• Теги
    • избранные теги
    • Люди249
      • Показать ещё
      Страны / Регионы271
      • Показать ещё
      Компании505
      • Показать ещё
      Разное662
      • Показать ещё
      Показатели97
      • Показать ещё
      Международные организации24
      • Показать ещё
      Формат75
      Издания102
      • Показать ещё
      Сферы6
18 февраля, 11:06

Links for 02-18-17

Report: Trump team ordered government economists to cook up forecasts - Vox Saint Janet Yellen: The Best Fed Chair Ever? - EconoSpeak Lobbyists helped bankroll Trump’s transition - Center for Public Integrity Why Trump’s 2-for-1 Rule on Regulations Is No...

Выбор редакции
17 февраля, 14:36

Фондовые индексы США могут вырасти еще на 4% с исторических максимумов

Фондовые индексы США могут повыситься еще на 4% с достигнутых исторических максимумов, свидетельствуют результаты исследования долгосрочных показателей цены акций и прибыли компаний, проведенного нобелевским лауреатом Робертом Шиллером.

16 февраля, 21:07

Low Real Interest Rates: Depression Economics, Not Secular Trends

Gene Kindberg-Hanlon at Bank Underground: Low real interest rates: depression economics, not secular trends: Real interest rates have fallen by around 5 percentage points since the 1980s. Many economists attribute this to “secular” trends such as a structural slowdown in...

14 февраля, 14:40

Is Bubble Risk Elevated For US Stocks?

The US stock market reached a new record high yesterday (Feb. 13) via several benchmarks, including the S&P 500. Analysts say that the crowd is enthused by bullish expectations for the Trump administration’s economic plan in general, and a tax overhaul in particular for the immediate future. “The market is going on the optimism of […]

Выбор редакции
10 февраля, 00:25

"It's Quiet, Too Quiet"

Submitted by Lance Roberts via RealInvestmentAdvice.com, A Better Way To Use P/E’s There has been an ongoing debate about market valuations and the current state of the financial markets. On one hand, the “bulls” use forward price-earnings ratios to justify current valuation levels while the the “bears” cite trailing valuations based on reported earnings per share. The problem with both measures is that valuations, at any specific point in time, are horrible portfolio management tools. [Note: One of the most egregious fabrications used by Wall Street to try and sell individuals investment products is using forward P/E ratios based operating earnings (earnings before reality) as compared to historical trailing P/E ratios based on reported earnings] One of the primary problems with fundamental measures, such as P/E ratios, is the “duration mismatch.” “What is truly ironic is that when it comes to buying ‘crap’ we don’t really need, people will spend hours researching brands, specifications, and pricing. However, when it comes to investing our ‘hard earned savings,’ we tend to spend less time researching the underlying investment and more time fantasizing about our future wealth.” This “mentality” leads to what I call a “duration mismatch” in investing. While valuations give us a fairly good assessment about future returns, such analysis is based on time frames of five years or longer. However, for individuals, average holding periods for investments has fallen from eight years in the 1960’s to just six months currently. The point to be made here is simple. The time frame required for fundamental valuation measures to be effective in portfolio management are nullified by short-term investment horizons. It is critical to understand that the current LEVEL of valuations are only useful in determining what the long-term return will be. This is something I have discussed many times previously as it relates to your financial planning specifically.  More importantly, every bull market in history has ultimately crumbled under the weight of fundamental realities. Despite the many hopes to the contrary, this time will be no different. But rather than arguing absolute valuation levels and future expected returns; P/E ratios can also be used to tell us much about the current trend of the markets as well as major turning points. The chart below shows the monthly P/E ratio (using Dr. Robert Shiller’s data) going back to 1881. There is something about P/E ratios that is rarely discussed by the financial media which is whether valuation levels are “expanding” or “contracting.” I have noted the major periods of multiple expansions and contractions. (The green shaded area is the deviation of current multiples from the long-term median.) I have smoothed the data in the chart above with a 12-month average to better identify the “trend” of valuations as compared to the S&P 500 as shown in the chart below. Not surprisingly, we find that periods where multiples are “expanding” are correlated to rising asset prices and vice-versa. Therefore, viewing changes in the direction (or trend) of valuations can provide some clue as to changes in market cycles. This is due to the fact that changes in price (“P”) has a much greater near-term impact on valuations than earnings (“E”). While I am NOT suggesting that earnings are unimportant, changes to earnings move at a much slower pace than price and, therefore, has a muted effect on the directional changes to the overall P/E ratio. Since 2010, almost 2/3rds of the increase in the P/E Ratio has come from price rather than earnings growth. The same is true during declining markets when dramatic changes in price have a much bigger impact on valuation changes. Importantly, I am NOT suggesting that P/E’s could or should be used as a “market timing” tool. However, it is quite clear that over shorter-term time frames the directional trend of valuations, rather than the absolute level, is much more telling. Currently, the ongoing multiple expansion remains supportive to overall stock prices. This is one primary reason why my portfolio allocation model remains fully invested. However, this does not mean that you should go “diving” headfirst into the pool either. The low-hanging fruit has already been harvested and, as noted above, future returns on investments made today are likely to be disappointing. Bank Loans Issue Warning At the heart of every major economic expansion in history is lending. Not surprisingly, as shown in the chart below, lending tends to lag changes in the overall economic growth rate. This is because, of course, businesses tend to want confirmation of improvement in the economy before taking on extra debt. Conversely, debt is then liquidated through debt reductions, forced payoffs or defaults during an economic decline. This correlation is shown below. The downturn in commercial loans and leases, while early, should issue a sign of caution to investors about applying too much hope to the current administration to spark an economic rebound in the near term. While tax cuts, repatriations, and tax reform may indeed provide a boost to bottom line earnings, as I have stated previously, there is likely going to be little throughput into the economy unless there is a significant ramp up in consumer demand. But therein lies the problem: “Here is another problem. While economists, media, and analysts wish to blame those ‘stingy consumers’ for not buying more stuff, the reality is the majority of American consumers have likely reached the limits of their ability to consume. This decline in economic growth over the past 30 years has kept the average American struggling to maintain their standard of living.” Without the end demand from consumers to push companies to expand production, increase employment and raise prices, there is little impetus for companies to expend capital. The chart below shows the relationship between the extensions of loans and leases as it relates to private fixed investment. Despite hopes that companies would deploy borrowed capital into fixed investment to expand production leading to more job creation, this has not been the case. The ongoing decline in fixed investment continues to suggest an ongoing caution by business owners in deploying capital in productive manners but rather through leverage capital to increase productivity and financial engineering. The lack of deployment borrowed capital can be clearly seen in the relationship between loans and leases and monetary velocity. While bank loans have increased since 2010, as financial engineering to boost earnings per share to offset weak revenue growth surged, the movement of money through the economic system has continued to plunge. Hence, this is why, despite soaring earnings and stock market prices, the economy has continued to stumble along at 2% annual growth rates as the economy remains starved of monetary flows. Again, this indicator is very early in its suggestion of weakening demand for credit. However, given the very late stage of economic expansion, this could well be an early warning sign worth paying attention to. It’s Been Quiet – What Happens Next? As I was catching up on my reading this morning, this comment from the WSJ caught my attention: “The S&P 500 hasn’t experienced a daily trading range of 1% or greater for 34 consecutive trading sessions, the longest streak since 1995, according to the Journal’s Market Data Group.   Should the market stay stuck in the doldrums on Monday, it would be the longest streak dating back to at least 1974, according to Thomson Reuters data. And guess what? The S&P 500 has inched down 0.2% in recent trading, putting the record in reach.   The average daily range between a session’s intraday high and low over that stretch, dating back to Dec. 14, is just 0.54%, according to FactSet. That compares to the S&P 500′s average daily trading range in 2016 was 0.96%.” The reason this was interesting is because of something I was discussing last year during the month of September: “The bulls and the bears have met at the crossroad. However, neither is ready to commit capital towards their inherent convictions. So, for 43-days, and counting, we remain range bound waiting for what is going to happen next.” Let me remind you how that ended. So, here we are once again. Since December the 15th, there has been little volatility in the market. This has lured investors into the same false sense of security seen last year before the rout heading into the November election. Of course, the problem is we simply don’t know for sure which way this “historically tight trading range” will resolve itself, or when. What is for certain, is that it eventually will. The problem for investors is the “bet wrong” syndrome that occurs in times like this. I know. It’s boring. We all want to “DO SOMETHING.”  But that is simply your emotions at work. In investing, sometimes the best thing “TO DO” is to “DO NOTHING.”  This is where having the patience to wait for the “fat pitch” becomes much more difficult, but more often than not, provides the best results. While we remain in the seasonally strong time of the year, a short-term correction remains likely as I detailed previously in “Buy The Dip?”  “Importantly, I have noted with vertical dashed red lines the buy and sell indications relative to the markets subsequent direction. In each case, a registered sell signal at the top of the chart, and confirmed by a reversal of the bottom indicator, have led to short and intermediate-term corrections in the market. These two signals should not be ignored.” “In this analysis, the correction could be as small as 2.7% or potentially as large at 13.2%. This is quite a dispersion of outcomes and one we will only know with certainty after the fact. However, recent history has suggested that similar setups have seen deeper corrections so such risk should not be readily dismissed.” Given the overall optimism of the markets, currently based solely on “hopes” of fiscal policy forcing fundamentals to catch up with price, the most likely outcome is the market finding support between the 4.9% and 6.6% correction levels. This should not be any surprise since the markets have suffered 5% corrections, or more, with regularity over the past couple of years. Just some things I am thinking about.  

Выбор редакции
06 февраля, 18:22

50% Correction Is Impossible! Really?

