• Теги
    • избранные теги
    • Люди1535
      • Показать ещё
      Страны / Регионы819
      • Показать ещё
      Разное817
      • Показать ещё
      Формат64
      Компании280
      • Показать ещё
      Издания146
      • Показать ещё
      Показатели57
      • Показать ещё
      Международные организации50
      • Показать ещё
      Сферы7
22 июля, 02:25

Экс-глава разведки США пошутил о желании Трампа «сделать Россию вновь великой»

Бывший руководитель американской разведки Джеймс Клэппер иронично прокомментировал обещание президента США Дональда Трампа «сделать Америку вновь великой». Он заявил, что не уверен, воспринимает ли Трамп «российскую угрозу» также серьезно, как нынешнее руководство разведки США, передает ТАСС. «Я порой задаюсь вопросом, не хочет ли он сделать Россию вновь великой», - сказал Клэппер. Клэппер сказал, что Трамп требовал от него опровергнуть данные досье с «компроматом», передает РИА «Новости» «Но я не хотел и не стал бы этого делать», - сказал Клэппер, пояснив, что его ведомство не смогло подтвердить или опровергнуть информацию, содержавшуюся в досье. Клэппер сказал, что его огорчило выступление Трампа в Польше, в котором президент «начал оскорблять» американскую разведку. По мнению Клэппера, слова Трампа о разведке поставили президента США «в очень невыгодное положение» перед переговорами с российским коллегой Владимиром Путиным.  Клэппер в шутку назвал себя и экс-директора ЦРУ Джона Бреннана «главными нацистами» бывшей администрации, имея в виду заявление Трампа, который сравнил кампанию компромата против него с действиями немецких нацистов. Напомним, Клэппер заявил в мае, что никаких подтверждений «сговора» окружения президента США Дональда Трампа с Россией нет. В июне Washington Post написала о том, что Трамп передал главе МИД России Сергею Лаврову «сверхсекретные данные» о террористической организации «Исламское государство».  Клэппер после этого заявил, что Трамп совершил более серьезное преступление, чем Ричард Никсон, ушедший в отставку после Уотергейтского скандала в 1970-х. Москва назвала заявление Washington Post «очередной ерундой».

19 июля, 17:58

Трамп обогнал Никсона по числу сторонников его импичмента

Рейтинг нынешнего президента США Дональда Трампа близок к показателям одного из его предшественников Ричарда Никсона во время Уотергейтского скандала. Однако за импичмент Трампа ратует большее число американцев, чем тогда за Никсона.

19 июля, 14:45

Импичмент Трампа поддержала почти половина американцев

Почти половина жителей Соединенных Штатов выступила за то, что президент страны Дональд Трамп должен быть отправлен в отставку. Об этом свидетельствуют данные опроса, проведенного Университетом Монмут.

19 июля, 13:56

Опрос: импичмент Трампа поддерживают больше американцев, чем отставку Никсона после Уотергейта

Число американцев, желающих импичмента президента США Дональда Трампа, превышает число граждан, которые выступали за импичмент 37-го главы государства Ричарда Никсона в связи с Уотергейтским скандалом. Об этом свидетельствуют данные опроса исследовательского института Университета Монмут. Читать далее

18 июля, 09:39

Самые провальные президенты США

Спустя полгода после вступления в должность президента США Дональд Трамп остается самым непопулярным президентом США, как показывают последние опросы общественного мнения.

16 июля, 06:58

Почему мы лжем

Иногда люди лгут, чтобы привлечь внимание к своей фигуре. Именно этим можно было бы объяснить заведомо ложное утверждение Дональда Трампа, будто на его инаугурацию пришло больше людей, чем когда Барак Обама впервые вступал в президентские полномочия. Люди лгут, чтобы загладить проступки. Так, во время летних Олимпийских игр в 2016 году американский пловец Райан Лохте (Ryan Lochte) утверждал, что стал жертвой вооруженного ограбления. На самом же деле он с другими членами сборной, пьяный, после вечеринки столкнулся с охраной, когда портил чужое имущество. И даже среди ученых, людей, казалось бы, посвятивших себя поиску правды, можно найти фальсификаторов: претенциозное исследование о молекулярных полупроводниках оказалось не более чем обманом.  

13 июля, 09:31

В кольце врагов: в США готовят новые санкции против России и импичмент Дональду Трампу

Трамп обвиняется в «нарушении присяги на верность конституции» и нарушении обязательства обеспечивать выполнение законов. За всю историю страны процедура импичмента главы государства была инициирована в США только трижды

13 июля, 09:21

Лунная мегапостановка

Первый искусственный спутник Земли, первая лунная станция, достигшая в сентябре 1959 г. поверхности Луны, первый виток в 1960 г. станции Луна-3 вокруг Луны с фотографированием ее обратной стороны, первый полет человека в космос – эти и множество других достижений принадлежали советской космонавтике, на фоне остававшейся в догоняющих американской космической программы.

13 июля, 01:52

Вопрос об импичменте Дональда Трампа внесен в конгресс США

Американские конгрессмены-демократы Брэд Шерман и Эл Григ внесли на рассмотрение Палаты представителей конгресса США вопрос об импичменте президента Соединенных Штатов Дональда Трампа.

13 июля, 00:06

В Конгрессе США зарегистрировали законопроект об импичменте Трампа

Трампа обвиняют на основе статьи "Препятствование правосудию", которую приняли 27 июля 1974 года.  

12 июля, 07:10

Дефицит достоинства

Резюме:Так называемая «Война с бедностью» 1960-х гг. лишила несколько поколений американцев чувства достоинства, и нынешним лидерам пора начать исправлять ошибки. Только правильно поняв и диагностировав проблему, можно исцелить раны американского общества.

11 июля, 08:16

Битва за металл: США намерены либо купить, либо сломать Россию

Дональду Трампу нужны союзники, чтобы остановить Китай

10 июля, 19:09

Почему американские солдаты подрывали гранатами своих офицеров во Вьетнаме.

