• Теги
    • избранные теги
    • Страны / Регионы1140
      • Показать ещё
      Компании615
      • Показать ещё
      Международные организации60
      • Показать ещё
      Формат7
      Люди163
      • Показать ещё
      Разное269
      • Показать ещё
      Издания75
      • Показать ещё
      Показатели12
      • Показать ещё
Реюньон
05 декабря, 19:01

Relatives offer rewards for MH370 debris

RELATIVES of passengers on board the missing Malaysia Airlines plane believed to have crashed in the southern Indian Ocean in 2014 are offering rewards for anyone who finds debris. A group of relatives

05 декабря, 07:03

Remarks by the President at the Kennedy Center Honors Reception

THE PRESIDENT:  Thank you so much, everybody.  (Applause.)  Thank you.  Thank you very much.  Everybody please have a seat.  Thank you.  (Applause.) Well, good evening, everybody.  On behalf of Michelle and myself, welcome to the White House.  Over the past eight years, this has always been one of our favorite nights.  And this year, I was especially looking forward to seeing how Joe Walsh cleans up -- pretty good.  (Laughter.)  I want to begin by once again thanking everybody who makes this wonderful evening possible, including David Rubenstein, the Kennedy Center Trustees -- I’m getting a big echo back there -- and the Kennedy Center President, Deborah Rutter.  Give them a big round of applause.  (Applause.)  We have some outstanding members of Congress here tonight.  And we are honored also to have Vicki Kennedy and three of President Kennedy’s grandchildren with us here -– Rose, Tatiana, and Jack.  (Applause.)    So the arts have always been part of life at the White House, because the arts are always central to American life.  And that’s why, over the past eight years, Michelle and I have invited some of the best writers and musicians, actors, dancers to share their gifts with the American people, and to help tell the story of who we are, and to inspire what’s best in all of us.  Along the way, we’ve enjoyed some unbelievable performances -– this is one of the perks of the job that I will miss.  Thanks to Michelle’s efforts, we’ve brought the arts to more young people -– from hosting workshops where they learn firsthand from accomplished artists, to bringing “Hamilton” to students who wouldn’t normally get a ticket to Broadway.  And on behalf of all of us, I want to say thanks to my wife for having done simply -- (applause) -- yes.  (Applause.)  And she’s always looked really good doing it.  (Laughter.)  She does.  (Laughter.)  This is part of how we’ve tried to honor the legacy of President and Mrs. Kennedy.  They understood just how vital art is to our democracy -- that we need song and cinema and paintings and performance to help us challenge our assumptions, to question the way things are, and maybe inspire us to think about how things might be.  The arts help us celebrate our triumphs, but also holds up a mirror to our flaws.  And all of that deepens our understanding of the human condition.  It helps us to see ourselves in each other.  It helps to bind us together as a people.  As President Kennedy once said, “In serving his vision of the truth, the artist best serves his nation.”  Tonight, we honor five amazing artists who have dedicated their lives to telling their truth, and helping us to see our own. At eight years old, Mavis Staples climbed onto a chair in church, leaned into the microphone, raised her eyes upwards and belted out the gospel.  When people heard that deep, old soul coming out of that little girl, they wept -- which, understandably, concerned her.  (Laughter.)  But her mother told her, “Mavis, they’re happy.  Your singing makes them cry happy tears.”  It was those early appearances on the South Side of Chicago -– South Side!  -- (laughter and applause) -- with Mavis, her siblings, their father, Roebuck “Pops” Staples that launched the legendary Staple Singers.  Theirs was gospel with just a touch of country, a twist of the blues, little bit of funk.  There was a little bit of sin with the salvation.  (Laughter.)  And driven by Pops’ reverbed guitar, Mavis’ powerhouse vocals and the harmonies that only family can make, the Staple Singers broke new ground with songs like “Uncloudy Day.”  They had some truths to tell.  Inspired by Dr. King, Pops would tell his kids, “If he can preach it, we can sing it.”  And so they wrote anthems like “Freedom Highway,” and “When Will We Be Paid” -- which became the soundtrack of the Civil Rights movement.  As a solo artist, Mavis has done it all and worked with just about everybody from Bob Dylan to Prince to Jeff Tweedy.  On albums like “We’ll Never Turn Back,” and “One True Vine,” she still is singing for justice and equality, and influencing a new generation of musicians and fans.  And each soulful note -- even in heartbreak and even in despair -– is grounded in faith, and in hope, and the belief that there are better days yet to come.  “These aren't just songs I'm singing to be moving my lips,” she says.  “I mean this.”  And we mean it too.  Six decades on, nobody makes us feel “the weight” like Mavis Staples.  Give her a big round of applause.  (Applause.)  Al Pacino calls the theater his “flashlight.”  It’s how he finds himself, where he sees truth.  And since Al first hit Broadway in 1969, his singular talent has been the gold standard for acting. A great playwright once compared the way Al inhabits his characters to the way Louis Armstrong played jazz.  One director said that while “some actors play characters, Al Pacino becomes them.”  And we’ve all seen it.  In the span of five years -- you think about it -- he became Serpico, became Sonny Wortzik, twice became Michael Corleone for, let’s face it, what have got to be the two best movies of all time -- (laughter) -- became Tony Montana on screen, then became the owner of a couple of Tonys on stage.  And he’s always been this way.  At 13, Al committed so profoundly to a role in the school play that when his character was supposed to get sick on stage, Al actually got sick on stage.  (Laughter.)  I’m not sure how audiences felt about that.  (Laughter.)  Later, when he played Richard III and Jackie Kennedy visited him backstage, the actor playing the self-absorbed king didn’t even stand up to greet actual American royalty, which he says he still regrets.  (Laughter.)  Through it all, Al has always cared more for his “flashlight” than the spotlight.  He says he’s still getting used to the idea of being an icon.  But his gift, for all the inspiration and intensity that he brings to his roles, is that he lets us into what his characters are feeling.  And for that, we are extraordinarily grateful.  