Submitted by Lance Roberts via RealInvestmentAdvice.com, There is little doubt currently that complacency reigns in the financial markets. Nowhere is that complacency more evident than in the Market Greed/Fear Index which combines the 4-measures of investor sentiment (AAII, INVI, MarketVane, & NAAIM) with the inverse Volatility Index. The reason I revisit the index above is due to last Thursday’s “3-Things” post in which I presented two arguments concerning the potential for a 50-70% decline in the markets. John Hussman’s view was simply a valuation argument stating: “To offer some idea of the precipice the market has reached, the median price/revenue ratio of individual S&P 500 component stocks now stands just over 2.45, easily the highest level in history. The longer-term norm for the S&P 500 price/revenue ratio is less than 1.0. Even a retreat to 1.3, which we’ve observed at many points even in recent cycles, would take the stock market to nearly half of present levels.” The second argument was from Harry Dent based on demographic trends within the economy as the mass wave of “baby boomers” become net-distributors from the financial markets (most importantly draining underfunded pension funds) in the future. To wit: “At heart, I’m a cycle guy. Demographics just happens to be the most important cycle in this modern era since the middle class only formed recently — its only been since World War 2 that the everyday person mattered so much; because now they have $50,000-$60,000 in income and can buy homes over 30 years and borrow a lot of money. This was not the case before the Great Depression and World War 2.   And based on demographics, we predicted that the U.S. Baby Boom wouldn’t peak until 2007, and then our economy will weaken — as both did in 2008. We’ve lived off of QE every since.” Not surprisingly, those two comments drew a lot of fire from readers such as this one: Or this one… Hmmm….where have I heard this before. “Stock prices have reached what looks like a permanently high plateau. I do not feel there will be soon if ever a 50 or 60 point break from present levels, such as they have predicted. I expect to see the stock market a good deal higher within a few months.”   – Dr. Irving Fisher, Economist at Yale University 1929 This Utopian belief of now infinite stability within the financial markets due to ongoing Central Bank interventions is a most dangerous concept.  This is particularly the case given the structural and economic shifts in the economy due to the rise in debt which has derailed the efficient allocation of capital. As shown below the economy is currently mired at the lowest average annual growth rate since 1790. (Data courtesy of Measuring Worth) Furthermore, a quick analysis of past history suggests the regularity of corrections which have run the gamut of devastating blows to investor capital. (Monthly data courtesy of Dr. Robert Shiller) If you look at the chart above you will notice the longest economic expansions in history have also been followed by declines of 30% or more. With the current economic expansion now the 3rd longest in history at 92-months, a subsequent correction of 30% or more should not be surprising. Of course, what fuels corrections is not just a change in investor sentiment, but an ignition of the leverage that exists through the extension of debt. Currently, leverage is near the highest levels on record which is the equivalent of a tank of gasoline waiting on a match. And…corporate leverage. The chart below shows the total liabilities and equity of non-financial businesses in the U.S. divided by the Gross Value Added. I have overlaid the S&P 500 for relevance. As can be clearly seen, leverage fuels both halves of the full market cycle. On the way up, increases in leverage provide the capital necessary for accelerated share buybacks and increased speculation in the markets. Leverage, like gasoline, is inert until a catalyst is applied. It is the unwinding of that leverage that accelerates the liquidation of assets in the markets causes prices to plunge faster and further than most can possibly imagine. It has only happened twice already since the turn of the century. Yet, less than a decade from the last crash, investors have once again fallen prey to excessive exuberance and the belief that somehow this time will most assuredly be different.  Measuring The Size Of The Next Correction As a portfolio strategist, there is little question the markets are still confined to a bullish uptrend. Currently, portfolio allocation models remain near fully invested. Therefore, what concerns me most is NOT what could cause the markets rise, as I am already invested, but what could lead to a sharp decline that would negatively impact investment capital. [Important Note: It is worth remembering that winning the long-term investment game has more to do with avoidance of losses than the capturing of gains. It is a function of math.] What causes the next correction of magnitude is unknown. It always is until after the fact. There are many factors that can, and will, contribute to the eventual correction which will “feed” on the unwinding of excessive exuberance, valuations, leverage, and deviations from long-term averages. The chart below shows the deviation from the long-term trend line. I have calculated an advance to 2400 for the S&P 500 which, as I published in “2400 or Bust”, is a reasonable target for the current “melt-up” phase of the market. As stated above, the bull market trend which began in 2009 remains currently intact (dashed blue line). A correction from 2400 back to that bullish uptrend line, which occurred in both 2011 and 2012, would entail a decline to 2100.  That would be a 14.2% decline and while not technically a “bear” market, for many investors it will certainly “feel” like one. But what if a simple correction accelerates? To analyze how a market accelerates to a 50% correction, we can use a “Fibonacci Retracement” analysis as shown in the chart below. As defined by Investopedia: “The Fibonacci retracement is the potential retracement of a financial asset’s original move in price. Fibonacci retracements use horizontal lines to indicate areas of support or resistance at the key Fibonacci levels before it continues in the original direction. These levels are created by drawing a trendline between two extreme points and then dividing the vertical distance by the key Fibonacci ratios of 23.6%, 38.2%, 50%, 61.8% and 100%.” So, a 50% retracement from the 2400 level would push the markets back towards 1547. As identified in the chart, a 23.6% retracement from the 2009 lows would violate the bullish trend line. Such a violation would set up a change in trend, from bullish to bearish, thereby bringing more selling into the market. If the next wave of selling starts to trigger “margin calls,” the next three levels of retracement become much more viable. The market would initially seek out support at the 38.2% retracement level of 1748 which would be a decline of 27.16% and would push the markets into an “official” bear market. As margin calls accelerate, so does the forced liquidation which then bleeds over into psychological panic selling as investors reach the point of capitulation. This is where “buy and hold” quickly becomes “get me the $*@# out.” That can’t happen you say? As shown in the chart below, corrections of 50% to 61.8% of the previous advance are common with corrections even eclipsing 100% as well. It is unlikely that a 50-61.8% correction would happen outside of the onset of a recession. But considering we are already 91-months into the current cycle and extremely levered, there is a rising level of risk that should not be ignored. By the way, a 50% retracement would register a 35.5% decline in investor portfolios. A 61.8% retracement would destroy 43.9% of investor capital. And that is how you get a 50% decline.   However, while I show that the greater levels of a potential correction will likely be coincident with a recession, as they have historically been, it does NOT mean that a recession is required. A sharp rise in interest rates or inflation, a downturn in economic growth, deflationary pressures from the Eurozone, or a credit related issue in the “junk bond” market could all do the trick. No one will know, until in hindsight, what the catalyst will be that ignites a “panic” in the market. This is why we do analysis to understand the potential risks in the market as compared to expected reward. What is abundantly clear is that the potential “upside” in the market is currently outweighed by the “downside” risk. It is important to remember that our job as investors is to “sell high” and “buy low.” Unfortunately, for most, they are already doing exactly the opposite. There is one important truth that is indisputable, irrefutable, and absolutely undeniable: “mean reversions” are the only constant in the financial markets over time. The problem is that the next “mean reverting” event will remove most, if not all, of the gains investors have made over the last five years. Don’t think it can happen? You might want to reconsider.

02 февраля, 00:50

"Great Expectations"

Submitted by 720Global's Michael Lebowitz via RealInvestmentAdvice.com, “Never ever lose sight of long term relationships” – Paul Krake – View from the Peak Throughout 2016 we highlighted that various measures of equity valuations are at historically high levels and present an unfavorable risk/reward profile. Comparing valuation metrics to their respective longer term averages is a good way to gauge richness or cheapness, but it does not necessarily paint a complete valuation picture. For instance, Amazon’s stock trades at an astronomical price to earnings ratio (P/E) of 172 or about seven times that of the S&P 500. Despite the seemingly high ratio, one cannot single-handedly declare that Amazon is expensive. If Amazon’s sales continue to grow at a torrid pace, a ratio of 172 may not be out of line. The objective of this article is to form a complete valuation picture of the S&P 500. Although the work behind valuations and rich/cheap analysis is never complete, this exercise will help you understand the earnings growth priced into current valuation levels. It also provides a framework to evaluate the upside and downside of various combinations of earnings projections and price multiples. From there, you can make your own judgment about whether current valuations make sense. P/E The graph below plots the Cyclically Adjusted Price to Earnings ratio (CAPE) since 1883, its average and plus/minus one standard deviation levels from the average. The current ratio of 28.14 is approximately 1.75 standard deviations higher than average and stands perched above almost every prior observation in the last 130 years except those of the late 1920’s and the late 1990’s. Data Courtesy Robert Shiller – http://www.econ.yale.edu/~shiller/data.htm Calculating P/E ratios may be done using CAPE, earnings for the trailing twelve months (TTM) or numerous other methods. While market practitioners tend to favor TTM, CAPE is used here for the same reasons Ben Graham and Robert Shiller preferred it – ten years of earnings data helps eliminate short-term noise that frequently distorts quarterly and annual earnings. CAPE takes an additional step and adjusts for inflation, thus normalizing the ratio for different inflation environments. While some may claim that these two approaches yield wildly different results, we found only a minor variance. TTM P/E for the S&P 500 is currently 1.50 standard deviations above its 130-year average, only slightly below that calculated using CAPE (1.75). The bar chart below shows the distribution of CAPE values or the percentage of time the ratio was in each respective P/E band on the x-axis. Data Courtesy Robert Shiller – http://www.econ.yale.edu/~shiller/data.htm While not a perfect bell curve, the chart above does have a similar shape, albeit with a long right tail. Over 80% of the data lies between a ratio of 8 and 20. The current ratio of 28.14 has only been eclipsed by 3% of the observations. Put more bluntly; the S&P 500 is in no man’s land by this measure. Earnings To gauge the expected earnings growth that is currently priced into the market, we could take the all too popular consensus forecasts published by Wall Street at face value. While that might be a fast approach, history, as discussed in “Earnings Magic Exposed”, has proven misleading. Instead, we prefer to solve for the expected earnings growth rate using the CAPE ratio. If one believes in mean reversion, then it is likely CAPE will regress to its historical average ratio (16.7) within the next five years. If we further assume the price of the S&P 500 does not change, we can easily solve for expected earnings growth. Given those assumptions, the required annualized earnings growth for the next five years is nearly 11% at current valuations. In other words, the S&P 500 price would be unchanged over the next five years if corporate earnings grow 11% annually and CAPE regresses to its long-term average. However, if we assume investors expect the S&P 500 price to grow 5% a year as it has averaged this century, then earnings must increase 16.50% annually to offset the reversion to the mean of CAPE. If we take a more conservative stance and assume that CAPE will remain at one standard deviation above average at 23.35 and the S&P 500 price will grow 5% annually, earnings must grow at an annualized rate of 4.50%. A scenario in which earnings grow annually at 4.50% may seem reasonable, but it is relatively optimistic when put in context with previous growth trends and economic impediments. Consider that over the last three, five and ten years, S&P 500 earnings have grown at annualized rates of -0.48%, 2.34%, and 1.80%, respectively. It is worth noting that the three- and five-year periods do not include a recession. Expecting that streak to continue five more years fails to incorporate reasonable recession probabilities into the analysis. To put additional perspective on expected earnings growth, we analyze the nation’s economic growth rate. Since 1947, real GDP and corporate earnings have grown at nearly identical long-term rates. The graph below charts the cumulative growth of earnings and GDP over this period. Note that, while the growth rates vary wildly, they have been well-correlated over the longer-term as witnessed by comparing the less volatile earnings polynomial trend line (blue dotted line) with GDP (green line). Data Courtesy: St. Louis Federal Reserve (FRED) and Bloomberg The graph below aids in forecasting earnings growth by highlighting the secular trend of GDP growth since 1950. Data Courtesy: St. Louis Federal Reserve (FRED) The trend was confirmed by Janet Yellen, who on January 18, 2017, stated that the long-run GDP growth rate is expected to fall under 2%. Based on the GDP trend line and the correlation of earnings to GDP expectations, one should assume earnings growth will follow GDP and be 3% or less. The future growth rate assumption mentioned above is not solely a function of extrapolation from previous trends. It is truly arrived at with a thorough understanding of the economy’s structural impediments – debt, demographics, and productivity as we have noted in numerous prior articles. Scenario Analysis At this point, we have presented you with historical earnings trends and a way to estimate future earnings growth. Additionally, we provided a long history of the price to earnings ratio and the statistically significant distribution it has followed. With this data in mind, we present the table below which allows you to forecast stock price changes based on future P/E ratios and earnings growth estimates. Note the three colored boxes reflect what we consider to be optimistic, fair and pessimistic estimates. Here are the simple steps to evaluate forward returns: Select the CAPE ratio you expect to see in 2022. At the top of the table are six options ranging from 10.1 to 28.1 (current level). The range is based on standard deviations as shown above each P/E level. Select the expected annualized earnings growth for the next 5 Find the intersection of your CAPE and earnings growth estimates. The number at the intersection is the expected annualized price return for the S&P 500 for the next five years. As a quick example, a projected CAPE of 20.0 and 3% earnings growth will result in an expected annual return of -2.57% for each of the next five years. As illustrated in the table, the risk/reward profile is very unbecoming unless you believe CAPE will stay grossly elevated and earnings will grow significantly more than they have over the past ten years.  A relatively riskless strategy, whereby one buys and holds to maturity a five-year U.S. Treasury bond yielding 1.98%, beats all but the most optimistic scenarios highlighted above. Summary Many investors believe that the initiatives of the new administration will provide an economic spark generating economic growth and increasing corporate earnings. Although confidence is a cheap form of stimulus, reality is that the structural headwinds the economy faces are brisk. Given the historically high valuations and poor risk/reward ratio, we prefer to let the market prove us wrong. One final note for consideration; since January 1, 2012, the S&P 500 has increased 75%, while earnings have increased 2%. In other words, for all intents and purposes, the entire rally from 2012 is a function of multiple expansion and is in no way supported by fundamentals. For investors who hold mean reversion as an important guiding principle, it is not unrealistic to expect the CAPE multiple to regress back towards its historical average. Indeed, it is entirely expected. We leave you with the article’s opening quote as it is such an important concept to grasp. “Never ever lose sight of long term relationships”.

30 января, 11:37

Текст: Почему среди нобелевских лауреатов по экономике нет миллиардеров ( The Mathematical Investor )

Согласно рейтингу наиболее успешных менеджеров хедж-фондов 2016 года по версии журнала Institutional Investor's Alpha, восемь из десяти самых богатых трейдеров используют квантитативные методы. Половина из 25 самых богатых менеджеров хедж-фондов — «кванты». В рейтинг вошли менеджеры таких фирм, как Renaissance Technologies, D.E. Shaw, Two Sigma, Millennium, Citadel and Schonfeld. Ни одна из этих фирм не использует «умную бету» или факторное инвестирование. Ни одна из этих фирм не применяет теории лауреатов Нобелевской премии по экономике, таких как Джеймс Тобин, Юджин Фам или Роберт Шиллер, и им подобные. Все они полагаются исключительно на сочетание математики и вычислительной техники. Основы факторного инвестирования Рассмотри...

