MILI.html?scp=1&sq=mpri&st=cse [11]http://magazine.rbc.ru/2011/05/01/main/562949980354228.shtml [12]http://www.army.mil/article/38607/logcap-iii-task-order-continues-support-in-iraq/ [13]http://defensebaseactcomp.wordpress.com/2010/02/27/kbr-awarded-2-3b-logcap-iv-task-order-in-iraq-after-poor-performance-evaluation/ [14]http://artofwar.ru/w/waleckij_o_w/chvk.shtml [15]http://via-midgard.info/news/in_midgard/1559-chastnye-voennye-kompaniipmc-vchera-segodnya.html [16]http://www.ft.com/cms/s/0/24fa237c-6a13-11db-952e-0000779e2340.html [17]http://artofwar.ru/w/waleckij_o_w/chvk.shtml [18]http://www.csef.ru/studies/politics/projects/arab_revolution/articles/1244/ [19]http://www.nytimes.com/2011/05/16/world/middleeast/16prince.html Костин Александр