Al Pacino.  (Applause.)  In the late sixties, James Taylor got the chance to audition in front of Paul McCartney and George Harrison.  Ringo, I don’t know if you were there -- but this is a true story.  (Laughter.)  “I was as nervous as a Chihuahua on methamphetamines" -- (laughter) -- is what James Taylor says.  Which is exactly the kind of metaphor that makes him such a brilliant songwriter.  (Laughter.)   But if James has a defining gift, it is empathy.  It’s why he’s been such a great friend to and Michelle and myself.  We're so grateful to him and Kim for their friendship over the years. It’s why everybody from Carole King to Garth Brooks to Taylor Swift collaborates with him.  It’s what makes him among the most prolific and admired musicians of our time.  In fact, James recently went through all his songs and kept coming across the same stories -- songs about fathers and traffic jams; love songs, recovery songs.  I really love this phrase:  “Hymns for agnostics.”  (Laughter.)  He says that in making music, “There’s the idea of comforting yourself.  There’s also the idea of taking something that’s untenable and internal and communicating it.”  And that's why it feels like James is singing only to you when he sings.  It feels like he's singing about your life.  The stories he tells and retells dwell on our most enduring and shared experiences.  “Carolina on My Mind” is about where you grew up, even if you didn’t grow up in Carolina.  “Mean Old Man” is probably somebody you know.  “Angels of Fenway” -- well, actually, that’s just about the Red Sox.  So -- (laughter) -- if you're a White Sox fan you don’t love that song, but it's okay.  (Applause.)    James is the consummate truth-teller about a life that can leave us with more unresolved questions than satisfying answers, but holds so much beauty that you don’t mind.  And from his honesty about his own struggles with substance abuse to his decades of progressive activism, James Taylor has inspired people all over the world and helped America live up to our highest ideals.  Thank you, James Taylor.  (Applause.)    Without a preschool rivalry, we might not be honoring Martha Argerich.  The story goes that when Martha was two years old, a little boy taunted her, saying, “I bet you can’t play the piano!”  (Laughter.)  So she sat down at the keys, remembered a piece her teacher had played, and played it flawlessly.  By eight years old, she had made her concert debut.  By the time she was a teenager, she left her native Argentina to study in Vienna and won two major international competitions, launching one of the most storied and influential careers in classical music.  That little boy lost his bet.  Martha combines unparalleled technical prowess with passion and glittering musicianship.  From Bach to Schumann, she doesn’t just play the piano, she possesses it.  Martha can charge through a passage with astonishing power and speed and accuracy, and, in the same performance, uncover the delicate beauty in each note.  As a critic once wrote, “She is an unaffected interpreter whose native language is music.” But what truly sets her apart and has cemented her place as one of the greatest pianists in modern history is her dogged commitment to her craft.  In an age of often superficial connections, where people too often seek fame and recognition, Martha has been guided by one passion, and that is fidelity to the music.  She can only be herself.  And that is the truest mark of an artist.  And the result is timeless, transcendent music for which we thank Martha Argerich.  (Applause.)  And finally, there have been some interesting things said about this next group, including being called "one of rock's most contentiously dysfunctional families."  (Laughter.)  So, yeah, it was unlikely that they'd ever get back together and that they called their reunion tour "Hell Freezes Over."  (Laughter.)  I love that.  But here's the thing -- when you listen to the Eagles, you hear the exact opposite story, and that is perfect harmony.  You hear it in the crisp, overpowering a capella chords of "Seven Bridges Road"; dueling guitar solos in "Hotel California"; complex, funky riffs opening "Life in the Fast Lane."  It's the sound not just of a California band, but one of America's signature bands -- a supergroup whose greatest hits sold more copies in the United States than any other record in the 20th century.  And the 20th Century had some pretty good music.  (Laughter.)    So, here tonight, we have three of the Eagles:  Don Henley, the meticulous, introspective songwriter with an unmistakable voice that soars above his drum set.  Timothy Schmit, the bass player and topline of many of those harmonies.  And Joe Walsh, who’s as rowdy with a guitar lick as I’m told he once was in a hotel room.  (Laughter.)  Twice.  (Laughter.)  This is the White House, though.  (Laughter.)  And Michelle and I are about to leave.  As I've said before, we want to get our security deposit back.  (Laughter and applause.)  But, of course, the Eagles are also the one and only Glenn Frey.  And we all wish Glenn was still here with us.  We are deeply honored to be joined by his beautiful wife, Cindy, and their gorgeous children.  Because the truth is that these awards aren't just about this reception or even the show we have this evening, which will be spectacular.  The Kennedy Center Honors are about folks who spent their lives calling on us to think a little harder, and feel a little deeper, and express ourselves a little more bravely, and maybe “take it easy” once in a while.  And that is Glenn Frey -- the driving force behind a band that owned a decade, and did not stop there.  We are all familiar with his legacy.  And the music of the Eagles will always be woven into the fabric of our nation.  So we are extraordinarily honored to be able to give thanks for the Eagles.  And what's true for them is true for all of tonight’s honorees:  remarkable individuals who have created the soundtrack to our own lives -- on road trips, in jukebox diners; folks who have mesmerized us on a Saturday night out at the movies or at a concert hall.  Mavis Staples.  Al Pacino.  James Taylor.  Martha Argerich The Eagles.  Their legacies are measured not just in works of art, but the lives they've touched, and creating a stronger and more beautiful America.  They’re artists who have served our nation by serving their truth.  And we’re all better off for it. So before we transport ourselves to what I'm sure will be a spectacular evening, please join me in saluting our extraordinary 2016 Kennedy Center Honorees.  (Applause.)                               END                  5:44 P.M. EST