28 января, 14:01

«Это не просто безработица, а лишение человечества принципиального смысла существования»

Футуролог Сергей Переслегин: ныне живущие погибнут в войне людей и киборговО результатах научно-технической революции в ушедшем году и самых опасных технологических и социальных вызовах и рисках близкого будущего рассказывает физик, футуролог, фантаст Сергей Переслегин.«Где мы находимся, будет понятно в районе 2030-40 годов»— Сергей Борисович, начнем с вашего видения: в какой фазе находится человечество, в частности, его деятельная и передовая часть?— Мы находимся в конце индустриальной фазы развития. Конкретный этап, в котором сейчас находится авангардная часть человечества, это трансиндустриализм. Еще совсем недавно эта часть человечества находилась на этапе постиндустриализма. Постиндустриальный кризис начался примерно с 1970-х годов и сейчас продолжает углубляться.— В чем основное отличие трансиндустриализма от постиндустриализма?— Постиндустриализм — это преодоление индустриализма. Это экономика потребления, экономика услуг, экономика впечатлений. Это кредитная экономика с развитым банковским сектором. Это «зоосад капиталов» (знаниевого, человеческого, репутационного и так далее), политкорректность и гей-парады, превращение индустриальных пространств городов в рекреационные зоны. Это экология, охрана природы, энергосберегающие технологии.Трансиндустриализм — это преодоление постиндустриализма. Это производящая экономика, основанная на робототехнике и аддитивных технологиях (когда объекты создаются с помощью 3D-модели и послойного соединения материалов — прим. ред.). Это кризис банков и финансовых технологий, отчасти и кризис экономики услуг. Это возникновение «планетарных» форм капитала и переход от охраны природы к рациональному природопользованию, основанному на замыкании производственных циклов.Сергей Переслегин: «Больше всего технологий — в Штатах, быстрее всего их делают в Китае, а лучше всего соображают, почему это не работает и что нужно поменять — в России»Трансиндустриализм включает в себя этап перехода к шестому и, возможно, седьмому технологическому укладу. Если шестой уклад — это аддитивные технологии, квантовые копиры, робототехника, производство, возглавляемое искусственным интеллектом, то седьмой — это программирование на естественных языках. То есть будут технологии, основанные на объединении искусственных и органических, «живых» систем. Официально этого в планах пока еще нет, но многие айтишники говорят, что это вопрос недалекого времени. Кстати, нужно отметить, что, раз будет происходить быстрая коэволюция (совместная эволюция) естественных и искусственных языков, начнет меняться и картина мира. Эволюция естественного языка — это всегда изменения в картинах мира.— Когда же изживет себя постиндустриальная фаза?— Индустриальная фаза изжила себя еще в начале 1970-х, сегодня изживает себя и постиндустриальный ее этап. Четкой даты вам никто не скажет. Другой вопрос, что кризис с большой вероятностью заканчивается фазовым откатом, и тогда мы возвращаемся в достаточно глубокое прошлое, грубо говоря, в технологическое варварство. А потом из этого варварства снова попытаемся выйти, возможно, в следующую фазу. С другой стороны, кризис может заканчиваться и созданием следующей фазы. Мы ее называем когнитивной, хотя в действительности мы немного о ней знаем и плохо понимаем, что это такое. Мы понимаем, что она будет принципиально отличаться от индустриальной. Будут принципиально иные механизмы познания, управления, производства и так далее. Кризис должен так или иначе разрешиться приблизительно в течение полувека, то есть в районе 2030-40-х годов будет понятно, где мы находимся — в зоне фазового отката или в зоне фазового перехода.«Распад Евросоюза — вопрос прошлого. Brexit интересен тем, что сигнализирует о «всплытии» реликта Британской империи»— Какие события ушедшего года подтверждают ваши выводы о переходе из одной фазы индустриальной эпохи в другую, из постиндустриальности в трансиндустриальность? Россия движется в рамках этого тренда или у нее «особый путь», как любят говорить «почвенники»?— А куда она денется? Хотя двигается она в нем не так быстро, как бы хотелось. Опять же, как посмотреть. По робототехнике мы здорово отстаем, зато по дронам двигаемся вполне уверенно. Примером служит российский проект «Статус 6» — самоходная, беспилотная, многоцелевая система, предназначенная для поражения объектов экономики противника в районе побережья. Ее разработало ЦКБ МТ «Рубин». Интересно не то, что это военная торпеда, а то, что это дрон, а значит, искусственный интеллект. Тот факт, что ФСО и ФСБ все время вносили законопроекты о полном контроле над дронами, означает, что эти аппараты постепенно становятся социальным явлением, важными элементами жизни, с помощью которых можно много чего добиться.— А куда она денется? Хотя двигается она в нем не так быстро, как бы хотелось. Опять же, как посмотреть. По робототехнике мы здорово отстаем, зато по дронам двигаемся вполне уверенно. Примером служит российский проект «Статус 6» — самоходная, беспилотная, многоцелевая система, предназначенная для поражения объектов экономики противника в районе побережья. Ее разработало ЦКБ МТ «Рубин». Интересно не то, что это военная торпеда, а то, что это дрон, а значит, искусственный интеллект. Тот факт, что ФСО и ФСБ все время вносили законопроекты о полном контроле над дронами, означает, что эти аппараты постепенно становятся социальным явлением, важными элементами жизни, с помощью которых можно много чего добиться.Если говорить в «мировых масштабах», то из области науки могу отметить значимые результаты, полученные космической станцией NASA «Новые горизонты». Напомню, что этот аппарат был запущен еще в 2006 году для изучения Плутона, его спутника Харона и пояса Койпера, но результат дал только сейчас. На данный момент самым важным результатом этой миссии стало открытие геологической активности Плутона и его планетоподобия. И то, и другое, мягко говоря, не то что неочевидно, а в свете сегодняшних астрономических представлений почти невозможно. Соответственно, результат здесь в том, что Вселенная оказалась заметно сложнее наших моделей — даже в таких «мелочах», как Плутон, которому не так давно отказали в статусе планеты. И вдруг выясняется, что у него сложное внутреннее строение, какая-то «геология»…В целом в ушедшем году, в отличие от позапрошлого, когда были открыты нейтринные осцилляции, что поставило под сомнение многие устоявшиеся и общепринятые теоретические модели, ничего столь же значимого не произошло. Год продолжал тренды предыдущего: роботизация, аддитивные технологии и искусственный интеллект. В том году было много выставок робототехники. Я с удовольствием пообщался с роботами, они вполне могут вести разговор. Не знаю, могут ли пройти тест Тьюринга (на способность машины убедить человека, что перед ним не машина, а человек — прим. ред.), скорее всего, могут.«С проигрышем Клинтонов становится ненужным очень большое количество мелких политических элит в Европе и на постсоветском пространстве, которые проектировались этим кланом. Ожидаются чистки, а в Америке реален гражданский конфликт»Стоит сказать и о двух важных прогнозах 2016 года. Первый — отказ в аддитивных технологиях от 3D-принтинга. Будет создаваться следующая версия — то, что называется квантовым копированием. В двух словах: обычная голограмма создает оптическую копию объекта, голограмма же, полученная с помощью гамма-лазера (то есть сверхультракоротких лучей), будет создавать не только оптический, но и электромагнитный образ объекта. Иными словами, его можно будет «потрогать». Гамма-лазер в среде будет создавать точный образ объекта — до молекулярной и даже атомной структуры. Это и есть квантовое копирование. Второй прогноз: мы допускаем (хотя решающих подтверждений этому пока нет) сильные изменения в области электротехники, включая беспроводную передачу больших энергий.В общем, в 2016 году меня обрадовали, как ни странно, не столько новости из области науки или технологий, сколько из области политики.— Какие политические события вы имеете в виду? Brexit и победу Трампа?— Конечно. Поскольку я предсказал эти события, причем задолго до того, как они произошли. И мне это приятно. Но, кроме того, что особенно приятно, это сами по себе важные события для мира. Brexit интересен совершенно не с точки зрения распада Евросоюза. Тема распада была интересна в 2003-07 годах, когда это еще было вопросом будущего, на сегодня это вопрос прошлого. Brexit символизирует и сигнализирует, что ожидается такое довольно интересное политическое явление, как всплытие реликтов, конкретнее — всплытие реликта Британской империи. Об этом говорит множество фактов, в том числе и удачное выступление англичан на Олимпиаде (второе место после команды США — прим. ред.). Это означает углубление связей Англии с Канадой, Австралией и Новой Зеландией. С большой вероятностью возникнут новые локальные политические блоки. Кстати, я глубоко убежден, что в этой ситуации англичанам придется ставить задачу строительства сверхзвукового авиалайнера. Пока об этом больше говорят американцы, но делать придется англичанам.Что касается Трампа. Проблема не в том, что в Америке избран невменяемый президент. В принципе, такое ожидалось давно. Более того, все кандидаты на президентских выборах в США были невменяемы. Важнее то, что Трамп стоит на позиции: «Америка — для американцев». А значит, Трамп выступит против транснациональных компаний. Вот какой конфликт последует после выборов, и вот в чем их значимость. Они ставят под угрозы вненациональные мировые структуры, которые я называю доминатами. Но также они ставят очень большое количество локальных мелких политических элит в Европе и на постсоветском пространстве, которые проектировались кланом Клинтона. С проигрышем этого клана становятся ненужными и эти элиты. В общем и целом ожидаются чистки, а в Америке реален гражданский конфликт.«Трамп будет стремиться к трансиндустриализму, и это значит — приоритет био-, инфо-, нанотехнологиям и робототехнике над финансовыми технологиями и экономикой услуг»— Как президентство Трампа повлияет на технологическое развитие? — Считается, что Трамп победил за счет того, что работал с новыми сетевыми технологиями. В этом плане его победу можно рассматривать как победу сетевых технологий. Но честно говоря, я склонен думать, что это скорее внешний фактор, чем реальная ситуация. Когда я предсказывал победу Трампа, вообще никак не учитывал вопрос использования технологий. Здесь я бы сказал следующее: Трамп, несомненно, будет стремиться к трансиндустриализму, а не к постиндустриализму. И это значит — приоритет био-, инфо-, нанотехнологиям и робототехнике над финансовыми технологиями и экономикой услуг. Проблема шестого уклада диагностирует, что возникли серьезные проблемы с развитием энергетики и мощного двигателестроения. Энергетику потихоньку начинают двигать, но с двигателестроением все по-прежнему плохо. Я склонен думать, что в ближайшее время Америка будет разрабатывать новые, очень мощные двигатели для авиации и космоса. Но нельзя сказать, что это результат победы Трампа, это консенсус всей американской правящей элиты.«Либо будущее для всех, либо для немногих избранных» — В книге нобелевских лауреатов по экономике Ангуса Дитона, Элвина Э. Рота, Роберта Шиллера, Роберта М. Солоу «Через 100 лет. Ведущие экономисты предсказывают будущее» говорится о росте безработицы в связи с роботизацией производства. Что вы думаете на этот счет?— Они правильно боятся роботизации. Начался интенсивный процесс замены рабочих роботами в Китае. Это означает, что роботы стали лучше, чем дешевый китайский рабочий. Они дешевле, а работают более качественно. Уже сейчас искусственному интеллекту может быть передана значительная часть научной деятельности, вряд ли 100%, но 99% — без проблем. А оставшийся один процент можно объявить никому не нужным, не интересным и так далее.У нас складывается принципиально страшная ситуация. Для производства, вообще для любой сферы деятельности — будь то управление, образование или медицина — оказываются ненужными 6,9 млрд из 7 млрд всего человечества. Это не просто безработица, это лишение человечества принципиального смысла существования. Да, конечно, можно обманывать людей разными формами волонтерской деятельности, якобы креативной работой, которая, дескать, не под силу роботам. Но это воссоздает абсолютно неприемлемые социальные риски. Мы сталкиваемся с вызовом, к которому в конечном счете сводятся вызовы будущего и о котором много раз говорили: либо будущее для всех, либо для немногих избранных.До сих пор мировая элита видела спасение мировой экономики в идее трансиндустриального перехода, прекрасно сознавая, что на следующем этапе это приведет к колоссальному социальному кризису.«Будут технологии, основанные на объединении искусственных и органических систем. Многие айтишники говорят, что это вопрос недалекого времени»— Как он может выглядеть?— Трансиндустриальный переход приводит к широчайшей роботизации не только производства, но также управления, образования и познания. Это приводит к ненужности людей, и это первый громадный риск. Даже не столь важно, будут ли они «выброшены на улицу», или им будут назначены вполне приемлемые пособия, от 500 до 2000 евро на современные деньги. Миллиарды людей, выброшенных из реальной экономической (а стало быть, и из социальной, из политической жизни), — это и есть социальный кризис. Причем, совсем не обязательно, что кризис примет формы массовых волнений или луддизма (движение протеста против автоматизации производства в первой четверти XIX века, отличалось погромами и разрушением машин — прим. ред.), он может принять и совершенно другие формы. Мы не можем сейчас сказать, какие именно.Нынешняя элита полагает, что вопрос выхода из кризиса будет проблемой следующего поколения. Как быть? Создать систему тотального контроля? Уже сейчас за счет разного рода систем наблюдения можно установить полный контроль над физическим пространством. Более того, очень скоро за счет жесткой интеграции всего в сеть появится контроль и за поведением. Это система нейронет. И все это стандартно оправдывается борьбой с терроризмом. Надеюсь, не надо напоминать, что гибель Римской республики началась как раз с того, что в целях борьбы с пиратством были упразднены некоторые положения конституции и Помпею были переданы полномочия, превосходящие все разумные пределы.И все же надо понимать: какую бы систему контроля вы ни создали, пусть тот же нейронет или еще что-то, ситуация с 7 миллиардами, которые остались ни с чем, может пошатнуть любую, даже самую устойчивую систему. Это второй значимый риск на сегодня. Кстати, опыты, проведенные в прошлом году, показали, что для нормального развития общества некоторая доля преступности необходима. Понимание этого есть почти у всех философов, раньше или позже дойдет и до власть имущих. Я склонен полагать, что крушение системы слежения и контроля рано или поздно произойдет. Например, с помощью квантовой криптографии, то есть совокупности методов конфиденциальности.