Оригинал взят у oper_1974 в Почему американские солдаты подрывали гранатами своих офицеров во Вьетнаме.        Наркотики в Армии США употребляли и до Вьетнама. Например, во время Гражданской войны применение морфина в качестве обезболивающего, привело к возникновению морфиновой зависимости у многих ветеранов, хотя это было, скорее побочным эффектом.       В ходе операции по захвату испанских Филиппин, американские солдаты быстро переняли у местного населения привычку курить опиум.      Но ни до, ни после Вьетнамской войны употребление наркотиков, в том числе героина, не достигало таких масштабов, приобретая черты эпидемии. Этот факт был козырным тузом в руках противников войны и доказательством ее бессмысленности.       При всей распространенности наркотиков солдаты редко употребляли их во время боевых операций, всем было очевидна необходимость иметь трезвую голову в бою.     Таким образом, американская военная машина в целом мало пострадала от разлагающего действия наркотиков и алкоголя, чего не скажешь о ее живых составляющих - солдатах и офицерах.     Марихуана имела широкое распространение во Вьетнаме к моменту прихода американцев. Исследование, проведенное американским командованием в 1966 году, выявило только в окрестностях Сайгона 29 торговых точек по продаже марихуаны.    Для изготовления "косяков" использовались оригинальные американские сигареты, например "Craven A". Марихуану курили все стороны конфликта: и американцы, и южновьетнамская армия, и коммунистические северные вьетнамцы, и поддерживающие коммунистов "вьетконговцы".    Доступность и дешевизна сделали ее употребление обычным делом. Уличные торговцы постоянно сбывали травку проезжающим американским патрулям.        Командование пыталось бороться с наркотиками методами наказаний и пропаганды. Но вплоть до 1968 года во Вьетнаме не было лаборатории позволяющей определить, наличие каннабиноидов и других веществ в моче и крови.      Анализы отправлялись в Японию, и весь процесс занимал 45 суток. Только в морской пехоте за употребление марихуаны судили, в простых армейских частях закрывали глаза на проблему - под суд отдавались принимающие "тяжелые" наркотики.     Однако после ряда публикации в прессе были предприняты решительные меры. С солдатами велись обязательные беседы о вреде наркотиков.     Начались аресты, до 1000 задержаний в неделю за продажу и употребление проходило в 1968 году. Под давлением властей США, Южный Вьетнам запретил культивирование конопли, поля уничтожались южновьетнамскими подразделениями.     Но, несмотря на все запреты, в частях действовала круговая порука, что в условиях низкого доверия к командованию, и частой смены младшего офицерского состава, сделало борьбу малопродуктивной.       Алкоголь, также как и марихуана и гашиш, получил широкое распространение. Однако самой серьезной проблемой стали опиоиды.      В 1967 году опиум во Вьетнаме можно было достать за доллар, а морфин за 5 долларов. Таблетки "Биноктала", стоили от 1 до 5 долларов за упаковку из 20 штук.      Спрос среди американских солдат рождал предложение, уже в 1970 году подпольные лаборатории "Золотого треугольника" наладили производство высококачественного героина. Причем его употребление росло как снежный ком, постепенно заменяя более легкие наркотики и алкоголь.      В это время американцы всеми силами выбраться из вьетнамской ловушки, а войне не было видно конца, что еще более подрывало боевой дух войск. В 1971 году число арестов за употребление и продажу тяжелых наркотиков выросло в 7 раз по сравнению с предыдущим годом.     По оценкам медицинской службы в 1971 году от 10 до 15 % военнослужащих были героиновыми наркоманами. Примерно одна треть подсаживалась на него уже в первый месяц во Вьетнаме. Героин в основном курили или нюхали, гораздо реже пользовались шприцами.        Когда командование столкнулось с героиновой проблемой оставалось лишь вспоминать о марихуане как о детских шалостях.       Вот слова одного офицера: "Если бы это помогло моим ребятам слезть с тяжелых наркотиков, я бы скупил всю марихуану и гашиш в дельте Меконга".       Очень интересно сравнить данные о потреблении героина в войсках США в Таиланде (1 %), и Вьетнаме (10-15 %) в один и тот же период. Что красноречиво говорит о жестоком характере той войны. Пик употребления героина пришелся на 1973 год, тогда во Вьетнаме остались части прикрывающие уход основных сил.       В том году героин употребляли чуть больше трети американских солдат. С уверенностью можно сказать, что наркоторговцы были в проигрыше от окончания войны. Вот уж кто точно плакал во время операции "Порывистый ветер".       После возвращения домой "G.I’s" снова оказывались в относительно здоровой социальной среде, тем не менее, уже не могли слезть с героина, пополняя, таким образом, армию наркоманов на Родине. Это порождало различные социальные проблемы в и так неспокойном американском обществе 60-70-х.Источник: Статья Питера Браша "Употребление наркотиков в американских войсках во Вьетнаме".Из статьи В.А. Гаврилова - полковника в отставке, ведущего научного сотрудника Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, кандидата психологических наук.      Некоторое время назад в Соединенных Штатах была опубликована книга Джорджа Лепра "Почему американские солдаты подрывали гранатами своих офицеров во Вьетнаме".      Книга интересна тем, что является единственным полным исследованием феномена попыток подрыва гранатами американскими военнослужащими своих командиров во время Вьетнамской войны.      Автор предпринимает попытку объяснить сам феномен нападений с использованием ручных гранат, мотивацию таких нападений и меры, предпринятые в армии, чтобы прекратить их или по крайней мере снизить сопровождавший их общественный резонанс.        Один из выводов этой книги состоит в том, что случаи убийства или угрозы офицерам и сержантам Сухопутных войск и Корпуса морской пехоты Вооруженных сил США с помощью гранат или другого оружия в большинстве случаев происходили не во время боевых действий, а при нахождении в тылу.        Кроме этого, автор книги опровергает утверждения активистов, протестовавших против войны во Вьетнаме, и некоторых исследователей и историков, что антивоенные настроения и политическое неприятие американского присутствия в Юго-Восточной Азии оказали прямое влияние на эти попытки нападений на офицеров и сержантов.       Автор признает в самом начале, что солдаты нападали или убивали "непопулярных товарищей с самого начала вооруженного конфликта".       По мере наращивания американского военного вмешательства в Юго-Восточной Азии подобные инциденты стали настолько частыми, что газеты New York Times и Newsweek информировали своих читателей: случаи нападения с применением ручных гранат стали далеко не единичными, и "в среднем таких случаев насчитывалось до 20 в месяц".       Следует сказать, что автор с самого начала противоречит сам себе, когда утверждает, что антивоенные настроения не оказали влияния на вооруженные нападения американских военнослужащих на своих товарищей и командиров.      