04 декабря, 17:54

Can These College Teammates Please Reunite in the NBA?

Former Kentucky teammates John Wall and DeMarcus Cousins have talked about joining forces in the NBA. Here are other college reunions we'd like to see.

02 декабря, 16:15

Friday's Morning Email: Trump's 'Thank-You Tour' Looks A Lot Like The Campaign

TOP STORIES TRUMP KICKS OFF ‘THANK-YOU’ TOUR LIKE IT’S THE FIRST STOP ON A CAMPAIGN TRIP In his first public events since winning the presidency, Donald Trump went back to his campaign ways. So yes, a proper media bashing ensued. [Marina Fang, HuffPost] TRUMP NAMES JAMES MATTIS DEFENSE SECRETARY Meet the 66-year-old retired general whose nicknames include “mad dog.” [Igor Bobic, HuffPost] CHICAGO PASSES 700 HOMICIDES IN 2016 There were 480 homicides in the city in 2015. [CNN] STARBUCKS CO-FOUNDER AND CEO STEPPING DOWN  Howard Schultz will hand over the reins next year. [Reuters] A FAMILY GRAPPLES WITH LIFE AFTER THEIR 3-YEAR-OLD ACCIDENTALLY SHOT AND KILLED THEIR 9-YEAR-OLD “I have no one to blame. I can’t blame my kid. I can’t blame God because it’s inappropriate. I have nobody to blame. I have no outlet as far as taking out my anger, so I use my family and my fiancé as a punching bag.” [WaPo] JOE MCKNIGHT KILLED AT 28 The former NFL running back was shot and killed during a road rage incident in Louisiana. [Maxwell Strachan, HuffPost] THERE HAVE BEEN 200 SHOOTINGS OF POLICE THIS YEAR And 56 officers have been killed. [Christopher Mathias, HuffPost] TURNS OUT IT WAS TOO SOON To put Trump and Clinton’s campaign managers on a panel and expect it to not devolve into shouting. [S.V. Date, HuffPost] WHAT’S BREWING IN HONOR OF WORLD AIDS DAY YESTERDAY Your favorites, Prince Harry and Rihanna, were tested for HIV together. And here’s how D.C.’s mayor is planning to tackle an HIV epidemic in the nation’s capital. [HuffPost] AS MUCH AS YOU PRETEND TO HATE IT You already love DJ Earworm’s 2016 mash-up. [Vulture] COUPLES TALK MONEY And everything that comes with or without it. [Bloomberg] CONGRATS TO MILA KUNIS AND ASHTON KUTCHER Who welcomed their second child. [USA Today] FORGET THE POOL Michael Phelps is headed to Silicon Valley. [AP] THIS BEAVER HAD NO TIME FOR ARTIFICIAL TREES The wayward woodland creature trashed a store after spotting the fake Christmas trees. We couldn’t even make this up. [HuffPost] ESPN LOST OVER A MILLION SUBSCRIBERS IN THE PAST TWO MONTHS Disney is not happy. [HuffPost]  BEFORE YOU GO ~ Jennifer Aniston is here to kill all of your “Friends” reunion hopes and dreams. ~ We cannot stop laughing over this Erin Foster joke about Leonardo DiCaprio’s penchant for Victoria’s Secret models. ~ Is it just us, or do the Lifetime versions of Britney Spears and Kevin Federline look nothing like the originals? ~ Meet the Body Bearers, “an elite unit that carries Marines to their final resting place.” ~ As The New York Times puts it: “you’re never too old to wear a tiara.” ~ Be careful downloading apps on your Android: Over 1.3 million Google accounts have been hacked through illegitimate apps. ~ Could CNN make a play for Megyn Kelly? ~ And Leah Remini revealed even more Scientology secrets in a Reddit AMA.   The Huffington Post’s Morning Email team aims to get you the top news, along with entertainment, lifestyle stories and other absurdity that you need to get through your workday — all with a dash of signature Morning Email snark. Like The Morning Email? Send it to a friend! Does somebody keep forwarding you this newsletter? Get your own copy. It’s free! Sign up here. Check out HuffPost Politics and HuffPost Breaking News newsletters for more of the good stuff. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

02 декабря, 05:51

Trump’s ‘we told you so’ tour

The president-elect opens his victory lap to cheers from a mostly white Ohio crowd.

01 декабря, 15:42

How Reunion Is Reinventing Itself As A Digital Hub

On the side of a volcano in the middle of the Indian Ocean, there is another explosion happening. Réunion is an island that sprung up from the eruption of a volcano, millions of years ago, and is now aiming to reinvent itself as a digital hub; and provide a link between Europe and Africa.

01 декабря, 09:29

Cuban outpouring extends across island after Fidel Castro death

CAMAGUEY, Cuba (Reuters) - Tens of thousands of Cubans greeted Fidel Castro's funeral cortege on its journey across Cuba on Thursday, unflagging in their admiration for one of the towering figures of the 20th Century who is equally loathed by his adversaries.

25 ноября, 16:13

Gilmore Girls: A Year in the Life review – a beautifully wrapped gift

The world is going to pot, but the cult TV show is back – with its fast-talking women, pet pigs and extras dressed as snowflakes – to bring joy to our livesTo many, Gilmore Girls – the cult TV series about a fast-talking, coffee-swilling, pop culture-spieling mother and daughter – is a very precious thing. Fans have been waiting breathlessly for this weekend, when the four 90-minute reunion specials, Gilmore Girls: A Year in the Life, become available on Netflix. They’ve been queuing at local cafes pretending to be the diner from the show. There has been endless speculation as to “those final four words” – the ending the show’s creator Amy Sherman-Palladino intended for her beloved show but never got the chance to use, having not been at the helm for its final series in 2007. And there have been public service announcements by the cast attempting to deter over-zealous types from revealing spoilers. I too am excited, for I am one of those who holds this show close to their heart. For me, watching the specials feels like coming home. It is nine years since we last saw Lorelai (Lauren Graham) bid goodbye to her then 23-year-old daughter, Rory (Alexis Bledel), a budding journalist setting off to join Barack Obama’s campaign trail. More friends than mother and daughter, facilitated by the 16-year age gap, the girls’ reunion on the steps of a snow-covered gazebo that opens the first episode is all things Gilmore, albeit with an overt 2016 flavour. Ushered in with the show’s signature ‘la la la’s and some ear-muffed extras snapping a selfie, the leads barely pause for breath as they talk diphtheria, hummus dip and defending accusations of being Gooped. “Wow, winded,” Rory concedes. “Haven’t done that for a while,” Lorelai says, and fans everywhere cheer. Continue reading...