«Искусственному интеллекту уже может быть передано 99% научной деятельности. Вы уже можете вести разговор с искусственным интеллектом, не понимая, что говорите не с человеком»— Известный футуролог Митио Каку в своей книге «Физика будущего» пишет: «Сегодня роботы сравнимы по интеллекту с тараканами. В будущем они вырастут и сравняются с мышами, кроликами, собаками и кошками». Сегодняшний искусственный интеллект может слышать и считать лучше человека, но он даже не знает, что это делает. Пока это всего лишь все та же программа, а не интеллект. Митио Каку также пишет: «Машины будут медленно двигаться по этой шкале, и человек успеет подготовиться. Я считаю, что это (возникновение искусственного интеллекта — прим. ред.) произойдет ближе к концу века, так что времени на обсуждение всевозможных вариантов у нас достаточно».— У Севера Гансовского есть рассказ «День гнева», он начинается с цитаты: «Вы читаете на нескольких языках, знакомы с высшей математикой и можете выполнять кое-какие работы. Считаете ли вы, что это делает вас Человеком? Ответ: Да, конечно. А разве люди знают что-нибудь еще?» Я позволю себе задать вопрос: а что такого может делать человек, чего бы сейчас не мог делать искусственный интеллект? Объективно ИИ обыгрывает в шахматы и Го чемпионов мира, объективно он способен управлять сложнейшими системами на производстве, объективно он может управлять процессами познания. Объективно он может точно ставить диагнозы болезни, лучше, чем это делает среднестатистический доктор. Объективно он может учить на уровне, по крайней мере, выше среднего учителя. Это не делается только из-за сильного сопротивления определенных лобби.А теперь я задаю вопрос: а что он не умеет в смысле того, что мы считаем задачами интеллекта? Да, само собой, он не умеет отличать важное от неважного. Он не умеет отличать работающее от неработающего. Он уже способен создавать новое, но не способен создавать иное. Но скажите, а много людей умеет отличать важное от неважного или создавать иное? Боюсь, что немногие. А роботы уже прошли первый критерий интеллектуализации. Вы уже можете вести разговор с искусственным интеллектом, не понимая, что вы говорите не с человеком. Такой опыт уже поставлен.«Складывается принципиально страшная ситуация. Для любой сферы деятельности оказываются ненужными 6,9 из 7 миллиардов всего человечества»Роботы еще не преодолели критерий Лема, они не способны к созданию иного. Но сколько на это понадобится времени? Раньше считалось, что для создания искусственного интеллекта нужны столетия, а прошло всего несколько десятков лет. Роботы развиваются в мире, созданном людьми в их высоком интеллектуальном поле. А потому эволюция там идет с невероятно высокой скоростью. Уже сейчас искусственный интеллект — это вовсе не уровень развития таракана. Да, идут колоссальные споры, знает ли играющая в шахматы машина о том, что она играет в шахматы. Но рано или поздно искусственный интеллект научится имитировать рефлексию, это уже сейчас не очень сложно. А теперь скажите, как мы будем распознавать, имитирует он или это и вправду его рефлексы?— Думаю, что свойства интеллекта — это способность отклоняться от заданной программы и принимать нестандартные решения, то, что вы назвали иным. А игра в шахматы — это просто подбор вариантов решения задач. — Во-первых, что такое интеллект, никто не знает. Принимать нестандартные решения может очень небольшое число людей. И то не всегда. Как говорит мой учитель Владимир Африканович Никитин, «я был личностью только несколько раз в жизни». Любой человек делает это тоже всего несколько раз в жизни. Во-вторых, Лем еще где-то в 1975 году довольно убедительно доказал, что система искусственного интеллекта способна преодолеть любые рамочные ограничения, поставленные ее программой. Это не означает, что они все их будут преодолевать, но так ведь и не все люди преодолевают свои рамочные ограничения. Поэтому если искусственный интеллект состоит из совокупности программ, то это еще не значит, что он будет им следовать. И в еще меньшей степени значит, что мы будем способны различить, когда он следует программам, а когда нет. Кстати, американцы осенью прошлого года выпустили на экраны небольшой сериал «Мир Дикого Запада», где они подробно анализируют эту проблему.«Создание сверхчеловека приведет к колоссальной видовой борьбе. Термоядерные войны между США и СССР из книжек фантастов будут восприниматься как детский утренник»Наконец, самое существенное: сегодня любая машина связана с большим количеством других машин. Это означает, что в системе принципиально возможны программные мутации. То есть: вы запустили программу, она прошла через 10 тысяч компьютеров, с чем-то там взаимодействовала, где-то при передаче 0 поменялся на 1, и на выходе получаем уже измененную программу. Это говорит о том, что мы не знаем, как работает программа, программные мутации лишают нас такой возможности.Итак, машина, созданная человеком, попадает в ту же самую ситуацию, в которую когда-то попал человек. Надо хорошо понимать, что, создавая роботов, мы пытаемся продемонстрировать «небесному отцу», что мы выросли и уже тоже можем сотворить по образу и подобию своему что-то, обладающее разумом и свободой воли. Это комплекс творца. В этом смысле мы будем идти по пути не имитации жизни, а ее создания.— И все же есть ли у вас ответ, как в будущем преодолеть противоречие между роботизацией и занятостью? Или крайнее социальное неравенство станет неизбежным?— Если бы это было социальное неравенство, я бы отнесся к этому с удивительным спокойствием, неравенство меня не беспокоит. Я боюсь социального равенства практически всего населения Земли перед отсутствием цели, смысла и содержания жизни. Как раз проблема равенства приведет к деградации человечества, в том числе и к демографической. И что делать с этой проблемой, я не знаю. Ни у кого пока нет явного решения, что делать с проблемой «лишних людей» в глобальном смысле. Кризис этого типа был описан давно и многократно, а вот его решения нет.— Может, решение в провоцировании экологических, природных катастроф, эпидемий, войн? — Я даже как-то выступил с докладом «Глобальная катастрофа как оптимальное решение». Так что есть и такой риск. Но можно ведь и перестараться.«Сейчас американцы будут организовывать кризис у себя и в мире. В рамках этого кризиса может быть создана ситуация, когда использование роботов в огромных масштабах будет крайне затруднено. Возможно, это станет решением»— А как же трансгуманистические проекты? Мы уже видели бионическую руку. Можно ли будет говорить о равенстве, причем негативном, когда появится киборг со сверхспособностями? — Трансгуманизм — это то, что делается от полной безнадежности. Это откровенная попытка сказать, что homo sapiens уже никуда не годен, он уже абсолютно проиграл соревнование с собственными творениями и наша последняя надежда — на homo super, на сверхчеловека. Киборгизация, искусственное управление геномом и так далее. Дальше возникает ситуация, при которой проходит граница между верующими и неверующими. Для человека верующего человек создан Господом, а значит, создан им правильно, и попытки создать сверхлюдей в результате дадут худшего человека, отклонившегося от «божьего стандарта». Для других, верующих и неверующих, развитие человечества происходит через стохастический выбор эволюционных моделей. Они, разумеется, считают, что своим разумом несомненно создадут то, что будет лучше, чем они сами и их предки. Обе стороны онтологически уверены в своей правоте.Но, к сожалению, обе стороны должны учитывать одну чрезвычайно простую вещь. Наш вид homo sapiens чрезвычайно эгоистический, он настаивает на своей монополии на разум. В прошлом были и другие варианты развития человечества: синантропы, неандертальцы и так далее, но почему-то остался только один вид — наш, все остальные были уничтожены. Сверхлюди, если они появятся, будут рассматриваться как альтернативный вид. На самом деле не так уж важно, мы их будем считать не-людьми или они нас, но то, что создание сверхчеловека приведет к колоссальной видовой борьбе, очевидно. Это будет такая война, что термоядерные войны между США и СССР из книжек фантастов 1950-60-х годов будут восприниматься как детский утренник.«Самое страшное, что у нас коллапс новых идей будущего» — Вероятно, поскольку все изменения будут происходить медленно по сравнению со средней человеческой жизнью, большинство и не заметит этих изменений. Но думающие и деятельные люди хотят знать о будущем уже сейчас и готовиться к нему, чтобы не стать теми самыми «лишними людьми». Что бы вы им посоветовали?— Во-первых, вы ничего не сделаете с этой ситуацией на индивидуальном уровне. Все, кто утверждают, что будущее не для всех, про себя думают, что они незаменимы, предприимчивы и интеллектуальны. Нет, уж извините, но складывающаяся ситуация грозит всем. Россия, Европа, Китай, Индия не видят здесь никакой проблемы и не предпринимают мер к ее решению. США видят проблему, предпринимают меры, но, с моей точки зрения, их меры недостаточны.Что будут делать США? Первое — это, конечно, космос. Он недостаточен для того, чтобы занять миллионы людей, но достаточен, чтобы изменить взгляд на Землю. Перейти от геополитики, геоэкономики и геокультуры к астрополитике, астроэкономике и астрокультуре. То есть сделать мир принципиально незамкнутым и тем самым занять важнейшие позиции, которые пока никем не заняты.«Космос недостаточен, чтобы занять миллионы людей, но достаточен, чтобы изменить взгляд на Землю. Понимание того, что Земля перестает быть целым, а становится лишь частью, очень сильно меняет картину мира»— Но нужен ли космос человечеству на самом деле? Что дают изображения далеких галактик, кроме эстетического удовольствия? — Космос — эта политика, Америка сделала из него политическую необходимость. Даже если вы переходите к астрополитике, все равно на очень долгое время остаетесь привязанными к Земле. Можно построить колонии на Луне или на Марсе, но это будут колонии всего лишь из сотен людей. По сравнению с миллиардами землян это не будет иметь большого значения. Но понимание того, что Земля перестает быть целым, а становится лишь частью, очень сильно меняет картину мира. Америка это делает в силу необходимости онтологического изменения людей, она меняет мифологию и идеологию своей части человечества.Проблема вот в чем. Любая культура, которая живет в линейном времени, а мы живем именно в нем, либо развивается и переходит границы, либо перестает развиваться и переходит в цикличность. Даже в этом смысле нам необходим космос. А если говорить о прикладном смысле освоения космоса, то, например, геология не может быть нормальной наукой, пока у нас нет сравнения с другими планетами. Мы работаем с уникальным объектом, но не можем на основании него делать какие-то выводы. База всей геологической науки — тектоника плит. Вопрос: а на других планетах тоже есть тектоника плит или это особенность Земли? Поэтому космос важен для нас как единственная возможность планетной рефлексии.— Хорошо, вернемся к тому, как Америка будет справляться с кризисом «лишних людей».— Сейчас американцы будут организовывать кризис и у себя, и в мире. В рамках этого кризиса они, может быть, смогут создать ситуацию, при которой использование роботов в огромных масштабах по разным причинам будет крайне затруднено. Возможно, это и станет решением.Но самое страшное даже не это. Сейчас у нас возникает коллапс новых идей будущего. Мы живем в не очень большом числе идей. Это конструкция галактической империи, азимовская конструкция конца 1940-х — начала 50-х. Это конструкция ноосферного коммунизма Вернадского, Леруа, де Шардена, а уже в позднее время Ефремова, Стругацких и другой советской фантастики 1960-70 годов. Это концепция устойчивого развития, полуэкологический «зеленый» бред о безуглеродных городах, который формировался в 1990-е. И концепция технологической сингулярности Вернора Виджа. Собственно, вот все базовые конструкции будущего. Ни одна из этих конструкций с проблемой справиться не может. Кстати, для гуманитариев масса работы: какие еще концепции могут быть?«Инженерия — способ решать задачи в разных областях - будет востребована в мире будущего»— Вы очень много размышляете и пишете на тему образования в России. Какое образование получать, какими знаниями и умениями овладевать? К каким профессиям готовить детей? — Дам два ответа — конкретный и философский. К каким профессиям готовить детей? Инженерия во всех ее формах, начиная от просто инженерии, технической, и заканчивая генной, информационной и, что очень важно, геологической, то есть инженерии Земли, это управление ландшафтами и пространствами. Одним словом, инженерия — способ решать задачи в разных областях, это будет востребовано в мире будущего.Теперь философский ответ. Александр Алехин как-то сказал о шахматисте Ароне Нимцовиче, что у того есть масса партий, проигранных по дебюту, потому что он, вероятно, придает дебютам слишком большое значение. Я имею в виду, что, когда человек взрослеет и учится, на самом деле абсолютно неважно, чем именно он занимается. Наше единственное конкурентное преимущество перед роботами: в огромном информационном потоке мы можем выделять ключевое, отделять важное от неважного. Плюс мы действительно способны думать за рамками утилитарности, решать задачи, которых еще нет. Чтобы научиться и тому, и другому, нужно просто уметь думать. А в какой форме — через физику, математику, философию, инженерию, теологию и так далее — на самом деле не так уж важно. Помните диалог из «Алисы в стране чудес»:— Куда мне отсюда идти?— А куда ты хочешь попасть?— А мне все равно, только бы попасть куда-нибудь.— Тогда все равно куда идти. Куда-нибудь ты обязательно попадешь.— Технологии киборгизации развиваются в западных странах, в России пока все еще усиленно строят православные храмы, гоняются за геями и обличают этот самый Запад в «расхристанности». Сверхлюди появятся именно там и оттуда начнут экспансию по миру?— Как всегда, больше всего технологий в Штатах, быстрее всего их делают в Китае, а лучше всего соображают, почему это не работает и что нужно поменять, — в России. Вот вам и ответ.«Кризис с большой вероятностью закончится фазовым откатом, и тогда мы возвращаемся в достаточно глубокое прошлое, в технологическое варварство»— Вы восторгаетесь проектом «Статус 6». Но другие примеры показывают, что Россия сопротивляется новым технологиям, считает их опасными для себя. Например, в прошлом году был принят закон, запрещающий ГМО, принят «пакет Яровой».— Что касается ГМО, я согласен, что в основе закона лежит невежество, но Россия не первая страна, кто их запрещает, она в общем тренде. В основе запрета ГМО лежат бизнес-интересы определенных компаний, идет спор хозяйствующих субъектов. Одним удалось протащить решение, которое на руку их бизнесу. При этом запрет ГМО — это из серии ограничения продажи пива, которое, как известно, способствует потреблению более опасных средств и препаратов, в том числе и наркотических, отсюда та же трагедия с «Боярышником». Что касается «пакета Яровой», то я очень надеюсь, что люди, которые его инициировали, голосовали за него, когда-нибудь будут наказаны за то преступление, которое они совершили перед народом России. Я ясно ответил?Евгений Сеньшин[link]