Книга как раз и начинается с общего объяснения, как призывная система, сильное антивоенное движение, студенческие протесты и раздор в американском обществе привели к тому, что к 1970-м годам американские Сухопутные войска и морская пехота оказались не в состоянии привлечь на службу лучшую часть молодежи.      В итоге им пришлось снизить высокие требования к дисциплине, которые еще пять лет назад существовали в обоих видах Вооруженных сил Соединенных Штатов.        Автор на основе тщательного изучения архивных материалов военной полиции и судов военного трибунала показывает, что фактически все подрывы или попытки подрыва произошли не в боевой обстановке, а в тыловых районах.      Но тогда каковы были мотивы тех рядовых солдат, которые пытались убить или устрашить своих командиров? Здесь выявляется несколько причин.      Во-первых, министр обороны Роберт Макнамара предложил "проект 100 000", который позволил привлекать на американскую военную службу молодых людей, до этого не прошедших отбор по уровню интеллектуального развития и соответственно менее способных к адаптации к армейским условиям, а также имеющих психические проблемы.         Во-вторых, деградация младшего сержантского состава вызвала кризис в умении руководить мелкими подразделениями - неопытные сержанты были излишне "добренькими", искали популярности у подчиненных и соответственно не могли бороться с нарушениями дисциплины.       В-третьих, употребление наркотиков (исследование, проведенное Министерством обороны США в 1971 году, показало, что 50,9% личного состава американских Сухопутных войск во Вьетнаме курили марихуану).       Злоупотребление алкоголем (пиво было дешевым, а крепкие напитки - легко доступными) также играли свою роль, поскольку они снижали способность военнослужащих осознавать свои действия, что, в свою очередь, приводило к нападениям на сослуживцев.        Справедливости ради отметим, что те, кто служил во Вьетнаме, до сих пор спорят о том, было ли употребление наркотиков и алкоголя причиной или следствием общего падения дисциплины. Впрочем, никто не возражает, что этот фактор играл свою роль в случаях нападения с использованием ручных гранат.        Дополнительным мотивирующим фактором было недовольство теми офицерами и сержантами, которые требовали энергично вести боевые действия, хотя президент Ричард Никсон уже объявил о выводе американских войск из Юго-Восточной Азии. И мотив был простой: "Никто не хотел умирать в последний день войны".        Наконец, по мнению автора, расовая вражда была причиной некоторых случаев нападений с использованием ручных гранат, в которые были вовлечены чернокожие солдаты и белые рядовые солдаты и сержанты.        Чернокожих солдат все больше раздражало, на их взгляд, несправедливое к ним отношение и расовая дискриминация, особенно после потрясшего всех убийства Мартина Лютера Кинга, и это раздражение иногда приводило к нападениям на старших начальников.         Расовую вражду во Вьетнаме, несомненно, подстегивали заявления известных чернокожих активистов, таких как член организации "Черная пантера" Элдридж Кливер.       В своем послании от 4 января 1970 года под названием "К моим черным братьям во Вьетнаме", например, Кливер призывал "начинать убивать расистских свиней, которые отдают вам приказы. Убейте генерала Абрамса и всех его офицеров. Уничтожайте продовольствие и снаряжение или передавайте их вьетнамцам".      И хотя не было предпринято никаких попыток убийства Абрамса или других офицеров из состава американского Командования военной помощи во Вьетнаме, призывы Кливера встревожили многих белых офицеров в Сайгоне.       В конце концов нападения с использованием ручных гранат показывают, что они были следствием многих причин, и Лепр тщательно исследует эти причины.       На основе анализа материалов военных трибуналов он делает вывод, что "главной причиной большинства нападений с использованием ручных гранат были притеснения и оскорбительное отношение к подчиненным со стороны начальников".        Отдельный раздел книги посвящен "нападениям и антивоенной деятельности". Автор делает попытку доказать, что будто бы не было прямой связи между антивоенными настроениями и указанными нападениями.       При исследовании архивных материалов Лепр обнаружил всего два случая, где присутствовали "антивоенные и антиправительственные высказывания".       Признавая, что война во Вьетнаме была непопулярна среди многих американских военнослужащих, как и вообще в американском обществе, и что антивоенные настроения, конечно, влияли на призывников (и соответственно на тех, кто нападал на старших начальников), автор тем не менее делает вывод, что нет доказательств того, что эти нападения были частью широко распространенного "бунта рядовых или частью более масштабной политической борьбы против аморальной политики США дома и за рубежом".         Этот вывод вызывает большие сомнения, так как известно, что, будучи под стражей, несомненно испытывая давление судебных органов и перед лицом тяжести обвинений и строгости наказания, обвиняемые зачастую стараются всеми способами облегчить свое положение.        А в этих условиях антивоенные высказывания могли только усугубить вину и привести к еще более строгому приговору.        Поэтому антивоенные настроения, лежавшие в основе мотивации вооруженных нападений на начальников, скорее всего скрывались, а сами нападения мотивировались совсем другими причинами.        Интересно отметить, что, как считают американские специалисты, хотя нападения с использованием ручных гранат редко происходят в нынешней американской профессиональной армии, тем не менее они случаются и сегодня.       Свидетельством этому является суд над старшим сержантом Альберто Мартинесом по обвинению в убийстве двух офицеров с помощью мины, установленной у окна их офиса в Тикрите (Ирак) в 2005 году. Мартинес был оправдан военным судом присяжных в Форт-Брэгге в 2008 году.       В другом случае сержант Джозеф Боцисевич был осужден за убийство двух сослуживцев после того, как они подвергли его критике за ряд грубых промахов в бою в Ираке в 2008 году.       Он был осужден судом присяжных в Форт-Стюарте за умышленное убийство и приговорен к пожизненному заключению без права помилования.       Эти оба случая показывают, что такое явление, как нападение с использованием ручных гранат в американской армии, не ушло в прошлое.       В целом книга Джорджа Лепра является достаточно полным и профессиональным исследованием такого феномена, как вооруженные нападения сослуживцев на своих товарищей в боевой обстановке.Однако автору не хватило, возможно, смелости, а возможно, и глубины проникновения в суть рассматриваемого явления.     Отсюда - противоречивые выводы и игнорирование того очевидного и давно всеми признанного факта, что несправедливый и антигуманный характер агрессии Соединенных Штатов во Вьетнаме способствовал росту антивоенных настроений в американском обществе и лежал в основе как осознанных, так и неосознанных мотивов вооруженных нападений американских военнослужащих на своих товарищей и командиров.       И вполне объяснимо, что это происходило чаще не в бою, а в тылу, где дисциплина ослаблялась и свою роль начинали играть алкоголь и наркотики.