25 ноября, 15:16

Сюркуф - человек и корабль

Вам не показалось на минутку, что это какая то футуристическая лодка из фантастического произведения ? Ну и правильно, что не показалось. Это вполне реальный объект. Когда мы с вам подробно рассматривали ПОДВОДНЫЕ АВИАНОСЦЫ мне напомнили, что была вот и такая фотка. Сошлись на мнении, что она достойна отдельного поста. Вот он.Французская подводная лодка затонула в Карибском море в результате столкновения с американским транспортом «Томсон Лайкс». Погибли 130 человек.В 1942 году, когда конвои союзников бороздили Атлантический океан, постоянно меняя курс, чтобы избежать встречи с немецкими подводными лодками, крупнейшая в то время субмарина мира «Сюркуф», входившая в состав созданных де Голлем вооруженных сил «Свободной Франции», таинственно и бесследно исчезла со всем экипажем при переходе от Бермудских островов к Панамскому каналу.По официальным данным, она затонула в ночь с 18 на 19 февраля 1942 года после случайного столкновения с американским военным транспортом «Томсон Лайкс». Однако необычная история подводной лодки и странная реакция военно‑морского командования западных союзников на трагедию породили слухи о том, что ее гибель была не случайной.«Сюркуф» сошел со стапелей в 1929 году. Он был задуман и спроектирован как рейдер, вооруженный орудиями самого крупного калибра, который разрешал Договор пяти держав, заключенный в ходе Вашингтонской конференции 1921–1922 годов по ограничению морских вооружений, тихоокеанским и дальневосточным вопросам. «Сюркуф» стал вершиной экспериментальных проектов послевоенного периода, стремившихся сочетать скрытность подводных лодок с огневой мощью надводных кораблей. Гигантская субмарина водоизмещением 2880 тонн в надводном и 4330 тонн в подводном положении обладала огромной грузоподъемностью, несла 22 торпеды и могла вести артиллерийский огонь в полупогруженном положении. Ее длина равнялась 110 метрам, дальность плавания – 12 тысяч миль. В 1932 году подводная лодка вступила в строй и была названа «Сюркуф» в честь легендарного французского пирата.Робер Сюркуф - «Король корсаров»Робер Сюркуф (Robert Surcouf) (1773-1827) — французский пират и капер, бретонец по происхождению, получивший прозвище «Гроза Морей».Сюркуф был одним из немногих пиратов, сумевших в начале девятнадцатого века повторить блистательную карьеру Френсиса Дрейка, обласканного властями своей страны в благодарность за корсарские рейды.Робер родился в богатой семье моряков Сен-Мало: его прадедом был известный корсар начала XVIII века Робер Сюркуф, близким родственником по материнской линии — корсар Ла Барбине. Мальчику хотели дать достойное буржуазное образование, но в 1788 году, в возрасте пятнадцати лет, он записался на корабль «Аврора», уходивший в Индийский океан. Капитан «Авроры» Тардивэ перевозил рабов из Африки на плантации острова Бурбон. Неподалеку от Мадагаскара «Аврора» попала в шторм и разбилась, но команда спаслась. Капитан получил под командование корабль «Реванш», на котором Сюркуф стал вторым помощником. Но капитан был неудачлив, и через год Сюркуф нанялся на другое работорговое судно.В семнадцать лет Сюркуф вернулся во Францию. Решив, что более прибыльным делом является каперство, он с помощью родственников купил небольшой бриг «Креол» и стал на нем капитаном. В 1792 году он вновь отправился в Индийский океан. Когда Робер Сюркуф вернулся на остров Бурбон (с 1794 года переименованный в Реюньон), ситуация в работорговле изменилась — Конвент объявил ее незаконной, но это только подняло цены на рабов. Английская блокада французских владений в Индийском океане и конфискация кораблей были более эффективны. Сюркуф благоразумно отсиживался на Бурбоне, и не рисковал бригом. Под давлением плантаторов, которым рабы были необходимы, губернатор Бурбона напал на англичан и прорвал блокаду. Участвовал в боевых действиях и Робер Сюркуф.Для получения патента на каперство следовало найти поручителей и внести залог, деньги на который он заработал еще несколькими рейсами в Африку. Но губернатор, желая продемонстрировать служебное рвение Парижу, задержал Сюркуфа и хотел арестовать как работорговца. Сюркуф выкрал полицейского комиссара и вернул его только в обмен на приказ о помиловании, но в патенте ему все же отказали.Однако, тяготясь ограничениями, которые накладывало каперство, он в 1795 году стал капитаном пиратской четырехпушечной шхуны «Эмилия» (здесь в источниках расхождение, некоторые утверждают, что корабль назывался «Скромница»). В результате смелых и решительных действий он захватил богатую добычу: английский корабль «Пингвин» с грузом тика, голландский корабли «Рассел» и «Самболасс», груженные рисом, перцем, сахаром и слитками золота, караван из трех индийских судов, и, наконец, большой корабль «Диана», груженный рисом. После этого он решил вернуться домой, но по дороге (в Бенгальском заливе) захватил еще один корабль — английский двадцатишестипушечный крейсер «Тритон», сдавшийся со всем экипажем на милость победителя. На корабле находилось много ценных грузов. За весьма солидный выкуп Сюркуф отпустил капитана «Дианы» и команду «Тритона».Англичане были взбешены действиями Сюркуфа, нанесшим своими действиями колоссальные убытки английским купцам и отвлекая для их охраны королевские военные корабли. На Реюньоне по приказу губернатора Маларте все призы Сюркуфа были конфискованы на том основании, что он не являлся капером, хотя благодаря Сюркуфу колония избегла голода. Возмущенный Сюркуф на первом же корабле отправился во Францию, где подал жалобу на действия губернатора. Пока шло судебное разбирательство, Сюркуф влюбился в Мари Блез Мэзонев, красавицу из богатой бретонской семьи судовладельца. Он взял с возлюбленной слово, что она дождется его. Тем временем, директория рассмотрела жалобу Сюркуфа. Вопреки ожиданиям, она отнеслась к нему благожелательно и в 1798 году присудила ему двадцать семь тысяч ливров из стоимости проданных товаров и выдала каперский патент.Сюркуф покинул Нант на «Клариссе», специально построенной как корсарский корабль. «Кларисса» была сравнительно невелика, но очень быстроходна, вооружена четырнадцатью двенадцатифунтовыми пушками, и ее экипаж состоял из ста сорока испытанных моряков. Тем не менее, на этот раз добычи долго не было, и Сюркуф приказал напасть на первый же английский корабль, встреченный у берегов Африки, несмотря на то, что тот был велик и хорошо вооружен. В результате «Клариссе» пришлось покинуть поле боя, лишившись фок-мачты, и зайти в Рио-де-Жанейро для ремонта. Там у берега был захвачен небольшой бриг, который Сюркуф отправил в качестве трофея в Нант. На этот раз губернатор Реюньона Маларте был вынужден признать документы Сюркуфа справедливыми. В следующем году Сюркуф крейсировал у берегов Суматры. Он захватил два английских корабля, потом датский корабль, большое португальское судно с грузом пряностей и пошел в Бенгальский залив, где захватил еще два судна и отправил их на Реюньон.