28 января, 00:35

Weekend Reading: Trump-eting Dow 20,000

Submitted by Lance Roberts via RealInvestmentAdvice.com, Well, it finally happened. After repeated attempts by investors to push the Dow above the psychological barrier of 20,000, it finally occurred during a flurry of executive orders and actions during the first week of the Trump Administration. Between orders for building a wall, orders to freeze regulations and plans being discussed for infrastructure projects, the basic material, technology and industrial sectors pulled all three major indices to historic highs as investors bet on increased spending and growth. Of course, the push to all-time highs has also led to a further extension of the overbought and overly exuberant conditions of the market. As noted yesterday, the stock-bond ratio is at levels that have previously denoted trouble for the markets. Furthermore, while interest rates turned up this week after their recent decline, the historic relationship between extremely suppressed volatility and the 10-year Treasury rate suggests a “flight to safety” is likely not too far into the future.  I can only surmise how this eventually turns out. But whether it is extremely suppressed volatility, extreme long positions in small-cap stocks or historical short positions in bonds, the “rubber band” is stretched very tightly.  Of course, while “Trump-xuberance” currently reigns, there seems to be nothing to worry about. But then again, maybe that is exactly what we should be worrying about. In them meantime, here is what I am reading this weekend as I wear my “Dow 20,000” hat. Trump Stockman: Trump Sitting On Fiscal Time Bomb by Craig Wilson via Daily Reckoning Open Letter To President Trump by Danielle DiMartino-Booth via Money Strong Trumps Border Tax Will Drive Up Gas Prices by Rachael Levy via BI Cheaper, Better Insurance? Good Luck by David Lazarus via LA Times GOP Leads Off With A Tax Increase by John Tamny via Forbes Trumps Tax Breaks Will Let You Bring More Home by Jonathon Trugman via NY Post How Trump Can Rebuild America At 50% Off by Nicole Gelinas via NY Post Trump’s $10 Trillion Stimulus Plan by Stephen Moore via The Washington Times Trump Missed His Chance To “Drain The Swamp” by David Stockman via Daily Reckoning Trump Doing Just Fine W/O Economists by Diana Furchtgott-Roth via US News Could Trump Tank The Economy? by Jeff Spross via The Week Infrastructure Spending Deemed Most Important by Ben Ryan via Gallup CEO’s Fear A Trump Twitter-Tirade by Andrew Ross-Sorkin via NY Times Why Trump Could Fail by Jeff Harding via An Independent Mind Can Protectionism Make America Great Again? by Niall Ferguson via Boston Globe Markets Caterpillar: Weak Global Conditions by Bob Bryan via Business Insider Dow 20,000: Don’t Be Euphoric, Be Cautious by Jason Zweig via WSJ Wall Street Analysts Give Investors What They Want by Matt Levine via Bloomberg Illusions Driving Up U.S. Asset Prices by Robert Shiller via Project Syndicate Time To Change To A Trump Portfolio? by Sue Chang via MarketWatch 2nd Largest Bubble In 100-Years by Erik McCurdy via Investing.com Biggest Market Risk Is A Policy Mistake by Jim Joslin & Renee Kwok via TFC Fin. Mgmt. Is Trump Setting Oil Up For Another Bust? by Nick Cunningham via OilPrice.com Trump’s Wall Of Worry Might Be Good For Stocks by William Watts via MarketWatch Why The Bond Bloodbath May Not Come by Howard Gold via MarketWatch Buy The Bond Market Dip by Abee Crombie via Macro Man Why Dow 20,000 May Not Last Long by Anthony Mirhaydari via Fiscal Times How The Trump Rally Stacks Up by William Watts via MarketWatch Trump Bump To Trump Dump? Not So Fast by Shawn Langlois via MarketWatch Interesting Reads UBS: Americans Still Lie On Loan Apps by Matt Turner via BI 90’s Mantra Of “Strong Dollar” Retooled For Trump Era by Caroline Baum via MarketWatch How Obama Made $20 Million While In Office by Dan Alexander via Forbes Student Debt Payback Far Worse Than Believed by Andrea Fuller via WSJ The Order Of Operation by Jeffrey Snider via RCM Stop Rewarding Unimaginative Politicians by Kevin Williamson via National Review What Financial Advisors Are Doing In The Trump Era by Paul Katzeff via IBD $90 Bil Debt Wave Showing Cracks In Property Boom by Sarah Mulholland via Bloomberg Time Is Not On Your Side With Credit Debt by Ann Carrns via NY Times Inside Obama’s 235% Return by Nathan Vardi via Forbes Inflation: It Won’t Last by Satyajit Das via Bloomberg Cool Graphic Shows Jobs Vulnerable To Automation by Julia La Roche via Yahoo Reign Of Economic Error Plagues Housing Market by Aaron Layman Bernanke: The Fed Shouldn’t Shrink Its Balance Sheet by Tyler Durden via ZeroHedge Who Exactly Is The Currency Manipulator by Richard Moody via Regions #CrashSignatures Signal Market Losses by John Hussman via Hussman Funds The Wait Is Over – NYSE 11,250 by Dana Lyons via Tumblr Will Trump Prick The “Big, Fat, Ugly Bubble?” by Jesse Felder via The Felder Report “Gambling with cards or dice or stock is all one thing. It i??s getting money without giving an equivalent for it.” -? Henry Ward Beecher

Выбор редакции
27 января, 17:15

Four Sane Ways To Play Dow 20K

Oh boy, the Dow has hit another big number. Nobelist Robert Shiller weighs in in the milestone.

26 января, 14:05

«Большой, жирный, ужасный пузырь»

В среду фондовый рынок США обновил исторические максимумы. Звучит впечатляюще. Сам Дональд Трамп назвал это событие «прекрасным».Однако не все так просто, как может показаться. Давайте вспомним более ранние слова новоизбранного американского президента. Еще в сентябре Трамп назвал фондовый рынок США «большим, жирным, ужасным пузырем», который обрушиться при повышении ставок ФРС. Звучит угрожающе. Давайте рассмотрим некоторые факторы поподробнее. Во что стоит верить? • Ликвидность, которую в последние годы накачивала ФРС. С 2008 года денежная база США взлетела на 400%, превысив $4 трлн. Примечательно, что с момента основания Федрезерва в 1913 году показателю потребовалось 100 лет, чтобы достичь $1 трлн. Большая часть денежных средств направилась не в реальную экономику, а в финансовую систему, подогрев многие «бумажный» активы, включая акции. Сейчас на фоне некоторого улучшения экономики наблюдаются обратные процессы – ФРС взяла курс на сворачивание монетарных стимулов. Как показывает практика, это фактор не в пользу роста фондового рынка. • Мультипликаторы — Соотношение CAPE. Речь идет о показателе P/E индекса S&P 500 с учетом средней прибыли за 10 лет, которое сглаживает эффект циклических колебаний (cyclically adjusted price-to-earnings). Сейчас мультипликатор CAPE близок к 29. Выше было только в 1929 и 1999 годах, после чего рынок США подвергся масштабным распродажам. В целом медианное историческое значение превышено примерно на 80%. С точки зрения CAPE, в ближайшую десятилетку средняя доходность рынка акций США будет весьма умеренной. В этом отношении, Трампу вряд ли светят лавры Рейгана.  -  Индикатор Баффета, или соотношение капитализации индекса широкого рынка Wilshire 5000 и номинального ВВП США. Идея проста – фондовый рынок должен коррелировать с реальной экономикой. Сейчас показатель находится на уровне 1999 года, находясь на 60% выше медианного значения. — P/S S&P 500, то есть соотношение капитализации индекса и совокупной выручки входящих в него компаний. На данный момент показатель находится на рекордных уровнях за всю историю наблюдений с 1965 года, превышая 2. • Доходы корпораций. Играют не в пользу рекордных значений рынка США. С 2012 года прибыли корпораций толком и не росли.   • Не все так просто.  — Рыночные мультипликаторы могут подавать полезные сигналы, однако не указывают на конкретное время для принятия решений. Что касается, общей ситуации на фондовом рынке, то тут расхождения могут длиться годами. Сам создатель индикатора CAPE -  нобелевский лауреат Роберт Шиллер – указывал на этот момент. Согласно CAPE, в 1999 году Nasdaq был наиболее «дорогим» за всю историю. В следующие 12 месяцев технологический индекс удвоился. — Высокие значения мультипликаторов выглядят вполне оправданным в связи низкими процентными ставками. Если инфляционного шока не случиться, то fed funds rate в ближайшие годы будет достаточно невысокой. Читайте также «Что ожидать от ФРС в 2017 году?». — Ожидается улучшение корпоративных прибылей. Согласно оценкам исследовательской организации Fact Set, в 2017 году консолидированный доход компаний S&P 500 может взлететь на 11,4%. Подводя итоги. Определенные настораживающие сигналы сейчас налицо. Однако наличие пузыря на фондовом рынке, который в ближайшее время схлопнется, приведя к масштабному обвалу – вопрос спорный. Отметим, что коррекция на рынке акций США вполне назрела (см. «Среднесрочный прогноз»). Надо понимать, что просадка даст возможность для покупки перспективных активов на низах. Более того, умеренная доходность широкого рынка – это лишь ширма, за которой скрываются отдельные интересные истории с сильными движениями.     БКС Экспресс

25 января, 11:23

Нобелевский лауреат: эффект Трампа — это только иллюзия

Финансовые рынки всегда были подвержены иллюзиям. Однако, явного преимущества в прогнозировании это не дает, так как изменчивость иллюзий затрудняет какое-либо прогнозирование.