07 июля, 19:13

Пхеньянская "стратегия иррациональности"

Что делать с ядерной Северной Кореей?

07 июля, 08:10

Политика: У первой встречи Путина и Трампа есть исторические параллели

Ажиотаж вокруг встречи Путина и Трампа уже превзошел все возможные границы. При том, что это действительно самая важная встреча этого года, такая накрутка объясняется, в первую очередь, сложнейшей внутриполитической ситуацией в США. Тем не менее первые встречи лидеров двух стран имеют давнюю историю, в которой можно найти и параллели с нынешним событием. Если бы Трамп и Путин были Гитлером и Сталиным, медийная атмосфера вокруг их встречи на Западе была бы такой же негативной. Глобалистские СМИ настолько сильно не любят обоих президентов, что не знают, что бы еще придумать оскорбительного по адресу каждого из них и их вместе. При этом два самых могущественных человека современности встречаются вопреки желанию западного истеблишмента – который, будь его воля, просто запретил бы им общаться. Нынешняя встреча начнется без четверти четыре по гамбургскому времени и вряд ли займет более часа. Потому что она проходит на полях саммита «Большой двадцатки». То есть ее продолжительность ограничена общими мероприятиями, запланированными на день и вечер этой пятницы. Два лидера попозируют фотографам, возможно, скажут пару слов после окончания беседы – но не более того. И это при том, что и Трамп, и Путин, а, главное, американо-российские отношения нуждаются в полноценном обстоятельном разговоре двух президентов, в возобновлении диалога. Но вследствие внутриполитического кризиса в США Трамп просто боится сразу организовывать полноценную отдельную встречу в верхах. Не на полях, а до или после саммита «двадцатки» – так, чтобы можно было спокойно и серьезно поговорить. Такая встреча, несомненно, тоже состоится в ближайшие месяцы, и, вполне вероятно, что договоренность о ней будет достигнута двумя президентами во время пятничной беседы в Гамбурге – но пока что придется ограничиться вот такой «осторожной беседой». Никита Хрущев и Дуайт Эйзенхауэр в сентябре 1959 года в Вашингтоне (фото: AP/ТАСС) Кстати, это происходит впервые в истории российско-американских встреч на высшем уровне. Никогда еще первое знакомство двух первых лиц не было таким кратким и приуроченным к какому-то другому событию. Всегда российско-американская встреча в верхах проводилась отдельно (или в рамках встречи СССР – Запад) и сама по себе становилась главным событием мировой повестки – как, в принципе, произойдет и на этот раз. Встреча Путин – Трамп затмит саммит «Большой двадцатки» не только в американских и российских, но и в мировых СМИ. Противникам Трампа и российско-американского диалога удалось ограничить двух президентов в выборе самостоятельного графика общения. Но в результате пострадает лишь двухдневный саммит «двадцатки», который в информационном плане окажется приложением к часовой беседе Трампа и Путина. История двусторонних российско-американских встреч насчитывает всего 74 года – до 1943-го руководители наших стран не встречались, хотя дипломатические отношения были установлены еще в 1807 году. Пока в России была монархия, американские президенты не ездили за границу. Русским императорам уж тем более не с руки было посещать далекую и дикую страну с республиканской формой правления. После Октябрьской революции США не признавали СССР, а восстановление дипломатических отношений в 1933-м не означало политического сближения. Только общий враг сблизил две страны, сделав неизбежной встречу двух лидеров. Леонид Брежнев и Ричард Никсон в мае 1972-го в Москве (фото: Владимир Мусаэльян/ТАСС) В ноябре 1943-го в Тегеране встретились трое – Сталин, Рузвельт и Черчилль. Но англосаксонская пара тогда находилась в процессе смены караула – Великобритания уступала первую роль США, и все понимали, что Рузвельт «главнее». Встреча в иранской столице была не просто долгожданной, она была исторической в самом прямом смысле слова. Вчерашние враги стали союзниками, советский вождь и лидеры англосаксонского мира присматривались друг к другу и определяли судьбы всего мира. В том, что победа будет, тогда уже не было сомнений. Как и в том, что красная Россия станет в результате нее самой сильной страной в Евразии, что и произошло в 1945-м. В 1943-м Сталину нужно было познакомиться с Рузвельтом – с Черчиллем он уже успел познакомиться в 1942-м, когда тот прилетал в Москву. В итоге американский и советский лидеры не просто нашли общий язык, но и стали доверять друг другу. И если бы не смерть Рузвельта вскоре после второй их встречи весной 1945-го, послевоенная история могла бы пойти по другому сценарию. Михаил Горбачев и Рональд Рейган в ноябре 1985-го в Женеве (фото: Юрий Лизунов, Валерий Христофоров/ТАСС) Как минимум не было бы горячей войны в Корее, в которой США и СССР фактически воевали друг с другом (пусть с нашей стороны в боевых действиях участвовали только летчики). Начавшаяся в 1946-м холодная война сделала контакты лидеров двух стран невозможными, и в следующий раз встреча в верхах состоялась лишь в 1955-м. Тогда в Женеве собралась новая версия «большой тройки» – «большая четверка». К США и Великобритании добавилась Франция, но, по сути, это все равно был саммит СССР – США, закамуфлированный под встречу СССР – Запад. Английская и французская колониальные империи доживали последние годы, и США становились безусловным гегемоном западного мира. В июле 1955-го Никита Хрущев познакомился в Женеве с Дуайтом Эйзенхауэром, но их отношения не смогли изменить мир. В Женеве Хрущев формально даже не был главой делегации СССР – ее возглавлял премьер-министр Булганин, а первый секретарь ЦК был неформальным лидером. Впрочем, в делегации был еще и Молотов, опытнейший министр иностранных дел, так что на его фоне не имевший международного опыта Хрущев смотрелся бледно. Да и с западной стороны был английский премьер Иден, шеф Госдепартамента Даллес – серьезнейшие игроки. Переговоры были многосторонними и с большим количеством участников, так что пары Хрущев – Эйзенхауэр тогда просто не сложилось. Но она появилась спустя несколько лет. В сентябре 1959-го Хрущев прилетел в США с визитом. Это была первая поездка советского руководителя в Америку. В этот раз он уже провел несколько бесед с Эйзенхауэром. Кое-какой контакт наладился, но ответный визит Эйзенхауэра в Москву на следующий год, который мог оказаться очень полезным, был сорван. Вскоре закончился и второй президентский срок генерала – и новым партнером Хрущева стал Кеннеди. Их встречу в июне 1961 года ждали с огромным вниманием. Две страны находились в постоянной конфронтации, но, в отличие от Трампа, у нового президента США не было внутриполитических проблем с поездкой в Европу для встречи с главным коммунистическим злодеем (не забудем, что в это время в США Советский Союз изображался не просто как империя зла, а как исчадие ада). Хрущев и Кеннеди провели в разговорах в австрийской столице много часов – у них было время подробно обсудить все главные мировые проблемы. Но противоречия были слишком сильны, а взаимное недоверие очень велико, и последовавшие за тем сначала Берлинский, а потом и Кубинский кризисы продемонстрировали это со всей ясностью. Тем не менее в июне 1963-го, через несколько месяцев после ракетного кризиса, Кеннеди выступил с «речью о мире», содержавшей обращение к СССР с призывом к сближению и разрядке. Хрущев отреагировал, и в сентябре в Москве был подписан договор о запрещении испытаний ядерного оружия. Но встретиться двум лидерам больше не довелось – в ноябре Кеннеди был застрелен в Далласе. Одним из мотивов его убийства было и сопротивление возможному укрощению холодной войны. Билл Клинтон и Владимир Путин в июне 2000-го в Москве (фото: Сергей Величкин, Владимир Родионов/ТАСС) И новая американо-советская пара сложилась лишь спустя десять лет, когда президент Никсон прилетел в Москву в мае 1972-го. Они уже были представлены друг другу с Леонидом Брежневым (Никсон в июле 1959-го приезжал в Москву на открытие американской выставки, но тогда его напарником был Хрущев), но толком познакомились именно сейчас. Это была, пожалуй, самая интересная «пара» в советско-американских отношениях. И они могли бы далеко зайти – начавшаяся разрядка тому свидетельство. Но уже летом 1974-го Никсона заставляют подать в отставку. И снова отношения с Москвой – одна из важных, хотя и не афишируемых претензий истеблишмента к слишком самостоятельному президенту. Потом у Брежнева еще был Форд и Картер, но ни у одного из них не было масштаба и амбиций Никсона. С Рейганом Брежневу встретиться не довелось – американский президент дождался, пока в Москве у власти окажется Горбачев. Встреча двух лидеров состоялась в Женеве в ноябре 1985-го – с момента прихода к власти Горбачева прошло всего семь месяцев. Слабость нового советского лидера тогда еще не была очевидна для американцев – она проявится уже позже, на следующих саммитах, особенно начиная со знаменитой встречи на Мальте в декабре 1989-го, которая пройдет с преемником Рейгана Бушем-старшим. У Путина есть своя история отношений с американскими президентами – Трамп для него уже четвертый. Но если сравнивать нынешнюю встречу с саммитами прошлого столетия, то Трампа можно уподобить Кеннеди в 1961-м (только что избранный президент встречается с опытным лидером). Самому Трампу, конечно, больше импонирует сравнение с Никсоном образца 1972 года, да и нынешней ситуации более близка параллель с началом 70-х. При этом с нашей стороны партнером американского президента является, конечно, не новый Хрущев и даже не новый Брежнев – опыт Путина позволяет сравнить его со Сталиным образца 1943-го. Кем станет Трамп, покажет время – если его президентство не закончится так же, как у Кеннеди или Никсона. Теги:  саммит, Россия и США, Владимир Путин, встреча на высшем уровне, Саммит G20, Дональд Трамп