В конце-концов его выследил хорошо вооруженный английский фрегат «Сибилла», но «Клариссе» удалось скрыться от погони. Встреча с «Сибиллой» произошла 30 декабря 1799 года, а 1 января 1800 года корсар дерзко захватил корабль «Джейн» на глазах у нескольких больших кораблей.«Кларисса» была сильно потрепана боями, и Сюркуф пошел к Реюньону, захватив по дороге американский корабль. Сдав призы, он вышел в море на «Уверенности», причем, помимо команды из ста человек, губернатор выделил ему двадцать пять лучших стрелков. На этот раз Робер отправился к Цейлону, где быстро захватил несколько английских судов, груженных пряностями и другими товарами. Трофеи были столь велики, что Сюркуф брал с них выкуп. Кроме того, он захватил большой, переделанный из военного фрегата и соответственно вооруженный английский корабль «Кент».Памятник Сюркуфу в Сен-МалРаспродав товары и получив свою долю, Сюркуф на «Уверенности» отправился во Францию просить руки Мари Блез. Свадьба корсара, капитал которого составлял два миллиона франков, состоялась в Сен-Мало. К этому торжеству Робер Сюркуф получил патент на офицерский чин (в конце 1800 года). Но мирная жизнь длилась недолго, вскоре снова началась война, и Сюркуфа вызвали в Париж, где он стал одним из первых кавалеров ордена Почетного легиона. В 1802 году он снарядил эскадру каперских судов, но сам с ними не пошел.Он вышел в море только в 1806 году, и его прибытие в Индийский океан было встречено с энтузиазмом. Блокада практически прервала связи с Европой, и французским владениям угрожал голод. Сюркуф в одиночку прорвал блокаду и обеспечил острова продовольствием, за три осенних месяца 1806 года захватив четырнадцать английских кораблей с рисом. Опасность голода была устранена, а Сюркуф получил свою долю, увеличив свое состояние на несколько сот тысяч франков.Наполеон I возвел его в баронское достоинство и предложил перейти на государственную службу, но барон Сюркуф отказался. Тем временем, в результате Трафальгарского сражения англичанами были уничтожены почти все французские военные корабли, и губернатор приказал Сюркуфу передать свой корабль правительству в качестве военного фрегата, а самому отвезти во Францию более пятисот пленных португальцев на изношенном линейном корабле «Карл». 21 ноября 1807 года Сюркуф вышел в море, прибыл во Францию больше чем через год, и больше не выходил на корсарский промысел.Жена подарила ему двух сыновей и трех дочерей. Девятнадцать его кораблей уходили в пиратские рейды, а после заключения мира в 1814 году Сюркуф превратил их в торговые суда. Когда в 1815 году Наполеон I совершил побег с острова Эльба и вновь провозгласил себя императором французов, одно из первых полученных им писем было от барона Сюркуфа: «Сир! Моя рука и шпага принадлежат Вам!»Бывшего корсара назначают начальником военного отряда численностью 4000 человек. Удивительно, но после реставрации королевской власти барон остался богатым судовладельцем, даже верность Наполеону не повредила ему. Умер он в 1827 году в окружении детей и родственников, будучи одним из самых богатых и солидных судовладельцев Франции.Но мы продолжим про корабль. Хотя на чертежах он выглядел великолепно, на деле подводный крейсер оказался белым слоном. (По легенде, король Сиама дарил священного белого слона тому придворному, которого хотел разорить.) Бывший капитан, англичанин Фрэнсис Бойер, служивший на «Сюркуфе» в качестве офицера связи союзнических сил с апреля по ноябрь 1941 года, вспоминал: «Подлодка имела башенную установку с двумя восьмидюймовыми орудиями. По идее при сближении с целью мы должны были высовывать жерла орудий и стрелять, оставаясь под водой. Но так не получалось: у нас возникали серьезные трудности с обеспечением водонепроницаемости башни. Что еще хуже, на „Сюркуфе“ все было нестандартным: каждую гайку, каждый болт требовалось вытачивать особо. Как боевой корабль он никуда не годился, гигантское подводное чудовище».В 1940 году «Сюркуф» во время ремонта в Бресте вышел в море, чтобы не быть захваченным немецкой бронетанковой колонной, приближавшейся к порту. Он пересек Ла‑Манш на одном работавшем двигателе. Экипаж не знал, что вишистский коллаборационист адмирал Дарлан (министр флота в сотрудничавшем с Гитлером правительстве Петэна) послал вдогонку «Сюркуфу» приказ вернуться назад. Подлодка прибыла в Девонпорт 18 июля.Примерно половина кораблей французского военно‑морского флота осталась у адмирала Дарлана, а остальные перешли на сторону вооруженных сил «Свободной Франции», под командование эмигрировавшего в Англию генерала Шарля де Голля. Большинство этих кораблей подчинилось контролю союзнических сил, но отношения между союзниками были пронизаны подозрительностью. Хотя английский премьер‑министр Уинстон Черчилль стремился упрочить лидерство де Голля в вооруженных силах «Свободной Франции», он также находил генерала упрямым и высокомерным.Правительство США подозревало де Голля в симпатиях к левым и пыталось выдвинуть в качестве альтернативного руководителя стоявшего на правых позициях генерала Жиро. (Версия насчет «симпатии к левым», конечно, абсурдна и не объясняет положения: известно, что США некоторое время уже после вступления в войну поддерживали связи с режимом Виши, рассчитывая с его помощью обеспечить свое влияние в Северной Африке и других стратегически важных районах, а потом стали делать ставку на генерала Жиро, считая де Голля с его открыто заявленной программой защиты национальных интересов Франции «неподходящей фигурой» и «несговорчивым партнером». Известно также, что сам де Голль для оказания давления на своих англо‑американских собеседников не раз выдвигал тезис о «коммунистической опасности» и давал понять, что может сдержать развитие этой «опасности» во Франции.)Среди французских офицеров и матросов также произошел раскол: многие из них, если и не придерживались открыто провишистских взглядов, не могли без колебаний принять решение о том, на какой стороне им быть в войне, в ходе которой они могли получить приказ открыть огонь по соотечественникам.В течение двух недель отношения между английскими и французскими моряками в Девонпорте были вполне дружелюбными. Однако 3 июля 1940 года в два часа ночи, получив, очевидно, сообщение, что двигатели «Сюркуфа» в порядке и он собирается тайно покинуть гавань, офицер Деннис Спрейг поднялся на борт подлодки с абордажной группой для ее захвата. Затем Спрейг в сопровождении старшего лейтенанта Пэта Гриффитса с английской подлодки «Таймс» и двух вооруженных часовых спустился в офицерскую кают‑компанию.