24 января, 10:20

Роберт Шиллер: эффект Трампа - это иллюзия

Финансовые рынки всегда были подвержены иллюзиям. Однако, явного преимущества в прогнозировании это не дает, так как изменчивость иллюзий затрудняет какое-либо прогнозирование.

23 января, 17:15

Shiller Warns US Stock Market 'Trump Effect' "Is Based On Illusion"

Authored by Robert Shiller, originally posted op-ed at The Guardian, Speculative markets have always been vulnerable to illusion. But seeing the folly in markets provides no clear advantage in forecasting outcomes, because changes in the force of the illusion are difficult to predict. In the US, two illusions have been important recently in financial markets. One is the carefully nurtured perception that President-elect Donald Trump is a business genius who can apply his deal-making skills to make America great again.   The other is a naturally occurring illusion: the proximity of Dow 20,000. The Dow Jones Industrial Average has been above 19,000 since November, and countless news stories have focused on its flirtation with the 20,000 barrier – which might be crossed by the time this commentary is published. Whatever happens, Dow 20,000 will still have a psychological impact on markets. Trump has never been clear and consistent about what he will do as president. Tax cuts are clearly on his agenda, and the stimulus could lead to higher asset prices. Lower corporate taxes are naturally supposed to lead to higher share prices, while cuts in personal income tax might lead to higher home prices (though possibly offset by other changes in the tax system). But it is not just Trump’s proposed tax changes that plausibly affect market psychology. The US has never had a president like him. Not only is he an actor, like Ronald Reagan; he is also a motivational writer and speaker, a brand name in real estate, and a tough deal maker. If he ever reveals his financial information, or if his family is able to use his influence as president to improve its bottom line, he might even prove to be successful in business. The closest we can come to Trump among former US presidents might be Calvin Coolidge, an extremely pro-business tax cutter. “The chief business of the American people is business,” Coolidge famously declared, while his treasury secretary, Andrew Mellon – one of America’s wealthiest men – advocated tax cuts for the rich, which would “trickle down” in benefits to the less fortunate. The US economy during the Coolidge administration was very successful, but the boom ended badly in 1929, just after Coolidge stepped down, with the stock-market crash and the beginning of the Great Depression. During the 1930s, the 1920s were looked upon wistfully, but also as a time of fakery and cheating. Of course, history is never destiny, and Coolidge is only one observation – hardly a solid basis for a forecast. Moreover, unlike Trump, both Coolidge and Mellon were levelheaded and temperate in their manner. But add to the Trump effect all the attention paid to Dow 20,000, and we have the makings of a powerful illusion. On 10 November 2016, two days after Trump was elected, the Dow Jones average hit a new record high – and has since set 16 more daily records, all trumpeted by news media. That sounds like important news for Trump. In fact, the Dow had already hit nine record highs before the election, when Hillary Clinton was projected to win. In nominal terms, the Dow is up 70% from its peak in January 2000. On 29 November 2016, it was announced that the S&P/CoreLogic/Case-Shiller national home Price index (which I co-founded with my esteemed former colleague Karl E Case, who died last July) reached a record high the previous September. The previous record was set more than 10 years earlier, in July 2006. But these numbers are illusory. The US has a policy of overall inflation. The US Federal Reserve has set an inflation “objective” of 2% in terms of the personal consumption expenditure deflator. This means all prices should tend to go up by about 2% per year, or 22% per decade. The Dow is up only 19% in real (inflation-adjusted) terms since 2000. A 19% increase in 17 years is underwhelming, and the national home price index that Case and I created is still 16% below its 2006 peak in real terms. But hardly anyone focuses on these inflation-corrected numbers. The Fed, like the world’s other central banks, is steadily debasing the currency to create inflation. A Google Ngrams search of books shows that use of the term “inflation-targeting” began growing exponentially in the early 1990s, when the target was typically far below actual inflation. The idea that we actually want moderate positive inflation – “price stability,” not zero inflation – appears to have started to take shape in policy circles around the time of the 1990-91 recession. Lawrence Summers argued that the public has an “irrational” resistance to the declining nominal wages that some would have to suffer in a zero-inflation regime. Many people appear not to understand that inflation is a change in the units of measurement. Unfortunately, though the 2% inflation target is largely a feelgood policy, people tend to draw too much inspiration from it. Irving Fisher called this fixation on nominal price growth the “money illusion” in an eponymous 1928 book. That doesn’t mean that we set new speculative-market records every day. Stock-price movements tend to approximate what economists call “random walks,” with prices reflecting small daily shocks that are about equally likely to be positive or negative. And random walks tend to go through long periods when they are well below their previous peak; the chance of setting a record soon is negligible, given how far prices would have to rise. But once they do reach a new record high, prices are far more likely to set additional records – probably not on consecutive days, but within a short interval. In the US, the combination of Trump and a succession of new asset-price records – call it Trump-squared – has been sustaining the illusion underpinning current market optimism. For those who are not too stressed from having taken extreme positions in the markets, it will be interesting (if not profitable) to observe how the illusion morphs into a new perception – one that implies very different levels for speculative markets.

Выбор редакции
23 января, 01:40

Роберт Шиллер о Президенте Трампе и DJIA

На финансовых рынках США в последнее время приобрели особую важность две иллюзии. Первой является тщательно пропагандируемая идея, будто будущий президент США Дональд Трамп – это гений бизнеса, который может использовать своё мастерство заключения сделок, для того чтобы сделать Америку снова великой. Вторую иллюзию можно увидеть в реальности: биржевой индекс Dow Jones Industrial Average приближается к отметке 20 000 пунктов. Индекс превысил значение 19 000 пунктов ещё в ноябре, и с тех пор появилось бессчётное число публикацией о том, как он флиртует с порогом в 20 000 (и который он уже может преодолеть к моменту публикации этой статьи). Случится это или нет, близость Dow к значению 20 000 будет и дальше оказывать психологическое воздействие на рынки. www.project-syndicate.org/commentary/illusion-driving-asset-prices-upward-by-robert-j--shiller-2017-01/russian

21 января, 00:25

Weekend Reading: Trump - The Best (Or Worst) Of Times

Submitted by Lance Roberts via RealInvestmentAdvice.com, Today is the day. It’s inauguration day for Donald Trump as the 45th President of the United States. For half of you – it is the beginning of an economic resurgence last seen during the Reagan administration. It is the “best of times.” For the other half – it is the beginning of the “dark ages.”  So goes politics. But politics and investing are poor bedfellows. As investors, it is in our best interest that Trump is successful in his plans to “Make America Great Again.” After all, if you have been enjoying the rally that began in November, that lift has come specifically based on expectations of lower taxes, fewer regulations and increased infrastructure spending. But this is also the day “it gets real.” While the markets have lifted on “expectations,” the market will now start to focus on actual “actions.”  Of course, what was talked about during “campaign mode” and what actually comes to fruition are always two very different things. This is not only because proposals and promises will be met by stiff opposition from the opposite side of the aisle, but push-back will come from Trump’s own party as well. Increases in the national debt, the deficit and reforms to health care, taxes, immigration and social welfare programs are not going to be easy negotiations. In many cases, the promises made will never come to fruition, and in others, the end result could be very different than currently envisioned. Then there are simply the headwinds that currently face the economy from demographics to structural issues as well as the age of the current economic cycle. Economics and political policies don’t exist in a vacuum. While Trump has many ideas to promote growth in the economy, the debt, tighter monetary policies, and budget constraints will provide some offsets. While there are many hopes from Wall Street, economists and analysts the current bull market is only in the midst of a long-term run higher, there are many conditions which currently suggest caution; particularly if you are close to retirement. I can only surmise how this eventually turns out. In the meantime, here is what I am reading this weekend. Trump Trump, South China Sea & Potential For War by James Rickards via Daily Reckoning Yellen: We Are Close To Goals & Set To Hike by Akin Oyedele via BI Gundlach: Trump, Fed & Stocks by Bob Bryan via Business Insider Trump FAQ For Davos by Rob Cox via Reuters America’s Growth Depends On The Trump We Get by Alexis Christoforous via Yahoo Hayek Warning For Trump by Cass Sunstein via Bloomberg No, The Dollar Isn’t Too Strong by John Tamny via RCM Trump Vs. The U.S. Dollar by Anthony Mirhaydari via Fiscal Times Will Trump’s Hiring Freeze Test Regulators Independence by Aaron Klein via RCM Trump, Corporatism & Dearth Of Innovation by Edmund Phelps via Project Syndicate Will Trump Be Pro-Monopoly? by Justin Talbot-Zorn via RCM The Coming Corporate Tax Reform by Milton Ezrati via City Journal Economists Are The Barrier To An America That Is Great by Jeffrey Snider via RCM Mapping Trumps 100-Day Executive Action by Clyde Crews via Forbes Markets / Fed Yellen Explains Monetary Policy – Seriously by Tyler Durden via ZeroHedge What Happens To Stocks After Inauguration by Greg Guenthner via Daily Reckoning Illusions Driving Up U.S. Asset Prices by Robert Shiller via Project Syndicate Dimon: Like The Trump Rally, Just Wait by Matthew Belvedere via CNBC Hedge Funds Making Extreme Bets On Trump by Matt Turner via BI Bond Bear Already Looks Shaky by Scott Dorf via Bloomberg Trump Will Volatility Great Again by Doug Kass via Real Clear Markets U.S. Markets: Alarm Bells Are Ringing by Pater Tenebrarum via Acting-Man blog 4-Risks For 2017 by Jeffrey Kleintop via Charles Schwab Here’s How To Play The Trump Presidency by Rachael Levy via BI Why Goldman Is Pessimistic On Stocks In 2017 by Sara Sjolin via MarketWatch How The Trump Rally Stacks Up by William Watts via MarketWatch Interesting Reads Retailing In America: Bricks & Torture by Danielle DiMartino-Booth via Money Strong Davos Thinks It Runs The World by Caroline Baum via MarketWatch 25-34 Year Olds – Now & Then by Linette Lopez via BI Why Is the Pre & Post-Market Trading by Neil Irwin via NYT Student Debt Walloping Mom & Grandma by Abha Bhattarai via Washington Post Presidents Have Less Economic Power Than You Think by Neil Irwin via NYT Deci: Relationship Between Need & Motivation by Shane Parrish via Farnam Street 4-Words You Are Supposed To Hate by Richard Rosso via RIA Student Debt Payback Far Worse Than Believed by Andrea Fuller via WSJ These Are The Top 10 Infrastructure Projects For Trump by Tyler Durden via ZeroHedge 14 Experts Give Their Best Advice by R.J. Weiss, CFP via The Ways To Wealth Why I Sing Cassandra’s Song by John Hussman via Hussman Funds Potential Tailwind For Bonds by Dana Lyons via Tumblr Single Greatest Mistake Investors Make by Jesse Felder via The Felder Report ““In this present crisis, government is not the solution to our problem; government is the problem.” – Ronald Reagan, First Inaugural Address, Jan. 20, 1981

Выбор редакции
20 января, 19:54

Friday assorted links

1. The great (media) unbundling.  And should Disney buy Netflix? 2. Japan’s hi-tech toilets to get standardized symbols. 3. Drive driverless cars for a living (those new service sector jobs). 4. Some Trump budget proposals, including eliminating the NEA and NEH.  And detailed (but still incomplete) analysis of the proposed tax reform, from Treasury. 5. […] The post Friday assorted links appeared first on Marginal REVOLUTION.