07 июля, 07:48

Импичмент Порошенко: Вот, новый поворот

В уголовном праве существует такое понятие как «обвинительное заключение». Это официальное обвинение человека в совершении уголовного преступления. В ходе судебного заседания обвинительное заключение от имени государства поддерживает прокурор, от общественности — общественный обвинитель.

06 июля, 08:32

Импичмент Порошенко: Вот, новый поворот

Противникам «шоколадного короля» надо собрать доказательства фальсификации президентских выборов 2014 года

04 июля, 11:04

Дмитрий Зимин: День американской мечты

4 июля – хороший повод задуматься о том, почему Америка из рабовладельческой колонии превратилась в преуспевающую демократию

04 июля, 09:31

Встреча Трампа и Путина в любом случае окажется исторической

Можно начинать обратный отсчет времени до встречи Владимира Путина и Дональда Трампа. Повышенное внимание к первым переговорам двух президентов связано с теми беспрецедентными усилиями, приложенными ради создания максимально плохого фона для этой исторической встречи. Дошло до того, что Трампу прямо диктуют, о чем именно ему следует беседовать с Путиным, а о чем ни в коем случае не упоминать.

04 июля, 08:15

Политика: Встреча Трампа и Путина в любом случае окажется исторической

Можно начинать обратный отсчет времени до встречи Владимира Путина и Дональда Трампа. Повышенное внимание к первым переговорам двух президентов связано с теми беспрецедентными усилиями, приложенными ради создания максимально плохого фона для этой исторической встречи. Дошло до того, что Трампу прямо диктуют, о чем именно ему следует беседовать с Путиным, а о чем ни в коем случае не упоминать. То, чего ожидали с ноября прошлого года, произойдет 7 июля в Гамбурге на саммите «Большой двадцатки». Дональд Трамп пожмет руку Владимиру Путину. Именно встреча двух президентов станет главным событием этого важнейшего многостороннего саммита. Не столько потому, что отношения Москвы и Вашингтона снова, как и три десятилетия назад, являются самыми важными из двусторонних отношений в мире, сколько потому, сколько препон было сознательно создано на пути к этим переговорам. Восемь месяцев, прошедших с момента избрания Трампа президентом, и пять с половиной месяцев, прошедших после его инаугурации, глобалисты в американской элите делают всё, чтобы максимально ограничить свободу действий Дональда Трампа в ходе этой встречи. Они не в силах отменить её – им удалось лишь сделать так, чтобы она не состоялась раньше. Ведь изначально Трамп хотел встретиться с Путиным еще до вступления в должность, потом думал о проведении саммита уже в первые месяцы работы в Белом доме. От всего этого пришлось отказаться из-за тотальной информационной и политической атаки на Трампа по поводу т.н. русских связей и русского вмешательства в выборы, которая является не чем иным, как кампанией по дезинформации американского общественного мнения. Кампания эта преследует и внутриполитические, и внешнеполитические цели – заблокировать действия администрации Трампа в самих США и помешать ей изменить отношения с Россией на международной арене. Путин и Трамп сами по себе, в силу своих взглядов, представляют угрозу атлантическому миропорядку, мировой элите и планам глобализации. А что же будет, если они договорятся если не сотрудничать, то хотя бы координировать свои действия? Этого нельзя допустить – но и отменить саммит «Большой двадцатки» в Гамбурге невозможно. Это главный ежегодный съезд мировых лидеров, совещание глав сильнейших государств планеты – и после Гамбурга наступит время, в котором Трамп и Путин уже что-то сказали друг другу, о чем-то договорились. Трамп прибудет в Гамбург уже 6 июля – на вечер этого дня запланирована его встреча с Меркель – а Путин прилетит 7-го утром. В пятницу же они пожмут друг другу руки, и в этот же день или на следующий состоится их двусторонняя встреча. Ее формат до сих пор не разглашается. То есть теоретически она может пройти и без прессы, и в кулуарах (это практически невероятно, но Белый дом сознательно создает такое впечатление). Это уникально, но стало следствием той тактики максимального неафиширования всего, что связано с Россией, которой вынуждена придерживаться администрация Трампа, атакуемая по «русской теме». Кремль входит в ее положение: «Будем совместно с американскими партнерами искать интервалы, своеобразные окна в графиках обоих президентов для проведения этой важнейшей встречи», – заявил в понедельник помощник Путина Ушаков. Ни одна встреча глав двух наших государств не находилась под столь пристальным контролем недоброжелателей. Как правило, если президенты хотели встретиться и поговорить, они прямо объявляли об этом, а не маскировали свою встречу под формат другого мероприятия. Ситуация действительно выглядит парадоксальной. Главы двух крупнейших государств мира не могут провести нормальные переговоры, а глава США, то есть сильнейшей страны в мире, вынужден практически оправдываться за сам факт такой встречи. При том, что раньше ни Франклин Рузвельт в 1943-м, ни Ричард Никсон в 1972-м, ни Рональд Рейган в 1985-м не придумывали объяснений тому, что им нужно поговорить с руководителями России, хотя в предшествовавшие этим встречам периоды отношения двух стран были практически открыто враждебными. Отличие Трампа от них в том, что он пока еще фактически так и не получил власть в своей стране. И в том, что он действует вопреки мнению доминирующей части американской элиты, которая в наши дни, в отличие даже от времен Рейгана, стала абсолютно космополитичной, то есть неамериканской. И сейчас она дает свои указания Трампу – о том, как и что он должен говорить на встрече с Путиным. Воскресная редакционная статья в Washington Post так прямо и называется «Что должен сказать Трамп на первой встрече с Путиным». Совершенно безапелляционным тоном американская «Правда» расписывает по пунктам «правильную линию» для так ненавистного ей Трампа. «Господин Трамп должен отложить в сторону заявленное им восхищение силовыми методами Путина и вместо этого поставить перед российским президентом трудные вопросы... Трамп просто не сможет не осудить в беседе с Путиным попытки России вмешаться в президентские выборы 2016 года. Американский президент должен предельно ясно дать понять, что Соединенные Штаты этого не потерпят – и точка... В ходе своей первой встречи с господином Путиным американский президент должен без колебаний и предельно ясно заявить о своей позиции. Ему не нужно демонстрировать слишком большое желание вернуть два использовавшихся для шпионажа российских земельных участка, конфискованных Соединенными Штатами в декабре прошлого года. Это был запоздалый ответ президента Барака Обамы на вмешательство России в американские выборы. По поводу Украины Трамп также должен продемонстрировать решимость. Россия спровоцировала вооруженное восстание, она захватила Крым в нарушение международных норм и продолжает разжигать насилие в Донбассе. Трамп должен однозначно объяснить Путину, что Соединенные Штаты не откажутся от санкций, введенных в связи с Украиной, и так будет продолжаться до тех пор, пока не будут выполнены положения мирных соглашений. Оба лидера должны обсудить сирийский конфликт, чтобы избежать прямых столкновений, хотя Вашингтон и Москва преследуют совершенно разные военные цели. Трампу следует по крайней мере попытаться убедить Путина признать необходимость формирования правительства, которое не будет возглавляться Башаром Асадом, а также региона, в котором Иран не будет занимать господствующее положение». Просто блестящая формулировка – «не нужно демонстрировать слишком большого желания вернуть» – в отношении российской дипломатической собственности, отобранной у России администрацией Обамы в конце прошлого года. Тогда, напомним, Владимир Путин демонстративно отказался от симметричного ответа – не последовало ни высылки дипломатов, ни конфискации чего-либо из имущества американской дипмиссии. Подразумевался временный характер такого широкого жеста – в надежде на то, что Трамп исправит действия своего предшественника. Но дачу российским дипломатам до сих пор не вернули, хотя понятно, что и Путин, и Трамп рассчитывали, что это произойдет до их личной встречи. Если президент США не решит эту проблему до Гамбурга или не пообещает сделать это во время встречи с Путиным, то нет сомнения, что ответные российские действия последуют уже на следующей неделе. Это вопрос и принципа, и символичности.   Будет ли Трамп следовать подобным инструкциям? Конечно, нет. Но о чем тогда будут говорить два президента? Советник Трампа по национальной безопасности генерал Макмастер еще на прошлой неделе сообщил, что «у нас нет никакой конкретной повестки, президент может выбрать любую тему для разговора». Хотя понятно, что есть большая, концептуальная, геополитическая повестка, то есть то главное, чего боятся глобалисты, – диалог геополитических концепций Трампа и Путина, их возможное «сопряжение», и для ее обсуждения в четверг Путин принимал Генри Киссинджера, «спецпредставителя» Трампа. И есть текущая, ситуационная повестка – от Украины и Сирии до Кореи и Катара. Но по большому счету генерал Макмастер прав. Конкретная повестка встречи непринципиальна, потому что главный смысл встречи в личном знакомстве. В том, чтобы два лидера проверили свое представление друг о друге, в буквальном смысле слова посмотрели друг другу в глаза, оценивая то, можно ли доверять «этому парню». Важно не то, о чем будут говорить Трамп и Путин, а то, как они будут говорить, и даже какое впечатление произведут слова одного на другого. Грубо заблуждается та же Washington Post, когда пишет, что «предстоящая встреча, вероятно, удовлетворит желание Путина представить себя в качестве глобального лидера, и он будет пытаться обнаружить у Трампа признаки слабости». Ровно наоборот – Путин будет искать у Трампа признаки силы, а не слабости. Путину нужен сильный, уверенный Трамп – потому что только с таким президентом США можно договариваться. Встреча может считаться успешной в том случае, если два президента выйдут с нее, подтвердив то мнение, которое сложилось у них до нее. Если коротко, то оно таково – с ним можно иметь дело, вместе мы можем изменить международную обстановку таким образом, что это будет выгодно моей стране, да и его страна при этом тоже станет сильнее. У Трампа, в отличие от «нормального американского президента», нет цели сдерживать, изолировать, ослаблять или учить Россию. Он хочет усилить США не за счет России, а вместе с Россией, договорившись о взаимных интересах, о разграничении спорных тем, а где можно – и об их решении или уменьшении противоречий. Он не альтруист и не русофил, просто для него США такая же страна, как и Россия, то есть национальное государство, а не платформа для строительства наднациональной империи, которой управляет наднациональная же элита. Трамп – американский патриот, так же как Путин – русский патриот. И парадокс нашего времени в том, что два таких патриота не враги, а союзники. Точнее – потенциальные союзники. Потому что враг у них общий. Теги:  Россия и США, Владимир Путин, встреча на высшем уровне, Дональд Трамп