Оформив прикомандирование «Сюркуфа» к королевскому военно‑морскому флоту, Спрейг разрешил французскому офицеру отлучиться в гальюн, не подозревая, что французы хранили там личное оружие. Спрейг получил семь пулевых ранений. Гриффитсу выстрелили в спину, когда он полез по трапу за помощью. Один из часовых – Хит – был ранен пулей в лицо, а другой – Уэбб – убит наповал. Погиб также один французский офицер.Позднее в тот же день на другом театре военных действий английский флот открыл огонь по французской эскадре, стоявшей у берегов Алжира и Мерсэль‑Кебире, после того как вишистское командование этой французской военно‑морской базы отклонило английский ультиматум, в котором предлагалось либо начать военные действия против Германии и Италии, либо разоружить корабли. Погибло 1300 французских моряков.Сообщение из Северной Африки потрясло и взбудоражило экипаж «Сюркуфа»: лишь 14 из 150 человек дали согласие остаться в Англии и участвовать в боевых действиях. Остальные вывели из строя оборудование, уничтожили карты и другую военную документацию, прежде чем их увезли в лагерь для военнопленных в Ливерпуле. Офицеров отправили на остров Мэн, а на подводной лодке остался только Луи Блезон в качестве старшего помощника (позднее его назначили командиром).Был набран новый экипаж из числа находившихся в Англии французских военных моряков, примкнувших к «Свободной Франции», и французских матросов торгового флота. На плечи Блезона легла задача подготовить из неопытных добровольцев квалифицированных специалистов‑подводников, в то время как каждый вечер те слушали французское радио (под контролем вишистов), передававшее немецкую пропаганду с призывами вернуться домой, чтобы «не дать использовать себя англичанам в качестве пушечного мяса».События в Девонпорте наложили характерный отпечаток на дальнейшее участие «Сюркуфа» в войне. Политические соображения требовали, чтобы он был укомплектован военнослужащими из состава сил «Свободной Франции» и полноправно участвовал в боевых операциях союзников, но предчувствие говорило Адмиралтейству (командование британских ВВС), что эта подводная лодка станет обузой.1 апреля 1941 года «Сюркуф» покинул Галифакс, свой новый порт базирования, в канадской провинции Новая Шотландия, чтобы присоединиться к конвою HX‑118. Но 10 апреля приказ был неожиданно изменен без каких‑либо объяснений – «следовать на полных оборотах в Девонпорт». Эта поспешная и полная перемена плана вызвала на флоте усиленные слухи, будто «Сюркуф» торпедировал корабли, которые должен был охранять.14 мая подлодке было приказано выйти в Атлантику и вести свободный поиск, пока позволит автономность, а затем направиться на Бермуды. Цель поиска – перехват вражеских плавучих баз снабжения.Архивные документы «Форин офис» (британский МИД) говорят о том, что в августе 1941 года «Сюркуф» триумфально прибыл в американский порт Портсмут, штат Нью‑Гэмпшир. На деле же положение на подводной лодке было весьма сложным. Более 10 членов экипажа находились под арестом и были списаны на берег за дисциплинарные проступки. Сообщалось, что моральное состояние экипажа «плачевно».21 ноября командир Блезон сообщил из Нью‑Лондона, штат Коннектикут, что «Сюркуф» на маневрах столкнулся с американской подводной лодкой. Удар вызвал течи в третьей и четвертой носовых балластных цистернах, устранить которые без постановки в сухой док невозможно. «Сюркуф» вышел из Нью‑Лондона без исправления этих повреждений, имея на борту нового английского офицера связи Роджера Бэрни.То, что он увидел на «Сюркуфе», привело его в ужас. В своем первом рапорте адмиралу Максу Хортону, командовавшему подводными силами, Бэрни высказал сомнение относительно компетентности командира и беспокойство по поводу морального состояния экипажа. Он отметил сильную вражду между младшими офицерами и рядовыми моряками, которые, правда, не проявляли неприязни к союзникам, но часто ставили под вопрос значимость и полезность вооруженных сил «Свободной Франции» в их боевых операциях, особенно против французов. Этот первый рапорт Бэрни был скрыт Уайтхоллом (резиденция британского правительства) от французов.Помимо Бэрни (памяти которого композитор Бенджамин Бриттен посвятил свой «Военный реквием»), на борту «Сюркуфа» находились еще два английских подводника: старший телеграфист Бернард Гоф и старший сигнальщик Гарольд Уорнер.В начале 1942 года «Сюркуф» получает приказ направиться в Тихий океан для срочного пополнения сил «Свободной Франции». Мощная подлодка была там необходима после разгрома японцами американского флота в Перл‑Харборе. Но на пути из Галифакса в Сен‑Пьер «Сюркуф» попал в шторм, ударами волн повредило рубку, орудийную башню заклинило. Лодка теряла мореходность в сильную волну, у нее были повреждены люки, палубные надстройки и торпедные аппараты. Она вернулась в Галифакс, где неожиданно получила новое задание – следовать на Таити с заходом на Бермуды. Там главнокомандующий английскими военно‑морскими силами в районе Америки и Вест‑Индии адмирал Чарлз Кеннеди‑Пэрвис по просьбе командующего подводными силами адмирала Макса Хортона должен был принять для устного доклада молодого Бэрни. Перед уходом из Галифакса Бэрни возвращался на подводную лодку с канадским военно‑морским офицером. При расставании Бэрни сказал ему: «Вы только что пожали руку мертвецу».«Сюркуф» вышел из Галифакса 1 февраля 1942 года и должен был прибыть на Бермуды 4 февраля, но пришел туда с опозданием, получив к тому же новые повреждения. На этот раз выявились дефекты в главной двигательной установке, для устранения которых потребовалось бы несколько месяцев.В совершенно секретной телеграмме, направленной Хортону, а затем Адмиралтейству, Кеннеди‑Пэрвис писал: «Английский офицер связи на „Сюркуфе“ передал мне копии своих рапортов… После разговора с этим офицером и посещения „Сюркуфа“ я убежден, что он никоим образом не преувеличивает исключительно неблагоприятное положение дел».Две главные причины отметил он, заключаются в инертности и некомпетентности экипажа: «Дисциплина неудовлетворительна, офицеры почти утратили контроль… В настоящее время подводная лодка потеряла боевую ценность… По политическим соображениям, возможно, будет сочтено желательным оставить ее в строю, но, с моей точки зрения, ее следовало бы направить в Великобританию и списать».Однако «Сюркуф» олицетворял дух и мощь военно‑морских сил «Свободной Франции». Адмирал Хортон послал свое донесение Адмиралтейству и, следовательно, Уинстону Черчиллю: «Командир „Сюркуфа“ – моряк, хорошо знающий корабль и свои обязанности. На состоянии экипажа отрицательно сказались долгое безделье и антианглийская пропаганда в Канаде. На Таити, при обороне своей земли, я думаю, „Сюркуф“ может принести значительную пользу… К „Сюркуфу“ особое отношение во французских военно‑морских силах, и „Свободная Франция“ будет категорически против его списания».