20 января, 15:28

Шиллер: фондовые рынки США оказались в плену иллюзий

Многие, видимо, не понимают, что инфляция – это изменение в единицах измерения. К сожалению, хотя стремление к целевой инфляции на уровне 2%, по сути, является политикой поддержания хорошего настроения, люди обычно черпают из нее слишком много вдохновения. Ирвинг Фишер называл эту фиксацию на номинальном росте цен "денежной иллюзией" в одноименной книге 1928 г.

20 января, 12:46

Футуролог Сергей Переслегин: "Либо будущее для всех, либо для немногих избранных"

Евгений Сеньшин провел интересную беседу с футурологом, физиком и фантастом Сергеем Переслегиным для сайта Znak.com. Приведу здесь из нее некоторые фрагменты.— В книге нобелевских лауреатов по экономике Ангуса Дитона, Элвина Э. Рота, Роберта Шиллера, Роберта М. Солоу «Через 100 лет. Ведущие экономисты предсказывают будущее» говорится о росте безработицы в связи с роботизацией производства. Что вы думаете на этот счет?— Они правильно боятся роботизации. Начался интенсивный процесс замены рабочих роботами в Китае. Это означает, что роботы стали лучше, чем дешевый китайский рабочий. Они дешевле, а работают более качественно. Уже сейчас искусственному интеллекту может быть передана значительная часть научной деятельности, вряд ли 100%, но 99% — без проблем. А оставшийся один процент можно объявить никому не нужным, не интересным и так далее.Sony Pictures CIS/РИА НовостиУ нас складывается принципиально страшная ситуация. Для производства, вообще для любой сферы деятельности — будь то управление, образование или медицина — оказываются ненужными 6,9 млрд из 7 млрд всего человечества. Это не просто безработица, это лишение человечества принципиального смысла существования. Да, конечно, можно обманывать людей разными формами волонтерской деятельности, якобы креативной работой, которая, дескать, не под силу роботам. Но это воссоздает абсолютно неприемлемые социальные риски. Мы сталкиваемся с вызовом, к которому в конечном счете сводятся вызовы будущего и о котором много раз говорили: либо будущее для всех, либо для немногих избранных. До сих пор мировая элита видела спасение мировой экономики в идее трансиндустриального перехода, прекрасно сознавая, что на следующем этапе это приведет к колоссальному социальному кризису.— Как он может выглядеть?— Трансиндустриальный переход приводит к широчайшей роботизации не только производства, но также управления, образования и познания. Это приводит к ненужности людей, и это первый громадный риск. Даже не столь важно, будут ли они «выброшены на улицу», или им будут назначены вполне приемлемые пособия, от 500 до 2000 евро на современные деньги. Миллиарды людей, выброшенных из реальной экономической (а стало быть, и из социальной, из политической жизни), — это и есть социальный кризис. Причем, совсем не обязательно, что кризис примет формы массовых волнений или луддизма, он может принять и совершенно другие формы. Мы не можем сейчас сказать, какие именно.Нынешняя элита полагает, что вопрос выхода из кризиса будет проблемой следующего поколения. Как быть? Создать систему тотального контроля? Уже сейчас за счет разного рода систем наблюдения можно установить полный контроль над физическим пространством. Более того, очень скоро за счет жесткой интеграции всего в сеть появится контроль и за поведением. Это система нейронет. И все это стандартно оправдывается борьбой с терроризмом. Надеюсь, не надо напоминать, что гибель Римской республики началась как раз с того, что в целях борьбы с пиратством были упразднены некоторые положения конституции и Помпею были переданы полномочия, превосходящие все разумные пределы.И все же надо понимать: какую бы систему контроля вы ни создали, пусть тот же нейронет или еще что-то, ситуация с 7 миллиардами, которые остались ни с чем, может пошатнуть любую, даже самую устойчивую систему. Это второй значимый риск на сегодня. Кстати, опыты, проведенные в прошлом году, показали, что для нормального развития общества некоторая доля преступности необходима. Понимание этого есть почти у всех философов, раньше или позже дойдет и до власть имущих. Я склонен полагать, что крушение системы слежения и контроля рано или поздно произойдет. Например, с помощью квантовой криптографии, то есть совокупности методов конфиденциальности.— Известный футуролог Митио Каку в своей книге «Физика будущего» пишет: «Сегодня роботы сравнимы по интеллекту с тараканами. В будущем они вырастут и сравняются с мышами, кроликами, собаками и кошками». Сегодняшний искусственный интеллект может слышать и считать лучше человека, но он даже не знает, что это делает. Пока это всего лишь все та же программа, а не интеллект. Митио Каку также пишет: «Машины будут медленно двигаться по этой шкале, и человек успеет подготовиться. Я считаю, что это (возникновение искусственного интеллекта — прим. ред.) произойдет ближе к концу века, так что времени на обсуждение всевозможных вариантов у нас достаточно».— У Севера Гансовского есть рассказ «День гнева», он начинается с цитаты: «Вы читаете на нескольких языках, знакомы с высшей математикой и можете выполнять кое-какие работы. Считаете ли вы, что это делает вас Человеком? Ответ: Да, конечно. А разве люди знают что-нибудь еще?» Я позволю себе задать вопрос: а что такого может делать человек, чего бы сейчас не мог делать искусственный интеллект? Объективно ИИ обыгрывает в шахматы и Го чемпионов мира, объективно он способен управлять сложнейшими системами на производстве, объективно он может управлять процессами познания. Объективно он может точно ставить диагнозы болезни, лучше, чем это делает среднестатистический доктор. Объективно он может учить на уровне, по крайней мере, выше среднего учителя. Это не делается только из-за сильного сопротивления определенных лобби.А теперь я задаю вопрос: а что он не умеет в смысле того, что мы считаем задачами интеллекта? Да, само собой, он не умеет отличать важное от неважного. Он не умеет отличать работающее от неработающего. Он уже способен создавать новое, но не способен создавать иное. Но скажите, а много людей умеет отличать важное от неважного или создавать иное? Боюсь, что немногие. А роботы уже прошли первый критерий интеллектуализации. Вы уже можете вести разговор с искусственным интеллектом, не понимая, что вы говорите не с человеком. Такой опыт уже поставлен.Роботы еще не преодолели критерий Лема, они не способны к созданию иного. Но сколько на это понадобится времени? Раньше считалось, что для создания искусственного интеллекта нужны столетия, а прошло всего несколько десятков лет. Роботы развиваются в мире, созданном людьми в их высоком интеллектуальном поле. А потому эволюция там идет с невероятно высокой скоростью. Уже сейчас искусственный интеллект — это вовсе не уровень развития таракана. Да, идут колоссальные споры, знает ли играющая в шахматы машина о том, что она играет в шахматы. Но рано или поздно искусственный интеллект научится имитировать рефлексию, это уже сейчас не очень сложно. А теперь скажите, как мы будем распознавать, имитирует он или это и вправду его рефлексы?— Думаю, что свойства интеллекта — это способность отклоняться от заданной программы и принимать нестандартные решения, то, что вы назвали иным. А игра в шахматы — это просто подбор вариантов решения задач.— Во-первых, что такое интеллект, никто не знает. Принимать нестандартные решения может очень небольшое число людей. И то не всегда. Как говорит мой учитель Владимир Африканович Никитин, «я был личностью только несколько раз в жизни». Любой человек делает это тоже всего несколько раз в жизни. Во-вторых, Лем еще где-то в 1975 году довольно убедительно доказал, что система искусственного интеллекта способна преодолеть любые рамочные ограничения, поставленные ее программой. Это не означает, что они все их будут преодолевать, но так ведь и не все люди преодолевают свои рамочные ограничения. Поэтому если искусственный интеллект состоит из совокупности программ, то это еще не значит, что он будет им следовать. И в еще меньшей степени значит, что мы будем способны различить, когда он следует программам, а когда нет. Кстати, американцы осенью прошлого года выпустили на экраны небольшой сериал «Мир Дикого Запада», где они подробно анализируют эту проблему.Наконец, самое существенное: сегодня любая машина связана с большим количеством других машин. Это означает, что в системе принципиально возможны программные мутации. То есть: вы запустили программу, она прошла через 10 тысяч компьютеров, с чем-то там взаимодействовала, где-то при передаче 0 поменялся на 1, и на выходе получаем уже измененную программу. Это говорит о том, что мы не знаем, как работает программа, программные мутации лишают нас такой возможности. Итак, машина, созданная человеком, попадает в ту же самую ситуацию, в которую когда-то попал человек. Надо хорошо понимать, что, создавая роботов, мы пытаемся продемонстрировать «небесному отцу», что мы выросли и уже тоже можем сотворить по образу и подобию своему что-то, обладающее разумом и свободой воли. Это комплекс творца. В этом смысле мы будем идти по пути не имитации жизни, а ее создания.— И все же есть ли у вас ответ, как в будущем преодолеть противоречие между роботизацией и занятостью? Или крайнее социальное неравенство станет неизбежным?— Если бы это было социальное неравенство, я бы отнесся к этому с удивительным спокойствием, неравенство меня не беспокоит. Я боюсь социального равенства практически всего населения Земли перед отсутствием цели, смысла и содержания жизни. Как раз проблема равенства приведет к деградации человечества, в том числе и к демографической. И что делать с этой проблемой, я не знаю. Ни у кого пока нет явного решения, что делать с проблемой «лишних людей» в глобальном смысле. Кризис этого типа был описан давно и многократно, а вот его решения нет.— Может, решение в провоцировании экологических, природных катастроф, эпидемий, войн?— Я даже как-то выступил с докладом «Глобальная катастрофа как оптимальное решение». Так что есть и такой риск. Но можно ведь и перестараться.— А как же трансгуманистические проекты? Мы уже видели бионическую руку. Можно ли будет говорить о равенстве, причем негативном, когда появится киборг со сверхспособностями?— Трансгуманизм — это то, что делается от полной безнадежности. Это откровенная попытка сказать, что homo sapiens уже никуда не годен, он уже абсолютно проиграл соревнование с собственными творениями и наша последняя надежда — на homo super, на сверхчеловека. Киборгизация, искусственное управление геномом и так далее. Дальше возникает ситуация, при которой проходит граница между верующими и неверующими. Для человека верующего человек создан Господом, а значит, создан им правильно, и попытки создать сверхлюдей в результате дадут худшего человека, отклонившегося от «божьего стандарта». Для других, верующих и неверующих, развитие человечества происходит через стохастический выбор эволюционных моделей. Они, разумеется, считают, что своим разумом несомненно создадут то, что будет лучше, чем они сами и их предки. Обе стороны онтологически уверены в своей правоте.Но, к сожалению, обе стороны должны учитывать одну чрезвычайно простую вещь. Наш вид homo sapiens чрезвычайно эгоистический, он настаивает на своей монополии на разум. В прошлом были и другие варианты развития человечества: синантропы, неандертальцы и так далее, но почему-то остался только один вид — наш, все остальные были уничтожены. Сверхлюди, если они появятся, будут рассматриваться как альтернативный вид. На самом деле не так уж важно, мы их будем считать не-людьми или они нас, но то, что создание сверхчеловека приведет к колоссальной видовой борьбе, очевидно. Это будет такая война, что термоядерные войны между США и СССР из книжек фантастов 1950-60-х годов будут восприниматься как детский утренник.— Вероятно, поскольку все изменения будут происходить медленно по сравнению со средней человеческой жизнью, большинство и не заметит этих изменений. Но думающие и деятельные люди хотят знать о будущем уже сейчас и готовиться к нему, чтобы не стать теми самыми «лишними людьми». Что бы вы им посоветовали?— Во-первых, вы ничего не сделаете с этой ситуацией на индивидуальном уровне. Все, кто утверждают, что будущее не для всех, про себя думают, что они незаменимы, предприимчивы и интеллектуальны. Нет, уж извините, но складывающаяся ситуация грозит всем. Россия, Европа, Китай, Индия не видят здесь никакой проблемы и не предпринимают мер к ее решению. США видят проблему, предпринимают меры, но, с моей точки зрения, их меры недостаточны. Что будут делать США? Первое — это, конечно, космос. Он недостаточен для того, чтобы занять миллионы людей, но достаточен, чтобы изменить взгляд на Землю. Перейти от геополитики, геоэкономики и геокультуры к астрополитике, астроэкономике и астрокультуре. То есть сделать мир принципиально незамкнутым и тем самым занять важнейшие позиции, которые пока никем не заняты.— Но нужен ли космос человечеству на самом деле? Что дают изображения далеких галактик, кроме эстетического удовольствия?— Космос — эта политика, Америка сделала из него политическую необходимость. Даже если вы переходите к астрополитике, все равно на очень долгое время остаетесь привязанными к Земле. Можно построить колонии на Луне или на Марсе, но это будут колонии всего лишь из сотен людей. По сравнению с миллиардами землян это не будет иметь большого значения. Но понимание того, что Земля перестает быть целым, а становится лишь частью, очень сильно меняет картину мира. Америка это делает в силу необходимости онтологического изменения людей, она меняет мифологию и идеологию своей части человечества.Проблема вот в чем. Любая культура, которая живет в линейном времени, а мы живем именно в нем, либо развивается и переходит границы, либо перестает развиваться и переходит в цикличность. Даже в этом смысле нам необходим космос. А если говорить о прикладном смысле освоения космоса, то, например, геология не может быть нормальной наукой, пока у нас нет сравнения с другими планетами. Мы работаем с уникальным объектом, но не можем на основании него делать какие-то выводы. База всей геологической науки — тектоника плит. Вопрос: а на других планетах тоже есть тектоника плит или это особенность Земли? Поэтому космос важен для нас как единственная возможность планетной рефлексии.— Хорошо, вернемся к тому, как Америка будет справляться с кризисом «лишних людей».— Сейчас американцы будут организовывать кризис и у себя, и в мире. В рамках этого кризиса они, может быть, смогут создать ситуацию, при которой использование роботов в огромных масштабах по разным причинам будет крайне затруднено. Возможно, это и станет решением. Но самое страшное даже не это. Сейчас у нас возникает коллапс новых идей будущего. Мы живем в не очень большом числе идей. Это конструкция галактической империи, азимовская конструкция конца 1940-х — начала 50-х. Это конструкция ноосферного коммунизма Вернадского, Леруа, де Шардена, а уже в позднее время Ефремова, Стругацких и другой советской фантастики 1960-70 годов. Это концепция устойчивого развития, полуэкологический «зеленый» бред о безуглеродных городах, который формировался в 1990-е. И концепция технологической сингулярности Вернора Виджа. Собственно, вот все базовые конструкции будущего. Ни одна из этих конструкций с проблемой справиться не может. Кстати, для гуманитариев масса работы: какие еще концепции могут быть?— Вы очень много размышляете и пишете на тему образования в России. Какое образование получать, какими знаниями и умениями овладевать? К каким профессиям готовить детей?— Дам два ответа — конкретный и философский. К каким профессиям готовить детей? Инженерия во всех ее формах, начиная от просто инженерии, технической, и заканчивая генной, информационной и, что очень важно, геологической, то есть инженерии Земли, это управление ландшафтами и пространствами. Одним словом, инженерия — способ решать задачи в разных областях, это будет востребовано в мире будущего. Теперь философский ответ. Александр Алехин как-то сказал о шахматисте Ароне Нимцовиче, что у того есть масса партий, проигранных по дебюту, потому что он, вероятно, придает дебютам слишком большое значение. Я имею в виду, что, когда человек взрослеет и учится, на самом деле абсолютно неважно, чем именно он занимается. Наше единственное конкурентное преимущество перед роботами: в огромном информационном потоке мы можем выделять ключевое, отделять важное от неважного. Плюс мы действительно способны думать за рамками утилитарности, решать задачи, которых еще нет. Чтобы научиться и тому, и другому, нужно просто уметь думать. А в какой форме — через физику, математику, философию, инженерию, теологию и так далее — на самом деле не так уж важно...Читать полностью здесьВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