11 ноября 2016, 13:35

Странный аттрактор Дональда Трампа

Президентские выборы в США с точки зрения теории катастрофовым Президентом США стал эксцентричный миллиардер Дональд Трамп. Его триумф - это провал американских социологов, да и всей системы опросов электоральных предпочтений, которые на протяжении всей предвыборной кампании давали искаженную картину общественного мнения, которая была убедительно опровергнута результатами голосования за Трампа и Клинтон.Один из самых авторитетных социологов Америки, причем специализирующийся только на прогнозировании президентских выборов, Нэйт Сильвер, на публикации которого я неоднократно обращал внимание читателей, фактически расписался в своей некомпетентности (или ангажированности), сразу после начала выборов (NOV 8, 2016 AT 10:41 AM) опубликовав на своем сайте статью, где сообщил, что вероятность победы Хиллари Клинтон составляет 71, 4 процента.Трамп Непонятно, откуда Сильвер взял эту более чем 70-процентную вероятность победы Клинтон, если он сам же предположил, что она может набрать больше голосов избирателей, чем Трамп, как, например, это случилось в 2000 году, когда Гор опередил Буша по голосам избирателей, и проиграть по голосам выборщиков, точно так же, как проиграл Гор.И как теперь относиться к недавним утверждениям того же Нэйта Сильвера, что коллегия выборщиков симпатизирует Клинтон?Уже сейчас ряд экспертов предположил, что во всем виноваты недостоверные социологические опросы, на которых американцы просто не желают говорить о своих реальных симпатиях и антипатиях. Но никто и никогда не утверждал, что опросы общественного мнения, тем более такие лобовые, как в предвыборную кампанию, на сто процентов достоверны.Проблемой научности (достоверности) социологического знания был озабочен еще основоположник социологии Огюст Конт, как, впрочем, и его учитель Сен-Симон. Ни тот, ни другой не смогли ввести социологию в круг естественных наук, хотя очень хотели этого. Макс Вебер признал их старания тщетными, декларировав, что социология оперирует субъективными ценностями и не имеет ничего общего с точными науками.Со времен Макса Вебера утекло столько политтехнологической воды, что практически все образованные граждане, будь то Америка или Россия, прекрасно понимают, что большинство уличных или телефонных опросов нацелены зачастую не на анализ, а на формирование общественного мнения. И поэтому их ответы сплошь и рядом неискренни.Но дело не только в этом. Тот же Нэйт Сильвер накопил гигантскую базу данных по всем президентским кампаниям в США, что может сравнивать результаты опросов перед выборами и результаты самих выборов, что позволяет судить о достоверности этих опросов.Так в чем же дело, почему он (и не только он) ошибся, и не смог предвидеть победу Дональда Трампа?Я выскажу свою версию на этот счет. Она состоит в том, что как бы Нэйт Сильвер ни превозносил свои математические модели анализа и прогноза электоральных предпочтений, они, как мне представляется, незамысловаты. Скорее всего - это просто графические отображения огромного числа данных - как голосовали, как отвечали на опросах в том или ином штате за все годы проведения выборов. То есть эти модели не учитывают социальной динамики, они могут предсказать поведение избирателя образца 2000 года, который еще полон радужных надежд в светлое будущее «города и холма», но совершенно не отражают того вихря социальных разочарований и неуверенности в завтрашнем дне, который будоражит душу современного среднестатистического американца.То, что происходит сегодня в Америке (и те только в ней), моделируется в рамках так называемой теории катастроф, в числе создателей которой был и великий российский математик академик Владимир Арнольд.В ряде своих работ он популярно изложил поведение сложных динамических систем (к которым можно отнести комплекс поведенческих импринтов человека), которые как раз и объясняют все странности поведения американских избирателей, которые остались за пределами понимания социологических нострадамусов.Когда сложная динамическая система подходит к точке бифуркации (в переводе - разделение на два), в которой надо избрать один из двух вариантов развития (Трамп или Клинтон), она начинает осциллировать (попросту - дребезжать, трястись). Поэтому периодические опросы избирателей показывают преимущество то одного, то другого кандидатов в президенты. Отметим, что такое дребезжание имеет место только в тех случаях, когда шансы кандидатов примерно равны.Как только один из кандидатов вырывается вперед (как, например, Хиллари Клинтон за два месяца до выборов), то его преимущество какое-то время начинает ускоренно нарастать. В математике такие конкурирующие сущности называют аттракторами. И, как правило, побеждает не тот аттрактор, который растет быстрее, а тот у которого больше «бассейн притяжения». В нашем случае это число избирателей, реально разделяющих программу того или иного кандидата.Но и на этом соревнование аттракторов (кандидатов в президенты) не кончается. На самом последнем участке (когда избиратель уже готов опустить бюллетень в урну или нажать на кнопку в автомате для голосования) срабатывает так называемый туннельный эффект.Аттрактору нужно преодолеть «потенциальный барьер», как пишет Владимир Арнольд. А избирателю - преодолеть «барьер сомнения». Это давно уже замечено социальными психологами и описано в специальной литературе. «А вдруг я ошибаюсь, а вдруг Трамп погубит Америку?», - спрашивает себя житель Чикаго или Нью-Гемпшира. И ответ на этот вопрос зачастую непредсказуем для самого вопрошающего.«Я назвал этот побеждающий в конце концов аттрактор «генеральным аттрактором», так как его так же трудно предугадать по начальной эволюции системы (в которой превалируют сперва аттрактор с наибольшей скоростью притяжения, а затем - с наибольшим бассейном), как невозможно было предвидеть, кто будет следующим Генеральным секретарем партии вслед за Н. С. Хрущевым», - пишет академик Арнольд.Но Дональд Трамп не просто генеральный аттрактор. Он еще и странный аттрактор. Сразу после оглашения результатов выборов в США начались демонстрации протеста и столкновения сторонников Трампа и Клинтон.Задолго до выборов уже было ясно, что как Трамп, так и Клинтон не самый лучший выбор как для республиканцев, так и для демократов. В итоге против Трампа голосовали многие твердые сторонники республиканской партии, а конкурировавшего с Клинтон демократа Берни Сандерса пришлось снимать с дистанции совершенно неконвенциональными методами.И было также ясно, что кого бы из этой пары ни вознесла судьба (туннельный эффект) в овальный кабинет Белого Дома, Америка не успокоится. Так оно и вышло.В теории катастроф такой аттрактор называется странным. Даже после того, как он становится генеральным, систему продолжает лихорадить. Она ищет более устойчивые точки равновесия, что не сулит легкой жизни победителю президентской гонки в США. У Дональда Трампа большие шансы повторить судьбу если не Джона Кеннеди, то Ричарда Никсона, восставших против системы, вознесшей их на политический Олимп, на котором удержаться им не удалось.Что будет сейчас, когда сама американская Система вошла, извините за тавтологию, в системный кризис, предсказать невозможно. Автор: Владимир Прохватилов, президент Фонда реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наукhttp://argumentiru.com/politics/2016/11/444903

15 октября 2016, 15:01

Хрущёв отхлёбывает "пепси-колу" в Сокольниках... 25-е июля 1959-го года...

Данный факт уже подзабыт, но именно руководитель советского государства Никита Хрущёв первым на территории СССР официально отхлебнул из стаканчика ту самую газированную “пепси-колу”, которую странным образом выбрала чья-то молодёжь...Случилось это в московских Сокольниках 25 июля 1959 года. Именно в тот день открылась Американская национальная выставка, став первым международным мероприятием на территории парка и произведшая фурор в сознании советского человека. В первый же день выставку посетили 75 тысяч человек, и продлилась она шесть недель. За это время посмотрели её почти 3,5 млн человек...И именно тогда вице-президент США Ричард Никсон, ставший впоследствии президентом, крайне заинтересованно отнесся к тому, понравится ли “пепси-кола” Хрущёву. Судя по фото, произошло это весьма комичным образом. Зато какой рекламой потом стал этот снимок для производителей напитка. Причём, бесплатной...

21 августа 2015, 21:48

Интервью: Генри Киссинджер ("The National Interest", США)

К празднованию нашего 30-летнего юбилея редактор TNI Джейкоб Хеилбранн садится за один стол с бывшим госсекретарем. Джейкоб Хеилбранн (Jacob Heilbrunn) Редактор The National Interest Джейкоб Хеилбранн (Jacob Heilbrunn) побеседовал с Генри Киссинджером в начале июля в Нью-Йорке.

11 августа 2015, 18:10

Россия, какой я ее увидел. Ричард Никсон - часть V, окончание

Оригинал взят у nickmix01 в Россия, какой я ее увидел. Ричард Никсон - часть V, окончаниеВ прошлом году исполнилось 55 лет с Выставки в Сокольниках. Ее открывал вице-президент США Ричард Никсон, который в течении 11 дней путешествовал по Советскому Союзу. О своих впечатлениях он написал статью в журнале "National Geographic", ее опубликовали в декабре 1959 года.18,24 и 26 мая 2014 года я уже публиковал свой перевод частей статьи Россия, какой я ее увидел. Ричард Никсон, Россия, какой я ее увидел. Ричард Никсон - часть II, Россия, какой я ее увидел. Ричард Никсон - часть III и 7 марта 2015 года Россия, какой я ее увидел. Ричард Никсон - часть IV, а сегодня закончим его историю, в которой он рассказывает о целине, Урале, выступлении по ТВ и визите в Польшу.ОСВОЕНИЕ ЦЕЛИНЫ – ЗНАЧИТ БОЛЬШЕ ЕДЫСибирь не только центр большого роста промышленности, как сказал мне сопровождающие нас сотрудники посольства, есть программа "освоения целинных земель", которая началась в 1954 году и была сосредоточена в Сибири и прилегающих районах Казахстана. За эти пять лет более чем на 90 миллионов акров были распаханы впервые распаханы и засажены пшеницей.Эта новая посевная площадь означает, что некоторые из чернозёмов Украины можно использовать для большего выращивания кукурузы на зерно, что, в свою очередь, добавит больше мяса в рацион советского человека, в котором преобладает хлеб, картофель и овощи. Район целинных земель по климату очень похож на Западную Канаду. Вегетационный период короткий, а количество осадков редко превышает 12-14 дюймов в год. К счастью, осадки выпадают, как правило, в нужное время.Новосибирцы рады встрече с НиксономТем не менее, сельское хозяйство на новых землях является рискованным, и результаты не были полностью успешными. В прошлом году, например, августовский снегопад испортил хороший урожай в некоторых областях.Людей стимулировали поехать на освоение новых земель, как мне сказали, предлагали бесплатный проезд и беспроцентные ссуды на покупку скота и строительство жилья. Многие из них были "добровольцами", направленными по путёвкам ВЛКСМ, также большое число студентов проводило летние каникулы, помогая осваивать новые земли.Успешен этот опыт или нет сложно сказать, но есть небольшой шанс, что эта программа может быть повторена. Хотя Советский Союз – это огромная страна, почти в три раза превышающая по площади Соединенные Штаты Америки, но лишь около 10 процентов её земель пахотные; остальные территории либо слишком холодны, либо слишком сухи для сельского хозяйства. Таким образом, увеличение пахотных земель в 1954-59 гг. привело к использованию почти всех доступных земель.Отметим, что часть выращенного урожая, была потеряна из-за административных ошибок. Существует нехватка элеваторов для хранения, и дорожная система не подходит для транспортировки. Это означает, что большая часть урожая в урожайные годы должна храниться на открытом грунте и теряется в плохую погоду. В 1958 году – году хорошего урожая, обычной среди колхозников была шутка: "Мы бы с удовольствием обменяли тонну пшеницы на одну бутылки водки. По крайней мере, от водки хоть какая-то польза была бы."ДВОЕ ИЗ ПЯТИ РАБОТАЮТ В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕМы должны помнить, что 40 процентов всей рабочей силы Советского Союза работает в сельском хозяйстве, это означает, что один человек, работающий в сельском хозяйстве выращивает продуктов для четырех других советских граждан. Сравните это с американским средним показателем 1 к 22, и у вас появится некоторое представление о том, насколько Советский Союз отстал в аграрном хозяйстве до сих пор, и сколько ему ещё нужно сделать чтобы пойти по пути превращения себя в индустриальную страну (прим. - в плане сельскохозяйственного производства).СвердловчанкиСоветский Союз и Соединенные Штаты имеют сельскохозяйственные проблемы, наша, к счастью, в основном, проблема США - наличие излишков. Семь с половиной миллионов американских фермеров и сельскохозяйственных рабочих, против примерно сорок миллионов в Советском Союзе, но наш (прим. США) общий выход сельскохозяйственной продукции гораздо больше. Не только из-за мастерства наших фермеров, но и из-за нашей беспрецедентной технологии и высокотехнологичного оборудования мы превышаем советское производство на гораздо меньшей площади.Нам всем было жаль покидать Новосибирск. Это город, может быть «сырой» и «грубый» во многих отношениях, но это динамичное и захватывающее по силе место с чрезвычайно теплой сердечной атмосферой. Свердловск был нашей последней остановкой в Сибири. Он расположен почти точно на полпути между Москвой и Новосибирском и называется промышленной столицей Урала. Но это не город в горах. Урал напоминает наши Катскилл (прим. - Катскильские горы, отроги Аппалачей, находятся в штате Нью-Йорк, США, к северо-западу от Нью-Йорка и к юго-западу от Олбани. Они сформировались в результате разрушения плато. Являются излюбленным местом отдыха жителей Нью-Йорка и других городов.) гораздо больше, чем Скалистые горы, и Свердловск находится в районе, где ни одна из его из высот не превышает 1000 футов над уровнем моря.Свердловчанка встречает НиксонаМинеральные богатства, находящиеся в этих горах, дали Свердловску свое начало еще в 1723 году, в этом задымленном городе живет 800 000 человек. Это центр обработки железа, меди, вольфрама, платины, золота, асбеста и, и один из ведущих советских центров вооружений.Нас снова встретили восторженные толпы в аэропорту, и группы горожан аплодировали нам вдоль всего нашего девятимильного пути в город.Окно дома в СвердловскеБольшая часть местности покрыта ухоженными сосновыми лесами, а большинство полей засажено картофелем. Почти все дома построены из дерева, а почти на каждом окне жители выставляют свои горшки с геранью и настурции. Даже в самом городе большинство домов построены из бревен.Пассажиры троллейбуса в СвердловскеНаш первый полный день в Свердловске был, как обычно, занят поездками. Мы поехали по холмистой местности в Первоуральск, где мы посетили трубопрокатный завод, один из крупнейших в Советском Союзе. Там я снова обратил внимание на количество женщин на работе и на неизбежные плакаты, которыми покрыт почти каждый квадратный дюйм пространства заводских стен, призывающие рабочих производить больше, напоминающие им, что только коммунизм может привести их к лучшей жизни, убеждающих соблюдать технику безопасности.Плакаты на стенахЭто последнее предупреждение, конечно, необходимо. Стандарты безопасности в этом заводе, как и во всех я посетил, были гораздо ниже, чем на американских заводах. Литейщики не носили очки, ремни машины были незащищенными, и мужчины, занимающиеся переноской и укладкой тяжелых металлических отливок, не имели травмобезопасной обуви.Молодой директор, на мой взгляд, типичный представитель среднего звена советских руководителей он начал как рабочий, учился по ночам, и, наконец, стал инженером, а потом и руководителем. Он провел год в Америке 10 лет назад, осматривая материалы и тяжелое оборудование, которое позже приобрел Советский Союз.Отдыхающие свердловчане на берегу реки ИсетьБольшая часть оборудования была изготовлена по устаревшим уже американским стандартам, и было мало свидетельств автоматизации. Но одна сопровождающих нас девушек, переводчик из какой-то газеты, никогда не видела сталелитейных заводов и была убеждена, что это должно быть последнее слово техники."Я уверена, что у вас нет ничего подобного в Америке," сказала она с гордостью одному из американских журналистов."Нет больше", ответил он, и оставил ее очень озадаченной ответом.Но давайте не будем заблуждаться во всём этом. Мы можем гордится, что сегодня впереди Советского Союза в области автоматизации, мощности заводов и капитального оборудования, но они делают почти нечеловеческие усилия, чтобы догнать и даже перегнать нас. Они крайне серьезно относятся к своим целям. И поэтому есть только один способ для нас, чтобы остаться в авангарде - мы должны постоянно двигаться вперед.Женщин-рабочих везут домойПрежде, чем мы достигли трубопрокатного стана, мы посетили довольно интересный ориентир: границу между Европой и Азией. Бетонный обелиск отмечает это место. Там были установлены столы для пикника, в комплекте с запасом хорошо охлажденного шампанского, так что у нас был повод сделать несколько тостов. Я заметил, что я был точно на полпути от моего собственного дома в Калифорнии, и что кратчайший путь был бы прямо сквозь землю.Граница между Азией и ЕвропойШАХТЕРЫ СПРАШИВАЮТ О ЯДЕРНЫХ ИСПЫТАНИЯХМои хозяева, видимо, поймали меня на слове. Ибо, когда после обеда мы достигли медного рудника в Дегтярске, я обнаружил подготовленную рабочую одежду, шахтерские каски и лампы, и очутился на глубине 800 футов в шахте, а там говорил с двумя шахтерами о проблемах управления атомными испытаниями и введения всеобщего запрета на такого рода тестирование.Один из шахтеров очень серьезно поставить этот вопрос передо мной: "Вы говорите, что не хотите войны, но почему же тогда вы продолжаете ваши атомные испытания? Почему вы не остановили их?"Газированная вода за 3 цента (30 копеек)"Это лучшее место в мире для Вас, чтобы задать мне этот вопрос," ответил я. "То, что мы в Америке заинтересованы не просто в соглашении, а в том, чтобы остановить эти тесты, но соглашение, не может работать, пока обе стороны не будут его придерживаться. Знаете ли вы, что испытания в настоящее время могут быть проведены под землей, насколько ниже поверхности - как мы прямо сейчас, и которые не могут быть обнаружены, если у вас нет инспекторов прямо на месте? Вот почему мы настаиваем на инспекционной системе, что даст нам обоим уверенность, что любое соглашение, которое мы заключим, жизнеспособно".Я думаю, что этот аргумент он, в такой четко выраженной форме, никогда не слышал, действительно попал по адресу. В любом случае, я был под впечатлением от такого серьезного подхода горняков к этим проблемам.Пэт тем временем делала несколько посещение отдельно от нашей группы. Г-жа Валя Калягина, жена одного из шахтеров, попросил ее приехать к ней домой, где они провели приятный час вместе и развлекались, слушая её пение, под аккомпанемент аккордеона мистера Калягина. Пэт также была занят всё время в Свердловске, и я думаю, что наивысшего пика развлечения достигли, когда она посетила пионерский лагерь, в котором пионеры вовлекли её в танец – «польку»."Полька" в пионерлагере"Это было слишком быстро," как она позже сказала мне. "Я не могла идти в ногу с детьми." Но, по крайней мере, они имели счастье выбрать самого изящного члена семьи Никсонов, и того, кто что-то знает о танцах!Мы закончили наше путешествие в Сибири остановкой на Белоярской АЭС. Здесь, на берегу искусственного озера, полным ходом идет строительство установке, которая должна достигнуть мощности в 200 000 киловатт электроэнергии к 1961 году.Адмирал Риковер сказал г-н Николаю Куйбышеву, директору станции, что американские ученые предпочли бы работать на мирное использование атомной энергии, чем на военные проектов."Ваши слова дают мне уверенность в том, что мы, возможно, придем к сотрудничеству", ответил директор.От имени президента Эйзенхауэра я пригласил г-на Куйбышева и его сотрудников, посетить Соединенные Штаты, чтобы увидеть ядерные объекты и наше собственное мирное применение атомной энергии.Я надеюсь, что он сделает это, в самом деле, приедет и увидит, как мирный атом развивается в США.ТЕЛЕВИЗИОННОЕ ВЫСТУПЛЕНИЕ, ЗАКОНЧИВШЕЕ ВИЗИТ АВТОРА В СССРВернувшись в Москву, я закончил свою 11-дневную поездку часовой беседой с советским народом по государственной телевизионной и радио сети. Нью-Йорк Таймс назвала его "одним из самых прямых выступлений, которых когда-либо слышали советские слушатели от западного гостя."На самом деле, я собирался не столько сделать его прямым, как просто сделать это так просто, как я мог это сделать. Я чувствовал, что я не должен тратить время на дипломатические тонкости, но говорить о конкретных вещах.Торговка цветамиМоей главной задачей было сделать определенный вклад, по крайней мере, к началу откровенного обмена информацией и идеями между нашими двумя народами. Я не надеюсь, что всё измениться в одночасье – ту ужасающую ситуацию с дезинформацией и отсутствием взаимопонимания. Конечно, ни одна речь не может решить глубокие и существенные различия между Америкой и Советским Союзом, но представьте хоть на мгновение, что это возможно. Проблемы, столкновения основных принципов никогда не решить, делая вид, что они не существуют.У нас не должно быть никаких иллюзий, что взаимопонимание – это выражения дружбы и доброй воли. Озвучиваемое лидерами мирового коммунизма желание мира, даже обмен визитами между президентом и премьером Хрущёвым не решит вдруг все разногласия, которые разделяют Коммунистов и свободный мир.Но, в то же время, мы должны помнить об этом: В то время как понимание само по себе не будет создавать мир, непонимание может спровоцировать войну, войну из-за просчетов, или перехода на такие жесткие позиции, с которых применение силы может стать неизбежным. Чтобы избежать такой ситуации, мы должны держать открытыми все возможные каналы связи, мы должны войти в режим серьезных и последовательных переговоров, принципиальных переговоров.Так что я воспользовался случаем в течение часового своего выступления по советскому радио и телевидению, чтобы создать именно такую связь - сказать советским людям, вероятно, впервые, что каждый из них работает один день из четырех на вооружение, о международной напряженности, вызванной 15-ю годами советской агрессии и подрывной деятельности.НовостройкиЯ сказал им, что, конечно, Соединенные Штаты вооружены и сохраняют базы за рубежом, но не для целей агрессии против Советского Союза или любой другой страны. Мы имеем их только для того, чтобы защитить себя и своих союзников. Мы начали строить нашу оборону, на самом деле, только после того как Советский Союз приступил к всемирной кампании подрывной деятельности и агрессии - блокада Берлина и война в Корее являются двумя наиболее яркими примерами.И я сказал им об этом, тоже: то, что мы не возражаем, если премьер Хрущев выражает свое убеждение, что наши внуки будут жить при коммунизме. Мы только против того, если он попытается достичь этот результат вмешиваясь в наши внутренние дела.Что касается нас, мы не говорим, что его внуки будут или должны жить в соответствии с системой свободного предпринимательства. Сама суть нашей веры заключается в том, что каждый народ должен иметь право выбирать для себя, свободно от всякого принуждения, свободно от давления внешних сил, и с полным осознанием всех альтернатив, политической, экономической, и социальной системы, в которых он хочет жить. Мы хотим, чтобы для других народов только то, что мы хотим для себя – свободной жизни, материального изобилия, и, даже, более фундаментальных вещей - культурного и духовного богатства.Наконец, я сказал им, что американский народ хочет лучшего уровня жизни для народа Советского Союза; что если премьер Хрущев сосредоточит свои усилия на создании лучшей жизни для советских людей в Советском Союзе, эту задачу мы приветствуем и поддерживаем.Но если, с другой стороны, он направит советские силы и ресурсы на коммунизацию мира, этому мы должны сопротивляться.Я подчеркнул, что неизбежным результатом такой политики будет увеличена напряженности и роста страданий для русских и других народов в ближайшие годы.Я отклонил негативное понятие сосуществования, в советском стиле, означающее, два мира с враждебными лагерями, каждый пытается навязать свою систему на другой. Я представил концепцию одного мира, где разные народы живут в разных системах они выбирают ту, где есть свобода общения и обмена и сотрудничества в достижении общих целей.ПОЛЬСКОЕ «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ»: УЛЫБКИ, СЛЕЗЫ И ЦВЕТЫУ моей жены и у меня было много интересных впечатлений во время наших путешествий, не только в Советском Союзе, но и в 53 странах, где с 1953 года, мы, представляем президента Эйзенхауэра и американский народ. Было много драм во время этих путешествий, много отрадных случаев. Но никогда не было ничего такого, чтобы соответствовало опыту нашего приема в Варшаве.Мы прибыли в воскресенье днем, точное время не быдло оговорено, наш маршрут не был определен и распланирован правительством Польши. Тем не менее 10 миль от аэропорта до центра Варшавы были просто непрекращающейся линией из миллиона с четвертью человек.Встреча в ВаршавеЛюди стояли на каждом дюйме дороги, люди толпились на улицах города, люди, вставали на цыпочки, чтобы заглянуть через головы тех, кто стоял перед ними. Люди, высовывались из окон квартир, забирались на тележки и автобусы, прижималась к машинам, когда наш кортеж замедлял движение.Лица кругом улыбались. Каждый из встречающих улыбался, размахивая руками, крича на языке, который я не понимал, но смысл был понятен.Они приветствовали и выкрикивали свои пожелания в Америку, Эйзенхауэру и, даже, Никсону. Они буквально засыпали нас цветами. И я мог видеть слезы во многих глазах, я думаю, что это были слезы благодарности, что они, таким образом, показывали свою преданность принципам свободы и независимости. Я думаю, что они показывали, также как глубока дружба с Америкой, как с символом свободы и независимости в широком смысле.Это не было никакой личной данью признания. Это было гораздо больше, чем это, и гораздо важнее. Это было демонстрация целого народа, что, хотя они разделяют общую границу с грозной диктатурой из СССР, и, хотя советские войска размещены в стране, они осмелились показать свои чувства, свою преданность бессмертным принципам свободы.На следующий день один из членов делегации сказал мне, что он беседовал с польским знакомым вскоре после нашего приезда. Он отметил, что премьер-министра Хрущева тоже, во время его недавнего визита в Варшаву, несомненно, встречали потоком цветов. "Конечно," ответил его польский друг, - "Но для американцев мы купили наши собственные цветы!"Эта история, и весь наш польский опыт, просто указывает на тот факт, что никакое количество цензуры или искажение пропагандой не может ослабить традиционные узы дружбы и любви, что объединяют польской и американский народ вместе. Эта связь, которая идет ещё со времён нашей собственной революции. Очевидно, что польский народ не забыл это.И каждая миля пути вдоль нашего маршрута в воскресенье, в Варшаве служили мне напоминанием о том, что мы должны помнить о направлении нашей энергии и усилий задачам обеспечения мира. Мира, в котором люди могут быть свободными, народы независимыми, и народы могут жить вместе в мире, гармонии и дружбы.P.S. Вот и закончился мой многострадальный годичный перевод статьи Ричарда Никсона "Россия, какой я ее увидел", опубликованной в декабрьском номере 1959 года журнала National Geographic.Друзья мои, прочтите с особым вниманием последние два раздела, рассказывающие о его выступлении на советском ТВ и визите в Польшу.Надеюсь, что статья показалась вам такой же интересной и полезной, как и мне.