Сообщение о повреждениях подводной лодки Хортона не переубедило: «…даже если промежуточный ремонт на Бермудах окажется неудовлетворительным, на пути в Таити „Сюркуф“ все равно сможет уйти под воду, пользуясь одним двигателем…»9 февраля «Сюркуф» получил приказ следовать на Таити через Панамский канал. Последний рапорт Бэрни датирован 10 февраля: «После моего предыдущего донесения от 16 января 1942 года разговоры и события на борту, которые я слышал и наблюдал, еще больше укрепили мое мнение, что неудачи на „Сюркуфе“ вызваны скорее некомпетентностью и безразличием экипажа, чем открытой нелояльностью…»12 февраля «Сюркуф» покинул Бермуды и направился через кишевшее немецкими подводными лодками Карибское море. Он был способен идти лишь в надводном положении – командир Блезон не стал бы рисковать уйти под воду с неисправным двигателем. Помимо вычисленных координат предполагаемого местонахождения «Сюркуфа», больше сведений о нем нет.19 февраля советник британского консульства на Колона‑порт (при входе в Панамский канал со стороны Карибского моря) направил через Бермуды в Адмиралтейство телеграмму с грифом «Совершенно секретно»: «Французский подводный крейсер „Сюркуф“ не прибыл, повторяю, не прибыл». Далее в телеграмме говорилось: «Военный транспорт США „Томсон Лайкс“, вышедший вчера с конвоем в северном направлении, сегодня вернулся после столкновения с неопознанным судном, которое, видимо, сразу затонуло, в 22.30 (восточное стандартное время) 18 февраля в 010 градусах 40 минутах северной широты, 079 градусах 30 минутах западной долготы. Транспорт вел поиск в этой точке до 08.30 19 февраля, но ни людей, ни обломков не обнаружил. Единственный след – нефтяное пятно. У „Томсон Лайкс“ серьезно повреждена нижняя часть форштевня».«Американские власти, – сообщалось далее, – изучили рапорт капитана транспортного судна, ведется широкий поиск самолетами. По неофициальным сведениям, предварительное расследование указывает на то, что неопознанным судном был сторожевой катер. Пока еще нет достоверных сведений обо всех подводных лодках США, которые могли находиться в этом районе, но их сопричастность считают маловероятной».В записке, которая легла на стол Черчилля, были вычеркнуты следующие слова телеграммы: «…в 15‑м военно‑морском районе США явно не информированы о маршруте и скорости французского подводного крейсера „Сюркуф“ и не могут определить его местонахождение. Единственным сообщением, переданным мною американцам 17 февраля, была упомянутая шифровка».15 марта 1942 года в Новом Орлеане началось закрытое заседание официальной комиссии по расследованию инцидента с транспортом «Томсон Лайкс». С английской стороны в качестве наблюдателя был прислан капитан 1‑го ранга Гарвуд – представитель подводных сил британских ВМФ в Филадельфии.В его докладе представительству британского военно‑морского командования в Вашингтоне говорилось: «Никто из свидетелей не видел корабля, с которым произошло столкновение. Приблизительно через минуту после столкновения под килем „Томсон Лайкс“ раздался сильный взрыв. Обширные повреждения форштевня транспорта значительно ниже ватерлинии дают основание полагать, что корабль, в который он врезался, был большого тоннажа и низко сидел в воде. Как корабли, следовавшие встречными маршрутами, они („Сюркуф“ и „Томсон Лайкс“) неизбежно должны были пройти на близком расстоянии друг от друга».Согласно подсчетам Гарвуда, «Сюркуф» находился «в пределах 55 миль» от той точки, где, по сообщению «Томсон Лайкс», произошло столкновение.Комиссия в итоге доложила только, что «Томсон Лайкс» столкнулся с «неопознанным судном неизвестной национальности, в результате чего это судно и его экипаж полностью погибли».Пока комиссия заседала, руководитель ФБР Дж. Эдгар Гувер направил секретный меморандум управлению военно‑морской разведки, в котором указал, что «Сюркуф» в действительности затонул в нескольких сотнях миль дальше – у Сен‑Пьера – 2 марта 1942 года. Возможно, Гувер имел в виду порт Сен‑Пьер на Мартинике. Не взбунтовался ли экипаж, как это можно было предположить из последнего сообщения Гофа, и не направился ли он, измученный командованием союзников, на Мартинику, решив отсидеться до конца войны в этой тихой фашистской гавани?Из‑за отсутствия каких‑либо достоверных сведений о судьбе подводной лодки различные теории продолжают выдвигаться по сей день. В начале 1983 года капрал военно‑морской пехоты США, который во время войны служил на американском крейсере «Саванна», заявил, что его кораблю было приказано встретиться с английским крейсером около Мартиники и потопить «Сюркуф», так как того‑де засекли при нападении на один из кораблей союзников. Но, добавил капрал, когда они прибыли на место, подводная лодка уже затонула.Вскоре после исчезновения «Сюркуфа» представители «Свободной Франции» потребовали сначала проведения независимого расследования, затем разрешения присутствовать на заседании комиссии в Новом Орлеане, наконец, предоставления возможности ознакомиться с судовым журналом «Томсон Лайкс». Все эти требования Уайтхолл отклонил. И многие месяцы и даже годы спустя семьи 127 французских моряков и 3 английских связистов так и ничего не знали об обстоятельствах гибели их близких.Если «Сюркуфом» пришлось пожертвовать, потому что его экипаж сменил флаг и перешел на сторону пронацистского правительства Виши, что выразилось в нападениях на союзнические суда, то тогда, разумеется, надлежало принять все меры, чтобы спасти репутацию военно‑морских сил «Свободной Франции». Любые слухи о бунте или преднамеренном уничтожении «Сюркуфа» союзниками дали бы бесценный пропагандистский материал нацистам и вишистам. Пострадала бы также политическая репутация «Свободной Франции», если бы один из ее кораблей добровольно перешел в стан врага. Так что официальная версия гибели «Сюркуфа» устраивала все стороны. Необходимо было к тому же придерживаться этой версии в дальнейшем, ибо национальная гордость французов не позволит им согласиться с тем, что военный корабль, внесенный в почетный именной список «Свободной Франции», изменил де Голлю.Характеристики:Общие:Длина: 110 мШирина: 9 мВодоизмещение надводное: 2 880 тоннВодоизмещение подводное: 3 250 тоннЗапас хода надводный: 10 000 мильЗапас хода подводный: 70 мильГлубина погружения макс.:Экипаж: 140 чел.Скорость надводная: 18 уз.Скорость подводная: 8,5 уз.Вооружение:Орудия: 2 203/50 ммНосовые торпедные аппараты: 4 550 ммПоворотные торпедные аппараты: 4 550 мм; 4 400 ммЗенитные установки: 2 37 мм; 2 13,2 ммГидросамолеты: 1Источник: 100 великих кораблекрушений. Муромов И.А. - http://heroesship.ruhttp://www.privateers.ruhttp://www.warfleet.ru----А что касается интересных подводных лодок, то можно почитать про ТИТАНОВЫЕ ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ российского флота или например про НЕАТОМНЫЕ ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ

25 ноября, 10:06

Where Were You This Thanksgiving?

Thanksgiving – a time to take a pause and give thanks for all of life’s blessings; a time for family reunions and turkey dinners; a time to reconnect with loved ones. Right? Wrong, if you are one of 28% of U.S. workers who plan to spend the holiday with your [...]

25 ноября, 05:31

Jay Cutler Is the Most Overpaid Player in NFL History

It's no secret that Jay Cutler has had a disappointing NFL career. Here's why the 33-year-old quarterback is the most overpaid player in NFL history.

Выбор редакции
24 ноября, 11:18

Friends lost and found: 1970s Peterborough recreated – in pictures

Photographer Chris Porsz has spent the last seven years tracking down hundreds of people he photographed in his hometown of Peterborough in the 1970s, 80s and 90s. Some were easy, some were hard, some were impossible to find. When he was successful, Chris arranged a reunion at the location of the original photograph and took another picture. He has painstakingly recreated more than 130 photographs in his new book Continue reading...

Выбор редакции
24 ноября, 10:36

Легендарный KRUIZ возвращается

В концертном зале "Крокус Сити Холл" ценители настоящего рока стали участниками уникального события! Впервые за 25 лет группа KRUIZ в своем классическом составе – Валерий Гаина, Сергей Ефимов и Федор Васильев – выступила с сольной программой "KRUIZ Reunion show. Рок навсегда!"

Выбор редакции
18 ноября, 11:50

Premier League: 10 things to look out for this weekend

Crystal Palace face the challenge of a free-scoring Manchester City, Ashley Williams prepares for Swansea reunion and what now for Saido Berahino? Arsenal’s first league game of last November (though they had already played in the Champions League) was a 1-1 home draw with Tottenham, and the month also included a defeat at West Brom and a draw at Norwich, and the collection of two of nine possible points. On the first day of November they were joint top, though behind Manchester City on goal difference; at its end they were fourth. Arsenal’s first league game of this November (though they had already played in the Champions League) was a 1-1 home draw with Tottenham, and games against United and Bournemouth await. At the start of the month they were joint top, though behind Manchester City on goal difference. This is all spectacularly uncanny, and not entirely encouraging. Continue reading...

16 ноября, 18:52

Only Donald Trump's Victory Could Actually Make The Avengers Assemble

Aside from a Marvel paycheck larger than the GDP of some small countries, there are only a few things that could actually make the Avengers assemble. Like Scarlett Johansson’s birthday party, for example, or, you know, the threat of a real-life supervillain who makes the combined destruction wrought by Loki, Ultron and Elizabeth Olsen’s fake Russian accent look like child’s play.  In the days following Donald Trump’s presidential victory, many of the outspoken members of the “Avengers” cast, including Chris Evans, Mark Ruffalo and Samuel L. Jackson, have voiced their dissent on social media. Twitter user Suleikha Snyder noticed how many Avengers IRL were speaking out against Trump and compiled their passionate responses in a gold-star tweet, writing, “The Avengers are assembling.” The Avengers are assembling. pic.twitter.com/cADUNW82ia— Suleikha Snyder (@suleikhasnyder) November 14, 2016 The third installment of the “Avengers” series, “Infinity War - Part 1,” doesn’t hit theaters until 2018, so in the meantime the election has served as a welcome reunion for Marvel’s anti-Trump contingent.  In September, “Avengers” director Joss Whedon gathered many of his superhero cast members, including Robert Downey Jr. and Scarlett Johansson, for a Save The Day video with “a shit-ton of famous people” to encourage everyone to vote.  It might not have worked this time, but it’s nice to know they are ready to suit up when we need them most.  -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

16 ноября, 18:41

Is Juvenile Justice Beyond Repair?

One advocate describes what happens in a family when a child is behind bars.

Выбор редакции
16 ноября, 13:31

Autism in the workplace: a parent's view

The challenge parents of young adults with autism face is helping them find a role where their employer has the awareness and knowledge to help them succeedAutism in the workplace: an opportunity not a drawbackA few years ago I went to an antenatal class reunion, where we celebrated our babies now being grown up enough to start school. One of the mums suggested we write down what we thought our children would go on to do when they were grown up – only opening the envelope once our children had graduated to see if our predictions had come true.I wrote down “engineer”. My little boy was obsessed with building things out of Lego – when he wasn’t spending hours designing complicated routes with his train set in order to re-enact the adventures of Thomas the Tank Engine. I was convinced that he would end up in a career building and designing complex structures. Continue reading...

Выбор редакции
15 ноября, 20:08

REM to go live on Facebook with the Guardian – send in your questions

On Friday 18 November, Michael Stipe and Mike Mills will join the Guardian’s John Harris on stage in London to discuss the band’s career – and they want to hear your questions, tooThis Friday, REM come to London! Not to play a reunion show, sadly, but to talk about their career and the 25th anniversary of their album Out of Time, which is getting the deluxe reissue treatment, also on Friday.On 18 November, Michael Stipe and Mike Mills from the band will be in conversation with the Guardian’s John Harris, and we will stream the event live on our Facebook page. Stipe and Mills will also be taking your questions. So if there’s something you desperately want to ask them about the contrary career of one of the most unlikely superstar bands in pop history, email your question to: [email protected] Continue reading...

Выбор редакции
14 ноября, 12:11

Mosul soldier's chance reunion with mother on bus

An Iraqi soldier involved in the operation to retake Mosul from so-called Islamic State finds his mother among civilians being bussed out of the city.

12 ноября, 04:15

17 Celebrities Who Did the Mannequin Challenge

Social media has gone crazy with people participating in the Mannequin Challenge. Now celebrities are joining in, and they are of course doing it better.