07 октября 2015, 11:41

Фондовый рынок теряет триллионы: кризис уже близко

Мировой фондовый рынок потерял в III квартале 2015 г. $11 трлн. Падение во всех крупных мировых экономиках сильно ударило по "бумажному богатству", и это был худший квартал для фондового рынка с 2011 г.

03 сентября 2015, 17:12

Роберт Шиллер: «справедливая» стоимость S&P 500 составляет 1300 пунктов

«Сейчас очень опасное время», - отметил в интервью CNBC нобелевский лауреат Роберт Шиллер. – «Типичное соотношение P/E (прим. ProFinance.ru: цена акции/доход на акцию), на которое обычно смотрит большинство инвесторов, на самом деле вводит в заблуждение. В то же время соотношение CAPE (Cyclically Adjusted Price-Earnings, разработанное господином Шиллером) указывает на «спра… читать далее…

23 октября 2013, 21:27

Пузыри на рынкax недвижимости?

Не могу уже вспомнить, когда мне тут объясняли, почему не надо было ждать роста цен на недвижимость в Германии...Как бы то ни было, Бундесбанк уже разглядел возможные пузыри на рынке недвижимости в крупных городах страны :). Логика прежних рассуждений о недвижимости в Германии была простой. Валюта в Германии казалась недооцененной из-за большущего профицита по счету текущих операций, поэтому цены должны были расти.  Процентные ставки ЕЦБ были слишком низкими для Германии, что обязано было стимулировать рост цен на недвижимость. Понимающие это инвесторы должны были ускорить рост цен... Сегодня трудно найти читающего человека, который еще не слышал о свежеиспеченном лауреате Нобелевской премии Роберте Шиллере. Многие сразу же нарисуют его знаменитую картинку американского пузыря на рынке жилья. Но еще больше вокруг уверенных в том, что они видят пузырь на рынке недвижимости, будь то в Австралии, Канаде, Великобритании, Китае, России...Нельзя за такое осуждать. Раз уж жилье доминирует наше и их богатство, то очень хочется знать, пора ли купить квартирку или же лучше вовремя соскочить с обреченного поезда. Вдобавок к мыслям о Москве, Лондоне, Париже, Берлине, Таллине, Риге, Юрмале и Малаге, не лишне еще раз вспомнить о Гонконге. Ведь это Гонконг был правильной подсказкой к пониманию кризиса в Латвии и еврозоне. На рисунке из мартовского доклада цб Гонконга о финансовой стабильности показаны цены на жилье. Виден пузырь 1997 года, падение цен к 2004 году, в течение 6 лет, как заказывали Рейнхарт и Рогофф, и последующий волшебный взлет к сегодняшнему счастью (или горю?).  После лопнувшего пузыря в 1997 году правители Гонконга уже прекрасно понимали, чем рискуют, как понимают сейчас специалисты Бундесбанка, насмотревшись на страдания Ирландии и Испании.  Поэтому они внимательно следили за ростом цен на недвижимость и изо всех сил старались защитить экономику от будущих потрясений. О перспективах Гонконга в период "необычной" политики ФРС давно уже записывал здесь и здесь.  Там же сохранил параграф Позена о трудностях определения пузырей, не говоря уже об их предотвращении оружием денежно-кредитной политики. Со времени тех записей, несмотря на 6 раундов (!) затягивания гаек в Гонконге и настойчивые публичные предупреждения цб, цены на жилье продолжали расти...Уже много лет не стихают споры о пузыре на рынке недвижимости Гонконга.

22 октября 2013, 20:18

Олег Григорьев о лауреатах премии им. Нобеля

Колонка опубликована в журнале "Профиль" от 20 октября 2013 года (N833) Присуждение Нобелевской премии 2013 года по экономике еще раз подтвердило, что современная экономическая теория — это не наука и с научными критериями подходить к ней глупо В этом году решение о присуждении Нобелевской премии в области экономики выглядело донельзя скандальным. Два из трех лауреатов — Юджин Фама и Роберт Шиллер — не только радикально расходятся в своих концепциях по одному и тому же вопросу, но еще и крайне неодобрительно отзываются друг о друге. Кстати, последнюю из известных мне колкостей в адрес своего оппонента Шиллер опубликовал совсем недавно, в конце июля этого года. Ситуация, конечно, абсурдная. Один (Фама) говорит, что финансовых пузырей нет и быть не может, потому что никто не знает, что это такое. Другой (Шиллер) утверждает, что пузыри возможны и он знает, что они собой представляют. Он же предсказал кризис 2007—2008 годов. Фама же уверяет, что такого рода предсказания ничего не стоят, поскольку раз в сто лет и палка стреляет, и если постоянно одно событие предсказывать, то рано или поздно повезет. Третий лауреат, Ларс Хансен, теорией не занимается и своей концепции не имеет. Он разрабатывает методы количественного анализа явлений финансового рынка. И полученные им результаты опровергают теоретические построения обоих его коллег. Впрочем, чтобы опровергнуть разработанную Фамой концепцию эффективных рынков, никаких сложных расчетов и не требуется. События 2007—2008 годов наглядно показали ее ценность. Любопытно, что Фама был одним из претендентов на Нобелевскую премию еще в 2009 году, но тогда ему ее постеснялись дать. Как будто с тех пор что-то изменилось! Один из наших отечественных либералов, защищая решение Нобелевского комитета, заявил, что «на самом деле в гипотезе эффективных рынков нет ничего такого, что можно опровергнуть эмпирически». Ну да, и в гипотезе всемирного заговора тоже нет ничего такого, что можно опровергнуть эмпирически. Невозможность эмпирического опровержения — это, согласно общепринятому критерию Карла Поппера, как раз явный признак ненаучности теории. Любой человек, претендующий на то, чтобы называться ученым, кто бы он ни был, должен это понимать. Но ни тем, кто вручает премию, ни нашим либералам Поппер не указ, хоть именно он и разработал любезную сердцу и тех, и других концепцию открытого общества. Так какую мысль хотели донести до нас таким экстравагантным способом? Еще раз подтвердилось то, о чем многие догадывались, но не решались говорить вслух. То, что называется современной экономической теорией, — это вовсе не наука, и с научными критериями подходить к ней глупо. Это религия, организованная как бюрократическая структура. В таких структурах вознаграждается не реальный результат, а правильное поведение. Что сегодня является правильным и одобряемым поведением? Прежде всего это доходящая до абсурда верность букве и духу первоисточников религии. Это качество в полной мере присуще Юджину Фаме. Он из трех лауреатов самый титулованный, обладатель множества других премий. Его теория эффективных рынков — это теория о божественной сущности финансовых рынков, то есть теория ни о чем. Другой нобелевский лауреат, Пол Кругман, в свое время иронизировал по этому поводу, что рынки правильно оценивают, что пол-литра кетчупа должны стоить ровно в два раза дешевле одного литра, но ничего не могут сказать о том, почему и литр, и пол-литра стоят столько, сколько они стоят. Присуждение премии Роберту Шиллеру сигнализирует, что в рамках религиозной доктрины допустима некоторая доза безобидной и не сильно противоречащей догматам ереси. После кризиса такой допустимой ересью были признаны исследования в области так называемой поведенческой экономики. Здесь идея заключается в том, что сам рынок устроен идеально, но сомнению подвергается способность простых людей правильно пользоваться ниспосланным им инструментом. В тех сложных условиях, в которые попала ортодоксальная экономическая наука, когда противоречия между ее утверждениями и реальным положением дел бросаются в глаза всем, хорошим поведением считается «просто возделывать свой сад» и стараться не задумываться о высоких материях. Упорный труд есть лучшее средство справиться с обуревающими человека сомнениями. Этот образец поведения демонстрирует Ларс Хансен — и поделом награда. В общем, последнее решение о присуждении Нобелевской премии по экономике показало, что она не имеет никакого отношения к поиску истины, а есть лишь способ контроля и управления научным сообществом. http://www.profile.ru/article/ekonomika-kak-religiya-77602. От ред. so-l.ru - в смысле религиозности науки показательны слова самого Шиллера в которых он это прямо и признает, см. интервью: